86518

Развитие городского самоуправления в Российской империи в середине XIX – начале XX века

Курсовая

История и СИД

В то же время признавая доминирование государственного управления представляется интересным и полезным проследить судьбу формирования городского самоуправления в российских исторических условиях. Другими словами система городского самоуправления видоизменялась и в зависимости от личности того или иного правителя.

Русский

2015-04-08

177.5 KB

5 чел.

СОДЕРЖАНИЕ

[1]
Введение

[2] Реформы городского самоуправления при Петре I

[3]
2 Развитие городского самоуправления в Российской империи в середине XIX – начале XX века

[4]
Заключение

[5]
Список использованных источников и литературы


Введение

Актуальность темы. Актуальность темы данного курсового исследования – городское самоуправление в России (XVIII-XIX вв.) – определяется важностью рассмотрения и учета ретроспективы полезного опыта для настоящего и будущего современного местного самоуправления. Нет сомнений, что исторический экскурс позволяет глубже понять сущность местного самоуправления, его социально-правовую природу, причины необходимости появления его как общественного института, а также правильно оценить современное положение данного явления в системе управления обществом и спрогнозировать дальнейшее развитие его концептуальной основы.

Как известно, в управлении такой страной как Россия, крупной, с большим производственным, научным, культурным потенциалом всегда большую роль играло государство. История российской государственности – это непрерывный процесс совершенствования (реформирования) высшего, центрального и местного аппаратов власти в целях более эффективного управления громадными территориями России, преодоления периодически возникающих кризисов.

В то же время, признавая доминирование государственного управления, представляется интересным и полезным  проследить судьбу формирования городского самоуправления в российских исторических условиях. Несмотря на примат госуправления, городское самоуправление развивалось на разных этапах формирования российской государственности, причем достаточно интенсивно.

Городское самоуправление являлось немаловажным элементом общей системы местного управления. Разумеется, роль его варьировалась на протяжении веков, зависела как от общей исторической обстановки, так и испытывая сильное влияние фактора персонификации. Другими словами, система городского самоуправления видоизменялась и в зависимости от личности того или иного правителя. Таким образом, исследование теоретических вопросов и практики нормативного регулирования и организации городского самоуправления в историческом ракурсе представляют значительный научный интерес.

Анализ изученных источников и литературы. Теоретической основой работы послужили учебники «История государственного управления в России», под общей редакцией профессора Р. Г. Пихои; «История государственного управления России» под общей редакцией доктора экономических наук профессора В. Г. Игнатова; «Государственное управление в России» под редакцией профессора  А. Н. Марковой; учебник    Н. В. Постового «Муниципальное право России» и т. д.

Также были использованы монографии В. А. Нардовой «Городское самоуправление в России в 60-х-начале 90-х годов XIX  века», Л. Е Лаптевой «региональное и местное управление в России (вторая половина XIX  века».

Источниковую базу исследования составили «Законодательство Петра I», «Законодательство Екатерины II», Законодательные акты Российской империи 1864-1917 гг.: Положение о губернских и уездных земских учреждениях от 1 января 1864 г., Городское положение от 16 июля 1870 г., Положение о губернских уездных земских учреждениях от 12 июня 1890 г., Городовое положение от 11 июня 1892 г. Эти документы отражают опыт функционирования органов местного  самоуправления от  момента их возникновения до проведения контрреформ включительно, когда они  были существенно урезаны и подчинены государственной власти.

Цель работы. Основная цель настоящего исследования состоит в оценке и анализе эволюции городского самоуправления  в России с начала XVIII до конца XIX века.

Исходя из поставленной цели  были определены следующие задачи:

- проследить по основным историческим периодам становление городского самоуправления в России в период XVIII-XIX веков, выделив его специфику и характерные черты;

-раскрыть особенности наиболее значимых институтов городского самоуправления в России в указанные выше исторические периоды;

-проанализировать существо реформ и контрреформ в истории российской государственности и их влияние на становление городского самоуправления.

Объектом исследования является российское городское самоуправление в XVIII-XIX веках как историческое явление.

Предмет исследования - основные черты самоуправления, проявляющиеся в различные периоды его формирования, особенности функционирования институтов городского самоуправления,  компетенции его органов.

Хронологические рамки исследования – период XVIII - XIX веков.

Структура работы выдержана в соответствии с принципом хронологии и с учетом периодов российской государственности. Исходя из хронологических рамок данной работы,  XVIII - XIX векам российской истории соответствуют 4 и 5 периоды российской государственности: российская империя периода абсолютизма (XVIII – середина XIX века) и российская империя периода перехода к буржуазной монархии (середина XIX – начало XX века). Учитывая логику данного исторического деления, курсовая работа включает две главы. В первой главе рассматриваются особенности становления системы городского самоуправления в период российского абсолютизма, во второй главе в центре внимания специфика городского самоуправления в период реформ Александра II и контрреформ Александра III.


1 Становление городского самоуправления в период российского абсолютизма (XVIII – середина XIX века)

  1.  Реформы городского самоуправления при Петре I

Наиболее характерные черты государственного строя России XVIII века наметились еще в предшествующем столетии, когда началось перерастание сословно-представительной монархии в абсолютную. В основе этого процесса лежали серьезные изменения в социально-экономическом развитии страны, вызванные генезисом капиталистических отношений, резким обострением борьбы крепостных крестьян против феодального гнета.

В начале XVIII века местное управление в России осуществлялось на основе старой модели: воеводское управление и система областных приказов. В процессе петровских преобразований в эту систему стали вноситься изменения. Желая видеть в России столь же успешное и широкое развитие торговли и промышленности, какое он видел на Западе, Петр I хотел предоставить городскому сословию полное самоуправление.

Итак, при Петре I  Россия преобразилась. Была изменена вся система государственного управления, повлекшая за собой значительное укрепление государственности страны. В первой четверти XVIII  века возникла серьезная опора абсолютной монархии – бюрократический аппарат государственного управления. Органы центральной власти, унаследованные от прошлого времени (Боярская дума, приказы) ликвидируются, появляется новая система государственных учреждений.

В конце XVII - в начале XVIII веков Петром I были осуществлены реформы в области местного управления, направленные, прежде всего, на усиление централизации местного государственного аппарата в интересах укрепления абсолютной власти молодого монарха. Реформы усиливали сословную корпоративность и подводили черту под многовековой историей самобытного, чисто русского самоуправления, способствуя не только ликвидации старого административно-территориального деления страны, но и «прорубая окно», не всегда с положительным знаком приобщения к европейским демократическим институтам и традициям. При этом многовековой опыт российского самоуправления чаще всего не просто игнорировался, а «выжигался каленым железом», подменяясь каким-нибудь шведским или голландским образцом.

Первым шагом в реформировании местного самоуправления было создание особого сословного управления - самоуправления горожан. Это объяснялось, прежде всего, тем, что русский город, в отличие от европейского (даже в рамках бывшей Западной Руси), в качестве общественно-самоуправленческой единицы исторически был порождением самого государства. И это обстоятельство, когда большинство древнейших русских городов прошли в своем развитии путь трансформации города-государства в земскую местную единицу, отразилось самым непосредственным образом на многовековой истории российского городского управления.

