81770

Мотивы преступления и возмездия в произведениях отечественной литературы

Доклад

Литература и библиотековедение

В художественном арсенале Достоевского можно обнаружить множество средств к которым он прибегает при обрисовке Раскольникова. Портрет Раскольникова набросан лаконично: Кстати он был замечательно хорош собою с прекрасными темными глазами темнорус роста выше среднего тонок строен. Особенно обстоятельно Достоевский рассматривает мотивы преступления Раскольникова. В раскрытии безмерности издевательств над людьми и поругания всего живого большое значение приобретает символический сон Раскольникова из V главы где предстаёт зверское...

Русский

2015-02-21

45.61 KB

1 чел.

Мотивы преступления и возмездия в произведениях отечественной литературы

Раскольников и мотивы его преступления. По меткому слову писателя В. Шкловского, «роман начат с тайны». Читатель видит, что подготовляется убийство. Но каковы причины действия героя Достоевского, каковы мотивы готовящейся акции? Первые шесть глав романа дают возможность читателю постепенно разобраться в этих причинах, познакомиться с Раскольниковым, чей центральный образ развертывается писателем на фоне страшного Петербурга.

В художественном арсенале Достоевского можно обнаружить множество средств, к которым он прибегает при обрисовке Раскольникова. Это краткий рассказ о его прошлом, семантика фамилии, портрет, интерьер его жилища, повествование о его блужданиях и впечатлениях, внутренняя речь, раскрытие его теории, описание его снов, изображение его преступления, диалоги с другими, сопоставление и противопоставление с рядом лиц, воспроизведение сцен его наказания, раскаяния и возрождения, сообщение о его последующей судьбе.

Мы узнаём, что герой романа — сын мещанина, выросший в бедной провинциальной семье. После смерти отца он оказался с матерью и сестрой Дуней в острой нужде (мать жила небольшой пенсией, сестра служила гувернанткой в доме помещика Свидригайлова). Некоторое время Раскольников занимался на юридическом факультете Петербургского университета. Приходилось существовать на скромные деньги, присылаемые матерью, и частные уроки, но получаемых средств было настолько мало, что он буквально сводил концы с концами, вследствие чего пришлось оставить учебу в Университете. Писатель отмечает отдельные черты характера и интеллекта своего героя, который был чутким к людским страданиям, ранимым, великодушным, отличался творческим аналитическим умом и способностями, но обладал также и высокомерием, сознанием своего превосходства, вследствие чего чуждался других студентов, не имел товарищей. В «Записной тетради» Достоевский так наметил характеристику героя: «В его образе выражается в романе мысль непомерной гордости, высокомерия и презрения к этому обществу». Фамилия героя отражает начало отрицания («раскола»). Он «раскалывает» общество в социальном плане — на нищих и богатых, и с нравственной точки зрения (на рабов и власть имущих). По отношению к истинной христианской морали и вере с их заповедью любви и ненасилия («не убий») герой оказывается своеобразным «раскольником».

Портрет Раскольникова набросан лаконично: «Кстати, он был замечательно хорош собою, с прекрасными темными глазами, темнорус, роста выше среднего, тонок, строен». Гораздо важнее то, что внешний облик героя говорил о его очевидной бедности. «Он был до того худо одет, что иной, даже и привычный человек, посовестился бы днём выходить в таких лохмотьях на улицу». Но сосредоточенность на своём замысле словно освобождала его от смущения и он «менее всего совестился своих лохмотьев». Заметим, что именно с таким одухотворенным лицом, охваченным напряженной мыслью и выражением гордости, именно в такой запущенной одежде изобразил его художник П. М. Боклевский. Особенно обстоятельно Достоевский рассматривает мотивы преступления Раскольникова. Прежде всего он показывает восприимчивость героя к непомерным страданиям бедняков и тружеников Петербурга. Скитаясь по этому городу, он (как мы это уже отмечали) видит страшные сцены отчаяния, унижения, опустошения и озлобленности людей, муки тех, кто был современной действительностью, основанной на власти денег, обречён на нищету, пьянство, проституцию и — в конечном счёте — гибель. И герой романа становится до известной степени мстителем за обездоленных людей. В раскрытии безмерности издевательств над людьми и поругания всего живого большое значение приобретает символический сон Раскольникова (из V главы), где предстаёт зверское избиение пьяными мужиками лошади. В этом сне Раскольников вбирает в себя страдания людей и проявляет огромное, гуманное к ним сострадание. Таков первый — важный, но главный мотив будущей акции героя романа.

