86214

Роль отца в воспитании ребенка

Дипломная

Психология и эзотерика

Для нашей страны данная проблема является особенно актуальной в силу исторических причин, включая особенности влияния тоталитарного государства на мужскую роль вообще и отцовскую в частности. Поэтому цель данной работы заключается в исследовании роли отца в воспитании ребенка.

Русский

2015-04-04

182.58 KB

0 чел.

Роль отца в воспитании ребенка (диплом)

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Введение

Глава I. Теоретические предпосылки изучения роли отца в воспитании ребенка

1.1. Исследование влияния родителей на формирование личности ребенка

1.2. Отличия роли отца и матери в воспитании ребенка

1.3. Влияние отца на формирование личности ребенка

Выводы

Глава II. Эмпирическое исследование взаимосвязи детско-отцовских отношений с особенностями личности учащихся подросткового возраста

2.1.Организация и методы исследования

2.2. Анализ и интерпретация результатов исследования

Выводы

Заключение

Библиография

ВВЕДЕНИЕ

 

Социальные изменения в современном обществе, связанные с ломкой традиционной системы половой стратификации, приводят к изменению гендерных ролей, в том числе и родительских. Проблемы семьи, вопросы семейного воспитания, влияния семьи на развитие личности ребенка становятся все более актуальными. В настоящее время существует большое количество исследований роли матери, влияния материнства на развитие личности женщины и ребенка. Роль отца в развитии ребенка, его воспитании и социализации мало изучена, хотя этот вопрос актуален и практически значим при подготовке в области семейной психологии, а также при составлении программ психологического сопровождения семьи.

Еще З. Фрейд говорил о роли отца в развитии ребенка, но поздние исследования влияния семьи на ребенка сосредоточились в основном на изучении взаимоотношений матери и ребенка (М. Кляйн, ДЖ. Боулби и др.). Однако, именно изучение диады «отец-ребенок» позволит уточнить многие малоизученные, но теоретически обозначенные З. Фрейдом, К.Г. Юнгом, Ш. Бартом, С. Матейчиком аспекты влияния отцовства на развитие личности ребенка. В связи со значительными изменениями в системе гендерных ролей, произошедшими за последние 50 лет, отцовская роль претерпевает серьезные изменения, что свидетельствует, по мнению Ш. Барта, о формировании новой гендерной системы, о переоценке или уточнении обществом отцовских функций, дальнейшей дифференциации гендерных ролей.

Для нашей страны данная проблема является особенно актуальной в силу исторических причин, включая особенности влияния тоталитарного государства на мужскую роль вообще и отцовскую в частности.

Поэтому цель данной работы заключается в исследовании роли отца в воспитании ребенка.

Данная цель была конкретизирована в следующих задачах:

1. Анализ теоретических предпосылок изучения влияния отцовства на развитие личности ребенка

2. Исследование особенностей отцовского воспитания подростков, принимавших участие в исследовании

3. Выявление особенностей личности подростков, принимавших участие в исследовании

4. Сравнение особенностей воспитания отцами девочек-подростков и мальчиков-подростков

5. Выявление взаимосвязи особенностей отцовского воспитания и особенностей личности подростков

Гипотеза: общение с отцом влияет на формирование самоотношения и самосознания личности подростка

Объект исследования: учащиеся подросткового возраста и их семьи. Всего в исследовании приняли участие 50 подростков (20 девочек и 30 мальчиков) в возрасте 15-16 лет.

Предмет исследования: взаимоотношения между отцами и учащимися подросткового возраста.

В работе использовались следующие методы (изучение и анализ психолого-педагогической литературы по проблеме исследования); эмпирические методы (опросники: «Подростки о родителях», ОСО Пантелеева-Столина; Проективные методы: Рисунок семьи; тест: методика измерения самооценки и уровня притязаний Дембо-Рубинштейн; анкета); статистические критерии и методы (расчет первичных статистик, определение процентных долей, U-критерий Манна-Уитни, коэффициент корреляции Спирмена).

База проведения исследования: МОУ СОШ №56 Советского района г. Челябинска.

Результаты исследования представляют интерес для специалистов, работающих с подростками и их семьями. Они могут послужить основой при составлении теоретических и практических обучающих курсов. На основе полученных данных можно разработать программу тренинга эффективного отцовство.

 

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИЗУЧЕНИЯ РОЛИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА

 

1.1. Исследование влияния родителей на формирование личности ребенка

 

Одна из наиболее важных и оригинальных для психологии идей Л.С. Выготского заключается в том, что источник психического развития находится не внутри ребенка, а в его отношениях со взрослым [44]. Согласно позиции Л.С. Выготского, социальный мир и окружающие взрослые не противостоят ребенку и не перестраивают его природу, но являются органически необходимым условием его человеческого развития. Ребенок не может жить и развиваться вне общества, он изначально включен в общественные отношения, и чем младше ребенок, тем более социальным существом он является [9].

Существует два подхода к изучению родительства в зависимости от того, кто считается отправной точкой изучения, - ребенок или родитель. Первый подход, наиболее распространенный, анализирует родительство применительно к развитию ребенка [18], во втором рассматривается выполнение родительской роли через призму личности родителя, здесь исследуется самореализация личности в родительстве и другие личностные характеристики, так или иначе изменяющиеся с появлением ребенка [7].

Анализ различных исследований позволяет вычленить два взгляда на формирование личности сквозь призму детско-родительского взаимодействия:

Во-первых, те или иные личностные особенности можно рассматривать как результат усвоения демонстрируемых родителями образцов поведения. Особая роль при описании данного аспекта принадлежит явлению идентификации.

Во-вторых, – как результат воздействия со стороны родителей, определяемый характером их стиля воспитания. Т.е. особенности воспитания создают условия, благоприятствующие или же препятствующие формированию адекватной положительной самооценки.

При определении роли родителей в формировании личности ребенка особое внимание уделяется стилям воспитания. При этом авторы не разделяют влияния отца и матери. Поэтому данное направление исследований можно рассматривать и при объяснении роли отца и при объяснении роли матери в воспитании ребенка.

Традиция изучения стилей родительского поведения (воспитания) сложилась уже давно. В настоящее время различные авторы, занимающиеся проблемами воспитания в семье, выделяют некоторые общие типы и стили воспитания и взаимодействия между родителями и детьми, характерные для ряда семей [49]. И в зависимости от основания приводят различные классификации типов детско-родительского взаимодействия.

Так, например, Спиваковская А.С. представляет трехчленную модель факторов воспитания [47]. Она выделяет три спектра отношений, составляющих любовь родителей к своему ребенку: симпатия- антипатия, уважение-пренебрежение, близость-дальность. Сочетание этих аспектов отношений позволяет описать восемь типов родительской любви: действенная любовь (симпатия, уважение, близость); отстраненная любовь (симпатия, уважение, но большая дистанция с ребенком); действенная жалость (симпатия, близость, но отсутствие уважения); любовь по типу снисходительного отстранения (симпатия, неуважение, большая межличностная дистанция); отвержение (антипатия, неуважение, большая межличностная дистанция); презрение (антипатия, неуважение, малая межличностная дистанция); преследование (антипатия, уважение, близость); отказ (антипатия, уважение и большая межличностная дистанция).

Часто авторами предлагаются классификации неадекватного, ущербного воспитания ребенка в семье. Так, например, Добровичем А.Б. представлена классификация, в которой выделены следующие типы неадекватного воспитания [14]: «Кумир семьи»; «Мамино (папино и т.д.) сокровище»; «Паинька»; «Болезненный ребенок»; «Ужасный ребенок»; «Золушка». А вот В.Н.Гарбузов выделил ошибки родителей в воспитание детей [10]: неприятие; «сверхсоциализация»; «тревожномнительность».

Несмотря на такое многообразие классификаций стилей воспитания в семьи наиболее изученной до сих пор является классическая – в рамках которой выделяют авторитарный, либеральный, авторитетный и индифферентный стили [27]. При описании данных стилей Крайг говорит о различном соотношении степени контроля и душевной теплоты. Именно изучению этих стилей посвящено множество отечественных и зарубежных исследований. Последние, в частности, позволяют сделать выводы о влиянии стиля родительского воспитания на формирование самооценки дошкольника.

Так, авторитарный стиль воспитания, подразумевающий подчинение поведения как самих родителей, так и детей жестким правилам и нормам, безаппеляционность в суждениях и отсутствие готовности принять (в требованиях и наказании) ребенка, приводит к появлению у ребенка уверенности в том, что его не принимают, не одобряют. А это, в конечном счете, приводит к убеждению в своей малоценности и ненужности. Для детей авторитарных родителей характерны болезненная стеснительность и социальная пассивность, т.к. они боятся неудач, критики, наказания. Таким детям не достает спонтанности, жизнерадостности, прочной уверенности в себе и эмпатии, их характеризует низкая самооценка.

Другой крайностью в воспитании детей является поведение либеральных родителей, которые не ограничивают и не направляют деятельность ребенка, предоставляя его самому себе. Это может привести к повышенной тревожности, сомнению в собственной ценности, низкому уровню успешности. Кроме того, ребенок может бессознательно искать недостающего ему контроля и, во многом благодаря этому, достаточно легко попадать под влияние сомнительных авторитетов.

Индифферентный стиль родительского поведения характеризуется отсутствием интереса к выполнению родительских функций и собственно детям. При этом у родителей складывается отвергающая позиция по отношению к ребенку, что, в конечном счете, приводит к формированию низкой самооценки.

Помимо описанных выше, выделяется еще и авторитетный стиль поведения родителей. Он обладает оптимальным сочетанием степеней контроля и душевной теплоты. Дети таких родителей превосходно адаптированы: уверены в себе, обладают развитием самоконтролем и эффективными социальными навыками. Также этих детей отличает высокая самооценка, в свою очередь высокая самооценка обеспечивает хорошее владение техникой социальных контактов, позволяет индивиду показывать свою ценность.

Итак, можно констатировать, что первые три стиля родительского поведения (авторитарный, либеральный, индифферентный) являются неблагополучным для ребенка сочетанием степени контроля и степени теплоты. В то время как авторитетный стиль поведения родителей соответствует адекватной ситуации воспитания ребенка и способствует формированию у него адаптивного поведения в будущем, основанного на положительной самооценке.

Помимо опосредованного влияния стилей родительского поведения (через создание условий для формирования тех или иных личностных особенностей), существует и более прямое влияние родителей на формирование личности ребенка. Основным механизмом при этом является подражание, которое вытекает из процесса идентификации ребенка с родителями [22].

Показательным во втором отношении, является развитие ребенка в тревожной семье. Ребенку в такой семье передается чувство страха и неуверенности родителей. Он становится зависимым и несамостоятельным.

Изучению особенностей влияния уверенности родителей на формирование личностных особенностей детей посвящены работы Куперсмита [27].

Поведение родителей, их установка важны для развития ребенка, т.к. искажения развития встречаются не только у лиц, в раннем детстве разлученных с матерью или отцом, но также и у тех, кто испытал влияние неправильных родительских установок.

Сфера общения ребенка с родителями напрямую определяет отношение ребенка к себе. В работе Е.Т. Соколовой [45] указана главная причина формирования низкой самооценки дошкольника – неразвитость отношений привязанности между матерью и ребенком, которое в дальнейшем преобразуется в стабильное отвержение личности собственного «Я». Дети с заниженной самооценкой переживают чувство неполноценности, как правило, они не реализуют своих потенций. Типичным проявлением заниженной самооценки является повышенная тревожность: психическое перенапряжение, которое выражается в состоянии напряженного ожидания неприятностей, несдерживаемой раздражительности, эмоциональной неустойчивости.

Таким образом, в психолого-педагогической литературе можно обнаружить многочисленные доказательства влияния детско-родительских отношений на воспитание ребенка. Однако в этих исследованиях либо не разделяется роль отца и матери, либо выделяется только влияние со стороны матери на развитие ребенка. Такое негармоничное изучение детско-родительских отношений является неудовлетворительным и требует выделения той специфической роли, которую играет в воспитании ребенка отец. Решить данную задачу можно благодаря сравнению роли отца и матери в воспитании ребенка.

