86757

Юридическая психология (психология в деятельности следователя)

Лекция

Психология и эзотерика

Юридическая психология изучает человека во всей полноте с другой стороны этой научной дисциплине ярко выражены юридические аспекты которые обуславливают комплекс объективных закономерностей правопослушного поведения правосознание мораль общественное мнение социальные стереотипы...

Русский

2015-04-10

1.44 MB

0 чел.

PAGE  347

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ

«УТВЕРЖДАЮ»

Начальник кафедры

Подполковник полиции

___________ Тузов А.И.

«        »                    2013 г.

Дисциплина: «Юридическая психология»

Специальность: 030501.65- Юриспруденция.

Лекция

Тема 1.  «Введение в учебную дисциплину «Юридическая психология (психология в деятельности следователя)»

Обсуждена и одобрена на      Подготовил:

заседании кафедры           ст.  преподаватель кафедры

Протокол №          подполковник полиции

от « »   _______ 2013г.                 Терещенко Ж.А.

КРАСНОДАР

2013

Объем времени: 2 часа.

Место проведения: учебная аудитория.

Методика проведения: лекция.

Основное содержание темы: Данная лекция позволяет курсантам ознакомиться с понятием юридической психологии, целями, задачами, историей создания юридической психологии как науки.

Основные термины и понятия:

юридическая психология, методологическая основа юридической психологии, предмет, цели, задачи, система юридической психологии,  история становления науки, психология юридического труда, методологическая основа, преступность, предварительное следствие.  

Основные цели лекции:

- обеспечить систематизированные знания курсантам о специализированных психологических познаниях юридической психологии как науки в системе научного знания.

-  вызывать заинтересованность курсантов в изучении дисциплины юридической психологии.

- формировать у курсантов-психологов систему психологических знаний, умений, навыков, в стремлении преодолевать познавательные затруднения при изучении курса юридической психологии как науки.

План лекции:

Введение.

  1.  Предмет, задачи и методы юридической психологии;
  2.  История развития юридической психологии.

Заключение.

Основная литература:

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. Ростов – на - Дону, «Феникс» 2004.

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. М., 2006.

Волков В.Н., С.И. Янаев Юридическая психология. М., 2003.

Кикоть В.Я. Рыбникова В.Ю. Юридическая психология (с  основами общей и социальной психологии). М., Закон и право, 2006.

Дополнительная литература.

  1.  Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб.: Питер, 2001. стр. 10-13.
  2.  Еникеев М.И. Юридическая психология. М., 2006 стр. 6-9.
  3.  Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. Вопросы и ответы. М., 2007. стр. 6-11.
  4.  Юдина Е.В. Юридическая психология. Ростов-на-Дону, М.. 2007.

стр. 9-13.

Учебное оборудование: мультимедийная программа: «Введение в учебную дисциплину «Юридическая психология (психология в деятельности следователя)»

 

ВВЕДЕНИЕ

Исследуя проблему предмета и системы юридической психологии, мы исходим из принципиального положения, что психологические закономерности в области правоприменительной деятельности делятся на две большие категории: деятельность правопослушную и деятельность, связанную с теми или иными правонарушениями. Этими методологическими предпосылками, а также принципом иерархии определяется построение системы юридической психологии, в которой последовательно анализируются психологические закономерности в сфере правопослушного поведения и в сфере социальной патологии. Юридическая психология изучает человека во всей полноте, с другой стороны, этой научной дисциплине ярко выражены юридические аспекты, которые обуславливают комплекс объективных закономерностей правопослушного поведения (правосознание, мораль, общественное мнение, социальные стереотипы); преступного поведения (структура личности преступника, преступный стереотип, структура преступной группы, криминогенная  ситуация, структура  личности потерпевшего и роль этих структур в генезисе преступного поведения); правоохранительной деятельности (профилактика правонарушений, следственная психология, психология судебного процесса, судебно-психологическая экспертиза); ресоциализации правонарушителей (исправительно-трудовая психология, психология адаптации после освобождения из ИТУ); психологии несовершеннолетних.

Для оптимизации правоохранительной деятельности необходимы, во-первых, подробное описание всех сторон этой сложной профессиональной деятельности, личностных качеств и навыков, которые в ней реализуются, и, во-вторых, научно обоснованные рекомендации о соответствии конкретной человеческой личности объективным требованиям, предъявляемым к профессии юристов и о методике подбора и расстановки юридических кадров.

Вопрос 1.  Предмет, задачи и методы юридической психологии.

Юридическая психология включает в себя различные области научных знаний, является прикладной наукой и в равной мере принадлежит как психологии, так и юриспруденции. В области общественных отношений, регулируемых нормами права, психическая деятельность людей приобретает своеобразные черты, которые обусловлены спецификой человеческой деятельности в сфере правового регулирования.

Являясь активным членом общества, человек совершает поступки, действия, которые подчиняются определенным правилам. Правила, обязательные для какого-то конкретного множества (массы) людей, называются нормами поведения и устанавливаются самими людьми в интересах либо всего общества, либо отдельных групп и классов.

Все нормы поведения обычно делят на технические и социальные.

Первые регулируют деятельность человека по использованию природных ресурсов (нормы расхода топлива, электроэнергии, воды и т. п.) и орудий труда.

Социальные нормы регулируют отношения между людьми. Социальные нормы включают в себя обычаи, мораль и право. Все социальные нормы, исходя из принятых в обществе оценок, требуют либо воздержания от проступков, либо совершения каких-то активных действий.

Методологическая особенность юридической психологии состоит в том, что центр тяжести в познании переносится на личность как субъект деятельности.

Таким образом, если право в первую очередь выделяет в человеке

правонарушителя, то юридическая психология исследует человека в правонарушителе, в свидетеле, потерпевшем и т. п.

Психическое состояние, так же как и устойчивые особенности характера и личности потерпевшего, правонарушителя, свидетеля, развиваются и протекают, подчиняясь общепсихологическим и психофизиологическим законам. Специфика предмета юридической психологии заключается в своеобразии видения этих состояний, в исследовании их правового значения для установления истины, в поисках научно обоснованных методов снижения возможности нарушения правовых норм путем психологической коррективных состояний, равно как и свойств личности правонарушителей, следователь, ведя предварительное следствие и суд, разбирая дело в судебном заседании, выясняет сложные переплетения человеческих взаимоотношений, порой не поддающиеся учету психологические, субъективные качества людей и мотивы, толкнувшие человека на преступление.

Точное представление о том, почему мы поступаем так, а не иначе, дает нам возможность лучше понять свою жизнь и более сознательно управлять ею. Следователь, прокурор и защитник, администратор и воспитатель исправительных колоний должны быть вооружены психологическими знаниями, позволяющими ориентироваться в сложных и запутанных отношениях и конфликтах, которых им приходится разбираться. Бесспорно, знание психологической науки необходимо каждому, кто имеет дело с людьми, кто призван воздействовать и проводить воспитательную работу. Наука о психической жизни и деятельности человека, изучающая такие процессы, как ощущение и восприятие, запоминание мышление, чувства и воля, свойства личности с индивидуальными особенностями, темперамент, характер, возраст, склонности, не может не иметь самого прямого отношения к раскрытию и расследованию преступлений, рассмотрению дел в суде. В значительной степени задачи юридической психологии определяются необходимостью совершенствовать практическую деятельность органов  правосудия,  работники  следствия  и  суда,  повседневно  сталкиваясь,  с разнообразными проявлениями психики подследственного, потерпевшего, свидетеля, конечно, стараются разобраться в сложностях их душевного мира, с тем, чтобы правильно понять и главным образом оценить его. Профессии следователя, прокурора и судьи постепенно формируют определенные представления о человеческой психике, заставлял оперировать положениями практической психологии и быть в какой-то мере осведомленными в этой области. Однако объем и качество таких знаний, преимущественно интуитивных, не могут выйти за рамки индивидуального опыта и личных данных того или иного работника. Кроме того, такие эмпирические знания о душевном мире человека, приобретаемые от случая к случаю, бессистемны и поэтому не могут удовлетворять всё возрастающие требования жизни. Для наиболее объективного и квалифицированного решения множества вопросов, постоянно возникающих перед судебно-следственными работниками, наряду с юридической и общей эрудицией, профессиональным опытом, требуются также и обширные психологические знания.

Занимаясь исследованием теневых сторон жизни, иногда в самых отталкивающих ее проявлениях, следователи и судьи должны сохранять личную невосприимчивость (иммунитет) к отрицательным влияниям и избегать нежелательных искажений личности, так называемой профессиональной деформации (подозрительности, самоуверенности, обвинительного уклона и т. п.).

Особенности труда этих работников делают необходимой морально-психологическую закалку, ибо они связаны со значительным напряжением умственных и моральных сил.

Значительный рост преступности, а также развитие ее наиболее опасных форм: организованная преступность, убийства на сексуальной почве, заказные убийства и т. п. предъявляют требования к повышению эффективности деятельности правоохранительной системы. С другой стороны, усиливается охрана прав и интересов отдельных граждан в процессе привлечения их к уголовной ответственности и тенденция к гуманизации процесса расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. Это определяет необходимость высокого уровня профессиональной компетентности работников правоохранительной системы как главного интегрального фактора, обеспечивающего как защиту интересов отдельных лиц и организаций от преступных посягательств, так и соблюдение всех законных прав и интересов граждан и коллективов, а также соблюдение этических норм. Сама профессиональная компетентность в значительной степени определяется личностным потенциалом правоведа, т. е. системой психологических факторов, которые можно объединить общим понятием психологической культуры.

Психологическая культура юриста – это комплекс психологических знаний, включающий психологию личности и деятельности, психологию юридического труда и психологические характеристики отдельных юридических профессий, навыки и приемы использования этих знаний в профессиональных ситуациях в процессе общения.

Юристам необходимо уметь рационально распределять свои силы и способности, чтобы сохранить результативность на протяжении всего рабочего дня, владеть профессиональными психологическими качествами, чтобы при наименьшей затрате нервной энергии получать оптимальные доказательственные данные. В последовательном развитии таких профессиональных качеств, как гибкость ума и характера, острая наблюдательность и цепкая память, самообладание и выдержка, принципиальность и справедливость, организованность и самостоятельность, большое значение имеют рекомендации психологической науки, которая указывает верные пути и средства их формирования. Наряду с этим дальнейший рост эффективности труда судебно-следственных работников требует всесторонней, глубокой разработки психологических основ криминалистической тактики, а также изучения или знания психологии других участников уголовного судопроизводства (обвиняемого, потерпевшего, свидетеля и др.). Психологическая компетентность судебно-следственных работников помогает «предотвратить чреватые иногда тяжелыми последствиями ошибки, которые могут возникнуть при суждении о человеческих поступках вследствие недоучета психологических моментов»

Юридическая  психология  –  научно-практическая  дисциплина,  которая изучает психологические закономерности системы человек - право, разрабатывает рекомендации, направленные на повышение эффективности этой системы.

Методологическую основу юридической психологии составляет системно-структурный анализ процесса деятельности, который рассматривается во взаимосвязи со структурой личности и системой правовых норм.

Таким образом, в центре внимания этой науки находятся психологические проблемы согласования человека и права как элементов одной системы.

Исследуя проблему предмета и системы юридической психологии, мы исходим из принципиального положения, что психологические закономерности в области правоприменительной деятельности делятся на две большие категории: деятельность правопослушную и деятельность, связанную с теми или иными правонарушениями. Этими методологическими предпосылками, а также принципом иерархии определяется построение системы юридической психологии, в которой последовательно анализируются психологические закономерности в сфере правопослушного поведения и в сфере социальной патологии.

В общей части юридической психологии излагаются предмет, система, история, методы, связь с другими научными дисциплинами, а также основы общей и социальной психологии. В специальном разделе рассказывается о закономерностях правопослушного поведения, правовом сознании и интуиции личности, их роли в формировании иммунитета личности к криминогенной ситуации.

В двух больших разделах общей части юридической психологии рассматриваются психология правоотношений в сфере предпринимательской деятельности и психология юридического труда.

Особенная часть юридической психологии, которую часто называют судебной психологией, состоит из следующих разделов: криминальная психология, психология потерпевшего, психология правонарушений несовершеннолетних, следственная психология, психология судебного процесса, судебно-психологическая экспертиза и исправительно-трудовая психология.

Юридическая психология изучает человека во всей полноте, с другой стороны, этой научной дисциплине ярко выражены юридические аспекты, которые обуславливают комплекс объективных закономерностей, изучаемых дисциплиною. Она разрабатывает психологические основы:

  •  правопослушного поведения (правосознание, мораль, общественное мнение, социальные стереотипы);
  •  преступного поведения (структура личности преступника, преступный стереотип, структура преступной группы, криминогенная  ситуация, структура  личности потерпевшего и роль этих структур в генезисе преступного поведения);
  •  правоохранительной деятельности (профилактика правонарушений, следственная психология, психология судебного процесса, судебно-психологическая экспертиза);
  •  ресоциализации правонарушителей (исправительно-трудовая психология, психология адаптации после освобождения из ИТУ);
  •  психологии несовершеннолетних.

Юридическая психология решает следующие задачи:

  •  изучение психологических закономерностей воздействия права и правоохранительной деятельности на отдельных лиц, группы и коллективы;
  •  разработка  научных  рекомендаций  с  целью  повышения  эффективности правоохранительной  деятельности,  строгого  соблюдения  законности,  успешного осуществления задач правосудия и перевоспитания лиц, совершивших преступление.

Наряду с развитием криминальной психологии, психологии потерпевшего, следственной психологии и других дисциплин, входящих в структуру особенной части юридической психологии, за последние годы в  нашей  стране  получили развитие исследования психологии юридического труда (в частности, отдельных его сторон, профессиональных юридических профессий, профессионального отбора и профессиональной ориентации в области юриспруденции).

Для оптимизации правоохранительной деятельности необходимы, во-первых, подробное описание всех сторон этой сложной профессиональной деятельности, личностных качеств и навыков, которые в ней реализуются, и, во-вторых, научно обоснованные рекомендации о соответствии конкретной человеческой личности объективным требованиям, предъявляемым к профессии юристов и о методике подбора и расстановки юридических кадров.

Юридическая психология (в современном понимании) – это наука, изучающая различные психологические аспекты личности и деятельности в условиях правового регулирования. Она может успешно развиваться и решать комплекс стоящих перед ней задач только благодаря системному подходу.

Возникновение специальных дисциплин объясняется, конечно, растущей дифференциацией и прогрессом аналитических методов. Однако в области человекознания эта тенденция переплетается с синтетическими подходами к реальным целостным или сложным видам человеческой деятельности. Поэтому специализация з этой области чаще всего сочетается с объединением отдельных частных теорий в общую теорию того или иного образования, свойства или вида человеческой деятельности.

Различные научные дисциплины по-разному подходят к изучению генезиса правонарушений, так как структура конкретного правонарушения может быть проанализирована с разных точек зрения. Юридический подход характеризует его как деяние, состоящее из четырех элементов: объекта, субъекта, объективный и субъективный урон. Для криминологии, социологии и психологии более продуктивен динамичный генетический подход, позволяющий изучить поведение человека в развитии. Важная задача криминальной психологии – выделить внутренние личностные предпосылки, которые в сочетании с определенными внешними обстоятельствами могут создать криминогенную ситуацию – т. е. определить криминогенные личности качества. Далее, в рамках криминальной психологии устанавливаются специфические особенности личности, которые обусловливают в ней эти предпосылки (дефекты правосознания, нравственности, культуры эмоций и т. д.), а также устанавливается причинная связь между выявленными дефектами и склонностью к совершению определенной категории преступлений. Криминальная психология исследует механизм иммунитета личности к криминогенной ситуации и через познание закономерности этого явления разрабатывает рекомендации по профилактике преступности. Аналогичные задачи («по другую сторону барьера») в криминогенной ситуации ставит и должна решать психология потерпевшего. Психология потерпевшего изучает факторы формирования его личности, его ведение в генезисе преступления, а также разрабатывает практические рекомендации по методике допроса потерпевшего  и  воспитания у людей морально-волевых  качеств, которые обеспечивали бы защиту от преступного посягательства. Психология потерпевшего тесно "связана с уголовным правом, криминологией, социальный психологией и психологией личности.

Психологические исследования личности потерпевшего и его деятельности представляются весьма актуальными, так как способствуют решению целого ряда вопросов: более правильной квалификации преступлений, изучению их причин и условий, всестороннему расследованию уголовных дел, обнаружению новых доказательств и т. д.

Проблема включает в себя следующие аспекты: методы исследования личности потерпевшего, изучение поведения потерпевшего непосредственно перед событием преступления, в момент события преступления, после него и, наконец, на стадии предварительного следствия. Сложная проблема формирования преступного умысла может быть достаточно глубоко исследована в первую очередь в рамках криминальной психологии и психологии потерпевшего.

В особом разделе криминальная психология исследует психологические аспекты неосторожной преступности, в том числе бытовую и профессиональную неосторожность.

Преступность – большое социальное зло, а преступность несовершеннолетних – это зло, многократно увеличенное. Значительное количество особо опасных рецидивистов свое первое преступление совершили в возрасте до 18 лет. Общество, желающее избавиться от преступности, прежде всего, должно правильно воспитывать детей.

В подавляющем большинстве случаев в число подростков-правонарушителей попадают те, у кого не сложились отношения в школьном коллективе.

Юридическая психология исследует антисоциальное поведение несовершеннолетнего и влияние на него факторов внешней микросреды, а также особенности личности подростка, которые обусловливают его индивидуальное реагирование на различные «жизненные неудачи», и разрабатывает рекомендации, направленные на профилактику детской и юношеской преступности.

Предварительное следствие – это целенаправленный процесс, целью которого является реконструкция (восстановление) события преступления, имевшего место в прошлом, по следам, обнаруженным следователем в настоящем.

Можно выделить, по крайней мере, два направления этого процесса: первое – реконструкция самого события преступления и объективных условий, которые способствовали его совершению. Окончательной целью такой реконструкции является получение исчерпывающих сведений об объекте и объективной стороне  состава преступления.

Второе направление реконструкции – исследование личности преступника в ее эволюции, изучение механизма образования преступного умысла, преступной установки, исследование субъективного отношения преступника к совершенному деянию. Такая реконструкция необходима для того, чтобы получить исчерпывающую информацию о субъекте и субъективной стороне состава преступления, о конкретных причинах данного преступления, которые проявляются через преступные установки и преступное поведение исследуемой личность.

В рамках следственной психологии разрабатываются психологические основы важнейших следственных действий (осмотра, допроса, обыска, опознания и т.д.) и психологические рекомендации, направленные на повышение их эффективности.

Психология рассмотрения уголовного дела в суде исследует закономерности психической деятельности всех лиц, участвующих в рассмотрении, а также воспитательное воздействие судебного процесса и приговора на подсудимого и на других лиц, роль общественного мнения как фактора, влияющего на судебный процесс, и др.

С этим разделом тесно связаны науки: уголовное право, уголовный процесс, социальная психология, судебная этика.

Психологический анализ  судебного  процесса дает  возможность  разработать рекомендации, направленные на увеличение эффективности правосудия, развитие культуры процесса, усиление воспитательного воздействия на всех его участников.

Исправительно-трудовая психология исследует психологические стороны перевоспитания лиц, совершивших преступления, приобщения их к трудовой деятельности и адаптации к нормальному существованию в нормальной социальной среде, динамику личности осужденного, факторы, влияющие на его перевоспитание, структуру коллектива осужденных, а также разрабатывает практические рекомендации по перевоспитанию ресоциализации осужденных.

Эти задачи не могут быть решены без использования данных различных наук, изучающих личность человека, его взаимоотношения с коллективом и роль различных факторов, положительно или отрицательно воздействующих на личность осужденного. Одной из наиболее актуальных и способствующих решению указанных выше задач является исправительно-трудовая психология, которая исследует закономерности психической деятельности человека, отбывающего наказание, и основные факторы, влияющие на него в процессе перевоспитания: режим, труд, коллектив, воспитательное воздействие, а также факультативные факторы – семья, дружеские связи с лицами, находящимися на воле, учеба, увлечения и т. д.

Исправительно-трудовая психология тесно связана с исправительно-трудовым правом, педагогикой, психологией труда и социальной психологией.

Синтез психологии и юриспруденции в новой научной дисциплине – юридической психологии – должен привести к взаимному обогащению обеих наук и к разрешению одной из наиболее актуальных проблем – проблему увеличения эффективности правоохранительной деятельности.

Классификация методов

Юридическая психология широко использует различные методы юриспруденции и психологии для раскрытия изучаемых ею объективных закономерностей. Эти методы можно классифицировать как по целям, так и по способам исследования. По целям исследования методы судебной психологии делятся на следующие три группы:

  1.  Методы научного исследования. С их помощью изучаются психические закономерности  человеческих  отношений,  регулируемых  нормами  права,  а  также разрабатываются  научно  обоснованные  рекомендации  для  практики  – борьбы  с преступностью и предупреждению ее.
  2.  Методы психологического воздействия на личность. Они применяются должностными лицами, ведущими борьбу с преступностью. Диапазон применения этих методов ограничен рамками уголовно-процессуального законодательства и этики. Они преследуют следующие цели: предупреждение преступной деятельности, раскрытие преступления и выявление его причин, перевоспитание преступников, адаптацию (приспособление) их к условиям нормального существования в нормальной социальной среде.
  3.  Методы судебно-психологической экспертизы.  Целью их являетсянаиболее полное и объективное исследование, проводимое экспертом-психологом по постановлению следственных или судебных органов. Диапазон применяемых в этом исследовании методов ограничен требованиями законодательства, регламентирующего производство экспертизы.

