85998

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ И ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Реферат

Мировая экономика и международное право

Поскольку в нашем пособии рассматривается интеллектуальная карта дисциплины международных отношений ни одно представление в этой академической области не будет приниматься само по себе. Кукулка выработать же объективистский взгляд на проблему международных отношений очень и очень трудно если вообще возможно. Так в основе историкоописательного метода лежат представления о дипломатических отношениях между государствами в тот или иной период развития истории; Он только описывает взаимодействие между основными субъектами международных...

Русский

2015-04-01

72.11 KB

5 чел.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ И ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В изучении международных отношений существует целый ряд подходов, которые разрабатывались в течение нескольких десятилетий роста и эволюции дисциплины, развития полемики. Поскольку в нашем пособии рассматривается интеллектуальная «карта» дисциплины международных отношений, ни одно представление в этой академической области не будет приниматься само по себе. Почему? Распространено мнение о том, что каждая наука имеет свой метод исследования. Но это верно лишь отчасти. Все же присутствуют общенаучные методы. Их определяют как совокупность приемов, операций, средств исследования наукой своего предмета, так и сумма уже имеющегося знания. Но для человека, изучающего факты, эмпирика, например, а также метод вообще не имеют значения. Для него главное - понять другого, войти в его положение, проникнуться его представлениями, чувствами, отношением к происходящему. Годится любой метод, коль скоро он решает названные задачи.

Поскольку сам процесс развития науки является не линейным, а диалектическим, постольку присутствуют и историко-описательные методы, интуитивно-логические, социально-прикладные, аналитико-прогностические, операционно-прикладные и др. Все они во многом зависят от идеологических установок той или иной теоретической школы. Как отмечает польский исследователь Ю. Кукулка, «выработать же объективистский взгляд на проблему международных отношений очень и очень трудно, если вообще возможно». Так в основе историко-описательного метода лежат представления о дипломатических отношениях между государствами в тот или иной период развития истории; Он только описывает взаимодействие между основными субъектами международных отношений - государствами.

Претендуя на статус теории, соответствующая часть науки о международных отношениях должна отвечать философско-методологическим критериям, которые в любой науке позволяют различать ее теоретические компоненты, поскольку без них не представляется возможным усвоить закономерности развития. Логика наших доводов выглядит следующим образом. До начала XXI в. система международных отношений прошла несколько этапов. В начале это были национальные государства, с октябрьского переворота в России система определялась не только государствами, но и носителями идеологий, С завершением «холодной войны», по нашему мнению, самыми важными становятся культурно-цивилизационные особенности, отражающие культурную общность религий, философии, исторического опыта, языка, уклада жизни. В разных цивилизациях люди по-своему подходят к таким понятиям, как Бог и человек, индивидуум и общество, права и обязанности, свобода и власть, равенство и неравенство. По мере того как сокращаются расстояния между ветвями цивилизации и мир становится все более компактным, эти различия могут привести к антагонизму. Глобальные процессы экономической и технологической модернизации отрывают людей от нации. В ответ на это нарастает стремление сохранить или восстановить утрачиваемую идентичность, в частности в религии.

Теория в широком понимании - это системный комплекс идей и представлений, в совокупности дающих истолкование и объяснение какого-либо явления или класса явлений! В этом смысле, как отмечает российский исследователь проблемы Н. Косолапов, все науки о международных отношениях, включая историю международных отношений и внешней политики, дипломатию, актуальные проблемы, могут быть отнесены к теории: каждая из ее дисциплин и все они вместе являются неким комплексом идей и представлений и дают систематизированное изложение, истолкование и объяснение (или сумму объяснений) своего предмета.

Под методологией в современной науке понимается, во-первых, учение о системе принципов и методов организации теоретической деятельности, а во-вторых, конкретный набор, комплекс приемов и способов организации такой деятельности. Глобализация международных отношений требует качества их анализа и синтеза. Поэтому изучение теории возможно только при помощи ряда принципов.

1. Системный принцип

Системный принцип является определяющим в теории международных отношений. Белорусская исследовательница Н. Антонович отмечает, что данный принцип «позволяет систематизировать политические проблемы и определить приоритетность их выдвижения на повестку дня». Принцип рассматривает объект в единстве его анализа и синтеза. Эту работу можно успешно выполнить лишь путем вычленения и специального рассмотрения основных аспектов. Классическая мудрость гласит: «Кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя "натыкаться" на эти общие вопросы». А натыкаться слепо на них в каждом частном случае - значит, как показывает история международных отношений и внешней политики СССР и других стран, обрекать страну и народ на худшие испытания и поражения.

При помощи системного принципа мы можем проследить, как возникло данное явление, какие этапы оно прошло в своем развитии и чем сейчас оно является. В этой связи еще в XX в. была высказана верная мысль о том, что системный принцип позволяет выявить определенный вектор развития международных отношений. Но сегодня некоторые аналитики не соглашаются с ней. Прежде всего отрицается значение истории для теории международных отношений, и считается, что во все времена присутствовала «концепция баланса сил». Видение проблемы построено на создании моделей системы международных отношений - как эмпирических, так и чисто теоретических и гипотетических. В центре модели - изменение равновесия сил в зависимости от изменений в системе и вычисление следствий этих изменений для целей мира.

Сегодня в международных отношениях постоянно присутствует дилемма, что должно быть первым: укрепление доверия или сокращение потенциалов силы между государствами. Практика «холодной войны» показала, что балансирование на грани силы вызывает недоверие, стимулирует партнеров к агрессивным намерениям. Главный парадокс второй половины XX и начала XXI в. состоит в том, что наличие термоядерного оружия как главного компонента силы относительно мало повлияло на традиционные представления политиков и исследователей национальной безопасности о путях ее обеспечения, не привело к сдвигам в осмыслении необходимости пересмотра некоторых базовых понятий. Правда, удалось избежать возникновения новой мировой войны, но цивилизация несколько раз была на краю гибели. Ядерная, и не только ядерная, технология развивалась сама по себе, политические отношения сами по себе. Почему? Считалось, что основой безопасности является баланс сил, равновесие военных потенциалов противостоящих  друг другу государств и коалиций: «Хочешь мира - готовься к войне». Американские аналитики Дж. Дэгерти и Р. Пфальграфф отмечают, что, когда военный потенциал одной стороны возрастал, «единственным средством, которым располагала другая сторона для укрепления своей безопасности, было наращивание собственного потенциала, восстановление военного равновесия».

Принцип баланса сил предполагал весьма тщательный анализ количественных соотношений потенциалов сторон; состояние армий, их воо- ружения, боевой опыт, моральное состояние населения, объем выпускаемой стали, добычу угля и т. п.

Другие американские исследователи считают, что в доядерную эпоху и в годы «холодной войны» модели баланса сил были свойственны следующие черты: 1) «единственными активными элементами были национальные государства»; 2) «они ориентированы на оптимизацию уровня (безопасности»; 3) «вооружение не было ядерным»; 4) «в системе должно было быть, по меньшей мере пять активных элементов (двухэлементная система нестабильна)»; 5) «каждый из них стремился приобрести союзников».

