83051

Деятельность сотрудников ИУ при выявлении и на первоначальном этапе расследования убийства

Реферат

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Поэтому говоря о соблюдении прав осужденных следует помнить что по своему правовому статусу лица осужденные к отбыванию наказания в виде лишения свободы приговором суда частично ограничены в своих конституционных правах а оперативные работники действуя в пределах своих полномочий ограничивают...

Русский

2015-03-06

81.9 KB

12 чел.

 "Деятельность сотрудников ИУ при выявлении и на первоначальном этапе расследования убийства"

План.

Contents

Введение 2

Глава 1. Деятельность сотрудников ИУ при выявлении убийства. 3

Глава 2 Деятельность сотрудников ИУ на первоначальном этапе расследования убийства. 4

Заключение 5



Введение

В местах лишения свободы отбывают наказание лица, зачастую тесно связанные с криминальными структурами. Практика свидетельствует, что осужденные, имеющие связи с преступной средой, нередко шантажируют сотрудников ИУ, угрожают им убийством, нанесением тяжких телесных повреждений, уничтожением имущества и порой, при содействии преступных сообществ, приводят эти угрозы в исполнение



Глава 1. Деятельность сотрудников ИУ при выявлении убийства. 

Оперативно-разыскная деятельность (далее: ОРД) всегда была весьма специфическим и важным способом борьбы государства с преступностью. Видоизменяясь в зависимости от пенитенциарной политики государства, функции и задачи ОРД в уголовно-исполнительной системе (далее: УИС) в целом носят постоянный характер и сохранили свою значимость до настоящего времени. Однако в современных условиях, когда вопросы ОРД стали предметом открытого изучения и даже научных дискуссий ученых различной ведомственной принадлежности, у определенной части правозащитников возникли сомнения в необходимости осуществления ОРД в местах лишения свободы, основанные, видимо, на заимствовании опыта зарубежных государств в области исполнения наказаний.

Между тем исторический опыт функционирования пенитенциарной системы Российской империи и СССР наглядно показывает, что попытки отказа от оперативной работы или ограничения компетенции оперативных работников в местах лишения свободы немедленно сказываются на состоянии в исправительных учреждениях. Отказ от данного вида правоохранительной деятельности, по нашему мнению, не только нецелесообразен, но и недопустим.

Главным аргументом в пользу этого утверждения являются результаты работы оперативных подразделений УИС. Так, в течение 2006 г. оперативными работниками исправительных колоний было предотвращено 118624 преступления (из них: 7963 побега, 93454 преступления против жизни и здоровья), выявлено 1153 запрещенных связи сотрудников с осужденными, развенчано 496 лидеров уголовно-преступной среды. По информации, предоставленной оперативными подразделениями УИС, изъято свыше 1000 единиц огнестрельного оружия, более 150 тыс. единиц боеприпасов, 92 кг взрывчатых веществ. Характеризуя борьбу с незаконным оборотом наркотических средств, отметим, что оперативными подразделениями УИС изъято 22 кг 110 г наркотических средств, из них 21 кг 558 г – при попытке доставки. Кроме того, проведено 147 проверок финансово-хозяйственной деятельности учреждений и органов УИС, выявлен 1921 факт недостач, хищений товарно-материальных ценностей и денежных средств на общую сумму более 57 млн рублей, возбуждено 81 уголовное дело, к уголовной ответственности привлечены около 60 человек, а к материальной и дисциплинарной – более 3,5 тыс.

Из вышеприведенных сведений следует, что отказ от осуществления ОРД в УИС неизбежно повлечет за собой резкий всплеск количества насильственных и имущественных преступлений, потерю контроля над оперативной обстановкой в местах лишения свободы и следовательно, значительное понижение эффективности деятельности всей пенитенциарной системы.

Необходимо также отметить, что использование в данном вопросе зарубежного опыта исполнения наказаний в виде лишения свободы возможно только с учетом особенностей пенитенциарной системы России, главным из которых является сама организация функционирования мест лишения свободы. Основное количество учреждений УИС составляют исправительные колонии различных видов режима, в которых осужденные содержатся поотрядно, с возможностью вывода на производственные объекты и передвижения по территории учреждений, а сотрудники всех учреждений УИС (кроме подразделений охраны) несут службу без оружия. Подобный порядок возможен лишь при условии существования действенной системы предупреждения преступлений и правонарушений в лице оперативных подразделений. Доказательством этого является тот факт, что в период «перестройки» (конец 80 – начало 90-х гг. ХХ в.), когда в силу ряда причин оперативная работа была ослаблена, в местах лишения свободы значительно участились случаи захватов заложников, нападений на сотрудников, групповых побегов.

Отвечая на основной аргумент противников осуществления ОРД, считающих, что она ущемляет права человека, сразу же отметим, что ОРД строится в строгом соответствии с требованиями действующего законодательства. Действия же тех, кто ее осуществляет, находятся под непосредственным контролем соответствующих руководителей и иных уполномоченных на то лиц, а также под надзором со стороны органов прокуратуры. В свою очередь, Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно подтверждал соответствие законодательных актов, регламентирующих ОРД, Основному закону.

Необходимо подчеркнуть, что ОРД в УИС осуществляется не только в целях борьбы с преступностью, но и для обеспе- чения установленных требований режима содержания. Поэтому, говоря о соблюдении прав осужденных, следует помнить, что по своему правовому статусу лица, осужденные к отбыванию наказания в виде лишения свободы, приговором суда частично ограничены в своих конституционных правах, а оперативные работники, действуя в пределах своих полномочий, ограничивают эти права не более, чем сотрудники воспитательных и режимных служб. Кроме того, в местах лишения свободы содержится контингент, часть которого, даже находясь в условиях изоляции от общества, склонна продолжать свою противоправную деятельность. Противодействие таким попыткам возможно лишь при комплексном использовании гласных и негласных методов, которые в соответствии со ст. 6, 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» имеют право использовать только оперативные подразделения.

Еще одним доводом в пользу осуществления ОРД в УИС служит следующий факт: в последнее время участились предпринимаемые находящимися на свободе лидерами криминальных структур попытки дестабилизировать обстановку в исправительных учреждениях, ослабить режим отбывания наказаний, создать льготные условия отбывания наказаний для отдельной категории осужденных, осуществляемые путем как организации групповых неповиновений, так и использования различных правозащитных организаций с соответствующим освещением в средствах массовой информации. В то же время, прикрываясь демагогичными заявлениями о необходимости гуманизации отбывания наказаний, лидеры отрицательной части осужденных через подставных лиц выдвигают различные не законные в своей основе требования, направленные на ослабление режима, упразднение самодеятельных организаций, исключение задействования осужденных в благоустройстве территории учреждения, создание среди осужденных системы самоуправления и др.

Изощренность средств и методов, применяемых «авторитетами» криминального мира, обусловливает использование соответствующего им действенного арсенала способов обеспечения законности, основная часть которого приходится на долю оперативно-разыскных мероприятий.

Итак, налицо обусловленная спецификой функционирования учреждений и органов УИС объективная необходимость осуществления ОРД в пенитенциарной системе. Мы считаем, что попытка прекращения ОРД в органах и учреждениях УИС дестабилизирует обстановку в исправительных учреждениях и приведет к крайне негативным последствиям, а попытка передачи оперативного обслуживания мест лишения свободы иным оперативным подразделениям (например, органов внутренних дел) повлечет за собой существенное снижение эффективности оперативной работы. Таким образом, осуществляемая на данный момент ОРД в УИС является необходимой и не требует кардинальных изменений в ее организации.  

Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». С приложением решений Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека / вступ. ст. В. Д. Зорькина. – М., 2006.

Лещев, В. И. Современное состояние оперативной работы по противодействию лидерам преступных группировок в учреждениях и органах УИС / В. И. Лещев // Вестн. оператив. работника УИС. – 2005. – № 2.  Мамчун, В. В. Опыт работы Оперативного управления УФСИН России по Владимирской области по противодействию преступным проявлениям со стороны лидеров и авторитетов уголовно-преступной среды / В. В. Мамчун // Вестн. оператив. работника УИС. – 2005. – № 2.

Происходящие в исправительных учреждениях (ИУ) процессы в некоторой степени противодействуют провозглашенным в законе целям наказания. Разумеется, государство не может пассивно взирать на происходящее со стороны, не стараясь предупредить, минимизировать негативные последствия посягательств, совершенных в условиях исполнения наказания в виде лишения свободы. В связи с этим немаловажная роль отводится поиску эффективных методов борьбы с совершением указанных преступлений в ИУ, особенно насильственного характера.

Однако не следует забывать, что реального количества насильственных деяний, совершенных на территории колонии, не знает никто (кроме преступлений, имеющих тяжкий характер, когда невозможно скрыть последствий). При этом не стоит забывать, что речь идет о режимных учреждениях, закрытых от посторонних, с особыми традициями и культурой. Кроме того, там продолжается ухудшение контингента в основном из-за оттока положительно характеризующихся осужденных и увеличения числа осужденных, отбывающих наказание за тяжкие и особо тяжкие преступления.

При этом можно говорить как о наличии «естественной» (объективной) латентности, когда совершенные преступления действительно остаются неизвестными правоохранительным органам, так и «искусственной» (субъективной) латентности, когда о факте совершения преступления становится известно правоохранительным органам, но по различным причинам уголовное дело не возбуждается.

