82254

Научные конвенции как необходимость и следствие коммуникативной природы познания

Доклад

Логика и философия

Проблемы общения в науке Интерес к структуре формальным моделям диалога и их содержательным возможностям возродившийся в семидесятых годах постепенно привел к формированию такого направления логико-методологических исследований которое со временем получает название...

Русский

2015-02-26

308.25 KB

1 чел.

Научные конвенции как необходимость и следствие коммуникативной природы познания.

Конвенция (соглашение) – познавательная операция, предполагающая введение норм, правил, символов, языковых и других систем на основе договоренности и соглашения субъектов познания. Конвенция является прямым следствием коммуникативного, диалогического характера познания.

Наряду с культурно-историческими, социально-психологическими, лингвистическими аспектами познания, коммуникации выражают социокультурную природу познания. Принятие конвенций и оперирование ими – одно из основных когнитивных следствий коммуникационной природы познания, универсальная процедура познания наряду с репрезентацией и интерпретацией.

В методологии науки исследуется объект и субъект познания, предпосылки и основания конвенций, способы их введения в обыденное и научное познание, их искусственность. Особо исследуются конвенции и проблемы истинности знания, явные и неявные конвенции в познании, их зависимость от традиций, системы ценностей, культурно-исторических предпосылок.

Общие предпосылки и особенности конвенциальности познания обсуждал Поппер. В отличие от природных законов нормативные соц регуляторы не являются вечными, неизменными, поскольку вводятся людьми с учетом конкретной соц обстановки.

Искусственность конвенций заключается не только в том, что они были сознательно сконструированы, но и в том, что люди могут их оценивать и менять, нести за них моральную ответственность. Первым конвенциалистом Поппер считает Протагора, утверждавшего, что все номы созданы человеком, человек – мера всех вещей. Законы экономических процессов и функционирования соц институтов аналогичны законам природы, но их выполнение во многом зависит от установленных норм. В истории философии выделяют два крайних учения о конвенциях:

  1.  монизм (конвенция – факт),
  2.   Бог ответственен.

Особая сфера существования конвенции – язык. Конвенция, по Сепиру, – социальная привычка, культурный стереотип. Сепир говорит о конвенциальной природе языка (молчаливое согласие общества). Благодаря языку концептуальные системы индивида соотносятся с концептуальными системами общества. Конвенции позволяют оформлять знание в виде текстов. Конвенция способствует реализации диалогической формы развития знания. Проблемы развития конвенций в науке исследовались Пуанкаре, кот полагает, что «замаскированное соглашение» – продукт свободной деятельности ума. Существуют объективные предпосылки включения в теоретическое познание тех или иных конвенций. На основе соглашений, которые сохраняют истинность высказывания, закон может стать принципом, при этом сам закон б существовать в прежнем статусе. Проблема конвенций возникает в случае постановки общей теории. Таким образом, конвенции – соглашения больших групп людей, придающие именам-меткам общезначимое содержание, статус имен-слов.

Вопрос.№ 25 Диалог в социальном познании и дискурс в научном сообществе как коммуникативные события. Проблемы общения в науке

Интерес к структуре, формальным моделям диалога и их содержательным возможностям, возродившийся в семидесятых годах, постепенно привел к формированию такого направления логико-методологических исследований, которое со временем получает название “формальная диалектика”. Одной из идей последней является положение, согласно которому структура диалога или его разновидностей (спора, диспута, дискуссии) представляет модель самых разнообразных феноменов - от “внутреннего” рассуждения до истории науки. Сторонники данного положения находят свое вдохновение и идейную основу в антикартезианских идеях: ответы на традиционные эпистемологические вопросы “Как я могу знать?” и “Как мне удается убедить самого себя?” они находят на путях ответов на вопрос “Как удается убедить другого?”.