 

1.2. Отличия роли отца и матери в воспитании ребенка

 

Различия в отношении к детям со стороны отца и матери привлекали внимание многих исследователей. Э. Фромм анализируя различные формы любви, говорит о различиях материнской и отцовской любви. С точки зрения этого автора отцовская любовь по сравнению с материнской – любовь «требовательная», условная, которую ребенок должен заслужить [52]. Отцовская любовь не является врожденной, а формируется, на протяжении первых лет жизни ребенка. Для того, чтобы заслужить отцовскую любовь, ребенок должен соответствовать определенным социальным требованиям и отцовским ожиданиям в отношении способностей, достижений, успешности. Любовь отца служит как бы наградой за успехи и хорошее поведение. В ребенке для отца воплощена возможность продолжения рода, поскольку в соответствии с традиционными нормами мужчина должен воспитать наследника как продолжателя рода, хранителя традиций и родовой памяти. Таким образом, отец выполняет функцию социального контроля и является носителем требований, дисциплины и санкций. Любовь матери в противовес отцовской является безусловной.

Согласно представлениям А.Адлера роль отца в воспитании заключается в поощрении активности, направленной на развитие социальной компетентности [55]. Если мать предоставляет ребенку возможность ощутить интимность человеческой любви, то отец проторяет ребенку путь к человеческому обществу. Отец является для детей источником познаний о мире, труде, технике, способствует формированию социально полезных целей и идеалов, их профессиональной ориентации.

Материнская забота обеспечивает возможность принятия, отцовская же забота побуждает к отдаче. И то и другое необходимо для развития личности [16].

Важным в анализе различий влияния отцов и матерей на развитие ребенка становится изучение особенностей взаимодействия отцов с детьми разного возраста.

В литературе часто указывается на пагубное влияние социальной депривации ребенка в период младенчества. При этом традиционно отмечается, что ребенку необходимо общение с матерью, отец же упоминается только в случае, когда он выступает в роли лица, заменяющего мать [11, 29, 46 и т.д.].

Однако, в настоящее время психологами хорошо изучены ситуации патернальной депривации, где отец хотя и присутствует физически, но в воспитательном или стимулирующем развитие ребенка отношении либо бездействует, либо действует искаженно. В таких семьях обычно наблюдается инверсия ролей, строгий авторитет здесь чаще представляет мать. В результате доминирования матери и отчуждении отца нарушается положительная идентификация ребенка с родительскими моделями. Возникает опасность трансляции искаженной модели отцовства в последующие поколения.

Проблема установления контактов младенца с отцом, начиная с первых дней жизни, хорошо изучена зарубежными психологами. В исследовании Маргарет Родхолм отцы получали возможность контактировать с детьми, рожденными с помощью кесарева сечения, примерно в течение 15 минут, при этом им предлагали держать ребенка на руках, разговаривать с ним, поглаживать головку, ручки и ножки новорожденного. Также как и для матерей, ранний контакт с ребенком отцов повлиял на последующее взаимодействие: такие отцы были более активны, проявляли больше понимания потребностей детей, испытывали больше положительных эмоций в контактах с детьми[1].

Отцы, присутствовавшие при родах, говорят, что они практически сразу привязывались к ребенку, переживали эмоциональный подъем, гордость, росли в собственных глазах. В ряде исследования было установлено, что эти отцы гораздо больше привязываются к своим детям, больше заботятся о нем, чем те, кто увидел ребенка впервые только через несколько дней после рождения. Присутствие на родах, совместные переживания укрепляют также их привязанность к жене, укрепляют чувство общности между мужем и женой, которая нередко ослабевает, когда центром интересов матери становится новорожденный [6].

По результатам психологических исследований младенцы, чьи отцы ухаживали за ними начиная с первых дней жизни, показывают более высокий уровень умственного и физического развития, вырастают более эмоционально отзывчивыми. Между супругами возникает меньше трений, у них отмечается единство целей и согласие в принятии решений по вопросам воспитания ребенка.

Изучение взаимодействия отцов с детьми-младенцами позволило установить, что отношение к младенцам отцов, стремящихся принять активное участие в заботе о ребенке, отличается от отношения матерей. Отцы преимущественно играют с ребенком, тогда как матери обычно пеленают, купают и кормят его. Даже ухаживая за ребенком, отцы предпочитают делать это в игровой манере[1].

При этом отцы играют с детьми иначе, чем матери. Отцы больше склонны к энергичным играм, направленным в первую очередь на физическое развитие ребенка: они подбрасывают малышей, двигают их руками и ногами, играют в игру «по кочкам, по кочкам», качают на ноге, кружат, катают на спине. Матери же обращаются с малышами более осторожно, нежно разговаривают, поглаживают, бережно носят на руках. Интересно, что с самого раннего возраста младенцы, при виде отца тянутся к нему и поднимают брови, ожидая, что «раз папа здесь, будем играть». В ходе одного эксперимента малышам предоставлялась возможность выбора партнера по играм, и они, как правило предпочитали отцов. Предполагается, что это предпочтение можно объяснить большей подвижностью игр с отцами.

Игры матери и отца с ребенком имеют различные функции. Игры с отцом, в отличие от игр матери, которая ухаживает за ребенком и дает ему чувство безопасности и тепла, способствуют развитию моторики ребенка, освоению окружающего пространства, собственного тела, что является важным условием интеллектуального развития ребенка [7].

Отцы, у которых установились сильные эмоциональные связи с детьми в младенческом возрасте, в дальнейшем оказываются более чуткими к изменяющимся потребностям и интересам своих взрослеющих детей. В целом такие отцы имеют большее влияние на своего ребенка. Дети больше прислушиваются к ним, ориентируются на их мнение, сыновья хотят походить на отцов, с которыми у них теплые, разносторонние взаимоотношения [18].

При сравнении материнского и отцовского стилей воспитания было показано [1], что авторитарность отца оказывает на умственные характеристики детей положительное влияние, тогда как авторитарность матери – отрицательное.

Таким образом, влияние со стороны отца отличается от влияния со стороны матери. Это связано с теми социально-культурными ролями, которые принадлежат матери и отцу в воспитании ребенка [36].

Исторически формирование института отцовства связывают с возникновением частной собственности, когда появляется естественная необходимость ее наследования одним из сыновей. Так, обществом за мужчиной хранителем традиций закрепляется функция обеспечения женщин и детей. Поскольку родительское поведение мужчины является по своей сути социальным, оно зависит от обучения и без соответствующих социальных условий может легко исчезнуть, в отличие от роли матери, основанной на материнском инстинкте. Кроме того, психологическое содержание отцовской роли во многом зависит от опыта собственной социализации мужчины в родительской семье, того какую модель отцовства демонстрировал в семье отец [48].

Наиболее распространенной моделью отцовства до недавнего времени была традиционная модель. В этой модели отец – кормилец, персонификация власти и высший дисциплинирующая инстанция, пример для подражания и непосредственный наставник во вне семейной общественной жизни. Отцовская роль включала в себя ответственность за воспитание, прежде всего, сына. В традиционном обществе труд отцов был всегда на виду, что являлось базой для отцовского авторитета. Отец был главой семьи, человеком, который принимает важные решения, советует, руководит, потому что из членов семьи он наиболее умелый, опытный, сведущий. Данная модель отцовства в той или иной форме до сих пор встречается в обществах, где сохраняются традиционные виды хозяйственной деятельности.

В последнее время в публицистике и средствах массовой информации все чаще дискутируются вопросы, связанные с традиционным и современным пониманием роли отца, возникают мифы о «крахе семьи», «утрате отцовского авторитета», «доминировании матери в воспитании детей». Для того, чтобы понять особенности нынешних отцов, следует рассмотреть изменения, происходящие с семьей в культуре и обществе [1].

Изменения, связанные с семьей, наметились, начиная с 60-х годов, когда резко возросла трудовая и профессиональная занятость женщин. Это привело к изменению их жизненных стратегий, и положения в семье. Если раньше женщина социально и экономически зависела от мужа – главы и кормильца семьи, то теперь во многих семьях эту роль ответственности за материальное обеспечение семьи берут на себя женщины, конкурирующие с мужчинами на производстве и в профессиональной карьере. При этом женщины все больше времени проводят вне семьи, а перед супругами возникает вопрос распределения не только домашних обязанностей, но и воспитательных функций [1].

Новый взгляд на гендерные роли с ростом феминизации не мог не повлиять на институт отцовства. В традиционной модели роль отца (особенно в первые годы жизни ребенка) рассматривалась как преимущественно вспомогательная. Однако уже в 80-е гг. в странах Европы и США социологи и психологи обозначили «новый образ мужчины», который был во многом противоположен традиционному. Отличия, прежде всего, заключались в отношении к маленьким детям: новая модель отцовства подразумевала участие в уходе, проявление заботы, умение вступать в эмоциональный контакта с ребенком [6].

Появление современной модели отцовства связывают с демократическими, гуманистическими тенденциями в обществе, равноправием супругов в распределении прав и обязанностей в семье. Отец и мать в современной семье представлены как равноправные партнеры. С точки зрения психологов успешное отцовство характеризуется активным участием в воспитании детей, интересом к успехам ребенка и частым общением с ним. Обычно такие отцы менее суровы, лучше понимают своих детей по сравнению с отцами, проявляющими «чисто мужские» качества. Последние бывают гораздо более требовательными и строгими родителями, однако ежедневные заботы они скорее склонны возлагать на жен [58].

 

1.3. Влияние отца на формирование личности ребенка

 

Особенности отцовской роли в семье и воспитании детей определяются такими факторами как доступность для ребенка, включенность в совместную деятельность с ребенком, ответственность за материальное обеспечение и организацию образовательно-воспитательной сферы ребенка. Сравнение «включенных отцов» и «включенных матерей», т.е. активно участвующих в воспитании позволило сделать вывод о том, что такие отцы успешнее влияют на развитие ребенка, чем матери [35].

Результаты современных психологических исследований говорят о значительном влиянии отца на развитие ребенка. Рождение ребенка является вехой в развитии семьи и представляет для нее стрессовую ситуацию. Важнейшим фактором нормального пренатального развития ребенка является благоприятная обстановка в семье, эмоциональный комфорт беременной женщины, эмоциональная поддержка мужа, благодаря которой жене удается с наименьшими психологическими потерями преодолевать трудности этого периода. Отсутствие такой поддержки становится провоцирующим моментом для возникновения у нее депрессивно-тревожных расстройств, являющихся как правило, предшественниками послеродовой депрессии, отрицательное влияние которой на психическое развитие ребенка общепризнано. Таким образом, еще до рождения ребенка отец оказывает влияние на его развитие через обеспечение благоприятных условий [7].

Многие исследователи подчеркивают исключительную важность поведения родителей в первые годы жизни ребенка для развития его самооценки. Были выявлены, например, такие факты, влияющие на формирование положительной самооценки, как теплые отношения, заинтересованность, забота о ребенке, требовательность, демократизм в семейных отношениях [26].

Взаимодействие с отцом положительно влияет на когнитивное развитие детей. Однако, прямая взаимосвязь между вовлеченностью отца в воспитание и когнитивными достижениями была выявлена только на мальчиках. Это объясняется тем, что отец дает пример практического и действенного разрешения различных проблемных ситуаций, причем вовлеченность в жизнь ребенка предполагает также эмоциональное участие, и именно потому, что отец в этом случае демонстрирует мужской подход к решению проблемы, его влияние не так заметно на девочках [7].

Обследование более 20 тыс. американских семей [6] показало, что дети, чьи отцы вовлечены в процесс их образования (например, посещают родительские собрания), чаще получают высшие баллы, больше любят школу, реже остаются на второй год.

