80007

Анализ и моделирование расщепления ДНК ультразвуком

Дипломная

Биология и генетика

Количественный анализ экспериментальных данных по расщеплению молекул ДНК ультразвуком и развитие подходов к моделированию реакции ДНК на внешние воздействия. Такие подходы используются для решения задачи о физической интерпретации специфичности расщепления молекул ДНК ультразвуком.

Русский

2015-02-15

4.97 MB

4 чел.

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В.ЛОМОНОСОВА   

ФИЗИЧЕСКИЙ      ФАКУЛЬТЕТ

   

            кафедра      биофизики

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

студента 6 курса

Нечипуренко Дмитрия Юрьевича

Анализ и моделирование расщепления ДНК ультразвуком

  Научные руководители:

          кандидат физико-математических наук И.А. Ильичева,

            доктор физико-математических наук Р.В.Полозов.

Институт молекулярной биологии им. В.А. Энгельгардта РАН, Москва, Институт экспериментальной и теоретической биофизики РАН, Пущино.

Допущена к защите

“        ” декабря 2007 г.

Заведующий кафедрой биофизики

Профессор В.А. Твердислов

    Москва, 2008 г.

________________________________________________________________

Содержание

 

Введение

1. Литературный обзор                                                                             4

1.1 Физика упругих растяжений ДНК

 1.1.1 Методы исследования упругих свойств                        молекулы ДНК

 1.1.2 Режимы упругих растяжений молекулы ДНК

 1.1.3 Разрыв ковалентных связей в молекуле ДНК

1.2 Механические модели ДНК

2. Расщепление ДНК ультразвуком

 2.1 Краткое описание явления

 2.2 Анализ экспериментальных данных

  2.2.1 Обработка экспериментальных данных

  2.2.2 Результаты количественного анализа

 2.3 Расщепление ДНК в комплексе с

       цис-диаквадиамминоплатиной

 2.4 Качественная интерпретация обнаруженного эффекта

3. Моделирование реакции молекулы ДНК на внешнее воздействие

 3.1 Молекулярно-динамический подход к                  моделированию молекулы ДНК

  3.1.1 Современные возможности молекулярно                         динамического подхода к моделированию ДНК

  3.1.2 Описание метода молекулярной динамики

 3.2 Описание разработанного пакета программ и

       используемой модели

  3.2.1 Краткое описание программы

  3.2.2 Описание модели

 3.3 Результаты моделирования

4. Заключение

5. Выводы

6. Литература

7. Приложение

  7.1 Материалы и методы эксперимента

  7.2 Описание вычислительного кластера ПНЦ РАН


   Введение

В живой клетке ДНК находится в виде комплексов с различными белками, которые оказывают механическое воздействие на ДНК, изменяя ее локальную геометрию. В процессах образования и функционирования таких комплексов проявляются механические свойства молекулы ДНК.

В последние годы было развито множество экспериментальных методов, позволяющих изучать механические свойства единичных молекул ДНК. В основе таких методов лежит наблюдение реакции молекулы на приложенную внешнюю силу.

В Институте молекулярной биологии РАН С.Л. Гроховским был предложен новый экспериментальный метод, позволяющий изучать локальные структурно-динамические свойства двойной спирали ДНК. Метод основан на анализе картины расщепления молекул ДНК под воздействием ультразвукового облучения ее водно-солевых растворов. Показано, что частота разрывов межнуклеотидных связей зависит как от типа образующих их нуклеотидов, так и от их ближайших соседей. Эксперименты также продемонстрировали, что наличие связанных с ДНК лигандов влияет на наблюдаемую картину расщепления.

Целью дипломной работы является количественный анализ экспериментальных данных по расщеплению молекул ДНК ультразвуком и развитие подходов к моделированию реакции ДНК на внешние воздействия. Такие подходы используются для решения задачи о физической интерпретации специфичности расщепления молекул ДНК ультразвуком.


1. Литературный обзор

1.1 Физика упругих растяжений ДНК

1.1.1 Методы исследования упругих свойств молекулы ДНК

Упругие свойства двунитевой молекулы ДНК исследуются различными методами, например, с помощью магнитных бусин [1], стеклянных игл [2], оптических ловушек [3,4] и атомно - силовой микроскопии [5,6]. Магнитные бусины прикрепляют к концам молекул ДНК. Внешнее магнитное поле действует на бусины, вызывая натяжение молекул. Использование такого «магнитного пинцета» позволяет достигать растягивающих напряжений в диапазоне 0,01 ¸ 10 пН (пиконьютонов). Для получения нагрузок в интервале 0,1 ¸ 100 пН можно использовать методику «оптического пинцета» [7,8]. Принцип работы пинцета заключается в том, что к исследуемому образцу прикрепляется бусинка, на которую фокусируется лазерный луч. Изменяя мощность лазерного пучка, можно регулировать силу светового давления на бусину, а, следовательно, и натяжение исследуемой молекулы. Использование атомно-силовой микроскопии позволяет достичь натяжения молекул в диапазоне 10 ¸ 10000 пН.

Эксперименты по исследованию упругости двунитевой молекулы ДНК показали, что каждому диапазону сил соответствует своя природа и свой коэффициент упругих растяжений. Различают, по крайней мере, четыре различных типа поведения двунитевой молекулы ДНК в зависимости от величины силы натяжения.

1.1.2 Режимы упругих растяжений молекулы ДНК

   Энтропийная жесткость

Вследствие тепловых флуктуаций двунитевая молекула ДНК в растворе постоянно находится в «искривленном» состоянии. Это приводит к тому, что расстояние между концами молекулы ДНК меньше ее общей длины. Будем говорить, что макросостояние молекулы ДНК характеризуется расстоянием между концами молекулы, а микросостояние - тем, как «искривлена» молекула ДНК. Растяжение молекулы ДНК приводит к увеличению расстояния между концами молекулы, что уменьшает количество микросостояний, соответствующих одному макросостоянию. В этом процессе происходит уменьшение энтропии системы за счет работы внешней растягивающей силы. Таким образом, молекула ДНК оказывает сопротивление растяжению, что в терминах механики можно описать как проявление жесткости молекулы. Такую жесткость молекулы ДНК называют энтропийной жесткостью [9].

Для теоретического описания энтропийной жесткости ДНК используются две модели. В модели «свободно сочлененной цепи» полагается, что молекула ДНК состоит из независимо ориентированных сегментов, длина b которых определяется жесткостью молекулы. В модели «червеобразной цепи» молекула ДНК считается сгибаемым стержнем длины L, слабо искривленным вследствие тепловых флуктуаций. Для такого стержня можно ввести понятие персистентной длины P, т.е. расстояния, на котором наблюдается корреляция между начальным и конечным сегментами стержня. В математическом виде определение персистентной длины выглядит следующим образом:

где:  и  – векторы нормали к двум элементам стержня, находящимся на расстоянии s друг от друга, а  -среднее значение их скалярного произведения. Чем жестче молекула, тем больше величина P. Персистентная длина двунитевой молекулы ДНК в водно-солевом растворе составляет примерно 50 нм.

 В работе [9] приведена приближенная формула расчета удлинения x в зависимости от длины молекулы L и действующей на нее силы F , полученная на основе  червеобразной модели ДНК:

где: kB – константа Больцмана, T – температура. При малой величине отношения x/L формула (2) переходит в закон Гука:

с коэффициентом жесткости kДНК = 3kBT/2PL, обратно пропорциональным общей длине и персистентной длине молекулы. Для двунитевой молекулы ДНК длиной 104 нм коэффициент жесткости, рассчитанный в соответствии с (3), равен приблизительно 10-5 пН/нм. Такое же выражение для коэффициента жесткости можно получить и в модели свободно сочлененной цепи [10], приняв размер сегмента равным b = 2P.

Эксперименты по исследованию упругости молекулы ДНК показали границы применимости этих двух моделей. Оказалось, что модель свободно сочлененной цепи хорошо описывает поведение молекулы при нагрузках до 0,1 пН. Заметим, что модель червеобразной цепи может быть применена в более широком диапазоне сил 0,01 ÷ 10 пН. Сравнение экспериментальных данных с теоретическими кривыми приводится на Рис 1.

   Внутренняя эластичность

Выше упоминалось, что предложенные модели не могут описать поведение молекулы ДНК при нагрузках выше 10 пН. Действительно, при увеличении нагрузок расстояние между концами молекулы ДНК данной длины  становится больше расстояния между концами молекулы ДНК в В – форме. При таких нагрузках структура молекулы ДНК меняется, и основной вклад в жесткость молекулы уже не является энтропийным. Эксперименты, проделанные оптическим пинцетом [3,4], демонстрируют наличие упругих растяжений в интервале нагрузок 5 ÷ 50 пН.

