8469

Конституционно-правовые институты Китайской Народной Республики

Конспект

Мировая экономика и международное право

Конституционно-правовые институты Китайской Народной Республики Особенности китайской правовой традиции, специфика восприятия власти и управления. Конфуцианство и практика государственного строительства в Китае...

Русский

2013-02-11

92.77 KB

20 чел.

Конституционно-правовые институты Китайской Народной Республики

  1.  Особенности китайской правовой традиции, специфика восприятия власти и управления. Конфуцианство и практика государственного строительства в Китае.

      Если рассматривать в качестве даты начала конституционной истории Китая момент создания первой Конституции этой страны, то это - 1954 год.      Но думается, что более точным будет определять начало конституционной истории Китая с конца ХIХ века, когда в Поднебесной появились первые республиканские, либеральные идеи,  возникли ассоциации реформаторов, пытавшихся провести их в жизнь. Путь от первых конституционных идей, которые стали формулироваться китайскими учеными и политическими деятелями, до первой Конституции занял почти полвека и был весьма сложен.

Особенности правопонимания и первые конституционные идеи в Китае. 

Современная правовая система КНР носит смешанный характер, представляя собой довольно затейливое сплетение древних правовых традиций и современных правовых ценностей, основанных, главным образом, на идеях «социализма с китайской спецификой» и  образцах права романо-германской правовой семьи.

    Для социального регулирования в Китае характерно традиционное преобладание норм морали над нормами права в любых вопросах общественной жизни. Такое отношение к праву вытекает из конфуцианского учения, составлявшего традиционно основу государственной идеологии Китайской империи вплоть до революции 1911 г. и заново «открытого» в современных условиях.  Согласно идеям конфуцианства для правильного регулирования жизни в Поднебесной важнее воспитание и убеждение, а не власть и принуждение. Вследствие таких взглядов в Китае с сомнением относятся к европейской идее права(строгого и абстрактного). Человек не должен настаивать на своих правах, поскольку долг каждого стремиться к согласию. В любом случае ценность конкретного решения проблемы состоит в том, что оно должно отвечать справедливости и правилам морали, а не в том, что оно соответствует правовой норме. Даже возмещение вреда не должно ложиться непосильным грузом на должника и вести его и его семью к разорению.

    Согласно этическому учению конфуцианства человек, считающий, что кто-то по отношению к нему пренебрег правилами «ли» (т.е. правилами гармоничного, правильного поведения) должен стремиться к беспристрастному разрешению конфликта путем спокойного обсуждения, а не наставать на своих правах, ища поддержки у судьи. Само понятие субъективного права до начала ХХ века в Китае отсутствовало.

     Китай в течение веков жил, не зная организованных юридических профессий. Суд творили чиновники, сдавшие специальный экзамен литературного характера. Они не знали права и руководствовались советами других чиновников, принадлежащих к наследственной касте. Людей, сведущих в законе,  презирали и если советовались с ними, то тайно. Лучшим судьей считался тот, кто выносил наименьшее число решений, адвокат – презренная профессия. Не было юридической доктрины, и в  долгой истории Китая не обнаруживается ни одного крупного юриста, оставившего в ней след.

     Однако в Китае существовал и иной подход к праву. В III веке до нашей эры школа легистов заняла позицию, согласно которой власть должна основываться не столько на добродетели правящих (правлении людей), сколько на подчинении закону (правлении законов). Взгляды легистов изложены в трактате, принадлежащем Хан Фэйцзы. Он и другие легисты настаивали на необходимости постоянно действующих законов; правитель должен знать их, а подданные – строго исполнять. Это была концепция соотношения права и закона, близкая к западной. Однако взгляды легистов остались чуждыми сознанию большинства китайского населения. При династии Хань  (206 г. до н.э.) конфуцианство снова возобладало, и с тех пор оказывает определяющее воздействие на систему социальных регуляторов. Китайские кодексы, которые появлялись после воцарения династии Хань, содержали лишь административные предписания или нормы , относящиеся к уголовному праву. При последней, Цинской династии (1644-1911 гг.) Китай имел два систематизированных свода законов, один из которых относился к государственному и административному праву, а другой – к уголовному , гражданскому и семейному. Первый свод законов (Дацин хуэйдянь) содержал детальные предписания относительно функций всех правительственных учреждений.

     Идеи препятствовавшие возвышению ценности права в сознании китайцев.

  1.  Отказ от идеи закона. Издание законов не является нормальным средством обеспечения правильной жизни общества и гармонии социальных интересов. Законы абстрактны, не способны учесть разнообразия конкретных ситуаций, точное соблюдение законов грозило бы нарушением у людей их врожденного чувства справедливости.
  2.  Идея «субъективных прав», которую порождают законы, противоречит естественному порядку вещей. Речь может идти только об обязанностях по отношению к обществу.  Нельзя поощрять у людей чувство обладания правами, так как их обладатели склонны требовать использования прав, отклоняясь  таким образом от традиционных норм поведения и морали. Добродетельный человек – сам источник  уважаемых обществом правил.
  3.  Закон второстепенный социальный регулятор  по сравнению с обычаем Право – признак несовершенства  общества. Оно для китайцев – средство необходимое , но вместе с тем и крайне  нежелательное, так как применение права нарушает естественный порядок вещей.
  4.  Гармоничная жизнь общества обеспечивается именно путем соблюдения правил морали, а не при помощи юридических норм и законов. Закон сливается с понятием уголовного закона. Он призван устрашать, а не регулировать.
  5.  Император и его окружение из мудрецов должны были давать народу пример жизни по правилам в полной гармонии с законами природы
  6.  Охрана универсального порядка – дело властелина, а не абстрактных норм.
  7.  Основной социальной единицей Древнего Китая  являлась семья с узами крови. Единственный вариант отношений между индивидом и государством – иерархический сформировался со вступлением индивида со своей семейной этикой в политическую сферу.

 Мэн-цзы, последователь Конфуция развил феодальную политическую этику и выдвинул идею о том, что «народ является главным (он – основа государства), за ним следуют духи, и только затем – правитель». До него в феодальном обществе Китая доминировало иное соотношение – «Государство – высочайшее, а народ – основной». Император в феодальном Китае воплощал все государство, его воля  представляла интересы всего народа. Сословный строй не стал образцом подлинной гармонии, но позволял осуществлять контроль государства за социальным порядком и распределением ресурсов. Уже тогда сложился этический императив управленческой деятельности – государство должно «распоряжаться во имя народа». Он сохранился и до настоящего времени, в виде основы политической этики руководителей современного Китая, а также получил отражение в действующей Конституции КНР 1982 г. 

2. Развитие китайской конституционно-правовой мысли и попытки конституционных реформ  в период с конца 19-го до середины 20-го века.

Проникновение либеральной идеологии в китайскую общественную жизнь совпадает с закатом былого могущества Дайцинской империи (так назывался Китай после его захвата маньчжурами в 1644 г). В конце ХIХ столетия маньчжурские правители столкнулись с активизацией враждебных выступлений народа (восстания китайских крестьян – тайпинов и няньцзюней, выступления неханьских народов империи), с агрессией Англии (1840-1842), затем Франции (1856 -1860 гг.), Японии (1894-1895 гг.) разрушением экономики. Из-за бездарности командования, неподготовленности китайских войск и флота, коррупции, поразвившей интендантские службы, в течение нескольких месяцев японская армия нанесла сокрушительное поражение китайским вооруженным силам. Военные неудачи и особенно унизительные требования, предъявленные японцами на мирной конференции, вызвали мощный подъем патриотического движения в Китае, испугавшего маньчжурский двор и правительство. Более 1200 обладателей ученой степени «цзюйжэнь» - представители интеллектуальной элиты китайского общества,- съехавшиеся в Пекин для участия в очередных государственных экзаменах на высшую ученую степень «цзиньши», успешная сдача которых формально открывала путь к чиновничьей карьере, начали созывать собрания узнав о капитуляции правительства.  Инициатором этих выступлений стали цзюйжэни из провинций Гуандун и Хунань, руководимые широко известным педагогом-реформатором и ученым Кан Ювэем. 

     Кан Ювэй неоднократно обращал к императрице Цыси и ее племяннику – императору Гуансюю свои меморандумы с предложениями о проведении реформ в сфере государственного управления (в частности, направленных на  тщательный подбор сановников, на учет мнения народа, на борьбу с коррупцией, на введение свободы слова), в сфере хозяйства (по строительству железных дорог , шахт,  судоверфей, увеличению пошлин на иностранные товары, поощрению современных методов агротехники, организации торговых палат) в сфере культуры ( по созданию новых школ и разрешению переводов иностранных книг, изданию газеты и журналы) Особую известность Кан Ювэю принесло  «Исследование о Конфуции как реформаторе», в котором ученый доказывал, что Конфуций был сторонником проведения реформ государственного управления, однако это учение было впоследствии сознательно извращено и из него сделали ретрограда и защитника раз и навсегда установленных порядков.

    В апреле 1895 г. Канн Ювэем был создан «Коллективный меморандум», под которым осмелились поставить свои подписи свыше 600 участников (более половины) государственных экзаменов. В частности, в этом беспрецедентном по смелости документе было сформулировано требование о создании в Пекине при императоре представительного учреждения. Работа в нем заключалась бы в том, что избранные от всех уездов и провинций страны талантливые люди, независимо от их общественного положения и ученой степени,  посменно круглосуточно дежурили бы во дворце для того, чтобы отслеживать международную обстановку и обсуждать готовившиеся проекты императорских указов по различным вопросам. Это было недвусмысленное пожелание о введении в стране некоторого подобия парламента. И хотя меморандум не привел к серьезным переменам в государственном управлении, но патриотический подъем в стране был столь велик, что пекинские власти вынуждены были дать согласие на создание Канн Ювэем в столице клуба реформ «Ассоциация усиления государства» («Цян сюэ хуэй») и на издание ежедневной газеты «Усиление государства» (Цян сюэ  бао»). Примечательно, что это издание тиражом в 1000 экземпляров ежедневно рассылалась вместе с официальными изданиями правительства во все учреждения столицы и видным сановникам. 

   В конечном счете, меморандумы Канн Ювэя (в 1898 году) дошли непосредственно до 28-летнего императора Гуансюя, который  под их влиянием 11 июня 1898 г. издал указ «Об установлении основной линии государственной политики и об учреждении в столице университета». Указ содержал жесткую критику консервативных сановников, призыв к изучению западных наук и подготовке новых кадров, для чего в столице и был открыт университет.

