82558

Движение военно-исторической реконструкции в России (на примере Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит»)

Дипломная

История и СИД

Воспитание патриотизма на примерах истории рубежа XX – XXI вв. сопряжено с рядом негативных явлений, охвативших часть общества. К ним можно отнести психологические потрясения, пронизывавшие Россию в последние 15-20 лет; разрушение прежних нравственных ориентиров российского общества...

Русский

2015-02-28

170.32 KB

3 чел.

Министерство образования и науки РФ

ГОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет»

Исторический факультет

Кафедра всеобщей истории

Движение военно-исторической реконструкции  в России

(на  примере Екатеринбургского военно-исторического

клуба «Горный щит»)

Выпускная квалификационная работа

Допущена к защите                                                       Исполнитель:

«___»___________2010 г.                                             Токарева  Елена                                  

Зав кафедрой_________                                                Евгеньевна   

                                                                                        студент V курса

                                                                                        заочного отделения                                                                                                  

                                                                                                   

                                                                                                       Научный руководитель:

                                                                                        д.и.н., доцент,

                                                                                        В.Н. Земцов

Екатеринбург, 2010

Содержание

Введение…………………………………………………………………………….. .3-6

Глава 1. Источники и методология исследования…………………………………6-12  

1.1. Обзор источников……………………………………………………………….6-11

1.2. Методология исследования……………………………………………………11-12

Глава 2. Феномен российского движения военно-исторической реконструкции……………………………………………………………………....13-21

Глава 3. Екатеринбургский военно-исторический клуб «Горный щит»: этапы

истории, особенности деятельности…………………………………………….. . 22-42

3.1. Этапы истории………………………………………………………………… 22-24

3.1.1.  Становление клуба…………………………………………………………. .22-24

3.1.2.  Развитие клуба в годы Перестройки и  в постперестроечное

время…………………………………………………………………………........... 24-33

3.2. Особенности  деятельности……………………………………………...........33

3.2.1.  Изучение и реконструкция эпохи наполеоновских войн………………... 33-35                                                             3.2.2.  Направление военно-исторической миниатюры и

макетирования………………………………………………………………........... 35-37               3.2.3.  Краеведческое направление……………………………………………….. 37-38                                                             

3.2.4. Изучение и реконструкция  эпохи  Первой мировой и

Гражданской войны………………………………………………………….......... 38-40

3.2.5.  Военно-археологическое направление…………………………………… 40-41

3.2.6. Поиск бойцов Красной армии, пропавших без вести во время  

Великой Отечественной войны  и изучение периода Второй мировой

войны……………………………………………………………………………….. 41-42

Заключение……………………………………………………………………….... 42-44

Источники и литература……………………………………………………........... 44-47

Приложения………………………………………………………………….....…...47-62

Введение

Сложнейшие процессы, связанные с формированием в России гражданского общества, потребовали в последние годы существенного пересмотра многих умозрительных концепций, определявших развитие нашей страны с середины 1980-х гг. Президентом РФ Д.А. Медведевым на первый план сегодня выдвинута идея сохранения  единого культурного пространства страны во всем его многообразии.2 Этот курс предполагает необходимость уделять большее внимание вопросам возрождения национального самосознания.

Между тем, на рубеже XXXXI вв. достижения обновляющейся России не так велики, чтобы вызвать у молодежи высокий дух патриотизма. Прошлое же зачастую не вызывает гордости за своих далеких и близких предшественников.3 В начале III тысячелетия необходимо понять, что «Иваны, родства не помнящие» – это не мы, а для этого требуется ярко показывать все достижения Руси – России – СССР – Российской Федерации независимо от того, каким было государство – княжеским, царским или советским.4 

Воспитание патриотизма  на примерах истории рубежа XXXXI вв. сопряжено с рядом негативных явлений, охвативших часть общества. К ним можно отнести психологические потрясения, пронизывавшие Россию в последние 15-20 лет; разрушение прежних нравственных ориентиров российского общества; слом традиций общения и взаимодействия людей различных национальностей и религиозных конфессий. Наконец, низкий жизненный уровень многих миллионов семей. Эти факторы вынуждают подрастающее поколение больше самовоспитываться на примерах окружающей действительности, чем при обращении к истории.5

Процесс патриотического воспитания историей включает в первую очередь воздействие на молодое поколение с целью осознанного восприятия исторических знаний о лучших традициях российского народа, героической борьбе, подвигах, талантах, нравственных качествах выдающихся сынов Отечества, любви к гербу, флагу, гимну страны, непримиримости к врагам и недоброжелателям России.6

В нашей стране, кроме школ и ВУЗов, где так или иначе поднимается проблема патриотизма, существуют различного рода общественные организации, целью которых является не только изучение истории, но и, через историю воспитание патриотизма у молодого поколения. Одними из таких общественных организаций являются «Российская военно-историческая ассоциация» и «Международная военно-историческая ассоциация», участники которых занимаются непосредственно тем, что изучают историю  Отечества и путем реконструкции одежды, быта и норм социального поведения пытаются добиться эффекта «погружения» в прошлое. Их выступления в школах, музеях, институтах, выставочная деятельность по различным историческим периодам ориентированы на патриотическое воспитание молодежи и определение ею гражданской позиции.

Злободневность темы в рамках сегодняшнего дня очевидна. Она связана  не только с возрастающей проблемой воспитания патриотизма среди  молодежи, но и с необходимостью осмыслить сферу военно-исторической реконструкции как одну из форм изучения истории, потому что, как справедливо заметил Президент РФ в своем послании к Федеральному Собранию РФ, «нужно помнить и уважать наше прошлое».7 

Актуальность предпринятого исследования определяется тем, что в современной историографии отсутствуют работы, в которых был бы целостно представлен процесс зарождения и развития отечественного военно-исторического движения, а также был бы изучен феномен военно-исторической реконструкции как элемента культуры.

Объектом исследования является российское военно-историческое движение.

Предметом исследования являются этапы истории и особенности деятельности  Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит» (далее – ЕВИК) как составной части  российского военно-исторического движения.

Хронологические рамки исследования охватывают временной промежуток с 1976 по 2008 г. Они обусловлены тем, что именно к середине  1970-х гг. относится возникновение военно-исторического движения в нашей стране, а 2008 г. стал юбилейным годом ЕВИК «Горный щит», когда были подведены итоги его 20-летней деятельности.

Целью  исследования является стремление выяснить направленность, этапность и особенности деятельности ЕВИК «Горный щит» на фоне военно-исторического движения в нашей стране в период с 1988 по 2008 г.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Представить общую картину деятельности  военно-исторических  клубов России.

2. Вскрыть особенности движения военно-исторической реконструкции как общественного и социального явления.

3. Выяснить условия зарождения и развития клуба «Горный щит» в период с 1988 по 2008 г.

       4. Выявить специфику  деятельности клуба «Горный щит» в рамках движения военно-исторической реконструкции.

5. Определить роль военно-исторического клуба «Горный щит» в общественной жизни нашего края и России в целом на рубеже XXXXI вв.

Поставленные задачи предопределили структуру исследования. Оно состоит из введения, трех глав, в которых решаются задачи, поставленные в соответствии с целью исследования дипломной работы, заключения, списка источников и литературы, приложений.

Первая глава посвящена обзору источников и методологии исследования.

        Во второй главе раскрывается суть феномена российского движения военно-исторической реконструкции как общественного явления.

В третьей главе  отражена деятельность  военно-исторического клуба «Горный щит»  за период с 1988 по 2008 г.

Историография исследования

Историография военно-исторического движения от момента его возникновения до наших дней изучена весьма фрагментарно. Остановимся на главных публикациях. Одним из корифеев движения «Реконструкция» В.А. Турусовым в журнале «Рейтар» представлена история возникновения и становления военно-исторического движения в России, организационных форм и структуры клубов, дается основной перечень специализации ВИКов: клубы военно-исторических игр, клубы военно-исторической реконструкции, клубы военно-исторической миниатюры.8 Справедливо замечено, что период 1812 года является для многих клубов отправной точкой, с которой они начинали изучение истории Отечества.

Патриархами военно-исторического движения П.Ф. Космолинским и А.И. Талановым в публикации «Стойкий оловянный солдатик», помещенной в журнале «Наука и жизнь», кратко представлена история возникновения и становления такого направления военно-исторической реконструкции, как военно-историческая миниатюра.9 Известный  российский униформолог Г.Э. Введенский в статье «Стойкий оловянный солдатик», опубликованной в журнале «Наука и жизнь», также рассказал об истории возникновения военно-исторической миниатюры в России.10 

Большое значение имеет статья председателя Российской военно-исторической ассоциации О.В. Соколова «Рождение империи», опубликованная в журнале «Империя истории» и посвященная созданию  и развитию этой.11 А.И. Бегунова, одна из немногих женщин, с «головой» ушедших в реконструкцию военного прошлого, в интервью под названием «Кто сегодня на коне?», опубликованном в газете «Советская культура», повествует о становлении военно-исторического движения, об учредительной  конференции  Федерации военно-исторических клубов, прошедшей  в феврале 1989 г. в Москве под эгидой ЦК ВЛКСМ, на которой были приняты устав, программа, избран совет.12 В статье И. Карпова «Что такое реконструкция» – была сделана попытка раскрыть сущность военно-исторической реконструкции и военно-историчес-кого движения.13 Публикация А.А. Каревского «Уфа-2004. Впечатления участника» помогает понять суть военно-исторического движения в целом и, в частности, военно-исторической реконструкции «Гроза над белой», посвященной 85-летию Уфимского сражения 2-19 июня 1919 г. в ходе Гражданской войны в России.14 В  статье Д. Пигилова «Что такое реконструкция» предпринята попытка дать  объяснение феномена реконструкции, анализируется проблема аутентичности, т.е. соответствия образа реконструктора образу реконструируемого персонажа, когда воссоздание образа заставляет если не думать, то хотя бы вести себя так, как обязывает форма.15 В газете «Уральский рабочий» опубликовано интервью с первым председателем военно-исторического клуба «Горный шит» и одновременно поручиком Екатеринбургского пехотного полка В.Н. Земцовым. Автором анализируется ход «баталии», проведенной на Бородинском поле военно-историческими клубами в 1993 г. и ставится ряд проблем, связанных со спецификой движения военно-исторической реконструкции16.

В статьях Н. Широковой «Баталии, каких не было в Италии»17 и Ю. Баренгольц  «Вам не видать таких сражений»18 было привлечено внимание к деятельности любителя-миниатю-риста А.Р. Аболса, организовавшего клуб любителей военно-исторической миниатюры и настольных игр «Марсово поле». Были опубликованы ряд других публикаций на эту тему.19

С сожалением приходится признавать, что средства массовой информации в новом тысячелетии практически утратили интерес к деятельности клуба, о чем свидетельствует  резко сократившееся количество публикаций. Все события деятельности ВИК «Горный щит» активно освещались в первое десятилетие его существования.

Историография исследования обнаруживает недостаточность изученности проблемы, что  позволяет автору, привлекая главным образам документальные источники, раскрыть заявленную тему в выпускной квалификационной работе.

Глава 1. Источники и методология исследования

1.1 Обзор источников

Выпускная квалификационная работа написана на базе изучения документальных  и  вещественных  источников, электронных ресурсов, а также литературы, находящейся в библиотеке Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит». Документальные источники подразделены на неопубликованные и опубликованные. К документальным неопубликованным источникам относятся: документы ЕВИК, хранящиеся в Государствен-ном учреждении «Центр документации общественных организаций Свердловской области» (далее – ГУ ЦДООСО)20, а также журнал протоколов заседаний клуба, находящийся у его председателя А.В. Емельянова, фотоархивы, видеоролики, мемуары членов клуба.

К документальным опубликованным источникам относятся напечатанные в журнале «Рейтар» воспоминания первого председателя военно-исторического клуба «Горный щит» В.Н. Земцова «Екатеринбургский военно-исторический клуб: “доисторический период” глазами первого председателя».21

Вещественные источники представлены находками, найденными  на полях сражений поисковой группой клуба в составе Л.Г. Вохмякова22, С.О. Плотникова23 и С.Н. Малинникова24, а также находками, найденными  на р. Березине археологом-любителем А.М. Архиповым25 и в окрестностях Екатеринбурга археологом-любителем А.В. Бобровым.26 На сайте клуба «Горный щит»27 размещена информация о деятельности ЕВИКа, а также о его сотрудничестве с военно-историческими клубами региона, работающими в  Перми, Уфе, Самаре. Привлечены интернет-ресурсы, содержащие информацию о создании и деятель-ности военно-исторических  клубов России.

В фондах ГУ ЦДООСО хранятся документы военно-исторического клуба «Горный щит» за период с 1988 по 2005 гг.28, а именно; журнал протоколов заседаний, отражающий все мероприятия «Горного щита», проводившиеся  с 1988 по 2000 гг.; приглашения на военно-исторические праздники и фестивали дружественных ВИКу клубов и Военно-исторических ассоциаций, в том числе за период с 2001 по 2005 гг.; печатная продукция клуба «Горный щит»;  учредительные документы ВИКа. В журнале протоколов заседаний периода с 2001-2009 гг.29  содержится информация о множестве поездок, в т.ч. за рубеж, походов, выступ-лений униформированных групп клуба на днях городов, об участии членов клуба в разного рода выставках на военно-историческую тематику, презентациях, сообщениях, военно-исторических чтениях, а также о деятельности поисковой группы клуба.

Фономатериалы в виде интервью членов ЕВИК с их согласия переработаны в воспоминания и использованы со ссылкой на авторов в качестве документальных источников при работе над дипломной работой.

Фотоматериалы  военно-исторического клуба «Горный щит»

С первых месяцев существования Свердловского клуба любителей военной истории возникла идея создания клубной фотолетописи. В связи с этим был приобретен большой фотоальбом, куда вклеивали фотографии, вырезки из газет и журналов, касающихся деятельности клуба. На первых страницах альбома помещены фотографии, на которых запечатлены  первые военно-исторические фестивали, проходившие в конце 1980-х гг. Следующие страницы посвящены фоторепортажам с выставок, организованным и проводившимся ВИКом как самостоятельно, так и совместно с клубом исторического фехтования «Рыцарский союз».30 

Фотографии черно-белые, в основном, любительские, на которых изображены первые военно-исторические миниатюры, собрания коллекционных вещей, первые «новоделы», созданные  членами клуба. Представлена группа фотографий, запечатлевшая первый выезд на реконструкцию Бородинского сражения в 1992 г. Следующий  блок фотографий посвящен Дню города Екатеринбурга в 1993 г., в котором приняла участие униформированная группа членов клуба,  одетая в униформу на 1812 год.

В альбоме есть уникальный снимок, на котором запечатлены члены ВИК с патриархом русской униформологии Владимиром Владимировичем Звегинцо-вым. Далее помещены фото с выступления униформированной группы клуба на дне историка УрГУ, затем – со Дня города в 1995 г. В альбом вклеены вырезки статей из  газет «Уральский рабочий», «Вечерний Екатеринбург», «На смену!».31

Группа цветных фотографий представляет выступление ВИКа на Дне города Санкт-Петербурга и Гатчине в 1996 г., в родном Екатеринбурге и в Первоуральске. Завершается фотоальбом фотоколлажом Бородино – 2000.

Наступивший XXI в. ознаменовался резким увеличением количества сохранившихся фото и видеоматериалов. Если раньше ВИК часто прибегал к услугам профессиональных операторов, то сейчас в этом уже отпала необходимости. Техническая оснащенность сначала пленочными, затем цифровыми фотоаппаратами и видеокамерами позволила самим членам клуба создавать  фото и видеоматериалы, которые можно условно разделить на жанровые, бытовые и репортажные, фиксирующие события из жизни клуба. К ним относятся выступления, выставки, юбилеи, заседания, презентации, походы и т.д.

Период с 2001 по 2002 г. ознаменован выступлениями униформированной группы на 1812 год в Каменске-Уральске, Невьянске, на Дне города Екатеринбурга, празднике св. Троицы, праздновании 205-ой годовщины Екатеринбургского полка. В фотоархиве есть уникальное фото – первое  Рождество 3-го тысячелетия, где запечатлены все члены клуба, что, в общем-то, является большой редкостью, потому что, как правило, на заседания клуба одновременно приходят далеко не все его члены.32 Интересна подборка фотографий, запечатлевших униформированную группу на 1914 год на оз. Таватуй. На фотографиях периода 2003-2005 гг. отражены следующие события: выставка, посвященная 15-летию ВИКа и юбилейный вечер клуба, проходивший в Свердловском областном краеведческом музее (далее – СОКМ), выставка, проведенная в том же музее в связи с  90-летием начала Первой мировой войны, военно-историческая реконструкция «Бородино 2005», военно-археологи-ческие находки А. Боброва, найденные в В-Пышме – монеты конца XVIII – начала XIX вв., металлические фрагменты ствола и затвора винтовки Мосина,  находки А.М. Архипова, найденные на Березине – бронзовый рожок от патронной сумки французского егеря, французский распыжовник, различные кольца, пряжки, картечные пули, французские пуговицы с мундиров (военных и чиновников), французская гренадка, французский штык 1812 г.33 Далее представлены фотографии периода 2006-2007 гг., повествующие о посещении А.М. Архипова окрестностей р. Березины и о Билимбаевский походе Г.Г. Старченко, К.В. Якимова, А.М. Кручинина, А.Ю. Емельянова, одетых в униформе 1914 г, о реконструкции Бородинского сражения с участием актера, изображавшим Наполеона.

Сильное эмоциональное впечатление производят снимки открытия памятника 37-му пехотному Екатеринбургскому полку. В этом мероприятии принимали участие гости из Пермского, Уфимского и Самарского военно-историчес-ких клубов. В архиве имеются фотографии, на которых изображены члены клуба, организовавшие пикет с целью привлечь внимание общественности к акту вандализма, совершенному в отношении памятника 37-му пехотному Екатеринбургскому полку, через два месяца после его торжественного открытия.

На следующих фотографиях запечатлены: Вечер памяти, приуроченный ко дню Победы и посвященный памяти бойцов, погибших на Синявинских высотах, где проходили бои по деблокаде Ленинграда, а также выставка, сформированная из предметов, найденных поисковой группой клуба на Синявинских высотах. Интересны  фотографии, снятые в  2008 г., на которых представлены посещение клубом танкового музея в г. В. Пышма в День Св. Троицы,  выступ-ление униформированной группы на 1812 год в Окружном доме офицеров (далее – ОДО) в связи с приездом в Екатеринбург министра обороны А.Э. Сердюкова,  День города Екатеринбурга – почетный караул с актрисой в роли Екатерины I, стоящей в центре унигруппы 37-му пехотному Екатеринбургскому полку у памятника В.Н. Татищеву и В.И. Геннину. Имеется коллективное фото униформированной группы у памятника 37-му пехотному Екатеринбургскому полку и снимок, запечатлевший тренировку с ружьями у палаток перед началом  праздничных мероприятий Дня города, фотографии «новоделов» оружия и доспехов, изготовленных для музеев и частных коллекционеров В.В. Носковым и С.А.Токаревым, а также фотоснимки поисковых работ на Синявинских высотах и беспример-ный поход через оз. Байкал К.В. Якимова, повторившего путь отступавших частей армии А.В. Колчака в 1919 г.

Комплекс фотографий, посвящен открытию в СОКМе в мае 2008  г. новой экспозиции истории освоения Урала. Имеется свыше трех десятков фотографий, запечатлевших заключительный день 8-го Таватуйского похода с проведением реконструкции боя в районе Верх-Нейвинского завода, проходившего ровно 90 лет назад в годы Гражданской войны. В этом походе приняли участие свыше 40 реконструкторов из нескольких городов России и Казахстана. Фотографии отразили военно-исторический праздник, посвященный Первой мировой войне в с. Хохловке (Пермская обл.) с участием членов ВИКа «Горный щит» в униформе на 1914 год.

В ноябре 2008 г.34 – была сделана большая группа фотографий на юбилейном вечере, посвященном 20-летию ЕВИК «Горный щит», на которых представлены: А.М. Кручинин, открывающий торжественное мероприятие, две мизансцены-пародии, одна из которых поставлена по мотивам «Ревизора» Н.В. Гоголя и представляющая предъюбилейное заседание клуба, а вторая – события в г. Борисове перед взятием его войсками Наполеона. Запечатлен также музыкальный номер в исполнении сотрудниц музея, награждение членов клуба медалями за выслугу лет, выступление первого председателя клуба В.Н. Земцова, вручение юбилейных сборников гостям вечера, праздничный фуршет, витрины с экспонатами, иллюстрирующими деятельность клуба.

Весь фотоматериал записан на DVD диск, являющийся приложением к  «Юбилейному Мушкетерскому сборнику». При подготовке диска была проведена большая работа по оцифровке старых фотографий, слайдов, которые до сих пор не были опубликованы и находились в личных архивах. В последние годы количество фотоматериалов увеличивается в геометрической прогрессии благодаря легкости и доступности фотосъемки. Следует отметить, что первый фотоальбом, запечатлевший события жизни клуба до  2000 г. был передан на хранение в ГУ ЦДООСО А.М. Кручининым  как фотодокумент После чего на одном из заседаний клуба единогласно было принято решение о подготовке нового клубного фотоальбома. Эта задача была реализована усилиями Сергея и Елены Токаревых. Результатом их труда было создание новой клубной фотолетописи за период 2001 – 2005 гг., а также формирование очередного фотоальбома, отражающего события периода  2006 по 2010 гг.35

Вещественные источники

К вещественным источникам относятся находки, найденные археологом-любителем А.М. Архиповым на р. Березина и хранящиеся в его личной коллекции. А именно: гвардейские французские пуговицы, французская пряжка, русские гренады «о 3-х огнях» и пуговица, гренада французской патронной сумки, егерский рожок французской патронной сумки, розетка французской драгунской каски, розетка русского кивера с подбородочной чешуей. В каталог также входят французские пуговицы и пряжки, французский штык, французские ружейные отвёртки, французские пыжевники, детали ружейного замка, спусковые курки, французские ружейные стяжные кольца, французский ружейный шомпол сломанный, шомпольные трубки, ружейные накладки, французская граната гаубицы 5,5 дм., черепья гранат, ядро французской 12-ти фунтовой пушки, французский затравник, дальняя картечь, пули, заряд ближней картечи, арматура ножен, французский наконечник ножен кавалерийского тесака, подковы (казачья, кирасирская артиллерийского обоза), шпоры, французские пряжки конной упряжи, наконечник башкирской стрелы, французский бытовой солдатский нож, французский пробойник кожи и кресало, русский ружейный гнутый шомпол.36 Другим археологом-любителем А.В. Бобровым в окрестностях Екатеринбурга найдены гильзы, осколки снарядов, монеты периода конца XVIII-нач. XX вв.37

Хочется обратить особое внимание на вещественные источники, найденные на полях сражений поисковой группой клуба – это:38

  1. Останки воинов, погибших в боях.
  2. Оружие и  боеприпасы: фрагменты автоматов, винтовок, пулеметов, противотанковых ружей, пистолетов, ножи, штыки, патроны, гильзы, снаряды, гранаты и их фрагменты.
  3. «Смертные медальоны»*.

