79631

ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ И ОПЫТ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ БОРЬБЫ С УКЛОНЕНИЯМИ ОТ ОТБЫВАНИЯ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ В ЗАРУБЕЖНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Научная статья

Мировая экономика и международное право

В зависимости от типичных правовых систем мира сначала будет предпринята попытка рассмотреть наиболее показательный зарубежный опыт кратковременного пребывания осужденного к лишению свободы за пределами исправительного учреждения и отсрочки отбывания наказания либо исполнения приговора суда...

Русский

2015-02-13

131.5 KB

1 чел.

ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА И КРИМИНОЛОГИИ

© 2002 г. П.В. Тепляшин

ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ И ОПЫТ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ БОРЬБЫ С УКЛОНЕНИЯМИ

ОТ ОТБЫВАНИЯ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ В ЗАРУБЕЖНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Понять приоритеты, тенденции и перспективы развития национального опыта уголовно-правовой борьбы с преступлением, предусмотренным ст. 314 УК РФ, можно только в соотношении с иными моделями уголовного запрета на данное общественно опасное деяние. В этом смысле сравнительное право представляет собой важнейший инструмент такого изучения, 1 является, по справедливому замечанию Марка Анселя, «одновременно местом исследования, опытным полем и неисчерпаемым источником, из которого можно извлечь материалы, могущие послужить основой для создания права завтрашнего дня».2

В зависимости от типичных правовых систем мира сначала будет предпринята попытка рассмотреть наиболее показательный зарубежный опыт кратковременного пребывания осужденного к лишению свободы за пределами исправительного учреждения и отсрочки отбывания наказания либо исполнения приговора суда, а затем практику уголовно-правовой борьбы с нарушениями осуществления данных мер.

Предоставление осужденным возможности кратковременного пребывания вне исправительного учреждения является одним из направлений либерализации исполнения наказания в виде лишения свободы во многих зарубежных странах. Данный институт соответствует международным стандартам и правилам обращения с осужденными. Так, в п. «в» § 65 Приложения к Рекомендации № R (87)3 Комитета министров государствам-членам относительно Европейских Пенитенциарных Правил прямо указано на необходимость поддерживать и укреплять осужденными лицами связи с родственниками и общественностью.3 Часть 2 Пояснительной записки к Европейским Пенитенциарным Правилам объясняет, что в достижении целей исправительного воздействия важную роль играют контакты с внешним миром, посредством которых достигается укрепление связей с семьей, они облегчают социальную реинтеграцию заключенных и способствуют созданию атмосферы гуманности в местах лишения свободы.4 В ряде специальных международных стандартов, изложенных в Основных принципах обращения с заключенными (приняты Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1990 года), докладах Международной ассоциации помощи заключенным и некоторых других, определено, что выезды (увольнения, временные выходы) применяются с учетом современных прогрессивных идей исправления осужденных, политических, социально-экономических и культурных условий каждой страны, а также целей и задач системы ее уголовного правосудия.5

В германской пенитенциарии институт выездов за пределы места лишения свободы впервые введен в форме отпуска вступившим в силу с 1 января 1977 года Законом от 16 марта 1976 года «Об исполнении наказаний в виде лишения свободы и мерах безопасности, связанных с изоляцией от общества».6 Таким образом, уголовно-исполнительной системе Германии известно несколько категорий выездов за пределы места лишения свободы:

1) регулярный отпуск, предоставляемый продолжительностью до 21 дня ежегодно, если не существует опасности, что осужденный, оказавшись за пределами учреждения, уклонится от дальнейшего отбывания наказания либо злоупотребит отпуском для совершения каких-либо правонарушений. В соответствии с правилом, закрепленным в абзаце 2-а § 4 Закона, выезду не подлежат те осужденные, которые содержаться в условиях изоляции и которым до окончания срока наказания осталось более 18 месяцев;

2) особый отпуск для подготовки к освобождению (предварительного решения вопросов трудового и бытового устройства) сроком до одной недели в месяц, когда до окончания срока отбывания наказания остается девять и менее месяцев (§ 15 Закона);

3) отпуск до шести дней ежемесячно, предоставляемый осужденным, пользующихся правом свободного передвижения;

4) сроком до семи дней выезды осужденных, связанные с заболеванием, угрожающим жизни или смерти одного из членов семьи, обеспечением личных, деловых или юридических обстоятельств, особым образом затрагивающих частную жизнь осужденного либо имеющие важное значение для последующей его ресоциализации, а также для обеспечения проведения заседаний суда.7

Институт выездов лиц, лишенных свободы, во Франции закреплен в 1975 году. Более детально он регламентируется новым Уголовным кодексом Франции 1992 года при исполнении наказания в условиях полусвободы (ст. ст. 132-25 – 132-26 УК). Выезды разрешаются лицам, отбывающим наказание в виде лишения свободы на полусвободном режиме, имеющим хорошее поведение независимо от срока отбывания наказания и обстоятельств, по которым возможен отпуск, но при условии, что весь срок наказания не превышает более одного года.8

Поиск наиболее эффективных путей исправления осужденных привели к принятию положений, разрешающих выезды за пределы мест заключения в пенитенциарных законодательствах и ряда других зарубежных государств. Так, в Швейцарии на основании ст. 32 Акта об исправительных учреждениях 1974 года осужденным позволяется на продолжительное время оставлять тюремное заведение, если при этом отсутствует значительный риск злоупотребления доверием. Такие выезды предоставляются в тюрьмах закрытого типа 2 раза в месяц на 58 часов и в тюрьмах открытого типа с вечера пятницы на 54 часа в качестве меры поощрения, а также в связи со смертью или болезнью близкого родственника, заболеванием самого осужденного, женитьбой, учебой, крещением детей, в целях поиска жилья и трудоустройством. Показательно, что выезды предоставляются не только лицам, впервые отбывающим лишение свободы, но и рецидивистам после отбытия ими не менее половины срока наказания, и даже, в некоторых случаях, осужденным к пожизненному лишению свободы уже через шесть-восемь лет их пребывания в исправительном учреждении. При этом следует отметить, что доля невозвратившихся из отпуска колеблется в пределах 5 % от доли всех осужденных, пользующихся выездами.9

