80586

Особенности переводческих трансформаций в рассказах Э.По

Дипломная

Иностранные языки, филология и лингвистика

В процессе перевода часто оказывается невозможным использовать соответствие слов и выражений, которые нам дает словарь. В подобных случаях мы прибегаем к трансформационному переводу, который заключается в преобразовании внутренней формы слова или словосочетания или же ее полной замене для адекватной передачи содержания высказывания.

Русский

2015-02-18

384 KB

1 чел.

PAGE   \* MERGEFORMAT 80

Федеральное агентство по образованию

Департамент образования и науки Кемеровской области

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Кузбасский областной педагогический институт имени Н.М. Голянской»

Кафедра филологических дисциплин

Особенности переводческих трансформаций

в рассказах Э.По

(дипломная работа)

Специальность 050303 Иностранный язык

Работа допущена к защите

«____ » __________2012г.

Зав. кафедрой филологических дисциплин, к. филол.н.

_________________ С.А. Власова

Работа защищена

«____ »__________ 2012 г.

с оценкой

______________________

Председатель ГАК

______________________

Члены ГАК

______________________

______________________

Работу выполнила:

Домченко Е. А.,

студентка V курса,

группы 071 И

Научный руководитель:

доцент кафедры филологических дисциплин, к. филол.н

_____________________Власова С.А.

Ленинск-Кузнецкий - 2012
СОДЕРЖАНИЕ

Введение………………………………………………………………………….. 3

Глава 1. Перевод – как результат переводческой деятельности.

1.1. Понятие перевода………………………………………………………….... 7

1.2. Процесс перевода как специфический компонент коммуникации ……. 12

Выводы по 1-й главе…………………………………………………………… 15

Глава 2. Переводческие трансформации.

2.1. Переводческие трансформации – суть процесса перевода……………. 16

2.2.Классификация переводческих трансформаций………………………… 19

2.3.1. Особенности переводческих трансформаций в рассказе Э.По

«Черный кот»……………………………………………………………….. 29

2.3.2. Особенности переводческих трансформаций в рассказе Э.По

«Овальный портрет»……………………………………………………….. 36

2.3.3. Особенности переводческих трансформаций в рассказе Э.По

«Золотой жук»……………………………………………………………… 38

2.3.4. Особенности переводческих трансформаций в рассказе Э.По

«Маска Красной смерти»………………………………………………….. 59

Выводы по 2-й главе…………………………………………………………… 71

Заключение……….................................................................................................. 74

Список литературы…………………………………………………………….. 76

Приложения…………………………………………………………………….. 81


Введение

Перевод – это преобразование сообщения на исходном языке в сообщение на языке перевода.

Перевести – значит выразить верно и полно средствами одного языка то, что уже выражено ранее средствами другого языка. [А.В. Фёдоров, 1968г]

Точный перевод, по определению, невозможен уже в силу того, что разные языки отличаются как по грамматическому строю, так и по простому количеству слов, не говоря уже о различии культур. [Т.А. Казакова, 2002г]

В процессе перевода часто оказывается невозможным использовать соответствие слов и выражений, которые нам дает словарь. В подобных случаях мы прибегаем к трансформационному переводу, который заключается в преобразовании внутренней формы слова или словосочетания или же ее полной замене для адекватной передачи содержания высказывания.

Достижение адекватности в переводе связано с умением грамотно идентифицировать переводческую проблему и осуществлять необходимые переводческие трансформации.

Как известно, процесс перевода не является простой заменой единиц одного языка единицами другого языка. Напротив, это сложный процесс, включающий ряд трудностей, которые необходимо преодолевать переводчику. Одним из приёмов, которые помогают переводчику, являются трансформации. Переводческие трансформации (замены) происходят по причине неполной общности или различия английского и русского языков. Общность между грамматическими свойствами русского и английского языков задается их общей принадлежностью к индоевропейской семье и проявляется в наличии общих грамматических значений, категорий и функций, например: категорий числа у существительных, категорий степеней сравнения у прилагательных, категории времени у глагола, функциональной значимости порядка слов и т.п.

В то же время различие принципов грамматического строя, выражающееся в принадлежности этих языков к разным грамматическим группам, отражается в существенных различиях между грамматическими свойствами, например, в существовании несходных грамматических категорий: артикли в английском языке, деепричастие в русском языке; полнозначное согласование в русском языке, фиксированный порядок слов в английском языке; и т.д.

При этом не следует забывать, что как различие, так и сходство между грамматическими формами, их функциями и значениями может быть полным и неполным. Полное сходство, как правило, встречается сравнительно редко, так же как и полное, некомпенсируемое различие.

Термин «трансформация» в переводоведении используется для того, чтобы показать отношения между исходными и конечными языковыми выражениями, о замене в процессе перевода одной формы выражения другой, замене, которую мы образно называем превращением или трансформацией. Таким образом, описываемые ниже операции (переводческие трансформации) являются по существу межъязыковыми операциями «перевыражения» смысла.

Существуют различные точки зрения по поводу разделения трансформаций на виды, но большинство авторов сходятся в одном, что основные виды трансформаций – это грамматические и лексические. В свою очередь, эти трансформации делятся на подвиды.

С самого начала следует подчеркнуть, что такого рода деление является в значительной мере приблизительным и условным. Эти два типа элементарных переводческих трансформаций на практике «в чистом виде» встречаются редко обычно они, как будет видно из приводимых ниже примеров, сочетаются друг с другом, принимая характер сложных, «комплексных» трансформаций.

Актуальность исследования определяется необходимостью более полного выявления и всестороннего изучения переводческих трансформаций, использованных в переводе для достижения адекватности. Интерес к проблеме переводческих трансформаций со стороны лингвистов и их всестороннее изучение являются в курсе теории и практики перевода уже традиционными. Такие широко известные лингвисты, как А. Д. Швейцер, Я.И. Рецкер, Л.С. Бархударов, В.Н. Комиссаров, А.В. Федоров, Е.В. Бреус и многие другие посвятили исследованию переводческих трансформаций свои многочисленные статьи и монографии. В последние годы в российском образовательном процессе наметилась тенденция опираться не только на отечественные исследования в области теории и практики перевода, но и привлекать наиболее авторитетные зарубежные исследования (Дж. Кэтфорда, Ю.Найды, М.Бейкер и др.), что создает вполне закономерные предпосылки к синтезу содержания этих понятий, к перераспределению значений между ними.

Проблема межъязыковых преобразований вообще и грамматических в частности продолжает оставаться актуальной. Трансформации, будь то на семантическом или формальном уровне, являются неотъемлемой частью переводческой деятельности. Любой профессионально выполненный перевод включает в себя те или иные виды трансформаций.

Анализ переводческих трансформаций при переводе художественного текста является главной целью данной работы.

Сформулированная цель предполагает решение ряда частных задач:

1. Раскрыть понятие переводческих трансформаций;

2. Определить роль использования переводческих трансформаций при переводе рассказов;

3. Изучить комплексный характер переводческих трансформаций;

4. Произвести анализ используемых переводческих трансформаций из примеров, взятых из рассказов.

Предметом данной работы являются особенности переводческих трансформаций.

Объектом данной работы являются рассказы Э. По: «Маска Красной смерти», «Овальный портрет», «Золотой жук», «Черный кот».

Практическая значимость данной работы определяется возможностью использования материала исследования переводческих трансформаций в курсах теории и практики перевода.

Для решения поставленных задач в данной работе используются следующие методы: сравнительный анализ текстов перевода, сопоставление переводов текстов разных рассказов, трансформационный, количественный анализ, стилистический анализ.

Материалом для исследования послужили рассказы Эдгара По: «Черный кот». «Маска Красной смерти», «Овальный портрет», «Золотой жук». Э. По-поэт, новеллист, первооткрыватель детективного жанра и обладатель яркого, образного языка. Детективный жанр, один из популярных жанров в литературе. Логический тип мышления, причинно-следственные связи, а также описание действительности, образным языком вызывают интерес к такого рода литературе и объясняют  выбор материала исследования. Данный материал исследования выбран методом сплошной подборки, как самые яркие и известные произведения Э.По.


Глава 1. Перевод как результат переводческой деятельности.

  1.  Понятие перевода.

Главная цель перевода – достижение адекватности. Адекватный, или как его еще называют, эквивалентный перевод – это такой перевод, который осуществляется на уровне, необходимом и достаточном для передачи неизменного плана содержания при соблюдении соответствующего плана выражения, т.е. норм переводящего языка.

По определению А.В. Федорова, адекватность – это "исчерпывающая передача смыслового содержания подлинника и полное функционально-стилистическое соответствие ему"

Основная задача переводчика при достижении адекватности – умело произвести различные переводческие трансформации, для того, чтобы текст перевода как можно более точно передавал всю информацию, заключенную в тексте оригинала, при соблюдении соответствующих норм переводящего языка. «Точный перевод, по определению, невозможен уже в силу того, что разные языки отличаются как по грамматическому строю, так и по простому количеству слов, не говоря уже о различии культур, что тоже может иметь влияние на способ и результаты перевода. »[Казакова, 2000:9]

Один из самых заметных феноменов нашего времени - повысившаяся потребность в общении между народами и отдельными людьми и многократно превосходящая всё, что было в прошлом, реализация этой потребности. Развитие транспорта, средств информации и коммуникации, повышение культурного и образовательного уровней, осознание необходимости взаимопонимания и сотрудничества, поиски путей и средств решения глобальных проблем современности - всё это может быть достигнуто лишь объединёнными усилиями всех народов и всех людей. Без сомнения, все эти факторы являются мощным стимулом для развития переводческой деятельности. Вообще, современный мир такой, каким он предстаёт перед нами сегодня, даёт возможность видеть, какое огромное место сейчас занимает перевод в научной, политической и культурной жизни каждой страны и всего мира.

«Разумеется, мы далеки от того, чтобы абсолютизировать роль и значение перевода. Несомненно, перевод является активным участником современного процесса и без него невозможно представить себе нынешний мир…Перевод может и должен быть для всех народов носителем, проводником и открывателем всего самого ценного». [Лилова, 1985:18]

Понятие перевода не может быть однозначным. Прежде всего, перевод нельзя понять и дать ему научное определение без учёта его социальной природы, социальной сущности. Перевод не может возникнуть, существовать функционировать вне общества. Круг деятельности, охватываемый понятием «перевод», очень широк. Переводу, как известно, подлежат «стихи, художественная проза, научно - популярные книги из различных областей знания, дипломатические документы, деловые бумаги, газетные материалы, беседы лиц, разговаривающих на разных языках и вынужденные прибегать к помощи посредника». [Федоров, 1986:15]. Перевод - неделимая часть духовной культуры каждой страны и её народа, духовной культуры всего человечества. Перевод не может быть понят, а тем более научно определён, если его не рассмотреть с точки зрения его языковой сущности, если не раскрыть его лингвистических основ, его лингвистической природы. Ведь, бесспорно, что перевод - это, прежде всего языковая деятельность. Перевод основывается на языке, переводчик работает с языком. Язык - фундамент и основное средство перевода. Перевод не может быть понят, если не будет раскрыта его способность отражать и пересоздавать оригинал.
Перевод является отражением оригинала. Чем вернее, чем целостнее это отражение, тем выше качество перевода. «Перевод должен не только отразить, но и пересоздать оригинал, не «скопировать» его содержание и форму, а воссоздать их средствами другого языка для другого читателя, находящегося в условиях другой культуры, эпохи, общества».
[Лилова, 1985: 29]. Перевод не может быть понят, если не будет раскрыта его психология. Перевод - это трудный, сложный и продуктивный творческий процесс, в котором участвуют все духовные силы человека: интеллект, интуиция, эмоции, воображение, воля, память. Перевод - это творческий процесс, в результате которого создаётся переводное произведение. И, наконец, перевод не может быть научно постигнут, если рассматривать его вне истории. Перевод появляется исторически на определённом этапе человеческого развития, существует исторически, развивается исторически - вместе с развитием общественных, культурных и других процессов. Если ко всему этому прибавить заложенные в переводе сложные внешние и внутренние взаимосвязи, то станет ещё яснее, что упрощённый односторонний подход к переводу будет неверным и научно необоснованным и что невозможно дать понятию «перевод» однозначное научное определение. Разумеется, сложность объекта не должна препятствовать, возможно, более глубокому и исчерпывающему ответу на вопрос «что же всё-таки такое есть перевод?» Вот некоторые из самых распространённых определений.

А.В. Фёдоров: «Перевести - значит выразить верно, и полно средствами одного языка то, что уже выражено ранее средствами другого языка… цель перевода - как можно ближе познакомить читателя (или слушателя), не знающего языка подлинника, с данным текстом (или содержанием устной речи)». [1:23:15].

В.Н. Комиссаров излагает четыре лингвистические теории и, соответственно, приводит четыре определения перевода. Согласно денотативной теории, перевод есть «процесс описания при помощи языка перевода денотатов, описанных на языке оригинала». [1,10:32]. Согласно трансформационной теории, «перевод есть не что иное, как преобразование единиц и структур языка оригинала в единицы и структуры языка перевода» [Коммисаров, 1990:38]. Согласно семантической теории, перевод «заключается в раскрытии сущности эквивалентных отношений между содержанием оригинала и перевода» [1:10:43]. Теория уровней эквивалентности предлагает «модель переводческой деятельности, основанную на предложении, что отношения эквивалентности устанавливаются между аналогичными уровнями содержания текстов оригинала и перевода» [1,10:62].

Преобразования, с помощью которых осуществляется переход от единиц оригинала к единицам перевода, называются переводческими трансформациями. Особое значение переводческие трансформации имеют в художественном переводе.

В задачу перевода, таким образом, входит не только точное изложение содержания мыслей, сообщенных на языке оригинала, но и воссоздание средствами языка перевода всех особенностей стиля и формы сообщения. Именно это – воссоздание единства содержания и формы – отличает перевод от иных способов передачи сообщения на другом языке: пересказа, реферирования и т. п.

Согласно данному Комиссаровым В.Н. определению, художественным переводом именуется вид переводческой деятельности, основная задача которого заключается в порождении на ПЯ речевого произведения, способного оказывать художественно-эстетического воздействие на ПЯ. В связи с этим некоторые литературные критики настаивают на том, что художественный перевод - это искусство, которое под силу только художникам слова, опирающимся при переводе главным образом на эстетические критерии.

Из всего вышеизложенного ясно, что художественный перевод в равной степени факт и языковой, и литературный; для него (такого перевода) типичны отклонения от максимально возможной смысловой точности с целью обеспечения большей художественности текста перевода.

Проблема заключается в том, что в большинстве случаев ИЯ и ПЯ оказываются значительно различными по внутренней структуре. Несовпадения в строе двух языков неизменно вызывают необходимость, прежде всего, в грамматических трансформациях. Эти несовпадения бывают либо полными, либо частичными. Полное несовпадение наблюдается в тех случаях, когда в русском языке отсутствует грамматическая форма, которая есть в английском языке. В некоторых случаях грамматическая категория одного языка является более широкой, чем грамматическая категория другого. Следует выделить также случаи частичного совпадения, когда данная грамматическая категория существует в обоих языках, но совпадает не во всех своих формах.

«Если мы хотим дать определение перевода как результата переводческой деятельности в наиболее общем и кратком виде, то его можно было бы сформулировать следующим образом: перевод есть аналог оригинала. Идеальный перевод есть идеальный аналог оригинала, созданный в новой общественной, культурной и языковой реальности… Если же мы хотим дать по возможности более полное и относительно точное общее теоретическое определение перевода как процесса, то нужно сказать, что перевод- это специфическая устная или письменная деятельность, направленная на пересоздание существующего на одном языке устного или письменного текста (произведения) на другом языке при сохранении инвариантности содержания и качества оригинала» [Лилова, 1985:33]. Чтобы изучить и познать законы перевода как специфической деятельности, возникшей в процессе исторического развития и исторической практики общества и человека, чтобы открыть новые пути и возможности её совершенствования, необходимо исследовать все разновидности перевода. Необходимо исследовать всю систему появившихся на практике видов переводческой деятельности, исследовать её такой, какая она есть в действительности, во всём её многообразии и взаимодействии с другими видами человеческой деятельности. Только таким путём можно постичь суть той деятельности, которая входит в понятие «перевод».