В отличие от европейской практики, где городская община относительно самостоятельно осуществляла управление делами городского хозяйства, рассматривая его как совокупность общих интересов горожан, в России (за исключением Новгорода, Пскова и Вятки) городское управление было организовано, исходя не из интересов горожан, а из потребностей, в первую очередь, государства.

В конце XVII века управление городами основывалось на принципах строгой централизации. Возглавлял городское управление воевода, назначенный приказом, к ведомству которого относился данный город. Воевода – представитель центральной администрации. Через него осуществляли свою власть многочисленные приказы. В целом, данный порядок не способствовал оперативности и эффективности управления.

В 1699 году Петром I были изданы Указы об учреждении Бурмистерской Палаты в Москве и об открытии Земских изб в остальных городах. Согласно эти актам города выходили из ведения приказов и воевод и теперь должны были самостоятельно создавать органы, выполняющие их функции, - бурмистерские палаты и земские избы. Большинство исследователей усматривают истоки этих мер в желании достичь определенных фискальных целей. И действительно, замена воеводы выборными учреждениями, согласно Указам от 30 января 1699 г., должна была повлечь за собой увеличение податей вдвое: «а буде в городех, где посадские и купецкие и промышленные и уездные люди по сему его великого государя указу для всяких своих мирских и росправных и челобитчиковых дел похотят у себя быть выборным своим людем и всякие доходы, что они плачивали наперед сего, платить в казну великого государя против прежнего окладу вдвое..» [3,С. 423].

То есть городской общине предлагалось откупиться от услуг воеводы, который обходился ей, как считало центральное правительство, в сумму, равную величине платежей посада государству. Но на таких условиях от воевод отказалось только 11 городов из 70. Тем не менее, правительство стремилось к реализации своей идеи даже в ущерб фискальным интересам. Оно сделало реформу обязательной, отступив от требования платы податей вдвое. Указы о переходе на «бурмистерское управление» подрывало власть приказов, укрепляло собственно местные органы управления, которые теперь формировались снизу.

Таким образом, прослеживалась тенденция на децентрализацию управления. Связывая происходящие изменения с политическими событиями этого времени, вряд ли можно сомневаться в том, что правительство Петра I ослабляло власть приказов и воевод с тем, чтобы полнее и эффективнее ею мог распоряжаться монарх. В последующие годы городское управление не остается неизменным.  

Следует также отметить реформу городского сословного управления 1723-1724 годов, когда были учреждены выборные сословно-общинные учреждения городского самоуправления, получившие название «магистраты».

Реформой 1723-1724 годов в развитии городского самоуправления была сделана попытка расширить круг деятельности учреждений самоуправления. Они не только отвечали за сбор податей, осуществляли полицейский надзор, но и были обязаны заниматься социальной сферой, в частности развитием народного образования.

В. О. Ключевский писал: «Петр заботился о развитии городского самоуправления, создавши сначала городовые ратуши, а потом городовые магистраты, действовавшие независимо от губернаторов, под руководством главного петербургского магистрата. Эти меры имели своей целью устранение местных приказных властей от вмешательства в дела посадских общин» [16, С. 103]. Как и земские избы, магистраты являются почти исключительно учреждениями судебными и административно-финансовыми.

В городах первого разряда магистраты состояли из четырех бурмистров и одного президента, стоявшего во главе их, а в городах последнего (пятого) разряда коллегиальное учреждение заменялось единоличной должностью бурмистра. Выбираемые населением члены коллегиальных присутствий поступали в полное распоряжение центральной правительственной власти, и все значение выборов сводилось лишь к тому, что население должно было поставлять для правительства из своей среды исполнительных агентов и ручаться за их исполнительность.

В основу магистратской реформы, как и большинства других нововведений Петра I, легли зарубежные образцы.

Устройство магистратского городского управления базировалось на новом классово-сословном делении тяглого посадского населения.                                            М. В. Владимирский-Буданов пишет о магистратах: «Это уже учреждение сословно-общинное; компетенция его (сбор податей, народное образование, призрение, полиция и суд) простирается только на горожан. Такая реформа имела громадное влияние на судьбу не только городского, но и сельского населения, лишив последнее самоуправления»[9, С. 195].

Здесь налицо попытка осуществить деление горожан на западноевропейский манер, без учета исторических особенностей развития городов Европы и России. Если прежний порядок выборов бурмистров предполагал формально одинаковые права всех жителей, то Регламент Главного магистрата юридически оформлял преимущества посадской верхушки. Регламент ввел новое деление посада - по социальной принадлежности. Верхний слой городского населения образовывали две гильдии. К первой были отнесены банкиры, крупные (знатные) купцы, доктора, аптекари, мастера высших ремесел. Ко второй - мелочные торговцы и простые ремесленники, которых предписывалось Указом объединить в так называемые цехи.

Все рабочие люди, живущие наймом или неквалифицированной работой, были отнесены к третьему классу - подлых людей, которые хотя и признавались горожанами, но «к знатным и регулярным гражданам» не причислялись.

Магистратская реформа, объединяя городские сообщества в гильдии, цеха и подлых людей, изменила и характер городского управления. По петровским Указам 1699 года земские бурмистры выбирались на один год. Члены магистрата осуществляли свои полномочия бессрочно и бессменно (очевидно, преследовалась цель сделать городское управление более устойчивым). Бурмистры избирались всем городским (посадским) населением на специальном посадском сходе из представителей всех разрядов посадского общества. Членов магистрата выбирали только бургомистры и первые мирские люди и исключительно из первостепенных (то есть из членов первой гильдии). В больших или в имевших какое-либо значение городах Империи магистраты состояли из президента, нескольких бурмистров и ратманов.

Что касается компетенции, то круг полномочий городского магистрата был существенно расширен по сравнению с тем, что были вправе до этого осуществлять земские избы. В больших городах магистраты наделялись судебной властью, равной компетенции надворного суда не только по гражданским, но и по уголовным делам, за исключением самостоятельного вынесения смертных приговоров, которые необходимо было вносить на утверждение в Главный магистрат (являвшийся также и высшей апелляционной инстанцией для городских магистратов).

Те же магистраты ведали городской полицией и городским хозяйством и были обязаны способствовать развитию ремесел и мануфактур, ведали городским начальным образованием, свалками, приютами, сиротскими домами и т. д. Причем, Регламент Главного магистрата относил к ведению полиции не только обеспечение безопасности граждан от преступных посягательств, но и поддержание общественного порядка, что толковалось весьма расширительно (в частности, в гл. X) [3, С. 446] вплоть до запрещения излишества домовых расходов. Полиции, по существу, отводилась роль исключительная.

Помимо магистратов, в городах продолжали действовать и прежние городские учреждения - мирские посадские сходы или земские советы. В состав сходов входили мирские люди, «все граждане».

На практике самостоятельность магистратов при осуществлении своих полномочий была ограничена, так как для этого в каждом конкретном случае требовалось получить одобрение со стороны Главного магистрата (причем, полученное в виде соответствующего указа). Помимо этого: от магистратов требовалось предоставлять ежегодный отчет о своей деятельности (все в тот же Главный магистрат).

