81708

Поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души» как «малый род эпопеи». Гоголь о замысле поэмы

Доклад

Литература и библиотековедение

Гоголь о замысле поэмы. Гоголь задумал монументальное произведение в трех томах великую национальную поэму стремясь показать не только современную Россию Русь с одного боку но пытался заглянуть в ее завтрашний день раскрыть положительные начала русской жизни указать родине путь к спасению. Гоголь стал изображать людей обыкновенных а не приятные только исключения из общих правил . Гоголь раскрывает ту социальную основу которая сформировала характеры героев поэмы: дворянский паразитизм расцветший на почве...

Русский

2015-02-21

46.75 KB

0 чел.

Поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души» как «малый род эпопеи». Гоголь о замысле поэмы.

„Мертвые души". Гоголь задумал монументальное произведение в трех томах, великую „национальную поэму", стремясь показать не только современную Россию (Русь с „одного боку"), но пытался заглянуть в ее завтрашний день, раскрыть положительные начала русской жизни, указать родине путь к спасению. Труд над „Мертвыми душами" писатель рассматривал как величайшее дело всей своей жизни, как свой человеческий и гражданский подвиг: „...какой огромный, какой оригинальный сюжет! Какая разнообразная куча! Вся Русь явится в нем!.. Огромно, велико мое творение, и не скоро конец его. Еще восстанут против меня новые сословия и много русских господ; но что же мне делать! Уже судьба моя враждовать с моими земляками". По мысли Гоголя, I том „Мертвых душ" должен быть лишь преддверием огромного здания всей книги. Однако именно этому тому было суждено стать величайшим произведением Гоголя и обессмертить имя своего творца.

Первый том „Мертвых душ" вышел в свет в 1842 г. Действие его происходит в одной из русских губерний. Но писатель следует принципам художественного обобщения. В


поэме представлены различные „уровни" русской жизни: Россия дворянская, чиновничье-бюрократическая, народная; Россия в ее настоящем и будущем, Россия в ее великом предназначении. Россия настоящего раскрывается в своей будничной ежедневной жизни. Знакомство Чичикова с городом, его „сановниками", визиты к окрестным помещикам дают возможность Гоголю развернуть панораму действительности и обнажить ее противоречия: паразитизм „высших сословий", бедственное положение народа. Но социальное в „Мертвых душах" теснейшим образом связано с нравственно-психологической проблематикой. Более всего волнует Гоголя вопрос о человеке, смысле и назначении его жизни. Из поэмы следует неизбежный вывод о том, что существующие крепостнические порядки, торговля людьми не только несут с собой бесправие, темноту, обнищание народа и разложение самого помещичьего хозяйства, они уродуют, губят, расчеловечивают человеческую душу, душу раба и господина, определяя тот страшный парадокс, который заключен в названии.