  4.  Личные вещи военнослужащих, предметы военного снаряжения и экипировки: каски, кокарды, пряжки, медали, знаки воинских званий, эмблемы, монеты, пуговицы, портсигары, расчески, фляги, котелки, ложки, ножи перочинные, санитарные сумки с инструментами, нашивки матерчатые, которые иногда сохраняются, одежда, погоны и т.д.

Видеоматериалы

При работе над выпускной квалификационной работой использовались видеофильмы, снятые во второй половине 1990-х гг. кинооператорами Натальей  Юрьевной и Сергеем Анатольевичем Меньшиковыми, в то время сотрудничавшими с военно-историческим клубом. Ими был создан цикл передач, транслировавшихся по местному телевидению (41-й канал) и рассказывавших о славном боевом прошлом нашего города, в тот числе об истории 37-го  пехотного Екатеринбургского полка. Н. и С. Меньшиковы  выезжали в 1997 г с уни-формированной группой ВИКа на Бородино, где  снимали жизнь лагеря рекон-структоров, «репетицию баталии», подготовку оружия и снаряжения, экскурсии по памятным местам Бородинского поля и т.д. Была зафиксирована экскурсия униформированной группы «Екатеринбургского» к памятнику 37-му пехотному Екатеринбургскому полку. Был отснят материал  о самой  «Бородинской бата-лии»: передвижения войск, стрельба орудий, команды военачальников, атаки конницы и пехоты, отражение атак кавалерии пехотными каре, страдания «раненых».39 

Использовался  видеофильм, снятый  для передачи,  которая транслировалась по «41 каналу», и в которой старейшие члены клуба «Горный щит» и эксперты по истории Отечественной войне 1812 года – В.Н. Земцов и А.М. Кручинин, стоя на мосту через р. Колочь, беседовали о том грозном и славном периоде нашей истории, каким была  война 1812 года.40 

В тот же цикл фильмов, созданных С. и Н. Меньшиковыми, вошли еще 2  ленты, запечатлевшие беседу о краткой истории Екатеринбургского мушкетерского полка, которую вели В.Н. Земцов, А.М. Кручинин, В. А. Ляпин и Г.Н. Шапошников,41 и  фильм, вышедший  в виде телепередачи на «41 канале» в канун Нового 1998 г., главным действующим лицом которого был А.Р.Аболс, представивший своих «игровых» солдатиков. На глазах телезрите-лей развернулось «сражение» «англичан» с «французами», проводившееся по определенным правилам. В конце «битвы» арбитры – члены клуба В.Н. Земцов, А.М. Кручинин, Г.Н. Шапошников, С.О. Плотников и С.Н. Малинников вынесли свой вердикт, оценив действия противоборствующих сторон.42 

С наступлением нового века коренным образом изменилось техническое оснащение военно-исторического клуба. Появилась массовая цифровая фото и видеосъемка. Резко возросло количество снимаемого фото и видео материала. К профессиональным операторам членам ВИКа пришлось обратиться лишь в день открытия памятника пехотному Екатеринбургскому полку. Был отснят  большой видеоматериал, который, однако, пока все еще не отредактирован и  не смонтирован в большой законченный фильм. Следует отметить, что А.Р. Абол-сом был снят фильм «Марсово поле» – «пилотный» проект большого сериала, в котором планируется рассказать о настольной военно-исторической игре в солдатики. К сожалению, из-за отсутствия финансовой поддержки этот проект остается до сих пор не реализованным.

Видеоматериалы, освещающие  события, происходившие в клубе с 2001 по 2009 г., хра-нятся у авторов в личных архивах. Среди них; видеоматериалы Вечера памяти, посвященного боям на Синявинских высотах, с показом материалов поисковой группы клуба (май 2006 г.; в Муниципальном музее г. Екатеринбурга)43; праздничных мероприятий по случаю 285-летия Дня города Екатеринбурга; восьмого Таватуйского похода, с участием представителей военно-исторических клубов Екатеринбурга, Перми, Уфы, Казахстана и гостя из Чехии Бернарда Пануша.44 

Таким образом, привлекаемая нами документальная база  достаточна широка. Комплекс источников включает в себя как неопубликованные материалы, хранящиеся  в  ГУ ЦДООСО, в библиотеке клуба, в личных архивах членов клуба «Горный щит», так и ряд опубликован-ных материалов, в том числе мемуарного характера. В целом, полагаем, что имеющиеся в нашем распоряжении источники позволяют убедительно раскрыть заявленную нами тему.

1.2. Методология исследования

Методология исследования основывается на изучении концепций тех историков, чье внимание было сосредоточено на проблеме «погружения» и «игры» в прошлое.

Применительно к сфере военно-исторического знания интересен фундаментальный труд известного немецкого историка Ганса Дельбрюка «История военного искусства в рамках политической истории», исследовавший проблемы возникновения и развития военной стратегии и тактики, и обобщивший опыт великих войн, операций и сражений, а также раскрывший закономерности и основные направления развития военного искусства.45 Интереснейшая энциклопедическая работа Г. Дельбрюка опирается на огромный пласт исторических и военно-исторических материалов, начиная с древнегреческих источников, исследований военного искусства эпохи Возрождения, Великой французской революции и наполеоновских войн, и заканчивая швейцарскими хрониками, а также современными автору работами и документами.

Применительно к военно-исторической реконструкции как своеобразной форме игры,  посвящена  знаменитая  книга Йохана Хейзинга «Homo ludens», в которой автор утверждает, что цель игры в ней самой, что игра – один из первичных и основных элементов  жизни.46 По мнению Й. Хейзинги, игра обособляется от обыденной жизни местом действия и продолжительностью,  разыгрывается в определенных рамках пространства, у нее есть свое начало и конец. Фиксированность и повторяемость игры определяют ее место в культуре.47 Поскольку Игра обнаруживается во всех культурах всех времен и народов, это позволило Й. Хейзинге сделать вывод, что «игровая деятельность коренится в глубинных основах душевной жизни человека и жизни человеческого общества».48 Культ разворачивался в священной Игре, поэзия возникла в Игре как словесное состязание, музыка и танец были изначально Игрой, то же самое относится и к другим видам искусства. Мудрость, философия, наука также имели игровые формы. Даже боевые столкновения содержали игровые элементы. Отсюда автор делает следующий вывод: «Культура в ее древнейших фазах “играется”».49 Следуя философии Й. Хейзинги, можно предположить, что военно-историческая реконструкция  является, по сути, игрой, а значит – элементом культуры.

Великий британский историк и мыслитель Р.Дж. Коллингвуд в  монографии «Идея истории» определил историю как науку особого рода, задача которой заключается в изучении событий, недоступных нашему наблюдению.50 Прошлое, по его мнению, исследуется логическим путем, после чего в сознании историка происходит реконструкция исторического процесса. Главным тезисом Коллингвуда является закрепление  в мышлении историка мысли прошлого.51 Одним из важнейших способов постижения прошлого, по мнению Коллингвуда, было так называемое «переигрывание» прошлого (Re-enactment), термин, который уже много десятилетий используется за рубежом для обозначения военно-исторической реконструкции.

Вопросы экспериментальной археологии (исторического эксперимента как такового)  применительно к военно-исторической  реконструкции прекрасно рассмотрены в монографии чешских историков Р. Малиновой и Я. Малины «Прыжок в прошлое. Эксперимент раскрывает тайны древних эпох». Авторы описывают реконструкцию технологий прошлого, через которые пытаются понять образ мыслей и характер поступков людей прошедших эпох. Археологи и специалисты смежных профессий используют эксперименты при поисках археологических памятников в полевых условиях, при раскопках и извлечении артефактов на поверхность, при описании их форм, применении и датировки. Наконец, эксперименты помогают составить из найденных осколков общую картину человеческой истории 52.

В целях понимания того, как реконструкторы воспроизводят дух воссоздаваемой эпохи, использовался сборник работ, посвященных вопросам военно-исторической антропологии, которая изучает поведение человека той или иной исторической эпохи в условиях войны, его мироощущение и менталитет, на которые влияют национально-культурные особенности, среди которых большое значение имеют религиозные представления общества, идеологи-ческие  и морально-психологические установки.53 

Автором привлечены литературно-художественные сборники клуба, выпускавшиеся  ВИКом с 2002 г. В них были опубликованы работы членов клуба на различные темы, затрагивающие как вопросы военной истории, так и биографии собственно членов клуба, их семей и родственников. В последнем «Мушкетерском сборнике» опубликованным клубом «Горный щит» к его двадцатилетнему юбилею, в сжатой форме представлена значительная часть двадцатилетней истории ВИКа. Автор настоящей выпускной квалификационной работы принимала участие в подготовке этого материала.

При разработке методологии представленной ВКР автор использовала статью О.С. Поршневой «Применение концепций и методов социологии в историческом исследовании», в которой особое внимание было уделено таким методам в историческом исследовании, как контент-анализу исследуемого текста, анкетированию и интервьюированию участников исторических событий.54 Надо отметить, что контент-анализ, получивший распространение в исторических исследованиях, является специальным методом исследования нарративных источников – газетных и журнальных статей, писем, дневников, материалов интервью, листовок, записей речей и т.д.,55 поэтому, наряду с интервьюированием, он активно использовался при анализе материалов, вошедших в дипломную работу. Интервью членов клуба, записанные на цифровой диктофон, с их согласия были переработаны в воспоминания в виде текста, которые в качестве документальных источников использовались при раскрытии темы.

Заявленная методология исследования представляет широкие возможности для анализа движения военно-исторической реконструкции как социокультурного явления.

Глава 2. Феномен российского движения военно-исторической реконструкции

Феномен военно-исторической реконструкции представляет собой широкое обществен-ное движение, включающее в себя клубы, группы и ассоциации, которые занимаются экспериментальным изучением военной истории. Путем реконструкции одежды, быта и норм социального поведения участники движения пытаются добиться эффекта «погружения» в прошлое.

Целью военно-исторической реконструкции является экспериментальное изучение военной истории.

В нашей  стране движение военно-исторической реконструкции  стало зарождаться во второй половине 1970-х гг., что было обусловлено ростом интереса людей к изучению прошлого своей Родины.56 Возникновение военно-исторических кружков являлось первым шагом военно-исторического движения. Следующим шагом стала специализация кружков – выделение игровых клубов и формирование первых групп исторической реконструкции.57 Разнообразные по своей направленности, клубы  объединялись в региональные организации. Основными лозунгами российского движения военно-истори-ческой реконструкции стали: «Дорогами прошлых войн – к миру» и «Проживи это, почувствуй это».

     В мае 1976 г. в Ленинграде Олегом Валерьевичем Соколовым, ныне председателем Российской военно-исторической ассоциации, было создано общество любителей наполео-новских войн, которое насчитывало вначале всего пять человек.58Общество получило немного претенциозное название – «Империя». В клуб приходили все новые люди и  его члены стали получать имена различных выдающихся генералов и маршалов наполеоновской армии, воссоздание облика которой стало основным интересом любительского объединения.

Движение подобных «групп реконструкции истории» – явление достаточно распространенное в мире. Сейчас реконструкции сражений прошлого или их эпизодов силами таких  клубов проходят в Америке и Европе практически ежегодно. Из самых значительных «баталий» последнего времени можно упомянуть инсценировку битвы при  Ватерлоо, состоявшуюся в Бельгии 18 июня 1987 г. (в ней участвовало около трех тыс. человек из различных государств), а также организованную в США в июле 1986 г. реконструкцию Геттисберга – крупнейшего сражения Гражданской войны 1861 - 1865 гг. В «битве» приняло участие до 10 тыс. любителей военной истории, одетых в мундиры «северян» и «южан», в том числе более 1 тыс. всадников.59    

Таким образом, военно-историческое движение как культурно-истори-ческое явление имеет уже давнюю историю, развивается по своим законам  и  объединяет людей  разных возрастов,  различного уровня образования и разных социальных слоев.

Согласно Устава Российской военно-исторической ассоциации основными задачами движения военно-исторической реконструкции в нашей стране являются: 60

    - объединение военно-исторических и военно-патриотических организаций России;

    - координация деятельности структурных подразделений Движения в области изучения военной истории и военных традиций России и других стран;

    - научное обеспечение деятельности структурных подразделений Движения;

    - содействие удовлетворению профессиональных и любительских интересов участников Движения в рамках  уставной деятельности ассоциации;

    - укрепление партнерских связей с военно-историческими клубами зарубежных стран.

Итак, военно-историческая реконструкция – это попытка воссоздать с помощью одежды, предметов быта и норм социального поведения сам дух различных исторических эпох. Движение военно-исторической реконструкции является своего рода игрой с серьезным подходом к воссозданию материального и духовного мира прошлого. Следует отметить, что есть клубы, обходящиеся без «боевых действий», когда в рамках военно-исторического праздника или демонстрации раритетной техники участники реконструкции надевают соответствующую форму, разбивают и обживают лагерь согласно всем историческим канонам. Безусловно, думать, как человек, воевавший когда-то под Смоленском, или как солдат, погибший при штурме Перемышля, современный человек вряд ли сможет. Но стремление к аутентичности (соответствию образа реконструктора образу реконструируемого персонажа) заставляет если не думать, то хотя бы вести себя так, как обязывают условия «игры». Важным элементом этой «игры» является военная форма, в которую одет участник «эксперимента». К примеру, солдат должен быть подстрижен определенным образом и не может, будучи в форме, держать руки в карманах или жевать жвачку…61

Как уже было сказано, движение военно-исторической реконструкции  является своего рода игрой, так как участники этого действия в известной степени реализуют свое желание перенестись во времени и ощутить себя причастными к воссоздаваемой эпохе. Следовательно, здесь, несомненно, присутствует игровой элемент. Однако не надо забывать, что в  процессе игры участвуют не актеры, а члены клубов, действующие на поле условного боя исходя из сценария  и из тактических реалий реконструируемых армий. Нельзя также исключить и некоего элемента реальной опасности, которая присутствует в подобного рода действии, так как используется большое количество пиротехнических средств, участвует подчас немало  конных бойцов, а также применяется опасное,  холодное и даже огнестрельное оружие. Все это без сомнения вносит в реконструкцию элемент реальности и тем привлекает к себе еще большее внимание.

Появляющиеся в последние годы «ответвления» от магистрального направления исторической науки позволяют глубже и полнее изучить человеческую деятельность во всех её проявлении. К такому типу гуманитарных дисциплин относится военно-историческая антропология, изучающая «человеческое измерение» войны. Она рассматривает психологи-ческий аспект военной деятельности человека, его внутренний мир в суровых военных условиях.

Члены военно-исторического движения, помимо реконструкции униформы, экипировки и вооружения, всегда стремились с максимальной приближен-ностью к соответствующей эпохе воссоздать воинские традиции, обычаи, уклад жизни, дух воинского коллектива, психологическое состояние человека. Этим объясняется стремление реконструкторов использовать язык воссоздаваемых ими армий, в крайнем случае, хотя бы язык, на котором подаются команды. Так, например, члены военно-исторического клуба «X-й легион», воссоздающего римскую армию, отдают команды на латыни, солдаты императорской армии Наполеона – по-французски.

Участники военно-исторической реконструкции воссоздают ту историческую эпоху, которая им ближе по духу, проводя тем самым исторический эксперимент. Здесь надо упомянуть об экспериментальной археологии, которая занимается историческими экспериментами и является направлением, связанным с изучением изменений объекта или вещи с течением времени, созданием вариантов реконструкций древних орудий и объектов, работой с ними и использованием полученных данных для исследования археологических мате-риалов.62 Таким образом, военно-историческую реконструкцию можно считать частью экспериментальной археологии и рассматривать ее как исторический эксперимент, а также  как и социокультурное явление.

К середине 1980-х гг. Движение военно-исторической реконструкции уже охватило почти все страны Европы и США. Ежегодно стали организовываться сотни новых клубов, которые занимались реконструкцией самых разнообразных эпох и армий, начиная с римских легионов и заканчивая Фолклендской войной. А самыми популярными и многочисленными стали клубы занимающиеся такими эпохами, как Древний Рим и Греция, время викингов, Столетняя война, Бургундские войны, война Белой и Алой розы, наполеоновские войны, Гражданская война в США, Первая и Вторая мировые войны. В перечисленных клубах сейчас насчитываются тысячи и даже десятки тысяч человек по всему миру. Но встречаются и довольно «экзотические» клубы занятые, например реконструкцией событий Франко-Прусской войны, Гражданской войны в России, индийских войн XIX в., и даже жизнью пиратов XVII-XVIII вв. Важно отметить, что национальность и место проживания не играют никакой роли для выбора эпохи и армии  с целью реконструкции, так уже давно существуют красноармейцы в Англии, французы в Индии, эсэсовцы в Техасе и даже Русская освободи-тельная армия (РОА) в Японии! А былая смертельная вражда и предрассудки не мешают носить форму бывших заклятых врагов и при этом быть патриотами своей Родины. А уж выбор эпохи для реконструкции и подавно ничем не ограничен, благо разнообразие мировой истории дает огромный выбор для изучения и воссоздания самых различных исторических периодов.63

История движения берет своё начало в первые годы XX в. с моделирования боёв и сражений при помощи военно-исторических фигурок. С точки зрения коллекционирования, по праву первое место в этом списке принадлежит М.В. Люшковскому, который начал создавать свою коллекцию военно-исторической миниатюры еще в детстве в начале XX в.. Именно ему принадлежит идея постоянного использования фигурок как материала для иллюстрации реальных исторических событий. Кроме того,  по его инициативе в Ленинграде был создан военно-исторический кружок, ставший объединением любителей военной истории и коллекционеров. В 1988 г. кружок был преобразован в клуб.64

В Москве первое современное объединение любителей военной истории было создано в 1982 г. по инициативе А.А. Смирнова  как «Военно-историческая комиссия при Московском отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры». Однако все эти клубы работали под эгидой официальных культурных учреждений и носили «камерный» характер, занимаясь в основном миниатюрой и  кабинетной наукой.  

Активизация деятельности военно-исторического движения в СССР произошла во второй половине 1980-х гг.,65 когда под влиянием идей Перестройки и курса КПСС на демократизацию всех сфер общественной жизни, стали возникать новые молодёжные общественные организации и движения. Июльский поход 1988 г.,66 начавшийся и закончив-шийся в  Москве, стал первой крупной акцией, предпринятой этим движением. В походе участвовало около 200 человек, включая, наряду с униформированными солдатами на эпоху 1812 года, группы суворовцев и юнармейцев.67 Военно-исторический поход, посвященный 175-летию Отечественной войны 1812 года и заграничных кампаний русской армии 1813-1814 гг., начался 8 июля 1988 г. Его путь лежал по местам важнейших сражений двенадцатого года: через Бородинское поле, Тарутино, Малоярославец, Вязьму, Смоленск, Красное, Полоцк и Борисов (на Березине). Утром 9 июля, после ночевки на Бородинском поле участники похода прошли торжественным маршем к памятным местам великой битвы, возложили к ним цветы. У стен (тогда еще только бывшего) Спасо-Бородинского монастыря и на Курганной высоте они провели два показательных боя,68 продемонстрировав многочисленным зрителям свое знание ружейных приемов, тактических построений, маневров, боевых сигналов и команд, применявшихся русскими и французскими войсками в начале XIX столетия.69 Подобные баталии, а также церемониальные марши и возложения венков к памятникам войн 1812 и 1941-1945 гг., состоялись и а других пунктах, через которые проходил маршрут. Завершился поход 24 июля в Москве там же, где и начался: у Триумфальной арки на Кутузовском проспекте.

         Можно сказать, что идея создания военно-исторических клубов упала на благодатную почву. В частности, после похода подобные неформальные объединения были созданы в Вязьме и Полоцке, активизировал свою деятельность Смоленский клуб исторического фехтования (СКИФ). В конце похода у его участников вызрело общее решение – создать в СССР ассоциацию военно-исторических клубов и сделать поездки и марши к местам былых сражений доброй традицией. Результатом этого решения стало создание 1989 г. военно-исторической ассоциации СССР. В феврале 1989 г. под эгидой ЦК ВЛКСМ в Москве  состоялась учредительная конференция клубов, на которой  были приняты устав, программа, избран совет. На момент создания ассоциации в стране уже насчитывалось  около 20 военно-исторических клубов разного профиля: «Казачий круг», «Ахтырские гусары», клуб при музее «Косой капонир», реконструировавший униформу Киевского гренадерского полка – в Киеве, клуб «Арсенал» – в Брянске, клуб исторического фехтования с ориентацией на воссоздание эпохи Петра I – в Смоленске.70 В 1987 г. в Ленинграде была создана группа военно-исторической реконструкции «Лейб-гвардии Преображенский полк»71. В 1990 г.  в том же Ленинграде был образован ВИК Лейб-гвардии Егерский полк 72, в  2001 г. – создан С.-Петербургский  Лейб-гвардии «Семеновский полк»73. В 1988 г. в Москве появилась группа военно-исторической реконструкции «Московский гренадер».74

Помимо перечисленных военно-исторических клубов, занимающихся реконструкцией Русской армии, известны клубы военно-исторической рекон-струкции армии Наполеона. Среди них такие, как группа военно-исторической реконструкции «46-й линейный полк», являющаяся одним из старейших подраз-делений Российской военно-исторической ассоциации,75 группа исторической реконструкции «2-й полк Егерей-Конскриптов – 4-й полк Вольтижеров Импера-торской Гвардии 1809-1814. 1815», созданная в Санкт-Петербурге 31 марта 1994 г,76 военно-исторический клуб «Бастион»,77 созданный в 1997 г. в Смоленске.

