8496

Административно - правовая охрана общественной безопасности личности и общественного порядка

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Административно - правовая охрана общественной безопасности личности и общественного порядка Введение Современные проблемы обеспечения административно-правовой охраны общественного порядка и общественной безопасности личности имеют комплексный, мног...

Русский

2013-02-12

295.5 KB

87 чел.

Административно - правовая охрана общественной безопасности личности и общественного порядка

Введение

Современные проблемы обеспечения административно-правовой охраны общественного порядка и общественной безопасности личности имеют комплексный, многогранный характер. Можно говорить об экономическом, политическом, уголовно - правовом и административно - правовом аспектах обеспечения охраны общественного порядка и общественной безопасности личности безопасности в нашем государстве.

Тема данной работы - административно - правовая охрана общественной  безопасности личности и общественного порядка. Она состоит в создании нового и совершенствовании действующего российского административного законодательства, регулирующего отношения безопасности и общественного порядка.

Административное законодательство, принятое по вопросам обеспечения общественного порядка и общественной безопасности личности, берет истоки в нормах Конституции РФ, Закона РФ от 5 марта 1992 г. "О безопасности" и Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. (в ред. Указа Президента РФ от 10 января 2000 г.).

Конституция РФ устанавливает обеспечение безопасности граждан и обеспечение безопасности государства в качестве критериев для ограничения в ряде случаев основных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, относит безопасность к предметам ведения Российской Федерации и ее субъектов.

Так, в ст. 55 Конституции РФ записано: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Согласно ст. 56 Конституции РФ "в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия". Статья 71 Конституции РФ среди предметов ведения Российской Федерации устанавливает оборону и безопасность, а ст. 72 относит обеспечение общественной безопасности к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.

Закон РФ "О безопасности" вводит такую категорию, как "жизненно важные интересы личности, общества и государства"; определяет безопасность как "состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз"; признает основными объектами безопасности "личность - ее права и свободы; общество - его материальные и духовные ценности; государство - его конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность"; закрепляет понятие системы безопасности Российской Федерации и рассматривает в качестве элементов системы органы законодательной, исполнительной и судебной власти, государственные, общественные и иные организации и объединения, а также граждан, принимающих участие в обеспечении безопасности в соответствии с законом.

Под национальной безопасностью Концепция понимает "безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации".

Согласно Концепции национальной безопасности Российской Федерации национальные интересы России - это "совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах". Важнейшими составляющими национальных интересов России Концепция признает защиту личности, общества и государства от терроризма, а также от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и их последствий. Разделяя национальные интересы личности, общества и государства, Концепция, по сути, выделяет сферы национальной безопасности: внутриполитическую, социальную, духовную, информационную, военную, экологическую и некоторые другие.

Открытый перечень сфер охраны общественной безопасности и общественного порядка, установленный законодательством, создает правовые предпосылки для формирования самостоятельных, обособленных административно - правовых институтов охраны общественной безопасности и общественного порядка в России.

Действующие федеральные законы и ведомственные нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, принятые в соответствии с Конституцией, создали к настоящему времени ряд административно - правовых институтов охраны общественной безопасности и общественного порядка.

К примеру, Федеральный закон от 21 июня 1997 г. "О промышленной безопасности опасных производственных объектов", Правила и нормы по безопасному ведению работ, утвержденные и введенные в действие Госгортехнадзором России, создали административно - правовой институт промышленной безопасности. Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. "О безопасности дорожного движения" и Правила дорожного движения, утвержденные и введенные в действие постановлением Правительства РФ, сформировали административно - правовой институт безопасности дорожного движения. Аналогичный подход позволяет говорить об административно - правовых институтах радиационной безопасности, пожарной безопасности, экологической безопасности, других административно - правовых институтах охраны общественной безопасности и общественного порядка России.

Путем анализа действующего законодательства, регулирующего отношения безопасности и порядка, можно выделить нормы уголовного права, составляющие средства уголовно - правового обеспечения безопасности (раздел IX УК РФ "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка"), а также административно - правовые нормы, являющиеся средством административно - правового обеспечения национальной безопасности (глава 20 КоАП "Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность").

Концепция национальной безопасности устанавливает взаимную связь органов государственной власти по обеспечению национальной безопасности, закрепляет статус Президента РФ, Правительства РФ, Совета безопасности РФ, других государственных органов, но не дает определения системы обеспечения национальной безопасности, призванной поддерживать необходимый уровень защищенности национальных интересов России. В этой связи видится обоснованным закрепление в нормах Концепции понятия системы национальной безопасности Российской Федерации во взаимосвязи с категориями "национальные интересы" и "национальная безопасность", а также выделение в структуре системы национальной безопасности подсистемы административно - правового обеспечения национальной безопасности, состоящей из органов и должностных лиц, наделяемых административными полномочиями по обеспечению безопасности.

Представляется обоснованным установить в нормах законодательства функцию федеральных судов по рассмотрению и разрешению правовых конфликтов, возникающих в различных сферах административно - правового и уголовно - правового обеспечения общественной безопасности (экономической, дорожной, пожарной и т.д.), а также функцию органов прокуратуры по осуществлению общего надзора за деятельностью законодательных и исполнительных органов государственной власти, органов местного самоуправления, органов управления коммерческих и некоммерческих организаций по обеспечению личной, общественной и государственной безопасности и общественного порядка.

Они позволят систематизировать и унифицировать административное законодательство в сферах общественной безопасности и порядка, а значит, оптимизировать деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, органов управления коммерческих и некоммерческих организаций, а также должностных лиц, уполномоченных применять средства административно - правового обеспечения безопасности.

Актуальность проблемы, поднятой в работе, связана с необходимостью разработки четкого перечня мер административного наказания в связи с большой распространенностью административно наказуемых нарушений общественного порядка. Решить эту проблему возможно путем выделения в отдельную отрасль административно-процессуального законодательства и принятия административно-процессуального закона, в котором бы присутствовала классификация упомянутых мер - административно-предупредительных, административного наказания, административного пресечения, восстановительных и процессуально-обеспечительных.

Объект исследования – нюансы и проблемы административно-правовой охраны общественного порядка и общественной  безопасности.

Итак, цель работы – раскрыть сущность и содержание административно-правовой охраны общественного порядка и общественной  безопасности личности.

Для этого и поставлены следующие задачи (основные вопросы, подлежащие разработке (исследованию)): понятие и юридическая  сущность административно-правовой охраны  общественного порядка и общественной безопасности, соотношение общественного порядка и общественной безопасности  личности, правовые основы осуществления обеспечения общественного порядка и общественной безопасности, система органов, обеспечивающих охрану общественного порядка и общественной безопасности, меры пресечения в борьбе с правонарушениями, посягающими на общественный порядок, ответственность в сфере общественного порядка и общественной безопасности.

Глава 1. Теоретические основы административно-правовой охраны общественного порядка и общественной безопасности  личности

Понятие и юридическая сущность общественного порядка и общественной безопасности личности

Впервые понятия «общественный порядок»  и «добрые нравы» встречаются в кодексе Наполеона.

Вслед за ним понятие общественного порядка переходит в проект Российского Гражданского Уложения, в обсуждении которого принимал участие И.А. Покровский.

Ученый отмечал, что ближайшего определения понятия "общественный порядок" не найти ни в одном из законодательств того времени. "По признанию авторитетнейшего из комментаторов Французского Кодекса Лорана, нет во всем этом Кодексе другой статьи, которая возбуждала бы столько споров и недоумений, как указанная статья 1133; сам он также ограничивался сведением "общественного порядка" к еще более расплывчатой формуле "общественного интереса".

Составители нашего проекта, защищаясь в объяснениях ко второй редакции по этому поводу возражений, могли только сказать, что "могут встречаться сделки, которые не нарушают закона и которых нельзя считать безнравственными в общепринятом смысле этого слова, но которые не согласуются с условиями общественной жизни".

Но очевидно, что этим они еще более затемняют вопрос, так как даваемая ими формула "не согласуется с условиями общественной жизни", окончательно вскрывает всю безбрежность и всю неопределенность понятия "общественного порядка", а вместе с тем и всю его негодность в качестве юридического критерия. И мы полагаем, что в интересах нашего будущего Гражданского Уложения следует пожелать, чтобы понятие "общественного порядка", по примеру Уложений Германского и Швейцарского, было из нашего законодательства исключено как неопределенное".

К сожалению, пожелания И.А. Покровского не были восприняты при составлении ГК РФ. Данным обстоятельством с удовольствием воспользовался "публичный интерес", провозгласивший в Указе Президента РФ от 22.12.94 N 2204 "Об обеспечении правопорядка при осуществлении платежей по обязательствам за поставку товаров (выполнение работ или оказание услуг)"  в качестве основ правопорядка соблюдение формы договора, полноту и своевременность исполнения договорных обязательств.

Для того чтобы правоприменитель мог правильно уяснить содержание задачи по административно-правовой охране  общественного порядка и общественной безопасности личности, следует определиться сначала с понятием "общественный порядок".

Данная дефиниция в большей степени административно-правовая. Между тем ее исследованию уделяли внимание и специалисты в области других отраслей права. Причем не все их определения общественного порядка были одинаковы.

Специалистами в области административного права понятие общественного порядка дано в широком и в узком смысле слова. В широком смысле слова - это совокупность всех социальных связей и отношений, складывающихся под воздействием всего круга социальных норм, в отличие от правопорядка, включающего лишь отношения, регулируемые нормами права. Соответственно общественный порядок, как более широкая категория, включает в себя и правопорядок.

Примерно то же самое, но несколько иными словами сказано об общественном порядке в общей теории права. Здесь общественный порядок рассматривается как социальная категория, охватывающая систему (состояние) волевых, идеологических общественных отношений, предопределяемых экономическим базисом и характеризующихся соответствием поведения их участников господствующим в обществе социальным нормам (правовым и неправовым).

Авторы данного определения обращают внимание на то, что в понятие общественного порядка входят лишь социально значимые общественные отношения.

Еще одно определение общественного порядка было изложено в работе И.Н. Даньшина. По его мнению, общественный порядок - "это порядок волевых общественных отношений, складывающихся в процессе сознательного и добровольного соблюдения гражданами установленных в нормах права и иных нормах неюридического характера правил поведения в области общения и тем самым обеспечивающих слаженную и устойчивую совместную жизнь людей в условиях развитого общества".

В узком смысле слова общественный порядок понимался как обусловленная интересами всего народа, регулируемая нормами права, морали, правилами общежития и обычаями система волевых общественных отношений, складывающихся главным образом в общественных местах, а также общественных отношений, возникающих и развивающихся вне общественных мест, но по своему характеру обеспечивающих охрану жизни, здоровья, чести граждан, укрепление народного достояния, общественное спокойствие, создание нормальных условий для деятельности предприятий, учреждений и организаций.

Серегин А.В. характеризовал общественный порядок как "урегулированную нормами права и иными социальными нормами систему общественных отношений, установление, развитие и охрана которых обеспечивают поддержание состояния общественного и личного спокойствия граждан, уважение их чести, человеческого достоинства и общественной нравственности".

Данные ученые по-разному расставляют акценты. Давая определение общественного порядка, Еропкин М.И., считал порядок общественным в связи с тем местом, где возникли и развивались (общественные места) охраняемые общественные отношения. А А.В. Серегин считал, что общественный характер "общественного порядка" предопределен содержанием общественных отношений, а не местом их реализации.

Отличия в суждениях ученых по поводу понятия и содержания "общественный порядок" на этом не завершаются.

Юридический энциклопедический словарь понятие "общественная безопасность" трактует как систему общественных отношений и юридических норм, регулирующих эти отношения в целях обеспечения общественного спокойствия, неприкосновенности жизни и здоровья населения, нормального труда и отдыха граждан, нормальной деятельности государственных и общественных организаций, учреждений и предприятий.

Органы по охране общественной безопасности личности должны разрабатывать и осуществлять предусмотренные законами и иными нормативно-правовыми актами меры, направленные на приведение системы существующих общественных отношений в безопасное (соответствующее нормам права) состояние.

Эффективность функционирования органов государственной власти Российской Федерации с неоднородностью ее экономического пространства, многонациональным и многоконфессиональным составом, особенностями и традициями, огромной территорией и богатейшими природными ресурсами во многом зависит от взаимоотношений центра и регионов, от региональной политики государства. Эта политика имеет ряд уровней реализации: государственную стратегию регионального развития, межрегиональную политику, региональную политику субъектов Российской Федерации, политику местного самоуправления.

От деятельности всей системы органов государственной власти, в особенности в современных социально-экономических условиях развития России, в период осуществления полномасштабной административной реформы во многом зависит эффективность обеспечения безопасности граждан, общества и государства.

Представление общественной безопасности в виде системы дает уникальную возможность увидеть все составляющие элементы безопасности личности, общества и государства, исследовать связи между элементами общей системы, смоделировать сложные процессы обеспечения общественной безопасности, спрогнозировать возможные состояния системы, а также помогает выработать необходимые рекомендации органам государственной власти.

Основные понятия, употребляемые в сфере обеспечения безопасности, определены Законом Российской Федерации "О безопасности". Так, безопасность - это состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Под жизненно важными интересами понимается совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.

К основным объектам безопасности относятся: личность - ее права и свободы; общество - его материальные и духовные ценности; государство - его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность (ст. 1).

С учетом содержания определения общественной безопасности и буквальное его толкование нацеливает органы по охране общественной безопасности на обеспечение всех форм и проявлений общественной безопасности.