Россия „мертвых душ". Тема духовного омертвения раскрывается прежде всего в изображении поместного дворянства. В гоголевской поэме выступает новый, по сравнению с пушкинским, тип реализма, новые способы типизации и психологизма. В отличие от духовно развитых, сложных характеров пушкинских героев, гоголевские персонажи — существа ординарные, представители „толпы". В этой особенности Гоголя-художника Белинский увидел утверждение „исключительного обращения искусства к действительности". Гоголь стал изображать „людей обыкновенных, а не приятные только исключения из общих правил". Осуществляя принцип реалистического детерминизма. Гоголь раскрывает ту социальную основу, которая сформировала характеры героев поэмы: дворянский паразитизм, расцветший на почве феодально-крепостнического застоя. Паразитизм раскрыт в двух формах: бесцельно-беззаботного эгоистического существования и жадного стяжательства. Но эти формы легли в основу глубоко различных характеров, в которых общая черта не только получает иное выражение, но и обрастает новыми психологическими подробностями. Писатель создает многочисленные варианты социального упадка и духовного омертвения. Привычка жить за счет крепостных крестьян, праздность и беззаботность по-разному проявляются у Манилова и Ноздрева. У Манилова они формируют слащавую сентиментальность, бесхарактерность, отвлеченную мечтательность. У Ноздрева, напротив, выражаются во внешне неуемной энергии и удальстве, участии во всевозможных „историях", драках, попойках. Но „деятельность" Ноздрева так же бесцельна, как мечты Манилова. Сходными и вместе с тем глубоко различными являются и характеры Коробочки и Собакевича. Эти герои погружены в заботливое, рачительное хозяйствование, которое, однако, будучи лишено всякого гуманного содержания, так же эгоистично, как и существование Манилова и Ноздрева, выливается в накопительство и стяжательство и ведет к духовному омертвению. Вечно хлопочущая Коробочка способна лишь на мелкие расчеты и хитрость, вроде „подмасливания" заседателя и выгодной продажи сала, меда, пеньки. Ее примитивный ум не способен усвоить сколько-нибудь сложной мысли. Поэтому до нее никак не доходит смысл чичиковской „негоции". В образе Собакевича торгашество, все более проникающее в среду русского дворянства и не менее, чем бесхозяйственность, свидетельствующее о кризисе крепостнической системы, получает иное и особенно неприглядное выражение. Исповедуя один жизненный принцип — выгоду, Собакевич сразу вникает в суть представляющегося „дельца", „заламывает" за мертвые души „по сту рублей за штуку" и по-купечески расхваливает свой „товар". Безотказно предающийся животному наслаждению еды, подозрительный и мрачный, он сочетает в себе черты торгаша, злобного реакционера с поистине первобытной дикостью.

Две отмеченные выше социально-психологические тенденции объединяются, обнаруживая свою единую природу, и доводятся до полнейшей бессмыслицы, до гротеска в фигуре Плюшкина. Жадное накопление обращается в свою противоположность и приводит к гибели материальных благ, созданных трудом крепостных крестьян, к полному разорению последних — и в конечном итоге к разрушению самого хозяйства. До предела доводится духовное омертвение персонажа. Жадно стерегущий свои гниющие богатства, Плюшкин обращается в „какую-то прореху на человечестве". Линия развития системы образов помещиков весьма показательна: от „сладкого" мечтателя Манилова к „дубинноголовой" крохоборке Коробочке и далее— к безалаберному моту и вралю Ноздреву, к злобному „кулаку" Собакевичу и, наконец, к чудовищной и в то же время мелочной, бессмысленной скупости Плюшкина. Так все более углубляется тема духовной деградации русского дворянства. По мере движения сюжета она звучит все более трагично. Если изображение Манилова, Коробочки, Ноздрева еще вызывает смех, то фигуры Собакевича и особенно Плюшкина становятся страшными.

Картина духовного обнищания и омертвения получает в поэме широту и масштабность благодаря изображению губернского города и его чиновников. В заметках к I тому „Мертвых душ" Гоголь писал: „Идея города. Возникшая до высшей степени Пустота, Пустословие. Сплетни, перешедшие пределы, как все это возникло из безделья и приняло выражение смешного в высшей степени". В отличие от обособленных и „неподвижных" помещичьих усадеб, в губернском городе все как будто исполнено общения и движения, но они чисто внешние, „механические", открывающие духовную пустоту. В мире нелепостей и всеобщего идиотизма становятся возможными странные, анекдотические явления, которые, тем не менее, выражают самую суть действительности. Таковы авантюра Чичикова и восприятие ее губернским обществом. Бессмыслица и духовная пустота в полную меру раскрываются в том смятении, которое охватило чиновников при известии о странных действиях Чичикова, в нелепейших толках и абсурдных домыслах. Гоголь создает замечательно яркий, гротескный образ взбудораженного, „взбунтованного" этими толками города. „...Все пришло в брожение, и хоть бы кто-нибудь мог что-либо понять... Пошли толки, толки, и весь город заговорил про мертвые души и губернаторскую дочку, про Чичикова и мертвые души, про губернаторскую дочку и Чичикова, и все, что ни есть, поднялось. Как вихорь взметнулся дотоле, казалось, дремавший город!". Неразбериха усугубляется известием о назначении нового генерал-губернатора. Продолжая на новом уровне тему „Ревизора" —тему страха перед грядущим возмездием, Гоголь показывает панику, охватившую чиновников. В страхах и догадках о том, кто такой Чичиков: „такой ли человек, которого нужно задержать и схватить, как неблагонамеренного, или же он такой человек, который может сам схватить и задержать их всех как неблагонамеренных" — выражается вся бестолковость жизни. При этом тема ожидания возмездия приобретает в поэме многозначный смысл. В разгар суматохи почтмейстер делится с другими чиновниками „остроумным" открытием, что Чичиков — капитан Копейкин, и рассказывает историю последнего.