Помимо ВИКов, занимающихся реконструкцией российской и наполеоновской армий существуют клубы,  великолепно воссоздающие эпоху рыцарст-ва, а также эпохи Первой и Второй мировых войн. Среди них – клуб военно-исторической реконструкции «Чёрный Ворон», занимающийся  реконструкцией вещей эпохи викингов и славян78, клуб истории-ческой реконструкции "Бран", созданный  в 1996 г.  и  специализирующийся   на  истории Ирландии IX-XI вв., главным образом, на  времени правления Верховного короля Бриана Бору79, ВИК РККА в Москве80, ВИК «Танковая дивизия Великая Германия»81, военно-исторический  и поисковый клуб «Группа Север», занимающийся воссозданием униформы, снаряжения, амуниции и техники армий стран, принимавших участие в европейских войнах XX в.82

На фоне уже перечисленных клубов нельзя не упомянуть о клубах исторического фехтования. Наиболее известными  из них являются  такие клу-бы, как «Рунный камень» г. Екатеринбурга83, «Рыцарский союз»84 г. Екатерин-бурга, а также военно-исторический клуб «Дружина “Авега”» г. Тула.85 Говоря о военно-историческом движении в целом, надо сказать и о «железных» клубах Москвы, С.-Петербурга,86 Екатеринбурга,87 сферой интересов которых является доогнестрельный период истории, превосходящий по протяженности истории-ческий период применения огнестрельного оружия. Упомянутые клубы участвуют в «своих» военно-исторических праздниках и слётах.88 У каждого из вышеперечисленных клубов военно-исторической и исторической реконструкции есть своя история.

Вот краткие исторические справки о некоторых  из них.

Клуб «Лейб-гвардии Егерский полк» был организован в Санкт-Петербурге в 1990 г. и на сегодняшний день существует в виде двух взводов: 1-го гренадерского – в Санкт-Петербурге, 2-го стрелкового – в Гатчине. Реконструирует форму Русской армии при Павле I, принимает участие в ежегодном фестивале военно-исторических групп на Бородинском поле. С 1991 г. полк посетил Францию, Германию, Бельгию, Финляндию, Чехию.89

Группа военно-исторической реконструкции «Лейб-гвардии Преображенский полк» начала свое существование в декабре 1987 г. в Ленинграде (СПб). Целью группы является воспроизведение формы одежды, снаряжения и вооружения первого полка Русской Гвардии в кампании 1812 г. Руководит группой известный униформолог Г.Э. Введенский. Члены группы ежегодно с 1988 г. принимали участие в военно-исторических праздниках на Бородинском поле, участвовали во многих военно-исторических мероприятиях в С.-Петер-бурге, Москве, Гатчине, Пушкине, Павловске, Малоярославце, Красном, Вязьме, Смоленске, Полоцке, Борисове, были на фестивалях в Мурмелоне и Булони (Франция), участвовали в реконструкции сражения при Аустерлице (Чехия).90

Группа военно-исторической реконструкции «46-й линейный полк» является одним из старейших подразделений Российской военно-исторической ассоциации. Она была организована в январе 1991 г. из членов группы «32-й линейный полк» при ее разделении. На сегодняшний день полк насчитывает более 30 человек, проживающих в Санкт-Петербурге, Петрозаводске, Омске, Челябинске, Смоленске, Чернобыле. Это самый многочисленный полк в Российской военно-исторической ассоциации, экипированный на наполеоновскую эпоху. Он регулярно принимает участие в фестивалях реконструкции, в том числе в военно-исторических праздниках в Бородино, Малоярославце, Гатчине, Павловске, Аустерлице, Корсике и т.д.91

Группа исторической реконструкции «2-й полк Егерей-Конскриптов - 4-й полк Вольтижеров Императорской Гвардии 1809-1814. 1815» создана в Санкт-Петербурге 31 марта 1994 г., участвовала в реконструкции сражения при Аустерлице (г. Славков, Чехия)  побывала на о. Корсика в г. Аяччо, на родине Наполеона. Группа регулярно «сражается» на Бородинском поле, принимает участие в реконструкции сражения при Малоярославце.92

Клуб Экспериментальной Истории «Рунный камень» появился в Екатеринбурге в Российском государственном профессионально-педагогическом университете в 2001 г. Основные направления деятельности клуба: историко-краеведческое, художественно-фольклорное, ремесленно-реконструкторское, экспериментально-боевое. Приоритетным направлением является историческая реконструкция дружинной культуры Руси IX – первой половины XI вв., а также военного быта рубежа I – II тыс. н.э. Ведутся тренировки по историческому фехтованию, по массовым и ножевому бою, строевой подготовке, позднее – средневековому фехтованию на шпагах, дагах, саблях и пр. Проводятся общегородские маневры. Члены клуба регулярно участвуют с показательными выступлениями в различных мероприятиях и концертах; клуб выставляет бойцов на российские и региональные турниры, участвует в проведении Отборочных соревнований на Меч России, Кубок Урала, Кубок Екатеринбурга и других региональных турнирах. Руководит «Рунным камнем» его основатель и идейный вдохновитель – Мария Давыдова, награжденная  золотой медалью Чемпионата России по историческому фехтованию «Меч России» 2005 г. в женской номинации.93

Неофициальным  годом  рождения  клуба  «Рыцарский союз» считается 1987 г., когда на основе общности интересов объединились несколько энтузиастов и поклонников рыцарства под руководством А.Е. Щербакова.94 Деятельность клуба заключалась в занятии фехтованием, реконструкции и сборе информации о доспехах, оружии, костюмах, культуре и быте средних веков, геральдике. В настоящее время коллектив официально именуется  Клубом военно-исторической реконструкции и фехтования «Рыцарский союз» при Доме культуры Уральского государственного экономического университета г. Екатеринбурга. Основное направление деятельности клуба практически не изменилось с момента его создания – это реконструкция западноевропейских воинских традиций XV-XVII столетий, а также изучение, воссоздание и сохранение традиций европейского фехтовального искусства, во всем многообразии его историко-этнических стилей и школ, обусловленных применением различных видов холодного оружия и защитного снаряжения, и, конечно же, изготовление копий-реплик оружия, доспехов, одежды и предметов быта того времени. Кроме участия в международных рыцарских турнирах клуб участвует в местных и региональных фестивалях, таких как «Лучшие парни нашей страны» и «Удаль молодецкая», проводит показательные выступления и принимает участие в различных зрелищных мероприятиях, концертах и выставках, посвященных истории России, Востока и Запада. О клубе был снят фильм «Без страха и упрека», который завоевал гран-при на кинофестивале «Надежда» в г. Москве.

Военно-исторический клуб «Дружина “Авега”» создан в 1996 г. Основное направление деятельности – реконструкция экипировки и вооружения различных эпох и народов – от викингов до мушкетеров, историческое фехтование. Коллектив клуба является постоянным участником и призером военно-исторических фестивалей, выставок авторских работ, показательных выступлений и съемок фильмов исторической направленности.

В 1992-1994 гг. было организовано Военно-историческое объединение РККА (Рабоче-крестьянской Красной Армии), лидером которого стал Антон Шалито. В 1995 г. клуб вступил в Ассоциацию военно-исторических клубов под руководством А.М. Вальковича. Организационную работу клуба координирует Центральный музей внутренних войск МВД РФ. Научную поддержку историко-реконструкционных проектов оказывает Российский военно-исторический журнал «Цейхгауз». ВИК РККА сотрудничает с Музеем Вооруженных сил и Музеем внутренних войск, в которых неоднократно устраивались выставки с привлечением экспонатов из коллекции клуба.95

Несмотря на многообразие военно-исторических клубов, занимающихся  различными  историческими периодами, в нашей стране наибольшую попу-лярность приобрело изучение эпохи Наполеоновских войн, кроме того в последнее время с каждым годом увеличиваются ряды клубов, воссоздающих периоды Второй мировой войны, русское и европейское средневековье.96 Надо отметить, что в период зарождения военно-исторического движения «разрешённой» темой для реконструкции была только Отечественная война 1812 года, ставшая блестящей страницей героического прошлого нашего Отечества. С воссозданием других исторических периодов было сложнее. Однако, несмотря на это в конце 1980-х гг. на Урале были созданы военно-исторические клубы, занимающиеся изучением событий не только XIX, но и XX в. –  Екатеринбургский, Пермский, Самарский, Уфимский клубы.

Екатеринбургский военно-исторический клуб «Горный щит» был организован 17 сентября 1988 г. при Всесоюзном обществе охраны памятников истории и культуры (далее – ВООПИК) В.Н. Земцовым, ныне доктором  исторических наук, заведующим кафедрой всеобщей истории исторического факультета УрГПУ, и назывался изначально Свердловским клубом любителей военной истории.97 В ноябре 1992 г. на очередном заседании Свердлов-ский клуб любителей военной истории единогласно был переименован в Екатеринбургский военно-исторический клуб «Горный щит».98 

Деятельность клуба организуется по ряду направлений: изучение периода Отечествен-ной войны 1812 года;  краеведение; изучение эпохи Первой мировой и Гражданской войны; поиск бойцов Красной Армии, пропавших без вести во время Великой Отечественной войны и, в целом, изучение периода Второй мировой войны; военно-историческая миниатюра; изучение военной истории периода Древности и Средневековья; военная археология.

Цель клуба – возрождение традиций российской воинской культуры во всех ее проявлениях в целях формирования национального самосознания граждан, развития военного образования, сохранения  армейских традиций и фольклора. Члены клуба проводят военно-исторические исследования на базе государственных и частных архивов и библиотек. Активно участвуют в организации и проведении военно-исторических мероприятий, поддерживают контакты с организациями ветеранов, осуществляют образовательные программы.

В составе клуба созданы униформированные группы исторической реконструкции «37-й пехотный Екатеринбургский полк» и «195-й пехотный Оровайский полк»,99 участвующие в массовых мероприятиях в связи с памятными событиями военной истории России (реконструкция Бородинского сражения, дни города Екатеринбурга, Перми, Уфы, Каменска-Уральского, походы вокруг оз. Таватуй и т.д.). «Горным щитом» в течение всего времени его существования проводятся выставки, размещаемые чаще всего в СОКМе, иногда в Муниципальном музее г. Екатеринбурга, где члены ВИКа представляют свои коллекции по практически всем направлениям его деятельности.  Клуб является членом Международной военно-исторической ассоциации.100 Благодаря широте круга интересов членов клуба и их интеллектуальному потенциалу  ЕВИК стал известен не только в России, но и за рубежом.

Уфимский военно-исторический клуб (УВИК) «Уфимский пехотный полк» существует с 1989 г. Клуб объединяет энтузиастов военно-исторической реконструкции, проживающих в Республике Башкортостан, в первую очередь, в Уфе.101 Основное направление деятельности: участие в военно-исторических праздниках, отмечаемых как в России, так и за рубежом, пропаганда движения военно-исторической реконструкции в своей республике, изучение истории воинских частей и соединений, чья деятельность тесно связана с историей Уфы и края: Уфимского пехотного полка, принимавшего участие в Отечественной войне 1812 года и заграничных походах русской армии в 1813-1814 гг.; 106-го Уфимского и 190-го Очаковского пехотных полков – участвовавших в Первой мировой войне 1914 -1918 гг.; 4-ой Уфимской пехотной дивизии имени генерала Корнилова – воевавшей на Восточном фронте гражданской войны в составе белой армии адмирала А.В. Колчака. УВИК «Уфимский пехотный полк» является непременным участником ежегодно проводимого праздника «День Бородина». В разные годы УВИК «Уфимский пехотный полк» принимал участие в праздновании «Дня города» в Севастополе, в праздниках (фестивалях) военно-исторической реконструкции в Малоярославце, в Петербурге, в Славкове (Аустерлиц) Чехия. Членами клуба ведется активная работа по сбору материалов по истории воинских частей, чей боевой путь тесно связан с историей нашего края, организуются тематические выставки, проводятся встречи с учащимися средних учебных заведений, на которых активисты клуба рассказывают о военном прошлом Башкортостана, о движении военно-исторической реконструкции в России. Членами УВИКа было оказано содействие, в виде консультации работникам Национального музея при создании диорамы, посвященной контратаке Уфимского пехотного полка в районе батареи Раевского во время Бородинского сражения. В последнее время уфимский ВИК стал принимать участие в праздниках «День города» и «День суверенитета», отмечаемых в Уфе.

Самарский военно-исторический клуб был основан в 1996 г. людьми, неравнодушными к военным традициям прошлых эпох, чей взор радуют лихие кавалерийские атаки на бравые пехотные каре и густой дым полевых орудий, для чьих сердец слово «Честь» означает Честность, Долг и Порядочность.102Приоритетное направление деятельности – реконструкция Наполеоновской эпохи: полков Русской (6-я конноартиллерийская рота) и Наполеоновской (6-ой Гусарский полк) армий. Клуб изучает и  другие этапы истории: Северную войну, Первую мировую войну, Гражданскую войну в США, Гражданскую войну в России, Великую Отечественную войну. 

Пермский  «194-й  пехотный  Троицко-Сергиевский  полк» образован в 1996 г.103 Клуб занимается исторической реконструкцией подразделения Русской армии начала ХХ в. С 1996 г. организует и участвует в походах, сборах, полевых выходах ВИКов, занимая принципиальную позицию максимальной исторической достоверности, сводя к минимуму использование современных предметов обихода. Кроме вышеперечисленного, члены клуба восстановили и ухаживают за могилами офицеров Русской армии, павших в Первой мировой войне, ежегодно выезжают на Бородино. Периодически устраивают выставки и показатель-ные выступления в школах города и книжном магазине «Библиосфера». С 1996 по 2007 гг. члены клуба участвовали в различного рода военно-исторических мероприятиях, в том числе, в Первом Таватуйском походе, организованном Екатеринбургским ВИКом «Горный щит», а  в марте 2005 г. обоими клубами было создано Военно-историческое объединение «49-я пехот-ная дивизия Пермь – Екатеринбург».

Наряду с военно-историческими клубами, куда может прийти любой, интересующийся военной историей, существуют и «закрытые» военно-исторические клубы. Их специфика заключается в том, что попасть туда можно только после одобрения администратором. Вот краткие справки о некоторых из них. «Поисковая группа – Лейбштандарт», созданная осенью 2006 г., направле-нием деятельности которой является поиск военной техники, оставшейся на местах сражений Второй мировой войны для последующего восстановления и использования для целей военно-исторической реконструкции. Условием вступления в группу является непосредственное участие в поисковой и реставрационной деятельности.104Клуб «KuK I.R. №27», ориентирующий деятельность на эпоху Первой мировой войны 1914-1918 гг. и занимающийся реконструкцией 27-го Императорского королевского короля Бельгийского Альберта 1 пехотного полка (Австро-Венгерская армия).105 

На фоне перечисленных военно-исторических клубов хочется упомянуть  еще о «ролевиках», или «толкиенистах», деятельность которых отдаленно напоминает военно-историческую реконструкцию.106Они разыгрывают сказочную, полную фантазии, атмосферу произведений английского писателя Дж. Толкиена, герои которого действуют вне времени и пространства. И, хотя многие по своей неосведомленности принимают толкиенистов за реконструкторов, необходимо подчеркнуть, что они таковыми не являются, несмотря на  внешнее сходство. Ролевики действительно играют, а участники военно-исторической реконструкции воссоздают, причем с применением научного подхода мундиры, экипировку, муляжи оружия и дух армий давно ушедших эпох. Самым старейшим направлением в воссоздании эпохи прошлого является реконструкция периода наполеоновских войн.

Сам факт того, что люди собираются на Бородинском поле, интересен, поскольку многие из участников приезжают сюда не столько ради «сражения», сколько ради возможности оказаться на историческом биваке.107 Однако военно-историческое движение гораздо шире и не сводится только к движению военно-исторической реконструкции, и тем более к реконструкции только Наполеоновских войн. Существуют клубы и отдельные энтузиасты, занимающиеся сопутствующими военно-историческими дисциплинами: нумизматикой, фале-ристикой, изготовлением военно-исторической миниатюры, рисованием картин на исторические сюжеты.

С наступлением нового века положение в военно-историческом движении претерпело существенные изменение. Вместо объединений первых энтузиастов появляется все больше полупрофессиональных клубов. Идет интенсивное расслоение военно-исторического движения в России. По примеру зарубежных клубов, где военно-историческое движение во многом приобрело форму элитарного досугового времяпрепровождения, у нас в стране также наблюдается похожая тенденция. Идет процесс коммерциализации и индустриализации военно-исторической деятельности. Эпоха романтиков проходит. И хотя по-прежнему продолжают появляться новые военно-исторические клубы различной направленности, они все больше стремятся ориентироваться на местный, региональный военно-исторический материал, не претендуя уже на всероссийские масштабы. Некоторые военно-исторические фестивали начинают утрачивать своё всероссийское значение, превращаясь в региональные, элитарные «междусобойчики», куда пускают только по «фейс» и «дресс» контролю. Требования для провинциальных клубов на том же Бородино значительно ужесточаются, что является непреодолимым  барьером  для многих коллективов и отдельных любителей. В этом ужесточении есть как положительная, так и отрицательная стороны. Повышая качество, жертвуют количеством. В результате возрастает организованность и дисциплина, отсекаются случайные элементы, которые могут внести дезорганизацию в проведение мероприятия.108 Надо отметить и то, что наметившийся еще в конце прошлого века кризис в российском военно-историческом движении не только не исчез но, судя по всему, еще больше углубляется. Конфликт между лидерами двух военно-исторических ассоциаций О.В. Соколовым и А. М.  Вальковичем, который развивается вот уже, наверное, целое десятилетие, в последние годы снова обострился.109  

Таким образом, следует сказать, что движение военно-исторической реконструкции в России – это любительское движение,  объединяющее в своих рядах военно-исторические клубы, воссоздающие разные эпохи  мировой истории – от древности до времен Второй мировой войны. Самая привлекательная для реконструкторов эпоха – это  эпоха Наполеона. Однако военно-историческое движение гораздо шире и не сводится только к военно-историчес-кой реконструкции, и тем более к реконструкции только Наполеоновских войн. Это движение включает в себя и тех энтузиастов, которые занимаются целым рядом вспомогательных исторических дисциплин – нумизматикой, фалеристикой, униформологией, изготовлением военно-исторической миниатюры и пр.

Глава 3. Екатеринбургский военно-исторический клуб «Горный щит»:

этапы истории, особенности деятельности

3.1. Этапы истории

3.1.1. Становление клуба

Подъём общественной жизни, вызванный началом политики перестройки, проявился не только в столичных городах. Как в Москве появились инициаторы военно-исторического движения, такие как Петр Федорович Космолинский, Александр Иванович Таланов и знаменитая дама-улан Алла Игоревна Бегунова, так и в столице Урала с ее богатым историческим прошлым нашлись люди неравнодушные к истории своей страны, по инициативе которых был создан Свердловский клуб любителей военной истории (далее – СКЛВИ). Организатором клуба, а чуть позже его председателем стал аспирант-историк УрГУ Владимир Николаевич Земцов.110

Надо отметить, что идея организации клуба возникла у В.Н.Земцова не сразу.111 Этому предшествовал период творческих поисков, осмысления, но движение в нужном направлении началось ещё в 1985 г., после прочтения статей, рассказывающих об «оловянном войске» П.Ф. Космолинского112 и технологии по отливке оловянной военно-исторической миниатю-ры. Очень сильно подогрела интерес статья Александра Сомова113 о его вылепленных из  пластики фигурках. Начался период интенсивной переписки с редакциями журналов,  авторами статей, энтузиастами «солдатчиками», активного поиска и сбора информации о любителях военной истории, налаживание контактов с единомышленниками Свердловска и области.

Во время  командировки в Москву В.Н. Земцову удалось лично встретиться  с  П.Ф. Космолинским  и  установление  письменного контакта с членом бюро ВИК А.И. Талановым, предложившим  В.Н. Земцову от лица бюро ВИК обдумать вопрос об организации на Урале подобного объединения. Встреча с А.И  Талановым, считавшим необходимым поднять этот вопрос в Свердловском областном отделении ВООПИК, стала решающим событием, когда от убежденности в своем «одиночестве», В.Н. Земцов начал систематический поиск соратников с идеей последующего создания  военно-исторического клуба.