Психологами получены данные, свидетельствующие о том, что у детей, растущих без отца, получают большее развитие гуманитарные способности. Обнаружена определенная связь между одаренностью детей и уровнем сложности отцовской профессии [7].

Кроме того установлено, что отец играет важнейшую роль в усвоении детьми моральных норм [33,34]. Родители через слова и поведение выражают свое отношение к определенным событиям или поступкам людей, предоставляя, таким образом, модели поведения и моральную оценку. Родители, особенно отец дисциплинируют детей, ставят определенные рамки поведения, одобряя одни поступки и наказывая за другие.

Главными факторами, влияющими на усвоение ребенком моральных норм, являются:

1. Страх потери любви родителей [51],

2. Идентификация с родителем [55],

3. Развитие эмпатии и чувства вины, первоначально через оценку родителей, а затем через объяснение ребенку последствий его действий [7].

Особую роль отцов в воспитании детей связывают с процессами идентификации. Именно идентификация является наиболее важным фактором усвоения моральных норм и социальных ролей, и отец в этом случае особенно необходим мальчику. На это указывал еще З. Фрейд [54] описывая Эдипов комплекс. Данный комплекс играет ключевое, первостепенное значение в формировании личности ребенка. Роль отца в этом процессе огромна и в формировании дочерей и в формировании сыновей.

Эдиповым комплексом для мальчиков и комплексом Электры для девочек З. Фрейд назвал либидонозную привязанность к родителям противоположного пола, определив их как мотивационно-аффективные отношения ребенка к родителю противоположного пола. В греческом мифе о царе Эдипе, убившем своего отца и женившемся на матери, скрыт, по мнению З. Фрейда, ключ к сексуальному комплексу: мальчик испытывает влечение к матери, воспринимая отца как соперника, вызывающего одновременно и ненависть, и страх [55].

Разрешение, или освобождение от Эдипова комплекса совершается в конце этой фаллической стадии под влиянием страха кастрации, который, по мнению З. Фрейда, вынуждает мальчика отказаться от сексуального влечения к матери и идентифицировать себя с отцом. Посредством вытеснения этого комплекса полностью дифференцируется инстанция «Сверх-Я».

Именно поэтому преодоление Эдипова комплекса играет важную роль в психическом развитии ребенка. А роль отца в на данном этапе развития оказывается значительной, поскольку именно в сфере отношений с отцом разворачиваются основные напряженные лини формирования структур личности.

Идеи З.Фрейда получили свое развитие в рамках психоаналитической педагогики. В рамках данного направления рассматриваются процессы формирования самосознания и влияние на них особенностей взаимодействия с родителями. Исследователями особо подчеркивается роль отца в формировании личности ребенка, его идентификации. Однако указывается, что эта роль неравнозначна на разных этапах развития и по отношению к детям разного пола [51].

При нормальных условиях отец значительно влияет на половую идентификацию ребенка. Для сына уже в раннем возрасте он является своеобразным примером, моделью для подражания, следовательно, влияет на формирование половой идентичности. Как замечает И.С. Кон [25], пассивные, отстраненные отцы мало влияют на формирование собственно мужских черт у своих сыновей. Недостаточный опыт общения с отцом и отсутствие приемлемой модели идентификации ослабляет формирование отцовских чувств у мальчика и юноши, часто неблагоприятно сказывается в будущем на воспитании своих собственных детей.

Любовь отца условна, что является важнейшим фактором морального развития ребенка. Происходит это потому, что отцы придают большое значение самостоятельности, предоставляя детям отвечать за свои действия, и с большим уважением, чем матери, относятся к проявлению детьми независимости.

З.Фрейд отмечал, что взаимоотношения с отцом влияют на формирование половой идентичности. Важнейшими ее детерминантами для мальчика являются [23]:

1. Доминантность отца (именно доминирование отца может привести к развитию пассивности ребенка);

2. Забота отца (желание быть таким же мужественным, как отец значительно усиливает позитивное восприятие, усвоение мужского поведения и формирования адекватной полоролевой идентичности.

Взаимоотношения девочки с отцом оказывают влияние на ее дальнейшие гетеросексуальные контакты, являясь прототипом этих отношений. Теплые и приносящие удовлетворение отношения с отцом помогают дочери гордиться своей женственностью, способствуют принятию себя в качестве женщины и более легкой гетеросексуальной адаптации, кроме того, отец может влиять и на жизненные приоритеты дочери – семейная жизнь или ориентация на карьеру [20].

Любовь отца дает девочке уверенность в своей женской привлекательности и обаянии. Каждый раз, подчеркивая, что его дочь «умница и красавица» отец формирует у нее уверенность в себе. Недостаточная же эмоциональная отзывчивость отцов порождает у девочек беспокойство, неустойчивость настроения и капризность, как средство привлечения внимания [20].

У ребенка на примере взаимоотношений с отца и матери формируется представление о том, что такое семья. Они узнают как относя мужчины к женщинам, невольно учатся понимать природу мужчин и женщин.

Психиатр Р.Кэмпбелл [20] отмечает, что влияние отца на половую идентификацию девочки наиболее значительно проявляется в период юности. Половая идентичность девочки есть одобрение себя самой как достойной представительницы женского пола. Именно в этом возрасте 13-15 лет она должна получить признание своей значимости как будущей женщины в основном от отца [32]. Отец способствует формированию у дочери позитивной самооценки, выражая одобрение ее действиям, способностям, внешности. Для девочек, воспитывающихся без отцов, при отсутствии реальной модели отношений между мужчиной и женщиной, может сформироваться нереалистичное отношение к лицам мужского пола [38].

В сфере эмоционального развития выявлена связь между отсутствием или слабостью отцовского начала и гипремаскулинным или агрессивным поведение мальчиков. Чрезмерная враждебность по отношению к окружающим возникает у них как бунт против излишней зависимости от матери, ее феминизирующего влияния на протяжении первых лит жизни. Агрессивность, таким образом, есть выражение поиска своего мужского «Я» [28].

Доказано также влияние отца на развитие различных личностных характеристик ребенка. В 26-летнем лонгитюдном исследовании, которое проводилось в США на выборке, составившей 379 человек, ученые выяснили, что одним из важнейших факторов, определяющих развитие эмпатии в детстве, является отцовское внимание. У отцов, занимавшихся с детьми не меньше двух раз в неделю, дети становились наиболее чуткими взрослыми. Многие исследования подтверждают позитивность вклада отцов в воспитание детей. Дети «вовлеченных» отцов менее тревожны во внесемейных ситуациях, лучше справляются с фрустрацией, с большей вероятностью становятся эмпатийными взрослыми, более социабельны, их самоуважение и уровень притязаний выше [7].

Было установлено, что дети, которые близки с отцом, обладают значительно более высокой самооценкой и стабильностью образа Я в сравнении с теми, кто описывает свои отношения с отцом как отчужденные. Дети, отцы которых принимают активное участие в их воспитании, вырастают более отзывчивыми в социальном плане. Изучение годовалых детей показало, что дети «вовлеченных» отцов, оставаясь с незнакомцем, плакали и страдали меньше, чем другие дети [6].

Мальчики, чрезмерно привязанные к матери могут испытывать затруднения при общении со сверстниками [13].

Известный отечественный психолог А.И. Захаров [19] характеризуя отцов, чьи дети болеют неврозами, как более робких, застенчивых, молчаливых, замкнутых, сдержанных в общении, чувствительных к угрозе, осторожных, негибких в суждениях, консервативных, ориентированных больше на собственное мнение, чем на мнение окружающих.

У импульсивных, порывистых отцов, склонных к неожиданным действиям сыновья часто страдают неврозами в форме энуреза, тика, заикания. Мнительность, выражающаяся постоянными сомнениями в правильности своих действий или педантизм отца, также являются факторами невротизации ребенка.

Излишняя строгость отца может спровоцировать у сына появление страхов. Такой же эффект наблюдается у дочери, в случае отсутствия четких требований и вседозволенности со стороны отца.

Психологами получены данные, свидетельствующие о том, что у детей, растущих без отца, получают большее развитие гуманитарные способности.

Исследования растущих без отца детей [6] показали, что они менее успешны в решении конфликтных ситуаций, в решении когнитивных задач, мальчики имеют определенные сложности с половой идентификацией, вызванные сложностью разграничения гендерных ролей. Изучение репрезентативной выборки взрослых из крупных городов США показало, что люди, выросшие в полных семьях, чаще получают высшее образование, более независимы и ведут более здоровый образ жизни [26].

Есть данные [7], что проблема безотцовщины среди молодого поколения стоит острее, чем раньше. Это связано с рождением детей вне брака и с разводами. До 39 % детей младше 18 лет живут отдельно от своих отцов. Влияние разведенных отцов на своих детей невелико. Исследование 1991 г. показало, что половина детей после развода родителей в течение года ни разу не встречались со своими отцами, каждый пятый не виделся с отцом уже пять лет. Ф. Фестенберг обнаружил, что более половины детей, чьи родители развелись, никогда не бывали в доме отца. Отцы могут отсутствовать также, если находятся в местах лишения свободы. Кроме того, отцы могут проживать совместно с семьей, но эмоционально и физически отсутствовать. В полной семье 25 % детей напрямую взаимодействуют со своими отцами хотя бы час в день. Остальные проводят со своими отцами менее 30 мин в день. Почти 20% старшеклассников не разговаривает со своими родителями больше 10 мин подряд в течение месяца. Это не может не сказаться на их развитии: было установлено, что дети, воспитывающиеся в неполных семьях, «достраивают» семью в своих фантазиях об отце [6].

При сравнении материнского и отцовского стилей воспитания было показано, что авторитарность отца оказывает, в основном, положительное влияние на когнитивные характеристики детей, тогда как авторитарность матери - отрицательное. По-сравнению с матерью интеллектуальные характеристики отца более тесно коррелируют с когнитивным развитием детей, независимо от их пола. Обнаружена положительная корреляция между одаренностью детей и уровнем сложности отцовской профессии [7].

Многие исследователи подчеркивают исключительную важность поведения родителей в первые годы жизни ребенка для развития его самооценки [40,44,58]. Были выявлены, например, такие факты, влияющие на формирование положительной самооценки, как теплые отношения, заинтересованность, забота о ребенке, требовательность, демократизм в семейных отношениях.

Установки родителей, благодаря которым ребенок чувствует, что его любят, принимают в семье, относятся к нему с уважением, порождают у него аналогичную самоустановку, приводящую к ощущению собственной ценности и успешности. Таким образом, тепло, забота родителей и их требовательность, продиктованная любовью, должны способствовать развитию положительной самооценки, а холодные, враждебные отношения приводят к противоположному эффекту [35].

Несмотря на то, что практически все родители любят своих детей, между ними существуют различия в том, насколько часто и открыто они выражают это чувство и насколько им свойственна холодность и враждебность (которые иногда даже способны вытеснить теплое и сердечное отношения к ребенку) [43].

Для нашей культуры не характерно внешнее проявление люби, нежности отца к ребенку. Редко увидишь на прогулке папу за руку с сыном – чаще они идут рядом и даже не разговаривают, как будто папа просто сопровождает ребенка. Обнять, посадить на колени, похвалить, расспросить, что видел на прогулке, в детском саду, удивиться, восхититься сооружением из кубиков, рисунком, умением танцевать, рассказывать стихотворение – все это не свойственно для большинства современных отцов [1].

В наши дни любовь отца к ребенку чаще всего выражается в покупке дорогой игрушки. Но гораздо больше даже самой привлекательной игрушки ребенку нужны отцовское внимание, участие, понимание, дружба, общность интересов, дел, увлечений, досуга. Папа не просто кормилец, но человек, открывающий ребенку мир, помогающий ему расти умелым, уверенным в себе.

