8414

Архитектура Древнего Китая

Лекция

Культурология и искусствоведение

Архитектура Древнего Китая Особенности градостроительства Древнего Китая Крепостные сооружения. Великая китайская стена. Культовое зодчество Древнего Китая Жилые здания Древнего Китая Принципы садово-парковой архитектур...

Русский

2013-02-11

2.77 MB

526 чел.

Архитектура Древнего Китая

  1.  Особенности градостроительства Древнего Китая
  2.  Крепостные сооружения. Великая китайская стена.
  3.  Культовое зодчество Древнего Китая
  4.  Жилые здания Древнего Китая
  5.  Принципы садово-парковой архитектуры
  6.  Декоративные элементы в китайском зодчестве

Литература

Контрольные вопросы и задания

Возникновение первого рабовладельческого государства в Северном Китае относится ко II тысячелетию до н. э. Причиной тому послужило благоприятное сочетание природно-климатических и географических факторов. Мягкий климат, обилие муссонных дождей в летний период и лессовых отложений в долине Хуанхэ благоприятствовали развитое сельского хозяйства. Появление бронзовых орудий труда и широкомасштабной ирригации вызвало необходимость замены родового строя рабовладельческим.

Недра Китая богаты многочисленными породами мраморов, гранитов, известняков. Богат Китай и строевым лесом – лиственница, ель, сосна, дуб и пр. Наибольшее применение в строительстве нашли корейский кедр, веймутова сосна, бамбук. Поскольку в древнем Китае зодчие предпочитали дерево всем другим материалам, до настоящего времени сохранилось сравнительно немного памятников древнейших эпох. О характере архитектуры эпох Шан (Инь), Чжоу, Цинь и Хань (до 25 года н. э.) можно судить в основном по изображениям на погребальных плитах, моделям и останкам каменных конструкций. Китайское зодчество дало весьма своеобразную трактовку древнейших традиций культа Природы, обоснованного и поощряемого государственной религией (даосизм, чань-буддизм, конфуцианство, другие материалистические и идеалистические школы и направления). Любопытно, что древние греки и римляне практически ничего не знали о таинственных серах («желтых людях»). Одно из этих племен якобы проживало на северо-западе Древней Индии, по соседству с Бактрией (Бактрианой, по Страбону). В своей «Географии» греческий ученый упоминает лишь о феноменальном долголетии этих людей:

«Так, например, передают о долговечности серов, которые растягивают время жизни даже до 200 лет…» [Страбон, XV, I, 37, с. 702] [71, С. 654].

В течение своей истории Китай неоднократно подвергался нашествиям кочевых племен и иноземных захватчиков. Внешние и внутренние войны, а также стихийные  бедствия не раз приводили к разрушению и гибели ценнейших памятников архитектуры и искусства. Сохранившиеся до наших дней в различных областях Китая многочисленные постройки феодального периода показывают богатство архитектурных форм, образование которых можно проследить со  II тысячелетия до н. э.

За многие века существования Китая его географические границы претерпевали значительные изменения. Древнейшая китайская культура сложилась в бассейне реки Хуанхэ и в течение многих веков развивалась главным образом на территории современного Северного Китая. Благодаря археологическим находкам последних лет и дошедшим до нас памятникам письменности можно проследить историю Китая с периода Шан-Инь (1766-1122 до н. э.), когда господствовал первобытно-общинный строй. Наряду с этим в позднейшее время периода Шан уже зарождаются классовые отношения, чему способствовало развитие производитель- ных сил и все возрастающее значение земледелия.

Древнейшим свидетельством раннего развития китайской архитектуры рабовладельческой формации являются остатки сооружений древней столицы периода Шан (II тысячелетие до н. э.), открытые раскопками около г. Санъяна, которые продолжаются в настоящее время. Сохранившиеся земляные платформы дворца и храма с каменными базами колонн из плоского валуна или в виде бронзовых дисков указывают на сложение основных форм китайского зодчества уже в этот древнейший период. Возникшие в глубокой древности главные типы китайских сооружений, а также их расположение и планировка были обусловлены общественными потребностями и позднее узаконены религиозными канонами. Принцип расположения отдельных частей здания также был подчинен традициям и строгим правилам, что, несомненно, создавало известные ограничения для строителей.

Помимо археологических открытий, о характере архитектурных сооружений периода Шан дает также интересные сведения изучение древнейшей письменности. Сохранившиеся от этого периода надписи, процарапанные на костях животных и панцырях черепах, содержат пиктограммы с изображением дома на высоком основании и с двускатной крышей, образующей фронтон. Открытые раскопками остатки жилых зданий этого же периода указывают на умелое сооружение прочных глинобитных стен с применением деревянного каркаса. Камень и кирпич всегда считались китайскими зодчими материалами второстепенного значения, основным же строительным материалом Китая было дерево, вследствие чего многочисленные архитектурные памятники прошлого сравнительно быстро исчезли. Лишь дошедшие до нашего времени отдельные изображения построек на каменных барельефах и в ранней живописи дают представление о сложных по своим формам древних сооружениях Китая. Они свидетельствуют о развитой строительной технике и о длительном сохранении основных архитектурных традиций как конструктивного, так и декоративного характера.

Современная историческая наука (на основе изучения древнейших литературных источников и археологических находок) определяет сложение в Китае рабовладельческой формации к концу II или началу I тысячелетия до н. э. После длительных междоусобных войн в конце II тысячелетия до н. э. среди ряда боровшихся между собой мелких деспотий выделяется наиболее могущественное царство Чжоу (1122-256 гг. до н. э.). Знать захватывает обширные земельные участки и, широко используя рабский труд, управляет ими. В период Чжоу получают развитие основные религиозно-философские учения Китая – конфуцианство и даосизм. Большое значение приобретает в этот период сословие ученых.

1.  Особенности градостроительства Древнего Китая

В основу градостроительной практики древнего Китая легли народные строительные традиций, синтезированные в даосском учении Фэн-шуй (Ветер-вода). Согласно этому учению, наиболее благоприятной считалась меридиональная планировочная ось: «Господин Солнце всегда смотрит на юг». На юг обращались главные фасады зданий, что обеспечивало оптимальный температурный режим во внутренних помещениях. Даосские гадатели разработали целую науку – геомаитию, которая связывала особенности рельефа местности с положением небесных тел, с магнитными полями, с космическими силами и символами (Небо, Земля, пять первоэлементов и пр.). Для этих целей были изобретены компас, карты звездного неба и сейсмограф. Только при благоприятном сочетании небесных сил и «пульсов духа» земли участок считался подходящим для строительства. Особое внимание уделялось сочетаниям геометрических символов, чаще всего – круга и квадрата (рис. 11.1).

 

Рис. 11.1.  Китайская космогоническая  символика:  квадрат – «инь», женское начало, Земля, форма кварталов и городских укреплений;  круг – «ян», мужское начало, Небо, планы дворцов, храмов, главных городских площадей.

На основе этих фигур формировалась планировочная структура как отдельных зданий, так и целых градостроительных комплексов. Пример тому – планировки городов Лояна, Пекина, Чанани (рис. 11.2).

 

Рис. 11.2.  Планировочные схемы городов Лоян (слева) и Чанъань (справа)

Четыре городских стены ориентировались по странам света – традиции солнечного культа (китайский император – олицетворение Солнца, Сын Неба) (рис. 11.3).

Рис.  11.3.  Ориентация стен по странам света (город, цитадель, дом, комната…)

Рис. 11.4.  Пространственная модель китайского города (выделение Оси «север-юг» более высокими административными зданиями, дворцами и храмами;  общее понижение высоты зданий в широтных направлениях)

Другая особенность древнекитайских городов – регламентированная высота зданий. Она определялась в соответствии с социальным положением домовладельцев, которые в согласии со своим рангом селились ближе или дальше от центра города – императорского дворца, храмового комплекса. Простой народ имел право строить только одноэтажные здания. Пространственная модель китайского города представлена на рис. 11.4. Особо регламентировался цвет крыш:

а)   золотисто-желтые  – дворец «солнцеликого» императора (рис. 11.5-а);

б)  ярко-голубые («небесная чистота») – культовые постройки (рис. 11.5-б);

в) зеленые («древесная листва») – жилища вельмож, высших чиновников, отдельные храмы и пагоды невысокого ранга;

г)  серые («земной прах») – жилища рядовых горожан.

Особо выделялись административный, торговый и жилой районы, парковые зоны.

 

                                                a                                                                             б

Рис. 11.5.   a – Ханьский дворец в Чанъани, II-I вв. до н. э. Реконструкция;  

б – Храм Неба в Пекине, XIV в.

  1.  Крепостные сооружения. Великая китайская стена

С древнейших времен города и цитадели Китая окружались крепостными стенами. В период «семи царств» (Чжунь Го) на северных границах царств Цинь, Чжао и Янь были построены оборонительные сооружения от набегов кочевников (V-III вв. до н. э.).

Древнейшим памятником китайской архитектуры, сохранившимся до нашего времени, является Великая китайская стена («Стена 10 тыс. ли»), построенная в период «Борющихся государств» (Чжань го) (481-221 до н. э.) и перестроенная в III в. до н. э., когда император Цинь Ши-хуанди (246-210 гг. до н. э.), объединив Китай в единую империю Цинь, стремился к укреплению ее слабо защищенных границ на севере. Стена пересекает ряд северных провинций Китая и имеет несколько ответвлений, образующих дополнительные кольца.

До настоящего времени точного обмера ее не производилось. По последним данным, протяженность Великой китайской стены достигала 4000 км. Высота ее с зубцами, расположенными по наружной кромке боевого хода, равняется 9 м, а ширина доходит до 8 м в нижней части и около 5 м – в верхней. Монументальные башни (рис. 11.6), высота которых около 12-14 м, расположены вдоль стены и находятся одна от другой на расстоянии полета стрелы (из 60000 башен в настоящее время сохранилось лишь 20000). Ряд массивных ворот ведет к главным дорогам в Монголию. Стена неоднократно достраивалась и укреплялась в последующие века. Первоначально она сооружалась только из щебня и земли, и лишь позднее была произведена облицовка ее камнем и кирпичом.

Рис. 11.6.  Великая китайская стена

Это оборонное сооружение служило в течение веков защитой от набегов кочевников. Несмотря на свое однообразие и чисто утилитарное значение, Великая китайская стена, как и другие произведения китайской архитектуры, гармонично сливается с окружающим ее суровым горным пейзажем, опускаясь и поднимаясь вдоль горных отрогов и образуя с ними как бы одно неразрывное целое. Летописи сообщают о сотнях тысяч рабов, пленных, солдат, которые сооружали стену, терпя огромные лишения.