Жители городов делились на «регулярных» и «нерегулярных» («подлых»). «Регулярные» подразделялись на гильдии и цехи. В первую гильдию входили богатые купцы, врачи, аптекари, живописцы и другие, во вторую – мелкие торговцы, ремесленники. Все ремесленники обязаны были записаться в цехи. Гильдии и цехи имели своих старшин, которые заведовали сословными делами и выполняли некоторые государственные функции в полиции и финансовых службах. Сословный принцип формирования органов местного самоуправления и усиливающийся контроль над их деятельностью со стороны государственных органов в связи с расширением государственного аппарата и его вмешательством в городские дела свидетельствовали о продолжающемся процессе ограничения и усечения прерогатив городского самоуправления.

В результате местные органы, созданные при Петре I  оказались нежизнеспособными. Россия не была готова к отделению суда от администрации, надзора – от исполнения, финансового управления – от полиции и т. д. Уже в 30-е годы XVIII века от многого пришлось отказаться, вернулись к прежней системе уездного деления. К 1727 году Россия подразделялась на 14 губерний, 47 провинций и 250 уездов. Единственным органом управления и юстиции в губернии остался губернатор, в провинциях и уездах – воевода.

Новая система местного управления была закреплена инструкцией 12 сентября 1728 года, которая усиливала власть воевод и губернаторов: уездный воевода подчинялся провинциальному, а тот – губернатору, который сносился с центральными учреждениями. Губернаторы и воеводы осуществляли свои функции через канцелярии, а с 1763 года каждому губернатору для содействия в исполнении законов была дана воинская команда. С начала 60-х годов в подчинение губернаторам и воеводам попали и полицмейстеры. Восстановленные в 1743 году магистраты и ратуши тоже подчинялись губернаторам и воеводам.

1.2 Преобразования в городском самоуправлении в годы правления Екатерины II. Контрреформы Павла I

Новая коренная реформа в области земского и городского управления последовала затем в конце XVIII века при Екатерине II; эта реформа оставила гораздо более глубокие следы, чем попытки Петра I, как в российском законодательстве, так и в последующей практической деятельности городских и земских учреждений. С именем Екатерины II связано появление наиболее значительных до второй половины ХIХ века законодательных актов, определяющих и закрепляющих отдельные принципы местного самоуправления на территории Российской Империи: Учреждение о губерниях (1775-1780 гг.) и Жалованная Грамота на права и выгоды городам Российской Империи (Городовое Положение) (1785г.).

Н. В. Постовой справедливо отмечает, что «муниципальная реформа, произведенная Екатериной II, была не столько реформой, сколько революцией, так как она не усовершенствовала старые учреждения, а поставила на их место совершенно новые, коренным образом отличавшиеся от существовавших» [20, С. 326].

Были провозглашены принципы всесословности и самостоятельности, являющиеся основными предпосылками истинного самоуправления.

Наиболее важные реформы нашли свое отражение в первой части «Учреждения для управления Губерний Всероссийской Империи», изданной 7 ноября 1775 г. Империя делится Учреждением о губерниях на крупные местные единицы губернии, а те в свою очередь на более мелкие - уезды. Учреждение касается также городов и посадов. Екатерина хотела дать особый устав и крестьянству, но не успела этого сделать, так что волости и сельские общества не затрагиваются ее законодательством. Для заведования местным благоустройством законодательство Екатерины создало всесословный «Приказ общественного призрения». Дворянство было признано местным обществом - корпорацией, причем территориальными пределами этого общества были признаны границы губернии. Оно получило право периодических собраний, выбирало из своей среды: губернского и уездного предводителей дворянства, секретаря дворянства, десять заседателей верхнего земского суда, уездного судью и заседателей, земского исправника и заседателей нижнего земского суда. Подобным образом Екатерина II стремилась создать из всех сословий ряд местных организаций («сословных обществ»), предоставив им известные права «по внутреннему управлению сих обществ», а также возложив на эти организации осуществление большинства задач местного управления [21, С. 28]. Разделив империю на губернии и уезды, поставив во главе губерний наместников и создав органы местного самоуправления, где заседали наряду с коренными чиновниками и местные выборные люди, Екатерина стремилась провести принцип децентрализации власти и создать отдельные самоуправляющиеся единицы на местах. В статьях Жалованной Грамоты городам впервые устанавливалось в русском городе всесословное «общество градское», которое должно было включать в себя всю совокупность постоянного населения города, и принадлежность к которому обуславливалась не сословным положением, а известным имущественным цензом. «Общество градское» должно было избирать из своего состава всесословную думу, которой вверялось заведование городским хозяйством. Общая дума избирала затем из своей среды так называемую шестигласную думу, на долю которой выпадала наиболее интенсивная деятельность по заведованию текущими городскими делами. В состав этого учреждения входили городской голова и шесть гласных, по одному от каждого из шести разрядов городского общества: «Шестигласная городская дума составится из голоса настоящих городских обывателей, из голоса гильдейских, из голоса цеховых, из голоса иногородних и иностранных гостей, из голоса имянитых граждан и из голоса посадских в председании городскаго главы; в случае же убыли во время срока общая городская дума наполняет место из того же голоса» [2, С. 117]. Ведению шестигласной думы подлежал тот же круг дел, что и для общей думы; разница состояла лишь в том, что последняя собиралась для рассмотрения более сложных и трудных вопросов, а первая учреждалась для повседневного отправления текущих дел.

В начале 1786 г. новые учреждения были введены в Москве и Петербурге, а затем - и в остальных городах Империи. Однако в большинстве уездных городов вскоре было введено упрощенное самоуправление: непосредственное собрание всех членов градского общества и при нем небольшой выборный совет из представителей разных групп городского населения для отправления текущих дел. В небольших городских поселениях коллегиальное начало совсем уничтожалось, и все самоуправление было представлено в лице так называемых «городовых старост».

При первом знакомстве с Жалованной Грамотой городам - она производит впечатление широко задуманной реформы, однако в действительности результаты ее, как и реформы, заложенной в Учреждении о губерниях, оказались довольно жалкими. Местное самоуправление времен Екатерины постигла та же участь, какой подверглись петровские ландраты и земские комиссары. Вместо того, чтобы подчинить администрацию контролю местных выборных органов, Учреждение о губерниях, наоборот, предоставляет привыкшей к власти и произволу бюрократии право контроля и руководства над молодыми, вновь созданными учреждениями, в связи с чем роль новых органов самоуправления оставалась крайне незначительной вплоть до реформы 1864 года, когда были введены земские и новые городские учреждения.

Екатерининское законодательство стремилось выделить горожан из массы тяглого люда и более четко закрепить их сословный статус. Из общей массы городского населения юридически обособляется купечество. Новшеством явилось то, что критерием стал размер капитала. Закрепление сословного статуса за городским обывателями дополняется развитием органов сословного самоуправления и суда. Созданные при Петре I магистраты и ратуши дополняются учрежденными Екатериной II общей и шестигласной думами.

