8349

Феодальный Китай под властью цинской монархии

Реферат

История и СИД

Феодальный Китай под властью цинской монархии План. Крестьянская война XVII в. Захватнические войны Цинов. Первая опиумная война. Крестьянская...

Русский

2013-02-10

96.45 KB

1 чел.

Феодальный Китай под властью цинской монархии

План

1.                 Крестьянская война XVII в.

2. Захватнические войны Цинов

3. Первая опиумная война

4. Крестьянская война тайпинов

5. Вторая «опиумная» война и поражения тайпинов

6. Китайская культура в конце XVIII — первой половине XIX в.

1. Крестьянская война XVII в.

Вопрос о степени разложения феодализма и времени зарождения в Китае элементов новых экономических отношений еще не достаточно изучен. Накопленные материалы свидетельствуют о том, что в XVI в. в феодальном Китае появились крупные купеческие компании, занимавшиеся торговлей тканями, фарфором, бумагой. В ряде случаев купцы-посредники подчиняли городских и сельских ремесленников, снабжая их сырьем. Но эти но вые отношения наблюдались лишь на сравнительно ограниченных территориях в устье Янцзы и некоторых других районах, причем и здесь они сосуществовали с казенными ремесленными мастерскими и мануфактурами.

Господство феодалов препятствовало развитию китайской экономики. Помещики всячески усиливали феодальную эксплуатацию крестьянства, что вызывало обострение классовой борьбы и привело к крестьянской войне.

В 1622 г. значительную территорию провинции Шаньдун охватило крестьянское восстание, руководимое тайным религиозным обществом «Белый лотос». Вскоре после его подавления восстали крестьяне провинции Шэньси, а в 30-х годах к ним присоединилось крестьянство других провинций Северного Китая.

Крестьянское восстание развернулось, когда Китай вел войну с маньчжурскими племенами, являвшимися до того в течение длительного времени его вассалами и данниками. Маньчжуры, жившие на территории современного Северо-Восточного Китая, подчинили себе соседние племена и захватили обширную территорию, а затем начали вторжение во внутренние районы Китая.

Необходимость вести войну с маньчжурами и одновременно подавлять крупные крестьянские восстания крайне осложнила положение правившей в тот период Китаем династии Мин. Правительство императора сняло часть войск с маньчжурского фронта и направило их против восставших крестьян. К 1638 г. правительственным войскам удалось разгромить повстанческие крестьянские армии.

Но это была временная победа. В 1639—1640 гг. восстание вспыхнуло с новой силой. В ряды повстанцев вливались не толь ко крестьяне, но и ремесленники, городская беднота. Вождем восстания стал талантливый полководец и организатор Ли Цзычэн. Он родился в крестьянской семье, юношей поступил на должность конного курьера почтовой станции. В течение многих лет Ли Цзычэн возглавлял повстанческие отряды. Теперь ему удалось объединить разрозненное крестьянские отряды и создать из них сильную, боеспособную армию с единым командованием.

Минские армии терпели поражения: То на одном, то на другом участке правительственные войска переходили на сторону повстанцев. В апреле 1644 г. крестьянская армия вступила в Пекин. Незадолго до этого повстанцы провозгласили Ли Цзычэна императором. Минская династия перестала существовать. * Ее последний император покончил жизнь самоубийством.

К тому времени, когда повстанцы вступили в Пекин, восстание охватило почти весь Северный Китай. На обширной территории были отменены старые налоги, ликвидированы кабальные долги. Был нанесен сильный удар по феодальным порядкам.

Расшатывая феодальные порядки, крестьянская война объективно способствовала созданию более благоприятных условий для развития производительных сил.

Однако, как и другие крестьянские войны средневековья, война китайских крестьян, возглавленных Ли Цзычэном, не могла привести к победе крестьянства. китай война цинский монархия крестьянский

Вступление повстанческих войск в Пекин было кульминационным пунктом восстания. Но положение повстанцев и их правительства было трудным. Крестьянские массы устали от войны, их вожди не имели четкой программы. Между тем продолжалось наступление маньчжуров на Китай.

Военные действия на маньчжурском фронте вели правительственные войска под командованием У Саньгуя. Ли Цзычэи всту пил в переговоры с У Саньгуем, предложив ему объединить силы для борьбы с маньчжурами. Но У Саньгуй и многие китайские феодалы считали своим главным врагом восставших крестьян. Они предпочли сговориться с маньчжурскими правителями, став на путь прямой измены собственному народу. У Саньгуй обратился к маньчжурам за поддержкой. Объединенные силы маньчжуров и предателя У Саньгуя * двинулись на Пекин. Повстанцы оставили город без боя. В июне 1644 г. маньчжуры вступили в Пекин. С этого времени в китайской столице утвердилась маньчжурская династия Цин.

Повстанческие армии около года продолжали борьбу, но силы были неравны. Крестьянская война окончилась поражением. Северный Китай перешел под власть маньчжуров.

Однако и после этого китайский народ продолжал борьбу. Отступившие остатки крестьянской армии, войска и население Центрального и Южного Китая в течение нескольких лет отражали натиск завоевателей. Только после упорных боев маньчжурам удалось взять в 1645 г. Янчжоу и Нанкин и вступить затем в провинции Южного и Юго-Западного Китая. Но здесь вспыхнули восстания против захватчиков. Восставшие овладели обширными районами провинций Хунань, Сычуань, Гуанси. Восстания охватили также Чжэцзян, Фуцзянь, Шэньси и Ганьсу. Благодаря поддержке значительной части китайских феодалов маньчжуры смогли подавить эти восстания. Только насе ление прибрежных районов Фуцзяни и о-ва Тайвань, возглавляемое Чжэн Чэнгуном, создало самостоятельное государство и сопротивлялось до 1683 г.

Власть династии Цин распространилась на весь Китай. Маньчжуры заставляли всех мужчин-китайцев в знак покорности обривать часть головы, а волосы на макушке заплетать в длинную косу, т. е. носить национальную маньчжурскую прическу.

Маньчжурское завоевание знаменовало собой победу феодальной реакции в Китае, оно закрепило феодальные порядки и феодальную отсталость страны. Вместе с тем маньчжурским и китайским феодалам приходилось считаться с последствиями великой крестьянской войны, сокрушившей династию Мин.

Первое время крестьяне не вносили налогов и не выполняли повинностей. Это положительно сказалось на экономическом развитии страны. Но по мере упрочения власти феодальной монархии вновь развернулся процесс концентрации земель в руках помещиков.

При Цинах сохранилось и стало более четким разделение земель на две категории — государственные и частновладельческие. К государственным землям относились обширные поместья императорского дома, маньчжурской аристократии (на правах пожалования, передаваемого по наследству), командиров «восьмизнаменных» войск (маньчжурские войска состояли из восьми корпусов — «знамен»); земли военных поселений; земли, принадлежавшие храмам, монастырям, школам. Собственностью государства считались леса, горы, пастбища.

Владения императорского дома и маньчжурской аристокра тии сформировались в результате конфискаций, проведенных после завоевания главным образом на территории столичной провинции и в Шаньдуне, а также в районах расположения «восьмизнаменных» войск. Собственностью цинского дома считалась вся Маньчжурия, куда доступ китайцам был закрыт. Обширные территории плодородных земель Маньчжурии пусто вали. Земли военных поселений были расположены вдоль границ империи и на вновь завоеванных территориях. Их обрабатывали крестьяне — военные поселенцы. Государственные земли не облагались налогами.

Однако земли, в той или иной форме являвшиеся собственностью феодального государства, составляли меньшую часть

обрабатываемых земель Китая. Большинство обрабатываемых земель относилось к категории частновладельческих. Их собственниками были феодалы-помещики, чиновники, купцы, ростовщики, отчасти крестьяне. При этом неуклонно сокращалась площадь земли крестьян-собственников. Наблюдался процесс концентрации земель в руках крупных помещиков, который сочетался с сохранением большого числа мелких и средних помещиков. Частновладельческие земли могли свободно покупать ся и продаваться.

Таким образом, формы землевладения в Китае были иными, чем в Индии и некоторых других странах Азии. Если в Индии основной формой феодальной собственности на землю была государственно-феодальная, то в Китае верховная собственность императора на землю была уже подорвана и в значительной мере являлась номинальной, там преобладала помещичья собственность как одна из разновидностей феодальной собственности на землю.

После укрепления власти династии Цин были проведены переписи населения и крестьянских хозяйств, на основе которых устанавливались налоги и феодальные повинности. Деревня была связана круговой порукой, системой объединения дворов в десятки, сотни и т. д.

В этих условиях крестьяне, лишившиеся земли или владеющие незначительными клочками, вынуждены были арендовать землю у помещиков на кабальных условиях, зачастую отдавая большую часть урожая и нередко выполняя целый ряд других феодальных повинностей.

Основной формой эксплуатации крестьянства была феодальная рента. Иногда это была, принудительная отработочная рента как результат переходящей из поколения в поколение наследственной задолженности крестьянина помещику. В других случаях за арендуемый клочок земли крестьянин обязан был безвозмездно работать на помещика. Но наибольшее распространение имела рента продуктами, или натуральная рента, сочетавшаяся с выполнением некоторых повинностей. В отдельных районах помещики взимали арендную плату в денежной форме.

Уклад жизни и быт китайской деревни, основанные на господстве натурального хозяйства, оставались почти неизменны ми из поколения в поколение. Земледелие сочеталось с занятием ремеслами. Каждая крестьянская семья, как правило, сама удовлетворяла свои скудные потребности в хлопчатобумажных тканях и частично в других предметах ремесленного производства.

Еще в период средневековья в Китае выросли многочисленные города. В Пекине проживало более 3 млн. человек, в крупных центрах провинций насчитывались сотни тысяч жителей.

Как и большинство городов Индии, китайские города являлись в первую очередь административными центрами, но вместе с тем они играли важную роль как центры ремесла и торговли. Феодальный характер китайского города проявлялся в установлении строго регламентируемой иерархии городов от уездного центра до столицы. Даже крупные поселения городского типа, не бывшие административными центрами, официально не считались городами.

Городские ремесленники, у которых занятие ремеслом пере давалось по наследству из поколения в поколение, объединялись в цехи. Маньчжурские власти усилили фискальные и полицейские функции цехов. Купцы объединялись в гильдии. Некоторые из них являлись крупными торговыми 1компаниями. Большую роль в китайских городах играл ростовщический капитал. В них имелись банки, ломбарды, меняльные лавки. Деньги давались в долг под большие проценты.

Хотя установление маньчжурского господства усилило позиции феодальных элементов и феодальную реакцию в Китае, тем не менее и при Цинах продолжало расти товарное производство, расширялся внутренний рынок, развивалось ремесленное производство, наблюдался рост мануфактур.

В Нанкине, Ханчжоу, Сучжоу и других пунктах работали крупные императорские мануфактуры, изготовлявшие шелк, парчу, атлас, чесучу, бархат. Расширялось производство изделий из фарфора на крупных мануфактурах в провинциях Цзянси, Фуцзянь, Чжэцзян. На них существовало четко выраженное разделение труда.

Изготовление фарфора, который славился на весь мир, приняло весьма значительные размеры. Только в Цзиндэчжэне (пров. Цзянси), даже не имевшем официального статуса города, действовало 3 тыс. печей для обжига фарфора, принадлежавших феодальному государству или частным предпринимателям. Француз Дюгальд писал: «Сие местечко, где живут настоящие художники фарфора, столь же многолюдно, как самые большие города в Китае».

Товарное производство и торговля, получившие значительное распространение в феодальном Китае, являлись составным эле ментом феодальной экономики.

Сословия. Государственный строй

Политическая надстройка Цинской империи призвана была сохранять и защищать феодальные производственные отношения. Этой же цели служило и сословное деление феодального китайского общества.

К высшему сословию, привилегии которого передавались по наследству, принадлежали маньчжуры: родственники императора и их потомки — «желтопоясные», имевшие привилегию носить пояс императорского, желтого цвета, «краснопоясные» и, «железношлемные» — потомки приближенных первых маньчжурских императоров.

Привилегированным сословием, принадлежность к которому не передавалась по наследству, были шэньши — «ученые». Чтобы стать шэньши, необходимо было сдать экзамен и получить ученую степень. Формально правом сдавать экзамен пользовались не только помещики, но и крестьяне, ремесленники, однако на подготовку к экзамену требовалось тратить многие годы, иметь средства для оплаты учителей и т. п. Сама процедура сдачи экзамена на ученую степень была чрезвычайно сложной. Обычно экзамен выдерживало не более 8—10% державших, в основном отпрысков состоятельных родителей, которые могли обеспечить своим детям возможности для продолжительной учебы и дать соответствующую мзду чиновникам и экзаменаторам. Естественно, что получение звания шэньши в большинстве случаев стало привилегией помещиков, богатых купцов и ростовщиков. Зачастую помещики покупали звание шэньши, не сдавая экзаменов. Звание шэньши было в феодальном Китае своеобразной формой личного дворянства. Из среды шэньши назначались управители городов, судьи и другие высшие чинов ники. Европейцы прозвали их мандаринами (от португальского «мандар» — «управлять»). Большая часть шэньши не состояла на государственной службе, но являлась тем не менее влиятельной прослойкой господствующего класса.

