79999

ЭВОЛЮЦИЯ КАТЕГОРИИ «ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ» В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Исследование содержания категории «добросовестность» в науке гражданского права и в правоприменительной практике. Выявление соотношения недобросовестного поведения и злоупотребления правом в цивилистической науке и судебной практике. Изучение презумпции добросовестности в цивилистике и правоприменительной практике.

Русский

2015-02-16

283.24 KB

8 чел.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Пермский государственный национальный исследовательский

университет»

Юридический факультет

Кафедра гражданского права

ЭВОЛЮЦИЯ КАТЕГОРИИ «ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ» В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ

Дипломная работа

студентки 5 курса 4 группы

дневного отделения

специальности «Юриспруденция»

Лехановой Зинаиды Витальевны

Научный руководитель:

кандидат юридических наук,

доцент

Шершень Тамара Васильевна

Пермь 2013

Оглавление

Введение 3

Глава 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАТЕГОРИИ «ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ» В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ 7

1.1. История развития категории «добросовестность» в отечественном праве 7

1.2. Категория «добросовестность» в теории цивилистики и правоприменительной практике 13

1.3. «Недобросовестность» и «злоупотребление правом»: соотношение категорий в российском гражданском праве 22

Глава 2. ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ КАК ПРЕЗУМПЦИЯ В ЦИВИЛИСТИЧЕСКОЙ  НАУКЕ И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ 28

Глава    3. ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ КАК ПРИНЦИП ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА РОССИИ 38

3.1. Причины закрепления принципа добросовестности в гражданском праве России 38

3.2. Место принципа добросовестности в системе принципов                  гражданского права 46

Заключение 57

Список литературы 61

Приложение 79


Введение

В российской правовой системе категория  «добросовестность» прошла определенный эволюционный путь. Появившись на ранних этапах развития права в первых памятниках права («Русская правда») категория «добросовестность» наполнялась правовым содержанием, расширялась сфера ее применения от единичного требования в рамках института виндикации, через презумпцию добросовестности, до принципа добросовестности.

Указом Президента РФ от 18 июля 2008 г. №1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации»2 отмечена необходимость дальнейшего «развития основных принципов гражданского законодательства РФ, соответствующих новому уровню развития рыночных отношений». На основании Указа Президента РФ была подготовлена Концепция развития гражданского законодательства РФ3 которая обозначила необходимость закрепления принципа добросовестности с целью «укрепления нравственных начал» и повышения эффективности гражданско-правового регулирования.  

Федеральным законом «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» был закреплен принцип добросовестности в п. 3 ст. 1 ГК РФ: «при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно»4.

Ввиду чего важным и актуальным становится теоретическое и практическое исследования категории «добросовестность» с целью определения её правового содержания,  выявления объективных причин  для расширения сферы её применения, эффективности данной правовой категории при защите интересов участников гражданских правоотношений. Указанные обстоятельства обусловили выбор темы исследования.

Целью дипломной работы является всестороннее изучение категории «добросовестность» в гражданском праве России, посредством анализа научной литературы и изучения судебной практики.

Для реализации данной цели необходимо решение следующих задач:

  1.  Анализ категории «добросовестности» в дореволюционном, советском и современном гражданском праве России.
  2.  Исследование содержания категории «добросовестность» в науке гражданского права и в правоприменительной практике.
  3.  Выявление соотношения недобросовестного поведения и злоупотребления правом в цивилистической науке и судебной практике.
  4.  Изучение презумпции добросовестности в цивилистике и правоприменительной практике.
  5.  Установление объективных причин закрепления принципа добросовестности и определение места принципа добросовестности в системе принципов гражданского права.

Объектом исследования являются гражданско-правовые отношения, возникающие в связи с обеспечением добросовестности при установлении, осуществлении, защите прав и исполнении обязанностей.

Предметом исследования выступают отечественные нормативные акты, регулирующие гражданско-правовые отношения в части обеспечения добросовестного поведения сторон правоотношения, судебная практика по исследуемой проблеме.

Степень разработанности темы научного исследования. Данная проблематика нашла отражение во многих научных трудах, в частности, исследованием добросовестности занимались: С.С. Алексеев, В.К. Бабаев,   С.Н. Братусь,  В.П. Грибанов, В.И. Емельянов, О.А. Красавчиков,                      И.Б. Новицкий, В.А. Ойгензихт, И.А. Покровский, Б.Б. Черепахин и др.

Анализу категории «добросовестность» в современной науке гражданского права посвятили работы: М.В. Аверьянова,   А.Ю. Акашкин, Н.А. Амирова, Г.Т. Бекназар-Юзбашев, В.А. Белов, В.С. Белых,                             Е.Е. Богданова, М.Н. Бронникова, Е.В. Вавилин, Е.В. Василенко,                        А.В. Волков, Г.А. Гаджиев,  Т.В. Дерюгина, Д.В. Дождев, Т.Ю. Дроздова, С.А. Иванова, М.М. Колесникова, С.А. Краснова, О.А. Кузнецова,                     М.Ф. Лукьяненко, А.Л. Маковский, М.В. Новиков, Т.В. Новикова,                        А.В. Попова, С.Д. Радченко, Ю.П. Свит, А.В. Татарников, Ю.К. Толстой, К.И. Скловский, П.С. Федосеев, А.А. Чукреев, Л.В. Щенникова,                           М.М. Якубчик и др.

Эмпирическая основа исследования.  Расширение сферы применения категории «добросовестность» в области гражданского права воспринято неоднозначно, потому существует необходимость анализа судебной практики, поскольку именно она дает объективное представление об уровне развития гражданско-правовых отношений, о состоянии гражданского законодательства, об эффективности норм и об уровне их включенности в механизм правового регулирования. Кроме того, анализ правоприменительной практики позволит исследовать содержание оценочных категорий «добросовестность», «недобросовестность», а также выявить место принципа добросовестности в системе принципов гражданского права. Ввиду чего эмпирическую основу составили акты Конституционного суда (14), постановления Пленумов Верховного суда и Высшего Арбитражного Судов РФ (2), постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ (8), информационные письма Высшего Арбитражного суда РФ (1), судебные акты арбитражных судов (90) и судов общей юрисдикции (3).

Апробация результатов дипломного исследования. Положения дипломного исследования отражены в трех научных публикациях:

Добросовестность арбитражного управляющего // Материалы научной конференции студентов и аспирантов: «Актуальные вопросы несостоятельности и (банкротства)». Пермь, 2011. С. 87-92.

Объективная необходимость в закреплении принципа добросовестности // Материалы XIV Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых: «Норма. Закон. Законодательство. Право». Пермь, 2012. С. 130-132.

Соотношение недобросовестного поведения и злоупотребления правом в гражданском праве России // Материалы XV Всероссийской научно-практической конференции молодых учёных: «Норма. Закон. Законодательство. Право». Пермь, 2013. С. 155-158.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования, состоит из введения, трех глав, включающих в себя  четыре параграфа, заключения и списка литературы.


Глава 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАТЕГОРИИ «ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ» В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ

1.1. История развития категории «добросовестность» в отечественном праве

Категория5 «добросовестность» появилась еще в ранних памятниках права («Русская правда», «Псковская судная грамота» и др.). Исходя из анализа положений источников, ссылка на добросовестность позволяла защититься от обвинения в краже и снизить размер ответственности перед собственником, что было обусловлено низким уровнем развития имущественного оборота.

В дальнейшем упоминание о категории «добросовестность» встречается в нормах Свода законов Российской империи, в частности с добросовестностью связывалось толкование сделки (ст.ст. 1538, 15396), урегулировано добросовестное владение.

При этом русское гражданское право не требовало извинительного заблуждения (ошибки) для признания добросовестности субъекта. По справедливому замечанию Т.Ю. Дроздовой7 такое положение нельзя признать приемлемым, поскольку добросовестный владелец, чье незнание возникло в результате его небрежности, вправе был оставить за собой плоды, не отвечал за утрату вещи, и поэтому, возникали убытки законного владельца, вины которого в этом не было. Отсюда следует, что недобросовестными владельцами являются лица действительно «знающие», совершенно не сомневающиеся в незаконности своего владения.

Согласно ст. 609 Свода законов8, собственник может истребовать имущество как у недобросовестного, так и у добросовестного приобретателя, однако положение добросовестных и недобросовестных приобретателей было различно в части определения размера вознаграждения за неправомерное владение.  Например, недобросовестный владелец обязан был оплатить судебные издержки законного владельца. На недобросовестных владельцев денежных капиталов предусматривалась ответственность в виде процентов за пользование чужими денежными средствами (6%), неустойка (3%) в соответствии со ст. 641 Свода законов9.

По российскому законодательству данного периода для приобретения права собственности по давности владения добросовестность не требовалась.

В советский период получают закрепление положения об осуществлении прав в соответствии с их социально-хозяйственным назначением (Гражданский кодекс РСФСР 192210), осуществление прав и исполнение обязанностей с одновременным соблюдением законов, уважением правил общежития и моральных принципов общества (Гражданский кодекс РСФСР 196411), обязанность при осуществлении прав уважать моральные принципы и правила деловой этики (Основы гражданского законодательства союза ССР и союзных республик 199112). С.Н. Братусь13, О.А. Красавчиков14, Н.А. Амирова15, М.М. Колесникова16 анализируя данные положения, пришли к выводу о существовании принципа добросовестности в советский период. В.И. Емельянов17 обратил внимание на декларативность данных положений, поскольку практическое применение норм, согласно которым любое аморальное поведение является противоправным невозможно.

Говорить о существовании принципа добросовестности в советский период нет оснований, поскольку ни в одной из статей Гражданского кодекса РСФСР 1922, Гражданского кодекса  РСФСР 1964, Основ гражданского законодательства союза ССР и союзных республик 1991 не упоминалось о таком принципе. Вышеизложенные положения не сводимы к добросовестности и не исчерпываются ею.

Категория «добросовестность» в советском праве учитывается при виндицировании, о чём говорят  ст. 98 Гражданского кодекса РСФСР,                ст.ст. 152, 155 Гражданского кодекса РСФСР 1964. Надо отметить, что виндикация не была полностью урегулирована, оставались пробелы в праве, например, в отношении улучшений, произведенных незаконным владельцем.

Некоторые авторы пишут о презумпции добросовестности в советском праве. Так, Б.Б. Черепахин18 обратил внимание на примечание к ст. 98 ГК РСФСР 1922  «приобретатель имущества, снабженного знаком залога, предполагается недобросовестным» из чего сделал вывод о закрепленности презумпции добросовестности.

В.А. Ойгензихт19, анализируя ст. 152 Гражданского кодекса РСФСР 1964, сделал вывод о закрепленности презумпции неопровержения добросовестности приобретателя как предположение того, что условие, данное в гипотезе нормы (если приобретатель не знал и не должен был знать) не будет опровергнуто. В случае неопровержения добросовестности собственник лишается права на истребование имущества.

По справедливому замечанию Л. В. Щенниковой: «в советский период гражданское законодательство хотя и развивалось, но не было достаточно объективным. Развитию важнейших гражданско-правовых институтов мешала политическая установка, а именно господство государственной собственности, государственного планирования, многочисленные ограничения права собственности, отсутствие свободы договора»20. Отсюда, по мнению Л.В. Щеннниковой, отсутствие требования добросовестности в регулировании гражданско-правовых отношений.

Такая избранная законодателем позиция нашла поддержку и в юридической науке того периода. Так, В. П. Грибанов считал, что понятия «добрая совесть» и «добрые нравы» являются «каучуковыми» правилами, которые позволяют значительно расширять рамки свободного судейского усмотрения и тем самым выйти за рамки законности21.

Однако в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 впервые получает закрепление презумпция добросовестности: «участники гражданских правоотношений предполагаются добросовестными, поскольку не доказано обратное»              (п. 3 ст. 6). Презумпция действовала в отношении осуществления и защиты прав, а также исполнения обязанностей. Закрепление данной презумпции обусловлено постепенным проникновением рыночных отношений в экономику, что подтверждает урегулирование индивидуальной трудовой деятельности.

С принятием части первой Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 расширилась сфера применения категории «добросовестность». Во-первых, в п. 2 ст. 6 ГК РФ закреплено, что «при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости»22. С точки зрения С.С. Алексеева, вышеуказанные требования справедливости, добросовестности, разумности являются «принципами духовно-этического характера»23.

Во-вторых, пунктом 3 ст. 10 ГК РФ установлена презумпция добросовестности, в соответствии с которой: «в случае, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается». Эта формулировка вызвала множество критических замечаний и дискуссий в науке гражданского права.

В-третьих, во многих статьях ГК РФ наступление благоприятных или неблагоприятных последствий для субъектов гражданского права связано с добросовестностью или недобросовестностью их поведения. К примеру, добросовестность учитывается в ст. 220 ГК РФ при возникновении права собственности на вещь, появившуюся в результате переработки чужих материалов; в ст. 234 ГК РФ - при приобретении права на вещь по приобретательной давности; в ст. ст. 302 - 303 ГК РФ - при разрешении виндикационного иска и при распределении доходов и расходов при виндицировании вещи.

Категория «добросовестность» помимо ГК РФ закреплена во многих законах, относящихся к сфере гражданского права. Так, ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах»24 устанавливает обязанность   органов акционерного общества осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно. В Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)»25  закреплено, что арбитражный управляющий при проведении процедур банкротства обязан действовать добросовестно и разумно (п. 6 ст. 24).

По справедливому замечанию П. С. Федосеева: «переход к свободным рыночным отношениям привел к необходимости пересмотра концептуальных основ гражданского права»26. В результате был подготовлен пакет изменений в ГК РФ, однако изменения пока коснулись только части первой.

Анализ внесенных изменений показал, что в гражданском праве России усилилась роль категории «добросовестность» в регулировании гражданско-правовых отношений. Так, был закреплен принцип добросовестности.  Важно, что в сферу его действия попадают как осуществление и защита прав, так и исполнение обязанностей. Также в п. 4 ст. 1 ГК РФ прописано, что «никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения». По мнению М.М. Якубчик: «данная норма лишь подчеркивает запрет недобросовестного поведения, установленный     п. 4 ст. 1 ГК РФ»27.

Изменения коснулись презумпции добросовестности, и с учетом критических замечаний она звучит следующим образом: «добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются». Кроме того, ГК РФ поставил знак равенства между злоупотреблением правом и заведомо недобросовестным поведением (п. 1 ст. 10 ГК РФ).

Таким образом, закрепление категории «добросовестность» - объективный, естественный процесс,  продиктованный необходимостью эффективной защиты участников гражданского оборота от недобросовестных участников. В России этот процесс  можно разделить на несколько этапов. Первый этап характеризуется применением данной категории только в рамках института вещного права. Завоеванием советского периода является закрепление презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений. На современном этапе развития гражданского права можно констатировать усиление роли категории «добросовестность» в регулировании гражданско-правовых отношений в связи с закреплением принципа добросовестности. Процесс эволюции28 категории «добросовестность» позволяет заметить ее связь с торговым оборотом. Ведь приобретательная давность, защита добросовестного владельца, добросовестного приобретателя являются продуктом развития и роста гражданского оборота.

1.2. Категория «добросовестность» в теории цивилистики и правоприменительной практике

Закрепление в источниках права категории «добросовестность», как и любой другой правовой категории, связано с историческим развитием страны, ее традициями, обычаями и другими особенностями. Как было указано ранее появление добросовестности в законодательстве это объективный естественный процесс, продиктованный необходимостью ограничения принципа свободы, с целью защиты слабой стороны -  простого гражданина, потребителя, не обладающего необходимыми знаниями и опытом. В этом проявляется стремление к усилению основ социального государства и справедливого социального строя.

Проблема включения моральных норм в регулирование товарно-денежных отношений, по мнению Г.А. Гаджиева, «отличается исключительной сложностью и противоречивостью»29. И на самом деле в науке гражданского права до сих пор нет единства мнений по данному вопросу.

С точки зрения И.А. Покровского появление в законодательстве «каучуковых норм» не есть положительная тенденция в законодательстве любой страны. В частности, «добрые нравы», с точки зрения ученого, «скрывают некоторую подлинную реальность, группу юридических проблем. Это открывает неограниченные возможности для осуществления конкретной справедливости, для взвешивания интересов и других подобных опытов социального воздействия при посредстве судейского усмотрения»30.

Л. В. Щенникова, напротив, считает, что нравственные основы права, в частности принципы добросовестности и справедливости «могут сделать российский рынок цивилизованным»31. По мнению М. М. Якубчик: «уровень закрепления и использования доктрины добросовестности выступает признаком, по которому можно судить об уровне зрелости гражданского оборота»32. Д. В. Дождев33 считает, что насколько нормативная система «не чуждается» нравственности, настолько высока ценность, сложившегося типа права, правовых форм и конструкций, настолько она приближается к идеалам добра и нравственности».

А. Ю. Исмаилов34 полагает, что появление моральных категорий является результатом ограниченности юридического языка, его однозначности и  предельной формализации.

На наш взгляд, наиболее справедливой и обоснованной является позиция, согласно которой, прошло то время, когда право отличалось заурегулированностью отношений,  с описанием конкретных ситуаций и их разрешением, пришло время общих формулировок и индивидуального подхода к делам, что возможно при наличии оценочных категорий, в частности категории «добросовестность».

Категория «добросовестности» в большей мере имеет моральное содержание, однако нельзя опровергнуть и тот факт, что, обретя статус нормы права, она наполняется и правовым содержанием. В связи с этим возникает необходимость уяснения ее правового содержания. Как отмечают М.И. Брагинский35, В.В. Витрянский, если законодатель отказывается от определения смысла   оценочной категории, то таким образом выражает волю раздвинуть рамки свободного усмотрения правоприменителей. Однако не исключается возможность унификации подхода к пониманию смысла, заложенного в норме с учетом «золотого правила толкования», выражающемся в том, что словам и выражениям, закрепленным в законе, следует придавать распространенное, обычное их значение.

В доктрине гражданского права предпринимались попытки дать определение категории «добросовестность». По мнению Е.В. Богданова «добросовестность - это отношение самого лица к основанию завладения, которое должно отвечать общепринятым представлениям»36. В.К. Бабаев полагает, что «добропорядочность - это образ поведения человека, характеризующийся соблюдением тех правил, норм, условий жизни, принципов, которые считаются положительными»37.

Другие исследователи, в частности Е.Е. Богданова считают, что существо  понятия «добросовестность» вытекает из нравственного осознания своего поведения. Следовательно, добросовестность участников гражданского оборота оценивается на основании нравственных устоев, представлений о добре и зле. Отсюда добросовестность - честность, верность, принятым на себя обязательствам, необходимая осмотрительность субъекта в гражданском обороте.  В.И. Емельянов38 наоборот отграничивает понятие добросовестности от нравственности. Первая присуща отдельному лицу, характеризует его действия, второе - правила поведения в обществе, сформулированные на основе обобщения массы добросовестных поступков.

В современной цивилистике понятие «добросовестность» нередко раскрывают, через понятие «разумность», тем самым их отождествляя.               С.А. Иванова39, К.И. Скловский40, С.В. Михайлов41 считают, что добросовестность означает разумное, осмотрительное поведение; поведение типичного, среднего, обычного контрагента.

Суть принципа добросовестности связывают также с соотношением интересов в обществе. Так, А.А. Чукреев под принципом добросовестности понимает «обязанность участника гражданских правоотношений при использовании своих прав и исполнении своих обязанностей заботиться о соблюдении прав и законных интересов других участников имущественного оборота»42. Т.Ю. Дроздова полагает, что действие принципа добросовестности «направлено на достижение равновесия интересов между субъектами отношений»43.

С точки зрения В.И. Емельянова, понятия «добросовестность» и «невиновность» тождественны. Правильность такого вывода, – по мнению ученого – подтверждает ст. 303 ГК РФ, которая характеризует недобросовестного владельца как лицо, «которое знало или должно было знать, что его владение незаконно». Следовательно, можно говорить об умышленной и неосторожной форме недобросовестности44.

Но все же к вине, как к условию гражданско-правовой ответственности, обращаться нельзя, поскольку для прекращения прав недобросовестного приобретателя в отношении приобретенного им имущества необходимо пользоваться не конструкцией правовой ответственности (ст. 401 ГК РФ), а использовать более ёмкие критерии: знал – не знал, мог знать – не мог знать, должен был знать – не должен был знать. Речь идёт о ведении либо неведении определенных обстоятельств. Признак виновности при этом включается в понятие недобросовестности и относится к нему как конкретное к общему, где «общее» становится основанием для применения специальных гражданско-правовых последствий.

Считаем, нет смысла, как в доктринальном, так и в законодательном закреплении определения данного понятия, иначе теряется его ценность как правовой категории с оценочным характером, индивидуальным подходом к каждому конкретному делу. В противном случае оценочная категория преобразуется из гибкой правовой нормы, в норму со строго определенным содержанием. Поскольку добросовестность не нуждается в законодательном закреплении необходимо определить критерии, которыми должен пользоваться правоприменитель при осуществлении оценки действия и признавая последние добросовестными либо недобросовестными.

К пониманию категории «добросовестность» сложилось два подхода: позитивный и негативный. А.В. Попова45 сторонник позитивного подхода, оценивает добросовестность как не только не знание определенных фактов, но и полную уверенность, убежденность в правомерности своего поведения.

Т.В. Новикова46, Т.Ю. Дроздова47 придерживаются негативного подхода к пониманию добросовестности, поскольку в противном случае на приобретателя возлагается обязанность в каждом случае проверять отсутствие каких-либо препятствий для установления, осуществления, защиты  прав, исполнения обязанностей, что значительно осложнило бы гражданско-правовой оборот. В.А. Белов48 также понимает добросовестность как извинительное незнание лица.

В.С. Белых49 считает нецелесообразным понимание добросовестности в позитивном смысле, аргументируя позицию следующим. Во-первых, приобретатель не всегда имеет точное убеждение в правомерности приобретения в связи с ограниченностью объема знаний о фактах, подтверждающих управомоченность отчуждателя, что заставляет больше верить в отсутствие препятствий, нежели быть в этом убежденным. Во-вторых, наличие положительного убеждения практически недоказуемо, поскольку не имеет прямого внешнего выражения. В-третьих, ошибочное убеждение в правомерности приобретения характерно не только для добросовестности, но и для недобросовестности как незнания вследствие грубой неосторожности. Таким образом, добросовестность есть, прежде всего, незнание.

О.А. Родионов50, исходя из философского анализа моральных категорий, пришел к выводу, что один и тот же феномен может быть одновременно объективным в одном отношении и субъективным в другом. М.В. Аверьянова51, А.В. Попова52, М.Ф. Лукьяненко53, А.Ю. Акашкин54,                  Е.В. Василенко55 и др. обращают внимание на двойственную природу категории «добросовестности». Так, М.В. Аверьянова56 отмечает: «не знал» – это субъективная сторона, т.е. лицо действительно находилось в неведении, а «не должен был знать» включает в себя объективную сторону, подразумевающая наличие определенного стандарта поведения, диктующего, какие конкретно меры следует принять участнику соответствующего отношения, чтобы иметь представление о фактических обстоятельствах, сопровождающих заключение сделки.  Е. В. Василенко объективный элемент добросовестности связывает с наличием требования добросовестности в нормах права, а также возможностью применить юридические либо социальные санкции за его нарушение, а субъективный – с возможностью вкладывать в норму права тот смысл, который соответствует личному усмотрению субъекта права57.

М.В. Новиков пишет, что у римлян категория «добросовестность» также имела двойственную природу «в объективном смысле предполагала доверительное отношение, состоящее из взаимного уважения и соблюдения интересов друг друга, а в субъективном – верность обещанию, клятве честно, разумно, точно следовать взятым на себя обязанностям»58.

Однако некоторые ученые, в частности Н.В. Костюк, С.А. Иванова,           С.А. Краснова, А.В. Волков и др. рассматривают категорию «добросовестность» как одноэлементное понятие, включающую в себя только субъективную сторону. Причем субъективный смысл трактуется по-разному, например, осознание субъектом правомерности в осуществлении своих прав и исполнении обязанностей59; субъективное отношение к своим обязательствам60;  «объективное отсутствие причин и поводов обвинять себя в неблаговидном, противоправном действии, бездействии»61; внутренний предел62.

Другие наоборот видят в добросовестности объективную категорию, так, по мнению Г.А. Гаджиева: «добрая совесть обладает признаками объективного мерила и является известной сдержкой эгоизма»63.                   И.Б. Новицкий связывает объективный критерий с «сообразованием собственного интереса с чужими, установлением известных границ для проявления эгоизма, признанием интересов общества»64.

Наука гражданского права не выработала единого универсального определения понятия добросовестности, но такие попытки, как свидетельствует анализ литературы, учеными-цивилистами сделаны.

Категория «добросовестность» активно применяется в судебной практике. Учитывая отсутствие легального определения понятия «добросовестность», судьи самостоятельно осуществляют его толкование. Например, Пермский краевой суд РФ по иску ООО к М. о признании действий в части расторжения договоров незаконными признал апелляционную жалобу подлежащей удовлетворению на основании ст.ст. 40, 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». При этом под добросовестностью в контексте вышеуказанного федерального закона понимается «субъективная психологическая установка на соблюдение правовых предписаний, а также искренняя заинтересованность в положительном развитии организации»65.