Великая китайская стена воздвигнута на хребтах (рис. 11.7). Она поражает своей органичной взаимосвязью с окружающей природой: «То поднимаясь на вершины, то стремительно падая вниз, стена своим объемом и силуэтом подчеркивает сложность горного рельефа, его прихотливые изгибы. Кажется, что это сооружение, грозное и неприступное, является продолжением окружающего ландшафта, столь же сурового и величественного...» ( Е.А. Ащепков).

 

Рис. 11.7.  Фрагменты Великой Китайской стены

Интересной особенностью китайской фортификационной архитектуры является контрастное сочетание массивного основания (камень, песок, кирпич) и легкого деревянного навеса для укрытия воинов от метательных снарядов с типичной «парящей» кровлей. Пример тому – оборонительные стены Пекина, Чжендина и других городов.

В этот же период создавались многочисленные сооружения и другого характера. Дошедшие до нашего времени письменные источники рассказывают о большой строительной деятельности Цинь Ши-хуанди (рис. 11.8-а), который, по словам летописи, строил грандиозные дворцы после каждого удачного завоевания, причем на строительстве отдельных сооружений было занято более 700000 рабов и свободных земледельцев. Дворцы сооружались из редких древесных пород: лавра, пихты, кораллового дерева и пр., которые привозились с разных концов страны. О масштабах зданий, их грандиозности свидетельствует указание, что зал одного из дворцов Цинь Ши-хуанди вмещал 10000 человек. Столица империи Цинь – Сяньян – растянулась на большое расстояние по обеим сторонам реки Вэйхэ.

 

                      а                                                   б                                                         в

  

                          г                                                                                   д

Рис. 11.8.  а – император Цинь Ши-хуанди;  б – вход в его гробницу (г. Саньян, провинция Шэньси, III в. до н. э.);  в, г, д – глиняные воины из императорской гробницы

Летописи рассказывают также о сооружении огромного крытого моста, который был возведен через реку Вэйхэ, что указывает на высокое инженерное искусство древнего Китая.

После падения империи Цинь и кратковременного распада государства династия Хань (206 г. до н. э. –  220 г.) вновь объединила земли империи. В ханьсжий период происходит присоединение новых областей на западе и на юго-западе. Китай в этот период расширяет международные связи, прокладывает новые торговые пути к народам Средней Азии. Большое развитие техники и хозяйства в это время было обусловлено колоссальной эксплуатацией трудящихся масс, вызвавшей в первые века н. э. мощные восстания рабов и свободных земледельцев. Это привело к уничтожению империи Хань и к новому распаду страны на ряд самостоятельных частей.

Представление о развитии архитектуры в период династии Хань можно получить главным образом благодаря глиняным моделям различных сооружений, которые находят в погребениях того периода. Эти тщательно выполненные из глины и раскрашенные модели дворцов, башен, различных хозяйственных построек свидетельствуют о развитых архитектурных формах сооружений периода Хань.

3.  Культовое зодчество Древнего Китая

Наиболее интересным типом культовых построек Китая является пагода. Она утвердилась в Китае с появлением буддизма (III-II вв. до н. э.).

Идея пагоды была заимствована в Индии. Однако вертикаль сооружения с многочисленными, загнутыми вверх, карнизами глубоко национальна. Крыши пагод воспроизводят листву, вертикальный силуэт – гигантское дерево. Концы балок торчат наружу подобно сучьям. Центральная мачта держит на себе всю конструкцию.

Над пагодой возвышается металлический шест с девятью зонтами (имитация индийской ступы). На конце шеста – двухметровая надставка в форме языков пламени.

Каждая деталь башни имела символическое значение – девять ступеней нирваны Будды, четыре стороны света и др. Если пагода строилась из дерева, то её крыша окрашивалась в зеленый цвет, несущие конструкции – в красно-оранжевый. Этим достигалось гармоничное единство здания с растущими рядом елями. Не случайно многие китайские поэты именовали пагоду «Дом-дерево». Строились первые пагоды из «одушевлённых» строительных материалов – кедра, бамбука, ели. С помощью пропитки древесины особыми смолами зодчие научились продлевать жизнь постройкам до нескольких столетий (рис. 11.9).

 

Рис. 11.9.  Китайские пагоды. Общий вид

Ставили пагоды на вершинах гор и холмов (рис. 11.10-б). Это полностью отвечало постулатам чань-буддизма о ничтожности и суетности земной жизни, о величии Природы. Начиная с V века н.э., пагоды строят из более прочных материалов – кирпич, камень и т. п..

В культовой архитектуре Китая главные сооружения (храмы, гробницы), как правило, располагались по оси «север–юг». Вспомогательные постройки размещали по обе стороны от главной оси, параллельно ей и симметрично по отношению друг к другу. Все помещения, расположенные на главной оси, имеют большую высоту по сравнению с периметральными – соблюдение общепринятых градостроительных принципов.      

 

                                           а                                                                                 б

Рис. 11.10.  а – поперечный разрез пагоды;  б –  пагода Сунъюэсы на горе Суншань,

провинция Хэнань, 520 г.

4.  Жилые здания Древнего Китая

Модели зданий, а также сохранившиеся изображения построек на каменных рельефах периода Хань показывают, что китайские зодчие уже 2000 лет назад сооружали многоэтажные здания, увенчанные многоярусными крышами, покрытыми цилиндрической черепицей, которая по краям скатов кровли украшалась кругами с различными изображениями и надписями (рис. 11.11).

Тип жилья, создаваемый китайцами в течение тысячелетий, мало чем отличается от своих древнейших прототипов. Строились они из дерева, кирпича-сырца и камня. Стены дома, как правило, не являлись несущими конструкциями. Они заполняли пролеты между деревянными опорными столбами, защищая помещения от холода. Главный фасад – южный. Он имел вход и окна, заполняющие всю плоскость стены. На севере окон не предусматривалось. Южная стена выполнялась в виде деревянной решетки, заклеенной промасленной бумагой (изобретена в III веке до н. э.). Крыша имела характерные широкие свесы, защищающие стены от осадков и прямого солнечного света (рис. 11.12).

Перед главным фасадом часто устраивалась крытая галерея (япон. энгава – «серое пространство»). Галерея служила внешним коридором, связующим все комнаты в доме, местом приема гостей, промежуточным пространством между внутренним и внешним миром (рис. 11.13).

 

Рис. 11.11.  Глиняные модели многоярусных китайских домов

  

Рис. 11.12.  Фасад китайского жилого дома

Существует много версий о происхождении этой чисто китайской формы крыши (рис. 11.14):

- желание зодчих преодолеть, визуально облегчить массу высокой крутой кровли;

- фиксация естественного прогиба длинных стропильных балок, имеющих шарнирные опоры на концах;

- уподобление кровли изогнутым ветвям деревьев, силуэту горной гряды, «крылу летящей птицы» (поэтическая метафора) (рис. 11.15);

- обеспечение более пологой траектории стоков, предохранение поверхности стен от смачивания.

 

Рис. 11.13.  Решетчатая оградка-экран  ин-би перед фасадом жилого дома

Рис. 11.14.  Южный фасад китайского дома

Дом имел кровлю характерной изогнутой формы с большими свесами, подпираемыми системой деревянных стропил доу-гун (рис. 11.16, рис. 11.17).

Внутренняя планировка китайского (а позднее и японского) дома подчинялась установкам китайского основоположника даосизма – философа Лао-Цзы (V в. до н. э.): «Реальность здания заключается не в четырёх стенах и крыше, но во внутреннем пространстве, предназначенном для жизни в нем...». Согласно китайской традиции, дом является неотъемлемой деталью окружающего пейзажа, своего рода ширмой, сквозь которую природа вторгается внутрь здания, дополняет и обогащает его. Здание – лишь временный приют на долгом пути человеческой жизни. Его тонкие стены и перегородки легко ломаются под напором урагана, но решётчатый каркас остается целым («То, что гнется, будет стоять целым; то, что сгибается, будет стоять прямо...»). После урагана легкие стены и перегородки быстро собираются и монтируются.

 

 

Рис.  11.15.  Уподобление кровли силуэтам горной гряды, парящей птицы

Рис. 11.16.  Современная интерпретация доу-гуна (Бурятия). Фото автора.

Визуальная связь с внешние миром осуществляется с помощью деревянных решёток (яп. рэндзю) и бумажных трансформируемых перегородок (яп. сёдзи). Если в доме были прочные стены из камня, то их поверхность обязательно украшалась живописным пейзажем.

Особую популярность этот прием получил в XI-XII веках («сунская школа»), В глинобитных или каменных стенах прорезали дверные и оконные проемы в форме листьев, цветов или ажурных ваз (рис. 11.18). Иногда в доме устраивали миниатюрные сады с деревьями-лилипутами (прототип японской икебаны).

 

Рис. 11.17.  Конструкция доу-гун в кровлях китайских домов

Обязательной принадлежностью китайского дома, бедного или богатого, был внутренний двор с садом. Усадьба окружалась высокой стеной. Обычно сразу же за входом с улицы, во дворе, возводилась дополнительная стенка. По поверью, она преграждала путь злым духам, которые не догадывались свернуть и обогнуть её. Дело в том, что в древнем Китае считали, что духи могут передвигаться только прямо либо сворачивать в сторону под прямым углом. Именно поэтому во дворце императора Цинь Ши-хуанди (III в. до н. э.) все подъезды, внутренние переходы в здании, тропинки в парке были криволинейными.

Рис. 11.18.  Формы дверных и оконных проемов в китайских усадьбах (по Е.А. Ащепкову)

Изогнутыми были даже края дворцовой крыши, чтобы злые духи не могли продвигаться вдоль них. Нередко их украшали фигурки животных, выполнявших роль оберегов от злых духов (рис. 11.19).

 

Рис. 11.19. Фигурки-обереги на коньковых балках и стропилах (по Е.А. Ащепкову)

Дополнительная стенка, кроме того, закрывала внутреннее пространство двора от «злого глаза». Посетителя встречали или перед ней, или в специальном помещении для гостей. Поверхность стен белилась, украшалась рисунками и иероглифами (именами владельцев усадьбы, благопожеланиями в адрес хозяев и гостей). На фасадах, выходящих на улицу, обычно не было окон - старинная традиция стран Древнего Востока. Как правило, окна смотрят во двор или в сад.

5.  Основные принципы садово-парковой архитектуры

Первый принцип, которому подчинялась композиция китайского сада – естественность, «случайность» в размещении всех его компонентов. Во всем господствует живописная криволинейность объемов и силуэтов – берега водоемов, переправы из полузатопленных валунов, контуры деревьев, криволинейные очертания горных массивов и холмов. Изогнутые силуэты построек дополняют рукотворный и естественный пейзажи. У зрителя ни в коем случае не должно было сложиться впечатления о целенаправленной деятельности художника.