Попытки отыскать земляков-единомышленников заставили его в 1986 г. обратиться на Свердловское телевидение и в газету «Комсомольская правда», через которую удалось познакомиться и завязать переписку с москвичом А.Е. Ломзиным. В Свердловске единственным единомышленником Владимира Николаевича оставался Евгений Бандура, который после окончания средней школы поступил в УПИ, откуда уже, будучи студентом, был призван в Советскую Армию. Осенью 1987 г., уже работая старшим преподавателем кафедры международного коммунистического, рабочего и национально-освободительного движения Свердловской высшей партийной школы, В.Н. Земцов снова оказался в Москве на курсах повышения квалификации в Академии общественных наук, и был приглашен П.Ф. Космолинским и А.И. Талановым на заседание ВИК. За несколько дней до этого В.Н. Земцову удалось встретиться с Алексеем Анатольевичем Васильевым, специалистом по истории армии Наполеона. От него В.Н. Земцов узнал о существовании группы энтузиастов, состоящих в своеобразном «бонапартистском» обществе, шьющих себе мундиры и предающихся, так сказать «военно-историческим играм». Лидером этой группы был Олег Соколов, которого они звали «Сир».114 

К 1988 г.  интерес В.Н. Земцова уже не ограничивался только историей мундира и солдатиками, а распространялся и на ряд других военно-истори-ческих сюжетов. Особенно его интересовала история Екатеринбургского пехотного полка, сражавшегося на Бородинском поле, а затем на бастионах Севастополя. Этой темой в то время активно занимался Г.Н. Шапошников, который, к сожалению, вскоре от нее отошел, хотя интерес к теме Екатеринбургского пехотного полка, и к военной истории в целом, а в особенности, к истории оружия, у него остался. Более того, Геннадий Николаевич получил доступ к фондам оружия СОКМа с целью описания и составления каталога по стрелковому и холодному оружию периода Революции и Гражданской войны, а также смог убедить музейное руководство в том, что В.Н. Земцов атрибутирует головные уборы, которые хранились в том же фонде. Геннадий Николаевич провел для Владимира Николаевича маленькую экскурсию по коллекции оружия, предоставив возможность атрибутировать несколько касок, кивер и пару шпаг.115

Возобновление знакомства с Геннадием Шапошниковым серьезно активизировало интерес Владимира Николаевича к военной истории родного края, особенно Екатеринбург-ского мушкетерского (пехотного с 1811 г.) полка. Поработав в библиотеках, а затем, получив из Москвы микрофильм книги В.И. Маринова «Краткая история 37-го пехотного Екатеринбургского полка» (Лодзь, 1907), Земцов получил общее представление о славном боевом пути полка и стал готовить небольшую работу о его истории в 1812-1814 гг.116  Оказалось, что интерес Владимира Николаевича к истории «екатеринбуржцев» разделяет не только Г.Н. Шапошников, но и Ю.А. Дунаев, малоквалифицированный любитель прошлого из Первоуральска. Общение с Ю.А. Дунаевым еще более убедило В.Н. Земцова в необходимости скорейшего образования клуба, который смог бы стать своеобразным центром по изучению и популяризации военной истории Урала, а также своеобразной  школой для любителей военной истории. В конце 1987 г. в журнале «Молодой коммунист» была опубликована статья Г.Э. Введенского, посвященная истории мундира и новаторски обозначившая целый ряд теоретических вопросов. Речь в ней шла о необходимости формирования новой науки (или вспомогательной исторической дисциплины) о мундире как о важнейшем источнике исторической информации. Статья побудила Владимира Николаевича установить контакт с Г.Э. Введенским, который стремился создать  консультативный и исследовательский центр по истории мундира. В июле 1988 г. Г.Э. Введенский сообщил о подготовке к первому униформированному походу от с. Бородина до р. Березины и о существовании подобного рода клубов в Ленинграде, Москве, Краснодаре, Ростове-на-Дону,  Хабаровске. Зная, что создается такой же клуб в Свердловске, он предлагал организовать всесоюзное объединение.

Между тем, когда идея СКЛВИ уже стала приобретать зримые организационные очертания, в «Уральском следопыте» № 4 за 1988 г. журналистка Нина Андреевна Широкова опубликовала статью под названием «Баталии, которых не было в Италии». В статье рассказывалось о группе любителей игры в пластилиновые солдатики под руководством Андрея Аболса.  

Во время встречи В.Н. Земцова и Н.А. Широковой последняя выразила готовность написать статью, которая бы предложила объединиться «братьям по оружию». Позже, когда в городе уже будет клуб, и статья будет опубликована, посыпятся десятки и сотни писем со всех концов страны, и только что родившийся клуб чуть было, не утонет в их потоке.117

Большую роль в становлении клуба сыграло знакомство В.Н. Земцова с Василием Константиновичем Некрасовым, известным уральским краеведом, проявившим неподдель-ный интерес  к созданию военно-исторического клуба.. Знания В.Н. Некрасова были не только «книжные», но и практические, связанные с историей подлинной, овеществленной в повседневности жизни, что оказало сильное воздействие на его коллег по клубу. К концу лета 1988 г. В.Ф. Лешаков – председатель областного отделения ВООПИК, наконец-то, дал «добро» на конституирование клуба. На этом последнем этапе Виталий Федорович быстро решил два важных  вопроса: определил место постоянных заседаний клуба и договорился о публикации объявления о первом заседании в газете «Вечерний Свердловск».

Первое учредительное заседание клуба состоялось  17 сентября 1988 г.  По его итогам  был учреждён Свердловский клуб любителей военной истории и намечены планы его работы.118

Направления работы были определены следующие:

  1. Сообщения на встречах.
  2. Создание групп по интересам.
  3. Поддержка контактов с другими военно-историческими клубами.
  4. Обмен материалами.
  5. Участие в научных конференциях.
  6. Организация выставок по военно-исторической тематике.
  7. Изучение вопроса о возможности публикаций в местной  печати («На смену», «Уральский  рабочий», «Вечерний Свердловск», «Уральский следопыт», «Урал»).  
  8. Участники собрания согласились в необходимости пропагандистской деятель-ности клуба в трудовых коллективах, среди школьников, что являлось бы вкладом в дело патриотического воспитания молодежи.

На третьем заседании СКЛВИ 19 ноября 1988 г. Владимир Николаевич Земцов был избран председателем клуба.

3.1.2. Развитие клуба в годы Перестройки и в постперестроечное время

        

На раннем этапе деятельности члены клуба были уверены в блестящих перспективах развития военно-исторического движения. Их деятельность питалась убежденностью в том, что клуб станет заметным явлением в культурной жизни города, займет подобающее ему место в военно-историческом движении России.119 На первых же заседаниях СКЛВИ решались важные организационные вопросы: разработка положения о клубе, порядок организации работы, подготовка устава клуба. Рассматривался вопрос о вступлении клуба в Общество уральских краеведов в качестве коллективного члена. Почти на каждом заседании делались доклады по военной истории, шёл активный приём новых членов в клуб. Налаживался контакт с Обществом военной истории, проводившим  свои заседания в Окружном доме офицеров (далее – ОДО),120 и состоявшим, в основном, из ветеранов Великой Отечественной войны.

В сентябре 1989 г. клубу исполнился год. Состоялось первое отчетно-выборное собрание, на котором вновь было избрано руководство клуба в составе: председателя – В.Н. Земцова, зам. председателя – А.М. Кручинина, секретаря – Н.К. Гилёва. После подведения итогов за год, были обозначены дальнейшие шаги в развитии клуба:121 искать постоянное место для заседаний; организовать рекламу деятельности ВИК; развивать контакты с ОДО; создать библиотеку клуба; подготовить списки литературы  личных библиотек членов клуба; обязать докладчиков предоставлять в библиотеку клуба авторефераты  докладов. Особый акцент был сделан на рекламную деятельность «Горного щита». Члены клуба много внимания уделяли  пропаганде исторических знаний среди населения города, завязывали контакты с музеями, изучали экспозиции городских музеев.122 После слияния Приволжского и Уральского военных округов, ОДО стал называться Гарнизонным Домом Офицеров, где СКЛВИ наряду с ДК им А.М. Горького проводил свои заседания.

В начальный период своего существования клуб жил активной жизнью: заслушивались доклады, делались выступления, но по-настоящему объединяющей и мобилизующей идеей стало решение о шитье мундиров пехотного Екатеринбургского полка образца 1812 года.123 В декабре 1989 г. по решению инициативной группы членов клуба была составлена калькуляция стоимости одного мундира солдата пехотного Екатеринбургского полка,124 а затем была составлена общая смета предстоящих расходов. Закуплено и затем окрашено шинельное сукно, в военном ателье с большим трудом был заказан пошив мундиров для будущей униформированной группы. 125

Процесс униформирования и изготовления оружия, а также экипировки шёл активно. Огромную работу по изготовлению муляжей ружей проделал талантливейший мастер, ветеран Афганской войны К.В. Лащёнов. На Уралмаше им были отлиты детали ружейных замков и изготовлены деревянные ложа для ружей. Всего было сделано около двух десятков «новоделов» кремневых ружей тульского завода образца 1808 г. Члены клуба, полные энтузиазма и вдохновения, занимались работой по пошиву мундиров, изготовлению оружия и амуни-ции для чинов полка. Их деятельность активно освещалась и пропагандировалась в средствах массовой информации.126

2 июня 1990 г. на заседании СКЛВИ впервые было решено отметить День св. Троицы – полковой праздник Екатеринбургского пехотного полка, – который провели на следующий день за городом на природе в районе д. Палкино, что явилось началом складывания добрых клубных традиций. В апреле 1991 г. были введены членские взносы с целью минимальной финансовой поддержки деятельности клуба.  Деньги использовались  как на  униформирование, так и на почтовую переписку. В это же время клуб искал спонсоров. Таковым на непродолжительное время выступило ООО «Линтек»,127 сделавшее три набора военно-исторической миниатюры по мастер-моделям Ю.В. Пяткова. Но с самого начала в отношениях с «кооператорами» обозначились трения. Мечта о создании «живого» музея истории военного быта, которую члены клуба связывали с сотрудничеством с «Линтеком», оказалась под угрозой. В эти же годы шли активные поиски контактов с зарубежными коллегами. В феврале 1992 г. взаимоотношения  между клубом, «Линтеком» и мастерами осложнились.  ВИК, в лице руководства, выразил желание быть посредником между мастерами и «Линтеком», но мастера не нуждались в «промежуточной инстанции». В результате переговоры с «Линтеком» затянулись, а Юрий Пятков, член клуба, перешедший на работу в «Линтек», вскоре выпустил серию солдатиков, посвященную Отечественной войне 1812 г. и начал готовить следующую серию.

В сентябре 1991 г. городу было возвращено историческое имя – Екатеринбург. Председатель клуба В.Н. Земцов и В.А. Ляпин начали готовить к выпуску книгу «Екатеринбург в мундире», иллюстрированную Ю.В. Пятко-вым. Книга была издана в 1992 г. Средне-Уральским книжным издательством128 и явилась крупным историческим исследованием по военной истории города. В январе 1992 г. открылась выставка клуба совместно с «Рыцарским союзом» в Музее молодежных движений Урала. В том же месяце СКЛВИ  по предложению одного из его членов, Ю.Н. Белкина, получил “имя собственное” «Горный щит».129 Это название сохранено и по сей день.

В августе 1992 г. резко возросла активность по подготовке униформы, в связи с желанием принять участие в военно-исторической реконструкции Бородинского сражения. Для завершения экипировки нужны были «гренадки», рукояти тесаков и гарды, отливка которых из латуни на заводе была организована С.А. Токаревым. Очень большую работу по изготовлению ружей, тесаков и другой амуниции выполняли К. Лащёнов, Н.К. Гилёв и др. В июне 1992 г. был принят Устав клуба, определивший цель и задачи его деятельности: целью деятельности клуба провозглашалось углублённое изучение и реконструкция военной истории Отечества и других стран. Основными задачами ставились:130

1. Создание условий членам Клуба для творческого общения на почве общего интереса к военной истории.

2. Организация обмена информацией по вопросам, интересующим членов Клуба.

 3. Налаживание контактов с другими военно-историческим клубами и отдельными лицами,  как в России, так и за рубежом.

4. Формирование библиотеки Клуба и обеспечение ее использования членами Клуба.

5. Проведение тематических выставок, способствующих широкому распространению информации о деятельности Клуба.

6. Участие в поисковом движении, в мероприятиях по установлению судьбы военнослужащих и гражданских лиц, пропавших без вести в период ведения боевых действий.

7. Участие в восстановлении захоронений и памятников защитникам Отечества, а также памятников, связанных с историей Екатеринбурга и области.

8. Организация помощи в осуществлении творческой деятельности членов Клуба, в том числе оказание помощи в распространении и реализации продуктов их творческой деятельности.

9. Организация подбора из членов Клуба кандидатов (рекрутов) в «пехотный Екатеринбургский полк», униформированное объединение, действующее на основе собствен-ного устава.

В конце августа 1992 г. в ОДО прошел строевой смотр «полка» –  униформированной группы в количестве 18 человек. 2 сентября того же года члены клуба, одетые в униформу образца 1812 года, поехали на Бородино. Это был своеобразный дебют «Горного щита» на ниве военно-исторической реконструкции. В первый же день своего пребывания на Бородино члены клуба возложили цветы к памятнику пехотному Екатеринбургскому полку. После «сражения» Президент Ассоциации военно-исторических клубов Александр Михайлович Валькович вручил каждому члену униформированной группы  копию медали участника войны 1812 г. с надписью «Не нам, не нам, а Имени Твоему».  131 

В  октябре 1992 г. состоялось отчетно-перевыборное собрание, на котором были подведены  итоги последних 12 месяцев деятельности клуба. Было отмечено, что информация о клубе стала широко распространяться среди горожан. В апреле 1993 г. на заседание клуба пришёл декан исторического факультета УрГУ Дмитрий Витальевич Бугров с предложением сотрудничества в деле создания учебно-наглядных пособий по ранней военной истории древнего Рима. Свои услуги предложили С.А. Токарев, выполнивший иллюстрации, и Н.И. Шабуров, написавший к ним текст.

Надо отметить, что в клуб приходили не только екатеринбуржцы, но и любители военной истории из других городов. Запомнился  молодой человек из Каменска-Уральского Алексей Полуяхтов, почти профессионально переводивший с английского языка военно-исторические журналы «Man at arms».

В августе 1993 г. Екатеринбург отмечал 270-летие. Дата была ознаменована первым большим выступлением  клуба «Горный щит» вместе с приглашенными клубами перед горожанами.132 Проводилось масштабное общегородское мероприятие,133 в котором принимали активное участие основатели движения А.И. Бегунова, П.Ф. Космолинский и А.И. Таланов. Усилиями нескольких военно-исторических клубов удалось организовать великолепное зрелище,134 которое горожане видели впервые.135 В середине декабря 1994 г. проводился большой праздничный вечер в Окружном доме офицеров, посвященный 65-летию ОДО, с участием униформированной группы ЕВИКа.

В январе 1995 г., когда председатель клуба В.Н. Земцов отбыл в длительную служебную командировку в Великобританию, а А.М. Кручинин тяжело заболел, в клубе стал складываться нездоровый психологический климат. Работу ВИКа возглавил секретарь клуба Н.К. Гилёв, сразу настоявший на повышении членских взносов, что привело к финансовым конфликтам между членами коллектива. В это же время возникла идея придать клубу статус юридической органи-зации, которую, поддерживая контакты с клубом из-за границы, разделял и В.Н. Земцов. В декабре  1995 г. клуб  как Военно-историческое объединение «Горный щит» был зарегистрирован  в Областном отделе юстиции Свердловской области, но в декабре 2000 г. в связи с возникшими финансовыми осложнениями вынужден был отказаться от юридического статуса.136 

Во второй половине 1990-х гг. клуб принимал активное участие в многочисленных праздниках и выступлениях: на Бородино, днях городов области и столиц. (См. Прил. № 1. Илл. № 1, илл. № 2). В то же время этот период охарактеризовался ослаблением и окончательным исчезновением раннего восторженного, романтического настроя в отношении военно-исторического движения в России. Однако, несмотря на рост коммерциализации многих сторон общественной жизни, клуб продолжал активно заниматься просветительской деятельностью. Это выражалось в участии  ЕВИКа в  многочисленных, выступлениях, презентациях, праздниках, выставках и народных гуляниях. Примерами тому служат: открытие выставки в Историко-краеведческом музее «Бронь, пищаль, колчан и шпага», презентация выставки, посвященной 8-летию клуба и 200-летию Екатеринбургского пехотного полка в Литературном  музее («в доме  Алексеевой»), выставка, характеризовавшая различные направления в деятельности клуба, посвященная 10-летию ЕВИКа (Муни-ципальный музей г. Екатеринбурга);  многочисленные выступления униформированной группы на днях городов Екатеринбурга и области, а также других городов России, с кото-рыми ЕВИК активно сотрудничал в этот период; поездки  в Сургут  на научно-практическую конференцию, проводившуюся в честь 50-летия Победы,  фестиваль в честь 300-летия Российского флота и 20-летия движения военно-исторической реконструкции в России в г. С.-Петербурге, в праздновании которого приняла участие объединённая униформированная группа, представлявшая уже два клуба «Горный щит» и  «Гренадер». (См. Прил. № 2. Илл. № 3); выступление униформированной группы  на дне ВМФ в г. Первоуральске, празднование 125-летия Екатеринбургского историко-краеведческого музея; почти ежегодные поездки на Бородино; выступление в Литературном квартале в честь 50-летия Победы в Великой Отечественной войне; выступление у знака «Европа-Азия» по случаю Конференции клубов ЮНЕСКО; поездка на поле Ватерлоо для реконструкции «сражения»; выступление  на празднике УрГУ; участие  во встрече  посла Франции в России г-на П. Мореля; участие в Уральских военно-исторических чтениях (Исторический факультет УрГУ.); празднование 200-летия пехотного Екатеринбургского полка в «Решетниковском доме» (Литературный музей); участие в съёмках в ОДО для СГТРК; поездка на Корсику для участия в праздничных мероприятиях; участие в юбилейном торжестве в честь годовщины создания 141-го отдельного Краснознаменного Сивашского полка связи, дислоцированного в бывших «Оровайских казармах»; выступление полка на Масленице в парке Дворца пионеров (Харитонова-Расторгуева); ежегодные выступления униформированной группы на Дне защитника Отечества в ОДО; выступление униформированной  группы в поселке Белоярском в связи с 60-летием Белоярского района и 310-летием поселка Белоярский; участие в подготовке передачи для «4-го канала», об истории пехотного Екатеринбургского полка (А.М. Кручинин, В.Н. Земцов, В.А. Ляпин, Г.Н. Шапошников); в целях реализации решения клуба о восстановлении памятника пехотному Екатеринбургскому полку руководство клуба в составе В.Н. Земцова, А.М. Кручинина, А.А. Новикова встретилось с заместителем главы города; выступление униформированной группы на открытии памятника «отцам-основателям Екатеринбурга» – В.Н.Татищеву и В.И. Геннину; участие во 2-ых Уральских военно-исторические чтениях в ОДО  (В.Н. Земцов, Г.Н. Шапошников, А.М. Шайханов, В.Н. Ляпин); поездка в д. Хохловка (Пермская обл.) в июле 2008 г. на слет клубов, занимающихся реконструкцией событий 1914-1918 гг. (А.М. Кручинин, Г.Н. Шапошников, В.А. Михеев); поездка в Северную Италию для участия в праздниках, посвященных 200-летию битвы при Маренго; поездка в Польшу в Гданьск с целью реконструкции событий 1813-1814 гг. и т.д.    

Этот период был отмечен активной клубной деятельностью включавшей в себя интересные доклады на заседаниях клуба, среди которых следует отметить выступления В.Н. Земцова «Историография Бородинского сражения», доклады на 2-х Романовских чтениях и Ю.Н. Белкина «Эволюция лука». Г.Н. Шапошников совместно с Областным краеведческим музеем издал цветной иллюстрированный каталог по огнестрельному оружию. А.М. Кручинин издал книгу по истории 195-го пехотного Оровайского полка и начал активно сотрудничать с научно-исследовательским центром «Белая Россия». В.Н. Земцов провел презентацию своей книги «Битва при Москве-реке».

Были организованы и проведены юбилейные выставки к 200-летию создания 37-го пехотного Екатеринбургского полка. А.А. Новиков организовал изготовление юбилейных знаков, им же были сделаны членские билеты и значки ЕВИКа. Удалось выпустить буклеты, посвященные истории пехотного Екатеринбургского полка. Нельзя не упомянуть и о полковом празднике – Дне Св. Троицы, который ежегодно отмечался и отмечается  членами клуба на берегу оз. Шарташ, где когда-то были размещены подразделения “Екатеринбургских мушкетеров”. Этот день был полковым праздником пехотного Екатеринбургского полка, поэтому он и стал «полковым праздником» теперь воссозданной  реконструкторами  части.

После  поездки  в  д. Хохловку частью членов клуба  было принято решение о создании униформированной группы на эпоху Первой мировой войны, что вскоре  и было претворено в жизнь.

На первом этапе в работе клуба много внимания уделялось теоретическим вопросам военной истории, так как председатель и другие основатели клуба были историками-профессионалами, что естественно, отложило свой отпечаток на деятельность коллектива: делалось много научных сообщений, докладов, выступлений. Начала создаваться библиотека, в которую поступала литература из разных источников, в том числе и от различных дарителей. Формировались подшивки из ксерокопий редких изданий. Был создан большой фотоальбом, в который помещались фотографии с выставок, выступлений, статьи и публика-ции в периодической печати. Библиотека в первые годы активно пополнялась, однако в дальнейшем этот процесс замедлился и к середине 1990-х гг. совсем остановился. С приходом в клуб Н.К. Гилёва, резко усилилась «практическая» сторона в деятельности клуба: чаще стали проводиться выставки военно-исторической миниатюры, атрибутики, печатных изданий, новоделов оружия, картинок, портретов и т.д.

Вначале членам клуба казалось, что стоит только заявить о себе, ярко выступить перед общественностью и клуб получит признание и поддержку. Но, увы, этого не произошло. Экономические трудности, последовавшие за Перестройкой и распадом единого советского пространства, чрезвычайно осложнили возможности людей удовлетворять свои не только духовные, интеллектуальные, но и простые материальные потребности. Люди принялись решать вопросы «хлеба насущного», общество захлестнула коммерциализация.137 Появившиеся было военно-исторические журналы и другие издания подобной тематики, быстро дорожали и становились нерентабельными, их тиражи сокращались, и многие из них исчезали. Интереснейшие проекты, привлекавшие большое внимание, не были реализованы из-за финансовых сложностей.

    В это же  время формируются две точки зрения на развитие и деятельность клуба, которые к середине 1990-х гг. окончательно оформились и привели к расколу объединения. Первую точку зрения выражали В.Н. Земцов и А.М. Кручинин, желавшие видеть клуб общественной неполитической организацией, занимающейся вопросами военной истории и культурно-просветительной деятельностью, пропагандирующей знания среди населения посредством печати,  выставок и других мероприятий. Вторую точку зрения выражал Н.К. Гилёв и его единомышленники, видевшие в клубе, прежде всего, артистическую «шоу-труппу», объединённую идеей коммерческих выступлений по приглашению заказчиков. Этим и объясняется активность и энергия секретаря в деле создания униформированной группы в клубе, его производственная активность, тесные контакты с товариществом «Линтек», интенсивные поиски спонсоров и постоянное повышение членских взносов в клубе.