Низшие ступени сословно-иерархической лестницы составляли сословия земледельцев, ремесленников и торговцев. Сословная и классовая принадлежность не всегда совпадали. Сословие земледельцев включало не только крестьян, но и помещиков. В сословии ремесленников числились и владельцы крупных по тому времени мастерских и мануфактур. На самом низу сословной лестницы находились актеры, цирюльники, оружейные мастера, низшие служители канцелярий, рабы. Они не могли вступать в брак с представителями других сословий.

Цинская монархия и китайские помещики всячески укрепляли китайскую феодальную государственную систему как главное орудие обуздания и подчинения эксплуатируемого большинства города и деревни.

Во главе государства стоял неограниченный монарх — богдыхан. Высшей властью при богдыхане обладал Военный совет, состоявший из маньчжурской знати. Функции кабинета министров осуществляли «любу» («шесть приказов»): чинов, налогов, церемоний, военный, уголовный, общественных работ.

Собственно Китай делился на провинции, которые, в свою очередь, соответственно разделялись на области (фу), округа (чжоу), уезды (сянь). Во главе провинций стояли назначаемые богдыханом военный и гражданский губернаторы, над которыми стоял наместник, возглавлявший военную и гражданскую власть нескольких провинций. Высшие должности на местах по большей части также занимали представители маньчжурской знати.

Большую роль в подавлении сопротивления народных масс играла армия. Первоначально она состояла только из солдат-маньчжуров. В дальнейшем к службе в «восьмизнаменной» армии привлекались монголы, а затем и китайцы. При этом все служившие в «восьмизнаменных» войсках, независимо от своего национального происхождения, рассматривались как представители привилегированного сословия. Они получали щедрое воз награждение.

Позднее была создана армия «зеленого знамени», формировавшаяся из китайцев. Ее солдаты получали малое жалованье, были плохо вооружены.

Религиозно-идеологическая система феодального Китая имела свои особенности. Морально-этические учения преобладали в ней над чисто религиозными представлениями и догмами. Духовенство не стало в Китае отдельным влиятельным сословием.

Многие столетия господствующее положение в духовной жизни китайцев занимало конфуцианство. Создатель этого учения Конфуций (ок. 551—479 гг. до и. э.) призывал к строгому соподчинению в отношениях между людьми в семье и обществе, основанному на уважении и почитании старших по возрасту и общественному положению: «Государь должен быть государем, подданный — подданным, отец — отцом, сын — сыном». Ки тайские феодалы выдвигали на первый план и пропагандировали наиболее реакционные стороны учения Конфуция — о божественном происхождении императора, подчинении власти и т. п. Конфуцианство стало официальной государственной доктриной, одним из объектов культового поклонения.

Наряду с конфуцианством в древнем и средневековом Китае получил широкое распространение даосизм. Его основоположником считается легендарный Лао-цзы. До сих пор исследователям не удалось доказать или опровергнуть существование Лао-цзы, которого принято считать современником Конфуция. Согласно учению Лао-цзы, все существующее, природа, жизнь людей — это бесконечный поток естественного развития, «Вели кое Дао (Путь)». Человек должен стремиться постичь Дао. Возникнув как философское учение, даосизм в I—II вв. становится религией, включившей в систему своих представлений элементы народных верований, магии и шаманства.

Тогда же в Китае начинает распространяться и буддизм, который в средние века приобрел большое влияние.

На протяжении веков происходил своеобразный синтез конфуцианства, даосизма и китайского буддизма.

К началу нового времени в Китае уже утвердилась комплексная система религиозных верований со своей иерархией куль тов. Церемонии, связанные с почитанием Неба, Земли, императорских предков, осуществлялись самим императором — «сыном Неба». Общекитайский характер носили культы Конфуция, Лао-цзы и Будды, в честь которых сооружались многочисленные храмы. Далее следовали культы явлений и сил природы, культы отдельных районов и, наконец, домашние (семейные) культы.

Цины использовали эту систему идеологического воздействия на народные массы для духовного порабощения трудящихся и освящения феодальных порядков.

2. Захватнические войны Цинов

Постепенно маньчжурская знать становилась составной частью господствующего класса Китая, возглавлявшей феодальную иерархию империи.

Завоеватели-маньчжуры заимствовали у китайцев культуру, многие обычаи, структуру государственных учреждений, религию и идеологические доктрины, отказались от шаманизма, который раньше исповедовали маньчжурские племена и их князья. Но при этом маньчжуры всеми способами закрепляли свое собственное привилегированное положение в китайском обществе и государстве. Смешанные браки были запрещены. Даже в гарем никто из маньчжуров не мог взять в качестве наложницы китаянку. Формально маньчжурский язык (и письменность) был объявлен государственным языком империи на ряду с китайским. Официальные документы составлялись на двух языках.

Такая ситуация не могла не породить противоречий между маньчжурской знатью и некоторыми группами китайских помещиков, а для большинства китайского народа господствоцинских императоров и маньчжурской знати олицетворяло собой всю совокупность феодальной эксплуатации и гнет чужеземной Династии. Не удивительно, что даже выступления народных масс против китайских помещиков, как правило, развертывались под антиманьчжурскими лозунгами.

В то же время класс китайских феодалов (вместе со став шей его составной привилегированной частью маньчжурской знатью) сам жестоко, угнетал национальные меньшинства империи. Политика цинских императоров отвечала классовым интересам не только маньчжурских, но и китайских феодалов, стремившихся к завоеванию соседних стран и насаждавших идеологию великоханьского шовинизма.

Объектом маньчжуро-китайской агрессии на севере и западе стали монголы и другие народы Центральной Азии. Кроме Южной, или Внутренней, Монголии, подчиненной маньчжурами еще в 1636 г., при императоре Канси (1662—1722) в конце XVII в. была захвачена Халха (Северная Монголия). После этого развернулась длительная борьба за подчинение западных монголов (ойратов). В середине XVIII в. Ойратское (Джунгар-ское) ханство было завоевано войсками императора Цяньлуна (1736—1795). Вскоре была завоевана и аннексирована Кашга-рия — государство уйгуров, расположенное к югу от Тянь-Шаня, в Восточном Туркестане.

Параллельно осуществлялась маньчжуро-китайская агрессия против Тибета. В 1720 г. его восточная часть была оккупирована цинскими войсками. Это вызвало восстание тибетцев. Лишь в результате длительных военных действий против повстанцев Тибет был насильственно включен в состав китайской империи.

В XVIII в. китайские богдыханы неоднократно предпринимали завоевательные походы во Вьетнам и Бирму.

Маньчжуро-китайские феодалы подвергали жестокому национальному и социальному угнетению монголов, уйгуров, тибетцев, чжуанов (пров. Гуанси), дунган (китайское название -— хуэй), проживавших на юго-западе и северо-западе империи, ицзу, мяо (на юго-западе) и многие другие народы.

Первое время цинское правительство благожелательно относи лось к западноевропейским миссионерам, устремившимся в Китай, рассчитывая в случае необходимости использовать поддержку европейцев в подавлении сопротивления китайского народа. Оно разрешило иностранным кораблям заходить и вес ти торговлю в китайских портах Гуанчжоу (Кантон), Сямыне (Амой), Нинбо, Динхае.

Во второй половине XVII в. Пекин посещали голландские, португальские, французские и английские купцы. В Китай при ехало много католических миссионеров, которые развернули там проповедь христианства. В царствование Канси они приобрели большое влияние при дворе. Некоторые из миссионеров стали советниками самого императора, им давались дипломатические поручения.

Деятельность иностранных миссионеров вызывала растущее недовольство в народе. С другой стороны, в правящем лагере появился страх перед новыми, неведомыми веяниями, которые могли прийти из далекой Европы. В 1724 г. новый богдыхан, Юнчжэн, приказал закрыть христианские церкви и выслать большинство миссионеров. В 1757 г. при императоре Цяньлуне был издан указ, запрещавший торговлю с европейцами во всех китайских портах, кроме Гуанчжоу.

С этого времени цинское правительство стало проводить политику изоляции Китая от Запада. Европейцам запрещалось посещать Китай. Их корабли допускались только в Гуанчжоу, где они могли вести торговлю под контролем властей с одной лишь купеческой компанией «Гунхан» (в европейской литера туре «Кохонг»). При посещении Гуанчжоу иностранцы не смели общаться с населением. Их снабжали продовольствием специально выделенные для этого китайскими властями купцы, которых португальцы называли компрадорами *.

Позднее компрадорами стали называть тех представителей буржуазии колоний и зависимых стран, которые выступали как контрагенты, представители и посредники иностранного капитала.

Цинские правители считали, что политика изоляции укрепит их господство. У китайских феодалов не было непосредствен ной экономической заинтересованности в установлении торговых связей с Европой. Правители Китая имели весьма смутное представление об уровне развития европейских, да и более близ ких к Китаю государств. При этом они усиленно насаждали традиционные великоханьские концепции об исключительности китайцев, о Китае как «Срединной империи», «Поднебесной», окруженной отсталыми, «варварскими» странами.

Политика самоизоляции в какой-то степени отсрочила втор жение иностранных колонизаторов в Китай. Но главным ее результатом были консервация феодальных порядков и сохранение цинского господства, угнетения порабощенных народов. Ограничив внешнюю торговлю, Цины нанесли удар тем ремесленным производствам и мануфактурам, продукция которых ранее поступала на внешний рынок.

Отношения между Китаем и Россией установились еще до маньчжурского завоевания. Они определялись географическим положением двух государств и строились на основе равноправия и взаимной выгоды. Один из императоров династии Мин специальной грамотой разрешил русским приезжать со своими товарами в Китай.

Когда в XVII в. русские землепроходцы подошли к берегам Тихого океана, правительство России предприняло шаги к установлению регулярных политических и экономических отношений со своим восточным соседом. В 1654 г. Пекин посетило русское посольство, возглавленное Ф. И. Байковым. Через не которое время были направлены новые посольства, среди которых большое значение имело посольство, возглавленное Николаем Спафарием (Милеску) в 1675—1676 гг.

Однако завоевательная политика Цинов, одним из объектов которой стали дальневосточные владения Российского государства, затрудняла установление экономических и политических отношений между двумя государствами. Маньчжуры неоднократно нападали на Албазинское воеводство, осаждали и разрушали Албазинский острог, но казаки отбивали крепость и вновь отстраивали ее. Во время очередной осады Албазина в 1686 г. Канси предложил русскому правительству начать пере говоры о территориальном размежевании владений обоих государств. В связи с обострением отношений с Джунгариейки тайский богдыхан стремился в то время избежать военного столкновения с Россией.

Русско-китайские переговоры, начавшиеся в 1689 г. в Нерчинске, проходили в неблагоприятной для русской стороны обстановке. Семнадцатитысячное маньчжурское войско окружило город и грозило начать штурм. По условиям подписанного тогда Нерчинского договора русское правительство было вынуждено уступить часть Приамурья (Албазинское воеводство). Области нижнего течения Амура и Приморья оставались неразграниченными. Цинские послы скрепили клятвой обязательство не заселять албазинские земли и не сооружать здесь укреплений. Тем самым правительство Китая признало ограниченность своего суверенитета на захваченных им у России землях.

Договор предусматривал установление регулярных торговых связей между двумя странами.

Петр I стремился к улучшению и расширению русско-китайских отношений. В 1715 г. в Пекине была учреждена российская духовная миссия, которая способствовала распространению в России научных знаний о Китае.

Захват Цинамц Северной Монголии выдвинул вопрос о раз межевании владений России и Китая в этом районе. По заключенному в 1727 г. Кяхтинскому договору была определена граница к западу от р. Аргунь. Земли по Амуру и Тихоокеанскому побережью остались неразграниченными. От России вновь бы ли отторгнуты некоторые территории. В Кяхтинском договоре имелись также статьи о развитии русско-китайской торговли. В Пекин разрешался въезд 200 русским купцам, которые могли там построить торговые склады. Туда же направлялось шесть русских учеников для изучения китайского языка. В 1731 г. Москву посетило китайское посольство.

Хотя после провозглашения политики самоизоляции Китая прекратился обмен посольствами между Китаем и Россией, меновая торговля между двумя странами продолжала развиваться на границе, в Кяхте. Продолжалась также деятельность русской духовной миссии в Пекине.

Известный экономический подъем, наблюдавшийся в Китае в начале XVIII в. и являвшийся прежде всего результатом вы званного великой крестьянской войной XVII в. ослабления феодального гнета, не мог быть продолжительным. Феодальные порядки, господство маньчжурских поработителей задерживали развитие производительных сил, обрекали экономику Китая на застой и упадок. Захват крестьянских земель, рост концентрации земли в руках крупных помещиков, усиление феодальной эксплуатации неуклонно вели к разорению крестьянства. Не будучи в состоянии вносить 'возросшую арендную плату помещикам и многочисленные налоги, опутанные долгами ростовщикам, сотни тысяч крестьян покидали свои деревни. Одни бежали на свободные земли на юге и западе Китая, другие шли в разбойники.

Большое влияние приобрели тайные религиозные организации и общества, ставившие своей целью свержение маньчжурской династии. Самыми крупными и влиятельными из них были общество «Триада», действовавшее в приморских провинциях, «Общество старших братьев» — в долине Янцзы, возникшее еще в XIII в. в Северном Китае общество «Белый лотос» и др.

Эти общества, как правило, имели религиозно-мистический характер. Их члены обязаны были выполнять специальные об ряды. Здесь действовали суровая дисциплина и строгая конспирация.