Практика предоставления выездов за пределы места лишения свободы лицам, отбывающим данный вид наказания, широко используется и в Венгрии. В частности, в 1996 году в этой стране осужденным было предоставлено 20906 выездов и только 2,3 % не явилось обратно в исправительное учреждение. Интересно, что численность тюремного населения, которому предоставлялись данные выезды, в том же году составляла 12763 осужденных. Конечно, не каждый осужденный к лишению свободы смог воспользоваться таким правом, но все-таки соотношение числа предоставляемых выездов к численности осужденных достаточно высоко и составляет 1,63.10

В Финляндии выезд может быть предоставлен практически из всех видов исправительных учреждений, где они, так же как и в Германии, подразделяются на тюрьмы закрытого и открытого типов и трудовые колонии. Принятый в 1889 году и поныне действующий (с изменениями и дополнениями) Закон об исполнении наказаний предусматривает два вида выездов, продолжительность которых не должна превышать шести дней, без сопровождения конвоира (существуют также выезды и с сопровождением (конвоем):

1) отпуск на основании продолжительности наказания для поддержания социального и психического здоровья осужденного;

2) выезд по специальной причине, в связи с заболеванием или смертью близкого родственника, родами жены, потребностью решить жилищный вопрос или вопрос, связанный с трудоустройством.11

Пенитенциарная организация исправления преступников США характеризуется отсутствием обстоятельных законов об исполнении наказаний в отдельных штатах и существованием автономных пенитенциарных систем, между которыми больше различий, чем сходства. Поэтому можно выделить лишь общие цели, в связи с которыми предоставляется возможность отпусков (выходов) из места отбывания наказания с изоляцией от общества. Они следующие:

  •  встреча с предлагаемым работодателем;
  •  увольнения на выходные дни в качестве меры поощрения;
  •  получение медицинской помощи, которую нельзя получить иным путем;
  •  установление или восстановление родственных или общественных связей;
  •  посещение умирающих родственников и присутствие на похоронах родственников;
  •  выходы в связи с исключительными обстоятельствами (например, стихийное бедствие);
  •  участие в образовательной, социальной, гражданской или религиозной деятельности, которая обеспечит адаптацию после освобождения;
  •  иные причины, согласующиеся с личными интересами осужденного и общественными установками.12

Практически любая система зарубежного законодательства в своем арсенале уголовно-правовых мер борьбы с преступностью содержит институт отсрочки отбывания наказания (приговора суда) в силу беременности осужденной женщины (наличия у нее детей определенного возраста) и по иным мотивам. Указанный институт в своей основе закрепляет положения универсальных международных актов, таких, например, как Всеобщая декларация прав и свобод человека (1948 г.), Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (1957 и 1977 гг.), Стандартные минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила, 1990 г.).

Новый уголовный закон Белоруссии в ст. 93 закрепляет право судов отсрочить отбывание наказания осужденным к лишению свободы беременным женщинам и женщинам, которые забеременели или родили ребенка во время отбывания наказания, кроме осужденных к лишению свободы на срок более пяти лет за  тяжкое  или  особо  тяжкое  преступление, в пределах срока, на который действующим законодательством женщина может быть освобождена от работы в связи с беременностью, родами и до достижения ребенком трехлетнего возраста. Кроме того, отсрочка исполнения наказания может быть применена и в отношении лица, впервые осуждаемому к лишению свободы, на срок от одного года до двух лет, если суд придет к убеждению, что цели уголовной ответственности могут быть достигнуты без отбывания назначенного наказания (ст. 77 УК Белоруссии).

Практически тождественную норму об отсрочке отбывания наказания, в том числе и лишения свободы, беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, содержат уголовные кодексы Республик Азербайджан (ст. 79), Грузии (ст. 75), Таджикистан (ст. 78), Туркменистан (ст. 78). Однако, срок такой отсрочки женщинам, имеющим детей, в некоторых из указанных стран несколько выше и длится до достижения ребенком пятилетнего возраста (Грузия), восьмилетнего возраста (Азербайджан, Туркменистан), в Таджикистане он равен трем годам.

В уголовном законодательстве Германии институт отсрочки раскрывается в рамках условной отсрочки назначения наказания и условной отсрочки исполнения наказания в виде лишения свободы. Первая мера применяется только по Закону о судах по делам несовершеннолетних от 4 августа 1953 года в редакции от 1 декабря 1990 года (§ 27-29) в случае, если суд, исчерпав все доказательственные возможности, не может с уверенностью полагать, что в преступном деянии несовершеннолетнего проявились его вредные склонности, требующие лишить его свободы. Вторая мера известна и Закону о судах по делам несовершеннолетних (§ 21-26, 38, 58, 93) и Уголовному кодексу ФРГ (§ 56-58, 67g). Так, § 56 Уголовного закона регламентирует, что суд при осуждении к наказанию в виде лишения свободы лица не более чем на один год (при особых обстоятельствах не более чем на два года) может постановить об условной отсрочке наказания, если можно ожидать, что осужденный учтет приговор и в будущем больше не совершит преступных деяний.13 Однако, прямое указание на условность такой отсрочки, ее порядок и условия отбывания, наличие испытательного срока свидетельствуют о том, что эта мера скорее представляет собой институт условного освобождения от наказания.

Институт отсрочки закреплен в Уголовном законодательстве Франции в двух ее основных видах: отсрочки исполнения наказания и отсрочки назначения наказания. В свою очередь, первый вид отсрочки проявляется в трех формах:

1) простая отсрочка исполнения наказания может быть предоставлена физическому лицу14, если это лицо в течении предшествующих пяти лет не было судимо (ст. ст. 132-29 – 132-39 УК Франции);

2) отсрочка исполнения наказания с помещением в режим испытания (ст. ст. 132-40 – 132-53 УК Франции);

3) отсрочка исполнения наказания с возложением на осужденного обязанности выполнять труд в общественных интересах (ст. ст. 132-54 – 132-57 УК Франции).