Помимо толкования судебная практика уточняет содержание данной правовой категории. Так, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 №51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей» недобросовестность предполагает: «принятие на себя заведомо не исполнимых обязательств, предоставление банку заведомо ложных сведений при получении кредита, сокрытие или умышленное уничтожение имущества, вывод активов, неисполнение указаний суда о предоставлении информации и др.»66.

Добросовестность является не просто правовой категорией, приобретающей в той или иной отрасли права форму принципа либо презумпции и требующей добросовестного поведения от субъектов права, а является одной из составляющих публичного порядка, в частности конституционного строя. Так, по иску о взыскании задолженности по договору об оказании услуг, суд постановил признать оплату услуг по мнимой сделке противоречащим основам конституционного строя, как части публичного порядка, предполагающему нравственное, добросовестное поведение участников гражданского оборота67. В качестве еще одно примера из арбитражной практики можно привести дело по иску ООО «М» к федеральному государственному учреждению «Д» о взыскании суммы основного долга по договору оказания услуг, суд определил публичный порядок как добросовестность сторон, вступающих в частные отношения. Это означает соответствие основных принципов, закрепленных в Конституции РФ и законах РФ требованиям добросовестности.

Таким образом, добросовестность следует рассматривать как совокупность объективного и субъективного элементов, что обусловлено необходимостью учёта при разрешении конкретного дела как внутреннего отношения лица к своим действиям с точки зрения осознания им противоправности либо правомерности своих действий, желание причинить ущерб третьим лицам, либо извинительное заблуждение в своей правоте. А также необходимость принять во внимание объективные факторы, которые не зависят от сознания субъекта правоотношения, например, невозможность знать некоторые обстоятельства, имеющие значение для  заключения сделки, наличие норм права и господствующих представлений о нравственности и морали в обществе, которым должно соответствовать поведение субъекта.

1.3. «Недобросовестность» и «злоупотребление правом»: соотношение категорий в российском гражданском праве

Учащение случаев недобросовестного поведения и злоупотребления правом в современных экономических условиях выявило проблему их соотношения как в науке гражданского права, так и в правоприменительной практике. Для правильного определения их соотношения необходимо выявить  содержание категорий «недобросовестность» и «злоупотребление правом».

В юридической литературе недобросовестность понимают в большинстве случаев как характеристику субъективной стороны поведения участников гражданских правоотношений. Так, в качестве недобросовестного поведения в цивилистике рассматривают: отсутствие должной заботливости о соблюдении прав и интересов третьих лиц68, осознание субъектом своих действий и вероятности причинения ими вреда, а также отношение к этому знанию69; нечестность при осуществлении прав, исполнении обязанностей, а также попытка создать видимость права, в действительности отсутствующего70. Недобросовестность это антипод добросовестности.

По мнению В.П. Грибанова, «злоупотребление правом - особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения»71.

К сожалению, ни теории цивилистики, ни в правоприменительной практике не сложилось единого подхода к определению данного соотношения. В частности,  В.И. Емельянов72 отмечает тождественность рассматриваемых категорий, потому как категория «добросовестность» введена в гражданское законодательство с целью уточнения нечеткого, расплывчатого правового явления «злоупотребление правом». Е.В. Вавилин73, наоборот, полагая, что запрет злоупотреблять своими правами введен в гражданское законодательство для уточнения ёмкой, оценочной категории «добросовестность», считает злоупотребление правом формой недобросовестного поведения. Е.Е. Богданова74, И.В. Сазанова75 также  отмечают многозначность понятия «недобросовестность» по отношению к понятию «злоупотребление правом».  

Г.А. Гаджиев76, М.М. Якубчик77 полагают, что данные правовые категории являются взаимно пересекающимися, но не тождественными.    Г.Т. Бекназар-Юзбашев78, сопоставляя «злоупотребление правом» и «добросовестность», сделал вывод об их  функциональном единстве.

Позиция С.Д. Радченко заключается в отсутствии взаимосвязи между недобросовестностью в субъективном смысле и злоупотреблением субъективными правами79. Думаем, что ошибочно отрицать наличие взаимосвязи между данными категориями хотя бы потому, что их следствием является нарушение требования добросовестности.

Анализ правоприменительной практики выявил следующие варианты соотношения рассматриваемых категорий. Во-первых, недобросовестное поведение есть одно из условий для квалификации деяния в качестве злоупотребления правом. Например, «доводы кассационной жалобы о совершении оспариваемых сделок в условиях злоупотребления правом являются ошибочными, поскольку недобросовестность поведения сторон с целью необоснованного увеличения имущественных требований к должнику материалами дела не подтверждена»80; факт сокрытия имущества,  недобросовестное поведения и иные обстоятельства, свидетельствующие о злоупотреблении должником своими правами  истцом не доказаны81; при заключении договора допущено злоупотребление правом, поскольку имело место недобросовестное поведение, направленное на увеличение кредиторской задолженности82.

Во-вторых, недобросовестное поведение одна из форм злоупотребления правом. К примеру, при заключении договора поручительства допущено злоупотребление правом, а именно: имело место недобросовестное поведение, направленное на заключение с должником договора, не обусловленного какими-либо интересами должника83; имело место злоупотребление правом со стороны истца, выразившееся в его недобросовестном поведении, направленном на искусственное увеличение кредиторской задолженности84.

В-третьих, отождествляется недобросовестное поведение и злоупотребление правом. В частности, неразумное и недобросовестное поведение приравнивается ГК РФ к злоупотреблению правом85; действия по купле-продаже автомобилей и передаче их в аренду за цену, значительно превышающую продажную и балансовую стоимость имущества, свидетельствуют об их недобросовестном поведении (злоупотреблении правом)86.

В целом можно сделать вывод о том, что  соотношение правовых категорий «злоупотребление правом» и «недобросовестность» является спорным и неоднозначным в науке гражданского права и судебной практике, поскольку представлены противоречивые, в большинстве взаимоисключающие позиции, что обусловлено сложностью данных правовых явлений для теоретического  осмысления и практического применения. Отсутствует единообразие в решениях, принимаемых в рамках одного звена в системе арбитражных судов РФ.

В п. 1 ст. 10 ГК РФ  закреплено, что: «не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)». Буквальное толкование данного пункта позволяет сделать вывод о тождестве категорий «злоупотребление правом» и «заведомо недобросовестное поведение» при осуществлении гражданских прав. Следовательно, не любое недобросовестное поведение является злоупотреблением правом, а только заведомо, очевидно недобросовестное. На наш взгляд, такая позиция законодателя обусловлена необходимостью уточнения категории «злоупотребления правом» с целью повышения её эффективности.

Исходя из того, что не любое недобросовестное поведение является злоупотреблением правом, следует наличие между данными категориями существенных различий. Считаем, различие данных правовых категорий, главным образом, заключается в их сущности, а именно злоупотребление правом есть следствие нарушения внутренних пределов права за счет использования недозволенных форм правоосуществления, в то время как недобросовестность – следствие нарушения требований добросовестности к участникам отношений при установлении, осуществлении, защите прав и исполнении обязанностей. Из этого положения следуют такие различия, как,  во-первых, недобросовестным может быть  лицо, не имеющее права (например, недобросовестный владелец (лицо, которое знало или должно было знать о том, что его владение незаконно), осуществляющий распоряжение  имуществом), в то время как злоупотребить может только управомоченное лицо, т.к. конструкция злоупотребления правом основана на субъективном праве, во-вторых, выявление недобросовестности субъекта отношения осуществляется путем сопоставления результата его действий с интересами контрагента (третьих лиц), а злоупотребление правом выявляется посредством установления цели правоосуществления, сопоставления действия по осуществлению права с конкретной нормой, в-третьих, недобросовестными, в отличие от злоупотребления правом,  могут быть, помимо  правоосуществления, также действия по установлению и защите прав, исполнению обязанностей, в-четвертых, к недобросовестным относятся, чаще всего, действия, совершенные по неосторожности, в частности, небрежность, отсутствие должной осмотрительности и заботливости, невнимательность, тогда как злоупотребление правом характеризуется в большинстве своем умыслом (прямым либо косвенным), к примеру, шикана, обход закона с противоправной целью. Наличие подобных различий не позволяет констатировать их синонимичность. Однако наличие общих черт, к примеру, этические корни, нарушение интересов третьих лиц (контрагентов), обязанности действовать добросовестно свидетельствует о том, что «недобросовестность» и «злоупотребление правом» являются взаимно пересекающимися категориями.


Глава 2. ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ КАК ПРЕЗУМПЦИЯ В ЦИВИЛИСТИЧЕСКОЙ  НАУКЕ И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ

Развитие системы права характеризуется процессом дифференциации (это процесс диалектического противоречия тождественных элементов норм права), в результате которого «появляются новые правовые нормы, с новыми функциями, структурой, содержанием и местом в системе»87, так, появились, в частности презумпции. Стало быть, правовые презумпции, по мнению             О.А. Кузнецовой, есть результат системности норм гражданского права.

О специализации норм права, писал еще С.С. Алексеев, суть которой состоит в том, что «в праве происходит и усиливается «разделение труда», в результате которого отдельные нормы и их комплексы все более дифференцируются на выполнении тех или иных операций, конкретизируется их содержание и одновременно осуществляется интеграция правового регулирования»88. Следовательно, правовые презумпции являются следствием процесса дифференциации в праве.

Логико-философская природа правовых презумпций, по мнению многих авторов, в частности, В.К. Бабаева89, В.А. Ойгензихта90, С.В. Гусевой91, М.П. Прониной92, О.В. Жажиной93 основана на процессе всеобщего развития, закономерной взаимосвязи явлений в мире и их повторяемости. Выявление устойчивой повторяемости тех или иных явлений, процессов при определенных обстоятельствах – основа презюмирования. Иными словами, если очевидно одно обстоятельство, связь которого с другим подтверждена повседневной человеческой практикой, то можно с полным основанием предположить существование последнего. Несмотря на то, что презумпция основывается на знаниях, длительных наблюдениях, опыте, она есть знание вероятностное94.

С.В. Гусева, анализируя правовые презумпции, пришла к выводу о «зависимости правовой системы от господствующих мировоззренческих установок»95. Современные правовые системы, включая правовую систему России, основаны на принципах гуманизма, демократизации, социального равенства, справедливости. Развитие общества постепенно укрепило в сознании людей представления о добропорядочном, законопослушном, разумном, порядочном гражданине, что находит отражение в правовой сфере путем закрепления соответствующих правовых конструкций, в частности презумпций.

Под презумпцией, как правило, понимают  правовое предположение. Так, В.К. Бабаев определяет правовую презумпцию как «закрепленное в нормах права предположение о наличии или об отсутствии юридических фактов, основанное на связи между ними и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом»96. По мнению Д.М. Щекина, «правовая презумпция – прямо или косвенно закрепленное в законодательстве и детерминированное целями правового регулирования обязательное суждение, имеющее вероятностную природу, о наличии или отсутствии одного юридического факта при наличии другого юридического факта»97.

По справедливому замечанию Д.М. Щекина, при внешнем различии формулировок ученые имеют в виду одно и то же, а именно: правовая презумпция является суждением о предполагаемом факте при наличии факта известного. Терминологические различия состоят лишь в наименовании этого явления (логический прием, признание, предположение, положение, мнение или заключение), а не в его сути.

Впервые презумпция добросовестности была закреплена  в Основе гражданского законодательства  союза ССР и союзных республик 1991 (п. 3 ст. 6). В настоящее время презумпция добросовестности предусмотрена в п. 5 ст. 10 ГК РФ.

До внесения изменений в ГК РФ от 30 декабря 2012 презумпция добросовестности была закреплена в следующей редакции: «если закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, то действует презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений». Эта формулировка породила немало дискуссий и критики в науке гражданского права. Исходя из буквального толкования п. 3 ст. 10 ГК РФ указание на разумность и добросовестность как требования, необходимые для реализации и защиты права, должно содержаться в законе, что говорит о частноправовом характере презумпции.

Наряду с точкой зрения о частноправовом характере презумпции добросовестности, о котором пишут, в частности, Ю.С. Харитонова98,                  М.П. Золотковская99, М.Н. Бронникова100, А.С. Власова101, существует мнение о её общеправовом характере. Ю.П. Свит полагает, что применение презумпции добросовестности в предусмотренных законом случаях не означает, что другие субъекты гражданского оборота могут действовать недобросовестно102. Эта позиция нашла отражение и в судебной практике. Применяя указанную норму, ВАС РФ в одном из дел указал, что  «силу п.3 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданского оборота презюмируется»103.  А.С. Власова104 оценивает подобную практику негативно, поскольку это таит в себе опасность необоснованно широкого толкования положений закона, а значит, ненадлежащее применение нормы.

Представляется справедливым и основанным на законе подход, согласно которому ранее ГК РФ не содержал должным образом закрепленной общей презумпции добросовестности и разумности участников гражданского оборота.

Некоторые ученые, в частности, О.А. Кузнецова105, С.А. Краснова106,                М.Н. Бронникова107 обратили внимание на то, что:

  1.  добросовестность участников предполагается только при осуществлении гражданских прав, исходя из буквального толкования нормы;
  2.  презумпция добросовестности действует только в отношении прав, а не обязанностей;
  3.  презумпция добросовестности действует при защите гражданских прав.

Как это ни удивительно, но на основании положений п. 3 ст. 10 ГК РФ некоторые ученые, например, В.А. Белов108, А.В. Попова109, М.Ф. Лукьяненко110 и др.  сделали вывод о действии принципа добросовестности. Есть и в судебной практике примеры применения презумпции добросовестности в качестве принципа. ЗАО «К» обратилось с иском к ОАО «Д» об уплате основного долга по договору лизинга. Иск оставлен без удовлетворения. Суд указал на то, что лизингодатель, исходя из принципа добросовестности и разумности   (ст. 10 ГК РФ), должен был отказаться от исполнения договора купли-продажи в связи с поставкой продавцом некомплектного товара, однако лизингодатель никаких мер к тому не предпринял, надлежащим образом не подтвердил невозможность возврата уплаченной части покупной цены продавцом. Другой пример, Б. обратился с иском к Т., ООО «А» с просьбой признать недействительным соглашение от 18.05.2010 по отчуждению нежилого здания,  земельного участка, пристроенного здания. Суд указал на противоречие действий ответчиков по уклонению от выплаты оставшейся части  компенсации действительной стоимости доли с учетом рыночной стоимости принадлежащего обществу имущества принципу добросовестности осуществления прав (п. 3. ст. 10 ГК РФ)111.

По мнению ряда авторов, например, О.А. Кузнецовой,  О.В. Жажиной112, М.П. Прониной113, в гражданском праве действует принцип презумпция добросовестности, т.е. презумпция добросовестности имеет значение принципа гражданского права. По мнению О.В. Жажиной, эти нормы несут дополнительную функцию «в виде обеспечения общей согласованности системы права»114. Данная позиция нашла отражение и в судебной практике. Так, ООО «Т» обратилось в суд с иском к ООО «А» о взыскании ошибочно перечисленных денежных средств. Суд разрешил дело на основании принципа презумпции добросовестности115, в силу которого ООО «А» не могло предполагать, что у лица, которому передан товар для перевозки, отсутствуют соответствующие полномочия, и не могло предотвратить неблагоприятные последствия, вызванные утратой груза.

Такая ограниченность сферы действия презумпции добросовестности, проявляющаяся в применении только в случаях, указанных в законе, а также в действии только в отношении осуществления и защиты прав, связаны, на наш взгляд, с уровнем развития общественных отношений. Как правильно отметил В.И. Емельянов116, законодатель закрепил требование добросовестности к отдельным участникам гражданских отношений с целью стимулирования  их к правомерному поведению за счет повышения их ответственности. Думаем, что это связано также с  «пробным» периодом действия данной нормы, в связи с отсутствием опыта по применению категории «добросовестность» при правоосуществлении и исполнении обязанностей.

Необходимость закрепления презумпции общего характера и совершенствования п. 3 ст. 10 ГК РФ обусловлено, по мнению                             С.А. Красновой тем, что: «данная норма дезориентирует субъекты гражданских прав и правоприменительные органы»117.

В ответ на объективную потребность законодатель осуществил корректировку нормы, в результате которой презумпция добросовестности сформулирована следующим образом: «добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются». Как справедливо отмечает А.М. Эрделевский: «это идеальная конструкция»118.

Данная формулировка учла критические замечания прошлых лет и является еще одним элементом, способствующим расширению применения категории «добросовестность» в гражданском праве России. Принцип добросовестности обязывает участников гражданского оборота быть добросовестными при правоосуществлении и исполнении обязанностей, а презумпция предполагает их таковыми, пока не доказано обратное. Следовательно, ГК РФ встал на защиту добросовестности субъектов гражданских правоотношений в связи с чем противоположное нуждается в доказывании.

О.А. Кузнецова119, М.П. Пронина120 выделяют юридико-теоретическое (юридико-техническое) значение презумпций. Норма-презумпция в процессе регулирования общественных отношений вместе с другими нормами образует единый регулятор. С точки зрения М.П. Прониной121, это проявляется в том, что презумпция обеспечивает согласованность норм одной отрасли, позволяет уяснить содержание иной правовой нормы. Как правильно указывает О.В. Жажина, регулятивная функция презумпции проявляется в связи в том, что придает предполагаемым фактам необходимый «статус долженствования, определяя их в качестве существующих, значимых»122. Так,  презумпция добросовестности осуществляет правовое регулирование путем указания на добросовестность субъектов гражданского права. На наш взгляд, презумпция добросовестности обеспечивает не согласованность, а связанность, единство норм гражданского права. К примеру, с презумпцией добросовестности связаны  нормы о добросовестности арбитражного управляющего, руководителя общества с ограниченной ответственностью, поскольку в силу презумпции они предполагаются таковыми, пока не доказано обратное.

По мнению О.А. Кузнецовой, презумпция добросовестности, как и любая презумпция, выполняет системоупрощающую функцию123, которая  предполагает, во-первых, что презумпция добросовестности освобождает от доказывания собственной добросовестности. Применяя  презумпцию добросовестности, ФАС Волго-Вятского округа по заявлению ОАО «С» к ООО «Р» о включении в реестр требований кредиторов указал: «исходя из п. 3 ст. 10 ГК РФ лицо, от которого требуется разумность и добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное»124.

Во-вторых, презумпция добросовестности распределяет бремя доказывания  определенных фактов. Так, ООО «Б» обратилось в суд с иском к администрации Гулькевичского городского поселения Гулькевичского района о взыскании задолженности.  Суд установил, что доказывать недобросовестность действий ответчика, выразившихся в привлечении к осмотру объекта специалистов, имеющих заинтересованность в искажении его результатов, должен истец125.

Презумпция добросовестности активно применяется в судебной практике, однако используемая терминология не единообразна, в частности, в судебных актах указывается как на презумпцию добросовестности126, так и на принцип презумпцию добросовестности127, презумпцию добросовестности и разумности128.

Существует и судебное толкование презумпции добросовестности: в силу презумпции добросовестности предполагается, что при определении суммы оставшейся задолженности лицо не преследует цель неосновательно обогатиться129; руководитель организации при принятии деловых решений действует в интересах общества и его акционеров (участников)130; заботливость и осмотрительность, принятие всех мер для надлежащего исполнения обязанностей131; обязанность обеспечить осуществление деятельности в соответствии с обязательными требованиями закона132; обоснованность расходов133.

К недобросовестному поведению относится, например, необоснованное увеличение имущественных требований к должнику134; искусственное увеличение кредиторской задолженности135; предоставление недостоверных сведений в первичных документах, подтверждающие совершение хозяйственных операций136;  неосмотрительность и неосторожность при выборе контрагента, а именно отсутствие проверки факта действительного местонахождения контрагента, документов, подтверждающих личность руководителя организации, достоверности предъявленной организацией лицензии, наличия технических и трудовых ресурсов для выполнения работ137 и др. Последствиями установления факта недобросовестности являются, в частности, восстановление положения существующего до его нарушения138, отказ в признании права139, взыскание убытков140, признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности141 и др.

Таким образом, законодатель при регулировании гражданско-правовых отношений исходит из добросовестности участников гражданского оборота, обеспечивая их защиту. Презумпция добросовестности осуществляет субсидиарное регулирование общественных отношений путем признания субъектов гражданского права добросовестными, а также освобождает их от доказывания своей добросовестности, поскольку факт недобросовестности доказывает тот, кто об этом утверждает. Презумпция добросовестности относится к субъекту отношений, характеризуя, в частности,  его честность, верность принятым на себя обязательствам. Недобросовестное поведение влечет отказ в признании права, признание оспоримой сделки недействительной и другие гражданско-правовые последствия. Значение презумпции добросовестности состоит в обеспечении стабильности правовой системы, в упрощении правового регулирования общественных отношений, а также в сокращении нормативно-правового массива.


Глава 3. ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ КАК ПРИНЦИП ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА РОССИИ

3.1. Причины закрепления принципа добросовестности в гражданском праве России

Мы вслед за большинством ученых считаем, что нормы-принципы проходят определенный путь развития (эволюционируют), начиная с правовой идеи. При этом под правовыми идеями в правовой науке понимают «формы господствующего правосознания»142; «научные абстракции, идеи правосознания или принципы гражданско-правовой политики»143. По мнению  С.С. Алексеева, правовые идеи следует подразделить на те, которые аккумулируют и переводят на язык правовых категорий материальные, духовные нравственные начала общества (например, идея добросовестности участников) и те, которые  выражают классовые, групповые, этнические установки.

Развитие общественных отношений, появление новых сфер практической деятельности, нуждающихся  в правовом урегулировании, определяют возникновение новых правовых идей, которые впоследствии освещаются в научных трудах, затем  трансформируются в принципы права, путем закрепления в нормах права. Однако по справедливому замечанию  Е.Г. Комиссаровой, форма  проявления правовых идей двояка, т.к. они либо получают текстуальное закрепление, либо «остаются за «фасадом» правовых норм»144. Правовая идея, не нашедшая закрепления в законе, но используемая в научных исследованиях или судебной практике, остаётся «научным или практическим принципом»145, принципом-идеей146.

Стало быть, правовые идеи  –  «связующее звено между основными закономерностями и функционированием общества и правовой системой»147, благодаря чему правовая система адаптируется к потребностям общества.

Вопрос об определении понятия «принципа права» относится к числу дискуссионных. В цивилистической науке под принципом понимается: «основное начало гражданского законодательства, определяющее сущность и юридическую природу правовых норм»148; «определенное начало, руководящая идея, закрепленная в нормах гражданского законодательства»149; «ведущее начало, закон данного движения материи и общества, а также  явлений, включенных в ту или иную форму движения»150; «ведущее начало в праве»151; «общепризнанная основополагающая идея, адекватно отражающая уровень познания общесоциальных и специфических закономерностей права»152 и др.

Анализ разных определений «принципа права» позволяет сделать вывод  о том, что  это основные положения отрасли права, объективно обусловленные характером общественных отношений. Они формируются не произвольно, а в соответствии с объективными закономерностями, которые отражаются в их содержании и составляют их сущность.

Сказанное относится и к принципу добросовестности, введение которого в первую очередь экономически обусловлено. Связь между экономикой и гражданским правом очевидна, ведь частноправовые отношения, возникавшие именно как товарно-денежные отношения, первоначально стихийно складывавшиеся между членами общества, затем явились фундаментом гражданского права. В Концепции развития гражданского законодательства РФ указано на то, что развитие экономики и гражданского общества требуют обеспечения добросовестного осуществления прав и исполнения обязанностей. В.Ф Яковлев153 полагает, что недобросовестное поведение, проявляющееся в обмане потребителей, захвате чужого имущества, причинении вреда и убытков своему контрагенту, фиктивном и преднамеренном банкротстве и др. являются результатом сложившихся экономических условий. По мнению ученого, нормальное соотношение спроса и предложения, правовое регулирование, предупреждающее недобросовестность поведения  образуют эффективную модель, стимулирующую производство и обеспечивающую интересы граждан и общества154.

Закрепление принципа добросовестности является следствием процессов социализации и гуманизации155 гражданского права. Изменение отношения к человеку и признание его прав и свобод высшей ценностью ознаменовали гуманистический процесс в гражданском праве, поскольку именно оно регулирует возникновение, изменение, прекращение прав, обязанностей, уделяет значительное внимание защите прав; наличие норм, учитывающих и обеспечивающих интересы общества свидетельствует о его социализации. Принцип добросовестности гарантирует как защищенность отдельной личности, так и учет интересов общества за счет противодействия недобросовестному поведению, злоупотреблению правом, установления «границ индивидуализма»156, а также «согласованности отдельного частного интереса с интересами целого, подчинение каждого идее общего блага»157.  Социальная значимость принципа добросовестности проявляется также в обеспечении стабильности, безопасности гражданского оборота, баланса интересов; защите слабой стороны правоотношения. По справедливому замечанию  Г.А. Гаджиева, объективную природу принципа добросовестности составляет стремление гражданского оборота  «к состоянию стабильности, предсказуемости, надежности»158.