    Этим указом открывался кратковременный период «Сто дней реформ», на протяжении которого по всем провинциям Китая из императорского дворца рассылались указы Гуансюя о реформах. Но, в конечном счете, отсутствие социальной опоры для реализации реформ и активность консервативных чиновников возобладали. Вдовствующая императрица Цыси, вернула власть, отобрала у  своего племянника императорскую печать и отправила его под домашний арест.

       В китайском обществе под влиянием конституционного движения в России в период революции 1905 г. стали вновь активизироваться настроения в пользу реформы государственного строя и введения конституции. Во всех провинциях Китая возникали союзы и ассоциации по подготовке к введению конституционной монархии.  Под давлением этого движения Цинский двор обещал даровать конституцию к 1917 г., однако активизация деятельности революционных организаций и рост народного недовольства цинской монархией, которая шла на все новые уступки иностранным державам, стремящимся установить контроль над страной, ускорили падение власти цинов.

    В середине 90-х годов ХIХ в., опять же в провинции Гуандун возникло революционное движение, выдвигавшее требования по насильственному свержению владычества маньчжурской цинской династии. Возглавлял его молодой врач Сунь Ятсен, получивший современное европейское медицинское образование в британской колонии Гонконг. Им была создана революционная организация «Союз возрождения Китая».

      В 1905 г. Сунь Ятсен объединил ряд разрозненных антиманьчжурских революционных организаций среди китайских эмигрантов в Японии «Объединенный китайский революционный союз», программой которого стали разработанные им «три народных принципа». Этим принципам суждено было в течении длительного периода становления независимой государственности Китая выступать в качестве направляющих идей освободительного движения:

  1.  национализм (то есть свержение власти маньчжуров и восстановление китайского правления),
  2.  народовластие, т.е. устранение монархии и установление республиканского строя,
  3.  народное благосостояние, которое должно было выразиться в улучшении жизни народа путем земельной реформы.

       Сунь Ятсен в конце декабря 1911 г. был избран временным президентом республики. В Нанкине 1 января 1912 г. революционерами было провозглашено свержение цинской монархии.

    Ввиду относительной малочисленности революционеров, долгое время проживших в эмиграции и понесших большие жертвы в ходе антиманьчжурских выступлений реальную власть в провинциях захватили представители местных конституционных собраний, тесно связанные с местной китайской администрацией и командованием провинциальных вооруженных сил, которые  объявили себя республиканцами. В Пекине под давлением иностранных держав, президентом республики стал бывший военный министр и главнокомандующий цинскими войсками генерал Юань Шикай.

      В феврале 1912 г., в последний день года синьхай по китайскому лунному календарю, все провинции Китая признали республиканский строй , а Юань Шикай стал президентом республики и маньчжурское владычество сменилось таким образом на владычество китайских милитаристов и бюрократов. Новая власть не устранила тяжкого налогового бремени, коррупции и произвола властей, а созданная Сунь Ятсеном парламентская народная партия – гоминьдан – была вскоре разогнана Юань Шикаем, готовившим реставрацию монархического строя и готового уже стать новым императором. Но диктатор внезапно умер в 1916 г.

     В этот период Сунь Ятсен, который поставил задачу объединения Китая путем организации военного похода на север, против милитаристских группировок, контролировавших правительство Пекине,  сформулировал обновленные «три народных принципа», которые стали программой реорганизованной партии гоминьдан. Под национализмом подразумевалось освобождение страны от иностранной зависимости, народовластие предусматривало демократизацию политического строя – введение конституционного республиканского правления, а народное благосостояние – экономическое развитие Китая по пути государственного капитализма, наделение крестьян землей, принятие рабочего законодательства.

   Кроме того Сунь Ятсен провозгласил три политические установки: сотрудничество с Коммунистической партией Китая (КПК), союз с Советской Россией и опора на крестьян и рабочих. Смерть помешала Сунь Ятсену осуществить объединение Китая. Умирая, он говорил, что революция не закончена и завещал строить новый Китай на основе созыва Национального собрания и разработанной им конституции пяти властей и в дружбе с Советской Россией.

     Сунь Ятсен предусматривал три этапа осуществления политических реформ и демократизации страны:

1. период военного правления;

2. период политической опеки гоминьдана;

3.период конституционного правления.

      Поражение революции 1925-1927 гг. , в котором немаловажную роль сыграло финансовое и военное вмешательство Англии, Франции, США и Японии на 10 лет обрекло Китай на междоусобную гражданскую войну между вооруженными силами гоминьдана и КПК. В 30-е годы в сельских районах, подконтрольных КПК проводилась аграрная реформа, главным образом как конфискация  помещичьих земель. На территории, управляемой гоминьдановским правительством во главе с Чан Кайши, в это же время было достигнуто некоторое оживление деятельности китайского национального капитала.

   Компартия Китая (КПК) выступала за реализацию «трех народных принципов» Сунь Ятсена и его трех основных политических установок. Эти же принципы КПК были заложены в основу программы новой демократической революции. Которая была призвана объединить все демократические силы Китая.

3.Провозглашение КНР. Особенности конституционного развития Китая во второй половине  ХХ го века.

      Победа народной революции в 1949 г., одержанная под руководством КПК, завершила решение задач, стоявших еще перед революцией 1925-1927 гг. – объединение страны, ликвидация империалистического присутствия и переход к экономическому развитию страны, что завещал Сунь Ятсен, а также отрыла пути для проведения в Китае давно назревших реформ. Необходимо, в частности было создать законодательный орган в лице Всекитайского собрания народных представителей и орган единого фронта – Народного политического консультативный совет. Период 1956-1957 гг. выразился в разрушительной политике  «большого скачка», «народных коммун», «культурной революции» под лозунгом «классовая борьба решает все», приведшей Китай на грань краха. Лишь после VIII пленума ЦК КПК 11 созыва, в декабре 1978 г. наметилась политика осуществления реформ, способных возродить Китай и связанных с именем Дэн Сяопина. В поисках путей духовного оздоровления нации китайское руководство тогда обратилось к конфуцианству.

     Семейный подряд в деревне позволил накормить страну, так как были сняты ограничения на рыночные отношения и на подсобные промыслы. Все это способствовало подъему экономики. Весьма важным свойством реформы была ее постепенность. Китайское руководство большое значение придавало планированию реформ и приступало к претворению на практике теоретических идей осторожно, реализуя их сначала в масштабах отдельной волости, уезда провинции или отдельного предприятия(отрасли экономики), следуя пословице : « Переходя вброд через поток – не спеши, а иди, ощупывая ногой следующий камень, на который ты должен встать».

       Авторы китайских реформ начала ХХ века и современные вожди КПК несмотря на расхождения во взглядах на методы возрождения Китая поразительно внимательно относились к  философской традиции Китая. Как отмечают  отечественные историки, под влиянием уравнительных социальных утопий многочисленных крестьянских восстаний случавшихся еще во времена легендарного императора Ци Шихуана (227-203 гг до н.э.) и у лидера движения за реформы конца ХIX Канн Ювэя, и у  китайского демократа Сунь Ятсена звучал призыв к созданию в Китае идеального общества Великого Единения – Да тун. Об этом же общественном идеале не раз говорил и Мао Цзэдун. Дэн Сяопин заимствовал идею «сяо кан» - «малого благоденствия» или «необходимого достатка» как длительного переходного этапа к обществу Великого Единения. Мао Цзэдун в работе «О новой демократии» развивал «три народных принципа» Сунь Ятсена применительно к обстановке начала 40-х годов в Китае и подобно последнему указывал, что «Поднебесная» принадлежит всем людям ее населяющим. Современные ученые конституционалисты Китая также наряду с  осторожным использованием идей западных юристов хранят верность конфуцианскому началу в современном конституционном праве и всячески акцентируют внимание на основной задаче этой отрасли: установлении гармонии между обществом и государством. Так же, как и их предшественники – реформаторы и революционеры,  современные китайские авторы  подчеркивают, что китайцы – народ древней, совершенной культуры, дети императора Хуанди, которые даже время отсчитывают от даты его рождения.

     То , что на  ХV съезде КПК подчеркивалась воспитательная и , руководящая роль КПК созвучно учению Сунь Ятсена о трех периодах в развитии политической жизни страны: периода военного руководства, периода политической опеки со стороны партии, и лишь затем – периода конституционного правления.

    Еще одной важной в конституционно-правовом аспекте традицией, объединявшей Канн Ювэя, Сунь Ятсена, Мао Цзэдуна и современных китайских руководителей является традиция прагматического подхода к заимствованию иностранного опыта по принципу «китайское – основное, существенное, а западное – лишь для использования». Еще Канн Ювэй, изучая труды Конфуция, особое значение придавал заложенным в нем идеям периодического обновления государственного строя, для которого может пригодиться зарубежный опыт.

     Нельзя не упомянуть и о таком важном элементе традиционной философии  Китая, как идея поэтапного достижения Китаем периода «Великого Единения» через период «малого благоденствия». Мао Цзэдун еще в 1949 г писал о том, что Канн Ювэй и Сунь Ятсен искали идеальное общество Великого Единения на Западе, но не нашли правильного пути к нему. Этот путь по мысли Мао Цзэдуна, был открыт КПК, указавшей на необходимость следовать по пути Октябрьской революции в России.

Особенности структуры и содержания Конституции 4 декабря 1982 г..

      За более чем 60 лет своего существования в КНР конституции принимались четыре раза – в 1954, 1975, 1978 и 1982 гг. До принятия в 1954 г. первой Конституции КНР функции временной конституции выполняли Общая программа Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК) – высшего органа китайской революции, принявшего на себя функции парламента, и ряд других законодательных актов, в том числе  Закон об организации Центрального народного правительства, принятый в сентябре 1949 г. пленарной сессией НПКСК. В этих документах КНР провозглашалась «государством новой демократии», которое «ведет борьбу против империализма, феодализма, бюрократического капитала, за независимость, демократию, мир, единство и создание процветающего и сильного Китая». Основным положениям Общей программы НПКСК была придана юридическая сила  первой Конституцией КНР 1954 г.

     Действующая Конституция КНР 1982 г. состоит из введения и 138 статей, объединенных в четыре главы.

       В качестве одной из особенностей структуры  Конституции КНР 1982 г.  стоит отметить наличие введения. Оно представляет собой краткое повествование об историческом пути, пройденном народом, в котором отмечены основные этапы национально-освободительной и революционной борьбы китайского народа и дана характеристика современного китайского государства.