Значит ли это, что на органы по охране общественной безопасности возложено обеспечение, к примеру, и пожарной безопасности? Или же решение обеспечения общественной безопасности в данной конкретной части всецело задача органов Государственной противопожарной службы?

Такой же вопрос напрашивается и в отношении государственной, таможенной и многих других составляющих общественной безопасности, задачи обеспечения которых возложены на другие правоохранительные органы (ФСБ, таможенные органы и т.п.).

Разрешить данный вопрос необходимо уже в связи с тем, что в некоторых источниках общественные отношения, связанные с осуществлением пожарной безопасности, прямо указываются как составная часть общественной безопасности, даже когда последняя рассматривается в узком смысле слова. Да и действительно, общество нельзя считать безопасным в тех случаях, когда ему грозит причинение вреда от пожара.

Поэтому понятие "общественная безопасность", вернее, весь комплекс общественных отношений, составляющих его содержание, невозможно отделить от общественных отношений, характеризующих пожарную безопасность. Общественной безопасности без пожарной безопасности, как, впрочем, и без государственной, таможенной и других видов безопасности, быть не может.

Данное несовершенство формулировки приводит к неоправданному расширению компетенции милиции общественной безопасности.

Подобной ситуации могло бы не возникнуть, когда бы в Законе РФ "О милиции" был указан круг противоправных деяний, "защищает" от которых милиция. Но этого законодателем не сделано.

Среди основных задач милиции указана задача предупреждения правонарушений. Каких правонарушений - не сказано, что дает возможность правоприменителю расширительно толковать  ст. 2 Закона РФ "О милиции" и включать в комплекс основных задач милиции задачу предупреждения нарушений правил пожарной (государственной, таможенной и т.п.) безопасности.

Никто не спорит с тем, что к профилактике пожаров (правонарушений, подведомственных ФСБ, таможенным органам и т.п.) и обеспечению пожарной безопасности целесообразно привлекать не только органы Государственной противопожарной службы (ФСБ, таможенные органы и т.п.), но и милицию. В ряде случаев лишь обеспечив четкое взаимодействие между ними, можно добиться эффективности пожарной охраны (государственной, таможенной и т.п. безопасности) как одного из элементов общественной безопасности.

Между тем взаимодействие указанных учреждений (министерств и ведомств) невозможно осуществить, пока не буду разделены функции между субъектами взаимодействия.

Соответственно напрашивается вывод: задача милиции - "обеспечение общественной безопасности" - должна реализовываться сотрудниками милиции с учетом компетенции (подведомственности правонарушений) милиции и с учетом наличия других правоохранительных органов, перед которыми законодатель ставит задачу обеспечения выкроенной именно для их деятельности специфической области общественной безопасности.

Проблема обеспечения общественной безопасности и правового (законного) ограничения прав и свобод человека в современных условиях приобретает особую остроту и требует самого пристального внимания. Вряд ли можно поставить под сомнение актуальность этой проблемы для российского общества, и события последних лет демонстрируют новые тенденции в расстановке приоритетов: на первое место по общегосударственной важности выходят вопросы обеспечения общественной безопасности личности, неизбежно связанные с определенным ограничением прав и свобод человека и гражданина.

Отметим, что исследование вопросов соотношения безопасности общества и соблюдения прав человека затрагивает в первую очередь рассмотрение личных прав человека (гражданина). В данном контексте не разграничиваются права гражданина и человека, поскольку каждый гражданин, прежде всего, человек.

Таким образом, одна из главных проблем, стоящих на повестке дня, может быть сформулирована следующим образом: как определить критерии допустимости (правомерности) ограничения прав человека в целях обеспечения общественной безопасности? В литературе данная проблема поднималась неоднократно, и некоторыми исследователями были предложены критерии ограничения прав человека и гражданина. Так, В.С. Устинов выделяет три таких критерия: 1) цель: обеспечение должного признания и уважения прав и свобод других граждан и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе; 2) законность ограничений: введение ограничений только на основе закона; 3) необходимость (по смыслу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ).

В.А. Толстик в качестве так называемых индикаторов определения степени ограничения прав человека наряду с названными выделяет и общеправовые принципы права в целом, поскольку именно на них в подавляющем большинстве случаев ориентируются законодатель и правоприменитель при решении проблемы ограничения прав человека.

Однако до настоящего времени ни в теории права, ни в правоприменительной практике нет однозначного подхода к определению критериев ограничения прав и свобод человека.

Отметим, что человечество с древнейших времен ищет оптимальные формы соотношения личности (человека) и государства, сочетания их интересов. Сложилось идеальное представление о таком соотношении: интересы человека должны стоять на первом месте, а благо народа представлять собой высший интерес для государства.

Однако жизненные реалии существенно корректируют "идеальный" вариант, и современное представление об оптимальном соотношении "личность - государство" отходит от индивидуалистической концепции и видоизменяется в сторону все большей социализации прав человека, которые рассматриваются сквозь призму общечеловеческих ценностей и публичных (общественных) интересов.

Проблема соблюдения прав человека особенно остро встала в период борьбы против абсолютистского государства, отождествляя собой борьбу народа и каждого человека за свободу от произвола государственной власти. Элементы института прав и свобод человека нашли свое закрепление в ряде законодательных актов, таких как английский Билль о правах 1689 г., американский Билль о правах 1789 - 1791 гг., французская Декларация прав и свобод человека и гражданина 1789 г. и ряд др.

После Второй мировой войны проблема прав человека из национальной стала превращаться в международную, результатом чего стало принятие Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и закрепление принципа уважения к правам человека и основным свободам в Уставе ООН.

Важно учитывать, что охрана общественной безопасности личности - одна из актуальнейших проблем любого государства. Процесс жизнедеятельности общества неизбежно сталкивается с ситуациями, требующими от государства принятия мер в ущерб гарантированным основным законом и международными нормами правам и свободам человека и гражданина.

Поэтому следует учесть, что охрана общественной безопасности личности  и в связи с этим ограничение прав и свобод - это один из способов регулирования степени свободы в обществе, однако в своей реализации не допускающий вольного истолкования и злоупотребления. Отсюда следует основное требование к применению государством ограничений прав человека - четкая регламентация оснований, порядка и пределов их применения.

В то же время, как уже отмечалось, не существует четкого ответа на вопрос о том, каковы критерии (условия) охраны общественной безопасности личности и ограничения прав и свобод человека. Вероятно, одной из причин этого является отсутствие в правовой науке, правоприменительной практике общепринятого (единообразного) подхода к формулированию основополагающей терминологии, в том числе и такого понятия, как ограничение прав и свобод.

Необходимо иметь в виду, что единый подход не выработан и на международном уровне. Так, в наиболее известных международно-правовых документах употребляется несколько терминов-понятий, прямо или косвенно отражающих охрану общественной безопасности личности и ограничение прав и свобод.

Например, во Всеобщей декларации прав человека (п. 2 ст. 29), Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (ст. 4) и др. используется термин "ограничение"; в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 4), где говорится об обязательствах государств перед своими гражданами, употребляется термин "отступление от своих обязательств"; в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод используются сразу два термина: "ограничения" (ст. 9 - 11, 18) и "отступление от соблюдения обязательств" (ст. 15).

Кроме того, отсутствие общепринятой трактовки названных понятий влечет за собой различие в толковании характеристик содержания такого явления, как ограничение прав и свобод, на теоретическом уровне, что явственно демонстрируется в публикациях на данную тему (Е.А. Лукашева, А.В. Малько, В.Н. Карташов и др.).

Рассматривая данные вопросы, необходимо учитывать разносторонность подходов к пониманию цели охраны общественной безопасности личности  и ограничения прав и свобод человека. В этой связи заметим, что во Всеобщей декларации прав человека такими целями являются (п. 2 ст. 29): обеспечение должного признания и уважения прав и свобод других людей; удовлетворение справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

В Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и Международном пакте о гражданских и политических правах указываются более детальные условия применения охраны и ограничений. Согласно ст. 4 Пакта об экономических, социальных и культурных правах в качестве цели ограничения рассматривается общее благосостояние; согласно целому ряду статей второго Пакта (ст. 12, 18, 19) ограничения могут быть применены, если они необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения, а также прав и свобод других лиц.

В Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод цели ограничений существенно расширены. Согласно этому документу ограничения, кроме того, вводятся с целью: поддержания национальной и общественной безопасности или экономического благосостояния страны; предотвращения беспорядков или преступлений; охраны здоровья или нравственности населения (ст. 8 - 9); охраны территориальной целостности; защиты репутации других лиц; предотвращения разглашения конфиденциальной информации; обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия (ст. 10).

Таким образом, можно сделать следующий вывод: главной целью охраны и в связи с этим ограничений прав всегда является защита основных ценностей в обществе, к которым относятся жизнь, свобода, достоинство и т.д.

Что же касается политики отдельных государств в области прав и свобод человека, то нужно иметь в виду, что любые ограничения прав и свобод человека не являются самоцелью, они есть следствие объективных условий, реалий существования государства. Нагляден в этом отношении пример США.

Террористические акты 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне, повлекшие многочисленные жертвы, поставили перед государством (и мировым сообществом) новую задачу: разработать и принять такое законодательство, которое в оптимальной степени могло бы сочетать превентивные меры, направленные на искоренение терроризма, и при этом гарантировали бы соблюдение прав человека.

Разработанный администрацией Президента США "Патриотический Акт" 2001 г. (USA PATRIOT Act) показал, что в настоящее время общественная безопасность является приоритетом и рассматривается как фактор, позволяющий "отодвинуть на второй план" права каждого отдельного члена общества.

В соответствии с положениями названного "Патриотического Акта США" было создано новое министерство - Министерство национальной безопасности. В состав этой структуры входят секретные службы, организации, отвечающие за иммиграцию, охрану границ и таможенную проверку. Кроме того, названный законодательный акт дал дополнительные полномочия силовым структурам. Так, Актом предусмотрены практически неограниченные возможности по прослушиванию и записи телефонных переговоров лиц, подозреваемых в терроризме, отслеживанию электронной почты, переписки по Интернету, финансовых и денежных потоков, доступу к конфиденциальной информации (счетам в банке, номерам кредитных карт).

Кроме того, властям предоставлено больше возможностей в плане проведения тайных обысков в случаях, когда есть основания считать, что уведомление подозреваемых может негативно сказаться на расследовании.

В соответствии с положениями Акта срок задержания подозреваемых в терроризме иностранцев без предъявления обвинения увеличивается с двух до семи дней. Следует также отметить, что срок действия статей Акта, дающих спецслужбам расширенные права по прослушиванию и телефонной слежке, ограничен четырьмя годами (на дальнейшее продление требуется одобрение Конгресса).

В России в последнее время также ведется речь о подготовке такого антитеррористического законодательства. Особую актуальность данная проблема приобрела в связи с недавними событиями в Беслане (Северная Осетия).

Общественная безопасность личности и в России вышла на передний план. И в данном контексте мы напрямую подходим к проблеме ограничения прав человека в целях общественной безопасности, предотвращения несоразмерного ущерба общественной жизни и общественной безопасности.

Обратимся к конституционным положениям, отражающим институт ограничения прав и свобод человека. Часть 3 ст. 55 Конституции РФ гласит: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Эти положения в полной мере отвечают общепризнанным международным нормам, отраженным, в частности, в ст. 29 Всеобщей декларации прав человека: "При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе".

Таким образом, ограничения прав и свобод человека и гражданина со стороны российского государства предполагают решение следующих задач: поддержание правопорядка; обеспечение личной безопасности; обеспечение внутренней и внешней безопасности общества и государства; создание благоприятных условий для экономической деятельности и охраны всех форм собственности; учет минимальных государственных стандартов по основным показателям уровня жизни; культурное развитие граждан.

Очевидно, что суть правового ограничения состоит в побуждении граждан к социально полезному поведению, с одной стороны, и сдерживанию социально негативного поведения - с другой. Налицо специфика ограничений государством прав и свобод граждан: права ограничиваются в целях предотвращения противоправных посягательств на полноценную реализацию прав и свобод граждан.

Еще один аспект рассматриваемой темы. В настоящее время, как мировая практика, так и российское законодательство предусматривают правомерность ограничения прав и свобод человека в условиях так называемых особых правовых режимов - чрезвычайного и военного положения. Международная практика применения чрезвычайного и военного положения в различных странах свидетельствует о том, что законодательство большинства зарубежных государств рассматривает эти режимы в качестве правовых институтов, регламентирующих особый порядок осуществления государственной власти в различных ситуациях, когда нормальное функционирование общества и государства невозможно.

При этом введение режимов чрезвычайного или военного положения практически неизбежно связано с ограничениями прав и свобод граждан, приобретающими зачастую неоправданно жесткий характер.

Однако применительно к ограничениям прав человека, действующим в условиях чрезвычайного или военного положения, следует иметь в виду, что они всегда носят кратковременный характер и их необходимость напрямую связана с реальными обстоятельствами, вынуждающими государство применять названные меры.

Отсюда следуют два принципиальных требования: ограничения прав и свобод граждан допустимы только в том случае и в той мере, в каких они:

1) предусмотрены законом конкретного государства;

2) соответствуют нормам международного права.

Эти требования должны стать фундаментальной основой при разработке соответствующего антитеррористического законодательства.

Таким образом, актуализируются следующие теоретические и практические вопросы:

1) какова максимальная степень ограничения прав человека?

2) какие ограничения могут (и могут ли) способствовать искоренению терроризма, а не только предотвращать теракты?

