8568

Мамардашвили. О понятии философии

Научная статья

Логика и философия

М. К. Мамардашвили. О понятии философии На мой взгляд, смысл философии становится понятнее, если мы будем сопоставлять ее или, точнее, говорить о ней не как о науке или о картине мира, наукой представляемой, а сопоставлять ее, прежде всего, с тем ме...

Русский

2013-06-06

49.5 KB

55 чел.

М. К. Мамардашвили. О понятии философии

На мой взгляд, смысл философии становится понятнее, если мы будем сопоставлять ее или, точнее, говорить о ней не как о науке или о картине мира, наукой представляемой, а сопоставлять ее, прежде всего, с тем местом, какое занимает человек в мире, то есть говорить о ней в связи с особенностями человеческого существа и культуры. И тогда кое-что в философии – вечность ее существования, повторяемость проблем – будет, мне кажется, более понятно.

В отличие от системы любого знания, философия, как известно, имеет самое непосредственное отношение к становлению и существованию человека в качестве именно человека, а не в качестве биологического только существа. Ибо появление человека в мире, поскольку он рожден или саморожден в истории и культуре, связано с определенной средой символических образований, имеющих свой язык, язык символов, опосредованный особыми условиями их существования и доступности. И именно в этих условиях, через посредство символов человек и воспроизводится в качестве человека. Повторяю, это его воспроизводство не является актом, который происходит по законам природы, сам собой.

То есть, я с самого начала выделяю две вещи: нечто, что происходит само собой, в силу имманентных законов природы, или натурально, и нечто, что само собой не происходит, но, тем не менее, имеет место. И когда мы начинаем размышлять о том, каким образом имеет место то, что в природе не рождается и само собой не происходит, то обнаруживаем, что вот у этого неприродного образования есть некие символические предпосылки и условия…

И когда возникает философия, то она берет на себя функцию размышления именно о такого рода условиях.

Размышление это осуществлялось особым методом. А именно, доведением как бы до предела этих вот символических основ воспроизводства в человеке того, что в нем является специфически человеческим. Философы всегда хорошо понимали эти истоки философской проблематики. Вспомним хотя бы о тех, на мой взгляд, интересных местах в декартовских «Метафизических размышлениях», где он рассуждает о «врожденности» идей, о наличии у человека некоторых врожденных представлений – числа, порядка, пространства, времени. Если вы помните, в контексте разъяснения того, что же такое «врожденные идеи», Декарт вдруг говорит, что вот это мое Я, оно ведь не рождено моими родителями. Странная вещь. Полностью, на первый взгляд, противоречащая закону наглядности нашего языка. Как известно, язык есть макроявление, он содержит в себе неустранимую из него наглядность и предметность. И когда мы говорим «врожденные идеи», то, поскольку, «врожденность» – генетический термин, мы думаем, что есть какая-то генетическая цепь и только внутри нее имеет смысл говорить о врожденности, и, следовательно, то, что врожденно, должно обязательно передаваться нам от родителей. А Декарт вдруг говорит, что его Я – не от родителей.

То есть тем самым он хотел, очевидно, сказать, что его утверждение о врожденности идей не есть утверждение, имеющее какой-то буквальный, натуральный смысл, а есть термин философского символического языка. Что это значит? Какой смысл Декарт вкладывал в это? Я думаю, только один. Он хотел этим сказать, что то существо, которое называется Я и которому могут быть приписаны какие-то идеи – числа, пространства и т. д. – в качестве врожденных, что это Я – производится. Не рождается, а производится в некоторой протоплазме или среде акта соотнесения человеком себя с определенными предельными символическими представлениями. И поэтому в философии появились так называемые предельные объекты, рассуждение о которых не есть описание предметов или вещей вне нас, а есть некая идеальная конструкция…      

Итак, работа философии, начавшаяся еще в древности, связана, как мне представляется, именно с этим методом запределивания или выявления предельных оснований, очерчивающих положение человека в мире, предельных оснований любого возможного его действия, поступка, образа мыслей…