Даже те немногие преступления, что находятся в регистрации, не всегда доходят до суда вследствие их слабой доказательственной базы. Здесь важную роль играют сами осужденные, которые, соблюдая обычаи тюремного мира, не разглашают обстоятельств совершения насильственного преступления.

Так, например, является традиционным мнение о низкой латентности убийств и умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, основанное на постулате — чем серьезнее преступление, тем ниже его латентность. Однако определенное количество убийств, совершенных в ИУ, маскируется самими осужденными или работниками администрации колонии под самоубийства, несчастные случаи. В доказательственной базе обстоятельства совершения преступления искажаются, и убийство, например, квалифицируется как причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего.

Причинения же вреда здоровью, даже тяжкие, зачастую выдаются за несчастные случаи. Издевательства, побои, насильственные акты му-желожства настолько повседневное явление в ИУ, что в качестве преступлений они практически не регистрируются. Их латентность, с одной стороны, объясняется спецификой взаимоотношений осужденных между собой (наличие криминального управления и суда, жесткая иерархичность в стратах и т.д.), а с другой — нарушением прав осужденных персоналом администрации.

В качестве причин латентности насильственной преступности в ИУ следует назвать:

– нежелание осужденных сотрудничать с персоналом администрации ИУ, так как наиболее значимым фактором, влияющим на поведение осужденного, является существование норм, обычаев и традиций «криминального мира», которые прямо запрещают любое сотрудничество с представителями администрации; сложившаяся ситуация свидетельствует о все большей склонности самих осужденных скрывать насильственные преступления как от персонала колонии, так и от правоохранительных органов, производящих следствие и дознание;

– специфика деятельности ИУ — поскольку показателем работы учреждений уголовно-исполнительной системы является исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений со стороны осужденных, это вынуждает руководство и персонал администрации к укрытию от учета некоторых насильственных преступлений от контролирующих органов (прокуратуры); в свою очередь правоохранительные органы, производящие следствие и дознание по уже известным фактам насилия в колониях, путем неправильной квалификации или некачественного расследования также способствуют искажению действительности и сокрытию некоторых преступлений.

Кроме того, латентность таких преступлений повышают:

– существование «воровского» закона;

– недостаточная квалификация сотрудников ИУ;

– нежелание огласки интимных сторон жизни осужденных;

– неуверенность в неизбежности наказания преступника;

– особые взаимоотношения потерпевшего с преступником;

– боязнь угроз со стороны преступника;

– виновное поведение потерпевшего;

– дефекты правосознания большинства участников насильственных преступлений в ИУ (как преступников, так и потерпевших) и т.д.

Нередко укрытие преступлений от учета происходит путем составления администрацией лживых постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел, регистрации насильственных деяний не как преступлений, а как нарушений режима.

Безусловно, при расследовании практически каждого преступления особое значение имеет первоначальный этап расследования, который представляет собой элемент типовой структуры типичных частных криминалистических методик.

Первоначальный этап требует от следователя максимальной оперативности действий. Первоначальные следственные действия начинаются с момента возбуждения уголовного дела и служат средством:

а) ориентации следователя в обстановке и содержании преступного события;

б) представления о его механизме и последствиях;

в) раскрытия преступления по горячим следам, сбора необходимых сведений для установления и розыска преступника;

г) закрепления тех доказательств, которые под влиянием объективных и субъективных факторов могут не сохраниться;

д) получения исходной информации для построения обоснованных следственных версий, охватывающих собой все содержание предмета доказывания.

Первоначальный этап расследования преступлений на территории ИУ имеет ряд особенностей и связан с преодолением давления тюремной субкультуры. Так, осмотр места происшествия по делам рассматриваемой категории должен включать в себя осмотр не только места, где совершено преступление, но и осмотр прилегающего участка местности и других объектов, связанных с происшествием. При этом необходимо учитывать, что при расследовании, например убийства в колонии, на момент осмотра труп может быть перемещен как преступником с места преступления, так и другими осужденными с места его первоначального обнаружения (например, если осужденные коллективно инсценируют самоубийство).

В случае обнаружения трупа следует установить характер повреждений и их взаимосвязь с обычаями преступного мира (традиционными наказаниями за проступок убитого), это поможет доказать мотив, совершенного преступления. Так, переломы конечностей или следы сексуального насилия свидетельствуют об определенном смысле убийства, как способе осуществления «тюремного приговора» над потерпевшим.

Одной из основных задач осмотра окружающей обстановки являются также поиски предметов и следов, которые могут иметь значение для выяснения причин и обстоятельств гибели потерпевшего.

Особое значение имеет обнаружение следов крови. Расположение, форма и направление следов крови нередко помогают восстановить картину происшествия или отдельные важные обстоятельства. Наряду с этим следует иметь в виду и фиксировать отсутствие следов крови, если по характеру имеющихся на трупе повреждений такие следы должны быть, так как это свидетельствует о том, что труп был перемещен с того места, где первоначально он находился.

Важное значение имеет обнаружение следов рук и ног преступника. К сожалению, в настоящее время следователи редко прибегают к поиску таких следов. Это, скорее всего, объясняется тем, что большинство следователей считает поиск указанных следов, если они сразу не замечены, бесполезной тратой времени из-за большого количества свидетелей, находившихся на месте преступления.

В большинстве случаев следы рук предполагаемого преступника обнаруживают на оставленных орудиях преступления, других предметах, которых преступник касался или которые брал в руки.

В зависимости от предполагаемого способа совершения преступления, помимо общих вопросов, эксперту должны быть поставлены и дополнительные, специальные вопросы.

Так, например, при обнаружении в ИУ трупа с телесными повреждениями такие вопросы могут быть следующими: какие повреждения обнаружены на трупе; характерны ли данные повреждения для предполагаемой травмы (инсценировка несчастного случая); какова последовательность причинения повреждений; все ли повреждения на трупе являются прижизненными?

Кроме судебно-медицинской экспертизы могут быть назначены судебно-медицинские трасологические, баллистические судебно-медицинские микрологические (экспертизы микрообъектов и следов веществ) экспертизы, судебно-медицинские экспертизы отождествления личности.

Специфика работы в местах лишения свободы требует немедленного установления и допроса очевидцев убийства, лиц, которые нашли труп или его части, сообщили о преступлении.

Преступник, который совершил насильственное преступление в ИУ, полагает, что уличить его в содеянном невозможно, поскольку сотрудничество с представителями правоохранительных органов по тюремным обычаям запрещено. Поэтому во время задержания и на первых допросах он не дает правдивых показаний.

Лицо, замаскировавшее убийство под несчастный случай, обычно пытается и на допросе пояснить смерть потерпевшего.

Однако несоответствие его показаний фактическим обстоятельствам может быть использовано для установления истины.

Необходимо учитывать, что в случаях совершения насильственного преступления на территории колонии преступник всегда знаком с жертвой. Осужденные также знают о происшедшем, но содействовать следствию не будут. Нередко, действия преступника связаны с виктимным поведением потерпевшего, а значит, может иметь место версия о самообороне или состоянии аффекта подозреваемого.

При расследовании преступлений в местах лишения свободы свою специфику имеет и такое следственное действие, как воспроизведение обстоятельств и обстановки события. Его проведение не должно нарушать режим отбывания наказания. В связи с этим во время планирования этого следственного действия следует принять меры безопасности.

Необходимо создавать следственно-оперативные группы при производстве предварительного следствия в случаях, когда преступление повлекло появление большого числа свидетелей, потерпевших, соучастников. Организация и деятельность указанных групп позволит обеспечить соблюдение одного из критериев допустимости доказательств о их сборе только уполномоченными лицами. Кроме того, специфика расследования преступлений в исправительном учреждении требует безотлагательного проведения допроса свидетелей, так как, во-первых, в качестве таковых могут выступать многие осужденные и сотрудники; во-вторых, на них в зоне может быть оказано отрицательное влияние с целью изменения информации. Одному следователю осуществить быстро такие допросы невозможно.

Есть определенные сложности и с участием понятых при производстве следственных действий. Осужденные крайне неохотно идут в качестве понятых, использование же иных лиц крайне затруднительно в силу запрета доступа посторонним на территорию мест лишения свободы и нецелесообразности отвлечения сотрудников исправительного учреждения от выполнения ими своих функциональных обязанностей.

Таким образом, можно отметить, что фактическая пенитенциарная преступность в ИУ многократно превышает преступность, о которой осведомлены правоохранительные органы, а известная им преступность — ту ее часть, которая официально регистрируется.

В результате многие преступники остаются не привлеченными к уголовной ответственности, что порождает убеждение в дозволенности насильственного уголовно-наказуемого поведения на территории колонии и безнаказанности лиц, его допускающих. Данный факт, с одной стороны, приводит к совершению повторных преступлений, а с другой — подрывает доверие осужденных к администрации ИУ, поскольку возрастает незащищенность осужденных от насильственных преступных посягательств.

Ишигеев В.С. Пенитенциарные преступления: характеристика, предупреждение, ответственность : дис. … д-ра юрид. наук : 12.00.08. — Иркутск, 2004. — 331 с.

Качурова Е.С. Некоторые особенности первоначального этапа расследования преступлений в местах лишения свободы.// Криминалистика. – 2014. – С. 70-73.