Если  в модели «червеобразной цепи» учитывать внутренние упругие свойства стержня, то в первом приближении, полагая, что общая длина молекулы ДНК возрастает линейно с ростом приложенной силы, получаем:

где: S – модуль растяжения стержня, связанный с его персистентной длиной P соотношением:  где r - радиус стержня.

Оптимальное согласие формулы (4) c опытами, проделанными с помощью оптического пинцета [3,4] в растворе 150 мМ Na+ получается при S равным примерно 1000 пН.

    B-S переход

Экспериментальные данные, представленные на Рис 2 , показали, что когда молекула ДНК испытывает нагрузки около 65 пН или больше, она резко меняет свою структуру, растягиваясь на 70% по сравнению с канонической B–формой [2,3], то есть происходит переход в так называемую S–форму, различные модели которой ждут своего экспериментального подтверждения. Переход из B в S форму происходит кооперативно и в очень узком диапазоне сил. При дальнейшем увеличении нагрузок поведение S–ДНК становится таким же, как у двух однонитевых молекул ДНК. Таким образом, S–ДНК разделяется на две нити, т.е. происходит ее плавление.


Рис. 1   Экспериментальные и теоретические зависимости растяжения x/L двунитевой молекулы ДНК от приложенной силы F.

«x» – экспериментальные значения; зеленая и синяя кривые «» и «» отвечают теоретически рассчитанным зависимостям по модели червеобразной цепи при P = 53 нм (синяя кривая соответствует точно рассчитанной зависимости, а зеленая – экстраполяции в соответствии с формулой (2) ); черная кривая «―» соответствует зависимости, полученной в рамках модели свободно сочлененной цепи при b = 2P = 106 нм, а коричневая кривая «» соответствует закону Гука (3) [9].

Рис. 2   Экспериментальная зависимость растяжения x/L двунитевой и однонитевой молекул ДНК от приложенной внешней силы F.

«―•―» - растяжение двунитевой молекулы ДНК, «– –» - расчетная кривая по уравнению (4), «». «», «»– растяжение однонитевой молекулы ДНК в 2 мМ Na+, 5 мМ Мg2+ и 150 мМ Na+ соответственно [9].
 1.1.3  Разрыв ковалентных связей в молекуле ДНК

 

Какое же натяжение необходимо, чтобы разорвать ковалентные связи в молекуле ДНК? Теоретические оценки показывают, что данная сила должна превышать 5000 пН. Однако в экспериментах в движущемся потоке разрыв молекул ДНК происходил уже при 100-300 пН. Единичные двунитевые молекулы ДНК, растянутые водным мениском, разрывались при 960 пН [11]. Короткие двунитевые молекулы ДНК в атомно-силовой микроскопии [12] выдерживали натяжение более 1700 пН. Весьма сложно установить истинное значение силы, необходимой для разрыва двунитевой молекулы ДНК, т.к. она оказывается зависящей от длины молекулы и свойств растворителя. У полисахаридных молекул в водном растворе сила, необходимая для их разрыва, была определена при помощи атомно-силовой микроскопии и составляет около 1000пН [13].

  

1.2 Механические модели молекулы ДНК

 

 Рассмотренные выше механические модели молекулы ДНК, а именно, - модель свободно «сочлененной цепи» и модель «червеобразной цепи», являются простейшими моделями для описания механических свойств длинных фрагментов молекулы ДНК (длина которых составляет сотни и тысячи нуклеотидных пар).

К таким простейшим моделям можно также отнести модель идеально упругого стержня [14]. Такая модель, как и две предыдущие, является неспецифичной к последовательности пар оснований, но позволяет описывать такие эффекты, как формирование суперспирали, ответ плазмидной ДНК на внешние воздействия и т.п.

Как известно, участки молекулы ДНК, подверженные локальному изгибу в результате взаимодействия с регуляторными белками, имеют длину от 10 до 50 пар оснований. Для описания механики локальных изгибов, как правило, используются модели, в которых ДНК представляется в виде эластичного анизотропно гибкого стержня. Примером такой модели является модель с контекстно-зависимой анизотропной гибкостью (SDAB model) [15]. В этой модели стержень разбивается на элементарные цилиндрические сегменты, каждый из которых соответствуют некоторому количеству нуклеотидных пар и механические характеристики которого считаются априори известными. В случае динуклеотидной модели элементарному блоку стержня соответствует динуклеотид. В таком случае имеется 10 различных элементарных блоков (из соображений симметрии динуклеотид TT соответствует динуклеотиду AA и т.д). Не вдаваясь в детали описания модели, следует отметить, что при расчетах в рамках моделей такого типа используется метод конечных элементов, широко применяемый при анализе деформаций в инженерных задачах.

Примером механической модели молекулы ДНК, позволяющей проводить более детальный анализ, чем в рамках моделей, описанных выше, является модель «крупнозернистой» ДНК [16].

Данная модель является, по сути, упрощенным аналогом молекулярно- динамических моделей. Вместо того, чтобы рассматривать движение всех атомов системы, как это делается в молекулярно-динамическом методе, данная модель заменяет основные группы атомов материальными точками, как показано на Рис 3.

Каждая материальная точка (в модели принят термин «зерно») соответствует либо фосфатной группе, либо сахару, либо основанию моделируемой молекулы. Материальные точки движутся в силовых полях, аналогичных классическим молекулярно-динамическим полям.

Такое упрощение позволяет моделировать фрагменты ДНК длиной в микроны на временных интервалах порядка сотни наносекунд. Модель успешно описывает кривые температурного плавления ДНК, спонтанное образование «пузырьков» в молекуле ДНК, то есть участков с разделившимися нитями, а также приводят к значениям персистентных длин двуспиральной и однонитевой ДНК, близким к экспериментальным величинам, и качественно описывает их зависимость от концентрации ионов в растворе.


Рис.3   Иллюстрация к описанию «крупнозернистой» модели ДНК.

(a) Группировка атомных групп в «зерна» для цитозина.

(b) Соответствие между группами атомов и «зернами»

для монофосфатного динуклеотида 5’-G-A-3’.

(с) Схематичное представление участка одной из цепей в терминах модели. Здесь также отмечены все рассматриваемые в модели связи между «зернами». Зёрна S соответствуют сахарам, P – фосфатам, а зёрна Ab, Cb, Gb и Tb – основаниям аденина, цитозина, гуанина и тимина соответственно.

(d) Модель олигонуклеотида из 13 нуклеотидных пар.

2. Расщепление ДНК ультразвуком

В этой главе приведены основные результаты количественного анализа расщепления ДНК ультразвуком. Полученные результаты свидетельствуют о наличии эффекта последовательности при расщеплении молекулы. Предложенный подход к решению задачи о физической интерпретации этого эффекта описывается в следующей главе дипломной работы.

 В этом разделе также приведен результат эксперимента по расщеплению молекул ДНК в комплексе с массивным лигандом – цис-диаквадиамминоплатиной. Для качественного объяснения результата этого эксперимента была предложена модель, описание которой приведено в конце главы.

 

2.1 Краткое описание явления

Возникновение двунитевых разрывов в ДНК под влиянием облучения ультразвуком ее водных растворов, в результате которого образуются олигонуклеотидные фрагменты различной длины, известно начиная с работ [17, 18]. С.Л. Гроховским был исследован характер расщепления ДНК ультразвуком в водных растворах с использованием метода гелевого электрофореза. Методика позволила впервые обнаружить, что картина расщепления межнуклеотидных связей зависит от последовательности нуклеотидов [19]. Это означает, что ультразвук может быть использован для исследования неоднородности структурных и динамических характеристик ДНК. Воздействуя ультразвуком на ДНК в различных условиях (изменяя рН, ионную силу и природу растворителя), а также в присутствии специфически связывающихся с ДНК лигандов, в частности, белков, появляется также возможность оценить влияние условий на локальные структурно-динамические характеристики ДНК.

Разрывы межнуклеотидных связей ДНК в водном растворе происходят, скорее всего, вследствие гидродинамического удара, возникающего при схлопывании кавитационных пузырьков [20,21]. Эти пузырьки образуются под действием акустических колебаний в основном около имеющихся в растворе микропримесей, в качестве которых могут выступать и молекулы ДНК [22]. В момент схлопывания внутри кавитационных пузырьков развиваются высокие температуры и давления [23-25]. Кавитация появляется при достижении интенсивности звуковых колебаний около 0.1Вт/см3. Критический размер одного пузырька составляет около 1мкм и мало зависит от частоты звуковых колебаний в широком диапазоне частот - от килогерца до мегагерц [21].

С точки зрения химии, происходящие под действием ультразвука разрывы цепей ДНК представляют собой реакцию гидролиза. Энергетический барьер гидролиза фосфодиэфирных связей в водном растворе очень высок [26], поэтому в обычных условиях гидролиз не происходит. Под влиянием физических факторов, возникающих при схлопывании кавитационных пузырьков, преодоление этого барьера, по-видимому, оказывается возможным.