Раскол болезненно сказался на клубе в целом и на судьбах многих членов клуба. Неприятно было видеть как товарищи, единомышленники  предъявляли друг к другу претензии из-за дележа имущества, ссорились, выясняли отношения, считали, кто сколько вложил в развитие клуба. Конечно, Н.К. Гилёв сделал много, но делал он это для «своего» клуба, клуба «шоу труппы». В силу своей прямолинейности, он не стеснялся демонстри-ровать свою материальную заинтересованность. В то же время  В.Н. Земцов, будучи профес-сиональным историком и А.М. Кручинин, будучи историком-любителем, противодейст-вовали стремлению  Н.К. Гилева  броситься в пучину коммерческой деятель-ности, хотя клуб и постоянно нуждался в деньгах. После раскола клуба в 1996 г. Н.К. Гилев сформировал свою группу под названием «Гренадер»,138 деятельность которой  была поставлена целиком на коммерческую основу. «Гренадер» начал активно выезжать за границу на военно-истори-ческие праздники, выступать на различных мероприятиях, однако научная и просвети-тельская работа была сведена к минимуму.

Во второй половине 1990-х гг. В.Н. Земцов, активно занимающийся научной работой, передал полномочия председателя военно-исторического клуба  своему заместителю А.М. Кручинину.     

Что приводило и приводит людей в военно-исторический клуб? Одних – надежда найти в клубе единомышленников, желание получить новую, дополнительную информацию по интересующему  вопросу военной истории, кого-то привлекает возможность обмена редкими печатными изданиями или желание выйти на более широкий круг знакомств. Некоторые приходят просто из любопытства, по приглашению друзей и знакомств, других приводят члены клуба с целью заинтересовать. Но остаются в клубе далеко не все, причем остаются те, кому действительно интересны военная история и история в целом. Клуб проводит большую общественную работу среди населения города. За эти годы те,  кто хоть сколь-нибудь интересовался жизнью города, обязательно слышали о клубе.

На одном из отчетно-перевыборных собраний было решено избирать не только председателя, заместителя председателя и секретаря, но и ещё трех-четырех членов клуба к ним в помощь для решения оперативных вопросов.139 Так возник Совет клуба. Уход группы Н.К. Гилёва в количестве семи человек не повлиял на деятельность клуба, хотя психологическая ситуация была тяжелой. Члены  «Горного щита» по-прежнему принимали участие в реконструкциях Бородинского сражения, в подготовке выставок, которые проводились как в СОКМе, так и в Литературном квартале, участвовали практически во всех Уральских военно-исторических чтениях. Активно велась работа над проектом памятника пехотному Екатеринбургскому полку, главным разработчиком которого стал А.А. Новиков. В июне 1998 г. состоялось  торжественное открытие памятника В.Н. Татищеву и В.И. Геннину. Надо отметить, что в работе над скульптурной группой заметную роль сыграл В.Н. Земцов, в течение года консультировавший автора памятника скульптура П.П. Чусовитина на предмет одежды, амуниции и вооружения начала XVIII в.140 

Памятными были праздник, посвященный десятилетию клуба,  и выставка «Дым баталий» в Музее города. В 1999 г. состоялась первая  поездка поисковиков на Синявинские высоты под С.-Петербург, состоялось очередное выступление  униформированной группы клуба на знаке «Европа-Азия», а также выход в свет  книги В.Н. Земцова «Битва при Москве-реке».

Следующий 2000 г. был годом скитаний – решались проблемы с местом для заседаний в Музее города, что закончилось окончательным переносом места заседаний клуба в Окружной  дом офицеров. Год был отмечен также первым участием членов клуба в военно-историческом фестивале, посвященном Великой Отечественной войне – «Ораниенбаумский плацдарм» и заграничными поездками  двух екатеринбургских «мушкетеров» на реконструкцию в  Маренго и в Гданьск. В том же году 19 августа в связи с финансовыми трудностями клуб перестал существовать как юридическое лицо. Конец года омрачила  трагическая гибель клубного «оружейника» Константина Лащенова.

В начало нового века и нового тысячелетия Екатеринбургский военно-исторический клуб «Горный щит» вступил, будучи уже солидной  организацией с устоявшимися традициями, о которой хорошо знали не только городские и областные власти, но и представители федеральных властей, особенно после находок при участии членов ВИКа останков Алексея Николаевича и Марии Николаевны Романовых. Конечно, клуб, пересекая порог веков и тысячелетий, нес с собой и проблемы, с которыми он жил в последнем десятилетии уходящей эпохи: малочисленность состава, далеко не юношеский возраст большинства членов клуба, слабая материальная и финансовая база. Не обошли  и клуб  стороной  нараставшие трения в Российском военно-историческом движении в целом. Однако, несмотря на все это, клуб уже в первые годы нового века сумел организовать и провести множество интересных мероприятий, среди которых были выставки, походы, выступления, поездки и т.д.

Деятельность клуба, как и прежде, ориентирована  по интересам  его членов. Это: изучение периода Первой мировой и Гражданской войны; поиск бойцов Красной Армии, пропавших без вести во время Великой Отечественной войны и изучение истории Второй мировой войны в целом; исследование истории Отечественной войны 1812 года; краеведение; военная археология; военно-историческая миниатюра; изучение военной истории  Древности и Средневековья;

Целью клуба остается возрождение традиций российской  воинской культуры во всех ее проявлениях. Члены клуба продолжают проводить военно-исторические исследования на базе государственных и частных архивов и библиотек, занимаются краеведением, поисковыми работами по установлению судьбы военнослужащих, пропавших без вести при защите Отечества. Продолжают активно участвовать в организации и проведении военно-истори-ческих мероприятий, поддерживают контакты с организациями ветеранов, осуществляют образовательные программы.

С 2001 по настоящее время клуб активно участвует в походах вокруг оз.Таватуй, представляющих собой реконструкцию событий 1918 г. В восьмом походе 2008 г. принимали участие представители военно-исторических клубов Перми, Уфы, Казахстана, Новоуральска и гость из Чехии Бернард Пануш.

30 марта 2002 г. был создан новый клубный сайт «Веrgenschild», на котором выкладывается вся информация о жизни и истории «Горного щита». У истоков сайта, который в настоящее время является крупнейшим ВИР-проектом в уральском интернете и сохраняет уникальность контента даже в масштабах России, стоял А.В. Лямзин.141 Надо сказать, что идея создания нового сайта зародилась у него после знакомства с сайтом «ЕВИК», отличавшимся чересчур аскетичным дизайном и небольшим объемом контента. Авторами сайта «ЕВИК» являлись  Е.В. Кручинина – жена председателя клуба и его дочь Наталья, а за содержание материалов отвечал А.М. Кручинин. Сайт, созданный А.В. Лямзиным, сначала включал в себя такие странички, как «Фотоальбом», «Публикации», «Баннеры», «Древности», «Гостевая книга», «Форум»; позже появились «Юмор» и «Новости». В июне 2004 г. «Гостевая книга» и «Форум» впервые сыграли организующую роль в процессе подготовки уфимского военно-исторического фестиваля «Гроза над Белой».  Через сайт оказалось удобно координировать деятельность трех ВИКов – Екатеринбургского, Пермского и Уфимского. В разделе «Публикации» выкладывались статьи членов клуба и сборники, выпускавшиеся «Горным щитом», что облегчало знакомство с ЕВИКом  иногородних  любителей  военной истории. Важную роль сыграл сайт в клубном летописании, т.к. на страничке «Новости» в открытом доступе отразились основные вехи истории клуба. В январе 2005 г. была открыта страница «Реконструкция», с энтузиазмом готовившаяся К.В. Якимовым. Важнейшей частью этой работы стала публикация приказов и чертежей для пошива формы русской пехоты на период Первой мировой и Гражданской войны, публикация различного рода наставлений и уставов.142 Благодаря этому сайт «Горного щита» стал по-настоящему уникальным ресурсом и его посещаемость резко возросла. А  с апреля 2005 г. начала работать страничка «Проекты», за подготовку которой взялся  А.В. Емельянов.

В 2003 г. в клубе развернули масштабные работы по пошиву униформы эпохи Первой мировой войны для групп реконструкции 37-го пехотного Екатеринбургского и 195-го пехотного Оровайского полков. В августе униформированная группа в мундирах на 1812 год приняла участие  в торжественной акции помещения земли с могилы основателя Екатеринбурга В.Н. Татищева в часовню Св. Екатерины.143 В том же  году в честь 15-летия ВИКа была организована выставка в СОКМе, а 12 декабря того же года ЕВИКом был организован полковой банкет в виде костюмированного бала, проведенный в честь 15-летия клуба и 207-й годовщины учреждения полка.

В последующие годы «Горный щит» продолжал активно работать, о чем свидетель-ствуют многочисленные поездки на военно-исторические фестивали, среди которых наиболее масштабным был Уфимский фестиваль военно-исторической реконструкции «Гроза над Белой», посвященный 85-летию Уфимского сражения. Кроме ЕВИКа в нем  принимали участие Клуб любителей военной истории  XX в. Пермского военно-исторического центра (194-й пехотный Троице-Сергиевский полк), московские  ВИК «Доброволец» и «Сибирский доброволец». Руководил сражением со стороны белогвардейцев председатель клуба «Горный щит» А.М. Кручинин, состоявший на момент сражения в чине подполковника Сибирской армии.144 Поездка на Бородино в сентябре 2004 г. также оставила яркие воспоминания, которые отразились в  рапорте-отчете клубу поручика 37-го пехотного Екатеринбургского полка В.Н. Земцова.145 

В конечном итоге изучение военной истории начала XX в. и создание новой униформированной группы на Первую мировую и Гражданскую войны стало преобладающим, а реконструкция жизни подразделения 195-го пехотного Оровайского полка, который тесно был связан с историей Екатеринбурга, стала новой сплачивающей идеей для членов клуба в первые годы века. Этому предшествовали большие научные изыскания,  проводимые А.М. Кручининым в 1990-е гг., вылившиеся в многочисленные статьи146 и в книгу «Российский полк с финским именем».147 Примером для «оровайцев» стал Пермский клуб, давно и успешно реконструирующий подразделение 194-го пехотного Троицко-Сергиевского полка.148 Впервые с пермяками члены ВИКа «Горный щит» познакомились на Бородинском поле в 1993 г. Кульминацией естественного развития этого направления и его практической реализацией стало возникновение регионального военно-исторического мероприятия – Таватуйских походов,149 первый из которых был совершен тремя энтузиастами150в 2001 г.151 (См. Прил. № 2. Илл. № 4). Важную роль сыграли «манёвры» в Хохловке, где происходили бои-реконструкции на Первую мировую войну.152 В результате Таватуйские походы, «маневры» в Хохловке и «Гроза над Белой» вылились в значительные события регионального движения военно-исторической реконструкции.153 (См. Прил. № 3. Илл. № 5, илл. № 6). На базе этой идеи, идеи реконструкции эпохи  Первой мировой  и Гражданской войны в начале марта 2005 г. состоялось объединение двух реконструкторских групп обоих ВИКов в «49-ю пехотную дивизию». Несколько позднее к секции примкнули Ф. Яковлев, реконструировавший со своими коллегами из Уральской государственной юридической академии кавалерийскую группу, и О. Немытов, восстанавливающий историю 16-го пехотного Ишимского полка.154

Практическим направлением деятельности военно-исторического клуба применительно к эпохе Гражданской войны стали поиски, проводимые членами ВИКа и, прежде всего, А.В. Бобровым, по обследованию мест боев, происходивших в окрестностях Екатеринбурга и в области в 1918-1919 гг.155 В резуль-тате этих работ было найдено множество артефактов, относящихся к указан-ному периоду. Большую работу в сфере военной археологии проводил и проводит А.М. Архипов, исследуя места боев в 1812 г.  в районе р. Березины.156 

Поисковая группа клуба и в новом веке продолжала свою благородную работу по поиску и захоронению останков воинов Красной Армии, пропавших без вести на полях Великой Отечественной войны. За  восемь лет наступившего века было совершено несколько поисковых экспедиций в Ленинградскую и Новгородскую области и поднято несколько десятков павших в бою солдат.157 

В 2006 г. силами энтузиастов клуба «Горный щит» был восстановлен памятник 37-му пехотному Екатеринбургскому  полку, уничтоженный в начале 1930-х гг. (автор памятника – А.А. Новиков),158 торжественное открытие которого состоялось в мае того же года. В торжественном мероприятии участвовали униформированные группы из Перми, Самары, Уфы, а также суворовцы-барабанщики, оркестр из театра оперетты, гости, родственники, друзья и городская общественность. В литературном квартале во дворе «Ямщицкой» был организован праздничный фуршет. Проводилась фото и видеосъёмка. (См. Прил. № 4. Илл. № 7, илл. № 8, илл. № 9, илл. № 10). А в ноябре того же года члены клуба выступили с «пикетом» у памятника 37-му пехотному Екатеринбургскому полку, протестуя против осквернения его вандалами. Этим способам члены клуба тщетно пытались привлечь внимание властей и общественности города к факту осквернения памятника. В пикетировании, продолжавшемся три часа, приняло участие 18 человек. СМИ города проигнорировали эту акцию. (См. Прил. № 5. Илл. № 11, илл. № 12).

Надо отметить, что члены военно-исторического клуба не только коллективно, но и самостоятельно принимают участие в различных военно-исторических мероприятиях. Так, Л.Г. Вохмяков в  униформе красноармейца, участвовал в военно-исторический  празднике «Бородино – 1941 год».159 В том же году А.М. Архипов принимал участие в  военно-историческом празднике на р. Березине у г. Борисов, в Беларуси, в котором участвовало около 400 человек, одетых в форму 1812 г.160 С.А. Токарев и А.Ю. Распутин в униформе на 1812 год участвовали в открытии новой экспозиции в Свердловском областном краевед-ческом музее в качестве «живых манекенов».161 В 2004 г. А.М. Кручинин, А.В. Емельянов и К.В. Якимов посетили Ирбитский завод, а в феврале 2008 г. К.В. Якимова совершил, ставший знаменитым поход через озеро Байкал. (См. Прил. №  6. Илл. № 13,  илл. № 14).

В августе 2008 г. на Дне города Екатеринбурга члены клуба, одетые в униформу образца 1812 г., выступили перед городской общественностью.

В декабре 2008 г. в стенах СОКМа Екатеринбургский военно-исторический клуб «Горный щит» отметил свой двадцатилетний юбилей. Были приглашены гости из военно-исторических клубов Перми, Уфы, Новоуральска, а также представители Министерства культуры, Института истории и археологии УрОРАН и многие другие. Во время проведения торжественной части праздника были вручены медали за выслугу тем членам клуба, членство которых насчитывает 20 лет. (См. Прил. № 7. Илл. № 15, илл. № 16). К сожалению, на одном из заседании клуба, буквально перед его 20-летием, А.М. Кручинин сложил с себя полномочия командира Екатеринбургского полка, а В.Н. Земцов – поручика.  На этом же собрании «чинов» Екатеринбургского пехотного полка был избран новый командир, член Совета клуба и «чин» полка Г.Г. Старченко.162 Несмотря на преобладание в деятельности униформирован-ных групп клуба  в начале XXI в. интереса к эпохе 1914-1920 гг., униформи-рованная на 1812 год группа готова, как и ранее, принимать участие в днях г. Екатеринбурга, выезжать на Бородинское поле, сотрудничать с Российской и международной военно-историческими ассоциациями и дружественными «Гор-ному щиту» клубами.

За период с 2001 по 2008 г. военно-историческим клубом «Горный щит» была проведена объемная научная работа, организовано множество выставок, сделано множество презентаций, выступлений, докладов, в том числе и на научных конференциях: членами клуба написано и издано несколько книг, защищены две докторские диссертации

Среди членов клуба имеется несколько профессиональных историков — преподавателей университетов.163

3.2. Особенности деятельности

3.2.1. Направление изучения и реконструкции периода

наполеоновских войн

  

Эпоха наполеоновских войн оставила неизгладимый след в мировой истории, во всех сферах жизни тогдашнего и нынешнего общества. Есть в этом периоде какой-то непередаваемый «аромат» и привлекательность. Конец XVIII -  начало XIX вв. – стали эпохой зарождения романтизма. Огромные социально-политические сдвиги произошли в те годы и десятилетия в европейском обществе. Эта эпоха стала началом перехода к миру современному. Чем был этот период для мировой истории? Почему к этой эпохе в целом и к личностям этой эпохи не ослабевает интерес?

Подобными вопросами задавались, и до сих пор задаются многие ученые-историки, как отечественные, так и зарубежные. Наполеон Бонапарт, кто он – злой гений, великий стратег, реформатор или бездарный полководец и недальновидный политик, в конечном итоге проигравший войну с Россией? Период наполеоновских войн принёс славу русскому оружию, стал проявлением героизма и высокого патриотизма русского народа. В этой связи нельзя не вспомнить о доблестном боевом пути славного пехотного Екатеринбургского полка, участвовавшего в наполеоновских войнах, форма которого стала первым объектом военно-исторического клуба «Горный щит». (См. Прил. № 8. Илл. № 17, илл. № 18).

Попытки  историков  выяснить  все  коллизии и перипетии той сложной эпохи – не прекращаются по сей день. Чем интересна эта эпоха для «реконструкторов»-практиков военно-исторического движения? Прежде всего, тем, что на этот период приходится расцвет искусства военной униформы во всём её блеске!

В 1980-е гг., в период зарождения военно-исторического движения, «разрешённой» темой для реконструкции могла быть только тема Отечественной войны 1812 года. Идеологическим отделом ЦК КПСС эта тема была разрешена как для углубленного изучения, так и для пропаганды среди населения. Она, как казалось, была в наименьшей степени идеологизирована. Более того, ее хорошо «раскрутили» в кино («Гусарская баллада», «Война и Мир», «Звезда пленительного счастья», «О бедном гусаре замолвите слово», «Эскадрон гусар летучих» и т.д.). Кроме того, сама эпоха дышала романтизмом, была яркой и красочной. В эту эпоху «золотого века» творили гении нашей культуры: А.С. Пушкин, М.И. Глинка, Н.В. Гоголь, М.Ю. Лермонтов и множество других выдающихся русских писателей, композиторов, художников.

С чего все началось? А начиналось у многих увлечение военной историей  с игры в солдатики и чтения военно-исторической литературы. Увлечение наполеоновской эпохой в то время было широко распространенным. Владимир Николаевич Земцова, первый председатель Военно-исторического клуба «Горный щит», отдал увлечению миниатюрой много лет, изготавливая солда-тиков из олова на свою любимую тему наполеоновских войн. Его старый друг, Алексей Андреевич Черных, с которым они провели более лет 10, разыгрывая баталии всех времен и народов, также был восхищен «классичностью» оловянных образов, подчеркивая, что это есть достойное завершение их совместной «пластилиновой эпопеи». Ни он, ни Владимир Николаевич, не знали тогда, что подлинная эпопея только начинается.164

«Именно с этого направления мы начинали во второй половине 80-х гг., свою военно-историческую деятельность – вспоминает В.Н. Земцов, - начинали с него по следующим причинам: во-первых, я с детства был склонен интересоваться историей 1812 г., во-вторых, это было связано с тем что, у тех, кто родился в 1960-х гг. и  воспитывался на «Гусарской балладе» и Л.Н. Толстом, интерес к войне 1812 г. был ярко выраженным. К сожалению,  другими периодами нашей военной истории  заниматься было проблематично, в связи с отсутствием литературы, а тема сорок первого года находилась, можно сказать, под запретом. И, наконец, третий момент, который предопределил появление этого направления, это то, что пехотный Екатеринбургский полк, с которого во многом мы начинали военно-историческую деятельность был связан с нашим краем. Екатеринбургский полк принял боевое крещение именно в 1812 г.».165 

«В то время был собран материал, позволивший нам в 1987-1988 гг. написать небольшую работу, посвященную как раз этому периоду жизни пехотного Екатеринбургского полка. Что касается последующей истории, то те, кто приходил на клуб, а их с каждым заседанием появлялось все больше, как-то естественно примыкали именно к этой тематике за малым исключением. Так, например, этой тематикой первоначально занимался Н.К. Гилев, потом появились две статьи, опубликованные в журнале «Уральский следопыт», посвященные деятельности А. Аболса, которые тоже, так или иначе, выводили на эпоху наполеоновских войн. Завязалась переписка с людьми, так как в статьях был дан адрес нашего клуба.» – вспоминает  В.Н. Земцов.166 Таким образом, у первого председателя военно-исторического клуба, как и у многих в те годы, увлечение военной историей начиналось с «малых форм», то есть с увлечения военно-исторической миниатюрой. «Любимый» исторический период определился – для того времени это была – эпоха наполеоновских войн.

Недостаточно только читать, собирать информацию, рисовать солдат в мундирах,  отливать их из олова или лепить из пластилина или модурита. Приходит время, когда необходимо на себе испытать «армейскую жизнь» реконструируемого периода. В начале 1988 г. в журнале «Молодой коммунист» была опубликована статья Г.Э. Введенского, посвященная истории мундира. Пожалуй, это была первая статья, которая новаторски обозначила ряд назревших к тому времени теоретических вопросов. Речь в ней шла, фактически, о необходимости формирования новой науки (или вспомогательной исторической дисциплины) о мундире как о важнейшем источнике исторической информации. Введенский включился в обсуждение с В.Н. Земцовым терминологии: «униформология», «униформистика», «мундироведение». Так создавались предпосылки для создания новой вспомогательной исторической дисциплины – униформологии.

В 1990 г. группа энтузиастов во главе с Владимиром Николаевичем, который в это время уже был председателем Свердловского клуба любителей военной истории, приступила к созданию подразделения Екатеринбургского пехотного полка на 1812 год. Многие клубы в нашей  стране в это же время активно занимались реконструкцией армий периода наполеоновских войн, который тогда был особенно популярен. Униформа мушкетера состояла из: мундира фрачного типа с фалдами, панталон, кивера с «гренадой об одном огне», двух перевязей для тесака и патронной сумы. Каждый мушкетер был вооружен ружьём с кремневым замком образца 1808 г. Кроме того, мушкетер должен был иметь шинель, ранец, сухарную сумку, фуражную шапку.167

С другими темами истории было сложнее и не так однозначно. Реконструкторы, воссоздающие эпоху Гражданской войны и даже Первой  мировой войны, ещё долго не могли открыто собираться на свои слёты и праздники, в то время как их коллеги «на 1812 г». уже начали проводить бородинские мероприятия. На Бородинских фестивалях реконструкторы других кроме 1812 г. эпох, находились на положении «бедных родственников», которых только терпели, давая им угол. И только в последнее время реконструкторы других исторических эпох получили возможность собираться на свои военно-исторические праздники.