Основные методы, применяемые при судебно-психологическом исследовании, следующие:

  •  метод психологического анализа материалов уголовного дела;
  •  анамнестический (биографический) метод;
  •  методы наблюдения и естественного эксперимента;
  •  инструментальные методы изучения индивидуально-психологических особенностей личности.

Применение этих методов требует от эксперта знания современных приемов регистрации поведения субъекта, его эмоциональных реакций, особенностей мышления и т. п. в конфликтогенной ситуации следственного общения, а также навыков анализа феноменологии индивидуального поведения.

Метод наблюдения

Основная ценность его заключается в том, что в процессе исследования не нарушается обычный ход деятельности человека. При этом для получения объективных результатов необходимо соблюдать ряд условий: заранее определить, какие закономерности нас интересуют, составить программу наблюдения, правильно фиксировать результаты и, главное, определить место наблюдающего и его роль в среде изучаемых лиц. Соблюдение этих требований очень важно для ситуаций, которые изучаются в судебной психологии. Для регистрации результатов наблюдения могут  быть  использованы  технические  средства,  В  первую  очередь  запись  речи наблюдаемого на магнитофонную пленку. В некоторых случаях полезно применить фото- и киносъемку. В условиях предварительного следствия технические средства могут быть использованы только в рамках процессуального закона. Полученные, зафиксированные таким образом результаты следственного действия могут рассматриваться одновременно как способ закрепления доказательств и как фиксированный результат наблюдения за поведением лица в определенных условиях. Например, прослушивая магнитофонную запись допроса обвиняемого, мы одновременно получаем сведения о его эмоциональном состоянии.

Наблюдение может проводиться не только исследователем-психологом, но и любым должностным лицом, которому необходимо получить соответствующую информацию для использования данных ее анализа в борьбе с преступностью. В частности, наблюдение может производиться следователем с целью правильной диагностики личности. Большое значение для получения информации о возможной причастности допрашиваемого к событию преступления может иметь наблюдение за его мимикой и жестами. А чтобы избежать предвзятой субъективной оценки результатов такого наблюдения, оно должно вестись строго объективно, с регистрацией всех фактов, полученных при наблюдении, и при достаточно научной интерпретации результатов наблюдения.

Метод эксперимента

При использовании данного метода изучается зависимость особенностей психических процессов от действующих на испытуемого внешних стимулов. Эксперимент строится таким образом, чтобы внешняя стимуляция изменялась по строго определенной программе. Отличие эксперимента от наблюдения заключается в первую очередь в том, что при наблюдении исследователь должен ожидать наступления того или иного психического явления, а при эксперименте он может с помощью изменения внешней ситуации преднамеренно вызвать нужный психический процесс. В практике судебно-психологических исследований получили распространение лабораторный и естественный эксперименты.

Лабораторный эксперимент распространен в основном в научных исследованиях, а также при проведении судебно-психологической экспертизы. Для него характерно применение довольно сложного лабораторного оборудования. С помощью лабораторного эксперимента исследовались, в частности, такие профессиональные качества следователей, как внимание, наблюдательность и др. К недостаткам лабораторного эксперимента следует отнести трудность использования техники в условиях практической деятельности правоохранительных органов, а также различие протекания психических процессов в лабораторных условиях и в обычных. Эти недостатки преодолеваются при использовании метода естественного эксперимента. В первую очередь это относится к правоведению следственных экспериментов, целью которых является проверка определенных психофизиологических качеств потерпевших, свидетелей и других лиц.

Анкетный метод

Этот метод характеризуется однородностью вопросов, которые задаются относительно большой группе лиц для получения количественного материала об интересующих исследователя фактах. Этот материал подвергается статистической обработке и анализу. В области судебной психологии анкетный метод получил распространение при исследовании механизма образования преступного умысла (проводилось анкетирование большого количества расхитителей государственной собственности, хулиганов). Анкетный метод довольно широко применяют для определения пригодности и профессиональной деформации. В настоящее время анкетный метод начал применяться для исследования некоторых аспектов причин преступности.

Параллельно с анкетированием применялся «автомат общественного мнения», разработанный в Институте экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН.

Главное достоинство этого метода – его полная анонимность. Благодаря этому на целый ряд «критических» вопросов испытуемые дали автомату иные ответы, нежели в анкетах.

Метод интервью (беседы)

Этот вспомогательный метод может быть использован в самом начале исследования с целью общей ориентировки и создания рабочей гипотезы. Такое его применение характерно, в частности, при исследовании личности на предварительном следствии. Это свободная, непринужденная беседа, в ходе которой следователь изучает основные особенности личности собеседника, вырабатывает индивидуальный подход и вступает в контакт с допрашиваемым; такая беседа очень часто предшествует основной части допроса и способствует достижению его главной цели – получению объективной и полной информации о событии преступления. Интервью (беседа) может применяться и после анкетных исследований, когда результаты углубляются и дифференцируются путем собеседования. При подготовке к беседе большое внимание следует уделять формулировке вопросов, которые должны быть краткими, конкретными и понятными.

В последние годы резко возрос интерес к использованию компьютерной психодиагностики. Первые варианты автоматизированных психологических систем были разработаны в нашей стране еще в 60-е гг. Но массового распространения они не получили из-за сложности эксплуатации ЭВМ и их высокой стоимости. А с середины 80-х гг. компьютерные системы уже широко внедряются в практику тестирования.

До компьютеризации психологическое тестирование представляло собой длительную, однообразную и утомительную работу. Тестируемый читал бесконечную череду вопросов и заполнял обширные бумажные «простыни» специальных таблиц плюсами, минусами, нулями, единицами и т. п. Особенно рутинной и громоздкой была «ручная» обработка заполненных таблиц. Психолог или его помощники выделяли отдельные группы ответов (выписывали во вспомогательные таблицы, использовали специальные трафареты), подсчитывали ответы в каждой группе и определяли конкретные психологические параметры. Такая психологическая диагностика практически неудовлетворительна по следующим причинам:

  •  малое число желающих участвует в тестировании;
  •  громоздкость  обработки  ответов  не  позволяет  сформировать  массивы данных, необходимые для статистически достоверных оценок;
  •  рутинность процесса подавляет психику и эмоции тестируемого, искажает его психологический портрет;
  •  громоздкость обработки ответов неизбежно приводит к многочисленным расчетным ошибкам; по мнению многих исследователей, личность психолога, проводящего тестирование, может внести субъективный элемент и сделать результаты тестирования тенденциозными.

Процесс тестирования происходит в форме непринужденного диалога с компьютером. Все элементы рутины устранены. Однообразная череда вопросов ликвидирована. Каждый вопрос появляется на экране и исчезает после ввода ответа. Появляется следующий вопрос и т. д. Ситуация непрерывно меняется. Тестируемый сам определяет темп диалога, его эмоциональную насыщенность. Все это способствует полному самовыражению личности в процессе работы.

В современных персональных компьютерах процесс вычисления и выдачи психологических параметров по всей совокупности ответов тестируемого занимает несколько секунд. Психолог сразу после тестирования получает готовую психокарту с полным набором основных психологических параметров. Он работает исключительно как специалист. После предварительной оценки совокупности основных параметров может быть назначено дополнительное тестирование по более специализированным программам. Разработан, отлажен и практически используется блок таких программ.

Накапливаемый  массив психокарт пригоден для дальнейшей компьютерной обработки – выявления общих статистических закономерностей: влияние пола, возраста, стажа работы, профессии и других факторов на особенности психологического портрета специалиста.

Продолжительность тестирования не должна превышать 90 минут. После основного тестирования испытуемый получает специальные психограммы, отражающие в цифровом варианте его индивидуально-типологические и личностные характеристики. Специалист-психолог в индивидуальной беседе расшифровывает слушателю данные тестирования.

Следует отметить, что в некоторых тестирующих системах испытуемому на компьютере предлагалось описание его личности по данным теста. Такие характеристики носят формальный характер, в них не учитывается весь комплекс полученных эмпирических данных. Кроме того, система тестирования необходима не сама по себе, а для улучшения деятельности человека. Полученные данные сопоставляются психологом с результатами направленной беседы, наблюдения и пр.

В процессе индивидуальной консультации по результатам тестирования психолог анализирует особенности психической адаптации, состояние эмоционально-волевой сферы, структуру личности и сферу ее потребностей и мотиваций.

Весьма продуктивным представляется в юридической психологии исследование психических закономерностей поведения личности, которое имеет правовые последствия в проблемной ситуации. Этот подход эффективен как для изучения психических закономерностей правопослушного поведения, так и для выяснения механизмов противоправного поведения и различных его последствий (от раскрытия преступления до ресоциализации преступника).

Вопрос 2.  История развития юридической психологии .

Юридическая психология – одна  из  сравнительно  молодых отраслей психологической науки. Первые попытки систематического решения некоторых задач юриспруденции методами психологии относятся к XVIII в.

В развитии юридической психологии можно выделить следующие три этапа;

  1.  Ранняя история юридической психологии – XVIII в. и первая половина XIX в.
  2.  Первоначальное оформление юридической психологии как науки – конец XIX в. и начало XX в.
  3.  История юридической психологии в XX столетии.

Ранняя история юридической психологии

Юридическая психология, как и многие другие отрасли психологической науки, прошла путь от чисто умозрительных построений к научно-экспериментальному исследованию. Одним из первых авторов, который рассмотрел ряд судебно-психологических аспектов и идею гуманизма, был М. М, Щербатов (1733–1790). В своих трудах он требовал, чтобы законы разрабатывались с учетом индивидуальных особенностей личности человека, одним из первых он поднял вопрос об условно-досрочном освобождении от наказания. Он положительно оценивал фактор труда в перевоспитании преступника.

Представляют интерес и работы И. Т. Посошкова (1652-1726), в которых давались психологические рекомендации относительно допроса обвиняемых и свидетелей, классификация преступников, затрагивались и некоторые другие вопросы.

Распространение идеи исправления и перевоспитания преступника обусловило необходимость обращения к психологии для научного их обоснования. Над этим в начале XIX в. в России работали В. К. Елпатьевский, П. Д. Лодий, Л. С. Гордиенко, Хр. Штельцер и др.

Значительное количество работ по юридической психологии появилось в России в 3-й четверти XIX в.

Психологические вопросы оценки свидетельских показаний занимали выдающегося французского ученого-математика Лапласа. В «Опытах философии теории вероятностей», изданной во Франции в 1814 г. Лаплас делает попытку дать материалистическую интерпретацию вопроса надежности судебных решений. Он считал, что элементы вероятности того, что данное показание соответствует действительности, слагаются:

  •  из вероятностей самого события, о котором повествует свидетель;
  •  из вероятности четырех гипотез в отношении допрашиваемого:
    •  свидетель не ошибается и не лжет;
      •  свидетель лжет, но ошибается;
      •  свидетель не ошибается, но лжет;
      •  свидетель и лжет, и ошибается.

Лаплас понимал, насколько трудно оценить правдивость или ложность показаний свидетелей из-за большого числа сопровождающих обстоятельств, но считал, что суд в своих суждениях опирается не на математическую достоверность, а лишь на вероятность. Но тем не менее схема Лапласа интересна как первая попытка создать научную методику оценки свидетельских показаний.

Конец XIX и начало XX в. связаны с интенсивным развитием психологии, истории и ряда юридических дисциплин (в первую очередь – уголовного права ученых), представлявших эти науки в тот период, занимали прогрессивные (И. М. Сеченов, В. М. Бехтерев, С. С. Корсаков, В. П. Сербский, А. Ф. Кош) ученые.

Развитие психологии, психиатрии и права привело к необходимости выделения юридической психологии как самостоятельной научной дисциплины, Ковалевский в 1899 г. поставил вопрос о разделении психопатологии и психологии, а также введении этих наук в курс юридического образования.

Примерно в этот же период развернулась борьба между антропологической и социологической школами уголовного права. Родоначальником антропологической школы был Ч. Ломброзо, создавший теорию «врожденного» преступника, который в силу своих атавистических черт не может быть исправлен.

Представители социологической школы использовали идеи утопического социализма и решающее значение, в объяснении причин преступности придав социальным факторам. Некоторые идеи социологической школы несли прогрессивные для своего времени элементы.

В начале XX в. в юридической психологии начинают использоваться ментальные методы исследования.

Исследования по криминалистической психологии проводились и в других странах: во Франции – Клапаредом, в США – Майерсом, а также Кеттелом, который в 1895 г. провел эксперимент с памятью студентов, а затем предложил составить указатель степеней точности свидетельских показаний.

Над вопросами психологии свидетельских показаний в России работали также М. М. Хомяков, М. П. Бухвалова, А. Н. Берштейн, Е. М. Кулишер и др. В 1905 г. вышел сборник «Проблемы психологии. Ложь и свидетельские показания». Многие статьи сборника пронизывала идея о недостоверности свидетельских показаний. Они разделяли негативное отношение к свидетельским показаниям. Среди них, прежде всего, следует назвать крупнейшего русского юриста А. Ф. Кони. А. Ф. Кони резко выступил против выводов В. Штерна и О. Гольдовского.

Ученые Казанского университета М. А. Лазарев и В. И. Валицкий констатировали, что положения Штерна не будут иметь значения для практики, что важнейшее зло при свидетельских показаниях не непроизвольные ошибки, а сознательная ложь свидетелей, явление распространенное более, чем принято считать: почти четверть свидетелей отступают от правды.

Развитие наук, в том числе наук о социальных явлениях, порождает стремление разобраться в причинах преступности, дать научное обоснование деятельности социальных институтов, занимающихся ее предупреждением. Таким образом, уже в XIX веке начинает складываться новый подход к решению данной проблемы, сутью которого является стремление вскрыть причины преступного поведения и на их основе составить программу практической деятельности по борьбе с преступлениями и преступностью. В середине XIX века Чезаре Ломброзо одним из первых попытался научно объяснить природу преступного поведения с позиции антропологии. Теория Ломброзо находит последователей в наше время. Отголоски ее можно найти в современных теориях, таких как теория хромосомных аномалий Клайнфельтера, во фрейдистских и неофрейдистских учениях о врожденной агрессии и разрушительных влечениях, в генной инженерии.

Ломброзианство – концепция о врожденной предрасположенности отдельных индивидов к уголовным преступлениям. Названа она  по имени Чезаре Ломброзо, впервые сформулировавшего эту концепцию.

Итальянский психиатр Ломброзо, проработав всю жизнь тюремным врачом, создал впечатляющую классификацию лицевых черт преступников. Он высказал мысль о том, что преступники не только отличаются по внешнему виду от нормальных людей, но и несут в себе рудиментарные признаки первобытного человека. Внешними проявлениями этих признаков служат так называемые стигматы преступности: неправильное строение черепа, асимметрия лица, притуплённая чувствительность, неспособность краснеть, склонность к татуировке (!) и т. д. Аномалии в психике выражаются в мстительности, тщеславии, гордости, слабости рассудка, неразвитости нравственных чувств, особенностях речи и даже особом письме, напоминающем иероглифы древних.  

Руководствуясь этими признаками, Ломборозо признал возможным не только устанавливать тип преступного человека вообще, но и различать черты, присущие отдельным категориям преступников: ворам, убийцам, насильникам и др.

История Юридической Психологии В XX Столетии

Конец XIX – начало XX веков характеризуется социологизацией криминологического знания, когда причины преступности как социального явления начали изучать социологи Ж. Кетле, Э. Дюркгейм, П. Дюпоти, М. Вебер, Л. Леви-Брюль и другие, которые, применив метод социальной статистики, преодолели антропологический подход в объяснении природы преступного поведения, показав зависимость отклоняющегося поведения от социальных условий существования общества. Эти работы были, безусловно, прогрессивным явлением своего времени.

3. Фрейд рассматривал либидо, А. Адлер – стремление к власти, к превосходству над другими, Э. Фромм – влечение к разрушению. Очевидно, что в таком случае агрессивность неизбежно должна возникать у любого человека с врожденными, сильно выраженными неосознаваемыми влечениями, которые далеко не всегда способны реализоваться в жизни и потому находят свой выход в деструктивном, разрушительном поведении.

Все большая роль в природе агрессии отводится социальным прижизненно действующим факторам. Так, А. Бандура считает, что агрессия – результат искаженного процесса социализации, в частности результат злоупотребления родителей наказаниями, жестоким отношением к детям. А. Бергковец указывает, что между объективной ситуацией и агрессивным поведением человека всегда выступают две опосредующие причины: готовность к агрессии (злость) и интерпретация, толкование для себя, данной ситуации.

Теория «социальной аномалии» Р. Мертона построена на гипотезе об отмирании, отпадении норм морали при делинквентном поведении (социология преступности); теория «нейтрализации» Д. Матса и Т. Сайкса, которые считают, что преступник в целом разделяет общепринятые нормы морали, но оправдывает свое преступное поведение.

Развитию юридической психологии в первые годы советской власти весьма способствовал большой общественный интерес к вопросам осуществления правосудия, законности,  личности  преступника  и  др.  В  стране  начался  поиск  новых  форм предупреждения преступности и перевоспитания правонарушителей.

Интересные исследования провел психолог А. Р. Лурия в лаборатории экспериментальной психологии, созданной в 1927 г. при Московской губернской прокуратуре. Он изучал возможности применения методов экспериментальной психологии для расследования преступлений и сформулировал принципы работы прибора, который впоследствии получил наименование «разоблачителя лжи» (детектор лжи). Значительный вклад в развитие юридической психологии того времени внесли такие известные специалисты, как В. М. Бехтерев и А. Ф. Кони.

В 1922 г. Кони опубликовал брошюру «Память и внимание», в которой излагались проблемы свидетельских показаний. А. Р. Лурия в ряде своих исследований подверг специальному психологическому анализу сущность свидетельских показаний. Много внимания уделял вопросам психологии свидетельских показаний известный тогда судебный психолог А. Е. Брусиловский.

Достижения экспериментальной психологии начинают использоваться в этот период и в судебной практике в России. В частности, В, М. Бехтерев и его ученики активно занимаются проблемами психологической диагностики преступников и свидетелей. Первым значительным исследованием в области судебно-психологической экспертизы была книга А. Е. Брусиловского «Судебно-психологическая экспертиза: ее предмет, методика и предметы», вышедшая в свет в 1939 г. в Харькове. В ней содержатся примеры использования судебно-психологической экспертизы (СПЭ) в уголовном судопроизводстве.

Первоначально, в период становления экспериментальной психологии, попытки использовать ее для нужд юридической практики, сводились в основном к разработке методик по определению достоверности показаний участников уголовного процесса. Например, А. Р. Лурия в 1928 г., исследуя психические процессы, разрабатывает так называемую «сопряженную моторную методику» с целью диагностики аффективных следов. Эта методика является прообразом детектора лжи, широко используемого сейчас

И только в конце 50-х–начале 60-х гг. был поставлен вопрос о необходимости восстановления в правах юридической психологии и судебно-психологической экспертизы. Так, в постановлении пленума Верховного суда СССР № 6 от 3 июля 1963 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» указывалось на целесообразность проведения судебно-психологической экспертизы при выяснении способности несовершеннолетних полностью осознавать значение своих действий и при определении меры их возможности руководить своими действиями. С этого постановления начинается активное использование психологических знаний в следственной и судебной практике. Исследования отечественных юридических психологов позволили на качественно новом уровне ставить и решать психологические задачи применительно к целям следственного и судебного процесса, специальных познаний эксперта».

Одной из частных задач судебно-следственного процесса является оценка личности обвиняемого, потерпевшего или свидетеля. В задачу эксперта-психолога может войти общая психологическая характеристика личности (так называемый психологический портрет). Эксперт на основании своих профессиональных знаний выявляет такие свойства и качества человека, которые позволяют сделать вывод о его психологическом облике. Но экспертная деятельность, в отличие от деятельности суда и следствия, не носит социально-оценочного характера, а строится на научно обоснованных положениях психологии.

В мае 1971 г. в Москве состоялась первая Всесоюзная конференция по судебной психологии.

В июне 1971 г. в Тбилиси на 4-м Всесоюзном съезде психологов судебная психология была представлена отдельной секцией.

Осенью 1986 г. в городе Тарту (Эстония) прошла Всесоюзная конференция по юридической психологии. На этой конференции собрались и выступили с докладами и сообщениями представители всех республик и регионов Советского Союза. В этих докладах широко обсуждались проблемы методологии и структуры юридической психологии, задачи ее отдельных отраслей (криминальная психология, психология потерпевшего, психология предварительного следствия и др.), а также предполагаемая структура вузовского курса этой дисциплины и методика ее преподавания.

Существенный вклад в становление и развитие юридической психологии внесли В. В. Романов и М. И. Еникеев: первый в сфере внедрения юридической психологии в сферу военной юстиции, а второй в области организации преподавания этой дисциплины в московских вузах.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В значительной степени задачи юридической психологии определяются необходимостью совершенствовать практическую деятельность органов  правосудия,  работники  следствия  и  суда,  повседневно  сталкиваясь,  с разнообразными проявлениями психики подследственного, потерпевшего, свидетеля, конечно, стараются разобраться в сложностях их душевного мира, с тем, чтобы правильно понять и главным образом оценить его. Профессии следователя, прокурора и судьи постепенно формируют определенные представления о человеческой психике, заставлял оперировать положениями практической психологии и быть в какой-то мере осведомленными в этой области. Для наиболее объективного и квалифицированного решения множества вопросов, постоянно возникающих перед судебно-следственными работниками, наряду с юридической и общей эрудицией, профессиональным опытом, требуются также и обширные психологические знания.