Предполагается, что цепи ДНК разрываются под действием сил, вызванных быстрыми перемещениями жидкости около схлопывающихся кавитационных пузырьков. Микропотоки способны достигать скорости 700 м/сек [20]. Время прохождения такой струёй расстояния, соответствующего диаметру ДНК, будет составлять около десяти пикосекунд. Если считать, что это время является характерным временем воздействия на ДНК микропотока воды, возникающего в результате схлопывания кавитационного пузырька, то окажется, что оно гораздо меньше времен наносекундного диапазона в котором, по данным ЯМР, происходят локальные конформационные движения сахарофосфатного остова ДНК [27,28]. В таком случае картина разрывов цепей может отражать структурные неоднородности сахарофосфатного остова ДНК.

2.2 Анализ экспериментальных данных

 

Описание методики эксперимента и схема установки приведены в первой части приложения к дипломной работе.

2.2.1 Обработка экспериментальных данных

 Для обработки оцифрованных снимков полученных гелей, типичный вид которых показан на Рис.4, использовалась компьютерная программа SAFA, разработанная группой из Стендфорского университета [33]. Эта программа позволяет вычислять суммарную «засвеченность» каждой полосы, которая считается пропорциональной концентрации соответствующих данной полосе фрагментов ДНК определенной длины в растворе. Далее суммарную засвеченность полосы на геле мы будем называть «интенсивностью полосы».  Получаемый набор значений интенсивностей полос на геле соответствует степени расщепления межнуклеотидных связей в данной последовательности. Степень расщепления (далее также будет использоваться термин «частота разрывов») повышается при увеличении времени облучения фрагмента ультразвуком. При этом начинает проявляться эффект «двойного удара», когда расщеплению подвергаются уже разорванные фрагменты. Поэтому в смеси может увеличиваться доля коротких фрагментов. Тем не менее, анализ полос на дорожках, полученных после облучения фрагмента 4, 8 и 16 минут (см. Рис.4) показал, что степень расщепления действительно увеличилась, однако соотношение интенсивностей полос друг к другу практически не изменилось. Это связано с тем, что при облучении фрагментов ультразвуком наблюдается ярко выраженный краевой эффект - концы фрагмента, как видно из рисунка, расщепляются значительно слабее, чем его центр (фрагменты длиной меньше 50 пар оснований почти не расщепляются).



 Для анализа зависимости степени расщепления от последовательности нуклеотидов важна не абсолютная величина интенсивности полосы, соответствующей расщеплению между двумя определенными нуклеотидами, а отношение этой величины к средней величине интенсивности полос расщепления. Поэтому была применена следующая процедура: вычислялась средняя величина интенсивности полос в окрестности данной полосы, а потом значение интенсивности полосы делили на эту величину. Предварительный анализ расщепления фрагментов показал, что заметное усиление расщепления наблюдается в межнуклеотидных связях, следующих за 5’-концевым цитозином. Интенсивность полос, соответствующих расщеплению ДНК между нуклеотидами других типов, близка к средней величине интенсивности. Это хорошо видно на Рис.5, который представляет пример получаемой картины числовых значений интенсивностей полос на геле при их соотнесении с последовательностью.

Поэтому при вычислении средней интенсивности полос не учитывались те полосы, которые соответствуют разрыву после 5’ концевого цитозина. Варьирование величины «окна», то есть числа полос, по которым рассчитывалось среднее значение величины интенсивности, показало, что оптимальной является величина «окна» в 30 нуклеотидов: уменьшение этой величины приводит к увеличению разброса данных, а дальнейшее

увеличение практически не сказывается на соотношении полученных значений. Использованная процедура позволяет также нивелировать краевые эффекты, эффект «двойного удара» и различия в интенсивностях дорожек на разных гелях.

2.2.2 Результаты количественного анализа экспериментальных данных

Были проанализированы картины расщепления 15-ти фрагментов ДНК разной длины (от 150 до 500 пар оснований) с известными последовательностями оснований. Так как электрофорез проводили в денатурирующем геле, и лишь одна цепь ДНК содержала на 3’-конце радиоактивную метку, то рассматривались профили расщепления межнуклеотидных связей именно по этой цепи. Анализировали только центральный участок геля, на котором полосы почернения были четко разделены. Общая длина проанализированных последовательностей составила около 2500 пар оснований.


Простейшей моделью, описывающей эффект контекстной специфичности разрывов, является модель «ближайших соседей». В такой модели частота разрыва ДНК считается зависимой только от типов тех двух нуклеотидов, между которыми происходит разрыв. В соответствии с этой моделью, нами были определены средние величины относительной частоты разрывов межнуклеотидной связи в каждом из 16 возможных динуклеотидных звеньев ДНК.

Результаты расчетов приведены на Рис. 6. Статистический метод множественного сравнения показал, что положения центров распределений относительных частот разрывов для динуклеотидов 5’-d(CpG)-3’, 5’-d(CpA)-3’ и 5’-d(CpT)-3’ значимо отличаются от положения центров остальных динуклеотидов. Заметим, что центры распределений для 5’-d(CpA)-3’ и 5’-d(CpT)-3’ отличаются друг от друга незначимо.

Проведенный анализ показывает, что наиболее вероятны разрывы в динуклеотиде 5’-d(CpG)-3’, затем идут динуклеотиды 5’-d(CpА)-3’ и 5’-d(CpT)-3’ и в меньшей степени 5’-d(CpС)-3’ (см. рис. 6).

Важным результатом проведенного количественного анализа является то, что частоты разрывов в динуклеотидах d(CpA)-3’, 5’-d(CpC)-3’ и 5’-d(CpT)-3’ и комплементарных им 5’-d(TpG)-3’, 5’-d(GpG)-3’ и 5’-d(ApG)-3’ значимо отличаются. Наличие такой асимметрии может свидетельствовать о том, что разрывы нитей двойной спирали не всегда происходят строго между двумя соседними комплементарными парами оснований. Это означает, что либо разрыв обеих цепей происходит одновременно, но “со сдвигом” по комплементарным цепям, либо он происходит в две стадии (вначале рвется одна нить, потом – другая). В любом случае следствием будет появление «липких концов» в местах разрывов.

Нами была развита вероятностная модель, описывающая двустадийное расщепление молекулы. Введение в рассмотрение вероятностей однонитевых разрывов и использование подхода условных вероятностей позволяет количественно описать полученный выше результат.

Рис. 6   Средние величины относительных частот расщепления 16 динуклеотидов и 95% интервалы для этих значений.  

Обозначения: Iотн  - средняя относительная частота разрывов (), - 95% доверительный интервал.

.


2.3    Расщепление ДНК в комплексе с цис-  диаквадиамминоплатиной.

Для того, чтобы получить картину разрыва ДНК с внесенной в ее структуру неоднородностью, был проведен эксперимент, в котором сшивали 5’-d(GG)-3’ динуклеотиды с помощью цис-диаквадиамминоплатины (II) и затем подвергали ДНК ультразвуковому воздействию. На рис. 7 показан профиль расщепления фрагмента ДНК после его обработки цис-диаквадиамминоплатиной (II). Этот массивный реагент образует сшивки между двумя пуриновыми остатками. Преимущественно образуются мостики между двумя гуанинами, расположенными последовательно в одной цепи ДНК [34,35]. Как видно из рисунка, полосы сильного расщепления наблюдаются для 5’-концевого гуанина в 5’-d(GpG)-3’.

Это говорит о том, что наиболее часто происходит расщепление фосфодиэфирной связи между сшитыми основаниями, причём 5’-фосфатная группа, как и в отсутствие сшивки, остаётся на остатке второго гуанина.


Рис. 7   Профили расщепления фрагмента ДНК плазмиды pGEM7Z(f+) в 6%-ном денатурирующем полиакриламидном геле после облучения ультразвуком с частотой 22 кГц.

1 -Фрагмент без обработки; 2 – химическое расщепление по пуринам; 3 - облучение фрагмента ультразвуком 12 мин., 4 - облучение фрагмента ультразвуком после обработки Pt(NH3)2(H2O)2 (цис-диаквадиамминоплатиной). В правой части рисунка показаны увеличенные участки геля и приведены соответствующие им последовательности. Самые темные полосы на нижнем увеличенном фрагменте соответствуют разрывам между двумя идущими подряд гуанинами, то есть в местах наиболее вероятного образования цис-диаквадиамминоплатиновой сшивки.


2.4 Качественная интерпретация обнаруженного эффекта
.

Для качественной интерпретации полученного эффекта была предложена механическая модель, представляющая ДНК идеальной струной.

Динамика малых поперечных движений струны определяется уравнением:

где:

U(x,t) - поперечное смещение элемента струны с координатой x в момент времени t.