Диалектические (в традиционном, античном, понимании) структуры диалога, рассуждения, научного исследования и эволюционной модели науки изоморфны. Их изоморфизм создает единый позитивный масштаб эпистемологических и методологических исследований, в котором возможно найти способы преодоления многочисленных разделений и дихотомий, учитывая, что фундаментальными понятиями выступают здесь понятия бремени доказательства, презумпции и правдоподобия.

Идеи диспутационного подхода к теории познания были высказаны Н.Решером в работе (232), особенно в той ее части, где речь шла о критике скептицизма. Речь не идет о философском союзе прагматических идей и идей гегелевской диалектики; основой служит достаточно традиционный подход, который можно скорее назвать “логико-риторическим” или “риторико-диалектическим”. Под ним следует понимать ту ветвь после-гегегелевского развития диалектики, которая возрождает риторические традиции и находит свое выражение в, например, “новой риторике” Х.Перельмана (228).

Интерес к таким диалогическим процедурам как диспут - вернее, диспутация, поскольку такое устаревшее слово больше подходит к целям рассмотрения - не является заслугой только Н.Решера. Среди многочисленных исторических и концептуальных исследований функций и структуры диспутации весьма интересными представляются идеи, высказанные К.Люмером (208). Охарактеризуем их здесь вкратце. Диспутация для Люмера есть диалог, в котором участники совместно, возможно, в виде спора пытаются обнаружить - с помощью аргументов и обоюдной критики - является ли исходный тезис истинным или ложным. Диспутация представляет собой специальный тип дискурса (в смысле Ю.Хабермаса(176)), который, в свою очередь, есть “дискуссия, в которой интеллектуальные способности участвующих координируются определенными правилами для совместного (кооперативного) когнитивного разрешения проблемы”(208,447). Проблема же заключается в поиске “принимаемости” тезиса. Поскольку же принятию тезиса препятствует ложная аргументация, то она в первую очередь должна быть прояснена.

При такой постановке вопроса К.Люмер путает аргументацию per se с определенным ее видом, в котором некто пытается убедить другого средствами аргументации, а затем другой пытается убедить первого средствами другой аргументации для контртезиса, или критикует аргументы первого, или оба с самого начала пытаются совместно развить аргументацию, принимаемую обоими в качестве значимой и адекватной. Так или иначе, но остается неизменной цель участвующих: развить критерии для значимой и адекватной аргументации. Ввиду единства цели диалоговая структура представляется излишним усложнением, более приемлемой же является аргументация “монологического” типа. Это неизбежный вывод - правда, если принимается именно такое определение аргументации. Однако единство целей не характерно для аргументации per se, что и фиксируется - среди прочего -в асимметрии правил ходов для того или иного участника. Кажется, что и сам К.Люмер понимает это, перечисляя в дальнейшем правила для участников, насчитывающие не менее 7О типов.

Ключевыми понятиями диспутации, с точки зрения К.Люмера являются понятия цепи и сертификации истины. Последняя достигается исключением ошибок доказательства и обоснования, ревизией ложных убеждений и их оснований и очищением убеждений посредством придания им большей определенности. “Аргументация, требование подтверждения и критика - главные компоненты диспутации,” - подчеркивает К.Люмер (208,448).

Следует отметить, что К.Люмер, как и Н.Решер, исходит из положения, согласно которому традиционная логика с ее понятием логического следования является “дефектной” и слишком строгой (узкой), в силу чего не может быть эффективным средством обоснования положений, выдвигаемых в качестве тезиса. “Дефектность” логики связана главным образом с тем, что логические правила сами нуждаются в обосновании, и это обоснование не может быть логическим. Но если К.Люмер полагает, что задача обоснования рассуждений является задачей эпистемологической, то с точки зрения Н.Решера проблема носит определенно методологический характер.