Необходимость криминалистического анализа обстановки убийств среди осужденных в местах лишения свободы не вызывает сомнения. Как обоснованно отмечает В.Н. Карагодин, «рассмотрение элементов криминалистической характеристики любого преступления начинается, как правило, с обстановки его совершения».

И.Ф. Герасимов к числу классификаций частных криминалистических методик преступлений относил классификацию по месту совершений преступлений по следующий основаниям:

  1.  Преступления, место совершения которых локализуется только пространственно и, как правило, ограничено небольшой площадью;
  2.  Преступления, место совершения которых не имеет определенных границ пространственного характера, а связано с какой-то организационной структурой, системой;

И.А. Возгрин также справедливо отмечал, что основанием для классификации частных криминалистических методик служат место совершения преступления, личность потерпевшего и др.

Значение обстановки совершения престуления для решения практических задач раскрытия и расследования преступелния прежде всего обусловлено устойчивостью (неизменностью, константностью) указанноо элемента криминалистического анализа того или иного вида преступления. На это обстоятельство обратил внимание Г.А. Матусовский, подчеркнув, что «обстановка относительно устойчива и поэтому обуславливает повторяющиеся элементы в действиях.., влияет на способы совершения преступления».

В настоящее время в криминалистике понятие обстановки совершения преступления рассматривается в узком и широком значении. Узкое значение указанного понятия ограничивается пространственными рамками конкретного события преступления, зачастую совпадая с местом совершения преступления.

В широком толковании обстановка соврешения преступления органичивается не только пространственными рамками конкретного события преступления, но и рамками крупного региона или иного социально-территориального образования, отличающегося определенным своеобразием соцаиально-экономической жизни населения ип природных условий.

Думается, что обстановку совершения преступления не следует ограничивать лишь рамками материальной обстановки места происшествия. Криминалистическую значимость имеют и другие элементы, отражающие внешние условия совершения преступления: время совершения преступления, криминогенная ситуация, сложившаяся на территории совершения преступления социально-психологическая среда совершения преступления.

В обстановку совершения убийств среди осужденных в местах лишения свободы входят следующие элементы: 1) место и время преступления; 2) соцаиальная среда (общность) осужденных; 3) режимность мест лишения свободы; 4) оперативная ситуация в местах лишения свободы.

Место совершения преступления и место происшествия зачастую выступают как идентичные понятия. Термин «место происшествия» употребляется в тех случаях, когда указанное деяние заведомо не подпадает под признаки уголовно-наказуемого преступления или такая квалификация пока не дана в силу тех или иных причин. Соответственно «местом происшествия» будет являться место, где совершено деяние, несомненно подпадающее под признаки преступления.

Некоторыми авторами место преступления рассматривается в качестве одного из комплнентов такого элемента криминалистического анализа видового пркступелния, как средство преступления.

Как показывает следственная практика, при соврешении убийств среди осужденных в местах лишения свободы непосредственными местами совершения убийств в большинстве случаев  (свыше 70%) являются бытовые и жилые помещения, прилегающая к ним территория. Производственные помещения и прилегающая к ним территория являлась местом совершения данного вида убийств примерно в 25% случаев.

При этом необходимо учитывать специфику производства в конкретном исправительном учреждении. Нельза не согласиться с В.Н. Карагодиным, омтечающим, что там, где производство осуществляется в больших по площади помешенияз или на обширных участках местности, снижается контроль за поведением заключенных со стороны администрации ИУ. Этому способствует и обширный контингент осужденных, занятых трудом на отдельном участвке, и разбросанность производственных объектов.

В то же время анализ рассматриваемой категории преступлений позволяет сделать вывод о том, что подготовительные действия, связанные с подготовкой орудий и средств преступления, совершаются на одной территории (чаще в производственной (промышленной) зоне), а их реализация – на другой территории (жилые  бытовые помещения, прилегающая к ним местность),

Время престуления, как составляющий элемент обстановки места преступления, включает в себя не только астономические данные о совершенном преступлении – календарную дату и поясное время его совершения, но и всю совокупность временных данных связанных с преступлением: время суток (темное или светлое), климатическая сезонность (время года), время нахождения лиц в тех или иных местах (в жилой или промышленной зоне, столовой, бане, медсанчасти, ШИЗО, ПКТ и пр.), время, связанное с определенными периодами (смена караула, окончание рабочего дня работников администрации ИУ и пр.), время наступления тех или иных обстоятельств (этапирование из- ИУ, выход из ШИЗО, ПКТ, предъявление тех или иных требований).

В местах лишения свободы время совершения преступления чаше избирается такое, чтобы окружающие не смогли помешать осуществлению намерения субъекта преступления. Как правило, это время отдыха, когда снижается уровень контроля за поведением осужденных со стороны администрации ИУ, либо, если престпуление совершается на производственном участке, рабочее время.

Кроме того, следует иметь в виду, что в силу режимности мест лишения свободы так называемая промышленная и жилая зоны отделены друг от друга заградительными сооружениями и снабжены контрольно-пропускными пунктами, «вертушками». В ряде ИУ (особенно в северных регионах РФ, где производством является заготовка древесны-лесоповал) промышленная и жилая зоны могут находиться на значительном удалении друг от друга.

Термин «среда совершения преступления» в большей степени относится к аспектам соврешения преступления в той или иной общности людей как социально-общественного образования. Ряд авторов, определяя содержание криминалистической характеристики преступлений, включает в содержание данной категории социально-психологические элементы обстновки совершения преступления, социально-психологическую среду.

Для расследования убийств среди осужденных в местах лишения свободы данная социальная среда будет состоять из коллектива администрации мест лишения свободы, формального и неформального коллектива осужденных в местах лишения свободы. В свою очередь, неформальный коллектив осужденных в местах лишения свободы будет подразделятся на две малые формальные группы, так называемое «землячество» и «семьи», а также на большую неформальную группу – «тюремную иерархию», состоязщую из тех или иных категорий осужденных.

Социальные условия места соврешения преступления несут в себе мотивы, цели деятельности преступника, наряду с предметной средой определяют средства, способы этой деятельности.

Помимо указанного элемента, обязательным для данной категории преступлений будет такой элемент, как режимность мест лишения свободы. Такой элемент криминалистической характеристики убийств среди осужденных в местах лишения свободы занимает одно из ведущих мест в качестве составляющего элемента обстановки места преступления по указанной категории  дел.

Согласно ч. 1 ст. 82 УИК РФ режим в исправительно-трудовых учреждениях определяется как установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы. Режим выражает сущность наказания в виде лишния свободы, в нем реализуются объем соответствующих каждому виду этого наказания лишений или ограничений прав и свобод осужденного, обеспечение их охраны, изоляции и надзора за ними, исполнении возложенных на них обязанностей, безопасность осужденных и персонала ИУ, раздельное содержание разных категорий осужденных и пр.

В местах лишения свободы режим пронизывает все сферы жизнедеятельности места лищения свободы, создает специфический уклад, образ жизни осужденного, строго регламентированного как законом, так и целым рядом нормативных актов. Именно из-за наличия режима в этих местах они и относятся к категории специальных мест внешней среды – мест лишения свободы.

В зависисмости от различий режима содержания осужденных в том или ином исправительном учреждении (общего, строгого или особого режима) существуют значительные различия в условиях жизни и отбывания наказания осужденных, начиная от возможностей передвижения по территории и помещениям места лишения свободы, доступа к тем или иным предметам и заканчивая общением (легальным и нелегальным) с другими осужденными, работниками администрации учреждения, лицами, находящимися на свободе.

Кроме того, в одном исправительном учнреждении меются помещения и территории, на которых действуют требования режимов различных видов. Речь идет прежде всего о штрафных изоляторах, помещениях камерного типа и т.д., куда помещаются осужденные, нарушающие действующие правила и нормы.

Наличие режима в местах лишения свободы как элемента обстановки совершения перступления определяет то, что субъект преступления органичено свободен в выборе способов осуществления своих преступных намерений. Он приспосабливается к окружающей его обстановке, выбирает один из возможных вариантов способа совершения преступления».

Отдельным элементов обстановки совершения преступления среди осужденных в местах лишения свободы является такой элемент, как оперативная ситуация в местах лишения свободы. На данный элемент в структуре преступлений против личности в местах лишения свободы указывал В.Н. Карагодин, отмечавший, что «одной из особенностей обстановки  совершения преступления в ИУ является то, что в нее входит так нзываемая криминогенная или оперативная ситуация. Она характеризуется прежде всего готовностью отдельных осужденных или их групп к совершению преступлений против других осужденных, представителей администрации, охрану, наличием конфликтов между содержащимися в колонии субъектами, а также между ними и работниками администарации».

Выделенный элемент обстановки совершения убийств среди осужденных в местах лишения свободы прямо взаимосвязан как с социальной средой осужденных, так и с режимностью мест лишения свободы. Очевидно, чем строже требования режима содержания и чем менее криминализирован и более однороден неформальный коллектив осужденных, тем лучше оперативная обстановка. Данный вывод подтверждается практикой, поскольоку в колониях общего режима совершается больше преступлений против личности в целом и убийств среди осужденных в частности, чем в колониях строгого и особого режимов.

Рассмотренные элементы обстановки совершения убийств среди осужденных в местах лишения свободы оказывают влияния и определяют тактику следственной деятельности в местах исполнения наказания при работе со специальным контингентом – осужденными.

