86004

ПОВОДЫ И ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Сказанное в полной мере относится к институту возбуждения уголовного дела, первой стадии уголовного судопроизводства. Принятый уголовно-процессуальный закон установил новые оттенки и несколько изменил сущность и значение этой стадии уголовного процесса.

Русский

2015-04-01

323 KB

13 чел.

PAGE  13

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

ПОВОДЫ И ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА


ОГЛАВЛЕНИЕ

[1]
ВВЕДЕНИЕ

[2]
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПОВОДОВ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

[2.1] 1.1. Понятие поводов для возбуждения уголовного дела

[2.2] 1.2. Содержание поводов для возбуждения уголовного дела

[2.3] 2.1. Понятие и процессуальный порядок установления основания для возбуждения уголовного дела

[2.4] 2.2  Признаки преступления как элемент основания для возбуждения уголовного дела

[3]
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

[4]
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Период проведения в России судебно-правовой реформы характеризуется активным реформированием российского законодательства, в том числе и уголовно-процессуального. С 1 июля 2002 года на территории Российской Федерации действует новый уголовно-процессуальный кодекс. Бесспорным следует признать тот факт, что новый УПК - это новый этап в истории развития уголовно- процессуального законодательства России, который послужил «сильнейшим толчком» к дальнейшему развитию уголовно-процессуальной науки, её отдельных институтов, совершенствованию теоретических положений, терминов и понятий, определяющих сущность уголовного судопроизводства России.

Уголовно-процессуальный закон РФ обозначил новые подходы к отдельным институтам уголовно-процессуального права, существенно изменив уже, казалось бы, устоявшиеся и в науке уголовного процесса и в правоприменительной практике отдельные теоретические положения и дефиниции. Возникла необходимость уточнения, а в некоторых случаях, переосмысления сущности и объема ряда правовых терминов, изучения нового порядка осуществления уголовно-процессуальной деятельности на различных этапах уголовного судопроизводства.

Сказанное в полной мере относится к институту возбуждения уголовного дела, первой стадии уголовного судопроизводства. Принятый уголовно-процессуальный закон установил новые оттенки и несколько изменил сущность и значение этой стадии уголовного процесса. В частности, расширены полномочия прокурора и пределы судебного контроля по отношению к итоговым решениям на стадии возбуждения уголовного дела (ст. 146, 148 УПК РФ).

Одно из назначений уголовного судопроизводства - защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (ст. 6 УПК РФ). Успешное разрешение обозначенной задачи возложено, в первую очередь, на государственные органы и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, которые должны быстро и решительно реагировать на все преступные нарушения закона. Их деятельность на начальной стадии уголовного судопроизводства, является важнейшим условием эффективной борьбы с преступностью, обеспечивает неотвратимость наказания и главное, - служит важнейшей гарантией охраны прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Законные и обоснованные решения на стадии возбуждения уголовного дела способствуют эффективному выполнению задач уголовного судопроизводства, помогают раскрытию преступлений и установлению лиц, их совершивших, вместе с тем процессуальная деятельность на этой стадии

является существенной правовой гарантией от необоснованного вовлечения личности в уголовное судопроизводство на последующих стадиях.

Первая стадия уголовного судопроизводства - возбуждение уголовного дела - всегда была в центре внимания ученых-процессуалистов. В рамках общих теоретических и практических суждений о возбуждении уголовного дела названной проблемы касались: Афанасьев B.C., Белозеров Ю.Н., Бородин C.B., Бобров В.К., Власова H.A., Гаврилов А.К, Гуткин И.М., Жогин Н.В., Ковтун H.H., Масленникова J1.H., Павлов Н.Е., Строгович М.С., Стремовский В.А., Томин В.Т., Фаткулин Ф.Н., Чувилев A.A. и др.

В условиях действия нового уголовно-процессуального закона особую актуальность приобретают вопросы допустимости документов- доказательств, полученных на стадии возбуждения уголовного дела при решении вопроса об установлении оснований к принятию одноименного решения.

Эти и другие, связанные с ними вопросы требуют внимательного изучения, анализа и обобщения с точки зрения поиска путей совершенствования деятельности, связанной с установлением поводов и оснований, необходимых для возбуждения уголовного дела.

Изложенные аргументы предопределили выбор темы исследования, направленного на более глубокую проработку вопросов, связанных с раскрытием законодательного регулирования положений, закрепляющих поводы, основания и процедуру возбуждения уголовного дела.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является уголовно-процессуальная деятельность участников уголовного судопроизводства по установлению поводов и оснований возбуждения уголовного дела, теория и практика возбуждения уголовных дел и состояние прокурорского надзора на данной стадии уголовного судопроизводства.

Непосредственным предметом исследования являются:

  •  достижения российской науки уголовного процесса в области теории начальной стадии уголовного судопроизводства;

-нормы уголовно-процессуального законодательства России, посвященные поводам и основанию для возбуждения уголовного дела, а также другие, связанные с этим институтом.

Цель исследования состоит в том, чтобы разработать и научно обосновать научные рекомендации и предложения, направленные на совершенствование процессуальной деятельности участников уголовного судопроизводства при решении вопроса о возбуждении уголовного дела.

В соответствии с этой целью сформулированы следующие задачи:

  •  проанализировать основные теоретические термины и правовые понятия, имеющие отношение к стадии возбуждения уголовного дела;
  •  проанализировать современное состояние правового регулирования деятельности по обнаружению признаков преступлений;
  •  проанализировать и выработать предложения по совершенствованию практики установления оснований для возбуждения уголовного дела, определив пределы и предмет доказывания на первой стадии уголовного судопроизводства;
  •  обосновать и сформулировать рекомендации по совершенствованию действующего законодательного и внутриведомственного регулирования деятельности правоохранительных органов по выявлению и обнаружению сведений о признаках преступления, необходимых для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

Методы исследования. Методологической основой работы является диалектический метод познания. Кроме того, при подготовке дипломной работы были использованы: исторический, логико-юридический, сравнительно- правовой и статистический методы, системный подход.

Материалы исследования могут применятся при подготовке лекций, письменных консультаций, а также при проведении семинарских и практических занятий по уголовному процессу и прокурорскому надзору.

Структура и объем работы: Дипломная работа состоит из введения, 2 глав, разбитых на параграфы, заключения, списка литературы.


ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПОВОДОВ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

1.1. Понятие поводов для возбуждения уголовного дела

Понятие «повода для возбуждения уголовного дела» не является четко определенным и бесспорным в уголовно-процессуальной науке. Вместе с тем, не вызывает никаких сомнений, что рассматриваемая дефиниция является уголовно-процессуальным термином. Данный вывод обусловлен тем, что законодатель использует данное понятие в уголовно- процессуальном законе, хотя и не расшифровал его сущности на законодательном уровне. Ни УПК РСФСР (ст. 34), ни УПК РФ (ст. 5) не содержат разъяснений рассматриваемой дефиниции. Вместе с тем определение сущности «повода» для возбуждения уголовного дела имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

В словаре русского языка под поводом вообще подразумевается обстоятельство, способное быть основанием для чего-нибудь.1

Исходя из данного определения, в юридической литературе распространенным считается мнение о том, что повод для возбуждения уголовного дела следует рассматривать как повод для начала уголовно- процессуальной деятельности. Так, например, Р.Х. Якупов считает, что в законе (ст. 108 УПК РСФСР) речь идет фактически о поводах для начала производства в стадии возбуждения уголовного дела. Согласно мнению Н.В. Жогина и Ф.Н. Фаткулина, "законодатель именует поводом те условия, при наличии которых у надлежащих должностных лиц появляются определенные права и обязанности. Он связывает с поводом возникновение ряда правовых отношений"2.

Григорьев В.Н. полагает, что «Повод к возбуждению уголовного дела - это то с чего начинается уголовное судопроизводство, его первый момент, побудительное начало, толчок к деятельности»3.

Некоторые авторы придавали рассматриваемому понятию двоякое значение. Так, например, профессор A.A. Чувилев, комментируя ст. 108 УПК РСФСР, разъяснял, что "поводы к возбуждению уголовного дела следует понимать как поводы к началу уголовно-процессуальной деятельности». Вместе с тем, в том же комментарии он определял поводы, как, «поступившие в орган дознания, следователю, прокурору, суду и судье источники первичных сведений о признаках совершения (или подготовки к совершению) преступления".4

Данная точка зрения является довольно распространенной среди ученых-процессуалистов. Однако, если A.A. Чувилев, совершенно верно с нашей точки зрения, делал ударение на первичность сведений о преступлении, содержащихся в поводе, то у других авторов данный признак не выделялся и повод определялся как источник сведений о преступлении и его признаках. Так, например, А. Громов полагает, что "под поводами к возбуждению дела понимаются те источники, из которых органы, возбуждающие дело, получают сведения о совершенном или готовящемся преступлении" .

Т.Н. Москалькова пишет, что «Источник информации о преступлении, надлежаще оформленный и переданный лицу или органу, уполномоченному принимать решение о возбуждении уголовного дела, называется поводом к возбуждению уголовного дела»5.

Более предпочтительной нам представляется формулировка A.A. Чувилева, который указывал на повод к возбуждению уголовного дела как первичный источник о преступлении. Этот признак «первичность сведений» утрачен у некоторых других авторов, что позволяет определять повод как источник сведений о признаках преступления — и только. Подобный подход совершенно справедливо, с нашей точки зрения, подвергся достаточно жесткой критике со стороны Н.В. Жогина и Ф.Н. Фаткулина. Согласно их мнению, сведения, необходимые для возбуждения уголовного дела, могут быть получены как из повода, так и из других источников: из заявления (сообщения) о преступлении; из приложенных к нему материалов; - из документов, добытых в ходе проверки сообщения.

Из этих источников, как верно отметили Н. В. Жогин и Ф. Н. Фаткулин, два последние - документы, приложенные к сообщению (заявлению), и материалы, добытые при его проверке, - ни при каких условиях под понятие повода не подходят. Иначе теряется смысл данного процессуального понятия.

Даже заявления (сообщения), рассматриваемые обычно в качестве источника, из которого органы прокуратуры, суда, следствия и дознания узнают о преступном факте, не во всех случаях имеют значение повода для возбуждения уголовного дела. В частности, по правонарушениям, преследуемым в порядке частного и частно-публичного обвинения, заявления или сообщения лиц, непосредственно не пострадавших от преступления, не являются поводом для возбуждения уголовного дела, хотя они - источники, из которых органы суда, прокуратуры, следствия и дознания могут узнать о совершенном общественно опасном деянии".

В качестве контраргумента указанные авторы указывают также на то, что если в отношении некоторых поводов (заявления и сообщения) имеется какая-то возможность говорить как о сведениях о преступлении или об их источниках, то при этом они берутся с доказательственной стороны, которая выявляется главным образом тогда, когда вопрос о возбуждении уголовного дела уже решен. Побудительная сторона повода, показывающая предпосылку возникновения деятельности по возбуждению уголовного дела, затемняется. В результате этого вопрос о том, почему эта деятельность началась, чем она обусловлена, остается нерешенным. Между тем, при уяснении существа повода самое важное - его побудительная сторона, которая дает ответ на данный вопрос. А с этой стороны повод есть условие, при наличии которого закон уполномочивает совершить действия и вступить в отношения, образующие в своем единстве деятельность по возбуждению уголовного дела. Повод выступает как правовая предпосылка, а эти процессуальные действия и отношения - как ее результат6.

Указанные авторы приводили еще несколько аргументов, но они в большинстве своем строились на устаревшей ныне формулировке одного из поводов, а именно п. 5 ст. 91 УПК РСФСР 1923 г. (а также устаревший теперь п. 6 4.1. ст. 108 УПК РСФСР 1960 года) - "непосредственное усмотрение органов дознания, следователя или суда признаков преступления".

По мнению Жогина П.В. и Фаткулина Ф.Н.:

- поводом следует считать юридические факты, вызывающие деятельность по возбуждению уголовного дела;

- эти юридические факты лишь обусловливают данную деятельность, но отнюдь не предопределяют ее результата;

- они сами выражаются в указанных уголовно-процессуальным законом действиях, при помощи которых органы прокуратуры, суда, следствия и дознания осведомляются (получают или обнаруживают сведения) о готовящемся или совершенном преступлении;

- источниками первичных сведений о преступлении, имеющими доказательственное значение при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, могут быть как документы, в которых отражаются эти действия, так и всякие иные документы (вещественные источники), которые, так или иначе, оказываются в распоряжении названных выше органов7.