В случае, когда «ресоциализация виновного [находится] на пути к достижению, причиненный ущерб возмещается и нарушения, вызванные совершением преступного деяния, в скором времени прекратятся»15 может быть применена отсрочка назначения наказания (ст. 132-60 УК Франции), которая подразделяется на следующие формы:

1) отсрочка назначения наказания с помещением осужденного в режим испытания;

2) отсрочка назначения наказания с предписанием.

Отмечу, что по истечении срока отсрочки назначения наказания суд может не только освободить виновное лицо от отбывания наказания либо назначить наказание, предусмотренное законом или постановлением за совершенное ранее преступное деяние, но и вновь отсрочить назначение наказания.16

Законодательство Швейцарии также предусматривает отсрочку приговора по исполнению наказания (в том числе и лишения свободы) или меры уголовно-правового характера (помещение в подходящую семью, особое наблюдение и другие): а) на срок не более чем 18 месяцев взрослым преступникам, когда предыдущая жизнь и поведение осужденного дают основание ожидать, что в будущем он не будет совершать преступления или проступки и когда он по решению суда или по соглашению сторон возмещает установленный вред (ст. 41 УК Швейцарии); а) несовершеннолетним осужденным, если с уверенностью нельзя сказать, требуется ли в отношении подростка применение одной из предусмотренных мер или наказания (ст. ст. 96, 97 УК Швейцарии).17

Отсрочка наказания имеет место и в Англии. Так, Закон о полномочиях уголовных судов 1973 года регламентирует условную отсрочку исполнения наказания (или отложенный приговор), в соответствии с которой при осуждении лица к тюремному заключению на срок от одного года до двух лет суд вправе отсрочить исполнение наказания под условием хорошего поведения и несовершения нового преступления в течение определенного срока.18

Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте и состоянии, требующем за ними соответствующего ухода, в США не имеет четкого закрепления, однако на практике такая мера используется и поддерживается.19

В Китае беременная женщина или женщина с ребенком в возрасте до одного года начинает отбывать тюремное заключение только после того, как ее ребенку исполнится один год.20

Исследователями теории и практики отсрочки лишения свободы в зарубежном уголовном праве отмечается, что постепенно сложились две основные системы отсрочки, различные с точки зрения юридической техники:

  •  характерная для англо-американского правового пространства пробация (англ. probation);
  •  бельгийско-французская «сурси» (фр. sursis).

Существенное отличие между ними состоит в том, что «пробация предполагает отсрочку назначения лишения свободы, тогда как «сурси» заключается в том, что лишение свободы назначается, однако его исполнение откладывается на неопределенный срок».21 В настоящее время пробация осталась ограниченной лишь системой англо-американского права, «сурси» распространилась на большинство стран с континентальной системой права.

Таким образом, краткий анализ современного состояния институтов выездов из мест лишения свободы и отсрочки отбывания наказания (приговора суда) в зарубежных странах показывает, что они характерны как для островной, так и для континентальной систем права,  вытекают из международных стандартов и новых возможностей позитивного и целесообразного воздействия на преступников, согласованы с интересами общества и преследует цель – гуманного отношения к осужденным лицам и возвращение в общество полноценной личности.

Приступая к анализу уголовной ответственности за уклонение от отбывания лишения свободы представляется верным в первую очередь обратится к краткому анализу Модельного Уголовного кодекса и опыту некоторых стран бывшего Союза ССР.

Модельный Уголовный кодекс представляет собой рекомендательный законодательный акт для Содружества Независимых Государств. Данный документ принят на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ 17 февраля 1996 года и официально является основой для формирования уголовного законодательства стран-участников СНГ (Россия, Белоруссия, Украина, Казахстан). Это обстоятельство обуславливает необходимость рассмотрения ст. 340 «Уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы», которая находится в Главе 34 «Преступления против правосудия» Модельного Уголовного кодекса.  Содержание диспозиции этой нормы следующее: «Уклонение лица, осужденного к лишению свободы, которому разрешен краткосрочный выезд за пределы мест лишения свободы либо предоставлена отсрочка исполнения приговора, от отбывания наказания после окончания срока выезда или отсрочки – преступление небольшой тяжести».22

При  всей стройности построения этой нормы необходимо отметить некоторые недостатки ее формулировки. Так, в диспозиции фигурирует указание на «отсрочку исполнения приговора». Вместе с тем, не совсем ясно содержание данного определения. А именно, по смыслу ст. 80 Модельного Уголовного кодекса «Освобождение от отбывания наказания беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет»23 и ст. 460 Модельного Уголовно-процессуального кодекса «Отсрочка исполнения судебного решения»24 именно эти статьи регламентируют различные виды отсрочки. Однако терминологически они не совпадают с отсрочкой, которая записана в ст. 340 Модельного Уголовного кодекса. В этом плане стоит с удовлетворением отметить отсутствие такого положения в российском законодательстве.

Подписанный Президентом страны 16 июля 1997 года и вступивший в действие с 1 января 1998 года Уголовный кодекс Республики Казахстан содержит ст. 359 «Уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы». Данная статья находится в Главе 15 «Преступления против правосудия и порядка исполнения наказаний».