F - общее натяжение струны (для фрагмента ДНК натяжение вызвано отталкиванием отрицательно заряженных фосфатных групп). Оценка этого параметра для ДНК даёт значение порядка 10 пН.

ρ(x) - линейная плотность струны (3 10-15 кг/м для молекулы ДНК).

g(x,t) - внешняя сила, действующая на струну в точке с координатой x в момент времени t, отнесённая к линейной плотности струны в этой точке.

С = √F/ ρ(x) - скорость распространения возмущения вдоль струны. Оценка этого параметра для ДНК дает значение С = 100 м/с.

В рамках такой модели был проведен расчет распространения механического возмущения вдоль молекулы ДНК, связанной с лигандом [36]. Наличие массивного лиганда (молекулярная масса цис-диаквадиамминоплатины почти в два раза превосходит массу гуанинового основания) моделировалось ступенчатой неоднородностью в функции, описывающей линейную плотность струны ρ(x): то есть на определенном участке струны значения этой функции были увеличены по отношению к ее значениям в остальных точках струны.

Было показано, что наличие такой неоднородности приводит к увеличению локальной энергии деформации струны в момент прохождения возмущения через эту область. Этот эффект обусловлен тем, что область с увеличенной линейной плотностью, будучи более инерционной, не успевает так же быстро «ответить» на возмущение, как остальная часть струны, и, поэтому, деформация на границе неоднородности увеличивается.

 Этот результат позволяет качественно объяснить экспериментально установленный факт повышенной вероятности разрыва молекулы ДНК ультразвуком в области её связывания с цис-диаквадиамминоплатиной.

3. Моделирование реакции ДНК на внешнее воздействие

3.1 Молекулярно-динамический подход к моделированию

молекулы ДНК.

3.1.1 Современные возможности молекулярно динамического подхода

 

В настоящее время молекулярно-динамические расчеты являются наиболее широко используемой методикой для изучения структурно-динамических свойств фрагментов молекулы ДНК длиной менее 30 пар оснований. Одним из основных направлений в молекулярно-динамическом моделировании ДНК является изучение так называемых эффектов последовательности – то есть зависимости локальных конформационных и динамических характеристик молекулы от последовательности нуклеотидных пар.

Этой проблематике в последние годы был посвящен ряд крупных вычислительных проектов, целью которых стало изучение структурно-динамических характеристик всех 136 тетрануклеотидов с помощью молекулярно-динамических расчетов. Самым крупным проектом за последние несколько лет является проект «Ascona B-DNA Consortium» (ABC), в который задействованы девять независимых научно-исследовательских групп. Основные результаты их работы представлены в статьях [37,38].  

Проведенные этими группами расчеты позволили не только выявить множество локальных конформационных состояний молекулы ДНК, отличных от канонической B-формы и известных по данным кристаллографии и ЯМР, но и наблюдать динамику переходов между этими состояниям. Все эти состояния характеризуют именно локальную геометрию молекулы и связаны с изменением значений углов внутреннего вращения сахарофосфатного остова ДНК.

Существенным ограничением для молекулярной динамики является большая вычислительная ёмкость моделирования. Даже современные вычислительные комплексы позволяют проводить молекулярно-динамическое моделирование фрагментов ДНК длиной около 30 нуклеотидных пар лишь на временах порядка десятка наносекунд, что сильно сужает круг задач, которые могут быть рассмотрены в рамках этого метода.

Тем не менее, молекулярная динамика остается одним из основных методов теоретического изучения локальных механических свойств молекулы ДНК, так как в этом случае не требуется моделирования системы на временах значительно превышающих наносекундный диапазон. Также в рамках молекулярно-динамического подхода представляется возможным моделировать локальные механические воздействия на молекулу ДНК, которые имеют место в процессах функционирования ДНК-белковых комплексов.

Выше была приведена оценка характерного времени воздействия кавитационных микропотоков воды на ДНК, которая составляет величину порядка десятка пикосекунд. Несмотря на грубость приведенной оценки, можно, все же, заключить, что такого рода воздействия также представляется возможным моделировать с помощью метода молекулярной динамики. Так как детально характер ультразвукового воздействия, приводящего к двунитевым разрывам в ДНК, остается неизученным, для моделирования этого воздействия важно иметь возможность произвольным образом задавать внешние силы, действующие на моделируемую систему.

 

3.1.2 Описание метода молекулярной динамики

Суть молекулярно-динамического подхода заключается в том, что все атомы в молекуле рассматриваются как материальные точки в силовых полях, моделирующих взаимодействия атомов друг с другом.

Энергия такой системы обычно разделяется на валентную и невалентную части: первая часть включает в себя энергию деформации валентных связей, валентных углов и углов внутреннего вращения молекулы, а вторая часть – энергию электростатического взаимодействия и взаимодействия ван-дер-ваальса.

Молекулярно-динамическая модель описывается уравнениями движения Ньютона и позволяет проводить анализ как динамических свойств молекулы в целом, так и структурно-динамических особенностей отдельных нуклеотидных пар.

Для молекулярно-динамического моделирования нуклеиновых кислот в настоящее время широко используется силовое поле parm99 [39]. Это же силовое поле часто используется и в программах, реализующих подход молекулярной механики. Молекулярной механикой принято называть расчеты, связанные с определением локальных минимумов потенциальной энергии системы атомов.

Молекулярно-динамическим моделированием принято называть расчеты движения системы при заданной температуре (само понятие температуры в такой модели требует дополнительного определения). В большинстве программ, реализующих подход молекулярной динамики, моделирование осуществляется для изолированных систем без возможности воздействия извне на систему (исключение составляют воздействия, целью которых является нагревание и термостатирование системы).

Также следует отметить, что существует множество приближений, позволяющих сильно сократить вычислительную емкость расчетов при молекулярно-динамическом моделировании – примером программы, реализующей один из таких упрощенных подходов, является JUMNA (Junction Minimisation of Nucleic Acids). В этой программе реализуется следующее приближение: длины валентных связей являются зафиксированными, а валентные углы не фиксируются только для сахарофосфатного остова. Вместо того, чтобы описывать геометрию молекулы ДНК совокупностью декартовых координат всех ее атомов, такой подход позволяет описывать конформацию молекулы с помощью так называемых внутренних и спиральных координат, характеризующих относительное расположение нуклеотидов в молекуле.

Некоторые программы также позволяют вводить в систему внешние силы с целью наблюдения динамики системы в ответ на внешние воздействия, но эти программы не могут предоставить пользователю возможность задавать внешние силы произвольным образом – для этого нужно ориентироваться в коде программы и иметь возможность его изменять.

3.2    Описание разработанного пакета программ и     используемой модели.

  

 3.2.1 Краткое описание программы

Нами был разработан алгоритм и на его основе написана компьютерная программа, реализующая метод молекулярной динамики в рамках силового поля parm99. Программа позволяет воздействовать на моделируемую систему произвольно задаваемыми внешними силами, что используется для моделирования ультразвукового воздействия на ДНК в растворе.

Следует отметить, что программа написана на языке Visual C++ , который обеспечивает быстрый доступ к динамической памяти и обладает высокой производительностью вычислений. Использование объектно-ориентированного программирования при реализации алгоритма также позволило упростить структуру написанной программы.

Основными входными параметрами программы являются: последовательность нуклеотидов в моделируемом фрагменте ДНК, начальная конформация молекулы, параметры разностной схемы, параметры, характеризующие температурный режим системы и числовой массив, характеризующий внешнее воздействие и его изменение с течением времени.

Выходными данными программы являются файл данных и файл основных параметров вычисления, которые затем используются для визуализации и анализа динамики системы. Также создается файл стандартного формата pdb в котором содержится информация об окончательной конформации молекулы и который может быть проанализирован различными пакетами программ, – например, пакетом X3DNA.

На начальной стадии отладки программы результаты вычислений потенциальной энергий канонических структур B–формы ДНК сравнивались со значениями потенциальной энергии, полученными для тех же структур с помощью пакета HyperChem 7.01 в силовом поле AMBER 99, что фактически соответствует используемому нами полю parm99. В ходе тестирования удалось прийти к совпадению результатов вычислений для всех составляющих потенциальной энергии.

3.2.2 Описание модели

Потенциальная энергия молекулярной системы в классических силовых полях, в том числе и в используемом поле parm99, имеет следующий вид:

,    (6)

где и  - коэффициенты жесткости валентных связей и валентных углов соответственно,   и  - равновесные значения длины валентной связи и угла между валентными связями соответственно,  - величина энергетического барьера угла внутреннего вращения,  - двугранный угол внутреннего вращения,  и  - числа, определяющие равновесные значения угла ,  - расстояние между атомами под номерами i и j,  и  - константы, характеризующие потенциал ван-дер-ваальсового взаимодействия между i ым и j ым атомами,  и  - парциальные электрические заряды на i - ом и j - ом атомах соответственно, а -диэлектрическая проницаемость.