Принцип добросовестности является принципом международного публичного и частного права. Согласно ст. 26 Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969г. «каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться»159. В силу п. 1.7. Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА)160 от 1994г. участники международных отношений обязаны действовать в соответствии с принятыми в практике международной торговли добросовестностью и честной деловой практикой. В данном контексте стоит отметить, что большинство стран закрепили требования добросовестности при осуществлении прав и исполнении обязанностей. Согласно Гражданскому кодексу Франции: «договоры должны исполняться по доброй совести»161 (п. 3 ст. 1134).  Аналогичное положение содержит Гражданский кодекс Италии в ст. 1375, Германское гражданское уложение (§242162).  Исходя из положений Гражданского кодекса Испании163  (п. 1 ст. 7, ст.ст. 1164, 1478, 1488 и др.), п. 1 ст. 9 Гражданского кодекса Республики Молдова164 участники гражданских отношений должны осуществлять права и исполнять обязанности добросовестно. Гражданский кодекс Португалии165 содержит общий принцип, согласно которому стороны обязаны действовать добросовестно в ходе исполнения обязательства и осуществления права (п. 2 ст. 762). Принцип добросовестности и разумности также закреплен в абз. 8 ч. 2 ст. 2 Гражданского кодекса Республики Беларусь166. Положительный опыт зарубежных стран и международной практики также подтверждает необходимость закрепления принципа добросовестности в ГК РФ.

Закрепление принципа добросовестности позволит исключить фрагментарное упоминание категории «добросовестности» как требование к отдельным субъектам гражданского права, а установит единое требование добросовестного поведения ко всем участникам гражданского оборота при осуществлении и защите прав, исполнении обязанностей.

Наличие судебной практики по применению принципа добросовестности подтверждает необходимость его закрепления. Как правильно указывает А.С. Александрова: «правовая идея о принципе добросовестности сильна настолько, что и без его официального закрепления в законе, он применяется как норма, реально существующая»167. При этом в отношении сферы применения принципа добросовестности судебная практика противоречива. Так, в судебных актах Конституционного суда РФ168, Пермского краевого суда РФ169 указывается на общеправовой характер данного принципа, в судебных актах Высшего арбитражного суда можно встретить указание как на общеправовой характер, так и на частноправовой характер принципа добросовестности170, в судебных актах Семнадцатого арбитражного апелляционного суда указанный принцип используется в качестве основополагающего принципа гражданского права171.

В науке гражданского права обсуждался вопрос о необходимости закрепления принципа добросовестности. В частности В.Ф. Яковлев172,                   А.В. Попова173, Д.Н. Гладких174 и др. поддерживают идею введения данного принципа. Квинтэссенция их доводов сводится к тому, что введение принципа добросовестности в современных экономических условиях оправдано и способствует противодействию недобросовестному поведению. Вместе с тем ряд авторов, в частности, В.А. Микрюков, К.И. Скловский, видят во введении принципа добросовестности в ГК РФ недостатки.              К.И. Скловский175 отмечает отсутствие необходимых условий для закрепления данного принципа, среди которых опыт и большая база непротиворечивых прецедентов, из которой суды и участники оборота могли бы черпать представления о добросовестности; исключение применения этого принципа из споров с участием публичных органов. Пока эти условия не достигнуты, по мнению ученого, принцип добросовестности может «принести только вред»176. Думаем, что данный вывод спорен, категория «добросовестности» давно известна российскому праву и опыт применения есть не только категории «добросовестность», но и презумпции добросовестности,  принципа добросовестности. Стремясь обеспечить единообразное понимание и применение норм права ВАС  РФ пользуется имеющимися у него возможностями и разъясняет законодательство, раскрывает содержание юридических норм путем издания информационных писем, обзоров и постановлений, не противоречащих смыслу закона.

В.А. Микрюков177 обеспокоен тем, что оценочный характер категории «добросовестность» станет в руках судей инструментом для ограничения гражданских прав, в частности станет оправданием для одностороннего расторжения договора.

Однако  ценность оценочных понятий заключается в отсутствии четкого содержания, что в свою очередь позволяет учесть все особенности конкретной ситуации, то есть оценочная категория не имеет исчерпывающего содержания. К каждому конкретному делу она применяется индивидуально, что способствует гибкости нормы права, её эффективности для постоянно развивающихся и изменяющихся гражданско-правовых отношений.

Из неопределенности и абстрактности содержания категории «добросовестности» вытекает положение о высоком судейском усмотрении при её применении. Действительно,  личность конкретного правоприменителя и его опыт имеют большое значение для применения любой оценочной категории, в том числе добросовестности, т.е. правоприменитель невольно оказывает личностное влияние на исход дела. Однако судейское усмотрение при принятии решения ограничено. Например, В.П. Ермакова, выделяет субъективные и объективные пределы судейского усмотрения178. Среди субъективных критериев она выделяет нравственность, справедливость, целесообразность и другие. Объективные пределы закреплены в законе. К объективным пределам судейского усмотрения можно отнести такие требования к решению суда, как законность и обоснованность (ст.ст. 11, 194 Гражданского процессуального кодекса РФ179). Исходя из содержания данных норм, суд, принимая решение, должен руководствоваться только законом, а также основывать свое решение на доказательствах, исследованных в судебном заседании. Задача суда - выбрать такой вариант, который оптимально соответствует обстоятельствам дела, отражает баланс интересов участников отношений и будет справедливым, обоснованным и законным.

Прав И.Б. Новицкий, указывая на то, что требование добросовестности не дает судье непосредственного материала для решения, но указывает метод разрешения того или иного спора. Этот метод характеризуется объективностью, проявляющейся в том, что «в каждом случае необходимо восходить к высшей цели всего правопорядка»180, а именно «к идее такой общественной жизни, чтобы каждый подчиненный праву относился к другому безлично правильным образом, цели другого делать своими»181.

Конституционный суд РФ182 по этому поводу в одном из своих постановлений отметил, что для разрешения споров на основе законоположений, в которых законодатель использует оценочные понятия, позволяющие правоприменителю эффективно обеспечивать баланс интересов, в наибольшей мере предназначена именно судебная власть, действующая на основе принципов самостоятельности, справедливого, независимого, объективного и беспристрастного правосудия и отсутствие легального определения не может рассматриваться в качестве нарушения конституционных прав и свобод.

О.А. Кузнецова183 указывает на взаимосвязь системы принципов права с гражданско-правовой средой, благодаря чему система принципов права характеризуется открытостью и может быть  дополнена новыми принципами. Следовательно, введение принципа добросовестности способствует развитию существующей системы принципов, а также её соответствию экономическим условиям, уровню развития общественных отношений.

Закрепление в ст. 1 ГК РФ принципа добросовестности является объективным процессом, следствием существования в гражданском праве ряда объективных причин. Такое изменение в гражданском праве не является коренным, поскольку категория «добросовестности» известна гражданскому праву, существует судебная практика по её применению. ГК РФ, делая акцент на добросовестности участников гражданских правоотношений, формирует общую направленность правомерного поведения.

3.2. Место принципа добросовестности в системе принципов                  гражданского права

По справедливому замечанию В.Ф Яковлева, «принципы гражданского права эффективны постольку, поскольку они реализуются системно»184, т.е., если не реализуется принцип добросовестности, то невозможно полноценное действие принципов равенства участников отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, эффективной защиты прав. 

Так, по мнению М.Ю. Щетинкиной, Г.В. Вердияна185, М.Ю. Козловой и др., принцип добросовестности ограничивает свободу договора. В частности, М.Ю. Щетинкина пишет, что целью законодательства является ориентирование сторон на добросовестное поведение, что является ограничением свободы договора186. М.Ю. Козлова так же указывает, что «добросовестность сторон договора – это непременное условие реализации принципа договорной свободы»187. Эти доводы подтверждает и судебная практика. В постановлении Второго арбитражного апелляционного суда по иску ОАО «К» к Кировскому областному государственному автономному учреждению социального обслуживания «С» о взыскании долга по оплате тепловой энергии представлено следующее: «в силу ст.ст. 2, 9, 10, 426 ГК РФ при реализации гражданских прав действует принцип свободы договора и поведения сторон по своему усмотрению, ограничиваемый случаями определения договорного условия императивной нормой или превышения одной стороны по отношению к другой пределов разумности и добросовестности»188.

Считаем обоснованным вывод о том, что свобода договора предполагает добросовестное поведение участников гражданских правоотношений, тем самым ограничивая свободу, предоставленную субъектам гражданского оборота путем запрета недобросовестного поведения, а именно применение угроз, насилия, введения в заблуждение на стадии заключения договора. Тем самым обеспечивается защита слабой стороны договора – непрофессиональных участников, простого потребителя.

По мнению А.В. Волкова189, принцип добросовестности происходит из принципа равенства, заключающемся в наделении лиц равными гражданскими правами, а также в обязанности не нарушать права других лиц. К.И. Скловский190 также рассматривает принцип добросовестности в качестве «продукта принципа формального равенства». На наш взгляд, ошибочно считать принцип добросовестности следствием лишь принципа равенства, он является «продуктом» развития системы права.

Принципы равенства и добросовестности участников отношений учитываются при установлении, осуществлении прав и их защите, исполнении обязанностей, обеспечивая стабильность, баланс интересов, «равные правовые возможности»191 и направлены на недопущение получения односторонних преимуществ. На взаимосвязь принципов добросовестности и равенства участников отношений указывает судебная практика. Так, публичный порядок составляют равенство и добросовестность сторон, вступающих в частные отношения192; принцип свободы договора должен применяться с учетом равенства сторон и требований добросовестности и разумности193; равенство участников отношений, основывающихся в своих действиях на добросовестности и разумности194; принципы равенства сторон и добросовестность их поведения относятся к основополагающим принципам права, которые обладают универсальностью, высшей императивностью и особой общей значимостью195. В одном из судебных актов было указано на то, что возможность удовлетворения иска «способствует восстановлению баланса интересов, а также учитывает принципы равенства и добросовестности участников гражданских правоотношений»196.

Беспрепятственное осуществление гражданских прав предполагает приобретение и осуществление гражданских прав своей волей и в своем интересе. С точки зрения С.А. Красновой197, добросовестность является условием беспрепятственного осуществления своих гражданских прав и требования исполнения обязанностей, а ее отсутствие  влечет неблагоприятные материально-правовые последствия, в частности, применение мер ответственности. П.В. Крашенинников198 обращает внимание на исключения  из данного принципа, во-первых, когда законодательством установлены требования должной осмотрительности и заботливости при  осуществлении прав, во-вторых, запрет злоупотребления правом. На наш взгляд, принцип добросовестности является своего рода исключением из принципа беспрепятственного осуществления гражданских прав, поскольку предполагает при установлении и осуществлении прав реализацию не только и не столько своих интересов, сколько учет интересов контрагента. Как справедливо отметил Г.А. Гаджиев добросовестность - это «сдержка эгоизма»199. Вместе с тем правоприменительная практика указывает на взаимозависимость этих принципов, так, в одном из судебных решений было указано: «выставление на торги имущества, обремененного обязательствами, нарушает принцип беспрепятственного и добросовестного осуществления гражданских прав»200.

Принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела обеспечивает баланс публичных и частных интересов. Думаем, что принцип добросовестности, наряду с принципом недопустимости произвольного вмешательства в частные дела, за счет своего морально-нравственного содержания определяет оправданные пределы вмешательства в частные дела любого субъекта гражданского права, включая государство, а значит, способствует снижению количества произвольных, необоснованных вторжений в сферу частноправовых отношений. 

Еще один принцип гражданского права  - принцип неприкосновенности собственности, который означает, в частности, что «собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, если они не противоречат закону и иным правовым актам и не нарушают права и законные интересы других лиц; соответственно, предполагается и возможность исполнения собственником своих гражданско-правовых обязательств за счет принадлежащего ему имущества, в том числе относящегося к объектам недвижимости»201. С одной стороны, принцип добросовестности способствует «поддержанию» неприкосновенности собственности, поскольку законодатель закрепил возможность истребования имущества как от добросовестного приобретателя, так и недобросовестного владельца, предусмотрев более тяжкие последствия для недобросовестного лица, которое знало или должно было знать, что его владение незаконно, с другой -  сама обязанность субъектов гражданских правоотношений действовать добросовестно основывается на «гарантировании неприкосновенности собственности, свободы экономической деятельности и свободы договора, судебной защиты нарушенных прав и др.»202.

И наконец, принцип обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты. Как ранее было отмечено, осуществление защиты гражданских прав должно сообразовываться с принципом добросовестности.  Так, Е.Е. Богданова203 выделяет добросовестное и недобросовестное осуществление защиты. Недобросовестное применение способа защиты  - использование последнего не в целях защиты гражданских прав, а, например, для уклонения от исполнения обязанности, воспрепятствования деятельности контрагента, доведения до банкротства и т.д. С точки зрения Е.В. Василенко  выбор способов защиты должен осуществляться разумно и добросовестно, а также используемые способы защиты должны быть адекватными характеру совершенного правонарушения204.

Считаем также, что и в отношении права на судебную защиту принцип добросовестности выполняет роль «ограничителя». Данный вывод подтверждает и судебная практика, в частности, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд РФ указал на недопустимость использования права на судебную защиту в «противоречие основополагающим принципам гражданского права, в частности принципу добросовестности»205.

Проведенный анализ показал, с одной стороны, самостоятельность принципов гражданского права по отношению друг к другу, проявляющаяся в наличии своей области применения, а с другой -  их взаимосвязанность, взаимозависимость, взаимообусловленность за счет пересечения сфер применения, благодаря чему принцип добросовестности развивает и конкретизирует положения принципа добросовестности. Нарушение одного из принципов права влечет, как правило, нарушение других, так, обязанности ссудополучателя вернуть полученное имущество корреспондирует право ссудодателя требовать его возврата. Иной подход к решению этого вопроса, по мнению ФАС Уральского округа206,  нарушает основные начала гражданского законодательства: признание равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты, а также противоречит требованиям добросовестности, разумности и справедливости.

По мнению О.А. Кузнецовой, система207 норм-принципов имеет определенную структуру, а именно: норма-принцип, юридический императив, конкретная норма права. Юридический императив это посредник между нормой-принципом и конкретной нормой права. Его «называют также «нормы-узловые переходы», именно с их помощью все нормы-принципы взаимосвязаны, взаимодействуют и образуют единую систему»208.  Принимая во внимание данную структуру, принцип добросовестности включает следующие юридические императивы.

Во-первых, принцип добросовестности учитывается при установлении гражданских отношений. Это положение конкретизируется в п. 4 ст. 1 ГК РФ, п. 3 ст. 53 ГК РФ, п. 5 ст. 10 ГК РФ, п. 1 ст. 234 ГК РФ, ст. ст. 168, 169, 178, 179 ГК РФ и др. Добросовестное установление прав предполагает отсутствие обмана, сокрытия информации, насилия, угроз, заблуждения; участники отношений не преследуют цель заведомо противоправную требованиям закона, основам правопорядка и нравственности и т.д. Стороны сделки должны иметь «правильное представление» о ее характере, условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах; воля и волеизъявление должны совпадать, что подтверждает и судебная практика. Исходя из анализа судебных решений209 необходимым условием для признания сделки недействительной на основании ст.ст. 168, 169 ГК РФ является установление факта недобросовестного поведения сторон по сделке либо одного из  контрагентов.

Обязательными признаками для признания сделки недействительной на основании ст. 179 ГК РФ являются крайне невыгодные условия сделки и недобросовестное поведение одной из сторон: зная о стечении тяжелых обстоятельств, она умышленно совершает сделку на крайне невыгодных для этой стороны условиях210.

Лицу может быть отказано в признании права собственности в силу приобретательной давности в связи с его недобросовестностью, например, владение объектом социально-культурного назначения не может привести к возникновению права собственности, поскольку данный объект имеет специальный правовой режим и является государственной собственностью в силу закона.  Лицо, получая владение, знал или должен быть знать о том, что владеет государственным имуществом, что свидетельствует о его недобросовестности211.

Во-вторых, принцип добросовестности применяется при осуществлении прав и исполнении обязанностей, на что указывают  п. 4 ст. 1 ГК РФ, п. 3 ст. 53 ГК РФ, ст. 10 ГК РФ, п. 1 ст. 1361 ГК РФ212, ст.ст. 309, 310 ГК РФ и др. При этом принцип добросовестности при осуществлении прав и исполнении обязанностей предполагает должную «осмотрительность»213, «заботливость»214 и «честность»215, внимательность216 участников отношений, не допускающих непредусмотрительность и небрежность217, проявляющихся, например, в заключении сделок без их надлежащего одобрения218; в подписании документов, являющихся поддельными219; не включении в оплату услуг на подачу (уборку) вагонов стоимости пользования чужим имуществом220 и др.

В-третьих, при защите прав  п. 4 ст. 1 ГК РФ, п. 5 ст. 10 ГК РФ, п. 3 ст. 53 ГК РФ, ст.ст. 12, 301-305 ГК РФ и др.  Добросовестная защита гражданских прав означает честный и разумный выбор способа защиты, соразмерность между способом защиты и совершенным правонарушением, осуществление защиты с целью предупреждения правонарушения либо с целью восстановления нарушенных прав, а не для извлечения выгоды, а также использование способов защиты предусмотренных законом либо договором. Судебная защита права осуществляется исходя из принципов разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений. В случае несоблюдения этих принципов суд может отказать недобросовестному лицу в защите права (ст. 10 ГК РФ).

В-четвертых, принцип добросовестности предполагает баланс интересов, подп. 4 ст. 1103 ГК РФ221, подп. 4 ст. 1109 ГК РФ и др. По мнению                   А.Ф. Пьянковой, под балансом интересов понимается «такое состояние гражданского правоотношения, в котором права и обязанности сторон соразмерны и стороны имеют равные возможности для реализации своих законных интересов»222. Исходя из чего, по мнению А.Ф. Пьянковой, принцип баланса интересов образует следующие субпринципы: «соразмерность прав и обязанностей, наличие фактических возможностей для реализации законных интересов каждой из сторон, защита слабой стороны правоотношения»223. Принцип добросовестности гарантирует защиту слабой стороны правоотношения, противодействуя недобросовестности, злоупотреблению правом, а также совместно с принципом равенства обеспечивает соразмерность прав и обязанностей сторон отношения. По справедливому замечанию А.Ф. Пьянковой, принцип баланса интересов развивает, конкретизирует принципы равенства и добросовестности. Анализ судебной практики также выявил взаимозависимость данных категорий. Добросовестность является необходимым условием обеспечения баланса интересов, т.е. добросовестное поведение способствует получению сторонами по сделке то, на что они рассчитывали при ее заключении, а также любое нарушение требований добросовестности ведет к дисбалансу224.

В правоприменительной практике используются понятия «справедливый»225, «добросовестный»226 баланс, предполагающие равнозначность интересов отдельной личности и соблюдение принципа справедливости и разумности. Вместе с тем, права А.Ф. Пьянкова, указывая на то, что: «баланс интересов может быть нарушен и при отсутствии недобросовестности, например, в результате не зависящих от воли сторон обстоятельств»227. Следовательно, категория «баланс интересов» не исчерпывается добросовестным поведением со  стороны участников отношений.

Значение данного принципа  оценивается учеными правоведами по-разному: способствует обеспечению стабильности, предсказуемости, надежности гражданского оборота228; «обеспечивает охрану истинного содержания договора вне зависимости от его буквального содержания и способствует установлению баланса интересов»229, формирует взаимное признание и взаимоуважение сторон отношений230; обеспечивает объективность за счет взвешивания противоположных интересов и желаний231.

Таким образом, введение принципа добросовестности в ГК РФ обусловлено рядом объективных условий социальных, экономических. Наличие норм права, отражающих объективную основу данного принципа, свидетельствует о собственной сфере применения, проявляющейся в действии при установлении, осуществлении и защите прав, а также при исполнении обязанностей.  Анализ соотношения принципа добросовестности с принципами гражданского права показал их взаимосвязь, взаимозависимость, следовательно, принцип добросовестности является частью системы принципов гражданского права и занимает  свое место в регулировании гражданско-правовых отношений. Вместе с тем принцип добросовестности развивает и конкретизирует положения принципов равенства, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, неприкосновенности собственности и ограничивая сферу действия принципов свободы договора, обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты, беспрепятственного осуществления гражданских прав.


Заключение

Процесс эволюции категории «добросовестности» характеризуется длительностью и неравномерностью. В дореволюционный период  соблюдение требований добросовестности позволяло защититься от обвинения в краже и снизить размер ответственности. С развитием товарно-денежных отношений добросовестность стала учитываться при виндицировании вещи, а также в качестве условия снижения либо увеличения гражданско-правовой ответственности. В советский период в условиях господства государственной собственности, государственного планирования расширение сферы действия категории «добросовестность» не произошло, однако она по-прежнему учитывалась при виндикации. Постепенное внедрение рыночных отношений в экономику страны в конце 90-х годов привело к закреплению презумпции добросовестности. На современном этапе развития гражданского права ввиду развития экономических отношений, и как следствие участившихся случаев недобросовестного поведения участников отношений, сфера применения категории «добросовестности» расширилась в связи с закреплением принципа добросовестности.  Следовательно, закрепление категории «добросовестность» в законоположении это объективный, естественный процесс,  продиктованный необходимостью эффективной защиты участников отношений от недобросовестности третьих лиц (контрагента).  Процесс эволюции категории «добросовестность» позволяет заметить ее связь с торговым оборотом. И приобретательная давность, и презумпция добросовестности, и принцип добросовестности, и защита добросовестного приобретателя являются продуктом развития и роста гражданского оборота.

При этом наука гражданского права не выработала единого универсального определения понятия «добросовестность». Считаем, нет необходимости как в доктринальном, так и в законодательном определении данного понятия, иначе пришлось бы пожертвовать гибкостью, эластичностью данного понятия, индивидуальным подходом к каждому конкретному делу. Вместе с тем данный вывод не опровергает необходимость выработки критериев применения данного понятия. Добросовестность следует рассматривать как совокупность объективного и субъективного элементов, что обусловлено необходимостью учёта при разрешении конкретного дела как внутреннего отношения лица к своим действиям с точки зрения осознания им противоправности либо правомерности своих действий, желание причинить ущерб третьим лицам, либо извинительное заблуждение в своей правоте. А также необходимость принять во внимание объективные факторы, которые не зависят от сознания субъекта правоотношения, например, невозможность знать некоторые обстоятельства, имеющие значение для  заключения сделки, наличие норм права и господствующих представлений о нравственности и морали в обществе, которым должно соответствовать поведение субъекта. И субъективный, и объективный критерии характеризуют участника отношения, описывая его поведение или результат поведения.

Учащение случаев недобросовестного поведения и злоупотребления правом в современных экономических условиях выявило проблему соотношения данных правовых конструкций. Пока соотношение данных правовых категорий остается спорным и неоднозначным в науке гражданского права и судебной практике,  поскольку выявлено множество противоречивых, а в большинстве взаимоисключающих позиций в цивилистике, что обусловлено сложностью данных правовых явлений для теоретического  осмысления и практического применения. Считаем, данные категории взаимно пересекающимися.

Проникновение рыночных отношений в экономику России привело к появлению презумпции добросовестности. Законодатель при регулировании гражданско-правовых отношений исходит из добросовестности субъектов гражданского права, обеспечивая их защиту. Презумпция добросовестности осуществляет регулирование общественных отношений путем признания субъектов гражданских отношений добросовестными, а также освобождая их от доказывания своей добросовестности, поскольку недобросовестность лица доказывает тот, кто утверждает об этом путем предоставления доказательств. Презумпция добросовестности характеризует субъекта путем презюмирования, в частности, его честности, правдивости, порядочности. Установления факта недобросовестности субъекта права влечет последствия, предусмотренные гражданским законодательством, в частности, взыскание убытков, неустойки, отказ в признании права.

Закрепление принципа добросовестности обусловили экономические, социальные условия; наличие судебной практики, норм права, отражающих объективную основу данного принципа.  ГК РФ делает акцент на добросовестности участников гражданских правоотношений, формирует общую направленность правомерного поведения. Принцип добросовестности воздействует на общественные отношения, непосредственно применяется в отсутствие конкретной нормы права (аналогия права), а также наряду с другими принципами, лежит в основе гражданского права, обеспечивая целостность, единство, согласованность гражданско-правовых норм.

Анализ соотношения принципа добросовестности с принципами, закрепленными в ст. 1 ГК РФ, показал, с одной стороны, его  самостоятельность, автономность, «самодостаточность» в регулировании гражданско-правовых отношений, за счет наличия своей сферы применения, а с другой - взаимосвязь со всеми принципами гражданского права. Вместе с тем принцип добросовестности развивает и конкретизирует положения принципов равенства, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, неприкосновенности собственности и ограничивая сферу действия принципов свободы договора, обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты, беспрепятственного осуществления гражданских прав. Принцип добросовестности при установлении прав предполагает отсутствие обмана, сокрытия информации, насилия, угроз, заблуждения; участники отношений не преследуют цель заведомо противоправную требованиям закона, основам правопорядка и нравственности. Добросовестное осуществление прав и исполнение обязанностей  означает честность, проявление должной заботливости и осмотрительности, внимательности, принятие всех мер для надлежащего исполнения обязанностей, соблюдение условий договора, учет интересов контрагента. Добросовестная защита гражданских прав предполагает честный и разумный выбор способа защиты, соразмерность между способом защиты и совершенным правонарушением, осуществление защиты с целью предупреждения правонарушения либо с целью восстановления нарушенных прав, а не для извлечения выгоды, а также использование способов защиты предусмотренных законом либо договором.

Расширение сферы применения категории «добросовестность» в науке гражданского права воспринято неоднозначно. Мы положительно оцениваем подобные изменения, поскольку политика любого государства в сфере частноправовых отношений направлена на то, чтобы участники соблюдали гражданско-правовые нормы, на обеспечение стабильности, безопасности гражданского оборота, что достижимо с помощью категории «добросовестность».