Вставная повесть о капитане Копейкине, запрещенная цензурой и вошедшая в поэму в сильно переработанном и смягченном виде, еще более расширяет ее художественный мир. Перенося действие в Петербург и касаясь „высших сфер", Гоголь раскрывает и беззаконие вышестоящих и бесправие „маленьких людей" как характернейшие черты действительности. В повести звучит тема социального бунта: участник Отечественной войны 1812 г., потерявший в сражениях руку и ногу, капитан Копейкин после тщетных хлопот о пенсии решается сам найти „средство помочь себе" и делается атаманом разбойничьей шайки. Копейкин становится мстителем; как было сказано в ранней редакции, он направляет свои действия против „всего казенного". История Копейкина, вместе с упоминанием о бунте крестьян сельца Вшивая спесь, Боровки и Задирайлово против земской полиции и об убийстве заседателя Дробяжкина, вносит в поэму настроение тревоги и грозного предчувствия.

Рисуя „распадающуюся", „мертвую" жизнь современной ему России, Гоголь идет путем „микроскопического" ее анализа. Он внимательно исследует мелочи и дрязги, заостряет их, показывает крупным планом, гиперболизирует, так как видит в них выражение сущности окружающей действительности. На мелочах вертится жизнь современного человека, они таят в себе источник зла и приобретают в поэме грозный символический смысл. Подробности быта, одежды, антуража становятся для Гоголя средством социального анализа. Реалистический метод Гоголя открывает глубинный философский смысл жизненных мелочей, освещает их светом „общего значения". „Мелочи" играют большую роль в изображении характеров героев. Обнаруживая их духовную пустоту, они вместе с тем придают им удивительную жизненность и „выпуклость". Перед Гоголем-художником стояли сложные задачи—глубоко раскрыть характеры, не имеющие никакой душевной глубины. В основном писатель изображает их „извне", особенно большое значение получают образы вещей, окружающих героев. В психологическом анализе Гоголя остается черта, восходящая к романтизму: в современном мире умирает духовное и воцаряются вещи, действительность становится только материальной. Отсюда подробное описание вещей в доме Манилова, Коробочки, Собакевича.

От точного, „прямого" художественного видения Пушкина мир гоголевских произведений отличается сложными, многоступенчатыми ассоциациями, неторопливым рассмотрением предметов, чрезвычайным их „обилием". Фантасмагоричность жизни захватывает и вещи, которые становятся странными, курьезными, вбирают в себя черты своих хозяев, как бы оживляются. Так, в гостиной Собакевича „все было прочно, неуклюже в высочайшей степени и имело какое-то сходство с самим хозяином дома; в углу... стояло пузатое ореховое бюро на пренелепых четырех ногах: совершенный медведь. Стол, креслы, стулья — все было самого тяжелого и беспокойного свойства". Духовное оцепенение, омертвение человека и неестественное оживление вещи — этот парадокс составляет характернейшую черту художественного мира Гоголя.