Перевод – это сложный, разносторонний, многосоставный феномен. Любая попытка пренебречь тем или иным компонентом, связью, функцией ведёт к деформации его научно- теоретического познания. Истина о переводе может быть постигнута лишь на пути его всестороннего исследования.[1,20:41]. Таким образом, для того, чтобы всесторонне исследовать перевод, необходимо, прежде всего, исследовать его как процесс, который и является предметом следующей части данной работы.

1.2. Процесс перевода как специфический компонент коммуникации.

Наиболее важным, ключевым вопросом в теории перевода является вопрос изучения процесса перевода. В этой связи следует отметить работы лингвиста Л.С. Бархударова, который выступает за изучение перевода как процесса, но при этом оговаривается, что термин «процесс» применительно к переводу понимается им «в чисто лингвистическом смысле, то есть как определённого вида языкового, точнее межъязыкового преобразования или трансформации текста на одном языке в текст на другом языке.» [Бархударов, 1975:6с). Учёный пишет: «Термин «преобразование» (или «трансформация») может быть употреблён лишь в том смысле, в каком термин применяется в описании языка вообще: речь идёт об определённом отношении между двумя языковыми и речевыми единицами, из которых одна является исходной, а другая создаётся на основе первой. В данном случае имеется исходный текст «а» на языке «А», переводчик, применяя к нему определённые операции (переводческие трансформации, о которых речь пойдёт дальше) создаёт текст «б» на языке «Б», который находится в определённых закономерных отношениях с текстом «а». В своей совокупности эти языковые (межъязыковые) операции и составляют то, что мы называем «процессом перевода» в лингвистическом смысле.» [1, 2:6]. Между тем процесс перевода не есть простая замена единиц одного языка единицами другого языка. Процесс перевода как специфический компонент коммуникации с использованием двух языков есть всегда деятельность человека, в нём аккумулируются проблемы философии, психологии, физиологии, социологии и других наук. Большинство исследователей считает, что наука о переводе изучает и должна изучать процесс перевода. Процесс перевода уже границ объекта науки о переводе. Он сам включен в коммуникацию с использованием двух языков. И, хотя процесс перевода составляет специфику науки перевода, её центральное звено, тем не менее, науке о переводе приходится изучать и условия порождения исходного текста, и условия восприятия переводного текста, и различные сопутствующие явления, что входит в сложное понятие коммуникации. Процесс перевода, составляющий специфику коммуникации с использованием двух языков, имеет свои существенные особенности. Первая особенность заключается в его многообразии. Перевод может осуществляться письменно и устно, с восприятием исходного текста через наушники и зрительно. Для перевода могут быть предложены художественная проза и научный трактат, стихи поэта, разговорные клише. Перевод может вестись с английского языка на русский, с русского на французский, с итальянского на японский. Вторая особенность процесса перевода заключается в «неуловимости», «неосязаемости» его некоторых сторон. Исследователь имеет обычно в своём распоряжении два текста (исходный и переводной), а что происходит в голове переводчика, как переводчик работает, об этом можно только догадываться. Всё это побуждает либо ограничить себя изучением результатов межъязыковых преобразований, либо прибегать к измерению и сопоставлению данных на входе (исходный текст) и данных на выходе (переводной текст). [1:17:8]

Иначе говоря, процесс перевода включает два этапа: уяснение переводчиком содержания оригинала и выбор варианта перевода. В результате этих этапов осуществляется переход от текста оригинала к тексту перевода. При этом действия переводчика часто интуитивны и переводчик подчас не осознаёт, как он руководствовался при выборе того или иного варианта. Как уже говорилось раньше, реальный процесс перевода осуществляется в мозгу переводчика и недоступен для непосредственного наблюдения и исследования. Поэтому изучение процесса перевода производится косвенным путём при помощи разработки различных теоретических моделей, с большей или меньшей приближенностью описывающих процесс перевода. Комиссаров выделяет два вида моделей перевода: ситуативная модель перевода и трансформационно -семантическая модель.

Ситуативная (денотативная) модель перевода исходит из того, что содержание всех единиц языка отражает предметы, явления, которые обычно называются денотатами. Создаваемые с помощью языка сообщения содержат информацию о какой-то ситуации. Воспринимая текст оригинала, переводчик отождествляет составляющие этот текст единицы с известными ему языковыми единицами оригинала и, интерпретируя их значение в контексте, выясняет, какую ситуацию реальной действительности описывает оригинал.

Процесс перевода, таким образом, осуществляется от текста оригинала к реальной действительности и от неё - к тексту перевода. Наиболее чётко ситуативная модель работает в следующих случаях: при переводе безэквивалентной лексики, когда описываемая в оригинале ситуация однозначно определяет выбор варианта перевода и когда понимание и перевод оригинала невозможно без выяснения тех сторон описываемой ситуации. Что же касается трансформационно -семантической модели перевода, она рассматривает процесс перевода как ряд преобразований. Трансформационно - семантическая модель ориентирована на существование непосредственной связи между структурами и лексическими единицами оригинала и перевода.[1:10:158]


Выводы по 1-й главе

Перевод есть перевыражение или перекодирование. Однако это перекодирование не является объективным природным процессом, его осуществляет человек. Человек обладает индивидуальностью и способностью к творчеству. Именно эти два фактора позволяют ему при перекодировании выбрать из нескольких или многих возможных вариантов перевода свой. Поэтому иногда даже говорят об эвристическом характере  процесса перевода, под которым понимается прежде всего свобода выбора.

В задачу перевода входит не только точное изложение содержания мыслей, сообщенных на языке оригинала, но и воссоздание средствами языка перевода всех особенностей стиля и формы сообщения. Перевод является отражением оригинала, это во всех отношениях сложный, разносторонний и многосоставный феномен. Главное при переводе воссоздать единство формы и содержания, а также передать исторические, культурологические и другие реалии языка оригинала максимально приблизив его для понимания. Процесс перевода включает два этапа: уяснение переводчиком содержания оригинала и выбор варианта перевода. Действия переводчика часто интуитивны и переводчик подчас не осознает как он руководствовался при выборе того или иного варианта. Процесс перевода как специфический компонент коммуникации с использованием двух языков есть всегда деятельность человека, в нём аккумулируются проблемы философии, психологии, физиологии, социологии и других наук.


Глава 2. Переводческие трансформации

2.1. Переводческие трансформации - суть процесса перевода.

Главная цель перевода - достижение адекватности. Основная задача переводчика при достижении адекватности - умело произвести различные переводческие трансформации для того, чтобы текст перевода как можно более точно передавал всю информацию, заключённую в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм переводящего языка.

Преобразования, с помощью которых осуществляется переход от единиц оригинала к единицам перевода, называются переводческими трансформациями. Однако термин «преобразование» нельзя понимать буквально: сам исходный текст «не преобразуется» в том смысле, что он не изменяется сам по себе. Этот текст, конечно, сам остается неизмененным, но на ряду с ним и на основе его создается другой текст на ином языке [1, 2:6].

Переводческие трансформации представляют собой особый вид перефразирования - межъязыковое, которое имеет существенные отличия от трансформаций в рамках одного языка. «Когда мы говорим об одноязычных трансформациях, то мы имеем в виду фразы, которые отличаются друг от друга по грамматической структуре, лексическому наполнению, имеют (практически) одно и то же содержание и способны выполнять в данном контексте одну и ту же коммуникативную функцию [1, 7:3]. Сравнивая исходный и переводящий тексты, мы непроизвольно отмечаем, что некоторые отрезки исходного текста переведены «слово в слово», а некоторые - со значительными отклонениями от буквальных соответствий. Особенно обращают на себя те места, где переводящий текст по своим языковым средствам совершенно не похож на исходный. Следовательно, в нашем языковом сознании существуют некоторые межъязыковые соответствия, отклонения от которых мы и воспринимаем как межъязыковые трансформации. В зависимости от характера единиц языка оригинала, которые рассматриваются как исходные операции, переводческие трансформации подразделяются на стилистические трансформации - суть которых заключается в изменении стилистической окраски переводимой единицы.[1:13:180]

(When I could stand it no longer I raised myself upon my knees, still keeping hold with my hands, and thus got my head clear.- Когда я почувствовал, что силы изменяют мне, я приподнялся на колени, не выпуская кольца из рук, и голова моя оказалась над водой.

Морфологические трансформации – замена одной части речи другой или несколькими частями речи. ( With how vast a triumph- with how vivid a delight- with how much at all that is ethereal in hope did I feel, as she bent over me in studies but little sought- but less known,- that delicious vista by slow degress expanding before me…- С каким бесконечным торжеством, с каким ликующим восторгом, с какой высокой надеждой распознавал я, когда Лигейя склонялась надо мной во время моих занятий (без просьбы, почти незаметно), ту восхитительную перспективу, которая медленно разворачивалась передо мной.

Синтаксические трансформации смысл которых заключается в изменении синтаксических функций слов и словосочетаний. Изменение синтаксических функций в процессе перевода сопровождается перестройкой синтаксической конструкций: преобразования одного типа придаточного предложения в другой. К синтаксическим трансформациям относится также замена английской пассивной конструкции русской активной.[1:13:181].(He hath been by the Tarantula). Тарантул укусил его …

Семантические трансформации - осуществляются на основе разнообразных причинно-следственных связей, существующих между элементами описываемых ситуаций ( He was the kind of guy that hates to answer you right away.- Такие, как он, сразу не отвечают.

Лексические трансформации - представляющие собой отклонения от прямых словарных соответствий. Лексические трансформации вызываются главным образом тем, что объём значений лексических единиц исходного и переводящего языков не совпадает (She wasn`t looking too happy.) – Вид у нее был довольно несчастный.

Грамматические трансформации заключаются в преобразовании структуры предложения в процессе перевода в соответствии с нормами языка перевода. We got under way with a mere breath of wind, and for many days stood along the easten coast of Java, without any other incident to beguile the monotony of our course than the occasional meeting with some of the small grabs of the Archipelago to which we were bound .- Мы покинули порт при еле заметном ветерке и в течение долгих дней шли вдоль восточного берега Явы. Однообразие нашего плавания лишь изредка нарушалась встречей с небольшими каботажными судами с тех островов, куда мы держали свой путь.

В процессе переводческой деятельности трансформации чаще всего бывают смешанного типа. Как правило, разного рода трансформации осуществляются одновременно, то есть сочетаются друг с другом – перестановка сопровождается заменой, грамматическое преобразование сопровождается лексическим.[1:5:18] В предыдущем примере мы видим сочетание грамматического преобразования,(а именно объединение предложений) и лексического (опущения – Archipelago.).Именно такой сложный, комплексный характер переводческих трансформаций и делает перевод столь сложным и трудным делом.

Приведённые переводческие трансформации представляют собой контекстуально - синонимические замены лексем. Приведённые примеры межъязыковых преобразований различного типа с достаточной очевидностью показывают, что переводческие трансформации во многих случаях ведут к определенным модификациям содержания.

Морфологические трансформации практически ничего в плане содержания не меняют. Синтаксические преобразования затрагивают исходное содержание минимальной степени.

Семантические трансформации связаны с более глубокими модификациями в плане содержания. Сравнивая между собой языки, мы обнаруживаем в каждом такие явления из них, которые не имеют соответствия в другом. Переводческие трансформации - суть процесса перевода.[1:18:47]

Рассмотрев виды переводческих трансформаций, мы перейдем к рассмотрению их классификации, предложенные такими учеными, как
Л.С. Бархударовым, В.Н. Комиссаровым и Я.И. Рецкером.

2.2 Классификация переводческих трансформаций.

"Трансформация – основа большинства приемов перевода. Заключается в изменении формальных (лексические или грамматические трансформации) или семантических (семантические трансформации) компонентов исходного текста при сохранении информации, предназначенной для передачи"[2].  Я.И. Рецкер определяет  трансформации как "приемы логического мышления, с помощью которых мы раскрываем значение иноязычного слова в контексте и находим ему русское соответствие, не совпадающее со словарным" [Рецкер,1974, с.38]

В настоящее время существует множество классификаций переводческих трансформаций (далее ПТ) предложенных различными авторами. Рассмотрим некоторые из них.

Л.К. Латышев дает классификацию ПТ по характеру отклонения от межъязыковых соответствий, в которой все ПТ подразделяются на:

Морфологические – замена одной категориальной формы другой или несколькими;

Синтаксические – изменение синтаксической функции слов и словосочетаний;

Стилистические – изменение стилистической окраски отрезка текста;

Семантические – изменение не только формы выражения содержания, но и самого содержания, а именно, тех признаков, с помощью которых описана ситуация;

Смешанные – лексико-семантические и синтактико-морфологические.

В классификации Л.С Бархударова ПТ различаются по формальным признакам: перестановки, добавления, замены, опущения. При этом Л.С.Бархударов подчеркивает, что подобное деление является в значительной мере приблизительным и условным.

Перестановками называются изменения расположения (порядка следования) языковых элементов в тексте перевода по сравнению с текстом оригинала. Под заменами имеются в виду как изменения при переводе слов, частей речи, членов предложения, типов синтаксической связи, так и лексические замены (конкретизация, генерализация, антонимический перевод, компенсация). Добавления подразумевают использование в переводе дополнительных слов, не имеющих соответствий в оригинале. Под опущением имеется в виду опущение тех или иных слов при переводе. Я.И. Рецкер пишет, что "хотя не всегда можно классифицировать каждый пример перевода из-за переплетения категорий, в общем можно выделить 7 разновидностей лексических трансформаций:

дифференциация значений;

конкретизация значений;

генерализация значений;

смысловое развитие;

антонимический перевод;

целостное преобразование;

компенсация потерь в процессе перевода.

Л.С. Бархударов, Л.К. Латышев, Т.Р. Левицкая, А. М. Фитерман, В.Н.Комиссаров, Я.И. Рецкер подразделяют ПТ на лексические, грамматические, стилистические. Трансформации могут сочетаться друг с другом, принимая характер сложных комплексных трансформаций. Например, З.Д. Львовская считает, что между разными типами трансформаций нет глухой стены, одни и те же трансформации могут иногда представлять собой спорный случай, их можно отнести к разным типам.

Различие грамматического строя английского и русского языков, с точки зрения перевода, выражается в двух категориях переводческих проблем: проблемы перевода в условиях сходства грамматических свойств языковых единиц и проблемы перевода в условиях различия грамматических свойств языковых единиц в исходном и переводящем языках. Кроме того, специфические осложнения связаны с преобразованием отдельных грамматических единиц (морфологические преобразования на основе словоформ) и составных грамматических единиц (синтаксические преобразования на основе словосочетаний, предложений и сверхфразовых единств).

Грамматические свойства языковых единиц состоят из целого ряда языковых явлений: форма слова, словосочетания, предложения, порядок элементов, грамматические значения форм, контекстуальные функции форм и значений. Всякий раз, рассматривая информационную мощность той или иной языковой единицы, подлежащей переводу, мы принимаем во внимание не только лексико-семантическое значение слов и их сочетаний, но и их грамматические свойства, которые могут весьма существенно влиять на меру упорядоченности переводимого сообщения.

Общность между грамматическими свойствами русского и английского языков задается их общей принадлежностью  к индоевропейской семье и проявляется в наличии общих грамматических значений, категорий и функций, например: категорий числа у существительных, категорий степеней сравнения у прилагательных, категории времени у глагола, функциональной значимости порядка слов и т.п.

В то же время различие принципов грамматического строя, выражающееся в принадлежности этих языков к разным грамматическим группам, отражается в существенных различиях между грамматическими свойствами, например, в существовании несходных грамматических категорий: артикли в английском языке, деепричастие в русском языке; полнозначное согласование в русском языке, фиксированный порядок слов в английском языке; и т.д.

При этом не следует забывать, что как различие, так и сходство между грамматическими формами, их функциями и значениями может быть полным и неполным. Соответственно возможен полный перевод или различные варианты неполного перевода. Полное сходство, как правило, встречается сравнительно редко, так же как и полное, некомпенсируемое различие. Поэтому главное, с чем приходится иметь дело переводчику, - это, во-первых, степень необходимости компенсации и, во-вторых, характер компенсации при переводе грамматических форм.