Нельзя не сказать несколько слов и о Екатерининском «Уставе благочиния или полицейском», определявшем устройство полицейского аппарата городов. В стольных городах ее возглавлял обер-полицмейстер. В состав управы входили два пристава – по уголовным и гражданским  делам – и выборные члены от купечества – ратманы. В губернских городах управы благочиния возглавляли полицмейстеры или обер-коменданты. Города с числом дворов более четырех тысяч делились на части, в которые назначался частный пристав. Полицейская часть следила за порядком, исполнением судебных решений.

В целом, значение реформ Екатерины трудно переоценить: если реформы Петра, при отдельных попытках вызвать общество к проявлению самодеятельности, в общем сводились к централизации и насаждению бюрократизма, то законодательные акты Екатерины были направлены на децентрализацию власти и создание местного общественного управления, с которым приходилось разделять свою власть коронным чиновникам:

В. И. Быстренко замечает, что «органы городского самоуправления были ограничены в правах: полиция им не подчинялась, податное дело было в руках казенных палат, суд зависел от администрации. Городское самоуправление решало лишь вопросы благоустройства, развития торговли, промыслов, защиты сословных прав» [8, C. 55].

И все же именно законодательство Екатерины II можно считать первой попыткой формирования российского муниципального права.

При Павле I государство также укреплялось путем централизации власти, усиления военно-полицейского режима. Что касается интересующего нас городского управления, то оно было реорганизовано: управы и думы ликвидированы, сословное управление слито с органами полиции. В городах были созданы городские правления – ратгаузы, которым подчинялись магистраты и ратуши. В их состав входили назначаемые правительством чиновники (президент и директор экономии) и выборные от городского общества, утвержденные императором. В губернских и уездных городах  в 1799 году были созданы новые военно-полицейские органы – ордонансгаузы (возглавлял их полицмейстер, городничий или комендант), в ведении которых находились военный суд и тюрьма.

Как замечает Н. Ю. Болотина, «Павел решительно разломал всю систему местного управления, учрежденную в 1775 году.  Контрреформам подверглось и городское самоуправление: городское сословное управление было слито с органами полиции, городские думы ликвидированы» [13,C. 124].

Таким образом, Павел I  отменил созданное Екатериной II городское самоуправление и заменил его почти чисто бюрократическим управлением.


1. 3 Система городского самоуправления в первой половине XIX века

С вступлением на престол Александра I в 1801 году действие Жалованной Грамоты городам восстанавливается и Городовое Положение остается в силе до городской реформы 1870 года.

В первой половине XIX века в России были проведены новые реформы государственного управления, сохранявшие преемственность с историческими формами управления в России. Однако смена коллегиальной формы управления министерской способствовала еще большей бюрократизации аппарата. Сохранялись и военно-полицейские методы руководства.

Другой частью (сословием) населения России, нуждавшейся в изменении своего правового статуса, было городское население, которое не только выросло к первой четверти XIX века численно, но и процесс расслоения которого значительно усилился. При этом усложнялось и росло городское хозяйство, а вместе с тем и задачи, связанные с управлением городской жизнью, хотя большая часть владельцев городской недвижимостью (дворяне, разночинцы и т. д.) по-прежнему была отстранена от участия в городском самоуправлении.

Структура городского общественного самоуправления по-прежнему (хотя в большей степени и формально) основывалась на Жалованной грамоте городам. Тем не менее, нельзя не сказать, что к этому времени она все же претерпела весьма существенные трансформации. Так, практически везде в системе городского самоуправления уже отсутствовала, ликвидированная Павлом I, городская Дума как собрание городских представителей. Исполнительно-распорядительные действия, по существу, повсеместно осуществляло собрание городского общества, в котором большинство, как правило, составляли мещане. В состав Шестигласной Думы вместо предписанных Жалованной грамотой шести сословий чаще всего включались купцы и мещане. По причине неготовности и нежелания большинства купцов и мещан участвовать в деятельности городского самоуправления, все чаще функции управления концентрировались в руках чиновников городских канцелярий.

В 1821 году началась работа по пересмотру Городового положения 1785 г., завершившаяся уже при Николае I, в 1846 году введением в Петербурге, а позднее в Москве, Одессе и Тифлисе, нового «Городового положения». Новое «Положение» обеспечивало преобладание дворянства, почетных граждан и купечества в городском общественном самоуправлении, предусматривая строгий административный контроль за деятельностью этих учреждений. Исходя из того, что в городское самоуправление включались неподатные сословия, «Положение» устанавливало для этих сословий очень высокий имущественный ценз - годовой доход в 100 рублей серебром с недвижимости, денежных капиталов и товаров. Поэтому, в действительности, создаваемые органы городского самоуправления были не очень представительными.

Городское общественное самоуправление подразделялось на два вида -на общее (для всего городского сообщества) и частное - по сословиям. Органами общего самоуправления становились: городской голова, общая городская Дума (как распорядительный орган) и распорядительная городская Дума (как исполнительный орган). Общее собрание сословий создавалось исключительно для выборов членов общей Думы. Для решения дел соответствующих городских сословий формировались сословные Управы - купеческая, мещанская, ремесленная, иностранных ремесленных цехов, наемных служителей и рабочих. Сословное начало, лежавшее в основе формирования и деятельности органов городского самоуправления, выражалось в том, что в общей думе также действовали отделения, отражавшие ее сословный состав. Городской голова был первым должностным лицом самоуправления любого российского города, председательствуя не только в общей думе, но и руководя деятельностью распорядительной Думы.

Если сравнивать нормативные акты 40-х годов XIX века с Жалованной грамотой, то первое, на что можно обратить внимание - это более четкое дифференцирование полномочий исполнительной и распорядительной городских властей, при том, что содержание этих функций практически не изменилось, а деятельность городского самоуправления была по-прежнему жестко подконтрольна центральной администрации. Как и до этого, заседание общей думы могло состояться лишь по распоряжению городского головы, а распорядительная дума в своей деятельности все так же подчинялась губернатору (как в Санкт-Петербурге) или начальнику губернии.

Наконец, высшим надзорным органом по отношению к Думе продолжал оставаться Правительствующий Сенат.

Итак, что касается городского сословного управления, то оно в первой половине XIX века претерпело серьезные изменения: были упразднены городские, депутатские собрания общей думы, шестигласные думы оказались низведены до уровня хозяйственных канцелярий, административных и полицейских органов. Это объяснялось усилением роли царской администрации и жесткой опекой губернаторов. Характерным для управления городами стало полицейское управление. Управы благочиния заведовали больше полицейскими, чем следственными делами. В связи с делением городов на части появились полицмейстеры, частные приставы, которые выполняли прежде всего полицейские функции.

Итак, система государственного управления в условиях абсолютизма (XVIII- первая половина XIX века) развивалась довольно бурно и противоречиво, что сказывалось и на формировании городского самоуправления. Главная цель в управлении страной заключалась в укреплении самодержавного строя через усиление императорского правления. При всех реформах государственного устройства и городского самоуправления совершенно очевидной была тенденция жесткой централизации и единообразия в управлении, укрепления неограниченной власти монарха, позиций крупного дворянства и элитной бюрократии.


