82090

Лексические трансформации при переводе юридического текста на примере личной документации

Дипломная

Иностранные языки, филология и лингвистика

Правильность построения вербального текста который может быть устным и письменным связана с соответствием требованию текстуальности внешней связности внутренней осмысленности возможности своевременного восприятия осуществления необходимых условии коммуникации и т.д.

Русский

2015-02-25

178 KB

16 чел.

НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«УНИВЕРСИТЕТ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ»

Челябинский филиал

ГУМАНИТАРНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра иностранных языков и общественных коммуникаций

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

на тему

"Лексические трансформации при переводе юридического текста на примере личной документации"

                                                            Выполнил:

                                         Алешечева Мария Анатольевна

                                                            студентка очно-заочного  отделения

               группы ЛП-431

                                                            Проверил:

                                                            Гаршина Мария Вячеславовна

                                                            преподаватель

                                                            кафедры иностранных языков и

                                                            общественных коммуникаций

Челябинск 2015

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЮРИДИЧЕСКОГО ПЕРЕВОДА…

1.1 Юридический текст как коммуникативная единица…………………….

1.2 Правовая лингвистика и юридический перевод………………….

1.3 Лексические трансформации, виды и причины их использования…………

Вывод по главе 1

ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ ЛЕКСИЧЕСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ДОКУМЕНТОВ...

2.1 ……………..

2.2 ……………………………………...

2.3 …………………………………

Вывод по главе 2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК…………….…………………………….

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

ПРИЛОЖЕНИЕ 2


ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЮРИДИЧЕСКОГО ПЕРЕВОДА

  1.   Юридический текст как коммуникативная единица

Текст - (от лат. textus — ткань, сплетение, соединение) — объединённая смысловой связью последовательность знаковых единиц, основными свойствами которой являются связность и цельность. В языкознании текст — это последовательность вербальных (словесных) знаков. Правильность построения вербального текста, который может быть устным и письменным связана с соответствием требованию «текстуальности» — внешней связности, внутренней осмысленности, возможности своевременного восприятия, осуществления необходимых условии коммуникации и т. д. Изучение текста в разных странах осуществляется под разными названиями: лингвистика текста, структура текста, герменевтика текста (т. е. выявление системы неочевидных смысловых связей и оппозиций) грамматика текста; онтологический статус каждой из этих дисциплин определен нечётко, и в целом можно говорить о более общей дисциплине — теории текста.

Функциональный подход к языку позволяет определить понятие текста как единицы, с помощью которой осуществляется речевое общение. Он рассматривается как явление динамическое, организованное в условиях реальной коммуникации и, следовательно, обладает особыми лингвистическими параметрами. Сам текст можно разбить на более дробные элементы- единицы текста, организованные в иерархию в общей структуре текста, что помогает раскрыть сущностные характеристики текста – содержательные, функциональные, коммуникативные. Единицы текста, могут вступать в виде высказываний, которые отражают значимые для данного текста элементы ситуации-события, по поводу которого возникла коммуникация.

Рассматривая текст как форму коммуникации, важно подчеркнуть, что текст - всегда продукт первичной коммуникативной деятельности автора (говорящего, пишущего) и объект вторичной коммуникативной деятельности адресата (читателя или слушателя). Чтобы состоялось общение автора и адресата через текст, необходимы знание языка (кода) и действительности, а также наличие контакта (канала связи).

Различают четыре системных признака текста:

1. Информативность. Все тексты информативны, хотя иногда информация бывает нулевой, например, в разговорно-обиходной сфере общения, где главным может быть установление и поддержание контакта.

2. Структурность. Она предполагает взаимосвязь и взаимозависимость элементов в рамках целого текста. Структурность текста соотносится с его связанностью.

3. Регулятивность. Это – системное качество текста, заключающееся в способности «управлять» познавательной деятельностью читателя. Регулятивность текста связана с другими его особенностями: информативностью, структурностью, интегративностью.

4. Интегративность. Это системное качество текста есть ориентация всех элементов текстовой структуры на синтез – на воплощение содержательного плана текста, организованного авторской интенцией, его конкретными целями и мотивами. Интегративность связана с цельностью своей психолингвистической природой, тем, что это признаки текста есть результат речемыслительной активности коммуникантов. Локальная связность - это связность линейных последовательностей (высказываний, межфразовых единств).

Все вышеуказанные характеристики в полной мере относятся к юридическому тексту.

Ориентация текста на коммуникативный процесс акцентирует внимание на прагматике текста правового акта. Прагматический анализ текста (от греч. «pragmatos», что означает «дело», «действие») – это область науки (семиотики, языкознания), в которой изучается функционирование языковых знаков в речи). Прагматика текста — один из аспектов текста как знакового образования, фиксирующий отношения между текстом и субъектами текстовой деятельности (т.е. автором и адресатом-читателем). Традиционно прагматика текста предполагает учет коммуникативных интересов читателя и соблюдение фундаментальных принципов речевого общения. Автор сообщения, как правило, следует принципам текстового построения, призванным обеспечить для читателя возможность более или менее эффективного понимания: в соответствии с этими принципами текст должен обладать связностью, предоставлять потенциальному адресату возможность уяснить его основной смысл.

В прагматику включаются вопросы, связанные с субъектом (автором текста), адресатом (читателем) и, главное, с их взаимодействием в акте коммуникации.

Субъект речи (автор текста) определяет:

1) цели и задачи сообщения (например, информирование, волеизъявление, инструктирование и т.д.);

2) тип речевого поведения;

3) отношение к сообщаемому, его оценку (или отсутствие таковой);

4) доминирующие акценты при создании текста сообщения. Адресат речи (читатель текста) выполняет следующую роль:

а) интерпретирует текст, в том числе косвенные и скрытые смыслы;

б) испытывает воздействие текста - интеллектуальное, эмоциональное, эстетическое.

Правовая коммуникация — это проходящий в юридической сфере общественной жизни процесс передачи правовой информации от правотворческого органа к правоприменителю. Структура акта правовой коммуникации состоит из следующих компонентов: адресант — сообщение, код, референция, контакт — адресат. Сообщение — это содержащаяся в правовом акте совокупность правовых норм, установленных уполномоченными на то государственными органами. Важную роль в акте правовой коммуникации играет и такой его элемент, как контакт. Особенностью этого элемента в акте правовой коммуникации является то, что он носит опосредованный характер. Адресат получает сообщение не непосредственно от адресанта, а через средства массовой информации: правовые акты подлежат обязательному опубликованию, кроме случаев, когда эти документы содержат сведения, составляющие государственную тайну, или имеют конфиденциальный характер.