Принцип добросовестности презумпция добросовестности соответствуют уровню развития общественных отношений и определяют последующее развитие общества по пути честности, порядочности, законопослушности. Добросовестность в гражданском праве обеспечивает соблюдение не только правовых норм, но и нравственных положений, что способствует взаимоуважению, взаимному доверию между контрагентами, руководству при принятии решений не только своими интересами, преследовать не только свои цели, но и учитывать, сообразовываться с интересами контрагентов. В идеале соблюдение требования добросовестности всеми участниками гражданских отношений может привести к полному искоренению нарушений правовых норм, а значит к торжеству справедливости, всеобщего блага.

Список литературы

  1.  Специальная литература

  1.  Аверьянова М.В. Защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. 14 с.
  2.  Акашкин А.Ю. Значение добросовестности при исполнении обязательств // Российское правоведение: Трибуна молодого ученого: сборник статей. Томск: ТМЛ-Пресс, 2010. Вып. 10. С.88-89.
  3.  Александрова А.С. Принцип добросовестности в гражданском  праве: от идеи к норме // Академический вестник. Тюмень: ТГАМЭУП, 2010. № 3. С. 63-68.
  4.  Алексеев С.С. Право: азбука – теория – философия: Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999. 470 с.
  5.  Амирова Н.А. Категория «добросовестность» в российском, немецком праве и новом lex mercatoria // Вестник московского университета. Серия 11. Право. 2009. №3. С. 69-80.
  6.  Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. 124 с.
  7.  Бекназар-Юзбашев, Г.Т. Злоупотребление правом и принцип доброй совести в гражданском праве России и Германии. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. 25 с.
  8.  Белов В.А. Добросовестность, разумность, справедливость как принципы гражданского права // Законодательство. 1998. №8. С. 49-52.
  9.  Белых В.С. Основные направления совершенствования части первой Гражданского кодекса Российской Федерации // Предпринимательское право. 2010. №1. С. 15 - 21
  10.  Богданов Е.В. Категория «добросовестности» в гражданском праве // Российская юстиция. 1999. №9. С. 13-15.
  11.  Богданов Е.В. Гражданское право России как регулятор экономических отношений // Законодательство и экономика. М.: Законодательство и экономика. 2012. № 1. С. 29-36.
  12.  Богданова Е.Е.  Добросовестность участников договорных отношений как условие защиты их субъективных гражданских прав // Хозяйство и право. 2010. № 2. С. 111-117. 
  13.  Богданова Е.Е. Добросовестность участников договорных отношений и проблемы защиты их субъективных гражданских прав. Автореф. дис. …  док. юрид. наук. Москва, 2010. 64 с.
  14.  Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М.: Статут, 2011. 847 с.
  15.  Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М.: Юридическая литература, 1963. 196 с.
  16.  Бронникова М.Н. Проблемы применения презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений // Вестник Самарской гуманитарной академии. Право. Самара: Изд. Самар. гуманит. акад., 2007. № 1.  С. 55-68.
  17.  Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Волтерс Клувер, 2009. 360 с.
  18.  Василенко Е.В. Категории «добросовестность» и «разумность» в гражданском праве: вопросы соотношения. Автореф. дис. … док. юрид. наук. Краснодар, 2010. 27 с.
  19.  Вердиян  Г.В. Место принципа добросовестности в современном гражданском праве // Законность и правопорядок на современном этапе развития общества: сборник материалов Международной научно-практической конференции. Краснодар, 2012. С. 49-62.
  20.  Власова А.С. Презумпция добросовестности в спорах из корпоративных правоотношений // Закон. 2011. №3. С.108-114.
  21.  Волков А.В.  Какой должна быть статья 10 Гражданского кодекса РФ // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. №9. С. 90-94.
  22.  Гаджиев Г.А.  Конституционные принципы добросовестности и недопустимости злоупотребления субъективными правами // Государство и право. 2002. №7. С. 54-63.
  23.  Гаджиев Г.А. Конституционные принципы рыночной экономики. М.: «Юрист», 2004.  286 с.
  24.  Гладких Д.Н. Понятие и значение принципа добросовестности в договорном праве // Законодательство. 2012. №3. С. 40-46.
  25.  Гражданское право. Ч.1 / Под ред. В.П. Мозолина,                           А.И. Масляева. М.: Юристъ, 2005. 377 с.
  26.  Гражданское право: учебник  /  Под общ.  ред.  С.С. Алексеева. М.: Проспект,  2011. 536 с.
  27.  Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М.: Юридическая литература, 1992. 401 с.
  28.  Гусева С.В. Место и роль презумпций в структуре юридического знания: философский анализ. Автореф. дис. … канд. философ. наук. Саратов, 2009. 20 с.
  29.  Дождев Д.В. Добросовестность (bona fides) как правовой принцип // Политико-правовые ценности: история и современность / Под ред.                      В.С. Нерсесянца. М.: Эдиториал УРСС, 2000. С. 3-46.
  30.  Дроздова Т.Ю. Добросовестность в российском гражданском праве. Дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2004 // [Электронный ресурс]. URL: http: // www. dlib.rs.ru /01003299354 (дата обращения 15.04.13).
  31.  Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М.: «Лекс – Книга», 2002. 160 с.
  32.  Ермакова В.П. Понятие и субъективные пределы судейского усмотрения // Журнал Российского права. 2009. №8. С. 91-98.
  33.  Жажина О.В. Презумпции как субсидиарные правовые нормы. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Санкт-Петербург, 2011. 28 с.
  34.  Золотковская М.П. Проблемы приобретения собственности по давности владения в России // Бюллетень нотариальной практики. 2010. №2. С. 38-40.
  35.  Иванова С.А. Некоторые проблемы реализации принципа социальной справедливости, разумности и добросовестности в обязательственном праве // Законодательство и экономика. 2005. №4.  С. 43-46.
  36.  Исмаилов А. Ю. Добросовестность — мера присутствия морального начала  в правовой сфере индивидуального бытия человека // Материалы конференции: «Права и свободы человека: проблемы реализации, обеспечения и защиты». Пенза, 2011.  С. 9-13.
  37.  Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика: учебник для юридических вузов. М.: Юристъ, 1998. 256 с.
  38.  Козлова М.Ю. Значение добросовестности контрагентов для договорных отношений // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 5. Волгоград, 2001. № 1 (14). С. 133-137.
  39.  Колесникова М.М. Правовая категория добросовестности в гражданском праве // Современные проблемы юридической науки и правового образования: материалы международной научно-практической конференции. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2010.  С. 119-123.
  40.  Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2009. №11. С. 6-99.
  41.  Комиссарова Е.Г. Об основных началах гражданского законодательства // Журнал российского права. 2001. №5. С. 13-20.
  42.  Костюк Н.В. Добросовестность в российском и зарубежном гражданском праве // Хозяйство и право. 2008. №12.  С. 98-104.
  43.  Советское гражданское право Т. 1 / Под ред.  О. А. Красавчикова.  М., 1985. 401 с.
  44.  Краснова С.А. Определение понятия «добросовестность» в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2003. №3.             С. 62-67.
  45.  Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: части первой  / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут,  2011. 1326 с.
  46.  Кузнецова О.А. Специализированные нормы гражданского права: теоретические проблемы. Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2007 // [Электронный документ]. URL: http: // www. dlib.rs.ru /010003394867 (дата обращения 15.04.13).
  47.  Кузнецова О.А. Презумпции в российском гражданском праве. М.: Норма, 2002. 102 с.
  48.  Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность.  Монография. М.: Статут, 2010. 423 с.
  49.  Микрюков В.А. Вопросы ограничения гражданских прав принципом добросовестности // Законодательство. 2013. №1. С. 10-14.
  50.  Михайлов С.В. Значение категории добросовестности для обязательственных отношений и последствий недействительности договоров цессии // Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика. Сборник статей. М.: Статут, 2006. С. 174-193.
  51.  Новейший философский словарь / Под ред. А.А. Грицанова. Минск: Книжный дом, 2003.  1280 с.
  52.  Новиков М.В. Справедливость как добросовестность: ценность римского права // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Ч. I. Тамбов: Грамота, 2012. №5 (19). C. 139-141.
  53.  Новикова Т.В. К вопросу о субъективном значении понятия добросовестности в российском гражданском праве // Общество и  право. 2008. №1. С. 114-116.
  54.  Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 2006. №1.              С. 124-181.
  55.  Ойгензихт В.А. Презумпции в советском гражданском праве. Душанбе, 1976. 190 с.
  56.  Ожегов С.И., Шведова Н. Ю. Словарь русского языка. М.: Азъ, 1992. 900 с.
  57.  Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Изд. 3-е, стереотип. М.: «Статут», 2001. 353 с.
  58.  Попова А.В. Принцип добросовестности в обязательственных правоотношениях: судебная практика иностранных и международных судов // Арбитражный и гражданский процесс.  2005. №6. С. 44-48.
  59.  Пронина М.П. Презумпции в современном российском праве. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2010 // [Электронный документ]. URL: http: // www. dlib.rs.ru /01004872014 (дата обращения 15.04.13).
  60.  Пьянкова А.Ф. Баланс интересов в гражданском праве России и его обеспечение в договорных отношениях. Автореф. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2013. 29 с.
  61.  Радченко С.Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. 30 с.
  62.  Родионов О.А. Моральные ценности: история, сущность, специфика // Научные ведомости БелГУ. Серия: Философия. Социология. Право. 2009. №8. С. 45-49.
  63.  Сазанова И.В. О соотношении понятий «недобросовестность» и «злоупотребление правом»  //  Российский юридический журнал. 2008. №1. С. 172-177.
  64.  Свит  Ю.П. Понятие и значение добросовестности и разумности в современном российском праве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. №9. С. 3-10.
  65.  Свод законов Российской империи. Т. X. / Под ред.                           И.Д. Мордухай – Болотовского. СПб.: Книжное товарищество «Деятель», 1912. 201 с.
  66.  Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Дело, 2008. 819 с.
  67.  Тирский М.Г., Черняк Л.Ю. Место принципов права в системе российского права // Академический юридический журнал. 2009. №2 (36).          С. 4-10.
  68.  Федосеев. П.С. Принцип добросовестности в свете концепции развития гражданского законодательства // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2011. №1. С. 88-92.
  69.  Философский энциклопедический словарь / Под ред. Е.Ф. Губского, Г.В. Кораблева, В.А. Лутченко. М.: Инфра-М, 1998. 576 с.
  70.  Харитонова Ю.С. Добросовестность как принцип управления в частном праве // Гражданское право. 2010. № 3. С. 7-10.
  71.  Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: Статут, 2001. 479 с.
  72.  Чукреев А.А. Добросовестность в системе принципов гражданского права // Журнал российского права. 2002. №11. С. 100-104.
  73.  Щекин Д.М. Юридические презумпции в налоговом праве. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2001 // [Электронный документ]. URL: http: // dlib.rs..ru /01000326810 (дата обращения 15.04.13).
  74.  Щенникова Л.В. Справедливость и добросовестность в гражданском праве России // Государство и право. 1997. №6. С. 119-121.
  75.  Щетинкина М.Ю. Реализация и ограничение действия принципа свободы договора. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. 27 с.
  76.  Эрделевский А.М. О первых изменениях в Гражданском кодексе РФ // Хозяйство и право. 2013. №3. С. 19-27.
  77.  Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. 212 с.
  78.  Яковлев В.Ф. О кодификации гражданского законодательства современной России // Проблемы частного права: сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора А.Л. Маковского / отв. ред. В.В. Витрянский, Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. С. 380-394.
  79.  Якубчик М.М. Комплексное понятие добросовестности: соотношение с доктриной злоупотребление правом// Журнал российского права. 2012. №10. С. 107-115.

  1.  Нормативные акты

  1.  Венская конвенция о праве международных договоров (Вена, 13 мая 1969 г.) // Ведомости ВС СССР. 1986. №37. Ст. 772.
  2.  Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон от 30.11.1994 №51-ФЗ (ред. 04.03.2013) // СЗ РФ. 1994. №32. Ст. 3301.
  3.  Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Федеральный закон от 21.06.1996 №14-ФЗ (ред. 14.06.12) // СЗ РФ. 1996. №5. Ст. 410.
  4.  Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая: Федеральный закон от 18.12.2006 №230-ФЗ (ред. 08.12.2011) // СЗ РФ. 2006. №52. Ст. 5496.
  5.  Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 №138-ФЗ (ред. от 14.06.2012) // СЗ РФ. 2002. №46. Ст. 4532.
  6.  Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 №208-ФЗ (ред. 29.12.2012) // СЗ РФ. 1996. №1. Ст. 1.
  7.  Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002. №127-ФЗ (ред. 29.12.2012) // СЗ РФ. 2002. №43. Ст. 4190.
  8.  Федеральный закон «О внесении изменений в главы 1,2,3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 30.12.2012 №302-ФЗ (ред. 04.03.2013) // СЗ РФ. 2012. №53. Ст. 7627.
  9.  Указ Президента РФ от 18.07.2008  №1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2008. №29. Ст. 3482.
  10.  Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) // Закон. 1995. №12. С. 82-92.

Нормативные акты, утратившие силу

  1.  Гражданский кодекс РСФСР от 31.11.1922 // СУ РСФСР. 1922. №71.
  2.  Гражданский кодекс РСФСР: Закон РСФСР от 11.06.1964 (ред. 24.12.1994) // Ведомости ВС РСФСР. 1964. №24.
  3.  Основы гражданского законодательства союза ССР и союзных республик от 31.05.1991 №2211-1 (с изм. 03.03.1993) // Ведомости СНД и ВС РСФСР от 26.06.1991. №26.

  1.  Законодательство зарубежных стран
  2.  Гражданский кодекс Республики Беларусь // [Электронный ресурс].  URL: http://pravo.kulichki.com/vip/gk/00000001.htm (дата обращения 15.03.13).
  3.  Германское гражданское уложение. М.: Волтерс Клувер, 2004.   816 с.
  4.  Гражданский кодекс Испании // [Электронный ресурс].                                                                URL: http://www.spain4you.es/zakon_spain (дата обращения 15.04.13).
  5.  Гражданский кодекс Республики Молдова // [Электронный ресурс]. URL: http://www.gk-md.ru/kn1_1_100/page/8.html (дата обращения 15.04.13).
  6.  Гражданский кодекс Португалии  / Под. ред. В.К. Пучинского, М.И. Кулагина. М.: РУДН, 1986. 336 с.
  7.  Французский гражданский кодекс / Под ред. Д.Г. Лаврова. СПб., 2004. 1101 с.

  1.  Судебная практика

  1.  Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2012 №11-П  // Вестник Конституционного суда РФ. 2012. №9.
  2.  Постановление Конституционного Суда РФ от 18.05.2012 №12-П // Вестник Конституционного суда РФ. 2012. №4.
  3.  Постановление Конституционного Суда РФ от 20.07.2011 №20-П // Вестник Конституционного суда РФ. 2011. №6.
  4.  Постановление Конституционного Суда РФ от 27.11.2008 №11-П // Вестник Конституционного суда РФ. 2008. №6.
  5.  Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2008 №10-П // Вестник Конституционного суда РФ. 2008. №4.
  6.  Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2005 №9-П // Вестник Конституционного суда РФ. 2005. №4.
  7.  Определение Конституционного Суда РФ от 18.10.2012 №1842-О // СПС Консультант Плюс.
  8.  Определение Конституционного суда РФ от 16.12. 2010  №1580-О-О // СПС Консультант Плюс.
  9.  Определение Конституционного Суда РФ от 01.11.2012 №2047-О // СПС Консультант Плюс.
  10.  Определение Конституционного Суда РФ от 24.09.2012 №1561-О // СПС Консультант Плюс.
  11.  Определение Конституционного Суда РФ от 27.12.2005 №503-О //  Вестник Конституционного суда РФ. 2006. №2.
  12.  Определение Конституционного Суда РФ от 16.03.2006 №70-О //  СПС Консультант Плюс.
  13.  Определение Конституционного Суда РФ от 19.04.2007 №258-О-О // СПС Консультант Плюс.
  14.  Определение Конституционного Суда РФ от 25.07.2001 №138-О // Вестник Конституционного суда РФ. 2002. №2.
  15.  Постановление Пленума ВАС РФ «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей» от 30.06.2011 №51 // Вестник ВАС РФ. 2011. №9.
  16.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ №10, Пленума ВАС РФ №22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» от 29.04.2010 // Вестник ВАС РФ. 2010. №6.
  17.  Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.12.2005. №96 // Вестник ВАС РФ. 2006.  № 5.
  18.  Постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 №247/12 по делу №А55-18249/2010 // СПС Консультант Плюс.
  19.  Постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 №12505/11 по делу №А56-1486/2010 // Вестник ВАС РФ. 2012. №10.
  20.  Постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 №13567/11 по делу №А71-10080/2010-Г33 // Вестник ВАС РФ. 2012. №6.
  21.  Постановление Президиума ВАС РФ от 29.03.2012 №13387/11 по делу №А53-22256/10 // Вестник ВАС РФ. 2012. №6.
  22.  Постановление Президиума ВАС РФ от 11.09.2012 №3378/12 по делу №А31-1905/2011 // Вестник ВАС РФ. 2012. №7.
  23.  Постановление Президиума ВАС РФ от 21.02.2012 №12499/11 по делу №А40-92042/10-110-789 // СПС Консультант Плюс.
  24.  Постановление Президиума ВАС РФ от 07.02.2012 №11746/11 по делу №А76-18682/2010-12-587 // Вестник ВАС РФ. 2012. №10.
  25.  Постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 №12505/11 по делу №А56-1486/2010 // Вестник ВАС РФ. 2012. №6.
  26.  Определение ВАС РФ от 27.02.2013 №ВАС-1566/13 по делу №А40-54398/12-58-515 // СПС Консультант Плюс.
  27.  Определение ВАС РФ от 07.08.2012 №ВАС-8838/12 по делу №А03-11490/2011 // СПС Консультант Плюс.
  28.  Определение ВАС РФ от 20.02.2012 №ВАС-17565/11 по делу №А40-9936/11-100-77 // СПС Консультант Плюс.
  29.  Определение ВАС РФ от 13.02.2012 №ВАС-15961/11 по делу №А56-70717/2010 // СПС Консультант Плюс.
  30.  Определение ВАС РФ от 12.05.2012 №1063/12 по делу №А10-11/2011 // СПС Консультант Плюс.
  31.  Определение ВАС РФ от 17.10.2012 №ВАС-12941/12 по делу №А32-27568/2008 // СПС Консультант Плюс.
  32.  Определение ВАС РФ от 07.08.2012 №ВАС-8444/12 по делу №А41-19354/11 // СПС Консультант Плюс.
  33.  Определение ВАС РФ от 18.10.2012 №АС-14056/12 по делу №А55-10512/2011 // СПС Консультант Плюс.
  34.  Определение ВАС РФ от 20.04.2012 №ВАС-4448/12 по делу №А14-4284/2009 // СПС Консультант Плюс.
  35.  Определение ВАС РФ от 22.03.2012 №ВАС-2602/12 по делу №А40-44554/09-28-360 // СПС Консультант Плюс.
  36.  Определение ВАС РФ от 13.02.2012 №ВАС-15961/11 по делу №А56-70717/2010 // СПС Консультант Плюс.
  37.  Определение ВАС РФ от 27.08.2012 №ВАС-10480/12 по делу №А40-67266/10-64-591 СПС Консультант Плюс.
  38.  Определение ВАС РФ от 19.06.2012 №ВАС-5449/12 по делу №А39-871/2011 // СПС Консультант Плюс.
  39.  Определение ВАС РФ от 01.10.2012 №ВАС-11277/12 по делу №А40-74258/11-51-639 // СПС Консультант Плюс.
  40.  Определение ВАС РФ от 29.10.2012 №ВАС-13472/12 по делу №А70-11950/2011 // СПС Консультант Плюс.
  41.  Определение ВАС РФ от 17.08.2012 №ВАС-10723/12 по делу №А40-112046/11 // СПС Консультант Плюс.
  42.  Определение ВАС РФ от 26.03.2012 №ВАС-2706/12 по делу №А40-53935/11-42-442 // СПС Консультант Плюс.
  43.  Определение ВАС РФ от 07.04.2011 №ВАС-17500/10 по делу №А41-19368/08 // СПС Консультант Плюс.
  44.  Определение ВАС РФ от 28.03.2011 №ВАС-1884/11 по делу №А41-9221/09 // СПС Консультант Плюс.
  45.  Определение ВАС РФ от 18.04.2011 №ВАС-17389/10 по делу №А28-732/2010-31/18 // СПС Консультант Плюс.
  46.  Определение ВАС РФ от 20.04.2011 №ВАС-4473/11 по делу №А64-1182/09 // СПС Консультант Плюс.
  47.  Определение ВАС РФ от 07.06.2010 №ВАС-7140/10 по делу №А40-62594/09-97-561 // СПС Консультант Плюс.
  48.  Постановление ФАС Центрального округа от  06.08.2007 по делу №А14-1437/2006/37/12 // СПС Консультант Плюс.
  49.  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15.05.2012  по делу №А11-4803/2011 // СПС Консультант Плюс.
  50.  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.02.2013 по делу №А43-33569/2011 // Консультант Плюс.
  51.  Постановление ФАС Волго - Вятского округа от 20.02.2013 по делу №А43-33569/2011 // СПС Консультант Плюс.
  52.  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.10.2010 по делу №А43-9781/2009 // СПС Консультант Плюс.
  53.  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31.01.2013 по делу №А43-3958/2012 // СПС Консультант Плюс.
  54.  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30.10.2012 по делу №А11-12936/2011 // СПС Консультант Плюс.
  55.  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.07.2012 по делу №А43-46084/2009 // СПС Консультант Плюс.
  56.  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.11.2011 по делу №А43-26780/2010 // СПС Консультант Плюс.
  57.  Постановление ФАС Дальневосточного округа от 06.07.2012 №Ф03-2789/2012 по делу №А51-15846/2011 // СПС Консультант Плюс.
  58.  Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.03.2013 по делу №А32-4295/2012 // СПС Консультант Плюс.
  59.  Постановление ФАС Поволжского округа от 19.05.2009  по делу №А12-14495/2008 // СПС Консультант Плюс.
  60.  Постановление ФАС Поволжского округа от 31.03.2011 по делу №А12-15312/2010 // СПС Консультант Плюс.
  61.  Постановление ФАС Уральского округа от 18.10.2011 №Ф09-6431/11 по делу №А07-2113/2011 // СПС Консультант Плюс.
  62.  Постановление ФАС Московского округа от 07.03.2012 по делу №А41-21121/11 // СПС Консультант Плюс.
  63.  Постановление ФАС Московского округа от 22.01.2013 по делу №А40-40361/12-86-103 // СПС Консультант Плюс.
  64.  Постановление ФАС Московского округа от 30.01.2013 по делу №А40-61144/12-138-566 // СПС Консультант Плюс.
  65.  Постановление ФАС Московского округа от 28.01.2013 по делу №А40-102961/11-58-628 // СПС Консультант Плюс.
  66.  Постановлением ФАС Московского округа  от 25.11.2011 // СПС Консультант Плюс.
  67.  Постановление ФАС Московского округа от 16 .11.2011 по делу №А40-33877/10-139-173 // СПС Консультант Плюс.
  68.  Постановление ФАС Московского округа от 16.11.2011 по делу №А40-33877/10-139-173 // СПС Консультант Плюс.
  69.  Постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.03.2012 по делу №А56-49603/2011// СПС Консультант Плюс.
  70.  Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.12.2012 по делу №А70-9509/2011 // СПС Консультант Плюс.
  71.  Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 07.03.2012 по делу №А45-5903/2011 // СПС Консультант Плюс.
  72.  Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.08.2012 по делу №А27-9635/2011 // СПС Консультант Плюс.
  73.  Постановление ФАС Западно – Сибирского округа от  18.10.2007  года № Ф04-7208/2007 // СПС Консультант Плюс.
  74.  Постановление ФАС Восточно – Сибирского округа от 19.02.2013 №А33-11522/2012 // СПС Консультант Плюс.
  75.  Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.09.2012 по делу №А74-2820/2011 // СПС Консультант Плюс.
  76.  Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.01.2013 по делу №А10-461/2012 // СПС Консультант Плюс.
  77.  Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.08.2012 по делу №А33-15861/2010 // СПС Консультант Плюс.
  78.  Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.07.2012 по делу №А33-12629/2010 // СПС консультант Плюс.
  79.  Постановление ФАС Западно-Сибирского округа  от  18.10.2007     №Ф04-7208/2007(39302-А27-12) // СПС Консультант Плюс.
  80.  Постановление ФАС Уральского округа от 26.03.2013 №Ф09-14261/12 по делу №А76-2070/12 // СПС Консультант Плюс.
  81.  Постановление ФАС Уральского округа от 18.05.2012 №Ф09-3226/12 по делу №А07-25172/2009 // СПС Консультант Плюс.
  82.  Постановление ФАС Уральского округа от 10.07.2012 №Ф09-1767/12 по делу №А07-14608/2010 // СПС Консультант Плюс.
  83.  Постановление ФАС Уральского округа от 09.07.2012 №Ф09-5115/12 по делу №А76-647/2010 // СПС Консультант Плюс.
  84.  Постановление ФАС Уральского округа от 10.05.2012 №Ф09-2526/12 по делу №А47-10062/2010 // СПС Консультант Плюс.
  85.  Постановление ФАС Уральского округа от 10.02.2012 №Ф09-448/12 по делу №А07-15932/2009 // СПС Консультант Плюс.
  86.  Постановление ФАС Уральского округа от 26.06.2012 №Ф09-163/11 по делу №А60-3312/2009 // СПС Консультант Плюс.
  87.  Постановление ФАС Уральского округа от 13.06.2012 №Ф09-3515/12 по делу №А50-12850/11 // СПС Консультант Плюс.
  88.  Постановление ФАС Уральского округа от 07.08.2012 №Ф09-5964/12 по делу №А50-5520/11 // СПС Консультант Плюс.
  89.  Постановление ФАС Уральского округа от 12.05.2009 №Ф09-2876/09-С3 по делу №А07-6358/2008-А-ДГА // СПС Консультант Плюс.
  90.  Постановление ФАС Уральского округа  от 21.09.2009 №Ф09-6979/09-С5 по делу №А60-563/2009-С1 // СПС Консультант плюс.
  91.  Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2010 по делу №А46-24817/2009 // СПС Консультант Плюс.
  92.  Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.04.2012 по делу №А12-17245/2011 // СПС Консультант Плюс.
  93.  Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.11.2012 по делу №А05-6091/2012 // СПС Консультант Плюс.
  94.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2013 №17АП-803/2012-ГК по делу №А60-46505/2011 // СПС Консультант Плюс.
  95.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2012 №17АП-10052/2012-ГК по делу №А50-5815/2011 // СПС Консультант Плюс.
  96.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2012 №17АП-8773/2012-ГК по делу №А50-5710/2012 //  СПС Консультант Плюс.
  97.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2012 №17АП-11291/2010-ГК по делу №А60-9650/2010 // СПС Консультант Плюс.
  98.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2012 №17АП-797/2012-ГК по делу №А50-6724/2010 // СПС Консультант Плюс.
  99.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.06.2012 №17АП-5054/2012-ГК по делу №А60-4485/2011 // СПС Консультант Плюс.
  100.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.05.2012 №17АП-2106/2012-ГК по делу №А60-30811/2011 // СПС Консультант Плюс.
  101.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2012 №17АП-3227/2012-ГК по делу №А50-3498/2010 // СПС Консультант Плюс.
  102.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.04.2012 №17АП-1043/2012-ГК по делу №А50-19412/2011 // СПС Консультант Плюс.
  103.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2012 № 17АП-789/2012-ГК по делу №А50-17144/2011 // СПС Консультант Плюс.
  104.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.01.2012 №17АП-11816/2010-ГК по делу №А60-22332/2010 // СПС Консультант Плюс.
  105.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2012 № 17АП-2074/2012-ГК по делу №А60-39977/2010 // СПС Консультант Плюс.
  106.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2012 №17АП-3796/2011-ГК по делу №А71-10684/2010 // СПС Консультант Плюс.
  107.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2012 №17АП-5725/2011-ГК по делу №А71-3566/2010 // СПС Консультант Плюс.
  108.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.03.2012 №17АП-13544/2010-ГК по делу №А50-23773/2010 // СПС Консультант Плюс.
  109.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2012 № 17АП-9104/2009-ГК по делу N А60-9034/2009 // СПС Консультант Плюс.
  110.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2012 №17АП-6410/2012-ГК по делу №А60-44022/2011 // СПС Консультант Плюс.
  111.  Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2009 №17АП-3855/2009-ГК по делу №А71-11883/2008 // СПС Консультант Плюс.
  112.  Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2012 №18АП-704/2012 по делу №А07-15252/2011 // СПС Консультант Плюс.
  113.  Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2010 №18АП-1886/2010 по делу №А76-29158/2009 // СПС Консультант Плюс.
  114.  Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2010 по делу №А64-2960/09 // СПС Консультант Плюс.
  115.  Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.03.2012 по делу №А09-6826/2010 // СПС Консультант Плюс.
  116.  Определение Пермского краевого суда от 16.05.2012 по делу №33-3729-2012 // СПС Консультант Плюс.
  117.  Определение Пермского краевого суда от 09.04.2012 по делу №33-2926 // СПС Консультант Плюс.
  118.  Определение Пермского краевого суда от 08.06.2011 по делу №33-5680 // СПС Консультант Плюс.