Глава 1 «Общие положения» содержит характеристику государственного строя КНР как социалистического, роли государства и народа, принципов деятельности государственных органов, основ экономической системы, развития науки, культуры спорта.

Глава 2. «Основные права и обязанности граждан». В ней закреплены как традиционные для Китая нормы о праве на труд, отдых и образование, так и специфические, вытекающие из особенностей недавней истории Китая (периода «культурной революции»): запрет подвергать граждан оскорблениям, клевете, ложным обвинениям.

Глава 3. «Государственная структура» наиболее обширна и делится на 7 разделов, посвященных правовому статусу различных государственных органов. Ее главная особенность заключается в отказе от принципа разделения властей. Считается, что вся государственная власть должна принадлежать органу представительства народа типа Советов – Собранию народных представителей.

Глава 4. «Государственный флаг, Государственный герб и Столица».

Данный документ называют конституцией «модернизированного социализма». Ей предшествовали первая Конституция КНР 1954 г., 1975 г. (принятая в период «Культурной революции»), а также Конституция 1978 г. (ее рассматривали как временную, и именовали Конституцией четырех модернизаций). Действующая Конституция уже четырежды была подвергнута реформированию. В общей сложности была внесена 31 поправка. По оценкам китайских авторов данные изменения отражают трансформацию отношения КПК ко многим общественным явлениям, имеющим значение для развития конституционного права. Эта трансформация обусловлена движением китайского государства по пути политики «Реформ и Открытости». Упомянутые изменения сопровождают процесс постепенных экономических реформ, преобразующих социалистическую модель экономики в иную, представляющую собой соединение социалистических элементов с элементами рыночной экономики.

Особенности содержания Конституции 1982 г.

  1.  Конституция устанавливает основы политической системы КНР, особо подчеркивая роль КПК в руководстве народами всех национальностей Китая. На конституционном уровне закрепляется идеологическая вооруженность КПК идеями Мао Цзэдуна, теорией Дэн Сяопина и так называемой идеей «трех представительств» которая означает, что партия представляет весь китайский народ, все производительные силы страны, а также высокую культуру Китая.
  2.  В Конституции закреплено наличие широкого патриотического Единого фронта, в который под руководством КПК входят некоммунистические демократические партии (их в КНР - 8) и многочисленные общественные «народные» организации (к настоящему моменту – более 2000). Руководящая  роль КПК в государстве и обществе определяется в Конституции как основная предпосылка реализации главной задачи государства на современном этапе  - постепенному осуществлению модернизации промышленности, сельского хозяйства, национальной обороны, науки и техники и продвижению гармоничному развитию материальной, политической и духовной культуры.
  3.  В Конституции уделено большое внимание определению целей и принципов внешней политики китайского государства, а также механизма их реализации. В Конституции предусмотрены пять основных принципов внешней политики КНР:
  4.  Взаимное уважение суверенитета и территориальной целостности;
  5.  Взаимное ненападение;
  6.  Невмешательство во внутренние дела друг друга;
  7.  Равенство и взаимная выгода
  8.  Мирное сосуществование.

Важнейшим направлением внешнеполитической деятельности КНР считается работа с зарубежными соотечественниками (хуацяо – китайцами, проживающими за границей). В соответствии со ст. 50 КНР «охраняет надлежащие права и интересы китайцев, проживающих за границей, законные права и интересы китайцев репатриантов и членов семей китайцев, проживающих за границей».

  1.  Конституция предусматривает создание в КНР «особых административных районов» (ст.31, п.13 ст.62), правовой статус которых определяется специальными законами. Статус особых административных районов получили бывшие колонии – Гонконг (Сянган) и Макао (Аомынь). Тайвань рассматривается как «часть священной территории Китайской Народной Республики». Воссоединение Тайваня с материковой частью Китая определяется как важнейшая общенациональная задача, как «священный долг» всего китайского народа. Руководство КНР реализует концепцию «одно государство – две системы».
  2.  Следуя социалистической конституционной традиции, авторы Конституции закрепляют институт основ социалистического общественно-политического, а не конституционного строя, как в западных конституциях. Основной строй КНР – социалистический, вся власть в КНР принадлежит народу; руководящая и направляющая сила китайского общества КПК, ее установки на основе решений ВСНП становятся законами и решениями государства; закрепляется социалистическая экономическая система( основной вид собственности – социалистическая, хотя признается и частная).
  3.  Весьма заметной особенностью действующей конституцией КНР и, пожалуй, наиболее примечательной характеристикой социализма с «китайской спецификой»  являются положения об экономической системе  КНР (ст.6-18) Конституции.

     Во-первых закреплена множественность форм собственности, но они неравноправны между собой. Основой социалистической экономической системы является социалистическая общественная собственность на средства производства. Она  выступает в формах общенародной собственности и коллективной собственности трудящихся масс,   ликвидируется система эксплуатации человека человеком, осуществляется принцип  от каждого – по способностям, каждому  - по труду.  Сектор экономики, основанный на государственной собственности, определяется  как  «руководящая сила в народном хозяйстве».

     Во-вторых в экономике КНР закрепляется существование «необщественного сектора», который включает индивидуальные и частные хозяйства. Признается частная собственность, хотя ведущая роль по-прежнему закреплена за государственной.

     В-третьих государство берет на себя обязательства защите законных прав и интересов частного сектора экономики а, не только поддерживает и направляет развитие необщественного сектора экономики (ст.11).

     В-четвертых, в Конституция предусматривает выплату компенсации собственнику земли в случае ее изъятия или реквизиции для общественных нужд и на основании закона (ст.10).

     В-пятых, принцип государственного макрорегулирования в настоящее время заменил собой ранее существовавший конституционный принцип всеобъемлющего планирования (согласно ст. 15 экономика КНР развивается на основе сочетания рынка и государственного макрорегулирования.), и в новой редакции Конституции были устранены все положения, касающиеся плановой экономики.

    В-шестых, в качестве конституционного был провозглашен принцип расширения хозяйственной самостоятельности предприятий при условии подчинения их единому руководству со стороны государства.  Государство допускает частный сектор в экономике, но при условии, что он будет служить общественным интересам, играть дополнительную роль по отношению к социалистическому сектору.

    В-седьмых, конституционно урегулирована и отрытая внешнеэкономическая политика китайского государства, направленная на широкое привлечение иностранного капитала в экономику страны.

  1.  В китайской конституционной доктрине отсутствует принцип разделения властей. Вся власть должна принадлежать органу представительства народа – собранию народных представителей (китайский вариант Совета). В КНР существует единая соподчиненная пирамида собраний народных представителей, причем нижестоящие формируют вышестоящие, соответственно выборы в КНР являются многостепенными, а не прямыми.
  2.  Конституция 1982 г. восстановила важнейшие права автономных территориальных образований, ранее провозглашенных в Конституции 1954 г., а также закрепила положение о том, что «председатели автономных районов, начальники автономных округов и автономных уездов должны быть гражданами тех национальностей, которые осуществляют районную автономию» (ст. 114).
  3.  Конституционный статус личности в КНР базируется на социалистической доктрине прав человека и вместе с тем отражает традиционные китайские моральные воззрения коллективистского характера. Отрицается концепция «естественных прав»: права и свободы предоставляются гражданам КНР только самим социалистическим государством и только государство определяет перечень и объем этих прав и свобод.

.

Отсутствуют такие права и свободы, как право на жизнь, свобода мысли, свобода передвижения и выбора места жительства. Ряд конституционных обязанностей сформулированы в виде общих принципов и носят моральный характер. Например, имеются в виду следующие обязанности: защищать честь и интересы родины, уважать нормы общественной морали; обязанность трудящихся относиться к своему труду как относятся хозяева страны (ст.42), соблюдать трудовую дисциплину и общественный порядок, уважать нормы общественной морали, беречь общественную собственность, охранять безопасность, честь и интересы родины, защищать отечество и отражать агрессию, при этом воинская служба и участие в народном ополчении является почетной обязанностью граждан; защищать единство государства и сплоченность всех национальностей страны; платить налоги.

Есть несколько прав-обязанностей. Например, праву на образование соответствует конституционная обязанность учиться, а праву на труд – почетная обязанность всех трудоспособных – трудиться.

Специфическая китайская обязанность – обязанность супругов «осуществлять политику планирования рождаемости» (ст.49) Городской семье разрешается иметь не более одного ребенка, а в сельской местности – не более двух (для неханьских народностей эта норма несколько выше). Объясняется существование данной нормы экономическими причинами. Считается, что быстрые темпы роста населения препятствуют обеспечению ему достойного жизненного уровня. ВНП Китая остается низким. Более 25% прироста национального дохода приходится отдавать на нужды нового поколения, что препятствует интенсивному развитию народного хозяйства. 

   Конституцией также установлено, что граждане КНР, осуществляя свои права и свободы, не должны наносить ущерб интересам государства, общества и коллектива, законным свободам и правам других граждан (ст.51).

    

Четыре этапа внесения поправок в действующую Конституцию КНР (1988, 1993, 1999, 2004 г.г.): специфика реформ.

     Конституция 1982 года четырежды повергалась изменениям, всего была внесена 31 поправка. Эти изменения отражают трансформацию подхода КПК ко многим общественным явлениям, в особенности, к социально-экономическому развитию Китая после принятия государственной политики «Реформ и Открытости».  Поправки к Конституции касаются не изменения государственного или политического строя, они выражаются в  своевременном отображении в Конституции достижений экономических реформ, создании конституционных основ динамично развивающихся отношений собственности. Руководствуясь хронологическим принципом внесение поправок в действующую Конституцию КНР  можно разделить на четыре этапа I (1988), II (1993),III (1999), IV (2004).

        В соответствии с решениями 3-го Пленума ЦК КПК 11-го созыва, состоявшегося в декабре 1978 г., в Китае начались крупномасштабные реформы в экономической сфере.

    Первая группа поправок к Конституции была принята на 1-ой сессии ВСНП 7-го созыва в 1988 году. В текст Конституции было внесено только два изменения: первым  из них был введен новый режим землепользования, в частности, запрещалось любым организациям или отдельным лицам присвоение, купля-продажа или незаконная передача земли в другой форме, но в то же время признавалось, что право землепользования можно передавать согласно установлениям закона  ( таким образом, в части 4 ст.10 – добавлено положение о разрешении аренды земли); вторым изменением стало положение, легализовавшее частный сектор в экономике. Так, в ст. 11 была введена  часть 3, установившая, что государство допускает существование и развитее частного хозяйства в пределах, установленных законом. Частное хозяйство является дополнением к социалистической экономике, основанной на общественной собственности. Государство охраняет законные права и интересы частного хозяйства, направляет его деятельность, осуществляет управление и контроль в отношении него.