Диспозиция нормы имеет следующую редакцию: «Невозвращение в исправительное учреждение осужденного, которому разрешен краткосрочный выезд за пределы места лишения свободы по истечении срока выезда, а равно осужденного, пользующегося правом передвижения без конвоя либо находящегося под надзором, совершенное с целью уклонения от дальнейшего отбывания наказания в виде лишения свободы».25

Анализ диспозиции нормы позволяет выделить ряд особенностей в ее формулировке и содержании, которые не могут быть восприняты однозначно. Так, достаточно спорным представляется указание на невозвращение в исправительное учреждение категории лиц, пользующихся правом передвижения без конвоя как на форму преступного уклонения от отбывания лишения свободы. Во-первых, у обозначенных в диспозиции нормы лиц различна правовая природа и существо оснований нахождения вне границ исправительного учреждения. Исключительность оснований у лиц, которым разрешен краткосрочный выезд за пределы места лишения свободы, отсутствует у осужденных, пользующихся правом передвижения без конвоя. И, во-вторых, эти осужденные не имеют той степени свободы в сравнении с лицами, которым разрешен краткосрочный выезд. Статус рассматриваемых лиц, в связи с этим, принципиально различен, что, как мне представляется, не позволяет их объединить в субъект уклонения от отбывания лишения свободы. Думаю верным действия осужденных лиц, пользующихся правом передвижения без конвоя, квалифицировать как побег из места лишения свободы.

В качестве лиц, находящихся под надзором, в диспозиции рассматриваемой уголовно-правовой нормы понимаются осужденные женщины, которым предоставляется отсрочка отбывания наказания и над которыми устанавливается контроль в форме испытательного надзора. Так, ч. 1 ст. 72 УК Республики Казахстан регламентирует, что осужденным беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, кроме осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, суд может отсрочить отбывание наказания соответственно на срок до одного года или до достижения ребенком восьмилетнего возраста.26

В комментарии к данной статье указывается, что уклонение, относясь к категории длящихся преступлений, может выражаться не только в невозвращении, но и в несвоевременном возвращении осужденного в место, где отбывал виновный наказание в виде лишения свободы.27 С субъективной стороны рассматриваемое посягательство характеризуется прямым умыслом и специальной целью – желание уклониться от отбывания наказания.28

Вместе с тем, в специальной литературе указывается на ряд проблем привлечения к уголовной ответственности осужденных женщин, уклоняющихся от дальнейшего отбывания наказания. В частности, М.Р. Гета отмечает, что в законодательстве Республики Казахстан отсутствует специальные правоограничения, адресованные беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, в период испытательного надзора. Например, отсутствует запрет осужденной женщине оставлять место жительства в период отсрочки отбывания наказания. Это обстоятельство в значительной степени «размывает» грань между наказуемым уклонением от отбывания лишения свободы и административным нарушением режима такой пробации.29

Положительным моментом формулировки ст. 359 Казахского Уголовного кодекса стоит отметить указание на цель уклонения от отбывания лишения свободы. Такое замечание позволит, на наш взгляд, исключить ряд проблем, связанных с установлением субъективной стороны состава преступления.

Уголовное законодательство Белоруссии также предусматривает  ответственность за рассматриваемое преступление. Так, Уголовный кодекс Республики 1999 года в Главе 34 «Преступления против правосудия» содержит ст. 414 «Уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы или ареста».30 Содержание диспозиции нормы следующее: «Уклонение от отбывания наказания лица,  осужденного  к  лишению свободы или аресту и не находящегося под стражей на момент вступления приговора в законную силу, либо умышленное невозвращение лица, осужденного к лишению свободы или аресту, которому разрешен краткосрочный выезд за пределы следственного изолятора или иного места лишения свободы, либо невозвращение лица, осужденного к лишению свободы, которому предоставлена отсрочка отбывания наказания, по истечении срока выезда или отсрочки». При анализе диспозиции данной нормы обращает на себя внимание: 1) расширение законодателем круга охраняемых общественных отношений, складывающихся не только в сфере реализации такого наказания как лишение свободы, но и ареста;31 2) наличие признаков преступного уклонения не только по истечении срока краткосрочного выезда, но и отсрочки; 3) закрепление законодателем ответственности не только за невозвращение (неприбытие) в исправительное учреждение для дальнейшего отбывания наказания, но и неявку для отбывания лишения свободы или ареста после вынесения приговора суда; 4) указание на умышленный характер действий лица, уклоняющегося от дальнейшего отбывания лишения свободы.

Несколько «простую» по содержанию норму предусматривает новый Уголовный кодекс Таджикистана. В частности, Глава 32 «Преступления против правосудия» содержит ст. 364 «Уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы». Формулировка диспозиции нормы следующая: «Уклонение лица, осужденного к лишению свободы, которому разрешен краткосрочный выезд за пределы мест лишения свободы либо предоставлена отсрочка исполнения приговора, от отбывания наказания после окончания срока выезда или отсрочки». Как видно, данная норма также имеет признаки преступного уклонения не только по истечении срока краткосрочного выезда, но и отсрочки. Показательно то, что статья 365 УК Таджикистана «Побег из мест лишения свободы или из-под стражи» в тексте закона находится лишь после рассматриваемой нормы.

Уголовную ответственность за уклонение от отбывания наказания лишь лица, которому разрешен краткосрочный выезд за пределы мест лишения свободы, по истечении срока такого выезда содержит законодательство Туркменистана (ст.208 УК), Азербайджана (ст. 305), Грузии (ст. 380 УК), Кыргызстана (ст. 337 УК), Украины (ч. 3 ст. 390 УК), Эстонии (ст. 1761 УК)32. Вместе с тем, в указанных странах практикуется применение и отсрочки отбывания наказания.33 Однако конкретных уголовных санкций за уклонение от отбывания наказания по истечении срока такой отсрочки или ее неисполнение в уголовном законодательстве этих стран не содержится.

Вступивший в силу с 1 января 1998 года и являющийся представителем континентальной системы права Уголовный кодекс Польши в Главе XXX также содержит норму об уклонении от отбывания лишения свободы. В частности, в § 2 ст. 242 названного кодекса указано: «Кто, используя разрешение временно покинуть без надзора пенитенциарное учреждение или место предварительного заключения, без уважительной причины не вернулся в течение трех дней по истечении установленного срока, подлежит штрафу, наказанию [в виде] ограничения свободы либо лишения свободы на срок до одного года».34

Сразу же отмечу имеющийся здесь положительный момент. Так, следует одобрительно относится к указанию в диспозиции рассматриваемой нормы на «место предварительного заключения», которое осужденное лицо может покинуть. В отечественной норме об уголовной ответственности за уклонение от отбывания лишения свободы такая особенность отсутствует. Хотя возможность выездов за пределы следственных изоляторов предусмотрена (ст. 97 УИК РФ).