Грамматические трансформации заключаются в преобразовании структуры предложения в процессе перевода в соответствии с нормами переводного языка. Трансформация может быть полной или частичной в зависимости от того, изменяется ли структура предложения полностью или частично. Обычно, когда заменяются главные члены предложения, происходит полная трансформация, если же заменяются лишь второстепенные – частичная. Кроме замен членов предложения могут заменяться и части речи. Чаще всего это происходит одновременно.

Следует учитывать все факторы, которые могут влиять на применение грамматических трансформаций, а именно:

синтаксическую функцию предложения;

его лексическое наполнение;

его смысловую структуру;

контекст (окружение) предложения;

его экспрессивно-стилистическую функцию.

Логическая структура предложения может требовать от переводчика не только изменения, но и сохранения иноязычной конструкции, когда это связано с точностью передачи логического ударения. Контекстуальное окружение предложения также может требовать его грамматической трансформации в переводе. Чаще всего это наблюдается при переводе английских периодов или ряда предложений, начинающихся с одного и того же личного местоимения. Если рассматривать отдельные виды грамматических трансформаций, то, пожалуй, наиболее распространенным приемом следует считать замену английских существительных русскими глаголами. Это явление связано с богатством и гибкостью глагольной системы русского языка. Замены существительного глаголом может требоваться по различным причинам:  и из-за отсутствия соответствующего существительного в русском языке, и из-за необходимости изменить построение предложения в соответствии с нормами русского языка.

Существует огромное множество способов классификации переводческих трансформаций. Остановимся на некоторых из них. Одна из классификаций переводческих трансформаций, предложенная Л.С. Бархударовым.
Он различает следующие виды трансформаций:

-перестановки;

-замены;

-добавления;

-опущения.

С самого начала следует подчеркнуть, что такого рода деление является в значительной мере приблизительным и условным. Эти четыре типа элементарных переводческих трансформаций на практике «в чистом виде» встречаются редко, обычно они сочетаются друг с другом, принимая характер сложных, комплексных трансформаций. С этими оговорками мы приступаем к рассмотрению выделенных Л.С. Бархударовым четырех типов трансформаций, осуществляемых в процессе перевода.

Перестановка как вид переводческой трансформации, как считает Л.С. Бархударов,- это изменение расположения языковых элементов в тексте перевода по сравнению с текстом подлинника. Элементами, могущими подвергаться перестановке, являются слова, словосочетания, части сложного предложения и самостоятельные предложения в строе текста. Известно, что слово «порядок» в английском и русском языках не одинаков. Например: / A suburban train / was derailed / near London / last night/.

1 подлежащее 2 сказуемое 3 обстоятельство места 4 обстоятельство времени

Порядок следования компонентов русского предложения «прямо противоположен» порядку следования компонентов исходного английского предложения.

Вчера вечером / вблизи Лондона / сошёл с рельс / пригородный поезд. 4-3;2-1

Явление это довольно частое при переводе. В английском тексте придаточное предложение предшествует главному, в русском же переводе- наоборот, главное предшествует придаточному.

The silver saucer clattered when he replaced the pitcher.- Он быстро поставил кувшин, даже серебряная подставка звякнула.

Второй вид переводческих трансформаций, который выделяет Бархударов,- замены. Это наиболее распространённый и многообразный вид переводческих трансформаций. В процессе перевода замене могут подвергаться формы слов, части речи, члены предложения. То есть существуют грамматические и лексические замены. Замена частей речи- самый распространенный пример переводческих трансформаций. ( Сначала он висел в комнате деда, но скоро дед изгнал его к нам на чердак, потому что скворец научился дразнить дедушку.- At first the bird hung in my grandfather`s room, but soon he outlawed it to our attic, because in began to imitate him. Существует также замена отглагольного существительного на глагол в личной форме, замена прилагательного на наречие и т.д.

При замене членов предложения слова и группы слов в тексте перевода употребляются в иных синтаксических функциях, чем их соответствия в тексте подлинника,- иначе говоря, происходит перестройка синтаксической схемы построения предложения. Самый обычный пример такого рода синтаксической перестройки - замена английской пассивной конструкции русской активной, при которой английскому подлежащему в русском предложении соответствует дополнение; подлежащим в русском предложении становится слово, соответствующее английскому дополнению с by; форма страдательного залога английского глагола заменяется формой действительного залога русского глагола. He was met by his sister/- Его встретила сестра.

Л.С. Бархударов также выделяет лексические замены (конкретизация, генерализация). Конкретизация – это замена слова или словосочетания языка оригинала с более широким референциальным значением словом или словосочетанием языка перевода с более узким значением.(He told me to come right over, if I felt like it.- Велел хоть сейчас приходить, если надо).

Генерализация – явление, обратное конкретизации – замена единицы языка оригинала, имеющей более узкое значение, единицей языка перевода с более широким значением. Вот несколько примеров генерализации: (He comes over and visits me practically every weekend.-Он часто ко мне ездит, почти каждую неделю. This newspaper makes a feature of sports.- В этой газете спорту отводится видное место.

Существуют также комплексные лексико – грамматические замены. Антонимический перевод, сущность которого заключается в трансформации утвердительной конструкции в отрицательную или наоборот, отрицательной в утвердительную, сопровождаемой заменой одного из слов переводимого предложения языка оригинала на его антоним в язык перевода.(I`m not kidding.-Я вам серьёзно говорю. She wasn`t looking too happy.-Вид у неё был довольно несчастный.

Следующий вид переводческих трансформаций – добавление.

Причиной, вызывающей необходимость добавлений в тексте перевода является то, что можно назвать «формальной невыраженностью» семантических компонентов словосочетания в языке оригинала.[1, 2:198] (So what? I said. Cold as hell.-Ну так что же?- спрашиваю я ледяным голосом.

Следующий вид переводческих трансформаций, который выделяет Л.С.Бархударов –опущение. Это явление, прямо противоположное добавлению. При переводе опущению подвергаются чаще всего слова, являющиеся семантически избыточными, то есть выражающие значения, которые могут быть извлечены из текста и без их помощи (So I paid my check and all. I left the bar and went out where the telephone were.-Я расплатился и пошёл к автоматам.) Такова классификация переводческих трансформаций, предложенная Л.С.Бархударовым.

В.Н.Комиссаров классифицирует переводческие трансформации на лексические и грамматические трансформации. Основные типы лексических трансформаций включают следующие переводческие приёмы : переводческое транскрибирование и транслитерацию.(Kleptocracy-клептократия(воровская элита ); Dorset (`do:sit)-Дорсет; boss-босс);

Калькирование – это способ перевода лексической единицы оригинала путём замены её составных частей- морфем или слов их лексическими соответствиями в языке перевода.( green revolution- зелёная революция , mass culture как «массовая культура». В.Н. Комиссаров выделяет также лексико-семантические замены. Основными видами подобных замен являются конкретизация, генерализация и смысловое развитие значения исходной единицы.[1, 10:173]. He was at the ceremony.- Он присутствовал на церемонии.

He always made you say everything twice. - Он всегда переспрашивал. – приём смыслового развития.

К наиболее распространённым грамматическим трансформациям принадлежат: членение предложения, объединение предложений , грамматические замены ( формы слова, части речи или члены предложения.) (We got under way with a mere breath of wind, and for many days stood along the eastern cost of Java, without any other incident to beguile the monotony of our course than the occasional meeting with some of the small grabs of the Archipelago to which we were bound.-Мы покинули порт при еле заметном ветерке и в течение долгих дней шли вдоль восточного берега Ява. Однообразие нашего плавания лишь изредка нарушалось встречей с небольшими каботажными судами с тех островов, куда мы держали свой путь.(Это пример членения предложения.)

(That was a long time ago. It seemed like fifty years ago. - Это было давно–казалось, что прошло лет пятьдесят.) Это пример объединения предложений.

Грамматические замены – это способ перевода, при котором грамматическая единица в оригинале преобразуется в единицу перевода с иным грамматическим значением. (He left the room with his heads held high.-Он вышел из комнаты с высоко поднятой головой). Другой пример (It is our hope, that an agreement will be reached by Friday.-Мы надеемся, что к пятнице будет достигнуто соглашение.

В.Н. Комиссаров также выделяет третий тип переводческих трансформаций- это смешанный тип или как он называет «комплексные лексико- грамматические трансформации.» К ним относим :антонимический перевод, экспликацию и компенсацию. ( The people are not slow in learning the truth.- Люди быстро узнают правду- антонимический перевод).

Экспликация или описательный перевод- это лексико - грамматическая трансформация, при которой лексическая единица языка оригинала заменяется словосочетанием, эксплицирующим ее значение, то есть дающим более или менее полное объяснение или определение этого значения на язык перевода. С помощью экспликаций можно передать значение любого безэквивалентного слова в оригинале: «Conservationist»- сторонник охраны окружающей среды.[1, 10:185]

Такова классификация переводческих трансформаций, предложенная В.Н. Комиссаровым.

Я.И. Рецкер разделяет переводческие трансформации на лексические и грамматические трансформации. Я.И. Рецкер выделяет семь разновидностей лексических трансформаций:

1. дифференциация значений;

2. конкретизация значений;

3. генерализация значений;

4. смысловое развитие;

5. антонимический перевод;

6. целостное преобразование;

7. компенсация потерь в процессе перевода.

(He ordered a drink.- Он заказал виски. - дифференциация значения «drink»). ( Have you had your meal?- Вы уже позавтракали? - это пример конкретизации значений.)

(The treatment turned to be successful and she recovered completely. - Лечение оказалось успешным и она полностью выздоровела - генерализация значений.

Прием смыслового развития заключается в замене словарного соответствия при переводе контекстуальным, логически связанным с ним. Сюда относятся различные метафорические и метонимические замены. ( He gave the horse his head.- Он отпустил поводья. - здесь соблюдается четкая метонимическая связь: голова лошади и поводья- замена действия его причиной.

Я.И. Рецкер выделяет также антонимический перевод- замену какого – либо понятия, выраженного в подлиннике, противоположным понятием в переводе с соответствующей перестройкой всего высказывания для сохранения неизменного плана содержания. ( The windows of the workshop were closed to keep the cool air.- Окна мастерской были закрыты, чтобы туда не проник раскаленный воздух.)

Прием целостного преобразования также является определенной разновидностью смыслового развития. Преобразуется внутренняя форма любого отрезка речевой цепи- от отдельного слова до целого предложения. Причем преобразуется не по элементам, а целостно.[1, 21:53](Never mind .- Ничего, не беспокойтесь, не обращайте внимания.) Целостное преобразование - распространенный прием лексической трансформации при переводе публицистического материала. ( The other tasks of the revolution in the South could be left to work themselves out.- Выполнение других задач революции на Юге можно было пустить на самотек.)

Компенсацией ( или компенсацией потерь ) в переводе следует считать замену непередаваемого элемента подлинника элементом иного порядка в соответствии с общим идейно – художественным характером подлинника и там, где это предоставляется удобным по условиям русского языка.[1, 21:56] В английском: (I`ve brought a Christmas present for Dad» – в русском предложении: Это папе новогодний подарок.)

Грамматические трансформации, как считает Я.И. Рецкер, заключаются в преобразовании структуры предложения в процессе перевода в соответствии с нормами языка перевода. Трансформация может быть полной или частичной. Обычно когда заменяются главные члены предложения происходит полная трансформация, если же заменяются лишь второстепенные члены предложения, происходит частичная трансформация. Кроме замен членов предложения могут заменятся и части речи. [1, 21:80]

Приведём несколько примеров грамматических трансформаций (Long habit has made it more comfortable for me to speak through the creatures of my invention.-В силу долголетней привычки мне удобней высказываться посредством вымышленных мною людей.) Прилагательные в переводе чаще всего заменяются наречиями. Эта грамматическая трансформация обычно связана с распространённым в английской художественной прозе, явлением переносов эпитетов: (He stretched a careless hand .-Он небрежно протянул руку.) (Не was given money.-Ему дали денег.) или (She was offered another post.- Ей предложили новую должность .) Такого рода трансформации («пассив»-«актив») встречаются очень часто .

Таковы особенности классификации переводческих трансформаций, предложенные Я.И.Рецкером.

2.3.1.Особенности переводческих трансформаций в переводе рассказа «Чёрный Кот».

Краткое содержание: В рассказе "Черный кот" причина перерождения героя, мягкого, чувствительного, любящего животных человека, в злодея названа прямо. Это алкоголь. К сожалению, писатель хорошо знал, какое разрушающее действие оказывает он на личность. Герой рассказа неуклонно деградирует, меняется его характер. Раньше он обожал животных, был предан своей жене, такой же мягкой и душевной женщине. Но по мере того, как он спивался, животные начали раздражать его. Он издевается над обезьянкой и собакой, и только черный кот Плутон еще вызывает у него подобие уважения и привязанности.

Однажды, придя домой пьяным, он совершает жестокий поступок: вырезает у кота глаз. Поначалу его мучит совесть, он чувствует, как возвращается любовь к животному. Но одновременно нарастает раздражение и ненависть, и однажды он вешает кота, вешает, обливаясь слезами, страдая от раздвоенности чувств.

Проходит время, и герой находит кота, похожего на Плутона, с одним отличием - белым пятном на груди. Он привязывается к коту, но демон снова берет верх. Ласка кота вызывает у него отвращение, а сам кот внушает ужас: пятно у него на груди имеет отчетливую форму виселицы. Герой не выдерживает, решает убить кота, но убивает жену, пытавшуюся защитить животное. Он расчетливо скрывает следы преступления, но возмездие настигает его. Полицейские слышат крики кота, замурованного вместе с трупом жены героя.

Рассказ "Черный кот" пронизан единой мыслью: в преступлении уже таится возмездие, а в самом мягком человеке может таиться страшная жестокость. Никто не понимает людей, и меньше всего человек понимает сам себя. Чтобы сохранить душу, нужно "чистить" ее тайники, так как иногда там заводится редкая мерзость.

Перейдём к рассмотрению особенностей переводческих трансформаций ,
Осуществляемых в тесте на примере переводе рассказа Эдгара По «Чёрный
Кот». Русский перевод этого рассказа представлен В. Хинкисом. В этом рассказе , использовано много различных переводческих трансформаций для достижения эквивалентности.

Рассмотрим следующий пример, показывающий комплексный характер переводческих трансформаций.

Пример № 1.

Рluto – this was the cat`s name – Плутон так звали кота - Was my favourite pet and был моим любимцем, Playmate . I alone fed him, and и я часто играл с ним.

He attended me wherever. I Я всегда кормил его, и Went about the house. Он ходил за мной по [2, 2:312] пятам, когда бывал дома. [2, 3:296] Переводчик в этом примере использует такую трансформацию, как опущение. Английское словосочетание « favourite pet» - любимый, любимое животное. Как уже говорилось раньше, употребление «парных синонимов» характерно для английского языка, но не свойственно – русскому. Надо заметить, что в данном случае можно говорить лишь о квазисинонимичности “favourite , pet”. Тем не менее переводчик опускает слово «favourite».

Существительное “playmate”- ( друг детства, партнёр в играх. [3, 1: 516] трансформируется в глагол «играл», причём замена сопровождается другой трансформацией- дополнением. Переводчик добавляет наречия «часто, всегда» для того, чтобы показать читателю как любили кота.

Английский глагол «attend» заменяется русским фразеологическим выражением : « ходил за мной по пятам» (неотступно ходить [3, 4:374].

В этом примере переводчик использует разные трансформации: замену, опущение, добавление для того, чтобы достичь эквивалентность.

Рассмотрим следующий пример из этого рассказа.

Пример № 2.

This latter was a remarkable large Кот, необычайно and beautiful animal, entirely black крупный, красивый и and sagacious to an astonishing сплошь чёрный, без degree .In speaking of his intelligence, единого пятнышка, my wife, who at heart was not a little отличался редким tinctured with superstition, made умом. Когда речь frequent allusion to the ancient заходила о его popular notion, which regarded all сообразительности, моя black cats as witches in disguise. жена, в душе чуждая [2,  2:312] суеверий, часто намекала на старинную народную примету, по которой всех чёрных котов считали оборотнями. [2, 3:296].