Важной характеристикой предложений К.Люмера является выделение внешних, практических функций диспутации. В первую очередь это придание большей определенности исходному тезису и его обоснованиям:” Совместная проверка тезиса и его основания является общей внешней функцией диспутации” (208,450). Среди возможных внешних результатов не только новое убеждение в тезисе и новое основание для него и сертификация тезиса и его основания, новое убеждение, что верен не-тезис, новое основание для него, сертификация не-тезиса и основания последнего, но и новое убеждение, что тезис неразрешим и, соответственно, основание для этого. Достижение этих целей в значительной степени зависит от истинности тезиса и знаний участвующих, их способностей и критики тезиса. Поскольку речь идет об истинности или ложности тезиса (отделяемых от истиности или ложности аргументации), то задача анализа этого действительно является эпистемологической.

В диспутационных моделях Н.Решера речь идет о движении мысли “вглубь”, о поиске и обсуждении оснований выдвигаемого тезиса.

5.1. Формальная модель диспутации

В качестве основы рассмотрений Н.Решером выдвигается анализ формального диалога как метода ведения споров, в котором одна сторона выдвигает и защищает некоторый тезис перед третьей стороной при наличии явно выдвигаемых возражений. Предлагаемый формальный диалог имеет тесные аналогии с диспутациями, имевшими место в средневековых университетах.

Формальная модель диспута схематично может быть выражена следующим образом:

Весь диспут проходит вокруг первоначального тезиса пропонента, а аргументация имеет вид древовидной структуры,в которой Т - первоначальный тезис пропонента,G i - дополнительные рассмотрения пропонента, добавляемые в качестве оснований для формулирования prima facie случая для тезиса Т. R ij есть контррассмотрения, позволяющие оппоненту отразить или опровергнуть эти основания. R ijk есть отражения пропонентом “атак” оппонента и так далее. В этом процессе происходит pro- и contra-разработка предложенного тезиса.

Предлагаемая модeль - и это связано с конечными целями исследований Н.Решера, то есть с вопросами методологическими и эпистемологическими - представляется не столь уж традиционной, как это может показаться на первый взгляд. Речь идет не столько об опровержении тезиса, сколько о разработке оснований для него. Задача пропонента - разыскание и представление на суд третьей стороны оснований для подтверждения тезиса, задача же оппонента - приведение возражений на основания, но не на сам тезис. Первоначальный тезис остается как бы вне игры. После выдвижения тезиса процесс идет вглубь, развивая более тонкие и изощренные исследования оснований, входя в детали рациональной поддержки тезиса.

Следующим шагом является определение возможных ходов оппонента и пропонента, их формальная систематизация. Взаимоигра ходов и контрходов формирует формальную модель диалога как исследования оснований тезиса.

Базовыми ходами (типами ходов) являются три вида утверждений: категорические, условные и утверждения предостережения. Категорические утверждения вида !P являются ходами пропонента (и только его), предлагающего тезис “Дело обстоит так, что P” или “Я утверждаю, что P”.Утверждения предостережения вида +P выступают только в качестве ходов оппонента и могут быть прочитаны как “Относительно сказанного вами (то бишь противником) дело обстоит так, что P” или как “То, что дело обстоит так, что P, совместимо со всем сказанным вами”.

Наиболее интересными с точки зрения предлагаемой модели представляются условные утверждения типа P/Q, означающие несколько видов утверждений:”Q конституирует prima facie свидетельство для P”, “Когда Q, то ceteris paribus P”, “Обычно получается P при условии, что Q” и подобные. Условная связь в утверждениях такого типа отлична от, скажем, того вида условной связи, что может быть выражен в классической логике с помощью материальной импликации. Так, если для последней имеет место А E В, В E С ? А E С, то для предлагаемой условной связи отношение P/Q, R/P ? R/Q не проходит. Появлению условного утверждения P/Q должно предшествовать одно из ранее упомянутых утверждений относительно Q, то есть !Q или +Q.