Р. X. Якупов считает, что определение повода как источника сведений о преступлении неприемлемо. Оно не охватывает таких поводов, как "явка с повинной" и "непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления». По его мнению, «явка с повинной" является поводом-действием", поскольку в ней запечатлен волевой (добровольный) акт заявителя и его непосредственное обращение в орган правопорядка8.

Я полагаю, что позиция авторов, рассматривающих повод как источник информации о преступлении, имеет право на существование, только с уточнением как на источник первичных сведений о преступлении, поскольку последующие сведения о преступлении или о признаках преступления могут быть получены и из других источников - документов проверки.

Определенный интерес для моего исследования представляют также рассуждения Р.Х. Якупова, А.Н.Копьевой, Т.Н. Москальковой, считающих поводом не только само заявление или сообщение о преступлении, а также факт получения его компетентным органом, или факт подачи последнего заявителем, а также указание на необходимость надлежащего оформления источника информации.

Я полностью разделяю высказанную точку зрения авторов, так как полагаю, что именно факт получения сообщения о преступлении и момент его надлежащего оформления (регистрации) являются основанием для начала уголовно-процессуальной деятельности. Если сообщение о преступлении не будет получено надлежащими органами или должностными лицами, не будет зарегистрировано его поступление и надлежаще оформлено, то фактически можно говорить об отсутствии такого сообщения вовсе. Как свидетельствует правоприменительная практика, уголовно-процессуальная деятельность специально уполномоченных должностных лиц начинается только по зарегистрированному сообщению о преступлении. В этой связи, говорить о поводе для возбуждения уголовного дела можно только при наличии факта его поступления, регистрации и надлежащего оформления. Если повод для возбуждения уголовного дела будет оформлен с нарушением требований УПК, то сообщение о преступлении (заявление, протокол явки с повинной, рапорт, постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании) не приобретает свойства законного повода для возбуждения уголовного дела.

Таким образом, в настоящее время в науке уголовного процесса доминирует двуединое понимание повода: как источника информации о преступлении и как начального момента уголовно-процессуальной деятельности.

Суммируя приведенные точки зрения ученых-процессуалистов, а также личные соображения можно сформулировать свое видение сущности рассматриваемого понятия. Я полагаю, что «Поводы для возбуждения уголовного дела можно рассматривать как установленные законом источники первичных сведений о признаках совершенного или готовящегося преступления, поступившие и оформленные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, порождающие  обязанность у специально уполномоченных государственных органов и должностных лиц начать уголовно- процессуальную деятельность по проверке поступившей информации для решения вопроса о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела».

1.2. Содержание поводов для возбуждения уголовного дела

Ст. 140 УПК РФ указывает, что "поводами для возбуждения уголовного дела служат:

- заявление о преступлении;

- явка с повинной;

- сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников;

- постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Прежде чем рассматривать содержание каждого повода для возбуждения уголовного дела, необходимо обратить внимание на следующее. Историческая ретроспектива развития системы поводов для возбуждения уголовного дела позволяет сделать вывод о том, что законодатель до принятия в 2001 г. УПК РФ постоянно шел по пути расширения перечня источников информации о преступлении, которые могут быть поводом для возбуждения уголовного дела. При этом, законодатель учитывал экономические, политические и иные изменения, происходящие в обществе. Так, например, в УПК РСФСР 1923 года в качестве самостоятельного повода для возбуждения уголовного дела указывался такой источник как сообщение правительственных учреждений и должностных лиц. В УПК РСФСР 1960 года особое внимание уделялось сообщениям профсоюзных, комсомольских организаций, народных дружин, товарищеских судов.

По сравнению с УПК РСФСР 1960 года перечень поводов для возбуждения уголовного дела, приведенный в УПК РФ, значительно сократился. Однако, с моей точки зрения, данный факт не следует рассматривать, как попытку законодателя отказаться от некоторых источников информации о преступлении в качестве повода для возбуждения уголовного дела. Такой подход был бы в корне неправильным.

В этой связи может возникнуть вопрос: почему законодатель сократил в тексте нового УПК перечень источников, которые могут служить поводом для возбуждения уголовного дела?

Я считаю, что ранее законодатель шел по пути конкретизации и детализации тех источников, которые могут быть поводом для возбуждения уголовного дела. В этой связи перечень поводов все время расширялся, то есть система поводов увеличивалась. Такой подход мог привести к постоянному увеличению поводов для возбуждения уголовного дела, что с нашей точки зрения нельзя признать рациональным. Это было бы неудобно и с точки зрения законодательной техники. Так, например, при ликвидации народных дружин, товарищеских судов, комсомольских организаций необходимо вносить соответствующие изменения в УПК, и наоборот, в случае появления новых организаций (как общественных, так и политических), возникала бы необходимость дополнения текста уголовно- процессуального закона. Очевидно, что в любом случае процесс этот не простой, а главное - затяжной.

В новом уголовно-процессуальном законе законодатель, с моей точки зрения, избрал наиболее оптимальный путь разрешения вопроса. В уголовно-процессуальном законе названы в качестве повода для возбуждения уголовного дела только три источника получения информации. Однако, все три пункта ч. 1 ст. 140 УПК РФ охватывают любую ситуацию и фактически предусматривают любой источник получения информации о преступлении. С этой точки зрения законодатель избрал более эффективный путь при установлении поводов для возбуждения уголовного дела. Рассмотрим каждый из них более подробно.

Заявление о преступлении - это сообщение о совершенном или готовящемся преступлении - становится поводом для возбуждения уголовного дела только тогда, когда оно содержит информацию, указывающую на деяние, подпадающее под признаки какого-либо преступления.

Если заявитель сообщает о деянии, не имеющем признаков преступления, но он считает его таковым, заявление или письмо, тем не менее, должно рассматриваться в качестве повода для возбуждения уголовного дела и должно быть проверено. Так, H.H. Ковтун, исследовавший проблемы поводов возбуждения уголовного дела, приводит следующие данные. "При поступлении в следственное подразделение ОВД заявления (сообщения) о преступлении, по которому органом БЭП не проводилась предварительная проверка, 76,5 % следователей направляют его в службу БЭП для проведения проверки, 15,3 % опрошенных проводят проверку самостоятельно, 36,7 % следователей полагают, что по данной категории преступлений всегда необходимо провести проверку в службе БЭП"9.

В специальной литературе высказано мнение, согласно которому, заявление о преступлении как повод для возбуждения уголовного дела должно содержать указание не только на признаки преступления, но также должно сопровождаться просьбой о привлечении лиц, совершивших преступление, к уголовной ответственности. В противном случае, по мнению В.Н. Григорьева, поводом для возбуждения уголовного дела следует рассматривать источник, предусмотренный п.3.ч.1.ст. 140 УПК РФ. Я полагаю, что данное предложение имеет смысл, однако оно должно найти отражение в тексте закона. В настоящее время законодатель не указывает на данное обстоятельство как обязательный элемент содержания заявления о преступлении. Поэтому, если в заявлении о преступлении нет просьбы о привлечении лиц к уголовной ответственности, но имеются сведения о признаках преступления, то такое заявление должно рассматриваться в качестве повода для возбуждения уголовного дела на основании п.1.ч.1. ст. 140 УПК РФ.

По общему правилу, не имеет значения, является ли заявитель о преступлении пострадавшим или случайным очевидцем, частным лицом или должностным. Такое условие законодатель предусматривает только по делам частного и частно-публичного обвинения, где в качестве повода для возбуждения уголовного дела указываются только заявление потерпевшего от преступления или его законного представителя, или представителя (ч. 2 ч. 4 ст. 20 УПК РФ).

На основании ст. 141 УПК РФ заявления о преступлении могут быть как устные, так и письменные, полученные как от физических, так и от юридических лиц.

Применительно к письменной форме заявления законодатель обязывает получить подпись лица, от которого оно поступило. Требование закона об обязательности подписи заявителя направлено на повышение ответственности гражданина, сообщающего сведения о преступлении, а в конечном счете - на получение достоверных фактических данных, которые могли бы быть положены в основу решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Обязательность установления личности заявителя о преступлении имеет важное значение для обоснованного решения о возбуждении уголовного дела.

Что касается устной формы заявления о преступлении, то указывается, что оно заносится в протокол. Таким образом, в конечном итоге устное заявление тоже приобретает письменную форму.

Следует обратить внимание на то, что законодатель более внимательно регламентирует содержание и порядок получения устного сообщения о преступления, чем письменного. Так, например, ч. 3 ст. 141 УПК РФ указывает на необходимость отметки в протоколе устного заявления данных о заявителе, о документах удостоверяющих его личность и подпись лица, принявшего устное заявление. Часть 6 этой же нормы предусматривает обязательное предупреждение заявителя об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ. В приложении № 2 к УПК РФ предусмотрена форма протокола устного заявления о преступлении, в которой указываются позиции, подлежащие отражению в протоколе устного заявления:

  •  место и время составления протокола заявления;
  •  должность и фамилия лица, принявшего заявление;
  •  данные о заявителе (фамилия, имя и отчество, год рождения, должность и место работы, паспорт или иной документ, удостоверяющий личность, домашний адрес);
  •  отметка о разъяснении заявителю ответственности за ложный донос по ст. 306 УК РФ, которая удостоверяется подписью заявителя;
  •  изложение от первого лица (т. е. от имени заявителя) содержания заявления;
  •  отметка о том, что протокол прочитан заявителем и записан с его слов правильно, наличие замечаний к протоколу, а также подписи заявителя и должностного лица, принявшего заявление.

С моей точки зрения прав В. Н. Григорьев о том, что данные требования должны отражаться и в письменном заявлении. Если заявление о преступлении поступило по почте, то заявитель должен быть вызван в орган, получивший сообщение, для надлежащего дооформления (удостоверения в личности заявителя, отметить предупреждение об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ).10

Требования об удостоверении личности заявителя и предупреждении его об уголовной ответственности за заведомо ложный донос необходимо соблюдать в том числе и потому, что законодатель, устанавливая процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела, обязывает рассматривать вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении заявителя, если в сообщении о преступлении указывалось конкретное лицо. В этом случае, если письменное сообщение не будет содержать указания на данные заявителя, а также не будет отметки о предупреждении об уголовной ответственности за ложный донос, затруднительно, а порой и невозможно будет выполнить требование законодателя. Если же заявитель не сможет лично явиться для надлежащего оформления сообщения о преступлении, его заявление должно быть оформлено в порядке ст. 143 УПК РФ (ч. 5 ст. 141 УПК РФ).

Устное заявление о совершенном или готовящемся преступлении должно быть занесено в протокол заявления. Законодатель предусматривает ситуации, когда заявления о преступлении могут быть сделаны в ходе следственного действия или в ходе судебного разбирательства. В этом случае, безусловно, они отражаются в протоколе того действия, в ходе которого они впервые прозвучали. Однако я полагаю, что законодатель не исключает необходимости впоследствии оформить данное сообщение о преступлении в виде письменного или устного заявления, с тем, чтобы иметь значение повода для возбуждения уголовного дела. Прием заявления и протокол следственного действия (или судебного разбирательства) имеют различные процессуальные значения. Если заявление о преступлении является поводом для возбуждения уголовного дела, то протокол следственного действия - это источник доказательства, полученного в ходе действия по уже возбужденному уголовному делу.

В правоприменительной практике встречаются случаи поступления сообщения о преступлении без подписи или с указанием вымышленной фамилии заявителя, то есть так называемые анонимные сообщения о преступлении. На основании ч. 7 ст. 141 УПК РФ анонимное заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела. Вместе с тем, следует признать, что органы, получившие анонимное заявление, проверяют те факты и ту информацию, которая изложена в сообщении.

Среди ученых-процессуалистов нет единого мнения относительно рассматриваемой ситуации. Так, например, В.И. Басков предлагает признавать в качестве повода для возбуждения уголовного дела анонимное заявление, если в нем усматривается совершение преступления или приготовление к его совершению. Г.П. Химичева не согласна с данной позицией. Она считает, что анонимные сообщения часто содержат заведомо ложные доносы. Кроме того, отсутствие возможности проверить источник, из которого получено сообщение о преступлении, создает условия для злоупотреблений со стороны правоохранительных органов. О.П. Копылова согласна с мнением Г.П. Химичевой о том, что анонимные заявления и сообщения не являются поводом для возбуждения уголовного дела. Вместе с тем, автор указывает, что они могут быть проверены органом дознания оперативным путем. Если в результате проверки анонимного заявления будут установлены признаки преступления, то уголовное дело подлежит возбуждению в связи с непосредственным обнаружением признаков преступления органом дознания. Я разделяю точку зрения О.П. Копыловой и, делая поправку на новый текст уголовно-процессуального закона, полагаю, что в случае установления признаков преступления по фактам, изложенным в анонимном заявлении, поводом для возбуждения уголовного дела будет служить рапорт, о котором сказано в п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ.