Эти характеристики вели к следующим правилам игры, или поведения, в международной системе:

  1.  страна стремится действовать так, чтобы увеличить свои возможности, предпочитая столкновению переговоры;
  2.  если страна вступает в войну, то она не упускает шансов увеличить свои возможности;
  3.  страна должна действовать так, чтобы противостоять любой возможной коалиции;
  4.  победители в войне позволяют потерпевшим поражение вновь включаться в систему.

На наш взгляд, обозначенные американскими аналитиками модели представляют собой замкнутые системы. Реальный же мир, для понимания которого они предназначены, является открытой системой. Например, если проанализировать систему международных отношений европейских стран в 1870-1914 гг. в терминах строгой модели «баланса сил», то приходится рассматривать государства с точки зрения различных системных моделей, отказываясь фактически от понятия «системы» и возвращаясь к чисто описательным средствам.

Наверное, есть и другие факторы, оказывающие влияние на ход событий. Появление и развертывание ядерного оружия должно было привести к утверждению новой концепции международной безопасности, основанной на «сдерживании» (устрашении). Для обеспечения надежной безопасности не обязательно надо было стремиться уравновесить силы потенциального противника, учитывая огромный разрушительный потенциал ядерного оружия. Но, как справедливо отмечает А. Розанов, «ядерное сдерживание по своему существу объективно не может не нагнетать глобальный политико-психологический стресс. Это одно из наиболее удручающих, одиозных его проявлений».

При aнaлизe системного принципа есть попытка сблизить позиции при помощи комплексного подхода, который имеет целый ряд преимуществ: он более конкретен и ясен, базируется на солидном эмпирическом материале, накопленном специалистами-историками, на достижениях политических и социальных наук. Подход характеризуется удобством и простотой с точки зрения как проверки выводов, так и использования в качестве самостоятельного метода изучения международных тем. Наконец, существует и такой подход к системному изучению международных отношений, который может быть назван эмпирическим) поскольку опирается на реально существующие в практике взаимодействия в рамках определенных географических регионов. От традиционно-исторического его отличает стремление объяснить особенности международно-политической ситуации в том или ином регионе планеты спецификой сложившихся здесь системных связей, раскрыть степень влияния, которую оказывают на поведение акторов такие факторы, как общерегиональное соотношение сил, социокультурные реалии, региональные международные организации и т. п. Иначе говоря, данный метод отличает поиск закономерностей, объясняющих поведение международных акторов, и дедуктивность выводов относительно существования и содержания таких законов. В России эту точку зрения отстаивает, прежде всего, известный исследователь геополитики К. Гаджиев. Имеются и другие подходы к системному изучению, в которых проявляется несовпадение позиций представителей различных теоретических школ и направлений. И все же существенных различий между ними меньше, а принципиального согласия больше, чем это может показаться на первый взгляд. Действительно, кроме традиционно-исторического метода, все они исходят из существования законов функционирования международных систем (хотя характер и самих систем, и законов их функционирования могут пониматься по-разному). Совпадение и взаимодополнение различных подходов проявляется и в других важных вопросах. Так, например, признается обусловленность поведения государств характером взаимоотношений между наиболее крупными и влиятельными из них.

2. Функции и методики системного принципа

Первой функцией является эвристическая. Ее можно назвать еще и проблемной. При ее помощи нам удастся сделать следующее. Например, проанализировать модель Беларуси и как страны, и как государства, плюсы и минусы ее геополитического положения, понятий «национальная безопасность Республики Беларусь», «концепция внешней политики Республики Беларусь», «военная доктрина Республики Беларусь» и т. д. При помощи проблемной функции можно успешно исследовать приоритеты внешней политики государства. Кроме того, эвристическая функция позволяет рассматривать международные отношения в деталях, например, проблемы торговли Беларуси с ФРГ. Вместе с тем она оперирует и обобщениями, когда система отношений понимается как целостность (например, что "представляет собой СНГ?). Ей не чужда и известная функциональность. Например, какие группы лоббируют интересы ВПК отдельной стране? К эвристической функции можно отнести и анализ процесса отношений. Как менялись, например, отношения России и Украины с 1991 по 2002 г.?

Второй является теоретическая функция. Обычно она отходит от узкого эмпиризма (накопление фактов). Эмпирика направляет мышление на путь построения теории (что сказано в декларации, в меморандуме, в заявлении правительства и т.д.). Теоретическая функция опирается на свою предшественницу и вместе с тем оперирует понятиями, притом не раз и навсегда данными. Она отвечает на вопрос: «Насколько отдельные выводы, сформулированные во времени и пространстве, направлены на построение системы выяснения действительных отношений между субъектами?»

Третья - инструментальная  функция. Она приводит в систему раздробленные факты, информанию, материалы. Чаще всего эффективность функции проявляется на междисциплинарном уровне, при ответах на такие вопросы: что означает национальный интерес? Как понимать агрессию и т. д.? Вот почему важно, чтобы явления и процессы рассматривались в целостности. Системный принцип представляет объект как сложную структуру входных и выходных сигналов, т. е. определенную способность запоминания и адаптации, а также конкретизации образа объекта. Примером может служить генезис международных отношений после Второй мировой войны: развитие - изменение - упадок Ялтинско- Потсдамской системы.

В системном принципе используются следующие методики:

  1.  описание свойств и отношений объектов;
  2.  описание связей и свойств между составляющими элементами отношений;
  3.  условия функционирования системы;
  4.  направление эволюции системы.

Для студентов немаловажно знать, что этот принцип оперирует такими понятиями, как целостность элементов, отношения и связи, свойства и структура, система и подсистема, вход в систему и выход из системы, граница системы и среда. Например, как понимать целостность элементов? Это в первую очередь материальные и абстрактные, качественные и количественные, индивидуальные и общечеловеческие группы. Элементы являются наименьшими частями системы. Их можно смело делить без ущерба для системного принципа.

3. Стратегический принцип

При помощи этого принципа исследуются интересы государства на конкретном отрезке времени и приоритеты - первоочередные и второстепенные. Например, почему отношения Беларуси с Россией должны главенствовать перед отношениями Беларуси и Польши? Принцип стратегии касается всех проблем текущей внешней политики, он несет в себе познавательную функцию. Кроме последней, данный принцип выполняет и дидактическую функцию, т. е. вскрывает закономерности развития системы отношений. При его помощи можно определять концепцию внешней политики государства, формы и методы переговорного процесса. В целом стратегический принцип применяется по ходу проведения политики, раскрывает способы реализации дипломатии, анализирует события, а также оперирует такими понятиями, как цели, задачи и средства внешней политики. Например, каковы цели и задачи внешней политики Республики Беларусь на современном этапе и в перспективе? Можно сказать, что стратегическая цель Республики Беларусь на международной арене заключается в укреплении независимости страны и обеспечении необратимости этого процесса. В теоретических подходах исследователей кафедры международных отношений БГУ и других структур, посвященных внешней политике республики, прослеживается мысль, что основными целями страны в области внешней политики могли бы быть следующие: укрепление международных позиций, отвечающих интересам Беларуси как среднеевропейского государства; создание внешнеполитических условий для повышения благосостояния граждан страны, развития ее политического, экономического, интеллектуального и духовного потенциала; воздействие с учетом своего статуса и возможностей на формирование стабильного, справедливого и демократического миропорядка, строящегося на нормах международного права; формирование «пояса добрососедства» по периметру белорусских границ; поиск согласия и совпадающих интересов с зарубежными партнерами; всесторонняя защита прав и интересов белорусских граждан за рубежом; содействие позитивному восприятию Беларуси в Европе и мире, популяризации белорусского языка, литературы и искусства, других культурных и духовных ценностей белорусского народа за рубежом. В качестве примера действия стратегического принципа можно привести ситуацию с концептуальным видением международных отношений в рамках СНГ.