Кроме того, условная связь P/Q такова, что углубление исследования оснований для некоторого утверждения может привести к его опровержению или к утверждению его отрицания. Это значит, что утверждение вида P/Q может оказаться истинным одновременно с утверждением O P/Q & R, а последнее, в свою очередь, истинным одновременно с полученным в дальнейшем утверждением P/Q & R & S. Такая характеристика /-отношения является дополнительным подтверждением того, что его нельзя считать отношением импликации; оно представляет собой скорее отношение предположения, нежели дедукции.

В модели не могут возникнуть такие теоретически возможные ситуации, как, например, когда на шаг пропонента !Р и возражение оппонента O Р/Q&+Q пропонент делает утверждение вида P/Q&+Q. В таком случае возникает явная несогласованность между P/Q и O P/Q.

На каждый вид базового хода может быть сделан контрход. Базовому ходу вида категорического утверждения в качестве контрхода могут быть предложены вызов, или осмотрительное отрицание, и условное отрицание. Вызовом является утверждение вида + O P (“Пожалуйста, докажите P”). Вызовы могут быть использованы не только против самих категорических утверждений, но также против их логических следствий. Например, если некоторый тезис Т является логическим следствием ранее сделанных ходов !Х , !Х ,..., !Х , то оппонент может предложить вызов вида + O Т.

Условное отрицание имеет вид O P/Q&+Q для некоторого приемлимого Q. (Условное отрицание, как и прямой вызов, может иметь форму вопроса “Как вы утверждаете P в предвидении, что O P/Q, и того, что относительно сказанного вами имеет место Q?”)

Базовому ходу вида +P в качестве контрходов могут быть предложены категорическое контрутверждение !+P или условное контрутверждение вида O P/Q&!Q для некоторого приемлимого Q. (И в этом случае, поскольку оба включают утверждение вида !Х они могут быть сделаны только пропонентом.) Необходимо иметь в виду, что в некоторых случаях в рассуждениях такого сорта может возникнуть некоторый цикл, “круг”, для предотвращения которого необходимо принять соответствующее правило, запрещающее простое повторение предыдущего хода. Правило направлено на создание движения в диспутационной модели.

Базовому ходу вида + O P в качестве контрходов предлагается категорическое контрутверждение ! O O P (или !P) или условное утверждение вида P/Q&!Q. При этом поскольку условное отрицание + O P является шагом оппонента, данные контрходы могут быть сделаны только пропонентом.

И, наконец, базовому ходу вида P/Q в качестве контрходов предлагается слабая дистинкция (или слабое исключение) вида O P/(Q&R)&+(Q&R) для некоторого приемлемого R, или строгое исключение вида O P/(Q&R)&!(Q&R). Первый контрход может принадлежать только оппоненту, второй - только пропоненту.

Дистинкции должны пониматься в свете предшествующих замечаний о том, что ничто не мешает совместной истинности выражений P/Q и O P/Q&R. Н.Решер называет дистинкции наиболее характерными и творческими видами ходов в диспутационной модели.

Специально рассматриваются возможные диспутационные контрходы на сложные предшествующие ходы. В ответ на условное отрицание вида O P/Q&+Q, сделанное оппонентом, пропонент может ответить атакой одного из двух компонентов. На +Q ответом будет или ! O Q или O Q/R&!R. На O P/Q контрходом будет выражение P/(Q&S)&!(Q&S).

В ответ на условное контрутверждение вида O P/Q&!Q оппонент предлагает атаку против !Q либо ходом вида + O Q, либо вида O Q/R&+ O R; атака может быть направлена и на O P/Q и иметь вид P/(Q&S)&+(Q&S).

Выдвижение пропонентом строгой дистинкции вида O P/(Q&R) & !(Q&R) заставляет оппонента атаковать !(Q&R) вызовом вида + O (Q&R) или условным отрицанием вида O (Q&R)/S&+S, либо атаковать O P/Q&R выдвижением слабой дистинкции вида P/(Q&R&T)& &+(Q&R&T).