      После первого этапа изменений на конституционном уровне сложился новый подход к регулированию экономики – так называемая «двухколейная» модель. Суть ее состояла в том, что ключевые производства находились в руках государства, здесь сохранялись централизованное планирование и материальное снабжение, а мелкие частные предприятия приобрели реальной самостоятельностью. В этот период экономическая структура Китая приобрела многоукладный характер.

      Вторая группа поправок (их всего было 9) к Конституции была принята на 1-ой сессии ВСНП 8-го созыва в марте 1993 г. Это были поправки во введение и в ст. 7,8,15-17,42,98.

   В 7-м абзаце введения появилась многозначительная формулировка – «Китай находится на начальной стадии социализма» Одновременно этот социализм стал характеризоваться как социализм с «китайской спецификой», который строится на основе государственной политики «Реформ и Открытости».

   В 10-м абзаце введения появилась поправка, касавшаяся политической системы КНР : «Система многопартийного сотрудничества и политических консультаций под руквоводством КПК будет долго существовать и развиваться».

    Согласно статье 98 срок полномочий собраний народных представителей уездов, городов и городских районов продлен с 3 до 5 лет, а срок полномочий собраний народных представителей волостей, национальных волостей и поселков по прежнему остался – 3 года

    В сфере экономики произошли следующие изменения:

  1.  КПК отказалась от всеобъемлющего планирования. Статья 15 Конституции заменила его «системой социалистической рыночной экономики», которая должна привести к созданию зрелого социалистического общества минимально в течение 100 лет. Это означало, что руководство страны не сковывало себя спорами о капиталистической или социалистической природе реформ. В своей известной  сентенции по этому поводу Дэн Сяопин объяснял: «Неважно, какой масти кошка – черной или белой, главное, чтобы она ловила мышей».С этого момента экономические реформы стали производиться под лозунгом «прагматического социализма»на основе сочетания рынка и государственного макрорегулирвоания, но рынок пока играл вспомогательную роль.
  2.  Из Конституции была изъята формулировка «сельская народная коммуна», одновременно определен правовой статус введенной в аграрной отрасли Китая новой  формы кооперации – «семейного подряда».  Эта форма оказала положительное влияние на развитие сельского хозяйства, стимулировала производственную активность крестьян и дальнейшую модернизацию китайского сельского хозяйства. Особенности семейного подряда состояли в следующем: 1) Сочетание централизованного и децентрализованного управления; 2) наличие системы распределения вознаграждения по конечным результатам.

Наконец, на конституционном уровне была признана легальной самостоятельная эксплуатация частных предприятий в рамках, определенных законом. С этого момента слой предпринимателей начинает играть неуклонно возрастающую роль в экономической жизни  Китая.

Третья группа поправок (всего их - 6) были приняты 15 марта 1999года на 2-ой сессии ВСНП 9-го созыва. Этот этап реформирования Конституции был связан с реализацией решений 15-го съезда КПК, который состоялся в сентябре 1997-го года, и его решения оказались очень важны  для дальнейшего развития Китая. На этом съезде теория Ден Сяопина была утверждена в качестве одной из руководящих для КПК концепций, была выработана «Основная программа партии» на начальной стадии социализма.  В отчетном докладе Цзян Цземиня (Генерального секретаря ЦК КПК) были выдвинуты задачи перехода к крупномасштабным реформам всей экономической системы, в том числе и структуры собственности.

    В результате как часть государственной идеологии теория Ден Сяопина была включена во введение к Конституции и  прежняя формулировка, содержавшаяся в нем «наша страна находится на начальном этапе социализма» была заменена на иную «наша страна будет долго находиться на начальном этапе социализма».

  Часть поправок, внесенных в Конституцию, были связаны с необходимостью очищения текста от тенденциозной социалистической терминологии. Например, термин контрреволюционная деятельность был заменен на термин преступная деятельность против государственной безопасности в статье 28 («Государство охраняет общественный порядок , подавляет предательскую и иную преступную деятельность против государственной безопасности…»)

    Кроме того в Конституцию (ч.1 ст.5) была включена задача – создания социалистического правового государства: «Китайская Народная Республика управляет государством на основе закона и стремится к построению социалистического правового государства».

   Большинство поправок данной группы коснулось экономической сферы. Во введение были добавлены формулировки «развитие социалистической рыночной экономики»(7 абзац введения); в ст. 6 закреплено положение о том, что «на начальном этапе социализма государство сохраняет основную систему экономики. Обеспечивающую доминирующее место общественной собственности и совместное развитие различных форм собственности, и систему распределении, при котором доминирующее положение достается распределению по труду; в ст.11 определена формулировка «частный сектор экономики, не относясь к сектору общественной собственности, является важной составной частью социалистической рыночной экономики.»

     На основе решений 15-го съезда КПК  в стране начался процесс акционирования предприятий, стали внедряться идеи «либерального социализма» вместо идеологии «прагматического социализма».

    Четвертая группа изменений (их было 14) в Конституцию была внесена после третьего пленума ЦК КПК 16-го созыва, когда в октябре 2003 года на нем было принято решение «активно развивать частный сектор экономики и предоставить частным предприятиям такие же права (как и государственным) в области инвестиций, налогообложении, землепользования и доступа к внешней торговле». В документах пленума также было отмечено, что реформы должны быть развернуты «лицом к народу», что «следует предпринять усилия по ускорению создания системы социального обеспечения, соответствующей уровню экономического развития страны.»В постановлении Пленума шла речь и об устойчивом социальном развитии. Административной реформе, реформе трудового права, пенсионного обеспечения и  др. Все эти положения составили главное содержание проекта новых поправок, который был обнародован в декабре  2003 г.

    Примечательно, что столь характерная для китайского реформаторства   преемственность основных приемов(например, крайняя осторожность, постепенность в изменении идеологических ориентиров) и понятий (в частности верность уже упоминавшемуся образу «сяо кан»), которые легко пересекают временные границы между древностью и современностью  отобразилась и в данном проекте поправок.  Так в проекте бело указано, что под руководством идей марксизма-ленинизма, Мао Цзэдуна, теории Дэн Сяопина и идей «Тройного представительства», на основе государственной политики, направленной на строительство общества «сяо кан»(малого благосостояния и средней зажиточности) предлагаются соответствующие поправки.

     Данные поправки (во введение, в ст. 10, 11, 13,14,33, 59, 67, 80, 81,89,98,136)были приняты на 2-ой сессии ВСНП десятого созыва 14 марта 2004 г. и явились наиболее обширными и детальными по сравнению с предыдущими изменениями.

   В этой группе поправок отчетливо просматриваются два направления. Первое связано с закреплением и дальнейшим усилением роли частного сектора в экономике и защитой частного бизнеса. Второе – связно с совершенствованием социальной защиты. Защита права частной собственности в той же мере. что и других форм собственности, ( новелла в ч.2 ст. 11 де –юре уравняла статус общественной и частной собственности)а также признание необходимости защиты и обеспечения прав человека стали главными идеями отображенными в новой редакции конституции. Например, появилась часть 4 ст. 14, которая гласит , что «государство создает и оздоровляет институты социального обеспечении, соответствующие уровню экономического развития».Данная поправка считается очень важной, так как в ходе стремительных реформ мало внимания уделялось социальным гарантиям. После принятия данной поправки трудоустройство и надлежащее социальное обеспечение стали признаны вопросами первостепенной важности на конституционном уровне.

     Большое значение в Китае также придали появлению ч.3 ст.33, где указано, что «Государство уважает и гарантирует права человека». Весь предыдущий период после образования КНР понятие «права человека» в КНР находилось под запретом. В 1997 году китайское правительство подписало «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах», в октябре 1998 г – международный пакт о гражданских и политических правах» В апреле 1999 года в Китае была опубликована Белая книга «Прогресс Китая в защите прав человека в 1998 году».Таким образом, китайское руководство стремится продемонстрировать международному сообществу свою готовность к восприятию прав человека как ценности, но не в полной мере для самих китайцев. В Китае сложилось свои представления о правах человека, вытекающие из исторических условий и конкретных реалий страны, основывающиеся на длительном опыте. После события «6/4» Китай постоянно вынужден защищаться от критики западных стран в том, что касается положения с правами человека в стране. Не смотря на то, что в Конституции закреплено положение о том, что государство уважает и защищает права человека», политические права и свободы, а также свобода совести не обеспечиваются государством и не поддерживаются. Хотя в Конституции 1982 г. содержится достаточно широкий перечень прав и свобод, в том числе , в политической сфере: избирательные права (ст.34). свобода слова, печати, собраний, союзов, уличных шествий и демонстраций (ст.35); право обращаться с критикой или предложениями в адрес любых государственных органов или государственных служащих; право обращаться в соответствующие государственные органы с жалобами, обвинениями или заявлениями по поводу нарушения закона или служебного долга любым государственным органом или государственным служащим (ст.41). Но вместе с тем Конституция 1982 г. предусматривает возможность лишения граждан политических прав в соответствии с законом (ст.34). Конституция не содержит принципа презумпции невиновности, но в ней есть право обвиняемого на защиту (ст.125)

4.Особенности системы государственных органов КНР.

     Главной особенностью государственного аппарата КНР в отличие от всех иных, рассматривавшихся в данном курсе является  организация данного аппарата не в соответствии с принципом разделения властей, который отвергается в КНР в силу его чуждой идеологической природы, а в соответствии с советской моделью организации государственной власти. Для данной модели характерно провозглашение принадлежности власти народу и ее осуществление через систему представительных учреждений (типа Советов). Таким образом, советский принцип организации государственного механизма является системообразующим в КНР. Провозглашается верховенство и полновластие представительных учреждений. Все другие государственные органы прямо или косвенно формируются органами представительными и несут перед ними ответственность.

     Важным нововведением Конституции 1982 года явилось восстановление института единоличного главы государства, т.е. пост Председателя КНР, расширены полномочия Постоянного комитета ВСНП, прежде всего в законодательной сфере, создан Центральный военный совет.