Второй композиционный принцип – достижение эффекта постепенного «сгущения» растительной массы от центра усадьбы к её периметру. По мере удаления от дома деревья и кустарники увеличиваются в размерах становится более густой их крона. Из-за этого при взгляде со стороны усадьбы теряется условная граница между естественным лесным массивом и садом. Сад как бы устремляется навстречу дикому лесу и горным вершинам (рис.  11.20).

Очень популярны были каменные сады. Считалось, что в камнях скрываются души выдающихся отшельников-даосов. С камнем связывали также идею душевной частоты, благородства и вечности. Поэтому очень ценились камни, омываемые прозрачными водяными струями и покрытые седым мхом  символом старости, долголетия. В Китае верили, что камень остается живым до тех пор, пока не подвергнется обработке. Поэтому камни крайне редко использовались в строительстве. Иное дело – дерево! Оно не только не «умирает», но и одушевляет здание (идеи даосизма, синтоизма) (рис. 11.21).

Рис. 11.20.  Принцип расположения растений в китайском саду

Рис. 11.21.  Китайский сад. Павильон

Большое внимание уделялось извилистым дорожкам, инкрустированным мелкими камешками и цветным песком. Дорожки украшались узорами в форме иероглифов, сюжетами народных сказок и легенд. Чаще просто имитировали чешую гигантской змеи или дракона, извивающегося между холмами.

Изогнутые мостики в сочетании со своим собственным отражением в воде образовывали причудливую рамку вокруг живописной – группы деревьев или изящной беседки. Тихие сады с водоемами, перекрытыми горбатыми мостиками, глубокий цвет красных лакированных колонн и резных решеток, легкий и разноголосый звон колокольчиков, подвешенных к углам изогнутых черепичных крыш, создавали картину совершенной гармонии природы и человеческих чувств (рис. 11.22).

 

Рис. 11.22.   Китайский сад. Средневековые гравюры

Это впечатление еще более усиливается за счет искусного подбора растений, учитывающего не только их форму и размеры, но и смену окраски в течение года, включение в композицию серебристого снега, инея. Деревья, как и камни, создавали определенное настроение: кипарис – величественное, возвышенное; бамбук – уединенность, грусть; сакура (японская вишня) – мечтательность, умиротворенность.

«Зодчие, – говорят китайцы, – всеми силами добиваются естественности, в которой не было бы видно ни малейших губительных следов человеческих рук...».

6.  Декоративные элементы в китайской архитектуре

Наиболее древние постройки, как правило, отличались простотой объемов, преобладанием конструктивных форм над декорацией. Китайцы умели ценить красоту конструкции и не старалисъ маскировать её орнаментом или скульптурными украшениями.

Все декоративные элементы несли определенную смысловую нагрузку стрекоза – «возрождение», цветок – «чистота и невинность», черепаха – «долголетие», обезьяна – «слух, зрение, обоняние». Изображение того или иного животного или растения носило характер благопожелания обитателям дома и его гостям. Символы феникса, тигра, дракона и черепахи, например, обозначали четыре стороны горизонта (рис. 11.23).

Летящий или танцующий журавль – знак счастья и удачи. Следует отметить, что культ сил природы и отдельных животных процветал в Китае во все времена. Здесь даже существовали особые министерства и ведомства огня, грот, вод, времени, «пяти священных гор» и т.п. Особым уважением пользовались божества Солнца и Луны, духи пяти планет, Полярной звезды. Китайскими «божествами вод» считались драконы Лун-ваны. Они отвечали за водный режим страны, за засухи и наводнения.

Кроме дракона, китайцы почитали тигра, феникса, черепаху, лису. Изображения этих животных украшают многие китайские дворцы и храмы. Скульптурами слонов, верблюдов, львов оснащались погребальные комплексы, «дороги процессий», «дороги духов».

 

 

Рис. 11.23.  Животные – символы стран света:  золотой фазан (Красный Феникс) – юг, тигр-альбинос (Белый Тигр) – запад;  Синий Дракон – восток;  Черная Черепаха - север

Китайский, японский, монгольский орнамент поражает неисчерпаемой фантазией народных умельцев. Здесь широко представлены природные сюжеты – цветы и листья, звери и птицы, облака и люди, драконы самых различных типов (змееобразные, в виде крылатых ящериц, ископаемых рептилий). Особым спросом пользовались фигуры животных для украшения несущих и ограждающих конструкций. Очень часто для оформления входа в здание использовали фигуры сидящих львов – символы могущества императорской власти. Бронзовые и мраморные львы украшали несущие элементы мостов, крыш, теневых навесов. Функцию опор выполняли также скульптуры хвостатых черепах биси. Согласно китайской мифологии, гигантская биси держит на себе вселенную. Однако наибольшим спросом у китайских зодчих и ваятелей пользовался Дракон. Его изображения украшают колонны, стены, парадные лестницы и т. д.

О высоком мастерстве зодчих и скульпторов этого времени свидетельствуют также сохранившиеся в различных областях Китая каменные столбы-пилоны, сооружавшиеся у входа в погребение. Они различного художественного достоинства, но всегда отражают строгий стиль архитектуры периода Хань. Наиболее распространенные столбы имеют прямоугольное сечение и стоят на монолитном цоколе с архитектурными деталями в виде богато орнаментированных фризов и крыш (рис. 11.24).

 

 

                                     

Рис. 11.24.  Дракон лун-ван в искусстве средневекового Китая;  

традиционный лев-собачка;   каменный столб-пилон из Сычуани (II век н. э.)

Высота столбов-пилонов обычно достигает 4,5-5,5 м. Характерным образцом подобного типа сооружений может служить пилон, сооруженный перед погребальным холмом Шэнь в Сычуани (II в. н. э.) (рис. 11.24). Квадратный в сечении, он украшен с четырех сторон изображениями символических животных – птицы, тигра, дракона и черепахи, олицетворяющих четыре стороны света. Изображения высечены в невысоком рельефе и отличаются выразительностью и четкостью контуров. По углам слегка выступающий фриз украшен скульптурами демонических чудовищ, которые поддерживают своими плечами карниз. Остальная декорация фриза имеет ярко выраженный архитектурный характер: здесь видны концы и перекладины выступающих балок, которые, как это типично для каменной архитектуры, имитируют сложные деревянные конструкции. Второй, узкий фриз (расположенный выше) декорирован сценами охоты, выполненными в низком рельефе. Над фризами расположен массивный, расширяющийся кверху венчающий карниз с крупными скульптурными фигурами охотников, скачущих на сернах и стреляющих из луков, и другими мифологическими персонажами. Завершением пилона служит выступающая крыша. В этом погребальном сооружении блестяще решено соединение архитектурных и скульптурных элементов. Пилон может служить образцом ранней архитектуры Китая и дает представление о монументальности стиля периода Хань. Строгость и ясное членение архитектурной композиции пилона создают общее впечатление силы и тектоничности, свойственным ранним памятникам Китая.

Таким образом, деятельность китайского зодчего направлялась и подчинялась силам природы: «О, великий человек! Его свойства сливаются с небом и землей, ясность его составляет одно целое с Солнцем и Луной, его путь – с временами года, его радости и горе – с добрыми и злыми духами...».

Культура Китая оказала огромное влияние на искусство соседних народов, населяющих территорию Монголии, Манчжурии, Тибета, Индокитая, Кореи и особенно Японии.