Еще одна негативная черта нашей современной традиции воспитания – преобладание порицания над похвалой [1]. Многие отцы думают, что воспитывать – значит делать замечания, запрещать, наказывать, и именно в этом видят свою родительскую функцию. В результате к 4-5 годам у ребенка складывается представление об отце как человеке, который ожидает от ребенка «неправильного», «плохого» поведения (в отличие от матери), низко его оценивает – не только тот или иной конкретный поступок, но и личность ребенка в целом. В дальнейшем это представление распространяется на других людей, ребенок становится неуверенным в себе, ожидает от окружающих негативных оценок своих способностей и умений.

Особенно неблагоприятный для развития Я концепции ребенка - авторитарный стиль воспитания [41]. Характерной чертой поведения авторитарных отцов является их стремление к безапелляционности в суждениях и ясности во всякой ситуации. Поэтому любое наказание, любое требование к ребенку не содержит в себе даже намека на готовность принять ребенка, помочь ему в чем-то или убедить [3]. Такие отцы могу временами искренне считать, что их ребенок плох целиком, без всяких оговорок. В результате у ребенка с первых лет жизни растет уверенность в том, что его не принимают, не одобряют, а в конечном счете приводит к убеждению в своей малоценности и ненужности для родителей. В поведении детей в результате такого воспитания отмечается напряженность, отсутствие спонтанности. Кроме того, любая новая или неясная ситуация ассоциируется у детей с возможностью наказания, что в свою очередь сопровождается повышенной тревожностью и ощущением дискомфорта [15] А поскольку для ребенка раннего возраста очень многие ситуации являются незнакомыми, он почти все время пребывает в тревожном состоянии [2].

Собственные мотивы и побуждения авторитарных отцов всегда стоят на первом месте, а мотивы и побуждения ребенка для них второстепенны. Как правило, они убеждены в своей непогрешимости, уверены, что не могут ошибаться, поэтому требуют от ребенка абсолютного подчинения своей воле.

Однако, даже ругая и наказывая ребенка, родители наносят его самовосприятию меньший вред, чем проявляя к нему полное безразличие. Безразличие, незаинтересованность в ребенке приводят к деформации его образа Я [53].

 

Выводы

 

Согласно культурно-исторической теории развития Л.С. Выготского развитие личности ребенка опосредованно его отношениями со взрослыми. Формирование высших психических функций происходит только в рамках совместной деятельности ребенка и взрослого. При этом большая роль в формировании личности ребенка принадлежит более ранним этапам онтогенеза. А в ранние периоды развития родители выступают в качестве тех взрослых, отношение с которыми является первостепенным в воспитании ребенка.

В современной психологической литературе уделяется много внимания анализу особенностей взаимоотношений ребенка с родителями. При этом различные исследователи либо не делают различий между детско-материнскими и детско-отцовскими отношениями, либо указывают на большую роль матери в воспитании детей раннего возраста.

Классические исследования роли детско-родительских отношений направлены на исследование взаимосвязи стилей родительского воспитания и особенностей личности ребенка.

При этом разные авторы рассматривают разные стили воспитания ребенка. Многочисленные исследования позволили охарактеризовать особенности личности формируемые при авторитарном, либеральном, индифферентном и авторитетном стилях воспитания. При этом отмечается, что первые три стиля являются неблагополучными для ребенка сочетанием степени теплоты и контроля со стороны родителей.

Сравнение воспитательных воздействий со стороны отца и со стороны матери позволяют выделить особенности отцовского воспитания. Влияние со стороны отца отличается от влияния со стороны матери. Это связано с теми социально-культурными ролями, которые принадлежат матери и отцу в воспитании ребенка. Любовь отца к ребенку имеет отличное от материнской любви назначение и проявления. Игра отца с ребенком отличается от игры матери с ребенком.

Таким образом, современные представления о различиях в воспитательных воздействиях матери и отца, позволяют говорить о специфики влияния отца на ребенка.

Однако, особенности отцовской роли в семье и воспитании детей определяются такими факторами как доступность для ребенка, включенность в совместную деятельность с ребенком, ответственность за материальное обеспечение и организацию образовательно-воспитательной сферы ребенка. Сравнение «включенных отцов» и «включенных матерей», т.е. активно участвующих в воспитании позволило сделать вывод о том, что такие отцы успешнее влияют на развитие ребенка, чем матери.

Особую роль отцов в воспитании детей связывают с процессами идентификации. К важным качествам отцов, влияющих на развитие ребенка относят: излишняя строгость, импульсивность, мнительность и т.д.

Однако, приводимые в литературе исследования являются фрагментарными и чаще всего основаны на сравнении детей воспитывающихся с отцами о без них. Естественно подобные исследования не позволяют составить полную картину о роли отца в воспитании ребенка.

 

ГЛАВА II. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ДЕТСКО-ОТЦОВСКИХ ОТНОШЕНИЙ С ОСОБЕННОСТЯМИ ЛИЧНОСТИ УЧАЩИХСЯ ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА

 

2.1. Организация и методы исследования

 

Цель: исследовании роли отца в воспитании ребенка.

Задачи:

1. Исследование особенностей отцовского воспитания подростков, принимавших участие в исследовании

2. Выявление особенностей личности подростков, принимавших участие в исследовании

3. Сравнение особенностей воспитания отцами девочек-подростков и мальчиков-подростков

4. Выявление взаимосвязи особенностей отцовского воспитания и особенностей личности подростков

Объект: учащиеся подросткового возраста и их семьи

Предмет: взаимоотношения между отцами и учащимися подросткового возраста.

Гипотеза: общение с отцом влияет на формирование самоотношения и самосознания личности подростка

База исследования: МОУ СОШ №56 Советского района г. Челябинска.

Описание выборки:

В исследовании приняли участие 50 школьников – учащиеся 8-9 классов (15-16 лет). Из них 30 мальчиков и 20 девочек.

В таком составе ребята проучились уже более 5лет и поэтому в коллективе сложились доброжелательные отношения между девочками и мальчиками. По мнению учителя, они очень шумные, озорные ребята, на переменах любят бегать, с удовольствием занимаются на уроках физкультуры, любят проводить праздники вместе с одноклассниками и участвовать в других коллективных делах. Практически все дети воспитываются в полных семьях, контакт с родителями у учителя очень хороший, они отзываются на просьбы и активно помогают учителю в организационных вопросах.

На уроках многие дети проявляют интерес к изучаемой теме, читают дополнительную литературу, что характеризует их широкий кругозор, высокий уровень общей осведомленности.

В классе выделяются малые группы, которые объединяют учеников одного пола. Взаимодействие между мальчиками и девочками пока еще не приводит к формированию смешанных референтных групп. Однако в целом класс достаточно дружен. Ребята совместно проводят свободное время, многие живут в соседних домах Они активно участвуют во внеурочных мероприятиях.

В работе использовались следующие методы:

1) Психологическая методика «подростки о родителях»[8].

Методика позволяет объективно и надежно диагностировать особенности воспитательной практики родителей с точки зрения детей и подростков.

Разработана в лаборатории клинической психологии Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М.Бехтерева на основе научного сотрудничества с Институтом психодиагностики (г.Братислава, Словакия).

Обследование с помощью данного теста позволяет существенно расширить представление о формирующемся самосознании подростков, о взаимосвязях восприятия подростками воспитательной практики родителей с их характерологическими и патохарактерологическими особенностями, спецификой межличностного общения родителей.

Анализ полученных результатов, соотнесенных с данными других личностных тестов, позволяет лучше понять причины нарушения семейных отношений.

По мнению авторов методики, воспитательное отношение родителей можно изобразить тремя основными факторными переменными:

- положительный интерес - враждебность;

- директивность - автономия;

- последовательность - непоследовательность.

Методика включает два варианта:

- оценка воспитательной практики матери (ПоР_м)

- оценка воспитательной практики отца (ПоР_о).

В данной работе использовался второй вариант.

2) Проективная методика «Кинетический рисунок семьи» (КРС) [4]

Тест разработан Р. Бэнсом, С. Кауфманом.

ЦЕЛЬ - выявить особенности восприятия ребенком семейной ситуации, своего места в семье, а также его отношений к членам семьи.

Для выполнения теста участнику исследования дается стандартный лист бумаги для рисования, карандаш (твердость 2М) и ластик.

ИНСТРУКЦИЯ ИСПЫТУЕМОМУ: «Пожалуйста, нарисуй свою семью так, чтобы каждый занимался каким-нибудь делом».

На все уточняющие вопросы следует отвечать без каких-либо указаний.

В системе количественной оценки КРС учитываются формальные и содержательные аспекты рисунка. Формальными особенностями рисунка считается качество линии рисующего, положение объектов рисунка на бумаге, стирание рисунка или его отдельных частей, затушевывание отдельных частей рисунка Содержательными характеристиками рисунка являются изображаемая деятельность членов семьи, представленных на рисунке, их взаимодействие и расположение, а также отношение вещей и людей на рисунке.

Для теста КРС разработана система количественной оценки. Было выделено пять симтомокомплексов:

1) благоприятная семейная ситуация (1,2);

2) тревожность (5,7);

3) конфликтность в семье (3,5);

4) чувство неполноценности (1,2);

5) враждебность в семейной ситуации (1,2)

3) Методика диагностики самооценки и уровня притязаний Дембо-Рубинштейн в модификации А. М. Прихожан. [12]

Данная методика основана на непосредственном оценивании (шкалировании) школьниками ряда личных качеств, таких как здоровье, способности, характер и т.д. Обследуемым предлагается на вертикальных линиях отметить определенными знаками уровень развития у них этих качеств (показатель самооценки) и уровень притязаний, т.е. уровень развития этих же качеств, который бы удовлетворял их. Каждому испытуемому предлагается бланк методики, содержащий задание.

Испытуемому выдается бланк, на котором изображено семь линий, высота каждой - 100 мм, с указанием верхней, нижней точек и середины шкалы. При этом верхняя и нижняя точки отмечаются заметными чертами, середина - едва заметной точкой. Каждая шкала относится к определенному измеряемому параметру: ум, способности; характер; авторитет у сверстников; умение многое делать своими руками, умелые руки; внешность; уверенность в себе.

Методика может проводиться как фронтально - с целым классом (или группой), так и индивидуально. При фронтальной работе необходимо проверить, как каждый ученик заполнил первую шкалу. Надо убедиться, правильно ли применяются предложенные значки, ответить на вопросы. После этого испытуемый работает самостоятельно. Время, отводимое на заполнение шкалы вместе с чтением инструкции, 10-12 мин.

Обработка проводится по шести шкалам (первая, тренировочная - «здоровье» - не учитывается). Каждый ответ выражается в баллах. Как уже отмечалось ранее, длина каждой шкалы 100мм, в соответствии с этим ответы школьников получают количественную характеристику (например, 54мм = 54 баллам).

По каждой из шести шкал определяется:

– уровень притязаний - расстояние в мм от нижней точки шкалы («0») до знака «х»;

– высоту самооценки - от «о» до знака «-»;

– значение расхождения между уровнем притязаний и самооценкой - расстояние от знака «х» до знака «-», если уровень притязаний ниже самооценки, он выражается отрицательным числом.

Рассчитываются также средние величины каждого показателя уровня притязаний и самооценки по всем шести шкалам.

Уровень притязаний

Норму, реалистический уровень притязаний, характеризует результат от 60 до 89 баллов. Оптимальный - сравнительно высокий уровень - от 75 до 89 баллов, подтверждающий оптимальное представление о своих возможностях, что является важным фактором личностного развития. Результат от 90 до 100 баллов обычно удостоверяет нереалистическое, некритическое отношение детей к собственным возможностям. Результат менее 60 баллов свидетельствует о заниженном уровне притязаний, он - индикатор неблагоприятного развития личности.

Высота самооценки

Количество баллов от 45 до 74 («средняя» и «высокая» самооценка) удостоверяют реалистическую (адекватную) самооценку.