Приложение

Категория «добросовестность» в судебной практике

Право на судебную защиту и добросовестность

Дело

Правовая позиция

Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2012 №11-П.

«По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова».

Осуществляя соответствующее правовое регулирование с учетом конкретно-исторических условий функционирования российской правовой системы, федеральный законодатель обладает определенной дискрецией в выборе тех или иных мер, направленных на обеспечение добросовестного исполнения гражданами своих гражданско-правовых обязательств и их ответственности, в том числе всем своим имуществом, перед кредиторами. Однако эти меры в рамках реализации судебной защиты имущественных интересов лиц, связанных отношениями "должник - кредитор", не должны нарушать справедливый баланс между ценностями, выраженными в признании и гарантировании права частной собственности и в общеправовом принципе добросовестного исполнения обязательств, с одной стороны, и правом на жилище - с другой.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2012 №17АП-10052/2012-ГК по делу №А50-5815/2011.

Конкурсный управляющий 10.05.2012 обратился в суд с заявлением о признании недействительными договора поручительства от 25.09.2007 года №5204-011/00019/0102; договора об ипотеке от 25.09.2007 года №5204-011/00019/1101.

По мнению суда апелляционной инстанции, разрешая вопрос о возможности применения исковой давности в отношении требования, заявленного на основании п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве, арбитражный суд должен руководствоваться частью 2 ст. 6 ГК РФ, допускающей возможность в такой ситуации определять права и обязанности сторон исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Осуществление прав на судебную защиту не должно подрывать основы гражданского оборота, противоречить основополагающим принципам гражданского права, таким как принципы добросовестности, разумности и справедливости.

Именно руководствуясь названными принципами, законодатель вводит определенные ограничения реализации права на судебную защиту, в том числе, и путем установления сроков исковой давности.

Добросовестность и публичный порядок

Дело

Правовая позиция

Постановление Президиума ВАС РФ от 07.02.2012 №11746/11 по делу №А76-18682/2010-12-587.

Требование: О взыскании задолженности по договору оказания услуг.
Обстоятельства: Выполненные услуги по договору в полном объеме не оплачены.
Решение: В удовлетворении требований отказано, так как исполнение по спорной сделке невозможно как противоречащее основам конституционного строя РФ, предполагающим нравственное, добросовестное и соответствующее закону поведение участников гражданского оборота.

Оплата услуг по мнимой сделке противоречит основам конституционного строя Российской Федерации (как элементу ее публичного порядка), предполагающим нравственное, добросовестное и соответствующее закону поведение участников гражданского оборота (ст. 1, 10 ГК РФ).

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 №96. «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов».

Исполнение решения третейского суда в виде взыскания стоимости вклада в уставный капитал совместного предприятия без решения вопроса о судьбе акций, выданных в оплату этого вклада, а также о судьбе имущества, находящегося за пределами Российской Федерации, противоречит публичному порядку Российской Федерации, предполагающему добросовестность и равенство сторон, вступающих в частные отношения, а также соразмерность мер гражданско-правовой ответственности виновному правонарушению.

Определение ВАС РФ от 28.03.2011 №ВАС-1884/11 по делу №А41-9221/09.

Общество с ограниченной ответственностью «Э» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском о взыскании с федерального государственного учреждения «Управление по обеспечению энергоэффективности и энергоснабжения в Южно-Сибирском регионе» в лице Челябинского филиала (далее - учреждение) 414 500 рублей основного долга по договору оказания услуг от 22.06.2007 №6 и 118 363 рублей 28 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами.

Публичный порядок Российской Федерации предполагает добросовестность сторон, вступающих в частные отношения, нарушением чего является создание видимости частноправового спора, в том числе с отнесением его на рассмотрение третейским судом для получения формальных оснований отчуждения недвижимого имущества с целью вывода активов общества одним из его участников.

Постановление ФАС Московского округа от 07.03.2012 по делу №А41-21121/11.

Общество с ограниченной ответственностью «С» обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Постоянно действующего третейского суда при Ассоциации оптовых и розничных рынков (далее - третейский суд) от 05.04.2011 года по делу №ТС-04/2010 о взыскании с ИП П. в пользу общества с ограниченной ответственностью "»С» 41.275 рублей задолженности, 46.905 рублей 55 копеек пени, 3.394 рублей 56 копеек третейского сбора.

В соответствии со ст. 1193 ГК РФ под публичным порядком понимаются основы правопорядка Российской Федерации, которые прежде всего включают в себя основополагающие принципы российского права, такие как принцип независимости и беспристрастности суда, принцип законности решения.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.03.2012 по делу №А56-49603/2011.

Кипрская компания «FRINGILLA CO. LTD» обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании и приведении в исполнение решения Окружного суда от 07.07.2011 по делу №4019/2010.

Под публичным порядком Российской Федерации согласно ст. 1193 гл. 66 «Общие положения» раздела VI «Международное частное право» ГК РФ понимаются основы правопорядка Российской Федерации.

В свою очередь основы правопорядка Российской Федерации включают в себя помимо основ морали, главных религиозных постулатов, главных экономических и культурных традиций, сформировавших российское гражданское общество, и основополагающие принципы российского права.

К основополагающим принципам российского права, в частности, относятся принципы, нашедшие свое отражение в Конституции Российской Федерации, а также основные начала гражданского права.

В соответствии со ст. 1 «Основные начала гражданского законодательства» ГК РФ гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (п. 1). Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (п. 2).

Принцип свободы договора  и добросовестность

Дело

Правовая позиция

Определение ВАС РФ от 07.08.2012 №ВАС-8838/12 по делу

№А03-11490/2011.

М <..> обратился в суд с заявлением об отмене определения Третейского суда при Торгово-промышленной палате города Королева Московской области от 31.03.2006 о прекращении третейского разбирательства по иску общества с ограниченной ответственностью "Рона" к обществу с ограниченной ответственностью "Сварщик".

Принцип свободы договора имеет пределы. Возможность использования договорной свободы, даже при отсутствии специальных требований закона к расчету коэффициентов конвертации, ограничена требованиями добросовестности, разумности и справедливости, исходя из которых коэффициент конвертации должен определяться с учетом стоимости активов реорганизуемых обществ и рыночной стоимости их акций.

Определение ВАС РФ от 18.04.2011 №ВАС-17389/10 по делу

№А28-732/2010-31/18.

Ограниченной ответственностью «М» обратилось с иском к обществу с ограниченной ответственностью «П» о взыскании 819 720 рублей 93 копеек задолженности по уплате лизинговых платежей по договору финансовой аренды (лизинга) от 24.03.2008 N 253 и 260 782 рублей 64 копеек пеней за просрочку уплаты лизинговых платежей. 

Принцип свободы договора (ст. 421 Кодекса) предполагает добросовестность действий его сторон, разумность и справедливость его условий, в частности, их соответствие действительному экономическому смыслу заключаемого соглашения.

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа  от  18.10.2007     № Ф04-7208/2007(39302-А27-12).

Общество с ограниченной ответственностью «К» обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с иском к открытому акционерному обществу «С» об урегулировании разногласий по пунктам 3.2, 3.3, 3.7 договора от 01.08.2006 №26827 об оказании услуг электросвязи юридическому лицу; по пунктам 3.2 - 3.10 дополнительного соглашения №2 к договору №26827 (приложение №3-1), по пунктам 2.1, 2.2, статье 5 приложения №4, пунктам 2.1, 2.2 приложения №5 к упомянутому договору.

Предусмотренный ст. 421 ГК РФ принцип свободы должен применяться с учетом принципа равенства (п. 1 ст. 1 ГК РФ) и принципов разумности и добросовестности (п. 3 ст. 10 ГК РФ) участников регулируемых отношений.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2012 №17АП-11291/2010-ГК по делу №А60-9650/2010.

Дело о признании недействительным договора №1709/09/-1 от 17.09.2009 г., заключенного между закрытым акционерным обществом «А» и обществом с ограниченной ответственностью «А».

Согласно ст. 421 ГК РФ принцип свободы договора предполагает добросовестность действий сторон, разумность и справедливость его условий, в частности их соответствие действительному экономическому смыслу заключаемого соглашения.

Баланс публичных и частных интересов

Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2005 №9-П.

«По делу о проверке конституционности положений статьи 113 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки Г.А. Поляковой и запросом Федерального арбитражного суда Московского округа».

Употребляемая неоднократно Конституционным Судом формула о балансе частных и публичных интересов, по нашему мнению, искажает шкалу конституционных ценностей, поскольку баланс предполагает нивелирование, уравновешивание, равнозначность интересов отдельной личности и государства, что заведомо ставит личность в подчиненное и незащищенное положение, деформирует само понятие правового государства.

Определение Конституционного Суда РФ от 27.12.2005 №503-О.

«По жалобе федерального государственного унитарного предприятия «123 Авиационный ремонтный завод» на нарушение конституционных прав и свобод абзацем первым пункта 4 статьи 79 Налогового кодекса Российской Федерации»

Субъект налоговых правоотношений, добровольно исполнивший решения налоговых органов и (или) судов, как законопослушный участник этих правоотношений, не может быть поставлен в условия худшие, нежели субъект, решения налоговых органов и (или) судов в отношении которого исполняются принудительно, - иное противоречило бы духу и букве Конституции Российской Федерации, провозгласившей Россию правовым государством, а также вытекающему из Конституции Российской Федерации принципу справедливого баланса частных и публичных интересов, предполагающего взаимную ответственность государства, с одной стороны, и граждан и их объединений - с другой.

Определение Конституционного Суда РФ от 16.03.2006

№70-О.

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Егорова Андрея Дмитриевича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 1 статьи 31, абзацем первым пункта 1 статьи 93 Налогового кодекса Российской Федерации, частью 1 статьи 65 и частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

Вместе с тем, несмотря на то что суды не уполномочены проверять целесообразность решений налоговых органов (их должностных лиц), которые действуют в рамках предоставленных им законом дискреционных полномочий, необходимость обеспечения баланса частных и публичных интересов в налоговой сфере как сфере властной деятельности государства предполагает возможность проверки законности соответствующих решений, принимаемых в ходе налогового контроля. Как следует из взаимосвязанных положений ст.ст. 46 (часть 1), 52, 53 и 120 Конституции Российской Федерации, предназначение судебного контроля как способа разрешения правовых споров на основе независимости и беспристрастности предопределяет право налогоплательщика обратиться в суд за защитой от возможного произвольного правоприменения при истребовании налоговыми органами документов, необходимых для осуществления налогового контроля.

Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2012. №11-П.

«По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова».

Осуществляя соответствующее правовое регулирование с учетом конкретно-исторических условий функционирования российской правовой системы, федеральный законодатель обладает определенной дискрецией в выборе тех или иных мер, направленных на обеспечение добросовестного исполнения гражданами своих гражданско-правовых обязательств и их ответственности, в том числе всем своим имуществом, перед кредиторами. Однако эти меры в рамках реализации судебной защиты имущественных интересов лиц, связанных отношениями «должник – кредитор», не должны нарушать справедливый баланс между ценностями, выраженными в признании и гарантировании права частной собственности и в общеправовом принципе добросовестного исполнения обязательств, с одной стороны, и правом на жилище - с другой.

Постановление Президиума ВАС РФ от 11.09.2012 №3378/12 по делу №А31-1905/2011. 

Индивидуальный предприниматель А. обратилась в Арбитражный суд Костромской области с иском к администрации городского округа – г. Г. о признании незаконным одностороннего отказа от исполнения договоров на осуществление перевозки пассажиров и багажа автомобильным транспортом общего пользования.

Учитывая изложенное, постановление суда кассационной инстанции не соответствует принципам добросовестного ведения деятельности участниками гражданского оборота и баланса публичных и частных интересов, поскольку предоставляет судебную защиту субъекту, длительное время совершавшему противоправные действия, которые влекли нарушение прав неопределенного круга лиц - плательщиков завышенных тарифов, и осознававшему противоправный характер своих действий.

Постановление Президиума ВАС РФ от 29.03.2012 №13387/11 по делу №А53-22256/10.

Федеральное государственное учреждение «Ростовский научно-исследовательский институт акушерства и педиатрии Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации» обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Э» о применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора аренды нежилых помещений от 08.02.2010 №4.

Вместе с тем Президиум учитывает, что арендные отношения возникли между сторонами в 1996 году и до настоящего времени общество добросовестно исполняло свои обязанности по договору аренды, а институт и представитель Минздравсоцразвития России не требовали прекращения арендных отношений. Кроме того, арендатор занимал спорные помещения с согласия (распоряжения) другого органа исполнительной власти - территориального управления. При названных условиях немедленное выселение общества из спорных помещений нарушило бы баланс взаимных интересов и принцип справедливости.

Определение ВАС РФ от 18.10.2012 №АС-14056/12 по делу №А55-10512/2011.

Закрыто акционерное общество «А» обратилось с иском к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Самарской области о выдели в натуре доли общества «А» в праве общей долевой собственности на административное здание.

Допускается возможность удовлетворения иска о получении причитающихся по договору инвестирования помещений в фактически построенном, но не введенном в эксплуатацию здании, так как это способствует восстановлению баланса интересов, вносит правовую определенность в отношения сторон по делу, а также учитывает принципы равенства и добросовестности участников гражданских правоотношений. Кроме этого, обладая одинаковыми по характеру вещными правами, участники спора будут равным образом заинтересованы в надлежащем вводе здания в эксплуатацию.

Определение ВАС РФ от 07.08.2012 №ВАС-8444/12 по делу №А41-19354/11.

ООО «Р» обратилось с иском к  ООО «А» и к владельцу и администратору сайта http://www.telejob.ru Г. об обязании Г. удалить со всех страниц сайта http://www.telejob.ru в течение десяти дней с момента вступления решения суда в законную силу по настоящему исковому заявлению, не соответствующие действительности сведения, порочащие деловую репутацию ООО «Р»;
об обязании ООО «А» прекратить предоставление услуг хостинга ответчику-Г.;
о взыскании с Г. в пользу ООО «Р» 2 000 000 рублей в качестве возмещения нематериального (репутационного) вреда, причиненного умалением деловой репутации истца;
о взыскании с Г. расходов по нотариальному удостоверению доказательств в размере 15 500 рублей и расходы по уплате госпошлины в размере 10 620 рублей.

Руководствовался положениями ч. 2 ст. 151, п. 2 ст. 1101 ГК РФ, согласно которым основополагающим принципом при определении размера подлежащей взысканию компенсации являются требования разумности и справедливости, предполагающие добросовестный баланс своих и чужих интересов, учет имущественного положения причинителя вреда и поведения самого потерпевшего, соответствие поведения участников правоотношений принятым в обществе нормам поведения.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2012 №17АП-3796/2011-ГК по делу №А71-10684/2010.

Л., обратился в порядке ст. 100, 142 Закона о банкротстве в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов Общества «И» задолженности в размере 37 523 500 руб. Данное требование заявителя основано на договоре поручительства от 29.12.2009 №5, обеспечивающем исполнение должником обязательств по договору займа от 29.12.2009 №5, заключенному между Л., и О.

Кроме этого, суд, установив наличие у должника на дату заключения договора поручительства иного неисполненного обязательства перед другим кредитором - открытым акционерным обществом «С», свидетельством чего является определение суда от 29.06.2011 по настоящему делу о включении требования «С» в реестр требований кредиторов должника, пришел к обоснованному выводу о том, что при заключении договора поручительства было допущено злоупотребление правом, а именно, имело место недобросовестное поведение, направленное на искусственное увеличение кредиторской задолженности Общества «И», что повлекло нарушение баланса интересов иных кредиторов, чьи требования признаны обоснованными и подлежащими включению в реестр.

Недобросовестное поведение и злоупотребление правом

Дело

Правовая позиция

Определение ВАС РФ от 19.06.2012 №ВАС-5449/12 по делу

№А39-871/2011.

Общество с ограниченной ответственностью «Э» обратилось с иском к ООО «М», ИП С.,  обществу с ограниченной ответственностью «З» о признании недействительными договора купли-продажи имущества от 27.08.2007 №01, акта оценки и передачи имущества в качестве вклада в уставный капитал от 06.06.2008 №1, договора купли-продажи от 25.06.2008, инвестиционного договора от 25.06.2008 №1-П (в редакции дополнительного соглашения от 15.12.2009 №1), соглашения от 22.12.2009 №2 о передаче прав и обязанностей по названному инвестиционному договору.

При этом установленные судами обстоятельства продажи недвижимого имущества свидетельствуют о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом), в результате которого Общество понесло необоснованные расходы по покупке этого же имущества, многократно превышающие его продажную стоимость.

Постановление Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 №51.

«О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей».

В случаях когда при рассмотрении дела о банкротстве будут установлены признаки преднамеренного или фиктивного банкротства либо иные обстоятельства, свидетельствующие о злоупотреблении должником своими правами и ином заведомо недобросовестном поведении в ущерб кредиторам (принятие на себя заведомо не исполнимых обязательств, предоставление банку заведомо ложных сведений при получении кредита, сокрытие или умышленное уничтожение имущества, вывод активов, неисполнение указаний суда о предоставлении информации и т.п.), суд вправе в определении о завершении конкурсного производства указать на неприменение в отношении данного должника правила об освобождении от исполнения обязательств (ст. 10 ГК РФ).

Определение ВАС РФ от 07.04.2011 №ВАС-17500/10 по делу

№А41-19368/08.

Открытое акционерное общество «М» обратилось с иском к обществу с ограниченной ответственностью «П» о взыскании 162 397 514 рублей 08 копеек.

Действия ответчика и третьего лица по согласованию передачи прав по спорным поставкам в рамках договора факторинга и информирования банка о таком согласовании свидетельствуют об их недобросовестном поведении (злоупотреблении правом), направленном на осуществление поставок за счет банка и избежание возмещения денежных средств банку.

Действия по зачету встречных требований между дистрибьютором и поставщиком следует рассматривать как противоречащими принципам добросовестности участников гражданского оборота, поскольку сделки по зачету совершены при наличии действующего и исполненного фактором договора факторинга и уведомления о состоявшейся уступке прав денежного требования должника по дистрибьюторскому соглашению.

Определение ВАС РФ от 26.03.2012 №ВАС-2706/12 по делу

№А40-53935/11-42-442.

Общество с ограниченной ответственностью «Д»  обратилось с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Н» о взыскании 1 222 322 долларов США задолженности по договору процентного займа от 29.05.2008 N 11/3-08, в том числе 447 881 доллара США долга, 134 732 долларов США процентов за пользование займом и 639 709 долларов США неустойки по договору (с учетом уточнения иска).

Подлежит отклонению довод заявителя о злоупотреблении Б. правом в части намеренного увеличения срока начисления штрафной неустойки, поскольку, исходя из презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и общего принципа доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуется разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное. Кроме того, в качестве злоупотребления правом может быть квалифицировано только действие по осуществлению права, а не основание возникновения права. В данном случае право займодавца на взыскание штрафной неустойки было согласовано сторонами в договоре процентного займа.

Постановление ФАС Уральского округа от 18.05.2012 №Ф09-3226/12 по делу №А07-25172/2009.

Открытое акционерное общество «С» обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о включении в третью очередь реестра требований кредиторов должника 79 310 793 руб. 84 коп., а именно: 53 400 000 руб. - просроченной задолженности по основному долгу; 13 614 806 руб. 84 коп. - процентов с момента внесения долга на просрочку; 12 295 987 руб. 48 коп. - пени на проценты, из которых: 3 020 000 руб. - как обеспеченные залогом в соответствии с договором залога недвижимости от 24.03.2009; 3 773 000 руб. - как обеспеченные залогом в соответствии с договором залога от 24.03.2009 и приложением к нему (с учетом уточнений).

При заключении договоров со стороны залогодателя и залогодержателя было допущено злоупотребление правом, а именно: имело место недобросовестное поведение, направленное на возложение необоснованного бремени ответственности на общество по обязательствам заемщика, то есть увеличение кредиторской задолженности должника; данные договоры не отвечали интересам должника, который в момент заключения договоров находился в тяжелом финансовом положении, что подтверждается его бухгалтерской отчетностью,

Постановление ФАС Уральского округа от 10.07.2012 №Ф09-1767/12 по делу №А07-14608/2010.

Банк обратился в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о признании общества с ограниченной ответственностью «У» несостоятельным (банкротом).

Для установления ничтожности договора на основании ст. 10 и 168 ГК РФ необходимо установить факт недобросовестного поведения (злоупотребления правом) контрагента, воспользовавшегося тем, что единоличный исполнительный орган другой стороны по сделке при заключении договора действовал явно в ущерб последнему.

Постановление ФАС Уральского округа от 26.06.2012 №Ф09-163/11 по делу №А60-3312/2009.

Конкурсный управляющий должника обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительным договора возмездной уступки права требования от 01.04.2009, заключенного между должником и обществом с ограниченной ответственностью «П».

Судом апелляционной инстанции правомерно отмечено, что в п. 3 ст. 10 ГК РФ закреплена презумпция разумности и добросовестности действий субъектов гражданского права. Неразумное и недобросовестное поведение приравнивается названным Кодексом к злоупотреблению правом.