ЛИТЕРАТУРА

  1.  Абаев, Николай Вячеславович. Чань-буддизм и культурно-психологические традиции в средневековом Китае. – Новосибирск : Наука, Сиб. отделение, 1989. – 271 с.
  2.  Авдиев В.И.  История Древнего Востока. – М. : ОГИЗ, 1948 – 588 с.
  3.  Алпатов  М.И.  и др. История архитектуры в избранных отрывках – М. : Изд. Всесоюзной Академии архитектуры, 1935 – 590 с.
  4.  Анисимов А.М., Гумилев Л.Н. и др.  Искусство стран Востока. – М. : Просвещение, 1986 – 303 с.
  5.  Афанасьева В., Луконин В., Померанцева Н.  Малая история искусств. Искусство Древнего Востока. – М. : Искусство, 1976 – 375 с.
  6.  Ащепков Е.А.  Архитектура Китая. Очерки. – М. : Госиздат по строительству, архитектуре и строительным материалам, 1959 – 367 с.
  7.  Белецкий П.А.  Китайское искусство: Очерки – Киев : Изомузгиз, 1957 – 162 с.
  8.  Брунов Н.И. Очерки по истории архитектуры. Доклассовое общество, восточные деспотии, Т. 1 – М.-Л. : Академия, 1937 – 442 с.
  9.  Бунин А.В., Саваренская Т.Ф.  История  градостроительного искусства, в 2-х т., Т. 1. Градостроительство рабовладельческого строя и феодализма. – Изд. 2-е – М. : Стройиздат, 1979 – 495 с.
  10.  Васильев Л.С. История религий Востока (религиозно-культурные традиции и общество) : Учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «История». – Изд. 2-е., перераб. и доп. – М. : Высшая школа, 1988 – 416 с. – Указатель терминов и названий : С. 408-415.
  11.  Васильев, Леонид Сергеевич. Культы, религии, традиции в Китае. / РАН, Институт востоковедения. – М. : Изд. фирма «Восточная литература» РАН, 2001. – 487 с.
  12.  Виноградова Н. А. Искусство средневекового Китая – М. : Изд. АХ СССР, 1962 – 100 с.
  13.  Виноградова Н.А. Искусство Китая: Альбом - М. : Изобразительное искусство, 1988 – 58 с.
  14.  Виноградова Н.А. Искусство средневекового Китая. – М. : Изд. Академии художеств СССР, 1962 – 100 с.
  15.  Виноградова Н.А. и др.  Традиционное искусство Востока: Терминологический словарь. – М. : Эллис-Лак, 1997 – 368 с.
  16.  Вон Кью Кит. Энциклопедия дзэн. – М. : Гранд ФАИР-пресс, 2002. – 394 с., ил.
  17.  Всеобщая история архитектуры (ВИА): Учебное пособие в 2-х т., Т. 1 / Под ред. Б.П. Михайлова – М. : Госстройиздат, 1958 – С. 292-295.
  18.  Всеобщая история архитектуры (ВИА), в 12 т., Т. 1 / Под ред. О.Х. Халпахчьяна и др. –  М. : Стройиздат, 1970 – С. 419-445.
  19.  Всеобщая история архитектуры (ВИА), в 12 т., Т. 9. Архитектура Восточной и Юго-Восточной Азии до середины XIX в. / Под ред. А.М. Прибытковой. – Изд. 2-е – Л.- М. : Изд. литературы по строительству, 1971 – 643 c.
  20.  Георгиевский С.М.  Мифические воззрения и мифы китайцев. – СПб. : 1892 – 117 с.
  21.  Глухарева О.Н., Денике Б.П.  Краткая история искусств Китая – М.-Л. : Искусство, 1948 – 211 с.
  22.  Грубе В. Духовная культура Китая. Литература, религия, культ: Пер. с нем. П.О. Эфрусси. – СПб. : 1912 – 237 с.
  23.  Гуркин, Владимир Александрович. Любовь к мудрости : Философские школы древнего мира. – Ульяновск : Изд-во Ульяновского ГПУ, 1996. – 112 с.
  24.  Дзэн-буддизм. / Сост. В.А. Шариев. – Бишкек : МП «Одиссей», 1993. – 670 с.
  25.  Древнекитайская философия. Собрание текстов в 2-х томах, Т. 1. – М. : Мысль, 1972 – 363 с.
  26.  Древнекитайская философия. Собрание текстов в 2-х томах, Т. 2. – М. : Мысль, 1973 – 384 с.
  27.  Древнекитайская философия. Эпоха Хань (III в. до н.э. – III в. н.э.). – М. : Наука, 1990 – 523 с.
  28.  Древние цивилизации. / Под ред. Г.М. Бонгардт-Левина. – М. : Мысль, 1989 – 479 с.
  29.  Древний Восток : Книга для чтения. / Под ред. В.В. Струве – Изд. 3-е – М. : Просвещение, 1958 – 238 с.
  30.  Древний Восток. / Сост. М.В. Воскобойников. – СПб.: Реслекс, 1998. – 463 с., ил.
  31.  Древний мир. Изборник источников по культурной истории Востока, Греции и Рима. / Под ред. Б.А. Тураева и И.Н. Бороздина. – Часть 1. – М. : 1915. – 812 с., ил.
  32.  Дубровская О.Н. Древние религии мира. / О. Дубровская. – М. : РИПОЛ Классик, 2003. – 445 с., ил.
  33.  Духовные учения Востока : Дзэн-буддизм. Даосизм. Конфуцианство. / Петров В.В. – М. : АСТ, 2005. – 318 с.
  34.  Дюмулен, Генрих. История дзэн-буддизма. Индия и Китай. – СПб. : ОРИС, 1994. – 334 с.
  35.  Искусство стран Востока. / Под ред. Р.С. Васильевского. – М. : Просвещение, 1986 – 303 с.
  36.  История искусства зарубежных стран (первобытное общество, Древний Восток, античность). / Под ред. М.В. Доброклонского – М. : Изобразительное искусство, 1979. – 407 с.
  37.  История китайской философии : Пер. с кит. / Под ред. М.Л. Титаренко. – М. : Прогресс, 1989. – 552 с.
  38.  Капица Л.Л. Древний город Пекин (заметки архитектора). – М. : Знание, 1962 – 48 с.
  39.  Китайская геомантия. / Сост. и пер. с англ. М.Е. Ермакова. – СПб. : Петербургское востоковедение, 1998. – 267 с., ил.
  40.  Китайская философия : Энциклопедический словарь. / РАН, Институт Дальнего Востока, гл. ред. М.Л. Титаренко. – М. : Мысль, 1994. – 573 с.
  41.  Конфуцианство в Китае. Проблемы теории и практики. / Институт востоковедения. – М. : Наука, 1982. – 264 с.
  42.  Конфуций (551-479 гг. до н. э.). Афоризмы мудрости. / Подг. В.П. Бутромеев. – М. : Белый город, 2006. – 447 с., ил.
  43.  Конфуций. Изречения. – М. : Изд-во МГУ, 1994. – 126 с.
  44.  Конфуций. Луньюй : Изречения. – М. : ЭКСМО, 2005. – 462 с., ил.
  45.  Лао-цзы. Книга пути и благодати : Пер. с кит. И.С. Лисевича. – М. : ООО «Аиф Принт», 2004. – 316 с., ил.
  46.  Линч К. Совершенная форма в градостроительстве : Пер. с англ. – М. : Стройиздат, 1986. – 264 с.
  47.  Лукьянов А.Е. Лаоцзы (Философия раннего даосизма). – М. : Изд. УДН, 1991 –  164 с.
  48.  Лукьянов А.Е. Начало древнекитайской философии («И цзин», «Дао дэ цзин», «Лунь юй»). – М. : «Радикс», 1994 – 112 с.
  49.  Лукьянов, Анатолий Евгеньевич. Становление философии на Востоке : (Древний Китай и Индия) – 2-е изд., перераб. И доп. – М. : НПО «Инсан», 1992. – 207 с.
  50.  Малая история искусств. Искусство Древнего Востока. / Под ред. И.С. Кацнельсона – М. : Искусство, 1976. – 375 с.
  51.  Мюллер М. Религии Китая. I. Конфуцианство.  II. Даосизм.  III. Буддизм и христианство : Пер. с англ. / Под ред. А.Е. Яновского. – СПб. : «ЧЧ век», 1901. – 88 с.
  52.  Ожегов С.С. История ландшафтной архитектуры : Краткий очерк – М. : Стройиздат, 1993 – 240с.
  53.  Основы буддийского мировоззрения : Индия, Китай : Учебное пособие для вузов. / В.И. Рудой, Е.П. Островская, А.Б. Островский и др. – М. : Наука, 1994. – 239 с.
  54.  Петров А.А.  Из истории материалистических идей в древнем Китае. // ВДИ, 1939, № 3 – С. 49-71.
  55.  Поляков Е.Н.  Архитектура Древней Индии. Архитектура Древнего Китая : Конспект лекций. – Томск : ТГАСА, 1994 – 31 с.
  56.  Поляков Е.Н.  Образ Вселенной в философии и архитектуре Древнего Китая // Известия вузов. Строительство, 1999, № 1 – С. 63-69 (ил. 2, библиогр. 10).
  57.  Поляков Е.Н.  Природная символика в архитектуре средневекового Китая и Японии. – Томск, 1990 - Деп. во ВНИИТАГ Госстроя СССР, № 807 – 11 с.
  58.  Поляков Е.Н.  Элементы китайской геомантии (фэн-шуй) в произведениях «органической» архитектуры // Известия вузов. Строительство, 1996, № 7 – С. 105-110
  59.  Поляков Е.Н. Геотектонические аспекты в архитектуре средневекового Китая и Японии // Известия вузов. Строительство, 2000, № 11. – С. 94-100 (библиогр. 9).
  60.  Поляков Е.Н. Единство города и природы в зодчестве древнего Рима и Китая. – Материалы НПК «История и современность: Архитектура и градостроительство – региональный аспект» (г. Новосибирск, 11 февраля 2004 г.) – Новосибирск : Сибпринт, 2004 – С. 50-60, библиогр. 9.
  61.  Религии Древнего Востока. / РАН, Институт востоковедения ; отв. редакторы Г.М. Бонгардт-Левин, А.Н. Мещеряков. – М. : Изд. Фирма «Восточная литература» РАН, 1995. – 342 с., ил.
  62.  Россбах С. Фэн-шуй. Китайское искусство композиции: Пер. с англ. – Львов : «Инициатива», 1995 – 187 с.
  63.  Рубин В.А. Идеология и культура древнего Китая (Четыре силуэта ) – М. : Главная редакция восточной литературы, 1973 – 163с.
  64.  Рудой В.И. и др. Основы буддийского мировоззрения. Индия, Китай : Уч. пособие для вузов. – М. : Наука, 1994 – 239 с.
  65.  Саваренская Т.Ф. История градостроительного искусства. Рабовладельческий и феодальный периоды : Учебник для вузов – М. : Стройиздат, 1984 – 376 с.
  66.  Сент-Илер Ж.  Криптограммы Востока. – М. : Наука, 1992 – 78 с.
  67.  Снегирев И.Л. Древний Восток. Атлас по древней истории Египта, Передней Азии, Индии и Китая. / Под ред. В.В. Струве. – Л. : 1937 – 260 с.
  68.  Соколова З.П.  Культ животных в религиях. – М. : Наука, 1972 – 212 с.
  69.  Старцев П.А.  Очерки истории астрономии в Китае. – М. : Физматиздат, 1961 – 156 с.
  70.  Страбон.  География в 17 книгах. / Пер. Г.А. Стратановского – М. : Наука, 1964. – 941 с.
  71.  Струве В.В.  История Древнего Востока. – Изд. 2-е – М. : Госполитиздат, 1941. – 484 с.
  72.  Судзуки, Дайсэцу Тэйтаро (1870-1966). Дзэн и японская культура : Пер. с англ. С.В. Пахова. – СПб. : Наука, 2003. – 522 с.
  73.  Судзуки, Дайсэцу Тэйтаро. Очерки о дзэн-буддизме : Пер. с англ. О.В. Стрельченко. – СПб. : Наука, 2004. – 395 с.
  74.  Тангэ К. Архитектура Японии (традиция и современность). – М. : Прогресс, 1976 – 235 с.
  75.  Тетерин Г.Н.  История геодезии с древнейших времен. – Новосибирск: Агентство «Сибпринт», 2001 – 432 с.
  76.  Титаренко И.Л. Древнекитайский философ Мо Ди, его школа и учение. – М. : Гл. редакция восточной литературы изд-ва «Наука», 1985. – 245 с.
  77.  Тураев Б.А.  Древний Восток: Сб. статей. – Т. 2 – М. : Наука, 1980. – 216 с.
  78.  Фань Вэнь-лань. Древняя история Китая. От первобытнообщинного строя до образования централизованного феодального государства : Пер. с китайского. – М. : Изд. АН СССР, 1958 – 294 с.
  79.  Фицджеральд С.П.  Китай. Краткая история культуры: Пер. с англ. – СПб. : Изд. «Евразия», 1998 – 456 с.
  80.  Хрестоматия по истории Древнего Востока : Учебное пособие в 2-х частях, Ч. 1. / Под ред. М.А. Коростовцева, И.С. Кацнельсона и др. – М. : Высшая школа, 1980 – 328 с.
  81.  Шуази О. История архитектуры, в 2-х т., Т. 1 : Пер. с франц. – М. : Изд. Всесоюзной академии архитектуры, 1935. – 631 с.
  82.  Шуази О. История архитектуры, в 2-х т., Т. 2 : Пер. с франц. – М. : Изд. Всес. академии архитектуры, 1937. – 694 с.
  83.  Энциклопедия восточного символизма : Пер. с англ./ Сост. К.А. Вильямс – Кн. 6  – М. : Золотой Век, 1996 – 430 с.
  84.  Юань Кэ.  Мифы древнего Китая: Пер. с кит. – Изд. 2-е –  М. : Наука, 1987 – 526 с.
  85.  Ян Юн-го. История древнекитайской идеологии : Пер. с кит. Ф.С. Быкова и др. – М. : Издво иностранной литературы, 1957. – 421 с.
  86.  Яншина Э.М.  Формирование и развитие древнекитайской мифологии. – М. : Наука, 1984 – 248 с.
  87.  Creel H.G.  The birth of China. A study of formative period of Chinese civilization. – London : 1936 – 402 p.
  88.  Forke A. The World Conception of the Chinese : Their Astronomical, Cosmological and Phisico-philosophical Speculations. – London : 1925.
  89.  Werner E.T.S.  A Dictionary of Chinese Mythology. – Shanghai : 1932.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Фрагмент статьи Полякова Е.Н. Геотектонические аспекты в архитектуре средневекового Китая и Японии // Известия вузов. Строительство, 2000, № 11. – С. 94-100

 

«В том, что Земля оказывает прямое воздействие на человеческие судьбы, в те времена ни у кого не вызывало сомнений. слишком глубоко. Поэтому в раскаленных солнцем песках жизни нет (рис. 11.25).  