Уголовное законодательство Польши содержит § 3 ст. 242, в котором установлено, что «Наказанию, предусмотренному в § 2 [этой же статьи], подлежит тот, кто используя перерыв в отбывании наказания [в виде] лишения свободы, без уважительной причины не вернулся в пенитенциарное учреждение в течении трех дней по истечении установленного срока».35

Продолжая отмечать положительное ст. 242 Уголовного кодекса Польши, акцентирую внимание на оправданном указании во 2 и 3 параграфах как одного из условий привлечения к уголовной ответственности отсутствия уважительных причин невозвращения в пенитенциарное учреждение. Данное обстоятельство, которое, кстати, не закреплено в ст. 314 УК РФ, позволяет, как мне представляется, избежать ряд проблем при квалификации по рассматриваемой норме.

Вместе с тем, вызывает сомнение в своей правильности указание на трехдневный срок, по истечении которого нахождение вне исправительного учреждения перерастает в уголовно наказуемое поведение. Думается, что такой признак может образовывать ряд негативных последствий. Во-первых, это очевидные злоупотребления таким трехдневным сроком со стороны осужденных лиц, заключающиеся в фактической законности продления временных рамок нахождения вне места лишения свободы еще на три дня. И, во-вторых, этот признак делает юридически ничтожным и в целом умаляет значение условия об отсутствии уважительных причин невозвращения в исправительное учреждение, действие которого, как видно из анализа диспозиции нормы, прекращается по истечении трехдневного срока.

Не оправдывает себя, с моей точки зрения, нахождение рассмотренных норм в рамках одной статьи, совместно с побегом из пенитенциарного учреждения (§ 1). Более того, § 4 данной нормы (всего статья состоит из четырех параграфов) представляет собой квалифицирующие признаки побега. Такое расположение общественно опасных посягательств в одной статье сложно для логико-юридического объяснения. Так, санкция § 1, регламентирующего уголовную ответственность за простой побег, предусматривает наказание в виде ограничения свободы либо лишения свободы на срок до двух лет, санкция § 2 и 3, как уже было отмечено ранее, предусматривает наказание уже только в виде штрафа, ограничения свободы либо лишения свободы на срок до одного года. Санкция § 4, регламентирующего квалифицирующие виды побега, возрастает уже до трех лет лишения свободы. Такая амплитуда санкций и принципиальная разница между рассматриваемыми общественно опасными деяниями наводит на мысль о более приемлемом подходе уголовного законодательства России к дифференциации побега и уклонения и их маркировки различными номерами статей Уголовного кодекса. Вместе с тем, считаю, допустимым разделение состава преступления, предусмотренного ст. 314 УК РФ, на две самостоятельные нормы, как это сделано в уголовном законодательстве Польши. Такое решение обусловливается содержательной насыщенностью диспозиции нормы, регламентирующей уголовно-правовой запрет на уклонение от отбывания лишения свободы, разнородными признаками, ее «высокой» бланкетностью.

Стоит отметить, что не всегда ответственность за рассматриваемое преступление регламентирует исключительно отдельная норма. Так, в Уголовном кодексе Испании 1995 года ст. 468 Главы VIII «О  нарушении приговора», которая, в свою очередь, находится в Разделе XX «Преступления против судебной власти», устанавливает ответственность за нарушение виновным приговора, меры безопасности, заключения, предупредительной меры поведения и присмотра, порядок и условия исполнения (соблюдения) которых раскрываются в Общей части закона.36 В частности, Глава III «Меры, заменяющие исполнение наказаний в виде лишения свободы» Раздела III «Наказания» подробно освещает институт отсрочки исполнения наказания в виде лишения свободы.37 Нарушение предписаний данной Главы со стороны виновных (например, запрета на посещение определенных местностей или запрета отлучаться из места проживания без разрешения Суда или Трибунала) может повлечь применение к ним санкций ст. 468 Уголовного кодекса Испании.

В результате анализа приведенной нормы можно констатировать несколько очевидных нюансов. Сборный характер этой нормы, во-первых, не дает определить исчерпывающий перечень всех признаков указанных в диспозиции общественно опасных деяний (например, субъективных) и, во-вторых, не позволяет дифференцировать ответственность за нарушения запретов нормы (в любом случае санкция статьи предполагает наказание в виде тюремного заключения на срок от шести месяцев до одного года, если лицо отбывало наказание в виде лишения свободы). Комплексный характер рассматриваемой нормы встречается и в ряде других законодательств континентальной системы права. В частности, таким свойством обладает ст. 434-29 УК Франции.38

Уголовное законодательство Японии достаточно «мягко» относится к случаям уклонения от отбывания лишения свободы. Это означает, что действующий Уголовный кодекс страны 1907 года, представляющий собой модель романо-германской системы права, специально не предусматривает уголовную ответственность за рассматриваемые деяния.39 Вместе с тем, его 4-я Глава «Отсрочка исполнения приговора», содержащая условия и порядок предоставления лицам, приговоренным к наказанию в виде лишения свободы, предоставления отсрочки исполнения наказания, регулирует основания отмены такой отсрочки и ее замену фактическим отбыванием наказания, в том числе и более строгим, также и при ее истечении, но ненадлежащем исполнении (например, сокрытии от суда).40 Думается, что такой подход уголовного законодательства Японии обусловлен особенностями ответственности за нарушение корпоративных уголовно-правовых норм (собственно институтов уголовного права), к коим относится и отсрочка исполнения приговора.