Домбровский Р.Г. Проблемы криминалистического учения о преступлениях // Повышение эффективности расследования преступления, Иркутск, 1986. – С. 18.

Антонян Ю.М. Взаимодействие личности преступника и социальной среды. // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. Вып. 30. С. 31.

Ларин А.М. Расследование преступлений в экстремальных георгафических и демограических условиях. // Криминалистические проблемы пространственно-временных факторов в методике расследования преступлений. Иркутск, 1982. С. 21-31.

Шмонин А.В. Методика расследования преступлений. М., 2006. С. 187.

Прокопенко. Криминалистический анализ обстановки убийств среди осужденных в местах лишения свободы. // Вестник ВГУ. Серия Право. – 2008. – № 2. – С. 306 – 312.


«Уголовно-правовая характеристика убийств в местах лишения свободы как правовая основа криминалистического анализа»

Чаще всего убийства в местах лишения свободы, которые совершаются осужденными, квалифицируются по ч. 1 ст. 105 УК РФ (76%). Менее распространена  квалификация по ч. 2 ст. 105 УК РФ (21%). Случаи квалификации убийств рассматриваемой категории по ст.108 УК РФ являются исключительными. Вовсе не встретились в исследуемом массиве уголовных дел случаи квалификации убийств в местах отбывания лишения свободы, которые совершались осужденными, по ст.107 УК РФ.

В подавляющем большинстве случаев в условиях исправительных учреждений администрация мест лишения свободы в силу объективных причин не имеет возможности полностью обеспечить безопасность осужденного, который находится в состоянии сна. В то же время и осужденный, находящийся в состоянии сна, не способен принять предохранительные меры и оказать активное сопротивление нападавшим. Не случайно, как свидетельствуют данные выборочных исследований, основная масса преступлений, совершаемых, например, в следственных изоляторах приходится на ночное время, т.е. с 22.00 до 6.00 часов. Поэтому (с учетом конкретных обстоятельств дела) убийства осужденных во время сна могут быть квалифицированы как убийства лиц, заведомо для виновного находящихся в беспомощном состоянии.

Необходимость закрепления в ч. 2 ст. 105 УК РФ такого квалифицирующего признака как совершение убийства в исправительном учреждении лицом, осужденным к лишению свободы, обусловливается следующими факторами. Введение предлагаемого квалифицирующего признака будет выполнять важную предупредительную функцию. По данным исследователей на 2008г. о России в местах лишения свободы ежегодно совершается около 60 убийств, з них подавляющая часть в исправительных колониях. Высок удельный вес (более четверти) лиц, отбывающих длительные сроки лишения свободы, и, тем не менее, вновь совершающих преступления в местах отбывания наказания.

Типичными ошибками квалификации убийств, совершенных осужденными в местах отбывания лишения свободы, являются:

– излишняя квалификация по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ в тех случаях, когда убийство не было связано с осуществлением потерпевшим осужденным общественного долга. При этом правоприменители исходили лишь из того, что потерпевший положительно характеризовался, содействовал администрации в поддержании дисциплины и порядка, являлся членом самодеятельных организаций осужденных;

– оценка мотивации убийства исходя лишь из повода совершения убийства, не установление генезиса конфликта между преступником и потерпевшим.

Исследовалось лишь поведение преступника и потерпевшего непосредственно перед совершением преступления;

– квалификация по ст. 105 УК РФ убийств в случаях, когда имела место длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным воздействием или аморальным поведением потерпевшего, и эта ситуация вызвала у обвиняемого (осужденного) состояние аффекта.

– квалификация убийств осужденных из хулиганских побуждений в тех случаях, когда фактическим мотивом убийства явилось стремление завоевать авторитет и (или) лидерство в группе осужденных, отрицательно настроенных по отношению к действующим в исправительных учреждениях нормам и правилам поведения, поддерживающим криминальную «воровскую» идеологию. В данном случае, мотивация убийства, несомненно, является низменной, но имеет определенную цель, которая не совпадает с целью хулиганства.

– квалификация рассматриваемого вида убийств по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

«Криминалистическая характеристика убийств, совершенных осужденными в местах лишения свободы»

Криминалистическую значимость имеют следующие обобщенные сведения об убийствах рассматриваемой категории: о психолого-демографических характеристиках субъектов убийств, их месте в системе тюремной иерархии;  о мотивации; о способах совершения и сокрытия; об обстановке совершения; о психолого-демографических характеристиках потерпевших и их месте в системе тюремной иерархии.

Подавляющее большинство убийств (96%) совершались мужчинами. Большинство убийств, совершенных мужчинами в местах лишения свободы (73%) совершались в возрасте до 30 лет. Свыше 90% осужденных, совершивших убийства в местах лишения свободы, не имели семьи, были холосты. Свыше 80% лиц, совершивших убийство в местах лишения свободы, ранее были судимы, в основном (60%) два и более раза. Наиболее характерные преступления, по которым были ранее судимы указанные лица – кражи, грабежи и разбои, хулиганство с квалифицирующими признаками, затем следуют нанесение тяжких телесных повреждений, убийства.

Примерно две трети осужденных, совершивших убийства в местах лишения свободы, отрицательно характеризовались администрацией исправительных учреждений. Больше половины (67%) из них, имели более трех дисциплинарных взысканий, наложенных на них администрацией. Около четверти осужденных совершили убийство в состоянии алкогольного либо наркотического опьянения. Примерно такое же количество имело явно выраженные психические отклонения, прежде всего различные формы психопатии.

Для совершения убийств осужденных в местах лишения свободы не характерно совершение убийств в составе группы (5% от общего числа убийств, попавших в массив изучения).

Важную криминалистическую значимость имеет принадлежность субъекта совершения убийства и жертвы убийства к определенной иерархической группе, существующей в среде осужденных. Обоснованным представляется выделение следующих стратификационных групп осужденных:

1) осужденные, относящиеся к категории «воры в законе», «положенцы», «смотрящие» – неформальные лидеры, выполняющие в преступной среде руководящие, координаторские функции;

2) «блатные» и «пристяжь» - группа осужденных отрицательной направленности, действующих под контролем руководителей неформальных лидеров;

3) «мужики» – осужденные нейтральной направленности;

4) «актив» – группа осужденных, являющихся членами самодеятельных организаций, которые работают под контролем администрации;  

4) осужденные, относящиеся к категории «объявленных» и «обиженных», т.е. отвергнутых в среде осужденных по различным основаниям.

Особое место в местах лишения свободы занимают малые неформальные группы осужденных – «семьи». Частота встречаемости совершения убийств представителями указанных групп характеризуется следующими показателями: осужденные первой группы совершили – 4 % от общего числа убийств, попавших в массив обобщения; «блатные» и «пристяжь» - 41%; «мужики» - 37%; «актив» - 8%; осужденные, относящиеся к категории «объявленных» и «обиженных» -10%.

Мотивация совершения убийства среди осужденных в местах лишения свободы крайне информативна для следствия. В структуре указанной мотивации выделяются следующие классификационные группы:

1) Мотивация, связанная с принадлежностью субъекта убийства к определенной стратификационной группе в среде осужденных. Указанный тип мотивации встречается примерно в 1/3 от общего числа рассматриваемых убийств. В структуре данной мотивации выделяются основные подвиды: мотивация, отражающая враждебность к иным группам осужденных либо борьбу за лидерство или завоевание авторитета в определенной группе осужденных; месть члену группы, который нарушил неформальные правила и нормы поведения в группе, приверженность к принципам деятельности определенной группы и некоторые иные подвиды мотивации.

2) Мотивация, не связанная с группой принадлежностью, носящая личностный характер. Соответственно, указанный вид мотивации встречался примерно в 2/3 от общего числа убийств рассматриваемой категории.

Анализ уголовных дел показывает, что месть на почве личных неприязненных отношений («бытовых» оскорблений и обид) является наиболее распространенным мотивом совершения убийства среди осужденных в местах лишения свободы (частота его встречаемости в структуре рассматриваемого вида мотивации приближается к 90%). Корыстный мотив не характерен для убийств рассматриваемого вида и, как правило, связан с нежеланием возвращать «игровые долги».

Для мест лишения свободы наиболее типичными способами убийства являются убийства, совершенные с применением колюще-режущих орудий и предметов производственного назначения, либо руками и ногами. Такие убийства составляли до 90% от общего числа совершенных убийств. Гораздо реже встречались убийства, совершенные путем удушения – 8%. Исключительными случаями являются убийства, совершенные посредством применения технических устройств и средств производства, находящихся в производственной зоне.

Орудиями убийства, относящимися к категории колюще-режущих предметов, являлись: незаконно изготовляемые либо приобретенные осужденными ножи, заточки, лезвия бритвы (60%). Менее часто при совершении убийств рассматриваемой категории (около 20%) использовались предметы производственно-технического назначения (молотки, шила, ломики-монтировки, резаки по дереву, металлические пруты и трубы). При удушении использовались ремни, предметы одежды и постельные принадлежности, свернутые жгутом. Наиболее частым способам сокрытия являлось избавление (выбрасывание) орудий убийства. Такой способ сокрытия использовался в 20% от общего числа убийств рассматриваемой категории, попавших в массив обобщения. В большинстве случаев, орудия преступления выбрасывались в местах общественного пользования.