Юридическая психология широко использует различные методы юриспруденции и психологии для раскрытия изучаемых ею объективных закономерностей. Эти методы можно классифицировать как по целям, так и по способам исследования.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ

«УТВЕРЖДАЮ»

Начальник кафедры

Подполковник полиции

___________ Тузов А.И.

«        »                    2013 г.

Дисциплина: «Юридическая психология»

Специальность: 030501.65- Юриспруденция.

Лекция

Тема 2.  «Социально-психологические явления в деятельности следователя»

Обсуждена и одобрена на      Подготовил:

заседании кафедры           ст.  преподаватель кафедры

Протокол №          подполковник полиции

от « »   _______ 2013г.                 Терещенко Ж.А.

КРАСНОДАР

2013

Объем времени: 2 часа.

Место проведения: учебная аудитория.

Методика проведения: лекция.

Основное содержание темы: Данная лекция позволяет курсантам ознакомиться с понятием социально-психологические явления в деятельности следователя, психологией малых групп, психологией внеколлективного поведения, психолого-педагогической характеристикой коллектива ОВД.

Основные термины и понятия:

Понятие группы, классификация групп, структура малой группы, позиция, статус, внутренняя установка и роль, композиция и нравственные ценностные ориентации, психологическая совместимость, социальные нормы и их функции, становление малой группы, понятие сверхнормативной деятельности, руководство и лидерство в группе,

характеристика лидера, стили лидерства, межличностные отношения,, официальные и неофициальные отношения, отношения лидерства, руководства и подчинения, деловые и личные, рациональные и эмоциональные отношения, коллективистские отношения, их характеристика, подходы к изучению взаимоотношений в группе: статический и динамический, характер взаимоотношений, межличностные конфликты и их классификация в группе

Основные цели лекции:

- обеспечить систематизированные знания курсантам о психологии малых групп, психологии внеколлективного поведения в  изучении курса юридической психологии как науки -  вызвать заинтересованность курсантов в изучении психолого-педагогической характеристики коллектива ОВД,

дисциплины юридической психологии.

- формировать систему психологических знаний, умений, навыков, адекватного представления у курсантов-юристов о социально-психологических явлениях в группе.

План лекции:

Введение:

  1.  Психология малых групп. Психология неколлективного поведения.
  2.  Психолого-педагогическая характеристика коллектива ОВД.

Заключение.

Основная литература:

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. Ростов – на - Дону, «Феникс» 2004.

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. М., 2006.

Волков В.Н., С.И. Янаев Юридическая психология. М., 2003.

Кикоть В.Я. Рыбникова В.Ю. Юридическая психология (с  основами общей и социальной психологии). М., Закон и право, 2006.

Дополнительная литература:

1. Климов Е.А. Общая психология. М.,2001. стр. 30-36.

2. Социальная психология. Хрестоматия. Белинская Е.П. М., 2001. стр. 40-46.

3. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. Вопросы и ответы. М., 2007. стр. 107-123.

Введение:

Человек становится человеком в обществе. Но что заставляет его объединяться с другими людьми? Только во взаимодействии с другими мы усваиваем опыт предыдущих поколений, язык и культуру, т.е. приобретаем чисто человеческие черты. Подобная кооперация позволяет выполнять сложные виды деятельности, а значит, и удовлетворять свои разнообразные потребности. К тому же во взаимодействии с другими человек может удовлетворить свои социальные потребности: в самореализации, самоактуализации, в статусе. Основой объединения становится совместная деятельность, в ходе которой формируются различные отношения: производственные (по поводу того, что и как делается), управленческие (руководитель – подчиненный), межличностные (симпатии, антипатии, взаимная зависимость). Каждый в этих отношениях выполняет свою роль, соответствующую его способностям, личным – потребностям и многому другому. Переплетение отношений, выполняемых ролей приводит к тому, что в ходе совместных действий из конгломерата людей формируется особый организм – социальная группа.

Возникновение любой группы – это ответная реакция на появление конкретной социальной потребности (в новом виде деятельности, формах досуга, передаче социального опыта). От того, кто и как это сделает, во многом зависит важнейшее для нас социальное качество группы – ее социальная направленность.

Итак, первым основанием для деления является размер группы. По этому признаку выделяются большие (дистантные), средние и малые (контактные) группы.

Следующий критерий выделения групп – время их существования.

Следующий критерий выделения групп – направленность организации группы, согласно которому, выделяются коллективы и ассоциации.

Вопрос 1.  Психология малых групп. Психология неколлективного поведения.

Социальная группа – это общность людей, объединенных едиными целями, потребностями, совместной деятельностью и составляющая элемент социальной структуры общества. Структура различных социальных групп достаточно схожа: в каждой есть управляющее звено, т.е. один (или несколько) человек, наиболее четко представляющий себе цели совместной деятельности и способный организовать других на их достижение. Если в основе управления лежат документы (инструкции, положения, уставы), речь идет о руководстве; если межличностные отношения (симпатии – антипатии), – о лидерстве. В реальной группе (например, учебной) есть руководители и лидеры, крайне редко совпадающие в одном лице.

Второй элемент внутригрупповой структуры – сублидеры это лица, способные взять на себя управление, но до поры находящиеся в тени. Чаще всего сублидеры являются «мозговым центром» группы.

Третий элемент – исполнители, т.е. те, кто полностью поддерживает лидеров и выполняет основную часть совместной деятельности.

Четвертый элемент – «аутсайдеры» – члены группы с самым низким статусом. Среди них могут быть как «оппозиционеры» лидеру, так и «добровольные» шуты, не осознающие до конца своего места в группе.

Возникновение любой группы – это ответная реакция на появление конкретной социальной потребности (в новом виде деятельности, формах досуга, передаче социального опыта). От того, кто и как это сделает, во многом зависит важнейшее для нас социальное качество группы – ее социальная направленность. Например, одна и та же общественная потребность в передаче социального опыта людей выразилась в возникновении таких разных по сути обществ, как реставраторы-любители и «Память»; подростков, собирающих блатные песни и другие произведения «черной романтики», и тех, кто копирует действия ЧК 20-х годов («птенцы Дзержинского»). Второй этап – ассоциация объединения всех тех, для кого сформулированные ядром цели, способы совместных действий отвечают их внутренним побуждениям, накопленному социальному опыту, ориентациям. На этом этапе происходит не просто объединение, а вырабатываются общие «правила» поведения, деятельности, того, что называется «групповой моралью». Следующий, третий этап, инерционный, где происходят проверка и закрепление наиболее удачных способов и форм деятельности, ролей членов группы (т. е. функций, которые выполняет каждый ее член). В то же время вырабатываются и групповые санкции – способы наказания нарушителей «групповой морали», всех, кто дестабилизирует сложившееся положение. По достижении этого уровня можно сказать, что группа сформировалась полностью во всех своих составляющих.

В реальном обществе существует огромное количество самых разнокачественных групп. Более того, ежесекундно тысячи групп распадаются и на их месте возникают новые. Каждая группа обладает своими уникальными чертами (как неповторимы люди, ее составляющие), но вместе с тем – множеством типичных черт, роднящих ее с другими. Цель классификации групп – выявить наиболее характерные признаки, которые позволили бы сотруднику ОВД правильно понять и научиться прогнозировать как действия группы, так и поведение ее отдельных членов.

Итак, первым основанием для деления является размер группы. По этому признаку выделяются большие (дистантные), средние и малые (контактные) группы.

Для больших групп характерны следующие особенности:

  •  установление контактов между членами группы происходит в основном с помощью средств массовой информации (радио, телевидение, печать, звукозапись);
  •  структурная сложность группы, включающей в себя множество разнокачественных элементов (средних и малых социальных групп).

В качестве примера больших социальных групп можно привести классы, социальные слои, нации, этнические группы и т.п.

Средние группы характеризуются следующими особенностями:

  •  регионным (территориальным) единством ее членов;
  •  однородностью составляющих группу элементов;
  •  возможностью непосредственного общения большинства членов группы.

Примером средней группы людей служит коллектив КЮИ МВД России и коллектив курса.

К особенностям малых групп можно отнести следующие:

  •  наличие плотных межличностных связей между всеми членами группы;
  •  наличие только одного устойчивого лидера, на которого замкнуты информационные потоки (каналы);
  •  ограничение численности группы, которая колеблется от 3 до 7 человек (5+2). При большем количестве она распадается, так как в ней выделяются несколько лидеров, при меньшем образуется так называемая «бинарная» группа со своими особыми законами функционирования;
  •  доминирование межличностных отношений, которые, как правило, становятся основой ее формирования.

Все преступные формирования являются малыми группами по психологической классификации. Этим определяется то повышенное внимание, которое мы будем уделять малым группам в последующем изложении.

По критерию организованности различаются группы:

  •  формальные, в которых положение и деятельность каждого члена группы регламентированы специальными документами (уставами, инструкциями и т.п.). Наиболее яркие примеры подобных групп – воинские подразделения или учебные группы слушателей КЮИ МВД России;
  •  полуформальные группы, в которых деятельность каждого участника регламентирована документально, но выполнение требований документов (так же, как и само участие в группе) происходит на добровольной основе. Такими группами являются все общественные организации;
  •  неформальные группы, деятельность которых не регламентирована и объединение происходит за счет личных симпатий, общих интересов, взаимной зависимости.

По многим параметрам эти группы совпадают с малыми группами.

В любом реальном коллективе (производственном, учебном, воинском) можно выделить черты формальных, полуформальных и неформальных групп, в каждой из которых все члены коллектива выполняют определенные роли, имеют определенный статус. Например, слушатель А в формальной структуре – командир отделения, в полуформальной – заместитель группы, в неформальной – лидер группы мотолюбителей.

Следующий критерий выделения групп – время их существования. Выделяются постоянные группы (например, производственные коллективы), временные (учебная группа, существующая лишь во время обучения) и эпизодические (случайные) группы: в транспорте, в местах отдыха и т.п.

По степени влияния группы на поведение человека (новый критерий) выделяются референтные (эталонные) группы и группы присутствия.

Под референтной (эталонной) группой понимается реальная или вымышленная группа, члены которой являются образцом поведения для конкретной личности. Например, подростки копируют поведение героев «Трех мушкетеров», Рэмбо; подчиненные – манеры своего начальника.

Элементы референтной группы присущи характеру, манере поведения каждого человека. Однако их конкретизация затруднена, так как часто сам человек плохо осознает, кто конкретно является для него эталоном. Формируется своеобразный коктейль: манеры поведения с женщинами копируются у одного, поведения с руководством – у другого, манера одеваться – у третьего и т.д.

Влияние референтной группы на поведение человека огромно: она может стать либо источником антиобщественного поведения (что часто бывает у подростков), либо мощным средством перевоспитания человека.

Группа присутствия – та, в которой индивид вынужден находиться в настоящий момент (на работе, дома, в транспорте).

Эти группы никогда не могут совпадать. Попадая в группу, которая до недавнего времени была для него референтной, индивид переориентируется на новые цели, идеалы, эталоны (по пословице: «Хорошо там, где нас нет»).

Следующий критерий выделения групп – направленность организации группы, согласно которому, выделяются коллективы и ассоциации.

Под коллективом понимается высокоорганизованная общность людей, объединенных общественно значимой целью, занятых общественно полезной деятельностью, для которых характерно не только психическое, но и социальное, идейное единство.

Следующее основание – степень развития групповой морали, ее соответствие общесоциальным нормам. По этому признаку можно выделить примитивные и развитые группы.

Примитивная группа – это стихийно складывающееся образование, базирующееся на наиболее низменных побуждениях ее членов. По своим психологическим характеристикам преступные группы, а также группы, складывающиеся среди части заключенных УИН, могут быть отнесены к примитивным.

В структуре примитивной группы существует жесткая иерархия:

  •  главарь – пользуется преимущественным правом присвоения

любых благ и правом безнаказанной агрессии. Это не обязательно самый сильный, но, как правило, самый властный, смелый, хитрый и жестокий;

авторитет – второй по рангу, «мозговой центр» группы. Смелостью и решительностью уступает главарю, но значительно превосходит его в интеллекте. Основная функция в группе – советник главаря, параллельно – хранитель и распространитель «черной романтики». Ведомые также распределены по жестким ролям:

подхалим – основная функция (о которой он сам не подозревает) – вызывать на себя неприязнь всей группы. Наказывая под халима, главарь демонстрирует группе свою «справедливость», снимая тем самым внутри групповое напряжение;

марионетка – функция в группе – демонстрация всем остальным «эталонного» поведения в отношении главаря, исполнение его поручений;

шут – располагает правом публичной насмешки над всеми членами группы, включая главаря. Насмешка – регулятор эмоционального состояния группы и одновременно способ выявления недовольных. В интеллектуальном отношении шут занимает одно из первых мест в группе, пользуется защитой главаря;

недовольный – обязательно необходим главарю. Во-первых, его можно столкнуть с другим недовольным и тем самым подавить бунт в зародыше. Во-вторых, над ним можно устраивать «показательную порку» на страх всем остальным;

забитые (аутсайдеры) – не пользуются никакими правами. Функция в группе – объект проявления общегрупповой агрессии. В составе забитых либо самые тупые и трусливые, либо бывшие недовольные. В примитивной группе действуют довольно жесткие правила, которым подчиняются ее члены.

Правило амбиции: «я и моя группа самые лучшие во всем мире. Кто в этом сомневается – враг».

Правило унижения: «если кто-то демонстрирует (или мне кажется, что демонстрирует) свое превосходство в чем-либо, то он меня унижает, а значит, он враг».

Правило рангового соответствия: субъекта занимающий высокое ранговое место в группе, обязан демонстрировать свое превосходство тем, кто ниже него. Они в свою очередь рассматривают это не как унижение, а как правило.

Правило отпора: если кто-то (в пределах общего или смежных рангов) пытается на глазах других продемонстрировать свое превосходство над субъектом (унизить его), тот обязан немедленно дать самый решительный отпор обидчику. В противном случае каждый член группы будет считать возможным и необходимым унизить данного субъекта.

Правило силы: если есть возможность безнаказанно продемонстрировать свое превосходство, это надо делать обязательно (подтверждение занимаемого ранга).

Правило гонения: субъект, который демонстрирует свои особые дарования, но лишен силы (возможности или желания унизить нижестоящих), становится гонимым.

Правило «козла отпущения»: в случае нарастания напряжения в группе, неудачи в действиях главарь объявляет виновником отдельного члена группы, как правило, недовольного. На нем могут и должны «отыграться» все члены группы, включая забитых.

Правило отвода от себя: участвуя в групповом гонении жертвы, субъект демонстрирует свою солидарность с группой, отводя от себя агрессию.

Правило заинтересованности: проявляя на глазах других интерес к чему-либо или к кому-либо, субъект «роняет достоинство», «унижает себя».

Правило послабления: если субъект высокого ранга позволяет нижестоящему минимальные проявления амбиции (не по чину), он «теряет авторитет». Нижестоящий, которому даны послабления, обязан проявлять максимальную амбициозность.

Правило круговой поруки: начальный (цементирующий) этап функционирования примитивной группы – преступление, в котором участвуют все члены. В тех случаях, когда группа может распасться, главарем и авторитетом планируется новое преступление, в котором должны участвовать все.

В той или иной форме эти атавистические качества (структура, правила) могут проявляться и в группах более развитых, например, производственных коллективах. Действительное развитие социального качества группы состоит как раз в том, что на смену «примитивным» нормам, законам, правилам во взаимоотношения и деятельность людей приходят не показные, а человеческие, высокогуманные отношения взаимодействия. Группа в этом случае становится все более «открытой» для других людей, живет не только своими, но и общесоциальными проблемами, интегрируется в другие сходные социальные структуры.

Важной особенностью, принципиально различающей социальные группы, является характер осуществляемой ими деятельности. Один вид – группы профессиональные, выполняющие различные виды социально значимой деятельности (от досуговой до производственной и политической) на основе социальных документов, регламентирующих их структуру, порядок действий, критерии качества работы и т.п. Профессиональные группы крайне редко формируют внешние по отношению к ним социальные структуры. Благодаря деятельности профессиональных групп общество воспроизводит себя, сохраняет стабильность в экономике, социальной сфере, культуре, политике. Но все человеческие потребности реализовать с помощью профессиональных групп просто невозможно, как невозможно нормативно зарегулировать все стороны человеческой жизни. Именно поэтому наряду с профессиональными возникают самодеятельные группы. Их главная особенность – ориентация на формы и виды деятельности, либо еще не ставшие предметом нормативного регулирования, либо прямо противоречащие существующим нормативам (сюда можно отнести и протестую деятельность и преступную). Самодеятельность (в исходном смысле этого слова) есть способ саморазвития, самоутверждения, самореализации, определяемый спецификой социальных, экономических, этнокультурных, психологических и прочих условий, в которых находится личность.

Самодеятельность является непременным атрибутом развивающейся личности. В последнее время самодеятельные группы часто называют «неформальными». На наш взгляд, здесь вольно или невольно внимание акцентируется лишь на организационной стороне («неформальные» – значит не имеющие регламентирующих документов, хотя многие группы, называемые «неформальными», такие документы имеют). Для того чтобы лучше понять действительную роль самодеятельных групп в нашем обществе, рассмотрим ряд типологических форм, сложившихся в последнее время.

Агрессивная самодеятельность основана на наиболее примитивных представлениях об иерархии ценностей, на минимуме культуры. Она дошла почти в неизменном виде от начальных форм человечества до современности. Простота и наглядность самоутверждения в данной форме придают ей живучесть и особую популярность в младших возрастных группах детей и подростков с минимальным уровнем интеллектуального и культурного развития. Психологическая основа ее – резкое противопоставление «Мы-Они». Жесткая иерархическая структура, как правило, соответствует структуре «примитивных» групп.

«Классическая» форма агрессивной самостоятельности – «дворовые команды», т.е. группы подростков 10 – 14 лет, охраняющие «свою тердарственных органов наименее эффективна.

Большую часть жизни человек проводит в привычных для себя группах со сложившейся групповой моралью, системой ценностей; группах, осуществляющих непрерывный социальный контроль за его поведением и деятельностью. Социальный контроль группы – это не только управление человеком, но и сложившаяся система защиты от любых непривычных, пугающих явлений и процессов. Однако случаются ситуации, когда человек (или целые группы людей) оказывается вне привычных для себя условий, вне коллектива (понимаемого в данном случае предельно широко). Оторванность от привычной социальной среды заставляет (неосознанно) человека ассоциироваться с другими людьми, находящимися в аналогичных условиях, имеющих сходные потребности. Действительную опасность для общественного порядка представляют массовые формы внеколлективного поведения, образующиеся при социальных катаклизмах, ложно понятых решениях государственных органов, в случаях аварий и стихийных бедствий.

В основе различных форм внеколлективного поведения лежит особая, по сравнению с рассматривавшимися ранее, групповая психология.

Социализация – это процесс и результат усвоения и последующего активного воспроизводства индивидом социального опыта. В развернутом виде социализация личности означает осознание человеком своей социальной роли, места в социальной структуре общества, активное включение в социальные отношения.

Однако социализация не может рассматриваться как простое, механическое отражение личностью непосредственно испытанного социального опыта. Усвоение этого опыта субъективно. Одни и те же социальные ситуации по-разному воспринимаются, по-разному переживаются разными людьми. Разные люди могут выносить из одинаковых ситуаций разный социальный опыт. Поэтому с процессом социализации неразрывно связан процесс индивидуализации.

Социализация не является противоположностью индивидуализации. Скорее, наоборот, в процессе социализации человек обретает свою индивидуальность. При этом важно не только говорить об усвоении социального опыта индивидом, но необходимо обязательно рассматривать личность в качестве активного субъекта социализации. Процесс социализации не завершается по достижении человеком взрослости. Этот процесс продолжается непрерывно на протяжении всего онтогенеза человека. Из этого следует, что социализация никогда не завершается и никогда не бывает полной.

Основная функция социализации – усвоение человеческой личностью определенной системы знаний, норм и ценностей, позволяющих ощущать себя полноправным членом общества.

Выделяют несколько стадий социализации:

1. Первичная социализация, или стадия адаптации. От рождения до подросткового возраста ребенок усваивает социальный опыт некритически, адаптируется, приспосабливается, подражает.

2. Стадия индивидуализации. Появляется желание выделить себя среди других, критическое отношение к общественным нормам поведения.

3. Стадия интеграции. Появляется желание найти свое место в обществе. Интеграция проходит благополучно, если свойства человека принимаются группой, обществом. Если не принимаются, возможны следующие исходы:

сохранение своей непохожести и появление агрессивных взаимодействий (взаимоотношений) с людьми и обществом;

изменение себя, стремление «стать как все».

4. Трудовая стадия социализации охватывает весь период зрелости человека, весь период его трудовой деятельности. Здесь человек не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его путем активного воздействия на среду через свою деятельность.

5. Послетрудовая стадия социализации рассматривается как период передачи социального опыта новым поколениям.

С рождением человек вступает в мир ценностей, поддерживаемых и охраняемых системой социальных норм, предписаний, запретов и санкций, которые обеспечивают возможность человеческого общежития и стабильность общественной системы. Усвоение индивидом моральных и правовых ценностей, норм и стандартов поведения осуществляется на протяжении всей его жизни и идет в русле процесса его социализации. Начальные элементы нравственной и правовой культуры познаются им с самого раннего возраста из различных источников: от близких ему людей, учителей, из литературы, средств массовой информации и др. В различных ролевых ситуациях он усваивает знания о требованиях норм морали и права, приобретает навыки и умение должного, социального одобряемого поведения.