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.07.2012 по делу №А33-12629/2010.

Судами первой и апелляционной инстанций не установлено оснований для неприменения в отношении данного должника правила об освобождении от исполнения обязательств. Факты сокрытия имущества и недобросовестного поведения должника, а также иные обстоятельства, свидетельствующие о злоупотреблении должником своими правами и ином заведомо недобросовестном поведении в ущерб кредиторам, судами не установлены, материалами дела не подтверждаются. Выводы судов соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на правильном применении норм материального права, регулирующих спорные правоотношения.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.05.2012 №17АП-2106/2012-ГК по делу №А60-30811/2011.

ООО «И» обратилось с иском к Л., Л., О. о признании сделок по передаче доли в уставном капитале общества действительными, о передаче доли в уставном капитале общества, о признании недействительным перехода доли в уставном капитале общества.

Истцы утверждают, что договор купли-продажи является ничтожной сделкой, поскольку он противоречит ст. 10 ГК РФ, то есть заключен в противоречие принципу добросовестного осуществления гражданских прав путем злоупотребления ими.

Между тем, как верно отмечено судом первой инстанции, для признания договора ничтожным в связи с его противоречием ст. 10 ГК РФ необходимо установить сговор всех сторон договора на его недобросовестное заключение с умышленным нарушением прав иных лиц или другие обстоятельства, свидетельствующие о направленности воли обеих сторон договора на подобную цель, понимание и осознание ими нарушения при совершении сделки принципа добросовестного осуществления своих прав, а также соображений разумности и справедливости, в том числе по отношению к другим лицам, осуществляющим свои права с достаточной степенью разумности и осмотрительности.

Добросовестность в гражданском праве

Дело

Правовая позиция

Постановление Конституционного Суда РФ от 18.05.2012

№12-П.

«Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 3 части 4 статьи 5 и пункта 5 части 3 статьи 7 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" в связи с жалобой гражданина С.А. Каткова».

Поскольку Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» не содержит ограничений в отношении количества участников публичного мероприятия, обязанности по поддержанию общественного порядка, возложенные на организатора публичного мероприятия, включают и обеспечение такого количества его участников, которое не превышало бы заявленное в уведомлении или, по крайней мере, несмотря на имеющееся превышение, в том числе с учетом нормы предельной заполняемости территории (помещения) в месте проведения публичного мероприятия, не создавало бы реальной угрозы для общественной безопасности, жизни и здоровья граждан, а также для имущества физических и юридических лиц. Соответственно, добросовестное исполнение организатором публичного мероприятия своих обязанностей при проведении публичного мероприятия предполагает, что принятые им меры по обеспечению общественного порядка и безопасности должны быть адекватны количеству участников публичного мероприятия и степени угрозы безопасности и правопорядку, в том числе связанной с превышением заявленного количества участников публичного мероприятия.

Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2012    №11-П.

«По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова».

Обязанность субъектов гражданско-правовых отношений добросовестно выполнять свои договорные обязанности основывается на общеправовом принципе pacta sunt servanda, а также на гарантировании неприкосновенности собственности, свободы экономической деятельности и свободы договора, судебной защиты нарушенных прав (ст. 8, ча. 1; ст. 17, ч. 3; ст.ст. 34, 35 и 46 Конституции РФ), она предполагает в целях восстановления нарушенных прав кредиторов возможность взыскания по долгам за счет имущества должников (абзац четвертый пункта 2.1 мотивировочной части). Следовательно, соответствующая обязанность имеет, по существу, конституционно обусловленный характер, а ее законодательное урегулирование представляет собой не ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина в смысле статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а законодательное оформление объективных пределов конституционно-должного поведения.

Определение Конституционного Суда РФ от 18.10.2012

№1842-О.

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Полубесовой Евдокии Федоровны на нарушение ее конституционных прав статьей 53 Жилищного кодекса Российской Федерации».

Предусмотренная названными нормами процедура ликвидации юридического лица предполагает добросовестные действия ликвидационной комиссии (ликвидатора) по выявлению его кредиторов; предоставление кредиторам возможности заявить свои требования; составление ликвидационного баланса, отражающего действительное имущественное положение ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами.

Определение Конституционного Суда РФ от 24.09.2012

№1561-О

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Парамоновой Нины Борисовны на нарушение ее конституционных прав пунктом 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Положение п. 3 ст. 10 ГК РФ, устанавливающее презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений, само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявительницы, указанные в жалобе.

Определение Конституционного Суда РФ от 19.04.2007

№258-О-О.

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузнецова Александра Владимировича на нарушение его конституционных прав статьей 53 Жилищного кодекса Российской Федерации».

При этом применение ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации и развивающих ее подзаконных нормативных актов должно осуществляться в системе действующего правового регулирования во взаимосвязи с п. 3 ст. 10 ГК Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Постановление Конституционного суда от 18.07.2008 №10-П.

«По делу о проверке конституционности положений абзаца четырнадцатого статьи 3 и пункта 3 статьи 10 Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)» в связи с жалобой гражданина                      В.В. Михайлова».

При этом - поскольку предпринимательская и иная не запрещенная законом экономическая деятельность осуществляется на основе принципа презумпции добросовестности участников гражданского оборота (п. 3 ст. 10 ГК Российской Федерации, абз. второй ст. 3 Федерального закона «О защите прав юридических лиц и предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)») - предполагается, что сам предприниматель (продавец, исполнитель) уполномочен (обязан) контролировать соответствие реализуемой продукции обязательным требованиям, чем не исключается и не может исключаться существование и иного, в частности государственного, контроля за его деятельностью.

  Определение Конституционного Суда РФ от 25.07.2001 №138-О.

«По ходатайству Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 года по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации».

Отношения же банка и его клиента, вытекающие из договора банковского счета и основанные на принципе разумности и добросовестности действий его участников, являются гражданскими правоотношениями, в рамках которых исполнение банком обязательств по зачислению поступающих на счет клиента денежных средств и их перечислению со счета, а также распоряжение клиентом находящимися на его счете денежными средствами, зачисленными банком в том числе при исполнении им собственных обязательств перед клиентом, могут осуществляться лишь при наличии на корреспондентском счете банка необходимых денежных средств.

Постановление Конституционного Суда РФ от 27.11.2008 №11-П.

«По делу о проверке конституционности части второй статьи 5 Федерального закона «О минимальном размере оплаты труда» в связи с жалобами граждан А.Ф. Кутиной и А.Ф. Поварнициной».

В договоре пожизненного содержания с иждивением обязанность плательщика ренты может включать обеспечение потребностей в жилище, питании и одежде, а если этого требует состояние здоровья гражданина, также и уход за ним; в договоре должна быть определена стоимость всего объема содержания с иждивением, которая в месяц не может быть менее двух минимальных размеров оплаты труда, установленных законом; при разрешении спора между сторонами об объеме предоставляемого гражданину содержания суд должен руководствоваться принципами добросовестности и разумности (ст. 602 ГК РФ).

Постановление Конституционного Суда РФ от 20.07.2011 №20-П.

«По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 93.4 Бюджетного кодекса Российской Федерации, части 6 статьи 5 Федерального закона «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования бюджетного процесса и приведении в соответствие с бюджетным законодательством Российской Федерации отдельных законодательных актов Российской Федерации» и статьи 116 Федерального закона «О федеральном бюджете на 2007 год» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации».

При этом, исходя из презумпции добросовестности сторон имущественных отношений (ст. 10 ГК РФ), не предполагается, что конституционная защита может распространяться на ожидания, связанные со стремлением одной стороны правоотношения нарушить права и законные интересы другой стороны, а значит, не предполагается, что увеличение срока исковой давности применительно к договорам, которые были заключены в других условиях, может ухудшить положение обязанной стороны в таком договоре на том основании, что при его заключении она не могла предвидеть подобные последствия. Иное означало бы, что сторона - в противоречие с действительным смыслом и предназначением исковой давности - заведомо исходила из того, что по истечении указанного в законе срока она не будет исполнять свои обязательства по договору.

          Определение Конституционного Суда РФ от 16.12.2010     №1580-О-О.

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лябихова Сергея Михайловича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», пунктом 1 статьи 8 и подпунктом 3 пункта 6 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката».

Нарушение своих конституционных прав С.М. Лябихов связывает с неопределенностью нормативных положений подп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в которых законодателем используются оценочные понятия «честность», «разумность» и «добросовестность» при формулировании обязанности адвоката по отстаиванию прав и законных интересов доверителя.

Между тем согласно сохраняющей силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 2.04.2009 года №484-О-П, для решения споров на основе законоположений, в которых законодатель использует в рамках конституционных предписаний оценочные понятия, позволяющие правоприменителю эффективно обеспечивать баланс интересов, в наибольшей мере предназначена именно судебная власть, действующая на основе принципов самостоятельности, справедливого, независимого, объективного и беспристрастного правосудия (ст.ст. 10, 118 и 120 Конституции Российской Федерации).

Следовательно, отсутствие в тексте Закона легальных определений «честности», «разумности» и «добросовестности», а также оценочный характер используемых законодателем терминов сами по себе не могут рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод заявителя в его конкретном деле.

Постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 №247/12 по делу №А55-18249/2010.

Общества с ограниченной ответственностью «А», общества с ограниченной ответственностью «И», граждан К., С. в пользу акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации (открытого акционерного общества).

В случае частичной уплаты задолженности по мировому соглашению на момент его нарушения в силу презумпции добросовестности предполагается, что взыскатель при определении суммы оставшейся задолженности не преследует цель неосновательно обогатиться за счет должника. В этом случае суд уточняет сумму задолженности в судебном заседании с вызовом сторон.

Постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 №12505/11 по делу №А56-1486/2010.

Закрытое акционерное общество «Д» - акционер открытого акционерного общества «К» обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к С. о взыскании в пользу Кировского завода 579 517 000 рублей в возмещение убытков.

Общество "Дорога", полагая, что сделки по уступке прав на долю в уставном капитале общества "СИГМА-ИНВЕСТ" являются взаимосвязанными, привели к отчуждению по завышенной цене имущества Семененко Г.П. и аффилированного ему лица в пользу подконтрольного Семененко Г.П. Путиловского завода, что повлекло за собой уменьшение реальной стоимости активов Путиловского завода и, как следствие, уменьшение стоимости активов самого Кировского завода, обратилось в суд с иском о взыскании с Семененко Г.П. убытков, считая, что он в сложившейся ситуации действовал недобросовестно и неразумно.

Постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 №13567/11 по делу №А71-10080/2010-Г33.

Индивидуальный предприниматель С. обратился в Арбитражный суд Удмуртской Республики с иском к открытому акционерному обществу "Акционерный коммерческий банк "Банк Москвы" о признании незаключенными пунктов 1.2, 2.2 кредитного договора от 11.12.2007 N 87/15/410-07-Кр в редакции дополнительных соглашений от 12.09.2008 N 1, от 13.11.2008 N 2, от 17.02.2009 N 3 в части изменения процентной ставки за пользование кредитом, пунктов 1.5, 2.6 названного договора.

Право банка на одностороннее изменение процентной ставки по кредиту, закрепленное в договоре, не означает, что заемщик, не согласный с такими изменениями, не может доказать, что одностороннее изменение договорных условий нарушает разумный баланс прав и обязанностей сторон, противоречит устоявшимся деловым обыкновениям либо иным образом нарушает основополагающие частноправовые принципы разумности и добросовестности.

Постановление Президиума ВАС РФ от 21.02.2012 №12499/11 по делу №А40-92042/10-110-789.

Открытое акционерное общество «М» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Министерству обороны Российской Федерации (далее - Минобороны России, министерство) о взыскании суммы неосновательного обогащения в размере 2 493 886 рублей 44 копеек, в том числе аванса в размере 547 219 рублей 50 копеек, стоимости остатков горюче-смазочных материалов (далее - ГСМ), переданных ответчику для оказания услуг плавкраном ПК-12050 (далее - плавкран), а также 526 477 рублей 49 копеек расходов, связанных с буксировкой и обслуживанием плавкрана в порту Сочи до прибытия буксира ответчика в целях обратной буксировки, и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 101 544 рублей

В нарушение принципа добросовестности Минобороны России предоставило обществу плавкран в заведомо непригодном состоянии.

Определение ВАС РФ от 20.02.2012 №ВАС-17565/11 по делу

№А40-9936/11-100-77.

Общество с ограниченной ответственностью «Е» обратилось с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Ф и обществу с ограниченной ответственностью "МИМ" о признании недействительным договора залога акций от 16.07.2010, заключенного ответчиками.

Отклоняя встречный иск компании к фонду, мотивированный злоупотреблением правом со стороны фонда, суды исходили из того, что в силу п. 3 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданского оборота презюмируется, а доказательств обратного компанией представлено не было.

Определение ВАС РФ от 17.08.2012 №ВАС-10723/12 по делу

№А40-112046/11-21-979.

Компания «Л» обратилась с иском к закрытому акционерному обществу «К»" о взыскании 257 660, 4 доллара США по договору от 07.10.2010.

При новом рассмотрении дела суду необходимо установить обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения дела, путем толкования условий договора по правилам ст. 431 ГК РФ с учетом презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений; исследовать содержание представленного истцом отчета и проверить его на соответствие условиям договора; определить, имело ли место прекращение договора путем одностороннего отказа и какие действия были совершены истцом до отказа от договора; в случае установления совершения каких-либо действий во исполнение договора определить размер вознаграждения с учетом положений ст. 424 ГК РФ.

Определение ВАС РФ от 29.10.2012 №ВАС-13472/12 по делу

№А70-11950/2011.

Гражданин К. <..> обратился с иском к открытому акционерному обществу «Т» и обществу с ограниченной ответственностью «И» о признании договора купли-продажи недвижимого имущества от 12.09.2011, заключенного между ответчиками, недействительным на основании статей 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исходя из положений п. 1 ст. 10 ГК РФ под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в названной статье пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам, или создающее условия для наступления вреда. Вместе с тем, исходя из пункта 3 данной статьи о презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений и общего принципа доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуется разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное.

Определение ВАС РФ от 01.10.2012 №ВАС-11277/12 по делу

№А40-74258/11-51-639.

Общество с ограниченной ответственностью «М» к общероссийской общественной организации «Р» о признании незаключенным лицензионного договора №1677/1388 ИС от 20.05.2011.


Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.02.2011 №13970/10, в случае наличия спора о заключенности договора суд должен оценить обстоятельства и доказательства в их совокупности и взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательства, а также исходя из презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной ст. 10 ГК РФ.

Определение ВАС РФ от 13.02.2012 №ВАС-15961/11 по делу

№А56-70717/2010.

Общество с ограниченной ответственностью «Б» обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к закрытому акционерному обществу «Р» о признании права собственности на нежилое помещение 6-Н общей площадью 314,5 кв. метра, расположенное на первом этаже, и подсобное помещение 43-Н общей площадью 142,1 кв. м, расположенное в подвале, в многоквартирном доме по адресу: г. Санкт-Петербург, Ленинский пр., д. 91.

В соответствии с п. 4 ста. 20.3 Закона о банкротстве при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

Названная норма подлежит применению и в тех случаях, когда арбитражный управляющий выступает от имени должника в суде. Таким образом, при представлении должника в суде арбитражный управляющий при реализации имеющихся у него процессуальных полномочий обязан исходить не только из интересов самого должника, но и его кредиторов, руководствуясь при этом принципами разумности и добросовестности.

Определение ВАС РФ от 12.05.2012 №1063/12 по делу №А10-11/2011.

Открытое акционерное общество «Б»  обратилось в Арбитражный суд Республики Бурятия с заявлением о признании недействительными решения и предписания Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Бурятия (далее - антимонопольный орган, управление) от 29.11.2010 по делу №02-03/54-2010, а также с заявлением о признании незаконным и отмене постановления антимонопольного органа от 29.12.2010 по делу №02-04/149-2010 о привлечении к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде штрафа в размере 100 000 рублей.

Отказывая в удовлетворении требований общества, суды исходили из того, что действиям общества присущи необходимые признаки недобросовестной конкуренции. В частности, эти действия направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, причинили или могли причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могли нанести вред их деловой репутации (п. 9 ст. 4 Закона о защите конкуренции).

Определение ВАС РФ от 17.10.2012 №ВАС-12941/12 по делу

№А32-27568/2008.

Доверительный управляющий общества с ограниченной ответственностью «Т»обратился с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Т»,  обществу с ограниченной ответственностью «С», обществу с ограниченной ответственностью «В», гражданину Э., Управлению Федеральной регистрационной службы по Краснодарскому краю, Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №7 по Краснодарскому краю:

о признании недействительными четырех договоров купли-продажи недвижимого имущества от 18.08.2008, заключенных между обществами «Т» и «В», и применении последствий недействительности сделок (дело №А32-27567/2008);

о признании недействительным заключенного между обществами «Т» и «С» договора о передаче прав и обязанностей по договору аренды земельного участка с кадастровым номером 23:49:03 01 009:0006 общей площадью 5613 кв. м. (дело №А32-27568/2008);

о признании недействительным договора купли-продажи доли в уставном капитале ООО «Р» от 29.10.2008, заключенного между обществом «Т» и Э., и применении последствий недействительности сделки (дело №А32-27569/2008).

Установленные судами обстоятельства свидетельствуют о недобросовестном поведении контрагентов по этим сделкам, воспользовавшихся тем, что единоличный исполнительный орган общества «Т» при заключении упомянутых договоров действовал явно в ущерб обществу.

Определение ВАС РФ от 20.04.2011 №ВАС-4473/11 по делу

№А64-1182/09.

К. обратился с иском  о признании незаконным решения директора общества с ограниченной ответственностью «С» о продаже принадлежащего данному обществу недвижимого имущества (административного здания и земельного участка) и о признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи от 18.08.2008, заключенного между обществом «С» и обществом с ограниченной ответственностью «К» (с учетом уточнения иска).

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции установлено, что оспариваемый договор связан с отчуждением обществом «С» недвижимого имущества, стоимость которого составляет более двадцати пяти процентов стоимости активов этого общества, и решение об одобрении этой сделки общим собранием участников не принималось. Довод о том, что согласно уставу общества «С»" в редакции от 18.03.2008 решения общего собрания участников общества для совершения крупных сделок не требуется, суд признал несостоятельным, поскольку бесспорных доказательств одобрения этих изменений на общем собрании участников общества, состоявшемся 18.03.2008, не имеется. Кроме того, установленные судом обстоятельства продажи недвижимого имущества свидетельствуют, по его мнению, о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) контрагентов по сделке, что также явилось основанием для признания оспариваемого договора недействительным на основании п. 2 ст. 10 и ГК РФ.

Определение ВАС РФ от 20.04.2012 №ВАС-4448/12 по делу

№А14-4284/2009.

Арбитражный управляющий Щ. в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО «А» обратилась в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о возмещении расходов на проведение процедуры наблюдения в общей сумме 789319,85 руб., из которых: 186 000 руб. - вознаграждение временного управляющего, 4 071 руб. - публикация сообщения о введении в отношении должника процедуры наблюдения, 1511,85 руб. - почтовые расходы, 3 737 руб. - канцелярские расходы, 1 000 руб. - расходы на услуги связи, 180 000 руб. - расходы на проведение анализа финансово-хозяйственной деятельности, 248 000 руб. - расходы на привлеченных специалистов, 93 000 руб. - расходы на аренду помещения, 72 000 руб. - расходы на аренду транспортного средства с экипажем (с учетом уточнения в порядке ст. 49 АПК РФ).

Поскольку арбитражным управляющим  не представлено доказательств невозможности осуществления временным управляющим соответствующей деятельности по месту нахождения должника и необходимости аренды помещения и оргтехники не по месту нахождения должника, а также доказательств использования этого помещения исключительно в целях осуществления полномочий временного управляющего ООО «К», суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что расходы, связанные с арендой офиса, оборудованного оргтехникой, компьютером, ксероксом, принтером, факсимильным аппаратом, с учетом общей суммы арендной платы - 93 000 руб., не отвечают принципу разумности и добросовестности, интересам должника и кредиторов.

Определение ВАС РФ от 22.03.2012 №ВАС-2602/12 по делу

№А40-44554/09-28-360.

Закрытое акционерное общество «К» к открытому акционерному обществу «Д» о взыскании 1 168 204 рублей основного долга по уплате лизинговых платежей и 7 169 741 рубля 38 копеек договорной неустойки за просрочку внесения платежей по договору финансовой аренды от 15.08.2008 №КР-002ФЛ-08 и 32 100 000 рублей в возмещение убытков, составляющих стоимость затрат лизингодателя на приобретение предмета лизинга, о расторжении упомянутого договора (с учетом уточнения и отказа от первоначального иска в части), а также по встречному иску общества «Д»  к обществу «К» о взыскании 6 152 400 рублей аванса, внесенного по договору от 15.08.2008 №КР-002ФЛ-08 (с учетом уточнения встречного иска).

Принципы разумности и добросовестности при осуществлении гражданских прав (ст. 10 ГК РФ) носят общеотраслевой характер и применимы к заявителю-лизингодателю.

Определение ВАС РФ от 13.02.2012 №ВАС-15961/11 по делу

№А56-70717/2010.

Общество с ограниченной ответственностью «Б» обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к закрытому акционерному обществу «Р» о признании права собственности на нежилое помещение 6-Н общей площадью 314,5 кв. метра, расположенное на первом этаже, и подсобное помещение 43-Н общей площадью 142,1 кв. м.

В соответствии с п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

Названная норма подлежит применению и в тех случаях, когда арбитражный управляющий выступает от имени должника в суде. Таким образом, при представлении должника в суде арбитражный управляющий при реализации имеющихся у него процессуальных полномочий обязан исходить не только из интересов самого должника, но и его кредиторов, руководствуясь при этом принципами разумности и добросовестности.

Определение ВАС РФ от 27.08.2012 №ВАС-10480/12 по делу

№А40-67266/10-64-591.

Открытое акционерное общество «Н» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании незаконными действий конкурсного управляющего Т., поданного в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника - индивидуального предпринимателя Т.

Гражданские отношения основаны на принципах равенства сторон этих отношений, добросовестности их поведения, соразмерности мер гражданско-правовой ответственности последствиям правонарушения, при этом стороны договора должны действовать, руководствуясь, в том числе, соображениями сотрудничества

Постановление ФАС Уральского округа от 09.07.2012 №Ф09-5115/12 по делу №А76-647/2010.

Открытое акционерное общество «Н» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании незаконными действий конкурсного управляющего Т., поданного в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника - индивидуального предпринимателя Т.

Проанализировав действия конкурсного управляющего по включению требований граждан во вторую очередь реестра требований кредиторов должника, суд апелляционной инстанции признал данные действия как не отвечающие принципам добросовестности и разумности, исходя из следующего.

В подтверждение наличия и размера задолженности конкурсным управляющим были приняты во внимание копии расчетных ведомостей, между тем из их содержания следует лишь то, что заработная плата работникам начислена, но вывод о наличии долга предпринимателя перед работниками данные документы сделать не позволяют.

В ходе рассмотрения дела было установлено, что конкурсный управляющий представление подлинных трудовых договоров от граждан не потребовал, проверку фактического исполнения гражданами трудовых обязанностей не произвел. В материалах дела отсутствуют подлинные трудовые договоры, должностные инструкции, правила внутреннего трудового распорядка, штатное расписание, положение об оплате труда и иная бухгалтерская и кадровая документация, свидетельствующая о наличии трудовых отношений между гражданами и предпринимателем.

Постановление ФАС Уральского округа от 10.05.2012 №Ф09-2526/12 по делу №А47-10062/2010.

Уполномоченный орган обратился в Арбитражный суд Оренбургской области с жалобой на действия арбитражного управляющего Ш., выразившиеся в необоснованном привлечении для проведения анализа финансового состояния должника закрытого акционерного общества «П».

Уполномоченный орган считает, что в соответствии со ст. 20.3, 67 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», Правилами проведения арбитражным управляющим финансового анализа, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.06.2003 №367, проведение анализа финансового состояния должника является обязанностью временного управляющего, которая не может быть передана иным лицам. Заявитель указывает на то, что наличия специальных познаний для проведения анализа финансового состояния должника не требовалось и в силу установленных Единой программой подготовки арбитражных управляющих, утвержденной Приказом Минэкономразвития Российской Федерации от 10.12.2009 №517, квалификационных требований Ш. имел возможность провести финансовый анализ самостоятельно. Уполномоченный орган полагает, что привлечение временным управляющим общества «П» для проведения анализа финансового состояния должника с размером вознаграждения 50 000 руб. не отвечает принципам разумности и добросовестности, интересам должника и кредиторов, направлено на уменьшение имущества должника.

Постановление ФАС Уральского округа от 10.02.2012 №Ф09-448/12 по делу №А07-15932/2009.

Конкурсный кредитор общество «Б» обратилось в арбитражный суд с жалобой на действия конкурсного управляющего общества «Е» Б., в которой просило признать незаконными действия конкурсного управляющего по заключению договора на проведение оценки от 08.10.2010 №04-10 с индивидуальным предпринимателем М.; о признании необоснованным размера оплаты привлеченного конкурсным управляющим независимого оценщика М.  в сумме 398 200 руб. по оценке недвижимого имущества должника; о снижении размера оплаты услуг привлеченного конкурсным управляющим независимого оценщика до размера средней рыночной стоимости аналогичных услуг.