Раскольникова волнуют также бедствия близких и родных людей. О них он с болью узнаёт из письма матери, которая сообщает сыну о домогательствах Свидригайлова в отношении Дуни, о её намерениях выйти без любви и уважения замуж за Лужина, чтобы этой жертвой спасти от нищеты мать и его, Родиона. Последний не в силах принять такого собственного заклания Дуни. Он громко протестует против решения сестры, идущей на унижения и муки: «Не хочу я вашей жертвы, Дунечка, не хочу, мамаша! Не бывать тому, пока я жив, не бывать, не бывать!» Раскольников нежно любит мать, Пульхерию Александровну, тихую, добрую, забитую женщину, готовую на самоотверженные поступки ради своих детей. Герой романа преисполнен уважения к сестре Дуне, наделенной самобытным характером, родственной ему гордостью и человеческим достоинством. В ней соединились яркая красота, сильная воля, ум и драгоценное чувство независимости. Как сказано в романе, такая «для спасения себя даже от смерти, себя не продаст, а за брата, за мать продаст!» Не терпящая лжи, фальши и деспотизма, она избирает трудный путь в жизни и во многом оказывается беззащитной. Спасение этих дорогих Раскольникову людей становится вторым, но тоже частным мотивом готовящегося преступления,

Герой романа болезненно ощущает безвыходность и собственного положения. Он «задавлен бедностью» и нищетой, которые намерен преодолеть. «Я и сам жить хочу», — признаётся он. Он, по словам Д. И. Писарева, видит, как люди искусно и старательно «высасывают последние соки из бедняка», чувствует это на себе и бунтует. Степень бедности Раскольникова и встревоженный характер его состояния великолепно передаёт интерьер его жилища. «Коморка его приходилась под самою кровлей высокого пятиэтажного дома», — замечает автор о своём жителе чердака. В иных случаях автор называет комнату героя «шкафом», «гробом», «конурой», «каютой», «сундуком». А вот ещё одно её описание: «это была крошечная клетушка шагов в шесть длиной, имевшая самый жалкий вид с своими желтенькими, пыльными и всюду отставшими от стен обоями и до того низкая, <....> что вот-вот стукнешься головой о потолок». Мебель соответствует этому помещению: крошечный стол, три старых стула, неуклюжая софа в лохмотьях. Учитывая этот третий мотив преступления, отметим, однако, что Раскольников всё же менее всего стремится заполучить богатство для себя (взятыми ценностями и деньгами старухи он не воспользовался). И в этом его принципиальное отличие от Германна из пушкинской «Пиковой дамы», который идёт на убийство старухи, которая передним не виновата, во имя обретения богатства. А в отличие от своего университетского приятеля Разумихина, дельного и прозаичного малого, благоразумного и практического человека, вынашивающего эгоистические, предпринимательские задачи, Раскольников не озабочен планами только личными, не принимает в расчёт «натуру» и одержим тревожными мечтами, его товарищу не свойственными.

Четвертый, более значимый мотив преступления героя — его столкновение с миром зла, побуждающее Раскольникова протестовать и действовать. Одним из ликов этого царящего зла является старуха-процентщица, чью ростовщическую практику и собственность охраняет закон, не принимающий во внимание, что она извлекает прибыль из людских страданий. Эта крошечная cухая старушонка, «с вострыми и злыми глазками», белобрысыми волосами, жирно смазанными маслом, с шеей, похожей на куриную ногу, явно пьёт кровь из своих жертв, набрасывая на заклады и ссуды большие проценты. Она скаредна, черства и подозрительна. Это живой символ бездушной власти денег, и не случайно Д. И. Писарев назвал её «пауком в человеческом образе». Раскольников, ее раздумывая, включает эту «глупую, бессмысленную, ничтожную, злую, больную старушонку, никому не нужную и, напротив, всем вредную», в панораму страшного мира.