3) какие меры могут быть в этой связи предприняты на уровне Конституции, федеральных законов и подзаконных актов?

4) каково соотношение по данным вопросам федерального законодательства, законов субъектов Российской Федерации и актов местного самоуправления?

В поисках ответов на перечисленные насущные вопросы можно прийти к следующим выводам.

Решая вопрос об охране общественной безопасности и общественного порядка, о пределах ограничения прав человека, отметим, что главным критерием являются положения Конституции РФ; права человека могут быть ограничены только в той степени, в какой это дозволяется положениями Конституции.

И здесь следует иметь в виду, что ст. 56 Конституции РФ предусматривает частный случай таких ограничений (в условиях чрезвычайного положения), который может быть принят за основу при разработке соответствующего законодательства.

Отметим, что согласно ст. 56 Конституции не допускаются ограничения таких прав и свобод, как: жизнь; достоинство личности; частная жизнь, доброе имя, честь; сбор информации о частной жизни; свобода вероисповедания; свобода предпринимательской деятельности; право на жилище; права, связанные с судебной защитой.

Однако среди не подлежащих ограничению нет таких свобод, как тайна переписки и телефонных переговоров; нет и свободы неприкосновенности личности.

Необходимо отметить, что в целом нормы Конституции РФ во многом опережают положения многих международных актов, в том числе Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая предусматривает в интересах национальной безопасности и общественного порядка возможность ограничивать такие права и свободы, как: свобода вероисповедания (ст. 9); свобода выражения мнения (ст. 10); свобода собраний и объединений (ст. 11).

Отметим также, что в англосаксонском праве (наиболее индивидуалистичном) утвердилась концепция о возможности вмешательства в частную жизнь в общественных интересах, например в жизнь общественных деятелей (политиков). И в данном случае конституционный принцип Privacy ("прайвэси") отступает перед общественным интересом.

Таким образом, можно констатировать, что принятие государством жестких мер для предотвращения террористической деятельности на территории страны, сопряженных с ограничением прав и свобод человека (гражданина), должно в максимальной степени соответствовать нормам Основного закона и не выходить за его пределы.

В том случае, когда обстоятельства требуют более жестких подходов к ограничению прав и свобод человека, необходимо вносить соответствующие поправки в Конституцию.

Наличествуют ли такие обстоятельства в настоящее время?

Решая данный вопрос, отметим, что, вероятно, можно было бы вести речь о внесении антитеррористических поправок, тем более что общественное мнение при сложившейся в настоящее время в стране ситуации, возможно, поддержало бы такие нововведения.

Очевидно, можно говорить и о возможности проведения таких поправок через парламент. Однако решать данный вопрос, безусловно, нужно очень осторожно, ибо любое изменение конституционного текста чревато многими политическими последствиями, в том числе и на международном уровне.

Бесспорно, что несколько проще в этом отношении обстоит дело с принятием соответствующего закона, и пример США это наглядно демонстрирует.

В то же время принятие такого антитеррористического закона должно сопровождаться разработкой действенного механизма по его реализации, а значит требует совместных усилий правового, финансового, силового характера. Кроме того, принятие такого закона таит опасность чрезмерного укрепления позиций исполнительной власти в ущерб другим ветвям власти и чревато неограниченным расширением полномочий силовых структур, что, вероятно, может вызвать весьма негативную реакцию как внутри страны, так и со стороны мирового сообщества. Поэтому главным требованием к такому законодательству должна стать неотступность от основных демократических постулатов, в том числе в отношении организации и функционирования государственной власти. Общественная безопасность не должна вуалировать определенные политические интересы.

Например, на одном из заседаний Комиссии Правительства Российской Федерации по законопроектной деятельности рассматривался проект закона, вносящий изменения в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, исключающие из юрисдикции суда присяжных уголовные дела о таких преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства, как "Государственная измена" (ст. 275 УК РФ) и "Шпионаж" (ст. 276 УК РФ). Авторы законопроекта полагали, что рассмотрение присяжными заседателями данных категорий дел, сопряженных зачастую с государственной тайной, создает предпосылки для нанесения ущерба безопасности государства в сфере охраны государственной тайны.

Представляется, что положения такого законопроекта весьма существенно затрагивают демократические принципы, составляющие основу функционирования правосудия в РФ, и не могут быть внедрены в практику.

Ряд мер, носящих в том числе антитеррористический характер, предприняты на подзаконном уровне. Свидетельство тому - активная деятельность антитеррористической направленности полномочных представителей Президента РФ в федеральных округах.

Кроме того, готовятся и соответствующие нововведения на уровне субъектов РФ: предполагается, что первый заместитель губернатора будет координировать антитеррористическую деятельность и иметь непосредственное отношение к силовым структурам.

Что же касается роли регионального и местного законодательства в решении проблемы ограничения прав человека, можно отметить следующее. Если обратиться к Конституции РФ, то, очевидно, что ч. 2 и 3 ст. 55 устанавливают, во-первых, запрет на издание законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина, во-вторых, указывают, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом.

Однако в федеративном государстве необходимо учитывать некоторые региональные особенности в разнообразии мер защиты прав и свобод человека и гражданина, а также иметь в виду специфику законодательства различных субъектов РФ, которые в соответствии с закрепленными Конституцией РФ положениями вправе осуществлять собственное правовое регулирование по вопросам, отнесенным к предметам совместного ведения, до принятия по этим вопросам федеральных законов (защита прав и свобод человека, согласно ст. 72, относится к предметам совместного ведения).

В то же время очевидно, что подобные правомочия должны использоваться субъектами РФ весьма осторожно и носить минимальный характер. В целом же, безусловно, главная роль в деле защиты и гарантирования безопасности человека отводится Российской Федерации.

Таким образом, определяя критерии ограничения прав человека, необходимо исходить из следующих принципиальных позиций:

1) форма ограничения прав человека - федеральный закон. Нормативные акты иного уровня, включая ведомственные, а тем более неопубликованные или носящие закрытый характер, не только не могут устанавливать какие-либо ограничения прав и свобод, но и регулировать порядок и основания их применения, условия, пределы, сроки и другие существенные признаки этих ограничений (Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А.Л. Кононова на Определение Конституционного Суда от 14 июля 1998 N 86-О);

2) цель ограничения прав человека - общественная безопасность. Однако анализ действующего законодательства показывает наличие ряда проблем как теоретического, так и практического свойства.

Во-первых, ни в теории, ни в законодательстве не выработано единого подхода к термину "общественная безопасность". Вероятно, требуют в этом отношении доработки Закон РФ "О безопасности" и Федеральный закон "О борьбе с терроризмом".

Кроме того, отметим, что актуальность обеспечения общественной безопасности уже отражена в Уголовном кодексе, устанавливающем в качестве наказания пожизненное лишение свободы за совершение особо тяжких преступлений против общественной безопасности (ст. 57), однако что именно понимать под общественной безопасностью, в законодательстве на настоящий момент не определено.

Во-вторых, вероятно, следует выявить соотношение понятий "общественная безопасность" и "национальная безопасность", под которой понимается безопасность многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации (Концепция национальной безопасности, утверждена Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. N 1300 (ред. от 10 января 2000 г.));

3) крайняя необходимость как критерий ограничения прав человека (производно от формулировки ч. 3 ст. 55 Конституции РФ "...в той мере, в какой это необходимо в целях...").

Крайняя необходимость может иметь место в тех ситуациях, когда защита прав и свобод людей, а также общественных интересов невозможна иными способами, кроме как посредством ограничения прав человека. Необходимо учитывать, что крайняя необходимость может быть правомерной, только если соблюдаются следующие условия: наличие реального или возможного вреда государственным и общественным интересам; невозможность защиты правоохраняемых благ иными способами; соразмерность вводимых ограничений; причиняемый вред меньше, чем предотвращаемый вред;

4) общий характер таких ограничений - ограничения не носят персонифицированной направленности, их действие распространяется на каждого;

5) соблюдение общепризнанных международных норм и принципов - ограничения прав человека не должны нарушать обязательства Российской Федерации по международному праву;

6) разумная достаточность мер государственного ограничения прав - ограничения могут осуществляться только в той степени, в какой это требуется, однако в любом случае не допускается ограничение фундаментальных прав и свобод человека и дискриминация на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения;

7) соразмерность ограничения прав, свобод и цели, во имя которой ограничиваются права, - безопасность всех рассматривается как приоритет по отношению к соблюдению (гарантированию) определенных свобод каждого отдельного гражданина (человека).

Отметим, что и Конституционный Суд РФ неоднократно подчеркивал, что все ограничения прав и свобод, а также связанных с ними законных интересов могут в силу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ устанавливаться законом только для достижения конституционно значимых целей и должны быть соразмерны им (Определение от 8 февраля 2001 г. N 33-О; Определение от 6 декабря 2001 г. N 310-О);

8) установленные ограничения должны быть четко сформулированы и не допускать произвольного толкования. Норма, ограничивающая права и свободы, должна ясно определять пределы ограничений.

Подводя итог, следует отметить, что существующая действительность диктует необходимость по-новому взглянуть на проблему защиты общественной безопасности и охраны общественного порядка: на сегодняшний момент главным приоритетом государства должно стать обеспечение оптимального (не максимального) объема прав и свобод человека в целях гарантирования безопасной жизнедеятельности общества в целом.

1.2. Соотношение общественного порядка и общественной безопасности личности

Итак, общественная безопасность личности в административно-правовом и управленческом аспектах представляет собой состояние защищенности нормами административного и информационного права определенной совокупности общественных отношений, складывающихся в области жизнедеятельности личности и общества, безопасного функционирования государственных органов, общественных организаций (объединений) и граждан, реализации их прав, свобод и законных интересов.

Достаточно близким к понятию "общественная безопасность" является понятие "общественный порядок" - система общественных отношений, закрепленная нормами права, морали и правилами общежития, определяющая права и обязанности участников этих отношений, призванная обеспечить жизнь, неприкосновенность, честь, достоинство и иные права граждан, охрану государственного и общественного имущества, спокойствие в общественных местах, поддержание необходимых условий для нормального функционирования предприятий, организаций и должностных лиц.

К тому же деятельность по охране общественного порядка является важнейшей частью обеспечения общественной безопасности, поскольку подчинена в значительной степени защите норм организации социального бытия, представляющих, по сути, условия и факторы общественной безопасности.

В связи с этим представляется необходимым принять специальный нормативный правовой акт, который бы определил условия, порядок организации органов охраны общественного порядка, их цели, задачи и функции, условия деятельности и т.д.

Некоторые правоведы в содержание понятия "общественный порядок" включают и общественную безопасность личности.

Так, Горбунова О.Н. пишет: "Общественные отношения, которые создают в государстве обстановку спокойствия и безопасности, составляют систему волевых общественных отношений, совокупность которых можно назвать общественным порядком в узком смысле слова".

Аналогичные высказывания имели место и со стороны Веремеенко И.И. Он считает, что общественный порядок как определенная правовая категория представляет собой обусловленную потребностями развития общества "систему общественных отношений, возникающих и развивающихся в общественных местах в процессе общения людей, правовое и иное социальное регулирование которых обеспечивает личную и общественную безопасность граждан и тем самым обстановку спокойствия, согласованности и ритмичности общественной  жизни".

Специалисты в области уголовного права также пытались дать определение общественному порядку и соотношению общественного порядка и общественной безопасности личности.

К примеру, П.Ф. Гришаев пишет, что под общественным порядком следует понимать порядок, регулирующий отношения между членами общества, согласно которому каждый из них обязан соблюдать правила в обществе, как закрепленные в правовых нормах, так и в нормах морали. Соблюдение этих правил поведения всеми гражданами гарантирует общественную безопасность, то есть безопасные условия повседневной жизни и деятельности членов общества.

Ими высказаны точки зрения прямо противоположные тем, которые отстаивают Горбунова О.Н. и Веремеенко И.И. Например, А.В. Готовцев утверждает, что коль "общественный порядок - это обеспечение безопасности людей, то общественная безопасность - это и сохранность имущества, и нормальная работа источников повышенной опасности, представляющих угрозу для человека и общества. Отсюда следует вывод, что общественная безопасность несколько шире общественного порядка".

В литературе можно встретить и такие суждения, согласно которым между общественным порядком и общественной безопасностью фактически нет различий.

Данные утверждения нельзя признать безупречными. Против них прямо

высказались некоторые авторы.

Законодатель возлагает на органы по охране общественного порядка и общественной безопасности, с одной стороны, охрану общественного порядка, а с другой - обеспечение общественной безопасности, также может быть одним из доказательств того, что с позиций законодателя общественный порядок и общественная безопасность - это разные, не включаемые в содержание друг друга понятия.

Полностью согласны со сформулированным Зарубиным В.И. определением общественного порядка. Под общественным порядком он понимает урегулированные нормами права и морали общественные отношения в своей совокупности, обеспечивающие общественное спокойствие, общепринятые нормы поведения, нормальную деятельность предприятий, учреждений и организаций, транспорта, сохранность всех видов собственности, а также уважение общественной нравственности, чести и достоинства граждан.

Как правильно отмечает Яценко С.С., если общественный порядок воплощается в создании обстановки общественного спокойствия, благоприятных внешних условий жизнедеятельности людей, что обеспечивает нормальный ритм общественной жизни, то общественная безопасность проявляется в создании безопасных условий при обращении с источниками повышенной опасности и проведении работ повышенной опасности.

Существенные различия между понятиями "общественный порядок" и "общественная безопасность" связаны с нормативными средствами урегулирования данных явлений.