Аппроксимация энергий деформации валентных связей и углов квадратичными функциями используется при моделировании системы в области температур меньших 400 K и слабых внешних воздействий, - когда отклонения длин связей и углов от их равновесных значений малы в силу больших значений констант

и  .

Для моделирования режимов, при которых валентные связи могут разрываться, квадратичные потенциалы уже не подходят. Тем не менее, модель с квадратичными потенциалами может быть использована в качестве первого приближения при анализе таких экстремальных режимов, – в этом случае имеет смысл анализировать значения энергий деформаций отдельных валентных связей и углов, а по их соотношениям судить о «предрасположенности» тех или иных связей к разрыву.

Сила, действующая на каждый атом со стороны остальных атомов системы, вычисляется аналитически как минус градиент выражения (6) по координатам соответствующего атома.

Для дальнейшего рассмотрения будет удобно записать выражение (6) в виде:

,

где  - полная энергия деформации валентных связей – то есть первая сумма в правой части выражения (6),  и  - полная энергия деформации валентных углов и углов внутреннего вращения соответственно – то есть вторая и третья сумма в (6), а  - полная энергия невалентных взаимодействий, соответствующая последним двум суммам в (6).

Сила, действующая на i-ый атом и вызванная деформацией валентных связей, определяется выражением:

,         (7)

где сумма берется по тем атомам системы, которые образуют валентную связь с i-ым атомом, то есть в сумме индекс j принимает только те значения, которые соответствуют номерам таких атомов. Здесь и далее:

      ,

где -радиус-вектор атома под номером i

Сила, приложенная к i-ому атому и обусловленная деформацией валентных углов, имеет вид:

.  (8)

В первой части выражения суммирование ведется по валентным углам с вершиной при атоме под номером i, - то есть числа k и m принимают только те значения, которые соответствуют номерам атомов, образующих валентный угол с атомом под номером i.

Здесь:

     ,  

,

где  - скалярное произведение векторов и.

Во второй части выражения суммирование ведется по таким валентным углам, в которых i-ый атом уже не является вершиной – при этом атом под номером  является вершиной валентного угла, а атом под номером m – третьим атомом из образующих валентный угол атомов i,  и m.

в этом случае:    ,     ,   

Cила, действующая на i-ый атом и обусловленная деформацией внутренних углов вращения, определяется выражением:

,  (9)

где в первой части идет суммирование по таким углам внутреннего вращения в которых атом под номером i определяет начало двугранного угла, а атомы под номерами j,k и l следуют за ним и в терминах Рис. 8 занимают положения 2, 3 и 4 соответственно. В таком случае:

  ,           ,   

Как в первой, так и во второй сумме приняты следующие обозначения:

 ,    ,    ,  

 ,    ,  ,


Рис 8. Угол внутреннего вращения, образованный четырьмя атомами.

– радиус-вектор атома в положении 1 относительно атома в положении 2;

- радиус-вектор атома в положении 3 относительно атома в положении 2;

- радиус-вектор атома в положении 4 относительно атома в положении 3;

– вектор нормали к плоскости, образованной атомами в положениях 1, 2 и 3;

- вектор нормали к плоскости, образованной атомами в положениях 2, 3 и 4;

- угол между векторами  и .


где  - векторное произведение векторов  и .

Во вторую часть выражения входят такие углы внутреннего вращения, в которых атом под номером i занимает второе положение в терминах Рис 8., а атомы под номерами j,k и l – положения 1, 3 и 4 соответственно. В этом случае:

 ,    ,            

Cила, действующая на i-ый атом и обусловленная невалентными взаимодействиями, определяется выражением:

  (10) ,

где         ,      

Заряды на атомах, фигурирующие в выражении (10), были выбраны в соответствии с квантовохимическими расчетами аb initio [40]. До настоящего времени моделирование проводилось без явного учета молекул воды, поэтому диэлектрическая постоянная считалась пропорциональной расстоянию между атомами с коэффициентом пропорциональности 1 Å-1. Заряды фосфатных групп экранировались катионами Na+.

Для i-ой частицы уравнение движения имеет вид:

      (11),

где первым членом в правой части является суммарная внутренняя сила, а вторым – суммарная внешняя сила, складывающаяся из силы вязкого трения и задаваемого внешнего воздействия:

,

     (12),

где  и - соответственно коэффициент вязкости и скорость i-ого атома системы.

На каждом шаге расчета эти силы вычисляются для всех атомов системы по приведенным выше формулам (7) - (10) и (12) (в соответствии с координатами атомов и значениями их скоростей на данном шаге вычисления), после чего координаты атомов и их скорости для следующего шага определяются интегрированием уравнения (11) при помощи алгоритма Верле [41] – наиболее широко используемой разностной схемой в молекулярно-динамических расчетах.

Единица программного времени в используемых при вычислении единицах измерения соответствует 50 фемтосекундам, а используемый шаг по времени соответствует одной фемтосекунде, что является стандартным значением для временного шага в молекулярно-динамических расчетах.

Начальные координаты атомов – это координаты канонической B-формы ДНК. Начальные скорости выбираются нулевыми, так как целью первоначального этапа вычислений является быстрая релаксация структуры к равновесию. Программа также может работать в режиме «продолжения вычислений», – когда начальные координаты атомов и их скорости берутся из файлов, являющихся результатом предыдущих вычислений.

Для быстрой релаксации структуры к локальному минимуму энергии в систему вводятся силы вязкого трения – внешние силы, действующие на все атомы системы пропорционально их скоростям. Таким образом, система асимптотически приходит к состоянию равновесия с нулевыми скоростями движения атомов. Силы, пропорциональные скорости, также используются при нагревании и термостатировании системы – в зависимости от знака коэффициента пропорциональности между вектором силы и вектором скорости атома такие силы могут не только диссипировать, но и сообщать энергию системе. Для термостатирования системы использовался алгоритм Берендсена [42].

В результате обработки выходных данных программы (то есть файлов-массивов, содержащих координаты и скорости атомов системы на промежуточных шагах вычислений) визуализируется поведение системы и ее энергетические характеристики. Представляются графики изменения во времени полной энергии системы, а также ее составляющих – кинетической и потенциальной энергии. Также приводятся графики изменения во времени всех составляющих потенциальной энергии системы, то есть полной энергии деформации валентных связей, валентных углов и углов внутреннего вращения, а также энергий электростатических и ван-дер-ваальсовых взаимодействий.

Также рассчитываются профили энергий деформации сахарофосфатного остова обеих цепей спирали - то есть графики зависимости энергии деформации связи от номера этой связи вдоль остова. Такие графики могут быть использованы при анализе деформации сахарофосфатного остова под действием внешних сил, что является актуальным при моделировании ультразвукового воздействия.

На Рис.9 приведен фрагмент сахарофосфатного остова от 5’ концевого фосфата до атома С5’ следующего нуклеотида. При построении профиля энергий деформации


Рис. 9  Фрагмент сахарофосфатного остова со стороны 5’ концевого фосфата. Отмечены только те атомы, которые рассматриваются при построении профилей. Синим и красным цветом выделена ломаная, получаемая путем объединения рассматриваемых валентных связей. Красный участок ломаной соответствуют валентному углу С3’-О5’-P.

При ультразвуковом воздействии разрыв сахаро-фосфатного каждой нити остова происходит по одной из валентных связей, составляющих рассматриваемый угол – то есть либо по связи С3’-О5’, либо по связи О5’-P.


валентных связей первой точкой графика будет энергия деформации
P-О5’ связи, затем идут связи O5’-C5’, C5’-C4’ и так далее – в направлении от 5’ конца к 3’ концу нити. Рассматриваются только те связи, которые выделены синим и красным цветом на рисунке. Аналогичным образом строится профиль энергий деформации валентных углов остова: первой точкой такого графика будет энергия деформации валентного угла между атомами P- O5’ - C5’, затем идет угол O5’ - C5’ - С4’ и так далее. Точно также строится и профиль энергий деформации углов внутреннего вращения – в этом случае первым будет рассматриваться угол β (P-O5’-C5’-C4’), затем γ (O5’-C5’-C4’-C3’), δ (C5’-C4’-C3’-O3’), ε (C4’-C3’-O3’-Р) и ζ (C3’-O3’-Р-О5’), затем α (O3’-Р-О5’-C5’) и снова β – и т. д. до 3’ конца cахарофосфатного остова молекулы.

3.2 Результаты моделирования

 

В этой заключительной части работы представлены результаты, полученные с помощью описанной выше программы при моделировании реакции фрагмента молекулы ДНК на действие растягивающей силы.

 Моделирование растяжения ДНК проводилось многими научными группами с использованием различных подходов [43-45]. Следует отметить работу [43], в которой моделирование проводилось в рамках такого молекулярно-динамического подхода, который наиболее близок к используемой нами методике.