Другим ликом зла становится Лужин. Власть денег в обществе даёт права, богатство и господство в мире таким, как он, преуспевающим дельцам, жадным, циничным и наглым, воплощающим деловую пошлость и эгоизм. Рисуя с большой выразительностью образ Лужина, Достоевский отталкивался от жизненных явлений, ему знакомых. Прототипом его является реальный присяжный стряпчий Павел Петрович Лыжин, хищник и наглец, знакомый писателю. Автор романа наделяет Лужина запоминающейся внешностью: в его «довольно красивом» лице есть нечто «неприятное и отталкивающее». Это персонаж «чопорный, осанистый, с осторожною и брюзгливой физиономией». Портрет позволяет автору проникнуть в характер Лужина и отметить его высокомерие, тщеславие, самодовольство, сухость и бездушие. В Петербург этот персонаж прибыл из провинции, где ему удалось сколотить солидные деньги, которые он любил и ценил более всего на свете: «они равняли его со всем, что было выше его». И ничего, что он полуобразован, зато у него солидная физиономия, которой он привык любоваться в зеркале; у него может быть красивая и образованная жена — Дуня, над которой он будет «безгранично и всецело владычествовать» г принимая законную благодарность. Ничего, что его считают скупым и корыстолюбивым, зато он основательно экономит, определив невесту с матерью в нищенских и мрачных нумерах купца Бакалеева. Неважно, что он провинциал по натуре, — он «решился попробовать Петербурга». Не имеет значения, что кто-то ценит честность и порядочность. Он подсовывает Соне в карман сторублевую ассигнацию, чтобы обвинить несчастную в краже и оклеветать её. Он относит себя к «новым людям», но при этом искажает их любимую теорию «разумного эгоизма». А нужна она ему для маски, приспособления к новым веяниям. Совсем не случайно этот презираемый автором персонаж носит фамилию Лужин. Он не раз (особенно в эпизоде поминок) попадает «в лужу». Но он — «луженый», тертый, и потому может благополучно выйти сухим из воды. Раскольников убеждается, что этот делец и кляузник «очень зол», бессердечен и жесток, он является выразителем злого мира.

Ещё одним ликом зла в глазах Раскольникова оказывается богач Свидригайлов, преступник и развратник, безнаказанно преследующий беззащитных жертв. Его прототипом был некий Аристов, заключенный омской каторжной тюрьмы, которого писатель называл «нравственным Квазимодо». Созданного по его образцу Свидригайлова Достоевский величал по-иному: «Зверь-Тигр». Крупный помещик, шулер и завсегдатай столичных притонов, он пользовался правами крепостника и мог истязать дворового человека, доводя последнего до самоубийства, убить собственную жену, изнасиловать малолетнюю горбунью и глухонемую девочку. Ради своих сладострастных прихотей он мог пойти на любое преступление. Раскольников узнаёт, что Свидригайлов может стать опасным соблазнителем Дуни. Для Свидригайлова нет различия между добром и злом, между прекрасным и безобразным, разумным и ненормальным, «Разум-то ведь страсти служит», — объявляет этот носитель патологической чувственности, воплощающий полный нравственный распад личности. Его физиономия, как и у Лужина, походила на маску: в красивом его голубоглазом и румяном лице было что-то «ужасно неприятное». Свидригайлов привык «переступать» закон и запреты морали, считая, что ему всё позволено. Побуждений к раскаянию у него не наблюдается. Однако Достоевский избегает однолинейности в изображении этого персонажа. Он наделяет Свидригайлова умом, наблюдательностью, волей, широтой натуры. Персонаж этот оказывается способным совершить ряд великодушных поступков: он освобождает Дуню из своей «мышеловки», поставленной им для неё; он определяет в приют детей Катерины Ивановны; дарит Соне три тысячи рублей. Тем не менее автор наказывает своего героя за всё свершенное им. Сначала он проникается глубокой любовью к Дуне, но страсть эта остаётся безответной. Потом его посещают кошмары, воскрешающие его былые преступления. И, наконец, автор отправляет его в последний «вояж»: в полубезумном и отчаянном состоянии Свидригайлов пускает себе пулю в лоб. Соприкосновение и конфликт Раскольникова с миром зла убыстряет его решение свершить своё возмездие.