В работе уже обращалось внимание на то, что в тексте нового УПК в качестве поводов для возбуждения уголовного дела отсутствуют некоторые источники информации, которые ранее предусматривались УПК РСФСР (ст. 108). Однако это не означает, что законодатель исключает эти источники информации в целом. Если они будут иметь место в реальности, то в качестве повода для возбуждения уголовного дела будет применяться п. 1 ч. 1 ст. 140 УПК РФ. Главное, чтобы сообщение, поступившее от должностных лиц, от руководителей предприятий или организаций отвечало требованиям заявлений о преступлении, указанным в ст. 141 УПК РФ.

Например, сообщение общественной организации может касаться деяния, имеющего признаки преступления, совершенного в сфере ее хозяйственно-финансовой деятельности, либо деяния, о котором стало известно из обращения с жалобой на нарушения правопорядка члена коллектива, и т.п. Сообщения общественных объединений (организаций) о преступлении могут быть изложены как в устной, так и в письменной форме. Однако, устное сообщение должно быть подтверждено затем письменным сообщением общественной организации либо письменным заявлением руководителя или уполномоченного представителя этой организации.

Сообщения общественных организаций могут быть в виде выписки из протоколов собраний профсоюзных, кооперативных и иных организаций, заседаний комиссий по защите прав потребителей, ветеранов и инвалидов и др.

В правоприменительной практике имеют место случаи поступления информации о преступлении от администрации предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц.

Сведения о преступлении указываются: либо в письме, подписанном руководителем предприятия, учреждения, организации, другим должностным лицом (главным бухгалтером, начальником контрольно- ревизионного отдела, начальником охраны и др.), либо в материалах ведомственных проверок, осуществляемых вышестоящими инстанциями, либо в результатах служебных расследований, либо в актах ревизий и других документах, направленных в органы расследования или прокуратуру с сопроводительным письмом.

Должностные лица, как правило, сообщают о преступлениях, совершенных на территории предприятия, учреждения, организации, о преступлениях, связанных с использованием служебного положения (присвоения имущества и др.).

Сообщения должностных лиц могут содержать сведения о преступлениях, выявленных ими на других предприятиях, в учреждениях, организациях (фактах обмана покупателей, обнаруженных госторгинспекцией, сокрытие недостач, установленных контрольно- ревизионными управлениями министерства финансов, и т. д.).

Для некоторых должностных лиц обязанность направлять такого рода сведения в органы расследования установлена ведомственным нормативными актами. Так, персонал лечебных заведений обязан немедленно сообщать о всех случаях обращения за медицинской помощью с ножевыми и огнестрельными ранениями, а также иными телесными повреждениями, если есть основания полагать, что они связаны с преступлениями.

Заслуживает внимания суждение о том, что в подобных случаях поводом для возбуждения уголовного дела следует считать не само сообщение о преступлении, а факт получения его компетентным органом или факт подачи последнего заявителем. Вместе с тем оно нуждается в уточнении, так как УПК РФ такого повода как факт получения сообщения не предусматривает.

Протокол устного заявления или письменное заявление — это средство фиксации, сохранения информации или производный носитель информации. Как средство передачи информации следует рассматривать и письменное сообщение должностного лица, выступающего источником сведений о преступлении.

Явка с повинной. Законодатель в ст. 142 УПК РФ определяет явку с повинной как заявление о явке с повинной, то есть добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. Таким образом, явка с повинной это тоже сообщение о преступлении. Однако, в силу того обстоятельства, что законодатель уделяет данному юридическому акту особое значение, а именно на основании п. "и" ч.1 ст. 61 УК РФ оно является смягчающим вину обстоятельством, либо обстоятельством, освобождающим от ответственности или от наказания (ст. 75 УК РФ),11 необходимо выделять явку с повинной как самостоятельный повод для возбуждения уголовного дела.

Правовая природа данного повода для возбуждения уголовного дела выражается в том, что им является обстоятельство, предусмотренное законом, которое с необходимостью порождает уголовно-процессуальные отношения. Общая теория права определяет данные обстоятельства как юридические факты. Юридический факт — это конкретное жизненное обстоятельство, с которым юридическая норма связывает возникновение, изменение или прекращение правовых последствий (правоотношений).

Юридические факты в свою очередь классифицируются по волевому критерию на юридические события и юридические действия.

Юридические события — это обстоятельства, не зависящие от воли людей, например, смерть и рождение человека и т. д.

В отличие от этого юридические действия представляют собой волевое поведение людей, внешнее проявление воли и сознания граждан, воли организаций и общественных образований. Отличительная черта данного вида юридического факта состоит в том, что нормы права связывают с ними юридические последствия именно в силу их волевого характера. Примером юридических действий можно считать заявление гражданина об имевшем месте преступлении; явка в правоохранительные органы с повинной лица, совершившего преступление; письменное сообщение должностного лица о преступлении и т. д.

Чтобы волеизъявление гражданина по поводу совершенного, совершаемого либо готовящегося преступления стало достоянием органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и судьи, лицо должно внешне проявить себя (выразить волю) — сообщить о преступлении. Однако волевая направленность заявителя может и не охватывать все последствия, связанные с его заявлением. Возникновение уголовно-процессуальных отношений обусловлено непосредственно самим фактом действия лица (заявлением о преступлении) независимо от волевой направленности в отношении юридических последствий. Воля заявителя должна быть с необходимостью направлена на осведомление о преступлении, однако отношение заявителя к последствиям своих действий не имеет правового значения. В системе классификации юридических фактов-действий эти обстоятельства определяются как юридический поступок.

Среди ученых-процессуалистов есть мнение, согласно которому явка с повинной — это определенное действие, а не источник фактических данных. Так, например, Р. X. Якупов полагает, что явка с повинной «является поводом-действием», поскольку в ней запечатлен волевой (добровольный) акт заявителя и его непосредственное обращение в орган правопорядка. По мнению других - «явка с повинной» - юридическое действие как вид юридического факта, в то же время в соответствии со ст. 140 УПК РФ - повод для возбуждения уголовного дела, определяемый как источник12.

Для органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и судьи заявитель, обратившийся в компетентные органы с заявлением о преступлении, — источник сведений о нем.

При явке с повинной источником сведений о преступлении, по мнению одних ученых, является лицо, добровольно сделавшее заявление о совершенном им преступлении, по мнению других - протокол явки с повинной, составленный в порядке ст. 141 УПК РФ. Представляется, что обе точки зрения обоснованны, поскольку лицо, заявившее о преступлении, является не источником, а скорее носителем той информации, которую законодатель относит к самостоятельному поводу для возбуждения уголовного дела. Полученная информация должна быть обличена в письменную или устную форму (протокол явки с повинной), что и будет являться самостоятельным поводом для возбуждения уголовного дела. Для аналогии можно привести следующий пример. При допросе свидетеля, он оказывается носителем информации, однако источником доказательства является не сам свидетель, а те показания, то есть устные сведения о известных ему обстоятельствах, о которых он допрашивался и дал показания.

По мнению Т. А. Москальковой явка с повинной - это добровольное заявление гражданина, явившегося в, к следователю, в прокуратуру или суд, о совершенном им преступлении. Заявление может быть о прерванной преступной деятельности (приготовлении, покушении), результаты которой еще не наступили. Однако я склонен полагать, что это может быть не только гражданин, но и иностранец, и лицо без гражданства, поскольку ст. 11 УК РФ закрепляет территориальный принцип действия уголовного закона, т.е. часть 1 статьи 11 УК РФ гласит: Лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу.

Статья 142 УПК РФ также говорит о субъекте явки с повинной как о лице, а не как о гражданине. В этой связи я полагаю, что явка с повинной представляет собой добровольное заявление лица, обратившегося (явившегося) в милицию, к следователю, в прокуратуру или в суд, о совершенном им преступлении. Под «лицом» следует понимать субъекта, совершившего преступление и подлежащего уголовной ответственности, вне зависимости от его гражданства, а также половой, расовой и т.п. принадлежности. Главное, чтобы лицо добровольно сообщило о совершенном или готовящемся преступлении. Именно добровольность, то есть наличие таких условий, при которых лицо имело возможность не сообщать о преступлении и не являться с повинной, но оно предпочло сообщить о содеянном. Главное, что определяет сущность явки с повинной - это волеизъявление лица, совершившего преступление и желающего добровольно передать себя в руки правосудия.

Причинами такого волеизъявления могут быть разные факторы или мотивы. По мнению В.Н. Григорьева явке с повинной могут предшествовать как внутренние, так и внешние факторы. К внутренним факторам, определяющим мотивацию поведения лица, явившегося с повинной, автор относит: страх перед уголовным наказанием, стремление к безопасности, душевному комфорту, стыд за себя и свои поступки, сожаление о содеянном, раскаяние и т.д. К внешним факторам, стимулирующим к явке с повинной, относятся правовая и фактическая ситуации, складывающиеся после совершения преступления. Суть правовой ситуации как фактора, стимулирующего к явке с повинной, состоит в последовательном поощрении со стороны государства подобного рода поведения.

В литературе высказано мнение, согласно которому, факт явки с повинной может иметь место только относительно преступления, которое ранее не было известно правоохранительным органам, или которое известно, но не раскрыто.13 Я разделяю высказанную точку зрения. Однако полагаю, что в данном случае речь надо вести о разных аспектах (или значениях), в которых следует рассматривать явку с повинной.

Если говорить о явке с повинной как о поводе для возбуждения уголовного дела, то, безусловно, следует признать, что данное действие может иметь место только в случае, когда правоохранительным органам не было известно о совершенном преступлении. Только в этом случае явка с повинной имеет значение повода для возбуждения уголовного дела.

Если же правоохранительным органам было известно о совершенном преступлении, даже при условии, что преступление не раскрыто, то явка с повинной утрачивает значение повода для возбуждения уголовного дела, поскольку уголовное судопроизводство было уже начато на основании другого повода. В этом случае явка с повинной имеет значение факта признания вины. В этой связи заметим, что в юридической литературе высказано мнение, согласно которому явка с повинной кроме значения повода для возбуждения уголовного дела имеет и другие формы или значения. Например, такие как в форме передачи себя в руки правосудию, в форме чистосердечного признания, в форме сопровождающейся с выдачей предметов и документов, либо сопровождающейся способствованием раскрытию преступления, либо заглаживанием вреда, либо примирением с потерпевшим.14

В любом случае, как повод для возбуждения уголовного дела явка с повинной имеет место только до начала уголовно-процессуальной деятельности.

В случае явки с повинной должно быть со всей полнотой установлено:

- личность явившегося с повинной;

- содержатся ли в деянии лица, о котором оно сообщает, признаки преступления;

- мотивы, побудившие лицо явиться с повинной.

Необходимо выяснить место и время совершения деяния, в чем оно выразилось, какие последствия наступили, кто может быть вызван в качестве свидетеля, имеются ли вещественные доказательства.

Особое внимание необходимо уделить личности явившегося, выяснению характеризующих его данных (место работы и жительства, прошлые судимости, привлечение к ответственности за административные правонарушения). Установление личности явившегося состоит в ознакомлении с документами, имеющимися при нем. В случае их отсутствия принимаются меры для получения соответствующих данных до принятия решения о возбуждении уголовного дела. Установление личности заявителя необходимо и по той причине, что на практике встречаются случаи сообщения виновным о менее тяжком преступлении для того, чтобы скрыть более опасное, а также сообщения о преступлении, совершенном другим лицом, с той целью, чтобы самому беспрепятственно скрыться. Однако, при явке с повинной в случае, если после составления протокола выяснится, что по факту преступления уже проводится проверка или предварительное расследование, она (явка) будет иметь значение обстоятельства, смягчающего наказание.

О явке с повинной составляется протокол, в котором подробно излагается сделанное заявление. Одновременно выясняются вопросы о том, известно ли органам расследования о преступлении, не скрывается ли явившийся с повинной от следствия и суда, какие мотивы побудили его передать себя в руки правосудия. Протокол подписывается лицом, явившимся с повинной, и лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или судьей, составившим протокол.

Таким образом, для явки с повинной как повода для возбуждения уголовного дела необходимы следующие условия: факт явки самого лица, совершившего преступление, добровольное заявление о совершенном преступлении, неизвестность факта совершения преступления правоохранительными органами до явки с повинной.

Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

Данный повод для возбуждения уголовного дела предусмотрен п. 3 ч.1 ст. 140 УПК РФ и охватывает все прочие случаи получения сообщений о преступлении, кроме тех, что рассмотрены выше и предусмотрены п. 1 и п. 2 ч. 1 указанной нормы УПК РФ.