В качестве моделируемого фрагмента ДНК был выбран олигомер, состоящий из десяти нуклеотидных пар. Была выбрана последовательность 5’-CCCCCCCCCC-3’.

Далее эту нить, состоящую из цитозинов, будем называть первой, а комплементарную ей нить - второй.

Для быстрой релаксации структуры к локальному минимуму энергии на первом этапе моделирования в систему вводились силы вязкого трения. Таким образом релаксация происходила в течении 10 пикосекунд.

На втором этапе моделирования первая нуклеотидная пара (то есть нуклеотид 5’-С первой нити и нуклеотид G-3’ второй нити) закреплялась путем введения для атомов этой пары таких коэффициентов вязкости, которые приводили к быстрому «гашению» скоростей движения этих атомов. Действие внутренних сил на эти атомы уравновешивалось действием специально вводимых внешних сил, чем в итоге и достигалось «обнуление» суммарной силы, действующей на эти атомы. К атомам последней нуклеотидной пары (то есть нуклеотиду С-3’ первой нити и нуклеотиду 5’-G второй нити) прикладывалась постоянная растягивающая внешняя сила, действующая вдоль оси спирали по направлению от 5’ к 3’ концу первой нити и одинаковая для всех атомов. Второй этап моделирования проводился в течении 100 пикосекунд. Этого времени было достаточно для того, чтобы под действием внешней силы молекула пришла в новое состояние равновесия. На Рис. 10 схематически представлены описанные выше этапы моделирования.

Для каждого значения полной растягивающей силы определялась конечная длина моделируемого фрагмента ДНК, которая измерялась расстоянием между атомом фосфора первого нуклеотида первой нити и атома фосфора последнего нуклеотида этой же нити.

На Рис. 11 представлена полученная в результате расчетов зависимость конечной длины молекулы от величины приложенного к ней растягивающего усилия.

Моделирование показало, что при значениях растягивающего усилия, превышающих определенную величину, происходит резкое увеличение длины фрагмента ДНК на 50 % от ее начального значения. Этот переход соответствует пологому участку приведенной на Рис. 11 зависимости, характерные черты которой (а именно - наличие «плато») соответствуют экспериментальной зависимости, приведенной выше на Рис. 2 ( в литературном обзоре).

Таким образом, результаты моделирования качественно соответствуют экспериментальным данным по растяжению единичной молекулы ДНК, описанным в первой главе дипломной работы.

Следует отметить, что из проведенных расчетов следует, что величина критической силы, при которой происходит упомянутый конформационный переход, составляет приблизительно 300 пН. Эта величина  в несколько раз превышает соответствующее экспериментальное значение. Такое отличие связано, по-видимому, с тем, что моделирование проводилось при величине эффективной температуры, близкой к 0 К. При моделировании в условиях, при которых эффективная температура составляла 300 К, конформационный переход происходил уже при 100 пН.

Структура, полученная в результате конформационного перехода, соответствует модели S-ДНК (ее также называют S-ladderDNA), впервые предложенной в работе [43].


Рис.10   Схематическое представление этапов моделирования растяжения молекулы ДНК.

Рис. 11   Зависимость длины молекулы L от модуля приложенной растягивающей силы F, полученная в результате моделирования.

Значения длины фрагмента отложены по оси абсцисс для возможности сравнения приведенной зависимости с экспериментальными данными по растяжению двунитевой ДНК, представленными на Рис. 2 литературного обзора красным цветом.


На Рис 12 представлен фрагмент структуры ДНК, полученной в результате моделирования. Как видно из рисунка, для S- формы ДНК характерен сильный наклон пар оснований по отношению к оси спирали и частичный «стэкинг» оснований, принадлежащих различным цепям молекулы. Также следует отметить, что при наблюдаемом переходе сохраняются водородные связи комплементарных пар оснований молекулы. Увеличение длины моделируемого фрагмента достигается за счет кооперативного изменения углов внутреннего вращения сахарофосфатного остова молекулы, которое можно наблюдать с помощью приводимых программой профилей углов внутреннего вращения.

Расчеты проводились на вычислительном кластере ПНЦ РАН, созданного на базе Института математических проблем биологии РАН (ИМПБ РАН, Пущино). Подробная информация о кластере содержится во второй части приложения к дипломной работе.


Рис.12   Изображение участка молекулы S-ДНК.

Приведенная структура получается в результате кооперативного перехода моделируемого фрагмента ДНК в новое конформационное состояние, вызванного действием растягивающей силы. Полученная структура соответствует предложенной ранее модели S-ДНК.


    4.
Заключение

 

Приведенные в работе результаты анализа расщепления ДНК ультразвуком свидетельствуют о контекстной специфичности разрезания ДНК. Такая специфичность была количественно описана с помощью статистической модели «ближайших соседей».

При помощи этой модели было установлено, что двунитевые разрывы молекулы ДНК могут происходить несимметрично по отношению к оси спирали, – то есть разрывы нитей двойной спирали не всегда происходят строго между двумя соседними парами оснований.  

Для интерпретации эффекта увеличения частоты разрывов ДНК в местах связывания цис-диаквадиамминоплатины была предложена модель, представляющая ДНК в виде струны и позволяющая качественно объяснить экспериментально полученный результат.

Для подхода к решению задачи о физической интерпретации контекстной специфичности разрезания ДНК ультразвуком был разработан пакет программ, позволяющий моделировать реакцию ДНК на произвольно задаваемое внешнее воздействие в рамках метода молекулярной динамики.

С помощью созданных программ было проведено моделирование динамики фрагмента ДНК в ответ на действие растягивающей внешней силы. Полученные результаты качественно согласуются с экспериментальными данными по растяжению единичных молекул ДНК.


5. Выводы

 

 Проведенный количественный анализ расщепления молекул ДНК ультразвуком позволяет сделать следующие выводы:

1) Расщепление молекулы ДНК ультразвуком является специфичным по отношению к последовательности нуклеотидных пар.

2) Двунитевые разрывы молекулы ДНК, вызванные действием ультразвука, могут происходить ассиметрично по отношению к оси спирали, то есть разрывы нитей двойной спирали не всегда происходят строго между двумя соседними парами оснований.

3) Связывание лигандов с молекулой ДНК сильно влияет на характер ее расщепления ультразвуком. Этот эффект может быть качественно описан при помощи простейшей модели, представляющей молекулу ДНК в виде идеальной струны.

Для анализа реакции ДНК на внешнее воздействие был создан пакет программ, реализующих подход молекулярной динамики. Моделирование, проведенное при помощи  этого пакета программ, позволяет сделать следующий вывод:

4) Результаты, полученные при моделировании растяжения малого фрагмента ДНК, согласуются с экспериментальными данными по растяжению единичных молекул ДНК.