 

Рис. 11.25. Энергетический поток ци и его проявления на поверхности Земли (по С. Россбах)

Об этом свидетельствует, например, даосское учение фэн-шуй – наука, изучающая методы достижения полной космической гармонии отдельного человека, здания и города в целом с внутренней энергией нашей планеты. Эту невидимую субстанцию китайцы именуют «ци». Все в природе возникает естественным путем в результате сгущения этой энергии. Она определяет параметры любой вещи или явления. Кроме того, она устанавливает степень их жизненной потенции. От нее во многом зависят высота гор, характер растительного покрова, движение воды и т.д. Из глубин Земли спиралевидный поток ци устремляется вверх. В местах, где этот поток касается земной поверхности, образуется благоприятная зона для развития всего живого. Как правило, это бассейны равнинных полноводных рек. Интенсивные всплески ци образуют на поверхности Земли горы и вулканы. В безводных пустынях животворный поток проходит Согласно фэн-шуй, энергетические потоки струятся по многочисленным подземным каналам. Эти каналы образуют очень густую «планетарную» сеть. Десятки тысяч невидимых потоков связывают между собой все участки планеты, включая землю и море. Фэн-шуй относится к разряду «тайных знаний» о характере их взаимодействия. Эта наука во многом опирается на здравый смысл,  многовековой житейский опыт народов Дальнего Востока в области архитектуры и строительства. Монахи-даосы принимали активное участие в строительстве городов и зданий, в планировке садов и кладбищ, в геологической оценке строительного участка. Китайские гадатели увязывали особенности земного рельефа с небесными явлениями, звездами и планетами, знаками зодиака и странами света, космическими символами (Небом, Землей, пятью первоэлементами). Но был тут и чисто философский взгляд на взаимодействие человека и природы. Согласно чань-буддизму, смысл человеческой жизни заключается не в абстрактном поиске Истины и Будды, не в аскетизме. Нужно жить сейчас, пока ты жив: «Истина и Будда всегда с тобой, они вокруг тебя; надо только уметь их найти, увидеть, узнать и понять…. Они в пении птиц, в нежном шелесте листвы, в дивной красоте горных хребтов, в умиротворенной тиши озера…» [1]. То есть восточный взгляд на единство архитектуры и природы имеет оригинальную, отличную от европейской, трактовку. Здание не противостоит окружающему миру своими массивными стенами, не «облагораживает» ее, а живет, растворяется в ней, чутко реагируя на ее «энергетические потоки». Сформулируем теперь три основных направления в архитектуре Китая и Японии, с помощью которых средневековые зодчие пытались войти в гармоничное равновесие с окружающей природой. Первое – воспроизведение в силуэтах зданий характерных линий ландшафта (очертаний крон деревьев, абрисов гор и т. п.). Второе – организация визуальной взаимосвязи интерьеров зданий (инь) с их экстерьером (ян). Третье – инженерная защита построек от колебаний почвы, землетрясений. Обзор этих трех направлений и будет задачами настоящего исследования.

Необычная «вогнутая» форма кровли китайских, японских, бирманских, индонезийских деревянных построек давно уже привлекает внимание архитекторов и искусствоведов. Существуют самые различные версии о времени ее появления и причинах, которые этому способствовали. Известный английский востоковед С.П. Фицджеральд считает, что на территории Китая она появилась не ранее эпохи Хань (206 г. до н. э. – 220 г.). Об этом свидетельствуют глиняные модели жилых домов из погребений: «По ханьским образцам и барельефам (самым ранним из известных изображений зданий) можно видеть, что крыши в эту эпоху были лишь слегка изогнуты, а порой изгиб и вовсе отсутствует (неизвестно, однако, является ли это следствием несовершенства материала или скульптора или же действительно отражает стиль того времени). В танских рельефах и сунской живописи кривизна крыши уже просматривается, но она не столь значительна, как в современных южных постройках. С другой стороны, эта черта характерна для бирманской и индо-китайской архитектуры. Быть может, китайцы позаимствовали ее у южных соседей. В Японии, унаследовавшей архитектурную традицию от танского Китая, изгиб также незначителен…» [2].  При  этом ученый отмечает, что в южных провинциях Китая крыши более изогнуты, чем в северных. Вероятно, здесь сказалось влияние строительных традиций индокитайских народов. Иного взгляда на время появления изогнутой кровли придерживается французский теоретик архитектуры О. Шуази: «Изогнутые кривые крыши не являются первоначальным покрытием в китайской архитектуре и вовсе не воспроизводят крышу палатки кочевников, как утверждают некоторые ученые. Как мы видим на найденных при раскопках погребений глиняных моделях жилищ эпохи Хань, крыши домов в эту эпоху еще не изогнуты; изогнутые крыши появились позднее эпохи Хань и, по-видимому, не ранее эпохи Тан (618-907 гг.)…» [3]. Так это или иначе, для нас особого значения не имеет. Гораздо более нас интересуют причины возникновения столь необычной формы.

Наиболее популярной является точка зрения о «растительном» прототипе этой кровли. Согласно ей, изогнутая линия кровли китайского жилого дома или многоярусной пагоды уподобляется изогнутым книзу ветвям деревьев (скорее всего, елей, П.Е.), растущих рядом.

Этой версии, к примеру, придерживается Н.И. Брунов: «…Китайская и японская кровля проникнута динамикой, захвачена сильнейшим движением. Это децентрализованное движение, направленное изнутри наружу. Загнутые вверх углы кровли, многократно повторенные благодаря ее сложности, являются главными носителями движения. Они направлены во все стороны изнутри наружу, здание точно стремится распылиться и слиться с окружающим. Загнутые концы кровли переводят движение за пределы здания на то, что его окружает, на соседние деревья и запутанное движение линий их листвы. Так создается тесная связь архитектурных форм кровли – мелкими архитектурными и скульптурными деталями, извивающимися драконами и т. п. Само здание снаружи уподоблено деревьям. Тонкие столбы наружного обхода напоминают древесные стволы. Слоистая кровля в своей сложности и динамичности напоминает листву. Если внутреннее пространство здания являются частью пространства природы, то и наружная форма здания понята как часть наружных форм и подчинена ей…» [4]. На другой странице автор еще раз повторяет свою мысль: «Пагода совершенно переработала язык форм своих индийских прототипов, но сохранила от них идею вертикальности. Их крыша воспроизводит листву, а вся вертикальная пагода подобна в целом гигантскому дереву. Балки выступают в разные стороны наружу, где они размножаются, как разветвляющиеся сучья. Центральная мачта держит на себе всю конструкцию…. Очень важна окраска пагоды: деревянные части красные, крыши из зеленой черепицы…» [4, С. 82].

Этой же точки зрения придерживаются и Б.П. Михайлов: «…Постоянное стремление строителей к гармоническому сочетанию постройки с окружающей природой тоже могло привести к созданию этой кривой линии, подражающей изогнутым ветвям деревьев окружающего парка…» [5].

В литературе по древнекитайскому искусству встречаются также поэтические сравнения завитков крыши с «крыльями летящей птицы», с «вздымающимся кверху горном», «шатрами монгольских императоров» и т. п. Иногда криволинейный абрис кровли объяснялся тем, что она становилась недоступной злым духам ша-ци (кит. «смертоносное дыхание»), которые, как известно, могут двигаться только по прямым линиям. Для отпугивания этих духов вдоль коньков были укреплены небольшие фигурки даосских божеств, всадников или мифических животных (драконов, лягушек и т. п.): «Особого восхищения, однако, они не вызывают, ибо если тонкость резьбы и украшения сами по себе порой восхитительны, в целом линии постройки утеряны, и создается общее впечатление неискренности и перегруженности. От такого стиля постепенно отошли и сами китайцы…» [2, С. 389]. Нельзя также забывать, что южные провинции Китая сосредоточены в гористой местности с неспокойным рельефом. Возможно, что в формах изогнутых кровель зодчие попытались воссоздать силуэт горного пейзажа.

Однако во всем этом можно увидеть и чисто конструктивные, функциональные причины. Во-первых, изогнутая крыша защищала «бумажные» стены от намокания – вода стекала с кровли под довольно отлогим углом. Во-вторых, такая кровля заставляла деревянную конструкцию работать в полном соответствии со своей внутренней природой, – строители постарались зафиксировать естественный прогиб длинных стропильных балок, имеющих две точки опоры на концах. Вспомним «Шу цзин» (VI-II вв. до н. э.): «…(Постоянная природа) дерева – поддаваться сгибанию и выпрямлению…» [6]. Характерная особенность китайской крыши – большой вынос карниза, для поддержания которого над колоннами, а позже и в промежутках между ними, в несколько ярусов устанавливались кронштейны, так называемые доу-гуны. Они состояли из повторяющихся в определенном сочетании двух элементов: «доу» – кубовидного бруска со скошенными внизу гранями и «гун» – продолговатого бруска. Такие кронштейны выступали и во внутрь здания, поддерживая поперечные балки. Таким образом связывались кронштейны и балки внутренней части сооружения с наружными кронштейнами и опирающимся на них карнизом: «На сохранившихся изображениях парадных зданий и храмов в живописи и на каменных рельефах можно видеть, что крыши в этот период уже получают красивый плавный изгиб со слегка поднимающимися кверху углами. Поднятые углы крыши, так называемые «летящие карнизы», позволяли создавать широкие выносы, защищающие стены от дождя и не лишающие интерьер естественного света. Кроме того, такая конструкция зрительно облегчала тяжелую массу крыши, которая как бы парила над легким деревянным зданием…» [7].

Гармоничное единство здания с внешним миром достигалось не только за счет формы кровли. Интерьер китайского и японского дома полностью открыт природе, сливается с нею:

«Вся конструкция типичного японского жилища состоит из деревянных стоек, поддерживающих простую по форме крышу, покрытую черепицей. Три или две стены обычно окружены открытой верандой, навес над которой образует выступающая часть крыши. Легкие раздвижные стены-створки, выходящие на террасу, являются лишь заполнением пространства между стойками и не имеют конструктивного значения. Эти стены-створки (сёдзи), оклеенные бумагой, пропускают свет внутрь помещения и могут быть легко раздвинуты, чтобы сделать все жилище более открытым и теснее связать его с окружающим садом. Легкие, скользящие перегородки из плотной бумаги разделяют четырехугольное в плане помещение на ряд комнат…» [5, С. 359] (рис. 11.26).