В концепциях внешней политики стран СНГ отношения друг с другом остаются как бы на втором плане, хотя заверений о дружбе и сотрудничестве произносится много. На самом деле все проводится по принципу «случайных связей» и «случайных решений», хотя и прошло более 10 лет. Реализуется малая часть из более чем 1200 подписанных документов, но создано немало бюрократических структур и привилегий для mix. Складывается впечатление, что элита в странах СНГ больше озабочена проблемой сохранения власти, а не безопасностью своих стран.

Во-вторых, наблюдается тенденция к экономической изоляции, поскольку страны в своих взаимоотношениях преследуют явно противоположные цели. В таких условиях белорусскому руководству необходимо понять и выработать такую политику, которая бы учитывала мышление руководителей стран СНГ. При этом важно отталкиваться от наличия у них государственного мышления, а не руководствоваться только симпатией и антипатией на личном уровне. Нужна другая культура отношений и другие люди, способные усвоить эту культуру. Необходима сеть взаимосвязанных каналов государственных органов, предприятий и других организаций на длительную перспективу.

В-третьих, в странах СНГ все заражены идеей необходимости ориентации на западные общества, Турцию, Иран и т. д. О других странах вообще не принято говорить и писать. Это тревожная тенденция. Необходимо не сворачивать, а кардинально перестраивать отношения и с другими странами. Почему страны Восточной и Центральной Европы (Польша, Чехия, Словения и Венгрия) в свое время как бы потерялись во внешней политике Беларуси? На I Республиканской научной конференции «Беларусь в современном мире» 22-23 октября 2002 г. отмечалось, что сыграли свою роль два фактора. Руководство Беларуси, в свое время, продублировало поведение России, фактически убежавшей из этого региона. И сделало это по причине отсутствия внешнеполитического мышления, что можно объяснить небольшим сроком существования независимого белорусского государства.

Сегодня объективно сместилась система координат осуществления внешней политики. При помощи стратегического принципа надо попытаться ответить на ряд вопросов: что собой представляют нынешние международные отношения и что явилось главным фактором их быстрой и еще отнюдь не завершенной трансформации? Сумеет ли Польша впервые за все годы своего существования доказать, что она может быть одновременно и независимой, и дружественной семи своим соседям? Кто должен быть адресатом внешней политики Республики Беларусь: США, ФРГ, Франция или Молдова, Украина, Литва или они все вместе. Это не простой взгляд на национальную идею безопасности и на неконфронтационную модель развития мира в целом. Смогут ли Германия и Япония удержаться от соблазна заполнить постсоветское пространство? Как повлияет расширение НАТО на Восток на безопасность Беларуси? Отечественный исследователь А. Розанов справедливо отмечает, что эти и другие нюансы следует иметь в виду, разрабатывая стратегическую линию Беларуси в сфере европейской безопасности. В дополнение к отмеченному необходимо подчеркнуть, что выработка внешнеполитической стратегии Беларуси занимает непозволительно долгое время, в то время как соседние республики уже имеют соответствующие теоретические наработки.

4. Средства стратегического принципа

Стратегический принцип реализует себя и через соответствующие средства. Это пути, способы, методы и орудия достижения целей. Цели и средства - диалектически взаимосвязанные категории. Никакая, даже самая реальная цель, не может быть достигнута без соответствующих средств: они должны соответствовать цели.

Их специфика потенциально или актуально находящихся в распоряжении международных актеров вытекает из особенностей международных отношений, и прежде всего из того обстоятельства, что они применяются к общностям, на которые в большинстве своем не распространяется власть отдельного государства. Разные специалисты называют многообразные типы средств, используемых участниками международных отношений в их взаимодействии. Однако в конечном итоге это многообразие сводится к ограниченному количеству типов: в одном случае — это сила, убеждение и обман, в другом - сила и переговоры, в третьем - убеждение, торг, угроза, насилие и т. д. Нетрудно заметить, что, по сути, речь идет о совпадающей типологии средств, полюсами которой выступают насилие и переговоры. При этом насилие и угроза могут быть представлены как элементы силы, а убеждение и торг - элементы переговоров. Каждое из названных понятий отражает относительно широкую совокупность путей, методов, способов и инструментов достижения цели, которые в реальной действительности международных отношений используются в самых различных сочетаниях, поэтому выделение их в «чистом виде» - не более чем абстракция, служащая задачам анализа.

Так, следует отметить возрастающую роль убеждения и переговоров, иначе говоря, политических средств во взаимодействии современных участников международных отношений. Эти средства предполагают налаживание систематических связей и контактов между ними, ведут к росту взаимного доверия. Успеху политических средств способствует наличке у сторон взаимных интересов. Например, именно общая заинтересованность участников ОБСЕ в безопасности и стабильности на Европейском континенте явилась той основой, которая способствовала подписанию в ноябре 1990 г. Парижской хартии для новой Европы, в которой признается окончание эпохи конфронтации между Востоком и Западом. С другой стороны, несовпадение интересов не является препятствием для успешного применения политических средств участниками международных отношений. Более того, специалисты, занимающиеся теорией и методологией переговоров, именно в несовпадении интересов усматривают одну из предпосылок успеха, отмечая, что «удовлетворительное соглашение становится возможным потому, что стороны хотят разного. Различия в интересах и убеждениях открывают возможность того, что тот или иной аспект оказывается весьма выигрышным для вас, но малоценным для другой стороны».

Как уже отмечалось, категории «цели» и «средства» являются соотносительными. Они соответствуют не различным событиям, поведению и действиям участников международных отношений, а их различному положению по отношению друг к другу. Определенное событие, поведение или действие является средством по отношению не к любой, а к определенной же цели; последняя, в свою очередь, может выступать средством по отношению к другой цели. Установление соответствия между целями и средствами отражается категорией «стратегия». Специалисты в данной области отмечают, что характер и диалектику любой стратегии определяют: 1) существенное воздействие на кого-то или что-то; 2) средства и способы далеко идущего воздействия; 3) перспективно-динамичная ориентация цели. В общем виде стратегия можёт быть определена как долговременная линия поведения, соединяющая науку и искусство в достижении перспективной цели.