6.
Литература

  1.  Smith S.B., Finzi L., Bustamante C., Science 258, 1122-1126 (1992).
  2.  Cluzel P., Lebrun A., Heller C., Lavery R., Viovy J.L., Chatenay D., Caron F., Science 271, 792-794 (1996).
  3.  Smith S.B., Cui Y., Bustamante C., Science 271, 795-799 (1996).
  4.  Wang M.D., Yin H., Landick R., Gelles J., Block S.M., Biophys J. 72, 1335-1346 (1997).
  5.  Binnig G., Quate C.G., Gerber C., Phys. Rev.Lett. 56, 930-933 (1986).
  6.  Hansma H.G., J. Struct. Biol. 119, 99-108 (1997).
  7.  Ashkin A., Dziedzic J.M., Bjorkholm J.E., Chu S., Optics. Lett. 11, 288-290 (1986).
  8.  Svoboda K., Block S.M., Annu Rev. Biophys. Biomol. Struct. 23, 247-285 (1994).
  9.  Bustamante C., Marko J.F., Siggia E.D., Smith S., Science 265, 1599-1601 (1994).
  10.  Grosberg A.Y., Khokhlov A.R., Statistical Physics of Macromolecules Woodbury (1994).
  11.  Bensimon D., Simon A.J., Croquette V., Bensimon A., Phys Rev Lett. 74, 4754-4757 (1995).
  12.  Lee G.U., Chrisey L.A., Colton R.J., Science 266, 771-773 (1994).
  13.  Grandbois M., Beyer M., Rief M., Clausen-Schaumann H., Gaub H.E., Science 283, 1727-1730 (1999).
  14.  Vologodskii  A. V., Frank-Kamenetskii, Methods Enzymol. 211, 467–480 (1992).
  15.  Munteanu M.G., Vlahovicek K., Parthasarathy S., Simon I., Pongor S., Trends Biochem. Sci. 23, 341–347 (1998).
  16.  Thomas A. Knotts, Nitin Rathore, David C. Schwartz, Juan J. de Pablo,
    The Journal of Chemical Physics 126: 084901 (2007).
  17.  P. Doty, B.B. McGill, S.A. Rice, Proc. Natl. Acad. Sci. USA 44, 432 (1958).
  18.   P.F. Davison, D. Freifelder, Biophys. J. 2, 235 (1962).
  19.  С.Л. Гроховский, Молекуляр. биология 40, 317 (2006).
  20.   K.S. Suslick, G.J. Price, Annu. Rev. Mater. Sci. 29, 295 (1999).
  21.   J. Lee, M. Ashokkumar, S. Kentish, F. Grieser., J. Am. Chem. Soc. 127, 16810 (2005). 
  22.  Y.K. Lentz, T.J. Anchordoquy, C.S. Lengsfild, J. Pharm. Sci. 95, 607 (2006).
  23.   Y. T. Didenko, W. B. McNamara, K. S. Suslick, J. Phys. Chem. A 103, 10783–10788 (1999).
  24.   М.А. Маргулис., Основы звукохимии. (М.: Химия. 272 c., 1984).
  25.   W.B. McNamara, Y.T. Didenko, K.S. Suslick, Nature 401, 772 (1999).
  26.  G.K. Schroeder, Chetan Lad, P. Wyman, N. H. Williams, R. Wolfenden, PNAS 103, 4052 (2006).
  27.  Y. Pan and A.D. MacKerell Jr., Nucleic Acids Res 31, 7131 (2003).
  28.   C.G. Kalodimos, N. Biris, A.M. Bonvin, M.M. Levandoski, M. Guennuegues, R. Boelens, R. Kaptein, Science 305, 386 (2004). 
  29.   S. L. Grokhovsky, A.N. Surovaya, G. Burckhardt, V. F. Pismensky, B.K. Chernov, Ch. Zimmer, G.V. Gursky, FEBS Lett. 439, 346 (1998).
  30.   S. V. Belikov, S. L. Grokhovsky, M. G. Isaguliants, A. N. Surovaya, G. V. Gursky, Journal of Biomolecular Structure & Dynamics 23, 193 (2005). 
  31.   Т. Маниатис, Э. Фрич, Дж. Сэмбрук. Молекулярное клонирование. (М., Мир, 1984).
  32.   И.Е. Эльпинер. Биофизика ультразвука. (М.: Наука, 384 с. 1973).
  33.   K. Takamoto, M.R. Chance, M. Brenowitz, Nucleic Acids Research 32, 119 (2004).
  34.  A.M. Fichtinger-Schepman, J.L. van der Veerden, J.H., Hartog, P.I. Lohman, J. Reedijk, Biochemistry 24, 707 (1985).
  35.   E.R. Jamieson and S.J. Lippard, Chem. Rev. 99, 2467 (1999).
  36.   Нечипуренко Ю.Д., Полозов Р.В., Нечипуренко Д.Ю., Ильичева И.А., Воробьев,  Е.А., Гроховский С.Л. и Гурский Г.В. Математика, компьютер, образование.   Сборник научных трудов 13, том 2, 392 (2006)

      37. Beveridge D.L., Barreiro G., Byun K.S., Case D.A., Cheatham T.E.III, Dixit S.B.,   Giudice E., Lankas F., Lavery R., Biophys. J. 87, 3799–3813 (2004).

      38. Dixit S.B., Beveridge D.L., Case D.A., Cheatham T.E.III, Giudice E., Lankas F.,                Lavery R., Maddocks J.H., Osman R., Biophys. J. 89, 3721–3740 (2005).

       39. Wang J., Cieplak P., Kollman P.A., J. Comput. Chem. 21, 1049 (2000).

40. Cornell W.D., Cieplak P., Bayly C.I., Gould I.R., MerzK M. Jr, Ferguson D.M.,         Spellmeyer D.C., Fox T., Caldwell J.W., J. Am. Chem. Soc. 117, 5179 (1995).

41. Verlet I., Phys. ReV. 159, 98-103 (1967).

 

42. Berendsen H.J.C., Postma J.P.M., van Gunsteren W.F., DiNola A., Haak J.R.,    J. Chem. Phys. 81, 3684–3690 (1984).

 

43. Konrad M. W., J. I. Bolonick., J. Am. Chem. Soc. 118, 10989–10994 (1996).

44. Lebrun A., R., Lavery., Nucleic Acids Res. 24, 2260–2267 (1996).

45. Harris S.A., Sands Z.A., Laughton C.A., Biophys. J. 88, 1684–1691 (2005).


7. Приложение

7.1 Материалы и методы эксперимента

Получение фрагментов ДНК

Фрагменты ДНК получали расщеплением модифицированных плазмид pGEM7(f+) (Promega), содержащих в полилинкере различные вставки, соответствующими рестриктазами [29,30]. Для введения радиоактивной метки в 3'-конец фрагментов использовали [a-33P]dATP (“ФГУП” Институт реакторных материалов, Заречный, Свердловская обл.), остальные немеченые dNTP и фрагмент Кленова ДНК-полимеразы I Escherichia coli (Boehringer Mannheim, Германия). Выделение фрагментов ДНК проводили в 5%-ном полиакриламидном геле толщиной 1мм, с последующей элюцией и осаждением [31].

Облучение растворов ДНК ультразвуком

Для приготовления образцов 10 мкл раствора фрагмента ДНК (примерно 104 Бк) в воде смешивались с 10 мкл 0.2 М NaOAc, рН 6.0 в тонкостенных полипропиленовых пробирках на 0.2 мл (N801-0540, Perkin-Elmer, USA). Конечная концентрация фрагмента составляла 5 - 10 мкг/мл или ~10 мкМ п.н. 

Облучение проводилось на ультразвуковом диспергаторе УЗДН-2Т (Украина), изображенном на фотографии ниже, при частоте 22 кГц. Пробирки с приготовленным раствором ДНК помещали в тефлоновое кольцо с центральным отверстием 15 мм и с радиальными отверстиями для пробирок так, чтобы их концы располагались примерно на 1 см ниже поверхности торца излучателя, диаметр которого составлял 12 мм. Кольцо и излучатель помещались в сосуд с водой и мелкоразмолотым льдом как указано на схеме установки, приведенной слева. Сосуд вращался со скоростью два оборота в мин.

Эксперименты также проводились в так называемой ультразвуковой ванне, геометрия которой отличается от геометрии приведенной установки, никак не сказывалось на получаемых картинах расщепления.

Для контроля кавитации использовалась тестовая пробирка, содержащая 20 мкл 0.05M KJ в 0.025%-ном растворе крахмала. После облучения в течении 8 мин степень окрашивания раствора была эквивалентна добавлению примерно 1. 10-4M перекиси водорода. Для контроля меньших доз экспозиции использовался аналогичный тест, содержащий раствор крахмала, насыщенный CCl4 при 20oС [32].

Разделение фрагментов в денатурирующем геле

После облучения к смеси добавляли 90 мкл раствора 0.15 М NaCl, 50 мM Трис-HCl (рН 7.5), 10 мМ EDTA, 10 мкг/мл тРНК. Смесь экстрагировали фенолом, ДНК осаждали этанолом, промывали 70%-ным этанолом, высушивали, растворяли в 1 мкл 95%-ного формамида, содержащего 15 мМ EDTA (pH 8.0), 0.05% бромфенолового синего и 0.05% ксиленцианола FF, нагревали 1 мин при 90oC, быстро охлаждали до 0oС и наносили на денатурирующий ПААГ длиной 40 см с градиентной толщиной 0.15-0.45 мм. Электрофорез проводили 55 мин при 100 Вт (2.5 кВ) при температуре 60-70oC. Перед экспонированием гель фиксировали в 10%-ной уксусной кислоте и высушивали на стекле, предварительно обработанном гамма-метакрилпропилоксисиланом (LKB, Швеция) и экспонировали с люминесцентным экраном с последующим сканированием на приборе “Cyclone Storage Phosphor System” (Packard BioScience Company, USA).

 

Обработка фрагментов ДНК цис-диаквадиамминоплатиной

 

Для приготовления 20мМ раствора Pt(NH3)2(H2O)2(NO3)2 растворяли 6 мг цис-платина при 50оС в 0.4 мл воды и добавляли раствор 14 мг AgNO3 в 0.1 мл воды. Раствор выдерживали при 50оС 1час, центрифугировали при 12000g для удаления осадка AgCl и к 1 мкл добавляли 499 мкл 0.2 М NaOAc, рН 6.0. 10 мкл полученного раствора смешивали с 10 мкл раствора фрагмента ДНК в воде, выдерживали 30 мин при 20 оС и подвергали облучению ультразвуком. После облучения к пробам добавляли 20мкл 1М KCN и выдерживали 24 часа при 55оС. Дальнейшую обработку проводили аналогично предыдущей методике.