Семья является важнейшим институтом социализации личности. Именно в семье человек получает первый опыт социального взаимодействия. На протяжении какого-то времени семья вообще является для ребенка единственным местом получения такого опыта. Затем в жизнь человека включаются такие социальные институты, как детский сад, школа, улица. Однако и в это время семья остается одним из важнейших, а иногда и наиболее важным фактором социализации личности. Социализация в семье происходит как в результате целенаправленного процесса воспитания, так и по механизму социального научения. В свою очередь, сам процесс социального научения также идет по двум основным направлениям. С одной стороны, приобретение социального опыта идет в процессе непосредственного взаимодействия ребенка с родителями, братьями и сестрами, а с другой стороны, социализация осуществляется за счет наблюдения за особенностями взаимодействия других членов семьи между собой.

Человек, живущий в обществе, включен в множество различных социальных групп (семья, компания, группа). В каждой из этих групп он занимает определенное положение, обладает неким статусом. Человек может иметь несколько статусов, но чаще всего только один определяет его положение в обществе. Этот статус называют главным, или интегральным. Социальный статус отражается как во внешнем поведении и облике (одежде, жаргоне и т.д.) так и во внутренней позиции (в установках, ценностных ориентациях и т.д.).

Отличают предписанные и приобретенные статусы. Предписанный –значит навязанный обществом вне зависимости от усилий и заслуг личности. Он обусловливается этническим происхождением, местом рождения, семьей и т.д. Приобретенный (достигнутый) статус определяется усилиями самого человека (ученый, директор и т.д.)

Социальный статус обозначает конкретное место, которое занимает индивид в данной социальной системе. Совокупность требований, предъявляемых индивиду обществом, образует содержание социальной роли. Каждый статус обычно включает ряд ролей.

Социальная роль – соответствующий принятым нормам способ поведения людей в зависимости от их статуса или позиции в обществе, в системе межличностных отношений. Освоение социальных ролей – часть процесса социализации личности, непременное условие «врастания» человека в общество себе подобных. Усваивая социальные роли человек усваивает социальные стандарты поведения, учится оценивать себя со стороны и осуществлять самоконтроль.

Социальная роль распадается на ролевые ожидания – то, чего ждут от той или иной роли. И на ролевое поведение – то, что человек реально выполняет в рамках своей роли. Всякий раз, беря на себя ту или иную роль, человек более или менее четко представляет связанные с ней права и обязанности, приблизительно знает схему и последовательность действий и строит свое поведение в соответствии с ожиданиями окружающих. Общество при этом следит, чтобы все делалось «как надо». Для этого существует целая система социального контроля: от общественного мнения до правоохранительных органов - и соответствующая ей система социальных санкций: от порицания, осуждения до насильственного пресечения.

По мере взросления с повышением уровня ролей пополняются и его знания в области права и морали. Наряду со стихийным характером их приобретения, усвоения действующих в обществе ценностей и норм ведущую роль начинает играть целенаправленное нравственно-правовое воспитание.

Социальные нормы являются необходимой составной частью любой сферы социализации личности. Они ориентируют личность в сложных процессах социальной жизни, нацеливают ее на избрание социально-одобряемого поведения и деятельности.

Основные пути морально-правовой социализации личности.

Смысл морально-правовой социализации индивида состоит в приобщении его к нравственным и правовым нормам, ценностям, к нравственной и правовой культуре, сознательной социально-активной деятельности.

Выделяют три основных пути правовой социализации личности:

научение,

передача опыта,

«символическая» социализация.

Социализация посредством научения основывается на приобретении знаний и усвоении тех моральных и правовых норм, которые прививают уважение к известным правилам политической и правовой системы и социальным ролям. В этот процесс включаются нравственные, политические и правовые нормы, знание общественных и политических институтов, механизмов их функционирования и т.п.

Социализация посредством передачи опыта (приобретение личного опыта) представляет собой продукт собственного социального. политического и правового поведения и деятельности личности. Через различные роли, которые приходится выполнять, человек усваивает многообразные принципы организации общества и функционирования государственно-правового (политического) режима. Он проверяет на практике усвоенные нормы и ценности. В зависимости от степени разрыва между этими нормами и личным опытом первоначальные установки могут быть подвержены усилению или деформации.

Символическая социализация, по мнению ученых, – не менее существенный канал воздействия на сознание и поведение личности. Суть ее состоит в том, что личность вырабатывает свою систему значений понятий не на основе прямого включения в социальную, политическую и юридическую практику, а на основе представлений, возникаюших из оценок и реакций на них микро- и макросреды.

В процессе социализации личности происходит освоение ею определенных типов поведения путем познания норм, выработки соответствующего оценочного отношения к ним и усвоение их как собственных правил поведения и деятельности.

Личность как социальный феномен является продуктом исторического развития общества, носителем социальных свойств человека.

Ценности и нормы составляют единую нормативную систему, которая регулирует поведение людей и социальных групп в обществе. Ценостно-нормативная система является ориентиром при выборе способа действий, проверяет и отбирает идеалы, выстраивает цели, содержит способы достижения этих целей. Ценности и нормы являются частью сознания, как отдельного человека, так и общественного сознания, частью культуры. Ценности относятся, как правило, к идеям, объектам и целям, которые считаются желательными и достижение которых положительно санкционируется. Когда мы знаем, каким идеям служит человек, мы можем ответить на вопрос, ради чего он поступает тем или иным образом. Нормы в большей степени ассоциируются со способами достижения целей, шаблонами взаимодействия и отвечают на вопрос "как нужно поступать".

Вопрос 2. Психолого-педагогическая характеристика коллектива ОВД.

Под коллективом понимается высокоорганизованная общность людей, объединенных общественно значимой целью, занятых общественно полезной деятельностью, для которых характерно не только психическое, но социальное, идейное единство.

В той трудной и напряженной жизни, в которой живут и работают сотрудники милиции, невозможно решать поставленные перед ними профессиональные задачи без достаточной культуры профессионального общения. Более того, имеются все основания утверждать, что серьезные изъяны в общении – отсутствие коммуникабельности, замкнутость, неумение устанавливать психологический контакт с людьми и др. – являются противопоказанием к деятельности оперативных работников, следователей, участковых инспекторов, работников ГИБДД и др. Неслучайно в органах внутренних дел на нормативном уровне этим вопросам уделялось серьезное внимание. Так, еще в 1922 г. Наркоматом внутренних дел издается приказ «О вежливом обращении милиции с народонаселением». В нем изложены основные требования к личности откровенно беседовать. Сотрудник милиции должен уметь внимательно слушать, активно управлять ходом беседы.

С первых дней своего существования человек окружен себе подобными и включен в социальные взаимодействия. В процессе социального взаимодействия человек приобретает определенный социальный опыт, который становится неотъемлемой частью его личности. Этот процесс становления человека как личности, приобретения им соответствующих социальных свойств и качеств, принято обозначать понятием «социализация».

Взаимоотношения подчиненных с руководителем, психологических климат коллектива, результаты работы коллектива зависят от стиля управления, реализуемого руководителем.

Выделяют следующие стили управления:

1.  Авторитарный (или директивный, или диктаторский) стиль управления: для него характерно жесткое единоличное принятие руководителем всех решений («минимум демократии»), жесткий постоянный контроль над выполнением решений с угрозой наказания («максимум контроля»), отсутствие интереса к работнику как к личности. За счет постоянного контроля этот стиль управления обеспечивает вполне приемлемые результаты работы (по непсихологическим критериям: прибыль, производительность, качество продукции может быть хорошим), но недостатков больше, чем достоинств:

1) высокая вероятность ошибочных решений;

2) подавление инициативы, творчества подчиненных, замедление нововведений, застой, пассивность сотрудников;

3) неудовлетворенность людей своей работой, своим положением в коллективе;

4) неблагоприятный психологический климат («подхалимы», «козлы отпущения», интриги) обусловливает повышенную психологически-стрессовую нагрузку, вреден для психического и физического здоровья. Этот стиль управления целесообразен и оправдан лишь в критических ситуациях (аварии, боевые военные действия и т. п.).

В 1969 г. МВД СССР издает не менее известный приказ «О вежливом и внимательном отношении работников милиции к гражданам», в котором сформулированы требования к этике и культуре профессионального общения милицейских работников в новых исторических условиях. Однако требования этого приказа воспринимаются отдельными сотрудниками декларативно и не всегда реализуются на практике. В 1996 г. издается директива № 1 МВД России от 19 июня «О неотложных мерах по коренному улучшению работы с личным составом в системе МВД Российской Федерации», а в 1998 г. – приказ № 170 ДСП от 7 марта «О предупреждении правонарушений со стороны сотрудников ОВД и военнослужащих внутренних войск МВД России в укреплении дисциплины и законности в их деятельности, уважительном и внимательном отношении к гражданам».

К сожалению, уровень современной культуры милицейского общения не удовлетворяет население. Наиболее острая проблемная ситуация во взаимоотношениях населения с милицией заключается в том, что милиция не только неэффективно выполняет свою функцию гаранта прав граждан, но и сама часто выступает в качестве нарушителя этих прав (оскорбительное обращение с гражданами, применение к ним физического и психического насилия, вымогательство взяток и т. п.). Многие из опрошенных граждан отмечают несдержанность, высокомерие работников милиции. Правда, эти оценки часто складываются в результате не непосредственного общения, а сложившегося у населения устойчивого негативного стереотипа милиционера, который создается средствами массовой информации и нарушителями порядка, вынужденными принудительно общаться с милицией. Хотя, конечно, неумение сотрудников ОВД найти адекватный стиль общения в сложных, кон-фликтных, нестандартных ситуациях негативно сказывается на оценке их деятельности населением. Для сотрудника милиции очень важно умение установить контакт с гражданином, вызвать доверие и желание

2. Демократический (или коллективный) стиль управления: управленческие решения принимаются на основе обсуждения проблемы, учета мнений и инициатив сотрудников («максимум демократии»), выполнение принятых решений контролируется и руководителем, и самими сотрудниками («максимум контроля»), руководитель проявляет интерес и доброжелательное внимание к личности сотрудников, к учету их интересов, потребностей, особенностей.

Демократический стиль является наиболее эффективным, т. к. он обеспечивает высокую вероятность правильных взвешенных решений, высокие производственные результаты труда, инициативу, активность сотрудников, удовлетворенность людей своей работой и членством в коллективе, благоприятный психологический климат и сплоченность коллектива. Однако реализация демократического стиля возможна при высоких интеллектуальных, организаторских, психологически коммуникативных способностях руководителя.

3. Либерально-анархический (или попустительский, или нейтральный) стиль руководства характеризуется, с одной стороны, «максимумом демократии» (все могут высказывать свои позиции, но реального учета, согласования позиций не стремятся достичь), а с другой стороны, «минимумом контроля» (даже принятые решения не выполняются, нет контроля за их реализацией, все пущено на «самотек»), вследствие чего» результаты работы обычно низкие, люди не удовлетворены своей работой, руководителем, психологический климат в коллективе неблагоприятный, нет никакого сотрудничества, нет стимула добросовестно трудиться, разделы работы складываются из отдельных интересов лидеров подгруппы, возможны скрытые и явные конфликты, идет расслоение на конфликтующие подгруппы.

4. Непоследовательный (алогичный) стиль руководства проявляется в непредсказуемом переходе руководителем от одного стиля к другому (то авторитарный, то попустительский, то демократический, то вновь авторитарный и т. п.), что обусловливает крайне низкие результаты работы и максимальное количество конфликтов и проблем.

Стиль управления эффективного менеджера отличается гибкостью, индивидуальным и ситуативным подходом.

5.  Ситуативный стиль управления гибко учитывает уровень психологического развития подчиненных и коллектива (П. Херси, К. Бландэд).

В зависимости от особенностей мыслительной интеллектуальной деятельности выделяют следующие четыре типа руководителей (согласно японскому автору Т. Коно):

1) Консервативно-интуитивный тип.

2) Консервативно-аналитический тип.

3) Новаторско-интуитивный.

4) Новаторско-аналитический тип.

В развитых коллективах наиболее популярен и эффективен новаторско-аналитический стиль. Для него характерны энергичность и новаторство, чуткость к новым идеям и информации, генерирование большого числа идей, готовность учитывать мнение других, способность логически анализировать реалистичность и перспективность идеи, быстрое принятие решений и практической реализации новшеств, терпимость к неудачам, умение широко видеть ситуации и работать с людьми, не входя, однако, глубоко в их личные проблемы.

Кроме данной формы, развивается целый ряд «мутантных» вариаций:

«от защиты территории к ее контролю». Старшая часть «дворовых команд» (14 – 16 лет), кроме эмоциональной разрядки и физического удовольствия, использует идею «территориальности» для получения «экономического эффекта» – взимания платы за «проход по территории», за «визит на территорию» и т.п. Логическое развитие этой формы – группы типа казанских «Моталок», вхождение в систему организованной преступности;

«от защиты территории к защите клуба». Для подростков старше 14 лет границы собственного двора становятся тесными, они ищут новый объект «защиты»– новую «команду». Как правило, этим объектом становится спортивный клуб («Спартак», «Динамо» и т.д.), а агрессия выражается в форме «боления» и стычек с «фанами» других клубов;

«от защиты территории к защите идеи». Чем старше возраст, тем более «социальным» становится обоснование агрессии. «Непримиримая борьба с проводниками чуждых нам идей и образов жизни» включает как демонстративные акции (хулиганство), так и грабежи, избиения, которые легко объясняются «жутко непримиримой позицией».

Эпатажная самодеятельность

В ее основе лежит вызов сложившимся нормам, канонам, правилам, мнениям как в наиболее простых областях жизни – одежде, прическе, так и в более сложных – искусстве, науке.

Эпатажная самодеятельность имеет столь же давнюю традицию, как и агрессивная. Ее целью может быть как подтверждение принадлежности к элитной группе (бурш, не имеющий шрамов на лице от запрещенных дуэлей, – такой же нонсенс, как и гусар, не участвующий в попойках и не имеющий любовных приключений), так и претензии наобразование «новой элиты». Для современных подростков внешний эпатаж – часто единственно доступная (по уровню развития, психологическому складу, социальным возможностям) форма заявления о себе, самоутверждение собственного существования, попытка найти адекватную среду общения. Именно этим объясняется продолжительность существования панк-стиля, популярность атрибутики «хэви-металл».

Альтернативная самодеятельность

Выработка альтернативных общепринятым, официальным моделям поведения форм проведения досуга, эстетических норм, а также образа жизни является важнейшей отличительной чертой современного «неформала». Альтернативные модели, вырабатываемые в различных неформальных группах, крайне редко предназначаются «для всех». Это модели «своего круга». Различные вариации отличного от общепринятого образа жизни вырабатываются в рамках контркультуры группами «хиппи» и «панков», религиозно-мистических концепций – кришнаитами и т.д. Толстовское движение дало интереснейший пример реализации альтернативной модели образа жизни в виде «Коммуны I».

Крупнейшая и самая заметная часть самодеятельности подобного рода – альтернативные культуры;

«Культура для себя», т.е. разработка и освоение субкультурных элементов отдельных групп («хиппи», «панков», «рокеров» и т.д.). В качестве элементов субкультуры выступают атрибутика, сленг (жаргон), групповой фольклор (песни, стихи, рассказы, легенды); компьютерная самодеятельность «хакеров». В группах «хакеров» преимущественно старшие школьники, занимающиеся в компьютерных клубах. В интеллектуальном отношении «хакеры» лидируют среди своих сверстников. В психологическом плане – преобладают «интроверты» с выраженной прагматической ориентацией. Для большинства из них компьютер – не просто инструмент, но и собеседник и посредник для общения с единомышленниками.

Социальная самодеятельность направлена на решение конкретных социальных проблем, стоящих перед различными по своей численности и направленности группами. В контексте социальной самодеятельности можно выделить:

экологическое движение (движение в защиту окружающей среды как в отдельных регионах, так и в целом по стране);

экокультурное движение, направленное на защиту культурной среды и во многих своих действиях смыкающееся с движениями культурной самодеятельности;

этнокультурные движения за возрождение и сохранение культурно-исторического наследия различных этнических общностей. Как показывает практика последних лет, достаточно часто эти движения перерастают в политические и могут занимать откровенно экстремистские позиции. Характерные примеры – действия «Памяти», «Отечества», комитета «Карабах»;

социально-инициативные движения, в рамках которых происходят генерация, сбор, распространение и реализация различных социальных инициатив;

интернационалистическое движение, ставящее своей задачей национальное воспитание в ходе конкретных акций;

движение взаимной поддержки, образуемое лицами, испытывающими сходные сложности в адаптации к типичной социальной среде. Это движение крайне разнообразно, оно включает и инвалидов, и воинов-интернационалистов, лиц, стремящихся излечиться от наркомании и алкоголизма, и многих других;

движение «Милосердие» по оказанию добровольной помощи лицам, остро в ней нуждающимся: престарелым, инвалидам, детям-сиротам. Как и остальные движения социальной самодеятельности «Милосердие» действует именно там, где деятельность экспертизы с целью изучения жизненных ситуаций, способствующих криминальной деформации личности, совершению конкретного преступления. В следственном изоляторе возрастает значение таких источников информации, как допросы свидетелей, обвиняемого, следственные эксперименты, сбор объективных данных о личности подследственного, непосредственные контакты его с представителями адвокатуры, включенное наблюдение за поведением в камере и т.д.

На завершающем этапе расследования анализируется и оценивается информация о личности обвиняемого, создается четкое представление о мотивах его поведения и деятельности, волевых и интеллектуальных качествах, уровнях развития правовых и нравственных способностей, о системе отношений к окружающей действительности, убежденческой позиции. В процессе анализа этой информации психологи должны разработать практические рекомендации для представителей суда, приемы управления поведением преступника в ходе судебного заседания. Однако данная деятельность не реализуется в полной мере, поскольку в правоохранительных органах до настоящего времени не создана полноценная психологическая служба. Указанное обстоятельство негативно влияет на конструирование обвинительного заключения следователей и судей, определение вины и меры наказания.

Информация о конкретных методиках изучения преступников, составления их социально-психологических характеристик, рекомендаций по специфике общения с криминальной личностью, прогнозирования поведения в тех или иных жизненных ситуациях должна передаваться сотрудникам исправительных учреждений, что позволит создать в местах лишения свободы соответствующие психике логические условия для адаптации осужденных к социальной среде колонии.

Таким образом, создание психологической службы во всех звеньях правоохранительных органов позволит повысить эффективность межличностного взаимодействия и решения профессиональных задач.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Структура различных социальных групп достаточно схожа: в каждой есть управляющее звено, т.е. один (или несколько) человек, наиболее четко представляющий себе цели совместной деятельности и способный организовать других на их достижение. Если в основе управления лежат документы (инструкции, положения, уставы), речь идет о руководстве; если межличностные отношения (симпатии – антипатии), – о лидерстве. В реальной группе (например, учебной) есть руководители и лидеры, крайне редко совпадающие в одном лице.

Второй элемент внутригрупповой структуры – сублидеры это лица, способные взять на себя управление, но до поры находящиеся в тени. Чаще всего сублидеры являются «мозговым центром» группы.

Третий элемент – исполнители, т.е. те, кто полностью поддерживает лидеров и выполняет основную часть совместной деятельности.

Четвертый элемент – «аутсайдеры» – члены группы с самым низким статусом. Среди них могут быть как «оппозиционеры» лидеру, так и «добровольные» шуты, не осознающие до конца своего места в группе.

Возникновение любой группы – это ответная реакция на появление конкретной социальной потребности (в новом виде деятельности, формах досуга, передаче социального опыта). От того, кто и как это сделает, во многом зависит важнейшее для нас социальное качество группы – ее социальная направленность.

Психология правонарушителей изменяется под воздействием социальной среды, новых экономических отношений в обществе, правовых и нравственно-этических норм поведения. Поэтому правоохранительные органы должны постоянно углублять и совершенствовать знания о личности преступника, активизировать их в профессиональной деятельности. В связи с этим представляется целесообразным:

1) иметь данные о криминальных группах и отдельных правонарушителях в том или ином районе, знать психологические особенности их поведения и деятельности, "почерк" преступных актов в различных жизненных ситуациях, складывающейся системе отношений;

2) на основе знания типических характеристик психологических проявлений правонарушителей прогнозировать последствия криминальных действий, разрабатывать комплекс предупредительных мер, приемов нейтрализации лиц с глобальной криминальной деформацией влияния на окружающих;

3) на основе объективной социально-психологической характеристики личности, склонной к преступной деятельности, разрабатывать индивидуальные программы психокоррекции и переориентации преступника. Эта цель достигается посредством включения последнего в деятельность, отвечающую его склонностям, интересам, жизненной позиции.

Информация о конкретных методиках изучения преступников, составления их социально-психологических характеристик, рекомендаций по специфике общения с криминальной личностью, прогнозирования поведения в тех или иных жизненных ситуациях должна передаваться сотрудникам исправительных учреждений, что позволит создать в местах лишения свободы соответствующие психике логические условия для адаптации осужденных к социальной среде колонии. Таким образом, создание психологической службы во всех звеньях правоохранительных органов позволит повысить эффективность межличностного взаимойствия и решения профессиональных задач.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ

«УТВЕРЖДАЮ»

Начальник кафедры

Подполковник полиции

___________ Тузов А.И.

«        »                    2013 г.