В наши дни категория «стратегия» приобрела довольно широкий характер, возникли понятия экономической, политической стратегии. Однако во всех случаях стратегия понимается именно как наука и искусство соотношения целей с имеющимися средствами. Согласно классической военной науке, например, решающее условие высшей победы - это численный перевес над противником. В прямом кратковременном столкновении главным фактором является количество средств (живой силы и вооружений), имеющихся в распоряжении у каждого из противников. В то же время Наполеон выиграл итальянскую кампанию, не располагая необходимым перевесом над силами противника в целом. Дело в том, что он сумел так распределить свои силы, что при каждом прямом столкновении имел над ним локальное и временное превосходство. Таким образом. успешное достижение цели зависит не только от наличных средств, но и от того, как они используются, г. е. от стратегии.

Вопреки встречающемуся иногда мнению, было бы ошибкой считать, что вплоть до середины XX в. стратегия в теоретическом и практическом смысле была исключительной принадлежностью военного искусства и войн. Традиционные постоянные интересы государств - безопасность и процветание - могли достигаться лишь при благоприятном соотношении сил: Отсюда традиционными же средствами достижения целей были не только войны, но и «дипломатическо-стратегическая игра», направленная на достижение указанного соотношения. Роль стратегии того или иного актора международных отношений в данном случае заключалась в том, чтобы дипломатическими средствами противостоять давлению более сильных акторов, а также компенсировать собственные геополитические или демографические недостатки. И все же решающим средством участников международных отношений до последнего времени оставалась военная сила. Поэтому основным направлением дипломатической стратегии было формирование коалиций и союзов, призванных обеспечить перевес в силе над потенциальным и актуальным противником, а война, в полном соответствии с известной формулой К. Клаузевица, являлась продолжением политики военными средствами.

В новых условиях это положение коренным образом изменяется. Взаимозависимость мира, его хрупкость перед разрушительными последствиями применения средств массового уничтожения, перед опасностью других глобальных проблем требует от участников международных отношений решительного разрыва с прежними стратегиями в отношениях друг с другом.

5. Прогностический принцип

Международные отношения - это социальная действительность, складывающаяся из явлений, процессов, сил, ценностей. От степени их познания зависит вероятность прогнозирования, вариантность, сужение полей неуверенности или неопределенности. Следует помнить, что процессы, идущие в международных отношениях, перекрываются во времени. Вместе с тем очень сложно определить или выяснить проблему поведения страны и в целом ее безопасность.

В прогнозировании имеются такие направления, как презентистское (будущее международных отношений такое же, как и настоящее, никаких изменений не предвидится); агностическое (ничего нельзя сказать о будущих отношениях); нигилистическое (будущее международных отношений мрачное, почти апокалипсис); провиденциалистское (будущее отношений могут определить только пророки, гадалки); фантастическое (эти отношения будут ошеломляющими - прилет инопланетян и т. д.)

Прогнозы международных отношений классифицируются на пять групп:

  1.  прогноз развития на глобальном и региональном пространстве;
  2.  развитие ситуации в ближайшие 1,5-3 года;
  3.  целостное или частичное развитие;
  4.  комплексное и селективное изучение;
  5.  исследовательское и нормативное, когда анализируются цели внешней политики государств.

Российский исследователь П. Цыганков отмечает, что в международных отношениях существуют простые и сложные прогностические методы. К первой группе могут быть отнесены аналогия, простая экстраполяция, метод Дельфы, построение сценариев. Ко второй - анализ постоянных и переменных величин, моделирование, хронологический, спектральный анализ, компьютерная симуляция и др. Например, метод Дельфы предполагает обсуждение проблемы несколькими экспертами независимо друг от друга. Заказчик проводит их обобщение и систематизацию, обращая внимание как на сходство позиции, так и на их различия. Сценарный метод состоит в построении неких идеальных моделей, вероятного развития событий, и на основе анализа выдвигаются гипотезы поведения субъектов. Метод моделирования связан с построением искусственных, воображаемых моделей, ситуаций, которые могут опираться на уже известные события и факты.

6. Прогностические сценарии

Сценарии играют немалую роль в оценке поведения субъектов. Вот один из примеров прогнозирования международных отношений, сделанный английским журналом «Экономист» еще в середине 90-х гг. XX в. «Четыре субъекта примут участие в новом раскладе сил в мире - США, Китай, Россия и Европейский союз. Уменьшится роль Японии. Возможно, появится некий центр силы в мусульманском мире. Куда пойдет развитие мира? Вверх или вниз? Каким весом будут располагать страны? Сегодня пока США имеют наибольший вес: 26 % мирового ВВП, 20 % мирового промышленного производства, 17% мировой торговли, 60% мирового экспорта зерновых, 4/5 мировых расчетов в долларах. Экономика США приблизительно соответствует экономике Западной Европы, она составляет 260 % экономики Китая и 630 % экономики России. Как военная держава США представляет отдельную категорию. Но у США есть тенденции к изоляции от Евразии. С кем они будут - с Европой, Китаем или Россией? Они готовы купить сотрудничество России, предоставив ей свободу действий в СНГ. У Европы выбор небольшой, социальные расходы ослабляют конкурентоспособность ее экономики. Были европейцы, думающие, что континент единый от Атлантики до Урала. Россия пока катится вниз. Ее экономика гораздо хуже остальных. Очень слаба».

Можно по-разному относиться к результатам данного прогноза уважаемого журнала. Но очевидно, что он отражает определенные процессы, идущие в международных отношениях.

А вот прогноз развития международных отношений к 2015 г., подготовленный по заданию Совета национальной безопасности США. Он, правда, был сделан до событий 11 сентября 2001 г. и тем не менее представляет огромный интерес. В прогнозе выделяется 7 основных сценариев.

1. Демографическая ситуация. Население земли достигнет 7,2 млрд. человек, и в большинстве стран продолжительность жизни увеличится. 95 % роста населения придется на развивающиеся страны. Поскольку политические системы у них нестабильны, то этот фактор вместе с урбанизацией вызовет неустойчивость развития.