В Англии, как и в русской культуре, согласно примете, традиции, поверью, чёрная кошка приносит несчастье. Поэтому жена автора очень боится, что чёрная кошка принесёт им несчастье и переводчик старается это передать в своём переводе, используя трансформации.

В начале мы видим, что английское подлежащее “animal” находится в середине предложения, а в русском предложении подлежащее «кот» в начале - происходит перестановка членов предложения.

Ярко видна такая трансформация, как конкретизация: английское существительное “animal” заменяется русским существительным «кот», имеющим более узкое значение.

Также переводчик использует приём смыслового развития в сочетании с добавлением, призванным акцентировать определённый факт , или другими словами, семантически дублировать данное сочетание “entirely black”-«совершенно чёрный», а следовательно « без единого пятнышка».

Ещё одна трансформация, которая используется в этом примере это конкретизация: Английский глагол “was” трансформируется в русский глагол - «отличался». Эта трансформация оправдана, так как передает смысл английского контекста при переводе на русский язык.

Далее имеют место замены: английское составное сказуемое “was tinctured” заменяется причастием «чуждая». Английское существительное “superstition” единственного числа заменяется существительным «суеверий» - множественного числа.

В этом примере были использованы такие трансформации, как перестановка, замены, приём смыслового развития и две конкретизации.

Пример № 3

I made no doubt that I could readily Я не сомневался, что displace the bricks at this point, легко сумею вынуть insert the corpse, and wall the кирпичи, упрятать туда whole up as before, so that no eye труп, снова заделать could detect any thing suspicious. отверстие так, что [2, 2:318] самый намётанный глаз не обнаружит ничего подозрительного [2, 3: 301].

В этом примере переводчик использует трансформацию- дополнение. Переводчик добавляет прилагательное «наметанный», чтобы уточнить, что даже опытный человек в этом деле, не сможет сразу обнаружить. Значение фразы «намётанный глаз» – кто-либо настолько сведущ , опытен в чём либо, что умеет сразу по первому впечатлению определять что-либо.[3,4:102].

Также переводчик использует другую трансформацию - конкретизацию: “…wall the whole up before”, имеющее более широкое значение заменяется русским словосочетанием «снова заделать отверстие в стене», имеющим более узкое значение, что более точно раскрывает смысл английского словосочетания.

В данном примере были использованы трансформации: добавление, конкретизация.

Пример № 4

The cat followed me down the Кот увязался за мной steep stairs and, nearly вниз по крутой лестнице, throwing me headlong, я споткнулся, едва не exasperated me to mad ness. свернув себе шею и [2, 2: 318] обезумел от бешенства. [2, 3:301].

В этом примере переводчик использует такую трансформацию, как приём смыслового развития. В английском предложении словосочетание “nearly throwing me headlong”--- при дословном переводе : « кот кинулся головой вперёд», естественно такое выражение не подходит по стилистическим соображениям. Поэтому переводчик заменяет процесс – следствием, «кинулся вперёд, поэтому Я споткнулся». При этом переводчик также использует также добавление. Добавляет почти целое предложение- оговорку: « едва не свернув себе шею»,так споткнулся, что едва не свернул себе шею, для того чтобы подчеркнуть насколько торопился персонаж. Английское словосочетание “ down the steep stairs” --- « по крутой лестнице». Дело в том, что в традиционном английском доме наверху всегда только спальни, а столовая , кухня на первом этаже. Поэтому “downstairs” (спустившись по лестнице ) подразумевает образ жизни и устройство английского дома.

В этом примере переводчик использовал такие трансформации, как добавление, смысловое развитие в сочетании с социально культурными традициями.

Пример № 5

The officers bade me Полицейские велели мне Accompany them in their присутствовать при обыске. search . They left no nook они обшарили все уголки и or corner unexplored. закоулки. Наконец, они в At length, for the third третий или четвёртый раз or four time, they descended спустились в подвал. Я не into the cellar I quivered not повёл и бровью. in a muscle [2, 3:302];[2, 2:320].

В этом примере мы видим трансформацию- конкретизацию: английское существительное “officers” заменяется русским существительным «полицейские», имеющее более узкое значение.

А также произошла замена : двойное отрицание “no unexplored» заменено утвердительной конструкцией «обшарил». Английский фразеологизм “I quivered not in a muscle” заменён русским аналогичным фразеологизмом «не повёл бровью» (не реагировать на что-то [3, 4: 58].

Рассмотрим следующий пример, в котором ярко выражен метонимический перевод.

Пример № 6

About this wall a dense crowd Подле неё собралась were collected, and many persons большая толпа, множество seemed to be examining a глаз пристально и жадно particular portion of it with very всматривались все в одно minute and eager attention. место. [2, 2:314]; [2, 3:298]

Как уже говорилось раньше, здесь переводчик использует метонимический перевод, который основан на смежности:

Целого - его части. В данном случае: “many persons” - « множество глаз».

В этом примере происходит также замена английской пассивной конструкции “crowed were collected” русской активной « собралась толпа», при этом происходит замена английского существительного “wall” именительного падежа русским местоимением «неё» родительного падежа. Изменения проводились в соответстии с грамматикой русского языка.

Словарь даёт следующие варианты соответствий английскому прилагательному “dense”—густой, частый, плотный, крайний [3, 1:191], но ни одно из них не подходит по условиям контекста, поэтому английское прилагательное “dense” переводчик заменяет русским прилагательным «большая», такое словосочетание слов «большая толпа» является стилистически правильным.

Английское словосочетание “with very minute and eager attention” заменено русскими наречиями «пристально и жадно»

Также переводчик использует трансформацию- добавление. Он добавляет местоимение «все», чтобы уточнить, кто всматривался пристально и жадно.

В этом примере переводчик использовал метонимический перевод в сочетании с добавлением и заменами. Необходимо ещё раз подчеркнуть, что переводческие трансформации в «чистом виде» встречаются редко.

Пример № 7

I continued my caress, and when Я всё время гладил кота, I prepared to go home, the а когда собрался домой, animal evinced a disposition он явно пожелал идти to accompany me I permitted со мною. Я ему не it to do so; occasionally препятствовал; по дороге stopping and patting it as я иногда нагибался и I proceeded. Поглаживал его. [2, 2:315]; [2, 3:299].

Для достижения эквивалентности в этом примере переводчик использует разные трансформации.

Во-первых, мы видим, что английский глагол “continued” заменён русским словосочетанием « всё время».

Далее происходит конкретизация: английское словосочетание “my caress” конкретизировано русским словосочетанием « гладил кота».

А также в этом примере происходит замена :английское существительное “animal” заменено русским местоимением «он».

Переводчик использует трансформацию- добавление. Он добавляет наречие «явно», чтобы показать читателю, что кот охотно согласился идти.

Ещё одна трансформация, которая была использована переводе - это антонимический перевод: утвердительная английская конструкция “ I permitted” заменена русской отрицательной конструкцией «я не препятствовал», причём антонимический перевод сопровождается трансформацией- опущением.: английское словосочетание “to do so” - опущено, так как оно является семантически избыточным.

В этом примере переводчик использовал такие трансформации , как замена, конкретизация, дополнение, антонимический перевод, опущение.
Необходимо ещё раз подчеркнуть, что переводческие трансформации имеют сложный, комплексный характер.

2.3.2.Особенности переводческих трансформаций в рассказе Э По ”Овальный портрет”

Сюжет: Повествование идёт от первого лица. Автор, путешествуя по Апеннинам со своим слугой, уставший, терзаемый лихорадкой и раной, нанесённой ему разбойниками при неясных обстоятельствах, остаётся на ночлег в старом замке. Автор мучается бессонницей и, чтобы убить время, занимает себя тем, что разглядывает картины в отведённой ему комнате. Неожиданно он замечает портрет молодой красивой женщины, на который сначала не обратил внимания, так как он стоял в тени за колонной. Картина производит на автора столь сильное впечатление, что он вынужден зажмуриться, чтобы разобраться в своих чувствах. Наконец, он понимает, что причина столь странной его реакции — в удивительной живости портрета. Заинтригованный, автор обращается к справочному томику.

    В книге автор находит легенду создания картины. Её написал художник, без остатка отдававший все силы искусству. Из-за этого его невеста была всегда обделена вниманием, но не роптала, а покорно подчинялась возлюбленному. Однажды художник решил написать её портрет. Он работал недели напролет, и всё это время его невеста терпеливо позировала ему. Портрет получался прекрасным, друзья художника в один голос говорили, что в нём он превзошел себя. Увлечённый работой, художник не замечал, что молодая женщина всё больше и больше чахла. Наконец, портрет был готов. Художник положил последний мазок, и воскликнул, довольный своей работой «Да, это сама жизнь!» Как только он произнес эти слова, последние силы покинули его прекрасную натурщицу и она упала замертво.

Для анализа особенностей переводческих трансформаций выбран рассказ Эдгара По: «Овальный портрет ». Русский перевод этого рассказа представлен Бычковым М.Н.

Пример№1

“And evil was the hour when she saw , and loved, and wedded the painter” [2,4:209].

“Еvil was the hour”-дословно: “злым был час..” Такой перевод по стилистическим  соображениям не подходит, поэтому использовав трансформацию добавление переводчик старается  передать факт, что девушка родилась под несчастливой звездой, что судьбой ей было уготовано несчастье влюбиться в одержимого искусством художника. Используя добавление, подчеркивается, что час их встречи был предзнаменован: “И отмечен злым роком был час, когда она увидела живописца и полюбила его и стала его женою.”

Пример№2

“The portrait, I have already said, was that of young girl. [2, 4:209]”. В этом предложении английский глагол “was” трансформировался в русский глагол «изображал», что в соответствии с грамматикой русского более точно передает смысл английского предложения.

Пример№3

It was a mere head and shoulders…”[2, 4:209] Сочетание “head and shoulders” дословно «голова и плечи», заменяется более благозвучно с помощью генерализации значения как «погрудно», т. е происходит расширение значения.

Пример№4

“Least of all could it have been that my fancy, shaken from it’s half slumber, had mistaken the head for of a living person.”[2, 4:209]. Я никак не мог принять его в полудремоте и за живую женщину.  B этом случае используется конкретизация. Английское существительное “person” заменяется русским существительным женщина, имеющим более узкое значение, что в данном контексте является более уместным, так как речь идет о изображенной на картине женщине.

Пример№5

“But it cold have been neither the execution of the work , nor the immortal

beauty of  the countenance…”[2,4:209]. Но ни его выполнение, ни нетленная красота изображенного облика…Словосочетание “immortal beauty ” т.е. « вечная красота» заменяется более стилистически подходящим «нетленная» с помощью приема смыслового развития – вечная, следовательно нетленная.

Пример№6

“He passionate, studious, austere and having already a bride in his Art.” Он, одержимый, упорный, суровый, уже был обручен — с Живописью. Словарь дает следующие варианты перевода английского прилагательного

«passionate»-страстный, вспыльчивый.[3,7:660].  Ни одно из этих значений не передает глубины чувств, которые охватили художника, когда он пишет картины- он не просто страстно занимается искусством, он им одержим. Поэтому переводчик заменяет английское прилагательное “passionate” русским прилагательным «одержимый», что более точно передает состояние художника.

В этом рассказе используются такие трансформации как: добавление, конкретизации, смысловое развитие.

2.3.3. Особенности переводческих трансформаций в рассказе Эдгара По «Золотой жук».

Потомка старинного аристократического рода Уильяма Леграна преследуют неудачи, он теряет все свое богатство и впадает в нищету. Дабы избежать насмешек и унижений, Легран покидает Новый Орлеан, город своих предков, и поселяется на пустынном островке вблизи атлантического побережья. В зарослях миртовой рощи Легран сооружает себе хижину, где и обитает со старым слугой-негром Юпитером и громадным ньюфаундлендом. Отшельничество Уильяма скрашивают книги и прогулки по берегу моря, во время которых он удовлетворяет свою страсть энтомолога: его коллекции насекомых позавидовал бы не один натуралист.

Рассказчик частенько навещает своего друга в его скромном жилище. В один из таких приходов Легран и негр наперебой рассказывают о последней добыче — золотом жуке, которого им удалось на днях поймать. Расспрашивая о подробностях, Рассказчик замечает, что Легран воспринимает эту находку как счастливое предзнаменование — его не покидает мысль о внезапном и скором богатстве.

Для анализа особенностей переводческих трансформаций выбран рассказ Эдгара По: «Золотой жук». Русский перевод этого рассказа представлен А. Старцевым ; Уже в начале рассказа, а именно в эпитете мы видим синтаксическую перестройку предложения.

Пример № 1

He hath been bitten by …Тарантул укусил его the Tarantula. [2, 2:273]; [2,29:264].

В этом примере произошла замена английской пассивной конструкции русской активной конструкцией, при которой английскому подлежащему «He» в русском предложении соответствует дополнение «его». Форма страдательного залога английского глагола заменяется формой действительного залога русского языка.[1,14:51].

Пример №2

He was of an ancient Он происходил из Huguenot family. Старинной Гугенотской Семьи. [2,2:273];  [2,3:264].

Здесь мы видим применение конкретизации. Английский глагол «to be (was)” имеет абстрактное значение и на русский язык переводится путём конкретизации. В данном случае «происходил».

Далее автор описывает остров, на котором поселился Легран.

Пример№3

This island consists of little Этот остров тянется в else than the sea sand, and длину мили на три и is about three miles ago. состоит почти из одного морского песка. [2,2:273], [2,3:264].

В этом примере мы обнаруживаем сразу три трансформации.

Первая трансформация - конкретизация . Английский глагол «is», имеющий более широкое значение заменяется русским глаголом «тянется», имеющий более узкое значение .

Вторая трансформация - перестановка членов предложения : «Is about three miles long» ---тянется в длину мили на три». А также происходит перестановка главных членов предложения: « …consists …and …is» - «…тянется …и… состоит», эта перестановка стилистически оправдана.

Третья трансформация – замена части речи. В английском предложении существительное «sea» заменяется в русском предложении прилагательным «морской», эта замена в русском контексте передает смысл английского выражения.  В этом примере для достижения адекватности переводчик использовал такие переводческие трансформации как, конкретизация, перестановка членов предложения.

Пример №4

The shrub here often attains Кусты его достигают the height of fifteen or нередко пятнадцати - twenty feet, and forms an двадцати футов и almost impenetrable coppice, образуют сплошную burthening the air with its чащу, наполняющую fragrance воздух тяжким благоуханием и почти [2,2:273] непроходимую для человека. [2, 3:264].

В этом примере ярко выражена такая трансформация как добавление. В русском предложении переводчик осознанно добавляет слова «для человека», чтобы объяснить читателю, что кусты растут настолько близко друг к другу, что даже человек не сможет пройти сквозь них.

Также мы видим грамматическую замену: существительное «scrub» в английском предложении единственного числа, а в русском предложении переводится как существительное множественного числа – «кусты», чтобы передать в русском контексте масштаб зарослей растения.

Пример № 5

В этом мы видим лексико-грамматическую замену, а именно антонимический перевод.

In the inmost recesses of this В сокровенных coppice, not far from the глубинах миртовой eastern or more remote end чащи, ближе к of this island, Legrand had восточной, удалённой built himself a small hut. от материка [2,2:273] оконечности острова, Легран соорудил себе хижину [2,3:264].

Отрицательная конструкция в английском предложении «not far from» трансформируется в утвердительную конструкцию в русском предложении «близко», это наречие в русском языке не только отражает смысл более образно.

В этом примере мы также видим трансформацию- добавление: «миртовой» чаще. Переводчик уточняет, что остров покрыт частой зарослью душистого мирта, отсюда «This coppice» -- « миртовая чаща».

И третья трансформация – опущение. Переводчик опускает при переводе прилагательное «small», как избыточное. Русскому читателю понятно, что хижина не бывает больших размеров.

Рассмотрим следующий пример.

Пример № 6

His chief amusements were Он предпочитал охотиться gunning and fishing, и ловить рыбу или же sauntering along the beach and бродить по прибрежному through the myrtles, in quest песку и миртовым зарослям of shells or entomological в поисках раковин и specimens – his collection насекомых. Его коллекции of the latter might have been насекомых позавидовал бы envied by a Swammerdamm. Сваммердамм. [2,2:274]; [2,3:265].