     Народ в КНР осуществляет принадлежащую ему государственную власть через Всекитайское собрание народных представителей и местные собрания народных представителей различных ступеней (ст.2), которые избираются демократическим путем, ответственны перед народом и находятся под его контролем (ст.30)

 Таким образом, в КНР в качестве органов государственной власти рассматриваются только выборные представительные органы различных ступеней.  Собрания народных представителей являются такими выборными органами. Вопросы организации и проведения выборов в собрания народных представителей различных уровней регулируются отдельными статьями Конституции, законом о выборах в ВСНП и местные собрания народных представителей различных ступеней 1995 г. и Правилами выборов от Народно-освободительной армии Китая в  ВСНП и местные СНП от уездной ступени и выше 1996 г.

   К звеньям государственного механизма относятся также  органы государственного управления - Государственный совет и местные народные правительства, а также суд и прокуратура.

   Особенностью государственного механизма КНР является существование двух законодательных органов – ВСНП (Всекитайского собрания народных представителей – высшего органа государственной власти КНР (срок полномочий- 5 лет, сессии созываются один раз в год) и Постоянного комитета ВСНП(переизбирается каждые 5 лет). В периоды между сессиями функции ВСНП осуществляет Постоянный комитет ВСНП.  

   ВСНП  составляют представители, избранные провинциями, автономными районами и городами центрального подчинения, а также вооруженными силами. Все 56(официально признанных) национальных меньшинств имеют  в нем своих представителей.

  Постоянный комитет ВСНП осуществляет избрание представителей ВСНП. Число представителей и порядок избрания определяется законом. Постоянный комитет ВСНП за два месяца до истечения срока полномочий ВСНП определенного созыва должен обеспечить завершение работы по выборам в ВСНП следующего созыва. При особых обстоятельствах, исключающих проведение этих выборов, они могут быть отсрочены по решению не менее 2/3 членов Постоянного комитета соответствующего созыва, и срок полномочий ВСНП  данного созыва может быть продлен.Избрание депутатов в ВСНП следующего созыва должно быть завершено в течение года после прекращения обстоятельств, препятствующих  проведению выборов.

    Полномочия ВСНП:

  1.  Внесение изменений в Конституцию;
  2.   Контроль исполнения Конституции;
  3.  Разработка и внесение изменений в основные законы государства;
  4.  Избрание, утверждение. Смещение с постов членов государственных    органов;
  5.  Принятие решений по важным государственным вопросам;

      Конституция  предусмотрела  также институт единоличного главы государства – Председателя КНР(избирается ВСНП на пять лет и ответствен перед ним).Председателем КНР (заместителем Председателя КНР) может быть гражданин КНР, достигший 45 лет. Традиционно Председателем КНР избирается Генеральный секретарь ЦК КПК или один из ее высших руководителей. Примечательной особенностью государственного механизма КНР является  то, что полномочия коллегиального главы государства осуществляют совместно Постоянный комитет ВСНП и Председатель КНР.

Только два пятилетних срока могут находиться на своих постах Председатель КНР, Премьер Госсовета (глава правительства), Генеральный прокурор Верховной народной прокуратуры, Председатель Верховного народного суда, иные должностные лица, избираемые ВСНП.

     Высшую административно-исполнительную власть в Китае осуществляет правительство КНР , именуемое Государственным советом.

   Система судов во главе с Верховным народным судом и система прокуратуры во главе с Верховной народной прокуратурой соответствует административно-территориальному делению страны.

  Особенности правового положения данных правоохранительных органов заключаются в том, что они

  1.  Являются правоохранительными органами социалистического государства;
  2.  Должны быть «близки к народу»;
  3.  Помимо решения «противоречий внутри народа» должны бороться с «врагами»;
  4.  Не являются независимыми, находясь под контролем соответствующих собраний народных представителей и их постоянных комитетов, а также партийных органов.

5.Автономия в КНР.

В Китае (унитарном государстве) существует административная автономия. Создание автономии для компактно проживающих национальных меньшинств  рассматривается в КНР  как важнейшая форма решения национального вопроса. Вместе с тем национальная автономия признается также важнейшим элементом политической системы страны.  

В Китае наряду с ханьцами (92% населения) проживают многочисленные неханьские народы (тибетцы, уйгуры, монголы, чжуаны, корейцы, казахи и др. — всего более 55 различных национальностей), которые расселены на территории, занимающей не менее 60% всей площади КНР.

Главной особенностью национальной автономии в КНР является то, что она не обладает чертами национальной государственности и выступает лишь в качестве административной автономии. Основными нормативно-правовыми актами, определяющими формы национальной автономии в Китае и статус национальных автономных административно-территориальных единиц, являются Конституция 1982 г. (Глава III, раздел 6 "Органы самоуправления в районах национальной автономии"), Закон о районной национальной автономии 1984 г., а также Положения о каждом из видов национальной автономии, которые принимаются самими автономными образованиями с последующим утверждением вышестоящими органами.

Крупнейшая единица административной автономии в КНР – автономный район. Их пять : (Нинся-Хуэйский, Гуанси-Чжуанский, Синцзян-Уйгурский, Внутренняя Монголия, Тибетский район) , 2 особых автономных района (Макао и Гонконг), 30 автономных округов, 117 автономных уездов Все другие национальные меньшинства могут создавать внутри автономного района свои автономные единицы соответствующей ступени или национальные волости. В КНР 1092 волости. Последние официально не признаны разновидностью административной автономии и соответственно- не обладают какими-либо особыми правами.

         Решения об образовании районов национальной автономии, их разграничении и наименовании принимаются вышестоящими государственными органами вместе с соответствующими органами автономий после "всесторонних консультаций" с представителями соответствующих национальностей (например, утверждение образования автономных районов относится к компетенции ВСНП). Название районов национальной автономии, как правило, устанавливается или по местному названию, или по названию национальностей, населяющих данную автономию, или по ее административному положению.

5.Автономия в КНР.

В Китае (унитарном государстве) существует административная автономия. Создание автономии для компактно проживающих национальных меньшинств  рассматривается в КНР  как важнейшая форма решения национального вопроса. Вместе с тем национальная автономия признается также важнейшим элементом политической системы страны.  

В Китае наряду с ханьцами (92% населения) проживают многочисленные неханьские народы (тибетцы, уйгуры, монголы, чжуаны, корейцы, казахи и др. — всего более 55 различных национальностей), которые расселены на территории, занимающей не менее 60% всей площади КНР.

Главной особенностью национальной автономии в КНР является то, что она не обладает чертами национальной государственности и выступает лишь в качестве административной автономии. Основными нормативно-правовыми актами, определяющими формы национальной автономии в Китае и статус национальных автономных административно-территориальных единиц, являются Конституция 1982 г. (Глава III, раздел 6 "Органы самоуправления в районах национальной автономии"), Закон о районной национальной автономии 1984 г., а также Положения о каждом из видов национальной автономии, которые принимаются самими автономными образованиями с последующим утверждением вышестоящими органами.

Крупнейшая единица административной автономии в КНР – автономный район. Их пять : (Нинся-Хуэйский, Гуанси-Чжуанский, Синцзян-Уйгурский, Внутренняя Монголия, Тибетский район) , 2 особых автономных района (Макао и Гонконг), 30 автономных округов, 117 автономных уездов Все другие национальные меньшинства могут создавать внутри автономного района свои автономные единицы соответствующей ступени или национальные волости. В КНР 1092 волости. Последние официально не признаны разновидностью административной автономии и соответственно- не обладают какими-либо особыми правами.

         Решения об образовании районов национальной автономии, их разграничении и наименовании принимаются вышестоящими государственными органами вместе с соответствующими органами автономий после "всесторонних консультаций" с представителями соответствующих национальностей (например, утверждение образования автономных районов относится к компетенции ВСНП). Название районов национальной автономии, как правило, устанавливается или по местному названию, или по названию национальностей, населяющих данную автономию, или по ее административному положению.

Органы районов национальной автономии (собрания народных представителей, их постоянные комитеты, местные народные правительства) наделены не только функциями обычных органов  государственной власти и управления соответствующей ступени, но и являются также органами самоуправления, которое осуществляется в пределах, установленных Конституцией и законами, а также проводят в жизнь законы государства и политические установки с учетом конкретных местных условий.

Органы национальной автономии осуществляют экономическое строительство, принимают меры по регулированию общественных отношений, по рациональному использованию местных природных ресурсов и охране природы. При освоении ресурсов и создании предприятий в районах национальной автономии государство учитывает интересы автономных образований, при этом органы самоуправления пользуются преимуществом разработки и использования естественных природных ресурсов.

Органы автономных образований имеют право самостоятельно распоряжаться финансовыми средствами на местах, при этом Государственный совет КНР устанавливает статьи финансовых поступлений и расходов в этих регионах по принципу предоставления преимуществ районам национальной автономии. С учетом местных условий они разрабатывают и реализуют планы экономического строительства, совершенствуют систему управления экономикой, осуществляют капитальное строительство, ведут работу по подготовке кадров и специалистов для различных отраслей управления, уделяя при этом особое внимание подготовке лиц, представляющих национальные меньшинства. К ведению органов самоуправления также относятся вопросы образования, науки и культуры, охраны памятников национальной культуры и т. д. В связи с важным для современного Китая значением внешнеэкономических связей районы национальной автономии могут осуществлять в соответствии с государственными установлениями внешнеторговую и внешнеэкономическую деятельность, а также осуществлять обмен с зарубежными странами в области образования, науки и техники, культуры, здравоохранения и спорта. С разрешения Государственного совета они могут открывать порты для внешней торговли, а районы, граничащие с иностранными государствами, с разрешения Государственного совета могут осуществлять пограничную торговлю. В соответствии с государственной военной системой и с учетом реальной обстановки для охраны общественного порядка в данном районе органы самоуправления могут формировать войска общественной безопасности.

Осуществляя свою деятельность, органы национальной автономии могут принимать нормативно-правовые акты — положения об автономии и так называемые отдельно действующие положения, которые вступают в силу после их утверждения Постоянным комитетом ВСНП (для автономных районов), постоянными комитетами СНП провинций и автономных районов (для автономных округов и автономных уездов) с последующим уведомлением Постоянного комитета ВСНП.

Важным элементом статуса единиц административной автономии КНР является  правило о том, что если правовые акты вышестоящих государственных органов не соответствуют особенностям районов национальной автономии, то органы самоуправления с разрешения вышестоящих государственных органов могут их изменить или приостановить их исполнение (ст. 20 Закона о национальной районной автономии).

В районах национальной автономии государство проводит политику, направленную на активное привлечение национальных меньшинств к государственному управлению, предоставляя значительные преимущества лицам коренной неханьской национальности при занятии важнейших государственных должностей в автономных единицах.