  1.  Природные ресурсы и окружающая среда. Общее производство продуктов питания будет достаточным, чтобы обеспечить потребности всех, но в Тропической Африке нет. Вероятность голода сохранится в странах с репрессивными режимами и внутренними конфликтами. На 50% повысится рост потребления энергии. Мировой рынок энергоносителей будет действовать в 2-х направлениях распределения: 1) США - ЕС, 2) Китай - Индия. Из-за нехватки водных ресурсов обострятся отношения на Ближнем Востоке, в Экваториальной Африке, Южной Азии и Северном Китае.
  2.  Наука и технологии. Распространение информационных технологий и биотехнологии станет непрерывным. Они станут основой международной торговли. Произойдет значительный рост объема инвестиций, в том числе в военную область, что позволит США и их друзьям создать новое поколение оружия массового поражения (ОМП). Биотехнологи добьются успехов в медицине, и продолжительность жизни в развитых странах увеличится. Одновременно генетически чистые продукты создадут потенциал, связанный с недостатком питания для более чем 1 млрд жителей Земли из слаборазвитых стран. Враждебно настроенные нации, террористы, торговцы оружием и наркотиками, преступники в целом получат доступ к новейшим источникам информации и техническим средствам.
  3.  Глобальная экономика и глобализация. Движущими силами экономики станут потоки информации, новые идеи, культурные ценности, капиталы, товары и услуги. Регионы, государства и группы стран, которые не примут участия в процессе глобализации, будут испытывать углубляющийся экономический кризис и политическую нестабильность. Они проявят политический, этнический, идеологический и религиозный экстремизм.
  4.  Государственное и международное управление. Государства останутся основными участниками международных отношений, однако правительства будут обладать все меньшим и меньшим контролем над потоками информации, технологиями, болезнями, мигрантами, оружием, финансовыми переводами. Негосударственные структуры займут значительное положение, взяв на себя защиту транснациональных интересов, обеспечение безопасности. Многие страны станут показательными демократиями. Страны с неэффективным и некомпетентным управлением не смогут пользоваться достижениями глобализации. Будет усилена прозрачность государственных решений, что затруднит возможности авторитарных режимов по поддержанию контроля и одновременно усложнит традиционные процедуры волеизъявления, принятые в демократических обществах. Растущая миграция создаст влиятельные диаспоры, которые будут принимать участие в политике и даже влиять во многих странах на процессы национального самоопределения. Отдача международных организаций уменьшится.
  5.  Будущие конфликты. США в 2015 г. будут поддерживать в высокой степени готовности средства раннего предупреждения, в основе которых новейшие информационные технологии и высокоточное оружие. Будут 3 вида угроз: асимметричные, в которых государственные и негосударственные противники США, избегая прямого столкновения с США, будут предлагать стратегию и вооружение для ослабления США; угрозы стратегического ОМП, при которых Россия, Китай, скорее всего Северная Корея, возможно Иран и Ирак, смогут нанести удар по США; региональные военные угрозы, которыми могут воспользоваться некоторые государства, накопившие значительные силы в более ранний период. Вероятность войны между развитыми странами останется небольшой. Но конфликты (незначительные и региональные войны) будут в Азии, на Ближнем Востоке. Смертельный потенциал этих конфликтов будет расти вместе с вероятностью использования ОМП.
  6.  Роль США. Конфликты останутся главной силой мирового сообщества. Глобальное влияние США в 2015 г. будет распространяться на весь мир, включая региональные и международные организации. Эта мощь будет направлена не только на то, чтобы обеспечить превосходство США, но и сделает их ключевой движущей силой мировой системы. Но Вашингтону станет труднее навязывать миру свое мнение для достижения внешнеполитических задач. Поэтому высшим приоритетом станет финансовая прибыльность, а не задачи внешней политики. США будут испытывать серьезные трудности создания коалиций в поддержку собственных политических целей. Возрастет количество стран на мировой арене, которые захотят бросить вызов или проверить лидирующее положение США - Китай, Россия, Индия, Мексика и Бразилия, среди региональных организаций - ЕС, а также множество ТНК.

Таковы основные прогнозы развития международных отношений. Можно по-разному к ним относиться, но сбрасывать со счетов, игнорировать - значит ослаблять самого себя. Для Беларуси важен анализ будущего России, сделанный в этом документе. В нем указывается, что до 2015 г. Москве «потребуется еще больше, чем сегодня усилий для достижения своего стремления к мировому лидерству, учитывая серьезный недостаток средств для этого. Сможет ли страна провести реформы при существующих условиях и средствах - остается открытым вопросом. Согласно мнению большинства экспертов, спорным остается и качество российского управления и экономической политики. Вероятней всего, Россия останется внутренне слабой и политически привязанной к международным институтам, прежде всего членством в Совете Безопасности ООН. Следовательно, Россия либо согласится с приниженным статусом, как в настоящее время, либо будет нарушать стабильность в регионе, что тоже возможно. Ставки для Европы и Америки в обоих случаях будут велики, и никто не сможет предугадать положение России в 2015 г. Критическим фактором будет руководство Россией».

Таким образом, выше были рассмотрены некоторые основные методологические принципы теории международных отношений. Естественно, что они не отгорожены друг от друга китайской стеной и не исчерпывают весь комплекс. Например, еще в 80-е гг. XX в. начал формироваться четвертый принцип, который называется этическим. И это закономерно, поскольку сегодня признается значение нравственного аспекта как в изучении теории, так и в практике. В известной мере, удельный вес каждого принципа может быть определен с помощью данных анализа и синтеза, характерных для современной науки в целом. Но в целом необходимо согласиться с мнением некоторых аналитиков о том, что все методологические принципы строятся вокруг следующих аспектов: 1) строгого отделения авторской позиции от идеологических позиций и собственных взглядов: 2) использования принципа анализа и приемов, позволяющих рассматривать эмпирику; 3) стремления к систематизации, а от нее к синтезу, что уже позволяет выстраивать теоретические положения.

7. Категории международных отношений

Научность международных отношений предполагает использование целого ряда категорий, при помощи которых можно конкретно изучать предмет:

1. Концептуальные категорий. К ним относятся: «концепция внешней политики», «доктрина», «стратегия и тактика», «приоритеты», «война и мир» и др. Рассмотрим некоторые из них. Чтобы разобраться в категории «концепция» необходимо понять, что речь идет о сущности внешней политики государства в научном и политическом смысле слова. Например, в работах автора учебного пособия, а также его коллег присутствует положение, которое уже устоялось в отечественной литературе и соответствует научным изысканиям за рубежом о том, что концепция внешней политики представляет собой систему взглядов, оценок и установок, определяющих содержание и основные направления внешнеполитической деятельности государства. Концепция своим основным содержанием опирается на анализ тенденций развития международных отношений, государственного строительства, внутренней и внешней политики. Например, если бы была принята концепция внешней политики Беларуси, то она должна учитывать особенности государства как субъекта международных отношений и включать следующие элементы: характеристику современных международных отношений и тенденций их развития; национальные интересы, принципы, цели и задачи, приоритеты внешней политики страны, в том числе региональные, многостороннюю дипломатию, конституционно-правовой механизм разработки принятия решений в области внешней политики, ее информационное обеспечение; участие общества в реализации внешнеполитических задач.

Категория «доктрина» относится к более узкому пониманию целей и задач внешней политики, которую решает конкретное правительство на определенном отрезке времени, в первую очередь там. где присутствует угроза и необходимо предпринять конкретные шаги. Таковыми в истории международных отношений были «доктрина Монро», «доктрина Трумэна», «план Маршалла», «доктрина Брежнева», «доктрина Никсона» и т. д. В 2002 г. появилась «доктрина Буша». Последняя, в частности, посвящена проблеме борьбы с терроризмом и одновременно касается России. Дж. Буш применил к таким странам, как Ирак, КНДР, Иран, новое, более резкое определение. Вместо «страны изгои» - «страны оси зла». Данное определение свидетельствует о том, что в США берут верх крайне консервативные силы.

Категория «стратегия и тактика» используется прежде всего на определенном, обычно 5-летнем этапе внешней политики государства. Она поглощается соответственно стратегическим принципом, о котором говорилось выше. Это же относится и к другим категориям.