Значит, сама мысль о предельных основаниях появляется в качестве метода в философии именно в силу понимания того, что в мире что-то есть, но то, что есть, не может быть в нем естественным образом. И отсюда вытекает еще одно следствие: если в мире что-то есть, но не случается в нем естественно, то есть само собой, каким-то автоматизмом природных механизмов, то это нечто, существование и дление его, предполагает, следовательно, что оно все время должно как-то поддерживаться. Поддерживаться усилием каким-то самого человека. То есть, с одной стороны, философия выявляет существование в мире вещей, которые природой не рождаются и не прибывают сами собой, а, с другой – рассматривает человеческое существо в акте его усилия, которое предполагается постоянно повторяющимся, чтобы в мире что-то было. Например, философы утверждают, что добродетель есть нечто такое, что в отличие от зла должно делаться заново. Снова и снова. Только тогда добродетель существует. А зло совершается само собой…

Повторяю еще раз. Философия есть такой вид духовной деятельности, вернее, один из ее инструментов, который имеет самое непосредственное отношение к усилию, предпринимаемому человеческим существом всегда заново, или не предпринимаемому. Но тогда в мире чего-то нет. Нет культуры, искусства, науки… И эта связь философии с усилием указывает, по меньшей мере, еще на два обстоятельства. Во-первых, на то, что философия весьма распространенная вещь. Будем называть ее реальной философией. Вот все то, что связано с усилием, совершаемым людьми, в сущности, ежедневно, когда они создают картины, музыку, технику. Но, разумеется, наряду с этим существует и профессиональная философия, или философия учений и систем, вырабатывающая те понятия, с помощью которых эксплуатируются содержания реальной философии. Таким образом, мы получаем очень странное, на первый взгляд, определение философии.

Предметом философии является философия… Следовательно, философия занимается чем-то таким, или пытается заняться чем-то таким, что не связано с каким-то ограничением знания, а имеет отношение к действиям и деяниям человека, которые совершаются в ситуации условностей, как если бы мы ничего не знали…

Ну, вы знаете, конечно, что одной из первых философских фраз… – была знаменитая фраза Сократа: «Я знаю, что ничего не знаю». Эта фраза нам кажется сегодня простой, обыденной. Даже непонятно вроде бы, почему культурная традиция донесла ее до нас. Однако дело в том, что эта фраза из философского языка. А у него есть свой словарь, своя грамматика и свои правила чтения. Ведь эта фраза указывает не просто на обычное психологическое состояние человека, признающегося себе в том, что он мало знает. Ударение в ней на слове знаю, что ничего не знаю. А это действительно трудно знать, что ты ничего не знаешь. Иногда почти невозможно. Понадобилась сложная философская техника, чтобы показать это… Ибо более естественно думать, что мы все знаем, конечно; думать же противоположное – неестественно.

Следовательно, само это состояние – знать, что я ничего не знаю, не является естественным, оно должно породиться во мне какой-то машиной. В данном случае – машиной философии… Знание, что я ничего не знаю, должно родиться вторым рождением. По этому поводу, по ходу дела, я дал бы такое определение ума и глупости, просто, чтобы проиллюстрировать характер языка философии и предупредить вас, что философия вообще не имеет дела с психологическими состояниями. Это определение следующее. Глупость – есть то, что само по себе думается, приходит к нам в голову. А ум – это то, что мы думаем сами, если будем совершать усилие, и если повезет к тому же. То есть глупость есть естественное, натуральное состояние человека, а ум – неестественное, искусственное или вторым рождением рождаемое состояние. Умные мысли сами в голову не приходят. Они приходят лишь в том пространстве, где уже есть какое-то напряжение мысли. Чаще же в наших головах или через наши головы думает кто-то другой или нечто другое. И вот это «чаще всего» и есть глупость…

Следовательно, философское знание есть знание о незнании. Или такое знание, с помощью которого мы можем идти над пропастью незнания, и которое выручает нас, когда мы не знаем всего. Значит, есть какие-то формализмы. И они содержатся в философии…

А теперь я попытаюсь связать это со вторым известным нам афоризмом, или изречением… Второе изречение такое: «Познай самого себя»… Если следовать законам нашего обыденного, наглядного языка, то мы можем эту фразу расшифровать, например, так: познай самого себя, то есть посмотри на себя в зеркало, вглядись в себя, на что ты способен, что ты можешь и т. д., в обычном психологическом смысле этого слова. В действительности же этот сократовский тезис означал следующее: мы не знаем, как устроены звезды, но мы можем понять это, познав самих себя…

Вот что означало – познай самого себя. А именно, вхождение в мир через близкое. Ведь близкое еще есть. В мире есть такое устройство, как человек, и это устройство обладает теми же условиями, теми же основаниями бытия, что и мировое устройство. Так познай самого себя, то есть выйди вот к этим абсолютным символическим основаниям человеческих явлений…