Информация о преступлении, полученная из различных источников, побуждает специально уполномоченных лиц провести проверку с тем, чтобы сделать обоснованный вывод о наличии или отсутствии данных о признаках преступления в той информации, которая поступила.

Ряд авторов пытаются дать перечень тех источников, из которых может быть получена информации о совершенном преступлении. Среди источников информации, подпадающих под значение повода для возбуждения уголовного дела на основании п.3.ч.1. ст. 140 УПК РФ выделяются такие как:

- материалы, собранные в результате служебной деятельности органами и специально уполномоченными должностными лицами. В первую очередь это результаты оперативно-розыскной деятельности (на основании Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»), а также результаты прокурорско-надзорной деятельности (на основании Федерального закона «О прокуратуре РФ»), материалы, полученные в ходе служебной деятельности правоохранительных органов по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности;

- информация граждан, организаций и должностных лиц, поступающая по телефону или телеграфу, включая сообщения лечебных учреждений об обращении граждан с телесными повреждениями, происхождение которых может быть результатом преступных действий;

- сведения о пожарах, авариях, стихийных бедствиях и несчастных случаях с людьми, а также оповещения о других происшествиях;

- статьи, заметки и письма, опубликованные в печати и других средствах массовой информации, содержащие сведения о преступлении.

Я полагаю, что вопрос об установлении перечня возможных источников, которые бы попали под значение повода для возбуждения уголовного дела на основании п. 3 ч.1 ст. 140 УПК РФ, а также определение их сущности достойно быть предметом самостоятельного научного исследования. Вместе с тем, некоторые из указанных источников заслуживают внимательного рассмотрения в рамках данного исследования.

Относительно заметок и публикаций в печати следует отметить, что исторически они выпадают из системы поводов для возбуждения уголовного дела. Газета, например, была изобретена значительно раньше, чем написан Устав уголовного судопроизводства 1864 г. Однако в ст. 297 Устава уголовного судопроизводства мы такого "законного повода к начатию следствия" не увидим. Система поводов не включала тогда заметки в качестве самостоятельного источника о преступлении. 15

Поводы, изложенные в УПК РСФСР 1923 г. также освобождали органы предварительного расследования от обязанности "читать газеты". Ст. 91 УПК 1923 г. к поводам причисляла:

- заявление граждан и различных объединений и организаций;

- сообщение правительственных учреждений и должностных лиц;

- явку с повинной;

- предложение прокурора;

- непосредственное усмотрение органов дознания, следователя или суда.16

Напротив, УПК РСФСР 1960 г. фактически вменил в обязанности органам расследования следить за прессой и другими средствами массовой информации, что наложило на органы дознания, следователя, прокурора или суда "обязанность систематически следить за периодической печатью, обращать самое пристальное внимание на опубликованные в ней статьи, письма и заметки и немедленно реагировать на любое из этих сообщений, если только в нем приведены какие-либо сведения о готовящемся или совершенном преступлении"17.

Другими словами, сотрудник органов внутренних дел, читающий газету, кроме информационного самоудовлетворения еще должен отыскивать признаки преступления. Действительно, учитывая нынешний массив печатной продукции, можно говорить именно об обнаружении этих заметок, и более того о непосредственном обнаружении признаков преступления.

Данное обстоятельство послужило тому, что ряд ученых- процессуалистов вполне обоснованно рассматривали заметки и письма, опубликованные в печати как разновидность (по сути, а не по форме) такого повода, как "непосредственное обнаружение признаков преступления". Так, С.В.Бородин полагал, что "когда сообщения стенных газет становятся известными органам, компетентным решить вопрос о возбуждении уголовного дела, поводом к этому явится непосредственное обнаружение признаков преступления соответствующим органом"18.

Под статьями, заметками и письмами понимались и такие формы публикаций, как передовицы газет и журналов, "колонки редактора", фельетоны, очерки, сообщения о мерах, принятых по критическим выступлениям в печати.

Этот перечень публикаций в печати не являлся исчерпывающим. Поводом для возбуждения уголовного дела могли и могут быть интервью, фельетоны и любые другие публикации в периодической печати, содержащие сведения о готовящихся или совершенных преступлениях. Зачастую такие сведения содержатся в сообщениях Контрольной палаты, которые публикуются в центральных и местных газетах, многотиражных газетах ведомств, комбинатов, трестов, заводов и фабрик. Наличие в УПК такого повода для возбуждения уголовного дела обязывает милицию, следователей, прокуроров и судей постоянно следить за сообщениями печати и реагировать на них.

Корреспонденция, содержащая сведения о преступлении, приобретает значение повода для возбуждения уголовного дела с момента ее публикации в центральных, республиканских журналах и газетах, областных, краевых, городских и районных газетах; многотиражках предприятий, учреждений, организаций.

Заметки стенной печати к поводам для возбуждения уголовного дела не относятся. Направление такой заметки редактором стенной газеты в орган дознания, следователю, прокурору или в суд рассматривается как разновидность сообщений общественных организаций.19

Когда же сообщения стенных газет становятся известными органам, компетентным решить вопрос о возбуждении уголовного дела, поводом для этого явится непосредственное обнаружение признаков преступления соответствующим органом.

Под непосредственным обнаружением (органом дознания, следователем, прокурором, судом) признаков преступления как поводом для возбуждения уголовного дела понималось ранее и надо понимать сейчас - факты выявления кем-либо из них в процессе осуществления служебной деятельности сведений об обстоятельствах, указывающих на совершение или подготовку уголовно наказуемых деяний.

Наличие этого источника как повода для возбуждения уголовного дела можно констатировать при условии, что орган, обнаруживший признаки преступления, ранее не располагал заявлением (сообщением) о его совершении.

Следует учитывать, что момент возникновения повода - в виде непосредственного обнаружения признаков преступления - нередко зависит от того, является ли органом дознания конкретное должностное лицо или государственный орган (ст. 40 УПК РФ). Если признаки преступления были обнаружены должностными лицами, указанными в ст. 40 УПК в результате осуществления ими своих служебных функций, то тогда налицо наличие повода для возбуждения уголовного дела, предусмотренного п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ, только после составления указанным должностным лицом рапорта об обнаружении признаков преступления.

Несколько иная картина складывается в случаях, когда органом дознания является государственный орган исполнительной власти. При обнаружении признаков преступления сотрудниками этих органов повод, предусмотренный п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ, появляется только после того, как начальник органа дознания убедится в том, что представленные ему материалы (рапорты, объяснения, протоколы и т.д.) содержат сведения о совершении деяния, подпадающего под признаки преступления. Если начальник соответствующего органа дознания придет к выводу, что для констатации наличия этого повода необходимо провести дополнительную проверку по первичным материалам, она осуществляется в рамках административно-служебной или оперативно-розыскной, а не уголовно- процессуальной деятельности.

Непосредственное обнаружение признаков преступления лично начальником органа дознания (в случаях, например, рассмотрения им материалов об административных правонарушениях) сразу же приобретает значение повода для возбуждения уголовного дела.

Специфика этого источника в качестве повода для возбуждения уголовного дела состоит в том, что вопрос о возбуждении уголовного дела решается не в связи с поступлением заявления, сообщения или письма о готовящемся или совершенном преступлении, а по инициативе органа дознания, следователя, прокурора. В любом случае на основании ст. 143 УПК РФ начальник органа дознания, дознаватель, следователь или прокурор должны составить рапорт об обнаружении признаков преступлении, что и будет являться поводом для возбуждения уголовного дела.

Дознаватель, а также следователь обнаруживают признаки готовящихся или совершенных преступлений в ходе процессуальной деятельности при производстве расследования по уголовным делам, которые уже возбуждены. Признаки преступления могут быть обнаружены и в ходе проведения оперативно-розыскных мер органом дознания. В ст. 11 Закона об ОРД, указывается, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела20, на основании УПК в соответствии с п. 3 ст. 140.

Прокурор непосредственно обнаруживает признаки преступления в процессе осуществления надзора за исполнением законов, надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, надзора за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу, при участии в рассмотрении дел судами; при приеме граждан, рассмотрении жалоб, ходатайств участников уголовного судопроизводства и т.д.

Как следует из смысла уголовно-процессуального закона, рапорт должностного лица об обнаружении признаков преступления составляется в момент получения первичной информации. Однако это не исключает и того, что в некоторых случаях рапорт может явиться результатом специально предпринятой проверки. В отдельных случаях информация может лишь заинтересовать правоохранительные органы и быть основанием для проверки, а не для составления рапорта об обнаружении признаков преступления. Лишь в результате такой проверки можно констатировать факт установления наличия или отсутствия признаков преступления.

Таким образом, закон предусматривает строго определенный перечень поводов для возбуждения уголовного дела. Это означает, что вопрос о возбуждении уголовного дела возникает только в том случае, если информация о совершенном или готовящемся преступлении получена из предусмотренных законом источников.

При принятии решения о возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении - именно это сообщение (при его подтверждении) и является поводом для возбуждения уголовного дела.

При принятии же решения о возбуждении уголовного дела по результатам проверки иной информации о правонарушении - поводом для возбуждения уголовного дела является непосредственное обнаружение признаков преступления сотрудниками органов внутренних дел, о чем составляется рапорт об обнаружении признаков преступления в соответствии со ст. 143 УПК РФ.


ГЛАВА 2. ПОНЯТИЕ, ЭЛЕМЕНТЫ И ПРОБЛЕМЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО УСТАНОВЛЕНИЯ ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА.

2.1. Понятие и процессуальный порядок установления основания для возбуждения уголовного дела

С наличием повода для возбуждения уголовного дела законодатель связывает начало уголовного процесса вообще, и начало стадии возбуждения уголовного дела в частности. Наличие повода рассматривается как юридический факт, обязывающий правомочные органы и должностных лиц рассмотреть его (повод) и решить вопрос о возбуждении уголовного дела.

Однако, для того, чтобы правильно разрешить процессуальный вопрос одного повода недостаточно. Для возбуждения уголовного дела необходимо соответствующее основание. Это условие законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. Понятие основания для возбуждения уголовного дела сформулировано в части 2 ст. 140 УПК РФ: «Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления». Анализ правового положения позволяет сделать вывод о том, что понятие «основание для возбуждения уголовного дела» характеризуется двумя критериями:

- юридическим, то есть наличием в событии, о котором стало известно полномочному органу, признаков преступления;

- фактическим, то есть наличием достаточных данных, на основе которых устанавливаются признаки преступления.

Несмотря на свою лаконичность, формулировка закона дает пищу для многих объемных научных размышлений. Научные дебаты ведутся вокруг содержательной оценки законодательной терминологии: достаточные данные, указывающие на признаки преступления.

"Признаки преступления" и "достаточные данные", на них указывающие, по мнению Н.Н. Ковтуна, находятся в соотношении - предмет и пределы доказывания: первые выступают предметом, вторые - пределами21. Естественно, что названные понятия на стадии возбуждения уголовного дела весьма специфичны.

Сложность толкования понятия "основание для возбуждения уголовного дела" вызывается тем, что:

- не определено само понятие "достаточные данные" на законодательном уровне, а также его место в структуре законодательных предписаний. С одной стороны, речь об этих данных идет в норме уголовно- процессуального закона, которая устанавливает поводы и основание возбуждения уголовного дела. Можно предположить, что основание для возбуждения уголовного дела должно содержаться в указанном законом поводе (заявлении, сообщении и т. д.). С другой стороны, законодатель об этом прямо не говорит, оставляя возможность получения данных, достаточных для возбуждения уголовного дела, и из других источников, а не только из повода, указанного в законе. Но такие источники законом определены не точно;

- неоднозначно выражен юридический элемент основания для возбуждения уголовного дела (речь идет о достаточных данных, указывающих на совершение преступления, на признаки преступления, на наличие признаков преступления).

Уяснение понятия "основание для возбуждения уголовного дела" представляет теоретический интерес и имеет больше практическое значение, ибо юридические понятия обеспечивают единообразное понимание права, придают ему цельность, последовательность. Содержание деятельности по рассмотрению заявлений и сообщений о преступлениях находится в прямой зависимости от толкования понятия "достаточные данные, указывающие на признаки преступления".

Данное понятие является оценочным и имеет сложный характер, включающий элементы и абсолютной, и относительной определенности. Существование в законе оценочного понятия, включающего элементы абсолютной и относительно определенности, вызывает трудности при установлении основания для возбуждения уголовного дела. При определении указанного основания сложность вызывают: круг обстоятельств, сведениями о которых надо располагать; уровень знаний об этих обстоятельствах (т. е. вероятность совершения преступления), наконец, степень достоверности и достаточности установления каких-либо обстоятельств.