2. Аналитические категории. Они исследуют потенциал субъекта международных отношений, его геополитическое пространство, состояние союзной или блоковой политики, региональную и континентальную политику и др. Выявление уровней анализа (глобального, континентального, регионального, странового) необходимо, прежде всего, для того, чтобы понять, какие факторы формируют международные отношения и внешнюю политику государств, иных субъектов и определяют их развитие. В литературе по теории международных отношений существует несколько вариантов подобного деления. Например, американские исследователи Б. Рассет и Н. Старр предлагают несколько уровней использования аналитических категорий. Первый среди них— анализ системы международных отношений. По их мнению, это позволяет исследовать международные отношения начиная со времен «холодной войны» и до распада СССР. Далее следует анализ конкретных обществ в мире, их менталитета. В данном случае принимаются во внимание факторы, обусловливающие решения правительств в области внешней политики. Следующий уровень - анализ поведения самого правительства. Все зависит опять-таки от того, в какой системе действует правительство. Если авторитарная модель общества, то это одно. Если демократия - это другое.

3. Практические категории (мероприятие, шаг, переговоры, решения, подготовка, информация и т. д.). Эта группа категорий связана с практическим осуществлением внешней политики государства. Она также нуждается в систематизации и научном обобщении.

8. Категория переговорного процесса

Как мне представляется, центральной категорией этого класса является категория переговоров. О ней почти не пишут. Из истории международных отношений мы знаем только внешнюю канву событий: правильность или ошибочность принятого решения, внутренний драматизм, присущий процессу переговоров, столкновение или притирку позиций, характеров, штрихи поведения каждого участника - все важно, все имеет значение. Известный французский дипломат Ж. Камбон подчеркивает: «Искусство дипломата близко к искусству управления, ибо всякая дипломатическая деятельность приводит к переговорам, а кто говорит "переговоры", тот, по крайней мере, отчасти говорит "соглашение"». Переговоры - это главное средство дипломатии. Резко возрастают требования к участникам переговоров, ибо цена срыва очень велика. Сам процесс базируется на предположении, что каждая из сторон заинтересована в разрешении проблемы. Можно классифицировать объекты в переговорном процессе по 4-м группам. Первые три: расширение или обновление существующих соглашений с некоторыми изменениями; нормализация отношений после разрыва; перераспределение сфер влияния и контроль. Четвертый тип включает новые соглашения, которые служат развитию отношений. Но всегда ли верно предположение, что каждая из сторон стремится к переговорам, чтобы достичь соглашения? Наверное, нет. Обозначается ряд основных типов переговоров, преследующих разные цели.

  1.  Целью одной или обеих сторон может быть простое поддержание связей по конкретной проблеме. Например, переговоры США и СССР по германской проблеме, определение статуса Западного Берлина в 50-60-е гг. XX в. Хотя стороны зашли в тупик, но переговоры продолжались с целью предотвратить ухудшение ситуации.
  2.  Переговоры ведутся якобы с целью не допустить нападения. Классический пример - Мюнхенский сговор 1938 г. не мешал Германии напасть на Чехословакию. Японо-американские переговоры не остановили Японию от нападения на Перл-Харбор 7 декабря 1941 г.
  3.  Переговоры можно использовать для получения интересующей информации. Например, президент США Р. Никсон вел переговоры в 1972 г. с китайскими и советскими лидерами с целью выяснить их отношение к индо-пакистанскому конфликту.
  4.  Главной целью некоторых переговоров может быть дезинформация противника. Например, во время венгерских событий 1956 г. советский посол в Будапеште Ю. Андропов вел переговоры с правительством И. Надя о возможном выводе советских войск, о планах развития Венгрии и т. д. Был достигнут выигрыш во времени, что дало возможность подготовить свержение этого правительства.
  5.  Иногда переговоры ведутся с целью пропаганды своей политики. В таком случае одна или обе стороны выдвигают друг другу неприемлемые условия. Цель таких переговоров - привлечь внимание мировой общественности через Генеральную Ассамблею или Совет Безопасности ООН.
  6.  Переговоры ведутся с целью обратить внимание или оказать давление на великую страну, шантажируя ее другой великой страной. Гак поступали некоторые лидеры Арабского Востока и Африки, стремясь разыграть карту «Вашингтон против Москвы» или, наоборот, для получения экономической и военной поддержки. Такая тактика до середины 80-х гг. XX в. приносила успех. Достаточно было лидерам стран так называемой «социалистической ориентации» использовать в своем лексиконе антиимпериалистические лозунги, как все они получали помощь от СССР и его союзников.

Переговоры часто проводятся с противоположными целями. Для того чтобы они имели смысл, необходимо, чтобы стороны стремились к достижению согласия и проявляли значительную гибкость — требуется воля и известная психологическая подготовка. Студентам надо в этой связи обратить внимание на точку зрения некоторых английских исследователей. Они подчеркивают, что в ходе данного процесса «мы имеем дело не с абстрактными представителями "другой стороны", а с людьми. Ваши партнеры за столом обладают эмоциями, глубокой приверженностью к определенным ценностям, различными жизненными основами и взглядами, более того, они непредсказуемы. Кстати, как и Вы». У партнеров постоянная рефлексия: подозрительность, предубежденность, плохое знание партнера, даже нежелание знать действительные позиции. В подтверждение этой точки зрения можно отметить, что во время советско-американских переговоров постоянно доминировал дух конфронтации, взаимных упреков и обвинений, словесные перепалки, личные оскорбления. Шло не выявление приемлемых договоренностей, а поиск виновника существующего спора. Этот человеческий фактор переговоров был, конечно, разрушительным. Поэтому так важно уяснить, что процесс выработки соглашения стимулирует психологическую решимость получить взаимоприемлемый результат. Действенные отношения, в которых со временем возникают доверие, понимание, уважение и дружелюбие, могут превратить каждые последующие переговоры в более эффективный процесс, хотя не исключены угрозы, вероломство, выкручивание рук и камуфляж. Кроме того, люди сердятся, приходят в уныние, боятся, настраиваются враждебно, расстраиваются и обижаются. Например, американская делегация по сокращению ВМС попросила советскую сторону назвать численность советских ВМС. Она показала список кораблей и попросила подтвердить или опровергнуть его. Советская делегация не смогла сказать ни «да», ни «нет». Тогда США отказались обсуждать проблему.

Люди склонны видеть мир со своей точки зрения и зачастую путают свое восприятие с реальностью. Им обычно не удается правильно интерпретировать, что Вы имеете в виду. Недопонимание может усилить предубеждение и вызвать контрреакцию, тем самым создается порочный круг, рациональный поиск вероятных решений становится невозможным. Например, советские данные о военных расходах не способствовали их сопоставлению с военными бюджетами США и других стран, затрудняли переговоры. Это рождало слухи, таинственность. Оппоненты ловко пользовались этим и говорили о закрытой стране. До 1987 г., например, СССР отрицал наличие у него химического оружия. Можно себе представить реакцию Запада, когда тайное стало явью. Целью такой игры становится подсчет очков, подтверждение собственных негативных впечатлений и поиски виновных - и все это идет в ущерб существенным интересам обеих сторон. Неспособность восприимчиво относиться к другим как личностям с их особенностями может катастрофически отразиться на переговорах. Например, советские делегации на переговорах с Западом считали, что, если инициативы, даже отвечавшие интересам СССР, вносятся западными странами, нам обязательно следует возражать. Не случайно А. Громыко на Западе прозвали «мистером НЕТ». Постоянно присутствовал дух конфронтации: «Ты не принял моего предложения — я не приму твоего».