Как мы видим, в этом примере сразу несколько трансформаций. Во первых, происходит членение предложения. Одно английское предложение трансформируется в два русских предложения, так как объем информации очень велик, то грамматически и стилистически оправдано членение одного английского предложения на два русских.

Во вторых, происходит замена существительного «amusements» глаголом «предпочитал». Существительное «beach» заменяется русским словосочетанием «прибрежный песок».

В третьих, происходит конкретизация: « entomological specimens» ----«насекомые».

И в четвёртых, происходит опущение слов « of the latter might». Переводчик предпочитает опустить это словосочетание, так как считает неважно какая была коллекция у Леграна (первая или последняя ), важно то, что его коллекции позавидовал бы сам Сваммердамм.

Также как и в первом примере: английская пассивная конструкция «have been envied» заменяется активной русской конструкцией «позавидовал бы».

В этом примере переводчик использует необходимые переводческие трансформации.

Пример № 7

Just before sunset I scrambled my Перед самым заходом way through the evergreens to the солнца я пробрался hut of my friends, whom I had not сквозь вечнозелёные visited for several weeks – my заросли к хижине моего residence being, at the time, in друга, которого не видел Charleston, a distance of nine miles уже несколько недель. Я from the island, while the facilities жил в Чарлстоне, в of passage and re-passage were девяти милях от острова, very far behind those of the present и удобства сообщения в те day. дни далеко отставали от [2,2:274] нынешних; [2,3:265].  Как и в предыдущем примере здесь происходит членение предложения. Одно английское предложение трансформируется в два русских предложения. Также мы видим такую трансформацию–опущение. Переводчик опускает словосочетание «my way». Читателю понятно, что его путь лежал сквозь вечнозелёные заросли. Здесь также происходит замена частей речи [1,15:84]. В английском предложении существительное “my residence” заменяется в русском предложении глаголом «жил».

Еще одна трансформация в этом примере – опущение. Переводчик опускает словосочетание “at the time”- обстоятельство времени, считая его семантически избыточным.

В этом примере мы также видим генерализацию: в английском предложении замена лексической единицы, имеющей более узкое значение лексической единицей с более широким значением. “.. the facilities of passage and re-passage were very far behind those of the present day” трансформируется в более простую форму : « удобства сообщения в те дни далеко отставали от нынешних.»

В этом примере было использовано пять типов трансформаций : членение предложения, опущение, замена частей речи, генерализация. Снова переводчик использует переводческие трансформации в комплексе.

Рассмотрим следующий пример.

Пример № 8

He had found an unknown Он нашёл двустворчатую bivalve, forming a new раковину, какой не встречал genus, and, more than this ранее, и, что ещё более he hunted down and secured радовало его, выследил и с with Jupiter`s assistance, a помощью Юпитера поймал scarabaeus which he жука, неизвестного, по его believed to be totally new, словам, доселе науке. Он but in respect to which he сказал, что завтра хочет wished to have my opinion услышать моё суждение об on the morrow. этом жуке. [2,2:274]; [2,3:265]. Как мы видим в этом примере много лексических и грамматических трансформаций. Если бы дословно перевести первую часть предложения, то получилось бы : «Он нашёл неизвестный экземпляр раковины новой формы», что стилистически некорректно, поэтому переводчик трансформирует эту часть предложения следующим образом: «он нашёл двустворчатую раковину, какой не встречал ранее». Это вполне приемлемый вариант перевода.

В этом примере мы также видим трансформацию-генерализацию: слово “scarabaeus” скарабей – это определённый вид жука, который обитал в Древнем Египте и ассоциировался с богом солнца. Для русского читателя слово «скарабей» - незнакомо. Переводческая трансформация оказывается тесно связана здесь с переводческой стратегией. Переводчик использует стратегию адаптации к культуре рецептора (domesticating), то есть «доместицирует» чужую культуру, максимально приближает её к своей. Поэтому, незнакомое слово «скарабей» заменяет словом «жук», имеющим более широкое значение. Это сознательный выбор переводчика: с одной стороны, он облегчает восприятие текста, с другой стороны, переводчик лишает читателя возможности узнать, что это за особый вид жука – скарабей. В данном случае такая замена представляется не совсем оправданной [1,4:70].

В этом примере мы видим ещё одну трансформацию—конкретизацию: “and more than this”. Переводчик уточняет : «и, что ещё более радовало его». Во второй части предложения происходит целостное преобразование: “…a scarabaues which he believed to be totally new” трансформируется в следующей форме: «Он поймал жука, неизвестного, по его словам, доселе науке». Переводчик добавляет слово «доселе». Такое слово характерно именно для русской разговорной речи.

Далее происходит перестановка членов предложения: “He wished to have my opinion on the morrow”- «он сказал, что завтра хочет услышать моё суждение об этом жуке». Обстоятельство времени “on the morrow” в русском предложении переходит в начало предложения. Чаще всего в русской грамматике обстоятельство времени находится в начале предложения.

Переводчик также использует трансформацию- добавление. Он добавляет словосочетание «об этом жуке», чтобы уточнить – о чём суждение? И наконец, грамматическая трансформация, а именно членение предложения присутствует в этом примере.

Проанализировав этот пример, мы видим, что он богат трансформациями. Здесь встречаются такие трансформации, как конкретизация, генерализация, перестановка членов предложения, членение предложения. Ещё раз необходимо подчеркнуть, что переводческие трансформации имеют сложный, комплексный характер.

Пример №9.

Here again he made an Он снова уставился на anxious examination of бумагу, поворачивая её the paper ;turning it in то так, то эдак, однако all directions. He said хранил молчание. nothing. [2,2:277]; [2,3:267].

В этом примере имеют место и лексические и грамматические трансформации. Прежде всего мы видим объединение предложений. Переводчик объединяет два английских предложения в одно русское, объединяя их союзом «однако». Происходит также замена существительного “examination” глаголом «уставился». Данный глагол характерен для русской разговорной речи. Замена сопровождается такой трансформацией как конкретизация английский глагол “made”, имеющий более широкое значение заменяется глаголом «уставился», имеющим более узкое значение.

В этом примере мы видим перестановку членов предложения: в английском предложении местоимение “he” находится после слова “again”, -в русском предложении местоимение «он» находится перед словом «снова»

Если перевести вторую часть предложения дословно - « поворачивая её во всех направлениях» -такой перевод является стилистически некорректным. Переводчик трансформирует эту часть предложения следующим образом: «поворачивая её то так, то эдак»- такое словосочетание слов характерно для русской разговорной речи.

И наконец, в этом примере мы видим антонимический перевод: отрицательная конструкция в английском предложении « He said nothing” меняется в русском предложении на утвердительную конструкцию «однако хранил молчание», эта конструкция более образно передает смысл выражения.

Пример №10.

У Леграна было немало He had with him many книг, но он редко к ним books, but rarely employed обращался. them. [2:3:265];[2,2:274]. Во первых, мы видим что английское местоимение “he” в именительном падеже с глаголом “to have” передано в русском предложении именем собственным «Легран». Надо отметить, что в английском языке использование личных местоимений происходит намного чаще, чем в русском языке [1,15:27].

Наречие “many” заменено наречием «немало» отрицательной формы. Притяжательное местоимение “him” – опущено. Для английского языка характерно частое использование притяжательных местоимений. В русском языке это явление встречается реже.

В этом примере использовано две замены и опущение. Это говорит о том, что трансформации имеют сложный, комплексный характер.

Рассмотрим следующий пример.

Пример №11

It is not improbable Возможно, впрочем, что that the relatives of Legrand , родные Леграна, сonceiving him to be somewhat обеспокоенные его психи- ческой неуравновешенностью,    - unsettled in intellect, had - contrived to instill this obstinacy, поддерживали это into Jupiter, with a view to the упорство в Юпитере, чтобы supervision and guardianship of не оставить беглеца без the wanderer. Всякого внимания. [2,2:274]; [2,29:265]. Для английского языка характерно употребление «парных синонимов» [1,14:128].В данном примере такими синонимами являются “supervision”- наблюдение, присмотр [3,1:683] и “guardianship” – опека, опекунство [3,1:315]. Синонимами слова «опека» являются - забота, наблюдение, присмотр [3,3:312].

В русском языке употребление парных синонимов встречаются реже, чем в английском языке. Поэтому переводчик прибегает к трансформации– опущению “supervision”и заменяет пару синонимов существительным «внимание», усилив его прилагательным «всякое».

В первой части английского предложения двойное отрицание “not improbable”, известный в стилистике приём литоты, заменяется утвердительной конструкцией в русском предложении «возможно». Причём замена сопровождается такой трансформацией, как добавление. Переводчик добавляется союз « в прочем». Этот союз употребляется для выражения не- решительности , перехода к другой мысли [3,6:84].

Английское словосочетание “somewhat unsettled in intellect” трансформируется- «психическая неуравновешенность». Для эмоционального значения слова.

В последней части английского предложения переводчик использует трансформацию - антонимический перевод . Утвердительная конструкция “with a view to the supervision”заменяется отрицательной конструкцией в русском предложении «чтобы не оставить без внимания».

Необходимо еще раз подчеркнуть, что перечисленные выше трансформации (как видно из этого примера) в «чистом виде» встречаются редко.

Разного рода трансформации осуществляются одновременно, то есть сочетаются друг с другом. В данном случае замена сопровождается добавлением.

Рассмотрим следующий пример, показывающий комплексный характер трансформаций.

Пример№12.

I had never seen the good Я никогда не видел old Negro look so dispirited, старого добряка-негра and I feared that some serious таким удручённым, и disaster had befallen my меня охватила тревога: friend. уж не случилось ли чего [2,2:277] с моим другом? [2,3:268].

В этом примере мы видим сразу несколько трансформаций.

Прежде всего прилагательное “good” в английском предложении заменено существительным «добряк». Это слово характерно для русской разговорной речи. « Добряк» - очень добрый человек. [3,6:138].

Во второй части предложения происходит замена английское местоимение “I” в именительном падеже в пассивной конструкции передаётся косвенным падежом - «меня». Форма активного залога английского глагола заменяется формой страдательного залога русского глагола “ I feared”-«меня охватила тревога». А также произошла замена утвердительной конструкции английского предложения – вопросительной конструкцией в русском предложении « …уж не случилось ли чего с моим другом?»

В этом примере переводчик использовал грамматические трансформации, а именно замены.

Пример № 13.

He grasped my hand with Здороваясь, он крепко a nervous empressement стиснул мне руку, и эта which alarmed me and нервическая горячность strengthened the suspicions вновь пробудила и усилила already entertained. His мои недавние опасения. countenance was pale even В лице Леграна сквозила to ghastliness, and his мертвенная бледность, deep-set eyes glared with запавшие глаза сверкали unnatural luster. лихорадочным блеском. [2, 2:281]; [2, 3:270].

В этом примере прежде всего мы видим такую трансформацию, как добавление. Переводчик добавляет слово «здороваясь», чтобы уточнить, что Легран крепко сжал руку, когда здоровался. Глагол «graspy» переведен глаголом «стиснул». Этот глагол означает – «сдавливать, сжимать руку» [3,3:486]. Переводчик показал, насколько сильно Легран сжал руку, когда здоровался.

Произошла также замена английского словосочетания «already entertained» прилагательным «недавние» в результате смыслового развития. Подлежащее в английском предложении трансформировано в обстоятельство места в русском предложении «his countenance» - «в лице Леграна». Причем притяжательное местоимение «his» заменено собственным именем «Легран». Как мы уже подчеркивали, в английском языке личные местоимения используются чаще, чем в русском.

Так же мы видим трансформацию – конкретизацию. «Was pale» - «сквозила мертвенная бледность» заменена глаголом с более узким значением.

Еще одна трансформация, которую использует переводчик – опущение. Опущено притяжательное местоимение «his». В русском языке не используются так часто притяжательные местоимения, как в английском языке, поэтому «his» опущено. Прилагательное «unnatural» (неестественный) переведено прилагательным «лихорадочный». Словарь С.И. Ожегова дает следующее значение этому прилагательному: «лихорадочное движение – нервное, суетливо – беспорядочное движение. [3,6:264]. Переводчик осознанно так перевел, чтобы усилить экспрессивное значение.

Пример №14.

Here upon Legrand arose, with Легран поднялся с важным a grave and stately air, and видом и вынул жука из brought me the beetle from застеклённого ящика, где a glass case in which it was он хранил его. [2, 3:271] enclosed. [2,2:281]. Для английского языка свойственно употребление так называемых «парных синонимов». В данном случае такими прилагательными являются “grave”- важный; “stately”-величественный. Прилагательное “stately” ,было опущено.

Существительное “glass” заменено прилагательным «застеклённым» [1,15:84].

А также мы видим ещё одну трансформацию, которую использует переводчик-это замена.

Форма страдательного залога английского глагола “was enclosed” заменяется формой действительного залога русского глагола «хранил»

В этом примере переводчик использовал такие трансформации, как замены и опущение.

Пример № 15.

“Ah, if I had only known you Если бы я знал, что вы здесь!- were here!” said Legrand, “but воскликнул Легран –Но ведь it is so long since I saw you ; мы так давно не виделись. and how could I foresee that Как я мог угадать, что именно you would pay me a visit this сегодня вечером вы к нам very night of all others?” пожалуете? [2,2:275]; [2,3:265]. В этом примере имеют место лексические и грамматические трансформации.

Прежде всего мы видим трансформацию- антонимический перевод: утвердительная конструкция английского предложения “so long since I saw you” трансформируется в отрицательную конструкцию «мы так давно не виделись». Антонимический перевод сопровождается заменой. Местоимение “I”- единственного числа заменено местоимением « мы»- множественного числа. А также антонимический перевод сопровождается перестановкой членов предложения: в английском предложении обстоятельство времени “so long since” предшествует подлежащему “I”, в русском варианте подлежащее «мы» предшествует обстоятельству времени «давно». Во второй части предложения также происходит перестановка членов предложения : подлежащее “you” предшествует обстоятельству времени “this night”, в русском предложении наоборот: обстоятельство времени «сегодня вечером» предшествует подлежащему «вы».

Существительное “a visit” заменено глаголом «пожаловать», причём переводчик использует этот глагол в значении вежливого приглашения [3,6:443].

Английское существительное “night” трансформировано в русское существительное «вечер». Это явление является ярким примером несовпадение культурных представлений о частях суток : у англичан и у русских. Дело в том, что вечер “evening” у англичан начинается с пяти-шести вечера, который уже в 8 часов сменяется короткой ночью –“night”. Поэтому переводчик заменил “very night” русским словосочетанием «сегодня вечером», так как у русских вечер до 12 часов. А это ведь разные культурные мировоззрения .[1,22:58]

Рассмотрев этот пример, мы видим, что переводчик использует трансформации в сочетании друг с другом. В данном случае антонимический перевод сопровождается заменами и перестановкой. Также использование переводческих трансформаций сочетается с культурологическим фактором, а именно с разным представлением о частях суток у английского и русского народов.

Пример №16.

“Well, well” I said, “perhaps Не стоит волноваться, -you have – still I don`t see them; сказал я,- может быть вы and I handed him the paper их и нарисовали, Легран, without additional remark, not но я их не вижу. - И я отдал wishing to ruffle his temper ; ему рисунок без but I was much surprised at дальнейших замечаний, the turn affairs had taken. не желая сердить его. Я [2,2:276] был удивлён странным оборотом, который приняла эта история [2,3:266]. Как и в предыдущем примере здесь имеют место лексические и грамматические трансформации.

В начале предложения мы видим антонимический перевод. В английском предложении утвердительная конструкция “well, well” трансформируется в русском предложении отрицательной конструкцией «не стоит волноваться», при этом антонимический перевод сопровождается другой трансформацией –конкретизацией: слово “well”, имеющее более широкое значение заменено русской повелительной конструкцией «не стоит волноваться»

Далее мы видим ещё две конкретизации: “ perhaps you have”- «может вы их и нарисовали»; существительное «paper», имеющее более широкое значение заменено существительным «рисунок», имеющим более узкое значение.