Количество баллов от 75 до 100 и выше свидетельствует о завышенной самооценке и указывает на определенные отклонения в формировании личности. Завышенная самооценка может подтверждать личностную незрелость, неумение правильно оценить результаты своей деятельности, сравнивать себя с другими; такая самооценка может указывать на существенные искажения в формировании личности - «закрытости для опыта», нечувствительности к своим ошибкам, неудачам, замечаниям и оценкам окружающих. Количество баллов ниже 45 указывает на заниженную самооценку (недооценку себя) и свидетельствует о крайнем неблагополучии в развитии личности. Эти ученики составляют «группу риска», их, как правило, мало. За низкой самооценкой могут скрываться два совершенно разных психологических явления: подлинная неуверенность в себе и «защитная», когда декларирование (самому себе) собственного неумения, отсутствия способности и тому подобного позволяет не прилагать никаких усилий.

3) Опросник самоотношения (ОСО) построен в соответствии с разработанной В.В.Столиным иерархической моделью структуры самоотношения. Опросник позволяет выявить три уровня самоотношения, отличающихся по степени обобщенности:

– глобальное самоотношение;

– самоотношение, дифференцированное по самоуважению, аутсимпатии, самоинтересу и ожиданиям отношения к себе;

– уровень конкретных действий (готовностей к ним) в отношении к своему «Я».

В качестве исходного принимается различие содержания «Я-образа» (знания или представления о себе, в том числе и в форме оценки выраженности тех или иных черт) и самоотношения. В ходе жизни человек познает себя и накапливает о себе знания, эти знания составляют содержательную часть его представлений о себе. Однако знания о себе самом, естественно, ему небезразличны: то, что в них раскрывается, оказывается объектом его эмоций, оценок, становится предметом его более или менее устойчивого самоотношения [38;39].

Опросник включает следующее шкалы.

Шкала S – глобальное самоотношение; измеряет интегральное чувство «за» или «против» собственно «Я» испытуемого; Шкала I – самоуважение; Шкала II – аутосимпатия; Шкала III – ожидаемое отношение от других; Шкала IV – самоинтерес.

Опросник содержит также семь шкал направленных на измерение выраженности – установки на те или иные внутренние действия в адрес «Я» испытуемого: Шкала 1 – самоуверенность; Шкала 2 – отношение других; Шкала 3 – самопринятие; Шкала 4 – саморуководство, самопоследовательность; Шкала 5 – самообвинение; Шкала 6 – самоинтерес; Шкала 7 – самопонимание.

4) Анкета, специально разработанная для данного исследования.

Для выявления особенностей детско-отцовских отношений была разработана анкета. При разработке анкеты учитывался тот факт, что выбранный опросник диагностирует особенности взаимодействия подростков с отцом. Однако, характеризуя детско-отцовские отношения важным является эмоциональная оценка этих отношений самим ребенком. Именно такая оценка является показателем благополучия ребенка в семье. Поэтому была разработана анкета, определяющая степень эмоциональной близости подростков с отцом и удовлетворенность детско-отцовскими отношениями. На диагностику каждого компонента было сформулировано по 5 утверждений, из которых 4 – прямые и 1 – обратные. Участникам исследования предлагалось оценить степень согласия с предложенными утверждениями.

Анкета

Инструкция. Отметьте степень согласия со следующими утверждениями

Утверждения

да

Скорее да, чем нет

Затрудняюсь ответить

Скорее нет чем да

нет

1. Могу рассказать ему обо всем, что со мной происходит.

 

 

 

 

 

2. Я устаю от повседневного общения с ним

 

 

 

 

 

3. Если у меня случается несчастье, в первую очередь я делюсь с ним

 

 

 

 

 

4. Мне нравятся наши с ним отношения

 

 

 

 

 

5. Он всегда мне сочувствует

 

 

 

 

 

6. Я считаю, что он правильно воспитывает меня

 

 

 

 

 

7. Он не допускает, чтобы я подмечал его слабости и недостатки

 

 

 

 

 

8. Я бы хотел(а), чтобы мои будущие дети относились ко мне так же, как я к нему

 

 

 

 

 

9. Могу сказать, что он - самый близкий мне человек.

 

 

 

 

 

10. Я хочу, чтобы он всегда относился ко мне так же, как сейчас

 

 

 

 

 

 

При обработке анкеты ответы участников переводятся в баллы от 5 до 1 (на прямые вопросы) и от 1 до 5 (на обратные вопросы).

Эмоциональная дистанция – эмоциональная близость ребенка к родителю определяется благодаря сумме баллов на нечетные утверждения. Следует обратить специальное внимание, что эта особенность отражает представление ребенка о близости к нему отца.

Удовлетворенность отношениями ребенка с родителями определяется благодаря сумме баллов на четные вопросы анкеты. По данным этой шкалы можно судить об общей степени удовлетворенности отношениями между отцом и ребенком. Низкая степень неудовлетворенности может свидетельствовать о нарушение в структуре детско-родительских отношений, возможных конфликтах или об обеспокоенности в сложившейся семейной ситуацией.

При создании анкеты мы руководствовались положениями о диагностики детско-родительских отношений, представленными в монографии И.М. Марковской [31].

 

2.2. Анализ и интерпретация результатов исследования

 

В ходе исследования изучались особенности детско-отцовских отношений. Для этого использовались различные методы: опросник, анкета и проективная методика. Результаты полученные с помощью этих методов позволяют оценить как хорошо осознаваемые подростками особенности их отношений с отцами, так и неосознаваемые закономерности этих отношений.

В таблице 1 представлены результаты исследования особенностей воспитания отцами подростков разного пола. В ячейках таблицы представлены значения, характеризующие процентные доли подростков женского и мужского пола с разным уровнем выраженности исследуемых с помощью методики «Подростки о родителях» особенностях воспитания.

Таблица 1

Особенности воспитания отцами подростков разного пола

Исследуемые параметры

позитивный интерес

директивность

враждебность

автономность

непоследовательность

Девочки

Низкий

45%

15%

30%

10%

0%

Средний

50%

50%

25%

45%

45%

Высокий

5%

35%

45%

45%

55%

Мальчики

Низкий

60%

60%

13,3%

20%

20%

Средний

16,7%

36,7%

33,3%

50%

23,3%

Высокий

23,3%

3,3%

53,3%

30%

56,7%

 

Согласно приведенным в таблице данным, 45% девочек и 60% мальчиков отмечают низкий уровень позитивного интереса со стороны отца. Возможно им не хватает внимания со стороны отцов. Мальчики-подростки отмечают наличие грубой силы и стремления к нераздельной власти со стороны отца в общении с ними. Девочки-подростки отмечают недостаточно теплые дружеские отношения с отцом, для которых характерно четкое осознание границ того, что можно и чего нельзя.

Только 5% участниц исследования отмечают позитивный интерес отца к себе. Они воспринимают ее как отцовскую уверенность в себе, уверенность в том, что не пресловутая отцовская строгость, а внимание к ним, теплота и открытость отношений между отцом и дочерью-подростком являются проявлением любви и уважения. Психологическое принятие дочери в этом случае характеризуется отсутствием резких перепадов: от вседозволенности до суровых наказаний. Другими словами, при таком отношении отца к дочери доминируют теплые дружеские отношения с четким осознанием границ того, что можно и чего нельзя. Отцовские запреты же в данном случае действуют только на фоне его любви.

23,3% мальчиков отмечают высокий уровень позитивного интереса в отношениях с отцами. Данная особенность воспитания рассматривается ими, в первую очередь, как отсутствие грубой силы и стремления к нераздельной власти со стороны отцов в общении с ними. Эти подростки говорят о позитивном интересе отцов в случаях, когда те стремятся достигнуть их расположения, а также почитания отцовского авторитета, не прибегая к декларациям догм. Психологическое принятие этими подростками отцов основано, с их точки зрения, прежде всего на доверии. При подобных отношениях характерно находить всякую истину в споре, прислушиваясь к различным аргументам и отдавая предпочтение логике здравого смысла. Причем, здесь полностью отрицается какого-либо рода конформизм.

60% мальчиков и 15% девочек отмечают низкий уровень директивности в воспитании отцов. Эти мальчики-подростки не ощущают достаточной власти со стороны отца, что выражается в отсутствии со стороны отцов управления и коррекции поведения ребенка. Девочки-подростки, вошедшие в данную группу не чувствуют «твердой руки отца», направляющей их поведение в нужное русло.

35% девочек-подростков и 3,3% мальчиков-подростков отмечают высокий уровень директивности со стороны отца. Эти девочки-подростки представляют директивность отца в качестве образа «твердой мужской руки», готовой то сжаться в кулак, то указать на ее место в обществе и, в частности, в семье. Директивный отец как бы направляет растущую девушку на «путь истинный», заставляя ее подчиняться нормам и правилам поведения, принятым в обществе и в определенной культуре, вкладывая в ее душу заповеди морали. Директивность в отношениях с сыновьями отцы проявляют в форме тенденции к лидерству, путем завоевания авторитета, основанного на фактических достижениях и доминантном стиле общения. Их власть над сыном выражается, главным образом, в управлении и своевременной коррекции поведения ребенка, исключая амбициозную деспотичность. При этом отец стремится предельно четко и аргументировано донести до своего ребенка то, что ради его благополучия он жертвует частью имеющейся у него власти, что его поведение в отношениях с сыном - это не просто стремление к покровительству, а поиск оптимального решения, невзирая на степень возникающего раздражения.

30% дочерей и 13,3% сыновей, из числа принимавших участие в исследовании, отмечают низкий уровень враждебности со стороны отцов. Согласно мнению мальчиков, вошедших в данную группу, их отцы не проявляют излишней жесткости, суровости и педантичности. Девочки, составившие данную группу, не отмечают со стороны отцов сверхтребовательности, ориентированной на достижение эталона «идеального ребенка».

53,3% мальчиков и 45% девочек подросткового возраста, принимавших участие в исследовании, отмечают враждебность со стороны отцов. В данном случае речь идет о таком неблагоприятном типе отцовского отношения к дочери, как сочетание сверхтребовательности, ориентированной на эталон «идеального ребенка» и, соответственно, слишком жесткой зависимости. Наряду с этим, враждебный отец представляется дочери эмоционально-холодным и отвергающим. Все это ведет к нарушениям взаимоотношений между отцом и дочерью-подростком, что, в свою очередь, обусловливает повышенный уровень напряженности, нервозности и эмоциональной неуравновешенности последней.

Жестокий отец, по мнению сыновей, всегда соглашается с общепринятым мнением, проявляя при этом излишнюю конвенциальность, стремясь соответствовать общепринятым требованиям, предъявляемым в отношении «хороших» отцов, поддерживающих положительные отношения с окружающими. Воспитывая, они пытаются вымуштровать своего сына в соответствии с принятым в данном обществе и в данной культуре представлением о том, каким должен быть идеальный ребенок. Отцы стремятся дать сыновьям более широкое образование, развивать различные способности, что зачастую приводит к непосильной нагрузке на юношеский организм. Наряду с этим проявляется полная зависимость отцов от мнения окружающих, боязнь и беспомощность в отношениях с ними и неспособность этому противостоять. В то же время, по отношению к сыну отец суров и педантичен. Подросток постоянно находится в состоянии тревожного ожидания низкой оценки его деятельности и наказания родительским отвержением по формуле: «Как ты смеешь не соответствовать тому, что ждут от тебя, ведь я жертвую всем, чтобы сделать из тебя человека». Тут же звучит постоянное недовольство, скептическое отношение к достижениям сына, что неизбежно снижает мотивацию его деятельности и самооценку.

Низкий уровень автономности в отношениях с отцами отмечают 20% сыновей и 10% дочерей, принимавших участие в исследовании. Сыновья отмечают, что их отцы проявляют далеко не формализованный интерес к ним. От дочерей отцы, относящиеся к данной группе не отгораживаются за необходимостью решать «взрослые» проблемы.