Важнейшим свойством правовой коммуникации, безусловно, является ее упорядоченность. Данное свойство должно выражаться в одинаковом понимании правовой информации всеми участника акта правовой коммуникации. Именно обеспечение идентичности понимания правовой информации законодателем и правоприменителем, является, в частности, наиважнейшей функцией лингвистической экспертизы проектов правовых актов. В этих целях соответствующие структурные подразделения аппаратов законно-дательных и исполнительных органов Российской Федерации и ее субъектов, осуществляющие лингвистическую экспертизу (литературное редактирование), оценивают языковое и стилистическое качество текстов законопроектов, то есть устанавливают их соответствие нормам современного русского литературного языка и других языков народов Российской Федерации с учетом функционально-стилистических особенностей юридических текстов, их типологической специфики, требований юридической техники, редакционно-технических правил и нормативов, а также участвуют в редакционно-технической доработке текстов проектов правовых актов.

Правильность текста правового акта — это соблюдение системы норм, связанных с надлежащим использованием языковых, стилистических, логических, структурных и прагматических (целевых) характеристик конкретных текстов.

Если воля законодателя получила исчерпывающее, адекватное выражение, требования к языку правовых актов соблюдены, структура строго определена, текст правового акта официально опубликован, то акт правовой коммуникации можно считать осуществленным.

Юридический текст имеет черты сходства, как с научным текстом, так и с текстом инструкции, поскольку выполняет и познавательные, и предписывающие функции. Но какими бы, ни были законы по содержанию, по своим типологическим признакам они как тексты достаточно однородны. Комплекс средств, который для них характерен, обеспечивает полноценную передачу информации реципиенту. А реципиентом в данном случае является любой взрослый гражданин страны, ведь для него закон - это руководство к действию. Однако гражданину страны для понимания (толкования) любого закона, за исключением, может быть, Конституции, требуется помощь специалиста.

Часто юридические тексты предназначены для различного рода административных органов и составляются также от их имени. Соответственно, такие тексты выполняют как информирующие, так и предписывающие функции. Однако фактическим источником и получателем данного типа текстов являются профессиональные юристы, поэтому доминирующей для текстов данного типа является когнитивная информация, которая оформляется однотипно и по определенным установленным правилам. Ведущую роль в передаче когнитивной информации текста правового документа играют юридические термины. В данном типе текстов они обладают всеми характерными признаками терминов: однозначностью, отсутствием эмоциональной окраски, независимостью от контекста. Кроме того, для передачи когнитивной информации используется разнообразная тематическая лексика, связанная с особенностями отрасли права, к которой относится данный текст; переводятся эти лексические единицы в основном с помощью однозначных эквивалентов.

Юридический текст имеет значимые для перевода особенности, обусловленные теми видами информации, которые в нем содержатся.

Из этого следует что, при переводе юридического текста доминирующими системными признаками являются те, которые передают когнитивную информацию с интенцией предписания и эмоциональный оттенок высокого стиля, а именно:

1) когнитивную информацию несут в первую очередь юридические термины. Они обладают всеми характерными признаками терминов (однозначность, отсутствие эмоциональной окраски, независимость от контекста), но некоторая доля их (например, в русском: «референдум», «частная собственность», «потерпевший», «правонарушение» и др.) известна не только специалистам-юристам, но и всякому носителю языка, так как область их применения выходит за рамки юридического текста. Некоторые юридические термины имеют архаичную окраску, и их использование в тексте создает колорит высокого стиля («отрешение от должности», «жилище неприкосновенно» и пр.). Этот эмоциональный оттенок юридического текста связан с его высоким статусом в обществе и отражает отношение к нему людей. Благодаря лексике высокого стиля эта эмоциональная информация передается реципиенту. Особенно отчетливо возвышенная окраска ощущается в преамбуле Конституций, где высокий стиль передается также с помощью синтаксических и графических средств (расположение текста на странице);

2) для юридических текстов характерна высокая степень клишированности. Средства языкового оформления данных текстов относятся к канцелярской разновидности письменной литературной нормы, которая и является их стилистической основой. Напомним, что для канцелярского стиля характерно отсутствие эмоциональной информации и обилие так называемых канцелярских клише. Поэтому при переводе таких текстов большую роль играет наличие аналогового текста, то есть образца соответствующих документов на языке перевода. Соответственно тексты документов переводятся на основе изучения аналоговых текстов, существующих в языке перевода.   Юридические термины выступают на общем фоне письменной нейтральной литературной нормы языка в ее канцелярской разновидности, поэтому в процессе работы над текстом перевода рекомендуется осуществлять выбор соответствий в пользу языковых средств канцелярского стиля. Единицы перевода - морфема, слово, словосочетание и предложение. Основные виды соответствий - однозначный эквивалент, вариантное соответствие, функциональный эквивалент и трансформация. Фон нейтральной письменной литературной нормы в ее канцелярской разновидности передается комплексом лексических и синтаксических средств, функционально соответствующих средствам подлинника (равноправные вариантные соответствия, трансформации); единицы перевода - слово и словосочетание;

3) объективность подачи информации обеспечивается преобладанием абсолютного настоящего времени глагола и пассивными конструкциями, а ее всеобщий характер – преобладающей семантикой подлежащего, где, наряду с существительными юридической тематики, чрезвычайно распространены существительные и местоимения с обобщающей семантикой («каждый», «никто», «все граждане»). Предписывающий характер информации передается с помощью глагольных структур со значением модальности необходимости и модальности возможности («не могут», «должен осуществляться» и т. п.). Пассивные конструкции - передаются грамматическими эквивалентными соответствиями, некоторые из которых сопровождаются синтаксическими трансформациями; обобщающая семантика подлежащего - переводится с помощью вариантных соответствий; единица перевода - слово;

4) синтаксис юридического текста отличается полнотой структур, разнообразием средств, оформляющих логические связи; для него характерны частотные логические структуры со значением условия и причины, причем эти значения выражены специальными языковыми средствами («в случае, если», «по причине» и т. п.). Необходимость полно и однозначно выразить каждое положение, избегая двусмысленных толкований, приводит к обилию однородных членов предложения и однородных придаточных , возможно преобладание структур со значением условия и причины, наличествует обилие однородных членов предложения и однородных придаточных - системная частотность этих средств воспроизводится в переводе; при этом все правила формальной логики при построении структур должны быть соблюдены;

5) компрессивность юридическому тексту не свойственна. для него не характерны сокращения, скобки, цифровые обозначения. Числительные, как правило, передаются словами. Преобладает тавтологическая когезия, то есть повторение в каждой следующей фразе одного и того же существительного. Соответственно, отсутствие компрессивности, наличие тавтологической когезии - сохраняется в переводе; 6)наличие не только лексических средств оформления высокого стиля, но и синтаксических и графических - степень этой окраски воспроизводится в переводе с помощью эквивалентных и вариантных соответствий, а если эти соответствия невозможны, то с помощью позиционной компенсации.