Главное следствие человеческого фактора в переговорах состоит в том, что возникает тенденция связывать отношения между сторонами с дискуссиями по существу дела. Обе спорящие стороны, выдвигающие требования и отклоняющие их, как правило, относятся к людям и проблеме, как к одному и тому же фактору. Другой причиной того, что суть вопроса переплетается с психологическими аспектами, является то обстоятельство, что люди делают из замечаний по существу дела необоснованные выводы, относятся к ним как к фактам, указывающим их намерения и их отношение к этим фактам. Этот процесс, если только не проявлять осторожности, является почти автоматическим.

Для того чтобы на переговорах найти взаимопонимание, нужно учитывать две основные категории: восприятие и общение. Также принимаются во внимание эмоции. Ж. Камбон справедливо пишет: «Дипломат, ведущий переговоры, должен отличаться сдержанностью. Это обязательное условие». Выяснение образа мысли другой стороны - это не просто полезный процесс. Само мышление оппонента и есть проблема. Причиной конфликта чаще всего является не объективная реальность, а ее оценка, происходящая в головах людей. Поэтому истина - это дополнительный аргумент, возможно хороший, а возможно и нет, который помогает справиться с расхождениями. А они сами существуют, поскольку образуются в мышлении людей. С этой точки зрения опасения дипломатов, даже необоснованные, являются реальными, и с ними необходимо разбираться. Надежды, даже нереальные, могут вызвать войну. В истории дипломатии была масса случаев, подтверждавших этот тезис. В Крымской войне Россия проиграла потому, что надеялась на невмешательство Англии и Франции. Они, в свою очередь, делали все, чтобы эти надежды России не оправдались.

Главное на переговорах - ставить себя на место партнера. То. какой вы видите проблему, зависит от того, с каких позиций вы на нее смотрите. Люди склонны видеть то, что хотят увидеть. Они изымают факты и концентрируют внимание на тех из них, которые подтверждают их предварительные представления о сути дела, и ошибочно интерпретируют те из них, которые ставят их под вопрос. В процессе переговоров каждая из сторон может видеть только достоинства своей позиции и только упущения другой стороны. Способность видеть ситуацию такой, как она представляется другой стороне, сколь бы трудно это ни было, - самое важное искусство; которым можно овладеть. В 1966 г. во время визита генерала де Голля в СССР проект коммюнике уже был готов, но французские дипломаты не хотели принимать такую фразу: «С обеих сторон было выражено стремление развивать отношения между Францией и СССР во всех областях. Французы воспротивились: "'Как это во всех? И в военной области тоже?"» Советские дипломаты выложили козырную карту: «Выражение принадлежит генералу де Голлю, и оно было произнесено им во время вручения верительных грамот советским послом в Париже». Понять точку зрения другого партнера — не значит согласиться с ней. Правда, если вы лучше постигнете его образ мышления, то можете подойти к пересмотру ваших собственных взглядов на преимущества той или иной ситуации. Но это не цена за понимание взглядов других людей, это - выгодно. Не делайте вывода о намерениях людей исходя из собственных опасений. Ваша проблема - не вина других. Хотя очень соблазнительно возложить ответственность за свои проблемы на партнера: «Ваша фирма совершенно ненадежна. Каждый раз, когда Вы обслуживаете нашу систему, Ваши приборы ломаются». Обвинять других - самый легкий метод, но малопродуктивный. Другая сторона занимает оборонительную позицию и априори не соглашается с тем, что вы хотите сообщить. Вас перестанут слушать и ответят собственным наступлением. Возложив на кого-нибудь вину, вы прочно увязываете людей с проблемой. Недаром великий французский математик и философ Б. Паскаль подчеркивал: «Если желаешь убедить в чем-нибудь, надо считаться с человеком, которого хочешь убедить».

Важную роль играет общение. Переговоры - это взаимное общение с целью достижения совместного решения. Общение никогда не бывает легким даже для людей, у которых очень много общего. Поэтому нет ничего удивительного в том, что люди, плохо знающие друг друга и, возможно, относящиеся враждебно и подозрительно друг к другу, трудно общаются. Что бы вы ни говорили, надо быть готовым к тому, что другая сторона почти всегда поймет вас по-своему. Выходит так, как в старинной персидской пословице: «Ты сказал- я поверил, ты повторил- я усомнился, ты стал настаивать - я понял, что ты лжешь!» Внимательно слушайте и показывайте, что вы слышите то, что было сказано. Активное слушание повышает ценность не только того, что вы слышите, но и того, что они говорят. Если вы внимательны и время от времени прерываете партнера, чтобы спросить: «Правильно ли я понял... Вы говорите, что...», другая сторона будет сознавать, что она не просто убивает время. Дипломаты отмечают, что самая дешевая уступка, которую вы можете сделать другой стороне, - это дать ей понять, что ее услышали. Стандартная техника слушания состоит в том, чтобы уделить пристальное внимание тому, что говорится, просить другую сторону прояснить то, что она имеет в виду, а также обращаться с просьбой повторить какие-то идеи, если возникает неясность или неуверенность. Когда вы проговариваете свое понимание того, что партнер имел в виду, высказывайтесь позитивно относительно партнера, проясняя сильную сторону его позиции. Вы можете сказать: «Ваш довод убедителен. Посмотрим, смогу ли я объяснить его. Вот как я его понимаю...» Пока вы не убедите партнера, что поняли его точку зрения, вы не сможете объяснить ему свою позицию. Говорите так, чтобы вас поняли. Надо помнить, что переговоры - это не дебаты. Как и не судебный процесс. Человек, которого вы стараетесь переубедить, сидит с вами за одним столом. Попытайтесь установить личные контакты и конфиденциальное общение с партнером. Можно ограничить число участников переговоров. Например, на переговорах между США, Великобританией и Югославией по проблеме Триеста в 1954 г. не было продвижения, пока участники не отказались от больших делегаций и не начали встречаться наедине и неформально в частном доме. Хорошим примером может служить замена призыва президента США В. Вильсона «Открытые договоренности, принятые открыто» на лозунг «Открытые договоренности, принятые частным образом». В новейшей дипломатии примером закрытости могут быть переговоры с 1958 по 1963 г. между США, Великобританией и СССР, приведшие к Договору о запрещении ядерного оружия в трех сферах, а также подготовке Общеевропейского совещания по безопасности в 1975 г. Поэтому постарайтесь узнать ваших партнеров, их пристрастия или неприязни. Найдите способы встречать их неформально. Любимый метод Б. Франклина, одного из авторов Декларации независимости и афоризма «время - деньги», заключатся в том, что он просил своего партнера одолжить ему определенную книжку. Это льстило партнеру и создавало приятное ощущение, что Франклин должен отплатить любезностью со своей стороны.