Крайне пестрым был социальный состав тайных обществ. В них входили крестьяне, ремесленники, городская беднота, нищие, бродяги. Но в руководстве обществами подчас видную роль играли купцы, помещики, чиновники. Нередко китайские помещики использовали участие в тайных обществах для усиления своей власти над крестьянами, они стремились всячески ограничить антифеодальные устремления рядовых членов обществ.

Однако, несмотря на отсталость и примитивность идеологии и методов борьбы тайных обществ, они превращались в организации, объединявшие крестьянство на борьбу против правящих классов, зачастую выступали организаторами и руководителями антифеодальных восстаний китайского крестьянства.

В конце XVIII — начале XIX в. происходил ряд антифеодальных восстаний китайского крестьянства и угнетенных народностей.

В 1786 г. началось большое восстание на Тайване, руководимое тайным обществом «Триада». В 1796 г. развернулось еще более крупное восстание «Белого лотоса», продолжавшееся несколько лет и охватившее ряд провинций Северного Китая. Только к 1802 г. армиям богдыхана удалось подавить это на родное выступление. В те же годы произошло несколько крупных восстаний народностей Юго-Западного Китая. В 1813 г. крупное антиманьчжурское восстание охватило Северный Китай.

Эти восстания носили местный характер, были плохо организованы, кончались поражением, однако они подрывали силы китайского феодализма и свидетельствовали о нарастании новой обще китайской крестьянской войны.

К началу XIX в. феодальный Китай переживал глубокий кризис. Неуклонно нарастало возмущение народных масс. Антифеодальная борьба крестьянства угрожала основам цинского режима. Однако приход европейских колонизаторов нарушил естественное развитие китайского общества.

3. Первая опиумная война

Завершая завоевание Индии, правящие классы Англии одно временно поставили перед собой задачу колониального порабощения Китая.

Английские капиталисты не желали мириться с ограничения ми, введенными правительством Китая на торговлю с иностранными государствами. Они стремились пробить брешь в политике самоизоляции Китая, установить с ним дипломатические отношения и вести торговлю без каких бы то ни было ограничений. Британским колонизаторам нужно было «открыть» Китай для того, чтобы превратить его в колониальный придаток Англии.

С целью оказать давление на китайское правительство Великобритания направила специальную миссию, которая прибыла в 1793 г. в Китай на нескольких вооруженных кораблях. Стремясь продемонстрировать перед Китаем военную и промышленную мощь Англии, английские гости привезли в подарок богды хану образцы современного оружия и разного рода диковинные для китайцев механизмы. Миссию возглавлял крупный британский колониальный деятель и дипломат лорд Макартней, занимавший до этого посты губернатора Мадрасской провинции в Индии и посла в Петербурге.

Макартней должен был добиться у богдыхана разрешения английским купцам торговать в китайских портах и открытия английских торговых складов в самом Пекине; настоять на передаче англичанам какого-нибудь китайского острова для создания там английской базы; добиться снижения пошлин на английские товары; установить прямые дипломатические отношения между английским и китайским правительствами. Однако эта программа не была тогда реализована. Китайские власти торжественно встретили британскую миссию. Но они подчерки вали, что рассматривают ее наравне с дипломатическими миссиями государств, которые правители Китая считали своими вассалами. Китайские власти укрепили на прибывших английских кораблях флаги с надписью: «Носитель дани из английской страны». Через некоторое время после прибытия миссии в Пекин Макартнею было заявлено, что послы вассальных стран могут находиться в столице лишь временно. Принеся дань и поздравления, они должны отправляться домой. Перед отъездом миссии богдыхан Цяньлун вручил Макартнею указ на имя британского короля Георга III, в котором говорилось: «Вы, о государь, живете далеко, за пределами многих морей, и тем не менее, движимый смиренным желанием приобщиться к благам нашей цивилизации, послали миссию, почтительно доставившую нам ваше послание. Серьезные выражения, в которых оно составлено, обнаруживают почтительное смирение с вашей стороны, которое весьма похвально... Что касается вашего ходатайства об аккредитовании одного из ваших подданных при моем небесном дворе для наблюдения за торговлей вашей страны с Китаем, то таковая просьба противоречит всем обычаям моей династии и никоим образом не может быть принята. Если я распорядился, чтобы дары дани, присланные вами, о государь, были приняты, то это было сделано, исключительно принимая во внимание чувства, побудившие вас прислать их издалека. Великие подвиги нашей династии проникли во все страны Под небесной, и государи всех наций суши и морей посылают свои ценные дары. Как ваш посол может сам убедиться, мы имеем абсолютно все. Я не придаю цены странным или хитро сделанным предметам и не нуждаюсь в изделиях вашей страны... Трепеща, повинуйтесь и не выказывайте небрежности».

Таким образом, правители Китая категорически отказались расширить связи с Англией, допустить иностранцев в страну.

Английские капиталисты, воевавшие в тот период с Францией за мировую гегемонию и осуществлявшие завоевательные колониальные войны против народов Индии, воздержались от применения силы по отношению к Китаю. Но они настойчиво продолжали добиваться его «открытия». В начале XIX в. Англия трижды пыталась отнять захваченный в свое время порту гальцами китайский порт Аомынь (Макао). В 1816 г. в Китай был направлен новый чрезвычайный представитель английского правительства — Амхерст, преследовавший те же цели, что и Макартней, и столь же безуспешно.

После захвата англичанами Бенгалии с ее районами, производящими опиум, Ост-Индская компания получила от английского правительства монопольное право на опиумную торговлю и стала ввозить опиум в Китай. Торговля опиумом, который бенгальские крестьяне обязаны были возделывать в принудительном порядке, оказалась очень прибыльным делом. Продажа опиума китайцам давала английским властям в Индии '/V всех их до ходов. Нужно учитывать также, что многие годы стоимость покупаемых англичанами в Китае шелка, чая и других товаров намного превышала выручку от весьма скромного английского ввоза. Англичанам приходилось оплачивать китайские товары серебром. Возросший ввоз опиума не только покрывал расходы на оплату китайских товаров, но и способствовал выкачке се ребра из Китая.

С 1800 по 1838 г. количество ежегодно ввозимого в Китай опиума увеличилось в 20 раз — с 2 тыс. до 40 тыс. ящиков. Опиекурение приобрело чрезвычайно широкие масштабы. В 183S г. один из китайских чиновников докладывал: «Начиная с чиновного сословия правительственных учреждений вплоть до хозяев мастерских и лавок, актеров и слуг, а также женщин, буддийских монахов и даосских проповедников — все средь бела дня курят опиум, приобретают трубки и все принадлежности для курения опиума».

Однако английские купцы все же были недовольны существующим положением и в петициях к своему правительству требовали применить силу по отношению к Китаю, с тем что бы добиться полной легализации торговли опиумом и открытия китайских портов для иностранной торговли. В 1834 г. английское правительство, не уведомив китайские власти, направило в Гуанчжоу своего уполномоченного для наблюдения за англо китайской торговлей. Назначенный на этот пост англичанин Нэпир вел себя вызывающе по отношению к китайским властям. По его требованию в Гуанчжоу прибыло два английских военных корабля.

Во второй половине 30-х годов в результате утечки серебра за границу резко ухудшилось финансовое положение цинокого правительства. Губительные последствия опиумной контрабанды вызывали сильное недовольство в различных слоях китайского общества. Постепенно становилось очевидным, что опиумная торговля является одной из форм английской агрессии.

Император Даогуан издал в 1836 г. эдикт об усилении борьбы с опиумной контрабандой. Но большинство в правящем лагере не было заинтересовано в этом. Мало того, при дворе существовала влиятельная группировка, выступавшая за полную легализацию торговли опиумом. Лишь небольшая группа высших чиновников во главе с Линь Цзэсюем выступала за полный запрет опиумной торговли и курения опиума.

Линь Цзэсюй принадлежал к прогрессивной части феодальной интеллигенции. В 1830 г. он вошел в кружок поэтов, в котором проповедовались реформаторские взгляды. Члены этого кружка выступили инициаторами кампании за запрещение опиума. В 1838 г. Линь Цзэсюй стал наместником провинций Ху-нань и Хубэй, где принял действенные меры для обнаружения и изъятия опиума. Благодаря поддержке населения запрещение опиума в этих двух провинциях оказалось эффективным и успешным. Вскоре Линь Цзэсюй был назначен особым уполномоченным в центр опиумной контрабанды — провинцию Гуандун. Прибыв весной 1839 г. в Гуанчжоу, он потребовал от иностранных купцов сдать все запасы опиума, а когда те отказались это сделать, лживо заявив, что опиума у них нет, приказал блокировать факторию иностранных купцов. После этого английские купцы были вынуждены сдать китайским властям свыше 20 тыс. ящиков контрабандного опиума.

Решительные действия Линь Цзэсюя встретили поддержку населения Гуандуна. Усилилось движение за запрещение опиума в других провинциях. Англия же использовала события в Гуандуне для провоцирования войны против Китая. В ноябре 1839 г. английские военные корабли напали на китайские джонки.

В отличие от большинства других представителей господствующего класса Линь Цзэсюй понимал, что необходимо готовиться к серьезному сопротивлению иностранным агрессорам. «Если призвать всех военнообязанных из народа, — писал Линь Цзэсюй, — то этого с лихвой хватит для того, чтобы справиться с ними... Я и мои коллеги выяснили настроение народа, и ока зывается, что не только во всех деревнях и поселках по побе режью все честные и открытые люди с трудом сдерживают свое крайнее негодование, но и в многочисленных рыбацких поселках все ненавидят их бесчинства и насилия; эти люди определенно будут защищать себя и свои очаги и объединяться для обороны. Англичане, видя, как повсюду идет подготовка, разумеется, не посмеют задерживаться у нас».

Из рыбаков, лоцманов, ловцов жемчуга, ремесленников, крестьян Линь Цзэсюй создал отряды ополченцев для боевых действий против захватчиков на суше и на море. В нескольких столкновениях с английскими моряками осенью 1839 г. население Гуандуна показало, что оно может успешно сопротивляться захватчикам. Однако правящая клика не поддержала Линь Цзэсюя. Император отменил многие его распоряжения. Капитулянты в правящем лагере стремились к сговору с англичанами.

Английские газеты объявили законные меры китайских властей по борьбе с контрабандой насилием над британскими подданными и призвали «сурово наказать китайцев». Вслед за тем английское правительство предъявило Китаю вызывающие требования: компенсировать стоимость уничтоженного опиума; дать удовлетворение за «оскорбления», нанесенные английским подданным; дать гарантии, что в будущем к англичанам будут относиться в Китае «с должным уважением»; предоставить в вечную собственность Англии какой-либо остров у берегов Южного Китая, который англичане превратили бы в свою укреп ленную базу. Характер этих требований показывает, что английское правительство стремилось не только добиться «права» на беспрепятственное отравление китайского народа опиумом, но и создать благоприятные условия для дальнейшего проникновения в Китай.

Английское правительство понимало, что без войны эти требования не будут реализованы. В июне 1840 г. в китайские воды прибыла британская военная эскадра из нескольких десятков кораблей. Часть кораблей блокировала Гуанчжоу, другие на правились к устью Янцзы. В начале июля английский десант занял о-ва Чжоушань, расположенные недалеко от Шанхая. Английский офицер, участник войны, так описывал эту операцию: «...войско было высажено на берег, развернулся флаг Англии, и с этой минуты глазам представилось зрелище страшного грабежа. В каждый дом вторгались насильственно, разбивали каждый сундук, улицы были завалены картинами, стульями, столами... Грабеж прекратился, только когда уже нечего было взять. Наши люди порядочно запаслись подарками для своих приятелей, им будет чем убрать и квартиры; нет недостатка в трофеях, взятых не с боя, не на поле битвы, а похищенных у мирных беззащитных жителей».

Так, без объявления войны, английские колонизаторы начали первую англо-китайскую («опиумную») войну. Англию поддерживали не участвовавшие в войне Франция и США. В китайские воды была направлена американская эскадра. Бывший американский президент Джон Адаме заявил, что «война, объявленная Англией, является справедливой».

При китайском дворе в тот период взяли верх сторонники капитуляции перед англичанами. Наместник столичной провинции Чжили —Ци Шань от крыто требовал начать пере говоры и пойти на уступки. В ноябре 1840 г. император издал эдикт об отмене запрета на опиум. Началась рас права со сторонниками со противления англичанам. Линь Цзэсюй и другие патриоты были смещены со своих постов. Ци Шань, назначенный наместником Гуан дуна и Гуанси, потребовал казни командира гуандунских морских сил Чэнь Ляньшэна за то, что последний приказал открыть огонь по английским захватчикам. В результате протестов населения это требование не было выполнено, но гуандунские морские и сухопутные части, стойко сопротивлявшиеся захватчикам, были расформированы. Ци Шань вел с английским командованием переговоры, во время которых в принципе согласился принять требов ния англичан.

Капитулянтская политика вызывала недовольство в различных слоях китайского общества, особенно в Гуан-дуне и других приморских провинциях, ставших объектами английской агрессии. С другой стороны, правительство не имело средств для выплаты контрибуции англичанам в возмещение стоимости конфискованного опиума. К тому же император опасался, что открытая капитуляция серьезно подорвет престиж династии.

В Феврале 1841 г. английские войска начали наступление в районе Гуанчжоу и захватили один из фортов В этих условиях цинское правительство не могло поддержать Ци Шаня и лойти открыто на полную капитуляцию. Оно официально объявило войну Англии. Богдыхан разжаловал и отдал под суд Ци Шаня, его имущество было конфисковано, а жены и наложницы проданы с аукциона.