Юридический текст является одной из жизненных форм права. Так, по мнению И.Н. Грязина, право вообще не может существовать, не будучи воплощенным в текстуальную форму. 

Педагогический юридический текст представлен учебниками по праву, которые отличаются от учебников по другим дисциплинам способом репрезентации юридических положений и соответствующих судебных дел. Исследуя роль судебных дел в комментариях и объяснениях в учебниках, Н.А. Комина указывает на то, что, чем больше текст переходит от описания к обсуждению, тем больше появляется ссылок на судебные дела. Необходимо отметить, что даже в рамках конкретного учебника по праву могут быть значительные вариации в риторическом структурировании юридического текста в зависимости от происхождения точки зрения на конкретное юридическое положение (либо это прецедент, либо закон, введенный законодательной властью). 

Академический юридический текст — это статьи в журналах. Исследования этого вида текста немногочисленны, но можно предположить, что ему будут присущи основные черты научных журнальных статей: эмоциональная и оценочная нейтральность, книжность и однозначность используемых языковых средств, эксплицитность изложения, композиционная четкость. Ведущей прагматической установкой академического юридического текста, как и научных текстов других типов, будет являться установка на четкое, недвусмысленное и непротиворечивое донесение до читателя  научного текста.

Судебный текст включает в себя юридические документы двух видов: решения суда (приговоры) и судебные дела. Почти все из них имеют типичную организацию текста, уникальную в этом жанре. Судебные дела отличаются от других видов правового текста не только своим построением, но и тем, как они читаются и интерпретируются. 

Законодательные тексты представлены законами, соглашениями, уставами, контрактами и др. В лингвистической литературе не существует четкой отнесенности юридических законодательных текстов к определенному типу текстов. Например, по мнению Е.Е. Анисимовой, законодательный текст следует отнести к аппелятивным текстам. И.Б. Руберт относит законодательные тексты к регулятивным (текстам, регулирующим социальные отношения).  Автор считает, что это отличает регулятивные тексты от директивов, которые, как правило, не содержат указания на способ действия. 

В настоящее время имеются различные подходы к исследованию юридического текста. Представители стилистического подхода (М.П. Брандес, В.И. Провоторов и др.) относят юридические тексты (в том числе законы, договоры) к произведениям официально-делового стиля, который обслуживает административно-правовую сферу общественной деятельности, реализуется преимущественно в письменной форме, имеет минимум субъективно окрашенных элементов в силу функционирования в стандартных официальных ситуациях. 

В качестве других основных стилевых признаков официально-деловой речи М.Н. Кожина выделяет точность, не допускающую инотолкования; неличный характер деловой речи; именной характер официально-делового стиля; стандартизированность деловой речи; особую официальность  выражения и безэмоциональность.

А.Ф. Черданцев отмечает, что трудно переоценить значение логики, стиля и языка для законодательства. Именно поэтому он  выделяет  три непременных признака законодательного текста — полнота, целостность, логическая завершенность. В качестве других особенностей законодательного текста он называет директивность, официальность, точность, ясность.

Точку зрения А.Ф. Черданцева на основные признаки законодательного текста разделяет Г.С. Бояринцева. Она придерживается следующих критериев, присущих юридическому тексту, - императивность, значение предписания, точность, неличный характер, стандартизация.

Н.Н. Ивакина называет следующие черты юридических текстов как одного из представителей официально-делового стиля, а именно, предельную точность, объективность, официальность, стандартизированность, краткость.

Т.В. Губаева к общим стилевым чертам юридических текстов причисляет императивность, точность, неличный характер, стандартизацию, именной характер. Согласно ее мнению, каждая черта проявляется лексически и грамматически.     

О.А. Прохорова выделяет основные требования, предъявляемые к юридическому тексту, исходя из существующих исследований юридического текста в рамках функционально-прагматического подхода, среди них:

-  Необходимыми признаками юридического текста являются полнота и своевременность информации, точность и лаконичность, так как основная задача адресанта — предельно четко отразить информацию, приобретающую правовую силу. 

-  Стандартизированность (терминологизация) также характерна для юридического текста, так как она обеспечивает однозначное понимание информации адресантом. Возможность стандартизации возникает как следствие стандартных, типизированных ситуаций в правовой сфере коммуникации. 

-  Объективность объясняется тем, что адресант выступает в юридическом тексте как носитель определенной социальной роли. Отсутствие личностного отношения к предмету высказывания приводит к устранению субъективной модальности.

-  Ясность — основное требование, предъявляемое к юридическому тексту, где главное — передача информации, которая должна быть донесена до адресата в ясной и, кроме того, в официальной форме. 

Сейчас появляется новый взгляд на юридический текст, который ставит под сомнение однозначность интерпретации языка закона. С традиционной философской точки зрения, язык закона является универсальным кодом, который при правильной интерпретации гласит истину. Понятие «истина» толкуется как соответствие знания действительности. Юридический текст традиционно воспринимается как нечто идеальное, которое можно истолковать только однозначно, однако не принимается во внимание тот факт, что юридический текст — это исторически сложившаяся общественная структура. 

И.Б. Руберт рассматривает структурные, семантические, прагматические особенности становления и развития текстов законодательных актов с позиций культурологического подхода, «в соответствии с которым при изучении текста в диахронии важна не только систематизация фактов, но, прежде всего, экспланаторная направленность, включающая поиск культурно-исторических предпосылок, объясняющих эволюционные изменения текста».

Юридический текст как один из типов текста не описывает научные понятия чувства и переживания людей, не характеризует отношение к определенным лицам, явлениям действительности. Он не доказывает, не объясняет, не убеждает и не развлекает, а властно предписывает субъектам права определенное поведение, формулирует требования, общеобязательные предписания. Все это определяет особенности языка права как основы официально-делового стиля. 

По мнению А.А. Ушакова, язык в праве является «единственным материалом, первоэлементом, из которого создаются и оформляются все правовые категории».

Язык служит средством передачи информации о содержании правовых предписаний. С помощью языка юридический текст оформляется, становится пригодным для внешнего использования и доступным для конкретных адресатов. 

Большой интерес представляет работа А.Н. Шепелева, посвященная языку права. Автор определяет его как самостоятельный функциональный стиль. 

Основные особенности языка законодательства определяет также и А.С. Пиголкин. К ним он относит:

-  официальный характер, документальность внешнего языкового выражения мысли законодателя;

-  ясность и простоту языка законодательства;

-  максимальную точность выражения языка законодательства;

-  экономичность использования в тексте нормативных актов языковых средств;

-  логическую связность и последовательность изложения;

-  экспрессивную нейтральность нормативного текста;

-  безличный, неиндивидуальный характер стиля законодательных положений;

-  формализацию языка законодательства.