Произошла также перестановка членов предложения: в английском предложении глагол «don`t see» предшествует местоимению “them”, в русском предложении местоимение «их» предшествует глаголу «не вижу». Переводчик использует ещё одну трансформацию-добавление. Он добавляет слово-обращение Легран.

Кроме лексических трансформаций в этом примере имеют место и грамматические трансформации: прежде всего это членение предложения. Одно английское предложение трансформируется в три русских предложения. Происходит также замена: английское существительное “remark” единственного числа заменяется русским существительным «замечаний» множественного числа.

Переводчик использует ещё одну трансформацию-опущение. Английское слово“temper”-опущено.

В последней части предложения имеют место ещё ряд трансформаций: добавление, конкретизация и замена. Переводчик добавляет прилагательное «странный», чтобы уточнить :какому обороту был удивлён. “had taken” конкретизирован русским глаголом «приняла эта история». Существительное множественного числа “affairs” заменено существительным «история» единственного числа.

В этом примере переводчик использовал такие трансформации, как антонимический перевод, четыре конкретизации, две замены, два добавления, опущение, перестановка членов предложения, и членение предложения. Это говорит о том, что переводческие трансформации имеют сложный, комплексный характер.

Пример № 17.

Jupiter, by direction of his master, По приказу Леграна Proceeded to clear for us a path to Юпитер стал выкашивать the foot of an enormously tall для нас тропинку к tulip-tree, which stood with some тюльпановому дереву eight or ten oaks, upon the level, необыкновенной красоты, and far surpassed them all, and которое стояло, окружённое all other trees. десятком дубов, и далеко [2,2:284] превосходило эти дубы, и вообще все эти деревья. [2,3:273]. В этом примере, как и в предыдущем, очень много трансформаций, а именно замен.

Уже в начале предложения мы видим, что переводчик заменил словосочетание “his master” именем собственным «Легран». Для русского языка характерно частое использование имён собственных. Составное – глагольное сказуемое заменено простым глаголом “proceed to clear”-«косить». Переводчик использует ещё одну трансформацию –опущение. Опускает слово“foot”, считая его семантически избыточным.

Прилагательное “enormously tall” трансформировано в русское словосочетание «необыкновенной красоты».

Далее мы видим трансформацию- генерализацию: английское словосочетание “with some eight or ten oaks”переводчик трансформирует в словосочетанием, имеющим более широкое значение «десятком дубов». При этом генерализация сопровождается добавлением. Добавлено причастие «окруженное». Повторение в английском предложении “them all, and all other trees” приводит к тавтологии, чтобы избежать этого явления переводчик заменяет “all”—«эти дубы»; “ and all other trees”---«вообще все эти деревья».

В этом примере переводчик использовал необходимые трансформации для достижения эквивалентности.

Рассмотрим следующий пример, в котором переводчик использует для достижения эквивалентности такие трансформации, как транслитерация, модуляция, замена.

Пример № 18.

Jupiter opened the door, and Юпитер распахнул дверь и large Newfoundland, belonging огромный ньюфаундленд to Legrand, rushed in, leaped Леграна ворвался в комнату upon my shoulders, and loaded и бурно меня приветствовал, me with caresses;for I had shown положив свои лапы мне на him much attention during плечи ;я подружился с ним previous visits . ещё в прежние посещения. [2,2:276]; [2,2:266].

Прежде всего мы видим следующую лексическую трансформацию: транслитерацию-способ перевода лексической единицы оригинала путём воссоздания её формы с помощью букв языка перевода. [1,9:63]. В данном случае“Newfoundland”—«ньюфаундленд».

В этом примере происходит трансформация- добавление: Добавлено существительное « в комнату», чтобы уточнить, куда вбежала собака.

Здесь также происходит синтаксическая перестановка в предложениях: в английском предложении 1… “leaped upon my shoulders”…2 “and loaded” трансформируется в русском предложении следующем образом «положив лапы мне на плечи».

Здесь мы также видим трансформацию – модуляцию: В место прямого перевода : «он прыгнул мне на плечи, осыпав меня ласками». Такой перевод стилистически некорректен, поэтому переводчик трансформирует эту часть предложения следующим образом: «он бурно меня приветствовал, положив свои лапы мне на плечи». Процесс заменён его следствием. При этом переводчик использует ещё одну трансформацию- добавление. Добавляет словосочетание «свои лапы»

В последней части предложения происходит замена словосочетания
“much attention” заменяется глаголом « подружился», а также произошла другая трансформация – опущение. Наречие “during” , было опущено, как семантически избыточное.

И последнее, английский глагол “open”, конкретизирован русским глаголом «распахнул», вместо «открыл», имеющий более широкое значение, для более точной передачи смысла предложения.

Как мы видим этот пример богат как лексическими, так и грамматическими трансформациями.

Рассмотрим следующий пример, показывающий комплексный характер трансформаций.

Пример № 19.

Legrand appeared exhausted Легран, казалось, изнемогал With excitement, and spoke от волнения и почти не Very few words. Jupiter`s разговаривал с нами. Лицо countenance wore, for some Юпитера на минуту стало minutes, as deadly a pallor as смертельно-бледным, если it is possible, in the nature можно говорить о бледности things for any Negro`s visage применительно к черноте to assume. He seemed Негра. Он был словно stupefied-thunderstricken. поражён громом. [2,2:292]; [2,3:279].

В этом примере переводчик использует необходимые ему трансформации для достижения адекватности.

Здесь мы видим трансформацию - антонимический перевод: “ spoke very few words” – утвердительная конструкция английского предложения трансформируется в отрицательную конструкцию в русском предложении- «почти не разговаривал».

В этом примере мы также видим замены: английское прилагательное
“exhausted” заменено глаголом « изнемогал». Существительное “minutes” множественного числа заменено существительным «минуту» единственного числа. В английском предложении существительное “pallor” заменено русским существительным «бледным», более подходящим по смыслу. Далее происходит конкретизация: английское словосочетание “nature of thing”, имеющее более широкое значение трансформируется в «чернота Негра» с более узким значением.

А также мы видим ещё одну трансформацию – опущение. Как уже говорилось раньше, для английского языка характерно использование «парных синонимов». В данном случае: «stupefy”- ошеломлённый, изумлённый. [3,1:677]; “thunderstriken”- ошеломлённый , как громом поражённый. [3,1:708].Переводчик опускает прилагательное “stupefy”.

В этом примере использовал такие трансформации, как конкретизация, опущение, замены частей речи, антонимический перевод. Это ещё раз подчеркивает то, что переводческие трансформации сочетаются друг с другом, а не используются в «чистом» виде.

Пример № 20.

A general pause ensued, and Мы приостановились, и я I began to hope that the farce стал надеяться, что комедия was at end. Legrand, however, подходит к концу. Однако although evidently much Легран, хотя и расстроенный, disconcerted, wiped his brow как я мог заметить, отёр пот thoughtfully and recommenced. со лба и снова взялся за Still nothing appeard. работу. Результаты остались [2,2:289] всё теми же. [2,3:277].

В этом примере переводчик использует приём смыслового развития: “a general pause ensued”- «мы приостановились». Произошла замена процесса - следствием. «Последовала пауза - вследствие этого - мы приостановились».

Английское слово “farce” (фарс, шутка)[3,1:256] переводчик заменяет словом «комедия», для эмоционального значения слова.

В этом примере происходит также перестановка членов предложения : в английском предложении собственное имя - Легран предшествует союзам “however, although”. В русском предложении имя собственное - Легран находится между союзами.

Глагол “disconcerted” заменён прилагательным «расстроенный». Английское наречие “evidently” заменено словосочетанием «как я мог заметить».

Ещё одну трансформацию, которую использует переводчик- конкретизация: глагол “recommenced” заменён глаголом с более узким значением «взялся за работу».

В этом примере мы также видим трансформацию – антонимический перевод: “still nothing appeared” – отрицательная конструкция английского предложения трансформирована в утвердительную конструкцию в русском предложении: « результаты остались всё теми же».

Для достижения адекватности переводчик использует как лексические, так и грамматические трансформации.

Рассмотрим следующий пример состоящий из элементов компенсации.

Пример № 21.

Here was a long pause. At Юпитер долго молчал, length the Negro asked: потом сказал.- «Левый “Is de left ` eye ob de skull глаз у черепа с той pon de same side as de left` стороны, что и рука у hand ob de skull too?- cause черепа? Но у черепа нет de skull aint not a bit ob левой рукиЧто ж на a hand at all – nebber нет и суда нет. mind!” [2,2:287]; [2,3:275].

Неправильное употребление, произнесение слов “lef—left; nebber—never” с приставками “ob…de” в оригинале играет важную коммуникативную роль. Попытка воспроизвести такую неправильность в русском языке явна невозможна. Поэтому переводчик использует элементы компенсации. [1,25:66].

Также происходит замена английского словосочетания “never mind” идиоматическим выражением - «что ж на нет и суда нет», чтобы придать эмоциональную окраску разговору. [1,1:174].

Английское существительное “pause” заменено русским глаголом
«молчал», при этом переводчик добавляет имя собственное—Юпитер. Частое использование имён собственных характерно для русского языка.

Существительное “length” заменено наречием «потом».

Речь безграмотного слуги негра очень трудно переводить, поэтому переводчик использует для достижения эквивалентности переводческие трансформации. В данном случае использует элементы компенсации, замены.

Рассмотрим следующий пример, в котором ярко выражены трансформации: опущение, замена и конкретизация.

Пример № 22.

In this expedition to theBishop`s К «трактиру епископа» мы HotelI had been attended by ходили вместе с Юпитером, Jupiter, who had, no doubt, который, конечно, observed, for some weeks past, приметил за эти дни , что the abstraction of my веду себя как-то странно, demeanour, and took especial и потому не отставал от care not to leave me alone. меня ни на шаг. [2,2:309]; [2,3:292]. Здесь английское предложение в процессе перевода подвергается следующим трансформациям.

Прежде всего мы видим переводчик использует трансформацию-опущение. Он опускает слово “expedition”, считая его семантически избыточным. Далее происходит замена английской пассивной конструкции русской активной: “I had been attended by Jupiter”-« мы ходили вместе с Юпитером». В русском языке пассивная конструкция употребляется намного реже, чем в английском языке. Вследствие замены пассивной конструкции активной происходит замена английского местоимения “I” русским местоимением «мы».

Глагол “observed” – (наблюдал) переводчик заменил глаголом «приметил». Глагол «приметить» характерен для русской разговорной речи (обратить внимание на кого-то [3,6:482].

Далее мы видим такую трансформацию, как конкретизация: английское существительное “weeks” трансформировано в существительное «дни», имеющее более узкое значение. Далее происходит замена частей речи: английское существительное “abstraction”заменено русским наречием «странно», т. е. более близким по смыслу. Существительное“demeanour” заменено глаголом « веду». Английское словосочетание “take especial care not to leave me alone” переведено для эмоционального выражения речи фразеологическим сочетанием «не оставлял меня ни на шаг» - (не отходить даже на самое небольшое расстояние [3, 4:530]. В этом примере переводчик использовал и лексические и грамматические трансформации.

Давайте рассмотрим последний пример данного рассказа.

Пример № 23.

We then hurriedly made for Затем мы подняли сундук и home with the chest; поспешно двинулись в путь. reaching the hut in safety, Дорога была нелёгкой, но but after excessive toil, к часу ночи мы благополучно at one o`clock in the пришли домой. morning. [2,3:280]; [2,2:293].

Как и в предыдущих примерах, переводчик использует разные переводческие трансформации. Прежде всего мы видим трансформацию- конкретизацию: английский глагол “made”, имеющий более широкое значение заменён глаголом « двинулись», имеющим более узкое значение. Причём конкретизация сопровождается ещё одной трансформацией- добавлением. Переводчик осознанно добавляет слово «подняли»( для логического развития событий) « подняли --- двинулись».

В этом примере переводчик также использует приём смыслового развития: английское словосочетание “excessive toil” заменяется русским словосочетанием «дорога была нелёгкой». Причина заменена следствием. [1,11:201],(Шли с трудом, потому что дорога была нелёгкая.)

Также, в этом примере используется синтаксическая перестройка в соответствии с русским синтаксисом: в английском предложении “ 1….reaching the hut… 2…. Excessive toil ….3…at one o`clock”---- в русском предложении: « 2… дорога была нелёгкой …. 3 …к часу ночи … 1… пришли домой.

И ещё одна трансформация, которая использована в этом примере – генерализация: английское существительное “hut”, имеющее более узкое значение заменено существительным «домой». Русское слово «дом» шире по значению, чем слово “ hut”.

В этом примере мы явно видим несовпадение культурных представлений о частях суток у Англичан и у Русских. Английское “morning” продолжается 12 часов (от полуночи до полудня). Полночь для Англичан уже утро“morning”.Для русского народа утро начинается с 4 часов.[1,22:58]. Имея в виду, эту разницу в традиции, переводчик трансформирует английское “ at one o`clock in the morning” в русское словосочетание «к часу ночи.»

Как мы видим из этого примера, переводчик использует разные переводческие трансформации в сочетании с культурологическим фактором, а именно с разным представлением о частях суток у английского и русского народов, для того, чтобы достичь адекватного перевода.

2.3.4. Особенности переводческих трансформаций в рассказе «Маска Красной Смерти»

Краткое содержание: Рассказ начинается с описания ужасной болезни под названием Красная смерть, опустошающей страну. Принц Просперо не хотел умереть от болезни, собрал тысячу своих приближённых и укрылся в отдалёном изолированном монастыре, построенном по его проекту. Принц и его приближённые замуровали все входы и выходы и собирались жить там пока не закончится болезнь. За стенами монастыря продолжала царить беспощадная Красная смерть, которая убивала всех, кто остался под небом, а в монастыре, где прятались герои рассказа, было хорошо. Принц позаботился обо всём: там были и музыканты, и танцовщицы, и слуги, и еда, и роскошные комнаты. В монастыре была анфилада из семи больших комнат. В седьмую комнату с чёрными стенами и кроваво-красными окнами никто не решался заходить, там было очень жутко, свет, бьющий через окна был ярко-багровым, ежечасный бой гигантских часов наводил ужас на окружающих.

Спустя полгода после сидения в монастыре принц устроил грандиозный бал-маскарад. Люди пировали и веселились, но никто не решался войти в чёрную комнату, лучи заходящего солнца, бьющие через багровые стёкла, жутко освещали её. Внезапно на празднике появился новый ряженый, на нём были плащ, забрызганный кровью и маска трупа. Он придал себе сходство с Красной смертью. Разъярённый принц приказал задержать шутника и наутро его повесить. Однако тот спокойно пошёл через анфиладу в чёрную комнату. Принц выхватил свой кинжал и пустился в погоню, но у порога чёрной комнаты незнакомец внезапно обернулся и вперил в принца свой взор. Просперо вскрикнул и упал мёртвым. Придворные схватили незнакомца, но поняли что под его одеждой ничего нет. Это была сама Красная смерть. Люди начали падать и умирать, никто не спасся и над всем воцарились мрак, гибель и Красная смерть.

Перейдём к рассмотрению особенностей переводческих трансформаций, осуществляемых на примере перевода рассказа Эдгара По « Маска Красной
Смерти». Русский перевод этого рассказа представлен А. Померанцевой.

Как уже отмечалось раньше, переводческие трансформации на практике в «чистом виде» встречаются редко – обычно они, как будет видно из приведённых ниже примеров, сочетаются друг с другом. При переводе этого рассказа переводчица использует различные трансформации в «комплексе». То есть замена сопровождается конкретизацией; генерализация сочетается с опущением. Для достижения эквивалентности переводчица использует такие трансформации, как: модуляция, антонимический и метонимический переводы.

Рассмотрим использование переводческих трансформаций в следующем примере.

Пример № 1.

This was an extensive and Здание это – причудливое иmagnificent structure, the величественное, выстроенное creation of the prince`s own согласно царственному вкусу eccentric yet august taste. самого принца, - было A strong and lofty wall опоясано крепкой и высокой girdled it in. This wall had стеной с железными gates of iron. воротами. [2,2:193]; [2,3:199].

В этом примере переводчица использует и лексические и грамматические трансформации.

Во первых, здесь происходит объединение предложений. Три английских предложения объедены в одно русское сложное предложение, для выразительности и образности речи.