Рис. 11.26.  Кацура. Помост  для созерцания Луны. Япония, XVII век

В традиционной японской архитектуре в качестве промежуточного пространства выступала открытая галерея энгава, которая проходит по внешнему периметру дома и находится под козырьком крыши, обычно сильно вынесенном над стенами. Энгава – это многоцелевое пространство между внутренним и внешним миром. Еще её называют «серой зоной». Она связывает между собой все помещения в доме. В то же время энгава защищает дом от дождя, снега и летнего зноя. Она также может быть использована как место встречи, приветствия и развлечения гостей. Свес крыши и раздвигающиеся стены сёдзи делают энгава частью интерьера (рис. 11.27).

 

Рис. 11.27. Дзиндзя (энгава) – открытая галерея по периметру дома (Япония)

 

                         а                                                                                  б

Рис. 11.28.  a – сад камней в монастыре Реандзи, г. Киото (Япония);  

б – cхема японского сада (гравюра)

Обратимость внешнего и внутреннего пространств – это намеренный отказ от границ между интерьером и экстерьером, архитектурой и природой. Примерами такой визуальной связи в современной японской архитектуре могут служить остекленный атриум, пропуск через интерьер здания фрагмента пешеходной улицы или, скажем, ручья. Или ввод внутрь здания элементов естественного ландшафта – небольшого холмика, карликовых деревьев, мхов, камней и т. п. (рис. 11.28).

Такой же «серой зоной» можно считать традиционную улицу: «Старый японский город не знал площадей. Улица в нем была и общественным ядром, и коммерческой зоной, и артерией движения, а также имела сакральное значение как место религиозных шествий. В то же время она не была отделена от частной жизни горожан, так как дома и магазинчики, выходившие на улицу, имели низкие ограждения, бамбуковые занавески (норен) вместо дверей, окна с деревянными решетками (рендзи), фактически не обеспечивающими изоляции дома от улицы…» [8]. И, наконец, последнее.                                                                                                                                                                                                                     

Китайское и японское здание связано не с «дикой» природой, а с садом, который также образует промежуточный слой («серое пространство») между зданием и природным окружением. Как галерея обеспечивала визуальный переход от интерьера к двору, так и сад создавал постепенный переход от природы к зданию, которое органично вписывается в ландшафт: «Раздвижные наружные стены создают впечатление зависимости внутренности от окружающего пространства. Иногда устраивают постоянные стены, сплошь покрытые пейзажами, на которых изображены виды вдаль с высокой точки зрения, так что создается иллюзия, что раздвижные стены открыты и что во все стороны открываются виды на природу. В обоих случаях внутреннее пространство растворяется в пространстве природы. При необходимости подразделения внутреннего пространства дома употребляют передвижные стены, спускающиеся сверху вниз, или ширмы. Всем этим дается только условное подразделение внутреннего пространства…» [4, С. 54].

Все эти планировочные принципы, в какой-то мере связанные с учением фэн-шуй и восточной демонологией, вероятно, были разработаны в средневековом Китае. Приведем ряд выдержек из философских сочинений эпохи Хань:

«Жертву совершали в Светлом зале (Мин Тан – царский приемный зал династии Чжоу, П.Е.). Светлый зал имел крышу, но не имел стен. Он был недоступен порывам ветра и дождя, холод и жара ему были не страшны, входить в него можно было свободно…» [9].

«Учитель ответил: «Ставить (в воротах) деревянную ширму мог только государь, но Гуань Чжун также поставил (у себя в воротах) деревянную ширму…» [9, С. 137].

«Ван был отделен щитом, или экраном, который сооружался перед воротами дома и, по поверьям, должен был охранять хозяина от злых духов. В царском дворце экран стоял у ворот с внешней стороны, а у домов знати – с внутренней стороны, во дворе…. Таким способом государь якобы «ограждал себя от суеты»…» [9, С. 391].

Главный вход китайского дома, храма или дворца всегда был отгорожен от внешнего мира «ширмой от духов» (ин би) – стеной, построенной напротив главного входа, чтобы внутренний двор не был виден снаружи. Она должна была преграждать вход в дом злым духам ша-ци. Согласно китайской демонологии, духи могли двигаться только по прямой, поэтому эта уловка представлялась вполне надежной. Как свидетельствуют ханьские находки, обычай установки защитного экрана ин би известен, как минимум, с I века христианской эры. Таким образом, китайский и японский дом был «открыт» только для благоприятных, положительных энергетических потоков шан-ци, которые способствовали здоровью и процветанию его обитателей. От злых, неблагоприятных сил отгораживались защитными экранами, но и те были бессильны против землетрясений. С этой бедой строители боролись совершенно иными методами.

Защита построек от землетрясений начиналась с фундамента. И в Китае, и в Японии конструкция фундаментов отдаленно напоминала пресс-папье, округлое основание которого плавно покачивалось при подземных толчках. По словам О. Шуази, аналогичные очертания имела японская каменная кладка: «…В продольном разрезе кладка представляет собою кривую, обращенную выпуклостью к земле. Такая форма считалась гарантией против землетрясений…» [3, С. 185-186]. Стены старались делать автономными, не имеющими жестких креплений с фундаментами: «Деревянная конструкция покоится на цоколе, не будучи с ним никак не связана...» [3, С. 187].

Очень важным обстоятельством в повышении антисейсмических качеств китайских и японских зданий является то, что они строились почти исключительно из дерева – «живого», «одушевленного» строительного материала. Это произошло не из-за нехватки подходящего камня, а благодаря изобилию смолистых пород деревьев, пригодных для строительства (рис. 11.29).

Рис. 11.29. Каменные базы  с гнездами для шипов (Южная Корея)

«Деревянная архитектура лучше всего отвечает потребностям народа, практический ум которого направлен на настоящее, а не на будущее. В Японии с ее вулканической почвой, где зданиям постоянно угрожают подземные толчки, деревянное строительство естественно. В обеих странах камень и кирпич применяют лишь в тех частях здания, которые подвергаются действию сырости…» [3, С. 185-186]. Дома с деревянным каркасом и с заполнением из различных материалов явно были созданы на заре человечества и прошли испытание временем. С точки зрения специалистов в области сейсмологии, дерево и сейсмостойкость синонимы. Надо уж очень постараться, чтобы сооружение из дерева было несейсмостойким! Дерево обладает всеми нужными качествами – легкостью, гибкостью, прочностью. Если бы оно еще было долговечным! Однако слабым местом подобной комбинированной конструкции является заполнитель. В качестве его в разных странах использовались местные материалы – обожженный и необожженный кирпич, саман (глина с соломой или шерстью животных) и даже коровьи лепешки. Потом вся конструкция обмазывалась глиной и после высыхания и покраски получались теплые, удобные дома. Кровля выполняется по тому же принципу. Этим способом возводились не только скромные жилища, но и стены крепостных сооружений,  дворцы вельмож. Так делалось в Древнем Египте, Китае, Индии, Средней Азии, на Кавказе. Не продолжая этот перечень, можно сказать, что везде, где были дерево и глина, возводились легкие и гибкие каркасно-глиняные дома, в том числе и в сейсмически опасных районах, так как было замечено, что эти сооружения являются достаточно сейсмостойкими. Слабым местом подобных построек оказались раздельная работа деревянного гибкого каркаса и жесткого глиняного заполнения, которое при сотрясениях просто вываливалось. В тех случаях, когда для улучшения сцепления каркаса и кладки применялась обвязка проволокой, здания получались более надежными. Впрочем, в Китае и Японии эта проблема была решена по-своему. Стены здания состоят из оштукатуренной бамбуковой решетки, потолок – из тонких деревянных досок, покрытых лаком. Внутренние перегородки сводятся к переносным ширмам, сделанным из легких обоев из рисовой бумаги, натянутых на рамы; вместо стекла в оконных рамах натянута прозрачная бумага, ставни заменены шторами. Здесь устранено все, что по своей хрупкости или массивности может пострадать от землетрясений.

Особый интерес представляет конструкция шарнирной опоры, которая применялась в жилищном строительстве Китая и Японии более тысячи лет тому назад. Основу зданий, где она использовалась, составляет легкий деревянный каркас с легким заполнителем. Стойки каркаса имели на нижнем конце специальные шипы. Эти шипы вставлялись в отверстия, вырубленные в верхней плоскости каменных баз. Шип предохранял стойку от соскальзывания с базы. Во время землетрясения каменные базы свободно, независимо друг от друга, двигались в соответствии с движением поверхности земли, поскольку они не были закопаны в землю, а свободно стояли на слое гравия (рис. 11.30).

     

Рис. 11.30.  Каменные опоры колонн в китайских зданиях (по Е.А. Ащепкову)

Подобные опоры были использованы и в конструкциях многоярусных пагод. Опыт показывает, что они обладают исключительной сейсмостойкостью и устойчивостью против тайфунов. Это объясняется рациональным сочетанием элементов конструкций: легкий, гибкий центральный ствол и массивный по сравнению со стволом башенный остов.

Они имеют значительно отличающиеся между собой собственные периоды колебаний и поэтому во время землетрясения или тайфуна, в зависимости от их преобладающего периода, резонировать начинает какой-то один элемент, легкий или тяжелый. Но в это же время включается в работу другой элемент, – он не позволяет первому раскачаться, служит гасителем колебаний. Центральный столб  из цельного ствола дерева (или иногда составленный из нескольких частей) обычно проходит через все ярусы башни и выступает над крышей в виде высокого шпиля, на котором укрепляются девять бронзовых колец. Своей пятой столб опирается на каменное основание и укрепляется в нем шипом. В некоторых пагодах центральный столб свободно проходит только через верхние ярусы. Там его пята охватывается конструкцией башенного остова. И в том, и в другом случаях колебания высокого и тяжелого шпиля не передаются башне.

Еще одной интересной особенностью китайских, японских, индонезийских деревянных построек является высокая тяжелая крыша, о которой мы уже говорили выше (рис. 11.31).