Уголовный кодекс Австралии в Части 6А «Преступления, имеющие целью избежать тюремное заключение» предусматривает ст. 310D «Возможность избежать». Содержание нормы следующее: «Любой заключенный (заключенная):

(А) кто убегает или пытается убегать из тюремного заключения или

(В) кто, будучи временно выпущенным (освобожденным) от тюремного заключения, не помышляет возвращаться и не возвращается в тюремное заключение по истечении времени, на которое заключенный (заключенная) был выпущен, является виновным в этом преступлении. Максимальное наказание: тюремное заключение в течение 10 лет».41

При анализе изложенной статьи обращает на себя внимание простота формулировки диспозиции и значительность санкции данной нормы. Первое обстоятельство, как мне представляется, оправданно позволило законодателю объединить побег и уклонение в одной норме.

Достаточно интересна формулировка диспозиции нормы в части, касающейся отсутствия умысла на невозвращение в тюремное заключение как одного из условий привлечения к уголовной ответственности. Вероятно, такой подход, с одной стороны, придает заключенному лицу больше гарантий от незаконного привлечения к уголовной ответственности. Однако, в таком случае остается невостребованным (юридически ничтожным) признак объективной стороны – невозвращение в тюремное заключение, так как доминирующим элементом квалификации будет выступать исключительно субъективная сторона состава преступления.

Модифицированный Уголовный кодекс Канады от 31 декабря 1997 года в Части IV «Преступления против действия закона и справедливости» содержит ст. 145, регламентирующую различные виды уклонения человека от судебных обязанностей (решений) и принуждений (наказаний). Эта норма достаточно объемная по своему содержанию и включает в себя одиннадцать параграфов. Два из них прямо устанавливают наказание в виде лишения свободы до двух лет или в виде наказания, которое отбывал осужденный по последнему приговору суда, за невозвращение без законного оправдания (требуемого объяснения) в место заключения (первый параграф) или в суд (второй параграф).42

Стоит отметить, что данная норма достаточно детально регламентирует различные формы уклонения, а именно: случаи, когда виновный нарушает различные условия и документы своего кратковременного освобождения, действует с помощью должностных лиц. Вместе с тем, статья содержит и иную, на мой взгляд, уже обременительную для нормы информацию, касающуюся процедуры идентификации таких лиц, оснований проведения некоторых следственных действий, например, допроса, и иные подобные сведения.

В целях объективного и всестороннего исследования зарубежного законодательства, регламентирующего уголовную ответственность за уклонение от отбывания лишения свободы, представляется важным указать на то, что подобные нормы встречаются и в иных правовых системах, не поддающихся общей классификации. В частности, Пересмотренный Уголовный кодекс Филиппин в Главе Шесть «Уклонения от установленных лишений» содержит ст. 159, устанавливающую наказание за «другие случаи уклонения от установленных лишений». Из смысла нормы следует, что под «другими случаями уклонения от установленных лишений» необходимо понимать нарушения определенных условий освобождения от наказания, в том числе и прямое игнорирование требования властных предписаний вернуться (явиться) для отбывания назначенного судом наказания.43 Такие «случаи» именуются «другими» в силу того, что в Шестой Главе располагаются также простой и квалифицирующий побеги из мест заключения, побеги во время стихийного бедствия и массовых беспорядков.

Таким образом, существование практики уголовно-правового запрета на уклонение от отбывания лишения свободы в зарубежных странах дает возможность сопоставить ее с аналогичным опытом других государств, в том числе и России. Изложенное компаративистское исследование позволяет определить общие черты, а также особенности уголовной ответственности за данное преступление в некоторых странах мира:

  •  можно констатировать, что в своем большинстве рассматриваемые посягательства причиняют вред общественным отношениям в сфере осуществления правосудия;
  •  проблема ответственности за рассматриваемое преступление решается в зарубежном законодательстве по-разному, специфика конструкции диспозиций норм ставится в зависимость от типа правовой системы, господствующей в государстве, и, в целом, обусловлена национальными особенностями и традициями уголовного права этих стран;
  •  так, в странах с англосаксонской системой права объективные признаки состава преступления не имеют своего четкого содержания и не достаточно очерчены. В странах с континентальным типом права эти признаки наоборот более содержательны, то есть традиционно подробное закрепление их в тексте закона, оставляющее мало свободы судье в процессе индивидуализации уголовной ответственности;
  •  в основном рассмотренные нормы не отражают субъективные признаки состава преступления, во многих из них «заужен» субъект уклонения.

Вместе с тем, не любое законодательство содержит норму (или ее интерпретации) об ответственности за уклонение от отбывания лишения свободы. Вопрос об ответственности за рассматриваемые действия решается в таких странах по разному. В одних из них в ответ на такие действия законодатель предусматривает увеличение срока отбывания наказания (Япония), в других эти действия (при невозвращении в исправительное учреждение из предоставленного выхода) квалифицируются как побег из места лишения свободы (Германия, Примерный Уголовный кодекс США), в третьих применяются иные меры не уголовно-правового характера (например, дисциплинарная ответственность в Пуэрто-Рико), в остальных происходит ужесточение условий отбывания лишения свободы (Аргентина), отмена отсрочки и отбытие всего первоначально назначенного срока наказания (Норвегия) либо комбинации вышеизложенных мер (Китай, Корея).

В заключение отмечу, что приведенное уголовное законодательство не находится  на заключительной стадии своего развития и будет, по-видимому, продолжать совершенствоваться.  Однако, современное состояние данного опыта имеет позитивное значение в борьбе с преступностью, что позволяет национальному законодательству обратиться к нему и понять собственные перспективы развития уголовной ответственности за уклонение от отбывания лишения свободы.

1 См.: Иванов Н.Г. Сравнительный метод в советском уголовном праве // Правоведение.  1988.  № 2.  С. 33-39.

2 Ансель Марк. Новая социальная защита (Гуманистическое движение в уголовной политике) / Под ред. и вступит. статьей А.А. Пионтковского / Пер. с франц. Н.С. ЛапшинойМ.: Прогресс, 1970. – С. 123.

3 Приложение утверждено Комитетом министров 12 февраля 1987 года на 404-м заседании представителей министров (см.: Европейские Пенитенциарные Правила.  М., 1999. С. 24).