2 Развитие городского самоуправления в Российской империи в середине XIX – начале XX века

Во второй половине XIX века в России была осуществлена серия преобразований, вошедших в историю под названием «великих реформ». Отмена крепостничества, появление земского самоуправления, городская реформа и другие серьезные новации означали совершенствование механизмов адаптации к качественным изменениям внутренних и внешних условий. В полной мере плодотворность идеи сочетания государственного и общественного элементов в управлении проявилась в земской (1864 г.) и городской (1870 г. реформах). В системе управления, во всяком случае в идеальной ее схеме, было удачно найдено сочетание общегосударственного, местного и корпоративного начал [17, С.27]. Вертикаль государственного управления заканчивалась на уровне уезда, иногда доходя до волости. Ее в свою очередь дополняли органы территориального общественного управления (самоуправления) – земства, тоже на уровне губернии и уезда. Выразителем корпоративных интересов стали органы дворянского (на уровне губернии и уезда) и крестьянского самоуправления (на уровне сел и волостей). Органы городского самоуправления решали территориальные и сословные проблемы одновременно.

Итак, ко второй половине XIX  века Российская империя делилась в административном отношении на губернии, области и градоначальства. Каждая губерния состояла из уездов и городов. В уездах селения крестьян и прочих сельских обывателей соединялись в волости. Соответственно выделялись губернские, уездные, городские, участковые, волостные и сельские органы управления.

Утверждение Александром II 16 июня 1870 года Городового Положения положило начало наиболее прогрессивной реформе городского самоуправления.


2. 1 Городская реформа 1870 года

Городовое положение 1870 года заменило прежние сословные органы всесословными, основанными на буржуазном принципе имущественного ценза [17, С.77].. В отличие от земского городское самоуправление постепенно было распространено практически на все города империи.

Систему органов городского общественного управления составляли городское избирательное собрание для избрания раз в четыре года гласных, городская дума (распорядительный орган) и городская управа (исполнительный орган). В отличие от земского городское самоуправление вовсе не было территориально ограничено. Городовое положение применялось практически по всей территории империи, исключая Финляндию, Прибалтику и ряд других областей.

В выборах в органы городского самоуправления принимал участие довольно широкий круг избирателей. Предъявляемые требования сводились к следующему ( Статья 17 «Городового положения»):

«Всякий городской обыватель , к какому бы состоянию он ни принадлежал, имеет право голоса в избрании гласных при следующих условия:

  1.   если он русский подданный
  2.   если ему не менее 25 лет от рождения
  3.   если он, при этих двух условиях, владеет в городских пределах на праве собственности недвижимым имуществом, подлежащим сбору в пользу города, или содержит торговое или промышленное заведение по свидетельству купеческому, или же, прожив в городе в течение двух лет сряду перед производством выборов ... уплачивает  в пользу города установленный сбор со свидетельств: купеческого или промыслового на мелочный торг, или прикащицкого 1-го разряда, или с билетов на содержание промышленных заведений и
  4.   если на нем не числится недоимок по городским сборам.
  5.  Не допускались к выборам лица, подвергшиеся суду, отрешенные от должности, подследственные, лишенные духовного сана. Юридические лица и женщины принимали участие в выборах через представителей [4, С. 235]..

В задачи городского самоуправления входила забота о местных культурно-хозяйственных делах: внешнее благоустройство города (согласно утвержденному правительственными властями плану), содержание городских коммуникаций, попечение о благосостоянии городского населения (народное продовольствие, здравоохранение, принятие мер против пожаров, содержание на средства города благотворительных учреждений, больниц, театров, библиотек, музеев и т. п.), забота о народном образовании и пр. Городское самоуправление выполняло также ряд возложенных на него функций по содержанию правительственных властей (чинов городской полиции, пожарной команды, тюрем), обеспечению воинского постоя, предоставлению правительству сведений о местных пользах и нуждах.

В городскую думу входили председатель - городской голова, гласные, а также по одному представителю от уездной земской управы и духовного ведомства. Обязанности председателя думы и управы возлагались в городском самоуправлении на одно лицо. Основной целью при этом было получение дополнительной гарантии от возможных противозаконных постановлений думы. С той же целью городскому голове предоставлялось право останавливать исполнение определений думы, признанных им незаконными.

В отличие от земских собраний городские думы собирались в течение всего года по мере накопления дел. Количество собраний не ограничивалось прежде всего потому, что сбор городской думы не представлял собой никаких технических проблем. Дума назначала содержание выборным должностным лицам городского общественного управления, устанавливала размер городских сборов и налогов (в пределах, указанных законом), принимала правила заведования городским имуществом, утверждала обязательные постановления городского общественного управления и принимала решения о ходатайствах перед верховной властью.

Городские думы сами определяли порядок производства дел, но при этом обязаны были соблюдать Правила о порядке производства дел в земских, дворянских и городских общественных и сословных собраниях от 13 июля 1867 г. Главной  целью этих Правил было пресечение нежелательных дебатов в общественных собраниях.

Все члены городской управы избирались думой. Лица, избранные на должность городского головы (председателя управы), утверждались в губернских городах министром внутренних дел, в прочих - губернатором. Городские головы двух столиц утверждались непосредственно императором.

В обязанности управы входило непосредственное руководство делами городского хозяйства, разработка проектов смет, взимание и расход городских сборов на установленных думой основаниях. Управа отчитывалась перед думой о своих действиях. В чрезвычайных случаях городской голова мог распорядиться единолично, доведя о том впоследствии до сведения членов управы. Вместе с управой он наделялся правом обжалования незаконных постановлений думы.

В особых случаях, а также для руководства отдельными отраслями городского хозяйства дума по представлению управы могла учреждать исполнительные комиссии, подчинявшиеся городской управе. Должностные лица городского общественного управления не считались государственными служащими, за исключением городского секретаря в губернских городах.

Компетенция городского самоуправления строго ограничивалась пределами города и принадлежащих ему земель. Закон не давал четкого разграничения компетенции городского самоуправления и городского полицейского управления, что существенно затрудняло деятельность первого. Отсутствие принудительной власти ставило его, как и земства, в прямую зависимость от полиции. По проектам обязательных для местного населения постановлений думы необходимо было получить заключение начальника местной полиции.

В отношении властных полномочий городского самоуправления действовали те же ограничения, что и для земств. Все постановления городской думы надлежало представлять губернатору, который мог в двухнедельный срок остановить их исполнение, как незаконных. Наиболее важные из постановлений (изменение планов городов, отчуждение принадлежащих городу земель, крупнейшие займы, поручительства от имени города, установление новых сборов) утверждались центральным правительством (соответствующими министерствами). Круг предметов, постановления по которым требовали утверждения, был для губернских городов шире, чем для обычных, а для столиц - еще шире. Сметы городского общественного управления утверждались губернатором.

Процедура губернаторского протеста на постановления городского самоуправления сразу (в отличие от земских) стала носить чисто административный характер. Городовым положением создавался местный коллегиальный орган для надзора за самоуправлением - губернское по городским делам присутствие.

Оно состояло из представителей губернской администрации, городского самоуправления и чиновников судебного ведомства и рассматривало споры между городским общественным управлением и правительственными, земскими и сословными учреждениями. Оно же рассматривало протесты губернатора. Частные лица и общества имели право судебного иска к городскому общественному управлению на общих основаниях.