Вскоре английское правительство направило в Китай новые подкрепления. Английские войска захватили окрестности Гуан чжоу и некоторые порты юго-восточного побережья Китая.

Китай вел справедливую войну за сохранение своей независимости и суверенитета. Ее следует рассматривать как начал» освободительной борьбы китайского народа против иностранных колонизаторов.

Еще в то время, когда происходили переговоры между Ци Шанем и английским командованием, в прибрежных районах начали действовать партизанские отряды: они нападали на небольшие группы англичан, высаживавшиеся с кораблей для пополнения запасов продовольствия. Партизанские формировавния называли себя «пинъинтуань» («отряды для усмирения англичан»). Самую крупную операцию пинъинтуани правели 30 мая 1841 г. у деревни Саньюаньли (вблизи Гуанчжоу), где несколько тысяч плохо вооруженных партизан окружили 800 английских солдат и моряков. Проливной дождь, подмочивший порох англичан, лишил их возможности пустить в ход огнестрельное оружие. Только вмешательство наместника провинции Гуандун, приказавшего выпустить окруженных англичан, спасло английский отряд от уничтожения. Англичане отступили на свои корабли.

Чжэньцзян расположен на стыке Великого канала и Янцзы. Взяв его 21 июля, англичане перерезали важнейшую коммуникацию, соединявшую Южный Китай с Северным, и создали угрозу Нанкину. Вскоре китайское правительство капитулировало.

Главной причиной поражения Китая была его военная и экономическая слабость по сравнению с капиталистической Англией. В то время как китайские армии потеряли 20 тыс. чело век убитыми и ранеными, потери англичан составили всего 520 человек. Феодальные правители Китая не организовали единой обороны в масштабе всей страны. В каждом городе сражались небольшие гарнизоны, действовавшие изолированно. Воспитанные в духе высокомерного пренебрежения к «заморским варварам», маньчжурские военачальники оказались неспособными умело руководить войсками на поле боя, они считали самоубийство почетной смертью, искупающей позор поражения. Богды хан посмертно награждал и щедро одаривал семьи командиров-самоубийц, чьи войска потерпели поражение.

Вооруженные до зубов англичане продвигались вперед, жестоко расправляясь с мирным населением. «В этой войне,— писал К. Маркс, — английская солдатня совершала мерзости просто ради забавы; ее ярость не была ни освящена религиозным фанатизмом, ни обострена ненавистью к надменным завоевателям, ни вызвана упорным сопротивлением героического врага. Насилование женщин, насаживание детей на штыки, сжигание целых деревень — факты, зарегистрированные не мандаринами, а самими же британскими офицерами, — все это совершалось тогда исключительно ради разнузданного озорства» *.

29 августа 1842 г. у стен Нанкина на борту английского военного корабля был подписан англо-китайский договор «о мире, дружбе, торговле и возмещении убытков». Согласно Нанкинскому договору Китай открывал для английской торговли пять яортов: Сямынь (Амой), Фучжоу, Нинбо, Шанхай и Гуанчжоу, в которых англичане могли учредить свои консульства. Монопольная компания «Кохонг» упразднялась, британские купцы получали право торговать «со всякими лицами, с коими они по желают». Договор декларировал 'покровительство английским подданным, находящимся в Китае. Император Китая уступал о-в Сянган (Гонконг) королеве Великобритании. На английские товары устанавливались льготные таможенные тарифы — не выше 5%. Китайское правительство обязано было выплатить Англии большую контрибуцию — 21 млн. лян**, из которых б млн. — как вознаграждение за уничтоженный опиум, 3 млн. — на возмещение убытков английских фирм и 12 млн. лян—на покрытие расходов Англии на войну в Китае.

Не ограничиваясь этим, Англия заставила Китай подписать в 1843 г. дополнительный договор, предоставивший английским подданным в Китае права экстерриториальности, т. е. неподсудности китайскому суду и китайским законам. В открытых портах учреждалась система иностранных поселений (сеттльментов), не подлежащих контролю китайских властей. Договор предусматривал применение к Англии «принципа наибольшего благоприятствования». Отныне любая уступка, вырванная у Китая какой-либо державой, должна была автоматически распространяться на Англию. Договоры не содержали статей, раз решавших ввоз опиума в Китай, ко согласие возместить стоимость опиума, уничтоженного Линь Цзэсюем, было использовано для широкого ввоза наркотика в страну.

Вскоре в Нанкине были подписаны договоры между Китаем и другими капиталистическими державами. Правительство США направило в Китай своего представителя в сопровождении военных кораблей. В ноте с изложением американских требований он грозил: «У моего правительства, может быть, возникнет необходимость еще раз заставить китайский народ испытать все тяготы войны». В результате этих угроз в 1844 г. был подписан неравноправный американо-китайский договор, который расширял привилегии, предоставляемые иностранцам Нанкиноким договором. В том же году аналогичный договор был подписан между Китаем и Францией. Помимо привилегий, предусмотренных в ранее подписанных договорах, французам предоставлялось право строить в открытых портах католические церкви и заниматься миссионерской деятельностью. Капиталистические державы получили широкие возможности использовать христианскую церковь и миссионеров для расширения своего влияния.

Кроме крупных капиталистических держав неравноправные договоры с Китаем подписали Бельгия, Швеция и Норвегия.

Первая «опиумная» война стала важным рубежом в развитии Китая. Силой оружия он был открыт для проникновения иностранного капитала. Колонизаторы Англии, Франции и США завоевали первые важные политические и экономические позиции в Китае. Часть китайской территории — о-в Сянган — стала английской колонией (Гонконг). Нанкинские договоры положили начало ущемлению суверенитета и национальной независимости китайского государства.

С появлением открытых портов начал расширяться ввоз в Китай товаров из капиталистических стран Европы и из США. Китай втягивался в орбиту мирового капиталистического рынка. Начался процесс превращения независимого феодального государства в полуколонию, завершившийся в конце XIX в. Одно временно было положено и начало освободительной борьбе китайского народа против иностранных колонизаторов.

4. Крестьянская война тайпинов

Еще накануне вторжения иностранных колонизаторов феодальный Китай переживал глубокий кризис. Одним из главных про явлений этого кризиса было обострение классовой борьбы — многочисленные крестьянские восстания, восстания угнетенных народностей.

В первое сорокалетие XIX в. в различных провинциях Китая произошли десятки крестьянских восстаний. Хотя это были стихийные и изолированные выступления, некоторые из них приобретали весьма внушительный размах и создавали сильную угрозу феодальным порядкам.

Подписание первых неравноправных договоров, открытие портов тяжело отразились на экономике страны и положении народных масс. Ввоз в Китай английских шерстяных и хлопчатобумажных тканей увеличился с 1842 по 1845 г. примерно в 3,5 раза. Это привело к сокращению местного производства и разорению ремесленников в районах открытых портов.

Силой оружия колонизаторы обеспечили себе «право» отравлять китайский народ опиумом. За десять лет, с 1840 по 1850 г., ввоз опиума в Китай возрос в 2,5 раза. Возросший ввоз опиума, необходимость выплаты огромной контрибуции при вели к выкачке большого количества серебра. Цены на серебро и серебряные монеты резко подскочили. Это больно ударило по крестьянам и ремесленникам, которым для уплаты налогов приходилось менять медные деньги на вздорожавшие серебряные.

Помещики значительно повысили арендную плату. Богдыхан и местные власти ввели десятки новых налогов. Ввиду острого финансового кризиса власти прекратили ремонт ирригационных сооружений. Сооружения искусственного орошения, каналы, плотины, дамбы и др., разрушались. Это делало еще более тяжелыми последствия стихийных бедствий. Разливы рек, наводнения, засухи приводили к полному разорению обнищавшего крестьянства, к массовым голодовкам.

В одном из документов того времени мы читаем: «Повинности распределялись без какого бы то ни было порядка и правил, выполнение их иссушало людей, ведь к людям относились без сожаления, без пощады... Тяготы, падавшие на простых людей, заставляли их покидать свои дома, ибо жаловаться было некому».

Общее ухудшение положения тяжело отразилось на угнетенных народах империи.

Таким образом, вторжение иностранных колонизаторов многократно усилило кризис, который переживал феодальный Ки тай. Еще больше, чем раньше, выявилась реакционная, тормозящая роль феодальных порядков, давно уже сковывавших развитие производительных сил страны. До предела усилилось недовольство народных масс, которое вскоре вылилось в крестьянскую войну. Это мощное движение, как и народное восстание в Индии, было ответом на колониальную политику капиталистической Англии. Но если в Индии, ставшей уже колонией, народное восстание было прямо и непосредственно направлено против иноземных захватчиков, то в Китае, который только начинал превращаться в полуколонию, крестьянская война была заострена против Цинов и феодального гнета.

Как это часто бывало в истории крестьянских войн, социальное движение народных масс приняло религиозную окраску. Вождем и идеологом восстания стал Хун Сюцюань, начавший в 1843 г. на юге Китая вербовку сторонников.

Хун Сюцюань происходил из семьи крестьянина провинции Гуандун. С семи лет родители отдали его в местную школу. Из-за тяжелого материального положения семьи Хун Сюцюаню в шестнадцать лет пришлось бросить учебу и работать в поле. Через два года он был приглашен на должность учителя в родной деревне, где учительствовал до 1843 г. Хун Сюцюань изучал труды древних китайских авторов. В Гуанчжоу, куда деревенский учитель неоднократно выезжал, тщетно пытаясь сдать экзамен для получения ученой степени, он встречался с миссионерами, ознакомившими его с основами христианства.

В 1837 г., тяжело переживая очередную неудачу на экзамене, Хун Сюцюань заболел. Впоследствии он утверждал, что во время болезни он был призван на небеса к христианскому богу, который поручил ему избавить Китай от дьяволов и утвердить царство справедливости. Находясь в экстазе, Хун Сюцюань произносил стихотворные заклинания типа:

В руках держу я меч и на земле порядок наведу.

Повсюду чувствую себя, как дома.

Всю нечисть соберу и брошу в ад.

Предателей настигнет божья кара.

В дальнейшем он стал именовать себя младшим братом Иисуса Христа и активно проповедовать новое религиозное учение.

Некоторые положения своего учения Хун Сюцюань заимствовал у христианских миссионеров. Он составил три религиозных гимна-манифеста: «Гимн об истинном пути к спасению мира», «Поучение об истинном пути к пробуждению мира» и «Поучение об истинном пути к познанию мира», призывавшие народ к борьбе. Проповедь Хун Сюцюаня отличалась от христианства европейских и американских миссионеров. Характер но, что, когда Хун Сюцюань изложил свои взгляды американскому миссионеру Робертсу, последний заявил, что мысли Хун Сюцюаня «еще не очищены от скверны» и он, Роберте, не может совершить над ним обряд крещения.

Главным у Хун Сюцюаня была проповедь идеи равенства. В качестве образца бралась китайская община, представление о которой черпалось из древних литературных памятников. В «Гимне об истинном пути к спасению мира» говорилось: «В Поднебесной издревле люди друг другу братья... Люди и Небо духом едины. Закон Поднебесной один. Так почему же государь ставит себя над людьми?»

Хун Сюцюань мечтал о создании «мира великого спокойствия», при котором «имущий и неимущий взаимно сочувствуют друг другу, взаимно помогают друг другу в беде и трудностях, ночью двери не затворяются, на дорогах никто не возьмет потерянного вами, мужчины и женщины друг друга не позорят, действуют на основе высшей морали».

Эти идеи легли в основу пропаганды созданного Хун Сю-цюанем «Общества поклонения богу».

Обстановка благоприятствовала успеху этой пропаганды. Ширились стихийные выступления крестьянства. В течение десяти лет после «опиумной» войны только официально было за регистрировано более восстаний китайцев и угнетенных народностей — хуэй, мяо, яо и т. д.

Базой своей деятельности Хун Сюцюань и его единомышленники избрали граничащий с провинцией Гуандун горный район в юго-восточной части провинции Гуанси. Здесь было много беженцев из Гуандуна. Гуанси являлась в то время отдаленной окраиной, где власть цинского правительства была сравнительно непрочной. Здесь быстро росло число членов «Общества поклонения богу», которое стало в конце 40-х годов внушительной силой.

Основную массу членов этого общества составляли крестьяне, угольщики и рудокопы, бездомные бедняки, бродившие в поисках пищи, кули. Кроме того, в нем были выходцы из купе ческой среды и некоторые помещики, настроенные против династии Цин. Наряду с китайцами среди членов общества было немало представителей национальных меньшинств, составляющих значительную часть населения Юго-Западного Китая. В руководящее ядро «Общества поклонения богу» кроме Хун Сю-цюаня входили учитель Фын Юньшань; разорившийся крестьянин, занимавшийся выжиганием древесного угля, Ян Сю-цин; его друг, такой же крестьянин-бедняк, Сяо Чаогуй; мел кий помещик Вэй Чанхой; сын зажиточного крестьянина семнадцатилетний Ши Дакай; рудокоп Цинь Жиган.

В связи с начавшимся в 1849 г. в Гуанси сильным голодом всю провинцию охватили массовые антиправительственные выступления. К этому времени главными лозунгами «Общества поклонения богу» стали борьба против маньчжуров и уравнение бедных и богатых.

В июле 1850 г. Хун Сюцюань призвал всех членов общества продать свои дома и имущество и целыми семьями вступить в повстанческие отряды, где им из общественных складов будут выдавать одежду и питание. Более десяти тысяч крестьян и представителей других слоев откликнулось на этот призыв.