4 Там же.  С. 71-72.

5 См.: Prisons around the world: Studies in International Penology / Michael K. Carlie and Kevin I. Minor (Southwest Missouri State University). – United States of America / Wm. C. Brown Publishers, Dubuque, 1992. – Р. 263-276.

6 См.: Воронин Ю.А. Система исполнения наказания в виде лишения свободы в ФРГ // Российский юридический журнал.  1995.  № 2.  С. 106-112.

7 Так же см.: Закон об исполнении наказания в виде лишения свободы и превентивных мер лишения свободы (ФРГ) / Под общ. ред. А.Г. Перегудова.  Уфа: Высшая школа МВД России, 1994.  С. 7, 15, 47.

8 См.: Уголовный кодекс Франции / Науч. ред. Л.В. Головко, Н.Е. Крыловой; перевод с французского и предисл. Н.Е. Крыловой.  СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.  С. 130-131.

9 См.: Бриллиантов А.В. Пенитенциарная система Швейцарии // Государство и право.  1997.  № 9. С. 100; Сизый А.Ф. Предоставление краткосрочных выездов осужденным в зарубежных пенитенциарных учреждениях // Человек: преступление и наказание (Вестник Рязанского института права и экономики МВД России).  1994. № 1(2).  С. 40.

10 См.: Панкратов Д. Тюремная служба Венгрии // Человек: преступление и наказание (Вестник Рязанского института права и экономики МВД России).  1998. № 3. С. 43.

11 См.: Пяткевич И.Н., Старков В.И. Правовые и организационные вопросы выездов осужденных к лишению свободы за пределы исправительных учреждений: Учебное пособие. М.: Академия Управления МВД России, 1999.  С. 77-79.

12 См.: George F. Cole. The American System of Criminal Justice. – 6th Edition. – Brooks/Cole Publishing Company Pacific Grove, California, 1992. – Р. 634-636, 640-648.

13 См.: Серебренникова А.В. Основные черты Уголовного кодекса ФРГ.  М.: Диалог-МГУ, 1999.  С. 123-128, 134.

14 По уголовному законодательству Франции к уголовной ответственности могут привлекаться и юридические лица. Соответственно в их отношении предусмотрен ряд институтов уголовно-правого характера, в том числе и простая отсрочка исполнения наказания.

15 Перевод по:  Крылова Н.Е. Основные черты нового уголовного кодекса Франции. М.: СПАРК, 1996. С. 79.

16 Подробнее, см.: Уголовное право зарубежных государств. Общая часть / Под. ред. и с предисл. И.Д. Козочкина. – М.: Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова, 2001. С. 356-358.

17 См.: Уголовный кодекс Швейцарии / Пер. с нем. М.: Зерцало, 2000. С.17-18, 42-43.

18 См.: Лакеев А.А. Виды уголовных санкций по законодательству зарубежных стран и их применение: Учебное пособие. – Рязань: Высшая школа МВД России, 1994. – С. 32.

19 См.: George F. Cole. The American System. – Р. 611-612.

20 См.: Правосудие в отношении несовершеннолетних // Unicef (Детский фонд ООН, Международный центр по проблемам развития ребенка, Флоренция, Италия): Innocenti digest.  М.: ЮНИСЕФ, Интердиалект+, 1998.  С. 13-14.

21 Пергатая А.А. Уголовная ответственность несовершеннолетних по законодательству Федеративной Республики Германии: Дис… к. ю. н. – Красноярск: Государственный ун-т, 1999. С. 135-136.

22 Модельный Уголовный кодекс для государств-участников СНГ // Информационный бюллетень. 1996. № 10 (приложение). – С. 212-213. Стоит отметить, что к преступлениям небольшой тяжести Модельный уголовный закон относит те посягательства, которые наказываются лишением свободы сроком до двух лет.

23 Там же.  С. 122-123.

24 См.: Модельный Уголовно-процессуальный кодекс для государств-участников СНГ // Информационный бюллетень. 1996.  № 10 (приложение). – С. 311-312. Данный кодекс был также принят на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ 17 февраля 1996 года.

25 Уголовный кодекс Республики Казахстан – общая характеристика (в сравнении с УК Казахской ССР): Практическое пособие.  Алматы, Басна, 1997. С. 189.

26 Там же. – С. 88. Также порядок и условия предоставления и отмены такой отсрочки регламентируются ст. ст. 171-172 УИК Республики Казахстан.

27 См.: Уголовный кодекс Республики Казахстан: (Особенная часть) Комментарий / Отв. ред. И.И. Рогов, Г.И. Баймурзин.  Алматы, 2000.  С. 699.

28 Там же. С. 699-700.

29 См.: Гета М.Р. Пробация и ее перспективы в уголовном праве Республики Казахстан: Дис… к. ю. н.  Усть-Каменогорск, 2000. С. 113, 115, 117.

30 Уголовный кодекс Республики Беларусь / Предисловие Б.В. Волженкина; Обзорная статья А.В. Баркова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. – С. 431.

31 Кроме того, показателен тот факт, что в уголовном законодательстве Белоруссии закреплена уголовная ответственность за уклонение от отбывания практически всего спектра наказаний и даже некоторых мер уголовно-правового характера, а именно: от отбывания ограничения свободы (ст. 415 УК), исправительных работ (ст. 416 УК), лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (ст. 417 УК), штрафа (ст. 418 УК), общественных работ (ст. 419 УК), превентивного надзора (ст. 422 УК).

32 В частности, см.: Уголовный кодекс Украины / Научное редактирование и предисловие В.Я. Тация и В.В. Сташиса; Перевод с украинского В.Ю. Гиленченко.  СП.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 339; Уголовный кодекс Эстонской Республики / Науч. редактирование и перевод В.В. Запевалова; Вступительная статья Н.И. Мацнева. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 186.

33 Например, см.: Уголовный кодекс Азербайджанской Республики / Науч. редактирование, предисловие И.М. Рагимова; Перевод с азербайджанского Б.Э. Аббасова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 108-109, 311-312.