Для языка правовой доктрины характерна и подчеркнутая логичность, как на уровне целого текста, так и на уровне его композиционных частей. Она проявляется в подчеркнутом последовательном переходе от одной мысли к другой, в наличии средств связи между единицами текста. Другой особенностью языка правовой доктрины является его безобразность, что проявляется в отсутствии эмоционально окрашенной и сниженной лексики. 

Профессиональная речь юристов оформляется параллельно с языком закона, но живет по законам устного жанра — юридической риторики. Поэтому данному элементу языка права свойственны эмоциональность и образность, языковые тропы (метафоры, сравнения, перефразы, инверсия и т. д.) как на фонетическом и лексическом, так и на синтаксическом уровне. Этот компонент структуры права отличается личностью, почти полным отсутствием абстрагированнной лексики, развернутыми синтаксическими структурами. Функциональное назначение данного компонента — убедить слушателей в правильности излагаемой позиции, вызвать сочувствие к одним и негодование по отношению к другим. 

Язык процессуальных актов наиболее разнороден. Он выполняет не только функцию долженствования, но и функцию общения, которая проявляется в диалоге. Здесь есть возможность для проявления индивидуальных черт говорящего, характерна эмоциональная реакция. В языке процессуальных актов имеют место эллиптичность («свернутость» высказываний), иноязычная терминология почти отсутствует, широко используется разговорная лексика, часто употребляются местоимения и частицы. 

Язык договоров имеет достаточно древние исторические корни. Развиваясь параллельно с языком закона, своего расцвета он достиг много позже, в XVII – XVIII в.в., когда сформировался так называемый «приказной стиль». По своей юридической природе договор представляет собой добровольное соглашение сторон. Н.С. Соколова рассматривает договор как «соглашение нормативного характера, имеющее силу закона».

Закон признает договор как нормативно значимый способ регулирования отношений в различных сферах государственной и общественной жизни. Именно поэтому Ю.А. Тихомиров называет закон «отцом договора».

Требования к языку договоров в определенной мере сходны с теми, что предъявляются к языку закона: недопустимы художественная красивость, высокопарность фраз, лозунговость или публицистичность. Нейтральность языка повышает эффективность правового регулирования. Не допускается лексическая и смысловая абсурдность, разрыв мыслей, затемненность и двусмысленность фраз. Кроме этого, языку договоров присущи конкретность логичное изложение материала, связь нормативных предписаний между собой, оправданное употребление тех или иных языковых норм, точность и определенность формулировок, выражений, определенных терминов, ясность и доступность при изложении материала, использование апробированных, устоявшихся терминов и выражений, имеющих широкое применение, унификация, единообразие формы и структуры. 

Таким образом, очевидно, что «дух» и «буква» договора должны быть едиными.

И.А. Улиткин считает, что основная функция договора — достижение договоренности между двумя заинтересованными сторонами по вопросам определенного порядка, а также сфера общения и цель коммуникации обусловливают специфические (первичные) стилевые черты данного типа текста, а именно: официальность, сжатость, точность.

Официальность вытекает из сферы коммуникации, она подчеркивает дистанции. Между собеседниками, разделение речей между партнерами и их сфер влияния, указывая на то, что речь идет о «деле» или «сделке» и окрашивает соответствующим образом тон договора. Официальный тон современному договору придает также употребление большого количества канцеляризмов и шаблонов. Многие из них служат для логической спаянности высказывания. 

Под сжатостью понимается логическая свернутость выражения, которая позволяет дать максимум информации с помощью выразительных средств. 

Точность подразумевает детальную исчерпывающую полноту описания, деловую конкретность и обстоятельность, которые выражаются в употреблении специфической терминологии, в однозначности и безобразии лексики. 

Язык договоров характеризуется, прежде всего, целостным внутренним структурным построением. Это обусловлено его юридической природой и свойствами. Ему свойственны клишированность и строгая логическая последовательность текста. Клишированность языка договоров проявляется в обилии клише. Данные языковые стандарты несут определенную функциональную нагрузку: экономят время на составление документа и мыслительную деятельность, они способствуют точному и однозначному выражению мысли, облегчают общение, поэтому являются нормативным явлением в деловой речи. 

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что юридические тексты, представленные  в юридических документах, отличаются разнообразием  и особыми стилевыми характеристиками. Они являются важным ориентиром в деятельности любого государства и общества. Язык права, в особенности язык законодательства, играет огромную роль при формировании законодательного стиля и создании юридических текстов, служит средством передачи информации о содержании правовых предписаний, и представляет собой особое языковое явление, имеющее свои особенности, и, несомненно, требующее изучения и исследования. Яркими представителями законодательного стиля являются законодательный текст и текст договора, которые служат объектом нашего исследования. Каждому из типов текста присущ свой язык, каждый тип текста характеризуется определенными стилевыми признаками. 

  1.   Правовая лингвистика и юридический перевод

Особенности взаимосвязи языка и права с давних пор интересуют языковедов и правоведов.

Вопросами языка и права занимается раздел науки, называемый в научной литературе “legal linguistics” (“правовая лингвистика”). Немецкий ученый-лингвист Адальберт Подлех “правовой лингвистикой” называл «совокупность всех методов и результатов исследований, которые касаются вопросов связи языка и правовых норм, и отвечают требованиям современной лингвистики». Современное понимание правовой лингвистики значительно расширилось, так как «изменились требования современной лингвистики, прошедшей за эти годы долгий путь развития». В связи с этим изменилось соотношение правоведения и языковедения в изучении языковых вопросов в правовой сфере и значительно возросла роль лингвистических исследований в этой области. «Гейдельбергская научно-исследовательская группа по вопросам правовой лингвистики определяет эту область исследований как «научно-теоретическую и повседневно-практическую сферу соприкосновения методического восприятия языка в юриспруденции и лингвистического анализа языка в значении практической семантики».