Среди элементов криминалистической характеристики убийств рассматриваемой категории преступлений важную криминалистическую значимость имеет обстановка совершения данных преступлений. При совершения убийств среди осужденных в местах лишения свободы непосредственными местами совершения убийств в большинстве случаев (свыше 70%) являются бытовые (в том числе санитарно-бытовые) и жилые помещения, прилегающая к ним территория. Далее следуют производственные помещения и прилегающая к ним территория (25%). До 5% убийств совершалась в помещениях, связанных с исполнением дисциплинарного наказания.

Отдельным элементом обстановки совершения преступления среди осужденных в местах лишения свободы является оперативная ситуация в местах лишения свободы.  Элементом криминалистической характеристики рассматриваемого вида убийств также является систематизированная информация о психолого-демографических характеристиках потерпевших и о занимаемом месте жертвы убийства в системе тюремной иерархии. Возраст большинства потерпевших (около 65%) примерно совпадал с возрастом субъектов убийства, т.е. находился в границах возрасте до 30 лет.

В отличие от субъектов убийств, среди потерпевших более высока доля осужденных, относящихся к группе «обиженных» и «активистов». Поведение значительного числа потерпевших носило виктимный характер. Около 40% потерпевших, относящихся к категории «отверженных», «опущенных» обладали признаками виктимности.

Между положением жертвы и субъекта преступления в структуре тюремной иерархии, а также мотивами совершения убийства имеются устойчивые заимосвязи.

Если жертвой является осужденный, принадлежащий к категории «блатных», о  наиболее вероятно (78%), что преступление совершено субъектом, который также принадлежит к группе осужденных отрицательной направленности. Доминируют, хотя и незначительно, мотивы мести на почве личных неприязненных отношений, сложившихся в быту между субъектом убийства и потерпевшим, принадлежащими к группе осужденных отрицательной направленности (46%). Менее вероятно в такой ситуации совершение убийства по мотивам мести за подрыв авторитета субъекта убийства в тюремной иерархии и «криминальном мире» в целом; стремление субъекта убийства завоевать авторитет в структуре тюремной иерархии, в том числе устранить конкурентов, претендующих на лидерство в группе осужденных отрицательной направленности; месть члену группы, который нарушил неформальные правила и нормы поведения в группе осужденных отрицательной направленности (35%).

Взаимосвязи такого рода, являющиеся базой для выдвижения типовых версий, прослеживаются применительно ко всем стратификационным группам осужденных.

«Процессуально-тактические особенности проведения следственных действий в условиях типовых следственных ситуаций при расследовании убийств, совершенных осужденными в местах лишения свободы»

Типовые следственные ситуации первоначального этапа расследования» посвящен вопросам типовых следственных ситуаций, возникающих  при расследовании рассматриваемой категории преступлений.

Содержание типовой следственной ситуации, возникающей при расследовании убийств в местах лишения свободы, определяется рядом специфических факторов, которые отражают обстановку расследования исследуемой категории преступлений Основными факторами, которые отрицательно влияют на содержание следственных ситуаций, возникающих в ходе расследования убийств осужденных в местах лишения свободы, являются:

1) наличие у большинства осужденных общей отрицательной психологической установки на содействие органам следствия и дознания в расследовании преступлений, в том числе убийств, совершенных в местах лишения свободы;

2) наличие у субъектов убийств в местах лишения свободы прошлого преступного опыта и опыта общения с работниками следствия и дознания;

3) негативная оперативная обстановка в конкретном исправительном учреждении, где совершено убийство;

4) противодействие расследованию как со стороны осужденных, в том числе признанных подозреваемыми (обвиняемыми), так (в отдельных случаях) и со стороны представителей администрации исправительного учреждения, стремящихся скрыть факт убийства в исправительном учреждении либо отдельные обстоятельства совершения данного преступления;

5) затруднительность в условиях ограниченной территории исправительного учреждения соблюдения тайны предварительного расследования: места и времени проведения следственных действий, их участников из числа осужденных, результатов проведения следственных действий;

6) затруднительность обеспечения личной безопасности осужденных, которые в ходе расследования сотрудничают со следствием;  

7) ненадлежащий уровень взаимодействия следователя с работниками конкретного исправительного учреждения, прежде всего с работниками, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность в исправительном учреждении.

В настоящее время убийства, совершаемые в местах лишения свободы, расследуются следователями Следственного комитета при прокуратуре РФ по месту территориальной принадлежности исправительного учреждения. Между тем, специализация обусловливала глубокое знание следователями-специалистами специфики деятельности исправительных учреждений, психологии осужденных, особенностей взаимоотношений осужденных, принадлежащих к различным стратификационым группам. Следователи, длительное время специализирующиеся на расследовании преступлений в исправительных учреждения, более тесно и эффективно сотрудничали с работниками исправительных учреждений, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Согласно результатам проведенного автором опроса следователей Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, около 40% из них считают, что отказ от специализации и использование территориального подхода негативно сказывается на эффективности расследования убийств в местах лишения свободы.

К факторам, которые имеют позитивное значение, относятся:

1) ограниченность территории, на которой оставлена следовая информация о

совершенном преступлении;

2) изоляция исправительного учреждения от иных территорий, и, как следствие: наличие определенного круга субъектов преступления, которые могли совершить убийство на его территории, ограниченные возможности по сокрытию трупа, орудий убийства, иных следов совершения преступления;

3) возможность оперативного получения от работников исправительного учреждения информации, представляющей криминалистический интерес: о личности потерпевшего, его принадлежности к определенной стратификационной группе осужденных, о взаимоотношениях с другими осужденными и представителями администрации;

4) возможность использования для получения доказательственной информации режимных мероприятий;

5) возможность получения технической  помощи от администрации мест лишения свободы при проведении следственных действий.

Типовыми первоначальными следственными ситуациями являются:

1) получена информация о совершении убийства, в условиях очевидности;

2) получена информация о неочевидном убийстве; 3) получена информация о совершении убийства, замаскированного под инсценировку самоубийства или несчастный случай.

Наиболее распространенной (58%) является первая ситуация. Основная задача следователя в такой ситуации – проверка показаний подозреваемого и свидетелей, формирование дополнительной доказательственной информации, подтверждающей либо опровергающей первоначальные заявления потерпевших. Особое внимание в условиях такой ситуации должно уделяться проверке версии о самооговоре подозреваемого, взявшего на себя вину за преступление, которое он не совершал. Как свидетельствуют результаты проведенного обобщения, версия самооговора подозреваемого (обвиняемого) подтвердилась в 6% случаев от общего числа уголовных дел.

В условиях второй ситуации следователю необходимо установить: лицо, совершившее преступление (субъект преступления), криминалистически значимые обстоятельства его совершении (субъективную и объективную сторону преступления) и другие обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу. Третья ситуация встречается редко (5%), однако диагностика указанной ситуации является непростой задачей и предполагает знание следователем типичных негативных обстоятельств, свидетельствующих об инсценировке. Выделяются два уровня негативных обстоятельств, свидетельствующих о совершении убийства осужденного в исправительном учреждении, замаскированного инсценировкой самоубийства.

Первый образуют негативные обстоятельства, наличие которых противоречит версии о самоубийстве осужденного, безотносительно к виду самоубийства. Ко второму виду относятся негативные обстоятельства, противоречащие версии о самоубийстве и подтверждающие версию об убийстве, совершенном определенным способом и замаскированном инсценировкой. Они устанавливаются в результате проведения отдельных следственных действий, прежде всего осмотра места происшествия и трупа, а также экспертизе.  

«Особенности осмотра места происшествия и трупа»

Применительно к рассматриваемой категории убийств наибольшие трудности организационно-тактического характера возникают с реализацией таких принципов как неотложность осмотра, его объективность и единое руководство осмотром.

Трудности в реализации такого принципа как неотложность проведения осмотра места происшествия обусловлена: 1) удаленностью исправительного учреждения от места расположения следственного подразделения; 2) противодействием работников исправительного учреждения в оперативном проведении осмотра места происшествия в случаях, если они прямо или косвенно заинтересованы в сокрытии обстоятельств наступления смерти осужденного.

Распространенной формой противодействия является затягивание процедуры допуска следователя и других участников осмотра на территорию исправительного учреждения. Необходимо дополнить ст. 24 УИК РФ положением о том, что при исполнении служебных обязанностей следователи и привлекаемые ими участники уголовного судопроизводства имеют право посещать без специального на то разрешения учреждения и органы, исполняющие наказания. Указанное предложение поддержали 97% опрошенных автором следователей и 89% прокуроров.

Основными мероприятиями следователя, направленными на сохранность следовой картины происшедшего и нейтрализации потенциального противодействия расследованию, являются: 1) принятие мер к охране места происшествия; 2) при наличии заподозренного лица принятие мер к изоляции его от иных осужденных и работников исправительного учреждения, не имеющих полномочий на производство неотложных следственных действий; 3) приятие мер к недопущению распространения среди осужденных информации об обнаружении трупа и обстоятельствах его обнаружения; 4) принятие мер, направленных на предотвращение акций активного, в том числе, массового противодействия осужденных расследованию убийства.  

Трудности в реализации принципа объективности осмотра, прежде всего, связаны с участием в данном следственном действии понятых. В большинстве случаев при производстве осмотра в ИУ следователи привлекали к участию в осмотре в качестве понятых либо осужденных (77%), либо лиц, работающих в исправительном учреждении, не относящихся к категории должностных (18%).