Я считаю, что для решения вопроса о наличии основания, достаточного для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, необязательно иметь вполне достоверный вывод о готовящемся или совершенном преступлении. Достаточно, если это деяние подтверждается с определенной степенью вероятности, если о нем есть серьезное предположение, вытекающее из конкретных фактических данных. Нельзя согласиться с мнением, что при возбуждении уголовного дела необходимо исходить "из достоверности самого факта, по поводу которого сделано сообщение"22. Для органов следствия и дознания, достоверность, суть безусловная верность соответствующего вывода, истинность, полное соответствие объективной действительности фактов, с которыми они имеют дело. О достоверности можно говорить тогда, когда эти органы относительно данного факта имеют исчерпывающие сведения, знают его всесторонне, полностью убеждены в его существовании. Говорить о ней правомерно, например, при привлечении того или иного лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, при составлении обвинительного заключения по делу и при вынесении судебного приговора. В первой же стадии уголовного процесса - добиваться достоверного вывода о преступлении рано. Тут еще неизвестны многие детали признаваемого преступным факта, знания о нем подчас проблематичны, основываются на ограниченных, а порою даже на внешне противоречивых данных".

В то же время сомнения, лежащие в основе вывода о наличии преступного факта, сами по себе должны быть серьезными, убедительными. Но необязательно, чтобы они были полными, во всех деталях между собой согласованными и безусловно исключали бы противоположный вывод144.

Даже в тех случаях, когда факт преступления является несомненным, при возбуждении уголовного дела еще нет достаточных данных о всех его существенных чертах и потому говорить об истинности этого факта, о достоверности вывода о нем нельзя. Тут следует иметь ввиду, что очевидность и достоверность (истинность) - понятия не тождественные, что в природе и обществе они не всегда совпадают. Поэтому надо уметь видеть за очевидностью другие возможные выводы". Практика показывает, что факты, которые были установлены на стадии возбуждения уголовного дела и представлялись вполне очевидными, в ходе предварительного расследования нередко существенно видоизменяются, получают иную окраску или опровергаются вообще.

Отдельного рассмотрения на наш взгляд заслуживает проблема, касающаяся того, как должно устанавливаться основание для возбуждения уголовного дела? Каким образом законодатель регулирует механизм установления достаточных данных, указывающих на признаки преступления?

В УПК РСФСР (ст. 109) был определен минимальный перечень действий, направленный на проверку информации о преступлении. Так, в соответствии со ст. 109 УПК РСФСР предусматривалось производство истребования необходимых материалов, получение объяснений и иные действия, однако без производства следственных действий.

Новый УПК РФ в ст. 144 указывает на обязанность должностных лиц принять и проверить сообщение о преступлении, не конкретизируя, какими именно действиями возможно осуществление этой самой проверки. В то же время, как следует из смысла закона, законодатель не запрещает производить такие проверочные действия как: истребование предметов, материалов, документов, в том числе и характеризующих личность, получение объяснений, проведение исследований, инвентаризации. Более того, ч. 3 ст. 144 УПК РФ предусматривает даже возможность продления срока проверки информации о преступлении до 30 суток в случае, если возникает необходимость в проведении документальных проверок или ревизий. Следовательно - эти проверочные действия не только можно, но и нужно проводить, если в этом есть необходимость на стадии возбуждения уголовного дела. На основании межведомственных нормативных актов проведение отдельных проверочных действий может быть признано обязательным к производству, как, например, проведение исследования для установления принадлежности вещества к наркотическим средствам.

Именно путем производства проверочных действий, собираются и устанавливаются основания возбуждения уголовного дела, то есть устанавливаются достаточные данные, указывающие на признаки преступления.

Однако возникает вопрос: имеют ли доказательственное значение документы, полученные в ходе проверки сообщения о преступлении?

Среди ученых-процессуалистов обозначенный вопрос является дискуссионным. Одни авторы не признают доказательственного значения подобных документов, таких как объяснения, рапорта, справки- исследования. Другие - напротив, полагают, что подобные документы могут использоваться в качестве источников доказательств как документы - доказательства. Я полагаю, что суть разногласий происходит из-за различных подходов авторов к вопросу о процессуальном характере деятельности на стадии возбуждения уголовного дела и о начальном моменте процесса доказывания в уголовном судопроизводстве23.

Те авторы, которые полагают, что процесс доказывания начинается только после возбуждения уголовного дела — не придают доказательственного значения документам, полученным на стадии возбуждения уголовного дела. Отрицая уголовно-процессуальный характер деятельности по установлению основания для возбуждения уголовного дела, отдельные ученые-процессуалисты полагают, что эта деятельность носит розыскной характер24. По их мнению, действия, направленные на получение объяснений, истребование материалов и документов, не регулируется нормами уголовно-процессуального закона, а потому не могут носить процессуального характера. Так, например, рассуждая по данному поводу,

И.Л. Петрухин отмечал, что уголовно-процессуальный закон упоминает и об оперативно-розыскных мероприятиях, однако из этого не следует, что эти меры носят процессуальный характер.25

Мы не разделяем приведенную точку зрения авторов и полагаем, что действия по приему и проверке информации о преступлении, получение объяснений, истребование материалов и документов, проведение исследований — все это основано на уголовно-процессуальном законе, поскольку служит основанием для принятия одного из процессуальных решений. Прежде всего, очевидно, что имеют доказательственное значение протоколы осмотра места происшествия и освидетельствования, заключение судебного эксперта и специалиста, а также некоторые документы, то есть те, о которых сказано в главе 19 УПК РФ - акты документальных проверок и ревизий, рапорт об обнаружении признаков преступления. Но все эти документы, как и заключение специалиста, нуждаются в проверке на стадии предварительного расследования и в суде.

Справедливо на наш взгляд полагают некоторые ученые, что «в качестве основания процессуального решения выступает доказанность или недоказанность фактов и образуемых ими фактических обстоятельств»132. Было бы неверно считать, что вынесению решения, основанного на доказанности или недоказанности фактических обстоятельств, предшествует деятельность, не представляющая собой уголовно-процессуальное доказывание. Более того, деятельность на стадии возбуждения уголовного дела имеет значение не только для принятия решения на данной стадии уголовного процесса, поскольку его результаты используются и на последующих стадиях (например, суды исследуют и ссылаются на протоколы осмотра места происшествия, различные документы).26

Я полагаю, что отсутствие в уголовно-процессуальном законе четкой регламентации проверочных действий следует рассматривать как несовершенство законодательного регулирования деятельности на стадии возбуждения уголовного дела. Среди ученых — процессуалистов уже давно высказывались предложения о необходимости более четкой и конкретной законодательной регламентации проверочной деятельности должностного лица по проверке сообщения о преступлении. Так, например, А.П. Капранов отмечает, что получение объяснений от граждан — является наиболее распространенным проверочным действием, имеющим важное значение при принятии решения о возбуждении уголовного дела. В этом документе — объяснении - могут содержаться важные фактические данные, указывающие на признаки преступления. Вместе с тем отсутствие на законодательном уровне перечня лиц, порядка вызова и гарантии явки, а также гарантии получения правдивых объяснений, оказывает негативное влияние на качество и полноту проверки заявлений.27

«Значимость содержащейся в объяснениях информации для правильного разрешения заявлений действительно диктует необходимость закрепления в законе обязанности граждан являться по вызовам, а также законодательной регламентации процедуры получения объяснений» - считает С.Ф. Шумилин Предложение другого автора сводится к тому, что законодательное закрепление обязанности граждан давать объяснения имеет смысл лишь при условии установления процедуры дачи и получения объяснений, которое будет включать также предупреждение об ответственности за уклонение от дачи объяснений и сообщения ложных сведений28.

Относительно юридического значения документов, полученных и оформленных при проверке сообщения о преступлении, следует отметить, что я разделяю точку зрения ученых - процессуалистов, выступающих за придание этим документам процессуального значения доказательств на основании ст. 84 УПК РФ.

Вместе с тем в юридической литературе существует мнение согласно которому, документы, полученные на этапе возбуждения уголовного дела будут иметь значение доказательств только после того, как они будут указаны в перечне источников доказательств в ст. 74 УПК РФ. Так, например, Н.А. Власова предлагает дополнить перечень источников доказательств - объяснениями. Она полагает, что относить объяснения к такому источнику доказательств как документы на основании ст. 84 УПК РФ - нельзя. Суть документа по ее мнению иная - это деловая бумага, подтверждающая какой-либо факт или право на что-либо. К ним можно отнести акты ревизий, характеристики, приказы и т.д.. Объяснения же это фактически показания, так как лицо сообщает о том, что он видел или знает. Они похожи с показаниями как источником доказательств и их гносеологическая суть одна. Свое решение H.A. Власова аргументирует тем, что перечень источников не может быть всегда стабилен. Например, в 1995 году этот перечень дополнили актами ревизий и документальных проверок (ст. 69 ч.2 УПК РСФСР). 29

Я не могу не согласиться с предложением автора, так как и акты ревизий, и акты документальных проверок, также как и объяснения - всё это разновидности такого источника доказательств как иные документы. Следует обратить внимание, что в тексте ныне действующего уголовно- процессуального закона в ст. 74 УПК РФ законодатель не указал акты ревизий как самостоятельный источник доказательств, видимо согласившись с мнением о том, что это просто разновидности иных документов. Если в перечисленных бумагах изложены сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, то они относятся к источникам доказательств в виде иных документов. Излишняя конкретизация перечня таких документов приведет к постоянному расширению перечня источников доказательств, что представляется не целесообразным. Поэтому с моей точки зрения наиболее оптимальным разрешением обозначенной проблемы следует считать предложение о признании доказательственного значения тех документов, которые получены в результате проверки сообщения о преступлении с целью установления основания для возбуждения уголовного дела, при условии, что они содержат в себе сведения, имеющие значение для дела.

Я разделяю позицию тех ученых-процессуалистов, которые признают доказательственное значение тех документов, которые были получены при установлении основания для возбуждения уголовного дела.

В пользу данной точки зрения можно привести дополнительный аргумент следующего содержания. Согласно положению уголовно- процессуального закона собирание доказательств осуществляется на основании ч. 1 ст. 86 УПК РФ в ходе уголовного судопроизводства, путем производства следственных и иных процессуальных действий. На основании п. 56 ст. 5 УПК РФ уголовное судопроизводство - это досудебное и судебное производство. Досудебное производство в свою очередь на основании п.9 ст. 5 УПК РФ начинается с момента получения сообщения о преступлении. Следовательно, деятельность, которая начинается с момента получения сообщения о преступлении и осуществляемая на стадии возбуждения уголовного дела также регулируется ст. 86 УПК РФ «Собирание доказательств». Из данного теоретического положения следует вывод, что деятельность на стадии возбуждения уголовного дела носит процессуальный характер, поскольку урегулирована уголовно-процессуальным законом, а документы, полученные в ходе этой деятельности, имеют значение доказательств, поскольку их собирание предусмотрено ст. 86 УПК «Собирание доказательств».

Вместе с тем, я полагаю целесообразным дополнить ст. 144 УПК РФ перечнем тех проверочных действий, которые вправе осуществлять должностное лицо, производимое проверку сообщения о преступлении, минимально регламентировав процедуру их производства. Например, для получения объяснения указать на необходимость предупреждения опрашиваемого лица об уголовной ответственности за дачу ложных объяснений, а также, соблюдая права граждан, установить обязанность разъяснения опрашиваемому лицу права не раскрывать сведения против него самого и его близких родственников.

Помимо проверочных действий основание для возбуждения уголовного дела может быть установлено и в ходе производства следственных действий.

Согласно тексту УПК РСФСР до возбуждения уголовного дела разрешалось производство только одного следственного действия — осмотр места происшествия.

Так, например, справедливо с моей точки зрения замечает Орлов Ю. о том, что перечень следственных действий, возможных производством до возбуждения уголовного дела, следовало указать в ст. 144 УПК, где указан порядок проверки сообщений о преступлении, а не в ст. 146 УПК.30 У автора вызывает недоумение указание перечня следственных действий, возможных производством до возбуждения уголовного дела в скобках. «Как их понимать? Исчерпывающий ли это перечень? Это означает «например» или «в том числе»»- спрашивает Ю. Орлов. Надо признать, что несовершенство законодательной техники очевидно. Действительно, трудно объяснить, почему и каким образом понимать перечень следственных действий, данных в скобках? Возможны различные разрешения этого вопроса, что собственно и имеет место среди ученых и практиков.

Таким образом, как свидетельствует проведенный анализ мнений, высказанных учеными в специальной литературе, у процессуалистов нет единого мнения относительно того, можно ли проводить до возбуждения уголовного дела указанные в ст. 146 УПК следственные действия? Я полагаю, что такое положение нуждается в исправлении, поскольку законодательные установления должны пониматься всеми однообразно, четко и конкретно.