Опираясь на классификацию научно-исследовательской группы по изучению языка права Берлинско-Бранденбургской академии наук, можно выделить следующие важнейшие области исследования сферы языка и права в науке: 

1. Коммуникация в суде - языковое поведение сторон перед судом. Это широкое направление исследований включает, в частности, вопросы риторики, стилистики, лингвистики текста, а также различные чисто языковые аспекты, например, социальные и диалектные различия в языковом поведении участников коммуникации;

2. Юридическая аргументация - способы и возможности выражения юридических аргументов «средствами естественного языка с учётом его многозначности, вариантности и неопределённости». Юридическая логика рассматривается тем самым через призму возможностей и свойств языка;

3. Судебная лингвистика - изучение и разработка в правовой практике технических приёмов расследования при помощи лингвистики и проч.;

4. Языковые нормы в праве – «правовые предписания в отношении речи в суде, требования к юридическим переводам, вопросы языковых обозначений, например, в сфере права на имя, права торговых знаков и т.д.»;

5. Правовая сила языковых действий - действительность законов и правовых норм, «виды их языковой маркированности», а также частные случаи языковых действий, например, «критерии инвективности» и т.д.;

6. Критерии трактовки текстов – «взаимодействие собственно языковых закономерностей и внеязыковых критериев», позволяющих уточнить значение текста, таких как правовая культура, коммуникативная ситуация, объём знаний участников коммуникации и т.д.;

7.  Языковые требования к юридическим формулировкам, в частности, в связи с требованием понятности и однозначности. «Систематическая разработка языковых критериев соотношения языковой формы юридического текста и его понятности и однозначности».

Так как язык права является не только семиотической системой, но и неотделимой частью правовой системы с её традициями, особенностями логики и функциями, то особенности этого языка естественным образом вытекают из особенностей самого права, среди которых – абстрактность терминов, язык права выражает абстрактные понятия и связи между ними. Вторая особенность языка права - тесная связь языка и права. Правовые понятия и нормы могут быть выражены только посредством языка. Язык является единственным “рабочим инструментом” юриста, инструментом, который должен быть хорошо приспособлен для работы с “рабочим материалом”, то есть с системой правовых отношений, чтобы обеспечить её функционирование. Таким образом, язык права должен быть, с одной стороны, единым, чтобы обеспечить единство внутри правовой системы, с другой стороны, он должен быть применим для различных целей, то есть в различных сферах юридической деятельности.

Существуют различные мнения о том, насколько язык права можно считать единым. В пользу этого предположения свидетельствует тот факт, что юристы, то есть основные носители этого языка, получают одинаковое образование на основе единого языка. Кроме того, во всех областях права язык правовой практики опирается на единый язык закона. Аргументом против этого утверждения могут служить различные критерии, по которым язык права можно структурировать. Это и различия между правовыми институтами, в которых средством коммуникации являются язык права, и различные уровни знаний и компетенции участников этой коммуникации ( при этом следует не упускать из виду, что граница между объемом знаний юриста и неюриста может быть размыта), и множество способов коммуникации ( например, устная или письменная) и другие аспекты.

Многие работы последних лет опирались на предложенную В. Отто классификацию «слоев» юридического языка, то есть его внутренней структуры.

1. Язык законов: общие, абстрактные правовые нормы, предназначенные законодателем как для специалистов, так и для неюристов.

2.Язык судебных решений.

3.Язык юридической науки и экспертиз: комментарии и обсуждение специальных вопросов специалистами для специалистов.

4. Язык ведомственного письменного общения: формуляр, заметки, повестки и т.д..

5. Административный жаргон: неофициальное обсуждение специальных и полуспециальных вопросов специалистами.

Эти «языковые слои» отличаются друг от друга мерой необходимости точного, подробного и краткого выражения понятий в языке. Попытки структурировать юридический язык часто предпринимаются в языковедении и терминоведении, так как вопрос о структуре языка тесно связан с его функциями, а соответственно, с задачами и целями его исследования. Поэтому существует множество точек зрения и критериев рассмотрения вопроса внутренней структуры языка права.

Перевод правовой документации можно охарактеризовать как перевод текстов, относящихся к области права и используемых для обмена юридической информацией между людьми, говорящими на разных языках . Поскольку право является предметной областью, связанной с социально-политическими и культурными особенностями страны, юридический перевод представляет собой непростую задачу, считается одним из самых сложных видов перевода, т.к. для адекватной передачи юридической информации язык юридического перевода должен быть особо точным, ясным и достоверным.

В зависимости от типа переводимых документов, перевод правовых текстов можно разделить на следующие виды.

1. Перевод личной документации: это - 1) перевод паспорта, перевод трудовой книжки, перевод свидетельства о заключении брака; 2) перевод свидетельства о расторжении брака; 3) перевод свидетельства о рождении; 4) перевод свидетельства о смерти; 5) перевод брачного договора; 6) перевод согласия на выезд несовершеннолетнего ребенка и т.д.

2. Перевод деловой документации: это - 1) перевод договора купли-продажи; 2) перевод договора страхования; 3) перевод страхового полиса; 4) перевод договора аренды; 5) перевод договора лизинга; 6) перевод трудового договора; 7) перевод кредитного договора и соглашения; 8) перевод международных соглашений и контрактов; 8) перевод финансового поручения и гарантии; 10) перевод бухгалтерской и финансовой отчетности; 12) перевод сертификатов и свидетельств; 13) перевод лицензии; 14) перевод доверенности; 15) перевод печати; 16) перевод технической документации и т.д.3. Перевод процессуальных документов: это- 1)перевод протоколов судебных заседаний; 2) перевод судебных решений; 3)перевод исковых заявлений; 4)перевод ходатайств и т.д.

4. Перевод нормативно-правовых актов законодательства;

5. Перевод дипломатических документов;

6. Перевод прочих правовых документов.

В настоящее время применяются различные способы перевода юридических текстов. Самый оптимальный способ перевода – выявление в языке перевода эквивалентов-терминов языка оригинала. Применение этого способа возможно в тех случаях, когда страны языка перевода и языка оригинала достигли примерно одинакового уровня правового развития. Что касается англоязычных стран и России, то задача переводчика облегчается тем, что в основе права всех европейских стран, а также России США, Канады, Австралии, Новой Зеландии лежит система классического римского права, что обеспечивается определенное сходство терминологии и стилистической структуры текстов. Часто при переводе текстов, связанных с гражданским правом можно найти в русском языке соответствующие эквивалент: contract- договор, party - сторона (в договоре). Но это касается только гражданско-правовых документов. В других отраслях права, где развитие законотворчества шло по особому национальному пути , при переводе часто возникают проблемы культурологического характера.