Дисциплина: «Юридическая психология»

Специальность: 030501.65- Юриспруденция.

Лекция

Тема 3.  «Профессиональное общение следователя»

Обсуждена и одобрена на      Подготовил:

заседании кафедры           ст.  преподаватель кафедры

Протокол №          подполковник полиции

от « »   _______ 2013г.                 Терещенко Ж.А.

КРАСНОДАР

2013

Объем времени: 2 часа.

Место проведения: учебная аудитория.

Методика проведения: лекция.

Основное содержание темы: Данная лекция позволяет курсантам ознакомиться  с профессиональным общением следователя.

Основные термины и понятия:

понятие об общении, виды общения, социальная адаптация, социальная автономизация. Коммуникативная, интерактивная, перцептивная стороны общения, особенности профессионального общения, общение как обмен информацией, общение и речь, общение как межличностное взаимодействие, виды психологического влияния, социальный контроль и социальные взаимодействия и взаимоотношения людей, Формы и ролевые ожидания, основные правила продуктивного общения, психология конфликта, межличностный конфликт, классификация конфликтов, стратегия поведения в конфликте.

Основные цели лекции:

- обеспечить систематизированные знания курсантам об  особенностях  профессионального общения следователя при изучении дисциплины юридическая психология.

-  вызвать заинтересованность курсантов в изучении психологии делового общения, правилах этики деловых отношений юридической психологии как науки.

- формировать у курсантов-психологов систему психологических знаний, умений, навыков, по изучению психологии конфликта, и стратегии поведении следователя в конфликтной ситуации, которые помогут обеспечить эффективность деятельности следователя в системе правоохранительной деятельности.

План лекции:

Введение.

  1.  Понятие, структура и виды общения.
  2.  Психология коммуникативно-профессионального общения сотрудников ОВД.
  3.  Особенности профессионального общения следователя.

Заключение.

Основная литература:

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. Ростов – на - Дону, «Феникс» 2004.

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. М., 2006.

Волков В.Н., С.И. Янаев Юридическая психология. М., 2003.

Кикоть В.Я. Рыбникова В.Ю. Юридическая психология (с  основами общей и социальной психологии). М., Закон и право, 2006.

Дополнительная литература:

1. Климов Е.А. Общая психология. М.,2001. стр. 46-51.

2. Леонтьев А.А. Психология общения. М., 2005. стр. 12-18.

3. Социальная психология. Хрестоматия. Белинская Е.П. М., 2001. стр. 38-41.

4. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. Вопросы и ответы. М., 2007. стр. 124-129.

ВВЕДЕНИЕ

В зависимости от используемых средств общение оно может " быть» непосредственным и опосредственным, прямым и косвенным, вербальным (словесным) и невербальным (паравербальным). Различается также техника общения — установление психических контактов, использование различных приемов психического воздействия на партнера по общению, выбор средств общения в зависимости от формы общения. Формы общения: деловое, профессиональное, бытовое, частное и публичное.

Рассмотрим общение как коммуникативную деятельность. Коммуникация — смысловая сторона общения. И ее действия ориентированные на их смысловое восприятие другими людьми, называются  коммуникативными.

В коммуникативных актах реализуются информативные, (контактные) и управленческие задачи общения. Обмениваясь информацией, люди воздействуют друг на друга.

В процессе общения они стремятся установить психический контакт, выяснить позиции друг друга, сформировать отношение к анализируемой ситуации. Коммуникатор (лицо, передающее сообщение) может придерживаться одной из позиций: открытой, отстраненной или закрытой, т.е. скрывающей и свою точку зрения. Восприятие информации зависит от ее "изложения" на реципиента или аудиторию, от их мотивационного состояния и информационной подготовленности.

Для понимания информации — ее включения в систему имеющихся связей, понятий и представлений — необходимо, чтобы общающиеся стороны использовали единую систему значений. Препятствиями для общения являются психологические социальные и культурные барьеры, неадекватное отражение ситуации общения.

Основное средство коммуникации — естественная устная речь, имеющая лексическую и синтаксическую организацию. При речевом общении происходит кодирование информации коммуникатором и ее декодирование реципиентом. Кодирование информации, ее речевое оформление, предваряются осознанием смысла сообщения. Получение же информации сопровождается взаимообусловливающими процессами декодирования речевых сигналов и выявления их смысла.

Процесс речеобразования — сложный вид деятельности. Прежде чем произнести фразу, у человека возникает мотаг этому действию, затем он программирует высказывание, лексически и синтаксически ее конструирует, внутренне проговаривает и лишь затем осуществляет звукоречевое выражение. В разговорной речи все эти действия стереотипны.

Вопрос 1. Понятие, структура и виды общения

Общение — социальное взаимодействие между людьми посредством знаковых систем в целях трансляции (передачи) общественного опыта, культурного наследия и организации совместной деятельности. "Человек — это узел связи", — писал Экзюпери. Роскошь общения одухотворяет жизнедеятельность человека, обеспечивает его вхождение в социум. В социальном общении происходят психическое развитие и самореализация индивида. Все психические качества человека и формируются и проявляются в его общении с другими людьми: эффективное общение связано с соответствующими умениями и навыками, с культурой общения.

Различаются содержание, функции и средства общения.

Содержание общения многопредметно, его цели связаны с пи функциями. Можно выделить четыре основные  функции  мышления:

1) информационно-коммуникативную (прием  и  передача информации),

2) регулятивно-коммуникативную (интерактивную: организация взаимодействия людей в их совместной деятельности),

  1.  перцептивно-эффективную (восприятие людей как coциальных объектов, воздействие на их эмоциональную сферу),
  2.  аффективно-экспрессивную (эмоциональное  самовыражение человека).

В зависимости от используемых средств общение оно может " быть» непосредственным и опосредственным, прямым и косвенным, вербальным (словесным) и невербальным (паравербальным). Различается также техника общения — установление психических контактов, использование различных приемов психического воздействия на партнера по общению, выбор средств общения в зависимости от формы общения. Формы общения: деловое, профессиональное, бытовое, частное и публичное.

Рассмотрим общение как коммуникативную деятельность. Коммуникация — смысловая сторона общения. И ее действия ориентированные на их смысловое восприятие другими людьми, называются  коммуникативными.

В коммуникативных актах реализуются информативные, (контактные) и управленческие задачи общения. Обмениваясь информацией, люди воздействуют друг на друга.

В процессе общения они стремятся установить психический контакт, выяснить позиции друг друга, сформировать отношение к анализируемой ситуации. Коммуникатор (лицо, передающее сообщение) может придерживаться одной из позиций: открытой, отстраненной или закрытой, т.е. скрывающей и свою точку зрения. Восприятие информации зависит от ее "изложения" на реципиента или аудиторию, от их мотивационного состояния и информационной подготовленности.

Для понимания информации — ее включения в систему имеющихся связей, понятий и представлений — необходимо, чтобы общающиеся стороны использовали единую систему значений. Препятствиями для общения являются психологические социальные и культурные барьеры, неадекватное отражение ситуации общения.

Основное средство коммуникации — естественная устная речь, имеющая лексическую и синтаксическую организацию. При речевом общении происходит кодирование информации коммуникатором и ее декодирование реципиентом. Кодирование информации, ее речевое оформление, предваряются осознанием смысла сообщения. Получение же информации сопровождается взаимообусловливающими процессами декодирования речевых сигналов и выявления их смысла.

Процесс речеобразования — сложный вид деятельности. Прежде чем произнести фразу, человек программирует высказывание, лексически и синтаксически ее конструирует, внутренне проговаривает и лишь затем осуществляет звукоречевое выражение. В разговорной речи все эти действия стереотипны.

Речь говорящего называется экспрессивной. Речевая  деятельность воспринимающего называется импрессивной речью (аудированием). Импрессивная речь связана с анализ (расчленением воспринимаемой речи на составные части, существенные элементы) и синтезом (объединением отдельных элементов речи в смысловую схему). При восприятии  также осуществляется неосознанное ее внутреннее проговаривание.

Понимание речи облегчается кратким построением фраз, правильным расставлением смысловых ударений, членением фраз на смысловые части посредством пауз. (Так, распространенное неправильное слитное произношение фразы: "А ларчик просто открывался" приводит к неправильному пониманию фразы — ларчик имел какой-то несложный запор. Между  тем по смыслу басни ларчик вообще не имел запора, и эта Фраза имеет такое членение: "А ларчик просто открывался".)

Речь индивида свидетельствует о его культурном уровне, внутреннем мире, особенностях психической саморегуляции. Шаблонная речь, а тем более речь вульгарная, резко снижает статус личности. Величайшее духовное достояние — способность человека кратко, емко и изысканно выражать свои мысли и чувства. Тот, кто не может правильно и оригинально выражаться, тот не может правильно и оригинально мыслить. О человеке судят по тому, что и как он делает, как выглядит, что и как говорит. Манера речи, манера общения определяют мироощущение человека, тонкость его чувств, интеллектуальные возможности, образованность. (Там, где примитивный индивид ограничивается, например, только словом "красивый", более развитые люди употребляют гамму слов: "красочный, роскошный, превосходный, восхитительный, изысканный, чарующий" и др.) Неразвитость речи — признак психической неразвитости индивида.

 2. Паралингвистические средства общения

Существенный коммуникативный фактор общения — использование паралингвистических средств общения (от греч. par — "около" и "лингвистика") — невербальных (неречевых) средств передачи информации.

Различаются три вида паралингвистических средств: фонационные, кинетические и графические (в письменной речи). К фонационным паралингвистическим средствам относятся тембр голоса, темп и громкость речи, устойчивые интонации, особенности произнесения звуков, заполнения пауз (э, мэ...). К кинетическим компонентам речи относятся жесты, позы, мимика.

Как установлено еще Дарвином, мимика человека уходит корнями в мир животных. У животных и человека немало общих мимических выражений — мимика страха, испуга, тревожности и т.п. Однако у человека имеются специфические чувства и их мимические выражения — состояние вдохновения, восхищения, сочувствия, энтузиазма и др. Многие выразительные средства человека развились из движений, которые в мире животных имели приспособительное значение. Taк выражение ненависти у человека приподниманием верхней губы филогенетически связано с устрашающим обнажением клыка у животного, готовящегося к борьбе.

Мимика связана с распространением интенсивного возбудительного процесса на двигательную зону коры головного moзга — отсюда ее непроизвольный характер. При этом происходит и соответствующее возбуждение всей симпатической нервной системы. Выражая недовольство, мы сжимаем губы и вытягиваем их вперед, морщим лицо — все эти движения производятся и в тех случаях, когда срабатывает рефлекс отвержения не пригодной к употреблению пищи. Это свидетельствую о том, что многие наши мимические выражения генетически связаны с органическими ощущениями.

Мимические движения подразделяются на:

1) мимику ; экспрессивно-наступательную — гнев, злость, жестокость и др.

2) активно-оборонительную — отвращение, презрение, ненависть и др.; 3) пассивно-оборонительную — покорность, приниженность и др.;

4) мимику ориентировочно-исследовательской направленности;

5) подражательные мимические выражения;

6) мимику удовольствия-неудовольствия;

7) маскировочные выражения — мимика сокрытия истины, двусмысленности, нечестности и т. п.

Чем менее образован человек, тем чаще он прибегает и плохо контролируемым жестам и речевым засорениям. В этих же местах проявляются внимание и уважение, пренебрежение и призрение, властность и высокомерие. Подделать язык жестокости невозможно: они регулируются подсознательно.

Так, в процессе лжи (особенно если человек сам осуждает эту ложь) возникает характерное сокращение мышц лица, увеличивается просвет зрачков, нередко расширяются кровеносные сосуды лица — происходит его покраснение, увеличивается количество миганий, совершаются характерные микрожесты и макрожесты — прикрытие рта, прикосновения и потирание глаза, уха, почесывание шеи, оттягивание позвоночника и др. Открытость и честность часто сопровождаются раскрыванием ладоней. Указующий перст, как правило, свидетельствует о доминировании и агрессивности. Потирание ладоней обычно означает приятное ожидание. Сцепленные ладони — жест неоправданных ожиданий. Поглаживание подбородка —сигнал о принимаемом, решении. Скрещивание рук на груди свидетельствует об оборонительной позиции, а скрещивание, на груди рук со сжатыми кулаками — о враждебном отношении.

Закройте глаза и спрячьте руки, если вы не хотите, чтобы обнаруживалась ваша неискренность, — к такому выводу пришел один наблюдательный служащий английского суда. За свою долгую судебную практику он научился безошибочно определять, говорит ли свидетель правду. Глаза и руки часто творят больше, чем слова, и непроизвольно свидетельствуют о подлинном состоянии человека.

Взгляд живого существа, и особенно взгляд человека, — один из самых сильных раздражителей, несущий в себе большую информацию. Глаза и губы — наиболее выразительные масти лица. Человек, отводящий глаза от собеседника, кажется скрытным и неискренним. А человек, "опаляющий глаза", кажется ограниченным и бестактным. Люди безошибочно угадывают выражение глаз, игру взглядов.

В процессе общения взгляды людей выполняют синхронизирующую функцию — ритмика взглядов образует определенное русло общения. При этом говорящий меньше смотрит на партнера, чем слушающий. Но примерно за секунду до окончания отдельного речевого блока говорящий переводит взгляд па лицо слушателя, как бы подавая сигнал о наступлении его очереди говорить и оценивая произведенное им впечатление. Партнер, взявший слово, в свою очередь отводит глаза, углубляясь в свои мысли. Слушающий же подает глазами сигналы своего отношения к содержанию высказываний говорящего — :это могут быть одобрение и порицание, согласие и несогласие, радость и печаль, восторг и гнев. Глаза выражают всю гамму человеческих чувств. И не только сами глаза, но и вся окологлазная область лица.

Впечатление, производимое взглядом, зависит от просвета зрачков, положения век и бровей, конфигурации рта и носа, общего абриса лица. Сочетание этих признаков разнообразно. Положительные эмоции увеличивают количество обменов взглядами, отрицательные — сокращают это количество. Бегающий или "липкий" взгляд свидетельствует о психических акцентуациях и аномалиях. Присматривайтесь к взглядам, мимике и жестам людей, чтобы лучше понять их и лучше взаимодействовать с ними. Помните, что и ваши жесты постоянно интерпретируются вашим собеседником как сигналы уверенности и неуверенности, робости и чрезмерной притязательности, агрессивности и оборонительности, наглости и деликатности, открытости и скрытности, приближенности и отчужденности, культурности и малокультурности.

Вступая в общение, люди более или менее осознают его цели, стремятся реализовать свои интересы, контролируют ход общения, используют различные средства влияния на психическое состояние партнера, стремятся создать определенное впечатление о себе.

На начальном этапе общения люди, как правило, распознают актуализированные потребности друг друга и на этой основе формируют возникновение психологического (коммуникативного) контакта. При этом оцениваются личностные качества партнера, избирается ситуативно оправданная форма общения, используются соответствующая техника общения, система приемов общения, осуществляется преднастройка партнера на достижение цели общения.

Вербальные и невербальные средства общения должны соответствовать цели общения, его форме, демонстрировать соответствующее отношение к партнеру. Слова, построение фраз, мимика, жесты, поза могут располагать к общению или затруднять его. Многие эмоционально-экспрессивные проявления могут быть подсознательными и выдавать скрытые цели общения. Обмолвки, речевые затруднения, проговорки также свидетельствуют о подсознательной направленности субъекта общения.

В процессе общения широко используется обратная связь — реакции партнера, его отношение к содержанию общения. Возможно и специальное провоцирование этих реакций для прояснения позиций партнера, скрываемой им информации. Искусство общения состоит и в способности партнеров поставить себя в положение другой стороны, проявить рефлексию (думать за другого), учитывать особенности социальной перцепции (восприятия социальных объектов), адекватно интерпретировать поведенческие проявления партнера, его эмоциональные реакции.

Многие профессии (учителя, врача, юриста, артиста, менеджера) требуют высокоразвитой коммуникативной способности, овладения культурой и техникой эффективного общения. Каждая социальная роль успешно реализуется только адекватными средствами социальной коммуникации.

Вопрос 2. Психология коммуникативно-профессионального общения сотрудников ОВД.

Межличностные отношения — субъективно переживаемые взаимосвязи и взаимовлияние людей. Психология межличностного взаимодействия определяется социальными позициями общающихся, системой их смыслообразования, способностью к социально-психологической рефлексии. Межличностное взаимодействие обусловлено психологическими механизмами социальной перцепции и каузальной атрибуций.

Социальная перцепция — социальная обусловленность восприятия социальных объектов — людей, этнических групп и т. д. При этом осуществляется так называемая каузальная атрибуция (от лат. causa — причина и attributio — придаю, наделяю) — субъективное объяснение причин и мотивов поведения других людей, субъективная интерпретация их личностных качеств.

Существуют устойчивые установки людей в отношении друг к другу — аттитюды. Воспринимаемый социальный объект включается в смысловую систему имеющихся у данного человека связей. При сходстве или взаимодополнительности отдельных качеств у общающихся людей возникают положительные установки; при неприемлемых качествах, психологической несовместимости — отрицательные установки.

Воспринимаемый социальный объект также не пассивен — он стремится создать определенное впечатление, формирует свой определенный образ — имидж, отражающий социальные ожидания определенных социальных групп, обеспечивающий успех взаимодействия. Воздействуя на партнера по общению, люди, как правило, стремятся создать впечатление, благоприятное для достижения своих целей, делают стереотипные умозаключения в отношении поведения и внешнего облика партнера по общению.

Внешний облик человека интерпретируется как комплекс многочисленных информационных сигналов о его национальной и социальной принадлежности, психических качествах, уровне культуры и т. п. Воспринимая друг друга, люди делают выводы о характере и психическом состоянии партнера, его коммуникативных и деятельностных качествах.

Если первое впечатление о человеке благоприятно, то возникает тенденция положительной оценки и всех его последующих поступков ("эффект положительного ореола")- Если же первое впечатление отрицательное, связано с неприятными проявлениями в поведении личности, то в оценке ее последующего поведения будет преобладать, как правило, негативная тенденция ("эффект отрицательного ореола").

Оценки поведения других людей часто не только поспешны, предвзяты, но и алогичны. Те или иные причины поведения преувеличиваются или преуменьшаются. Оценки и самооценки мужчин и женщин неидентичны. Мужчины, как правило, характеризуют себя и других в категориях качеств, женщины — в категориях состояний. Свои особенности женщины склонны объяснять ситуативными факторами. Несколько иначе интерпретируют мужчины и женщины даже мимические эмоциональные проявления. Там, где женщины видят возмущение, мужчины усматривают решительность. Чем многомернее личностная структура индивида, тем более пластичны его отношения с действительностью, тем менее он склонен к полярным оценкам, видение мира им более дифференцированно. Ограниченные индивиды примитивизируют социальные объекты.

Во взаимодействии людей проявляются не только оценочная система личностей, но и тип их интеллекта. Так, эмпирический тип жестко привязан к частностям, деталям, он с большим трудом усваивает системную организацию явлений, их разноплановость и динамичность. Мотивы поведения других людей он склонен примитивизировать. Абстрактный тип склонен к отвлечению от частностей.

Разные оценочные критерии актуализируются в условиях сотрудничества и противоборства. В условиях конфликта доминирует направленность на выявление слабых мест противника. Разностатусное положение субъектов общения также определяет характер их взаимных оценок. Начальник ценит подчиненного за одни качества, а подчиненный начальника — за другие, причем внешние признаки руководителя оцениваются особенно тщательно. Особо выделяются признаки, свидетельствующие о тех качествах руководителя, которые значимы для подчиненного.

Соответствующие схемы использования внешних сигналов . существуют во всех межролевых отношениях. В каждой более или менее типичной ситуации люди ожидают друг от друга определенных поведенческих проявлений. Оправдание этих ожиданий вызывает удовлетворение, неоправдание — чувство досады, разочарования и неприязни. Люди любят подтверждение своих высоковероятностных прогнозов. Многие из них предпочитают реагировать на изменения в социальной среде привычным образом, доверяясь своим установкам. В опытах А. А. Бодалева одна и. та же фотография человека вызывала диаметрально противоположные предположения о его нравственно-психологических качествах в зависимости от предварительной ориентации испытуемых в отношении социального статуса человека.  Социальная перцепция подвержена  стереотипизации.

Расхожие штампы часто деформируют восприятие человека человеком, ведут к неадекватным интерпретациям.

На основе взаимооценок у людей формируются соответствующие социальные эмоции — чувства. Возникает явление аттракции (от англ. attract — привлекать, притягивать) — эмоциональная насыщенность межличностных отношений. У каждого человека имеется своя мотивационная система, определяющая его предпочтение в межличностных отношениях. Индивид ранжирует окружающую социальную среду по различным основаниям. В диффузных сообществах люди выражают предпочтение в зависимости от внешнеэмоциональных проявлений партнеров по общению. Устойчивая совместная деятельность вызывает переориентацию отношений в зависимости от моральных и деловых качеств партнера.

Субъективно обусловленные отношения возникают между представителями различных этнических групп (межэтнические отношения). В зависимости от культурно-бытовых условий жизни, актуализированных интересов эти отношения могут быть дружественными, нейтральными или конфликтными. Существенное значение приобретают исторически сложившиеся стереотипы, установки и предрассудки, сформированные в процессе социализации индивида.