Ход оппонента вида O P/(Q&R)&+(Q&R) парируется пропонентом либо атакой против +(Q&R) - и в этом случае ходом будет ! O (Q&R) или O (Q&R)/S&!S, либо атакой против O P/Q&R выдвижением хода вида P/(Q&R&S)&!(Q&R&S).

С точки зрения Решера, несмотря на некоторую упрощенность, перечисленные возможности “дают более пристальный взгляд на структуру формальной диспутации”. В качестве иллюстрации Решер приводит следующую схему обмена ходами

В предложенной модели пропонент и оппонент занимают неравное, асимметричное положение. Начинать должен только пропонент, и только предлагая категорическое утверждение. Пропоненту же открыты все контрходы, содержащие категорическое утверждение. Более того, по Решеру, каждый ход пропонента включает некоторое категорическое утверждение. Бремя доказательства лежит исключительно на пропоненте. И, напротив, каждый ход оппонента включает некоторый вызов или осмотрительное отрицание. Учитывая, что такой вызов, как правило, может быть перефразирован в виде вопроса, можно говорить, что такая модель представляет собой наиболее распространенный вид вопросно-ответного диалога.

В реальной же практике (и, кстати, в практике вопросно-ответных диалогов в средневековых университетах, на которую ссылается Решер в качестве одного из оснований предлагаемых им моделей) зачастую бывает так, что оппонент, вместо опровержения предлагаемых пропонентом оснований для выдвинутого тезиса, предлагает контртезис и тем самым принимает бремя его подтверждения на себя. В предложенной модели дело от этого не меняется, и это означает только, что происходит обмен ролями. Если же в случае такого обмена бывший пропонент не принимает на себя предлагаемой ему роли оппонента, то может сложиться двоякая ситуация. С одной стороны, она может быть понята таким образом, что в рамках одного диалога имеют место два диалога: в первом некто А предлагает тезис и ищет его подтверждения, а В выступает в роли оппонента, во втором - В предлагает контртезис и ищет основания для него и тогда ipso facto

А становится оппонентом. И тогда третий участник (судья, рефери, публика), независимо избирая и сочетая ходы из того и другого диалога, может сконструировать приемлемую модель. С другой стороны, предлагаемая ситуация может означать провал какого-либо диалога в любой его модификации (спора, полемики или дискуссии). Иными словами, пропонент и оппонент - не навечно закрепленные роли, а функционально зависимые позиции: пропонентом является тот, кто предлагает исходный тезис и занимается поиском оснований для него. Его функциональным противником является оппонент. Оппонент выполняет, таким образом, роль “адвоката дьявола”: не предлагая ничего позитивного (не делая каких-либо категорических утверждений),он лишь отрицает или вопрошает.

Последовательность ходов и контрходов предлагаемой модели изображена в следующей таблице:

Понятия выигрыша и проигрыша, или, вернее, понятия вынесения решения по обсуждаемому тезису связано с асимметрией игроков и понятием обязательства. Имеется в виду, что только пропонент имеет право делать такие ходы, которые содержат определенные обязательства (то есть ходы, в качестве компонентов которых появляются категорические утверждения). Множество обязательств пропонента постоянно изменяется в ходе диалога. Изменение множества обязательств связано с ходами пропонента и оппонента.

Пропонент освобождается от обязательства (исключает некоторые обязательства из множества), когда он обменивает его на некоторое другое утверждение, например, когда после хода оппонента он переходит от категорического утверждения вида !P к условному утверждению вида P/Q&!Q. Такой переход означает, что пропонент отказывается от тезиса в пользу подтверждающего его утверждения, иначе говоря, пропонент отказывается от прямой защиты тезиса в пользу его косвенной защиты.

Оппонент может уступить тезис-обязательство, когда он подвергает его дистинкции, то есть когда он не может атаковать его.