В собраниях народных представителей автономий кроме депутатов, принадлежащих к национальности, осуществляющей автономию, должны быть соответствующим образом представлены и другие национальности, проживающие в данной автономной единице, численность и соотношение которых друг с другом определяется постоянными комитетами СНП провинций и автономных районов, а затем доводятся до сведения Постоянного комитета ВСНП. Председатели постоянных комитетов СНП районов национальной автономии или их заместители должны принадлежать к национальностям, осуществляющим автономию, так же как и председатели автономных районов, начальники автономных округов и автономных уездов.

  1.  В автономных районах действуют положения об автономии. Районы обладают правом на создание местных вооруженных формирований общественной безопасности, имеют особые финансовые права. Органы самоуправления в районах национальной автономии – Собрания народных представителей, Правительства.
  2.  На данные органы возложена разработка положений об автономии с учетом экономических и культурных особенностей населения региона, самостоятельное использование финансовых средств, принадлежащих районам, самостоятельное управление делами строительства , здравоохранения, образования, науки, культуры.

Формально законодательство КНР об автономиях довольно либерально. Так, наличие автономных районов, округов, уездов и хошунов признается и гарантируется Конституцией КНР (глава 3, раздел 6, статьи 111–122); более подробно их существование регламентируется законом КНР о региональной национальной автономии. Конституция гласит, что глава правительства каждого автономного района (который называется «председатель», подобно главе КНР и в отличие от провинций, возглавляемых «управляющими») должен быть представителем титульной этнической группы.

Конституция также гарантирует им целый ряд прав, включая автономное финансирование и экономическое планирование, самобытное развитие искусства, науки и культуры, организация местной полиции, а также в сфере использования местных языков. Кстати, надписи на четырех языках, которые являются официальными в автономных районах (чжуанском, монгольском, уйгурском и тибетском), внесены китайскую банкноту – юань.

Но, конечно, реальной автономии в Китае не имеют даже территориальные единицы высшего порядка (АР), что, собственно, и является одним из главных раздражителей для сепаратистского движения. Единицы более низкого звена тем более лишены подлинной автономии в сверхцентрализованном китайском обществе, которое в реальности тотально контролируется Коммунистической партией Китая. И все же статус автономии позволяет, хоть и в строго очерченных рамках, практиковать и развивать этническую культуру и в определенной степени осуществлять местное самоуправление

Автономные уезды, это совсем небольшие как по площади, так и по населению территории, подчиненные окружным властям (провинции КНР делятся на округа, округа – на уезды). Опять же понятие «небольшие» следует трактовать исключительно через призму китайской действительности. Например, в маньчжурских и монгольских автономных уездах на северо-востоке Китая численность населения составляет по 300–500 тысяч человек, а в Аксай-Казахском уезде в Ганьсу (северо-запад) – менее 9 тысяч.

Фактически разновидностью уездов являются автономные хошуны (англ. autonomous banners) – единицы окружного подчинения в составе АР Внутренняя Монголия. Таковых насчитывается всего три, административно их функции полностью совпадают с уездными. Доля коренного населения (именами которых названы автономные хошуны) в них мизерна, и в этом смысле эти единицы очень напоминают советские/российские автономии низшего порядка – автономные округа Крайнего Севера. Скажем, в Эвенкийском автономном хошуне с населением в 150 тысяч человек доля эвенков – всего 6,6%.

     Титульный этнос АР Внутренняя Монголия, монголы, составляет здесь 19% населения, а подавляющее большинство населения хошуна (более 60%) относится к ханьской нации. Еще хуже ситуация в Ороченском автономном хошуне: здесь при численности населения в 280 тысяч человек доля орочонов (субэтнос эвенков) – 0,7%, вместе с эвенками – 1,8%, при том что доля монголов – всего 4%, а почти 90% населения автономии составляют ханьцы.

     Растущая доля ханьцев во всех автономиях КНР представляет собой не просто угрозу для существования коренных малочисленных этносов, но и является второй крупнейшей причиной сепаратизма в этих административно-территориальных образованиях. Естественно, для возникновения сепаратистских тенденций тех двух причин, которые обозначены выше, совершенно недостаточно; здесь играет свою роль и исторический базис (наличие собственной государственности в прошлом, сложная история вхождения в состав Китая, прошлые антипекинские восстания), и конфессиональные различия с ханьцами, и внешняя поддержка сепаратистов, и экономические требования регионов, и количество коренного населения, и общая ментальность, а также этническая мобильность того или иного народа. Тем не менее, центральные власти КНР в последнее время заметно обеспокоены не только имеющимися в стране сепаратистскими движениями, но и потенциальными зонами подобных конфликтов.

Четвертый уровень национально-территориальных единиц – национальные волости, хотя в их случае речь об автономии не идет ни с точки зрения законодательства, ни с позиций реальной стороны дела. В состав этих единиц входит, как правило, несколько сел, населенных представителями этноса, в честь которого волость получает свое название. Национальные волости аналогичны национальным районам, существовавшим в СССР в 1930-е гг. и точно так же лишенным автономии и с юридической, и с фактической стороны.

      Классическим примером территориальной единицы низшего порядка является Шивэй-Русская национальная волость на севере Внутренней Монголии (название образовано по стандартной для китайских автономий схеме: первая часть отображает какой-либо географический объект, названный по-китайски, вторая часть несет в себе этническое содержание). Центр волости – село Шивэй на берегу р. Аргунь, напротив российского села Олочи Нерчинско-Заводского района Забайкальского края. Площадь волости – 4,3 тыс. кв. км, население – 4,1 тысячи жителей, из них русских – 1,8 тысячи человек. Эти «русские» достаточно специфичны: в устном и письменном общении они полностью перешли на китайский язык, но у них сохранились национальное самосознание, православная вера, песни, танцы, праздничные обычаи, бытовые и поведенческие особенности. 

      В то же время нельзя отрицать того, что национальная автономии я в КНР переживает в современных условиях этап модернизации. Принятые в 1990-х в КНР правовые акты о реформировании государственной службы призваны усовершенствовать механизм управления  и в автономных образованиях

В 1993 в КНР году началась кадровая реформа, главной задачей которой является оптимизация административного аппарата, внедрение современных методов работы, создание единой системы государственной службы в стране и укрепление ее правовой основы, организация системы подготовки кадров государственных служащих.  В законодательстве получила закрепление категория государственных служащих (лиц, занимающих должности в административном аппарате), которая выделяется из общей категории кадров (ганьбу), установлена  иерархия государственных должностей, вводятся ранги госслужащих,   соответствующие определенным должностям. Правда кажущийся новым  подход к зачислению на государственную службу путем проведения специальных экзаменов рождает ассоциации с далеким прошлым Китая (еще при Цинской династии), когда  чиновники также  регулярно сдавали экзамен на получение очередного ранга. Однако в настоящий период это относится  лишь к низовым должностям в госаппарате.     

Важнейшими требованиями к претендентам является, наряду с соответствующей профессиональной подготовкой и квалификацией, наличие высокого идейно-политического и морального уровня. Также предусматриваются регулярные проверки деятельности государственных служащих и их ежегодные аттестации, по результатам которых выносятся решения о присвоении очередного ранга, переводе на другую работу или переподготовку, о назначении различных поощрений и взысканий и т. д. Все эти вопросы детально урегулированы принятым в 1993 г. Временным положением о государственных служащих. Данные меры призваны способствовать совершенствованию и модернизации всего аппарата государственного управления и в итоге обеспечить реализацию главной задачи китайского государства как она сформулирована во Введении Конституции: на основе теории социализма с китайской спецификой осуществить построение в КНР социализма в его модернизированном виде.

Местное самоуправление в КНР

Правовой статус местных органов власти и управления  в КНР определяется Конституцией  КНР (Глава III, раздел 5) и Законом об организации местных собраний народных представителей и местных народных правительств 1982 г. (в редакции 1995 г.). 

Система местных государственных органов — собраний народных представителей (СНП), которые определяются в Конституции как органы государственной власти на местах в КНР и местных народных правительств как исполнительных органов местных органов государственной власти — СНП, строится в соответствии со структурой административно-территориального деления (ст. 96,ст. 105 Конституции КНР).

Местные собрания народных представителей являются органами государственной власти на местах и рассматриваются как составная часть единой системы представительных учреждений, возглавляемых ВСНП.    

Депутаты СНП уездов, городов (без районного деления), городских районов, волостей, национальных волостей и поселков избираются непосредственно населением, вышестоящие местные СНП (провинций, автономных районов и округов, городов центрального подчинения и городов с районным делением) избираются нижестоящими СНП.

Срок полномочий СНП провинций, автономных районов, городов центрального подчинения, автономных округов, городов с районным делением, а также  (с 1995 г.) СНП уездов, автономных уездов, городов без районного деления —5 лет, а СНП волостей, национальных волостей и поселков —3 года.

К компетенции местных СНП относится: обеспечение в соответствующей административной единице исполнения: Конституции, законов, политических установок, указов, постановлений и решений вышестоящих органов власти; рассмотрение и утверждение народнохозяйственных планов и бюджета для данной территории, а также отчетов об их исполнении; решение наиболее важных вопросов в политической, экономической и культурной областях, в деятельности гражданской администрации и межнациональных отношениях; формирование ряда других местных органов; охрана социалистической собственности, поддержание общественного порядка, защита прав граждан, прав национальных меньшинств, обеспечение равенства мужчины и женщины и т. д.

Местные СНП также имеют право отменить или изменить ненадлежащие постановления местных правительств своего уровня. Осуществляя свои полномочия, местные СНП принимают решения, а СНП провинций, автономных районов и городов центрального подчинения вырабатывают местные установления, о которых уведомляют Постоянный комитет ВСНП и Государственный совет КНР.

Местные СНП работают в сессионном порядке: очередные сессии, как правило, проводятся не реже одного раза в год, а внеочередные — по предложению 1/5 числа депутатов. Для руководства сессией депутаты избирают президиум, а также начальника секретариата. Сессии уездных и вышестоящих СНП также избирают из числа депутатов председателя, заместителей председателя и членов постоянных комитетов СНП —постоянно действующих органов соответствующих СНП (они проводят свои заседания два раза в месяц).

Председатели постоянных комитетов местных СНП для решения наиболее важных вопросов могут объединяться в советы председателей постоянных комитетов СНП. Постоянные комитеты СНП подотчетны собраниям народных представителей данной ступени. Члены постоянных комитетов СНП не могут занимать должности в государственных административных органах, а также органах суда и прокуратуры.

