81742

Лирика М.Цветаевой. Основные темы, идеи, художественное мастерство. Чтение наизусть и разбор одного стихотворения

Доклад

Литература и библиотековедение

В своем первом альбоме юная Цветаева отличалась тем-что ничего не выдумывала и никому не подражала. Но как поэт и как личность Цветаева развивалась стремительно. Зимой 1915-1916 годов Цветаева жилав Петербурге после возвращения домой она стала писать по-иному чем прежде и в этом была некоторая закономерность. Обделенная в детстве сказкой не имевшая няни Цветаева жадно наверстывала упущенное.

Русский

2015-02-21

38.65 KB

2 чел.

Лирика М.Цветаевой. Основные темы, идеи, художественное мастерство. Чтение наизусть и разбор одного стихотворения

Поэзия М.Цветаевой принадлежит к высшим достижениям ХХ века. Ее поэтический стиль сформировался в постсимволистское десятилетие «серебряного века». Вступив в литературу своим первым сборником «Вечерний альбом» (1910), она заняла позицию вне литературных школ и группировок, существовавших в то время.

В своем первом альбоме юная Цветаева отличалась тем,что ничего не выдумывала и никому не подражала. Автор «Вечернего альбома» приглашает в свою страну детства, прекрасного, хотя и не всегда безоблачного, пишет о нежной и печальной матери, о любимых книгах. Полудетские впечатления бытия условно делятся в книге на три части: «Детство», «Любовь», «Только тени». Здесь непосредственно и искренно отражены многие мотивы ее будущего творчества: жизнь, любовь, смерть, дружба, литература.

Второй сборник «Волшебный фонарь» (1912) целиком посвящен Сергею Эфрону, и новые стихи в основном повторяли старые мотивы. Но как поэт и как личность Цветаева развивалась стремительно. И уже через год-два после первых наивно-отроческих книг была другою. Ее стих стал более упругим, плотным, в нем появилась энергия и ритмы, которых не было прежде. Внешне события проходили как бы вне ее, целиком поглощенной романом с собственной душой. Зимой 1915-1916 годов Цветаева жилав Петербурге, после возвращения домой она стала писать по-иному, чем прежде, и в этом была некоторая закономерность. В стихах появились дотоле не звучавшие фольклорные интонации распевность и удаль русской песни, заговора, частушки. В ее стих входит народное слово. Обделенная в детстве сказкой, не имевшая няни, Цветаева жадно наверстывала упущенное. Сказка, былина, притча, целые россыпи заклятий и наговоров — все это хлынуло в ее сознание, в память, в поэтическую речь. Она зачитывалась сказками и былинами. Ее поражал язык, переливчатый, многоструйный, полный неизъяснимой чары и прелести.

Стихи 1916-1917 и других годов, вплоть до 1921 составили книги «Верст» (их было две — «Версты 1» и «Версты 2»). В этих стихах есть несколько произведений, в которых фольклорное начало уже хорошо чувствуется (« Заклинаю тебя от злата»..», « Отмыкала ларец железный...», «Посадила яблоньку...» ). «Версты 1» имеют отчетливый дневниковый характер. Интересна композиция этого сборника: книга состоит из пролога» начинающегося стихотворением «Отмыкала ларец железный», в котором сразу была обозначена новая поэтика с ориентацией на фольклор,

песенное начало стилизацию, дольник. Центральная, кульминационная часть —«Стихи о Москве» и эпилог — простое, вечное стихотворение «Вот опять окно...» и другие стихи. Фундаментом такой композиции являются четыре цикла: «Стихи о Москве», «Стихи к Блоку», «Стихи к Ахматовой», «Даниил».

Четыре указанных цикла являются важнейшими звеньями в структуре «Верст 1», так как именно с их помощью создавалось единство книги, а также облик самой Цветаевой как поэта и ее лирической героини. Особенно интересны в этом отношении «Стихи о Москве». Цветаева была москвичкой по рождению и всегда оставалась московским поэтом. Она хотела через слово показать свою столицу, огромный, странноприимный город, что стоит на семи холмах. Когда-то московским говором восхищался

Пушкин, и Цветаева — по его примеру, — выйдя за порог отцовского дома, окунулась с головой в родную московскую речь. И теперь эта речь ожила в её книге легко, но, не потеряв ни красоты, ни напевности. Конечно, близость к этой речи была у Цветаевой природная — от Бога. Всего девять стихов, посвященных Москве, но каких стихов? ( «Москва! Какой огромный …», «Облака—вокруг...», «Семь ххолмов - семь колоколов...» и др.)

Цветаева рисует Москву в этих стихах в духе живописи кубистов, в том числе и русских, и в то же время в стиле картин П. Филонова, соединяя элементы лубка. В определенной степени на «Стихи о Москве» оказал воздействие лубок и его стиль, народные песни, жанры былины, сказки, плача.