На каждой стадии диалога (диспута) за счет подобного сорта изменений (отказа от обязательств, уступки, принятия новых обязательств) формируется ядро множества обязательств. Рассмотрим пример:

На первой стадии в число обязательств входит P, на третьей - O R и на четвертой - S. Следует заметить, что оппонент -но не пропонент - имеет право атаковать не последний ход пропонента, а вернуться к более ранним его утверждениям и атаковать их.

Что касается вынесения решения по диспуту, то эта часть предоставлена третьей стороне, использующей для этого некоторые стандарты, в качестве которых в моделях Решера используются формальный и материальный критерии.

Согласно формальному критерию, при вынесении решения следует задаться вопросом о том, имели ли место запрещенные ходы. Согласно материальному критерию, вынесение решения зависит от оценки того, насколько оппонент заставил пропонента принять неправдоподобные (невероятные) обязательства. Иными словами, здесь речь идет о приписывании вероятности тем обязательствам пропонента, которые не стали предметом уступки или отказа.

В соответствии с критериями определяется и понятие стратегии. Стратегия пропонента заключается в том, что он должен включать в дело свои обязательства максимально вероятным способом; стратегия оппонента заключается в создании препятстий пропоненту посредством введения таких дистинкций, которые помешали бы пропоненту двигаться этим путем.”Победа” определена тем, насколько убедителен случай, который старается сделать пропонент относительно находящихся в его распоряжении возможностей через механизм вероятности и презумпции”(231,24). Тем самым основной гранью вынесения решения относительно некоторого диспута является его решающая зависимость от средств оценки вероятности (принимаемости) тезиса.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

70495. Шунты 83 KB
  Шунты применяются для расширения пределов измерения амперметров при этом большую часть измеряемого тока пропускают через шунт а меньшую – через измерительный механизм ИМ прибора. Шунты на малые токи выполняются в виде катушек или спиралей из манганинового провода шунты на большие...
70496. Приборы электростатической системы 61 KB
  Приборы электростатической системы бывают двух разновидностей: с изменяющейся площадью пластин; с изменяющимся расстоянием между пластинами рис. Приборы с изменяющимся расстоянием между пластинами состоят из двух неподвижных пластин одна из которых при измерениях заряжается...
70497. Приборы ферродинамической системы 90.5 KB
  Схемы включения определяются видами измеряемых величин и аналогичны включению амперметра вольтметра и ваттметра электродинамической системы. Приборы ферродинамической системы используют для измерений в цепях переменного тока в качестве ваттметров частотомеров фазометров...
70498. Приборы электродинамической системы 80.5 KB
  На оси прибора жестко закреплены подвижная катушка указательная стрелка с балансными грузиками магнитоиндукционный или воздушный успокоитель и концы двух противодействующих токопроводящих пружин. Перемещение подвижной части прибора происходит в результате взаимодействия магнитных...
70499. Приборы электромагнитной системы 176.5 KB
  Катушки амперметров наматывают медным проводом диаметром 0,6 мм и более. Приборы для измерения силы тока до 5 А имеют обмотку из 40 - 50 витков медного провода диаметром до 1 мм. При токе около 250 А катушку выполняют из медной шины. Катушки вольтметров наматывают медным изолированным проводом...
70500. Приборы магнитоэлектрической системы 143.5 KB
  Приборы магнитоэлектрической системы бывают двух разновидностей: с подвижной рамкой рис. Измерительный механизм приборов магнитоэлектрической системы с подвижной рамкой рис. 2 а состоит из: 1 ─ неподвижного цилиндрического сердечника установленного строго по центру...
70501. Класс точности. Нормирование погрешностей 40 KB
  Класс точности применяется для средств измерений используемых в технических измерениях когда нет необходимости или возможности выделить отдельно систематические и случайные погрешности оценить вклад влияющих величин с помощью дополнительных погрешностей.
70503. Использование марок. Товарный знак 22.52 KB
  Товарный знак обозначение словесное изобразительное комбинированное или иное служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей. Законом признаётся исключительное право на товарный знак удостоверяемое свидетельством на товарный знак.