Чтобы окончательно замкнуть это рассуждение о специфике философского языка, приведу простой пример…

Вот мы говорим: Иванов украл буханку хлеба, потому что был голоден. Или Иванов предал друга, потому что испугался. Я обращаю внимание на связку, которая здесь фигурирует: «потому что». То есть здесь уже идет речь о каких-то моральных или аморальных явлениях, поскольку аморальные явления тоже есть явления морали. И вот тут фигурируют причинные термины. Я могу продолжить: сделал то-то потому-то; потому что испугался, потому что захотел, потому что стремился и т. д. Через «потому что». И – вдруг, а вот Сидоров не сделал этого, а по совести поступил. Что это значит? Не потому, не потому, не потому, вообще ни почему, а по совести. А это значит, что термин «совесть» выскакивает у нас вне всякой причины. Ни почему! Он сам заменяет собой и причину и объяснение. То есть, когда мы говорим «по совести», мы останавливаемся. Нам не нужно дальше объяснять. Но, хотя, на первый взгляд, это кажется понятным, в действительности я сказал сейчас вещь самую непонятную. Потому что, когда философа спрашивают, что такое совесть, он ответит – не знаю. Вот условия какие-то, вот так это бывает – совесть! А ответить, что это такое, то есть внести какое-то содержание в это, поскольку ответ должен всегда нести в себе какое-то содержание, не сможет. Трудно.

Так, значит, в пустоте, где нет привычных терминов, и выскочило это слово. Не потому, ни поэтому, ни почему. По совести! Или личностно, что то же самое. Личностный поступок тоже не является звеном в причинном ряду, а сам начинает свой ряд.

Вот с такими языковыми чудесами и имеет дело философия…   

Связав философию с некоторыми предельными основаниями, с участием ее в совершении человеком усилия, направленного на то, чтобы в мире что-то воспроизводилось…, связав философию с усилием, имеющим тем самым онтологический характер, я хочу сказать, что это означает одну простую вещь. Что в философии нет проблем. Да, в ней нет проблем, если под проблемой понимать нечто, что разрешимо или поддается разрешению конечным числом шагов…

Таким образом, то, что кажется проблемами в философии, есть в действительности лишь предметы и объекты, о которых постоянно рассуждают, но это такие объекты, в жизни которых или жизнью которых соблюдена жизнь самого рассуждающего. Другими словами, это тайны, которые неразрешимы, но смысл их состоит в том, чтобы тайна не забывалась, а снова и снова воспроизводилась и как бы проигрывалась. Поэтому в философии есть вечные понятия, вечные категории…

Ну, вы знаете, конечно, что древние выводили философию и вообще теоретическую мысль, мудрость из одного события, которое нередко случается с людьми, а именно из удивления. Удивился человек и – это становится событием и основой философствования. Можно понять это психологически. А в действительности это очень глубокий подход к философии, позволяющий нам ухватить самую суть ее существования, ее «вечности». Я пояснил бы это следующим образом…

Что же имеется в виду? Фактически ответ на этот вопрос вытекает из всего сказанного. А именно, ведь я говорил о вещах, которые сами по себе в природе не существуют… Например, наши состояния, в том числе и удивление, память, любовь            и т. д. … Следовательно, если есть все же какое-то проявление человечности в мире, если существует какой-то порядок, устойчивый и воспроизводящийся во времени, то это предполагает с нашей стороны определенное искусство по его поддержанию…

К этому я свел бы основное определение философии. Оно состоит в удивлении философа тому, что такое бывает, что бывает какой-то порядок, а не хаос, что не все в жизни распадается, хотя вообще-то должно было бы распасться. Ведь должен же быть хаос по законам природы…То есть, другими словами, я хотел бы, тем самым, просто напомнить вам одну классическую философскую фразу или, вернее, вопрос: почему есть нечто, а не ничто?...