К компетенции постоянных комитетов СНП относится руководство выборами депутатов в СНП соответствующей ступени. Они созывают сессии местных СНП данной ступени, решают наиболее важные вопросы политической, экономической, культурной и иных сфер деятельности, вопросы в области межнациональных отношений, деятельности гражданской администрации, контролируют работу народных правительств, народных судов и народных прокуратур, осуществляют связь с депутатами соответствующих собраний народных представителей, принимают на рассмотрение жалобы и предложения населения, присваивают местные почетные звания.

К их ведению относится решение наиболее важных кадровых вопросов местного значения, в том числе (в период между сессиями СНП) они назначают и смещают заместителей губернаторов провинций, председателей автономных районов, мэров городов и т. д., а в случае невозможности выполнения функций губернаторами провинций, председателями автономных районов и т. д., определяют кандидатуры временно исполняющих обязанности.

Постоянные комитеты СНП могут изменять или отменять ненадлежащие решения нижестоящих местных СНП. В свою очередь в период между сессиями местных СНП постоянные комитеты СНП провинций, автономных районов и городов центрального подчинения имеют право принимать местные установления с последующим уведомлением Постоянного комитета ВСНП и Государственного совета.

В 1995 г. в КНР была проведена масштабная реформа местных органов власти и, в частности, в волостном звене была введена должность председателей СНП волостей, национальных волостей и поселков (ранее функции этих должностей выполняли соответственно волостные старшины и поселковые старосты).

Председатели СНП волостного звена и его заместители организуют работу депутатов в период между сессиями, поддерживают с ними постоянную связь, реализуют предложения, критические замечания и мнения населения.

Местные СНП создают в качестве своих исполнительных органов на местах местные народные правительства. Законодательство устанавливает систему "двойного подчинения" местных правительств: с одной стороны, они ответственны перед избравшими их собраниями народных представителей, а с другой — перед вышестоящими народными правительствами. 

Все местные народные правительства как государственные административные органы находятся под единым руководством Государственного совета и ему подчиняются.

Сроки полномочий народных правительств совпадают со сроками полномочий избравших их местных СНП (уездные и вышестоящие правительства —5 лет, волостные, национальных волостей и поселковые —3 года).

В состав местных народных правительств входят их главы (губернаторы в провинциях, мэры в городах центрального подчинения, председатели в автономных районах и т. д.), их заместители, ответственные секретари (начальники секретариатов), начальники департаментов, управлений и комиссий и других рабочих органов местных народных правительств. Глава правительства, его заместители и ответственный секретарь образуют постоянное бюро правительства. В регулярно проводимых пленарных заседаниях принимают участие все члены правительства.

Местные народные правительства, реализуя решения местных СНП и их постоянных комитетов, а также вышестоящих органов государственной администрации, принимают необходимые меры по выполнению местных народнохозяйственных планов, осуществляют всю административно-управленческую работу на соответствующей территории в области экономики, образования, культуры, общественной безопасности, национальных отношений и т. д.

Объем полномочий местных народных правительств в зависимости от их уровня различен. В частности, правительства уездного и вышестоящего звена руководят работой не только своих функциональных подразделений, но и нижестоящих народных правительств и могут изменять либо отменять ненадлежащие правовые акты нижестоящих органов государственной администрации.

Народные правительства низового звена подобными полномочиями не располагают. В соответствии с законом, народные правительства провинциального уровня могут разрабатывать административные установления, которые должны соответствовать законам и административным установлениям Государственного совета.

Местные народные правительства, как правило, имеют целую систему своих рабочих органов и многочисленный штат сотрудников

Некоторые уезды в свою очередь могут делиться на районы, в которых создаются управы, являющиеся делегированными органами народных правительств. В кварталах (микрорайонах) городских районов и городов, не имеющих районного деления, создаются квартальные канцелярии — делегированные органы районных правительств, в задачи которых входит работа среди населения по поручению местных правительств, руководство работой комитетов населения, передача предложения населения в низовые органы государственного управления.

 На уровне кварталов функционируют организации самоуправления ("самодеятельные организации") — комитеты городского и комитеты сельского населения по месту жительства, действующие под руководством соответствующих партячеек КПК. Эти организации, с одной стороны, решают все местные вопросы самоуправления в данном квартале, а с другой —местные правительства возлагают на них некоторые административные функции, например, охраны общественного порядка, закупки зерна, набора в армию, помощи особо нуждающимся, разрешения возникающих между жителями споров, передачи предложений и пожеланий населения в народные правительства и т. д.

Что касается низового (волостного) звена, то состав правительства здесь невелик и включает в себя главу администрации (волостной старшина или поселковый староста), его заместителей и ответственного секретаря, в необходимых случаях может создаваться небольшой аппарат сотрудников.

Реформы в экономике КНР и конституционные преобразования.

 

В 1978 году, когда Китай начал движение по пути реформ, «культурная революция» только завершилась, а национальная экономика находилась в серьезном кризисе. В те годы китайская экономика существенно отставала от экономик других стран. По многим показателям развития и уровню подушевого ВВП Китай находился в мире ниже 170-й позиции  (с ВВП на душу населения в 190 долларов США в год).

    У китайской приватизации есть своя предыстория. Два события, по мнению китайских специалистов, подготовили ее основы в обществе и в руководстве страны.

     Первым стал Великий голод 1959 – 1961 годов. По данным властей одного только города Синьян (провинция Хэнань), который сегодня насчитывает около 8 миллионов человек, в то время от голода умерло более миллиона людей. Подбные цифры приводятся в литературе и в отношении других районов страны.  Занимавший в то время пост премьера Госсовета КНР Чжоу Энлай предложил в условиях доминировавшей в деревнях «народной коммуны» разрешить крестьянам оставлять немного земли в линое пользование и для подсобного хозяйства. Это была первая государственная акция, очертившая частные права крестьян. В начале 1960-х годов эта политмка привела к появлению «системы ответственности, основанной на семейном подряде», распространившейся во многих провинциях. Этот опыт оказался полезным для более масштабного реформирования китайской деревни спустя десять с лишним лет.

    Вторым поводом для беспокойства стали волнения в современном Шэньчжэне в 1962 году, где около 100 тысяч человек со всех уголков страны собрались в то время в надежде проникнуть в Гонконг. Сложная экономическая обстановка в КНР и потребность в рабочих руках в Гонконге, еде тогда строился огромный океанский порт, привели к тому, что люди хлынули на пограничные пункты, надеясь попасть в британский анклав. В результате в Гонконг проникло около 60 тысяч человек, однако большинство из них было позже депортировано британской администрацией. Как следствие – китайское руководство выдвинуло лозунг «использовать Гонконг для строительства Шэньчжэня ( в те годы он носил название Баоань). Именно отсюда начался  опыт особых южных экономических районов, которые сначала служили своего рода буфером между КНР и остальным миром, а в дальнейшем оказали значительное влияние на развитие всего Китая.

   Несмотря на то, что Мао Цзэдуну не нравилась идея «семейных подрядов» и еще менее он хотел разрешать частную собственность, на сторону Чжоу Энлая в этом вопросе встал Дэн Сяопин. В 1962 году он сформулировал следующую максиму: «ту форму производственных отношений, которая является самой лучшей, и надо избрать; какая форма в какой местности (области, районе, регионе) в состоянии достаточно легко и быстро восстановить и развить сельскохозяйственное производство, ту и надо предпочесть; какую форму желает народ, той мы и должны следовать, а если она незаконна – мы обязаны сделать ее законной».По мнению китайских специалистов в этой идее уже были заложены истоки договорной основы семейных подрядов, которую Дэн Сяопин усиленно продвигал начиная с конца 1970-х годов. Некоторые исследователи также называют ее «правом собственности с китайской спецификой».

    Крестьянство, освобожденное посредством реформ, стало движителем стабильного развития сельского хозяйства (так как китайцы свято верят, что «если есть зерно, то и на сердце спокойно»), но и сформировало ( сперва с помощью «семейных подрядов» , а позже благодаря появлению большого числа частных местных предприятий) масштабный рынок товаров и услуг, новые производительные силы, а также первоначальный капитал, который стал работать на благо экономики страны.

Конституционным реформам сопутствовали или предшествовали более локальные, подготовительные правовые преобразования.

Развитие частного сектора в современном Китае прошло несколько этапов.

        На первом из них, с 1978-го по 1988 год – то есть с первых шагов реформ до опубликования в 1988 году Декрета о частных предприятиях КНР шло зарождение и первоначальное развитие частных предприятий. Несмотря на то , что и правовые нормы , и общественное мнение способствовали прогрессу частного сектора экономики, скорость его развития оставалась на этом этапе небольшой. На деле в то время большинство частных предприятий, хоть и были зарегистрированы как коллективные предприятия, все же вели индивидуальную предпринимательскую деятельность.

      Второй этап (1989-1992 годы) был периодом неустойчивости и застоя частного сектора экономики. После политической нестабильности 1989 года общественное мнение склонялось к ограничению развития частной экономики, а высокие налоги не способствовали деловой активности частных предпринимателей.

    Третий этап (1992-2002 годы) стал этапом относительной стабильности в развитии частного сектора экономики. В 1992 году во время своего «южного турне» Дэн Сяопин подчеркнул, что рыночная экономика не относится ни к «социализму», ни к «капитализму», что в тот период стало мощным стимулом к развитию частного сектора. На ХIV съезде КПК в 1992 году был сделан особый акцент на «равном и беспристрастном отношении» к частной экономике, на то , что частные предприниматели – это полноправные «строители социализма с китайской спецификой».

    Четвертый этап – это развитие частного хозяйства после 2003 года. ХVI съезд КПК в ноябре 2002 года постановил придерживаться системы общественной собственности, стимулируя при этом развитие частного сектора. В то же время в новой Конституции КНР впервые была зафиксирована норма «о защите частной собственности и легальных доходов»,  а также признавалась «польза, в том числе и капиталистическиъх элементов, для экономического развития.» Поэтому после упомянутого съезда частное хозяйство в Китае вступило в новый стабильный , по оценкам китайских экспертов, период развития.

      Рассматривая развитие структуры собственности в Китае стоит обратить внимание на то, что если в 1978 году на предприятиях народной собственности создавалось 77,6 %, а на предприятиях коллективной собственности – 22,4 % всей промышленной продукции, то в 2009 году государственный сектор обеспечивал лишь 26,7 % производимой продукции.