Общественный порядок достигается в результате упорядочения общественных отношений с помощью всех форм нормативного регулирования, тогда как общественная безопасность - только с использованием правовых и технических норм.

Общественный порядок милиция охраняет, а общественную безопасность обеспечивает.

1.3. Правовые основы осуществления обеспечения общественного порядка и общественной безопасности личности

В систему обеспечения общественной безопасности и общественного порядка должно быть включено законодательство, регламентирующее отношения в сфере безопасности.

Одним из главных направлений совершенствования системы обеспечения общественной безопасности и общественного порядка является создание научно обоснованной концепции законодательства в этой области, которая должна способствовать укреплению системных связей, выработке стратегических и тактических приоритетов законотворческой деятельности в этой области, определить последовательность принятия и совершенствования необходимых законов, исходя из потребности граждан, общества и государства в целом.

В законодательство по обеспечению общественной безопасности должно органично вписаться "чрезвычайное" законодательство.

За последнее десятилетие в сфере обеспечения общественной безопасности и общественного порядка принято 50 федеральных законов, десятки указов Президента Российской Федерации, более 100 постановлений Правительства РФ, значительное количество нормативных актов субъектов РФ.

Юридической базой формирования законодательства в исследуемой области является Конституция РФ, что в определенной мере обеспечивает целостность всей системы общественной безопасности и общественного порядка, взаимную согласованность разноуровневых нормативных правовых актов, общность их исходных принципов.

Систему статусных нормативных правовых актов Российской Федерации составляют федеральные конституционные законы. Федеральные законы охватывают конкретную сферу общественных отношений.

На сегодняшний день сложилась ситуация, когда не только не существует целостной системы законодательства в сфере обеспечения общественной безопасности и общественного порядка, но и правовое регулирование охватывает только часть общественных отношений, связанных с противодействием различного рода опасностям и угрозам.

Для подтверждения этого факта можно привести лишь некоторые нормативные правовые акты, принятые и вступившие в действие в последние годы.

Конституция РФ 1993 г. отражает те изменения, которые произошли в экономике, политике, идеологии России за предшествующие годы.

Она закрепляет основные права и свободы гражданина, органически включает их во все остальные конституционные институты, создает структуры, процедуры и нормы, необходимые для защиты и осуществления конституционных прав и свобод человека.

Основные положения Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов в области обеспечения общественной безопасности и общественного порядка раскрывают законы низшего уровня.

Следует оговориться, что такое деление достаточно условно, поскольку часть законов ("О Правительстве Российской Федерации", "О безопасности", "О милиции", "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации", "О государственной границе Российской Федерации", а также ряд других законов) рассматривает проблему, учитывая весь спектр проблем обеспечения общественной безопасности и общественного порядка.

Но есть достаточно большое количество законов, которые можно уверенно отнести к той или иной части законодательства по обеспечению общественной безопасности и общественного порядка.

К ним можно отнести Законы "О чрезвычайном положении", "О судебной системе Российской Федерации", "О борьбе с терроризмом", "О противодействии экстремистской деятельности", "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера", "О пожарной безопасности", "Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей", "Об использовании атомной энергии", "О радиационной безопасности", "Об информации, информатизации и защите информации" и некоторые другие.

Представляется необходимым коротко охарактеризовать некоторые из перечисленных выше Законов.

В соответствии с Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. "О Правительстве Российской Федерации" Правительство РФ является высшим исполнительным органом государственной власти Российской Федерации, принципами деятельности которого являются верховенство Конституции, федеральных конституционных и федеральных законов, народовластие, федерализм, разделение властей, ответственность, гласность и обеспечение прав и свобод человека и гражданина.

Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. "О милиции" определяет задачи милиции; принципы ее деятельности; обязанности и права ее сотрудников; условия применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия; порядок прохождения службы и гарантии правовой и социальной защиты сотрудников.

Круг других задач сотрудников милиции определяется обязанностью принимать при авариях, катастрофах, пожарах, стихийных бедствиях и других чрезвычайных событиях неотложные меры по спасению людей и оказанию им первой медицинской помощи, а также по охране имущества, оставшегося без присмотра; участвовать в соответствии с законом в обеспечении правового режима чрезвычайного или военного положения в случае их введения, а также при проведении карантинных мероприятий во время эпидемий и эпизоотий (п. 13, ст. 10).

Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" является базовым в области ЧС природного и техногенного характера.

Он определяет общие для Российской Федерации организационно-правовые нормы в области защиты граждан России, иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, всего земельного, водного, воздушного пространства в пределах России или ее части, объектов производственного и социального назначения, а также окружающей природной среды при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера.

Федеральный закон от 31 мая 1996 г. "Об обороне" устанавливает основы и организацию обороны Российской Федерации, полномочия органов государственной власти России, функции органов власти субъектов РФ, права и обязанности граждан Российской Федерации в области обороны, силы и средства, привлекаемые для обороны, ответственность за нарушение законодательства в этой области.

Федеральный закон от 12 февраля 1998 г. "О гражданской обороне" установил систему общегосударственных мероприятий, реализуемых в целях защиты населения, материальных и культурных ценностей, территории страны от опасностей, возникающих в чрезвычайных ситуациях, в том числе и при военных действиях и вследствие этих действий.

Федеральный закон от 6 февраля 1997 г. "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" определил назначение, правовые основы, принципы деятельности, полномочия внутренних войск МВД России, порядок выполнения ими возложенных задач, установил гарантии правовой и социальной защиты военнослужащих и членов их семей.

Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации" закрепил принципы осуществления судебной власти и единство всей судебной системы, определил ее структуру (федеральные суды, суды субъектов РФ), статус судей и т.д.

Закон ввел институт мировых судей, осуществление судопроизводства с участием присяжных, арбитражных заседателей, предусмотрел учреждение специализированных федеральных судов по рассмотрению гражданских и административных дел.

Федеральный закон от 25 июля 1998 г. "О борьбе с терроризмом" является базовым законом в системе правового обеспечения борьбы с терроризмом. В нем изложены порядок координации деятельности осуществляющих борьбу с терроризмом федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, общественных объединений и организаций независимо от форм собственности.

В Законе впервые сформулированы понятия терроризма, террористической деятельности и акции, контртеррористической операции и др.

Федеральный закон от 21 ноября 1995 г. "Об использовании атомной энергии" определяет правовую основу и принципы регулирования отношений, возникающих при использовании атомной энергии, направлен на защиту здоровья и жизни людей, охрану окружающей среды, защиту собственности при использовании атомной энергии, призван способствовать развитию атомной науки и техники, содействовать укреплению международного режима безопасного использования атомной энергии.

Федеральный закон от 29 декабря 1994 г. "О государственном материальном резерве" устанавливает общие принципы формирования, размещения, хранения, использования, пополнения и обновления запасов государственного материального резерва и регулирует отношения в данной области.

Федеральный конституционный закон Российской Федерации от 30 мая 2001 г. "О чрезвычайном положении" определяет обстоятельства, порядок введения чрезвычайного положения - особого правового режима деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, их должностных лиц, общественных объединений, вводимого на всей территории Российской Федерации или в ее отдельных местностях и допускающего отдельные ограничения прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, прав организаций и общественных объединений, а также возложение на них дополнительных обязанностей.

В соответствии со ст. 37 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" военнослужащий, а также гражданин, проходящий военные сборы, считаются исполняющими обязанности военной службы в случаях: участия в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и военного положения, а также в условиях вооруженных конфликтов; исполнения должностных обязанностей; несения боевого дежурства, боевой службы, службы в гарнизонном наряде, исполнения обязанностей в составе суточного наряда; участия в учениях или походах кораблей; выполнения приказа или распоряжения, отданных командиром (начальником); нахождения на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени или в другое время, если это вызвано служебной необходимостью; нахождения в служебной командировке; нахождения на лечении, следования к месту лечения и обратно; следования к месту военной службы и обратно; прохождения военных сборов; нахождения в плену (за исключением случаев добровольной сдачи в плен), в положении заложника или интернированного; безвестного отсутствия - до признания военнослужащего в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявления его умершим; защиты жизни, здоровья, чести и достоинства личности; оказания помощи органам внутренних дел, другим правоохранительным органам по защите прав и свобод человека и гражданина, охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности; участия в предотвращении и ликвидации последствий стихийных бедствий, аварий и катастроф; совершения иных действий, признанных судом совершенными в интересах личности, общества и государства.

Федеральный закон "О системе государственной службы Российской Федерации" впервые дал определение правоохранительной службе. Законодатель определил этот вид федеральной государственной службы как профессиональную служебную деятельность граждан на должностях правоохранительной службы в государственных органах, службах и учреждениях, осуществляющих функции по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, по борьбе с преступностью, по защите прав и свобод человека и гражданина.

Однако представленная дефиниция в настоящее время не применяется, поскольку до сих пор не принят и соответственно не введен в действие отдельный федеральный закон о правоохранительной службе. А необходимость введения в действие такого закона обусловлена ст. 19 данного законодательного акта.

Как видно, правоохранительная служба отличается от иных видов государственной службы, главным образом военной, своими функциями. Речь в данном случае идет не о военной обороне и военной безопасности государства, а о внутригосударственной безопасности, законности, правопорядке, борьбе с преступностью и защите прав и свобод человека и гражданина.

Пока не принят самостоятельный федеральный закон о правоохранительной службе, определить, какие субъекты осуществляют правоохранение и соответственно являются правоохранительными органами, непросто. Однако некоторые выводы можно сделать на основании анализа действующего правового материала.

Так, по смыслу Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов"   (с последующими изм. и доп. по сост. на 30 июня 2003 г.) правоохранение осуществляют: прокуроры; следователи; лица, производящие дознание; лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность; сотрудники органов внутренних дел, осуществляющие охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров; сотрудники органов федеральной службы безопасности; сотрудники органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Правоохранительные функции указанных субъектов закреплены в Законе Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции"  (с последующими изм. и доп. по сост. на 7 июля 2003 г.), Федеральных законах от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ "О федеральной службе безопасности" (с последующими изм. и доп. по сост. на 30 июня 2003 г.), от 12 августа 1995 г. N 144 "Об оперативно-розыскной деятельности" (с последующими изм. и доп. по сост. на 30 июня 2003 г.), от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации"  (с последующими изм. и доп. по сост. на 30 июня 2003 г.) и других нормативных правовых актах.

В УК РФ достаточно полно воплощены гуманистические начала уголовного права, последовательно реализован принцип приоритета общечеловеческих ценностей. Он ориентирован на охрану от преступных посягательств жизни, здоровья, чести, достоинства, прав и свобод граждан, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя страны, на обеспечение мира и безопасности, а также на предупреждение преступлений. Эти особенности закреплены в УК в первую очередь в положениях, провозглашающих его правоохранительные задачи.

Известно, что уголовное законодательство должно отличаться точностью формулировок и терминологии, ибо иной вариант - путь к нарушению законности и фактор, порождающий всякого рода схоластические теоретизирования. В этой связи весьма "упречным" представляется раздел IX УК РФ, где нестыковка в названии раздела и входящих в него глав привела по сути к каламбурной ситуации. Рассмотрим ее.

Раздел называется "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка". Однако ни одна из входящих в этот раздел глав не содержит в своем названии такой категории, как "общественный порядок". Что же получается: понятием "общественный порядок" теперь будет охватываться в данном разделе все то, что не подпадает под гл. 24 "Преступления против общественной безопасности"? Или в Кодексе вообще отсутствуют составы преступлений, непосредственно посягающих на общественный порядок?

Ситуация усугубляется еще тем, что в главу о преступлениях против общественной безопасности включены составы хулиганства (ст. 213) и вандализма (ст. 214). Заметим, что в УК других государств ближнего зарубежья указанные деяния традиционно относятся к преступлениям против общественного порядка.

Нестандартная ситуация приводит к нестандартным решениям. В частности, в одном из российских учебников при рассмотрении объекта хулиганства (автор главы - проф. В. Ткаченко) указывается: "Хотя новый УК относит данное преступление к посягательствам на общественную безопасность, его непосредственным объектом является общественный порядок

как одна из сфер общественной безопасности".

Такую позицию нельзя признать убедительной, поскольку общественная безопасность и общественный порядок - самостоятельные явления действительности и самостоятельные объекты преступных посягательств, что прямо вытекает из самого названия соответствующего раздела IX УК России.

Как справедливо заметил В. Тихий, "общественная безопасность, общественный порядок и народное здоровье хотя и взаимосвязаны между собой, но не могут отождествляться, поскольку они обладают определенной самостоятельностью".

При создавшейся в УК РФ ситуации у такого понятия, как "общественный порядок", сейчас гораздо больше возможностей охватить другие сферы деятельности людей, чем у общественной безопасности, ибо категория "общественная безопасность" имеет собственную главу в разделе, а категория "общественный порядок" - не имеет и присутствует только в названии раздела, в результате чего создается иллюзия, что речь идет не о равнопорядковых объектах посягательства, а о некоей соподчиненности объектов, вхождении одного в другой.

Поэтому выход надо искать не в теоретизировании о существующей в законе неточности, а в устранении ее. В этой связи интересными представляются предложения В. Комиссарова. "Особого разговора, - пишет он, - заслуживает вопрос об определении места в предлагаемой системе таких преступлений, как хулиганство (ст. 213) и вандализм (ст. 214).