Пятым мотивом преступления становится желание героя решить проблему этическую: можно ли, переступив законы, прийти к счастью? Ответ на этот свой острый нравственный вопрос Раскольников получает негативный. О всеобщем счастье в момент убийства он не задумывался. «Нет, мне жизнь однажды даётся и никогда её больше не будет: я не хочу дожидаться всеобщего счастья"», — откровенно сознаётся он в беседе с Разумихиным. Не достигает Раскольников и личного, индивидуального счастья. После совершения убийства явились страдания, терзания, муки. Он говорит Соне об этом так: «...если б только я зарезал из того, что голоден был < >, то я бы теперь... счастлив был!»

Наиболее важным и значимым в романе оказывается «головной» мотив преступления — разработанная Раскольниковым теория, оправдывающая преодоление закона. Важно понять, что герой романа — убийца-мыслитель, идеолог, который проверяет на практике своё теоретическое построение, свою философию жизни, свою идею. Основанием для возникновения теории Раскольникова была прежде всего сама буржуазная действительность, поляризирующая людей, сталкивающая своеволие и бесправие, власть и подчинение ей богатство и бедность, капитал и труд. Содействовали кристаллизации построений героя и присущие ему тщеславие, гордость, сознание своего превосходства, высокомерие, при котором он смотрел на товарищей как на недостойных его мысли, как на что-то низшее.

Истоком теории Раскольникова, по мнению Достоевского, был русский нигилизм, способный толкать своих поборников на преступления. Критик Н. Н. Страхов замечал по этому поводу: «Автор взял нигилизм в самом крайнем его развитии». Примечательно, что непосредственным поводом убийства старухи стал разговор студента и офицера о допустимости расправы с процентщицей, диалог, подслушанный Раскольниковым, в котором он услышал призыв первого из них убить старуху и взять её деньги, чтобы с их помощью послужить всему человечеству. «За одну жизнь — тысячу жизней, спасенных от гниения и разложения, Одна смерть и сто жизней взамен, — да ведь тут арифметика!» Разговор волнует и возбуждает героя романа, укрепляет его сложившуюся ранее теорию, однако следует принять во внимание слова Д. И. Писарева о том, что «теория Раскольникова не имеет ничего общего с теми идеями, из которых складывается миросозерцание современных развитых людей». В какой-то мере идеи Раскольникова опирались на теории «героев и толпы», «сильной личности», «цели, оправдывающей средства», получившие хождение среди шестидесятников, а много позже — у народников. В теории Раскольникова получили отголоски и такие эпизоды тогдашней общественной жизни, как нашумевшее дело П.- Ф. Ласенера во Франции (этот убийца свои преступления пытался оправдать идейными соображениями), как возник-новение в России «ишутинской группы», практиковавшей индивидуальный террор, как преступление студента Д. Данилова, убившего в 1866 году ростовщика Попова и его служанку Нордман, чтобы этим самым добыть большие средства для легкой жизни. Разумеется, у Достоевского эти теории и происшествия получили только глухие отголоски, так как теория Раскольникова с поведением этой «накипи» имела весьма мало общего.

Ещё одним источником головных идей Раскольникова стали теории, получившие оформление в Европе: в трактате М. Штирнера «Единственный и его собственность»; в концепции Т.-Моммзена, развитой в его «Римской истории» и прославлявшей Юлия Цезаря, которому всё было позволено; в книге Наполеона III «История Юлия Цезаря», где ставилась проблема прав «необыкновенных личностей». В этом труде «высокому гению», «исключительным существам» противопоставлялись помыслы «посредственного человека». Такие люди, как Цезарь, Карл Великий, Наполеон прокладывают «народам путь, которому они должны следовать». Достоевский знал эти труды и учёл их, выстраивая рассуждения своего центрального героя.