Переводы должны адекватно воспроизводить смысловое содержание оригиналов. Переводятся не слова, а смысл выражений оригинала. Аналогично юридическому анализу текста, следует исходить из анализа смысла двуязычных текстов по обозначенным в них понятиям и суждениям (утверждениям или отрицаниям той или иной связи между понятиями). Основное внимание уделяется ключевым для данного текста понятиям и их существенным признакам; их эквивалентное выражение на языке перевода позволяет признать перевод адекватным. Однако не всегда легко найти эквивалент какому-либо фиксированному словосочетанию или термину, так как в языке перевода отсутствуют словесные конструкции, которые могли бы описать термин исходного языка, кроме того зависимость текста от культурных особенности и правовой системы страны может привести к тому, что смысл в исходном языке не будет соответствовать смыслу в языке перевода. Например, словосочетания limited divorce, indeterminate sentence, Crime Index обозначают правовые реалии, не существующие в практике российской правовой системы, и потому требуют компенсировать объективную неточность переводческим комментарием. Limited divorce - это раздельное проживание супругов по решению суда, indeterminate sentence - приговор суда с неопределенным сроком тюремного заключения, когда реальный срок заключения, определяется тюремной администрацией или специальной комиссией, Crime Index – это список из 8 наиболее тяжких преступлений против личности и против собственности.

Перевод юридических текстов и, в частности, правовых документов, как объектов юридического перевода, представляет собой довольно сложный процесс, объяснить который можно необходимостью применения особых подходов в процессе работы переводчика. В юридическом английском специалисты- переводчики сталкиваются с legalese. Legalese - английский термин, который обычно используется как синоним к понятию юридического стиля изложения. Юридический английский (Legal English) – это одна из форм английского языка, используемый адвокатами и юристами в их работе, также он встречается в оформлении юридических документов: контрактов, лицензий, судебных заявлений, судебных повестках, письменных изложениях дел с привлечением фактов, документов, с которыми стороны вступают в суде, юридической переписке и др.

Это особый язык, имеющий своеобразную манеру построения фраз и предложений, которые для лиц, несведущих в тонкостях английской юридической терминологии, зачастую кажутся лишенными смысла. Для юридического английского языка характерно: 1) наличие сложных и запутанных юридических формулировок и клише; 2) частотное употребление иностранных выражений, как правило, это французские и латинские заимствования, например, fait accompli, misdemeanour, plaintiff, inter alia, corpus delicti, res judicata, locus regit actum и др. Исторически так сложилось, что в результате нормандского завоевания Англии (в 1066году н.э.) и господства французского языка в качестве государственного языка Англии на протяжении четырех последующих столетий в английском языке появилось множество заимствованных слов из французского и латинского языков, особенно в сферах политики , судопроизводства, науки, искусства и религии. Официально французский язык был языком английских судов вплоть до 1731 года; поэтому и в современных юридических документах по-прежнему можно встретить иностранные выражения, например: delegatus non potest del-egare (лат.) – уполномоченный не может передавать свои полномочия, lis pendens (лат.) - иск, находящийся на рассмотрении, voir dire (франц.) – предварительный допрос свидетелей, profit a prendre (франц.) – право использования; особенности в произношении и правописании. Термины французского, латинского и греческого происхождения часто переводятся на неофициальный язык с помощью замены слов или фраз англосаксонского про-исхождения. Например, вместо begin, startcommence, вместо end, finish- conсlude; 3) язык права имеет собственную правовую лексику. Для него характерны правовые архаизмы: архаичная морфология (further affiant sayeth not); использование повторно некоторых слов и оборотов: said,aforesaid,such and to wit « сказал, сказано выше, такой-то и то есть»; использование со-слагательного наклонения, особенно в пассивной форме (be it known «да будет известно») и такие слова как herewith ,thereunder, where «согласно, ему, куда». Но в некоторых областях правового лексикона активно используются неологизмы, например, zoning - «зонирование», palimony- «алименты сожительнице в незарегистрированном браке», часто образование новых слов, оканчивающихся на -ee, в отличие от тех, которые оканчиваются на -or (mortgagee/mortgagor «залогодержатель»). Для юридического английского характерно наличие формальной и условной терминологии. Это необходимо для того, чтобы юридическую реальность отделить от обыденной жизни. При этом порой используются такие слова, с какими обычные люди из носителей языка не знакомы ( например, promissory estoppels – лишение права возражения на основании данного обещания; waiver – отказ от права; restraint of trade- ограничение свободы торговли). Процент узкоспециальной терминологии в юридической литературе составляет 30-40% всех ключевых слов. Часто при помощи условных фраз и слов отмечают начало или окончание каких-либо событий; а также что данное явление является важным юридическим фактом, например should означает введение обязательств. Также можно столкнуться с использованием слов и выражений, которые не несут никакой смысловой нагрузки в обычном, повседневном понимании, тем не менее, в legalese они имеют конкретное значение, например, nemo dat (nemo dat quod not habet - принцип, согласно которому никто не может передать или продать то, правами собственности на что он не располагает, replevin - иск о возвращении владения движимой вещью, виндикационный иск. Наблюдается употребление слов и выражений, которые помимо обычного, повседневного смысла имеют еще и особенное юридическое значение, в частности: nuisanсe (tort of nuisanсe) – деликт, основанный на нарушенном праве лица спокойно владеть собственностью; сonsideration (valuable сonsideration) - встречное удовлетворение; один из необходимых элементов договора для того, чтобы тот мог быть принудительно осуществлен. Часто в юридических текстах можно встретить явление, не характерное для русского языка, - так называемые юридические дублеты (legaldoublets). В английских текстах наличествуют фразы, состоящие из двух и трех слов, обозначающие одно и то же понятие. Например, null and void – потерявший законную силу (о договоре); dispute,controversy or claim, fit and proper ,request and require; Появление некоторых из них также связано с прежней распространенностью французского и латинского языков: will and testamente завещание (English/Latin), null and void – недействительный (English/French)Однако есть и такие, которые состоят только из английских синонимов: have and hold –обладать, over and above – к тому же. Как правило, слова в таких дублетах означают практически одно и то же и, как видно из вышеперечисленных примеров, переводятся обычно одним словом.; 4) в юридических текстах часто встречаются существительные, образованных от глаголов (например , injury «ущерб» от глагола injure «ранить»), это позволяет достичь точности и ясности выражения, настолько, насколько это возможно ; распространены конструкции с герундием, например, being duly swam. Обычным является использование модальных глаголов shall и may. В юридических документах модальный глагол shall употребляется в архаичном значении обязательства или долга, а не в значении будущности действия, модальный глагол may передает значение « иметь право». В языке права возможна избыточная синонимия: promptly and forthwith, null and void или in good order and condition; используются устойчивые группыact or omission, as the case may be, is subject to, legally enforceable and binding, whichever is later. Как правило, в правовых документах наблюдается отсутствие местоимений. Отказ от местоимений имеет неожиданное преимущество: можно не использовать слова женского рода. Обычно в юридических текстах содержится множество отрицаний. Некоторые специалисты считают, что их количество чрезмерно. В определенной степени это может быть результатом регламентации, судебных запретов, но исследования показывают, что наличие отрицаний ухудшает коммуникацию, их следует избегать. Многие особенности юридического английского не выполняют никакой коммуникативной функции без них можно легко обойтись, так как они только мешают пониманию текста. Но одним из главных аргументов в пользу существования отдельного юридического языка является, то утверждение, что он способен очень точно указывать на смысловые связи в тексте. Один из способов обеспечить точность выражения мысли - повторять существительные, а не использовать местоимения (например, «он»), когда в текст вводится упоминание о человеке или вещи. Местоимение может быть понято неоднозначно, так что этот прием способствует точности выражения мысли. Но порой юристы избегают местоимений постоянно, даже там, где никакая двусмысленность невоз-можна. Часто при составлении юридических документов мужской род используется вместо женского, единственное число вместо множественного, настоящее время вместо будущего. Возможно, в прошлом, это исключало многословие, но, очевидно, что это правило может негативно отразиться на точности текста, так как затемняет грамматические связи членов предложении; В правовых документах можно встретить множество предложений с пассивным залогом. Это объясняется стремлением к точности выражений, также это связано со стремлением снять акцент с субъекта деяния, если неясно, кто совершил преступление. Пассивность, а, следовательно, безличность придает тексту ауру авторитетности и объективности, поэтому пассивные конструкции часто встречаются в текстах судебных приговоров. Но они менее распространены в контрактах, где, как правило, точно указано кто и что должен делать. Для юридической речи характерно также регулярное использование местоименных наречий, таких как hereinafter, whereas, thereof, hereto, которые намного реже встречаются в текстах других тематик; часто в правовых документах встречаются сочлененные обороты. Эти обороты состоят из слов and, or, as I give, devise and bequeath the rest ,residue and remainder; они используются еще с времен англосаксов, и до сих пор чрезвычайно распространены в юридическом языке. Использование таких оборотов помогает выразить мысль наиболее полно, внести нужный акцент. Но одновременно эти словосочетания могут повлиять на однозначность в толкование текста, так как существует правило: каждое слово несет в себе смысл, и ни одно из слов не должно рассматриваться как излишнее; 5) для юридических актов характерно многословие и лексическая избыточность. Исследования показывают, что текст судебных приговоров длиннее, чем в других стилях письменной речи и имеют много вставок, что делает их более сложными для понимания, иногда кажется, что правоведы хотят описать всевозможные ситуации в одном предложении. Юристы склонны использовать многословные шаблоны, а также перегруженные фразы (например, at slow speed- на малой скорости, subsequent to - после) там, где достаточно одно слова ( slow, after). В древних документах о передаче собственности и актах бросается в глаза отсутствие пунктуационных знаков. Это произошло из--за распространенного мнения среди юристов, что пунктуация не нужна, и что люди должны воспринимать юридические документы только из контекста, в котором использовались слова. Но надо отметить, что в современных юридических документах пунктуационные знаки начинают появляться. Порой, англоязычные правоведы предпочитают использовать предложения с необычной структурой, например, in proposal to effect with the Society an assurance, (взято из страхового полиса). Часто эти необычные структурные образования возникают в результате отрыва существительного от глагола или в результате расщепления глагольного комплекса, что может сказаться на понимании текста. В правовых документах можно встретить необычный порядок слов. Например, the provisions for termination hereinafter appearing or will at the cost of the borrower forthwith comply with the same; , …hereinafter individually referred to as Party and collectively as Parties или will at the cost of the landlord forthwith comply with the same- это явление объясняется воздействием грамматических структур французского языка. Для юридической речи характерно наличие безличных конструкций. Лучший пример: отсутствие первого и второго лица в правовых текстах. Использование третьего лица привносит особый коммуникативный смысл. Например, судьи в официальной обстановке говоря от первого лица, употребляют слово «суд», а не «я» («суд постановил», а не «я постановил»), что создает впечатление объективности и авторитетности, повышая тем самым престиж судебной системы.