Иными путями художественного обобщения Гоголь идет в изображении Чичикова. В отличие от статичных портретов помещиков здесь перед нами динамичная характеристика, что вызвано сложностью центрального героя поэмы. В его лице выразились уже не застойные явления русской жизни, а процесс проникновения в нее новых буржуазных тенденций: духа приобретательства и аферы. Раскрывая свое намерение сделать героем поэмы не добросовестного' человека, а „припрячь" подлеца. Гоголь детально исследует истоки его личности. Глубочайшая связь между характером и обстоятельствами проведена и здесь. Находчивый и ловкий авантюрист, Чичиков — порождение окружающего мира с его кричащими противоречиями бедности и богатства.

В то же время в этом новом в творчестве Гоголя герое повышается степень личностного, инициативного начала. Родившись в бедной семье, Чичиков не становится „маленьким человеком" вроде Акакия Акакиевича. Чтобы подняться по общественной лестнице, он неуклонно воспитывает в себе приспособленчество и изворотливость. Гоголь тонко показывает, что бережливость, накопительство Чичикова, которыми он отличался с детства, имеют иную природу, чем, например, скупость Коробочки или Плюшкина. Жажда обогащения у Чичикова — черта нового буржуазного общества, деньги для него — средство достижения карьеры, комфорта. При этом Чичиков прекрасно видит, каким путем создаются огромные состояния в окружающем мире. «Когда проносился мимо него богач на пролетных красивых дрожках, на рысаках в богатой упряжи, он как вкопанный останавливался на месте и потом, очнувшись, как после долгого сна, говорил: „А ведь был конторщик, волосы носил в кружок!». Гоголь очень точно определяет одну из характерных черт поднимающейся буржуазии — жизненную энергию своего героя, целенаправленность его действий и в то же время их предельную эгоистичность. Хотя все предприятия Чичикова оканчиваются неудачей, он неутомимо рвется вперед, к манящей заветной цели. Обладая незаурядной силой воли, он до поры до времени набрасывает узду на свои желания и страсти, обрекает себя на скромное существование, на огромное терпение, чтобы затем начать действовать „по большому счету".

Если образы помещиков основаны на одной доминирующей черте, то характер Чичикова более разносторонен. Герой Гоголя обладает поразительной приспособляемостью к обстоятельствам и людям, он выработал в себе безошибочное „чутье" человека и всегда верно впадает в тон того, с кем имеет дело. Авторское разоблачение „приятнейшего" Павла Ивановича основано на ироническом раскрытии несоответствия его внешнего благообразия и „утонченных" привычек духовному цинизму и объективной жестокости его действий. Чичиков стремится нажиться на самом страшном: на человеческой смерти. Таким образом, в Чичикове выражено то же искажение „души", что и в других персонажах поэмы. Дворянско-бюрократическая и буржуазная Россия представлена Гоголем во всеобщем эгоизме, омертвении и обездуховленности. Не случайно Герцен писал, что заглавие поэмы „носит в себе что-то наводящее ужас"'.

Лирические отступлення. Сложность гоголевской поэмы в двуплановости, которая определяет ее идею, композицию, стиль. Русская действительность открывается Гоголю не только в „мертвенном" состоянии, но и в своих огромных возможностях. Выразителем идеального в поэме является народная Россия, ее скрытые, дремлющие силы. Реалистическое художественное видение Гоголя констатирует темноту, невежество закрепощенного народа. В поэме появляются комичные образы глуповатых слуг Чичикова — Селифана и Петрушки, незадачливых дядей Митяя иМиняя. Однако Гоголь умеет проникнуть в прекрасную сущность народа, угадывает его будущее, представляющееся ему на путях утверждения „удалой" русской национальности, победы живой народной души над мертвящими общественными порядками. Залог этой победы Гоголь видит в талантливости и одаренности народа: „в бойком, размашистом" русском слове; в горячем вольнолюбии русского человека, заставляющем его бежать из помещичьих усадеб, в способности к протесту и дерзкому отпору властям.