Завершает «Стихи о Москве» знаменитое «Красною кистью...», построенное на автобиографическом мифе. В его основании два смысловых центра. Первый — рождение поэта в день Иоанна Богослова, и отсюда — стремление к вере, смирению, монашеству и аскетизму. Другое смысловое ядро стихотворения - жаркая рябина, символизирующая неукротимую страсть Цветаевой, ее языческое начало, гордыню и фатально предопределенную трагичность (горькая кисть).

Красною кистью

Рябина зажглась,

Падали листья,

Я родилась...

День был субботник:

Иоанн Богослов.

Появление на свет Цветаевой сопряжено со смертью — извечной темой осени («Падали листья, Я родилась».) Однако сила и жажда жизни пока, как видно в последней строфе, сильнее смерти. Кстати, двойственность — черта, присущая ее мировосприятию в последний период.

В разделе «Стихи к Блоку» Цветаева признается в любви к гениальному поэту. Торжественно, величаво и свято звучат ее стихи. В стихотворении «Ты проходишь на Запад Солнца.«» образ любимого поэта отождествляется с Христом, приобретает ореол мученика («Божий праведник мой прекрасный, Свете тихий моей души», «В руку, бледную от лобзаний, Не вобью своего гвоздя», «Вседержатель моей души»). Все стихотворение имитирует жанр молитвы:

И, под медленным снегом стоя,

Опущусь на колени в снег,

И во имя твое святое,

Поцелую вечерний снег.

В мае 1920 года Цветаева видела Блока, но лично знакома с ним не была. Марина Ивановна бесконечно преклонялась перед ним, называя его «сплошной совестью», воплощенным духом. После кончины Блока цикл был продолжен («Вот он — гляди— уставший от чужбин.».», «Други его— не тревожьте его....», «|А над равниной...» «Не проломанное ребро......») и завершен разделом «Подруга» (1921).

Есть в книге «Версты 1» раздал, посвященный Анне Ахматовой. «Своей любовью к ней, своему желанию ей подарить что-то вечнее любви » объясняет Цветаева возникновение этого цикла. Восторженное отношение к поэтессе звучит во многих стихах (« Ты солнце в выси мне застишь...», «О муза плача, прекраснейшая из муз!.,.», «Имя ребенка — Лев», и др.). Процитируем самое известное шестое стихотворение цикла, где Цветаева предвидит неразрывную связь своей судьбы с ахматовской:

Не отстать тебе. Я — острожник.

Ты — конвойный. Судьба одна.

И одна в пустоте порожней

Подорожная нам дана.

Однако книга «Версты», вышедшая в 1922; не стала достоянием читателя. Подлинным несчастьем, роком было отсутствие у Марины Цветаевой слущателя и читателя. Ее талант, подобный речи или даже проповеди, всегда обращенный к некой аудитории или толпе, собравшейся на площади, оказался обреченным на немоту. Однажды, отвечая корреспонденту, с горечью сказавшему, что ее, Цветаеву, не помнят, она написала; «Нет, голубчик, меня не не помнят, а просто не знают. Физически не знают. Вкратце: с 1912 года по 1920 я пишу непрерывно, не по литературному равнодушию, вернее, по отсутствию во мне литератора — ни одной книги. Только несколько случайных стихов в петербургских «Северных записках». Я жила, книги лежали..., то есть никогда не были напечатаны». Для Марины Цветаевой была подлинная трагедия.

С начала 1917 года обозначалось два русла цветаевской поэзии. Первое: надуманная, книжно-театралъная романтика, (например, в цикле «Любви старинные туманы» — мелодраматическое расставание некой пары на берегу Сены, или роковой поединок страстей Дон-Жуана и Кармен в одноименных циклах). Все это маски и плащи, мало души и много одежд, такая декоративная лирика была не чем иным, как уходом от суровой неуютной реальности. Этот путь продолжался еще два года, когда Цветаева подружилась с актерами-студийцами Второй студии МХТ и Третьей Вахтанговской, и стала писать романтические пьесы.

Второе: народное, русское начало. Под влиянием неразрывно слитых исторических и личных обстоятельств: гражданской войны и разлуки с мужем, полнейшей о нем неизвестности, поражения Добровольческой армии, а, значит, и гибели того дела, которому служил Сергей Эфрон и гибели его самого, она пишет книгу стихов «Лебединый стан». В красной Москве она — жена белого офицера, чувствовала себя отщепенкой, и чувство невольной вины, ожидание возмездия и готовности принести себя в жертву, стали мотивами ее лирики этих лет. В этой книге Цветаева прославляет белое движение за то, что в его рядах был ее любимый («Белая гвардия, путь твой высок...», «Белогвардейцы! Гордиев узел...»). Прославляя белую гвардию песней исключительно скорбной и траурной, она тем самым передавала через это свой страх и отчаяние. Ее лирика годов революции и гражданской войны, когда она вся была поглощена ожиданием весточки от Сергея, проникнута печалью и страстной, почти отчаянной надеждой. Силы для этой надежды она брала из русского фольклора.

В стихах «Лебединого стана» было оплакивание погибших и ужас смерти, крови, сиротство, вопли овдовевших матерей. Поэт не хочет, чтобы гибла Жизнь, не хочет ничьих смертей, мук. В этом сборнике звучит поистине вселенский протест женщины-поэта против убийства человеком человека.