Правительствующий Сенат как высшая контрольная инстанция рассматривал жалобы на решения присутствия от частных лиц и учреждений, органов самоуправления и губернатора. Туда же подавались жалобы на незаконность постановлений городской думы, уже утвержденных министром внутренних дел или губернатором. Городское общественное управление обжаловало в Сенат неправильные распоряжения губернатора или высших административных властей. Предание суду городского головы осуществлялось по определению I департамента Сената, основанному на представлении думы или присутствия.


2. 2  Городская контрреформа 90-х годов XIX века

В 1892 г. в соответствии с «Городовым Положением» от 11 июня 1892 г. была проведена городская контрреформа. Установленная в 1870 г. трехклассная система была заменена одним избирательным собранием всех городских избирателей, в задачу которого входило избрание гласных. В случае большого числа избирателей данное собрание могло быть подразделено на несколько участков. Существенно ограничивалось пассивное избирательное право, так как в гласные от участка могли избираться только лица, относящиеся к избирателям именно данного участка. Значительно увеличивался имущественный ценз. Необходимо было обладать недвижимостью в черте города, оцененной для взимания сбора от одной тысячи рублей (в уездных городах) и до трех тысяч рублей в Санкт-Петербурге и Москве, или не менее трехсот рублей в остальных городах страны. Содержание промышленного предприятия в течение не менее одного года также давало право участия в выборах.

Лица, не обладавшие полным цензом, вообще отстранялись от выборов. В случае избрания менее 2/3 положенного числа гласных министр внутренних дел дополнял требуемое количество из числа прежних гласных. «Положение» 1892 г. определило, что собрания Думы созываются не менее четырех и не более 24 раз в год, причем график работы необходимо было готовить заранее в декабре на весь следующий год (ст. 64 Городового Положения) [6, С.188].

Для начала работы Думы необходимо было присутствие не менее половины от общего числа гласных (в тех городах, где их численность превышала 40 человек) и не менее 1/3 - где их численность была менее этого количества. Как и в земских собраниях, в Думе вопросы решались простым большинством голосов. Однако для принятия решений по некоторым наиболее важным делам «Положение» требовало повышенного кворума (2/3 от общего числа гласных в думах с количественным составом до 40 гласных и 1/2 в думах с количественным составом более 40 гласных) (ст. 70, 71 Городового Положения).

Городская Управа состояла из двух членов под председательством головы. Число членов Управы могло быть увеличено по постановлению Думы в обеих столицах до 6 членов, а в других крупных городах - до 4 членов. Помимо членов Управы в обеих столицах, в Одессе и Риге в состав Управы входили товарищи городского головы. В небольших городских поселениях обязанности Управы могли быть возложены с согласия министра внутренних дел единолично на голову с назначением ему помощника (ст. 92 Городового Положения).

Все должностные лица Управы, за исключением столичных городских голов, занимали свои должности по выбору Думы. Столичные головы (в Санкт-Петербурге, в том числе, и товарищ головы) назначались императором по представлению министра внутренних дел. При этом Московской Думе предоставлялось право избирать двух кандидатов на должность головы и его товарища из числа гласных или городских избирателей (ст. 114 Городового Положения).

На городские должности могли быть избраны как гласные, так и другие лица, имеющие право голоса при проведении городских выборов. Причем, своего рода льготные условия были определены для замещения должности городского секретаря (секретаря Думы): на эту должность имели право избираться лица, не имевшие имущественного ценза и не достигшие 25 лет; они должны были соответствовать лишь установленным в законе требованиям «неопороченного поведения» (ст. 116 Городового Положения).

Резко менялось правовое положение должностных лиц городского управления. Голова, члены Управы и городской секретарь по новому «Положению» становились государственными служащими. Однако на служащих Городских Управ не распространялась практика, дающая возможность получить первый классный чин за 3 трехлетия земской службы членам земских управ, не имеющим права поступления на государственную службу (ст. 121 Городового Положения).

Голова и члены управы осуществляли свои полномочия в течение 4-летнего срока. Городской секретарь мог быть избран по усмотрению Думы и на более непродолжительный срок. Для придания городскому управлению устойчивости, «Положением» 1892 г. вводилось частичное обновление состава управы: через каждые два года половина членов управы избиралось по очереди; однако выбывший мог быть повторно избранным на ту же должность (ст. 124 Городового Положения). В организации земских управ этот институт отсутствовал.

Для осуществления полномочий в отдельных отраслях управления Дума была вправе назначать особых лиц, а в крайних случаях - особые исполнительные комиссии, члены которых должны были принадлежать к числу гласных или, по крайней мере, к числу городских избирателей. По общему правилу работу комиссии возглавлял член управы, если же по представлению управы Дума считала необходимым избрать в председатели комиссии особое лицо, то последнее, в случае его избрания, получало право голоса при рассмотрении в управе дел, относящихся к компетенции данной комиссии. Исполнительная комиссия действовала на основании специальных думских инструкций (ст. 103 и 104 Городового Положения).

Что касается компетенции и предметов ведения органов городского самоуправления, то они контрреформой Александра III затронуты не были.

Особое общественное управление было установлено в небольших городах. В небольших городских поселениях, включенных в особый список, вводилось упрощенное общественное управление. Вместо Думы учреждалось Собрание городских уполномоченных в количестве от 12 до 15 уполномоченных. Уполномоченные избирались сходом местных домохозяев сроком на 4 года из числа лиц, владевших недвижимостью стоимостью не менее ста рублей. Собрание уполномоченных на тот же четырехлетний срок избирало городского старосту (с одним или двумя помощникам];). Староста председательствовал в собрании и одновременно являлся исполнительным органом городского управления.

Так, например, до появления Городового положения 1870 года общественное управление в городских поселениях Приамурского края строилось на основе действующего в этой области законодательства времен Екатерины II. В виду того, что оно во многом не соответствовало исторической действительности середины XIX века и не учитывало индивидуальные особенности приамурских городов, местная администрация составляла особые «Временные правила» по избранию и организации деятельности общественных структур управления. Результаты исследования показывают, что «родиной» городского общественного управления в Приамурском крае стал Николаевск, где оно появилось в 1863 году. Городское управление состояло из старосты и кандидата к нему, избираемых собранием городского общества. Избранными в должности городского общественного управления могли быть как русские подданные, так и иностранцы, прожившие в приамурских городах не менее трех лет. Функционирование общественного управления контролировало особое Присутствие по городским делам. В Благовещенске общественное управление открылось в 1868 г., его составляли выбираемые обществом городовой староста (председатель) и один заседатель (член). На каждую должность избиралось по одному кандидату. Срок службы должностных лиц ограничивался одним годом. В состав городского общества входили и русские и иностранцы. Компетенция городских общественных управлений не выходила за рамки хозяйственных вопросов.