„Мертвые души" завершают эволюцию творческого метода Гоголя. Реализм поэмы выразился прежде всего в многомерности художественного видения жизни, в способности раскрыть ее в ее движении, в глубоком внимании к социальным проблемам и взаимоотношениям людей. Идеальное в поэме вырастает из самой действительности, из русской народной почвы, которая в самой себе заключает источник своего великого будущего. „Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему?". В последней главе поэмы бричка Чичикова, русская тройка, „снаряженная" „ярославским расторопным мужиком", превращаются в символический образ стремительного, „чудесного" движения Руси в неведомую даль.

Образ будущего не был отчетливым. Писатель не знал, куда несется Русь-тройка. И отсюда в эпическое повествование вливается романтическая струя „лирических отступлений" Мелочи и дрязги жизни как бы рассеиваются, изображение начинает „светлеть", синтаксическая конструкция фразы растягивается, становится стремительной и „легкой" в своем движении, и откуда-то из глубины, как подводное течение, пробивается „музыкальная" мелодия, переключающая внимание со скучной обыденности на более поэтические предметы и служащая своего рода увертюрой к могучему разливу лирического начала: „А между тем дамы уехали, хорошенькая головка с тоненькими чертами лица и тоненьким станом скрылась, как что-то похожее на виденье, и опять осталась дорога, бричка, тройка знакомых читателю лошадей, Селифан, Чичиков, гладь и пустота окрестных полей. Везде, где бы ни было в жизни, среди ли черствых, шероховато-бедных и неопрятно-плеснеющих низменных рядов ее или среди однообразно-хладных и скучно-опрятных сословий высших, везде хоть раз встретится человеку явление, не похожее на все то, что случилось ему видеть дотоле..." Контраст между „лирической партией" и изображением реальности в „Мертвых душах" пронзающе резок. Противопоставление мечты и действительности, заставляющей спуститься с облаков на землю, возникает как внезапный толчок, обрыв. Лирические отступления основаны на иных поэтических законах, нежели аналитическая часть поэмы с ее неторопливостью и обстоятельностью описаний. Гоголь как бы сразу, с „высоты птичьего полета", обозревает огромную жизнь: „Русь! Русь! вижу тебя из моего чудного, прекрасного далека тебя вижу; <..-> Открыто, пустынно и ровно все в тебе; как точки, как значки, неприметно торчат среди равнин невысокие твои города..." Поэтическая мысль становится всеобъемлющей, „озирает" всю громадно „несущуюся жизнь". Лирическое движение переходит от щемящей грусти к почти грозному пророческому пафосу: „И еще, полный недоумения, неподвижно стою я, а уже главу осенило грозное облако, тяжелое грядущими дождями, и онемела мысль перед твоим пространством".

Наряду с изображением „мертвых" душ в поэме возникает и образ прекрасной человеческой души, образ автора. Богатство и поэзия чувств раскрываются в лирических отступлениях. Это бесконечная тоска по идеалу, грустная прелесть воспоминаний о прошедшей юности, ощущение величия природы, состояние энтузиазма, творческого вдохновения. В V главе описание дорожного приключения Чичикова (встреча с хорошенькой блондинкой) переходит в лирическое раздумье о значении мечты, озаряющей жизнь человека. „Положительным" и „основательным" людям Гоголь противопоставляет восторженно-энтузиастическое переживание красоты. Способность ощущать романтический порыв, по Гоголю, прекрасна. Писателю чрезвычайно свойствен апофеоз „пламенной" юности с ее добротой, открытостью и „любопытством" к жизни, свежестью восприятия. В поэме возникает пугающий контраст юности и грядущей старости, духовного очерствения и звучит призыв забирать „с собою в путь, выходя из мягких юношеских лет в суровое ожесточающее мужество... все человеческие движения". В VII главе Гоголь размышляет о судьбах и путях двух писателей в России. Признавая „сладкое обаяние" романтических произведений, Гоголь тем не менее избирает другую судьбу: судьбу писателя, „дерзнувшего вызвать наружу все, что ежеминутно перед очами и чего не зрят равнодушные очи, всю страшную, потрясающую тину мелочей, опутавших нашу жизнь, всю глубину холодных, раздробленных, повседневных характеров". Гоголь обозначает путь реалистического творчества. Вместе с тем в реализме „Мертвых душ" продолжает жить романтическая струя, определяя „высокий" настрой поэмы.