В декабре 1850 г. повстанцы одержали победу в большом сражении с правительственными войсками. 11 января 1851 г., в день рождения Хун Сюцюаня, в деревне Цзиньтянь было официально объявлено о начале всеобщего восстания с целью свер жения маньчжурской династии и провозглашено создание «Тай-пинтяньго» — «Небесного государства великого благоденствия». С этого времени повстанцев стали называть тайпинами. В сентябре 1851 г. тайпины захватили г. Юнъань (пров. Гуанси), где их армия пробыла полгода. Здесь были заложены основы тайпинского государства. Хун Сюцюань был провозглашен императором нового государства с титулом «небесный князь». Его соратники получили титулы князей — ванов и составили правительство Тайпин тяньго. Фактическим главой правительства с титулом «князь Востока» стал Ян Сюцин. Высокое положение Ян Сюцина в тайпинском государстве имело свое религиозно-мистическое обоснование. Считалось, что время от времени бог сходит на землю и воплощается в Ян Сюцине. В некотором отношении это ставило его даже выше Хун Сю-цюаня, который считался лишь младшим сыном бога (старшим сыном бога считался Иисус Христос).

В апреле 1852 г. тайпины прорвали заслон правительственных войск под Юнъанем и развернули наступление на север. Используя свое превосходство в огнестрельном оружии, маньчжурские войска смогли удержать лишь главный город Гуан-си — Гуйлинь и центр Хунани — Чанша. В декабре 1852 г. повстанцы вышли к р. Янцзы и захватили порт Иочжоу. Здесь находились арсеналы правительственных войск. В руки повстан цев попало большое количество пушек и другого огнестрельного оружия. В конце декабря 1852—в январе 1853 г. тайпинская армия после ожесточенных боев заняла города Ханькоу, Ханьян и Учан, составляющие трёхградье Ухань — крупней ший центр долины Янцзы. Эта большая победа способствовала укреплению армии тайпинов, в ее ряды вступили десятки тысяч новых бойцов.

Важнейшими достижениями восставших крестьян было со здание относительно сильной и боеспособной революционной армии. Согласно тайпинским документам (на практике это редко соблюдалось), низовой единицей тайпинской армии являлся пяток — четыре рядовых и один командир; каждый пяток имел свое название — «сильный», «храбрый» и т. п. Пять пятков составляли взвод, четыре взвода — роту, пять рот — полк. Полки объединялись в корпуса и армии. После выхода Янцзы тайпины создали большой военный флот. Кроме того, в тайпинской армии были отряды саперов, кузнецов, плотников и др. Из рабочих-угольщиков был сформирован особый отряд, специально предназначенный для осуществления подкопов под стены осаждаемых городов. Воинские части сопровождали барабанщики, трубачи, музыканты с дудками, рожками, гонгами. С их помощью передавалась команда и осуществлялась сигнализация.

С выходом на Янцзы и занятием крупных городов к крестьянам, составлявшим основной костяк армии, присоединились тысячи лодочников, кули, полукрепостных горнорабочих, ремесленников крупных городов. Многие из них стали офицера митайпинской армии. Среди тайнинских солдат преобладала молодежь. «Армия повстанцев,— писал один из англичан, насовершим грех. Направляя же эти вещи в желудок, мы думаем, что это угодно отцу небесному"».

В феврале 1853 г. тайпинская армия двинулась вниз по Ян цзы. По реке плыл флот тайпинов, насчитывавший тысячи джо нок. Пехота шла походным порядком по обоим берегам реки. В руки тайпинов один за другим переходили новые города. 19 марта они овладели Нанкином — одним из самых больших городов Китая, бывшим в свое время столицей государства. Нанкин (букв. «Южная столица») был провозглашен столицей Китая и стал именоваться «Небесной столицей».

После взятия Нанкина был обнародован один из интересней ших документов тайпинского государства — «Земельная система Небесной династии». Он был призван стать основным законом, своеобразной конституцией тайпинского государства. Этот важнейший документ определял порядок распределения земли, организацию тайпинской армии, систему управления и другие стороны жизни Тайпин тяньго.

«Вся земля Поднебесной,— провозглашал земельный закон тайпинов,— обрабатывается жителями совместно... Необходимо, чтобы все жители Поднебесной в равной степени и совместно наслаждались великим счастьем, дарованным небесным отцом, господом богом: имея поля, обрабатывали бы их сообща, имея пищу, вкушали бы ее вместе, имея одежду, делили бы ее между собой поровну, имея деньги, тратили бы их совместно, чтобы.,, не было неравенства, чтобы все были сыты и одеты».

Земельный закон призывал к отмене собственности на землю и разделу земли по едокам. Женщины должны были получить такой же надел, как мужчины. Детям, не достигшим 16 лет, предоставлялось пол надела взрослого.

Этот документ предусматривал, что основной хозяйствен ной, политической и военной единицей станет крестьянская община. Каждая семья должна была выделить одного человека в армию. Солдат обязан был три четверти года заниматься по левыми работами и одну четверть — военной службой. Командир воинской единицы являлся одновременно руководителем гражданской власти на соответствующей территории.

О распределении производимого общиной продукта в «Земельной системе» говорилось: «После уборки урожая каждая община, состоящая из 25 семей, оставляет себе ровно столько зерна, сколько необходимо для того, чтобы ее члены могли кормиться до нового урожая, а излишки сдает в государственные хранилища... Этот принцип распространяется также на бобы, коноплю, ткани, кур, собак и на серебряные деньги».

Предусматривалось создание государственных складов: «священных хранилищ» (в которых хранилось серебре) и «священных запасов продовольствия» (в которых хранился рис).

Тайпинские законы отличались крайней суровостью. В основе земельного закона лежала идея военизации всей общественной жизни. Это был призыв заменить феодальный строй патриархальным обществом, способным удовлетворять на основе равенства лишь крайне ограниченные, самые минимальные потребности своих членов. «Земельная система Небесной династии» отражала идеи примитивно-уравнительного коммунизма.

Примитивными были также представления тайпинских вождей об окружавшем Китай мире и их внешнеполитические воз зрения. Как «младший брат Христа», Хун Сюцюань номинально считался повелителем не только Китая, но и других стран и народов. Титулы «князь Востока», «князь Запада» и т. п. подразумевали, что их обладатели имеют полномочия управлять всеми государствами соответствующих частей света. Англичане, посетившие дворец Хун Сюцюаня в Нанкине, сообщали: «Мы заметили висящую у входа карту. На ней изображалась „вся тайпинская империя, которая будет существовать 10 тысяч раз по 10 тысяч лет". Англия, Франция, Россия, Испания и Голландия были представлены как многие мелкие острова, образующие в левом углу карты весь западный мир». Тайпины остались верны традиционным китайским концепциям «Средин ного государства». Но в отличие от Цинов они не были сторонниками самоизоляции Китая от внешнего мира. Считая европейцев своими собратьями по христианской вере, они готовы были установить дружественные отношения с западными державами.

Взгляды и планы тайпинов были утопическими. Большинство положений «Земельной системы» уже поэтому не могло быть осуществлено на практике. К тому же в условиях многолетней войны и частых изменений линии фронта оказалось не возможным перераспределение земли. На территории, контролируемой повстанцами, сохранилась помещичья собственность на землю, хотя были значительно снижены налоги с крестьян и арендная плата за землю. В местных органах, создаваемых тайпинами, зачастую находились помещики и шэныпи.

Пожалуй, в большей степени уравнительные идеалы тайпинов осуществлялись в городах, особенно в столице их государства Нанкине. Все ремесленно-кустарные мастерские, магазины, лавки, постройки, запасы продовольствия и т. п. были объявлены собственностью тайпинского государства. Трудоспособные мужчины были распределены по специальностям в трудовые лагеря. Произведенная там продукция поступала в «священные» склады.

В тайпинском государстве было провозглашено равноправие женщин. Отменялась феодальная система брака, при ко торой невест с детства отдавали в дом женихов. В «Земель ной системе Небесной династии» говорилось, что при заключении браков не должны приниматься в расчет деньги или имущество. Каралась продажа женщин и девушек в наложницы. Запрещалось бинтование ног у девочек, уродовавшее женщин.

В занятых тайпинами районах открывались школы, воспи тание в которых носило религиозный характер. Каждую субботу все дети ходили в храмы, где священник учил их заповедям тайпинской религии.

Для того чтобы «пресечь возникновение разврата», в Нанкине было запрещено всякое общение между мужчинами и женщинами. Все женское население города (кроме жен, наложниц и дочерей тайпинской знати) было вместе с детьми поселено в казармы женских трудовых лагерей, а в армии существовали специальные женские подразделения.

Обитатели мужских и женских трудовых лагерей получали продовольствие и одежду из «священных» складов. Им выдавались небольшие суммы «воскресных денег».

При всей своей утопичности «Земельная система» тайпинов имела огромное агитационное значение, поднимала на борьбу миллионы крестьян. Это была программа антифеодальной вой ны китайского крестьянства.

1850—1853 годы были периодом бурного и победоносного раз вития крестьянской войны тайпинов. Занятие Нанкина тайпинской армией означало серьезное поражение цинского правительства. Но вместе с тем в ходе движения сказалась огр ниченность, неизбежно присущая крестьянским восстаниям, не руководимым передовым классом.

Для свержения маньчжурской династии необходимо было разбить ее войска на севере страны и взять Пекин. Но тайпинские руководители и после взятия Нанкина медлили с на чалом военного похода на север, а когда в мае 1853 г. поход начался, наступавшие корпуса не получали необходимой поддержки и подкреплений. Другой крупной ошибкой тайпинов была недооценка важности закрепления за собой захваченных территорий. Города Иочжоу, Ухань, Цзюцзян, Аньцин были оставлены тайпинской армией, и цинские чиновники восстановили там свои органы власти.

Маньчжуры яростно сопротивлялись продвигавшимся вперед тайпинам. В октябре тайпинские части подошли к Тянь-цзиню, прикрывавшему подступы к Пекину. Но к этому времени они были уже измотаны в тяжелых боях и понесли большие потери. Их солдаты, выходцы из южных провинций, не были подготовлены к наступившей вскоре северной зиме. Не хватало продовольствия. Посланная из Нанкина на помощь армия в мае 1854 г. потерпела поражение в Шаньдуне. Тайпи нам не удалось поднять на антифеодальную войну крестьянство Северного Китая. Они не пошли на объединение с действовавшими там тайными обществами.

Отрезанные от своих баз, окруженные со всех сторон вражескими войсками, остатки тайпинских корпусов в течение двух лет героически сопротивлялись, но в конце концов были уничтожены.

Неудача северного похода означала, что тайпины не смог ли свергнуть власть маньчжурской династии на территории всей страны. В свою очередь, и цинское правительство было не в состоянии ликвидировать тайпинское государство. На не которое время установилось известное равновесие сил.

Одновременно с северным походом части тайнинской армии начали поход на запад с целью вернуть оставленные ранее территории по среднему течению р. Янцзы. К этому времени китайские помещики центральных провинций стали создавать вооруженные отряды для борьбы с тайпинами. Их возглавил хунаньский помещик Цзэн Гофань, организовавший из по мещичьих сынков, деклассированных элементов и запуганных и обманутых крестьян отряды «хунаньских молодцов», или Хунаньскую армию, численность которой доходила до 50 тыс. человек.

Тайпинские корпуса вели упорные бои с «хунаньскими мо лодцами». Особенно серьезными были бои за Ухань, который в 1853—1856 гг. несколько раз переходил из рук в руки. Тай пины смогли нанести поражение Цзэн Гофаню и закрепиться в среднем течении Янцзы, однако вражеские войска продолжали угрожать с запада.

1853—1856 годы были периодом, когда тайпины еще успеш но отбивали атаки сил реакции. Они закрепились в Централь ном Китае. Территория тайпинского государства составляла сотни тысяч квадратных километров, а население — десятки миллионов человек.

Существование тайпинского государства оказало революционизирующее влияние на весь Китай. В разных районах страны начались восстания против цинских властей и помещиков.

К югу от Янцзы действовали повстанцы, возглавляемые тайным обществом «Триада». Они захватили г. Сямынь (Амой). Крестьянская война нашла горячий отклик у крестьян ства района Саньюаньли, где во время первой «опиумной» войны действовали пинъинтуани.

В сентябре 1853 г. восстала городская беднота Шанхая, возглавляемая «Обществом малых мечей>\ связанным с «Триа дой». Повстанцы захватили город и удерживали его до февраля 1855 г. Они направили в Нанкин своего представителя для установления контакта с вождями тайпинов.

В Северном Китае действовали вооруженные отряды восставших крестьян под руководством тайной организации «Няньдан»*. В 1854 г. начали восстание крестьяне народности мяо в провинции Гуйчжоу. В 1855 г. восстали дунгане провинции Юньнань. Руководство этим восстанием захватило мусульманское духовенство во главе с Ду Вэньсю, объявившим себя султаном.

В 1857 г. вспыхнуло восстание в Восточном Туркестане, од нако Цинам удалось его подавить. Многие повстанцы бежали в Среднюю Азию.

Эти выступления подрывали позиции цинского правительс ва и феодалов. Однако руководители тайпинского государства враждебно относились ко всем, кто не разделял религиозного учения Хун Сюцюаня. Вожди тайпинов отказались пойти на сотрудничество с тайным обществом «Триада». Во время северного похода тайпинские корпуса не связались с отрядами «Няньдан».