Большинство людей ведут себя в соответствии со своими поведенческими установками. Заранее планируя определенный результат общения, они своим поведением его и провоцируют. Человек обидчивый обычно ведет себя так, как будто его уже обидели, а человек агрессивный не пропустит ни одного повода, чтобы не "дать отпор". На передний план люди выдвигают те свои качества, которые больше всего ценят в себе. Нередко они рядятся и в чужие "поведенческие шкуры", подражая непререкаемым авторитетам. Нередко запускаются и "пробные шары" — поведенческие приемы, провоцирующие желаемое поведение партнера.

Около 70% информации о партнерах по общению человек получает по внешним, непосредственно наблюдаемым особенностям их поведения: по мимическим, пантомимическим, темпо ритмическим, вокально-интонационным характеристикам. И далеко не все преуспевают в "чтении" других людей.

Многие из внешних поведенческих проявлений человека условны, они понятны лишь в случае, если известны код используемого этикета, культурно-этнические нормы данной общности. Но информационно закрытый тип, человек с "непроницаемым лицом" обычно производит неприятное впечатление.

Особой сферой коммуникативного поведения является общение человека с самим собой — аутокоммуникация. В общении человека с самим собой объективное, социальное взаимодействует с субъективным, происходит противоборство между различными личностными инстанциями: человек может "взять себя в руки" или подчиниться страстям и влечениям. В любом случае он получает у самого себя санкцию на соответствующее поведение. И техника его поведения всегда соответствует одобряемому им содержанию. Человеческое поведение можно сравнить со звучанием большого оркестра — в его поведении участвует множество инструментов, но все они играют ту музыку, которая нужна данному индивиду.

Каждая личность склонна признавать свои особенности нормой, а особенности других людей — отклонением от нормы. Между тем внешние стороны поведения нередко лишь маскируют подлинные мотивы и цели поведения. Только специальные методы диагностики (контент-анализ, факторный анализ, личностные тесты, метод групповой оценки личности и др.) позволяют выявить объективную сущность субъективных поведенческих проявлений.

Определенные впечатления формируются на основе внешнего выражения человеком своих эмоций (поза, мимика, экспрессия движений), однако и здесь следует опасаться поспешных суждений. Понять другого человека можно, лишь анализируя его поведение в различных условиях, когда сбрасываются ситуативные маски.

Часто общение между близкими людьми более затруднительно, чем общение с людьми малознакомыми. Это объясняется тем, что чем лучше мы знаем человека, тем больше мы знаем то, что неприемлемо им. Лучше понимают друг друга люди, имеющие общую ценностную ориентацию. Но только духовная общность — основа долговечного единения.

Каждый человек имеет свои масштабы измерения других людей. Познавая другого человека в процессе общения, индивид определяет возможную стратегию его поведения и стремится к адекватному построению собственной поведенческой стратегии. При этом учитывается и то, как данная стратегия будет оцениваться партнером по общению — возникает явление социальной рефлексии. Люди заботятся о том, чтобы их образ занял достойное место во внутреннем мире тех, с кем они активно взаимодействуют.  Нередко эффективность общения резко снижается из-за непонимания мотивов поведения партнеров, а еще чаще — из-за неправильной интерпретации мотивов. Возникают взаимные претензии и обиды, высказываются несправедливые оценки. Приписываемые характеристики (атрибуции) часто зависят от ранее сформированных предвзятых оценок.

В процессе общения люди стремятся к утверждению своих достоинств, к "поглаживанию", по выражению Эрика Берна, считающего эти "поглаживания" единицей социального действия. При этом они прибегают к типичным для них схемам общения: занимают позицию "родителя", "взрослого" или "ребенка". Занимая позицию "родителя", люди имитируют схемы поведения, усвоенные ими от родителей. Но в каждом человеке проявляется и определенная мера детскости, ребячливости. Адекватное поведение — поведение по типу "взрослого". В ситуациях повышенной ответственности "взрослый" должен контролировать и "родителя", и "ребенка".

Продуктивное деловое общение происходит в тех случаях, когда общение осуществляется в однотипной поведенческой схеме (например, "взрослый" — "взрослый"). Реализация межличностных отношений предполагает ожидаемую реакцию. Она становится, в свою очередь, стимулом для дальнейшего общения. Если же стимул изначально рассчитан на адекватную схему поведения партнера, а в действительности реакция осуществляется по перекрестной схеме  (например,  "родитель" — "взрослый" или "взрослый" — "ребенок"), то в общении возникают конфликты.

У разных индивидов отмечается склонность к излюбленным темам общения. Это и создает основу установления с ними психологического контакта. В процессе же общения необходимо учитывать тип личности, ее экстраверсированность или интроверсированность — обращенность к широкому полю действительности или пристрастность к углубленному анализу отдельных ее проявлений. Существенны также установки и ролевые позиции общающихся.

Жизненные позиции индивида зависят от его прошлого, автобиографических событий, личностно компенсаторных тенденций. Эти позиции ревниво охраняются, утверждаются и отстаиваются. Многих людей обуревает жажда признания и возвышения. (Всевозможные церемонии и ритуалы есть не что иное, как исторически выработанные "поглаживания". При этом нередко происходит скрытая трансакция — внешние действия маскируют подлинные цели общения.) Зная слабости друг друга, партнеры общения используют различные "приманки", "рычаги", обеспечивающие желаемые ответные реакции. Возможны, конечно, и варианты искренних, бескорыстных межличностных отношений, отношений двусторонней близости, доверительности. Однако часто в общении имеют место элементы противоборства. Немало и таких людей, которые живут с чувством повышенной тревожности, подозрительности. Каждый человек живет по своему сценарию, реализует свою жизненную стратегию.

Человека уже в детстве подстерегают различные "демоны", способные навязать ему тот или иной жизненный шаблон. "Демон" обычно впервые появляется у высокого детского стульчика, когда малыш швыряет на пол еду и ждет, что станут делать его родители. Если они воспринимают это терпимо, то позже скорее всего появится озорной ребенок. Если же малыша за это наказывают, бьют, то он мрачно затаится в себе, готовый когда-нибудь неожиданно швырнуть с размаху всю свою жизнь, как когда-то в детстве швырял тарелки с едой. Злыми и добрыми, трусливыми и смелыми, искренними и лживыми люди становятся в результате условий их социального взаимодействия.

Хорошее общение — не общение по сценарию, а творческое, эмоциональное и социально значимое взаимодействие людей. Развитая личность не обременена заранее сформированными сценариями. Социализация личности предполагает овладение ею адекватными средствами социальной коммуникации. Мысли и речь человека, его интонации, мимические выражения должны соответствовать целям общения. Человек должен рефлексировать его восприятие другим человеком, чутко реагировать на подтекст общения, распознавать подлинные побуждения партнеров по общению.

Никакая маска не может закрыть всего человека", его истинная сущность обречена на самовыражение. Перед разными людьми индивид предстает с разными своими возможностями. В каждом акте общения мы видим лишь часть личности и не всегда наиболее существенную.

Не все люди могут полностью использовать в общении внутренний потенциал. Нередко в общении проявляется лишь "периферия" личности. Контакты между людьми часто поверхностны — большинство людей предпочитает дистанционные взаимоотношения. Немногие способны на глубинные человеческие контакты. Особенно вредят подлинному психическому контакту всевозможные формальные контактные манипуляции. Подлинный контакт невозможен без искренности, эмоциональной синтонности и даже снисходительности к акцентуациям отдельных индивидов. Но следует избегать и беспринципного соглашательства, конформности.

Каждый человек ограничен в понимании другого человека особенностями своего ума и житейских представлений. Существует тенденция приписывать другим собственные качества и особенности. Люди мало восприимчивы к тому, что противоречит их установкам и интересам. Истинное лицо человека часто проявляется в мелочах и очень ответственных ситуациях. Человек усиленно защищает свои "слабые места".

В межличностных отношениях могут, конечно, возникать и искреннее доверие, и дружба, и любовь. Дружба возникает на основе ценностно-ориентационного единства — совпадения позиций и оценок, общего миропонимания. В дружбе удовлетворяется потребность человека в интимных отношениях, признании его самоценности. В юности и ранней взрослости она более эмоционально насыщена. В последующие возрастные периоды она остается фактором социальной стабильности и защищенности. В дружественных отношениях люди как бы формируют эталон межличностных отношений, переводят их на высоконравственную основу.

Вражда и ненависть — явления в значительной мере углубленные в подсознание, проявляющиеся в безотчетном стремлении нанести ущерб другому лицу. (Эти негативные чувства в значительной мере генерируют преступное поведение.) Враждебность на уровне личностной установки — трудно преодолимое несчастье. Но если она даже и затухает, то на ее обломках уже никогда нельзя возродить благоухающий сад дружбы и любви. Атавизм вражды должен быть искоренен из психики современного человека. Психически устойчив тот, кто смотрит на мир с любовью и состраданием. Социально опасно равнодушие людей друг к другу. Дефицит общения, разорванность социальных контактов, одиночество — страшное бедствие для человека. Одиноким, психически изолированным от людей можно быть и в их постоянном окружении. Радость же социального взаимодействия — ни с чем не сравнимое благо.

Вопрос 3. Особенности профессионального общения следователя.

В процессе общения люди постоянно психически взаимодействуют друг с другом. Это взаимодействие может быть целенаправленным и спонтанным, сознательным и подсознательным. Осознанное влияние на партнера по общению формируется целенаправленным убеждением. Убеждение — отбор фактов и обобщений в соответствии с определенной задачей психического воздействия, воздействие на разум партнера.

Объективная основа убеждения — истинность постулатов, а психологическая предпосылка — мотивационная предрасположенность субъекта к восприятию и усвоению соответствующей информации, наличие у него необходимой информационной базы. Психологический барьер, препятствующий формированию убеждений, — предубеждение, предвзятость. Индивид может и не осознавать своей предвзятости и расценивать интуитивное неприятие нового общения как проявление его объективной несостоятельности. Убеждению препятствуют и предрассудки — некритическое усвоение распространенных в данной социальной среде шаблонных суждений, стереотипов.

Условие эффективного убеждения — высокий нравственный и интеллектуальный авторитет воздействующего лица. При этом в процессе убеждения неизбежно включаются и механизмы внушения.

Разновидность неаргументированного социального взаимодействия — подражание (следование примеру, образцу). Подражание— одно из средств социального научения, овладения социальным опытом. Ребенок подражает наиболее доступным его пониманию социальным образцам. В подростковом возрасте подражание связано со стремлением индивида к ориентации на наиболее авторитетное лицо, выступающее в качестве социального эталона.

Подражание может быть внешним и внутренне мотивированным, осмысленным. На внешнем подражании основаны такие социально-психологические явления, как обычаи и мода. Одной из распространенных форм психического взаимодействия является конформность (от лат. conformis — уподобление). Конформность — уподобление требуемым социальным стандартам, уступка личности социальному давлению. Если подражание — воспроизведение тех образцов поведения, которые соответствуют установкам личности, то конформность— подчинение даже тем требованиям группы, которые противоречат установкам и позициям данной личности. Конформные индивиды — лица, испытывающие повышенное влияние со стороны других значимых лиц.

Неподчиненность личности стандартным нормам называется нонконформностью. Нонконформность может быть основана как на высшей идейной принципиальности личности, так и на анархическом отрицании социальных норм и законов. (Та и другая формы поведения называются отклоняющимся — девиантным — поведением.)

Форма диффузного, подсознательного психического взаимодействия людей — психическое заражение: процесс передачи повышенного эмоционального состояния от одного индивида к другому в психически напряженной обстановке, циркулярно нарастающее массовое эмоционально возбужденное состояние. Массовое психическое заражение ведет к распаду социально-нормативной организации поведения, резкому снижению социальной ответственности, доминированию социально-диффузного поведения.

Внезапно возникшее острое эмоциогенное событие, затрагивающее актуализированные интересы неорганизованной массы людей, вызывает плохо контролируемые, импульсивные массовые реакции, служащие пусковым механизмом спиралеобразного возрастания массового психического самовозбуждения.

Психология конфликта. Стратегии поведении следователя в конфликтной ситуации.

Психологи отмечают, что обыкновенное переутомление людей на работе к концу смены ведет к возникновению психологического феномена малого стресса, к "выгоранию персонала". Состояние "выгорания" характеризуется неадекватностью поведения, повышенной нервозностью, возникновением жестокости в межличностных отношениях. "Выгоранию" особенно подвержены лица, работающие в социальной сфере, постоянно взаимодействующие с людьми (продавцы, кассиры, учителя, врачи, работники правоохранительных учреждений, государственного аппарата). При этом приглушаются эмоции сочувствия, сопереживания, снижаются терпимость, толерантность. Возникают неспровоцированные конфликты с клиентами, ироническое к ним отношение, пренебрежительные реакции на их обращения. Вместо исполнения элементарных обязанностей на клиента нередко обрушивается крик и даже ругань. Если же клиент и сам уже "выгорел", дело доходит до крупных скандалов.

В случае длительных неурядиц, систематических неприятностей явление "выгорания" достигает личностно опасных пределов — происходит дезориентация индивида в системе базовых социальных ценностей. Человек остается как бы с "выгоревшим" человеческим нутром. И для совершения страшных злодеяний остается один шаг! Достаточно незначительного повода.

Профилактика преступности должна начинаться с широкой социальной системы предотвращения вышеуказанного "выгорания" человеческих душ. Человечность поведения индивидов зависит от человечной организации жизнедеятельности общества, от учета и оптимизации человеческого фактора во всех сферах жизнедеятельности человека. Обществу необходима специальная социально-психологическая служба профилактики массовых стрессов. Каждый руководитель обязан специально заниматься созданием такого психологического климата в своем учреждении, который предотвращал бы "выгорание" человеческих душ.

Стрессогенна повышенная скученность людей. В условиях скученности человек стремится создать ячейку личного пространства, сохранить определенную личную дистанцию от других людей. В общественных помещениях люди обычно занимают места у стен, окон, в задних рядах. В длительно перенаселенном пространстве, в условиях тесноты возникают психические напряжения: у мужчин проявляются признаки агрессивности, у женщин— признаки нервозности. Возникает феномен обезличивания, социальной деидентификации, притупляется чувство сострадания. Социальные нормы становятся уязвимыми, возникает эффект "апатии наблюдателя" — индифферентность к страданию отдельных индивидов. (Такое снижение социальной ответственности в условиях диффузной социальной группы называется групповым игнорированием.)

Состояние психического напряжения возникает и в условиях длительной групповой изоляции. В подводном плавании, космических полетах, на полярных станциях, маяках, в различных экспедициях и тюремных камерах часто возникает состояние психической дестабилизации, характеризующееся повышенной нервозностью, конфликтностью межличностных отношений. В этих условиях происходит деперсонализация личности, возникают аутопсихические нарушения (утрачивается адекватность самоотражения).

При невозможности уединения человек может предельно обнаженно раскрывать свои мысли и чувства ("психический стриптиз") или погружаться в мир собственных переживаний и грез. Утрачивается способность к интуитивному пониманию окружающих, возникает склонность к агрессивным действиям.

Еще большие психические сдвиги происходят в условиях длительной одиночной изоляции. Длительное лишение человека социального общения ведет к распаду личности, резко ухудшается ее способность к речеобразованию и абстрактному мышлению. Длительное пребывание в камерах одиночного заключения нередко вызывает состояние реактивного психоза.

Взаимодействие людей может быть кооперативным, конкурентным и конфликтным.

Кооперация — основная форма организации межличностного взаимодействия, состоящая в конструктивном объединении человеческих усилий. Кооперативная деятельность характеризуется высоким уровнем мотивации, коллегиальностью в принятии решений, готовностью к восприятию и введению инноваций (новообразований).

Взаимодействие в условиях противоборства — конкуренция — характеризуется вовлеченностью в борьбу, стремлением к ущемлению интересов конкурента. Однако открытая война здесь еще сдерживается общепринятыми правилами.

Активное ущемление интересов сторон порождает конфликт (от лат. conflictus — столкновение).

Конфликты могут быть межличностными и межгрупповыми. Острые неконструктивные конфликты часто сопровождаются нравственно осуждаемыми методами борьбы, стремлением к психологическому подавлению партнера, его дискредитации и унижению. Обострение конфликта сопровождается увеличением количества проблемных ситуаций.

Конфликт — противодействующее состязание сторон с разнонаправленными интересами. Конфликты возникают в результате столкновения противоречивых тенденций в деятельности отдельных людей, групп, социальных структур и проявляются в форме конфронтации идей, борьбы за извлечение различных выгод, монопольное господство в определенных сферах деятельности.

Различаются антагонистические (непримиримые) и агонистические (примиримые) конфликты. Упущенные возможности разрешения агонистического конфликта переводят его в разряд хронического и даже антагонистического. Поиск же возможного решения конфликтов приводит к взаимоприемлемому их разрешению.

Конфликты могут быть мнимыми (имитированными) и реальными. Участники реальных конфликтов являются носителями акцентуированного сознания, в котором возникшие противоречия отражаются в эмоционально конфликтной форме. Возможное при этом "сужение сознания" подавляет в индивидах чувство здравого смысла, ведет к неадекватной оценке возможных последствий конфликта, а победа над оппонентом часто оказывается "пирровой победой".

В межиндивидных конфликтах и в конфликтах между малыми группами происходит противостояние интересов, реализуемое в поведении противоборствующих сторон. В конфликтах между большими группами сталкиваются настроения и общественные мнения. Конфликты могут возникать по горизонтали (внутри социально однородных структур) и по вертикали. Но во всех случаях конфликт порождает отчуждение, противоборство и во многих случаях — вражду и ненависть.-

Возникнув в одной сфере отношений, конфликты распространяются и на другие сферы, порождая систему новых противоречий.

Конфликтные ситуации могут быть реальными и нереальными, возникшими в результате их неадекватного отражения взаимодействующими сторонами. Нередко преувеличиваются размеры возникших противоречий, частным противоречиям придается гипертрофированное значение, недооцениваются простые пути их разрешения. В ряде случаев возникает ситуация мнимого конфликта, когда стороны вступают в противоборство из-за ложных противоречий. Такие конфликты могут быть вызваны неадекватной оценкой намерений другой стороны, неправильной интерпретацией ее действий. Нередко люди не понимают двусмысленности речевых сообщений, вырывают сообщение из его контекста. Порой к конфликту приводят даже не действия другой стороны, а ее негативный психический потенциал, возможность враждебных действий — возникают конфликты по ошибке. И действительно, конфликтное противоборство зарождается уже в ходе ранее возникшего мнимого конфликта. Многие мнимые конфликты возникают у лиц психически ослабленных или чрезмерно возбудимых.

Жизнь не может быть бесконфликтной. Всеобщая гармония интересов — удел социалистов-утопистов. Конфликтное противоречие — основа саморазвития индивида и социальных систем. Человек должен не избегать конфликтов, а находить адаптированные выходы из них. Сама сущность рыночных и демократических отношений основана на свободном противоборстве, состязательности личностей и социальных структур. Однако это противоборство должно находиться в русле цивилизованных правил социального взаимодействия. Суть человека во многом определяется тем, как он себя ведет в конфликтной ситуации. Народная же мудрость предписывает ему уникальное правило: худой мир лучше доброй ссоры.

Участвующие в конфликте стороны находятся, как правило, в ситуации выбора, нередко связанного с большим риском. И часто выбор, осуществляемый в состоянии крайнего психического напряжения, бывает неадекватным. Входя в конфликт, индивид не знает, как из него выйти, а его решения могут быть ущербными для него.

Участники конфликта находятся в состоянии рефлексивного взаимодействия — предвидения возможного поведения другой стороны. В этой ситуации стороны часто прибегают к так называемому рефлексивному управлению — стремятся дать противоборствующей стороне ложную информацию для принятия ею невыгодных для нее решений.

Среди участников конфликта различаются три поведенческих типа:

1) деструктивный;

2) конформный;

3) конструктивный;

Деструктивный тип всецело поглощен своими интересами и с целью их реализации идет на постоянное усугубление конфликта. Лицам такого типа свойственна постоянная оборонительная готовность, захваченность своей целью, невосприимчивость к тактическим особенностям поведения другой стороны. (К этому типу относятся большинство террористов, лица с авторитарной схемой поведения, ригидные личности.)

Конформный тип склонен к безоговорочным уступкам, побуждая другую сторону к наращиванию агрессивного поведения.

Конструктивный тип стремится к снятию конфликта путем нахождения взаимоприемлемых решений.

Значимость конфликтов в межличностных и межгрупповых отношениях, социальном управлении и правовом регулировании породила в наше время самостоятельную отрасль знаний — конфликтологию.

Люди должны находить оптимальные способы улаживания своих разногласий, научиться вести переговоры, не нанося поражения друг другу. Каждый день человек вступает во взаимодействие с людьми. Каждый день его человеческое достоинство подвергается испытанию. Выйти с честью из этого испытания — сложная нравственно-психологическая задача. Разумное разрешение конфликтных ситуаций предполагает удовлетворение интересов каждой стороны, избежание позиционных споров1. Чем больше спорящая сторона защищает свою позицию, тем дальше она уходит от разрешения спора, заглушается рефлексивность социального взаимодействия2. В психике индивидов начинают превалировать, крайне негативные впечатления о партнере, возникает всеподавляющая доминанта его виновности, лихорадочно изыскиваются средства отмщения. Быстро раскручивается спираль нанесения ущерба друг другу, преступается грань порядочности и правомерности.