Высокий уровень автономности в отношениях с отцом отмечают 45% девочек и 30% мальчиков, принимавших участие в исследовании. Эти девочки-подростки описывают автономность отцов, как претензию на лидерство, причем лидерство недосягаемое, недоступное для взаимодействия с ним. Отец представляется человеком, отгороженным от проблем семьи как бы невидимой стеной. Автономный отец, по мнению его дочери, существует отдельно от остальных членов семьи. Ему абсолютно все равно, что происходит вокруг, его действия, зачастую, не согласуются с потребностями и запросами близких, интересы которых им полностью игнорируются.

Автономность отца в отношениях с сыном проявляется в формальном отношении к воспитанию, в излишней беспристрастности в процессе общения. Взаимодействие основывается на позициях силы и деспотизма. Такой отец «замечает» сына только в случаях, когда тот что-нибудь натворил, причем даже на обсуждение случившегося, как правило, «не хватает времени». Он слишком занят собой, чтобы вникать в жизнь и проблемы сына. Его не интересуют увлечения сына, круг его знакомств и учеба в школе, он только делает вид, что его это волнует. Зачастую его просто раздражает, когда сын обращается к нему. По его мнению, сын «сам должен все знать».

20% мальчиков из числа принимавших участие в исследовании, отмечают низкий уровень непоследовательности отца. Эти подростки в большинстве случаев могут с уверенностью предсказать действия своих отцов в процессе воспитания.

55% девочек и 56,7% мальчиков отмечают высокий уровень непоследовательности в воспитательной практике отцов. Непоследовательность применяемых отцом воспитательных мер по отношению к сыну-подростку последний видит в непредсказуемости реакций на свое поведение. Подростки, вошедшие в данную группу, практически не имеют возможности предвидеть, как их отец отреагирует на ту или иную ситуацию, событие - подвергнет ли сына суровому наказанию за мелкие проступки или слегка пожурит за что-нибудь существенное, просто приняв заверения последнего в том, что это больше не повторится. Такой отец либо долго и педантично будет «промывать косточки», либо примет на веру заверения сына в невиновности и т.п.

Девочки-подростки, вошедшие в данную группу, отмечают, что с достаточно высокой степенью вероятности в поведении их отцов могут проявляться совершенно противоречащие друг другу психологические тенденции, причем амплитуда колебаний порой максимальна.

В рамках данного исследования после первичной обработки данных и качественного анализа, представленного выше, проводилось сравнение особенностей детско-отцовских отношений у подростков разного пола, поскольку существующие в литературе данные позволяют предположить наличие существенных различий в отношениях между отцом и сыновьями и отцом и дочерьми.

На рисунке 1 представлены профили отцовского воспитания, характерные для подростков мужского и женского пола.

 

На графике разные линии соединяют точки, обозначающие среднее значение для мальчиков и девочек, принимавших участие в исследовании. Над теми параметрами, где обнаружены значимые различия указано эмпирическое значение U-критерия Манна-Уитни и соответствующий ему уровень значимости.

Согласно представленным на рисунке 1 данным, у подростков разного пола, принимавшие участие в исследовании, в отношениях с отцами не обнаружено значимых различий выраженности таких воспитательных особенностей как, позитивный интерес, враждебность, автономность, непоследовательность. Статистическая проверка значимости различий проводилась с помощью U-критерия Манна-Уитни.

Значимые различия в отношениях с отцом девочек-подростков и мальчиков-подростков обнаружены по шкале «директивность». При этом девочки отмечают большую степень директивности со стороны отцов, чем мальчики. Девочки ощущают большее давление со стороны отцов, чем мальчики. Отцы в большей степени заставляют девочек выполнять нормы и правила поведения принятые в обществе, чем мальчиков. Возможно это связано с опасением родителей. Современное общество таит массу соблазнов и опасностей. Девушки, как правило вынуждены нести большую долю ответственности за безрассудное поведение, чем их сверстники мужского пола. Поэтому отцы более строги с девочками-подростками, чем с мальчиками-подростками.

В качестве дополнения к исследованию детско-отцовских отношений использовалась специально разработанная анкета, с помощью которой определялась эмоциональная близость подростков с отцами и их удовлетворенность сложившимися отношениями.

На рисунке 2 представлены средние тенденции, характеризующие эмоциональную близость и удовлетворенность отношениями с отцами мальчиков и девочек.

 

Величина столбцов отражает среднее значение по соответствующим шкалам анкеты, характеризующие отношения отцов с дочерьми (белые столбцы) и сыновьями (серые столбцы). Над теми столбцами, где обнаружены значимые различия приведены эмпирическое значение U-критерия Манна-Уитни (Uэмп) и соответствующий ему уровень значимости различий (р).

Согласно представленным данным в степени эмоциональной близости с отцом мальчиков-подростков и девочек-подростков значимых различий не обнаружено.

А вот степень удовлетворенности отношениями с отцом у мальчиков выше, чем у девочек. Вероятно девочки чувствуют себя обделенными вниманием со стороны отца. Это может объясняться как повышенной потребностью взрослеющих девочек во внимании отца, так и недостаточным вниманием, которое уделяют дочерям отцы. Можно предположить, что отцы более заинтересованы в воспитании наследника, продолжающего род. Этому они уделяют большую часть своего внимания. Вопросы воспитания подрастающих женщин смущают отцов и они стремятся уделять им минимум своего внимания, считая, что это забота матерей.

Представленные выше результаты характеризуют те особенности отношений подростков с отцами, которые в значительной степени осознаются ими. Для того, чтобы выявить скрытые (неосознаваемые) особенности взаимодействия в семьях испытуемых использовалась проективная методика «Рисунок семьи».

Проводя качественный анализ рисунков прежде всего следует отметить, что все подростки нарисовали отцов. Причем в большинстве случаев отцы были заняты каким-либо делом, связанным с получением новой информации (чтение газеты) или с изменением чего-либо (починка машины). Наличие отцов на рисунках детей свидетельствует о том, что они играют свою роль в воспитании подростков. Для определения характера взаимоотношений в семье была проведена количественная оценка рисунков.

Результаты количественной обработки рисунков подростков представлены на графике (рисунок 3). На графике точками отмечены средние значения, характеризующие выраженность у участников исследования разного пола тех или иных особенностей внутрисемейных отношений. Над теми значениями, где различия между девочками-подростками и мальчиками-подростками достоверны приведены результаты статистической проверки достоверности различий.

Согласно представленным данным девочки, в отличие от мальчиков, испытывают меньшую тревогу, связанную с семьей, и отличаются большим чувством неполноценности, связанным с семьей.

Данные результаты согласуются с результатами других исследований. О том, что мальчики испытывают большую тревогу (которая как правило подавляется и не осознается ими) связанную с семейными отношениями уже указывалось в психолого-педагогической литературе [57].

Относительно большее чувство неполноценности девочек, по сравнению с мальчиками трудно объяснить опираясь на существующие в литературе данные. Отдельные авторы отмечают, что у девочек наблюдается большая зависимость самооценки от внешности и ее восприятия [24]. Возможно, что в полученных результатах отразилась как раз эта особенность. Собственное изображение девочки выполняли прерывистыми линиями, меньше чем другие фигуры, с постоянными стираниями и прорисовываниями деталей. Чувство неполноценности девочек, вероятнее всего связано с восприятием совей внешности, что и отразилось в рисунке.

Далее в рамках представленного исследования выявлялись особенности личности подростков, принимавших участие в исследовании. Для этого использовались методики Пантилеева-Столина и Дембо-Рубинштейн.

В таблице 2 приведены результаты исследования самооценки и уровня притязания участников исследования разного пола. В ячейках таблицы приведены процентные доли участников с разным уровнем притязания и самооценки.

Таблица 2

Уровни притязания и самооценки подростков разного пола

Исследуемые параметры

Уровень притязаний

Самооценка

Девочки

Низкий

5%

15%

Средний

40%

50%

Высокий

55%

35%

Мальчики

Низкий

33,3%

33,3%

Средний

36,7%

46,7%

Высокий

30%

20%

 

Согласно представленным данным, низким уровнем притязания обладают 5% девочек-подростков и 33,3% мальчиков-подростков. Вероятнее всего у этих подростков формируется защитная реакция от неудач. Они стремятся как можно меньше хотеть, чтобы уберечься от разочарования. Такая картина характерна для детей, чувствительных к критике и сильно переживающих собственные неудачи.

95% девочек-подростков и 66,7% мальчиков-подростков обладают высоким и средним уровнем притязаний. Однако оптимальным является высокий уровень притязаний, которым обладает 30% мальчиков и 55% девочек. Именно высокий уровень притязаний обеспечивает достаточный уровень амбиций для самореализации и обеспечивает высокие достижения подростков.

Заниженной самооценкой обладают 15% девочек-подростков и 33,3% мальчиков-подростков. Эти дети нуждаются в психологической помощи, поскольку заниженная самооценка является показателем неблагополучия подростка. Они составляют «группу риска», поскольку под влиянием ситуации могут пойти на суицид. За низкой самооценкой могут скрываться два совершенно разных психологических явления: подлинная неуверенность в себе и «защитная», когда декларирование (самому себе) собственного неумения, отсутствия способности и тому подобного позволяет не прилагать никаких усилий для достижений.

Средний уровень самооценки характерен для 50% девочек-подростков и 46,7% мальчиков-подростков, принимавших участие в исследовании. Эти дети обладают реалистичной, адекватной самооценкой. Что свидетельствует об их психологическом благополучии.

35% девочек-подростков и 20% мальчиков-подростков обладают завышенной самооценкой, что указывает на определенные отклонения в формировании их личности. Завышенная самооценка может подтверждать личностную незрелость, неумение правильно оценить результаты своей деятельности, сравнивать себя с другими; такая самооценка может указывать на существенные искажения в формировании личности - «закрытости для опыта», нечувствительности к своим ошибкам, неудачам, замечаниям и оценкам окружающих.

На рисунке 4 представлены данные, отражающие средние тенденции уровня притязаний и самооценки у подростков разного пола, принимавших участие в исследовании.

Точками на графике обозначены средние значения, характеризующие уровень притязания и самооценки мальчиков-подростков и девочек-подростков.

Согласно представленным данным, в целом уровень притязания у подростков независимо от пола превышает уровень самооценки, что является благоприятным симптомом. Такая ситуация свидетельствует о том, что подростки оценивая себя видят свое несовершенство, а следовательно, стремятся стать лучше. Причем уровень притязания в среднем не сильно превышает самооценку, что делает его подлинным мотиватором самоизменений.

Статистическая проверка значимости различий между мальчиками и девочками (проводимая при помощи U-критерия Манна-Уитни) позволила установить значимые различия в уровне притязаний у подростков разного пола.

 

Так, согласно полученным данным, уровень притязаний девочек выше, чем уровень притязания мальчиков. Девочки-подростки, принимавшие участие в исследовании оказались более амбициозными, они претендуют на больше, чем мальчики.

В таблице 3 представлены результаты диагностики особенностей самоотношения подростков разного пола. В ячейках таблицы представлены процентные доли участников исследования мужского и женского пола, обладающих разным уровнем выраженности различных компонентов самоотношения.

Согласно представленным данным, положительным глобальным самоотношением обладают 70% девочек и 60% мальчиков подросткового возраста, принимавших участие в исследовании. Эти дети обладают внутренним недефференцированным чувством «за» себя.

25% девочек-подростов и 13,3% мальчиков-подростков обладают чувством «против» себя, т.е. глобальным отрицательным самоотношением. Это ситуация является неблагоприятной и свидетельствует о том, что дети входят в «группу риска». Положительное недеффернцированное самоотношение является важным условием нормального функционирования «Я», а следовательно и психического здоровья подростков.