Какова же суть теории Раскольникова, изложенной в опубликованной им статье и развитой в беседах с Порфирием Петровичем? Герой романа разделяет всех людей на два разряда: на низший (обыкновенных) и высший (людей, имеющих дар «сказать в среде своей новое слово»). «Обыкновенные» люди «живут в послушании» и «обязаны быть послушными». Это ненужность, принимающая любой порядок вещей. «Необыкновенные» люди — разрушители такого порядка. Они преступают закон, молчаливо принятый большинством. Путь Наполеона подтверждает эти мысли: Наполеона не остановила гибель многих и многих тысяч людей, он жертвовал множеством жизней во имя своей цели. И другие законодатели (Ликург, Солон, Магомет), подобно Наполеону, «не останавливались перед кровью, если только она могла им помочь». Извечно, считает герой романа, существовали две категории людей: 1) люди, смело нарушающие моральные нормы и порядок, принятый большинством. Это Наполеоны, не пренебрегавшие жертвами и насилием; 2) люди, безропотно принимающие любой порядок. Это «твари дрожащие» (здесь Раскольников воспользовался выражением из пушкинских «Подражаний Корану»). В мире допустимо и необходимо попрание «тварей дрожащих» Наполеонами. Эту теорию юный философ пытается применить к самому себе: «Мне надо было узнать тогда, и поскорей узнать, — говорит он Соне, — вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить, или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять, или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею? » Для этого-то понадобилась Раскольникову «проба», кровавый опыт и эксперимент над старухой. Это позволило бы проверить и утвердить себя: «Вот что: я хотел Наполеоном сделаться, оттого и убил...»

Кроме этой главной теории герой романа выстроил и вторую, более благородную, смягчающую резкость первой. Он решил, что на похищенные у убитой процентщицы деньги будет помогать другим людям, спасать «сотни молодых жизней» от гибели и разврата. Эта теория весьма напоминает рассуждение студента в его споре с офицером о жизненной арифметике.

Таковы те умственные, «головные» построения, которые стали решающим мотивом готовящегося в романе преступления.

Наказание преступника.

Само преступление не занимает значительного места в структуре романа и не становится его центральной темой. Для автора более существенным является наказание за содеянное героем: убийство старухи и похищение её ценностей, Более того, наказание практически началось раньше самого преступления, когда, готовя себя к «пробе », Раскольников встал на преступный путь.

Одной из форм наказания стала внутренняя, иссушающая героя борьба, муки проснувшейся совести. Нравственные терзания Раскольникова неизменно возрастают, приобретают острый психологический драматизм, особенно усиливающийся после убийства и осознания своей личности как не отвечающей признакам наполеоновской натуры. Страдания углубляются от встречи с неожиданностями. Раскольникова чуть не задержали на месте преступления: лишь случайность помогла ему покинуть дом процентщицы, Утром следующего дня его вызывают в полицию, что давало основание считать явным казавшееся тайным: вызов был связан с давним денежным долгом. В участке Раскольников падает в обморок, рождая смутные подозрения, но всё обошлось благополучно. Разумихин и Зосимов сообщают больному Родиону о диком убийстве, им совершенном (но, оказывается, имя преступника они не знают). Посещая квартиру старухи после её убийства, Раскольников прислушивается к звуку дверного колокольчика, но никто не выходит навстречу. Незнакомый мещанин неожиданно называет его убийцей, хотя называет случайно. Расспрашивая маляров о пятнах крови на полу, Раскольников как будто выдал себя, но те не отреагировали должным образом. Так внешние неожиданности подстерегают героя, мучая его и проявляясь в резком внезапном слове «вдруг». По подсчетам А. Слонимского, в «Преступлении и наказании» это слово употреблено 433 раза.

Ещё одной формой наказания становится смех, преследующий Раскольникова. Старуха, как показалось убийце, встретила его чем-то похожим на насмешку. Когда он во сне вновь наносит ей удар, она уже нагло смеётся ему в глаза, Кто-то смеётся и в соседних комнатах. Насмешливая реплика пьяного опять больно ранит героя романа. Он слышит смех Настасьи. Потом насмешка ощущается в словах Порфирия. Ему, Раскольникову, подмигивает — весело и плутовски — Свидригайлов На Сенной он слышит грубый смех толпы. Ощутимым наказанием становится и то, что Соня не принимает его теории. Ночные кошмары преследуют Раскольникова с особым ожесточением. Преследования законом в лице Порфирия Петровича оказываются мучительным испытанием для Родиона. Позже каторга станет особой формой юридического наказания.