Навязав Китаю первые неравноправные договоры, Англия, Франция и США отнюдь не были удовлетворены достигнутым. Английские, американские, французские капиталисты считали «открытие» Китая неполным. Они могли торговать лишь в пяти открытых портах. Цинское правительство отказалось допустить в Пекин послов западных государств. В официальных китайских документах европейцы и американцы по-прежнему именовались «варварами». Между тем капиталисты Запада, и прежде всего английская буржуазия, стремились полностью завоевать китайский рынок, получить доступ во внутренние районы страны, а главное — добиться полного подчинения ки тайского правительства своему влиянию.

Начавшуюся в Китае гражданскую войну иностранные колонизаторы рассчитывали использовать в своих интересах. Первое время Англия, Франция и США не выступали открыто против тайпинов. Английские политики, например, полагали, что в результате восстания Китай распадется на две империи, возглавляемые различными династиями. Они рассчитывали воспользоваться этим для осуществления своих колонизаторских планов. Но когда стало очевидным, что в Китае происходит крестьянская война, а тайпинское государство отстаивает суверенитет и независимость Китая, Англия, Франция и США стали на путь интервенции.

Сначала их вооруженные силы были использованы для борьбы с народными выступлениями за пределами тайпинского государства. В 1854—1855 гг. французские солдаты участвовали в боях с повстанцами в Шанхае, английский флот и войска — в подавлении народного восстания в Гуандуне. В августе 1854 г. представитель США Маклайн заявил, что американцы намереваются выступить из Шанхая вместе с китайскими правительственными войсками для совместного истребления «мятежников» и открытия движения по Янцзы.

Начав подавлять народные выступления, иностранные колонизаторы стремились вместе с тем использовать критическое положение, в которое попало цинское правительство, для того чтобы вырвать у него новые уступки и полностью подчинить его своему влиянию. Политическая стратегия Англии и других капиталистических держав Запада заключалась в том, чтобы сначала подчинить себе маньчжурскую династию, а затем совместно с ней разгромить тайпинов. Поэтому представители западных держав лицемерно заявляли о нейтралитете и невмешательстве в войну между тайпинами и цинским правительством. Одновременно они предъявили цинским властям новые требования.

В 1854 г. державы потребовали разрешения неограничен ной торговли во всем Китае, допущения иностранных послов в Пекин, официального разрешения торговать опиумом. Шантажируя цинское правительство, американский представитель за явил: «Если все наши требования будут удовлетворены, пинскому правительству будет оказана помощь в подавлении тай пинского движения. В противном случае я доложу обо всем своему правительству, и мы сохраним за собой свободу действий».

Но сами Соединенные Штаты предпочитали не воевать с Китаем, а силы Англии и Франции были скованы в Крымской войне, которая отсрочила на некоторое время нападение на Китай.

5. Вторая «опиумная» война и поражения тайпинов

Вскоре после окончания Крымской войны Англия нашла повод для начала войны против Китая. Местные власти в Гуанчжоу конфисковали небольшое судно «Эрроу», которым пользовались китайские пираты и контрабандисты. В свое время владелец судна купил в Гонконге британское судовое свидетельство. И хотя к моменту инцидента срок этого свидетельства давно истек и, как признал в английском парламенте лорд Дерби, это было «судно, построенное китайцами, взятое в виде приза китайцами, проданное китайцам, купленное китайцами, имело

команду из китайцев и принадлежало китайцу», англичане за явили об оскорблении английского флага и предъявили ультиматум наместнику провинций Гуандун и Гуанси, а затем на чали военные действия.

В конце 1856 г. английская эскадра подвергла бомбардировке мирное население Гуанчжоу. В предместьях города было сожжено около 5 тыс. домов. Пиратские действия английского флота против китайского населения продолжались в 1857 г. В обстреле фортов Гуанчжоу участвовал и находившийся в ки тайских водах американский корвет «Портсмут».

Правящие круги Англии развернули кампанию за расширение военных действий и официальное объявление войны. Для того чтобы сломить оппозицию в парламенте, правительство Пальмерстона распустило палату общин и после новых выборов направило в Китай большую эскадру с войсками. Вслед за Англией в войну вступила Франция. США, не вступив официально в войну, направили свои корабли в китайские воды и принимали участие в военных действиях.

В декабре 1857 г. подошедший к Гуанчжоу флот агрессоров предъявил китайским властям требование о заключении новых кабальных договоров. После отклонения этого требования англичане и французы захватили город, предав его огню и разрушению.

В начале 1858 г. военные действия были перенесены на се вер, в устье р. Байхэ. Высадившиеся с кораблей англо-французские войска заняли в мае Дагу и Тяньцзинь, создав непосредственную угрозу Пекину. Цинское правительство начало переговоры о мире.

В июне 1858 г. в Тяньцзине были подписаны новые договоры Англии и Франции с Китаем. Китайское правительство соглашалось принять в Пекине английского и французского посланников. Подданные Англии и Франции получили право пере движения по всему Китаю, а их корабли — право плавания по Янцзы. Для иностранной торговли открывались новые порты в Северном и Северо-Восточном Китае, на о-вах Тайвань и Хай-нань. На Янцзы для иностранцев открывались «порты захода». Дополнительно снижались таможенные и транзитные пошлины, официально подтверждалось право вести торговлю опиумом. Иностранные миссионеры получили право неограничен ной деятельности в Китае. Китайское правительство обязалось уплатить Англии и Франции большую контрибуцию. Специальный пункт договора предусматривал отказ китайского прави ельства от употребления слова «варвар» по отношению к европейцам.

США, официально не участвовавшие в войне, еще накануне подписания Англией и Францией мирных договоров с Ки таем заключили с ним соответствующий договор, а «принцип наибольшего благоприятствования» распространил на США все привилегии, полученные Англией и Францией у Китая в результате войны.

Тяньцзиньские договоры значительно расширяли «права» иностранных колонизаторов в Китае. Но правящие круги Англии и Франции, стремясь получить у Китая дополнительные уступки, провоцировали новый конфликт.

Ратификация Тяньцзиньских договоров должна была со стояться в Пекине через год после их подписания. Англия и Франция потребовали, чтобы их посланники, направлявшиеся в связи с этим в Пекин, следовали до Тяньцзиня по реке в со провождении военной эскадры. Китайские власти отвергли это требование. Когда же англо-французская эскадра из 18 кораблей при 180 орудиях пыталась в 1859 г. самочинно войти в устье р. Байхэ, китайские батареи открыли огонь. Потеряв три военных корабля, агрессоры вынуждены были увести свой флот в Шанхай. Это столкновение было использовано для нового на падения на Китай.

Англия и Франция лицемерно обвиняли Китай в нарушении Тяньцзиньских договоров. «Китайцев надо научить ценить англичан, которые выше их и которые должны стать их господа ми... — писала одна из английских газет. — Мы должны по меньшей мере захватить Пекин, а если держаться более смелой политики, то за этим должен последовать захват навсегда Кантона. Мы могли бы удержать его за собой, так же как мы владеем Калькуттой».

В июне 1860 г. английские и французские войска высадились в Северном Китае и на Ляодунском полуострове. В августе ими был захвачен Тяньцзинь, а в сентябре на подступах к Пекину разгромлена 60-тысячная китайская армия. Богды хан покинул столицу.

Войска колонизаторов варварски грабили и истребляли китайское население. Близ Пекина они захватили летнюю резиденцию богдыханов Юаньминыоань. Здесь были собраны замечательные произведения искусства и ремесла, созданные в Китае и присланные из многих стран Азии. Все это было варварски разграблено.

«Солдаты, зарывшись в сундуки красного лака,— рассказывает очевидец,— копались в вещах императрицы, другие ворошили груды парчи и шелков, кто рассовывал по карманам или просто ссыпал в рубаху или фуражку рубины, сапфиры, жемчуга, горный хрусталь; кто увешивался драгоценными жемчужными ожерельями. Растаскивали часы с каминов, снимали часы со стен; саперы орудовали топорами, расколачивая мебель в щепы, чтобы выбрать драгоценные камни, которыми были инкрустированы дворцовые кресла».

Чтобы замести следы чудовищного варварства, английское командование приказало сжечь Юаньминыоань. Так колонизаторы уничтожили замечательный памятник архитектуры китайского народа и тысячи произведений искусства Китая и других стран Азии.

После отъезда императора оставшийся в столице князь Гун приказал впустить англо-французские войска в Пекин. В октябре 1860 г. он подписал новые договоры с Англией и Францией. Для иностранной торговли дополнительно открывался Тянь цзинь. Китай признавал захват Англией расположенного про тив Сянгана п-ова Цзюлун (Коулун), который становился со ставной частью колонии Гонконг. Китай обязывался уплатить крупную контрибуцию. До уплаты ее войска союзников должны были оставаться в Тяньцзиие, Дагу, Яньтае (Чифу) и других пунктах. Иностранные капиталисты получали право вывозить по кабальным контрактам китайских рабочих-кули в Америку и свои колонии. Пекинские договоры как бы завершали собой целую серию неравноправных договоров, навязанных Китаю иностранными колонизаторами в середине XIX в.

Нерчинский и Кяхтинский договоры не решили проблемы территориального разграничения между Китаем и Россией. Меж ду тем появление у берегов Северного Китая военных кораблей Англии и Франции во время первой «опиумной» войны сделало особенно актуальными для России вопросы обороны ее Тихоокеанского побережья. В 1851 г. русское правительство направило в Пекин послание, в котором подчеркивалось, что «овладение устьем Амура или занятие в тех местах пункта какой-либо морской державою не может быть и нами терпимо, так как Амур вытекает из наших пределов». Ссылаясь на то, что эти территории по Нерчинскому договору остались неразграниченными, правительство России предлагало выработать соглашение с целью обезопасить устье Амура и о-в Сахалин. Ответа на это послание не последовало.

Экспедиция Г. Невельского (1849—1855) вновь подтвердила, что Приамурье и Приморье не были заселены китайцами. Одновременно выяснилось, что Амур доступен для морских судов и, следовательно, существует опасность вторжения туда военных кораблей Англии, Франции, США. События Крымской войны, когда англо-французский флот появился у берегов Камчатки и совершил нападение на бухту Де-Кастри в устье Амура, подчеркнули обоснованность опасений России и активизировали деятельность российской дипломатии. В свою очередь, Цины, против которых развернули новую войну Англия и Франция, решили пойти на урегулирование отношений с Россией.

В мае 1858 г. генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Муравьев и уполномоченный Китая И Шань подписали в Айгуне договор, согласно которому левый берег Амура от р. Аргунь до устья признавался собственностью России, а Уссурийский край впредь до окончательного определения границы должен был временно находиться в общем владении двух государств.

Статьи Айгуньского договора касались только территориального вопроса и не затрагивали других аспектов русско-китайских отношений. Ни одна из сторон не получила каких-либо односторонних привилегий. Договор не давал основания для вмешательства какой-либо из сторон во внутренние дела другой стороны. Поэтому Айгуньский договор не следует отождествлять с неравноправными договорами, силой оружия навязанными в тот период Китаю европейскими державами.

Независимо от переговоров в Айгуне в Тяньцзине велись русско-китайские переговоры о торговых и политических отношениях. Тяньцзиньский русско-китайский договор 1858 г. рас пространил на Россию привилегии, полученные западными державами у Китая в результате «опиумных» войн.

Возобновление Англией и Францией военных действий против Китая в 1860 г. подтолкнуло Цинов к дальнейшему урегулированию отношений с Россией. В ноябре в Пекине был под писан новый русско-китайский договор, признавший Уссурийский край территорией России. Этим договором была намечена и граница между Россией и Китаем в Центральной Азии.

Айгуньский и Пекинский договоры окончательно определи ли исторически сложившуюся границу двух сопредельных государств на Дальнем Востоке. России без каких-либо военных действий с ее стороны были возвращены территории, захваченные, но не освоенные феодальным Китаем, на которых еще в XVII в. вместе с коренными народностями жили тысячи русских казаков и крестьян. За время от подписания Нерчинского договора до возвращения этих районов России их коренное население сократилось с 34,5 тыс. до 29 тыс. человек. Ки тайского населения здесь не было.

Пекинский договор в соответствии с принципом наибол шего благоприятствования распространил на Россию также новые привилегии, полученные у Китая Англией и Францией.

В ходе «опиумных» войн, а также военных действий против таипинов правители Китая убедились в военно-техническом превосходстве капиталистических держав Запада. В результате навязанных силой оружия неравноправных договоров иностра ные колонизаторы приобрели в Китае довольно сильные позиции. «Открытие» страны стало фактом, который уже нельзя было игнорировать. Феодальному лагерю Китая приходилось определять свою политику по отношению к западным державам в новых условиях. При этом он исходил прежде всего из стремления сохранить свое господство, подавить восстание таипинов и другие народные движения.