Таблица 3

Особенности самоотношения подростков разного пола

параметры

девочки

мальчики

уровень выраженности исследуемого параметра

низкий

средний

высокий

низкий

средний

высокий

глобальное самоотношение

25%

5%

70%

13,3%

26,7%

60%

самоуважение

55%

10%

35%

56,7%

10%

33,3%

аутосимпатия

40%

15%

45%

46,7%

0%

53,3%

ожидаемое отношение от других

75%

20%

5%

56,7%

23,3%

20%

самоинтерес

60%

10%

30%

46,7%

6,7%

46,7%

 

Низкий уровень самоуважения отмечен у 55% девочек-подростков и 56,7% мальчиков подростков. У этих подростков мало веры в свои силы, способности, энергию, самостоятельность, низкая оценка своих возможностей контролировать собственную жизнь и быть самопоследовательным, для них характерно непонимание самого себя.

35% девочек и 33,3% мальчиков подросткового возраста, принимавших участие в исследовании, отличаются высоким уровнем самоуважения. Они уверены в своих силах, возможностях, внутренне последовательны. Они контролируют свою жизнь и готовы нести ответственность за свои поступки.

Низкий уровень аутосимпатии наблюдается у 40% девочек-подростков и 46,7% мальчиков-подростков. Эти дети враждебно настроены по отношению к себе, к своему «Я». Для этих подростков характерно видение в себе по преимуществу недостатков. Они обладают низкой самооценкой, готовностью к самообвинению. Для них типичны такие эмоциональные реакции на себя, как раздражение, презрение, издевка, вынесение самоприговоров («и поделом тебе»).

Высокий уровень аутосимпатии отмечен у 45% девочек-подростков и 53,3% мальчиков-подростков из числа принимавших участие в исследовании. Для них характерно одобрение себя в целом и в существенных частностях, доверие к себе. Они обладают позитивной самооценкой.

75% девочек-подростков и 56,7% мальчиков-подростов ожидают негативный интерес по отношению к себе со стороны других. Они недоверчивы и скрытны, не склонны открываться перед окружающими.

5% девочек-подростков и 20% мальчиков-подростков ожидают позитивный интерес к себе со стороны окружающих. Они открыты, дружелюбны по отношению к другим и надеются на столь же теплые чувства со стороны окружающих.

Низкую степень самоинтереса проявляют 60% девочек-подростков и 46,7% мальчиков-подростков, принимавших участие в исследовании. Эти дети не проявляют интереса к своим мыслям, чувствам, переживаниям. Самим себе они кажутся малоинтересными и считают, что другие не будут проявлять к ним интереса.

30% девочек-подростков и 46,7% мальчиков-подростов обладают высоким уровнем интереса к своей личности. Они готовы к общению с самим собой и проявляют интерес к своему внутреннему миру. У них есть уверенность в том, что они интересны другим людям.

Таким образом, результаты исследования позволяют заключить, что в целом подростки, принимавшие участие в исследовании отличаются достаточно высоким уровнем притязаний и самооценки. При этом уровень притязания в среднем по группе превышает уровень самооценки. Однако существуют гендерные различия в уровне притязания. Так оказалось, что у девочек-подростков он выше, чем у мальчиков-подростков.

Среди общих тенденций самоотношения можно отметить: положительное глобальное самоотноешние, низкий уровень самоуважения, недоверие по отношению к другим и низкую степень интереса к своему внутреннему миру.

В рамках представленного исследования особый интерес представляют взаимосвязи детско-отцовских отношений и особенностей личности подростков. Поэтому полученные данные подверглись корреляционному анализу по Спирмену. В результате были обнаружены значимые корреляционные связи между исследуемыми параметрами, которые схематично представлены на рисунке 5.

Согласно полученным данным непоследовательность в воспитательной практике отца обнаруживает значимые взаимосвязи с уровнем притязаний и глобальным самоотношением подростков. Причем первая взаимосвязь прямая (r=0,288;р=0,042), а вторая обратная (r=-0,298;р=0,041). На основе полученных данных можно предположить, что непоследовательность отца приводит с одной стороны к общему недеффернецированому отрицательному отношению к себе и высокому уровню притязаний. Такая картина может быть охарактеризована как неблагоприятная для становления «Я», поскольку общее положительное отношение к себе выступает важным условием самопознания, самореализации и достижений. Объяснить данную взаимосвязь можно тем, что непоследовательность отца не позволяет подростку относится к себе позитивно, не позволяет выделить в себе положительные черты, ведь одни и те же его особенности в зависимости от настроения отца могут быть оценены им как положительные или отрицательные. В такой ситуации у ребенка остаются лишь внешние высокие ориентиры (уровень притязаний), достичь которые ему становится просто невозможно, поскольку не понятно что именно в нем не так.

Еще одна значимая взаимосвязь была обнаружена между чувством неполноценности и уровнем самооценки подростков (r=0,29;р=0,05). Данная взаимосвязь носит прямой характер. Она вполне объяснима, поскольку можно с уверенность утверждать, что эти параметры являются разными сторонами самооценки. Чувство неполноценности является качественной характеристикой, а уровень притязания количественной. Однако при переводе качественного показателя в количественный обнаружилась значимая корреляция, которая лишь подтверждает, что проективные методы являются надежными и валидными в измерении базовых глубинных личностных образований.

Враждебность в семейной ситуации, согласно полученным данным, взаимосвязана с уровнем аутосимпатии (r=0,288;р=0,042). Объяснить данную взаимосвязь можно особенностями подросткового возраста. В этом возрасте подростки стремятся к самостоятельности, независимости, автономности, что приводит к многочисленным конфликтным ситуациям в семье, прежде всего во взаимодействиях с родителями. Однако этот процесс естественен. Противопоставляя себя взрослым (родителям) ребенок учится понимать свои мысли, желания, стремления, а следовательно и проявлять к ним симпатию. Вероятно, те дети, которые в подростковом возрасте конфликтуют с родителями, отстаивая свою точку зрения, личное мнения, формируют тем самым и положительное отношение к себе.

Интересной представляется и взаимосвязь между эмоциональной дистанцией с отцом и ожидаемым отношением от других (r=0,294;р=0,038). Данная взаимосвязь носит прямой характер и подтверждает присутствующее в литературе мнение о том, что взаимоотношения с отцом влияет на то, как человек будет относится к другим [психотерапия]. По данным исследования оказалось, что отстраненность отца приводит к открытости и дружелюбности в общении с другими. Вероятно этот факт можно объяснить стремлением компенсировать в отношениях с другими недостатки взаимоотношений с собственным отцом. Но возможно объяснение и более сложное. Так если вспомнить о разных функциях отцовской и материнской любви и предположить, что при большой эмоциональной дистанции с отцом, у подростка будет формироваться более тесная взаимосвязь с матерью, можно сказать что ожидание положительного отношения со стороны других связано с сильной установкой на самопринятие, формируемой благодаря материнской безоценочной любви.

Таким образом, результаты исследования позволили заключить, что детско-отцовские отношения и особенности взаимодействия в семье связаны с формированием самоотношения подростков, что отражается в значимых корреляционных взаимосвязях между непоследовательностью отца, уровнем притязания и глобальным самоотношением; враждебностью в семейной ситуации и аутосимпатией; эмоциональной дистанцией с отцом и ожидаемым отношением от других.

 

Выводы

 

Полученные в ходе эмпирического исследования результаты позволяют сделать ряд выводов об особенностях взаимоотношения подростков разного пола с родителями, самоотношения этих подростков и взаимосвязи между данными параметрами.

Оказалось, что около половины подростков отмечают высокий уровень враждебности и непоследовательности со стороны отцов. Отцы представляются детям как проявляющие излишнюю суровость и педантичность. Они сверхтребовательны по отношению к детям в стремлении сделать их подобными некоторому эталону «идеального ребенка». Более половины участников исследования отмечают непредсказуемость реакций отца на свое поведение.

Девочки-подростки отмечают большую степень директивности со стороны отцов, чем мальчики подростки. Дочери в большей степени испытывают давление и властность отцов. Вместе с тем девочки в меньшей степени удовлетворены сложившимися отношениями с отцом, чем мальчики.

У девочек отмечается большая степень чувства неполноценности связанного с семьей, чем у мальчиков. А у мальчиков обнаружен более высокий уровень тревожности, связанного с семьей, чем у девочек.

К особенностям самоотношения подростков согласно результатам исследования можно отнести: преобладание в целом по выборке оптимального уровня притязаний и адекватной самооценки. Уровень притязания у подростков независимо от пола превышает уровень самооценки, что является признаком психического благополучия. Однако, уровень притязания девочек выше, чем у мальчиков. Среди общих тенденций самоотношения у подростков можно отметить: положительное глобальное самоотноешние, низкий уровень самоуважения, недоверие по отношению к другим и низкую степень интереса к своему внутреннему миру.

Детско-отцовские отношения и особенности взаимодействия в семье связаны с формированием самоотношения подростков, что отражается в значимых корреляционных взаимосвязях между непоследовательностью отца, уровнем притязания и глобальным самоотношением; враждебностью в семейной ситуации и аутосимпатией; эмоциональной дистанцией с отцом и ожидаемым отношением от других.

Таким образом, полученные в ходе эмпирического исследования результаты позволили подтвердить выдвинутую гипотезу.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Согласно культурно-исторической теории развития Л.С. Выготского развитие личности ребенка опосредованно его отношениями со взрослыми. Формирование высших психических функций происходит только в рамках совместной деятельности ребенка и взрослого. При этом большая роль в формировании личности ребенка принадлежит более ранним этапам онтогенеза. А в ранние периоды развития родители выступают в качестве тех взрослых, отношение с которыми является первостепенным в воспитании ребенка.

В современной психологической литературе уделяется много внимания анализу особенностей взаимоотношений ребенка с родителями. При этом различные исследователи либо не делают различий между детско-материнскими и детско-отцовскими отношениями, либо указывают на большую роль матери в воспитании детей раннего возраста.

Сравнение воспитательных воздействий со стороны отца и со стороны матери позволяют выделить особенности отцовского воспитания. Влияние со стороны отца отличается от влияния со стороны матери. Это связано с теми социально-культурными ролями, которые принадлежат матери и отцу в воспитании ребенка. Любовь отца к ребенку имеет отличное от материнской любви назначение и проявления. Игра отца с ребенком отличается от игры матери с ребенком.

Таким образом, современные представления о различиях в воспитательных воздействиях матери и отца, позволяют говорить о специфики влияния отца на ребенка. Однако, особенности отцовской роли в семье и воспитании детей определяются такими факторами как доступность для ребенка, включенность в совместную деятельность с ребенком, ответственность за материальное обеспечение и организацию образовательно-воспитательной сферы ребенка. Сравнение «включенных отцов» и «включенных матерей», т.е. активно участвующих в воспитании позволило сделать вывод о том, что такие отцы успешнее влияют на развитие ребенка, чем матери.

Особую роль отцов в воспитании детей связывают с процессами идентификации. К важным качествам отцов, влияющих на развитие ребенка относят: излишняя строгость, импульсивность, мнительность и т.д.

Однако, приводимые в литературе исследования являются фрагментарными и чаще всего основаны на сравнении детей воспитывающихся с отцами о без них. Естественно подобные исследования не позволяют составить полную картину о роли отца в воспитании ребенка.

Поэтому в рамках представленной работы проводилось эмпирическое исследование роли отцовского воспитания в формировании личности подростков.

Полученные в ходе эмпирического исследования результаты позволяют сделать ряд выводов об особенностях взаимоотношения подростков разного пола с родителями, самоотношения этих подростков и взаимосвязи между данными параметрами.

Оказалось, что около половины подростков отмечают высокий уровень враждебности и непоследовательности со стороны отцов. Отцы представляются детям как проявляющие излишнюю суровость и педантичность. Они сверхтребовательны по отношению к детям в стремлении сделать их подобными некоторому эталону «идеального ребенка». Более половины участников исследования отмечают непредсказуемость реакций отца на свое поведение.