Активный залог английского предложения “ This was… structure ;… This wall had…” заменён пассивным залогом в русском предложении «здание …. выстроенное ….опоясано …».

Словарь даёт следующие соответствия английскому слову “ extensive”– крупный, пространный, обширный [1,1:251].Ни одно из них по условиям контекста не подходит. Поэтому это слово переведено прилагательным «причудливое», то есть какое-то замысловатое здание.

Для того, чтобы не получилось тавтологии, так как английское прилагательное “magnificent, august” -- «величественный», поэтому английское прилагательное “august” было заменено русским прилагательным « царственный».

А также произошла ещё одна замена: английское существительное “iron” заменено прилагательным « железными». Существительное “creation” заменено причастием « выстроенное»

Таковы переводческие трансформации в этом примере.

Рассмотрим ещё один пример генерализации в сочетании с другими трансформациями.

Пример № 2.

When his dominions were Когда владенья егоhalf depopulated, he почти обезлюдели, он summoned to his призвал к себе тысячу presence a thousand hale самых ветренных и and lighthearted самых выносливых friend from among the своих приближенных и knights and dames of вместе с ними удалился his court, and with these в один из своих retired to the deep seclusion укреплённых of one of his castellated монастырей, где никто abbeys. не мог потревожить [2,2: 192] его [2,3:198].

В этом примере английское словосочетание: “ friends from among the knight and dames of his court” - (дословный перевод : «сторонники, среди которых были рыцари и дамы его двора ), переводчица заменяет одним словом, имеющим более широкое значение « приближённые», то есть использует такую трансформацию, как генерализация. (Приближённые - стоящие близко к высоко поставленному лицу [3, 6:476].

Далее переводчица использует приём смыслового развития : причину ------ заменяет следствием : “ retired to the deep seclusion”« удалился в один из своих укреплённых монастырей, где никто не мог потревожить его». Настолько уединённое место, что никто не мог потревожить его.

В этом примере переводчица использует для достижения эквивалентности такие трансформации, как генерализация и приём смыслового развития.

Рассмотрим следующий пример из этого же рассказа.

Пример № 3.

The prince had provided Принц постарался, all the appliances of чтобы не было недостатка pleasure . There were в развлечениях. Здесь buffoons, there were были фигляры, musicians, there was Beauty, музыканты, красавицы the was wine. All these and и вино. Всё это было здесь, Security were within. и ещё здесь былаWithout was the “ Red безопасность. А снаружи Death” царила «Красная Смерть». [2,2:194]; [2,3:200].

В этом примере мы видим такую трансформацию, как антонимический перевод. Утвердительная конструкция английского предложения “ had provided all the appliances” трансформирована в отрицательную конструкцию в русском предложении : « постарался, чтобы не было недостатка».

Далее происходит такая трансформация, как опущение : в английском предложении повторение слов “ …there were …. There were…” опущено в русском предложении: « здесь были музыканты, фигляры , красавицы и вино …» . Такое повторение в русском языке встречается реже , чем в английском.

Английское существительное “ Beauty” единственного числа трансформируется в русское существительное « красавицы» множественного числа . По существу мы имеем дело с метонимией : «красота» - « носители красоты» - « красавицы».Переводчик использует метонимический перевод , который основан на смежности: целого – и его части. [Казакова,2000:259]. В данном случаи: “beauty”- « красавицы».

Далее переводчица использует приём смыслового развития, она заменяет причину следствием. Причина: «там не было Красной Смерти»- “ without was the “Red Death” --- следствие: значит «Смерть была снаружи», смысловое развитие сопровождается конкретизацией: “was” --- «царила» имеющее более узкое значение. Английский глагол “ was” имеет абстрактное понятие.

Использование переводческих трансформаций наглядно показывает, что нередко достижение адекватности связано с творческим подходом к преодолению трудностей при переводе.

Пример № 4.

The “ Red Death” had long Уже давно опустошала devastated the country. The опустошала «Красная scarlet stains upon the body Смерть». Едва на теле and especially upon the face жертвы и особенно на of the victim, were the pest лице, выступали ban which shut him out багровые пятна-никто из from the aid and from the ближних никто ужу не sympathy of his fellow - решался оказать men. And the whole seizure, поддержку или помощь progress and termination зачумлённому.Болезнь of the disease, were the от первых её симптомов incidents of half an hour. до последних, протекала [2,2:192] меньше, чем за полчаса. [2,3:198].

Как и в предыдущем примере имеют место и лексические и грамматические трансформации. В первом предложении происходит перестановка членов предложения : в английском предложении подлежащее “Red Death” предшествует обстоятельству времени “ long”, в русском предложении обстоятельство времени « уже давно» предшествует подлежащему «Красная Смерть». Во втором предложении переводчик использует трансформацию – антонимический перевод: утвердительная конструкция английского предложения “ were the pest ban” заменена отрицательной конструкцией в русском предложении « никто уже не решался».

Английское существительное “fellow—men” заменяется русским прилагательным «зачумлённый», стилистически более подходящем в данном контексте.

В последнем предложении переводчица использует такую трансформацию, как генерализация. В английском предложении словосочетание “ seizure, progress and termination” заменено русским словосочетанием «от первых её симптомов до последних», имеющим более широкое значение, причём генерализация сопровождается добавлением. Переводчица добавляет слова « меньше чем за», чтобы объяснить читателю скоротечность болезни, а также добавление сопровождается конкретизацией : английский глагол “was” заменяется русским глаголом «протекала», имеющим более узкое значение. В данном случае более точным, так как речь идет о болезни.

В этом примере были использованы такие трансформации, как перестановка членов предложения, антонимический перевод, генерализация, добавление, конкретизация. Эти трансформации использованы в «комплексе».

Рассмотрим следующий пример, в котором переводчица использовала приём смыслового развития.

Пример № 5.

The tastes of the duke were Принц отличался peculiar. He had a fine eye своеобразным вкусом: for colours and effects. Он с особой остротой he disregarded the decora воспринимал внешние of mere fashion. эффекты и не [2,2:194] заботился о моде. [2,3:200].

В этом примере переводчица заменяет причину --- следствием, делает это на том основании, что дословный перевод словосочетания “he had a fine eye for colours and effects” --- « У него был «острый» глаз для цвета и эффектов». Такое предложение неприемлемо по стилистическим соображениям.( У него был «острый» глаз для цвета и эффектов )- и поэтому « он с особой остротой воспринимал внешние эффекты.»

Также в этом примере произошло объединение предложений: три английских предложения объедены в одно русское, сложное предложение.

В начале предложения мы видим синтаксическую перестройку: при этом английское подлежащее “ tastes” в русском предложении заменено дополнением «вкусом», причём“ tastes”- множественного числа, « вкус»-единственного числа . Дополнение “duke” в русском предложении заменено подлежащим « Принц». Все эти замены также сопровождаются ещё одной трансформацией --- конкретизацией: английский глагол «were» трансформируется в русский глагол «отличался».

В этом примере переводчица использовала как лексические трансформации: конкретизация, смысловое развитие, так и грамматические: объединение предложений, перестановка, замены.

Необходимо ещё раз подчеркнуть комплексный характер переводческих трансформаций.

Давайте рассмотрим ещё один пример, в котором переводчица также использует приём смыслового развития.

Пример №6.

In many palaces, however. В большинстве замков such suites form a long and такие покои идут straight vista, while the длинной прямой folding doors slide back анфиладой; створчатые nearly to the walls on двери распахиваются either hand. настежь. [2,2:193]; [2,3:199].

Английское словосочетание “the folding doors slide back nearly to the walls”- если бы дословно перевести, то получилось бы : «створчатые двери раскрываются до стен», такой перевод является стилистически некорректный, поэтому переводчица использует приём смыслового развития : процесс заменяет следствием: « двустворчатые двери распахиваются настежь». (Настежь – распахнув до конца [3, 6:316]. Такой перевод является адекватным. Кроме этого переводчица в этом примере использует трансформацию – опущение. Она опускает союз “however “, считая его семантически избыточным.

Существительное “Vista” заменено существительным «анфилада» - это слово характерно для описания дворцов.

Переводчица использует разные переводческие трансформации для достижения эквивалентности.

Пример №7.

Этот пример богат заменами.

His plans were bold and Каждый его замысел fiery, and his conceptions был смел и необычен glowed with barbaric и воплощался с luster . There are some варварской роскошью. who would have thought Многие сочли бы him mad. His followers принца безумным, но felt that he was not. приспешники его были [2,28:194] иного мнения. [2,3:200].

Как было уже сказано этот пример богат заменами. Прежде всего мы видим, что английское существительное “ plans” множественного числа трансформировано в русское существительное « замысел» единственного числа.

Словарь даёт следующие варианты соответствий английскому прилагательному “ fiery”—огненный, пылающий ,жгучий, горячий, вспыльчивый [3,1:263], но ни одно из них не подходит по условиям контекста. Такие сочетания слов: « сильные и огненные планы, сильные и жгучие планы» являются стилистически некорректными, поэтому переводчица заменяет английское прилагательное “fiery” русским прилагательным «необычен».

Как уже говорилось раньше, для английского языка характерно использование « парных» синонимов. В данном примере таковыми являются следующие существительные “ plans” – планы, замыслы ; “conceptions” – замыслы, мысли. Такое явление для русского языка не типично, поэтому переводчица использует следующую трансформацию- опущение. Она опускает прилагательное “conception”, считая его семантически избыточным.

Для английского глагола “ glow” словарь даёт следующие варианты соответствий : светиться, накаливаться, тлеть, сгорать, пылать—ни одно из этих вариантов также не соответствуют данному контексту, поэтому переводчица заменяет английский глагол “glow” русским глаголом «воплощался».

Далее также происходят замены: “ some”---«многие»; “thought”---« сочли».

Английское местоимение “him” заменено в русском предложении существительным « принца». Для английского языка типично частое использование притяжательных местоимений. Словарь даёт следующие соответствия английскому существительному “followers”--- последователь, приверженец [3,1:277], имеющим положительную коннотацию, в данном примере переводчица решает заменить это английское существительное “followers”, имеющее положительное значение на русское существительное «приспешники» (то есть сообщники в плохих, неблаговидных действиях). Переводчица осознанно использует это слово для негативного значения.

А также в примере используется трансформация – антонимический перевод: отрицательная конструкция в английском предложении “he was not” заменена утвердительной конструкцией в русском предложении « были иного мнения».

И последнее, в этом примере имеет место и грамматическая трансформация: два английских предложения объединены в одно русское сложное предложение.

Пример №8.

Автор описывает замок, в котором укрылся принц от страшной болезни – чумы. Переводчик особо выделяет такие слова, как « готический стиль, зигзаг анфилады, убранство, узкие окна» --- все эти слова характерны для средневековой западноевропейской архитектуры.

To the right and left, the В каждой комнате middle of each wall, a tall справа и слева, посреди and narrow Gothic window стены находилось высокое - looked out upon a closed узкое окно в corridor which pursued готическом стиле, вы- the windings of the ходившее на крытую suite. These windows were галерею, которая повторяла  - of stained glass whose зигзаги colour varied in accor- анфилады. Окна эти dance with the prevailing были из цветного hue of the decorations стекла, и цвет их of the chamber into which гармонировал со всем It opend. убранством комнаты. [2,2:193]; [2,3:199].

В этом примере переводчица использует такую трансформацию, как добавление. При переводе она добавляет словосочетание « в каждой комнате» для того, чтобы читателю было понятно, где находилось высокое, узкое окно. Английское словосочетание “Gothic window” - « окно в готическом стиле», переводчица особо выделяет готический стиль, характерный для западноевропейской архитектуры.

Английское существительное “corridor” заменяет русским существительным «галерея» более понятным для русского сознания.

Во втором предложении переводчица использует трансформацию – опущение. Английское словосочетание “ into which it open” она опускает, считая его семантически избыточным, при этом переводчица также упрощает английское предложение , используя трансформацию –генерализацию :“ colour varied in accordance with the prevailing hue of the decorations of the chamber” трансформируется в русское словосочетание, имеющее более узкое значение: «цвет их гармонировал со всем убранством комнаты», для того чтобы облегчить понимание текста русским читателем.

Иногда информация в английском предложении очень сжата, и переводчик использует разные трансформации, чтобы сделать это предложение более понятным для русского читателя.

Пример № 9.

But the Prince Prospero Но принц Просперо был Was happy and по прежнему весел.-страх Dauntless and sagacious. Не закрался в его сердце [2,2:192] не разум утратил остроту. [2,3:198].

Англо—русский словарь Аракина даёт следующие варианты соответствия английскому прилагательному “ dauntless” – неустрашимый, стойкий [3,1:108], прилагательное “sagacious”---проницательный, прозорливый [3,1:596]. Следовательно , дословный перевод английского предложения будет следующим: « Но принц Просперо был по прежнему счастливым, неустрашимым и проницательным. Переводчица предпочла расширить это предложение, используя приём смыслового развития, заменяя предмет - процессом.

Принц Просперо был таким неустрашимым, что даже страх не закрался в его сердце; он был таким проницательным, что даже его разум не утратил остроту.

Для достижения эквивалентности переводчица использовала приём смыслового развития.

Рассмотрим последний пример данного исследования.

Пример № 10.

And now was acknowledged Теперь уже никто не the presence of the “Red сомневался, что это death. He had come like «Красная Смерть». a thief in the night. And Она прокралась, как one by one dropped the тать в ночи. Один revellers in the blood – за одним падали bedewed halls of their бражники в забрыз - revel , and died each ганных кровью in the despairing posture пиршественных залах of his fall. и умирали в тех самых [2,2:198] позах, в каких настигала их смерть. [2,3:202].

В этом примере использованы и лексические и грамматические трансформации. Прежде всего мы видим такую трансформацию, как антонимический перевод: утвердительная конструкция английского предложения “was acknowledged” заменена отрицательной конструкцией « никто не сомневался», причём форма пассивного залога английского предложения трансформирована в форму активного залога.

Английское местоимение “he” заменяется русским подлежащим «она», так как слово «смерть» в русском языке женского рода.

Далее переводчица использует такую трансформацию, как конкретизация : английский глагол “ come” заменён русским глаголом «прокралась», имеющий более узкое значение. И ещё одна конкретизация в этом примере: «posture of his fall” - конкретизировано в русском предложении : « в позах , в каких настигала их смерть», причём в английском предложении существительное “ posture” - единственного числа , в русском предложении существительное «позах» - множественного числа.

Далее происходят замены:

Существительное “revel” заменено прилагательным « пиршественных».

Английское существительное “ revelers” - (гуляки) переведено существительным « бражники», данное слово характерно именно для русской разговорной речи.

И последнее, английское фразеологическое выражение: “a thief in the night” заменено русским фразеологизмом: « как тать в ночи».

Для достижения эквивалентности переводчица использует как лексические, так и грамматические трансформации.

Мы проанализировали 10 примеров из рассказа « Маска Красной Смерти».

Представленный анализ позволяет нам сделать следующее заключение: при переводе этого рассказа для достижения эквивалентности переводчица чаще всего использует такие трансформации, как:

Замены - 28 %; Приём смыслового развития - 20 %; Антонимический перевод - 12 %; Конкретизация и Модуляция - по 12%; 7% - генерализация; по 3% - опущение и объединение предложений. Несколько реже при переводе использовались такие трансформации, как- компенсация- 2%; Метонимический перевод - 1%.


Выводы по 2-й главе

Преобразования с помощью которых осуществляется переход от единиц оригинала к единицам перевода, называются переводческими трансформациями. Переводческие трансформации представляют собой особый вид перефразирования – межъязыковое, которое имеет существенные отличия от трансформаций в рамках одного языка.

Главная цель перевода – достижение адекватности. Основная задача переводчика при достижении адекватности – умело произвести необходимые переводческие трансформации, для того, чтобы текст перевода как можно более точно передал всю информацию, заключенную в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм переводящего языка. На основе общности приведенных выше классификаций переводческих трансформаций, установлено, что трансформации можно разделить на лексические и грамматические.

В свою очередь лексические трансформации представлены следующим образом: конкретизация значений; генерализация значений; смысловое развитие; антонимический перевод; метонимический перевод; компенсация; лексические замены.