Буквальное толкование закона позволяет сделать вывод о том, что такие следственные действия как осмотр места происшествия, освидетельствование, а также принятие процессуального решения о назначении экспертизы - допустимы до возбуждения уголовного дела. В то же время, если ч. 2 ст. 176 УПК РФ конкретно содержит указание на то, что осмотр места происшествия можно в исключительных случаях производить до возбуждения уголовного дела, то относительно освидетельствования такого указания в ст. 179 УПК РФ законодатель не сформулировал. Более того, согласно указанной норме закона, освидетельствование может быть произведено в отношении подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а также свидетеля, с согласия последнего. Перечисленных участников уголовного судопроизводства нет на стадии возбуждения уголовного дела, поэтому остается непонятным, в отношении кого можно производить освидетельствование до возбуждения уголовного дела согласно ст. 146 УПК РФ?

Анализ текста ст. ст. 146 и 179 УПК РФ позволяет констатировать тот факт, что такое следственное действие как освидетельствование практически невозможно производить на стадии возбуждения уголовного дела.

Подобная же ситуация возникает и с постановлением о назначении экспертизы. Поскольку в ст. 146 УПК РФ речь идет именно о назначении, а не о производстве экспертизы, следовательно, должностное лицо, осуществляющее проверку сообщения о преступлении, вправе только назначить экспертизу, то есть вынести постановление о её назначении. Вместе с тем, согласно разделу 2 УПК РФ ряд участников уголовного судопроизводства (потерпевший, подозреваемый, обвиняемый) вправе ознакомиться с подобным постановлением, а также имеют ряд иных полномочий в связи с принятием указанного процессуального решения. Однако этих участников нет на стадии возбуждения уголовного дела, так как лица, приобретают соответствующий процессуальный статус только после возбуждения уголовного дела и после надлежащего оформления.

Возникает закономерный вопрос: зачем выносить постановление о назначении экспертизы, если, во-первых, само производство экспертизы возможно только после возбуждения уголовного дела, а во-вторых, вынесение постановления о производстве экспертизы может нарушить права участников процесса, имеющих право на ознакомление с данным постановлением? На мой взгляд, в тексте уголовно-процессуального закона необходимо было бы предусмотреть возможность производства, а не назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела хотя бы по отдельным составам преступлений. Следует признать тот факт, что в отдельных случаях без заключения специалиста, без специального исследования порой бывает невозможно разрешить вопрос о наличии основания для возбуждения уголовного дела, особенно по таким преступлениям как незаконное ношение огнестрельного оружия, холодного оружия, приобретение и незаконное хранение наркотических средств, боевых припасов. В настоящее время уголовные дела по указанным преступлениям возбуждаются при наличии справки - исследования, произведенного специалистом — экспертом на стадии возбуждения уголовного дела. Однако такая справка не заменяет заключения эксперта как источника доказательства и поэтому после возбуждения уголовного дела по этим же предметам (объектам) проводится повторное исследование, но уже в виде экспертизы.

С моей точки зрения, было бы целесообразно закрепить на законодательном уровне возможность не только назначения, но и производства судебной экспертизы, при решении вопроса о возбуждении уголовного дела. Данное предложение уже давно высказывалось учеными- процессуалистами и криминалистами на страницах юридической печати, однако до сих пор оно не нашло отзыва у законодателя.

Определенный интерес представляют рассуждения C.B. Лаврухина и В.М. Юрина, которые отстаивают возможность производства отдельных следственных действий до возбуждения уголовного дела. Для обоснования своего предложения указанные авторы приводят ряд доводов:

- Произойдет радикальное укрепление законности. Существующий в законе пробел практика восполняет суррогатами следственных действий: обыск и выемка подменяются "изъятиями", назначение экспертизы — организацией исследования, следственный эксперимент — контрольным запуском сырья в производство и т. д. Иными словами, наблюдается феномен "теневого" уголовного процесса, что никак не согласуется с концепцией формирования правового государства31.

Суды признают доказательственное значение результатов проверочных действий, оформленных, как правило, различными актами, не без основания причисляя их к документам — законным источникам доказательств. При этом игнорируются наличие оснований для производства проверочного действия, права и законные интересы его участников. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить практику производства, с одной стороны, изъятий предметов и документов до возбуждения уголовного дела и, с другой стороны, обыска и выемки.32

Расширение круга методов предварительной проверки за счет следственных действий, несомненно, укрепит гарантии конституционных прав граждан, в частности воспрепятствует необоснованному изъятию у граждан материальных ценностей, связанных с преступлениями.

- Проверочные и следственные действия едины по своей природе, выполняют познавательную и удостоверительную функции.33

- Оказывание обстоятельств, достаточных для возбуждения дела, путем производства следственных действий — основной источник доказательств (ст. 74 УПК).

- Будет достигнута экономия процессуальных средств установления истины в уголовном судопроизводстве, исключено повторение одних и тех же действий. Например, допрос вытеснит получение объяснений, осмотр — контрольный обмер и т. д.

- Повысится эффективность неотложных следственных действий, ибо следы преступления в меньшей мере подвергаются уничтожению и изменению.

- Устраняются запрограммированные законом тупиковые ситуации предварительной проверки. Нередко признаки преступления могут быть обнаружены лишь в результате экспертного исследования вещественных доказательств (обнаружение поддельных денег, фальсифицированных продуктов и др.). Однако справка эксперта, составленная по результатам научно-технического исследования, лишена доказательственного значения и к материалам предварительной проверки не приобщается. Но уголовное дело, тем не менее, возбуждают в условиях сохраняющейся проблемной ситуации, руководствуясь "внутренним убеждением".

- Большие возможности следственных действий в плане собирания доказательств увеличат темп предварительной проверки и повысят ее качество.

- Появится возможность принимать реальные и своевременные меры по обеспечению конфискации имущества, пресечению преступлений.

Перечисленные аргументы не исчерпывают всех доводов в пользу реформы методов предварительной проверки информации о преступлении, но и они достаточны для изменения редакции ст. 144 УПК РФ.

Я согласен с указанной позицией авторов лишь отчасти. Я не разделяю их позиция, о возможности производства на стадии возбуждения уголовного дела таких следственных действий как допрос свидетеля, потерпевшего, обыск, выемка и другие. Необходимость расширения перечня следственных действий, возможных производством до возбуждения уголовного дела, должна определяться в первую очередь с учетом соблюдения прав участников уголовного судопроизводства.

С моей точки зрения на стадии возбуждения уголовного дела должен осуществляться тот минимум следственных действий, который будет необходим для принятия решения о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Все иные следственные действия необходимые для доказывания обстоятельств, имеющих значение по делу и перечисленные в ст. 73 УПК РФ, должны осуществляться уже после возбуждения уголовного дела на стадии предварительного расследования. В противном случае стадия возбуждения уголовного дела потеряет свое первоначальное предназначение и фактически сольется со стадией предварительного расследования.

Я полагаю, что на стадии возбуждения уголовного дела необходимо законодательным образом разрешить производство осмотра места происшествия и отдельных видов экспертиз, прежде всего тех, производство которых является обязательным. При этом обратим внимание на то, что с внесением в УПК РФ дополнений и изменений о доказательственном значении заключения специалиста, надобность в неотложном характере целого ряда других судебных экспертиз отпала.

Кроме того, необходимо учитывать, что доводы сторонников о возможности задержания до возбуждения уголовного дела Верховным Судом РФ признаны обоснованными.34 А вместе с тем, стало ясно, что на анализируемой стадии возможно появление подозреваемого. В такой ситуации отпали доводы указанных выше авторов о том, что до возбуждения уголовного дела нет субъектов освидетельствования.

Таким образом, можно прийти к выводу о том, что хотя законодатель в ч. 4 ст. 146 УПК РФ и закрепил возможность производства отдельных следственных действий и принятия процессуальных решений до возбуждения уголовного дела, однако с точки зрения их практического выполнения осуществить законодательные предписания практически невозможно (кроме осмотра места происшествия).

В этой связи я предлагаю: во-первых, привести в соответствие с положением ч. 4 ст. 146 текст нормы ст. 179 УПК РФ, дополнив её указанием на возможность производства освидетельствования до возбуждения уголовного дела в исключительных случаях. Во-вторых, более конкретно сформулировать в ч. 4 ст. 146 УПК положение о возможности производства отдельных видов экспертиз на стадии возбуждения уголовного дела в целях установления достаточности основания для возбуждения уголовного дела. Дополнить ст. 144 УПК РФ перечнем следственных действий, возможных производством при проверке сообщения о преступлении.

Определив понятие и составные элементы основания для возбуждения уголовного дела, а также уяснив сущность процессуального порядка его установления, следует более подробно остановиться на рассмотрении элементов основания для возбуждения уголовного дела:

- достаточные данные, указывающие на признаки преступления;

- признаки преступления.

2.2  Признаки преступления как элемент основания для возбуждения уголовного дела

Поскольку без наличия признаков преступления не может возникать и основание для возбуждения уголовного дела, рассмотрим их в первую очередь. По мнению ряда авторов, "признаки преступления - это определенные факты реальной действительности, представляющие собой следы преступления, указывающие на возможность совершения конкретного преступления". В этом смысле признаки преступления иногда именуются криминалистическими. Но нас больше интересует не криминалистический, а уголовно-правовой подход к признакам преступления, поскольку признаки не стоит воспринимать в буквальном смысле слова.

Понятие «признаки преступления» используется в правовой науке в нескольких значениях и не имеет однозначного значения и толкования. Следует признать, что в целом термин «признаки преступления» - в большей части уголовно-правовой. В теории уголовного процесса он исследуется в связи с анализом основания для возбуждения уголовного дела и только потому, что законодатель его использует в тексте закона (ст. 140 УПК). Содержание термина «признаки преступления» воспринимается правоприменителями недостаточно четко и зачастую отождествляется с понятием «состав преступления», что ведет к искажению замысла законодателя по поводу того, что на момент возбуждения уголовного дела нет необходимости устанавливать все элементы состава преступления. Это ведет к тому, что на первом этапе уголовного судопроизводства деятельность правоприменителя фактически направлена на установление не признаков преступления, а на установлении времени, места, способа и других обстоятельств совершения преступления, то есть события преступления. В этой связи следует согласиться с мнением Ю.В. Овсянникова, который предлагает использовать в законе вместо термина «признаки преступления» - «наличие достаточных данных, указывающих на событие преступления».186 Уголовно-правовой подход к признакам преступления, в свою очередь, заключается в определении качественных характеристик события, по которым оно распознается как общественно опасное и противоправное.

Эти черты в своей совокупности характеризуют сущность преступления данного вида, свидетельствуют о характере и степени его общественной опасности и потому "возведены в ранг" признака состава преступления.

Вообще уголовно-правовая сторона "признаков преступления" достаточно детально описана в юридической литературе. Приведем мнение некоторых ученых-процессуалистов, толкующих основание как:

- наличие достаточных данных о совершении общественно опасного, уголовно-наказуемого деяния, предусмотренного определенной нормой закона;

- минимум фактических данных, содержащих признаки преступления, относящихся к объективной стороне;

- выяснение признаков, относящихся к объекту посягательства и объективной стороне деяния;

- данные о наличии (или отсутствии) каждого из признаков, характеризующих определенное общественно-опасное деяние как преступление;

- объективные признаки (объект и объективная сторона) и в некоторых случаях признаки, характерные для специального субъекта преступления.

Признаки преступления в деянии выявляются путем сопоставления его обстоятельств, ставших известными к моменту решения вопроса о возбуждении уголовного дела, с признаками, указанными в диспозиции одной или нескольких статей уголовного закона (Особенной части УК), предусматривающими ответственность за действия, сходные с теми, информация о которых содержится в первичном материале.35 Конечно, элементы признаков преступления находятся в тесной связи с признаками состава преступления, характеризующими объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону.

Вместе с тем, как я уже отмечал, в момент принятии решения о возбуждении уголовного дела не обязательно иметь исчерпывающие сведения о всех элементах состава преступления. Полное и всестороннее установление конкретных лиц, формы вины, мотива, способа и других обстоятельств совершения преступления составляет задачу стадии предварительного расследования, а в дальнейшем - судебного разбирательства. Поэтому, если заявитель о преступлении не может указать лицо, совершившее преступление, то данное обстоятельство не может расцениваться как основание для отказа в возбуждении уголовного дела.