Раскручивание этой зловещей спирали должно быть заблокировано в ее первом звене. Необходимо находить возможности "выпуска лишнего пара" и не доводить дело до взрыва. Для этого нужно понять психическое состояние партнера, ход его рассуждений, ставить себя на его место. Понимание партнера всегда ведет к сужению зоны конфликта. Многие опасения в отношении партнера бывают необоснованны, навеяны расхожими стереотипами и предубеждениями. Предлагайте партнеру неожиданные для него решения, предоставляйте ему возможность делать ставку на результаты иных действий. Побуждайте партнера выдвигать приемлемые для вас предложения. Выдвигайте свои предложения в соответствии с возможностями партнера. Не наносите ущерба его престижу. Рефлексируйте установки и чувства партнера. Контролируйте свое эмоциональное состояние. Помогайте себе и другим освобождаться от негативных эмоций, находите достойные выходы из конфликтных состояний.

В последнее время интенсивно развивается исследование конфликторазрешающих факторов.

Контроль над конфликтными ситуациями состоит из ряда процедур:

  1.  оперативный обмен достоверной информацией об интересах, намерениях и предполагаемых действиях участников возможного конфликта;
  2.  воздержание от всех действий, способных придать конфликтной ситуации неуправляемый характер;
  3.  подключение к разрешению конфликта беспристрастных авторитетных арбитров;
  4.  выявление и использование всех возможностей взаимоприемлемого разрешения конфликта;
  5.  создание и поддержание атмосферы делового партнерства, избежание постконфликтного отрицательного эмоционального противостояния.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Общение — социальное взаимодействие между людьми посредством знаковых систем в целях трансляции (передачи) общественного опыта, культурного наследия и организации совместной деятельности. "Человек — это узел связи", — писал Экзюпери. Роскошь общения одухотворяет жизнедеятельность человека, обеспечивает его вхождение в социум. В социальном общении происходят психическое развитие и самореализация индивида. Все психические качества человека и формируются и проявляются в его общении с другими людьми: эффективное общение связано с соответствующими умениями и навыками, с культурой общения.

Различаются содержание, функции и средства общения.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ

«УТВЕРЖДАЮ»

Начальник кафедры

Подполковник полиции

___________ Тузов А.И.

«        »                    2013 г.

Дисциплина: «Юридическая психология»

Специальность: 030501.65- Юриспруденция.

Лекция

Тема 4.1.  «Психология  личности преступника»

Обсуждена и одобрена на      Подготовил:

заседании кафедры           ст.  преподаватель кафедры

Протокол №          подполковник полиции

от « »   _______ 2013г.                 Терещенко Ж.А.

КРАСНОДАР

2013

Объем времени: 2 часа.

Место проведения: учебная аудитория.

Методика проведения: лекция.

Основное содержание темы: 

Данная лекция позволяет курсантам ознакомиться с биологическими и социальными теориями о личности преступника, ролью потребностей в формировании личности преступника, психологией личности преступника и особенностями формирования девиантного поведения.

Основные термины и понятия: 

личность преступника, сущность, теории, черты личности преступника, типология личности преступника, признаки, социальная среда, дефекты    индивидуального    правосознания, мотивы, виды мотивов, классификация личности преступника.

Основные цели лекции:

- обеспечить систематизированные знания курсантам о психологических особенностях и концепциях личности преступника в разделе криминальной психологии.

-  вызвать заинтересованность курсантов в изучении типологии и классификации личности преступника дисциплины юридической психологии как науки.

- формировать у курсантов-юристов систему психологических знаний, умений, навыков, которые обеспечивают эффективность деятельности следователя   в изучении психолого-криминологической характеристики личности преступника раздела криминальной психологии.

План лекции:

Введение:

  1.  Биологические и социальные теории о личности преступника. Роль потребностей в формировании личности преступника.
  2.  Психология личности преступника и особенности формирования девиантного поведения.

Заключение.

Основная литература:

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. Ростов – на - Дону, «Феникс» 2004.

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. М., 2006.

Волков В.Н., С.И. Янаев Юридическая психология. М., 2003.

Кикоть В.Я. Рыбникова В.Ю. Юридическая психология (с  основами общей и социальной психологии). М., Закон и право, 2006.

Дополнительная литература:

1.  Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова.-

М.,2001. стр. 35-41

2. Маркин А.В. Социология преступности. Краснодар., 2006. стр. 6-32

3. Общество: политика, экономика, право. Краснодар.,2007. стр. 5-10

4. Хрестоматия: Юридическая психология. С-П., 2001. стр. 47-52.

ВВЕДЕНИЕ

Проблема социально-психологической характеристики личности
преступника всегда актуальна. Одним из первых к изучению личности
преступника обратился Чезаре Ломброзо, который предложил для этой цели
антропометрическую методику. Он основывался на биологической и
наследственной концепциях   возникновения   преступных   наклонностей индивида и утверждал, что уже в момент рождения ребенка, измеряя его части тела, выявляя отдельные непропорциональности, можно точно прогнозировать направленность его криминальной деятельности. Данная теория нашла отражение в реакционных течениях
XX столетия типа фашизма и не была воспринята отечественными представителями естественно-научного материализма (И. М.Сеченовым, И.П.Павловым, В.М.Бехтеревым и др.). Вместе с тем академик В.М.Бехтерев (1909 г.) в некрологе по поводу смерти Ч.Ломброзо писал, что он совершил революцию в уголовном праве, обратившись к характеристике личности преступника, к обоснованию его индивидуальных особенностей.

В период с 1917 по 1935 год личность преступника изучали В.М.Бехтерев, С.В. Познышев, М.Н. Гернет, А.Н. Ловеч, И.Н.Петрова, Ю.Ю.Бехтерев и другие ученые. Были разработаны типологии преступников, в частности, по критериям содержания внутреннего психического мира и внешних проявлений, особенностям деформированных свойств и качеств личности (С.В. Познышев, А.Ф.Лазурский и др.). В дальнейшем в связи с развитием социалистической идеологии широкое распространение получила социальная теория происхождения криминальных свойств и качеств индивида. В то же время разработанные прежде учения (в частности, об эндогенных и экзогенных чинах личности) были подвергнуты незаслуженной критике и преданы забвению.

Новый этап в разработке личности преступника начался в шестидесятые годы. Следует отметить работы таких ученых, как А.Б.Сахаров, Г.М. Миньковский, В.Н.Кудрявцев, К.Е. Игошев, П.Е. Н.С. Лейкина, А.М.Яковлев,   Л.Г.Ковалев,   Ю.М. Антонян,   В.Л.   Васильев   и   др.   Однако социально-психологические и правовые характеристики личности преступника разрабатывались в основном по правовым, криминологическим, демографическим признакам, количеству судимостей, видам совершенных преступлений и т.д. В результате психологические понятия замещались правовыми и криминологическими. Не были получены объективные характеристики выделенных категорий преступников, поскольку в типологиях заострялось внимание лишь на глобальных характеристиках личности преступника, а их психические свойства и качества лишь назывались.

Вопрос 1. Биологические и социальные теории о личности преступника. Роль потребностей в формировании личности преступника.

Их понятийный аппарат состоял одновременно из правовых, социальных и криминологических определений. Например, тип личности преступника с глобальной криминальной зараженностью наделялся ценностными ориентациями, установками, смыслом жизни, мотивацией, жизненными убеждениями.

По нашему мнению, избежать подобных ошибок в характеристиках личности преступников можно, если четко определить критерии психологической классификации, выбран, на этом основании универсальный понятийный аппарат.

В качестве доминирующего критерия предлагается мотивация криминального поведения личности, или система побуждений к различным видам деятельности, выраженной склонностями, интересами, идеалами, убежденческой позицией, жизненными планами, перспективами собственного развития, отношениями к окружающей действительности. По данным критериям мы различаем следующие типы личности преступника.

Под личностью преступника понимается вменяемый человек, совершивший общественно опасное деяние запрещенное законом, уголовно наказуемое и достигший возраста уголовной ответственности.

Признать человека преступником может только суд.

Специфическая сущность личности преступника заключается в особенностях его психического склада, которые выражают собой внутренние предпосылки антиобщественного поведения, а также определяют индивидуальные особенности юридически значимого поведения, связанного с правовым положением лица, совершившего преступление. Понятие личности преступника определяется как юридическими признаками, которые согласно закону характеризуют субъекта преступления (указывают, кто может быть таковым), так и признаками, отражающими особенности его духовной сущности.

Работники правоохранительных органов, осуществляющие раскрытие и расследование преступлений, участвующие в судебном процессе, ставят перед собой задачу понять, что же в «психологии» личности выступило причиной совершения деяния, в силу каких индивидуальных психологических особенностей личности в сложившихся условиях человек действовал преступным образом. Изучение личностных предпосылок преступного поведения необходимо для понимания мотивов и целей совершенного деяния, психического состояния субъекта.

Психологическое изучение личности преступника в указанном аспекте необходимо также для назначения справедливого и достаточного наказания.

Для личности преступника характерны следующие особенности.

1. Дефекты    индивидуального    правосознания    как   результат   не
достаточной его социализации:

а) социально-правовой инфантилизм;

б) правовая неосведомленность;

в) социально-правовая дезинформированность;

г) правовой нигилизм (негативизм);

Исходя из дефектов правосознания, всех преступников можно классифицировать на две большие группы: 1) на лиц, совершивших преступления по незнанию законов, хотя незнание законов не освобождает от уголовной ответственности;

2) на лиц, знавших законы, запрещающие данное деяние, но совершивших их.

2. Патология потребностной сферы личности, которая выражается в
следующем:

в нарушении равновесия (баланса) между материальными и духовными
потребностями личности, в результате чего человек стремится к обогащению
любыми способами;

аморальный, извращенный характер удовлетворения многих из них. Так,
насильника судят не за то, что у него есть половые потребности, а за
стремление удовлетворить их способом, опасным для жертвы сексуального
насилия и запрещенным законом;

ослабление   самоконтроля   за   удовлетворением   многих   из   них,   в
результате чего человек становится рабом своих потребностей (власть);

квазипотребности  (ложные  потребности),   не   нужные  для  развития
личности (алкоголизм, наркомания, чифиризм и др.).

3. Дефекты     в     личностных     установках.     Многие     совершают
преступления   в   связи   с   наличием   в   структуре   личности   дефектов   в
личностных установках. Здесь возможны следующие варианты:

один   совершил   преступление   потому,   что   у   него   нет   твердых
установок законопослушного поведения;

третий имеет твердую  криминальную установку,  поэтому он  сам
создает ситуацию благоприятную для совершения преступления.

4. Благоприятствуют    совершению    преступления    и    формированию
личности    преступника    
дефекты     психического     развития,     которые
отмечаются почти у 50% осужденных в различной степени выраженности.
Сюда относятся прежде всего:

— нервно-психические     заболевания     (психопатия,     олигофрения,
неврастения,    пограничные    состояния),    повышенная    возбудимость,    не
достигающие фазы невменяемости;

— наследственные заболевания, особенно отягощенные алкоголизмом,
которыми страдают 40% умственно отсталых детей;

— психофизические    нагрузки,    конфликтные    ситуации,    изменение
химического   состава   окружающей   среды,   использование   новых   видов
энергии,  например,  атомной,  повлиявшей на экологию,  и как следствие
приводят к психосоматическим, аллергическим, токсическим заболеваниям и
выступают дополнительным криминогенным фактором.

Дефекты психического развития приводят к ограниченной вменяемости, ослабляют социальный контроль и социальные тормоза личности за своим поведением.

Вопрос 2. Психология личности преступника и особенности формирования девиантного поведения.

Отклоняющимся (или девиантным) поведением называют определенную норму дезорганизации поведения индивида в группе или целой категории в обществе, которая обнаруживает несоответствие сложившимся ожиданиям, моральным и правовым требованиям общества. Таким образом определяет отклоняющееся поведение "Краткий словарь по социологии при этом различаются слабые и сильные формы отклоняющегося поведения.

Слабые формы связаны с нарушением порядка взаимодействия между людьми, фиксируются общественным вниманием и корректируются непосредственно участниками взаимодействия. Обычно,  слабые формы отклонений носят открытый, непроизвольный характер и приписываются не столько субъектам поведения, сколько ситуации, обусловившим дезорганизацию поведения. К таким формам поведения обычно относятся ложь, обман, грубость, умолчание, бездействие, халатность, ситуационные поведенческие ошибки, краткие эмоциональные срывы и т.д.

Сильные (или устойчивые) формы отклоняющегося поведения и зависимости от их социальных последствий вызывают ту или иную меру осуждения, наказания и мобилизации общественных сил для восстановления порядка и устранения предпосылок дезорганизации в будущем. К таким формам относят аморальное и противоправное поведение, вообще любую форму антиобщественного поведения, алкоголизм, наркоманию, токсикоманию. Следствием дезорганизации группового поведения могут быть психические расстройства, заболевания и аномалии, социальная опасность которых велика, поскольку психические нарушения, в свою очередь, становятся фактором, порождающим отклонения в поведении за пределами стимулирующих его ситуаций.

Вероятность возникновения социальных девиаций (отклоняющегося поведения в обществе) резко возрастает в условиях стресса, назревания и развертывания внутригрупповых и межгрупповых конфликтов, при внезапных либо достаточно быстрых изменениях социальной ситуации. Причины таких форм отклоняющегося поведения, как аморализм, правонарушения, преступность,  в  существенной форме варьируют в различных  социально-экономических и политических условиях, что составляет предмет изучения в социальной психологии, социологии преступности и в криминологии.

В отечественной литературе проблемы отклоняющегося поведения рас сматривались до конца 1980-х годов в контексте антиобщественных явлении социальной жизни, которые вступали в противоречие с общепринятыми и социалистическом обществе нормами нравственности и гуманизма. Социальной основой этих явлений считались нерешенные проблемы социалистического хозяйствования и распределения, недостатки в хозяйственном механизме и правовом регулировании, примиренческое отношение к нарушениям закона и нравственных норм социалистического общества. К антиобщественным - явлениям (и, соответственно, определенным формам девиантного поведения.) относили кроме алкоголизма, наркомании, хулиганства, преступности и других форм социального паразитизма также формализм, бюрократизм, безответственность, протекционизм, нескромность и славословие.

Задачей социальной психологии и социологии в этих условиях был изучение социальных причин и социальной природы всех перечислении выше явлений, степень их распространенности в различных общественных слоях и группах и на этой основе выработка научных рекомендаций по усилению  борьбы  с  данными  антиобщественными явлениями. При этом социологии преступности как отрасли социологического знания, занимающейся исследованием социальных проблем преступности и определением места данного явления в обществе, причин, порождающих преступность а также мер её предупреждения, отводилось особое место. Особенность эта состояла в том, что, во-первых, уже имелась наука, осмысливающая проблемы преступности с точки зрения юриспруденции, наука о преступности, её причинах, личности преступника, путях и средствах предупреждения преступности и перспективах её ликвидации — криминология. Во-вторых, круг возможных социальных причин антиобщественных явлений и их место в социалистическом обществе были достаточно ясно определены в философско-методологическом и идеологическом плане. Прикладные исследования в этой области социологического знания зачастую ограничивались анализом доступных материалов официальной статистики о количестве зафиксированных правонарушений (или преступлений) в отдельно взятом районе страны. Однако в условиях достаточной стабильности социальной системы и относительно невысокого роста количества зарегистрированных правонарушений в год (порядка 1-2%) такой анализ был довольно Полезен и вполне достаточен.

Итак, сделаем некоторые промежуточные выводы: в условиях стабильного состояния экономической, политической и социальной сферы общества уровень регистрируемых социальных отклонений был относительно низким (правда, за счет подавления государством частной инициативы граждан и тотального контроля во всех сферах социальной жизни) и, самое главное, оказывал, да и не мог оказывать существенного влияния на сложившиеся и обществе нормы и правила поведения. В этих условиях регистрируемые отклонения получали в общественном сознании статус антиобщественных явлений, и проблема предупреждения девиантного поведения сводилась к мерам профилактики антиобщественных явлений в семье, школе и в трудовом коллективе. Следует заметить, что и сами эти явления занимали в общем обьеме общественных связей и явлений небольшое место, хотя и мешали нам жить. Преступность как отдельная специфическая сфера социальной активности являлась предметом изучения криминологии и других юридических дисциплин, и если некоторые факты преступного поведения и вносились на суд общественности, то с целью демонстрации отрицательно-показательного примера с соответствующим нравственно-этическим и идеологическим (если это было необходимо) комментарием.

Отрицательное влияние группы на личность

Если о положительном воздействии группы на индивида (коллектива на личность) много и хорошо написано в педагогической, социологической и психологической литературе, то о фактах отрицательного воздействия известно немного. Во всяком случае, до недавнего времени из-за определенной идеологизации психологи и педагоги об этих фактах предпочитали умалчивать. В этой связи мы уделим рассмотрению и анализу этих фактов несколько больше внимания, чем отведено на представление влияния группы на индивида в положительном свете. Особенно много данных о возможном отрицательном влиянии группы на индивида накоплено в социальной психологии малых групп, начало которой было положено исследованиями отечественных и зарубежных ученых, проведенными еще в начале XX в.

Поначалу психологи, заинтересованные в решении данного вопроса, в качестве объекта исследования использовали большие социальные общности типа толпы и неорганизованной массы людей, и только затем внимание переместилось на изучение влияния малой группы на индивида.

Французский исследователь Г. Лебон в книге под кратким названием "Толпа" опубликованной в 1895 г., попытался вывести общие законы поведения красным цветом, и рядом с ней было написано слово "шок", что свидетельствовало о том, что такое напряжение смертельно опасно для человека и вызывает у него состояние шока.

На самом деле "ученик" в ходе эксперимента никаких ударов электрическим током не получал. С помощью скрытого маневра экспериментатор переключал ток на иную, замаскированную сеть, в которой также были включены лампочка и электрический звонок. В качестве же "ученика" в эксперименте использовался специально подготовленный человек - актер, который умело имитировал поведение и переживания лица, подвергаемого ударами электрического тока разной силы (напряжения ). По мере того как "росло" напряжение более 300 В прекращать подавать какие бы то ни было признаки жизни: не отвечать на вопросы, не производить никаких звуков. До этого момента он должен был выражать свой протест движениями, ворчанием, криками, ударами ногами в перегородку.

Как и следовало ожидать, многие добровольцы с самого начала отказывались участвовать в данном эксперименте, включавшем мучительную процедуру наказания током другого человека. Однако, экспериментатор уговаривал их, используя всевозможные аргументы. То же самое он должен был делать и по ходу эксперимента, чтобы побудить "учителей" как можно дольше наносить удары электрическим током "ученикам". Экспериментатор мог использовать любые аргументы, кроме прямого принуждения, но не имел права открывать "ученику"' подлинную цель исследования. Для убеждения "учителя" экспериментатор имел право пользоваться следующими, например, словами: "пожалуйста, продолжайте", "эксперимент получается и требует того, чтобы вы продолжали", "очень важно, чтобы вы продолжали, это абсолютно необходимо", "вы должны продолжать, у вас нет иного выхода", "я требую", «я приказываю, чтобы вы продолжали". Если и последнее не помогало, то эксперимент прекращался и отмечалось то напряжение, до которого делал "ученик".

Результаты эксперимента, проведенного со многими американцами, оказались обескураживающими. Обнаружилось, что почти 65% всех испытуемых - "учителей" довели напряжение тока до максимальной величины 450 В. Ни один из них не прекратил эксперимент до того, как напряжение на приборе достигло 300 В, т.е. той критической точки, за которой у "ученика" должен был последовать шок.

Полученные результаты С. Милгрэм объяснил следующим образом; люди, живущие в обществе, привыкают считать, что тот, кто находится над ними, кому они должны подчиняться, ответственен и лучше знает ситуацию, чем они сами. Факт чрезвычайного послушания испытуемых в данном эксперименте объясняется следующими причинами (обобщение ответов самих испытуемых, выступивших в роли "учителя"):

1. Попадание в ловушку. Эксперимент был задуман и начинался довольно невинно, как рядовое исследование памяти, а затем незаметно для самого испытуемого напряжение в нем постепенно нарастало. Испытуемые, начавшие повышать напряжение, не имели естественной точки, барьера, подойдя к которому следовало остановиться. По ходу эксперимента экспериментатор не вводил никаких новых требований, и испытуемые просто продолжали делать то, что уже начали. К тому времени, когда у них впервые

возникало желание выйти из эксперимента, они в своих действиях уже заходили слишком далеко, были как бы уже в ловушке, из которой не было выхода назад. Поэтому, обескураженные, они уже дальше продолжали действовать механически ("терять было нечего").

2. Этикет ситуации. В своеобразной психологической ловушке испытуемые оказались еще и потому, что с самого начала согласились, при чем добровольно, участвовать в эксперименте и подчиняться требованиям экспериментатора. Для человека, давшего добровольное согласие что-либо делать другому лицу, трудно и неловко отказаться от обещанного. Такой отказ должен был бы означать выражение сомнения в порядочности и компетентности экспериментатора, прямое обвинение его в издевательстве над человеком ("учеником").

В одном из последующих экспериментов подобного рода, проведенном в несколько измененных условиях, вместо одного "учителя" было три (на самом деле настоящим испытуемым из них был только один). Два дополнительных "кандидата в учителя" делали следующее: один лишь зачитывал пары слов, второй только называл допущенные ошибки. Третий же, настоящий испытуемый, должен был нажимать электрическую кнопку, включающую напряжение. Когда оно достигало 150 В, "учитель", зачитывающий пары слов "ученику", вслух заявлял, что отказывается дальше работать, покидал свое рабочее место и пересаживался в свободное кресло, стоявшее невдалеке. Он вел себя так несмотря на то, что экспериментатор настаивал на продолжении работы. Далее, в тот момент, когда напряжение на приборе достигало 210 В, аналогичным образом поступал и второй подставной "учитель". После этого экспериментатор обращался к третьему оставшемуся (наивному испытуемому) и просил его одного продолжать эксперимент, более того - приказывал ему это делать. Оказалось, что в этих условиях приказу экспериментатора подчинились лишь 10% людей, выступивших в эксперименте в истинной роли "учителей".