Традиционно эти преступления относились к преступлениям против общественного порядка, и родовым объектом этих преступлений признавался общественный порядок. УК 1996 года в отличие от предыдущих Кодексов не выделяет такой родовой объект, как общественный порядок, следовательно, не может быть определен круг деяний, посягающих на общественный порядок. Относить хулиганство и вандализм к преступлениям против общественной безопасности нет оснований...

По нашему мнению, хулиганство и вандализм относятся к преступлениям, посягающим на общественную нравственность...

Место этих преступлений в одном ряду с такими деяниями, как уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243), надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244), жестокое обращение с животными (ст. 245), с которыми они схожи по ряду признаков".

Безусловно, хулиганство и вандализм схожи с указанными В. Комиссаровым преступлениями, но один лишь их перенос из гл. 24 в гл. 25 УК РФ решает только одну проблему - исключение из главы о преступлениях против общественной безопасности не относящихся к ней составов.

Однако при этом опять-таки сохраняется проблема "подвешенности" в УК категории "общественный порядок", которую возможно разрешить двояко: либо "засветить" это понятие в названии той главы, где находятся составы хулиганства и вандализма, либо вообще исключить это понятие из УК РФ.

При этом, как представляется, сама возникшая проблема есть результат обычной технической недоработки в законотворческой деятельности, а не проявление какой-то непостижимой мудрости законодателя.

Нет же этой проблемы в УК других постсоветских государств, поскольку в названиях тех глав и разделов, где находятся составы хулиганства и вандализма, четко обозначен действительный объект этих преступлений - общественный порядок.

В техническом плане это выполнено, конечно, по-разному, но во всех случаях понятие "общественный порядок" конкретно обозначено и имеет под собой "твердую почву".

В одних УК эти составы объединены (как в УК России) с составами преступлений против общественной безопасности, поэтому глава так и называется "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" (УК Туркменистана, Грузии, Казахстана), в других - объединены с преступлениями против нравственности и выделены в самостоятельные раздел или главу под названием "Преступления против общественного порядка и нравственности" (УК Таджикистана, Беларуси, Украины), в третьих - составы преступлений против общественного порядка обозначены в отдельной главе с названием "Преступления против общественного порядка" и не объединены ни с какими другими составами (УК Узбекистана).

Думается, для устранения существующей в УК РФ неточности есть два способа: 1) простой, но не оптимальный; 2) усложненный, но оптимальный. Первый способ заключается в том, чтобы всего лишь дополнить название гл. 24 УК РФ словами "и общественного порядка".

Второй основан на учете предложения проф. В. Комиссарова о перемещении преступлений против общественного порядка из главы о преступлениях против общественной безопасности в главу, предусматривающую ответственность за преступления против нравственности. Но при этом название главы (25 УК РФ) также необходимо будет дополнить словами "и общественного порядка".

Существенную часть законодательства Российской Федерации в сфере обеспечения общественной безопасности и общественного порядка  составляет законодательство субъектов России.

Меры по обеспечению законности, правопорядка, общественной безопасности (п. "б"); по охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности (п. "д"); осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий (п. "з") находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72 Конституции).

Органы местного самоуправления (ст. 132 Конституции) осуществляют охрану общественного порядка, меры по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и борьбе с преступностью.

Глава 2. Административно-правовой механизм обеспечения общественного порядка и общественной безопасности личности

2.1. Система органов, осуществляющих охрану общественного порядка и общественной безопасности личности

Основой системы органов охраны общественного порядка и общественной безопасности в Российской Федерации должны стать органы охраны общественного порядка и общественной безопасности в муниципальных образованиях как наиболее многочисленная часть всей системы, выполняющая основные задачи и функции. Руководить ими должны органы местного самоуправления.

При организации взаимодействия муниципальных органов охраны общественного порядка и общественной безопасности сложнейшим остается вопрос их взаимоотношений и взаимодействия с федеральными и территориальными органами охраны общественного порядка и общественной безопасности, другими органами системы обеспечения общественной безопасности. Видимо, на уровне органов местного самоуправления должен быть создан орган управления, который бы взял на себя выполнение этих и других управленческих функций.

Основными функциями муниципальных органов охраны общественного порядка должны стать предупреждение и пресечение преступлений, охрана общественного порядка и безопасности, особенно в общественных местах.

Понятно, что в целях формирования муниципальных органов охраны общественного порядка потребуется значительно изменить действующее законодательство, а также принять ряд новых нормативных правовых актов.

Хотелось бы высказать ряд проблем по поводу формирования общефедеральной системы обеспечения общественной безопасности.

При формировании разноуровневой системы обеспечения общественной безопасности требуется учитывать два, казалось бы, противоречивых принципа: единоначалия и распределения полномочий. С одной стороны, руководитель высшего уровня должен быть наделен всей полнотой власти и ответственности, с другой - без передачи части функций на более низкий уровень, без консультаций и согласований невозможно устранить неизбежные разногласия и конфликты при принятии и исполнении решений.

Чем выше степень угрозы общественной безопасности, тем сложнее должна быть система ее обеспечения, больше создается уровней управления, а, следовательно, и процесс обеспечения общественной безопасности более сложен и длителен.

Практика показала, что создаваемые системы, временные органы управления не всегда адекватны возникшей угрозе. Порой сил и средств одного субъекта РФ (одного уровня) достаточно, чтобы предотвратить или ликвидировать саму угрозу, а также возможные негативные последствия. Вместе с тем, создавая мощную группировку сил и средств различных министерств и ведомств РФ, приходится сталкиваться с многочисленными проблемами правового и организационного характера.

Практика подтвердила мнение, что система обеспечения общественной безопасности и общественного порядка должна иметь как минимум три уровня управления.

Первый уровень, так называемый тактический (территориальный), - наиболее простой и включает в себя силы и средства территориальных подразделений, дислоцированных на этой территории. В этот уровень должны войти муниципальные органы охраны общественного порядка.

Второй уровень, региональный, является более высоким по сравнению с предыдущим, значительно отличается от него и включает в себя подразделения субъекта Федерации, расположенные в его границах. На наш взгляд, это основной уровень в первую очередь по объему решаемых задач.

Третий уровень управления, стратегический (в некоторых источниках его называют еще политическим), включается в работу, когда возникает угроза безопасности значительной части населения страны, требуются дополнительные и значительные усилия для устранения угрозы или ликвидации негативных последствий.

Руководит оперативным штабом Президент Российской Федерации или Председатель Правительства. В его состав входят представители министерств и ведомств, задействованных для ликвидации ЧС.

В последние годы все больше говорят и пишут еще об одном уровне управления. На сегодняшний день он в практической деятельности применяется крайне редко, хотя в последние годы получает все большую научную проработку и практическую реализацию. Это связано с введением в Российской Федерации института полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральном округе, созданием правоохранительных структур в федеральных округах и т.д.

Для немедленного и адекватного реагирования на возникающие угрозы, которые охватывают территорию более одного субъекта РФ, в системе органов власти федеральных округов следует создать структуры, задачей которых было бы обеспечение общественной безопасности и общественного порядка.

Следует еще раз подчеркнуть, что при создании различных структур на всех уровнях системы обеспечения общественной безопасности особое значение имеет функциональный подход. Все эти структуры должны в основном определяться задачами и функциями.

Процесс формирования функциональной структуры должен идти снизу, с определения задач, стоящих перед низовыми элементами системы, в первую очередь в муниципальных образованиях. Задачи и функции элементов обеспечения общественной безопасности в субъекте Российской Федерации, в свою очередь, определяются общественно-политической, социально-экономической и т.д. ситуацией в субъекте.

Система обеспечения общественной безопасности в целом должна не только в полном объеме соответствовать общероссийской системе национальной безопасности, но и быть ее составной частью. Более того, следует проработать вопрос об органичном включении системы обеспечения общественной безопасности в единую государственную систему предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. РСЧС, изначально призванная противодействовать только ЧС природного и техногенного характера, в настоящее время все больше и больше принимает участие в противодействии ЧС и социального характера.

Итак, систему безопасности образуют органы законодательной, исполнительной и судебной властей, государственные, общественные и иные организации и объединения, граждане, принимающие участие в обеспечении безопасности в соответствии с законом, а также законодательство, регламентирующее отношения в сфере безопасности.

Основным субъектом обеспечения безопасности личности и общественного порядка является государство, осуществляющее функции в этой области через органы законодательной, исполнительной и судебной властей. Государство в соответствии с действующим законодательством обеспечивает безопасность каждого гражданина на территории Российской Федерации. Гражданам Российской Федерации, находящимся за ее пределами, государством гарантируется защита и покровительство.

Органы законодательной власти определяют основные направления и приоритеты в защите жизненно важных интересов объектов безопасности; формируют сферу правового регулирования отношений обеспечения безопасности; устанавливают порядок организации и функционирования органов обеспечения безопасности; осуществляют контроль за их деятельностью и т.д.

Реализация положений Конституции Российской Федерации, федеральных законов, других нормативных правовых актов возложена на исполнительную власть в лице Президента и Правительства Российской Федерации.

Судебные органы обеспечивают: защиту конституционного строя в Российской Федерации, осуществляют правосудие по делам о преступлениях, посягающих на безопасность личности, общества и государства; обеспечивают судебную защиту граждан, общественных и иных организаций и объединений, чьи права были нарушены, и т.д.

Граждане, общественные и иные организации и объединения являются субъектами безопасности, обладают правами и обязанностями по участию в обеспечении безопасности и общественного порядка в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством органов власти субъектов Российской Федерации, их нормативными правовыми актами, принятыми в пределах их компетенции в данной сфере.

Государство обеспечивает правовую и социальную защиту гражданам, общественным и иным организациям и объединениям, оказывающим содействие в обеспечении безопасности в соответствии с законом.

Основные задачи в области обеспечения общественной безопасности осуществляет Президент Российской Федерации. Он возглавляет Совет Безопасности Российской Федерации, определяет стратегию внутренней и внешней безопасности; контролирует и координирует деятельность государственных органов обеспечения безопасности; в пределах определенной законом компетенции принимает оперативные решения по обеспечению безопасности; представляет Федеральному Собранию ежегодный доклад об обеспечении национальной безопасности Российской Федерации и основных задачах политики национальной безопасности на краткосрочную, среднесрочную и долгосрочную перспективу.

Координирующим межведомственным органом системы обеспечения национальной безопасности является Совет Безопасности Российской Федерации. Он обеспечивает реализацию функций Президента Российской Федерации по управлению государством, формированию внутренней, внешней и военной политики в области безопасности, сохранению государственного суверенитета России, поддержанию социально-политической стабильности в обществе, защите прав и свобод граждан.

2.2. Меры пресечения в борьбе с правонарушениями, посягающими на общественный порядок

Проект Кодекса РФ об административных правонарушениях подготавливался не один год, этим занимались комиссии двух составов Государственной Думы. Характерно, что члены комиссий длительное время придерживались привычной точки зрения о том, что административное правонарушение в отличие от преступления не может посягать на общественную безопасность.

Но, в конце концов, от таких несовместимых с реальной действительностью взглядов пришлось отказаться. В Кодексе в перечень задач, поставленных перед административным законодательством, впервые была включена охрана общественной безопасности и общественного порядка.

То, что возможность административных правонарушений посягать на общественную безопасность признана законодательством, в современных условиях высокого уровня технизации общества имеет важнейшее значение для обеспечения его безопасности.

Сам по себе этот факт еще далеко не исчерпывает проблемы. Подход к ее решению требует ответа на многие вопросы.

Задача заключается в том, чтобы сформировать представление о подлинном составе административного правонарушения, посягающего на общественную безопасность и общественный порядок, в полном взаимодействии образующих его признаков.

Составы таких проступков связаны главным образом с нарушением правил обращения с техникой и веществами, способными причинить вред. Разрешая такую задачу, прежде всего, необходимо разобраться в механизме причинения вреда, установить, каким образом действия лица, являющиеся проявлением его воли, приводят к такому изменению обстановки, которое сопровождается причинением вреда, выявить существенные черты реально совершаемых деяний и последствий, обозначить их в качестве признаков и представить в виде состава правонарушения.

Общественная безопасность, выступающая в качестве объекта правонарушения, обычно рассматривается как определенные общественные отношения. Но в данном случае такое разъяснение представляется недостаточным. Безопасное функционирование техники, в которой сконцентрирована огромная энергия и масса веществ, способных причинить вред, контролируется разумной волей человека, разрабатывающего и соблюдающего правила и нормы обращения с ними. При этом человек вступает во взаимодействие с другими людьми и вместе с тем определенным образом воздействует на предметы материального мира, подчиняющиеся естественным законам. Общественные отношения и материальный мир с присущими ему естественными законами образуют реальную действительность.

Таким образом, можно говорить о том, что общественная безопасность - это состояние реальной действительности, исключающее возможность причинения вреда жизни, здоровью людей, имуществу и живой природе, поскольку оно контролируется разумной волей человека, руководствующегося в своих действиях соответствующими правилами и нормами.

В качестве примера служит такое состояние общественной безопасности, как безопасность дорожного движения. Здесь безопасность - такое состояние процесса дорожного движения, которое исключает возможность совершения дорожно-транспортного происшествия, ибо человек сохраняет возможность управления машиной по своей разумной воле, руководствуясь требованиями правил дорожного движения.

Следующий вопрос, имеющий важнейшее значение для выявления механизма создания угрозы причинения вреда, а затем и ее реализации, - это выявление связи между действиями лица, нарушающего правила и нормы, и объектом правонарушения. Каким путем происходят такие изменения в объекте, которые могут привести и приводят к причинению реального вреда? Изучение фактически происходящих событий позволяет получить исчерпывающий ответ на этот вопрос.