Преобразование городского общественного управления в соответствии с Положением 1870 г. в дальневосточных городах началось в середине 70-х гг. XIX века. Во Владивостоке новые городские учреждения появились в 1875 г., в Николаевске-на-Амуре – на рубеже 1875 – 76 гг., в Благовещенске – в 1876 году. В первых двух городах выборы проводились по упрощенной схеме – с разделением избирателей на два разряда вместо трех, кроме того, обязанности управ возлагались единолично на городского голову. Вопрос о создании полноценной управы во Владивостоке получил разрешение только после преобразования его из поста в город. В Хабаровке городское общественное управление в период с 1880 по 1892 гг. действовало на основании Устава о городских обывателях. В качестве совещательного органа по хозяйственным делам при старосте действовала особая комиссии из горожан [7, С. 199].

Городовое положение 1892 г. в полном объеме вводилось в Хабаровске (1893), Благовещенске, Владивостоке и Николаевске-на-Амуре (1894). Упрощенное общественное управление сформировалось во вновь образованных городах – Никольск-Уссурийском (1898) и Зейской Пристани (1906). Общественную власть здесь представляли собрание уполномоченных и староста. В начале ХХ века в некоторых поселках, возникших на территории края вдоль железнодорожных линий, создавались поселковые общества. Однако широкому распространению городского упрощенного и поселкового управлений препятствовало противодействие ведомственных учреждений, крестьянских и казачьих обществ, интересы которых затрагивались при землеустройстве городских поселений. Центральная и местная администрация возлагали на городское управление также обязанности, направленные на удовлетворение государственных нужд за счет местного населения. Наряду с отличительными признаками систему городского самоуправления в Приамурском крае характеризовали такие общероссийские черты, как: неравенство городских обывателей, отсутствие среди электората представителей поместного дворянства, преобладание торгово-промышленных и буржуазно-чиновничьих элементов, политическая неопытность и абсентеизм избирателей и т.п.

Организационно-правовые основы системы местного самоуправления, заложенные в пореформенный период, регламентировали существование и функционирование общественных учреждений в Приамурском крае до революционных событий 1917 года.

Итак, буржуазные реформы 1860-1870-х годов слабо коснулись дальневосточной окраины: «Городовое положение» и судебная реформа стали осуществляться  лишь в 90-е годы, но полностью проведены ни были, а земства так и не введены до 1917 года.

Подводя итог развитию самоуправления в исследуемый период следует отметить, что в целом становление земского и городского общественного управления как основных субъектов местного самоуправления во второй половине XIX века означало утверждение принципа всесословности, включение в решение вопросов местного значения всех сословных групп.


Заключение

В той или иной мере самоуправление в России существовало на всем протяжении ее истории.

При этом немаловажным обстоятельством является то, что, как и в настоящее время, государство сознательно шло на возрождение самоуправления в периоды кризиса государственной власти, принуждаемое неизбежной необходимостью проведения реформ. Обращаясь к истории Российского государства, мы попытались проследить основные этапы становления и развития городского самоуправления в России для учета и дальнейшего использования исторического опыта при определении и уточнении целей и задач, которые должны решаться сегодня государством и обществом.

Серьезные изменения в системе городского самоуправления произошли во время правления Петра I, Екатерины II.

Петр I, желая предоставить городскому сословию полное самоуправление по западным образцам, учреждает бурмистрскую палату; под его руководством формируются органы самоуправления: посадские сходы, магистраты. К времени правления Петра I относится начало юридического оформления городского сословия.

Дворянство со времени Петра I призвано к участию в общем государственно-местном управлении; крестьянство, попавшее большей частью в крепостное состояние, не могло участвовать в нем. Новоорганизованое  среднее сословие мещан получило раньше дворянского право на участие в муниципальном управлении. И в этом отношении различаются эпоха Петра I и Екатерины II.

Значительно реформирование городского самоуправления при Екатерине II в период просвещенного абсолютизма. Во время ее правления происходит становление городского государственного и общественного управления. К важным достижениям можно отнести формирование стройного аппарата местного самоуправления.

Но в целом, усилия Екатерины II и Петра в сфере управления носили ярко-выраженный охранительно-традиционалистский характер, укрепляли феодальные устои, консерватизм системы государственного управления, отделяли Россию от Запада с его реформистскими и революционными демократическими процессами. Контрреформы Павла I обнаружили неустойчивость самодержавно-абсолютистского государственного управления, чередование в нем «просвещенных» и деспотических начал. Все это сказалось и на ограничениях в системе местного городского самоуправления.

Особенно роль полицейского начала проявилась в период правления Николая I. Через административные структуры государство присутствовало в жизни городов, регулировало непосредственно, прямо и косвенно через финансовую, налоговую, торговую, промышленную, сословную политику все основные сферы городской жизни.

С начала XIX века начинает формироваться институт градоначальства. Градоначальник был приравнен к губернатору, заведовал городским управлением, благоустройством. Градоначальство централизовало управление городами, влияло на общественное городское управление.

В целом, эволюция управления в России в период абсолютизма, особенно не последнем его этапе характеризовалась усилением самодержавной природы государственного управления и, как следствие, ограничениями в сфере городского самоуправления.

Падение крепостного права явилось своеобразным этапом в замене господства феодального способа производства капиталистическим. Феодальные производственные отношения в России заменялись буржуазными. Изменения в экономической структуре общества неизбежно должны были вызвать соответствующие изменения и в его политической, государственной и правовой системах.

Важное значение в повороте России на путь индустриализационной модели имели  реформы 60-х годов XIX века, одной из которых была городская реформа Александра II, явившаяся важным этапом в становлении местного самоуправления.

Она ввела новые органы местного управления, позволила вывести русский государственную культуру на новый уровень.

В результате реформ произошла трансформация русского общества, в котором наметились необратимые  перемены, было создано новое, более сложно организованное общество, заложен фундамент русской политической культуры новейшего времени.

К сожалению, надо заметить, что контреформа 1890-1892 гг. отбросила устройство местной власти в России далеко назад. Если Городовое Положение 1870 г. во многом напоминало тот порядок, который существовал в городах Западной Европы, то законы 1890-1892 гг. внесли такое ограничение избирательного права и такое вмешательство со стороны администрации, каких не знало в то время ни одно цивилизованное государство.

Можно сказать, что процесс становления системы местного управления в России – процесс очень сложный и незавершенный, поскольку в с приходом Великой Октябрьской революции  году система эта была разрушена.

Так или иначе, городское самоуправление сыграло большую роль в судьбе России. Кроме того, остается надежда на ее возрождение и модернизацию в настоящее время, чему в немалой степени должно способствовать тщательное изучение истории этого явления в контексте российского государственности.