Стоимость услуг оценщика по рыночной оценке недвижимого имущества должника в размере 398 200 руб. является явно завышенной по сравнению со средней рыночной стоимостью аналогичных услуг; заключение договора с предпринимателем М. при указанной стоимости услуг не отвечает интересам общества «Е», а действия конкурсного управляющего Б.. по заключению договора от 08.10.2010 не соответствуют принципу разумности и добросовестности, и удовлетворил жалобу кредитора в части признания этих действий незаконными.

Постановление ФАС Уральского округа от 13.06.2012 №Ф09-3515/12 по делу №А50-12850/11.

Комитет обратился в Арбитражный суд Пермского края с исковым заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «А» задолженности по договору купли-продажи от 24.06.2004 N 1/92 в сумме 1 035 256 руб. 07 коп., пени в сумме 291 270 руб. 39 коп.

Принимая во внимание основополагающие принципы гражданского законодательства, в том числе неприкосновенности собственности, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты, добросовестности участников гражданского оборота, суд кассационной инстанции приходит к выводу о необходимости отмены судебных актов и направлению дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление ФАС Уральского округа от 07.08.2012 №Ф09-5964/12 по делу №А50-5520/11.

Общество «П» обратилось в Арбитражный суд Пермского края с иском к обществу «У» о взыскании 19 108 722 руб. 26 коп. задолженности за поставленную в январе 2011 года по договору от 01.01.2008 №3/ТГК тепловую энергию, 1 787 468 руб. 96 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 20.02.2011 по 07.12.2011, с последующим их начислением по день фактической оплаты долга (с учетом заявленного истцом и принятого судом в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнения размера исковых требований).

Исходя из презумпции добросовестности участников гражданского оборота (ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), характера правоотношений сторон и доказанности факта поставки тепловой энергии, обязательство по оплате поставленного энергоресурса должно быть исполнено (ст. 309 ГК РФ).

Иной подход, при доказанности факта поставки тепловой энергии истцом и потребления ее ответчиком, приведет к освобождению управляющей организации от исполнения своих обязанностей по оплате полученного энергоресурса, дисбалансу интересов сторон правоотношения и нарушению основополагающих принципов гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ).

Постановление ФАС Уральского округа от 26.03.2013 г. №Ф09-14261/12 по делу №А76-2070/12.

Общество «Ч» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском к обществу «С» при участии в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, открытого акционерного общества «Ф», открытого акционерного общества «М» с исковым заявлением о взыскании 8 923 014 руб. 43 коп. неосновательного обогащения и 1 430 008 руб. 85 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание принципы гражданского законодательства, установленные в ст. 1 ГК РФ, а именно, равенства и добросовестности участников гражданских правоотношений, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты, учитывая, что судом установлено нарушение прав и законных интересов потребителя, а также наличие на стороне ответчика неосновательного обогащения, суд кассационной инстанции полагает, что в данном случае у суда апелляционной инстанции имелись основания для удовлетворения исковых требований.

Постановление ФАС Центрального округа от  06.08.2007 по делу №А14-1437/2006/37/12.

Открытое акционерное общество «С» обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с иском к открытому акционерному обществу «Р» о взыскании 22510 руб. 51 коп. убытков, причиненных вследствие неправильного определения размера платы за пользование вагонами.

Требования добросовестности, разумности и справедливости, предъявляемые к субъектам отношений, подпадающих под действие аналогии права, определяют характер поведения субъектов в период возникновения и существования данных отношений. «Добросовестность» означает фактическую честность субъектов в их поведении, «разумность» - осознание правомерности своего поведения, «справедливость» - соответствие поведения субъектов морально-этическим и нравственным нормам.

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15.05.2012 по делу №А11-4803/2011.

Администрация г. К. обратилась в Арбитражный суд Владимирской области с иском, уточненным в порядке ст. 49 АПК РФ, к Фонду местных сообществ "Фонд развития г. К." (об обязании возвратить земельный участок, общей площадью 243 кв. м., имеющий адресный ориентир: примерно в 23 метрах по направлению на юго-запад от дома, расположенного за пределами участка.

Из смысла п. 3 ст. 10 ГК РФ следует, что на основании презумпции добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений, а также общего принципа доказывания в арбитражном процессе, лицо, от которого требуются разумность или добросовестность при осуществлении права, признается действующим разумно и добросовестно, пока не доказано обратное. Бремя доказывания лежит на лице, утверждающем, что управомоченное лицо употребило свое право исключительно во вред другому лицу.

Постановление ФАС Восточно – Сибирского округа от 19 февраля 2013 г. №А33-11522/2012.

Общество с ограниченной ответственностью «К» обратилось в Арбитражный суд Красноярского края к обществу с ограниченной ответственностью «Е» с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения постоянно действующего третейского суда при обществе с ограниченной ответственностью «П» от 10.07.2012 об утверждении мирового соглашения по делу №2-29/12 о признании недействительным (ничтожным) соглашения об отступном от 23.03.2011 и применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде возврата имущества.

К основополагающим принципам права относятся основные начала, которые обладают универсальностью, высшей императивностью и особой общей значимостью, к ним также относятся и принципы равенства сторон гражданско-правовых отношений, добросовестность их поведения, соразмерность мер гражданско-правовой ответственности последствиям нарушения обязательств.

Постановление ФАС Московского округа от 16.11.2011 г. по делу №А40-33877/10-139-173.

Общество с ограниченной ответственностью «Ф» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к открытому акционерному «Р» о признании недействительными открытых торгов по лоту №14 в форме аукциона №17, состоявшегося 30.10.2009 г., на право заключения договора субаренды части земельного участка.

Более того, с 1998 года условия договора №42 НОД-6 от 23.02.1998 г. исполнялись его сторонами, ООО «Ф» пользовалось предоставленным по этому договору земельным участком, выполняло свои договорные обязательства с соблюдением принципа общей добросовестности, вносило денежные средства на содержание земельного участка.

При этом, выполняя добросовестно условия договора №42 НОД-6 от 23.02.1998 г., ООО «Т» в соответствии с пунктом 6.4. договора приобрело право на его .

В силу п. 2 ст. 1 ГК РФ юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Учитывая вышеизложенное, договор №42 НОД-6 был пролонгирован на новый срок, на момент проведения оспариваемых торгов являлся действующим, у ООО «Ф» существовало право пользования части земельного участка в силу положений договора №42 НОД-6.

При таких обстоятельствах, выставление на торги в составе лота №14 имущества, обремененного обязательствами истца, нарушает принцип беспрепятственного и добросовестного осуществления гражданских прав (ст. ст. 1, 9, 10 ГК РФ).

Более того, как видно из материалов дела, на земельном участке, право аренды в отношении которого, было выставлено на оспариваемые торги, находятся строения и вопрос о праве собственности ООО «Ф» на эти строения является предметом спора по другому делу (№А40-66282/10-157-567).

Таким образом, на торги неправомерно было выставлено право аренды на земельный участок, фактически не освобожденный от находящихся на нем строений, вопрос о праве собственности на которые является в настоящее время предметом судебного разбирательства, то есть не освобожденный от имущества другого лица (Постановлением Президиума ВАС РФ от 23.10.2007 г. №8014/07 определена практика применения норм о порядке сдачи в аренду земельных участков, занятых не принадлежащими арендатору объектами, применительно к обстоятельствам, когда передается в аренду участок, фактически не освобожденный от имущества другого лица).

Учитывая вышеуказанные обстоятельства, торги по лоту №14 в форме аукциона №17 на право заключения договора субаренды части земельного участка, состоявшиеся 30.10.2009 г., являются недействительными.

Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.04.2012 по делу N А12-17245/2011.

Общество с ограниченной ответственностью «С» обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «М», обществу с ограниченной ответственностью «Т», обществу с ограниченной ответственностью «П» о признании договора поставки недействительным.

При совершении сделки под влиянием обмана формирование воли потерпевшего происходит не свободно, а вынужденно, под влиянием недобросовестных действий другого лица (контрагента), заключающихся в умышленном создании у потерпевшего ложного представления об обстоятельствах, имеющих значение для заключения сделки. Таким образом, обман должен затрагивать существенные моменты формирования внутренней воли, такие, при достоверном представлении о которых сделка бы не состоялась.

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.03.2011 №15АП-1332/2011 по делу №А53-15954/2010.

Суд отметил, что из смысла положений п. 2 ст. 1 ГК РФ следует презумпция разумности, добросовестности, осмотрительности субъектов гражданско-правовых отношений, которые осуществляют гражданские права своей волей и в своем интересе.

Следовательно, по мнению суда, в рассматриваемом случае, заключая договоры с поставщиками товаров, не проверив их правоспособность путем истребования копий свидетельств о государственной регистрации и постановке на учет в налоговом органе, устава с отметкой регистрационного органа, полномочий лиц, действовавших от имени данных организаций, и документов, удостоверявших их личность, общество приняло на себя риск негативных последствий в виде невозможности учета соответствующих сумм, уплаченных лицам, не обладающим правоспособностью, в качестве расходов. Общество не представило доказательств проявления им должной степени заботливости и осмотрительности при выборе контрагентов по сделкам, не убедилось в наличии у них правоспособности, полномочий у лиц, подписывавших документы в ходе исполнения сделок.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2012 №17АП-8773/2012-ГК по делу №А50-5710/2012.

С. обратился с иском к ООО «А», ОАО «Р» о признании договора недействительным, применении последствий недействительности сделки.

Течение срока исковой давности по заявленному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. В целях применения срока исковой давности необходимо оценивать не только фактическую информированность истца, но и наличие возможности быть информированным о совершении оспариваемой сделки и наличии оснований для признания ее недействительной. Иное понимание указанной нормы не отвечало бы принципам стабильности гражданского оборота и добросовестного осуществления гражданских прав.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2012 №17АП-797/2012-ГК по делу №А50-6724/2010.

Федеральная налоговая служба в лице Межрайонной ИФНС России №16 по Пермскому краю обратилась в Арбитражный суд Пермского края с жалобой на действия конкурсного управляющего МУП «С» П. с требованием признать действия конкурсного управляющего по расходованию денежных средств, уклонению от обжалования действий судебного пристава и взыскания дебиторской задолженности несоответствующими действующему законодательству (л.д. 65-70 том 7).

Поскольку материалами дела подтверждается, что за период конкурсного производства (с сентября 2010 года) конкурсным управляющим не были предприняты в полном объеме должные меры по взысканию дебиторской задолженности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о нарушении конкурсным управляющим принципа разумности и добросовестности при проведении процедуры банкротства и признал действия конкурсного управляющего по формированию конкурсной массы в части взыскания дебиторской задолженности ненадлежащим исполнением обязанностей конкурсного управляющего.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.06.2012 №17АП-5054/2012-ГК по делу №А60-4485/2011.

Общество с ограниченной ответственностью «А» признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Б.

В настоящем деле при наличии иных кредиторов должника привлечение организатора торгов в отсутствие в этом необходимости при возмещении расходов за счет имущества должника, является необоснованным, не направлено на достижение целей конкурсного производства, и как следствие нарушает права как должника, так и иных кредиторов, как лиц, участвующих в деле о банкротстве и претендующих на соразмерное удовлетворение заявленных требований. Принцип разумности и добросовестности при осуществлении расходов на процедуры банкротства в данной ситуации должен соблюдаться не только арбитражным управляющим, но и иными лицами, участвующими в деле, от действий которых зависит размер расходов по делу о банкротстве.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2012 №17АП-3227/2012-ГК по делу №А50-3498/2010.

Уполномоченный орган ФНС России в лице ИФНС России по Индустриальному району г. Перми обратился в Арбитражный суд Пермского края с жалобой на неправомерные действия конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Г», выразившиеся в необоснованном привлечении Ф. и С. по договорам на оказание услуг от 03.09.2010 и от 01.09.2010 соответственно, а также просил взыскать с конкурсного управляющего в пользу должника необоснованно выплаченные денежные средства в размере 300 100 руб.

ФНС России указывает на нецелесообразность привлечения конкурсным управляющим в процедуре конкурсного производства Общества  бухгалтера и помощника конкурсного управляющего. По мнению уполномоченного органа, конкурсный управляющий имел возможность самостоятельно исполнить функции, выполнение которых было возложено на указанные лица, так как специальных познаний, необходимых для выполнения таких функций не требуется. Полагает расходы на оплату услуг указанных лиц противоречащими принципам добросовестности и разумности, увеличивающими сумму внеочередных (текущих) платежей в процедуре конкурсного производства и уменьшающими вероятность удовлетворения требований кредиторов должника, включая уполномоченный орган.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.04.2012 №17АП-1043/2012-ГК по делу №А50-19412/2011.

Общество с ограниченной ответственностью «П» обратилось с иском  к индивидуальному предпринимателю М. о взыскании задолженности за коммунальные услуги, услуги по содержанию и ремонту общего имущества.

Стоимость услуг управляющей компании в 1,5 раза превышает стоимость предъявляемых к оплате коммунальных услуг, что противоречит принципу добросовестности и разумности.

Право конкурсного управляющего на привлечение специалистов для осуществления своих полномочий, привлечение специалистов отвечало целям конкурсного производства, было направлено на исполнение обязанностей конкурсного управляющего, не обладающего специальными техническими познаниями в области юриспруденции и бухгалтерского учета; действия конкурсного управляющего по привлечению специалистов в целях обеспечения производственно-хозяйственной деятельности, сбора, обработке документации и иной информации, бухгалтерского учета, соответствует принципам разумности и добросовестности при осуществлении процедуры банкротства.

Действуя разумно в интересах должника, кредиторов, конкурсный управляющий принял обоснованное решение о не включении спорных объектов в конкурсную массу должника, поскольку совершение действий в отношении имущества, не принадлежащего должнику, повлечет за собой дополнительные необоснованные расходы и не отвечает принципам разумности и добросовестности.

Предложение о продаже имущества путем публичного предложения, которое было утверждено собранием кредиторов от 25.11.2011, в сложившейся ситуации, с учетом того, что аукционные торги от 07.11.2011 с начальной ценой продажи имущества (15.210.000 руб.) не состоялись по причине отсутствия спроса, в полной мере соответствует требованиям ч. 4 ст. 139 Закона о банкротстве и принципам добросовестности и разумности.

Кроме того, ответчиком произведена оплата услуг в части 70 000 руб., что не оспаривается последним, и, исходя из принципа добросовестности поведения субъектов гражданских правоотношений, свидетельствует о наличии между сторонами намерения исполнить совершенную сделку.

Расчет неустойки признан обоснованным, поскольку повышенный размер неустойки 36% годовых (0,1% в день) был предусмотрен сторонами по договору, как дополнительная гарантия надлежащего исполнения обязательства другой стороной и мерой воздействия по понуждению к добросовестному исполнению принятых на себя по договору обязательств.

Со стороны конкурсного управляющего не представлено доказательств того, что добросовестное и разумное исполнение им своих обязанностей, предусмотренных законодательством о банкротстве, не позволит сформировать конкурсную массу, достаточную, прежде всего, для частичного погашения требований конкурсных кредиторов.

В связи с изложенным передача единственного актива должника конкурсному управляющему в качестве отступного взамен причитающегося вознаграждения не соответствует основным принципам и духу законодательства о банкротстве.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2012 №17АП-789/2012-ГК по делу №А50-17144/2011.

Федеральная налоговая служба России в лице Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы №10 по Республике Башкортостан обратилась в Арбитражный суд Пермского края с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Ш. о взыскании убытков в размере 1 085 142 руб. 00 коп.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.03.2012 №7АП-9104/2009-ГК по делу  №А60-9034/2009.

ООО «Ц» обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании незаконными действий конкурсного управляющего ОАО «С» и отстранении его от исполнения обязанностей конкурсного управляющего.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.03.2012 №17АП-13544/2010-ГК по делу №А50-23773/2010.

07.12.2011 в арбитражный суд поступило заявление конкурсного кредитора Л. о признании принятого собранием кредиторов Общества «Ч» 25.11.2011 решения об утверждении порядка, сроков и условий продажи имущества должника недействительным на основании ст. 15, 139 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2012 №17АП-5725/2011-ГК по делу №А71-3566/2010.

23.08.2011 Федеральная налоговая служба России г. Москва обратилась в Арбитражный суд Удмуртской Республики с жалобой на действия конкурсного управляющего ООО «А» по ведению процедуры конкурсного производства, которые считает незаконными и направленными на затягивание процедуры конкурсного производства.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.02.2012 №17АП-14391/2011-ГК по делу №А60-37568/2011.

ОАО «И» в Арбитражный суд Свердловской области с иском о взыскании с ООО «Ф» 169 200 руб. 00 коп., в том числе 150 000 руб. 00 коп. задолженности по оплате товара, переданного по товарной накладной от 13.05.2011 г. №1910 на основании договора поставки от 24.11.2010 г. №314/10, и 19 200 руб. 00 коп. неустойки (пени), начисленной в соответствии с п. 8.2 договора поставки от 24.11.2010 г. №314/10 за период с 18.05.2011 г. по 22.09.2011 г.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2012 №17АП-2074/2012-ГК по делу №А60-39977/2010.

Конкурсный управляющий П. 09.12.2011 обратился в арбитражный суд с заявлением о признании решения комитета кредиторов от 06.12.2011 недействительным и утверждении соглашения об отступном между Обществом «Д» и П., согласно которому последнему взамен причитающегося вознаграждения за выполнение обязанностей конкурсного управляющего уступается дебиторская задолженность, которую имеет ООО «Н» перед Обществом «Д».

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2012 №17АП-6410/2012-ГК по делу №А60-44022/2011.

Открытого акционерного общества «С» к Екатеринбургскому муниципальному унитарному предприятию «Е» о признании действий по прекращению подачи тепловой энергии незаконными; обязании исполнить обязательства по договору на оказание коммунальных услуг.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона Российской Федерации от 27.07.2010 №190-ФЗ «О теплоснабжении», законодателем закреплены принципы организации отношений в сфере теплоснабжения, среди которых основополагающими являются принцип соблюдения баланса экономических интересов теплоснабжающих организаций и интересов потребителей, а также принцип обеспечения недискриминационных и стабильных условий осуществления предпринимательской деятельности в сфере теплоснабжения.

Вышеназванные принципы корреспондируются с положениями ст. 1 ГК РФ предусматривающие равенство всех участников гражданских правоотношений, основывающиеся в своих действиях на разумности и добросовестности.

Квалификация правоотношений по электроснабжению граждан (жителей жилых домов) как бездоговорных нарушает принцип разумности, добросовестности действий участников гражданских правоотношений (ч. 3 ст. 10 ГК РФ), а также обеспечения интересов потребителей коммунальных услуг.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.01.2012 №17АП-11816/2010-ГК по делу №А60-22332/2010.

Открытое акционерное общество «С» обратилось с иском к муниципальному предприятию «Г». 

о взыскании задолженности за потребленную электрическую энергию для компенсации технологического расхода электрической энергии, превышающий нормативный.

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2010 №18АП-1886/2010 по делу №А76-29158/2009.

Индивидуальный предприниматель А. обратилась в Арбитражный суд Челябинской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью Торговый Дом «Р» об обязании ответчика вернуть из чужого незаконного владения и пользования недвижимое имущество (сооружение) - бетонную площадку у здания ремонтно-строительного цеха.

В соответствии со ст. 301 ГК РФ в предмет доказывания по названному иску в числе прочих обстоятельств входят: наличие у истца права собственности (или иного вещного права) на истребуемый объект, факт нахождения спорного имущества у ответчика, а также факт недобросовестного владения ответчиком спорным имуществом.

Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2010 по делу №А64-2960/09.

Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Тамбовской области обратилось в Арбитражный суд Тамбовской области с иском к комитету социального развития и демографии администрации города Тамбова о взыскании убытков.

Из содержания статей 15 и 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что для взыскания убытков в предмет доказывания входит противоправность поведения лица, наступление вреда, причинной связи между противоправным поведением и наступлением вреда, вины причинителя вреда. При этом обязанность доказывания возложена на истца. Следовательно, лицо, предъявляя требование о возмещении убытков, обязано доказать, что убытки вызваны недобросовестным и неразумным поведением ответчика, т.е. доказать факт противоправного поведения и факт причинной связи между противоправным поведением и возникшими убытками, а также доказать размер причиненных убытков и их состав.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ №10, Пленума ВАС РФ №22 от 29.04.2010.

«О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Согласно п. 38 Постановления  приобретатель признается добросовестным, если докажет, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества продавцом, в частности принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества. Таким образом, обязанность доказывания добросовестности приобретения имущества лежит на покупателе.

Определение Пермского краевого суда от 09.04.2012 по делу

№33-2926.

ООО «О» на решение Свердловского районного суда г. Перми от 28.12.2011 г., которым постановлено: в удовлетворении иска ООО <...> к М.С. о признании действий в части расторжения договоров незаконными, о взыскании суммы убытков отказать. Взыскать с ООО <...> в доход местного бюджета госпошлину в размере 37403,77 рубля.

Принцип добросовестности и разумности действий субъектов гражданских правоотношений является одним из общих принципов гражданского права.

Члены совета директоров (наблюдательного совета), единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа, управляющая организация или управляющий должны вести дела общества с ограниченной ответственностью добросовестно и разумно.

Добросовестность означает субъективное состояние лица при совершении юридических актов. В соответствии с современными правилами толкования понятий русского языка слово «добросовестный» означает «честно выполняющий свои обязательства, обязанности».

Таким образом, добросовестность в контексте ст. 44 ФЗ «Об Обществах с ограниченной ответственностью» предполагает прежде всего честность, субъективную психологическую установку на соблюдение правовых предписаний, а также искреннюю заинтересованность в положительном развитии организации. Лица, указанные в ст. 44 Закона, обязаны относиться к интересам соответствующего ООО как к своим собственным интересам.

Разумность действий руководителя организации и других лиц, указанных в п. 1 ст. 44 Закона, предполагает, с одной стороны, поиск оптимального пути разрешения конкретной хозяйственно-управленческой ситуации, а с другой - ту степень профессионализма, которая минимально необходима для исполнения соответствующих служебных обязанностей, обусловленных занятием той или иной должности (осуществлением функции).

2Указ Президента РФ от 18 .07.2008 №1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2008. №29. Ст. 3482.

3Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2009. №11. С. 12.

4Федеральный закон «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 30.12.2012 №302-ФЗ (ред. от 04.03.2013) // СЗ РФ. 2012. №53. Ст. 7627.

5Категория отображает фундаментальные, наиболее существенные признаки и отношения объективной действительности // Новейший философский словарь / Под ред.                           А.А. Грицанова. Минск: Книжный дом, 2003.  С. 481.

6Свод законов Российской империи. В XVI т. Т. X. / Под ред. И.Д. Мордухай – Болотовского. СПб: Книжное товарищество «Деятель», 1912. С. 131.

7Дроздова Т.Ю. Добросовестность в российском гражданском праве. Дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2004 // [Электронный документ]. URL: http: // www. dlib.rs.ru /01003299354 (дата обращения 15.04.13).

8Там же. С. 66.

9Мордухай – Болотовский И.Д. Указ соч. С. 68-69.

10Гражданский кодекс РСФСР от 31.11.1922 // СУ РСФСР. 1922. №71. Ст. 1.

11Гражданский кодекс РСФСР: Закон РСФСР от 11.06.1964 (ред. 24.12.1994) // Ведомости ВС РСФСР. 1964. №24. Ст. 5.

12Основы гражданского законодательства союза ССР и союзных республик от 31.05.1991 №2211-1 (с изм. 03.03.1993) // Ведомости СНД и ВС РСФСР от 26.06.1991. №26. Ст. 5.

13Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 71.

14Советское гражданское право Т. 1 / Под ред.  О. А. Красавчикова.  М., 1985. С. 28-29.

15Амирова Н.А. Категория «добросовестность» в российском, немецком праве и новом lex mercatoria // Вестник московского университета. Серия 11. Право. 2009.  №3.С. 73.

16Колесникова М.М. Правовая категория добросовестности в гражданском праве // Современные проблемы юридической науки и правового образования: материалы международной научно-практической конференции. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2010. С. 121.

17Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М.: «Лекс – Книга», 2002. С. 161.

18Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. М.: Статут, 2001. С. 125.

19Ойгензихт В.А. Презумпции в советском гражданском праве. Душанбе, 1976. С. 91.

20Щенникова Л.В. Справедливость и добросовестность в гражданском праве России // Государство и право. 1997. №6. С. 119.

21Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М.: Юридическая литература, 1992. С. 21.

22Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон от 30.11.1994 №51-ФЗ (ред. 04.03.2012) // СЗ РФ. 1994. №32. Ст. 3301.

23Гражданское право: учебник / Под общ. ред. С.С. Алексеева. М.: Проспект, 2011. С. 9.

24Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 №208-ФЗ (ред. 29.12.2012) // СЗ РФ 1996. №1. Ст.1.

25Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) от 26.10.2002 №127-ФЗ (ред. 29.12.2012) // СЗ РФ. 2002. №43. Ст. 4190.

26Федосеев П.С. Принцип добросовестности в свете концепции развития гражданского законодательства // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2011. №1. С. 91.

27Якубчик М.М. Комплексное понятие добросовестности: соотношение с доктриной злоупотребление правом// Журнал российского права. 2012. №10. С. 109.

28Эволюция – развитие, процесс постепенного, непрерывного количественного изменения чего-либо, подготавливающего к качественному изменению // Ожегов С.И.,                      Шведова Н.Ю. Словарь русского языка. М.: Азъ, 1992. С. 888.