Legalese чаще всего используется при составлении нормативных правовых актов и судебных решений, однако иногда этот формализм можно встретить и в повседневном общении юристов. Стоит отметить, что сегодня все более популярным становится the Plain English movement – тенденция к использованию обычного, повседневного английского языка вместо legalese . Тем не менее, английские юристы признают, что невозможно полностью отказаться от использования legalese в юридической теории и практике. В защиту традиционного юридического стиля приводятся следующие аргументы. Выработанная веками терминология практически полностью исключает возможность неправильного толкования документов . Legalese – более точный и менее двусмысленный, чем общепринятый английский. Другим аргументом в пользу legalese является то, что необходимость предусмотреть все возможные ситуации в данном случае важнее сжатости формулировок и краткости изложения. Использование громоздких юридических конструкций обусловливается необходимостью точно определять юридические явления. Юридическая терминология должна быть четкой, а формулировки не должны содержать неясности или двусмысленности. В противном случае образуются так называемые legal loopholes – лазейки, пробелы в законодательстве. Более того, до сих пор существует огромное количество документов и прецедентов, которые были составлены в стиле legalese и которые до сих пор являются источником английского права. Переписывание, адаптирование документов – очень непростое и долговременное занятие. А если при этом приходится изменять стиль изложения, то этот процесс может затянуться в два-три раза. При этом зачастую сложно сохранить и абсолютно точно передать вложенное в конкретную фразу или слово смысловое значение без обращения к помощи legalese.

  1.   Лексические трансформации, виды и причины их использования

Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями. Поскольку переводческие трансформации осуществляются с языковыми единицами, имеющими как план содержания, так и план выражения, они носят формально-семантический характер, преобразуя как форму, так и значение исходных единиц.

В рамках описания процесса перевода переводческие трансформации рассматриваются не в статическом плане как средство анализа отношений между единицами ИЯ и их словарными соответствиями, а в плане динамическом как способы перевода, которые может использовать переводчик при переводе различных оригиналов в тех случаях, когда словарное соответствие отсутствует или не может быть использовано по условиям контекста. В зависимости от характера единиц ИЯ, которые рассматриваются как исходные в операции преобразования, переводческие трансформации подразделяются на лексические и грамматические. Кроме того, существуют также комплексные лексико-грамматические трансформации, где преобразования либо затрагивают одновременно лексические и грамматические единицы оригинала, либо являются межуровневыми, т.е. осуществляют переход от лексических единиц к грамматическим и наоборот.

Основные типы лексических трансформаций, применяемых в процессе перевода с участием различных ИЯ и ПЯ, включают следующие переводческие приемы:

- переводческое транскрибирование и транслитерация;

- калькирование и лексико-семантические замены (конкретизация, генерализация, модуляция).