И вот, удивившись, мы начинаем выяснять условия, на каких это становится возможным. Этого же не должно быть! Должно быть ничто. А есть нечто. И вот напряжение философское и состоит в выяснении условий этого нечто, или существования того, чему философ удивился, потому что, на самом деле, это удивительно…

Мамардашвили М. К. О понятии философии // Новый круг. 1992. №1. С. 24 – 32.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

16319. Дифракция Фраунгофера 231.5 KB
  Лабораторная работа № 7 Дифракция Фраунгофера Теоретические основы эксперимента Многие явления наблюдаемые в обыденной жизни говорят о том что свет распространяется прямолинейно. Солнечный свет луч прожектора луч лазера ассоциируются в нашем сознании с п...
16320. Дифракция Френеля 292 KB
  Лабораторная работа № 8 Дифракция Френеля Теоретические основы эксперимента Многие явления наблюдаемые в обыденной жизни говорят о том что свет распространяется прямолинейно. Солнечный свет луч прожектора луч лазера ассоциируются в нашем сознании с прямы...
16321. ИЗУЧЕНИЕ ПОЛЯРИЗАЦИИ СВЕТА 139 KB
  Лабораторная работа ИЗУЧЕНИЕ ПОЛЯРИЗАЦИИ СВЕТА Упражнение 1. Поляризация света при отражении от плоской границы. Явление Брюстера Описание лабораторной установки Оптическая схема установки представлена на рис.2.1. На оптичес...
16322. ОПРЕДЕЛЕНИЕ УДЕЛЬНОГО ВРАЩЕНИЯ И НЕИЗВЕСТНОЙ КОНЦЕНТРАЦИИ САХАРНОГО РАСТВОРА ПРИ ПОМОЩИ ПОЛЯРИМЕТРА СМ – 3 164 KB
  Лабораторная работа ОПРЕДЕЛЕНИЕ УДЕЛЬНОГО ВРАЩЕНИЯ И НЕИЗВЕСТНОЙ КОНЦЕНТРАЦИИ САХАРНОГО РАСТВОРА ПРИ ПОМОЩИ ПОЛЯРИМЕТРА СМ – 3 Описание лабораторной установки Поляриметр круговой СМ3 используемый в данной работе применяется для измерения угла вращения пл
16323. Определение удельного вращения и неизвестной концентрации сахарного раствора при помощи сахариметра СУ-3 244 KB
  Лабораторная работа Определение удельного вращения и неизвестной концентрации сахарного раствора при помощи сахариметра СУ3 Описание лабораторной установки Сахариметр СУ3 используемый в данной работе применяется для измерения угла вращения плоскости
16324. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОКАЗАТЕЛЯ ПРЕЛОМЛЕНИЯ И СРЕДНЕЙ ДИСПЕРСИИ ЖИДКОСТИ С ПОМОЩЬЮ РЕФРАКТОМЕТРА ИРФ-22 373.5 KB
  ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОКАЗАТЕЛЯ ПРЕЛОМЛЕНИЯ И СРЕДНЕЙ ДИСПЕРСИИ ЖИДКОСТИ С ПОМОЩЬЮ РЕФРАКТОМЕТРА ИРФ22 Методические указания содержат подробное описание одной лабораторной работы общего физического практикума по оптике. Целью работы является определение показателей пре...
16325. ИЗУЧЕНИЕ ВНЕШЕНЕГО ФОТОЭФФЕКТА 174.5 KB
  ИЗУЧЕНИЕ ВНЕШЕНЕГО ФОТОЭФФЕКТА Теоретическая часть Описание явления. Свет падающий на вещество передает этому веществу энергию в результате чего могут возникать разнообразные эффекты. Среди этих явлений важное место занимает внешний фотоэлектрический эффект ...
16326. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОКАЗАТЕЛЯ ПРЕЛОМЛЕНИЯ СТЕКЛА ПРИ ПОМОЩИ МИКРОСКОПА 137.5 KB
  ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОКАЗАТЕЛЯ ПРЕЛОМЛЕНИЯ СТЕКЛА ПРИ ПОМОЩИ МИКРОСКОПА Теоретическая часть В основе определения показателя преломления стекла в данной работе используется один из фундаментальных законов геометрической оптики: закон преломления света. Согласно ...
16327. ИЗУЧЕНИЕ МИКРООБЪЕКТОВ ПРИ ПОМОЩИ МИКРОСКОПА 259.5 KB
  Лабораторная работа ИЗУЧЕНИЕ МИКРООБЪЕКТОВ ПРИ ПОМОЩИ МИКРОСКОПА Теоретические основы эксперимента Принцип действия микроскопа основан на формировании увеличенного изображения исследуемого объекта за счет увеличения угла зрения линзами. На рис.1 показан ход ...