При анализе понятия признаков преступления как необходимого элемента основания для возбуждения уголовного дела особенно наглядно проявляется неразрывная связь уголовного и уголовно-процессуального права. Установление признаков преступления предполагает наличие достаточных данных о совершении общественно опасного, уголовно наказуемого деяния, предусмотренного определенной нормой уголовного закона. Уголовное дело может быть возбуждено только относительно преступления. Таковым, на основании уголовного закона может считаться такое деяние, которое обладает признаками общественной опасности, противоправности, виновности и наказуемости. Поэтому на момент возбуждения уголовного дела у соответствующих органов должны быть данные, которые указывали бы на совершение общественно-опасного, уголовно-наказуемого деяния, предусмотренного определенной статьей уголовного закона. Если в сообщении о деянии нет указаний о наличии уголовно-наказуемого деяния, а есть данные о совершении административного или дисциплинарного проступка, то нет и основания для возбуждения уголовного дела. В этой связи, при разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела необходимо обращать внимание на те признаки, которые отграничивают уголовно- наказуемое деяние от действий, порождающих лишь административные, гражданско-правовые и иные отношения, то есть признаки, характеризующие общественную опасность, противоправность, виновность и наказуемость деяния. Что касается такого признака деяния как виновность, то при решении вопроса о возбуждении уголовного дела по факту совершения преступления этот признак преступного деяния может и не устанавливаться.

Решающее значение имеет степень общественной опасности деяния. Общественная опасность присуща любым правонарушениям, а преступление - лишь наиболее опасное из них. В ст. 14 УК РФ раскрывается общественная опасность, как свойство преступления в целом, и в то же время указывается, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо преступного деяния, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству. Таким образом, установление фактических данных, указывающих на малозначительность деяния, по существу означает отсутствие признаков преступления и свидетельствует об отсутствии основания для возбуждения уголовного дела, хотя соответствующее деяние и может повлечь за собой применение административных, гражданско- правовых и иных мер.

Малозначительность деяния обусловливается не только свойствами объекта и характером действия или бездействия, но также характером и размерами наступивших последствий. Роль наступивших последствий как фактора, оказывающего существенное влияние на степень общественной опасности деяния, а следовательно, и на установление грани между преступлением и проступком, который не влечет применения уголовно-правовых мер, определяется, в частности, тем, что согласно закону за ряд преступлений уголовная ответственность наступает лишь при наличии значительных последствий: "значительный ущерб", "существенный вред", "тяжкие последствия" (ст. 167, 168, 224, 285, 286, 330 и другие статьи УК РФ).

Способ действий в ряде случаев используется законодательством в качестве основного критерия для установления уголовной ответственности за деяния, которые, будучи выполненными иными способами, влекут лишь административную, гражданско-правовую или иную ответственность. Так, для установления основания для возбуждения уголовного дела по признакам ст. 110 УК РФ требуется наличие достаточных данных, указывающих на жестокое обращение с потерпевшим и систематическое унижение его человеческого достоинства. Однако установление отягчающих обстоятельств преступления не может рассматриваться в качестве обязательного условия для решения вопроса о наличии признаков преступления как основания для возбуждения уголовного дела.

Общественная опасность определяется всеми признаками состава преступления, характеризующими объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону, но определяется она этими признаками не в равной мере как по преступлениям в целом, так и по отдельным составам. Ведущее значение при установлении на стадии возбуждения уголовного дела степени общественной опасности имеют объективные признаки, в частности, объект, последствия преступления, способ его совершения. Причинная связь между действием (бездействием) и наступившим последствием также является предметом рассмотрения при разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела. Хотя следует отметить, что установление наличия или отсутствия причинной связи без производства предварительного расследования не всегда представляется возможным.

По ряду составов субъектом преступления может быть не любое вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, а лишь лицо, обладающее определенными качествами. Это обстоятельство нельзя не учитывать при разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела по признакам деяния, уголовная ответственность за которое наступает лишь при наличии специального субъекта (например, по должностным или воинским преступлениям).

Рассматривая вопрос о наличии основания для возбуждения уголовного дела, следует иметь в виду, что признаки субъективной стороны преступления тесно связаны с признаками объективной стороны. В литературе справедливо указывалось на то, что объективное и субъективное в поведении людей тесно связано между собой. О признаках субъекта и субъективной стороны состава преступления можно судить по их внешним проявлениям — характеру деяния и его последствиям, т. е. субъективное в преступлении всегда находит свое выражение в объективном. Вместе с тем для принятия законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела не требуется установления всех субъективных признаков преступления. Поэтому, в частности, неправильным будет отказ в возбуждении уголовного дела в связи с тем, что заявитель не может указать на конкретное лицо, совершившее преступление. Полные данные о лице, форме его вины и других моментах субъективной стороны преступления, как правило, устанавливают не на стадии возбуждения уголовного дела, а в ходе предварительного расследования.36

Обязательным признаком преступления, тесно связанным с общественной опасностью, является уголовная противоправность, которая состоит в запрещенности деяния соответствующей уголовно-правовой нормой под угрозой применения к виновному наказания. Уголовная противоправность - юридическое выражение общественной опасности преступления. Характер уголовной противоправности, как необходимого признака каждого преступления, выражается, прежде всего, в составе преступления, указанного в диспозиции статьи Особенной части Уголовного кодекса. Правильный анализ диспозиции соответствующей статьи УК при разрешении заявлений и сообщений позволяет определить наличие или отсутствие признака противоправности в рассматриваемом деянии, установить, запрещено ли оно данной нормой. Неправильное расширительное толкование уголовного закона может привести к необоснованному возбуждению уголовного дела. Напротив, ограничительное (вопреки смыслу закона) толкование нередко служит причиной необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела.

При установлении основания для возбуждения уголовного дела, орган ознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь должны выяснить, признаки какого конкретного состава преступления имеют место в данном случае. Квалификация деяния по определенной статье Уголовного кодекса - один из существенных вопросов, возникающих на стадии возбуждения уголовного дела. Хотя при этом нельзя не подчеркнуть, что квалификация преступления в момент возбуждения уголовного дела может быть не окончательной, потому что в этой стадии, как правило, нет полных данных о признаках, характеризующих все элементы состава преступления.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании проведенного исследования сформулированы положения и выводы, имеющие как теоретическое, так и практическое значение:

Возбуждение уголовного дела — самостоятельная стадия уголовного процесса, с которой начинается уголовное судопроизводство, поскольку данной стадии присущи все признаки, характеризующие самостоятельность стадии уголовного судопроизводства:

  •  имеются четко выраженные временные границы — начальный и конечный моменты (начинается с поступления информации о преступлении и заканчивается принятием процессуального решения);
  •  определены процессуальные сроки;
  •  особый круг участников правоотношений, возникающих на этой стадии;
  •  имеет непосредственные задачи, присущие только данной стадии уголовного производства - проверить достоверность информации о преступлении и собрать достаточные основания для решения вопроса о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела;
  •  обладает специфическими средствами и способами для разрешения поставленных задач (без производства следственных действий, за исключением осмотра места происшествия, освидетельствования и назначения экспертизы, производятся иные действия, на проведение которых уполномочены органы дознания, направленные на сбор достаточных данных для возбуждения уголовного дела и установлению обстоятельств, препятствующих производству по делу);

- завершается принятием одного из предусмотренных уголовно- процессуальным законом решений: возбуждением уголовного дела, отказом в возбуждении уголовного дела, передачей сообщения по подследственности или в суд.

Возбуждение уголовного дела - это не одномоментный акт, а деятельность, которая включает в себя, помимо оперативно-розыскных мероприятий, систему процессуальных действий и правоотношений, протекающих в определенных условиях и специфических процессуальных формах. Эта деятельность предшествует предварительному расследованию и не может рассматриваться как один из его этапов, так как стадия расследования начинается только после возбуждения уголовного дела.

Я разделяю точку зрения тех ученых-процессуалистов, которые высказываются за переименование первой стадии уголовного судопроизводства. Возбуждение уголовного дела - это лишь одно из возможных процессуальных решений, принимаемых на первой стадии уголовного процесса. Помимо него могут быть приняты и иные решения, такие как: отказ в возбуждении уголовного дела, передача сообщения по подследственности или в суд (ч. 1 ст. 145 УПК). Деятельность по проверке сообщений о преступлении не всегда приводит к однозначному решению - возбудить уголовное дело. С этой точки зрения название стадии отождествляется с названием процессуального документа и не отражает полностью фактического содержании той деятельности, которая осуществляется на этой стадии судопроизводства.

С моей точки зрения первую стадию уголовного судопроизводства следует именовать как рассмотрение и разрешение сообщений о преступлениях.37 Именно в этом названии отражена суть действий, происходящих на первой стадии уголовного судопроизводства. Кроме того, при таком наименовании стадии понятие «возбуждение уголовного дела» будет трактоваться как один из видов процессуальных решений и, следовательно, исключается многоаспектность понимания данного термина. Вместе с тем считаю, что со временем, после серьезной подготовки к реформе досудебного производства, анализируемая начальная стадия уголовного судопроизводства реформируется в стадию, именуемую дознанием, с наделением органов дознания теми полномочиями при проверке заявлений и сообщений о преступлениях, которыми они пользуются в уголовном процессе зарубежных стран.

В работе предлагаю следующее понятие повода для возбуждения уголовного дела, которое предлагается включить в ст. 5 УПК РФ: «Поводы для возбуждения уголовного дела можно рассматривать как установленные законом источники первичных сведений о признаках совершенного или готовящегося преступления, поступившие и оформленные в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона, порождающие обязанность у специально уполномоченных государственных органов и должностных лиц начать уголовно-процессуальную деятельность по проверке поступившей информации для решения вопроса о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела».

Систему поводов характеризуют общие задачи и назначение их в уголовно-процессуальной сфере, единое рассмотрение их в качестве основания для начала уголовно-процессуальной деятельности, регулирование единым законом в рамках отдельного института уголовно- процессуального права, а также придание им свойства необходимого элемента для принятия одного из итоговых процессуальных решений на стадии возбуждения уголовного дела.

Устное заявление о совершенном или готовящемся преступлении должно быть обязательное отражено в протоколе устного заявления. Даже когда заявление о преступлении впервые прозвучало в ходе производства какого-либо следственного действия, оно отражается в первую очередь в протоколе данного следственного действия. Однако я полагаю, что законодатель не исключает необходимости впоследствии оформить данное сообщение о преступлении в виде письменного или устного заявления, с тем, чтобы иметь значение повода для возбуждения уголовного дела. Прием заявления и протокол следственного действия (или судебного разбирательства) имеют различные процессуальные значения. Если заявление о преступлении является поводом для возбуждения уголовного дела, то протокол следственного действия - это источник доказательства, полученное в ходе действия по уже возбужденному уголовному делу.

Факт явки с повинной как повод для возбуждения уголовного дела может иметь место только относительно преступления, которое ранее не было известно правоохранительным органам. Если явка с повинной имеет место по преступлению, о котором известно правоохранительным органам, то данный факт будет иметь иное значение. В этой связи я говорю о различных аспектах, в которых следует рассматривать явку с повинной.

Если правоохранительным органам было известно о совершенном преступлении, даже при условии, что преступление не раскрыто, то явка с повинной утрачивает значение повода для возбуждения уголовного дела, поскольку уголовное судопроизводство было уже начато на основании другого повода. В этом случае явка с повинной имеет значение факта признания вины. В этой связи заметим, что явка с повинной кроме значения повода для возбуждения уголовного дела имеет и другие формы или значения. Например, такие как в форме передачи себя в руки правосудию, в форме чистосердечного признания, в форме сопровождающейся с выдачей предметов и документов, либо сопровождающейся способствованием раскрытию преступления, либо заглаживанием вреда, либо примирением с потерпевшим.38

Для явки с повинной, как повода для возбуждения уголовного дела, необходимы следующие условия: факт явки самого лица, совершившего преступление, добровольное заявление о совершенном преступлении, неизвестность факта совершения преступления правоохранительным органам до явки с повинной.

Я разделяю позицию ученых, отстаивающих необходимость расширения перечня следственных действий, возможных производством на стадии возбуждения уголовного дела. Вместе с тем, регламентация производства следственных действий в тексте ныне действующего уголовно- процессуального закона следует признать несовершенной. Законодательное предписание относительно возможности производства такого следственного действия как освидетельствование с точки зрения его практического выполнения вызывает большие сложности. На основании ст. 179 УПК РФ освидетельствование может быть произведено в отношении подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а также свидетеля, с согласия последнего. Из перечисленных участников уголовного судопроизводства на стадии возбуждения уголовного дела нет никого, кроме подозреваемого; но и возможность его появления, несмотря на указанное выше судебное решение по данному вопросу, четко не определена в УПК.