7.2 Описание вычислительного кластера ПНЦ РАН

Параллельная вычислительная система (кластер) ПНЦ РАН была создана в 2000 году на базе Института математических проблем РАН.

Необходимость ее появления диктовалась потребностью решения многих ресурсоемких вычислительных задач, поставленных научно-исследовательскими и образовательными коллективами ПНЦ РАН.

Возможность создания кластера обеспечивалась тем, что производительность персональных компьютеров в последние годы значительно выросла. Одновременно стала приобретать все большую популярность ОС Linux - бесплатно распространяемая версия UNIX. Так возникла идея создания кластера из рабочих станций на базе Intel и недорогих Ethernet-сетей, устанавливая на эти компьютеры Linux и одну из бесплатно распространяемых коммуникационных библиотек (PVM, а затем MPI).

Вычислительный кластер ПНЦ РАН был создан на средства ФЦП "Интеграция" (номер проекта В0018) и грантов РФФИ (номера проектов 00-01-05000 и 01-07-90317).

В апреле 2004 года ИМПБ РАН вошел в консорциум RDIG (Russian Data Intensive GRID). В рамках этой организации объединили свои вычислительные мощности Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ) в Дубне и семь российских научно-исследовательских институтов:

  •  Институт физики высоких энергий (ИФВЭ, Протвино),
  •  Институт математических проблем биологии РАН (ИМПБ РАН, Пущино),
  •  Институт теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ, Москва),
  •  Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН (ИПМ РАН, Москва),
  •  Российский научный центр "Курчатовский институт" (РНЦ КИ, Москва),
  •  Научно-исследовательский институт ядерной физики МГУ (НИИЯФ МГУ, Москва),
  •  Петербургский институт ядерной физики (ПИЯФ, Гатчина).

Благодаря организации этой грид-инфраструктуры, которая развивается в рамках финансируемого ЕС проекта EGEE (Enabling Grids for E-science in Europe), для всего научного сообщества стали доступными не имеющие себе равных вычислительные мощности и объёмы информации.

Поддержка кластера осуществляется Межинститутским отделом вычислительных и информационных ресурсов (МОВИР)

e-mail: movir@psn.ru 

Ответственный администратор кластера - Зайцев Александр Юрьевич

142290, г.Пущино, ул.Институтская, д.4, ИМПБ РАН, к.451
тел: 73-06-83*451
e-mail: sasha-z@psn.ru 

Технические характеристики кластера 

Узлы кластера

Первоначальная конфигурация кластера включала в себя 17 однопроцессорных узлов на базе Intel Pentium III 800 МГц, для связи которых использовался Fast Ethernet через 24-портовый коммутатор D-Link. Один из узлов использовался в качестве сервера для связи с внешним миром и управления заданиями пользователей. Программное обеспечение строилось на базе свободно распространяемой OS Linux (GNU/Debian).

Недостаточная пропускная способность и скорость сети Fast Ethernet сильно ограничивали класс решаемых задач современной компьютерной биологии и биоинформатики. Необходимость модернизации также оправдывалась окончательной разработкой стандарта Gigabit Ethernet и значительным снижением цен на соответствующее этому стандарту оборудование. Модернизация кластера началась в 2002 году.

Первый этап модернизации проводился в двух направлениях. Увеличение вычислительной мощности достигнуто за счет увеличения количества вычислительных узлов. Всего было добавлено 8 двухпроцессорных узлов на базе процессора Athlon 1200 MP. Произведен частичный перевод внутренней сети кластера на Gigabit Ethernet. Все новые узлы были связаны между собой через 12-портовый коммутатор производства 3Com.

Результаты проведенного тестирования показали резкое увеличение производительности кластера. Вместе с тем было необходимо продолжить модернизацию по причине увеличения числа отказов старого оборудования. В 2003 году в кластер были добавлены еще два двухпроцессорных узла на базе Athlon2000 MP. Это позволило увеличить производительность вычислительного кластера до 21 ГФлопс (по данным теста High Performance Computing Linpack).

В 2004 году первый этап модернизации полностью закончен. В настоящее время все однопроцессорные узлы кластера заменены на двухпроцессорные. Также полностью завершен перевод узлов на Gigabit Ethernet. В настоящее время вычислительный кластер имеет следующую конфигурацию:

  •  Три сервера на базе Intel P4 HT служат точкой доступа к кластеру, хранилищем данных и сервером управления вычислительными ресурсами. Емкость хранилища составляет 200G.
  •  24 процессора различной мощности (от 1.2ГГц и выше) составляют вычислительную базу кластера.
  •  Однопроцессорный сервер Intel PIII занимается мониторингом ресурсов и сбором статистики использования ресурсов.

Общий объем оперативной памяти вычислительных узлов составил 12G. Все узлы связаны посредством 24-портового коммутатора Gigabit Ethernet производства D-Link. В процессе модернизации произведен переход на другую операционную систему. Сейчас кластер работает под управлением Scientific Linux 3 (SL3).

Программное обеспечение

Программное обеспечение строится на базе свободно распространяемой OS Linux (Scientific Linux 3). В качестве основного программного средства организации параллельных вычислений используется MPICH/MPI - реализация MPI и среда разработки MPI-программ для гетерогенных кластеров из UNIX-машин.

PAGE  48


EMBED Equation.Lambda  

S

Рис. 4   Профили расщепления фрагмента ДНК в 6%-ном денатурирующем полиакриламидном геле после облучения ультразвуком c частотой 22 кГц.

1. Фрагмент без обработки; 2 – химическое расщепление по пуринам; 3, 4, 5 - облучение фрагмента ультразвуком 4, 8 и 16 мин., соответственно.  В правой части рисунка показан увеличенный участок геля и приведена соответствующая ему последовательность.

Рис. 5   Гистрограмма, полученная в результате компьютерного анализа оцифрованного снимка геля c помощью программы SAFA.

Приведена гистограмма 4-й дорожки Рис. 4. По оси ординат - значения величин интенсивностей полос в относительных единицах (S), по оси абсцисс – номер нуклеотида в последовательности (i) . Символом С подписаны значения интенсивности для тех полос, которые соответствуют разрывам межнуклеотидных связей после 5’- концевого цитозина.

                               i


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

36885. Ознайомлення з роботою програмного симулятора dScope-51 123.5 KB
  1 Запуск програми dScope відбувається в середовищі Windows з вікна програм DSW51 Після запуску на екрані монітору з`являється типове вікно Windows з строчкою заголовку вікна кнопками системного меню згортання мінімізації та розгортання. За допомогою команда меню View Вид викликаються робочі вікна: Toolbr дозволяють підключати в вікно програми лінійку кнопкових перемикачів прискореного доступу до певних команд та вікон. Sttus Br дозволяють підключати в вікно програми лінійку статусу де наводиться інформація про...
36886. Прилади магнітоелектричної, електродинамічної та електромагнітної систем 229 KB
  Мета роботи: Вивчення будови принципу дії приладів магнітоелектричної електродинамічної та електромагнітної системи та методами їх використання. Завдання: Ознайомитись з призначенням та областю використання приладів магнітоелектричної електродинамічної та електромагнітної систем. Вивчити принцип дії приладів та методику їх використання. Ознайомитись із властивостями та технічними характеристиками приладів.
36887. Дослідження простої випадкової вибірки за допомогою функції «Выборка» Microsoft Excel 16.4 KB
  Загальні відомості Процедура отримання простої випадкової вибірки проілюстрована на наступному прикладі. Побудова простої випадкової вибірки здійснюється у такій послідовності: Генеральна сукупність – дані таблиці 1. Основа вибірки – нумерація елементів таблиці.
36888. Ознайомитись з основними командами програмного симулятора dScope-51 56.5 KB
  1 При введенні команд перед командою ставиться SM без нього введення команди не відбудеться. Всі команди проводяться через акумулятор А Основні команди симулятора: DD – додавання; SUBB – віднімання; CPL – інверсія; RL – зсув вліво на один; RR – зсув в право на один; XCH – обмін; CJNE – порівняння; CLR – встановлення нулів; DEC – віднімання від регістра одиниці; INC – додавання до регістру одиниці; h ставиться в кінці вводу команди для того щоб показати що число вводиться в шістнадцятирічній СЧ; означає що ми вводимо до...
36893. Дослідження тиристорів за допомогою програмного комплексу Electronics Workbench 72.5 KB
  Дослідження прямої гілки ВАХ тиристора можна проводити з використанням схеми на рис. Рисунок 4 Схема для побудови прямої гілки ВАХ тиристора в режимі фіксованих струмів анода Рисунок 5 Схема для побудови прямої гілки ВАХ тиристора в режимі фіксованих струмів керувального електрода Порядок виконання роботи 1. Рисунок 6 Схема для лабораторного дослідження тиристора 5. В результаті момент відкриття тиристора зміщується в часі і залежить від величини резистора.