Рис. 11.31.  Массивная кровля – эффективное средство борьбы с землетрясениями

С одной стороны, очень большой вес конструкции снижает действенность подземных толчков (опыт Древнего Египта). Однако не следует забывать, что дерево (основной строительный материал в странах Дальнего Востока) гораздо легче камня. Оно не может столь же эффективно «придавливать» своей массой колеблющуюся почву, как камень! И еще одно обстоятельство. Чем выше расположен центр тяжести сооружения, тем больше будет опрокидывающий момент во время землетрясения. Соответственно, больше будут изгибающие моменты в самом здании и перегрузка фундаментов. Короче говоря, в сейсмостойких конструкциях необходимо не только уменьшать вес сооружения, но и максимально приближать к земле центр его тяжести. Поэтому вполне вероятно, что главной причиной появления «китайской» крыши, имеющей характерный вогнутый профиль поверхности, было желание строителей понизить центр ее тяжести. Благодаря огромному весу кровли и приспущенному вниз центру тяжести постройки успешно противостоят землетрясениям.

Постараемся теперь обобщить рассмотренный выше материал. Китайские и японские мудрецы еще четыре тысячи лет назад пришли к заключению, что окружающая нас Вселенная одушевлена и чутко реагирует на все происходящие на земле события. Проводниками этой незримой силы являются добрые или злые духи – энергетические потоки шан-ци и ша-ци. С этими духами невозможно бороться, но их можно задобрить жертвами либо ритуалами. Или просто войти с ними в контакт, гармоническое равновесие, ведя «правильную» жизнь.

 

Архитектура жилого дома, храма, дворца тоже должна быть «правильной», не раздражающей духов. Или недоступной для них. Поэтому появились изогнутые кровли, делающие дома незаметными на фоне горного пейзажа, древесных крон. В то же время интерьеры домов открыты для обозрения; они не таят ничего, на чем может задержаться недобрый глаз. Природа беспрепятственно вторгается в дом через широкие дверные и оконные проемы. Эти постройки могут быть легко разрушены землетрясением или ураганом, но зато их так же легко можно восстановить. Изящный деревянный каркас, шиповые соединения всех его элементов, невесомые перегородки и отсутствие громоздкой мебели делают постройку удобной и безопасной для проживания даже в непосредственной близости от Тихоокеанского сейсмического пояса…».

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Брунов Н.И.  Очерки по истории архитектуры. Доклассовое общество, восточные деспотии., Т.1 – М.-Л. : Академия, 1937. – С. 52.
  2.  Васильев Л.С.  История религий Востока (религиозно-культурные традиции и общество): Учебное пособие. –   М. : Высшая школа, 1983. – С. 363.
  3.  Всеобщая история архитектуры (ВИА), в 12 т., Т. 9. Архитектура Восточной и Юго-Восточной Азии до середины XIX в. / Под ред. А.М. Прибытковой. – Изд. 2-е – Л.- М. : Изд. литературы по строительству, 1971. – С. 349.
  4.  Всеобщая история архитектуры (ВИА): Учебное пособие в 2-х т., Т. 1 / Под ред. Б.П. Михайлова – М. : Госстройиздат, 1958 – С. 330.
  5.  Древнекитайская философия. Собрание текстов в 2-х т., Т.1 – М. : Мысль, 1972. – С. 105.
  6.  Древнекитайская философия. Эпоха Хань (III в. до н. э. – III в. н. э.). – М. : Наука, 1990 – С. 66.
  7.  Зенкевич А.  Традиции и современность в творчестве Кишо Курокавы. / Экспресс-информация, выпуск 3/3 – М. : ВНИИТАГ  Госкомархитектуры, 1991. – С. 5.
  8.  Фицджеральд С.П.  Китай. Краткая история культуры : Пер. с англ. – СПб. : Изд. «Евразия», 1998. – С. 388-389.
  9.  Шуази О. История архитектуры, в 2-х т., Т.1 : Пер. с франц. – Изд. Всесоюзной академии архитектуры, 1935. – С. 201.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1.   «Чанъань, великая столица империй Хань и Тан, уподоблена… военному лагерю. В Чанъани было 160 кварталов в пределах городских стен. Однако каждый квартал был окружен собственной стеной, в которой были только одни ворота. Все ворота закрывались после захода солнца по звуку барабана и открывались по тому же сигналу на восходе. Лишь военные патрули двигались по ночным улицам.

Рис. 11.32.  Панорама центра города Хюэ (Вьетнам) – пример восточного города

с регулярной планировочной сеткой

Эта традиция прослеживается в Китае с 1500 г. до н. э. едва ли не до ХХ столетия нашего века, и концепция «идеального» города постепенно отрабатывалась в текстах. Городу надлежало быть квадратным в плане, регулярно расчлененным, ориентированным по странам света; особый акцент делался на замкнутость, необходимость ворот и подъездов, символическое значение ориентации и дуализма левого – правого. Создание и поддержание религиозного и политического порядка было открыто заявленной целью. Ритуал и его планировка часто были сопряжены. Они выражали гармонию небесного и людского порядка, которую было катастрофически опасно нарушить. Безопасным, защищенным был только такой мир, в котором упорядоченность расположения частей, упорядоченность течения времени, правильность поведения и правильность в одежде были совмещены в одном месте – городе…» [Линч К.  Совершенная форма в градостроительстве: Пер. с англ. – М.: Стройиздат, 1986. – С. 21-22] (рис. 11.32).

Являются ли китайцы изобретателями регулярной планировочной схемы? Если нет, то назовите их вероятных предшественников!

2.  Закон «Разделяй и властвуй!» для всех древних цивилизаций не нов. К примеру, в древнекитайских «Речах царств» («Го юй», X-V вв. до н. э.) был также сформулирован принцип  расселения горожан в соответствии с родом их занятий. Отдельно от других категорий народа должны жить «люди просвещенные» (философы, чиновники, учителя). Ремесленников следовало селить «вблизи казны», торговцев – на рынке, земледельцев – в поле : «…Их сердца будут спокойны, ибо, не видя ничего иного, они не будут к этому стремиться…». Для подобной формы расселения регулярная планировка была идеальной находкой – на «шахматной доске» города каждая социальная группа горожан получала свою порцию квадратиков-кварталов, совершенно изолированных друг от друга.

Приведите примеры на эту тему из градостроительной практики Древнего Китая.

3.  Согласно древнекитайскому учению фэн-шуй («Ветер – Вода»), совершенно ровная земля не благоприятна для закладки городов. Для повышения удачи горожан следует сделать искусственные возвышения: «На местности прежде всего ищите Зеленого Дракона (покровителя земли и речных вод). То есть холмистый рельеф, где есть не только холмы, но и долины. В плоском рельефе Дракона не будет, так как он не сможет устроить здесь себе логова…». Равнинные местности в Китае считаются неблагоприятными – у них слишком сильна энергия инь (повышенная влажность). В «стародавние времена» такие земли считались второсортными. Однако такую местность можно сделать благоприятной, завезя и продуманно расположив несколько валунов, насыпав холмики и т.д., то есть внеся разумную дозу благотворной энергии ян (солнечное тепло, свет).

Как Вы думаете, благоприятен ли рельеф Вашего города с точки зрения фэн-шуй?

4.  Искусство интерьера, умение подчеркнуть линию в одежде, изысканное, годами воспитанное умение расположить один-единственный цветок так, чтобы он украшал и освещал все помещение – все это результат многовекового развития буддийской эстетики дзэн. Миниатюрные площадки усилием мастера-садовника превращались в наполненные глубокой символикой комплексы, свидетельствующие о величии и простоте природы: буквально на нескольких десятках квадратных метров мастер устроит и каменный грот, и нагромождение скал, и ручей с мостиком через него, и многое другое. Карликовые сосны, пучки мха, разбросанные каменные глыбы, песок и ракушки дополняют пейзаж, закрытый с трех сторон глухими стенами. Четвертая «стена» – это дом, окна-двери которого широко и свободно раздвигаются, так что при желании легко можно превратить сад как бы в часть комнаты и тем самым в буквальном смысле слиться с природой в центре большого современного города.

Где следует искать истоки этого искусства? Нашло ли оно применение в архитектуре других стран?

5.  В Китае и Японии храмы обычно были деревянными. Дерево позволяло оптимально соединять, сливать творения рук человеческих с творением природы – окружающим ландшафтом. Гармоничное сочетание архитектуры с пейзажем взаимно только тогда, когда они выполнены из одного и того же материала. Японский храм или монастырь сливается с окружающей рощей, становится как бы ее рукотворной частью – с высокими стволами колонн, сплетающимися «ветвями» кронштейнов, зубчатыми кронами пагод. Природа «прорастает» архитектурой, и архитектура затем, в свою очередь, «прорастает» природой. Иногда лесная стихия самым непосредственным образом вторгается в искусство. Ствол живого большого дерева становится опорным столбом в традиционной японской хижине или колонной в сельском святилище, сохраняя нетронутой первозданную красоту своей фактуры. А внутри монастырских двориков, моделируя не только и не столько окружающий пейзаж, но природу, вселенную в целом, развертывается своеобразный сад камней, сад сосредоточенности и размышлений.

«Стеклянный витраж отделял кафе от сада, огражденного стеной, сложенной из огромных валунов, среди которых росли кусты и крупные треугольные грозди красных, белых, желтых и сиреневых цветов, умело подсвеченных снизу невидимыми светильниками. Я удивился, что в центре Токио удалось выкроить место для такого восхитительного сада, но, мысленно прикинув его размеры, удивился еще больше – расстояние до каменной стены не превышало двух метров. В этом и заключалось настоящее искусство – удивительное умение в малом создавать иллюзию большого!…» [Орфинский В.П. Закономерности развития архитектуры: Воспоминания и раздумья. – Л. : Стройиздат, 1987. – С. 128-129].

Откуда берет свое начало это удивительное искусство? Развивается ли это направление в современной архитектуре? Как оно называется?  

6.  Любопытная игра китайских терминов: «Доу – ритуальный сосуд для мясной пищи в форме огромного, выточенного из дерева, кубка с крышкой на подставке. Или старинная мера объема – около 10 литров. Гун – титул правителя, князь; первый тон в музыкальной пятиступенчатой гамме, сложившейся в Китае в глубокой древности» (рис. 11.33).

А что означает доу-гун?

   

                        а                                                       б                                                   в

 

Рис. 11.33.  а, б – ритуальные сосуды доу (дин);   в – изображение гуна (китайского вельможи)

 

7.  В Китае была разработана сложнейшая классификация драконов по внешнему виду, возрасту, сферам обитания, общественным функциям и по цвету.

Высшую ступень занимают желтые (золотые) драконы – покровители «земного центра». Они самые крупные и милосердные, имеют на лапах по пять пальцев (все остальные – по три или четыре). Желтые драконы охраняют небеса и служат надежными опорами дворцам небожителей. Именно они входят в свиту китайского императора, поскольку являются его ближайшими родственниками (рис. 11.34, рис. 11.35).