„Двойственностью" отличается и юмор Гоголя. Наряду с обличительными и сатирическими нотами в нем звучат грусть и боль за человека; сквозь „видимый миру смех" проступают „незримые, неведомые ему слезы".

Жанр „Мертвых душ". Работая над „Мертвыми душами". Гоголь называл их то романом, то повестью, то поэмой. При этом он, очевидно, хорошо осознавал необычность жанра своего произведения:

„Вещь, над которой сижу и тружусь теперь... не похожа ни на повесть, ни на роман". Печатая „Мертвые души". Гоголь окончательно остановился на жанровом определении. Субъективное начало, высокий лирический настрой, эпическая широта повествования, интенсивность авторской „партии", очевидно, побудили писателя назвать свое творение „поэмой". „Мертвые души", конечно, заключают в себе важнейшие черты жанра социального романа, который в дальнейшем займет такое большое место в русской литературе глубокое раскрытие общественных отношений, разнообразие и социальная типизация характеров. Вместе с тем жанр „Мертвых душ" уникален.

Замысел „Мертвых душ", очевидно, объединил выдвинутые писателем признаки эпопеи и романа. К „Мертвым душам" имеют непосредственное отношение отмеченная Гоголем „всемирность" эпопеи, ее способность обнять „не некоторые черты, но всю эпоху времени", показать „весь народ". Наряду с этим в „Мертвых душах" отразились и такие черты романа, как „строго и умно задуманная завязка", раскрытие судеб разных героев и их „необходимость" в развитии основной идеи („Всяк приход лица, вначале, по-видимому, не значительный, уже возвещает о его участии потом"), а также драматизм. В „Мертвых душах" воплотились признаки и „меньшего рода эпопеи", в которой „героем бывает хотя и частное и невидное лицо, но однако же значительное во многих отношениях для наблюдателя души человеческой". В результате синтезирования различных жанровых признаков и художественных традиций (ренессансной, просветительской, романтической) в гоголевской поэме соединяются судьбы отдельных героев с судьбой национального целого, „картина нравов" с широким философско-этическим и эстетическим аспектом. В „Мертвых душах" органически сочетается объективный, повествовательно-драматический элемент с лирическими высказываниями, высокая поэзия и беспощадная проза, «живой поток» жизни с четкой авторской целью"