В 1990-х гг. членами военно-исторических объединений был начат выпуск периодических изданий и альманахов по военной истории в целом и, в частности, по истории Отечественной войны 1812 года. В их числе – журналы «Орел», «Цейхгауз», «Старый барабанщик», «Сержант», «Воин», «Империя истории», «Коллекция», альманахи «Военно-историческая фигурка» и «Император», обозрение «Para Bellum», рукописный фонд «Бюллетень ТВП». В 1994 г. в Москве зарегистрировано издательство «Рейтар» (директор А.И. Таланов), до сих пор выпускающее книги и статьи членов военно-исторических объеди-нений.168 

3.2.2. Направление военно-исторической миниатюры и

макетирования

 

Возникновение миниатюры вообще и военно-исторической её разновидности, в частности, имеет давнюю историю. Миниатюра в переводе с французского означает «мелкую искусственную вещь». Это изделие или изображение реально существующих предметов, выполненных в меньшем масштабе, чем его реальная величина.

Большое количество миниатюр находят археологи во время работ в гробницах, святилищах и т.д. Среди них попадается много фигурок воинов и моделей оружия. Изготовление миниатюр является одной из форм реконструкции. Простой рисунок воина на вазе относится к графической реконструкции. Однако делать миниатюры воинов, опираясь только на одно изображение, недостаточно. Настоящей научной реконструкцией может стать только та, для создания которой собрано и критически осмыслено максимальное число самых разных источников.

Искусство военно-исторической миниатюры – это искусство, возникшее на стыке нескольких дисциплин, но две из них основные – наука и изобразительное искусство. Миниатюрная фигурка показывает, как выглядели или могли выглядеть люди, в частности, воины в ту или иную эпоху. Кроме того, миниатюра может выступать в качестве учебно-наглядного пособия.

Широкое военно-историческое движение (в современном понимании этого термина) в нашей стране началось с моделирования боев и сражений при помощи военно-исторических фигурок. Фигурки, которые в обыденной терминологии назывались «солдатиками», начали применяться для реконструкции боевых эпизодов в музейных экспозициях еще в начале XX в. Известный отечественный музейный макет из оловянных фигурок, которые назывались тогда планами-панорамами, был  создан  к  столетию  Отечественной войны 1812 года. Поэтому документально подтвержденной датой музейного военно-исторического моделиро-вания в России можно уверенно считать 1912-1914 гг.169

В нашей стране изготовление военно-исторической миниатюры и её коллекциониро-вание пользуется все большей популярностью среди моделистов, униформологов, любителей военной истории в целом. Оно находит поклонников среди людей любого возраста и любых профессий. Надо отметить, что выставки, проводимые Екатеринбургским военно-историческим клубом «Горный щит», не обходились без участия миниатюристов. На выставках были представлены фигурки В.Н. Земцова, И.П. Шейфлера, Н.К. Гилева, С.А. Токарева, Ю.В. Пяткова, С.В. Колодия, А.Р. Аболса, сборные модели танков и машин А.В. Емельянова.

Существуют 2 разновидности военно-исторической миниатюры: стендовая и игровая. К стендовой относятся фигурки различных исторических периодов, изображающие отдельных воинов и целые композиции, а также макеты пушек, башен, метательных машин и т.д. Целью стендовой миниатюры является максимально точная реконструкция внешнего вида воссоздаваемых предметов.

Игровая миниатюра – это миниатюра особого рода, где вместо живых людей в «реконструкторских баталиях», проводящихся на больших столах, с размещенными  декорациями, участвуют фигурки солдат. Баталии ведутся по определенным правилам.

Надо сказать, что одним из клубов, прославившихся реконструкцией в миниатюре, стал клуб «X-й легион». Руководитель клуба А.В. Горец создал настольный вариант игры по эпохе античности. Петербургские СМИ неоднократно передавали сюжеты о «битвах», проводив-шихся клубом непрерывно в течение десятка часов в актовом зале или в кабинете 221 школы № 323 Невского района.170 

Одной из разновидностей военно-исторической миниатюры является сбор и покраска пластмассовых моделей военной техники. Сборной военно-истори-ческой миниатюрой в клубе «Горный щит» занимается А.В. Емельянов, собравший более десяти моделей танков периода Второй мировой войны. Собирая сборные модели, он опирается на материалы журналов «Бронеколлекция», «М-хобби», «Танко-мастер».

В.Н. Земцов также начинал как миниатюрист и отдал этому увлечению немало лет, изготавливая солдатиков из олова, которых он выставлял на многих мероприятиях начального периода существования Свердловского клуба любителей военной истории. (См. Прил. № 9. Илл. № 19).

Последовательным «наполеонистом» и талантливым миниатюристом является  А.Р.  Аболс. Однако его специализация – это  прикладное и даже точнее – игровое направление военно-исторической миниатюры, когда  фигурки солдат используются в качестве «актёров», с помощью которых разыгрываются масштабные батальные сцены. В его коллекции находятся подразделения практически всех армий Европы начала XIX в.

Другой миниатюрист, начинавший свой творческий путь также с эпохи наполеоновских войн, Ю.В. Пятков, который достиг в этом искусстве профессиональных вершин. Он давно перерос любительский уровень и специализируется сегодня на изготовлении мастер-моделей для производства оловянной высокохудожественной военно-исторической миниатюры. Темами для его творчества являются практически все периоды истории и все регионы мира. Он известен своими работами далеко за пределами не только города и Урала, но и России. Многие коллекционеры хранят у себя фигурки, отлитые по его мастер-моделям. (См. Прил. № 9. Илл. № 20).

Миниатюристом высокого уровня, к сожалению, недолго посещавшим клуб, является С.В. Колодий. Его также увлекает тема   наполеоновских войн. Из под его рук вышло более двухсот прекрасных лепных фигур как пеших, так и конных, выполненных в масштабе 1:20, посвященных войне 1812 г.: это фигурки французских, немецких, польских и, конечно, русских солдат. Однако в последнее время С. В. Колодий отошел от занятий миниатюрой.

В первые годы деятельности Свердловского клуба любителей военной истории активно выставлял своих оловянных «рыцарей» И.П. Шейфлер. Его ливонские рыцари запомнились многим посетителям выставок, проводимых клубом в конце 1980 – начале 1990-х гг. К сожалению, И.П. Шейфлер уехал с семьёй в Германию на постоянное место жительство. (См. Прил. № 10. Илл. № 21).

Нельзя не упомянуть и о двух мастерах, которые, к сожалению, недолго числились в составе нашего военно-исторического клуба, а именно К. Баев и А.В. Кутищев. Они изготавливали как лепную, так и оловянную миниатюру. Изготавливал прекрасные макеты боевой техники, в частности - модель полковой гаубицы в масштабе 1:10 К.В. Лащенов, и к несчастью, он трагически погиб в 2000 г.

Другим специалистом, интересующимся периодом войн  наполеоновской Франции, и также уже не состоящий ныне в рядах ЕВИК, является бывший секретарь клуба Н.К. Гилёв. Он занимался как объёмной, так и плоскостной военно-исторической миниатюрой. Работы Николая Константиновича остались запечатлёнными на фотографиях, хранящихся в нашем клубном альбоме. Плоскостные фигурки, больше напоминающие контурные цветные рисунки, когда-то также делал другой тоже, к сожалению, бывший член военно-исторического клуба К.С. Платонов.

Старейший член клуба, талантливый миниатюрист С.А. Токарев занимается этим творчеством не одно десятилетие. Начиная с лепки фигурок воинов и солдат из  пластилина, он перешел на резьбу фигур из дерева, которые красил, «одевал» и вооружал. Его основная тема – древность и средние века. Однако в последние годы он предпринимает попытки создавать миниатюру периода Отечественной войны 1812 года, Первой и Второй мировых войн. Примером этого может служить  фигурка Наполеона Бонапарта, сделанная из дерева и обклеенная крашеной пластикой. Кроме фигур С.А. Токарев делает макеты домов, пушек, метательных машин, деревьев и т.д. 171 (См. Прил. № 10. Илл. № 22). Таким образом, военно-историческая миниатюра, является одним из значимых направлений деятельности клуба, несмотря на то, что из вышеперечисленных мастеров-миниатюристов этим видом творчества в настоящее время активно продолжают заниматься лишь С.А. Токарев и А.В. Емельянов. Их работы в рамках музейных экспозиций демонстрируются  на выставках в СОКМе и Муниципальном музее г. Екатеринбурга.

3.2.3. Краеведческое направление

 

Краеведение является одним из важных направлений деятельности клуба, но которое, к сожалению, значительно ослабло  в связи с уходом из жизни в 2008 г. старейшего члена клуба и известного уральского краеведа Василия Константиновича Некрасова.  История города в лице В.К. Некрасова потеряла известнейшего специалиста в этой области. (См. Прил. № 11. Илл. № 23). Последователями В.К. Некрасова в области краеведения стали члены клуба Н.Б. Неуймин, А.М. Кручинин, А.Ю. Емельянов, К.В. Якимов. Их усилиями были обследованы многие исторические места города, открыты имена и могилы известнейших уральцев, внёсших заметный и даже огромный вклад в историю не только Урала, но и России в целом. Это установление на Михайловском кладбище после напряженных поисков и работы в архивах места захоронения чехословацких воинов, а также бойцов Сибирской русской армии павших в 1918-1919 гг. Обследование Широкореченского и других кладбищ с целью выявления захоронений воинов – участников Великой Отечественной войны и других военных конфликтов.172 Практически все краеведы участвовали в поисках и раскопках места сокрытия останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии на Старой Коптяковской дороге в 2007 г.173 (См. Прил. № 13. Илл. № 24). Членами клуба, занимающимися изучением эпохи гражданской войны на Урале и одновременно являющимися краеведами, был совершен поход по маршруту Обхватной группы чехословацких войск полковника С.Н. Войце-ховского при проведении последними Верх-Нейвинской операции 23-26 августа 1918 г., осмотрено поле сражения между деревнями Пышма и Балтым, а также был совершен поход на Ирбитский Завод.

Обследование полей сражений, находки материальных свидетельств Гражданской войны в виде осколков снарядов, винтовочных гильз, патронов, штыков, деталей обмундирования  позволяют уточнить места боев, применяемые оружие и боеприпасы, а также возможные причины исхода сражений.

Любителями истории родного края написано и опубликовано  ряд крупных работ по краеведению. Среди них наиболее известные труды В.Н. Земцова и В.А. Ляпина «Екатеринбург в мундире», А.М. Кручинина «Русский полк с финским именем», «Падение красного Екатеринбурга», «Златоусовский инцидент» и др., Г.Н. Шапошникова «Развитие электросвязи и формирование информационного пространства на Урале во 2 половине XIX – начале XX вв.», «Оружие Гражданской войны в фондах Свердловского областного краеведческого музея». Хочется особенно отметить, что за вклад в изучение истории Урала А.М. Кручинин  был награжден медалью  Н.К. Чупина.

Надо отметить, что члены клуба, благодаря их глубоким познаниям в   сфере военной истории и истории в целом, не раз приглашались в качестве консультантов в СОКМ, Муниципальный музей г. Екатеринбурга, музей ТТУ, музей Свердловской железной дороги, музей Приволжско-Уральского военного округа, Объединенный музей писателей Урала, а также в краеведческие музеи  Верхнего и Нижнего Тагила, Невьянска, Алапаевска, Каменска-Уральского.

Изучение истории Среднего Урала и Гражданской войны на Урале, как составной части краеведения, открывает возможности для нового  и  критического подхода к документам и воспоминаниям, позволяет избежать большого количества ошибок, кочующих из книги в книгу у академических историков.

3.2.4. Направление изучения и реконструкции  периодов

Первой мировой и  Гражданской войны

 

В последние годы XX в. и в первые годы нового века на фоне острого  идейного кризиса российского общества, клуб активно стал заниматься поиском новых форм деятельности, стремясь найти новую, общую для всех, сплачивающую идею, которая  могла бы объединить творческую энергию членов  клуба  и  направить её  в  созидательное русло. Трудности с обновлением и омоложением клуба требовали необходимости найти и новые формы работы.

Таким направлением постепенно стало изучение военной истории начала XX в. и создание новой униформированной группы на Первую мировую и Гражданскую войны, реконструкция жизни подразделения 195-го пехотного Оровайского полка, который был тесно связан с историей Екатеринбурга. Этому предшествовали большие научные изыскания,  проводимые А.М. Кручининым в 1990-е гг., вылившиеся в многочисленные статьи174 и в книгу «Российский полк с финским именем».175 Реконструкторская группа, занимающаяся эпохой Первой мировой и Гражданской войны, включает  в себя А.М. Кручинина, К.В. Якимова, А.В. Емельянова, А.В. Лямзина, Г.Г. Старченко и др. Примером для «оровайцев» стал Пермский клуб, давно и успешно реконструирующий подразделение 194-го пехотного Троице-Сергиевского полка.176 Кульминацией развития этого направления и его практической реализацией стало возникновение регионального военно-исторического мероприятия – Таватуй-ских походов.177 В последние годы ушедшего века контакты с Пермским клубом значительно углубились. Некоторые члены клуба «Горный щит», начиная с августа 2000 г. стали выезжать на «манёвры» в д. Хохловку, где происходили настоящие бои-реконструкции эпохи Первой мировой войны.178 

В августе 2001 г. был совершен первый поход вокруг озера Таватуй.179 Его инициато-рами явились три человека: А.М. Кручинин, Д. А. Лобанов и К. Новиков.180 Это начинание оказалось довольно удачным и было поддержано многими членами двух клубов – Пермского и Екатеринбургского. Естественно, активными сторонниками проведения этих походов стали  А.М. Кручинин, К. В. Якимов, А.В. Лямзин, А.В. Емельянов, составившие инициативную группу. С этого момента походы вокруг озера Таватуй становятся традиционными  и продолжаются по сей день. В них вовлекается  всё больше и больше людей.181 Об этом региональном военно-историческом мероприятии уже узнали во многих городах, и участие в нем стали принимать не только пермяки и екатеринбуржцы, но и москвичи. На базе этой интересной идеи состоялось объединение двух реконструкторских групп обоих ВИКов в начале марта  2005 г. в «49-ю пехотную дивизию» с целью организации совместных выступлений.

Реконструкторская группа на Первую мировую и Гражданскую войны стала принимать участие в Южно-Уральском военно-историческом слете – «Гроза над Белой», который проводится в Уфе в июне каждого года по инициативе Уфимского военно-исторического клуба.182 В первые годы XXI в. изучение эпохи Первой мировой и Гражданской войны развивается достаточно активно. Количество мероприятий, в которых униформированная на 1914 г. группа клуба принимает активное участие неуклонно растет. Примером этого явились фестивали военно-исторической реконструкции, проводившееся в Самаре в октябре 2005 г., в С.-Петербурге в ноябре 2006 г.,  Солнечногорске в октябре 2007г., а также международный  военно-исторический фестиваль, проводившийся в Сборове (Чехия) в июле 2007 г. (См. Прил. № 12. Илл. № 25, илл. № 26).

17 ноября 2008 г. произошло событие международного значения – открытие памятника чешским легионерам, погибшим на Урале в годы Гражданской войны. Мероприятие проходило на Михайловском кладбище в присутствии консула Чешской республики и делегации из Чехии.

Со вступлением клуба в новый, XXI в., перед ним открылись новые большие перспективы. Хотя кризис конца 1990-х гг., и не был до конца преодолен, тем не менее, в начале XXI в., произошла некоторая стабилизация жизни   в стране. На этом фоне стабилизировался  и состав клуба.

В отличие от многих представителей академической науки, которые изучали военную историю Гражданской войны главным образом по опубликованным воспоминаниям участников, члены клуба, занимающиеся этой эпохой помимо работы в архивах и музеях используют, так называемые полевые методы. Походы и реконструкции сражений эпохи Гражданской войны  позволяют не только изучить повседневный быт, но и понять мир солдата. Реконструкция униформы, амуниции и вооружения позволяют детально разобраться в организации и оснащении войск

3.2.5. Военно-археологическое направление

Началом военно-археологического направления в  деятельности клуба стали поиски, проводимые членом ВИКа  Аркадием Викторовичем Бобровым по обследованию мест боев, происходивших в окрестностях Екатеринбурга в 1918-1919 гг. В своих изысканиях он руководствовался книгой А.М. Кручинина «Падение Красного Екатеринбурга», написанной на основе документальных источников, в т.ч. воспоминаний участников боев. Найти материальные следы боев той эпохи оказалось довольно сложно, поскольку Екатеринбург и поселки, его окружавшие, разрослись и расширились. Заводы, базы, воинские части, сады, жилые дома выросли на территории, где еще менее века назад был лес. Одним из интереснейших мест  для исследования  оказалась окраина Уралмаша, где проходили бои красноармейцев с белочехами.

Одним из мест, представлявших интерес, была позиция, которую занимала 10-я рота белочехов, теперь здесь раскинулся лесопарк «Пышминские Озерки», который поглотил часть интересующего исследователей культурного слоя. Надо сказать, что от позиции 10-й роты практически ничего не осталось (вдоль тракта разместились жилые дома, сады, вышки, при установке которых со всей территории был снят верхний слой). Больше повезло территории, которую занимала 11-я рота. Действительно, о расположении белочехов во время сражения можно было судить по оставленным на месте боя стреляным гильзам. Известно, что в ходе боя 11-я рота была разделена: одна группа переведена на усиление 10-й роты, а из оставшегося состава была выделена часть для прикрытия тыла, так как части Красной Армии сумели прорвать оборону белых и зайти в тыл обороняющимся.

О расположении основной группы можно было судить по цепи стреляных гильз, оставленных на месте боя. Гильзы были преимущественно от патрона калибра 7,62 мм. разных производителей: Россия (Тульский, Луганский и Петроградский заводы.), США (Remington, US CCO, Винчестер (W)), Англия (Кайнок  G-17, G-17FL), Италия (RAL (ройал)), Япония (Арисака (К17, К16)).183 (См. Прил. № 13. Илл. № 27).

Другой археолог-любитель, член клуба, Александр Михайлович Архипов, исследовал окрестности г. Борисова, где поздней осенью 1812 г. переправляли остатки Великой армии Наполеона. Существующие описания боев на правом берегу Березины 16(28) ноября 1812 г. не в полной мере соответствуют ранее опубликованным картам и схемам этого сражения. Поэтому А.М. Архипов задался целью первоначально определить место расположения конноартиллерийской батареи капитана И.К. Арнольди, который оставил подробное описание событий. Нужно отметить, что хотя с годами растительный ландшафт меняется, но профиль остаётся узнаваемым, так что местности вдоль дороги довольно легко ориентироваться. С началом сражения батарея Арнольди вышла на рубеж за небольшим холмом, который мог прикрывать её от прямого обстрела со стороны французов. Предположительные бои могли происходить только на северной окраине современного села Большой Стахов.

Расстояние между двумя противоборствующими 16(28) числа батареями соответствует максимальной дальности стрельбы 6-ти фунтовых пушек Арнольди и прицельной дальности 12-ти фунтовых орудий французской стороны, что удовлетворяет условиям противостояния. Именно в районах этих отметок наблюдалась значительная концентрация найденных ядер и черепья ¼ и ½ пудовых гранат, что убеждает в верности выявленных мест устройства батарей.

А.М. Архипов нашел немало материальных свидетельств той эпохи: картечные пули, пуговицы с мундиров, «гренадки» с киверов и прочие свидетельства войны. По итогам изысканий военно-историческому клубу уже вполне можно открывать свой музей, в котором бы демонстрировались эти находки.184  (См. Прил. № 13. Илл. № 28).

Надо сказать, что военно-археологическое направление в клубе является самым молодым. Возникшее с приходом в ЕВИК А.В. Боброва и  усилившееся с приходом А.М. Архипова, оно успешно продолжает существовать. Более того, поисками артефактов увлеклась группа «оровайцев» в лице А.М. Кручинина, А.В. Емельянова, К.В. Якимова, и показала хорошие результаты. Они, вооруженные металлоискателем, обследовали многие сотни квадратных метров старых полей, где когда-то происходили бои.

Нельзя не отметить, что военно-археологическое направление тесно связано с направлением изучения периода Гражданской войны. Примером этого являются артефакты, подтверждающие воспоминания участников боев, содержащиеся в книге А.М. Кручинина «Падение Красного Екатеринбурга». И, наоборот: по атрибутированным материальным источникам с большей точностью группа, занимающаяся воссозданием эпохи Гражданской войны, может воспроизвести картину боя.

3.2.6.  Поиск бойцов Красной армии, пропавших без вести во время Великой Отечественной войны  и изучение периода Второй мировой войны

Поисковое движение в Советском Союзе возникло ещё в 1970-е гг. по инициативе отдельных любителей военной истории. Правда в этот период движения, как такового, ещё не было, и лишь энтузиасты выезжали на места боёв Великой Отечественной войны, где находили ее множественные «следы» даже по прошествии нескольких десятков лет по ее окончанию. И, хотя, согласно официальной советской пропаганде, лозунг «никто не забыт и ничто не забыто», казалось, соответствует действительности, тем не менее, те, кто начал заниматься «поиском», увидели другую картину – десятки тысяч бойцов Красной Армии не захоронены должным образом до сих пор. В конечном итоге, после неоднократных выездов поисковиков на места боев, официальные власти вынуждены были на это как-то отреагировать. Во второй половине 1980-х гг., когда начался период гласности и Перестройки, когда КПСС взяла курс на демократизацию общественной жизни, комсомол стал поддерживать начавшееся снизу это поисковое движение. Стихийности были приданы некоторые организационные рамки. Были созданы поисковые, чаще всего молодёжные, отряды под эгидой ВЛКСМ. Так, например, было создано поисковое объединение «Долина». Стала подключаться и Советская Армия в лице Министерства Обороны, предоставляя транспорт, палатки, продовольствие и сапёров. При этом помощь взрывотехниками имела большое значение, так как во время каждой экспедиции поисковики находили и находят много неразорвавшихся боеприпасов, которые, несмотря на прошедшие десятилетия, по-прежнему представляют огромную опасность для людей. Большое количество оружия отставлено на полях сражений, среди которого есть то, что еще может быть использовано в наши дни. Не секрет, что существует целое направление криминального бизнеса, так называемые «чёрные копатели», целью которых является поиск, прежде всего, оружия, орденов и медалей, воинской атрибутики и другого антиквариата с целью продажи богатым коллекционерам. Их не интересуют «смертные медальоны» и, тем более, костные останки погибших солдат. Они делают свой бизнес, снабжая подпольный криминальный рынок товаром.