Список использованных источников и литературы

  1.  Законодательство Екатерины II: В 2 т. Т. 1. – М. : Юридическая литература, 2000. – 1056 с.
  2.  Законодательство Екатерины II: В 2 т. Т. 2.–М. : Юридическая литература, 2001.–984 с.
  3.  Законодательство Петра I. – М. : Юридическая литература, 1997. – 880 с.
  4.  Реформы Александра II. – М. : Юридическая литература, 1998. – 464 с.
  5.  Российское законодательство XXX веков: В 9 т. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. – М. : Юридическая литература, 1988. – 432 с.
  6.  Сборник документов по истории государства и права СССР: досоветский период. – Свердловск, 1987. – 214 с.
  7.  Дальний Восток России в материалах законодательства. 1856 – 1861 гг. -Владивосток, 2002. – 320 с.
  8.  Быстренко, В. И. История государственного управления и самоуправления в России / В. И. Быстренко. – М. : ИНФРА-М; Новосибирск: Издательство НГАЭиУ, 1997. – 92 с.
  9.  Владимирский-Буданов, М.В. Обзор истории русского права / М. В. Владимирский-Буданов. – Ростов-на-Дону : Феникс, 1995. – 640 с.
  10.  Гильченко, Л. В. Из истории становления местного самоуправления в России  / Л. В. Гильченко // Государство и право. – 1996. - № 2. – С. 142 – 153.
  11.  Государственное управление в России /Под ред. А.Н. Марковой – М. : Юнити, 2002.–333 с.
  12.  Исаев, И.А. История государства и права России / И. А. Исаев. – М. : Юристъ, 1999. – 608 с.
  13.  История государственного управления в России/ Под общ. ред. Р.Г. Пихои. – М. : РАГС, 2002. – 380 с.
  14.  История государственного управления России / Под ред. В.Г. Игнатова. – Ростов-на-Дону :  Феникс, 2002. –604 с.
  15.  История отечественного государства и права. Ч. 1. /Под ред. О.И. Чистякова. – М. : БЕК, 1999. – 360 с.
  16.  Ключевский, В.О. Сочинения. В 9 т. Т. 5. Курс русской истории В. О. Ключевский. – М .: Мысль, 1989.–476 с.
  17.  Лаптева, Л. Е. Региональное и местное управление в России (вторая половина XIX  века) Л. Е. Лаптева. – М. : РАН, 1998. – 150 с.
  18.  Левков, С. А. Муниципальная реформа в региональном контексте / С. А. Левков// Вестник ДВО РАН. – 2005. - № 5. – С. 8.
  19.  Нардова, В. А. Городское самоуправление в России в 60-х-начале 90-х годов XIX  века / В. А. Нардова. – Л. : Наука, 1984. – 260 с.
  20.  Постовой, Н. В. Муниципальное право России / Н. В. Постовой. – М. :  Юриспруденция, 2000. – 352 с.
  21.  Фадеев, В.И. Муниципальное право России / В. И. Фадеев. - М. : Юристъ, 1994. – 305 с.

PAGE  6


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

21352. Назначение, состав, основные тактико-технические характеристики, общее устройство и принцип работы АПУ Р-330К 255.44 KB
  АПУ обеспечивает: сбор обработку хранение информации об обнаруженных ИРИ; автоматическое целераспределение целей с учётом системы приоритетов. У1М ПУ тактический – в этом режиме по каналам телекодовой связи ПУ осуществляет сбор информации от АСП об обнаруженных ИРИ ее обработку и передачу на вышестоящий ПУ а также приём результатов целераспределения от вышестоящего ПУ и её распределение на подчинённые АСП. ПУ У1М обеспечивает: Автоматизированный ввод в ЭВМ информации поступающей от У2М и станций помех частота вид передачи...
21353. Устройство и принцип работы АПУ Р 330К 1.31 MB
  Сюда вводится режим работы ПУ номера исправных направлений связи дата количество выявленных радиосетей и обнаруженных ИРИ КВ УКВ и радиорелейном диапазонах АСП радиорелейного диапазона сопряженные с данными ПУ не разработаны но информация о них в ПУ введена количество выявленных УС номер этапа работы и время до начала следующего этапа; Е2 – поле диагностических сообщений о сбоях в системе; Е3 – поле набора команд и сообщений об ошибках в наборе; Е4 – поле набора параметров и сообщений об ошибках в наборе; Е5 – поле отображения...
21355. Устройство диалогового отображения данных. Устройство управления синхронизацией 1.26 MB
  УДОД может работать в трех основных режимах: ввод в память микроЭВМ данных с клавиатуры пульта оператора; вывод данных и команд из микроЭВМ на устройства отображения информации и регистр индикации пульта управления; автоматизированный контроль блоков УДОД. Интерфейс воспринимается микроЭВМ как ряд адресуемых регистров. Блок 80513 функционально содержит пять адресуемых регистров: регистр состояния; регистр данных клавиатуры; регистр режима; регистр индикации сигнальной информации; регистр тестирования. В блоке 80103 шесть адресуемых...
21356. Назначение, состав вооружения воинских частей и подразделений РЭБ 587.21 KB
  Имеющиеся на вооружении силы и средства РЭБ не в состоянии оказать воздействие на всю систему управления противника поэтому важно применять их в сочетании с огневым поражением на наиболее важных направлениях в нужные периоды боя операции в нужное время по наиболее важным целям. Умелое применение современных комплексов радиоподавления иногда может дать не меньшие результаты чем удары средствами поражения по элементам АСУ противника. Радиоэлектронная борьба РЭБ – совокупность согласованных по целям задачам месту и времени мероприятий...
21357. НАЗНАЧЕНИЕ, ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ, СОСТАВ АВТОМАТИЗИРОВАННЫХ СТАНЦИЙ ПОМЕХ Р –325У,Р378А,Б 53 KB
  АСП обеспечивает: автоматический поиск и обнаружение источников радиоизлучений ИРИ в пределах частотного диапазона или в заданном участке диапазона; автоматическое или ручное пеленгование обнаруженных ИРИ; отображение значений частоты и пеленга обнаруженных ИРИ на табло УУС устройство управления станцией; определение принадлежности обнаруженных ИРИ к объекту РЭП радиоэлектронного подавления путем анализа оператором значений частот параметров сигналов и пеленгов; запись и хранение в ЗУ запоминающее устройство значений...
21358. Назначение, состав, ТТХ, БВ автоматизированного комплекса радиоразведки и подавления Р330 «МАНДАТ 1.2 MB
  Комплекс Р330 Мандат состоит на вооружении подразделений и частей РЭБ Сухопутных войск и предназначен для радиоразведки и радиоподавления линий радиосвязи противника в тактическом и оперативнотактическом звене управления в диапазоне от 1. Состав комплекса Мандат по количеству и типам применяемых средств зависит от организационноштатной структуры ОШС частей РЭБ решаемых ими задач и может включать: а автоматизированный пункт управления АПУ Р330К в составе двух машин: машина управления; аппаратная связи; б...
21359. Расчет СЭП 14.7 MB
  Рулевое устройство предназначается для удержания судна на заданном курсе, а также для его поворота при изменении направления движения
21360. Структурная схема, назначение составных частей, принцип работы станции в различных режимах 50.55 KB
  АПОА предназначен для обнаружения пеленгования и технического анализа ИРИ. Он обеспечивает: панорамную перестройку панорамного обнаружителя Р381Т15 и одновременно с ним автоматического пеленгатора по частоте во всем рабочем диапазоне частот или на отдельных участках диапазона с одинаковыми полосами обзора до семидесяти девяти; определение численных значений частот ИРИ и пеленгов на них с вводом измеренных значений в УУС; определение характеристик сигналов в ручном режиме с помощью анализатора Р399Т и занесение их при...