К переговорному процессу применима теория игры. Переговоры — это игра с нулевой суммой, в которой выигрыш одним участником точно равен проигрышу другого. Сумма выигрыша равна нулю. Игра с ненулевой суммой — это игра в которой никто не выигрывает и никто не проигрывает. Причем игроки больше выигрывают и меньше проигрывают, если они сотрудничают друг с другом. В дипломатии каждая сторона до некоторой степени осуществляет контроль над тем, что желает другая сторона. и можно добиться большего успеха путем компромисса, обмена и сотрудничества, нежели путем захвата инициативы в свои руки и игнорирования пожеланий другой стороны. Торг может быть вежливым или грубым, содержать угрозы, равно как и предложения, допускать статус-кво, больше исходить из недоверия, чем из доверия. Но независимо от того, вежливый он или невежливый, конструктивный или агрессивный, уважительный или злобный, независимо от того, проходит торг между друзьями или антагонистами, и независимо от того, имеется ли основа для доверия и доброй воли, должен существовать некоторый общий интерес хотя бы в том, чтобы избежать взаимного ущерба, и сознание заставить другую сторону отдать предпочтение приемлемому для всех результату. Советский дипломат А. Ковалев в своей книге «Азбука дипломатии» поясняет вышеизложенный тезис следующей схемой, которую используют в переговорах:

  1.  А В,

где пункт «А» и пункт «В» - исходные позиции. Соглашение состоится тогда, когда стороны встретятся где-то на отрезке между пунктом «А» и «В» в точке «С». Но где будет находиться эта точка: посредине, ближе к «А» или «В», заранее нельзя сказать, ибо результат будет достигнут только в ходе напряженной работы, удачного маневра, искусства переговоров;

             А1 В1

  1.  А В,

где произошло некоторое сближение. Переговоры продолжаются. Идут поиски новых точек соприкосновения, компромиссов;

           А1 А2      В1 В2

  1.  А В.

Чем ближе к соотношению, тем труднее находить искомое, ибо партнеры отходят от своих исходных пунктов одновременно. Снова тупик, снова полшага, четверть шага навстречу и наконец схождение в пункте «С»;

            А1 А2 А3          С В1 В2 В3

  1.  А В

соглашение

В реальных переговорах, безусловно, присутствует не прямая линия, а зигзаги, этапы, перерывы и т. д.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

32216. Осмотр места преступления 31.5 KB
  Поисковый харр осмотра МП роль типичных версий при его произвве. Оперативнорозыскные действия могут осуществляться: до и независимо от осмотра; во время его проведения в зависимости от полученных при этом данных требующих реализации до завершения осмотра. В связи с этим никаких процессуальных документов о результатах использования служебнорозыскной собаки к протоколу осмотра не прилагается; б заградительные мероприятия путем установления наблюдения за узловыми пунктами предполагаемого маршрута передвижения скрывшегося преступника в...
32217. Осмотр трупа на Месте преступления 30.5 KB
  Наружный осмотр трупа на месте его обнаружения в соответствии со ст. Вся ответственность за ход и результаты осмотра трупа лежит на нем так как факты исследуемые и фиксируемые при осмотре не могут быть восполнены при судебномедицинской экспертизе трупа. Фиксируется время начала осмотра температура окружающей среды и трупа.
32218. Стадии обыска и тактические основы его произ-ва 52.5 KB
  Стадии обыска и тактические основы его произва. В ходе обыска могут и должны решаться следующие задачи: 1 отыскание и изъятие орудий преступления предметов и ценностей добытых преступным путем а также других предметов и документов которые могут иметь значение для дела; 2 обнаружение разыскиваемых лиц преступников и граждан взятых в заложники; 3 отыскание трупа или его частей; 4 выемка имущества на которое может быть наложен арест для обеспечения конфискации или возмещения причиненного преступлением материального ущерба; 5 поиск и...
32219. Понятие следственного эксперимента, его цели, задачи 31 KB
  Под следственным экспериментом понимается следственное действие производимое с целью выяснения объективной возможности наличия существенного для дела обстоятельства путем воспроизведения условий проверяемого события и производства опытов. Следственные эксперименты могут проводиться для решения следующих задач: установления возможности существования какоголибо факта или возникновения явления при данных условиях; установления возможности осуществления определенного механизма события или отдельных его элементов при определенных условиях; ...
32220. Понятие осмотра МП, его цели и задачи 42.5 KB
  Осмотр места происшествия – это неотложное следственное действие заключающееся в непосредственном восприятии исследовании и фиксации следователем обстановки места происшествия относящихся к делу следов и объектов их индивидуальных особенностей и взаимосвязей в целях выяснения сущности происшедшего события механизма преступления и отдельных обстоятельств имеющих значение для правильного разрешения дела. Понятие Место происшествия шире понятия Место преступления. Место происшествия – любой участок местности территория где обнаружены...
32221. Организация группового обыска и тактические особенности его производства 40 KB
  Организация группового обыска и тактические особенности его производства. К проведению обыска необходимо относиться очень осторожно проводить его только при наличии достаточных оснований. В отношении обыска основания разделяются на: тактические – фактические данные дающие возможность предполагать что в определённом месте у определённого лица имеется то что нас интересует; процессуальные – те документы. Для исключения просчетов в ходе группового обыска привлекается несколько следователей один из которых ответствен за всю тактическую...
32222. Тактич особенности допроса подозреваемого 44.5 KB
  Для эффективного его проведения следователю необходимо хорошо разбираться в психологии допрашиваемых уметь устанавливать с ними правильные взаимоотношения варьировать с учетом конкретной ситуации личности допрашиваемого имеющихся доказательств различные тактические приемы и методы психологического воздействия. Общей задачей допроса является получение от каждого допрашиваемого всех известных ему достоверных сведений об обстоятельствах при которых произошло расследуемое событие и лицах к нему причастных. Поэтому особенно на первом...
32223. Виды обыска. Подготовка следователя к производству обыска 44.5 KB
  Виды обыска. Подготовка следователя к производству обыска. К проведению обыска необходимо относиться очень осторожно проводить его только при наличии достаточных оснований. В отношении обыска основания разделяются на: тактические – фактические данные дающие возможность предполагать что в определённом месте у определённого лица имеется то что нас интересует; процессуальные – те документы.
32224. Особенности производства обыска по делам о преступлениях несовершеннолетних 39 KB
  Особенности производства обыска по делам о преступлениях несовершеннолетних. К проведению обыска необходимо относиться очень осторожно проводить его только при наличии достаточных оснований. В отношении обыска основания разделяются на: тактические – фактические данные дающие возможность предполагать что в определённом месте у определённого лица имеется то что нас интересует; процессуальные – те документы. Следователь должен быть уверен в успехе осуществляемого обыска максимально сосредоточен.