Безопасное состояние объекта разрушается, когда нарушение правил или норм приводит к потере контроля за функционированием техники или состоянием веществ, способных причинить вред, возникает реальная угроза причинения вреда. На дальнейшее развитие событий лицо, создавшее угрозу причинения вреда, повлиять уже не может. Вышедшие из-под власти человека силы способны при определенных условиях причинить вред объектам, выступающим в качестве факультативных.

К чему следует относить угрозу - к действию или к последствию? Как представляется, угроза - завершающий момент действия, его результат, но в то же время и полноценное последствие, выступающее в качестве признака состава. Угроза занимает свое место в пространстве и во времени, обладает качественной определенностью - наличием неконтролируемых сил, способных причинить вред. Именно такое соотношение действия, заключающегося в нарушении правил и норм, создающего реальную угрозу причинения вреда, и самой угрозы, оцениваемой как последствие деяния, позволяет представить состав административного правонарушения, посягающего на общественную безопасность (равно как и преступления) в полной взаимосвязи, в единстве его признаков.

Административное правонарушение в законодательстве рассматривается как виновное действие (бездействие). Предлагаемое представление о единстве состава административного правонарушения, в котором действие и его последствие органически связаны друг с другом, не вызывает необходимости определять характер отношения виновного к каждому из них в отдельности, а позволяет и обязывает устанавливать форму вины в совершении правонарушения в целом, по характеру отношения к действию - правонарушению, создающему реальную угрозу причинения вреда, и к последствию - самой угрозе, которые едины. Иначе говоря, форма вины определяется характером отношения к созданию угрозы, т.е. опасности для общества.

Условия, в которых действуют неконтролируемые вредоносные силы, могут быть такими, что угроза причинения вреда исчезнет и состояние безопасности восстановится либо, наоборот, она превратится в действительность, поражая дополнительные объекты. В последнем случае представляет интерес характер отношения лица, создавшего угрозу, к причинению вреда дополнительным объектам, который обычно рассматривается как форма вины по отношению к последствию. Здесь следует сказать, что последствие - это сложный процесс, который образуется отдельными элементами, связанными между собой естественными закономерностями. Например, при дорожно-транспортном происшествии происходит удар, способный вызвать опрокидывание, загорание, взрыв и т.д. Но начало этого процесса - аварийная обстановка, создаваемая виновным, и характер его отношения к поражению дополнительных объектов не могут рассматриваться в качестве самостоятельной формы вины, а вытекают из формы вины в создании аварийной обстановки, т.е. правонарушения в целом.

Следует заметить, что ответственность за нарушения правил дорожного движения в административной правоприменительной деятельности представляется наиболее острой проблемой. Законодательство изменялось многократно - то в сторону ужесточения санкций в интересах обеспечения безопасности, то в сторону смягчения - предупреждения придирок и произвола. Веские доводы приводились в подтверждение как одной, так и другой точки зрения. Это противоречие проявлялось и при обсуждении проекта КоАП в Государственной Думе.

Важнейшей, на мой взгляд, причиной возникновения разногласий в оценке принимаемых мер служит несовершенство издаваемых комментариев. Все нарушения правил в них рассматриваются как умышленные, хотя в действительности это не так: значительная их часть совершается по неосторожности - неопытности, невнимательности и т.д. В то же время, как отмечалось, наиболее опасные нарушения, создающие угрозу жизни и здоровью людей, аварийную обстановку, не выделяются. И те вопросы, на которые нормативные документы исчерпывающего ответа не дают, работник правоприменительных органов решает по своему настроению, руководствуясь собственной точкой зрения и накопленным опытом.

Принятие нового КоАП РФ должно послужить поводом для коренного совершенствования административной правоприменительной деятельности, обеспечения положения, при котором сила закона будет целенаправленно и эффективно использоваться для укрепления общественного порядка и безопасности, а принимаемые меры воздействия будут находить понимание общественности.

В решении этой задачи первоочередной мерой является выпуск доброкачественных комментариев КоАП, содержание которых должно быть тесно увязано между собой. Комментарии к Общей части должны быть подготовлены высококвалифицированными специалистами, не обремененными устоявшимися, но явно устаревшими взглядами, способными глубоко проанализировать механизм современных реально происходящих событий, дать им такую юридическую характеристику, которая позволила бы практическим работникам быстро находить бесспорное решение.

Если комментирование законодательства и разъяснения по его применению будут подготовлены на достаточно высоком уровне, можно ожидать как укрепления общественного порядка и безопасности, так и повышения доверия и уважения к правоприменительным органам.

2.3. Ответственность в сфере охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности

Принятие Конституции РФ в 1993 году было знаковым событием, поворотом к общепризнанным принципам и нормам международного права и международных договоров Российской Федерации. В Основном законе закреплено, что эти международные договоры являются составной частью правовой системы страны.

В п. 4 ст. 15 Конституции РФ определено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. В связи с этим обеспечение безопасности граждан, защита их прав и свобод в сфере охраны общественного порядка приобретают не только внутригосударственное, но и международное значение.

В ст. 1 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., закреплено: все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Наличие столь важных документов глобального значения обязывает к дальнейшему укреплению общественного порядка на основе действующего законодательства и практики его применения.

Актуальность проблемы применения мер административного наказания в сфере охраны общественного порядка требует четко разработанного перечня таких мер, поскольку из года в год отмечается все большая распространенность административно наказуемых нарушений общественного порядка.

Отсутствие консолидированного административно-правового акта, который отвечал бы духу и букве Конституции РФ, вынуждает правоприменяющие органы при наложении административного наказания руководствоваться административным усмотрением, поскольку не всегда представляется возможным регламентировать правом связь каждого фактического положения с точно определенными юридическими последствиями.

В процессе решения задач орган или должностное лицо в силу необходимости применяют административное усмотрение в пределах, допускаемых правом.

Например, в ст. 20.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административное наказание определено в виде штрафа от 5 до 10 минимальных размеров оплаты труда или административного ареста на срок до 15 суток.

Отсутствие критериев по наложению того или иного административного наказания ставит перед необходимостью руководствоваться административным усмотрением. Отсюда возникает проблема законности, которая все больше утверждает себя как объективная необходимость.

Различными административно-правовыми актами предусмотрены разные пределы усмотрения. Таким образом, органу, должностному лицу, осуществляющим исполнительную деятельность, предоставляется выбор, определенная степень свободы принятия наиболее целесообразного (по их мнению) решения в рамках правовых норм. Представляется, что такое административное усмотрение по применению мер административного наказания должно быть максимально ограничено нормой права.

Следует согласиться с В.Н. Дубовицким, который пишет: "...само требование соответствия интересам государства и граждан может иногда страдать противоречивостью, ибо требования интересов государства и личности не всегда совпадают.

Задача административного права в связи с этим - дать толкованиям "цель закона" и "интересы государства и граждан" объективные основания с тем, чтобы сузить пределы административного усмотрения там, где это нежелательно".

Вероятно, важное значение при этом будет иметь научная обоснованность административно-правовых актов. Полагаем, что в сфере применения административных наказаний необходимо усилить роль прокурорского, судебного надзора.

Укреплению законности в этом важном вопросе также будет способствовать максимальное сокращение ведомственных нормативных актов по мерам административного наказания, применяемым в сфере охраны общественного порядка в целях защиты прав и свобод граждан.

Заслуживает одобрения то, что в КоАП РФ определена необходимость соответствия принципам Конституции РФ позиции, связанной с применением административной ответственности к физическим и юридическим лицам. В Кодексе сказано, что такая ответственность может быть установлена только федеральным законом либо законом субъекта Российской Федерации, и это существенно повысило гарантии прав лиц, привлекаемых к административной ответственности.

Следует считать положительным тот факт, что в КоАП РФ сохранен принцип особо строгой ответственности должностных лиц, расширен перечень составов административных правонарушений, дано понятие "должностное лицо". С учетом ст. 71 Конституции РФ в Кодексе предусмотрена ответственность за правонарушения, посягающие на конституционные права граждан. В главе 23 КоАП РФ - "Судьи, органы, должностные лица, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях" - детально регламентируется компетенция субъектов административной юрисдикции по делам об административных правонарушениях, предусмотренных Особенной частью данного нормативного акта.

Полагаем, что с позиции защиты прав и свобод граждан возможность допускать к административным делам адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (в качестве защитников и представителей), с момента административного задержания лица, привлекаемого к административной ответственности, или составления протокола об административном правонарушении, оправданна. Они (защитники и представители) могут знакомиться с материалами административного дела, предоставлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, участвовать в рассмотрении дела, подавать жалобы на решения (ст. 25.5 КоАП РФ).

В КоАП РФ предусмотрена ответственность специалистов, экспертов за неисполнение процессуальных обязанностей, а также свидетелей и переводчиков за дачу заведомо ложных показаний, заключений, переводов, что должно существенно повлиять на повышение результативности административно-процессуальной деятельности, обеспечение установления истины по делам об административных правонарушениях.

В целях обеспечения конституционных прав личности необходимо четко регламентировать применение мер обеспечения. В их число, помимо задержания, личного досмотра, досмотра вещей, транспортных средств и изъятия вещей и документов у физических лиц, следует включить доставление физического лица к месту составления протокола о правонарушении с указанием конкретного времени доставления.

Институт обжалования и пересмотра постановлений, вынесенных по делам об административных правонарушениях, можно усовершенствовать, закрепив право лица, подающего жалобу, подать ее в любой орган, в том числе и в суд, независимо от иерархичности органов, обладающих правом рассмотрения жалоб.

Поскольку рассмотрение жалобы включает не только законность и обоснованность вынесенного решения, но и проверку дела по существу, в полном объеме, с учетом дополнительно представленных доказательств, то здесь необходимо ввести элементы апелляционного производства. Это создаст возможность устранения нарушений закона, которые довольно часто допускаются при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Для усиления гарантий законности по делам об административных правонарушениях представляется необходимым предусмотреть в установленных случаях возможность пересмотра постановлений, вступивших в законную силу (например, по вновь открывшимся обстоятельствам), в том числе и Верховным Судом РФ.

Предложенные нововведения отнюдь не исчерпывают всех проблем, связанных с применением административных наказаний, поскольку настоящее время, называемое посттоталитаризмом, переходным периодом от одного состояния государственности, экономики, социальной сферы в качественно иное, неизбежно требует решения новых вопросов, связанных с рассмотрением и применением административно-правовой наказуемости за совершенные правонарушения.

В общественных отношениях переходного периода содержатся элементы прежнего, настоящего и будущего общественного строя, идет противостояние старого и нового.

Эти черты переходного периода наложили свой отпечаток и на отрасль административного права, и на содержание правоприменительной деятельности. Сейчас принимаются новые нормативные акты, в той или иной степени, свидетельствующие о становлении правового государства и рыночных отношений.

Этот период должен стать началом построения гражданского общества и правового государства, которое гарантирует и защищает общечеловеческие ценности, а закон отражает право как меру всеобщей и юридически равной для всех свободы.

Такая свобода для граждан должна быть выражена в законе через принцип "дозволено все, что не запрещается законом". За пределами запрета каждый может действовать в соответствии со своими собственными интересами, не опасаясь наказания и вмешательства государства в личную свободу и жизнь.

Нарушение, игнорирование правового запрета должно влечь административную ответственность. Такие запреты должны стать правовым средством осуществления свободы и поведения для законопослушных граждан, поскольку предоставляют полную и равную для всех свободу за пределами запрета.

Органам законодательной, исполнительной и судебной власти должно быть дозволено только то, что разрешено в законах, определяющих их статус, компетенцию, полномочия. Эти органы вправе устанавливать позволяемые им законом запреты, не посягающие на гарантированные Конституцией РФ права и интересы граждан.

Запрет имманентен регуляции складывающихся общественных отношений, поэтому в нем заложена и ответственность за его нарушение. Если запреты не сковывают свободу и инициативу граждан, то и административно-правовая ответственность, наказуемость за нарушения запретов не будет направлена на подавление свободы, а будет служить гарантом и защитой свободы и прав личности.

Проблема ответственности государства связана с институтом отмены в демократическом судебном порядке незаконных актов, ущемляющих права и свободы граждан и интересы юридических лиц.

Издание незаконного акта государством - это превышение власти, злоупотребление правом выпускать властные установления. Это правонарушение в сфере правотворчества и правоприменения. Как и любое другое правонарушение, оно должно влечь правовую ответственность, которая выступает в форме отмены незаконного акта и привлечения к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц. Несение ответственности выражается в умалении авторитета, престижа, уважения виновного, а в соответствующих случаях - и в возмещении нанесенного ущерба.

Применение мер административного наказания в сфере охраны общественного порядка самым непосредственным образом связано с защитой прав и свобод граждан. В настоящее время имеет место быть такая ситуация, при которой правоприменяющие органы и должностные лица позволяют себе действовать в рамках ранее существовавшего правового поля.

С учетом положений Конституции РФ налицо неадекватность правоприменения. Так, ст. 18 Конституции РФ декларирует: "Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием".

Непосредственное, прямое действие конституционных прав и свобод тесно связано с общим принципом высшей юридической силы и прямого действия Конституции РФ, что подтверждается ст. 15. В Конституции РФ также отражено, что законы и иные правовые акты, применяемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции РФ.

Несоблюдение требований, определенных указанными статьями, придает практике применения к правонарушителям и должностным лицам характер ирреальный, иллюзорный.