Основным фактором, который определяет нежелательность участия указанных лиц в качестве понятых, является их уязвимость со стороны иных осужденных и работников исправительного учреждения. Автор разделяет точку зрения большинства опрошенных следователей (71%) о том, что в ст.170 УПК РФ должно быть закреплено положение, согласно которому на территории объектов, где установлен особый режим безопасности, допускается производство следственного действия без участия понятых.

Параграф третий «Особенности допросов подозреваемых (обвиняемых) и свидетелей» посвящен исследованию специфики допроса осужденных в условиях мест лишения свободы.

Тактика допроса по делам рассматриваемой категории во многом определяется спецификой условий исправительных учреждений, которая оказывает влияние как на лиц, отбывающих в них наказание, так и на лиц, работающих в местах лишения свободы.

Наиболее важными условиями такого рода при производстве допросов являются 1) личность осужденного, его социально-психологические особенности; 2) социальная среда (общность) осужденных; 3) режимность мест лишения свободы; 4) оперативная ситуация в местах лишения свободы.

Самостоятельными задачами подготовительной части допроса по рассматриваемой категории дел является обеспечение безопасности допрашиваемых лиц из числа осужденных и обеспечение конспиративности, соблюдения следственной тайны при подготовке к допросу. В современных условиях осужденные связывают возможность дачи ими показаний, имеющих важное криминалистическое значение для изобличения виновных в убийстве, прежде всего с обеспечением мер их безопасности.

Наиболее эффективными средствами обеспечения безопасности допрашиваемых являются: 1) перевод защищаемого лица или лица, от которого исходит угроза насилия, из одного места содержания под стражей и отбывания наказания в другое (отметили 79% опрошенных следователей); 2) временное помещение в безопасное место (67%); 3) проведение допроса под псевдонимом, в порядке, предусмотренном ст. 166 УПК РФ (56%); 4) сочетание указанных мер (93%).

Для решения задачи обеспечения конспиративности проведения допроса наибольшую практическую значимость имеют такие методы и средства как: легендирование причины вызова к следователю; вызовы на допросы большой группы осужденных; сохранение в тайне для самого осужденного причины его вызова и др.

Наиболее эффективными приемами установления психологического контакта с допрашиваемым являются: убеждение осужденного в объективности и непредвзятости следователя; проявление тактичности, выдержанности; вызов интереса к даче правдивых показаний; проявление заботы о соблюдении прав допрашиваемого.

К тактическим приемам преодоления конфликтной ситуации относится убеждение осужденного в том, что дача правдивых показаний выгодна для него лично. По мнению автора, не противоречат закону и компромиссы с осужденным, когда при острой необходимости, в случае дачи допрашиваемым добросовестных показаний, следователь через администрацию исправительного учреждения находит возможность улучшить условия отбывания им наказания.

Параграф четвертый «Особенности производства иных следственных действий» посвящен вопросам специфики ряда следственных действий при их производстве в условиях мест лишения свободы в ходе расследования убийств, совершенных осужденными.

При расследовании убийств рассматриваемой категории существенный объем доказательственной информации добывается в результате проведения таких следственных действий как: обыск, производство судебных экспертиз, проверка показаний на месте.

Наиболее распространенными объектами поиска при обыске в ходе расследования убийств, совершенных осужденными в местах лишения свободы, являются: 1) орудия убийства; 2) предметы, которые сохранили на себе следы преступления; 3) предметы, свидетельствующие о пребывании субъекта преступления на месте происшествия непосредственно до и после совершения убийства.  

Типичными недостатками производства обыска при расследовании убийств, совершенных осужденными в местах лишения свободы, являются:  

– Несвоевременное (запоздалое) проведение обыска осужденных либо помещений, которые они занимают, в целях обнаружения доказательственной информации.

– Подмена обыска как следственного действия, предусмотренного УПК РФ, обыском или досмотром, являющихся режимными мероприятиями. В случаях, когда проведение указанных режимных мероприятий не было обусловлено необходимостью немедленного обнаружения и фиксации следовой информации, и имелась реальная возможность проведения обыска в порядке, предусмотренном УПК РФ, их доказательственная сила вызывает сомнения у судей.

– Недостаточная ориентированность следователей по месту проведения обыска, отсутствие знаний мест сокрытия искомых объектов в условиях исправительных учреждений.

– Недостаточное внимание к вопросам обеспечения личной безопасности следователей и иных участников рассматриваемого следственного действия.

– Неприменение технических средств фиксации хода и результатов обыска, прежде всего видеосъемки.

При расследовании убийств рассматриваемой категории применяется широкий спектр судебных экспертиз: судебно-медицинских, криминалистических (в том числе экспертиз микрочастиц). Для установления мотивационной картины убийства, определения психологических особенностей обвиняемого, указывающих на его роль в системе тюремной иерархии, особое внимание следует уделить назначению психолого-психиатрических экспертиз. Важная доказательственная информация может быть получена в ходе экспертного исследования нелегальной переписки осужденного.

Объективную информацию о событии преступления следователь может получить при производстве такого следственного действия, как проверка показаний на месте.

Основными недостатками и упущениями при производстве данного следственного действия в ходе расследования убийств, совершенных осужденными в  местах лишения свободы, являются: 1) несвоевременное (запоздалое) производство следственного действия. Негативное действие данного фактора усиливается отрицательным действием криминальной среды, в которой находится осужденный, чьи показания необходимо проверить; 2) не обеспечение должной конспиративности производства указанного действия в условия исправительного учреждения; 3) отсутствие или недостаточное использование средств фиксации (видео и фототехники). 


Прокопенко Б.Л. Классификация убийств среди осужденных в местах лишения свободы: уголовно-правовой и криминалистический аспекты / Б.Л. Прокопенко // Уголовное право и криминология: сб. науч. трудов. – Воронеж, 2008. – Вып. 4. – С. 255-266. 

Прокопенко Б.Л. Общие положения методических основ расследований преступлений / Б.Л. Прокопенко // Общество, право, правосудие: история, теория, практика: сб. материалов Межвузовской науч. практ. конф-ции. – Воронеж, 2008. – С. 78-95. 

Прокопенко Б.Л. Структура и элементы криминалистического анализа убийств среди осужденных в местах лишения свободы / Б.Л. Прокопенко // Трибуна молодых ученых: сб. науч. трудов. – Воронеж, 2009. – Вып. 13. – С. 286-296.

Прокопенко Б.Л. Характеристика неформального коллектива осужденных как элемент криминалистического анализа убийств в местах лишения свободы / Б.Л. Прокопенко, В.Е. Федорин // Трибуна молодых ученых: сб. науч. трудов. – Воронеж, 2009. – Вып. 13. – С. 297-307.

Порядок производства следственного осмотра органом дознания на территории пенитенциарных учреждений, а также использование результатов оперативно-розыскной деятельности (далее: ОРД) для подготовки и его производства на протяжении многих лет являются предметом научных исследований и дискуссий.

Производство следственного осмотра в местах лишения свободы осуществляется в специфических условиях, что обусловливает его особенный характер. Эта особенность и образует сложность производства данного следственного действия. Для того чтобы преодолеть сложности, связанные с производством следственного осмотра, необходимо прежде всего достичь согласованности Фе-

дерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (Рос. газ. 1995. 18 авг.) и уголовно-процессуального законодательства по вопросам: подготовки и производства следственных действий до возбуждения уголовного дела по факту преступлений, совершаемых в пенитенциарных учреждениях; представления результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или суду, а о полномочиях органа дознания в лице сотрудников оперативных подразделений при производстве следственного осмотра при совершении преступлений в местах лишения свободы.

При расследовании пенитенциарных преступлений по факту убийств на практике не встречаются оперативно-розыскные ситуации, когда не установлена личность потерпевшего (при попытке сжечь труп, длительном нахождении трупа в воде, земле и др.) или когда имеются достоверные данные о совершении убийства, но труп не найден. Тактика раскрытия убийств, совершенных осужденными, в основном зависит прежде всего от оперативно-розыскной ситуации, под которой понимается «совокупность обстоятельств (обстановка), сложившаяся на момент решения оперативно-розыскной задачи». По факту совершения осужденными умышленных убийств могут возникать типичные оперативно-розыскные ситуации, характеризующиеся определенной зависимостью от места совершения или обнаружения преступления, а также от объема и характера первичной информации о преступлении. Последнее обстоятельство позволяет на основании информации, полученной в ходе осмотра места происшествия и из других источников, организовать их раскрытие по горячим следам. При этом источники информации по делу об убийстве подразделяются на два вида: 1) следы, предметы, иные вещественные объекты; 2) лица, которые непосредственно воспринимали совершение убийства или осведомлены об иных обстоятельствах, имеющих значение для его раскрытия.

Следует отметить, что непосредственное производство следственных действий до возбуждения уголовного дела, особенно при расследовании пенитенциарных преступлений, неразрывно связано с оперативной информацией. Розыскную информацию оперативный сотрудник может получить и в результате личного исследования места происшествия. Обоснованной представляется точка зрения В. П. Шиенка относительно того, что главным для оперативных сотрудников при участии в осмотре места происшествия является «не оказание технической и иной помощи следователю (хотя и это необходимо), а самостоятельный целенаправленный сбор информации, необходимой для правильной организации и тактики предстоящих оперативно-розыскных мероприятий».