29Гаджиев Г.А.  Конституционные принципы добросовестности и недопустимости злоупотребления субъективными правами // Государство и право. 2002. №7. С. 54.

30 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Изд. 3-е, стереотип. М.: «Статут», 2001. С.  105.

31Щенникова Л. В. Указ. соч. С. 119.

32Якубчик М.М. Указ. соч. С. 108.

33Дождев Д.В. Добросовестность (bona fides) как правовой принцип // Политико-правовые ценности: история и современность / Под ред. В. С. Нерсесянца. М.: Эдиториал УРСС, 2000. С. 3.

34Исмаилов А. Ю. Добросовестность — мера присутствия морального начала  в правовой сфере индивидуального бытия человека // Материалы конференции: «Права и свободы человека: проблемы реализации, обеспечения и защиты». Пенза, 2011. С. 9.

35Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М.: Статут, 2011. С. 80.

36Богданов Е.В. Категория «добросовестности» в гражданском праве // Российская юстиция. 1999. №9. С. 14.

37Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 45.

38Емельянов В. И. Указ. соч. С. 55.

39Иванова С.А. Некоторые проблемы реализации принципа социальной справедливости, разумности и добросовестности в обязательственном праве // Законодательство и экономика. 2005. №4. С. 43.

40Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Дело, 2008. С. 677.

41Михайлов С.В. Значение категории добросовестности для обязательственных отношений и последствий недействительности договоров цессии // Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика. Сборник статей. М.: Статут, 2006.               С. 182.

42Чукреев А. А. Добросовестность в системе принципов гражданского права // Журнал российского права. 2002. №11. С. 103.

43Дроздова Т.Ю. Указ. соч. С. 50.

44Емельянов В.И. Указ. соч. С. 55.

45Попова А. В. Принцип добросовестности в обязательственных правоотношениях: судебная практика иностранных и международных судов // Арбитражный и гражданский процесс.  2005. №6. С. 46.

46Новикова Т.В. К вопросу о субъективном значении понятия добросовестности в российском гражданском праве // Общество и  право. 2008. №1. С. 115.

47Дроздова Т.Ю.  Указ. соч. С. 45.

48Белов В.А. Добросовестность, разумность, справедливость как принципы гражданского права // Законодательство. 1998. №8. С. 49.

49Белых В.С. Основные направления совершенствования части первой Гражданского кодекса Российской Федерации // Предпринимательское право. 2010. №1. С. 19.

50Родионов О.А. Моральные ценности: история, сущность, специфика // Научные ведомости БелГУ. Серия: Философия. Социология. Право. 2009. №8. С. 45.

51Аверьянова М.В. Защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 10.

52 Попова А.В. Указ. соч. С. 47.

53Лукьяненко М.Ф. Оценочные понятия гражданского права: разумность, добросовестность, существенность.  Монография. М.: Статут, 2010. С. 390.

54Акашкин А.Ю. Значение добросовестности при исполнении обязательств // Российское правоведение: Трибуна молодого ученого: сборник статей. Томск: ТМЛ-Пресс, 2010. Вып. 10. С. 88.

55Василенко Е. В. Категории «добросовестность» и «разумность» в гражданском праве: вопросы соотношения. Автореф. дис. … док. юрид. наук. Краснодар, 2010. С. 16.

56Аверьянова А.М. Указ. соч. С. 15.

57Василенко Е.В. Указ. соч. С. 16.

58Новиков М.В. Справедливость как добросовестность: ценность римского права // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Ч. I. Тамбов: Грамота, 2012. №5 (19). C. 140.

59Костюк Н.В. Добросовестность в российском и зарубежном гражданском праве // Хозяйство и право. 2008. №12.  С. 103.

60Иванова С.А. Указ. соч. С. 44.

61Гражданское право. Ч.1 / Под ред. В. П. Мозолина, А. И. Масляева. М.: Юристъ, 2005.             С. 192

62Волков А.В. Какой должна быть статья 10 Гражданского кодекса РФ // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. №9. С. 93.

63Гаджиев Г.А. Указ. соч. С. 117.

64Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 2006. №1. С. 130.

65Определение Пермского краевого суда от 09.04.2012 по делу №33-2926 // СПС Консультант Плюс.

66Постановление Пленума ВАС РФ «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей» от 30.06.2011 №51 // Вестник ВАС РФ. 2011. №9.

67Постановление Президиума ВАС РФ от 07.02.2012 №11746/11 по делу №А76-18682/2010-12-587 // СПС Консультант Плюс.

68Чукреев А. А. Указ. соч. С. 103.

69Емельянов В.И. Указ. соч. С. 15.

70Сазанова И.В. О соотношении понятий «недобросовестность» и «злоупотребление правом»  //  Российский юридический журнал. 2008. №1. С. 176.

711Грибанов В.П. Указ. соч. С. 101.

723Емельянов В.И. Указ. соч. С.56.

734Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Волтерс Клувер, 2009.           С. 290.

74Богданова Е.Е.  Добросовестность участников договорных отношений как условие защиты их субъективных гражданских прав // Хозяйство и право. 2010. № 2. С. 114. 

75Сазанова И.В. Указ. соч. С. 175.

76Гаджиев Г.А. Указ. соч. С. 54.

77Якубчик М.М. Указ. соч. С. 109.

78Бекназар-Юзбашев Г.Т. Злоупотребление правом и принцип доброй совести в гражданском праве России и Германии. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010.     С. 5.

79Радченко С.Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 15.

80Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.08.2012 по делу №А33-15861/2010 // СПС Консультант Плюс.

81Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.07.2012 по делу №А33-12629/2010 // СПС консультант Плюс.

82Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.07.2012 по делу №А43-46084/2009 // СПС Консультант Плюс.

83Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.12.2012 по делу №А70-9509/2011 // СПС Консультант Плюс.

84Постановление ФАС Московского округа от 28.01.2013 по делу №А40-102961/11-58-628 // СПС Консультант Плюс.

85Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.11.2012 по делу №А05-6091/2012 // СПС Консультант Плюс.

86Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31.01.2013 по делу №А43-3958/2012 // СПС Консультант Плюс.

87Кузнецова О.А. Специализированные нормы гражданского права: теоретические проблемы. Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2007 // [Электронный документ]. URL: http: // www. dlib.rs.ru /010003394867 (дата обращения 15.04.13). 

88Алексеев С.С. Право: азбука – теория – философия: Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999. С. 48-49.

89Бабаев В.К. Указ. соч. С. 9.

90Ойгензихт В.А. Указ. соч. С.  7-8.

91Гусева С.В. Место и роль презумпций в структуре юридического знания: философский анализ. Автореф. дис. … канд. философ. наук. Саратов, 2009. С. 18-19.

92Пронина М.П. Презумпции в современном российском праве. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2010 // [Электронный документ]. URL: http: // www. dlib.rs.ru /01004872014 (дата обращения 15.04.13).

93Жажина О.В. Презумпции как субсидиарные правовые нормы. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Санкт-Петербург, 2011. С.21.

94Вероятность – численная характеристика меры возможности события // Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика: учебник для юридических вузов. М.: Юристъ, 1998. С. 50.

95Гусева С.В. Указ. соч. С. 19.

96Бабаев В.К. Указ. соч. С. 14.

97Щекин Д.М. Юридические презумпции в налоговом праве. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2001 // [Электронный документ]. URL:  http: // dlib.rs.ru /01000326810 (дата обращения 15.04.13).

98Харитонова Ю.С. Добросовестность как принцип управления в частном праве // Гражданское право. 2010. № 3. С.7.

99Золотковская М. П. Проблемы приобретения собственности по давности владения в России // Бюллетень нотариальной практики. 2010. №2. С. 39.

100Бронникова М.Н. Проблемы применения презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений // Вестник Самарской гуманитарной академии. Право. Самара: Изд. Самар. гуманит. акад., 2007. № 1.  С. 60.

101Власова А.С. Презумпция добросовестности в спорах из корпоративных правоотношений // Закон. 2011. №3. С.109.

102Свит Ю.П. Понятие и значение добросовестности и разумности в современном российском праве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. №9.

103Определение ВАС РФ от 20.02.2012 №ВАС-17565/11 по делу №А40-9936/11-100-77 // Консультант Плюс.

104Власова А.С. Указ. соч. С. 109.

105Кузнецова О.А. Презумпции в российском гражданском праве. М.: Норма, 2002. С. 99-101.

106Краснова С.А. Указ. соч. С. 65.

107Бронникова М.Н. Указ. соч. С. 68.

108Белов В.А. Указ. соч. С. 15.

109Попова А.В. Указ. соч. С. 44.

110Лукьяненко М.Ф. Указ. соч. С. 279.

111Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2013 №17АП-803/2012-ГК по делу №А60-46505/2011 // СПС Консультант Плюс.

112Жажина О.В. С. 21-22.

113Пронина М.П. Указ. соч. С. 98.

114Там же.

115Постановление ФАС Центрального округа от 15.12.2011 по делу №А08-2201/2011 // СПС Консультант Плюс.

116Емельянов В. И. Указ. соч. С. 105.

117Краснова С.А. Определение понятия «добросовестность» в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2003. №3. С. 66.

118Эрделевский А.М. О первых изменениях в Гражданском кодексе РФ // Хозяйство и право. 2013. №3. С. 27.

119Кузнецова О.А. Указ. соч. С.  90-91.

120Пронина М.П. Указ. соч. С. 115.

121Там же.

122Жажина О.В. Указ. соч. С. 22.

123Кузнецова О.А. Указ. соч. С. 249.

124Постановление ФАС Волго - Вятского округа от 20.02.2013 по делу №А43-33569/2011 // СПС Консультант Плюс.

125Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.03.2013 по делу №А32-4295/2012 // СПС Консультант Плюс.

126Постановление Президиума ВАС РФ от 21.02.2012 №12499/11 по делу №А40-92042/10-110-789 // Вестник ВАС РФ. 2012. №10.

127Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2008 №10-П // Вестник Конституционного суда РФ. 2008. №4.

128Определение ВАС РФ от 17.08.2012 №ВАС-10723/12 по делу №А40-112046/11-21-979 // СПС Консультант Плюс.

129Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.02.2013 по делу №А43-33569/2011 // СПС Консультант Плюс.

130Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.01.2013 по делу №А10-461/2012 // СПС Консультант Плюс. Постановление ФАС Московского округа от 30.01.2013 по делу №А40-61144/12-138-566 // СПС Консультант Плюс.

131Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.09.2012 по делу №А74-2820/2011 // СПС Консультант Плюс.

132Постановление ФАС Поволжского округа от 31.03.2011 по делу №А12-15312/2010 // СПС Консультант Плюс.

133Определение Пермского краевого суда от 08.06.2011 по делу №33-5680 // СПС Консультант Плюс.

134Постановление ФАС Дальневосточного округа от 06.07.2012 №Ф03-2789/2012 по делу №А51-15846/2011 // СПС Консультант Плюс.

135Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.08.2012 по делу №А27-9635/2011 // СПС Консультант Плюс.

136Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.11.2011 по делу N А43-26780/2010 // СПС Консультант Плюс.

137Постановление ФАС Поволжского округа от 19 мая 2009  по делу №А12-14495/2008 // СПС Консультант Плюс.

138Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2012 №18АП-704/2012 по делу №А07-15252/2011 // СПС Консультант Плюс.

139Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2010 №18АП-1886/2010 по делу №А76-29158/2009 // СПС Консультант Плюс.

140Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2010 по делу №А64-2960/09 // СПС Консультант Плюс.

141Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.04.2012 по делу №А12-17245/2011 // СПС Консультант Плюс.

142Алексеев С.С. Указ. соч. С. 58.

143Комиссарова Е.Г. Об основных началах гражданского законодательства // Журнал российского права. 2001. №5. С. 19-20.

144Комиссарова Е.Г. Указ. соч. С. 18.

145Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 27.

146Там же. С. 19.

147Комиссарова Е.Г. Указ. соч. С. 21.

148Мозолин В.П.,  Масляев А.И. Указ. соч. С. 11.

149Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 27.

150Братусь С.Н. Указ. соч. С.

151Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 15.

152Тирский М.Г., Черняк Л.Ю. Место принципов права в системе российского права // Академический юридический журнал. 2009. №2 (36). С. 6.

153Яковлев В.Ф. О кодификации гражданского законодательства современной России // Основные проблемы частного права: сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора А.Л. Маковского / Отв. ред. В.В. Витрянский, Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. С. 382.

154Там же. С. 383.

155Богданов Е.В. Гражданское право России как регулятор экономических отношений // Законодательство и экономика. 2012. № 1. С. 33.

156Новицкий. И.Б. Указ. соч. С. 130.

157Там же.

158Гаджиев Г.А. Указ. соч. С. 109.

159Венская конвенция о праве международных договоров (Вена, 13 мая 1969 г.) // Ведомости ВС СССР. 1986. №37. Ст. 772.

160Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) // Закон. 1995. №12. С. 83.

161Французский гражданский кодекс / Под. ред. Д.Г. Лавров. СПб., 2004. С. 580.

162Гражданское уложение Германии. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 121.

163Гражданский кодекс Испании // [Электронный ресурс]. URL: http://www.spain4you.es/zakon_spain (дата обращения 15.04.13).

164Гражданский кодекс Республики Молдова // [Электронный ресурс]. URL:  http://www.gk-md.ru/kn1_1_100/page/8.html (дата обращения 15.04.13).

165Гражданский кодекс Португалии  / Под. ред. В.К. Пучинского, М.И. Кулагина. М.: РУДН, 1986. С. 247.

166Гражданский кодекс Республики Беларусь // [Электронный ресурс]. URL: http://pravo.kulichki.com/vip/gk/00000001.htm (дата обращения 15.03.13).

167Александрова А.С. Принцип добросовестности в гражданском  праве: от идеи к норме // Академический вестник. Тюмень: ТГАМЭУП, 2010. № 3. С. 68.

168Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2012 №11-П // Вестник Конституционного суда РФ.  2012. №9.

169Определение Пермского краевого суда от 16.05.2012 по делу №33-3729-2012 // СПС Консультант Плюс.

170Постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 №13567/11 по делу №А71-10080/2010-Г33 // Вестник ВАС РФ. 2012. №6.

171Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2012 №17АП-10052/2012-ГК по делу №А50-5815/2011 // СПС Консультант Плюс.

172Яковлев В.Ф. Указ. соч. С. 382.

173Попова А.В. Указ. соч. С. 48.

174Гладких Д.Н. Понятие и значение принципа добросовестности в договорном праве // Законодательство. 2012. №3. С. 45.

175Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Дело, 2008. С. 806.

176Там же. С. 806.

177Микрюков В.А. Вопросы ограничения гражданских прав принципом добросовестности // Законодательство. 2013. №1. С. 13-14.

178Ермакова В.П. Понятие и субъективные пределы судейского усмотрения // Журнал Российского права. 2009. №8. С. 95.

179Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 №138-ФЗ (ред. от 14.06.2012) // СЗ РФ. 2002. №46. Ст. 4532.

180Новицкий И.Б. Указ. соч. С. 128.

181Там же. С. 129.

182Определение Конституционного Суда РФ от 16.12.2010  №1580-О-О // СПС Консультант Плюс.

183Кузнецова О.А. Указ. соч. С. 130.

184Яковлев В.Ф. Указ. соч. С. 50.

185Вердиян Г.В. Место принципа добросовестности в современном гражданском праве // Законность и правопорядок на современном этапе развития общества: сборник материалов Международной научно-практической конференции. Краснодар, 2012.  С. 62

186Щетинкина М.Ю. Реализация и ограничение действия принципа свободы договора. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 5.

187Козлова М.Ю. Значение добросовестности контрагентов для договорных отношений // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 5. Волгоград, 2001. № 1 (14). 134. С. 137.

188Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 20.07.2012 по делу №А28-11579/2011 // СПС Консультант Плюс.

189Волков А.В. Указ. соч. С. 94.

190Скловский К.И. Указ. соч. С. 719.

191Кузнецова О.А. Указ. соч. С. 397.

192Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 №96 // Вестник ВАС. 2006. №5.

193Постановление ФАС Западно-Сибирского округа  от  18.10.2007 №Ф04-7208/2007 // СПС Консультант Плюс.

194Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2012 №17АП-6410/2012-ГК по делу №А60-44022/2011 // СПС Консультант Плюс.

195Постановление ФАС Восточно – Сибирского округа от 19.02.2013 №А33-11522/2012 // СПС Консультант Плюс.

196Определение ВАС РФ от 18.10.2012 №АС-14056/12 по делу №А55-10512/2011 // СПС Консультант Плюс.

197Краснова С.А. Указ. соч.  С. 67.

198Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: части первой / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011. С. 35.

199Гаджиев Г.А. Указ. соч. С. 55.

200Постановление ФАС Московского округа от 16.11.2011 по делу №А40-33877/10-139-173 // СПС Консультант Плюс.

201Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2012 №11-П // Вестник Конституционного суда. 2012. №9.

202Там же.

203Богданова Е.Е. Добросовестность участников договорных отношений и проблемы защиты их субъективных гражданских прав. Автореф. дис. … док. юрид. наук. М.,2010.  С. 25.

204Василенко Е.В. Указ. соч. С. 23

205Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2012 №17АП-10052/2012-ГК по делу №А50-5815/2011 // СПС Консультант Плюс.

206Постановление ФАС Уральского округа  от 21.09.2009 №Ф09-6979/09-С5 по делу №А60-563/2009-С1 // СПС Консультант плюс.

207Система – объединение некоторого разнообразия в единое целое; расчлененное целое, элементы которого по отношению к целому и другим частям занимают соответствующие им места // Философский энциклопедический словарь / Под ред. Е.Ф. Губского,                       Г.В. Кораблева, В.А. Лутченко. М.: Инфра-М, 1998. С. 415.

208Кузнецова О.А. Указ. соч. С. 11.

209Постановление ФАС Уральского округа от 10.07.2012 №Ф09-1767/12 по делу №А07-14608/2010 // СПС Консультант Плюс. Постановление ФАС Уральского округа от 18.05.2012 №Ф09-3226/12 по делу №А07-25172/2009 // СПС Консультант Плюс.

210Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2012 по делу №А19-22571/2011 // СПС Консультант Плюс.

211Постановление ФАС Уральского округа от 18.10.2011 №Ф09-6431/11 по делу №А07-2113/2011 // СПС Консультант Плюс.

212Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая: Федеральный закон от 18.12.2006 №230-ФЗ (ред. 08.12.2011) // СЗ РФ. 2006. №52. Ст. 5496.

213Определение Конституционного Суда РФ от 01.11.2012 №2047-О // СПС Консультант Плюс.

214Постановление ФАС Уральского округа от 21.09.2009 №Ф09-6979/09-С5 по делу №А60-563/2009-С1 // СПС Консультант Плюс.

215Постановление ФАС Центрального округа от  06.08.2007 по делу №А14-1437/2006/37/12 // СПС Консультант Плюс.

216Постановление ФАС Московского округа от 22.01.2013 по делу №А40-40361/12-86-103 // СПС Консультант Плюс.

217Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.03.2012 по делу №А09-6826/2010 // СПС Консультант Плюс.

218Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.10.2010 по делу №А43-9781/2009 // СПС Консультант Плюс.

219Постановление ФАС Уральского округа от 12.05.2009 №Ф09-2876/09-С3 по делу №А07-6358/2008-А-ДГА // СПС Консультант Плюс.

220Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2009 №17АП-3855/2009-ГК по делу №А71-11883/2008 // СПС Консультант Плюс.

221Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Федеральный закон от 21.06.1996 №14-ФЗ (ред. 14.06.12) // СЗ РФ. 1996. №5. Ст. 410.

222Пьянкова А.Ф. Баланс интересов в гражданском праве России и его обеспечение в договорных отношениях. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2013. С. 9-10.

223Там же. С. 10.

224Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2012 №17АП-3796/2011-ГК по делу №А71-10684/2010 // СПС Консультант Плюс.

225Постановление Конституционного суда РФ от 14.05.2012 №11-П // Вестник Конституционного суда. 2012. № 16.

226Определение ВАС РФ от 07.08.2012 №ВАС-8444/12 по делу №А41-19354/11 // СПС Консультант Плюс.

227Пьянкова А.Ф. Указ. соч. С. 10.

228Гаджиев Г.А. Конституционные принципы рыночной экономики. М.: «Юрист», 2004.           С. 105.

229Гладких Д.Н. Указ.  соч. С. 43.

230Дождев Д.В. Указ. соч. С. 46.

231Новицкий И.Б. Указ. соч. С. 135.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

45858. Гибкие автоматизированные производства 13.12 KB
  ГПС важный компонент ГАП который харся наиболее полным охватом автоматизации всех компонентов производственного процесса. ГАП – это автоматическое производство линии участок цех завод функциональная как единая целая на основе безлюдной или при минимальном участии человека технологий ГАП включает: технологическое оборудование а также складские транспортные контролирующие системв и другие компоненты на базе ЧПУ и исполнением средств вычислительной техники работа всех компонентов ГАП координируются как единое целое при...
45859. Многооперационные станки: назначение и особенности конструкции. Многооперационные станки для обработки деталей типа тела вращения и обработки корпусных деталей 13.88 KB
  Многооперационные станки: назначение и особенности конструкции. Многооперационные станки для обработки деталей типа тела вращения и обработки корпусных деталей. Многооперационные станки – технологическое оборудование с повышенной автоматизацией процесса обработки заготовокмногоцелевые станки. Многооперационные станки харся высоким уровнем автоматизации основный и вспомогательных операций высокой производительностью повышенными требованиями к точности перемещения рабочих органов точность позиционирования до 5 микрон наличием...
45860. Автоматизация операций загрузки-выгрузки деталей и приспособлений на многооперационных станках 15.72 KB
  Рабочий стол многооперационного станка имеет расширенные возможности по сравнению с обычными столами станков ЧПУ в связи с дополнительной степенью подвижности: поворота вокруг горизонтальной и вертикальной осей такие столы наз. Наличие таких рабочих столов позволяет осуществлять обработку заготовок с пяти сторон под различными углами за один установ детали что значительно сокращает время изготовления и повышает качество изделия. Помимо основного рабочего стола многооперационные станки оснащаются столами спутниками а также реже столами...
45861. Устройства автоматической смены инструментов. Револьверные головки и инструментальные магазины - накопители 86.88 KB
  Устройства автоматической смены инструментов. Обязательным элементом автоматизированных и автоматических производств функционирующих на основе безлюдных технологий является автоматическая смена инструментов осуществляющаяся устройствами автоматической смены инструментов УАСИ. Возможность автоматической смены инструментов зависит от наличия достаточного количества инструментов которые может вместить базовый элемент УАСИ – инструментальный накопитель от его расположения доступности наличия датчиков для контроля размера износа и поломки...
45862. Инструментальные магазины – накопители. Виды инструментальных магазинов. Кодирование и распознавание инструментов в инструментальных магазинах 320.18 KB
  Инструментальные магазины – накопители. Виды инструментальных магазинов. Кодирование и распознавание инструментов в инструментальных магазинах. Основным элементом УАСИ является инструментальные магазины – накопители устанавливаемые на многооперационных станках представляющих собой накопители инструментов большой емкости от 16 и более.
45863. Автоматизация загрузочных операций. Автоматизация и механизация загрузки и разгрузки. Виды загрузочно – разгрузочных устройств 16.43 KB
  Для осуществления загрузочных операций в автоматическом режиме необходимо осуществлять следующие действия: 1создать задел заготовок для обеспечения бесперебойной работы загрузочного оборудования 2осуществить пространственную ориентацию загрузочных изделий. В комплексе задач по автоматизации технологических процессов наиболее сложным является задача автоматизации и механизации загрузки и разгрузки что вызвано большим разнообразием форм и размеров заготовок и деталей а также самих процессов. ЗРУ в условиях серийного производства...
45864. Автоматический контроль. Виды контроля по формам воздействия на объект. Активный автоматический контроль 14.98 KB
  Виды контроля по формам воздействия на объект. Под устройствами автоматического контроля понимают устройства которые без вмешательства человека выполняют всю совокупность операций необходимых для выяснения действительных параметров заготовок и деталей полуфабрикатов производят измерения в процессе обработки до его начала либо после сортируют по величине отклонений действительных параметров от номинального значения а также управляет режимами работы оборудования. Для осуществления пассивного автоматического контроля широко используются...
45865. Промышленные роботы: понятие и назначение. Основные сведения о промышленных роботах. Манипуляторы и автооператоры 18.22 KB
  При обслуживании основного технологического оборудования ПР выполняют операции по загрузке заготовок и разгрузке готовых деталей или полуфабрикатов контролю смене инструментов уборке отходов производства установке и смене средств контроля в автоматическом режиме на технологическое оборудование межоперационной передаче и транспортированию складированию. В составе транспортных систем ПР могут самостоятельно осуществлять операции перемещения и доставки грузов обслуживать различные линии осуществлять операции по накоплению и контролю. Они...
45866. Инструменты для нарезания резьбы. Формообразующие движения. Особенности эксплуатации и обеспечение точности нарезаемой резьбы 103.44 KB
  Инструменты для нарезания резьбы. Особенности эксплуатации и обеспечение точности нарезаемой резьбы. Резьбы на деталях получают на сверлильных резьбонарезных и токарных станках а также накатыванием т. Инструментом для накатывания резьбы служат накатные плашки накатные ролики и накатные головки.