Термин «признаки преступления» - в большей части уголовно- правовой. В теории уголовного процесса он исследуется в связи с анализом основания для возбуждения уголовного дела и только потому, что законодатель его использует в тексте закона (ст. 140 УПК). Содержание термина «признаки преступления» зачастую отождествляется правоприменителями с понятием «состав преступления», что ведет к искажению замысла законодателя по поводу того, что на момент возбуждения уголовного дела нет необходимости устанавливать все элементы состава преступления. Это ведет к тому, что на первой стадии уголовного судопроизводства, деятельность направлена на установление не признаков преступления, а на установление времени, места, способа и других обстоятельств совершения преступления, то есть события преступления. В этой связи я предлагаю использовать в законе вместо термина «признаки преступления» - «наличие достаточных данных, указывающих на событие преступления».

Установление признаков преступления предполагает наличие достаточных данных о совершении общественно опасного, уголовно наказуемого деяния, предусмотренного определенной нормой уголовного закона. Уголовное дело может быть возбуждено только относительно преступления. Таковым, на основании уголовного закона может считаться такое деяние, которое обладает признаками общественной опасности, противоправности, виновности и наказуемости. Элементы признаков преступления находятся в тесной связи с признаками состава преступления, характеризующими объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону.

Вместе с тем, в момент принятия решения о возбуждении уголовного дела не обязательно иметь исчерпывающие сведения обо всех элементах состава преступления. Полное и всестороннее установление конкретных лиц, формы вины, мотива, способа и других обстоятельств совершения преступления составляет задачу стадии предварительного расследования, а в дальнейшем - судебного разбирательства, а не стадии возбуждения уголовного дела.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Наумов А. В. Уголовное преследование на стадии возбуждения уголовного дела. / Законность.- 2008. – с. 142;
  2.   Крестов К.Н. «Реабилитирован посмертно». / М.: Юридическое издательство. – 2009 –с. 243.
  3.   Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуждении

уголовного дела. / Тула. – 2009. – с. 69.

  1.   Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. / Саратов. – 2012. – с 73.
  2.   Овчинников Ю. Стадия возбуждения уголовного дела нуждается в совершенствовании. / Законность. - 2002. – 36 с.;
  3.   Енаева Л.К. Уголовный процесс. / М.: ЮРАЙТ – 2010. – 369 с.
  4.   Громов Н.А. Уголовный процесс России. / Москва. – 2009. – 126 с.
  5.   Басков В.И. Прокурорский надзор: Учебник для вузов. / Москва. - 1996. – с. 123.
  6.   Басков В.И. Оперативно-розыскная деятельность. / Москва. - 1997. – 245 с.
  7.   Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. / М. -1991. – 362 с.
  8.   Белкин А.Р. Теория доказывания . / М. - 2010. – 46 с.  
  9.   Белозеров Ю.Н., Марцифин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. / М. -  1994. 85 с.
  10.   Викторский С.И. Русский уголовный процесс. / Учебное пособие. М. - 1997. – 370 с.
  11.   Власова H.A. Теоретические и правовые основы стадии возбуждения уголовного дела. Монография.  НИИ МВД России. 2011. – 249 с.
  12.   Галахов С. С. Правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности: лекция. / Домодедово РИПК МВД России. – 2009. – 216 с.
  13.   Громов H.A. Уголовный процесс России. / Москва. - 1998. -312 с.
  14.   Жогин Н. В., Фаткулин Ф. Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. / Москва. - 2009. – 216 с.
  15.   Ковтун H. H. Обеспечение неотвратимости уголовной ответственности при возбуждении уголовного дела. / Н.Новгород. - 1999. – 212 с.
  16.   Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Достаточность доказательств в уголовном процессе. /Изд. КГАУ. Краснодар. - 2000. – 369 с.
  17.   Масленникова JI.H. Процессуальное значение результатов проверочных действий в доказывании по уголовному делу. Учебное пособие. / М. Академия МВД РФ. – 2009. – 212 с.

1 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М. Советская энциклопедия. 1972. С. 484.

2 Жогин П.В., Фаткулин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М. 1961.

3 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации /Под общ ред В.В. Мозякова. М. 2002. С. 310.

4 Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. Под общ. ред. Лебедева В.М. Науч. ред. Божьев В.П. М. 2000. С. 228.

5 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ ред В.М. Лебедева. Науч. ред В.П. Божьев. М. 2002. С 292.

6 


7 Жогин П.В., Фаткулин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М. 1961. С. 92.

7

8 Р. X. Якупов

9 Ковтун H.H. Неотвратимость уголовной ответственности в стадии возбуждения уголовного дела. Н.Новгород. 1997. С. 45

100 В. Н. Григорьев


11 Комментарий к Уголовно-процессуальному Кодексу Российской Федерации. Под общ. ред. В. П. Верина, В. В. Мозякова. Изд. «Экзамен». М. 2004. С. 354

11 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. №40 // Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам. М. 2000. С.504.

12 Уголовный процесс: Учебник для вузов. Под ред. Радченко В.И. М. 2000. С. 2\

13оскалъкова Т.Н. См.: Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ ред. В.М. Лебедева. М. 2002. С.294.

14 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ ред. В.В. Мозякова М. 2002. С 319.

155 См.: Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 8. Судебная реформа. М. 1991. С. 120-251.

166 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. 1923г.

177 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. 1960г.; Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М. 1961. С. 108-109.

188 Уголовный процесс. Учебник / Под ред. В.П.Божьева. М. 1998. С231.

199 Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. М. 2000. С. 230.

20 СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3379.

21 Ковтун H.H. Неотвратимость уголовной ответственности в стадии возбуждения уголовного дела. Н.Новгород. 1997. С. 43.

22 Васильев А.Н. Рассмотрение сообщении о совершенных преступлениях. М., 1954. С. 6.

233 Махов В. Н. Актуальная книга для следователей и дознавателей. Рецензия на учебное пособие «Руководство для следователей»// Журнал Российского права, 2003, №6, с. 162-164.

24 Зажицкий В.И. Правовая регламентация деятельности по обнаружению признаков преступления //Правоведение. 1992. №4. С. 102.

255 Петрухин И.Л. Право на защиту и проблема упрощения судопроизводства// Адвокатура и современность. М. 1987. С.50. 1

26 Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления ОВД. Ташкент 1986. С. 64. Власова H.A. указ работа С.35.

27 Капранов A.B. « О совершенствовании правового регулирования в стадии возбуждения уголовного дела» //В сб. Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел. М. МА МВД России. 2001. С. 11

28 Шумилин С. Ф. Проблемы установления оснований для принятия решения в стадии возбуждения уголовного дела // Российский следователь. 1999. №3. С.23.

29 Власова H.A. Теоретические и правовые основы стадии возбуждения уголовного дела. Монография. ВНИИ МВД России. М. 2001. С. 32. 1


Карнеева JI.M. Проблемы доказывания в советском уголовном процессе и основания процессуальных решений. Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. М. 1981. С. 87. Белкин А.Р. Теория доказывания. М. 2000. С. 190.

30 Орлов Ю. Возможно ли производство судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела.// Законность. 2003. №9. С.20-21.

31 Лаврухин C.B., Юрин В.М. Проблемы оптимизации обнаружения преступлений//Правоведение. 1998.№1. С. 166-168.

32 Ларин А. М. Прием криминалистической тактики в генезисе следственного действия / / Актуальные проблемы советской криминалистики. М., 1980. С. 96.

33 Шейфер С.А. Следственные действия. М. 1981. С. 19—20; Скаредов Г.И. Участие прокурора в следственных действиях. М. 1987. С. 50,51; Казинян Г.С., Соловьев А.Б. Проблемы повышения эффективности следственных


действий. Ереван. 1987. С. 23.

34 Бюллетень Верховного Суда. 2004. №9. С. 17-18.

35 Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. М. 2000. С.231.

36 Бобров В.К. Стадия возбуждения уголовного дела. Учебное пособие. М. 1997. С. 20-21.

37 Власова Н.А. Теоретические и правовые основы стадии возбуждения уголовного дела. Монография. М. 2001. С. 17.

38 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ ред. В.В. Мозякова М. 2002. С 319.

PAGE  2


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

45911. Организация гибких производственных систем 14.94 KB
  ГПС – совокупность оборудования с ЧПУ в различных сочетаниях гибких производственных модулей ГПМ робототизированных технологических комплексов РТК отдельных единиц технологического оборудования с ЧПУ систем транспортных и складских операций средств контроля и систем обеспечения их функционирования в автоматическом режиме в течении определенного периода времени от половины смены и более . ГПС – организационнотехнологическая производственная система позволяющая в условиях мелко средне и в отдельных случаях крупносерийного...
45912. Сущность и признаки поточного производства 12.83 KB
  Наиболее прогрессивным методом организации производства является поточным. Для внедрения поточного производства создаются поточные линии представляемые собой совокупность рабочих мест расположенных в последовательности соответственной очередности операций ТП. Признаки поточного производства: на каждой поточной линии изготавливаются однотипные детали; на каждом рабочем месте а иногда и на нескольких предусмотрено выполнение определенных операций; рабочие места располагаются в соответствии с последовательность операций ТП; передача...
45913. Организация поточного производства. Характеристики и условия перехода к поточной форме организации производства 13.21 KB
  Значительный объем выпуска однотипных изделий для чего стремятся максимально унифицировать конструкцию выпускаемых изделий; 2.отработка конструкций изделий с точки зрения групповых поточных технологий. Поточные линии могут быть ограничены пределами участка а могут распространятся и на несколько участков например: сборочные конвейеры носят характер общезаводского сквозного потока когда все производственные операции начинают с поступления материала и сырья в обработку до сдачи готовых изделий на склад выполняются в рамках...
45914. Организация инструментального хозяйства. Задачи и состав инструментального хозяйства 13.85 KB
  Задачи и состав инструментального хозяйства. Основная задача инструментального хозяйства – обеспечение рабочих позиций высококачественными инструментами и оснасткой. Содержание деятельности инструментального хозяйства: 1определение потребности и планирование обеспечения подразделений предприятия инструментом и оснасткой.
45915. Методы планирования потребности в инструменте и технологической оснастке 14.69 KB
  Планирование инструмента оснастки потребного для изготовления производственной программы т. расходного фонда инструмента может быть осуществлено несколькими способами: 1укрупненным методом или статическим: на основе отчетных документов содержащих данные о расходе инструмента за предыдущий период составляются расходные нормативы по которым определяется потребность на следующий период. Определение потребности по каждому виду оснастки инструмента производится путем расчета. для режущего инструмента NH – объем выпуска изделий...
45916. Состав и задачи ремонтного хозяйства. Формы организации ремонта 13.62 KB
  Ремонтное хозяйство -– совокупность подразделений занятых анализом технического состояния технологического оборудования надзором за его обслуживанием ремонтом и разработкой мероприятий по замене изношенного оборудования на более прогрессивное производительное и современное. Техническое обслуживание – комплекс работ операций по поддержанию работоспособности или исправности оборудования при его эксплуатации по назначению а также во время хранения консервации и транспортировании. Ремонт – комплекс операций работ по восстановлению...
45917. Организация технического контроля: понятие и основные виды технического контроля 14.86 KB
  Продукция изготовленная с отклонениями от ГОСТ или технических условий считается браком содействовать достижению необходимого уровня качества продукции и его повышению призван технический контроль. Технический контроль – проверка соблюдения технических требований предъявляемых к качеству продукции на всех стадиях её изготовления начиная от поступления исходных сырья материалов комплектующих и заканчивая отгрузкой готовой продукции а так же на всех стадиях процесса производства и всех производственных условий и факторов обеспечивающих...
45918. Методы и организационные формы контроля 13.58 KB
  Осуществления различают: 1 стационарный контроль – контроль деталей узлов изделий осуществляемых на стационарных пунктах технического контроля при проверки большого количества одинаковых объектах после завершения операции 2 скользящий подвижный контроль – контроль который выполняется непосредственно на рабочих местах при громоскости контролирующих объектов когда применяются простые и легкопереносимые контрольноизмерительные инструменты приборы и оснастка. 3летучий контроль – периодическое наблюдение за качеством выполнения ТП...
45919. Классификация баз 84.48 KB
  Классификация баз КОНСТРУКТОРСКАЯ БАЗА это база используемая для определения положения детали или сборочной единицы в изделии ГОСТ 2149576. ОСНОВНАЯ конструкторская база принадлежит данной детали или сборочной единице и определяет ее положение в изделии. ВСПОМОГАТЕЛЬНОЙ называется конструкторская база принадлежащая данной детали или сборочной единице используемая для определения положения присоединяемых к ней деталей или сборочных единиц. ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ БАЗА это база используемая для определения положения заготовки...