В целях получения розыскной информации, независимо от места совершения преступления, оперативный сотрудник выясняет характер происшедшего по обстановке на этом месте: следам борьбы преступника и потерпевшего, характеру повреждения на трупе, его позе. Вывод о предшествовавшей убийству борьбе может быть сделан по повреждениям одежды на трупе, наличию не принадлежащих убитому клочков одежды, пуговиц, волос, признакам нарушения окружающей местности, частицам почвы на одежде убитого и т. д. Полученные сведения дают основания для осуществления розыска по следам, остающимся на одежде и теле преступника.

Время совершения убийства устанавливается по температуре трупа, степени его окоченелости, наличию и выраженности трупных пятен (это выясняет врач). Лужи и обильные потеки крови, в зависимости от степени ее высыхания и цвета, состояние земляного покрова и растительности на нем, следов на снегу, наличие выпавшего снега, сухая почва под трупом после дождя, дымящийся окурок и другие обстоятельства также могут свидетельствовать о времени убийства.

Место обнаружения трупа не всегда может совпадать с местом убийства. О перемещении трупа могут свидетельствовать следы волочения на полу, грунте и на самом трупе в виде продольных царапин, отсутствие большого количества крови на месте обнаружения трупа при наличии значительных повреждений, вызывающих сильное кровотечение, несоответствие позы трупа расположению трупных пятен на нем, отсутствие на месте обнаружения трупа следов борьбы, тогда как такие следы имеются на самом трупе. При подозрении на совершение убийства в драке надо иметь в виду, что драка может начаться в одном месте, продолжаться в другом, а труп может находиться в третьем. По делам об убийстве, таким образом, может быть несколько мест происшествий.

Способ совершения убийства определяется по позе трупа, направлению и брызгам крови, раневым каналам, местам расположения ранений. Размеры, формы и расположение пятен крови дают возможность определить позы убийцы и потерпевшего, а также наличие борьбы или самообороны перед убийством. Об орудиях убийства судят по их наличию на месте происшествия и характеру повреждений на трупе. В ряде случаев преступники могут вытирать окровавленный нож или другое орудие преступления об одежду, полотенце, различные предметы, и тогда по следам от таких действий можно определить форму следообразующего предмета. Иногда преступники выбрасывают орудия преступления (ножи, отвертки, заточки) в уборные, сточные канавы т. д., поэтому поиск нужно вести не только возле трупа, но и в направлении возможного отхода убийцы. По орудиям преступления можно установить его владельца или кем и где оно было изготовлено (например, нож).

О мотивах убийства можно судить по результатам осмотра трупа, его позе, характеру и множественности телесных повреждений. Возможна и инсценировка определенных мотивов убийства.

Вопрос о количестве преступников разрешается в результате обнаружения и изучения следов рук и ног нескольких человек (помимо следов потерпевшего), следов разных орудий преступления на трупе, окурков различных марок табачных изделий и др.

Рассмотренный нами круг обстоятельств, подлежащих установлению на месте происшествия для получения розыскной информации, в конечном счете направлен на получение фактических данных об осужденных, причастных к совершению преступления, поскольку данный фактор имеет решающее значение для дальнейших оперативно-розыскных мероприятий и неотложных следственных действий. С этой целью оперативный сотрудник выявляет (сам или совместно с органом дознания) и фиксирует материальные следы, несущие информацию о лице, совершившем преступление. Следы-вещества (кровь, слюна и т. п.) также могут нести информацию о механизме преступления и лице, его совершившем. Оперативный сотрудник обязан учесть, что эти следы иногда остаются на теле и одежде преступника, а данное обстоятельство может быть использовано при розыске преступника по горячим следам.

В специальной литературе рассматриваются типичные недостатки, которые допускаются при осмотре мест происшествий и снижают уровень раскрываемости преступлений по горячим следам. По мнению И. Х. Турсунова, определяющими при раскрытии преступлений по горячим следам являются источники личностной информации: следы рук – 16,6 %, транспортных  средств – 33,2 %, микроследы – 8,3 %, выделения человека – 8,3 %. И это, несмотря на то, что данные следы, как правило, не изымаются при осмотре места происшествия. Такой факт служит условием несвоевременного раскрытия преступлений.

Важно отметить, что оперативный сотрудник пенитенциарного учреждения осуществляет на месте происшествия оперативно-розыскные мероприятия по обнаружению и задержанию лиц, совершивших преступления, и определяет необходимые поисковые мероприятия, для проведения которых должны использоваться силы и средства других служб. В этих целях оперативный сотрудник в районе места совершения убийства проводит: опросы лиц, обнаруживших труп; разведывательные опросы осужденных, находящихся на месте происшествия; обследование местности в районе обнаружения трупа и т. д. Оперативный сотрудник использует информацию, полученную при осмотре места происшествия в процессе проведения оперативнорозыскных мероприятий (наружного наблюдения и разведывательного опроса и т. д.) в целях установления обстоятельств совершенного преступления и осуществления мер по установлению виновных лиц.

При наличии сведений о конкретном лице, подозреваемом в совершении убийства, проводится оперативный осмотр его одежды, обуви, рабочего и спального места. Он может сочетаться с проведением на территории пенитенциарного учреждения или производственного объекта обысков, во время которых особенно тщательно осматриваются нежилые помещения, чердаки, карнизы, выгребные ямы, пожарные водоемы, а также спальные и рабочие места подозреваемых в убийстве осужденных. Подобные обыски проводятся с целью обнаружения и изъятия орудий, с помощью которых было совершено преступление, и других предметов, имеющих к нему отношение.

Осмотр места происшествия, освидетельствование, осмотр трупа – это следственные действия, являющиеся разновидностями следственного осмотра, в которых закрепляются следы преступления по факту пенитенциарных преступлений и которые могут производиться до возбуждения уголовного дела.

Доказательственная информация, полученная посредством производства вышеперечисленных следственных действий, позволяет выдвинуть версии совершения преступного деяния, определить направление дальнейшего хода расследования и круг неотложных следственных действий в сочетании с оперативно-розыскными мероприятиями.

Осмотр места происшествия составляет информационную основу деятельности по раскрытию преступлений по горячим следам, данное неотложное следственное действие – главный источник получения данных о познаваемом событии. Однако оперативный сотрудник в первую очередь должен приложить все усилия для получения поисковой информации о лице, совершившем преступление, что необходимо для организации его немедленного преследования и проведения заградительных мероприятий. Одновременно должна проводиться работа по установлению очевидцев и иных лиц, которые могут сообщить чтолибо о преступнике. В. П. Лавров и В. Е. Сидоров также считают необходимым выделять и проводить первоочередной осмотр «узлов ситуации», ибо он «дает сразу представление о самом главном в происшествии, а это позволяет быстрее вести целеустремленную поисковую работу по установлению преступника».

Большое значение для раскрытия неочевидных убийств имеет обнаружение микрообъектов – малозаметных объектов с незначительной массой. Ими могут быть микроволокна одежды, капли жидкости, пыльца и споры растений, частицы краски, почвы. Такие микрообъекты могут быть перенесены с одежды потерпевшего на одежду преступника и, наоборот, при их контакте. Поиск микрообъектов следует осуществлять с учетом характера преступления, версий о механизме его совершения и преступнике. Однако, как показывает практика, микрообъекты с мест происшествия чаще всего не изымаются.

Результаты производства осмотра места происшествия должны фиксироваться. Фиксация – это непосредственно документальное оформление результатов следственного действия, осуществленное в надлежащем порядке и в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Протокол осмотра места происшествия является основным способом фиксации хода и результатов этого важного следственного действия, поэтому он должен быть составлен полно, последовательно, объективно, а также отражать результаты осмотра. К протоколу, как правило, прилагаются фототаблицы, схемы и другие материалы, являющиеся дополнительными способами фиксации.

Задача обнаружения следов преступления и вещественных доказательств может быть решена при условии профессионального применения органами дознания технико-криминалистических средств, методов и приемов, разработанных на основе современных достижений техники. При расследовании убийств, совершенных осужденными, возникает необходимость в осмотре различных предметов, которые впоследствии становятся по делу вещественными доказательствами. Они могут быть обнаружены при обыске, выемке, осмотре участка местности и помещений, не являющихся местом происшествия. Данные предметы также могут быть доставлены другими сотрудниками, о чем составляется рапорт. Однако вышеперечисленные следственные действия, являющиеся разновидностью следственного осмотра, могут производиться строго после возбуждения уголовного дела.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом осмотр предметов, обнаруженных при осмотре места происшествия, обыске, выемке, осмотре участка местности и помещений, не являющихся местом происшествия, производится на месте проведения следственных действий. В этих случаях результаты осмотра отражаются в протоколе соответствующего следственного действия. Если же для осмотра предмета требуются дополнительные научно-технические средства, более благоприятные условия или продолжительное время для изучения их общих и частных признаков, то он производится в служебном помещении в присутствии понятых, а при необходимости – с участием специалиста.