II том „Мертвых душ" уцелел лишь в отдельных главах и фрагментах. Продолжение поэмы давалось Гоголю трудно. II том писался медленно и по крайней мере дважды подвергался уничтожению. Здесь сказалось не только тяжелое душевное состояние Гоголя, но и изменение замысла. Первоначально идея „Мертвых душ" вырисовывалась перед Гоголем в своем негативном, критическом плане. В пору идейного кризиса писатель решил выразить в поэме мысль о возможности нравственного совершенствования русского человека и преобразования жизни в существующих социальных рамках. Неприглядные герои I тома в дальнейшем должны были прийти к духовному просветлению и перерождению. Некоторые намеки на это прозвучали уже в конце I тома в обещании автора показать в дальнейшем „несметное богатство русского духа". Эти обещания встревожили Белинского своим славянофильским оттенком и невозможностью их реалистического воплощения. В то же время замысел Гоголя открывал важные стороны его творческой эволюции. Выражая неудовлетворенность своими предшествующими произведениями, „населенными" в основном отрицательными персонажами, писатель мечтал о положительном герое, который „умел бы нам сказать... всемогущее слово: „вперед!", и пытался в его изображении опереться на саму жизнь. Хотя „лучшие люди" во П и III томах „Мертвых душ" должны быть, по замыслу, из дворянского сословия, фактически красота национального характера связывается Гоголем с крестьянством, оказывается обусловлена земледельческим трудом. Устами Костанжогло Гоголь говорит о крестьянстве как самом здоровом сословии. Тема труда занимает во II томе большое место. Вдохновленным гимном ему звучат слова Костанжогло; в земледельческом труде „человек идет рядом с природой, с временами года, соучастник и собеседник всего, что совершается в творении... Понимаете ли, что это? грядущий урожай сеют! Блаженство всей земли сеют!" Речь Костанжогло о роскошно плодоносящей земле, о крестьянском труде, лежащем в основе национального богатства, принадлежит к лучшим местам поэмы. В лице Костанжогло Гоголь хотел показать энергичного и экономного хозяина, выводящего Россию из состояния застоя. В описании организации труда в его имениях у Гоголя, возможно, есть некие точки соприкосновения с идеями утопического социализма. Вместе с тем Костанжогло остается помещиком-крепостником, считающим, что мужика нужно держать в руках; исповедуя принцип пользы, он из „всякой дряни" умеет извлечь выгоду и дает Чичикову советы, как разбогатеть. Творческие колебания Гоголя и „сопротивление" жизненного материала приводят к тому, что поэтические краски „отказываются" ложиться на образ предприимчивого помещика. Помимо воли автора в его облике явственно проступают черты рационализма, сухости. Еще более неубедительным получился другой положительный образ — мудрого философа и христиански кроткого человека, откупщика Муразова, нажившего „безукоризненно честным" путем миллионное Состояние, которое он употребляет для добрых дел. Одним из главных идеальных героев II тома, по-видимому, должен был быть генерал-губернатор. Как и Муразов, он в основном играет роль резонера. Весьма примечательна его речь перед чиновниками, которой заканчиваются уцелевшие фрагменты II тома и которая наглядно свидетельствует о сложности гоголевской позиции. В речи нарисована страшная картина России, вакханалия взяточничества, беззаконие, коррупция, разложение бюрократического аппарата и выражено неверие в возможность его усовершенствования правительственными мерами.

Во II томе раскрывается не менее широкая, но более детализированная, чем в I, картина русской жизни. Гоголь показывает рождение чувства глубокой неудовлетворенности у лучших представителей дворянства, появление своего рода „отщепенцев", людей, уже начавших „выламываться" из своей среды. Таков Тентетников. По свидетельству друзей Гоголя, в последней (сожженной) редакции он был сделан лицом „в высшей степени симпатичным". Гоголь якобы развил мотив участия Тентетникова в политическом кружке и ссылки в Сибирь. Но можно с уверенностью отметить новые тенденции в гоголевском реализме. В лице таких героев, как Тентетников, Платонов, Хлобуев, писатель обращается к изображению сложных, противоречивых характеров и душевных движений.

Творчество Гоголя чрезвычайно обогатило русскую литературу, раздвинуло рамки художественного изображения. Социальный пафос, демократизм и гуманизм, обращение к массовым, повседневным явлениям, создание ярких национальных и социальных типов, соединение лирико-патетического и гротескно-сатирического изображения жизни — эти черты гоголевского творчества были активно подхвачены молодыми писателями 40-х годов, образовавшими натуральную (или гоголевскую) школу. Но Гоголь оказал большое влияние и на дальнейшее движение русской литературы, „отозвавшись" в творчестве самых разных ее деятелей: от Достоевского и Щедрина до Булгакова и Шолохова. Произведения Гоголя имеют не только историческое, но непреходящее значение. Писатель не ошибался, говоря о своем „пророческом" даре, о способности поэтически предвидеть грядущие великие перемены национальной жизни. Гоголь близок и дорог нам как великий, оригинальный художник слова, по-прежнему важен гражданским, этическим пафосом своих произведений, страстной непримиримостью ко злу и пошлости, жаждой лучшего, верой в русского человека, в его творческие возможности, в его способность преодолеть несовершенство окружающего мира.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