Девочки-подростки отмечают большую степень директивности со стороны отцов, чем мальчики подростки. Дочери в большей степени испытывают давление и властность отцов. Вместе с тем девочки в меньшей степени удовлетворены сложившимися отношениями с отцом, чем мальчики.

У девочек отмечается большая степень чувства неполноценности связанного с семьей, чем у мальчиков. А у мальчиков обнаружен более высокий уровень тревожности, связанного с семьей, чем у девочек.

К особенностям самоотношения подростков согласно результатам исследования можно отнести: преобладание в целом по выборке оптимального уровня притязаний и адекватной самооценки. Уровень притязания у подростков независимо от пола превышает уровень самооценки, что является признаком психического благополучия. Однако, уровень притязания девочек выше, чем у мальчиков. Среди общих тенденций самоотношения у подростков можно отметить: положительное глобальное самоотноешние, низкий уровень самоуважения, недоверие по отношению к другим и низкую степень интереса к своему внутреннему миру.

Детско-отцовские отношения и особенности взаимодействия в семье связаны с формированием самоотношения подростков, что отражается в значимых корреляционных взаимосвязях между непоследовательностью отца, уровнем притязания и глобальным самоотношением; враждебностью в семейной ситуации и аутосимпатией; эмоциональной дистанцией с отцом и ожидаемым отношением от других.

Результаты исследования представляют интерес для специалистов, работающих с подростками и их семьями. Они могут послужить основой при составлении теоретических и практических обучающих курсов. На основе полученных данных можно разработать программу тренинга эффективного отцовство.

 

БИБЛИОГРАФИЯ

 

  1.  Авдеева Н. Роль матери и отца в развитии ребенка в раннем детстве // Дошкольное воспитание,– 2005.– №7.– С.117-122
  2.  Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. М.: Педагогика, 1980. – 344с.
  3.  Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы: Пер. с англ. СПб.: Питер, 1992.- 216с.
  4.  Бернс Р.С., Кауфман С.Х. Кинетический рисунок семьи: Введение в понимание детей через кинетические рисунки. М.: Смысл, 2006.– 146 с.
  5.  Бодалев А.А. О взаимосвязи общения и отношения // Вопросы психологии.- 1990.- №4.- С.122-127
  6.  Борисенко Ю.В. Психология отцовства // Журнал практической психологии.– 2007.– №1.– С.3-7
  7.  Борисенко Ю.В., А.Г. Портнова. Проблема отцовства в современном обществе // Вопросы психологии.– 2006.– №3.– С.122-130
  8.  Вассерман Л.И., Горьковая И.А., Ромицына Е.Е. Родители глазами подростка: Психологическая диагностика в медико-педагогической практике: Учебное пособие для вузов. СПб.: Речь, 2004.-256 с.
  9.  Выготский Л.С. Собрание сочинений. М.: Педагогика, 1982. – 368с.
  10.  Гарбузов В.Н. Воспитание ребенка. - СПб.: «Дельта», 1997. – 233с.
  11.  Дарвиш О.Б. Возрастная психология. М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2003. – 264с.
  12.  Демиденко М. В., Клюева А. И. Педагогическая психология: Методики и тесты. Самара: ИД БАХРАХ-М, 2004.–144с.
  13.  Десятникова Ю.М. Психологическое состояние старшеклассников при изменении социального окружения // Вопросы психологии.- 1995.- №5.- С. 18-25
  14.  Добрович А.Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения. М.: Просвещение, 1987. – 156с.
  15.  Донцов А. И., Полозова Т. А. Проблема конфликта в западной социальной психологии // Психологический журнал.- 1980.- № 6.- С. 119-133.
  16.  Думитрашку Т.А. Влияние внутрисемейных факторов на формирование индивидуальности // Вопросы психологии.- 1991.- №1.- С. 135-142.
  17.  Евсеенко Ю.В. Система отношений в диаде отец-ребенок как фактор развития личности // Семейная психология и семейная терапия.– 2004.–№4.–С.30-48
  18.  Елизаров А.Н. Телефон доверия: работа психолога-консультанта с родителями в ситуации родительско-юношеских конфликтов // Вопросы психологии.- 1995.- №3.- С. 38 – 49
  19.  Захаров А.И. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. М.: Просвещение, 1986. – 128 с.
  20.  Зурабов А. Отец и дочь // Дошкольное воспитание.– 2006.–№4.– С.117-120
  21.  Кле М. Психология подростка (психосексуальное развитие): Пер. с фр. М.: Педагогика, 1991. – 254с.
  22.  Клюева Н.В. Психолог и семья: диагностика, консультации, тренинг. Ярославль, 2002.- 235с.
  23.  Кон И. С. Пол и идентификация // Психология индивидуальных различий /Под редакцией Ю.Б. Гиппенрейтера и В.Я. Романова. - М.: 2000.- С. 23-46
  24.  Кон И. С. Психология ранней юности. М.: Политиздат, 1989. – 342с.
  25.  Кон Н.С. Психология старшеклассника. М.: Просвещение, 1980. – 446с.
  26.  Кочубей Б. И. Мужчина и ребёнок. М.: Издательство «Знание», 1990.- 421с.
  27.  Крайг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2000. – 992 с.
  28.  Красовский А. С. Будущий муж и отец. Минск, 1986.- 197с.
  29.  Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. М.: Педагогика, 1986.- 232с.
  30.  Лютова Е.К., Монина Г.Б. Тренинг эффективного взаимодействия с детьми. – СПб.: ООО Издательство «Речь», 2000. – 190с.
  31.  Марковская И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми. – СПб.: «Речь», 2000. – 150 с.
  32.  Мудрик А. В. Время поисков и решений, или Старшеклассникам о них самих. М.: Провещение, 1990. – 156с.
  33.  Мухина В.С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество. М.: Издательский центр «Академия», 1999.- 504с.
  34.  Обухова Л.Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы. – М.: Тривола, 1995.- 374с.
  35.  Общение и развитие психики. Сборник научных трудов / Под ред. А.А. Бодалева. М.: издание АПНСССР, 1986. – 176с.
  36.  Овчарова Р. В. Психология родительства. М.: “Академия”, 2005.- 312с.
  37.  Овчарова Р. В. Справочная книга школьного психолога. М.: Просвещение, 1996.-325с.
  38.  Пантилеев С.Р., Столин В.В. Методика исследования самоотношения //Вестник МГУ. Серия 14.Психология.- 1989.-№ 1.-С.77-81
  39.  Пантилеев С.Р.Методика исследования самоотношения. М.: Смысл, 1993.–32с.
  40.  Поливанова К.Н. Психологическое содержание подросткового возраста // Вопросы психологии.- 1996.- №1.- С. 20-33
  41.  Попова М.В. Психология растущего человека: краткий курс возрастной психологии. М.: Сфера, 2002.- 150с.
  42.  Скрипкина Т. П. Психологические особенности проявления доверия на основе интеграции внутренних ценностей на этапе ранней юности // Проблемы формирования ценностных ориентации и социальной активности личности. / Под ред. Г. М. Андреевой, Н. Н. Богомоловой. М.: Просвещение, 1984. - С. 115-126.
  43.  Смехов В. А. Опыт психологической диагностики и коррекции конфликтного общения в семье // Вопросы психологии.- 1985.- № 4.- С. 83-92
  44.  Смирнова Е.О. Проблема общения ребенка и взрослого в работах Л.С. Выготского и М.И. Лисиной // Вопросы психологии.- 1996.- №6.- С. 76-89
  45.  Соколова В.Н. Юзефович Г.Я. Отцы и дети в меняющемся мире. М.: Просвещение, 1991. – 168с.
  46.  Солдатова Е.Л., Лаврова Г.Н. Психология развития и возрастная психология. Онтогенез и дизонтогенез. Ростов н/Д: Феникс, 2004.- 532с.
  47.  Спиваковская А.С. Как быть родителями. М.: Педагогика родителям, 1986. – 202с.
  48.  Тархова Л. Мальчик, Мужчина, Отец. М.: Знание, 1992.- 201с.
  49.  Титаренко В.Я. Семья и формирование личности. М.: Мысль,1987.- 148с.
  50.  Фельдштейн Д.И. Психология современного подростка. М.: Педагогика, 1987. – 146с.
  51.  Фридман И.К. О контакте родителей с детьми // Вопросы психологии.- 1990.- №1.- С. 93-99
  52.  Фромм Э. Искусство любви. Исследование природы любви. М.: Педагогика, 1990.- 120с.
  53.  Фурутан Али Акбар. Отцы, Матери, Дети. М.: Прогресс, 1992.- 241с.
  54.  Хусанова Н.Ю. Влияние отца на формирование «Я-концепции» ребенка // Психотерапия.– 2006.–№5.– С.4-6
  55.  Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применение). СПб.: Питер Пресс, 1997. – 608с.
  56.  Шапиро А.З. Психолого–гуманистические проблемы позитивности – негативности внутрисемейных взаимоотношений // Вопросы психологии.– 1994.– №4.– С.45-57
  57.  Шимин Н.Д. Семья как общественное явление: Опыт социально-философского анализа. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1989. - 190 с.
  58.  Эльконин Д. Б. Введение в психологию развития. М.: Педагогика, 1994. – 243с.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

11051. Первичные измерительные преобразователи 139.5 KB
  Первичные измерительные преобразователи Основные определения Измерительный преобразователь ИП средство измерения предназначенное для преобразования входного измерительного сигнала измеряемой величины в выходной сигнал более удобный для дальнейшего преобра...
11052. Принципы передачи и преобразования информации 130 KB
  Принципы передачи и преобразования информации Во многих встречающихся на практике случаях функциональный блок мехатронного устройства являющийся потребителем информации удален от первичного источника информации например датчика на некоторое иногда довольно зна...
11053. Системы управления мехатронными объектами 123 KB
  Системы управления мехатронными объектами Мехатронные объекты являются ярким примером реализации сложных законов управления. Системы управления применимы в тех случаях когда объект процесс обладает управляемостью т.е. существует возможность изменения его некотор...
11054. Построение структуры системы управления, программная реализация регуляторов 136 KB
  Построение структуры системы управления программная реализация регуляторов Большинство систем процессорного компьютерного управления содержат в своем составе различные регуляторы выполненные программным образом либо реализованные аппаратно. В настоящее время н...
11055. Исполнительные устройства систем мехатроники 206.5 KB
  Исполнительные устройства систем мехатроники Общие сведения и классификация Исполнительными механизмами называются механизмы выполняющие непосредственно требуемую технологическую операцию путем воздействия на обрабатываемую среду или объект с целью изменения
11056. Основы проектирования интегрированных мехатронных модулей и систем 734 KB
  Основы проектирования интегрированных мехатронных модулей и систем Основой метода мехатроники является интеграция составляющих частей которая закладывается на этапе проектирования и затем реализуется в технологических процессах производства и эксплуатации мехат...
11057. Методы интеграции при проектировании мехатронных агрегатов 182.5 KB
  Методы интеграции при проектировании мехатронных агрегатов Для проектирования интегрированных мехатронных агрегатов разработаны три метода интеграции. Каждый из методов может применяться как самостоятельно так и в комбинации с другими методами поскольку они реа
11058. Создание базы данных каналов промышленного контроллера в SCADA системе TRACE MODE 561.5 KB
  Создание базы данных каналов промышленного контроллера в SCADA системе TRACE MODE: методические указания по выполнению практической работы и варианты заданий / Воронеж. гос. технол. акад.; сост. И.А. Хаустов А.А Хвостов Р.А. Романов. – Воронеж: ВГТА 2011. – 32 с. Указания разработаны
11059. Создание базы каналов автоматизированного рабочего места диспетчерского контроля и управления с настройкой сетевого обмена 447 KB
  Создание базы каналов автоматизированного рабочего места диспетчерского контроля и управления с настройкой сетевого обмена: методические указания по выполнению практической работы / Воронеж. гос. технол. акад.; сост. И.А. Хаустов А.А Хвостов Р.А. Романов. – Воронеж: ВГТА 20...