Транскрипция и транслитерация – это способы перевода лексической единицы оригинала путем воссоздания ее формы с помощью букв ПЯ. При транскрипции воспроизводится звуковая форма иноязычного слова, а при транслитерации его графическая форма (буквенный состав). Ведущим способом в современной переводческой практике является транскрипция с сохранением некоторых элементов транслитерации. Поскольку фонетические и графические системы языков значительно отличаются друг от друга, передача формы слова ИЯ на языке перевода всегда несколько условна и приблизительна: (примеры). Для каждой пары языков разрабатываются правила передачи звукового состава слова ИЯ, указываются случаи сохранения элементов транслитерации и традиционные исключения из правил, принятых в настоящее время. В англо-русских переводах наиболее часто встречающиеся при транскрибировании элементы транслитерации заключаются, в основном, в транслитерации некоторых непроизносимых согласных и редуцированных гласных (примеры), передаче двойных согласных между гласными и в конце слов после гласных (пример) и сохранении некоторых особенностей орфографии слова, позволяющих приблизить звучание слова в переводе к уже известным образцам (пример). Традиционные исключения касаются, главным образом, освященных обычаем переводов имен исторических личностей и некоторых географических названий (пример).

Калькирование – это способ перевода лексической единицы оригинала путем замены ее составных частей – морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний) – их лексическими соответствиями в ПЯ. Сущность калькирования заключается в создании нового слова или устойчивого сочетания в ПЯ, копирующего структуру исходной лексической единицы. Именно так поступает переводчик, переводя superpower как сверхдержава; mass culture как массовая культура; green revolution как зеленая революция. В ряде случаев использование приема калькирования сопровождается изменением порядка следования калькируемых элементов: land-based missile – ракета наземного базирования; Rapid Deployment Force – силы быстрого развертывания. Нередко в процессе перевода транскрипция и калькирование используются одновременно: transnational – транснациональный; petrodollar – нефтедоллар.

Лексико-семантические замены – это способ перевода лексических единиц оригинала путем использования в переводе единиц ПЯ, значение которых не совпадает со значениями исходных единиц, но может быть выведено из них с помощью определенного типа логических преобразований. Основными видами подобных замен являются конкретизация, генерализация и модуляция (смысловое развитие) значения исходной единицы.

Конкретизацией называется замена слова или словосочетания ИЯ с более широким предметно-логическим значением словом и словосочетанием ПЯ с более узким значением. В результате применения этой трансформации создаваемое соответствие и исходная лексическая единица оказываются в логических отношениях включения: единица ИЯ выражает родовое понятие, а единица ПЯ – входящее в нее видовое понятие:

He was at the ceremony. – Он присутствовал на церемонии.

В ряде случаев применение конкретизации связано с тем, что в ПЯ отсутствует слово со столь широким значением. Так, английское существительное thing имеет очень абстрактное значение ("an entity of any kind") и на русский язык всегда переводится путем конкретизации: вещь, предмет, дело, факт, случай, существо и т.д. Иногда родовое название на языке перевода не может быть использовано из-за расхождения коннотативных компонентов значения.

Конкретизация часто применяется и тогда, когда в ПЯ есть слово со столь же широким значением и соответствующей коннотацией, поскольку такие слова могут обладать разной степенью употребительности в ИЯ и ПЯ. Выше уже отмечалась большая употребительность в английском языке слов с широким значением. При переводе таких слов конкретизация является весьма распространенным способом перевода.

Английские глаголы с общим значением to leave и to go не могут быть переведены здесь с помощью соответствующих русских глаголов «покинуть» и «пойти». Лучшим способом обеспечить эквивалентность русского перевода является конкретизация указанных глаголов. (пример)

Широко распространена конкретизация английских глаголов "говорения" to say и to tell, которые могут переводиться на русский язык не только как «говорить» или «сказать», но и более конкретными промолвить, повторить, заметить, утверждать, сообщать, просить, возразить, велеть и т.п.:

"So what?" I said. – Ну и что? – спросил я.

The boss told me to come at once. – Хозяин велел мне прийти сейчас же.

Генерализацией называется замена единицы ИЯ, имеющей более узкое значение, единицей ПЯ с более широким значением, т.е. преобразование, обратное конкретизации. Создаваемое соответствие выражает родовое понятие, включающее исходное видовое:

He visits me practically every week-end. – Он ездит ко мне почти каждую неделю.

Использование слова с более общим значением избавляет переводчика от необходимости уточнять, субботу или воскресенье имеет в виду автор, говоря о "уик-энде".

Иногда конкретное наименование какого-либо предмета ничего не говорит Рецептору перевода или нерелевантно в условиях данного контекста: (пример)

Более общее обозначение может быть предпочтительным и по стилистическим причинам. В художественных произведениях на русском языке не принято с пунктуальной точностью указывать рост и вес персонажей, если это не связано со спортивными соображениями, и сочетание «а young man of 6 feet 2 inches» в английском оригинале будет заменено в русском переводе на «молодой человек высокого роста».

Порой переводчик имеет возможность выбирать между более конкретным и более общим вариантом перевода и оказывает предпочтение последнему:

Then this girl gets killed, because she's always speeding. – А потом эта девушка гибнет, потому что она вечно нарушает правила. (Ср. более "технический" вариант: она вечно превышает скорость.)

Модуляцией или смысловым развитием называется замена слова или словосочетания ИЯ единицей ПЯ, значение которой логически выводится из значения исходной единицы. Наиболее часто значения соотнесенных слов в оригинале и переводе оказываются при этом связанными причинно-следственными отношениями: I don't blame them. – Я их понимаю. (Причина заменена следствием: я их не виню потому, что я их понимаю). He's dead now. – Он умер. (Он умер, стало быть, он сейчас мертв.) He always made you say everything twice. – Он всегда переспрашивал. (Вы были вынуждены повторять сказанное, потому что он вас переспрашивал.) При использовании метода модуляции причинно-следственные отношения часто имеют более широкий характер, но логическая связь между двумя наименованиями всегда сохраняется: (пример)

 




 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

63760. Понятие и сущность административной ответственности 13.87 KB
  Административная ответственность выражается в применении должностным лицом предусмотренных действующими нормами административного права конкретных административно-правовых санкций к физическим и юридическим лицам виновным в совершении особого рода правонарушения...
63761. Административное взыскание: виды, порядок применения 14.23 KB
  За совершение административного правонарушения Кодексом про административные правонарушения предусмотрены такие виды административных взысканий: предупреждение штраф платное изъятие предмета который стал предметом совершения или непосредственным объектом...
63766. Понятие уголовной ответственности и ее цели. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность 18.26 KB
  Уголовная ответственность один из видов юридической ответственности основным содержанием которого выступают меры применяемые государственными органами к лицу в связи с совершением им преступления. Обстоятельствами смягчающими ответственность признаются...