Движение «Поиск», как часть военно-исторического движения, возникло и получило официальное признание в середине 1980-х гг.185 Силами энтузиастов были найдены и преданы земле многие тысячи павших бойцов Красной Армии, многим из них вернули их имена. В 1989 г. прошла первая на новгородчине Всесоюзная Вахта Памяти.

Что касается ЕВИК «Горный щит», то идея создания поисковой группы пришла в клуб вместе с А.А. Новиковым, незадолго до этого познакомившегося с новгородскими поиско-виками и съездившего вместе  с ними в экспедицию.  Им были привлечены к поиску ещё несколько членов клуба, создавших существующее до сих пор поисковое направление, в котором участвуют С.О. Плотников, С.Н. Малинников, Л.Г. Вохмяков, а также представители Комитета по делам молодежи Е. Кочетова, Е. Рябчикова, Р. Козырев, А. Шушарин, которые тесно сотрудничали с клубом до 2000 г. Группа, сформированная А.А. Новиковым, выезжала в поисковые экспедиции на места боёв Великой Отечественной войны: в Новгородскую область (деревня Мясной Бор), и на Синявинские высоты под С.-Петербургом, где проходили ожесточенные бои во время войны. (См. Прил. №  14. Илл. № 29).

Ими было найдено много павших солдат, установлено несколько имен защитников Родины, обнаружены предметы военного быта, снаряжения, вооружения.186 Всего за период с 1991 по 2008 гг. состоялось пятнадцать поисковых экспедиций обследовавших районы Мясного Бора и Спасской Полисти Новгородской области, а также берега реки Волхов той же Новгородской области. Были обследованы районы Гайтолово и Мгинский Ленинградской области. 187

Поисковые экспедиции были организованы и возглавлены председателем Комитета по делам молодёжи Еленой Валерьевной Скуратовой. В честь 10-летия клуба в Муниципальном музее г. Екатеринбурга была проведена выставка, в экспозиции которой поисковиками были представлены каски, медальоны, осколки, медали, пряжки, пуговицы, штыки. ( См. Прил. № 14. Илл. № 30).

В результате 15-ти поисковых экспедиций было в общей сложности поднято 192 бойца РККА, пропавших без вести во время Великой Отечествен-ной войны на Волховском и Ленинградском фронтах, в т.ч. девять человек «именных»: боец Бородулин В.А. , сержант Бутылкин, боец Дубинин И.Н., боец Коньшин К.А., боец Маньков, боец Налабордин Самсон Фролович, боец Неверов Федор Алексеевич, боец Нехорошев А.Д., боец Потяркин Петр Семенович.188  Найдено два павших немецких солдата группы армий «Север».189 

С сожалением приходится констатировать, что поисковой группы в ее прежнем составе уже нет. Остался своего рода «костяк» – С. О. Плотников, С.Н. Малинников, Л.Г. Вохмяков, постоянно выезжающие в поисковые экспедиции. Необходимо отметить, что благодаря поисковикам, в частности Л.Г. Вохмякову, в окрестностях Екатеринбурга были найдены останки  членов царской семьи Марии и Алексея. Наряду с членами клуба активно занимающимися поиском павших бойцов Красной Армии в период Второй мировой войны, есть несколько человек, изучающих историю XX в. без выезда в экспедиции – это Александр Вячеславович Емельянов и Андрей Валерьевич Лямзин.

Заключение

С конца XX в. в мировой исторической науке явственно обозначился своего рода «антропологический поворот». Все большее внимание в исторических исследованиях стало уделяться человеку как таковому, его жизни во всех ее проявления, во всем ее многообразии. Еще острее, чем было раньше, встал вопрос о методах проникновения в жизнь и сознание человека минувших эпох. Именно на этом фоне гигантского методологичес-кого перелома в сфере исторического знания и возникло Движение военно-исторической реконструкции.

Однако рождение этого Движения было вызвано не только поисками историков-профессионалов, но и с переменами, происходившими в повседневной жизни людей «Запада» и нашей страны, с расширением форм и способов проведения досуга, с новыми интеллектуальными и эмоциональными потребностями «рядового человека» XX в. В нашей стране этот последний «импульс» к «реконструкции» прошлого удивительным образом оказался связан еще и с поисками «новой национальной идентичности», «нового патриотизма» и «новой национальной идеей». Российское движение военно-исторической реконструкции самим фактом своего  многообразия и многоплановости явно демонстрирует тяжесть и сложность периода, переживаемого страной.

Наше обращение к историографии проблемы показало, что изучение феномена военно-исторической реконструкции находится в самом зачаточном состоянии. Практически совершенно отсутствуют работы, в которых была бы сделана попытка не только объяснить факт военно-исторической реконструкции как социокультурного явления, но и проанализировать возможности  и  пределы  этих  возможностей  в  постижении исторического прошлого. Между тем, очевидно, что военно-историческая реконструкция быстро превращается в своего рода «вспомогательную историческую дисциплину» или, скорее, в одну из сфер «исторического моделирования», в рамках которой «реконструкторы», опираясь на все многообразие исторических данных, пытаются с максимальной точностью воссоздать обмундирование, вооружение, быт, а то и дух воинов минувших эпох. Такого рода «моделирование», несмотря на всю спорность его результативности, просто не может далее игнорироваться профессиональной исторической наукой. Широкая научная деятельность многих клубов, участвующих в Движении, и, в том числе, Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит», ясно подтверждают этот вывод.

Автором настоящей Выпускной квалификационной работы, была организована клубная дискуссия на тему «Военно-историческая реконструкция и историческая наука» с целью поиска ответов на  вопросы: какую  роль военно-историческая реконструкция играет в развитии исторической науки? Какой вклад в историческую науку внес ЕВИК «Горный щит»? Что есть военно-историческая реконструкция: практическая форма изучения истории или форма игры, или же то и другое одновременно? Является ли военно-историческая реконструкция своего рода экспериментом? Каков социальный результат деятельности Движения военно-исторической реконструкции?

В результате дискуссии было выявлено несколько точек зрения.190 Несмотря на однозначное мнение всех членов клуба о том, что военно-историческая реконструкция является все же досугом и что ее роль в исторической науке пока все еще крайне мала и ограничена, позиции участников дискуссии разделились по вопросу о социальной значимости клуба. Часть членов клуба считают вполне достаточным, чтобы  о существовании и деятельности ЕВИК знали только музеи, Министерство культуры, полагая совсем неважным то, как к клубу относится население в целом.  Другие участники дискуссии полагали, что военно-историческая реконструкция является главным образом досугом, и общественности, по большому счету, деятельность  «Горного щита» безразлична. Третьи высказали мнение о том, что реконструкцию можно назвать экспериментом, результатом которого могут воспользоваться профессиональные историки, заинтересованные в изучении результатов эксперимента. Неожиданно оказался поднят вопрос о необходимости «омолаживания» клуба.191

Результаты, в целом, подтвердили гипотезу о том, что военно-историческая  реконструк-ция расширяет возможности историка, стремящегося экспериментальным путем приблизи-ться к постижению прошлого. Но в то же время переоценивать ее роль не следует, поскольку реконструкция  действительно  часто  является  лишь формой  досуговой  игры.

В заключение нельзя не затронуть вопросы, связанные с проблемами и перспективами развития собственно военно-исторического движения реконструкции. Проблемы этого движения выражаются, прежде всего, в безуспешности попыток осуществить объединение клубов в единое историко-реконструкторское движение. Тому есть несколько причин. Во-первых, слишком разные задачи ставят клубы перед собой. Во-вторых, слишком различны исторические эпохи, жизнь которых реконструируют участники Движения. Так, фестивали, посвященные средневековью, вряд ли смогут заинтересовать клубы, которые реконструируют времена ХVI-ХVII или же XX вв. В-третьих, руководители клубов по-разному понимают проблему формирования патриотизма и возрождения традиционных духовных ценностей. В-четвертых, чувствуется разница в социально-экономическом развитии отдельных регионов и страны в направленности молодежной политики. В-пятых, сказывается обособленность в развитии многих военно-исторических и исторических клубов, входящих в состав военно-исторического движения, что, нередко, оказывается связано с этническим и религиозным многообразием России.

Каковы перспективы развития российского военно-исторического движения? Интересно, что на сегодняшний день они в большей степени связаны с деятельностью тех клубов, которые занимаются реконструкцией Первой мировой и Гражданской войн в России. Причем, удивительно, что и за рубежом интерес к этим периодам нашей истории также заметно возрос.

Так, например, известное издательство "Osprey" за последние годы выпустило четыре книги, посвященные Гражданской войне в России, готовятся к выходу еще несколько подобных изданий. В Германии члены ВИК "Тюрингский пехотный полк" из города Йена под руководством Александра Каллера воссоздали униформу корниловцев и наладили контакты с коллегами из России «Корниловким ударным отрядом». В Чехии давно и успешно существует клуб «Чехословацкие ударники», чины которого занимаются изучением и воссозданием истории участия чехов и словаков, в том числе и в Гражданской войне в России. В Великобритании существует группа, занимающаяся восстановлением внешнего облика солдат и офицеров13-го пехотного Белозерского полка. Существует  группа энтузиас-ток, занимающихся историей Женского ударного батальона смерти имени Марии Бочкаревой.

Полагаем, что при должной поддержке и организации военно-историческое движение России может стать для многих людей практической формой изучения истории,  а также прекрасной формой проведения досуга, средством наглядного патриотического воспитания, базой для развития нового направления в системе исторического туризма. Одним из перспективных направлений развития военно-исторической реконструкции в России является попытка поиска такой исторической плоскости, где наиболее полно было бы отражено единство духовно-нравственных, социально-экономических, бытовых и культурных традиций различных народов Российской Федерации.

Список источников и литературы

1. Источники

1.1. Опубликованные источники

1. Земцов В.Н. Екатеринбургский военно-исторический клуб: “доисторический  период” глазами первого председателя // Рейтар. 2006. № 29. С. 170-186.

1.2. Неопубликованные источники

1. Архипов А.М. Личная коллекция.

2. Архипов А.М. Заметки. Березина 1812г. Воспоминания.  (Личный архив автора).

3. Бобров А.В. Воспоминания. (Личный архив автора).

4. Бобров А.В. Личная коллекция.

5. Бобров А.В. Военно-археологические изыскания в районе В.Пышмы.    Воспоминания. (Личный архив автора).

6. Вохмяков Л.Г. Воспоминания. (Личный архив автора).

7. Вохмяков Л.Г. Личная коллекция.

11. Земцов В.Н. Воспоминания. (Личный архив автора).

14. Кручинин А.М. Первый Таватуйский поход и его тайны. (Личный архив автора).

15. Кручинин А.М. Секция по Гражданской войне. Воспоминания. (Личный архив автора).

16. Малинников С.Н. Поиск в клубе «Горный щит». (Личный архив автора).

17. Малинников С.Н. Личная коллекция.

18. Михеев В.А. Воспоминания. (Личный архив автора).

19. Плотников С.О. Личная коллекция.

20. Старченко Г.Г. Обоснование Таватуйских походов. (Личный архив автора).

21. Старченко Г.Г. Второй Таватуйский поход. (Личный архив автора).

22. Токарев С.А. Воспоминания. (Личный архив автора).

23. Токарев С.А. (Личный видеоархив).

24. Фотолетопись за период с 2001-2005 гг. (Личный архив председателя Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит»).

25. Фотолетопись за период с 2006-2010 гг.(Личный архив председателя Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит»).

1.3. Материалы интернет-сайтов военно-исторических клубов

   

1.  Карпов И. Что такое реконструкция // Сержант. [электронный ресурс].   Режим доступа: адрес  http://sergeant.genstab.ru/index. htm  (30.04.2010).

  1.  Сайт. Екатеринбургский военно-исторический клуб «Горный щит». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.bergenschild.narod.ru/195regiment/index.htm (30.04.2010).
  2.  Сайт. Уфимский военно-исторический клуб. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.ufacom.ru/~rosstan/warhist/list.htm (30.04.2010).
  3. Сайт. Самарский военно-исторический клуб. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://waracademy.narod.ru/planning/index.htm (30.04.2010).
  4.  Сайт. Пермский военно-исторический клуб. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.bergenschild.narod.ru/194regiment/index.htm (30.04.2010).
  5. Сайт. Группа военно-исторической реконструкции «Лейб-Гвардии Преображенский полк». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.museum.ru/1812/memorial/Preobr/ index.html (30.04.2010).
  6.  Сайт. ВИК Лейб-гвардии Егерский полк. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://geocities.com/lgjager (30.04.2010).
  7.  Сайт. Лейб-гвардий «Семеновский полк». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.lgsp.petrobrigada.ru/ (30.04.2010).
  8. Сайт. Группа военно-исторической реконструкции Московский гренадер. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.museum.ru/1812/memorial /MG/index.html (30.04.2010).
  9.  Сайт. Группа военно-исторической реконструкции « 46-й линейный полк». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.museum.ru/1812/memorial/m46lp/index.html (30.04.2010).
  10.  Сайт. Группа исторической реконструкции «2-й полк Егерей-Конскриптов - 4-й полк Вольтижеров Императорской Гвардии 1809-1814. 1815». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.geocities.com/chasseurs2. (30.04.2010).
  11.  Сайт. Военно-исторический клуб «Бастион».Смоленское отделение 46-го полка линейной пехоты Великой армии (46-e de Ligne Regiment). [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.museum.ru/1812/memorial/46lp/index.html (30.04.2010).
  12.  Сайт. ВИК Черный ворон. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://blackraven.go.ru/ (30.04.2010).
  13.  Сайт. ВИК Бран. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.bran.ru/ (30.04.2010).
  14.   Сайт. ВИК РККА. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.rkka.msk.ru/ (30.04.2010).
  15.  Сайт. Военно-исторический клуб  «Великая Германия», группа«Империя». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.vikmo.ru/gr-gd.html (30.04.2010).
  16.  Сайт.   Военно-исторический и поисковый клуб "Группа Север".[электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.grs.spb.ru/index_ru.html (30.04.2010).
  17.   Сайт. Клуб исторического фехтования «Рунный камень». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.mech-russia.ru/club.shtml#none (30.04.2010).
  18.   Сайт. Клуб исторического фехтования «Рыцарский союз». [электронный  ресурс]. Режим доступа: адрес http://cathaus.ru/club.html                                      (30.04.2010).
  19.   Сайт. Федерация исторического фехтования «Меч России».  [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.mech-russia.ru/club.shtml (30.04.2010).

21. Сайт. Краткая история движения военно-исторической реконструкции в г. Киеве. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.imha.ru/reconst/hystukr.shtml (30.04.2010).

  1.   Сайт. Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.borodino.ru/ (30.04.2010).
  2.   Сайт. Газета реконструкторов «Воинский обозреватель». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://reenactment.genstab.ru/moniteur/001.htm (30.04.2010).
  3.   Сайт. Военно-историческое объединение «49 пехотная дивизия».[электронный ресурс]. Режим доступа: адрес  www.bergenschild.narod.ru/  (30.04.2010).
  4.  Сайт. Движение исторической реконструкции и исторического фехтования: из прошлого в будущее. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес  http://www.stjag.ru/article.php?nid=32184  (30.04.10).
  5.  Сайт. Ожившая история. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес  http://www.rusk.ru/monitoring_smi/2005/12/19/ozhivshaya_istoriya/  (30.04.10).

2. Литература

  1.  Адрианов В. Гренадеры, наденьте ордена! // Советский воин. 1988 .№ 9. С. 13.
  2.  Амиров В. У мушкетёра век недолог…/ На страже.1991. № 126.
  3.  Бегунова А.  Кто сегодня на коне? / Советская культура. 1989. № 108.
  4.  Васильев А. Уланы с пёстрыми значками… // Советский воин. 1988. № 7. С. 15.
  5.  Вахрушев В. Екатеринбургские мушкетёры // Уральские нивы. 1992. №1. С. 59.
  6. Военное краеведение // Мушкетерский сборник: двадцать лет спустя. - Екатеринбург, 2008. С. 19-20.
  7. Военно-историческая антропология. Ежегодник 2003/2004. Новые научные направления. - М., 2005.
  8.  Военно-историческая  реконструкция // Мушкетерский сборник: двадцать лет спустя.- Екатеринбург, 2008. С. 26-27.
  9.   Возчиков В. Рыцари свердловского ордена // Уральский следопыт. 1989. № 6. С. 25.
  10.   Гилязова Е. По зову сердца, по велению долга / Северский рабочий.1990. №. 24.
  11.   Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. -  Т.1.  Античный мир. -  СПб., 1994.
  12.   Деятельность поисковой группы // Мушкетерский сборник: двадцать лет спустя. - Екатеринбург, 2008. С. 32-35.
  13.   Евсеенков С. Военно-исторический клуб «Десятый легион» // Рейтар. 2004. №7. С. 208.
  14.   Земцов В.Н Ведь были ж схватки боевые…// Военная история Урала. События и люди. Екатеринбург, 2008.
  15.   Земцов В.Н., Ляпин В.А. Екатеринбург в мундире. Екатеринбург, 1992.
  16.   Земцов В.Н. Сиянье шапок этих медных  // Уральский следопыт. 1990. № 1. С. 30.
  17.   Земцов В.  И вот нашли большое поле / Уральский рабочий  1993. № 171.
  18.   Космолинский П.Ф. Таланов А.И. Стойкий оловянный солдатик // Наука и жизнь. 1985. № 3. С. 20-21.
  19.  Котлова И.  Рио-де-Жанейро отдыхает. Карнавал проходит в Каменске-Уральском / Областная газета. 2001. № 92.
  20.  Каревский А.А.  Уфа -2004. Впечатления участника //Доброволец  № 2. - М., 2004. С. 65-68.
  21.  Коллингвуд Р. Дж. Идея истории. - М., 1980.
  22.  Клубный сайт «Бергеншильд» // Мушкетерский сборник: двадцать лет спустя.- Екатеринбург, 2008. С. 36-38.
  23.   Кручинин А.М. Российский полк с финским именем. Очерки истории Оровайского полка. Екатеринбург, 2000.
  24.  Ливанова Е., Лобарев Л. Это кто – в кольчуге и джинсах? / Аргументы и Факты. 1994. № 32.
  25.   Макаричева Т. Блеск рыцарства / Тула вечерняя. 1995. № 7.
  26.  Матвеева А. Мушкетёры-неформалы / Областная газета. 1993.  № 40.
  27.  Поршнева О.С. Применение концепций и методов социологии в историческом исследовании // Запад, Восток и Россия: источник в микро и макроскопической перспективе.- Екатеринбург, 2006. С. 17-28.
  28.   Потерявший память – обречен! / Собеседник. 1987. № 28.
  29.   Пенкин В. Да, были люди в наше время / На смену!.1992. № 21.
  30.   Пенкин В. Вот наштампуем солдат…/ На смену!.1992. № 21.
  31.  Пенкин В. Мужики, чего не улыбаетесь? / На смену!.1992. № 40.
  32.   Пономарева Н. И почёт, и шампанское / Областная газета. 1993. № 95.
  33.   Панасенко С. Это мундир, мадам / Вечерний Екатеринбург. 1993. № 160.
  34.   Пигилов Д. Что такое реконструкция // Праздник. 2007. № 9. С. 30-31.
  35.   Соколов О.В. Рождение Империи // Империя истории. 2002. № 3. С. 4-14.
  36.   Сомов А. Зачем  всё это…? // Техника молодёжи. 1989. № 6. С. 24.
  37.  Сомов А. Гренадеры…Кавалергарды // Техника молодёжи. 1987. № 5. С. 17.
  38. Сидоров М. Труба играет сбор / Вечерний Екатеринбург. 1993. № 162.
  39.   Сидоров М. Когда архивы оживают / Вечерний Екатеринбург. 1994. № 31.

42. Турусов В.П. Особенности военно-исторического движения в

России //  Рейтар. 2005. № 23. С. 158-167.

45. Шадрин А.Е. Россия Молодая. У нас в гостях военно-исторические

клубы // Военно-исторический  журнал. 1989. № 10. С. 44-45.

46. Шевелёв Г. Гроза над Белой. Место встречи – Красный Яр / Республика Башкортостан. 2006. № 141.

47. Эбель Н. Живая связь времён / Уральский характер. 2003. № 18.

48. Яснопольский А. Птенцы Марии Луизы / На страже. 1990. № 141.  (См. приложения)

2  Послание Президента России Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации / Областная газета. 2009. № 343.

3  Степанищев А.Т. Методика преподавания и изучения истории. М., 2002. С. 92.

4  Там же.

5  Там же.

6  Степанищев А.Т. Указ. соч. С. 93.

7  Послание Президента России Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации.    

8  Турусов В.П. Особенности военно-исторического движения в России // Рейтар. 2005.  № 23. С. 166.

9  Космолинский П.Ф. Таланов А.И. Стойкий оловянный солдатик // Наука и жизнь 1985.  № 3. С. 20.

10  Введенский Г.Э. Стойкий оловянный солдатик //  Наука и жизнь. 1985. № 4. С. 35.

11 Соколов О.В. Рождение Империи // Империя истории. 2002. № 3. С. 4.

12 Бегунова А. И. Кто сегодня на коне? / Советская культура. 1989. № 108.

13 Карпов И. Что такое реконструкция // Сержант. 1999. № 3. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес  http://sergeant.genstab.ru/index. htm  (30.04.2010).

14 Каревский А.А.  Уфа -2004. Впечатления участника // Доброволец.  2004. № 2. С. 65.

15 Пигилов Д. Что такое реконструкция // Праздник. 2007. № 9. С. 30.