Принцип непосредственного действия прав и свобод не исключает того, что некоторые из них для беспрепятственной и эффективной реализации нуждаются в конкретизации текущим законодательством, в разработке правил и процедур, упорядочивающих их (прав и свобод) осуществление и соблюдение. Естественно, что для приведения в соответствие с Конституцией РФ огромного массива нормативных актов требуется немало времени, сил и средств. Поэтому и КоАП РФ следует совершенствовать и далее, с учетом сложившихся реалий.

Такой консолидационный нормативно-правовой акт, как КоАП РФ, - лишь первая попытка привести в соответствие с Конституцией РФ действующее законодательство.

Необходимо отметить, что в Кодексе имеются существенные недостатки, касающиеся вопросов применения мер административного наказания. Он не предписывает рассмотрение административных дел только судом, а лишь предполагает, что в перспективе значительное число дел об административных правонарушениях будет рассматриваться мировыми судьями.

Отсюда парадокс: когда правонарушителями в рассмотрении дел об административных правонарушениях в рамках ныне действующего права являются органы и должностные лица, гражданам приходится защищаться не только от них, но и от ошибок правоприменителя, поскольку, согласно ст. 118 Конституции РФ, в России правосудие осуществляется только судом, а судебная власть - посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Как известно, административное наказание есть мера ответственности, применяемая в целях воспитания лица, совершившего административное правонарушение, а также в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.

КоАП РФ в ст. 3.2 устанавливает восемь видов административных наказаний, из которых предупреждение, административный штраф, лишение специального права, предоставленного физическому лицу, административный арест и дисквалификация могут устанавливаться и применяться в качестве основного административного наказания. Возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного нарушения, конфискация такого орудия, а также административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства могут устанавливаться и применяться в качестве как основного, так и дополнительного административного наказания (см. п. 2 ст. 3.3).

Изложенная система административных наказаний включает в себя различные по характеру и правовым последствиям санкции, что позволяет учесть при назначении наказания как отягчающие и смягчающие обстоятельства совершенного проступка, так и личность нарушителя.

Процесс реализации указанных в КоАП РФ административных наказаний (основных и дополнительных) происходит в большей степени через несудебные органы, в чем можно усмотреть нарушение прав и свобод граждан. Поскольку в соответствии с Конституцией РФ никакие несудебные органы и должностные лица не могут вершить правосудие, в том числе и в порядке производства по делам об административных правонарушениях, это правосудие должно осуществляться только в порядке административного судопроизводства. В связи с этим действия, связанные с производством по делам об административных правонарушениях, должны охватываться термином "досудебное производство" - исходя из анализа статей 10, 18, 118 Конституции РФ и ст. 1 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (в ред. от 04.07.2003).

Другими словами, уполномоченные на то законом органы дознания, административные и другие органы производят все необходимые досудебные действия, по окончании которых административное дело передается в суд для вынесения решения о виновности либо невиновности лица, возможности или невозможности привлечения его к ответственности и наложения одного из восьми видов административного наказания.

Вывод из данного тезиса таков: все несудебные органы вправе осуществлять только те действия по делам об административных правонарушениях, которые не являются действиями по привлечению к административной ответственности, наложению наказания, ибо это есть прерогатива суда.

По всем делам об административных правонарушениях предусмотрена, на основании Конституции РФ, судебная защита прав и законных интересов граждан и юридических лиц. Для усиления гарантий законности по таким делам предусмотрен также судебный пересмотр постановлений, вступивших в законную силу, в том числе Верховным Судом РФ. Однако представляется, что наилучшим вариантом защиты прав и свобод граждан было бы возложение обязанности рассматривать все дела по административным правонарушениям в сфере охраны общественного порядка на административные суды.

Как видно из сказанного, проблема правовой защищенности граждан, связанная с применением административного наказания в сфере охраны общественного порядка, многоаспектна. Это и совершенствование действующей системы гарантий с выделением института возмещения ущерба, и восстановление нарушенных прав, и сокращение субъектов административной юрисдикции, и образование административных судов, и многое другое. Все это должно стать предметом широкого рассмотрения в научной литературе.

Актуальность проблемы применения мер административного наказания, а также развития этого правового института обусловлена сегодня следующими факторами:

- политическим, связанным с необходимостью обеспечения реализации провозглашенных и закрепленных Конституцией РФ основных прав и свобод граждан, создания и поддержания режима законности в сфере исполнительной власти, в области функционирования административно-властных правовых отношений, обеспечения защиты государства, поддержания общественного порядка, механизма государственного управления;

- экономическим, предполагающим построение в государстве рыночной экономики, регулирование рыночных отношений конкретными правовыми средствами и в определенных пределах;

- правовым, обеспечивающим создание нового и реформирование старого административного законодательства, регулирующего общественные отношения в сфере функционирования исполнительной власти и государственного управления, а также устанавливающего меры административного наказания, направленные на защиту прав и свобод граждан.

Обновление российского законодательства об административной ответственности происходит сегодня стремительно, что характерно и для правовой базы других отраслей права. Однако этот процесс полон противоречий: нормы одного закона исключают правовые установления другого, законодательные положения часто неясны и некорректны, разрабатываются и принимаются многочисленные подзаконные ведомственные акты в виде инструкций, положений и т.д., часто противоречащие закону. Все это затрудняет процесс административного правоприменения в административно-правовой сфере.

Представляется, что назрела необходимость ставить вопрос о конституционности закрепления института самостоятельности (автономии) личности в определенных областях - там, где реализуются неотъемлемые права человека (сферы индивидуальной жизни, личной свободы и безопасности и др.). В этих сферах недопустимо какое бы то ни было государственное вмешательство, а также приоритет интересов. Здесь неприемлем разрешительный способ регулирования поведения человека, а запреты, включая административно-правовые, должны устанавливаться не на образ поведения, а на конкретные деяния, посягающие на права человека.

Усиление правовой защищенности граждан в сфере применения мер административного наказания в силу их специфических свойств (внесудебного порядка наложения административного наказания, большого числа иных мер административного принуждения, используемых в превентивных целях) позволяет говорить о том, что в настоящее время надежного механизма защиты прав и свобод граждан не создано. Это относится и к законодательству, связанному с применением мер административного наказания. Общая причина создавшегося положения - деформация правовой системы. В ориентации на международно-правовые нормы в области охраны прав граждан следует идти по пути закрепления отдельных норм международного права в отраслевом законодательстве, в том числе и административном.

В случаях различных правовых ситуаций и коллизий приоритет должен отдаваться нормам международного права. Поэтому правовой механизм охраны и защиты личности должен состоять из трех взаимосвязанных частей: международного права, конституционных норм, норм отраслевого законодательства.

Законодательство об административной ответственности, хотя и имеет определенную нормативную основу, еще далеко от совершенства. Особенно уязвима процессуальная сторона, поскольку административно-процессуальное законодательство еще не стало самостоятельной отраслью права. По существу, надо принимать административно-процессуальный закон, где нашла бы свое место классификация мер административного принуждения: административно-предупредительные, административного наказания, административного пресечения, восстановительные и процессуально-обеспечительные. Для защиты прав граждан, их свобод это весьма важный момент.

Представляется, что при разработке изменений и дополнений в КоАП РФ следует пойти по пути сокращения числа органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях и налагать меры административного наказания. Кроме того, необходимо выработать перечень мер наказания за административные правонарушения, которые могут устанавливать субъекты Федерации, - этим будет установлен строгий правовой режим административного законодательства.

Наряду с названными нами критериями, направленными на совершенствование мер административного наказания, применяемых в сфере охраны общественного порядка и общественной безопасности, соблюдения законности в правоприменительной деятельности, считаем назревшим вопрос о принятии административно-процессуального закона в виде кодекса, где будут определены порядок задержания правонарушителей, режим их содержания, порядок обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях, классификация мер административного принуждения. Все это будет способствовать защите прав и свобод граждан в сфере охраны общественного порядка и общественной безопасности.

Заключение

Юридический энциклопедический словарь понятие "общественная безопасность" трактует как систему общественных отношений и юридических норм, регулирующих эти отношения в целях обеспечения общественного спокойствия, неприкосновенности жизни и здоровья населения, нормального труда и отдыха граждан, нормальной деятельности государственных и общественных организаций, учреждений и предприятий.

Представление общественной безопасности в виде системы дает уникальную возможность увидеть все составляющие элементы безопасности личности, общества и государства, исследовать связи между элементами общей системы, смоделировать сложные процессы обеспечения общественной безопасности, спрогнозировать возможные состояния системы, а также помогает выработать необходимые рекомендации органам государственной власти.

Достаточно близким к понятию "общественная безопасность" является понятие "общественный порядок" - система общественных отношений, закрепленная нормами права, морали и правилами общежития, определяющая права и обязанности участников этих отношений, призванная обеспечить жизнь, неприкосновенность, честь, достоинство и иные права граждан, охрану государственного и общественного имущества, спокойствие в общественных местах, поддержание необходимых условий для нормального функционирования предприятий, организаций и должностных лиц.

Деятельность по охране общественного порядка является важнейшей частью обеспечения общественной безопасности, поскольку подчинена в значительной степени защите норм организации социального бытия, представляющих, по сути, условия и факторы общественной безопасности.

В связи с этим представляется необходимым принять специальный нормативный правовой акт, который бы определил условия, порядок организации органов охраны общественного порядка, их цели, задачи и функции, условия деятельности и т.д.

В систему обеспечения общественной безопасности и общественного порядка должно быть включено законодательство, регламентирующее отношения в сфере безопасности.

Одним из главных направлений совершенствования системы обеспечения общественной безопасности и общественного порядка является создание научно обоснованной концепции законодательства в этой области, которая должна способствовать укреплению системных связей, выработке стратегических и тактических приоритетов законотворческой деятельности в этой области, определить последовательность принятия и совершенствования необходимых законов, исходя из потребности граждан, общества и государства в целом.

Юридической базой формирования законодательства в исследуемой области является Конституция РФ, что в определенной мере обеспечивает целостность всей системы общественной безопасности и общественного порядка, взаимную согласованность разноуровневых нормативных правовых актов, общность их исходных принципов.

Систему статусных нормативных правовых актов Российской Федерации составляют федеральные конституционные законы. Федеральные законы охватывают конкретную сферу общественных отношений.

На сегодняшний день сложилась ситуация, когда не только не существует целостной системы законодательства в сфере обеспечения общественной безопасности и общественного порядка, но и правовое регулирование охватывает только часть общественных отношений, связанных с противодействием различного рода опасностям и угрозам.

Существенную часть законодательства Российской Федерации в сфере обеспечения общественной безопасности и общественного порядка  составляет законодательство субъектов России.

Практика подтвердила мнение, что система обеспечения общественной безопасности и общественного порядка должна иметь как минимум три уровня управления.

Первый уровень, так называемый тактический (территориальный), - наиболее простой и включает в себя силы и средства территориальных подразделений, дислоцированных на этой территории. В этот уровень должны войти муниципальные органы охраны общественного порядка.

Второй уровень, региональный, является более высоким по сравнению с предыдущим, значительно отличается от него и включает в себя подразделения субъекта Федерации, расположенные в его границах. На наш взгляд, это основной уровень в первую очередь по объему решаемых задач.

Третий уровень управления, стратегический (в некоторых источниках его называют еще политическим), включается в работу, когда возникает угроза безопасности значительной части населения страны, требуются дополнительные и значительные усилия для устранения угрозы или ликвидации негативных последствий.

То, что возможность административных правонарушений посягать на общественную безопасность признана законодательством, в современных условиях высокого уровня технизации общества имеет важнейшее значение для обеспечения его безопасности.

Сам по себе этот факт еще далеко не исчерпывает проблемы. Подход к ее решению требует ответа на многие вопросы.

Задача заключается в том, чтобы сформировать представление о подлинном составе административного правонарушения, посягающего на общественную безопасность и общественный порядок, в полном взаимодействии образующих его признаков.

Принятие нового КоАП РФ должно послужить поводом для коренного совершенствования административной правоприменительной деятельности, обеспечения положения, при котором сила закона будет целенаправленно и эффективно использоваться для укрепления общественного порядка и безопасности, а принимаемые меры воздействия будут находить понимание общественности.

В решении этой задачи первоочередной мерой является выпуск доброкачественных комментариев КоАП, содержание которых должно быть тесно увязано между собой. Комментарии к Общей части должны быть подготовлены высококвалифицированными специалистами, не обремененными устоявшимися, но явно устаревшими взглядами, способными глубоко проанализировать механизм современных реально происходящих событий, дать им такую юридическую характеристику, которая позволила бы практическим работникам быстро находить бесспорное решение.

Актуальность проблемы применения мер административного наказания в сфере охраны общественного порядка требует четко разработанного перечня таких мер, поскольку из года в год отмечается все большая распространенность административно наказуемых нарушений общественного порядка.

Отсутствие критериев по наложению того или иного административного наказания ставит перед необходимостью руководствоваться административным усмотрением. Отсюда возникает проблема законности, которая все больше утверждает себя как объективная необходимость.

Вероятно, важное значение при этом будет иметь научная обоснованность административно-правовых актов. Полагаем, что в сфере применения административных наказаний необходимо усилить роль прокурорского, судебного надзора.

Институт обжалования и пересмотра постановлений, вынесенных по делам об административных правонарушениях, можно усовершенствовать, закрепив право лица, подающего жалобу, подать ее в любой орган, в том числе и в суд, независимо от иерархичности органов, обладающих правом рассмотрения жалоб.