Одни представители феодальной аристократии Китая с не доверием и тревогой относились к иностранцам. Они считали, что вторжение иностранцев подрывает основы господства цинской династии и феодальные порядки, и мечтали о возвращении к политике самоизоляции. Для них европейцы были опасными «заморскими дьяволами». Выступая против иностранцев с консервативных позиций, эти круги еще больше боялись развертывания народной борьбы против иностранной агрессии. Другие рассматривали капиталистические державы как союзников в подавлении антифеодальных выступлений народных масс. Некоторые представители этой группировки считали, что сближение с западными державами позволит заимствовать во енно-технические достижения этих стран в интересах укрепления цинского режима. Провозглашенная ими политика получила название политики «самоусиления». Ее сторонники стремились к консолидации господствующего класса, к сближению между феодалами маньчжурского и китайского происхождения. Маньчжуры готовы были допустить китайских феодалов на высшие государственные должности. В свою очередь, главарь помещичьей контрреволюции китайский феодал Цзэн Гофань был активным приверженцем политики «самоусиления».

Сторонники политики «самоусиления» стали брать верх в цинском лагере. Их поддерживал великий князь Гун. Импера тор Сяньфын, покинувший столицу накануне вступления туда англо-французских войск, вскоре умер. На императорский престол был возведен малолетний наследник, вместо которого правили регенты во главе с принцем Су Шунем, противником сближения с западными державами. В ноябре 1861 г. в Пеки не произошел государственный переворот. Су Шунь был от странен от власти и казнен. Власть перешла к сторонникам соглашения с колонизаторами Гуну и Цыси — матери нового императора.

Государственный переворот 1861 г. способствовал установлению союза между иностранными колонизаторами и феодаль ной реакцией, подчинению цинской династии иностранным колонизаторам. Феодально-абсолютистская политическая надстройка Китая начинала теперь использоваться иностранными колонизаторами для колониального закабаления страны. Вскоре Гун подписал новые неравноправные договоры с западными державами. По настоянию европейцев была создана коллегия по иностранным делам — цзунлиямынь,— во главе которой стал сам Гун.

Теперь цинское правительство, китайские феодалы и иностранные колонизаторы объединились для совместного подавления восстания тайпинов. Именно в этом и заключалась главная цель сторонников «самоусиления». Одновременно в рамках политики «самоусиления» начали создаваться арсеналы, судоверфи, заводы боеприпасов и т. п.

Период 1850—1856 гг. в целом был периодом успехов таипинского восстания. К концу лета 1856 г. положение на театре военных действий складывалось в пользу тайпинов, сумевших нанести ряд поражений войскам реакции. Однако с осени 1856 г. восстание стало развиваться по нисходящей линии. Усилились противоречия внутри таипинского государства.

Попутчики крестьянства из помещиков и купцов, примкнувшие к восстанию с целью борьбы против маньчжурской династии, были противниками антифеодальных преобразований, провозглашенных в тайпинском государстве. Кроме того, начали проявляться противоречия, заложенные в самом характере крестьянской войны. Поскольку в середине XIX в. в Китае не было еще сложившегося капиталистического уклада, тайпинское восстание не могло перерасти в буржуазную революцию и заменить феодальный строй капиталистическим. Ослабление помещичьей эксплуатации создало на территориях, контролируемых тайпинами, благоприятные условия для подъема производительности крестьянских хозяйств, роста торговли и вместе с тем для усиления имущественного неравенства. Вн три тайпинского государства постепенно намечалась тенденция к возрождению феодальных отношений.

Эти процессы сопровождались внутренней борьбой в тайпинском руководстве. Некоторые вожди тайпинов и в какой-то степени сам Хун Сюцюань были недовольны той фактически неограниченной властью, которой обладал Ян Сюцин. В начале сентября 1856 г. Вэй Чанхой с тайного согласия Хун Сюцюаня неожиданно вступил с трехтысячным отрядом своих сторонников в Нанкин. Войска Вэй Чанхоя окружили дворец Ян Сюцина. Он и его семья были убиты. Начался свирепый террор против сторонников Ян Сюцина, в результате которого были истреблены тысячи ветеранов тайпинского движения. Прибывший в октябре в Нанкин Ши Дакай через несколько часов тайно покинул город, узнав, что он сам может стать жертвой террора Вэй Чанхоя. Семья Ши Дакая, оставшаяся в Нанкине, была уничтожена.

Действия Вэй Чанхоя вызвали общее возмущение в тайпинской армии и среди населения. Хун Сюцюань приказал схватить и казнить Вэй Чанхоя. Вскоре Хун Сюцюань назначил главой правительства вернувшегося в Нанкин Ши Дакая. Однако внутренняя борьба в тайпинском руководстве не прекратилась. Обострились отношения между Хун Сюцюанем и Ши Дакаем. Летом 1857 г. произошел открытый разрыв. Ши Дакай покинул Нанкин. С ним ушла значительная часть тайпинской армии. Эти силы в течение нескольких лет вели борьбу против войск цинского правительства в провинциях Гуанси и Сычуань. В 1863 г. они потерпели поражение. Ши Дакай был взят в плен и казнен.

События 1856 г. и последовавший затем раскол тайпинской армии ослабили государство тайпинов. После свержения Ян Сюцина положение на фронтах резко ухудшилось. Усилились тенденции к полному восстановлению феодальных поряд ков. В тайпинском государстве формировалось новое феодальное сословие — ванов. После переворота 1856 г. их стало бо лее двухсот. Ваны богатели, они получили возможность эксплуатировать крестьян всевозможными поборами. Первоначальные демократические принципы предавались забвению частью руководителей тайпинского государства. Это отрицательно сказалось на армии. Резко ухудшились ее боеспособность и дисциплина. Начались измены и грабежи. В конце 1856 г. тайпины были вынуждены оставить Учан и Ханьян.

Главой тайпинского правительства в последний период восста ния стал двоюродный брат Хун Сюцюаня — Хун Жэньгань. В начале восстания он не сумел присоединиться к тайпинской армии и, опасаясь преследования со стороны цинских властей, бежал в Гонконг. За несколько лет жизни в английской колонии он приобрел некоторые знания об окружавшем Китай мире. В 1859 г. Хун Жэньганю удалось попасть в Нанкин. Став главой правительства таипинов, он выдвинул программу железно дорожного строительства, открытия пароходных линий, создания банков и т. п. Эти проекты, как и проекты реформ, предложенных тайпинскому правительству побывавшими за границей образованными китайцами Ван Тао и Жун Хуном, носили буржуазный характер. Однако в то время в Китае не было еще объективных предпосылок для перерастания крестьянской войны в буржуазную революцию. Проекты Хун Жэньганя остались на бумаге, и он не сумел оказать заметного влияния на развитие событий в тайпинском государстве в период, когда армии контрреволюции перешли в наступление.

После 1856 г. тайпинская армия в ходе военных действий не только теряла свои старые районы, но и в ряде случаев занимала новые территории. Там подрывался помещичий гнет. Крестьянство этих районов активно включалось в борьбу, вступало в армию таипинов. В этот период выдвигается выдающийся крестьянский вождь и полководец Ли Сючэн, сохранив ший верность революционным традициям таипинов.

Ли Сючэн, крестьянин из провинции Гуанси, юношей вступил в тайпинскую армию в начале восстания. Он прошел рядовым весь боевой путь тайпинской армии от Гуанси до Нанкина, после чего благодаря личной храбрости и выдающимся полководческим способностям продвинулся до поста командира корпуса и получил титул «чжун-вана» — «верного князя». Ли Сючэн боролся с разложением некоторых руководителей таипинов, стремился возродить народный характер тайпинской армии, обращался к Хун Сюцюаню с призывом обновить администрацию и издать закон об облегчении положения народа. Стремясь объединить все антифеодальные силы, Ли Сючэн установил сотрудничество с отрядами «Няньдан», действовавшими в Северном Китае. Верность революционной программе крестьянской войны создала Ли Сючэну большой авторитет. Он фактически возглавил борьбу за спасение тайпинского государства, под его руководством тайпинские армии одержали несколько крупных побед в последний период восстания.

В 1860 г. тайпинские армии, руководимые Ли Сючзном, на несли поражение войскам реакции, угрожавшим Нанкину. Его отряды совершили поход в приморские провинции. В августе они подошли к Шанхаю.

К этому времени западные державы уже включились в борьбу против тайпинов. Английские и американские суда, прикрываясь «нейтралитетом», перевозили контрреволюционные войска, снабжали их вооружением и боеприпасами. Во время наступления тайпинов на Шанхай американский авантюрист Уорд на субсидии шанхайских богачей при покровительстве консула США создал отряд для борьбы с тайпинами.

Ли Сючэн понимал, какую серьезную угрозу представляют иностранные колонизаторы. Именно поэтому он развернул наступление на район открытых портов. «То, что иностранные державы ведут игру, имея в виду свои собственные выгоды в Китае, вполне ясно нам... — говорил Ли Сючэн. — Легко судить, чего стоят возвышенные чувства чести, справедливости и равенства, о которых иностранцы заявляют китайскому народу. Сперва они нанесли почти смертельный удар маньчжурской власти, затем под предлогом стремления к благу народа они подпирают качающийся призрак и активно ведут операции против нас».

Войскам Ли Сючэна не удалось овладеть Шанхаем, но в 1860—1862 гг. они одержали ряд крупных побед в приморских провинциях. Тайпины заняли крупнейший город Ханчжоу, от крытый порт Нинбо, ряд городов в провинциях Чжэцзян и Цзянсу. Эти победы были блестящей страницей в истории революционной борьбы китайского крестьянства, но они не могли спасти тайпинское государство.

Общее военное положение тайпинских армий ухудшалось. В сен тябре 1861 г. контрреволюционные силы заняли г. Аньцин. После этого Нанкин попал в кольцо осады. Тайпинская столица продолжала держаться главным образом благодаря тому, что армии Ли Сючэна сковывали крупные силы вражеских войск.

В феврале 1862 г. в Шанхае состоялось совещание иностра ных консулов и офицеров, на котором было решено перейти к открытой интервенции против тайпинов. К этому времени отряд Уорда вырос до 8 тыс. человек и располагал кораблями, вооруженными пушками. Богдыхан присвоил ему наименование «всегда побеждающая армия». Кроме того, французами были сформированы «отряды иностранного оружия», включившиеся в борьбу с повстанцами.

Наемники Уорда совершали чудовищные грабежи и бесчинства. В одном только городе Чанчжоу они зверски убили более 20 тыс. жителей и солдат тайпинской армии.

В военных действиях против тайпинов участвовали и регулярные вооруженные силы Англии, Франции и США. Английские сухопутные подразделения и эскадры Англии и Франции вели наступление на тайпинскую армию в нижнем течении Янцзы. В операциях участвовали и военные корабли США.

Иностранные интервенты стали самым опасным врагом тай-пинской армии. Они снабдили цинские войска и армии Цзэн Гофаня новейшим европейским оружием, послали туда своих офицеров. В трудных условиях крестьянская армия тайпинов продолжала упорное сопротивление. В этот период особенно ярко выявился патриотический, антиколонизаторский характер борьбы тайпинов, защищавших свою родную землю. Она смыкалась с борьбой других народов Азии против колонизаторов. Характерно, что многие индийские солдаты — сипаи 5-го бомбейского и 22-го пенджабского пехотного полков, посланные воевать в Китай, — переходили на сторону тайпинов.

В 1863 г. северное побережье Янцзы почти целиком оказалось под контролем войск реакции. Отряды Цзэн Гофаня и подчиненных ему командиров контрреволюционных войск китайских помещиков Ли Хунчжана и Цзо Цзунтана вместе с иностранными интервентами сжимали кольцо вокруг Нанкина. Особенно жестоко действовала «всегда побеждающая армия», кото рую после смерти Уорда возглавил англичанин Гордон. В конце 1863 — начале 1864 г. контрреволюционные войска захватили важные центры — города Сучжоу (пров. Цзянсу) и Ханчжоу (столица провинции Чжэцзян). Положение Нанкина стало без надежным. Ли Сючэн предложил Хун Сюцюаню покинуть Нанкин и уйти с оставшимися силами на запад для продолжения борьбы. Но Хун Сюцюань отклонил это предложение.

Весной 1864 г. Нанкин был полностью отрезан от внешнего мира. У его защитников не хватало оружия, начался голод. В конце июня Хун Сюцюань покончил с собой. Но Ли Сючэн мужественно продолжал возглавлять оборону тайпинской столицы. Под его руководством тайпины совершили удачную вылазку и отбили несколько атак вражеских войск.

19 июля высокие стены Нанкина были взорваны европейскими минами. Победители устроили кровавую резню, истребив около 100 тыс. человек — защитников города и мирного населения. Ли Сючэн, сумевший прорваться с группами бойцов, был схвачен в окрестностях Нанкина и подвергнут мучительной казни. Его тело было разорвано на куски.

После падения Нанкина отдельные отряды тайпинской армии, насчитывавшие десятки тысяч бойцов, сопротивлялись до 1866 г. Кроме того, в течение ряда лет продолжались народные восстания в различных районах Китая, начавшиеся под влиянием крестьянской войны тайпинов. Самым крупным из них было восстание «Няньдан».

Отряды «Няньдан» вели военные действия на территории восьми провинций Северного Китая. В 1865 и 1866 гг. они на несли несколько сильных ударов по правительственным войскам. Позднее их армии угрожали Пекину. Однако отряды «Няньдан» действовали разрозненно и неорганизованно. К 1868 г. движение угасло.