Грамматические трансформации: добавление, опущение; замена; перестановка; членение и объединение предложений.

В процессе переводческой деятельности трансформации чаще всего бывают смешанного типа, то есть носят сложный, комплексный характер.

Анализ 46 примеров, взятых из четырёх рассказов Эдгара По позволяет сделать вывод что при переводе английских художественных текстов переводчики использовали комплексные переводческие трансформации, для того чтобы достичь адекватного перевода.

Эти комплексные трансформации включают в себя:

Лексические:

Конкретизацию, генерализацию, смысловое развитие (модуляцию), антонимический перевод, метонимический перевод, компенсацию.
И грамматические:

Перестановку, замену, опущение, добавление.

Главная задача переводчиков найти здесь правильные комбинации этих трансформаций.

Особенности переводческих трансформаций в переводе рассказа «Чёрный Кот».

Анализ 7 примеров из рассказа «Чёрный Кот».

Представленный анализ позволяет сделать нам следующее заключение: при переводе этого рассказа для достижения эквивалентности, переводчик использовал лексические и грамматические трансформации.

Процентное соотношение переводческих трансформаций может быть представлено следующим образом:

31% - замены, 20% - добавление, 20% - конкретизация, 13% - смысловое развитие, 9% - опущение, 2% - метонимический перевод, 2 % - антонимический перевод, 2% - генерализация,1% - объединение и членение предложений.

Особенности переводческих трансформаций в рассказе Э.По ”Овальный портрет”.

Анализ 6 примеров из рассказа Э.По ”Овальный портрет”.

Процентное соотношение переводческих трансформаций может быть представлено следующим образом:

30%- добавление,28%- конкретизации,40%- смысловое развитие,2%- другие.

Особенности переводческих трансформаций в рассказе Эдгара По «Золотой жук».

Анализ 23 примеров из рассказа Э. По «Золотой жук». 

При переводе этого рассказа для достижения эквивалентности переводчик использовал такие трансформации, как замены - 27%; добавление - 18%; конкретизация - 15%.

Что касается таких трансформаций, как опущение, перестановка и антонимический перевод --- их количество в процентном соотношении составляет соответственно: 12%; 7 %; 8 % .

Несколько реже при переводе используются трансформации --- смысловое развитие – 5 %; генерализация – 4 %; объединение и членение предложения–2%; компенсация –2 % .

Особенности переводческих трансформаций в рассказе «Маска Красной Смерти».

Анализ 10 примеров из рассказа Э. По «Маска Красной Смерти».

Представленный анализ позволяет сделать следующее заключение: при переводе этого рассказа для достижения эквивалентности переводчица чаще всего использует такие трансформации, как:

Замены - 28 %; Приём смыслового развития - 20 %; Антонимический перевод - 12 %; Конкретизация и Модуляция - по 12%; 7% - генерализация; по 3% - опущение и объединение предложений. Несколько реже при переводе использовались такие трансформации, как- компенсация- 2%; Метонимический перевод - 1%.

Анализ четырех рассказов Эдгара По, установил, что при переводе переводчики чаще всего используют такие трансформации как:

Замены, конкретизацию, модуляцию, добавление, опущение.

Несколько реже используются:

Метонимический перевод, компенсация, объединение и членение предложений.

Соотношение лексических и грамматических трансформаций в рассказах Э. По (Приложение №5):

53% - грамматические трансформации.

47% - лексические трансформации

Переводческие трансформации на практике обычно сочетаются друг с другом, принимая сложный, комплексный характер.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблема перевода постоянно занимает переводчиков, потому что сложности при переводе художественного текста возникают очень часто. Человек, занимающийся переводом какого-либо автора, должен быть ознакомлен со всем его творчеством, иначе он будет заниматься формальным копированием текста с одного языка на другой. Это, естественно, приведет, к распаду художественного единства, и к неверной передаче авторской идеи. С другой стороны, излишний субъективизм, который проявляют переводчики, наделяет подлинник такими качествами, которые на самом деле ему не присущи.

Передавая действительность на другом языке, переводчик должен уметь почувствовать обязательный для него стиль, обладать изощренным музыкальным слухом, который поможет ему сохранить стиль и оригинальность языка оригинала.

Подводя итоги всему, сказанному выше, необходимо отметить, что несовпадения в строе двух языков предоставляют большие трудности для перевода. Эти трудности колеблются в довольно широком диапазоне: от отдельных непереводимых элементов до всего исходного текста. Решение таких проблем достигается умением правильно производить различные переводческие трансформации.

В процессе перевода переводчик использует трансформации для достижения эквивалентности, для максимального сближения с текстом оригинала. Главная цель перевода – достижение адекватности. Основная задача переводчика при достижении адекватности – умело произвести необходимые переводческие трансформации, для того, чтобы текст перевода как можно более точно передал всю информацию, заключённую в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм переводящего языка.

На основе общности приведенных выше классификаций переводческих трансформации, мы установили, что трансформации можно разделить на лексические и грамматические.

Анализ более 40 примеров переводческих трансформаций в рассказах Э.По позволяет сделать вывод, что переводческие трансформации на практике в «чистом» виде встречаются редко, обычно они сочетаются друг с другом, принимая сложный, комплексный характер.

Для того, чтобы правильно применять наиболее эффективные приёмы преобразования (переводческие трансформации) для этого необходимо, чтобы переводчик в равной или почти в равной степени владел как исходной, так и переводящей культурами.


Список литературы №1

1. Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка :

« Иностр. Яз.». - 3 – е изд. - М.: Просвещение , 1990. – 300 с.

2. Аликина Е.В. Введение в теорию и практику устного перевода. –М: Восточная книга, 2010.

3. Афанасьева И. Лекции по теории и практике перевода. [электронный ресурс]/ afan-lectures-tr.shtml/statia,  28/03/2012.

4. Бархударов Л. С. Язык и перевод. - М.: Межд . отношения, 1975.- 240с.

5. Бреус Е. В. Основы теории и практики перевода с русского языка на английский : 3 – е изд. – М.: Изд – во УРАО, 2002. - 208 с.

6. Вестник ИГЛУ. Вопросы теории и практики перевода. Сер. Лингвистика. – Иркутск : ИГЛУ, 2001 - № 6 – 134 с.

7. Вопросы теории и практики перевода : 1 Межвуз. сб. науч. трудов. –Иркутск : ИГЛУ, 1997. – 124 с.

8. Вопросы теории и практики перевода : Сборник науч. трудов. -
Выпуск № 2 , - Иркутск, 1999. – 134 с.

9. Вопросы теории и практики перевода : Сборник материал.
Всероссийского семинара. – Пенза, 2002 .

10. Гак В. Г.; Григорьев Б. Б. Теория и практика перевода.
Москва Высш. Школа , 1985. – 255с.

11. Казакова Т. А. Практические основы перевода. Учебное пособие . – СПб .: Лениздат ; Издательство « Союз», 2000. – 320 с.

12. Комиссаров В. Н. Теория перевода (лингвистические аспекты).
Учеб. пособие для ин-тов и фак- тов иностр. Яз./ - М. : Высш. шк., 1990– 253с.

13. Катфорд Дж.К.  Лингвистическая теория перевода. Об одном аспекте прикладной лингвистики. – УРСС, 2004.

14. Копаев П. И. ; Беер Ф. Теория и практика письменного перевода Лен. : Высш. шк. , 1986 – 270с.

15. Крупнов В. Н. Курс Перевода. Английский язык , - М .: Междунар. отношения, 1979. – 232 с.

16. Калмыкова Е.И.  Образность как лингвостилистическая категория в современной научной прозе. М.: Наука", 1979

17. Латышев Л. К. Эквивалентность перевода и способы её достижения. – М. : Междунар. отношения, 1981. – 248 с.

18. Левицкая Т. Р. ; Фитерман А. М. Пособие по переводу с английского языка на русский . Изд – во . « Высш. шк.» , М : 1973. –
133с.

19. Левицкая Т. Р. ; Фитерман А. М. Теория и практика перевода с английского языка на русский . : М. – 1963. – 263 с.

20. Лилова А. Введение в общую теорию перевода . Москва . «
Высш. шк.» , 1985 – 255с.

21. Миньяр - Белоручев Р. К. Общая теория перевода и устный перевод. – М. : Воениздат, 1980. – 237 с.

22. Миньяр – Белоручев Р. К. Как стать переводчиком ? - М. :
Стелла, 1994 – 142 с.

23. Морозова Н. Н. ; Антрушина Г. Б. ; Афанасьева О. В.
Лексикология английского языка : Учеб. Пособие для студентов. 2 – е изд.
Стереотип. – М. : Дрофа, 2000. – 288с.

24. Пумпянский А.Л. Чтение и перевод английской научной и технической литературы (лексика, грамматика, фонетика). М.: Наука, 1968

25. Ревзин И. И.; Розенцвейг В. Ю. Основы общего и машинного перевода . из –во «Высш. шк.» - М. , 1964 – 255с.

26. Разинкина Н.М. Стилистика английской научной речи. М: Наука, 1979.

27. Рецкер Я. И. Теория перевода и переводческая практика.
– М : Междун. отношения , 1974 – 216 с.

28. Рейман Е.А., Константинова Н.А. Обороты речи английской научной статьи Л.: Наука, 1978.

29. Робинсон Д.  Как стать переводчиком: Введение в теорию и практику перевода. – М., 2005

30. Тер - Минасова С. Г. Язык и международная коммуникация .
: Учеб. Пособие. – М. : Слово / Slovo , 2000 – 624 с.

32. Фёдоров А. В. Основы общей теории перевода
(Лингвистический очерк ) Издательство Высш. шк. – М. , 1986 – 395с.

33. Черняховская Л. А. Перевод и смысловая структура . : М. ,
Междунар. отношения, 1976 – 264 с.

34. Читалина Н. А. Учитесь переводить. Издательство «
Междунар. отношения» , М .: 1975 – 80с.

35. Швейцер Я. И. Перевод и лингвистика ( Газетно – информационный и военно – публицистический перевод) М., Воениздат, 1973
– 280с.

36. Komissarov V. N.; Koralova A. L. A manual of
Translation from English into Russian - Moscow High School .
1990
- 127
p.


Список литературы №2

1. Komissarov V. N. ; Koralova A. L. A manual of Translation from English into Russian - Moscow High School . 1990 - 127 p.

2. Edgar Poe Selected Tales. Penguin Books. A Penguin/Godfrey Gave Edition. – 1994 – 406 p.

3. Эдгар По Рассказы. Москва : Правда , 1982 – 448с., ил.

4. Tales of  Mystary and Imagination. –Wordsworth Editions-2010-287p

5. Бычков М.Н «Серия «Библиотека мировой литературы»»: Кристалл; СПб.; 1999


Список литературы №3

1. Аракин В. Д. Англо – русский словарь : Ок. 36.000 слов/ Сост: В.Д. Аракин ; З. С. Выгодская; Н. Н. Ильина. – 11- е изд., испр. и доп. – М .: Рус. Яз. , 1980 – 808с.

2. Романов А. С. Русско – английский / англо – русский словарь. Москва : 1992 – 505с.

3. Александрова З. Е. Словарь синонимов русского языка Ок 9.000 синонимических рядов / под ред. Л. Л. Чешко . – 5 – е изд., стереотип. – М .: Рус. Яз. 1978 – 543с.

4. Фразеологический словарь русского языка : свыше 4.000 словарных статей / сост. Л.А. Войнова; В. П. Жуков; А. И. Молотков; под ред. А.И. Молоткова. 3 – е стеореотип. Изд. М. : Рус. Яз. 1978 –543с.

5. ЛЭС Лингвистический энциклопедический словарь / под ред. В.Н. Ярцевой. – М. : Сов. Энциклопедия, 1990 – 685 с.

6. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка : Ок. 57.000 слов/ под ред. Н. Ю. Шведовой _ 20 – е изд., стереотип. М. : Рус. Яз., 1988 – 750с .

7. “Russian and English Dictionary by Akhmanova”/ Рудомино, 1995-820с.

8. Русско-Английский и Англо-Русский словарь; по системе С. Флеминг.- изд.2-е, исправленное. С-П. ,2009-766с.

9. Краткий англо-русский лингвострановедческий словарь. М: ООО «Рус. яз. Медиа», 2006-180с.

10. Русско-Английский словарь:Ок.25000слов/под ред.О.С. Ахмановой и Е.А.М. Уилсон._33-е изд., стереотип. М.:Рус.Яз., 1986-534с.

11.Мюллер В.К. Новый англо-русский словарь _6-е издание – М.:изд-во «Русский язык», 1999

Мюллер В.К. Новый англо-русский словарь. (160000 слов и словосочетаний) 6-е издание - М.: изд-во "Русский язык", 1999.

12. The Oxford Russian Dictionary Revised Edition. - Oxford - New York:

Oxford University Press, 1997.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

18016. ЦЕНЫ И ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ. Учебник 1.75 MB
  ЦЕНЫ И ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ Учебник И.К. Салимжанова СОДЕРЖАНИЕ: [1] РАЗДЕЛ 1 [1.1] ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ ПРИ ПЕРЕХОДЕ К РЫНКУ [2] ГЛАВА 1 [2.1] ЦЕНА КАК ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД [2.1.1] Стоимо...
18017. Чистильщики московских улиц: скинхеды, СМИ и общественное мнение 556 KB
  В. А. Шнирельман Чистильщики московских улиц: скинхеды СМИ и общественное мнение Работа выполнена по проекту Анализ распространенных стереотипов в молодежной среде выработка и реализация мер по преодолению влияния их негативного аспекта в рамках среднеср
18018. Что такое политическая философия: размышления и соображения 595 KB
  Александр Моисеевич Пятигорский Что такое политическая философия: размышления и соображения Аннотация К чему приводит общее снижение уровня политической рефлексии Например к появлению новых бессмысленных слов: урегулирование политического кризиса ведь к...
18019. Деньги и Кредит 2.59 MB
  Деньги и Кредит СОДЕРЖАНИЕ: РАЗДЕЛ. ДЕНЬГИ Глава. НЕОБХОДИМОСТЬ ДЕНЕГ ИХ ВОЗНИКНОВЕНИЕ И СУЩНОСТЬ. Предпосылки и значение появления денег. Сущность денег. ФУНКЦИИ ВИДЫ ДЕН
18020. Деньги, кредит, банки 2.17 MB
  Кравцовa Г.И. Деньги кредит банки Содержание ПредисловиеРаздел I. ДЕНЬГИГлава 1. Необходимость и сущность денегКонцепции происхождения денег. Сущность денегВиды денегТеории денегГлава 2. Функции денегДеньги как мера стоимостиДеньги как средство обращенияДеньги к...
18021. Директ-маркетинг. Учебное пособие 2.3 MB
  И. В. Есинова С. В. Бачило Мишина Л.А. Директмаркетинг Глава 1. Директмаркетинг как инструмент маркетинга Директмаркетинг представляет собой вид рыночной деятельности в которой проявляется особый интерес к индивидуальным запросам потребителя и его лично
18022. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РИСК И МЕТОДЫ ЕГО ИЗМЕРЕНИЯ 376.5 KB
  Конспект лекций по дисциплине Экономический риск и методы его измерения 1 Оценка риска деятельности предприятия 1.1 Суть и виды рисков. 1.2 Методы анализа рисков. 1.3 Способы снижения риска самостоятельная проработка 1.4 Учет рисков при финансировании проект
18023. Экономическая диагностика предприятия с помощью финансовых коэффициентов 351 KB
  Экономическая диагностика предприятия с помощью финансовых коэффициентов Система финансовых коэффициентов В настоящем разделе речь пойдет об использовании системы коэффициентов для анализа финансового положения компании на основании ее финансовой отчетнос...
18024. ЭФФЕКТИВНЫЕ МЕТОДЫ ПРОДАЖ 1.19 MB
  БРАЙАН ТРЕЙСИ ЭФФЕКТИВНЫЕ МЕТОДЫ ПРОДАЖ Введение Я считаю что все самые лучшие продавцы во многом схожи. Иногда на семинарах для продавцов я провожу опыт суть которого состоит в том что я описываю лучших работников их фирмы. Более или менее подробно представляю их х...