Особенно подробно Достоевский останавливается на внешнем наказании, идущем от Порфирия Петровича и власти, которую он представляет. Следователь ставит страшные западни, окружает жертву железным «психологическим» кольцом, стремится захлопнуть приготовленную мышеловку.

Порфирий Петрович — опытный, вдумчивый и проницательный следователь. Ещё до первого вызова Раскольникова он постарался найти статью героя, посвященную «Наполеонам» и «тварям дрожащим», и внимательно с ней ознакомиться. В руках пристава следственных дел оказался важнейший материал, уличающий его подследственного. Беседы со вчерашним студентом и его обморок укрепляют догадки Порфирия Петровича. Он устанавливает определенную зависимость теории Раскольникова от идей 1840-х годов, находит в ней и фантастические нелепости, и искренность, и юную гордость, и энтузиазм, близкий к фанатизму. Цитируя гоголевские «Записки сумасшедшего» («туман, струна звенит в тумане»), Порфирий Петрович намекает на связь идей Раскольникова с исканиями недавней эпохи Белинского и автора «Мертвых душ», а одновременно даёт понять, что «мрачная статья» студента похожа на заключения безумца. Своеобразие этого следователя проявляется в его глубоком психологизме, тонкой интуиции, логичности, смелости, широкой образованности, терпеливости, хитрой расчётливости. Он владеет убийственной иронией, блистательными актерскими способностями, глубоким проникновением в характер мышления собеседника, силой морального воздействия, превосходным ощущением современности и носящихся в ней идей (в преступлении Родиона он усматривает «нашего времени случай»). Порфирий Петрович наделён автором некоторой добротой и сочувствием к подследственному: он рекомендует Раскольникову явиться в полицию с повинной, раскаяться, искупить свою вину, довериться «натуре». Но при этом он не выпускает свою жертву из рук, психически изматывает её, превращая допросы в настоящую пытку для Раскольникова, который чувствует себя затравленным зверем. Порфирий Петрович неизменно сужает описываемые круги расследования, чтобы в нужный момент попасть в самый «центр», в «яблочко», а тем самым сокрушить своего «противника» и прижать его к стене. Существуют разные оценки Порфирия и сути его следственной практики. Крупнейший русский юрист А. Ф. Кони восторженно писал о высоком профессионализме Порфирия Петровича и его благородстве, человечности и доброте. Это тип следователя, полагал он, каким он должен быть. Такие авторы, как Н, Ахшарумов, Л. Гроссман, Н. М. Чирков видели в Порфирии идеал, к которому стремилась судебная реформа 60-х годов, идеологического заместителя автора, находили связь этой фигуры с передовой публицистикой эпохи. Однако исследователь Р. Н. Подобная усматривает в Порфирий Петровиче защитника официальной законности и существующего общества, верного служению самодержавному режиму под маской гуманности. Не следует, считает она, видеть в нём рупора авторских идей. Порфирий Петрович целиком принадлежит старому, злому и страшному миру и выражает активность последнего. Достоевский же поднимается над всеми своими персонажами в том числе над Порфирием, которого, как и Раскольникова, он судит своим судом.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