     Важную роль в изначально мощном развитии реформ в Китае сыграли прямые инвестиции в экономику, которые исходили не только из деревни или из государственного бюджета, но и от китайцев-эмигрантов ( в том числе живших на Тайване). На первом этапе (1979-1983 годы) инвестиции из внутренних источников достигали 100-120 млн. долларов в год, а всего за эти пять лет было инвестировано приблизительно 700 млн. долларов. Средства направлялись тогда преимущественно на развитие Шэньчжэня, Гуанчжоу и некоторых других особых районов в прибрежной зоне, а также Пекина и Шанхая. В этот период иностранные инвестиции были относительно незначительными по сравнению с китайскими инвестициями. На втором этапе (1984-1990 годы) положение изменилось и прямые иностранные инвестиции стали чрезвычайно значимым фактором для экономического развития Китая. Ежегодно они в среднем составляли уже от 700 миллионов до 2 миллиардов долларов, причем именно в эти годы расширилась зона для инвестирования, которая помимо Шэньчженя, Гуанчжоу и Шанхая стала включать в себя еще 14 приморских городов и довольно обширные территории внутри страны. Третий этап наступил после 1991 года, когда сумма заявленных инвестиций впервые достигла 10 миллиардов долларов. Практически сразу же после этого были опубликованы речи и выступления Дэн Сяопина, произнесенные им в ходе знаменитого «южного турне» ( в частности, был озвучен тезис о том, что «рыночная экономика не означает капитализма» и тем самым не противоречит идеалам Коммунистической партии), что вызвало новый приток инвестиций. За шесть лет (с 1992 по 1997 год) прямые инвестиции иностранных предпринимателей достигли 196,8 миллиарда долларов, а общая сумма освоенных в период с 1979-го по 1997 год инвестиций составила 225,9 миллиарда долларов. На этом этапе иностранные инвестиции , поступавшие в экономику Китая из США и других развитых капиталистических государств, составляли около 72 % от общей суммы капиталовложений зарубежных компаний, тогда как инвестиции из развивающихся стран – лишь 26%.

    В период 1979-2007 годов объем освоенных Китаем прямых иностранных инвестиций составил 760, 2 миллиарда долларов. В 2009-м, несмотря на финансовый кризис, иностранные инвестиции в Китай составили 118,5 миллиарда долларов. Согласно некоторым оценкам  более половины от общего объема экспортируемых Китаем товаров произведено компаниями с иностранным капиталом.

 Особенно важно то, что Китай, выбрав свой особый путь приватизации начал «наступление» не с крупных государственных предприятий, составлявших основу национальной экономики,  а с сельских аграрных производителей, что и позволило ему добиться особых успехов.

    Однако модернизация мелких компаний частного сектора, совершенно очевидно, не решала всех проблем, накопившихся в китайской экономике, - и поэтому, несмотря на первоначальные реформы и институциональные преобразования масштабная реформа государственных предприятий, Являвшихся ядром традиционной системы , была неизбежна.

      Реформа государственных предприятий была проведена в несколько этапов.

     В ходе первого из них (1978-1992 годы) осуществлялась так называемая децентрализация, или передача предприятиям «некоторых хозяйственных прав». Здесь основные реформы касались системы прав собственности. Было произведено разделение «права собственности» и «права на коммерческую деятельность» - то есть, по сути отделены друг от друга собственности и менеджмент, что сделало механизмы управления государственными предприятиями гораздо более гибкими. Основными мерами стали: в 1978 году – «расширение самостоятельности предприятий», в 1983 году – начало перехода от системы изъятия прибыли компаний в государственный бюджет к системе выплаты налогов и сборов, а в 1987 году – внедрение так называемой контрактной системы. Основным достижением этого этапа реформ стало то, что удалось достичь и превзойти поставленную партией цель, состоявшую в четырехкратном увеличении ВВП на душу населения: если в 1979 году этот показатель составлял 419 юаней, то к 1985-му он вырос до 858 юаней, к 1990-му – до 1644 юаней, а по итогам 1991 года достиг 1893 юаней.

    Второй этап (1992 -1997 годы) стал периодом создания предприятий  с современной структурой собственности. В это время предпринимались следующие меры: в 1992 году на  четырнадцатом  съезде КПК была озвучена новая формулировка экономического курса на строительство социалистической рыночной экономики», которая заменила собой распространенное до того определение «социалистическое товарное хозяйство», употреблявшееся прежде во всех официальных документах партии и правительства. В 1993 году Всекитайское Собрание народных представителей внесло поправки в конституцию страны, официально переименовав «подконтрольные государству предприятия» в «предприятия с долевым участием государства» ( в дальнейшем под государственным предприятиями будет иметься в виду именно этот тип компаний) , что означало: отныне государство не обязательно должно управлять предприятием, а предприятия должны сами постепенно становиться элементами рыночной экономики и вырабатывать оптимальную структуру управления и адекватную рыночную стратегию развития.  Это стало важнейшим принципом дальнейших реформ. Именно на этом этапе государственные предприятия были преобразованы в акционерные компании – причем последнее преобразование породило болезненный для значительного количества сотрудников вопрос о сокращении числа занятых, принявший массовые масштабы.

    Третий этап охватывает период с 1998 по 2002 год. Эти пять лет в основном были посвящены реорганизации больших и средних государственных предприятий (от уровня уезда и выше). Самым важным событием этого периода стало вступление Китая в Всемирную торговую организацию в 2001 году. Политическая элита Китая надеялась, что интеграция в мировое экономическое сообщество, а также вызовы международной конкуренции станут хорошим стимулом для структурных реформ китайских предприятий, повысят их жизнеспособность и уровень развития.

     Четвертый этап начался в 2003 году и продолжается по сей день. Он ознаменован, прежде всего, тем, что крупные предприятия становятся основными стратегическими единицами государственного сектора экономики. Наиболее важным событием этого этапа явилось создание в 2003 году Комитета по контролю и управлению государственным имуществом ( далее – Комитет) при Госсовете КНР, в ведении которого находилось 196 крупнейших государственных предприятий. Комитет выполняет важную функцию по контролю над их персоналом, менеджментом и активами.

    Высокая доля государственных и подконтрольных государству предприятий сохраняется в основном в производстве табачных изделий (100%), электроэнергетике (88), нефтедобыче и нефтепереработке (85,5) водоснабжении (67,8) выплавке и прокате черных металлов (около 40), а также в производстве транспортных средств (43,6). Что касается таких отраслей промышленности, как производство специального и универсального оборудования, химической промышленности - доля государственных предприятий в общем объеме добавленной стоимости составляет менее 20 %. А в самой прибыльной на сегодняшний день сфере – на рынке недвижимости – на государственные предприятия приходится лишь 5,8%. В оптовой и розничной торговле, общественном питании, гостиничном бизнесе, пассажиро- и грузоперевозках – уже не осталось государственных предприятий.

    Вокруг продолжающейся реформы китайских предприятий продолжается дискуссии. Одни специалисты полагают, что хотя доля частных предприятий в экономике Китая с каждым годом становится все больше, но масштабы их участи все же не идут ни в какое сравнение с государственным сектором. Поэтому следует и далее оказывать большую поддержку частным предприятиям. Сторонники другой точки зрения отмечают что хотя на современном этапе крупные государственные предприятия не оказывают давления на частные, между ними нет никакой борьбы, а вот предприятия с иностранным капиталом как раз и вторгаются на рынок частных китайских компаний, сокращая их прибыль , и это означает, что недопустимо более поддерживать иностранную  модель развития с ее многолетней ориентацией на экспорт товаров за границу и импорт технологий и инвестиций из-за рубежа. Государственным предприятиям следует в большей степени развивать свою стратегическую позицию, стимулировать переход к развитию экономической модели, ориентированной на внутренний рынок.

     Большинство предприятий центрального подчинения – такие как Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC), Китайская национальная корпорация нефтехимической промышленности (Sinopec), крупнейший оператор сотовой связи в КНР «China Mobile», страховая компания «China Life» и более двадцати других, - либо стали полностью публичными компаниями, либо разместили на рынке значительные пакеты акций.  Будучи «большим боссом» для предприятий центрального подчинения Комитет взял на себя важную функцию по рекапитализации государственной собственности. За период с 2002-го по 2009 год общий объем активов этих компаний вырос с 7,1 до 21,0 триллиона юаней, а ежегодный прирост данного показателя составил в среднем 16,74 процента.

Государство получило 5,4 триллиона юаней дополнительных налоговых сборов.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

46953. Русский традиционализм 19 – начала 20вв: типология основных идеологических разновидностей. 37 KB
  Виды традиционалистов: почвенничество самое широкое; славянофильство разновидность почвенничества; сами славянофилы возражали против термина славянофилы; народничество разновидность почвенничества; надрод; род основан на кровных связях а надрод – нация = национализм; но народничество – это интернационализм = международничество транснародничество = наше место – транзитное; областничество регионализм; Ядринцев Сибирь как колония Потанин в 1885 году писал: Действительно приведение Сибири в одно целое с Европейскою...
46956. Особенности экономического развития Англии конца XIX – начала XX в 39 KB
  Главными особенностями экономического развития Англии конца XIX – начала XX в. стали: утрата промышленного первенства и господства на мировом рынке; рост капиталистических монополий особенно колониальных и военнопромышленных; создание мощных банков и финансовой олигархии; возрастание роли экспорта капитала в том числе в пределы Британской империи колонии и в зависимые страны; превращение колониальной монополии в решающий фактор экономического и политического положения Англии во всемирном хозяйстве. Под действием закона...
46959. Современная модель государственного управления в России 41 KB
  В настоящий момент система гос управления переживает период трансформации, поиска эффективной модели администрирования, способной удовлетворить потребности населения при минимальных издержках, лишенной чиновничьего произвола, работающей на общество.
46960. Електpифiкaцiя технoлoгiчних пpoцеciв в cвинapнику-вiдгoдiвельнику нa 1000 гoлiв 3.18 MB
  В дaнiй poбoтi здiйcненo електpифiкaцiю тa aвтoмaтизaцiю тaких технoлoгiчних пpoцеciв, як гнoєпpибиpaння, poздaчa кopмiв, пiдiгpiв вoди. Нaведенo вибip cилoвoгo i ocвiтлювaльнoгo oблaднaння, aпapaтiв кеpувaння i зaхиcту. Зpoблений pозpaхунoк електpичнoгo ocвiтлення cвинapникa.