«России меня научила Революция», — так, по словам дочери, ответила Цветаева на вопрос, откуда взялись в ее творчестве эти неподдельные, русские, народные интонации. Стихов было написано много, и среди них есть подлинные жемчужины. Омытые слезами, отшлифованные скорбью, они были скрыты от всех глаз |в кипе рукописей. Она писала их исключительно для себя, уходя, по ее словам, в тетрадь, как в келью.

(«Горечь! Горечь! Вечный привкус...» (1919), «Простите меня, мои горы...» (1919), «Я счастлива жить образцово и просто…» (1911)), «Писала я на аспидной доске..» (1920), «Пригвождена к позорному столбу… » (1920), «Вчера еще в глаза глядел…» и многие другие стихи.)

Очень часто в ее стихах этого периода звучат мысли о всепоглощающей и требовательной любви. Вообще любовь была сутью творчества Цветаевой. Она любила само это состояние любви, а любить значило для нее жить. И любовь у Цветаевой изначально обречена на разлуку, радость обречена на страдание («Любовь! Любовь! И в еу$ бе...», 1920).

С середины 1922 года начинается последний эмигрантский период творчества Марины Цветаевой. Почти 18 лет. Она начинает писать совершенно по-другому, словно уходит в подполье тайных, интимных переживаний, выраженных изощренно, зашифрованно. Ее лирика становится более усложненной («Есть час на те слова....», цикл «Земные приметы», «Берлину»).

В эмиграция Марина Цветаева выросла в поэта, которого в наши дни справедливо причисляют к великим. Самой заветной цветаевской темой в эти годы стала философия и психология любви. Она: утверждала, что можно влюбиться в ребенка, старуху, дом, собаку, героя романа, собственную мечту («Древняя тщета течет по жижам…», «Люблю — но мука еще жива...», «Попытка ревности» и др»).

В лирике этих лет есть и стихи, посвященные разлуке с родиной, родиной идеальной, не исковерканной, не измученной («Рассвет на рельсах» ( «Эмигрант» (1922)),

И стихи о поэте, его сути, величии и беззащитности, о его могуществе и ничтожности в этом («Поэты», «Что ж мне делать, слепцу и пасынку…», «Двое», «Проводы»).


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

38716. ОПТИНСКИЕ И ГЛИНСКИЕ СТАРЦЫ КАК ПРОДОЛЖАТЕЛИ ДУХОВНОГО ДЕЛАНИЯ ПРЕПОДОБНОГО ПАИСИЯ (ВЕЛИЧКОВСКОГО) 22.89 MB
  Например высоко отзывался о Глинской пустыни преподобный Серафим Саровский который нередко направлял к преподобному игумену Филарету Данилевскому просивших благословения на поступление в монастырь указывая на обитель его как на великую школу иноческой жизни3. А знаменитый миссионер преподобный Макарий Глухарев писал об этой обители так: Это школа Христова это одна из светлых точек на земном шаре в которую дабы войти надлежит умалиться до Христова младенчества4. Схиархимандрит Иоанн Маслов в своём труде Преподобный Амвросий...
38720. Геодезия. Тестовые задания 276.5 KB
  Положение точки на местности в географической системе координат определяется: а широтой и долготой ; б углом и расстоянием; в координатами x и y; г расстоянием относительно экватора и Гринвичского меридиана; д расстоянием от северного полюса и высотой относительной уровня моря.2 Подобное и уменьшенное изображение на бумаге небольшого участка местности называют: а планом; б картой; в профилем; г чертежом; д масштабом.18 Хранение информации о топографии местности на компьютере называют: а топографической картой; б цифровой...
38721. ПРЕПАРАТЫ ГОРМОНОВ И ИХ АНАЛОГОВ 196 KB
  По химическому строению гормональные препараты как и гормоны классифицируются: а гормоны белковой и пептидной структуры препараты гормонов гипоталамуса гипофиза паращитовидной и поджелудочной желез кальцитонин; б производные аминокислот йодсодержащие производные тиронина препараты гормонов щитовидной железы мозгового слоя надпочечников ; в стероидные соединения препараты гормонов коры надпочечников и половых желез . Об этом очень важно помнить при проведении гормональной терапии так как гормональные препараты в организме...
38723. МАТЕМАТИЧЕСКОЕ И ПРОГРАММНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ И ПЛАНИРОВАНИЯ АГРОТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ ДЛЯ ПРИРОДНО-КЛИМАТИЧЕСКИХ ЗОН РЕГИОНА 8.65 MB
  В соответствии с целью выделены следующие задачи: постановка и формализация задачи прогнозирования дат агротехнологических операций; разработка алгоритмов прогнозирования сроков посева зерновых культур; построение технологических карт на основе оптимизации структуры производства растениеводческой продукции с учетом своевременности посева; разработка программного комплекса планирования технологических операций. Математическое алгоритмическое и информационное обеспечение решения задачи оптимизации агротехнологических операций с...