83875. Полость живота. Топографо – анатомические образования верхнего и нижнего этажей брюшной полости 51.31 KB
  В хирургической анатомии в малом сальнике выделяют лишь lig.hepatoduodenale и lig.hepatogastricum, поскольку они хорошо визуализируются во время операций. В составе lig. hepatoduodenale, между ее листками, в порядке справа налево располагаются следующие элементы: ductus choledohus (D) — крайнее правое положение, vena portae (V) — посередине
83876. Висцеральные ветви брюшной части аорты. Притоки воротной вены. Порто – кавальные анастомозы 55.17 KB
  Висцеральные ветви брюшной части аорты Непарные висцеральные ветви Чревный ствол короткая 2 см но толстая артерия которая отходит на уровне XII грудного позвонка в самом hitus orticus диафрагмы идет вперед над верхним краем pncres и тотчас делится на три ветви: . gstric sinistr левая желудочная артерия идет к малой кривизне желудка дает ветви как к желудку так и к prs bdominlis esophgi. gstroduodenlis проходит позади duodenum и делится на две ветви: .
83877. Малый сальник, сальниковая сумка, стенки, отверстие, связь с другими отделами. Способы осуществления доступа к поджелудочной железе 69.84 KB
  В зависимости от локализации патологического процесса и характера оперативного вмешательства производят различные разрезы передней брюшной стенки. Для обнажения тела и хвоста поджелудочной железы чаще применяют верхний срединный разрез который в случае необходимости можно расширить путем пересечения прямых мышц живота. Для подхода к головке поджелудочной железы особенно если одновременно предполагают вмешательство на желчных путях целесообразно применять разрезы С. Разрез проводят параллельно XII ребру справа если необходимо подойти к...
83878. Хирургическая анатомия печени. Связки, доли, ворота, кровеносные сосуды. Хирургическая анатомия печёночно – двенадцатипертной связки, элементы 54.27 KB
  Нижний край острый с двумя вырезками вдавление от желчного пузыря и вырезки круглой связки печени. Поперечная борозда соответствует воротам печени. Левая продольная борозда глубокая щель отделяющая левую долю печени от правой.
83879. Холецистэктомия. Лапароскопическая холецистэктомия. Треугольник Кало. Показания, техника выполнения, анатомические сложности 50.01 KB
  Границы треугольника: 1 пузырный проток латерально; 2 общий печеночный проток медиально; 3 правая ветвь собственной печеночной артерии сверху пузырная артерия сама нередко образует верхнюю границу треугольника Холецистэктомия Показания: воспаление желчного пузыря желчнокаменная болезнь опухоль желчного пузыря. Оперативный прием: существуют два способа выделения пузыря: от дна и от шейки. Холецистэктомия от шейки пузыря Выделение пузырного протока и пузырной артерии. Производят выделение и удаление желчного пузыря.
83880. Хирургическая анатомия желчного пузыря и желчных протоков. Варианты желчных протоков. Дренирование желчных протоков 78.03 KB
  Хирургическая анатомия желчного пузыря Желчный пузырь представляет собой грушевидной формы резервуар для желчи располагающийся между правой и квадратной долями печени. Шейка желчного пузыря продолжается в пу зырный проток направлена в сторону ворот печени и залегает вместе с пузырным протоком в печеночнодвенадцатиперстной связке. С\'келетотопия: дно желчного пузыря определяется спереди.
83881. Хирургическая анатомия желудка. Отделы, кровеносные сосуды, нервы и лимфатические пути 54.69 KB
  Отделы желудка Желудок имеет достаточно специфическую форму. В нем можно выделить несколько отделов которые отличаются в функциональном отношении и по своему гистологическому строению: кардиальный отдел дно желудка тело желудка и пилорический отдел. Кардиальный отдел или кардия желудка назван так за то что он располагается в непосредственной близости к сердцу.
83882. Хирургическая анатомия двенадцатиперстной кишки. Отделы, кровеносные сосуды. Большой и малый дуоденальные сосочки 50.97 KB
  Верхняя часть луковица двенадцатиперстной кишки располагается между привратником желудка и верхним изгибом двенадцатиперстной кишки. Нисходящая часть двенадцатиперстной кишки образует более или менее выраженный изгиб вправо и идет от верхнего до нижнего изгибов. В эту часть открываются обший желчный проток и проток поджелудочной железы на большом сосочке двенадцатиперстной кишки.
83883. Хирургическая анатомия поджелудочной железы и спленэктомия 51.49 KB
  Она имеет: переднюю поверхность к которой выше брыжейки поперечной ободочной кишки прилегает антральная часть желудка а ниже петли тонкой кишки; заднюю поверхность к которой прилегают правая почечная артерия и вена общий жёлчный проток и нижняя полая вена; верхний и нижний края. Тело имеет: переднюю поверхность к которой прилегает задняя стенка желудка; заднюю поверхность к которой прилегают аорта селезёночная и верхняя брыжеечная вены; нижнюю поверхность к которой снизу прилегает дена дцатиперстнотощекишечный изгиб; верхний...