Для усиления гарантий законности по делам об административных правонарушениях представляется необходимым предусмотреть в установленных случаях возможность пересмотра постановлений, вступивших в законную силу (например, по вновь открывшимся обстоятельствам), в том числе и Верховным Судом РФ.

Предложенные нововведения отнюдь не исчерпывают всех проблем, связанных с применением административных наказаний, поскольку настоящее время, называемое посттоталитаризмом, переходным периодом от одного состояния государственности, экономики, социальной сферы в качественно иное, неизбежно требует решения новых вопросов, связанных с рассмотрением и применением административно-правовой наказуемости за совершенные правонарушения.

Необходимо отметить, что в Кодексе имеются существенные недостатки, касающиеся вопросов применения мер административного наказания. Он не предписывает рассмотрение административных дел только судом.

По всем делам об административных правонарушениях предусмотрена, на основании Конституции РФ, судебная защита прав и законных интересов граждан и юридических лиц. Для усиления гарантий законности по таким делам предусмотрен также судебный пересмотр постановлений, вступивших в законную силу, в том числе Верховным Судом РФ. Однако представляется, что наилучшим вариантом защиты прав и свобод граждан было бы возложение обязанности рассматривать все дела по административным правонарушениям в сфере охраны общественного порядка на административные суды. Обновление российского законодательства об административной ответственности происходит сегодня стремительно, что характерно и для правовой базы других отраслей права.

Представляется, что при разработке изменений и дополнений в КоАП РФ следует пойти по пути сокращения числа органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях и налагать меры административного наказания. Кроме того, необходимо выработать перечень мер наказания за административные правонарушения, которые могут устанавливать субъекты Федерации, - этим будет установлен строгий правовой режим административного законодательства.

Библиографический список

  1.  Конституция Российской Федерации. - М.: Проспект, 2000.–48 с.
  2.  Гражданский кодекс РФ (часть 1, 2). – М.: ИНФРА-М, 1998. – 430 с.
  3.  Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.96  №  63 – ФЗ (принят ГД  ФС РФ 24.05.96) (в ред. от 26.07.2004). - М.: Юрист, 2004.  – 130 с.
  4.  Уголовно-процессуальный кодекс  Российской Федерации. - М.: Юрист, 2002. - 352 с.
  5.  О государственной гражданской службе Российской Федерации: Федеральный закон от 27. 07. 2004 № 79 – ФЗ// СЗ РФ. 2004. № 12.
  6.  О системе государственной службы Российской Федерации: Федеральный закон от 27.05.2003 N 58-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 15.
  7.  О чрезвычайном положении: Федеральный конституционный закон от 30.05.2001 N 3-ФКЗ // СЗ РФ. 2002. № 3.
  8.  Об основах  муниципальной службы в Российской Федерации: Федеральный закон в ред. Федеральных законов от 13.04.1999 N 75-ФЗ, от 19.04.2002 N 38-ФЗ, от 25.07.2002 N 112-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 5.
  9.  О борьбе с терроризмом: Федеральный закон от 25.07. 1998 № 130 –ФЗ // СЗ РФ. 1998. № 4.
  10.  О статусе военнослужащих: Федеральный закон от 27.05.1998 N 76-ФЗ // СЗ РФ. 1998. № 2.
  11.  О воинской обязанности и военной службе: Федеральный закон от  28.03.1998 N 53-ФЗ // СЗ РФ. 1998. № 9.
  12.  Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей: Федеральный закон от 25.07.1998 N 130-ФЗ // СЗ РФ. 1998. № 19.
  13.  О защите населения и территорий от чрезвычайных  ситуаций природного и техногенного характера: Федеральный закон от 22.08.1995 № 151-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 11.
  14.  О Федеральной службе безопасности: Федеральный закон от 03.04.1995 N 40-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 12.
  15.  О безопасности: Федеральный закон от 05. 03. 1992 № 2446 – 1 // СЗ РФ. 1992. № 6.
  16.  Об утверждении концепции национальной безопасности Российской Федерации: Указ  Президента РФ от 17.12.1997 N 1300// Российская юстиция. 1997. № 13.
  17.  О денежном содержании федеральных государственных служащих: Указ Президента РФ от 09.04.1997 N 310 // Российская юстиция. 1997. № 12.
  18.  О Совете по вопросам государственной службы при Президенте Российской Федерации: Указ Президента РФ от 01.12.1995 N 1208 // Российская юстиция. 1995. № 3.
  19.  О комплексе мер по обеспечению эвакуации российских граждан из зарубежных государств в случае возникновения чрезвычайных ситуаций: Постановление Правительства РФ от 30.12.1994 N 1451 // Российская юстиция. 1994. № 3.
  20.  Приказ ФСНП РФ от 09 декабря 2002 г. N 525 // Российская  газета. 2003. 15 февраля.
  21.  Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право Российской Федерации. – М.: Вузиздат, 2000. – 678 с.
  22.  Бахрах Д. Н. Административное право. Часть Общая. -  М.: Юрист, 2001. – 780 с.
  23.  Белозеров Ю.Н., Гуткин И.М., Чувилев А.А., Чугунов В.Е. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие. - М.: Проект, 1973. – 390 с.
  24.  БВС РФ. 2001. N 10.
  25.  БВС РФ. 1992. N 4.
  26.  БВС РСФСР. 1990. N 8.
  27.  Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 16. Ст. 503.
  28.  Веремеенко И.И. Сущность и понятие общественного порядка // Советское государство и право. 1982. N 3. 217 с.
  29.  ВКС РФ. 2002. N 3.
  30.  ВКС РФ. 2001. N 3.
  31.  ВКС РФ. 1998. N 6.
  32.  Гончаров И. В. Законодательное обеспечение безопасности Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2005. № 1.
  33.  Горбунова О.Н. К вопросу об определении понятия "общественный порядок" в советской науке административного права // Труды Иркутского госуниверситета. Т. XIX. Серия юридическая. Вып. 8. Часть 2. – Иркутск: Вузиздат, 1967. – 332 с.
  34.  Готовцев А.В. Организационно-правовые вопросы взаимодействия милиции и внутренних войск в охране общественного порядка: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. - М.: Вузиздат, 2000. – 110 с.
  35.  Гранин А.Ф. Теоретические вопросы социалистической законности в деятельности органов внутренних дел: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. – Киев: Прогресс, 1975. – 119 с.
  36.  Гришаев П.Ф. Преступления против общественной безопасности. - М.: Экзамен, 1959. – 321 с.
  37.  Даньшин И.Н. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. – Харьков: РСТ - С, 1971. – 404 с.
  38.  Дубовицкий В.Н. Законность и усмотрение в государственном управлении. - М.: Юристъ, 2005. – 764 с.
  39.  Емельянов В. В. Есть ли в УК РФ составы преступлений, непосредственно посягающие на общественный порядок? // Законность. 2002. № 12.
  40.  Еропкин М.И. Управление в области охраны общественного порядка. - М.: Юридическая литература, 1951. – 330 с.
  41.  Зарубин В.И. Понятие общественного порядка как объекта хулиганства // Журнал российского права. 2001. N 8.
  42.  Игнатов А.Н., Красиков Ю.А. Курс российского уголовного права: В 2 т. Т. 2: Особенная часть. - М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2002. – 764 с.
  43.  Козлов Ю. М. Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об  административных правонарушениях. - М.: Юристъ, 2002. – 580 с.
  44.  Комментарий к Конституции Российской Федерации. - М.: Юридическая литература, 1997. – 688 с.
  45.  Комиссаров В.С. Терроризм, бандитизм, захват заложника и другие тяжкие преступления против безопасности общества. - М.: Юрист, 1997. – 321 с.
  46.  Коренев А. П. Административное право России. – М.: Юрист, 2001. – 390 с.
  47.  Куделич А.В. Уголовно-правовая охрана общественного порядка в современной России: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. - М.: Сибирь, 2000. – 189 с.
  48.  Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. - М.: Юрид. лит. 1989. – 451 с.
  49.  Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. - М.: Спарк, 2002. – 1120 с.
  50.  Лукьянов В. Административные правонарушения, посягающие на общественную безопасность. // Российская юстиция. 2004. № 8.
  51.  Пехтерев А. Ф. Меры административного наказания, применяемые в сфере охраны общественного порядка и общественной безопасности // Современное право. 2004. № 2.
  52.  Покровский И.А. Юридические сделки в проекте гражданского уложения // Вестник права. 1904. Кн. 1.
  53.  Радюшин Я. Н. Роль и место органов местного самоуправления в системе обеспечения общественной безопасности Российской Федерации // Российский следователь. 2005. № 3.
  54.  Российская газета. 1995. 26 апреля. N 82.
  55.  Российская газета. 1995. 12 апреля. N 72.
  56.  Российская газета. 1995. 18 августа. N 160.
  57.  Российская газета. 1995. 25 ноября. N 229.
  58.  Серегин А.В. Советский общественный порядок и административно-правовые средства его укрепления. - М.: Юридическая литература, 1975. – 590 с.
  59.  СЗ РФ. 2000. N 2. Ст. 170.
  60.  Тихий В.П. Проблемы уголовно-правовой безопасности (понятие и система преступлений, совершенствование законодательства): Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. – Харьков: Право, 1987. – 112 с.
  61.  Тихий В.П. Уголовно - правовая охрана общественной безопасности. - Харьков: ОСВ, 1981. – 390 с.
  62.  Тихомиров С. В. Административное право Российской Федерации. Учебное пособие. - М.: Юрлитинформ, 2003. – 608 с.
  63.  Толстик В.А. Противоречия в понимании и практике ограничения прав и свобод человека и гражданина // Теория и практика ограничения прав человека по российскому законодательству и международному праву: Сборник научных трудов. Ч. 1. – М.: Прогресс, 2004. – 541 с.
  64.  Устинов В.С. Основания и критерии ограничения прав и свобод личности в законодательстве и теории // Теория и практика ограничения прав человека по российскому законодательству и международному праву: Сборник научных трудов. Ч. 1. - Н. Новгород: В. Нвгород, 1998. – 496 с.
  65.  Юридический энциклопедический словарь. - М.: Сов. энциклопедия, 1984. – 1120 с.
  66.  Яценко С.С. Ответственность за преступления против общественного порядка. – Киев: Прогресс, 1976. – 431 с.
  67.  Яценко С.С. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. Сравнительно-правовой аспект. – Киев: Прогресс, 1986. – 509 с.
  68.  USA PATRIOT Act of 2001. Public Law. N. 107. – 18 с.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

36058. Политическая философия веховцев («Вех») 29.5 KB
  Работа посвящена интеллигенции но с их стороны была принята с жесточайшей критикой. Суть оценки: система ценностей и идеалов интеллигенции была ложной. Вопросы Вех: не есть ли наше уныние и растерянность не только реакция на неудачу революции но и пробудившееся сознание ответственности и вины за случившееся не слишком ли много сил мы отдали борьбе против и не слишком ли мало борьбе за вместо того чтобы бороться с внешними формами устроения не стоило бы посвятить себя полностью умножению ценностей духовной культуры может быть причина...
36059. Природа и общество. История развития и этапы взаимодействия человека с окружающей средой 31 KB
  История развития и этапы взаимодействия человека с окружающей средой В истории человечества можно выделить несколько качественно своеобразных этапов взаимодействия природы и общества в зависимости от уровня развития материального производства и прежде всего средств труда. Совершенствуясь умственно и физически древнейший человек все более видоизменял свои взаимоотношения с природой однако человечеству потребовалось очень длительное время сотни тысяч лет для возникновения первой социальной организации общества первобытнообщинного строя ...
36060. Урбоэкология 30.5 KB
  В материалах Всемирной организации здравоохранения указано что в совокупном влиянии на здоровье населения образу жизни отводится 50 среде обитания – 20 наследственности – 20 качеству медико – санитарной помощи – 10 . Проживание в мегаполисе который одновременно является и образом жизни и средой обитания определяет 70 совокупного влияния. Неестественная среда обитания ритм жизни психоэмоциональная обстановка труда и быта изменяют и жителей. В настоящее время многиепсихологи врачи рассматривают хронические стрессовые...
36061. Нахождение начального решения для транспортной задачи 30.5 KB
  Для решения транспортной задачи разработано несколько методов каждый из которых отличается от другого методом заполнения матрицы перевозок. Метод минимального элемента Алгоритм метода минимального элемента состоит в следующем. Метод Фогеля Метод состоит в следующем. В выбранной строке или столбце как и в методе минимального элемента заполняется клетка с наименьшим значением тарифа.
36063. Органеллы эукариотной клетки, их основные функции 30 KB
  Они осуществляют вторичный синтез и накопление запасных питательных веществ крахмала реже жиров и белков. В клетке синтезируется огромное количество различных веществ. Часть из них потребляется на собственные нужды синтез АТФ построение органелл накопление питательных веществ часть выводится из клетки и используется на построение оболочки клетки растений и грибов гликокаликса животные клетки. Комплекс Гольджи и эндоплазматический ретикулум тесно связаны между собой; их совместная деятельность обеспечивает синтез и преобразование...
36065. История России 30 KB
  История России неотъемлемая часть всемирной истории. В России была сделана героическая попытка создать посткапиталистическое общество социализм которая оказала прогрессивное влияние на развитие всего человечества. В XVIII XIX XX веках Россия оказывала влияние на процессы происходившие в Европе и мире: участие в Тридцатилетней войне Семилетняя война война со Швецией походы Суворова разгром армии Наполеона Священный Союз поддержка Северной Америки в войне с Англией за независимость участие России в I мировой войне Великая...