Китайские крестьяне предприняли героическую попытку создать свое государство. Тайпин тяньго просуществовало с 1851 по 1864 г. и распространяло свою власть на обширную территорию с многомиллионным населением. Великая крестьянская война тайпинов, потрясавшая Китай полтора десятилетия, окончилась поражением прежде всего потому, что в тот период отсутствовали объективные условия, необходимые для победы китайского крестьянства. Не было еще пролетариата, без руководства которого невозможны успех крестьянских восстаний и подлинное социальное освобождение крестьянства. Не было и буржуазии, которая могла бы при определенных условиях на править крестьянскую войну по пути буржуазной революции. В середине XIX в. в Китае не было еще объективных предпосылок для появления достаточно могучей общественной силы, которая могла бы преодолеть сопротивление реакционных сил китайского общества и заменить феодальные производственные отношения капиталистическими отношениями, обеспечить независимость Китая перед лицом посягательств иноземных захватчиков.

Неблагоприятно для китайского народа складывалась и международная обстановка. В результате «опиумных» войн образовался единый фронт цинской династии, феодалов и компрадорских элементов Китая с иностранными колонизаторами, направленный против китайского народа. Крупнейшие капиталистические державы — Англия, Франция и США — организовали совместную вооруженную интервенцию против тайпинского государства.

Основной и главной движущей силой тайпинского восстания и большинства других народных выступлений того времени было крестьянство. Тайпинскому восстанию были свойственны слабости, присущие крестьянским войнам эпохи феодализма. Религиозно-мистическая окраска движения и религиозный фанатизм вождей тайпинов помешали им установить единство с теми народными движениями, которые не разделяли религиозного учения Хун Сюцюаня. В попытках организации тайпинского государства ярко проявились крестьянские мечты о всеобщем равенстве, но в то же время и неспособность крестьянства, не руководимого передовым классом, подняться выше представления о «справедливом царе», что привело к установлению монархической формы правления. Как и восстания Разина и Пугачева в России, тайпинское восстание носило царистский характер. Поражению восстания способствовали и внутренние раздоры.

Крестьянская война охватила феодальный Китай в середине XIX в., когда завершалось складывание мирового капиталистического рынка и в передовых странах мира победил промышленный капитализм. К. Маркс и Ф. Энгельс подчеркивали огромное международное значение освободительной борьбы китайского народа против феодального гнета и иностранных колонизаторов. Они приветствовали великое восстание и видели в нем союзника революционного пролетариата европейских стран.

«...Отрадно, что самая древняя и самая прочная империя в мире,— писали К. Маркс и Ф. Энгельс в самом начале событий, в 1850 г.,— под воздействием тюков ситца английских буржуа за восемь лет очутилась накануне общественного пере ворота, который, во всяком случае, должен иметь чрезвычайно важные результаты для цивилизации. Когда наши европейские реакционеры в предстоящем им в близком будущем бегстве в Азию доберутся, наконец, до Китайской стены, к вратам, которые ведут к архиреакционной и архи консервативной тверды не, то, как знать, не прочтут ли они там надпись:

Великая крестьянская война тайпинов занимает выдающееся место в истории Китая. Тайпинское восстание, подрывая феодальную систему землевладения, объективно расчищало пути для будущего развития национального капитализма в Китае. Хотя это восстание окончилось поражением и в последующие десятилетия усилилась зависимость Китая от иностранных колонизаторов, героическая борьба тайпинов не была напрасной. На традициях тайпинского восстания учились последующие поколения китайских революционеров. Наиболее дальновидные деятели освободительного движения китайского народа критически осмыслили революционный опыт тайпинов, вскрыли их слабости и ошибки. Вместе с тем в такой крестьянской стране, как Китай, оказались живучими и примитивные утопические идеи крестьянского уравнительного коммунизма тайпинов.

После гибели тайпинского государства силы китайской реакции были брошены на подавление восстаний угнетенных народов. К 1873 г. цинские власти сокрушили дунганский султанат, созданный Ду Вэньсю в провинции Юньнань.

Более мощное движение дунган и уйгуров развернулось в 1862 г. на Северо-Западе. Его возглавили местные феодалы и мусульманское духовенство, провозгласившие «священную войну» против маньчжуров и китайцев. В 1865 г. восстание перекинулось в провинции Ганьсу и Цинхай, стало более массовым. В дальнейшем его возглавил крестьянин Биянху. Сохраняя национально-религиозный характер, движение приобрело антифеодальные черты, которые, однако, не стали преобладающими.

В середине 60-х годов национально-религиозное восстание охватило Джунгарию и Кашгарию. Повстанцы свергли цинскую власть, здесь образовались мусульманские ханства и эмираты, на территорию которых отступили теснимые цинскими войска ми повстанческие отряды Биянху.

Вскоре все ханства, образовавшиеся в Восточном Туркеста не, были объединены под властью одного из руководителей восстания — выходца из Кокандского ханства Якуб-бека. Новое государство получило название Джетышаар (Семи-градье).

Создание Джетышаара отвечало национальным и религиозным чаяниям уйгуров и других народов Северо-Запада. Но феодальный характер нового государства и политика его феодальных правителей лишили его необходимой прочности и устойчивости. Политика ханов и духовенства, отстаивавших эгоистические классовые интересы феодалов, мешала сплочению широких народных масс в борьбе против маньчжуро-китайских угнетателей. Недальновидной была и внешняя поли тика Якуб-бека. Надеясь использовать в своих интересах англо-русские противоречия, он пошел на сближение с Англией и султанской Турцией. Между тем к этому времени уже сформировался союз Цинов с иностранными колонизаторами, в ко тором видную роль играла Англия. В 1878 г. цинские войска сломили сопротивление Джетышаара, учинив при этом кровавую расправу над местным населением. Многие дунгане, возглавленные Биянху, перешли русскую границу и осели в Сред ней Азии. Вскоре на территории Джунгарии и Кашгарии была создана провинция Синьцзян.

6. Китайская культура в конце XVIII — первой половине XIX в.

Глубокий кризис, переживаемый феодальным Китаем, вторжение иностранных колонизаторов крайне отрицательно сказались на развитии китайской культуры. Стремясь укрепить пошатнувшиеся феодальные устои, цинские власти усилили цензуру над литературными произведениями. Преследовалось все прогрессивное и патриотическое. Для большинства литературных произведений характерным стал уход от острых проблем действительности.

Писатели и поэты, в большинстве своем защищавшие интересы господствующего класса, старались слепо подражать классическим образцам древности. Характерно, что главой неоклассического направления китайской поэзии середины XIX в. был палач тайпинов Цзэн Гофань.

Но в противовес феодальной культуре господствующих классов китайский народ продолжал развивать прогрессивные, демократические традиции.

Отдельные представители интеллигенции стремились преодолеть искусственную изоляцию Китая и его культуры от остального мира, ознакомить Китай с жизнью и научными достижениями зарубежных стран. Линь Цзэсюем была написана книга «Сведения о жизни четырех материков», в которой собраны материалы по истории, географии, политике различных государств. На основании этого труда друг Линь Цзэсюя, Вэй Юань, выпустил в 1845 г. «Описание с картами заморских стран». Появилось несколько других книг о европейских странах.

В середине XIX в. в Китае зарождаются периодические издания современного типа. Их создателями были прогрессивные патриотические деятели. Линь Цзэсюй издавал журнал «Гуан-чжоуские записки». Видную роль в создании китайской прессы сыграл просветитель и пропагандист реформ Ван Тао. При его участии в Гонконге стали выходить первые китайские га зеты.

В художественной литературе критика господствующих феодальных порядков нашла отражение в появлении нескольких ярких сатирических романов. В «Неофициальной истории кон фуцианцев» У Цзинцзы (1701—1754) выведены представители различных слоев китайского феодального общества. В романе обличаются невежество и корыстолюбие шэньши и мандаринов, прикрывающих свои неблаговидные дела конфуцианством. Одним из выдающихся произведений китайской и мировой литературы стал роман Цао Сюэциня (1724—1764) «Сон в красном тереме» (издан в 1791 г.), обличающий быт и мораль феодальной аристократии. В начале XIX в. получил широкое распространение сатирический роман Ли Жучжэня «Цветы в зеркале». Подобно автору «Путешествия Гулливера», Ли Жу-чжэнь посылает своих героев в разные мифические страны, разоблачая при этом убожество и подлость власть имущих, осуждая бесправное положение женщины в феодальном Китае.

В середине XIX в. прогрессивные идеи находили свое выражение по преимуществу в поэтических произведениях. Отчасти это объясняется тем, что стихотворения часто распространялись устно, в то время как свирепая цензура не допускала опубликования сколько-нибудь прогрессивных прозаических произведений.

Политическая и социальная поэзия была неразрывно связана с начинавшейся борьбой против иноземных колонизаторов и восстанием тайпинов. В 1830 г. при активном участии Линь Цзэсюя возникло объединение поэтов. Среди его участников получили распространение реформаторские идеи. Объединение было инициатором борьбы против опиумной торговли.

Поэтами, воспевавшими идеалы тайпинского восстания, были некоторые его вожди (Хун Сюцюань, Ши Дакай), создав шие большое количество стихов и песен.

Важную роль в развитии китайской национальной культуры играло народное творчество. В конце XVIII — начале XIX в. были изданы два сборника народных песен — «Лирические пес ни провинции Гуандун» и «Одежда из крыльев зари».

В период бурных событий, связанных с вторжением колонизаторов и крестьянской войной тайпинов, традиционный китайский литературный язык вэньянь, отличавшийся от устной речи и не воспринимаемый поэтому на слух, был уже мало пригоден. С его помощью трудно было излагать новые явления общественной жизни, обращаться к массам. Характерно, что глава тайпинского правительства Ян Сюцин выступил за отказ от вэньяня и переход на байхуа — литературный язык, основанный на нормах разговорной речи. Однако тайпинам не удалось осуществить эту важную языковую реформу. В после дующие десятилетия передовые деятели китайской культуры продолжали борьбу за переход на байхуа.

Начавшееся пробуждение национального самосознания ки тайского народа сказалось также на развитии изобразительного искусства. Хотя в целом в XIX в. наблюдался застой в раз витии китайского изобразительного искусства, отдельные его жанры (гравюра, лубок) достигли заметных успехов. В лучших произведениях изобразительного искусства пробивают себе до рогу социальные и патриотические мотивы. Наблюдается и не которая демократизация в развитии китайского театра. Широкое распространение получают пьесы, основанные на народной музыкальной драме. Это направление театрального искусства получило название пекинской оперы.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

13396. Створення об’єктів за допомогою інструмента «Коробка» 118.48 KB
  Лабораторна робота № 11. Тема: Створення об’єктів за допомогою інструмента Коробка. Мета: навчитись будувати твердотільні моделі заданого розміру та розташування в просторі за допомогою інструменту Коробка. Обладнання: AutoCAD 2008 AutoCAD 2012 ПК. Теоретичні відомості...
13397. Створення пустотілих об’єктів за допомогою інструмента «Віднімання» 43.62 KB
  Лабораторна робота № 12. Тема: Створення пустотілих об’єктів за допомогою інструмента Віднімання Мета: отримати практичні навички при виконанні операцій з твердотільними об’єктами Обладнання: AutoCAD 2008 AutoCAD 2012 ПК. Теоретичні відомості. Трехмерная компьютерна
13398. Створення плоских поверхонь по двох точках з використанням повороту КСК 13.41 KB
  Лабораторна робота № 13. Тема: Створення плоских поверхонь по двох точках з використанням повороту КСК. Мета: отримати практичні навички при виконанні операцій з твердотільними об’єктами Обладнання: AutoCAD 2008 AutoCAD 2012 ПК. Теоретичні відомості. Трехмерна
13399. Використання джерел світла і тіні 12.85 KB
  Лабораторна робота № 14. Тема: Використання джерел світла і тіні. Мета: навчитись використовувати різні джерела світла. Обладнання: AutoCAD 2008 AutoCAD 2012 ПК. Теоретичні відомості: при виконанні ЛР можна скористатись відеоуроком Lesson_10 який можна знайти на спільному ресурс
13400. Робота з командами AutoCAD. Побудова базових об’єктів 1.25 MB
  Тема: Робота з командами AutoCAD. Побудова базових об’єктів. Мета: Закріпити знання команди line Ознайомитися з командами offset fillet та особливостями їх використання засвоїти прийоми побудови нескладного плану кімнати. Обладнання: ПК пр...
13401. Зміна стилю розмірності, виставлення лінійних розмірів в плані 124.5 KB
  Тема: Зміна стилю розмірності виставлення лінійних розмірів в плані. Мета: Навчитись створювати розмірний стиль та виставляти реальні розміри в плані приміщення. Розвивати навички побудови плану. Обладнання: ПК програмне забезп...
13402. Використання команд модифікації для зображення дверей та вікон. Вставка та створення блоків 153.5 KB
  Тема: Використання команд модифікації для зображення дверей та вікон. Вставка та створення блоків. Мета: Вдосконалити практичні навички роботи з командами редагування побудови подібних offset розширення extend обрізання trim. Отримати практичні навички...
13403. Створення шаблону рамки для креслень згідно із затвердженим стандартом 288.5 KB
  Тема. Створення шаблону рамки для креслень згідно із затвердженим стандартом. Мета: систематизувати практичні навички роботи з командами побудови та редагування ознайомитись з поняттям шару рівня та менеджером шарів ознайомитись зі зразками та мет
13404. Методика і техніка шкільного демонстраційного експерименту із розділу Механіка (10 кл.) 352.5 KB
  Тема: Методика і техніка шкільного демонстраційного експерименту із розділу Механіка 10 кл. Відносність спокою і руху Обладнання: 1 дошка на чотирьох роликах 2 візок і покажчик від приладу з кінематики і динаміки 3 модель підйомного крана. 1. На дошці яка мож...