Общие и частные признаки предмета фиксируется в протоколе. Осматриваемый предмет фотографируется по правилам масштабной съемки. Осмотр трупа является разновидностью следственного осмотра и производится до возбуждения уголовного дела. В соответствии с криминалистической тактикой производства данного процессуального действия осмотр трупа состоит из двух стадий – общего и детального осмотра трупа. Ход и результаты осмотра трупа фиксируются в протоколе осмотра места происшествия. При необходимости для осмотра трупа могут привлекаться и другие специалисты, что зависит от механизма происшествия и характера телесных повреждений, имеющихся на трупе.

При осмотре трупа необходимо исследовать и описать расположение трупа по отношению к окружающим неподвижным предметам на месте происшествия, позу трупа, состояние его одежды, а также следы, микрообъекты, предметы, обнаруженные около трупа или на трупе.

Орган дознания производит осмотр трупа с участием понятых, судебно-медицинского эксперта, при невозможности его участия – врача. Может привлекаться к участию в осмотре трупа сотрудник медицинской части пенитенциарного учреждения.

Таким образом, оперативно-розыскное обеспечение производства дознания на первоначальном этапе уголовного преследования по факту убийств, совершенных в местах лишения свободы, крайне важно и необходимо. Только плодотворное взаимодействие сотрудников оперативных подразделений и органа дознания, а также доброкачественная деятельность по закреплению следов преступления могут привести к изобличению виновных лиц, а также эффективному расследованию в дальнейшем уголовных дел по пенитенциарным преступлениям.

Правовую систему предупреждения убийств в исправительных колониях составляет совокупность норм, регулирующих профилактическую деятельность, осуществляемую в условиях исправительной колонии с целью предотвращения преступлений против жизни со стороны лиц, отбывающих наказание. Эти нормы не только взаимосвязаны и дополняют друг друга, но и находятся в определенном соотношении.

Эффективность деятельности исправительных колоний по предупреждению преступлений против жизни предполагает комплексное использование общесоциальных, специальных и пенитенциарных мер по достижению целей исполнения наказания и предупреждению совершения преступлений против жизни.

В числе преобладающих мер, наиболее эффективно воздействующих на факторы, способствующие совершению убийств в рассматриваемых колониях, названы меры по обеспечению надежного внутреннего распорядка (43,2 %). Затем следуют меры экономического характера, которые предполагают, прежде всего, обеспечение осужденных работой (22,3 %). В качестве мер социального характера названы общеобразовательное обучение осужденных — 17,7 %; религиозное обучение осужденных — 11,5 %; привлечение общественности к воспитательному процессу (2,6 %); работа осужденных в самодеятельных организациях, осуществляемая под контролем администрации исправительных учреждений (9,4 %).

Материалы лично проведенного исследования свидетельствуют о том, что в 43,7 % случаев совершению убийства предшествовали угрозы, а в 56,3 % случаев убийства совершались без угроз, или такие угрозы носили завуалированный характер, или же они не воспринимались потерпевшим как таковые. Это объясняется тем, что, по нашим данным, в 73,5 % случаев умысел на совершение преступления был внезапным и только в 26,4 % — заранее обдуманным.

Анализ деятельности исправительных колоний по предупреждению преступлений против жизни позволил выявить приоритетные направления в такой сфере: меры по совершенствованию практики полноты регистрации и разрешения заявлений, сообщений и других материалов о преступлениях, совершаемых в исправительных колониях, а также о случаях злостного нарушения установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы; меры по снижению уровня латентности преступлений и правонарушений; их выявление, обнаружение и учет, а также выявление лиц, их совершающих или склонных к их совершению; принятие по данным фактам соответствующих мер правового воздействия.

Специально-предупредительная деятельность исправительной колонии осуществляется такими мерами, как обязательная изоляция и охрана осужденных; постоянный надзор за ними с целью исключения возможности совершения ими новых преступлений и других антиобщественных поступков; раздельное содержание разных категорий осужденных; использование аудиовизуальных, электронных и иных технических средств надзора и контроля; осуществление оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой для обеспечения личной безопасности осужденных; введение режима особых условий, предусмотренных при возникновении непосредственной угрозы жизни и здоровью осужденных; приостановление осуществления некоторых прав осужденных; дисциплинарная практика; применение мер поощрения и взыскания; применение особых мер безопасности (физическая сила, специальные средства и оружие); применение мер безопасности и технических средств против проникновения к осужденным запрещенных предметов, которые могут быть использованы для совершения убийств; установление ограничений и строго регламентированного порядка общения осужденных с лицами, не являющимися сотрудниками исправительной колонии, и др.

Динамика пенитенциарной преступности в исправительных колониях за 1997–2004 гг. выглядит следующим образом:

– пик регистрируемой преступности в исправительных колониях за рассматриваемый период приходится на 1997 г. — зарегистрировано 1886 преступлений;

– начиная с 1998 г. отмечена тенденция к снижению массы регистрируемой преступности (до 1571), или на 315 % (–16,7 %) по отношению к 1997 г. В 1999 г. зарегистрировано 1376 преступлений, что на 512 (–27,1 %) ниже показателей 1997 г., и на 12,5 % по отношению к предыдущему году. Тенденция к снижению количества регистрируемых преступлений в исправительных колониях сохранилась и в 2000 г. — зарегистрировано 1091 преступление, что на 42,2 % ниже по отношению к 1997 г. и на 20,6 % по отношению к предыдущему году с последующим незначительным (до 1081, или на 42,4 %) снижением в 2001 г. по отношению к 1997 г.; – в 2002 г. по сравнению с 1997 г. (то есть за шесть лет) общее число зареги стрированных в ИК преступлений уменьшилось до 634, или на 66,4 %, а по отношению к предыдущему году — на 41,7 %. Снижение количества регистрируемой преступности в рассматриваемых учреждениях объясняется, с одной стороны, ужесточением уголовного (к примеру, ч. 3 ст. 70 УК РФ предусматривает возможность назначения окончательного наказания по совокупности приговоров в виде лишения свободы до тридцати лет) и уголовно-исполнительного законодательства, а также совершенствованием практики его применения, а с другой — меняющимся мировоззрением лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы и их желанием досрочного освобождения.

Увеличение количества регистрируемых преступлений требует своевременного принятия соответствующих организационно-управленческих и иных мер по недопущению развития негативных тенденций преступности в исправительных колониях.

Таким образом, особенности преступлений, совершаемых в местах лишения свободы, определяются спецификой уголовно-исполнительной системы, контингентом осужденных, содержащихся в исправительных колониях строгого режима, наличием формальных и неформальных отношений между ними, другими факторами

Глава 2 Деятельность сотрудников ИУ на первоначальном этапе расследования убийства


Заключение


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

59334. Відкритий урок „Тарас Шевченко” 43 KB
  Портрет Тараса Шевченка рушники серветки. Тарасова доля то правда жива. Тарасе наш Кобзарю всюди Приходиш нині ти як свій Тебе вітають щиро люди На всій Україні моїй.
59335. О слово рідне! України слово! (Сценарій свята мови) 51.5 KB
  О слово рідне України слово Богдана мудрість і Тараса заповіт. О слово рідне Мудру і прадавнє Ти вросло з могутньої землі Тебе валуєви жорстоко розпинали А ти возносилось і не корилось – ні 3 учень. О слово рідне Подарунок мами І пісня ніжна і розрада нам Я всім на світі...
59336. Пам’ять про тих, хто відійшов з життя 39.5 KB
  Наша пам’ять і вдячність за їх подвиги і жертовність. Та пам’ятай моя дитино добродушко Що мова українська солов’їна А найцінніший скарб людина І наймиліша нам родина А най дорожча Україна.
59337. Позакласний захід “Пташок викликаю з теплого краю” 57 KB
  Виходить дівчинка співає пісню: €œЩебетала пташечка€. 1 дівчинка: Благослови Боа Мати Веснукрасну зустрічати 2 дівчинка: Весну красну вітати Та віночки сплітати. 3 дівчинка: А віночки сплетемо Хороводом підемо дівчатка танцюють хоровод...
59338. Українська мова – наш скарб 70 KB
  1й учень. Люблю тебе моя Вітчизно мила Твої поля і небо голубе Бо ти дала мені малому крила Та як же не любить мені тебе 2й учень. Я буду вчитись в школі на відмінно Щоб мною ти пишатися могла 3й учень. Люблю твої ліси струмки джерельця І всеусе що є в моїм краю Тепло долонь і розуму і серця...
59339. Природа — наша мати, треба її оберігати 72.5 KB
  1й учень Губим землю топчим квіти Дерева ламаєм Що нам скажуть наші діти Чи душу ми маєм 2й учень Чи зґвалтована природа Нам гріхи відпустить Чи помститься нам за кривду Горя й зла напустить 3й учень Там Чорнобиль тут Курчатов. 4й учень Повзуть смертю по країні віруси й мікроби...
59340. Cценарій. Свято осені 73.5 KB
  Вже надходить осінь золота. Вже надходить осінь золота Молоде зелене сходить жито. Осінь осінь В гості тебе просим З щедрими хлібами З високими снопами З листопадом і дощем З перелітним журавлем.
59341. Cценарій свята „Зустріч Зими і Весни (стрітення)” 48.74 KB
  Якщо бабуся Зима 11 переможе то довго іще буде холодно а якщо красуня Весна візьме гору то поверне на тепло. Вранці на околицю села приїхала Весна а назустріч виходить стара бабуся Зима. Весна злазила із свого коня і починався двобій.