 

Рис. 11.34.  Варианты изображения священных драконов (лун-ванов) в искусстве Китая

Недаром владыка Поднебесной называл себя Великим Драконом и считал, что в его жилах течет драконья кровь. Некоторые источники отождествляют золотого дракона с Солнцем, а белого – с Луной. Более низкую ступень занимают голубые драконы – «повелители погоды». Они управляют всеми ветрами, дождями и тучами, гарантируют приход весны. В древнекитайской космологии голубой дракон, как самый умный из священных животных, был покровителем востока и, по-видимому, олицетворял воды Тихого океана. Земные драконы имели покровительственную зеленую окраску и были немного похожи на крокодилов. Их называли лун-ванами и они ведали всеми наземными водами – речными и морскими.

Рис. 11.35. Изображения священных драконов в монументально-декоративном искусстве Вьетнама

Они жили в реках, следили за скоростью их течения, чистотой воды и  береговой линией, обеспечивали удобную связь реки с морем. Одним словом, они полностью отвечали за водный режим в стране и за наводнения. Под землей жили свирепые черные и красные драконы, которые охраняли земные сокровища, – пласты драгоценной яшмы и нефрита, золотые жилы и россыпи, клады древних императоров. Красные драконы, кроме того, владели жемчужинами Мудрости и были покровителями науки.

Применялись ли изображения священных драконов в древнекитайском искусстве и архитектуре?  Приведите примеры.

8.  В Древнем Китае ван (господин) был отделен щитом или экраном, который сооружался перед воротами дома и, по поверьям, должен был охранять хозяев от злых духов. В царском дворце такой экран стоял с внешней стороны, а у домов знати – с внутренней, во дворе. Таким способом они «ограждали себя от суеты» (рис. 11.36).

Рис. 11.36.  Защитная ширма (ин-би) перед воротами вьетнамской усадьбы

9.  Древнекитайский философ Лао-Цзы в § 11 «Дао дэ дзин» писал следующее: «Тридцать спиц соединяется в одной ступице, образуя колесо, но употребление колеса зависит от пустоты между спицами. Из глины делают сосуды, но употребление сосудов зависит от пустоты в них.  Пробивают двери и окна, чтобы сделать дом, но пользование домом зависит от пустоты в нем. Вот почему полезность чего-либо имеющегося зависит от пустоты…».   

Как Вы понимаете эти слова основоположника даосизма?

Связав небесные явления, звезды и планеты со знаками зодиака и странами света, с космическими силами и символами (Небо, Земля, ин, Ян, пять первоэлементов и пр.), китайские монахи-геоманты разработали сложную систему взаимодействия между этими силами и земным рельефом. Только при благоприятном сочетании небесным сил участок считался подходящим для строительства, устройства могилы или приобретения в собственность. Даосские гадатели обставляли всю процедуру гадания с величайшей тщательностью и серьезностью и серьезностью. Показательно, что компас, одно из величайших достижений китайцев, появился в недрах геомантии и для ее нужд, то есть для ориентирования на местности.

Как называется эта наука? Может ли она принести конкретную практическую пользу в наше время?

10.  Внимательно рассмотрите фотографии (рис. 11.37) и попытайтесь ответить на вопрос: с помощью каких приемов китайские зодчие органично связывали свои здания и их интерьеры (Инь) с окружающей природой (Ян)?

 

  

Рис. 11.37.  Приемы взаимосвязи жилого дома с окружающей природой (опыт Китая, Вьетнама)

Приведите примеры использования защитных экранов в архитектуре Китая, Ассирии. Какая деталь в русской избе выполняла такие же функции?

11.  В современной архитектуре, как известно, преобладают прямые линии и прямые углы, которые как раз «не любит» глаз. Прямой угол слишком ясен и понятен, в нем нет «непредсказуемости», как в остром угле. А прямая линия вообще не обеспечивает фиксации взора. Он скользит вдоль нее, как по льду, не находя себе точки опоры.

Однако ничего подобного нет в лесу, где преобладают острые углы, кривые линии, разные по толщине и направленные в разные стороны. За счет этого и достигается комфортность видимой среды в лесу. Следовательно, современная архитектура города вобрала в себя далеко не лучшие элементы природы. А это ведет к ухудшению общего состояния человека, к росту психических заболеваний.

Как, по-вашему, решалась эта проблема в архитектуре Древнего Востока?

12.  «Все … (?) храмы выстроены исключительно из дерева. Этот обычай восходит к эпохе доклассового общества. Характерно, что позднее, когда открылась полная возможность возводить храм из другого материала, … они все же строят храмы только из дерева. Священная традиция играет при этом большую роль. Но … (?) до сих пор обосновывают эту традицию сами для себя тем, что связать здание с природой возможно, с их точки зрения, только при употреблении дерева в качестве строительного материала. Они считают, что в Европе убивают дерево и камень и строят из мертвого материала даже в деревянных постройках, а в …(?) и … (?) дерево оживляют, так как срубленный мертвый деревянный ствол, будучи включен в архитектурно-художественную композицию … (?) или … (?) здания, вновь получает характер растущего и живущего ствола. Здание интерпретируется как растение, столбы как древесные стволы, крыша как листва. В … (?) и … (?) архитектурная форма имеет изобразительный характер, здание изображает дерево, своеобразную «художественную» растительность…» (Брунов Н.И.).

                     - Китай;    - Япония;    - Древняя Индия;     - Древняя Русь.   

«Если же ты будешь делать мне жертвенник из камней, то не сооружай его из тесаных. Ибо, как скоро наложишь на них тесло свое, то осквернишь их…» [Исход, глава 20, 25].

Какие древние народы предпочитал использовать в строительстве неотесанный камень?  Почему обработанный руками человека камень считался «оскверненным»?

13. «Небесная империя возникла в древности не менее глубокой, чем Египет, Крит и Месопотамия. Путешественник говорил о точном календаре, рассчитанном за две тысячи лет до постройки Парфенона. По его уверениям, основание государства произошло еще за две тысячи лет до установления этого календаря. Он рассказывал об искусных ремесленниках и художниках, об астрономах, составивших карты неба, о механиках, создавших сложные водоразборные устройства, необыкновенные высокие мосты, башни храмов из железа, фарфора и бронзы, о дворцах на холмах, насыпанных человеческими руками, об искусственных озерах, выкопанных тысячами рабов. Мудрецы Небесной страны придумали машину для предсказаний землетрясений и узнавания мест, где они случались. Путешественник красочно описал украшенную трудами людей природу, горы с храмами на вершинах, к которым построили широкие лестницы в тысячи ступеней, обсаженные вековыми деревьями; дороги из политого голубой глазурью синего кирпича, ведущие к священным, местам, аллеи высокоствольных сосен с белой корой, одинаковой высоты и возраста, протянувшиеся на сотни стадий. Сын Небесной страны говорил об искусных врачах, исцеляющих при посредстве золотых иголочек, вонзаемых в больное место. Невероятным показалось эллинам упоминание о двух зеркалах из стекла и металла, находившихся во дворце императора. С помощью их врач якобы мог рассматривать человека насквозь и находить внутри тела места, пораженные болезнью….» [Ефремов И.А. Таис Афинская. Исторический роман. – Омск : Омское книжное издательство, 1990. – С. 337].

Что в этом отрывке – правда, а где – авторский вымысел?

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Завершая этот лекционный курс, мы хотели бы сказать нашим читателям следующее.

Эта работа, несомненно, превысила рамки традиционного лекционного курса, отличающегося сравнительно небольшим объемом рукописного и иллюстративного материала. Книга более походит на краткий энциклопедический сборник. Поэтому содержание ее не стоит заучивать наизусть. Достаточно понять основные идеи лекций и запомнить наиболее характерные памятники рассматриваемого периода. Мы постарались также сохранить структуру учебного пособия Б.П. Михайлова, опубликованного в 1958 году, так как считаем ее достаточно полной и объективной.

Что же нового появилось в нашей версии учебника, посвященного архитектуре стран Древнего Востока?

Во-первых, в лекции были включены малоизвестные фрагменты научных и научно-популярных работ по этой тематике, напечатанных после издания учебника Б.П. Михайлова. Все эти работы были опубликованы в течение последних трех десятилетий. В подавляющем большинстве они мало доступны широкому кругу читателей. Поэтому предлагаемый лекционный материал интересен не только для учащихся, но и для специалистов в этой области.

Во-вторых, тексты лекций сопровождаются множеством схем, монохромных и цветных фотографий, не встречавшихся в более ранних учебных изданиях. Иллюстрации размещены по ходу текста, что значительно облегчает понимание излагаемого материала.

В-третьих, в структуру некоторых лекций включены цитаты античных авторов – историков, писателей, поэтов. Но к ним нужно относиться крайне осторожно. Описания архитектурных сооружений Востока следует понимать не как историческое свидетельство, а как документ, позволяющий судить о восприятии и оценке их греками и римлянами. Углублять вопрос об исторической достоверности этих описаний не представляется возможным. Достаточно указать, что чем дальше на восток от Греции и Рима, тем описания становятся фантастичнее. Индия – уже совершенно сказочная страна, и это становится особенно наглядным при сопоставлении ее с Египтом, пирамиды которого Геродот описывает как очевидец. Хотя и в описаниях Египта у древних авторов много легендарного. Дело в том, что подавляющее большинство античных писателей и поэтов восточных памятников собственными глазами не видело. В своих произведениях они чаще всего цитировали других авторов, украшая текст собственными домыслами. Многие из них обвиняли друг друга в том, что они уделяли минимум внимания своим собственным памятникам, предпочитая сочинять небылицы о восточных диковинах: «Как бы то ни было, о величайших произведениях архитектуры в Афинах письменные источники дают чрезвычайно мало сведений. Греки подробнее описывали стены Вавилона или египетские пирамиды…» (В.П. Зубов).

В-четвертых, в тексты целого ряда лекций включены оригинальные «Приложения». Это фрагменты научных публикаций автора, написанных им самостоятельно или в соавторстве со студентами ТГАСУ. Дело в том, что многие этих публикаций стали итогом студенческих научных конференций и тематических олимпиад по истории древнего зодчества. Темы многих интересных докладов были почерпнуты из контрольных вопросов, приведенных в конце каждой лекции.

 В любом случае мы надеемся, что наш лекционный курс поможет студентам архитектурных специальностей познакомиться с наиболее выдающимися памятниками древневосточного зодчества и по достоинству оценить специфику творческого мышления древних архитекторов, не утратившего актуальности и в наши дни.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

58387. Сатирическое изображение Москвы 30–х годов в романе М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита» 50 KB
  Цель урока: Показать сатирическое изображение московского общества; раскрыть приемы создания писателем комичных ситуаций; определить основную цель использования сатирических приемов в романе. Выявление основных сатирических приемов в романе М.
58393. Начало Великой Отечественной войны 67 KB
  Оснащение урока: Презентация Начало Великой Отечественной войны где используется карта начального периода войны фрагменты документальных фильмов о войне схема о готовности Германии и СССР к войне выставка книг посвященных Великой Отечественной войне...