75625. Сирийско-советские отношения в 1970 - 1991 годах 320 KB
  Практика двусторонних политических и экономических отношений Сирии с Советским Союзом, наличие в них определенных успехов, бесспорно, показывает целесообразность и необходимость дальнейшего развития этих отношений в различных областях. Но сотрудничество двух стран нуждается, на наш взгляд, в корректировке в определении своих целей и задач, а также налаживании его нового механизма.
75626. ИНСТРУМЕНТАРИЙ УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ КАК ФАКТОР ИНВЕСТИЦИОННОЙ СТРАТЕГИИ БИЗНЕСА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНОЙ КОНКУРЕНЦИИ 585 KB
  Влияние системы менеджмента качества на выбор инвестиционной стратегии предприятия. Роль качества в условиях глобальной конкуренции в нефтегазовой Отрасли. Описание системы качества используемой Группой Газпром. Сравнительный анализ системы менеджмента качества используемой Группой компаний Газпром с системами менеджмента качества компаний конкурентов на мировом рынке...
75627. Информационная база научных публикаций в области менеджмента на основе онтологии (на примере факультета управления и психологии ФГБОУ ВПО «КубГУ») 3.2 MB
  В результате исследования была разработана информационная база научных публикаций на основе онтологии, были изучены особенности информационного обеспечения научных исследований, проведена оценка состояния этих исследований на факультете управления и психологии КубГУ.
75628. ИНФОРМАЦИОННАЯ РАБОТА ПО ФОРМИРОВАНИЮ ИМИДЖА ГЛАВЫ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ(НА ПРИМЕРЕ ФОРМИРОВАНИЯ ИМИДЖА ГЛАВЫ СТАРОМИНСКОГО РАЙОНА) 392 KB
  Проводником между населением и властными структурами в первую очередь служит имидж. Этот инструмент и есть средство воздействия на массовое сознание. От политических технологий, формирующих имидж, во многом зависит успех предстоящих планов.
75629. Информационно-документационное обеспечение принятия стратегических решений в организации (на примере ОАО «Родина») 904 KB
  Раскрытие сущности понятия «организация информационно-документационного обеспечения принятия стратегических решений» и выявление особенностей современного этапа развития систем ДОУ; характеристика нормативно-правовой базы информационно-документационного обеспечения управления; оценка эффективности действующей системы ДОУ в ОАО «Родина»...
75630. ИЗУЧЕНИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ ЭЛЕКТРОМАГНИТНОГО ПОЛЯ НА ВОДНЫЕ РАСТВОРЫ БЕЛКОВ И ДНК 4.02 MB
  В процессе выполнения работы были получены ДНК из цельной крови и белок из сыворотки крови. Было изучено влияние отклика электромагнитного поля на нуклеиновые и белковые структуры, а так же были изучены релаксационные частоты спектров. Намечены пути дальнейшего применения биологических структур для создания нанотехнологичных устройств
75631. Зимний туризм на Байкале 1.28 MB
  Про зимний отдых на Байкале можно говорить часами потому как сафари на снегоходах и путешествия на собачьих упряжках по льду Байкала катание на горных и равнинных лыжах подледная рыбалка и дайвинг это далеко не полный перечень всех вариантов зимнего отдыха на Байкале. На снегоходе можно побывать в самых труднодоступных уголках Байкала оказаться у берега там куда летом на катере опасно подходить заглянуть со льда в загадочный полумрак пещер. Большое количество маршрутов одно...
75632. Планирование учебно-тренировочного процесса по полиатлону в детско-юношеской спортивной школе 190.96 KB
  Провести опытно-экспериментальное исследование учебно-тренировочного процесса в детско-юношеской спортивной школе; ознакомиться с организацией и методами опытно-экспериментального исследования; провести анализ динамики физической подготовленности у спортсменов полиатлонистов; ознакомиться с результатами опытно-экспериментального исследования.
75633. РАЗРАБОТКА INTERNET-ПРИЛОЖЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ СОЗДАНИЯ САЙТА ДЛЯ МБОУ СОШ №12 1.31 MB
  Разработать Интернет-приложение на примере сайта для МБОУ СОШ № 12, тем самым предоставить пользователям сети Интернет доступ к информационно-образовательному ресурсу, для самостоятельного изучения информации.