34 Уголовный кодекс Республики Польша / Под общ. ред. Н.Ф. Кузнецовой. Минск: Тесей, 1998. С. 85.

35 Там же. С.  86.

36 См.: Уголовный кодекс Испании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и Ф.М. Решетникова. М.: ЗЕРЦАЛО, 1998. С. 146.

37 Там же. С. 33-36. Если быть точным, рассматриваемой отсрочке в Главе III Уголовного кодекса Испании посвящен Отдел 1 «Приостановление исполнения наказания в виде лишения свободы».

38 См.: Уголовный кодекс Франции / Науч. ред. Л.В. Головко, Н.Е. Крыловой; перевод с французского и предисл. Н.Е. Крыловой.  СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 425-426.

39 См.: Уголовный кодекс Японии / Науч ред. и предисл. А.И. Коробеева. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.

40 Там же.  С. 41-45.

41 См.: Internet: http: // wings.buffalo.edu/law/bclc/web/website/allcodes.htm.

42 См.: Internet: http: // wings.buffalo.edu/law/bclc/web/website/allcodes.htm.

43 См.: Internet: http: // www.chanrobles. com / revisedpenalcodeofthephilippinesbook2. htm.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

20410. Складання процесуальних актів у кримінальних справах 974 KB
  БУРЛАКОВ заслужений юрист України НАУКОВИЙ РЕЦЕНЗЕНТ: Г.Михайленко 1996 Юрінком редакція Бюлетеня законодавства і юридичної практики України 1996 ПЕРЕДМОВА Українською державою приділяється велика увага підготовці висококваліфікованих спеціалістів для державного господарського і соціальнокультурного будівництва які мають володіти ґрунтовними теоретичними знаннями і практичним досвідом. Так КПК України' передбачає складання понад 130 різних постанов 80 ухвал 40 протоколів і т. Даний посібник підготовлений на основі...
20411. Складання процесуальних актів у кримінальних справах. Навчальний посібник 1.12 MB
  ПК України1 передбачає складання понад 130 різних постанов 80 ухвал 40 протоколів і т. Даний посібник підготовлено на основі кримінальнопроцесуального законодавства України містить теоретичні і методичні розробки а також зразки кримінальнопроцесуальних документів які торкаються всіх стадій кримінального судочинства. Він написаний з врахуванням вимог КПК і КК Украї Надалі мається на увазі КПК України якщо не зазначено інше. Це ускладнює використання зразків документів які в них містяться рекомендацій щодо їх складання органами...
20412. КРИМІНАЛЬНИЙ ПРОЦЕС: Україна, ФРН, Франція, Англія, США 2.42 MB
  УКРАЇНА 126 Порушення кримінальної справи 126 Основні положення досудового розслідування . УКРАЇНА 181 Підсудність 181 Попередній розгляд справи суддею 185 Загальні положення судового розгляду 192 Порядок судового розгляду 196 ФЕДЕРАТИВНА РЕСПУБЛІКА НІМЕЧЧИНА . Це сприяє збагаченню їхньої правової культури дає змогу уникнути шаблонності в процесуальному мисленні допомагає краще осмислити можливі шляхи удосконалення судової справи в нашій країні. Розрізняють три історичні форми кримінального процесу: змагальний або...
20413. Систе́ма управле́ния ба́зами да́нных (СУБД) 1.44 MB
  12 13 CASEсредства UML отличное средство моделирования но как уже говорилось выше строить диаграммы на бумаге не всегда удобно хотя бы по причине сложностей с редактированием распространением и т. Эти возможности сочетаются в одном интегрированном решении с поддержкой UML помогающем командно разрабатывать высококачественные системы быстрее и эффективнее. Together предоставляет интерактивные возможности моделирования и поддерживает все виды диаграмм UML включая диаграммы классов прецедентов последовательностей кооперации...
20414. Информационные системы. Определение распределенной системы 1.18 MB
  Мультипроцессорные системы шинной архитектуры состоят из некоторого количества процессоров подсоединенных к общей шине а через нее к модулям памяти. Память стала несогласованной и программирование системы осложнилось. Для построения мультипроцессорной системы с более чем 256 процессорами для соединения процессоров с памятью необходимы другие методы.
20415. Разработка и эксплуатация информационных систем 642.5 KB
  Объект сущность в адресном пространстве вычислительной системы появляющаяся при создании экземпляра класса например после запуска результатов компиляции и линковки исходного кода на выполнение. Понятие и назначение информационной системы данных. Архитектурные уровни информационной системы. Три уровня такой системы это: уровень базы данных БД; уровень приложений; уровень представления пользовательский.
20416. Диаграмма взаимодействия 22 KB
  Однако посмотрим что о таких диаграммах говорили классики например Буч. А вот что: Диаграмма взаимодействия это диаграмма на которой представлено взаимодействие состоящее из множества объектов и отношений между ними включая и сообщения которыми они обмениваются. Этот термин применяется к видам диаграмм с акцентом на взаимодействии объектов диаграммах кооперации последовательности и деятельности. Диаграмма последовательностей диаграмма взаимодействия в которой основной акцент сделан на упорядочении сообщений во времени.
20417. Системы управления контентом 47.5 KB
  История управления контентом началась с управления документами в традиционном смысле этого слова т. По мере развития понятия документ системы управления документами стали называть системами управления контентом. Системы управления контентом действительно научились разделять управление документами хранение изменение и т.
20418. Диаграмма состояний (statechart diagram) 253 KB
  Вершинами графа являются возможные состояния автомата изображаемые соответствующими графическими символами а дуги обозначают его переходы из состояния в состояние. Длительность нахождения системы в любом из возможных состояний существенно превышает время которое затрачивается на переход из одного состояния в другое. При этом автомат может находиться в отдельном состоянии как угодно долго если не происходит никаких событий; время нахождения автомата в том или ином состоянии а также время достижения того или иного состояния никак не...