16  Земцов В.  И вот нашли большое поле / Уральский рабочий  1993. №171.

17  Широкова Н. Баталии, каких не было в Италии // Уральский следопыт. 1989. № 5. С. 15.

18  Баренгольц Ю. Вам не видать таких сражений / Подробности. 1989. № 15.

19  Эбель Н. Живая связь времён / Уральский характер. 2003. № 18. Н. Эбель рассказала о выступлении униформированной  группы ВИК «Горный щит» перед участниками торжественной акции помещения земли с могилы В.Н. Татищева в часовню Св. Екатерины.

Котлова И. Рио-де-Жанейро отдыхает. Карнавал проходит в Каменске-Уральском / Областная газета. 2001. № 92. В статье И. Котловой  описывается празднование 300-летия города, в котором  приняли участие члены Екатеринбургского военно-исторического клуба, одетые в униформу на 1812 год.

Матвеева А. Мушкетёры-неформалы / Областная газета. 1993. 20. Первым секретарем ЕВИКа «Горный щит» Н.К. Гилевым в публикации А. Матвеевой  повествуется о жизни клуба в целом и истории создания униформированной на 1812 год группы клуба в частности, о мировом движении Реконструкции под девизом «Через прошлые войны – к миру»,  о военно-исторической реконструкции как таковой  и о становлении реконструкции в. г. Екатеринбурге.  

Сомов А. Зачем всё это…// Техника молодежи. 1989. № 6. С. 24. А. Сомовым описывается подготовка и прохождение знаменитого июльского похода военно-исторических клубов в 1988 г., посвященного 175-летию бородинского сражения.

Шевелёв Г. Гроза над Белой. Место встречи – Красный Яр / Республика Башкортостан. 2006. № 141. В материале Г. Шевелёва описывается фестиваль военно-исторической реконструкции и его значение для культурной жизни г. Уфы  и  республики  в  целом.  

20 Государственное учреждение «Центр документации общественных организаций Свердловской области». Ф. 612.

21 Земцов В.Н. Екатеринбургский военно-исторический клуб: “доисторический период” глазами первого председателя // Рейтар. 2006. № 29. С. 170-186.

22 Вохмяков Л.Г. Личная коллекция.

23 Плотников С.О. Личная коллекция.

24 Малинников С.Н. Личная коллекция.

25 Архипов А.М. Личная коллекция.

26 Бобров А.В. Личная коллекция.

27 Сайт. Екатеринбургский военно-исторический клуб «Горный щит». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.bergenschild.narod.ru/195regiment/index.htm (30.04.2010).

28 ГУ ЦДООСО.

29  Журнал протоколов заседаний  клуба «Горный щит» за период  2001-2010гг. (Личный архив председателя  Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит»).

30  ГУ ЦДООСО.  

31  Там же.

32  Фотолетопись за период с 2001-2005 гг. (Личный архив председателя Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит»).

33  Там же.

34 Фотолетопись за период с 2006-2010 гг. (Личный архив председателя Екатеринбургского военно-историчес-кого клуба «Горный щит»).

35  Токарев С.А. Воспоминания. (Личный архив автора).

36 Архипов А.М. Личная коллекция.

*  Это эбонитовая или пластиковая капсула, в которую вкладывается записка, скрученная трубочкой, на которой написаны данные о бойце: Ф.И.О., год рождения, место проживания, данные о родственниках.

37 Бобров А.В. Личная коллекция.

38 Личные коллекции поисковой группы Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит».

39  Токарев С.А. (Личный видеоархив).

40  Земцов В.Н. (Личный видеоархив).

41  Там же.

42  Земцов В.Н. (Личный видеоархив).

43  Токарев С.А. (Личный видеоархив).

44  Емельянов А.В. (Личный видеоархив).

45 Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории. -  Т.1. Античный мир. -  СПб., 1994. С. 100.

46  Хейзинга Й. Homo ludens. М., 1992. С. 26.

47  Там же.

48  Хейзинга Й. Указ. соч. С. 27.

49  Хейзинга Й. Там же. С. 27.

50  Коллингвуд Р. Дж. Идея истории. М., 1980. С. 225.

51  Там же.

52  Малинова  Р.,  Малина Я. Прыжок в прошлое. Эксперимент раскрывает тайны древних эпох. М., 1988. С. 1.

53  Военно-историческая антропология. Ежегодник 2003/2004. Новые научные направления. М., 2005. С. 150

54  Поршнева О.С. Применение концепций и методов социологии в историческом исследовании // Запад, Восток и Россия: источник в микро и макроскопической перспективе. Екатеринбург, 2006. С. 22.

55  Поршнева О.С. Там же. С. 23.

56  Шадрин А.Е. Россия Молодая. У нас в гостях военно-исторические клубы // Военно-исторический  журнал. 1989. №10. С. 44.

57  Турусов В.П. Указ. соч. С. 167.

58  Соколов О.В. Указ. соч. С. 5.

59  Васильев А. Уланы с пёстрыми значками… // Советский воин. 1988. № 6. С. 15.

60  Сайт. Движение исторической реконструкции и исторического фехтования: из прошлого в будущее.  [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.stjag.ru/article.php?nid=32184 (30.04.10).

61  Пигилов Д. Указ. соч. С. 30.

62  Малинова Р., Малина Я. Указ. соч. С. 94.

63  Карпов И. Указ. соч.

64 Турусов В.П. Указ. соч.  С. 163.

65 Шадрин А.Е. Россия Молодая. У нас в гостях военно-исторические клубы // Военно-исторический  журнал. 1989. №10. С. 44.

66 Потерявший память – обречен! / Собеседник.  1987. № 28.

67 Адрианов В. Гренадеры, наденьте ордена! // Советский воин. 1988. .№ 9. С. 13.

68 Сомов А. Зачем  всё это…? // Техника молодёжи. 1989. № 6. С. 13.

69 Васильев А. Указ. соч. С. 36.

70  Бегунова А. И. Указ. соч.

71 Сайт. Группа военно-исторической реконструкции «Лейб-гвардии Преображенский полк». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.museum.ru/1812/memorial/Preobr/index.html (30.04.2010).

72  Сайт. ВИК Лейб-гвардии Егерский полк. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://geocities.com/lgjager (30.04.2010).

73 Сайт. Лейб-гвардий «Семеновский полк». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес

 http://www.lgsp.petrobrigada.ru/  (30.04.2010).

74 Сайт. Группа военно-исторической реконструкции Московский гренадер. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.museum.ru/1812/memorial /MG/index.html (30.04. 2010).

75 Сайт. Группа военно-исторической реконструкции « 46-й линейный полк». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.museum.ru/1812/memorial/m46lp/index.html (30.04. 2010).

76 Сайт. Группа исторической реконструкции «2-й полк Егерей-Конскриптов - 4-й полк Вольтижеров Императорской Гвардии 1809-1814. 1815». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.geocities.com/chasseurs2. (30.04. 2010).

77 Сайт. Военно-исторический клуб«Бастион».Смоленское отделение 46-го полка линейной пехоты Великой армии (46-e de Ligne Regiment). [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес

http://www.museum.ru/1812/memorial/46lp/index.html (30.04. 2010).

78 Сайт. ВИК Черный ворон. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://blackraven.go.ru/ (30.04.2010).

79 Сайт. ВИК Бран. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.bran.ru/ (30.04.2010).

80 Сайт. ВИК РККА. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.rkka.msk.ru/ (30.04. 2010).

81 Сайт. Военно-исторический клуб  «Великая Германия», группа«Империя». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.vikmo.ru/gr-gd.html (30.04.2010).

82 Сайт.   Военно-исторический и поисковый клуб "Группа Север".[электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.grs.spb.ru/index_ru.html (30.04.2010).

83 Сайт. Клуб исторического фехтования «Рунный камень». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.mech-russia.ru/club.shtml#none (30.04.2010).

84 Сайт. Клуб исторического фехтования «Рыцарский союз». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://cathaus.ru/club.html (30.04. 2010).

85 Сайт. Федерация исторического фехтования «Меч России».  [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.mech-russia.ru/club.shtml (30.04.2010).

86 Евсеенков С. Военно-исторический клуб «Десятый легион» // Рейтар. 4 / 2004.  №7. С. 208.

87 Возчиков В. Рыцари свердловского ордена // Уральский следопыт. 1989. № 6. С. 25.

88 Макаричева Т. Блеск рыцарства / Тула вечерняя.1995. № 7.

89 Сайт. ВИК Лейб-гвардии Егерский полк. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://geocities.com/lgjager (30.04.2010).

90  Сайт. Группа военно-исторической реконструкции «Лейб-гвардии Преображенский полк». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес  http://www.museum.ru/1812/memorial/Preobr/index.html (30.04.2010).

91 Сайт. Группа военно-исторической реконструкции «46-й линейный полк». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес  http://www.museum.ru/1812/memorial/m46lp/index.html (30.04.2010).

92 Сайт. Группа исторической реконструкции «2-й полк Егерей-Конскриптов - 4-й полк Вольтижеров Императорской Гвардии 1809-1814. 1815». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес  http://www.geocities.com/chasseurs2. (30.04.2010).

93 Сайт. Клуб исторического фехтования «Рунный камень». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.mech-russia.ru/club.shtml#none (30.04.2010).

94 Сайт. Клуб исторического фехтования «Рыцарский союз». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://cathaus.ru/club.html (30.04.2010).

95 Сайт. ВИК РККА. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.rkka.msk.ru/ (30.04.2010).

96 Там же.

97  Земцов В.Н. Воспоминания. (Личный архив автора).

98  Там же.

99  Военно-историческая  реконструкция // Мушкетерский сборник: двадцать лет спустя. Екатеринбург, 2008.   С. 26.

100  Сайт. Екатеринбургский военно-исторический клуб «Горный щит». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.bergenschild.narod.ru/195regiment/index.htm (30.04.2010).

101 Сайт. Уфимский военно-исторический клуб. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.ufacom.ru/~rosstan/warhist/list.htm  (30.04.2010).

102 Сайт. Самарский военно-исторический клуб. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://waracademy.narod.ru/planning/index.htm   (30.04.2010).

103   Сайт. Пермский военно-исторический клуб. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.bergenschild.narod.ru/194regiment/index.htm  (30.04.2010).

104  Сайт. Поисковая группа – Лейбштандарт. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://kameraden.ru/club/group/74/  (30.04.2010).

105  Сайт. Клуб «KuK I.R. №27». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://kameraden.ru/club/group/84/  (30.04.2010).

106  Ливанова Е., Лобарев Л. Это кто – в кольчуге и джинсах? / Аргументы и Факты.  1994. .№ 32.

107  Соколов О.В. Указ. соч. С. 6.

108  Сайт. Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник. [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://www.borodino.ru/ (30.04.2010).

109  Сайт. Газета реконструкторов «Воинский обозреватель». [электронный ресурс]. Режим доступа: адрес http://reenactment.genstab.ru/moniteur/001.htm (30.04.2010).

110  Сидоров М. Труба играет сбор / Вечерний Екатеринбург. 1993.

111  Земцов В.Н. Екатеринбургский военно-исторический клуб… . С. 170.

112  Космолинский П.Ф. Таланов А.И. Указ соч. С. 21.

113  Сомов А. Гренадеры…Кавалергарды // Техника молодёжи.  1987. № 5. С. 17.

114  Кто был и есть в движении реконструкции // Под .ред. А.И.Таланова. Рейтар. 2004. № 7. С. 216.

115  Земцов В.Н. Сиянье шапок этих медных // Уральский следопыт.  1990. № 1. С. 30.

116  Вахрушев В. Екатеринбургские мушкетёры // Уральские нивы.  1992. .№ 1. С. 59.

117 Земцов В.Н. Екатеринбургский военно-исторический клуб…. С. 174.

118 Земцов В.Н. Екатеринбургский военно-исторический клуб…. С. 175.

119 Вахрушев В. Указ. соч.  

120 Земцов В.Н. Воспоминания. (Личный архив автора).

121 ГУ ЦДООСО.

122 Земцов В.Н. Сиянье шапок этих медных… . С. 30.

123 Пенкин В. «Да, были люди в наше время» / На смену!.1992. № 28.

124 Токарев С.А. Воспоминания. (Личный архив автора).

125 Яснопольский А. Птенцы Марии Луизы / На страже.1990. № 141.

126 Амиров В. У мушкетёра век недолог…/ На страже. 1991. № 126.

127 Пенкин В. Вот наштампуем солдат…/ На смену! 1992. № 28.

128 Земцов В.Н., Ляпин В.А. Екатеринбург в мундире. Екатеринбург, 1992.

129 Токарев С.А. Воспоминания. (Личный архив автора).

130  ГУ ЦДООСО.

131  Пенкин В. Мужики, чего не улыбаетесь? / На смену! 1992. № 40.

132  Пономарева Н. И почёт, и шампанское / Областная газета. 1993. № 95.

133  Сидоров М. Труба играет сбор / Вечерний Екатеринбург. 1993. № 162.

134  Панасенко С. Это мундир, мадам / Вечерний Екатеринбург. 1993. № 160.

135  Михеев В.А. Воспоминания. (Личный архив автора).

136 ГУ ЦДООСО.

137  Токарев С.А. Воспоминания.  (Личный архив автора).

138 Земцов В.Н. (Личный архив первого председателя Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит»).

139  ГУ ЦДООСО.

140  Хроники Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит» 17 сентября 1988 -17 сентября 2008гг // Мушкетерский сборник: двадцать лет спустя. Екатеринбург, 2008. С. 9.

141 Клубный сайт «Бергеншильд» // Мушкетерский сборник: двадцать лет спустя. Екатеринбург, 2008. С. 36.

142 Клубный сайт «Бергеншильд» // Мушкетерский сборник: двадцать лет спустя. Екатеринбург, 2008. С. 36.

143 Эбель Н. Указ. соч.

144 Каревский А.А. Указ. соч.

145  Земцов В.Н.  (Личный архив первого председателя Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит»).

146  Сидоров М. Когда архивы оживают / Вечерний Екатеринбург . 1994. № 31.

147  Кручинин А.М. Российский полк с финским именем. Очерки истории Оровайского полка. Екатеринбург, 2000.

148  Сайт. Военно-историческое объединение «49 пехотная дивизия».[электронный ресурс]. Режим доступа: адрес  www.bergenschild.narod.ru/  (30.04.2010)

149  Старченко Г.Г. Обоснование Таватуйских походов. Воспоминания. (Личный архив автора).

150  Кручинин А.М. Первый Таватуйский поход и его тайны. Воспоминания.  (Личный архив автора).

151  Журнал протоколов заседаний клуба «Горный щит» за период с 2001-2009 гг. (Личный архив председателя Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит»).

152  Михеев В.А. Воспоминания. (Личный архив автора).

153  Старченко Г.Г. Второй Таватуйский поход. Воспоминания. (Личный архив автора).

154  Кручинин А.М. Секция по Гражданской войне. Воспоминания. (Личный архив автора).

155  Бобров А.В. Воспоминания. (Личный архив автора).

156  Архипов А.М. Воспоминания. (Личный архив автора).

157  Малинников С.Н. Поиск в клубе «Горный щит». Воспоминания.  (Личный архив автора).

158  Земцов В.Н. Ведь были ж схватки боевые…// Военная история Урала. События и люди. Екатеринбург, 2008. С. 36.

159  Вохмяков Л.Г. Воспоминания. (Личный архив автора).

160  Архипов А.М. Воспоминания. (Личный архив автора).

161  Токарев С.А. Воспоминания.  (Личный архив автора).

162  Журнал протоколов заседаний клуба «Горный щит» за период с 2001-2010 гг. (Личный архив председателя Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит»).

163  Кириллова К. Указ. соч.

164 Земцов В.Н. Екатеринбургский военно-исторический клуб… С. 173.

165  Земцов В.Н. Воспоминания. (Личный архив автора).

166  Там же.

167 Земцов В.Н., Ляпин В.А. Указ. соч. С. 98. 

168 Турусов В.П. Указ. соч. С. 158.

169  Турусов В.П. Указ. соч. С. 160.

170  Шайханов А.М. Оловянный солдатик – история, мастера и коллекции. Воспоминания. (Личный архив автора).

171  Токарев С.А. Воспоминания. (Личный архив автора).

172 Военное краеведение // Мушкетерский сборник: двадцать лет спустя. Екатеринбург, 2008. С. 20.

173 Там же.

174 Сидоров М. Указ. соч.

175 Кручинин А.М. Российский полк с финским именем. Очерки истории Оровайского полка. Екатеринбург, 2000.

176 Сайт. Военно-историческое объединение «49-пехотная дивизия».[электронный ресурс]. Режим доступа: адрес  www.bergenschild.narod.ru/  (30.04.2010).  

177 Старченко Г.Г. Обоснование Таватуйских походов. Воспоминания.  (Личный архив автора).

178 Михеев В.А. Воспоминания. (Личный архив автора).

179 Журнал протоколов заседаний клуба «Горный щит» за период с 2001-2010 гг. (Личный архив председателя Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит»).

180 Кручинин А.М. Первый Таватуйский поход и его тайны. Воспоминания.  (Личный архив автора).

181 Старченко Г.Г. Второй Таватуйский поход. Воспоминания. (Личный архив автора).

182 Шевелёв Г. Указ. соч.

183 Бобров А.В. Военно-археологические изыскания в районе В.Пышмы. Воспоминания.  (Личный архив автора).

184 Архипов А.М. Заметки. Березина 1812г. Воспоминания. (Личный архив автора).

185 Гилязова Е. По зову сердца, по велению долга / Северский рабочий. 1990. №. 24.

186  Малинников С.Н. Поиск в клубе «Горный щит». Воспоминания. (Личный архив автора).

187  Деятельность поисковой группы // Мушкетерский сборник: двадцать лет спустя. Екатеринбург, 2008. С. 33.

188  Деятельность поисковой группы // Мушкетерский сборник: двадцать лет спустя. Екатеринбург, 2008. С. 33.

189  Там же.

190  Журнал протоколов заседаний клуба «Горный щит» за период с 2001-2010 гг. (Личный архив председателя Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит»).

191  Журнал протоколов заседаний клуба «Горный щит» за период с 2001-2010 гг. (Личный архив председателя Екатеринбургского военно-исторического клуба «Горный щит»).


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

24430. Архитектура стека TCP/IP. Протокол IP. Заголовок IP-пакета. IP-адресация 238.5 KB
  Заголовок IPпакета. В его задачу входит продвижение пакета между сетями от одного маршрутизатора до другого до тех пор пока пакет не попадет в сеть назначения. Заголовок IPпакета IPпакет состоит из заголовка и поля данных. Значение длины заголовка IPпакета также занимает 4 бита и измеряется в 32 битовых словах.
24431. Протокол ARP. Протокол ICMP. Протокол UDP 124 KB
  Протокол ARP. Протокол ARP: Для определения локального адреса MAC по IPадресу используется протокол разрешения адресов Address Resolution Protocol ARP. Существует два варианта работы APR: локальная сеть с поддержкой широковещания глобальная сеть без широковещения Рассмотрим работу протокола ARP в локальных сетях с широковещанием. Для решения этой задачи протокол IP обращается к протоколу ARP.
24432. Протокол TCP. Формат заголовка TCP 135.5 KB
  Протокол TCP. Формат заголовка TCP. TCP Transmission Control Protocol гарантированный протокол транспортного уровня с предварительным установлением соединения предоставляющий приложению надёжный поток данных дающий уверенность в безошибочности получаемых данных перезапрашивающий данные в случае потери и устраняющий дублирование данных. Протокол TCP взаимодействует через межуровневые интерфейсы с ниже лежащим протоколом IP и с выше лежащими протоколами прикладного уровня или приложениями.
24433. Принципы одноадресной маршрутизации. Структура и типы записей таблицы маршрутизации. Протоколы маршрутизации 72 KB
  Принципы одноадресной маршрутизации. Структура и типы записей таблицы маршрутизации. Протоколы маршрутизации. Полученная в результате анализа информация о маршрутах дальнейшего следования пакетов помещается в таблицу маршрутизации.
24434. Функционирование NAT. Функционирование Proxy 999 KB
  Диаграммы рисуют для визуализации системы с разных точек зрения. Теоретически диаграммы могут содержать любые комбинации сущностей и отношений. Всего UML предлагает девять дополняющих друг друга диаграмм входящих в различные модели: диаграммы вариантов использования; диаграммы классов; диаграммы пакетов: диаграммы последовательностей действий; диаграммы кооперации: диаграммы деятельностей: диаграммы состояний объектов: диаграммы компонентов: диаграммы размещения. Диаграммы вариантов использования.
24435. Служба DNS. Иерархические доменные имена. Полномочные серверы DNS 107.5 KB
  Служба DNS. Полномочные серверы DNS. Служба DNS Широковещательный способ установления соответствия между символьными именами и локальными адресами хорошо работает только в небольшой локальной сети не разделенной на подсети. Таким решением стала централизованная служба DNS Domain Name System система доменных имен основанная на распределенной базе отображений доменное имя IPадрес.
24436. Назначение и возможности макросредств в ассемблере 146 KB
  Он вставляет вместо вызова команды которые соответствуют макросу. Макроопределение группа команд определяющая действие макрокоманды. При описании макрокоманды используется оператор MACRO. Макрокоманды позволяют сократить размер выполняемой программы за счет описания повторяющихся участков однажды.
24437. Теория дислокаций 231 KB
  Дефектами кристалла называют всякое нарушение трансляционной симметрии кристалла — идеальной периодичности кристаллической решётки. Различают несколько видов дефектов по размерности. А именно, бывают нульмерные (точечные), одномерные (линейные), двумерные (плоские) и трёхмерные (объемные) дефекты.
24438. Основные функции компиляторов 209 KB
  Система прерывания ОМЭВМ. Непосредственной причиной такого переключения процессора с одной программы на другую является сигнал прерывания причем характер новой программы которую процессор начинает выполнять в результате воздействия сигнала прерывания и которая называется программой обработки прерывания зависит от источника возникновения этого сигнала. В большинстве случаев возникновение сигналов прерывания не планируется в выполняемой текущей программе а является по отношению к ней независимым или внешним событием. В зависимости от...