В другой модификации того же эксперимента вместо двух дополнительных "учителей" опыт вели два экспериментатора. Вскоре после того, как "ученик" получал первые несколько ударов электрическим током, экспериментаторы начинали спорить между собой. Один из них требовал немедленно прекратить эксперимент, другой настаивал на его продолжении. В этих условиях ни один из настоящих испытуемых не изъявил желания продолжить эксперимент, несмотря на то, что второй из экспериментаторов настаивал на том.

3. Смягчающие обстоятельства. Испытуемые в эксперименте знали, что совершают акт насилия, но для их действий были некоторые смягчающие обстоятельства. Например, в оправдание своего поведения "учитель" мог сказать, что не видел "ученика", поскольку тот находился за перегородкой в соседней части комнаты и, следовательно, было обнаружено, что в случае, если "учитель" и "ученик" находились в одном помещении и могли видеть друг друга, число послушных приказу экспериментатора снижалось до 30%.

Чем меньше для испытуемого было смягчающих его вину обстоятельств, Юм меньше послушания он демонстрировал. Однако, в тех случаях, когда "учитель" не сам должен был нажимать кнопки, а только давал распоряжение делать это другому, количество послушаний вновь резко возрастало, до 93%, причем на этот раз "учитель" без стеснения использовал всю шкалу напряжений, до 450 В включительно. Поразительно, замечает по этому поводу С. Милгрэм, насколько снижается эффект послушания, если человеку приходится совершать акт насилия собственной рукой, и насколько он возрастает, если за него это делает кто-то другой.

4. Надзор. Очевидным фактом, оказавшим влияние на поведение испытуемых в обсуждаемом эксперименте, было личное присутствие экспериментатора. В тех случаях, когда он покидал лабораторию и отдавал свои распоряжения по телефону, процент послушных приказу падал с 65 до 21%. Многие из испытуемых в этих условиях начинали хитрить, используя для наказания "ученика" ток гораздо меньшего напряжения, чем предписывалось инструкцией. \

5. Авторитет и идеология, прикрывающая сверху. Наиболее важный фактор из числа тех, которые порождают добровольное и бездушное послушание, связан с так называемой "идеологией, прикрывающей сверху". Это укоренившаяся в обществе или социальной группе система взглядов, которая заранее юридически и морально оправдывает тех, кто им следует. В эксперименте С. Милгрэма в роли такой идеологически высокой инстанции, заранее снимающей ответственность с испытуемых, выступал авторитет науки ("наука требует жертв"). Когда в одном из экспериментов ссылка на научные интересы в оправдание издевательства над человеком была снята, число послушных упало с 65 до 48%.

Обратим внимание на одно обстоятельство, связанное с данным экспериментом. Оно показывает, что нередко люди о себе и себе подобных думают лучше, чем они есть на самом деле. В одном из подобных исследований, осуществленном Г. Бьербауэром по методике С. Милгрэма, испытуемых до начала эксперимента просили предсказать, как другие люди (не они сами ) поведут себя в данном эксперименте. Затем тех, в отношении которых они делали предсказание, включили в эксперимент и проверили, как они вели себя на самом деле. Предсказанные и реальные результаты затем сравнили

между собой. Эти данные также вызывают удивление. Вместо ожидаемых по предсказанию примерно 30% людей, которые способны были довести напряжение до 315 В, таких на самом деле оказалось 100%. Вместо приблизительно 10% ожидаемого числа людей, способных нанести другому человеку удар электрическим током напряжением 450 В, в действительности оказалось более 60%. Все то, о чем говорилось в эксперименте С Милгрэма, действует на человека в реальных группах, где на него часто оказывается давление отдельными лицами самими по себе и от имени этих групп. Следовательно, считать влияние группы на индивида только положительным фактором нельзя.

Другим возможным отрицательным следствием группового влияния может быть то воздействие, которое оказывается обычно на одаренных творческих личностей,  существенно  отличающихся  по  своей  психологии  от большинства членов данной группы. На это обстоятельство в свое время обратил внимание В.М. Бехтерев.

Проведя ряд индивидуальных и групповых экспериментов, в результат которых сравнивались показатели творческой работы группы и индивида В.М. Бехтерев показал, что в творчестве группа может уступать особо одаренным личностям. Выяснилось, в частности, что коллективное творческое решение, если оно принимается по "большинству", методом простого голосования, нередко оказывается более низкого качества, чем частное творчество особо одаренных личностей, включенных в данную группу. Их оригинальные идеи отвергаются большинством потому, что непонятны ему, и такие личности, находясь под сильным психологически давлением "квалифицированного" (на самом деле компетентного) большинства, сдерживаются, подавляются в своем творческом развитии. В печальной истории нашей страны за последние семь десятков лет мы встречались с немалым количеством примеров, подтверждающих вывод Бехтерева. Имеются в виду многие одаренные писатели, художники, ученые, инженеры, которые были исключены из своих творческих коллективов и, более того, волею судьбы оказались за рубежом, где и получили признание по достоинству.

Последний факт, который здесь следует еще раз напомнить - мы его уже рассматривали, - касается конформного поведения. Конфоризм - широко распространенный феномен, выражающий собой безусловно отрицательное влияние группы на личность, побуждающий ее вести себя нечестно. И чем более сплоченной является группа в своем психологическом давлении на индивида, тем более конформно он вынужден поступать.

Сотруднику органов внутренних дел независимо от характера своей профессиональной деятельности постоянно приходится общаться как с правопослушными гражданами, так и с представителями тех слоев населения, которые в разной степени подвержены негативному воздействию преступной банды. Именно поэтому в профессиональной подготовке сотрудников пристальное внимание уделяется выработке у них навыков по выявлению уровня преступной личности.

Помимо вышеизложенного, очевидным является то, что при расследовании уголовных дел истина устанавливается не только при помощи непосредственного восприятия фактов сотрудниками, расследующими обстоятельства совершенного преступления. Значительное число фактов становится известными через свидетельства лиц, являющихся очевидцами противоправных действий, их жертвами, а также от самих правонарушителей. Что мы можем установить объективную истину при помощи таких свидетельств, прежде всего надо знать, какие психические процессы проходят у этих лиц с тем, чтобы в результате правильного применения мер интеллектуального и психологического воздействия получить от них свидетельства, реально отражающие события, воспринимавшиеся ими. Поэтому знание психологических особенностей формирования асоциальной личности, действия антиобщественных групп, а также возможностей воздействия на них, имеет важнейшее значение для профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов.

Для более полного освещения содержания проблемы, вынесенной в заголовок параграфа, предлагаем остановить более пристальное внимание на понятиях "нормативы" и "отклонения от социальных норм поведения", на некоторых психологических характеристиках личности правонарушителя, а также на условиях формирования и устойчивого функционирования антиобщественных групп.

Отклоняющимся (или девиантным) поведением называют определенную норму дезорганизации поведения индивида в группе или целой категории лиц в обществе, которая обнаруживает несоответствие сложившимся ожиданиям, моральным и правовым требованиям общества . Таким образом определяет отклоняющееся поведение "Краткий словарь по социологии". при этом различаются слабые и сильные формы отклоняющегося поведения.

Слабые формы связаны с нарушением порядка взаимодействия между людьми, фиксируются общественным вниманием и корректируются непосредственно участниками взаимодействия. Обычно,  слабые формы отклонений носят открытый, непроизвольный характер и приписываются не столько субъектам поведения, сколько ситуации, обусловившим дезорганизацию поведения. К таким формам поведения обычно относятся ложь, обман, грубость, умолчание, бездействие, халатность, ситуационные поведенческие ошибки, краткие эмоциональные срывы и т.д.

Сильные (или устойчивые) формы отклоняющегося поведения и зависимости от их социальных последствий вызывают ту или иную меру осуждения, наказания и мобилизации общественных сил для восстановления порядка и устранения предпосылок дезорганизации в будущем. К таким формам относят аморальное и противоправное поведение, вообще любую форму антиобщественного поведения, алкоголизм, наркоманию, токсикоманию. Следствием дезорганизации группового поведения могут быть психические расстройства, заболевания и аномалии, социальная опасность которых велика, поскольку психические нарушения, в свою очередь, становятся фактором, порождающим отклонения в поведении за пределами стимулирующих его ситуаций.

Вероятность возникновения социальных девиаций (отклоняющегося поведения в обществе) резко возрастает в условиях стресса, назревания и развертывания внутригрупповых и межгрупповых конфликтов, при внезапных либо достаточно быстрых изменениях социальной ситуации. Причины таких форм отклоняющегося поведения, как аморализм, правонарушения, преступность,  в  существенной форме варьируют в различных  социально-экономических и политических условиях, что составляет предмет изучения в социальной психологии, социологии преступности и в криминологии.

В отечественной литературе проблемы отклоняющегося поведения рас сматривались до конца 1980-х годов в контексте антиобщественных явлении социальной жизни, которые вступали в противоречие с общепринятыми и социалистическом обществе нормами нравственности и гуманизма. Социальной основой этих явлений считались нерешенные проблемы социалистического хозяйствования и распределения, недостатки в хозяйственном механизме и правовом регулировании, примиренческое отношение к нарушениям закона и нравственных норм социалистического общества. К антиобщественным - явлениям (и, соответственно, определенным формам девиантного поведения.) относили кроме алкоголизма, наркомании, хулиганства, преступности и других форм социального паразитизма также формализм, бюрократизм, безответственность, протекционизм, нескромность и славословие. Задачей социальной психологии и социологии в этих условиях был изучение социальных причин и социальной природы всех перечислении выше явлений, степень их распространенности в различных общественных слоях и группах и на этой основе выработка научных рекомендаций по усилению  борьбы  с  данными  антиобщественными явлениями. При этом социологии преступности как отрасли социологического знания, занимающейся исследованием социальных проблем преступности и определением места данного явления в обществе, причин, порождающих преступность а также мер её предупреждения, отводилось особое место. Особенность эта состояла в том, что, во-первых, уже имелась наука, осмысливающая проблемы преступности с точки зрения юриспруденции, наука о преступности, её причинах, личности преступника, путях и средствах предупреждения преступности и перспективах её ликвидации — криминология. Во-вторых, круг возможных социальных причин антиобщественных явлений и их место в социалистическом обществе были достаточно ясно определены в философско-методологическом и идеологическом плане. Прикладные исследования в этой области социологического знания зачастую ограничивались анализом доступных материалов официальной статистики о количестве зафиксированных правонарушений (или преступлений) в отдельно взятом районе страны. Однако в условиях достаточной стабильности социальной системы и относительно невысокого роста количества зарегистрированных правонарушений в год (порядка 1-2%) такой анализ был довольно Полезен и вполне достаточен.

Итак, сделаем некоторые промежуточные выводы: в условиях стабильного состояния экономической, политической и социальной сферы общества уровень регистрируемых социальных отклонений был относительно низким (правда, за счет подавления государством частной инициативы граждан и тотального контроля во всех сферах социальной жизни) и, самое главное, оказывал, да и не мог оказывать существенного влияния на сложившиеся и обществе нормы и правила поведения. В этих условиях регистрируемые отклонения получали в общественном сознании статус антиобщественных явлений, и проблема предупреждения девиантного поведения сводилась к мерам профилактики антиобщественных явлений в семье, школе и в трудовом коллективе. Следует заметить, что и сами эти явления занимали в общем обьеме общественных связей и явлений небольшое место, хотя и мешали нам жить". Преступность как отдельная специфическая сфера социальной активности являлась предметом изучения криминологии и других юридических дисциплин, и если некоторые факты преступного поведения и вносились на суд общественности, то с целью демонстрации отрицательно-показательного примера с соответствующим нравственно-этическим и идеологическим (если это было необходимо) комментарием.

Организованность и упорядоченность жизнедеятельности людей в обществе достигается путем регулирования их отношений и поведения при помощи:

а) ряда элементов общественного сознания, не имеющих нормативного фактора (идеология, наука, искусство);

б) разнообразных социальных норм.

Под социальными нормами понимаются обусловленные общественным бытием требования, предъявляемые обществом к поведению личности, в ее взаимоотношениях с теми или иными общностями, с другими людьми.

Социальные нормы носят исторический характер: в каждой общественно-экономической формации вырабатываются свои принципы, правила поведения людей. В социальных нормах отражается система общественных отношений (производственных, юридических, управленческих, нравственных, идеологических), оказывающих решающее влияние на формирование личности.

Социальные нормы выступают как определенные ценности.

В обществе человека всегда интересовало и интересует, как надо жить, что является нормой в отношении людей, в общении, в деятельности, что отклонением от нормы, что - добром, злом, красотой, правдой и т.д.

Отношение человека к социальным условиям жизни всегда было заинтересованным, ценностным нормативом.

Каждая социальная норма разрешает, запрещает, обязывает и предполагает желательность тех или иных действий и поступков личности.

Сердцевиной социальных норм являются нормы нравственности и правовые нормы. Личность, строящая свой образ жизни в соответствии с требованиями социальных норм, считается нормотипической (нормотипом). Образ жизни нормотипичной личности, соответствующей социальным требованиям, свидетельствует о полной ее адаптации (приспособленности) к социальным условиям функционирующей системы.

На ранних стадиях общественного развития, например в первобытном; обществе, нормотип формировался на традициях, обычаях, нормах нравственности, единых для данной социальной системы.

На более поздних этапах развития человечества с возникновением государств появляются правовые нормы, предписывающие права и обязанности в поведении граждан в зависимости от их социального положения, защищая, в первую очередь, интересы и привилегии господствующих классов. На индустриальной (капиталистической) и постиндустриальной стадиях развития общества права и статус граждан в государствах претерпели заметные изменения вместе с содержанием правовых норм, но сам принцип их функционирования как регулятора человеческих отношений сохранился.

Моральные же нормы поведения в каждой социальной группе носят специфический характер. В них находят отражение:

а) общечеловеческие нормы поведения,

б) нормы поведения, типичные для данной социальной группы.

В психологическом плане личность проходит в своей жизни следующие стадии развития:

Первая стадия — (дошкольный и младший школьный возраст), для которой характерно безусловное принятие психологии старших. Дошкольник вольно или невольно думает и поступает так, как думают родители, учителя, авторитетные старшие из их окружения (конечно, в соответствии с их возможностями). Они даже себя оценивают, исходя из оценки их другими.

Вторая стадия — (средний школьный возраст) или, как его называют, переходный, подростковый, — это возраст критического отношения к наследству старших. Подростки начинают подвергать сомнению некоторые установки, мнения старших, родителей и даже учителей, но не всегда умеют противопоставить им свои разумные доводы, так как у них нет еще для этого достаточных умственных сил и жизненного опыта. Отсюда, в некоторых случаях имеет место негативизм — простое отрицание влияний наряду с подражанием, копированием поведения тех, кто признан авторитетным.

Третья стадия - юность (старший школьник).

В юности парни и девушки находятся на пороге самостоятельной жизни или уже вступают в нее. Для них опыт старших ценней и они прислушиваются к их голосу, хотя и избирательно относятся к содержанию этого опыта. Юноша пытается осмыслить социально-психологическое наследство. Он принимает только то, что представляется ему прогрессивным.

Четвертая стадия - зрелый возраст. В зрелом возрасте люди вносят поправки не столько в то, что унаследовали, сколько в то, что сами сформировали в юности и что могло не полностью соответствовать реальной жизни.

Они снова, уже по более совершенным критериям, пересматривают наследство отцов и дополнительно находят много интересного без чего невозможно развитие. Вместе с тем, идет и дальнейший процесс обогащения психологии в творческой деятельности личности.

Пятая стадия - преклонный возраст, когда люди больше начинают думать о сохранении унаследованного или выработанного самими, чем о развитии наследства. В этот период жизни у людей зарождается консерватизм или, по крайней мере, некоторое недоверие и сомнение в ценности нового. Основной заботой людей в преклонном возрасте является передача "своего опыта" молодому поколению. Именно в этих признаках - характерная черта психологии людей преклонного возраста.

Шестая стадия - старший возраст, когда чаще всего звучит фраза "молодое поколение не то, что было раньше". Это объясняется известной инертностью взглядов, привычкой обо всем судить со старых позиций, требовать беспрекословного подчинения старым нормам жизни, образу мыслей и чувств. Молодежь с этим не согласна; так происходит развитие. Наследство — необходимая предпосылка для движения вперед, вместе с тем оно непрерывно обогащается новыми поколениями и так - без конца25.

В процессе социализации человек воспринимает существующую в обществе структуру отношений, требований, ожиданий, научений, правил, различных запретов в социальной жизни, которые служат основами и мотивами поведения. Чтобы разобраться в сути этих явлений, нам придется условно расчленить их на два направления единых в действительности: комплексный процесс социо-психологического взаимодействия личности и социальной среды, влияющих на выбор поведения.

Прежде всего, человек обучается действовать наиболее целесообразно, практически правильно. Усвоение здесь идет не по методу проб и ошибок. Неудовлетворительный результат того или иного поступка, нежелательные его последствия ведут к отказу от подобных неэффективных действий в будущем. Наоборот, нужные, удовлетворительные последствия убеждают человека в целесообразности действий, их вызывающих. Так происходит научение. Используя метод проб и ошибок, человек быстро научается повторять именно те действия, которые дают подходящий для него, устраивающий его результат, и не повторять такие, которые удовлетворительных для него последствий за собой не влекут.

Однако (и это принципиально), во многих случаях человек усваивает определенные нормы поведения не столько потому, что он их желает, выбирает, предпочитает, сколько потому, что этого требует общество, в котором он живет. Причем, общество не только предъявляет к человеку определенные требования, но и подкрепляет их соответствующими санкциями, неприятностями, лишениями в случае отклонения его поведения от этих требований.

Таким образом, человеку приходится сдерживать свои желания, поступать не так, как он предпочитает, а так как полагается, о чем мы уже вели речь в предыдущем параграфе.

Поведение личности и ее развитие, не отвечающее требованиям социальных и психических норм, есть отклонение от нормы. С отклонениями следует не только бороться, но и изучать их. Все отклонения можно классифицировать.

По содержанию и форме проявления.

По степени устойчивости.

По объему и широте  пораженности личности.

По степени выраженности.

Рассмотрим каждую из них отдельно.

1. По содержанию они могут быть: отклонениями от социальной нормы и отклонениями от психической нормы.

Отклонения от социальной нормы (нравственные и криминальные) не являются патологическими в прямом смысле слова. Человек, имеющий отклонение от социальной нормы, вменяем, т.е. остается сознательным существом - личностью, отдающей отчет в своих действиях, а поэтому несет за них ответственность. У него не нарушены ни мышление, ни память, ни какие-либо другие психические функции. Сущность отклонений заключается в неправильном осознании личностью своего места и назначения в обществе, в дефективности нравственного и правового сознания, социальных установок и сформировавшихся привычек.

Следовательно, когда мы говорим об отклонениях от социальной нормы, то имеем  ввиду, прежде всего, морально-психологические свойства, проявляющиеся как в поведении личности, так и в ее психической деятельности.

Например, грабитель стремится к тому, чтобы найти жертву, выследить ее, а затем совершить преступные действия. Здесь определенная позиция и преступная установка сказывается не только в направленности действий (поиск и выслеживание жертвы), но и в направленности психических процессов (мышления, восприятия, воображения и т.п.).

Иной характер имеют психические отклонения. Их причинами могут быть социальные факторы, но психологический механизм их заключается в нарушении мозговой функции. Отсюда понятно, что морально-психологичекие отклонения выправляются педагогическими средствами, а психические - преимущественно, медицинскими мерами.

На основе моральных, а иногда и психических отклонений возникают криминальные отклонения. Например, невыдержанность и слабый самоконтроль могут перерасти в хулиганские действия. Неправильная оценка своих личных качеств, выражающаяся в самонадеянности, может стать причиной преступлений по неосторожности. Карьеризм нередко побуждает такого человека к достижению поставленных целей противозаконными средствами и т.п. А такие патологические отклонения как навязчивые идеи, извращенные эмоции, бредовые состояния, аффективность могут стать причиной различных общественно-опасных деяний (убийств, тяжких телесных повреждений и др.).

2. По степени устойчивости все отклонения можно классифицировать на временные (случайные) и устойчивые (характерные для данного лица). Причиной временных отклонений от социальной нормы в поступках и поведении человека может быть неблагоприятная ситуация, которая в результате действий сверхсильных раздражителей приводит к ошибке нервной системы, вызывает тяжелые психические состояния и нарушает привычную картину поведения. Так, вследствие длительного нервного напряжения, истощения нервной системы болезнью, переживаемых психических состояний (подавленности, угнетенности, отчаяния и т.п.) всегда выдержанный человек может проявить вспыльчивость, грубость, т.е. все то, что называется отклонением от моральной нормы.

Устойчивые, характерные для человека социальные отклонения (нравственные и криминальные) свидетельствуют об атипичности черт личности в целом и ее поведения для данной социальной группы и общества, а устойчивые патологические отклонения - о распаде личности.

3. По объему и широте пораженности личности отклонения могут быть частичными (парциальными) и глобальными.

Частичные социальные отклонения - это отклонения, затрагивающие лишь одну группу отношений человека и характеризующие его непоследовательность и двуликость, Есть люди, у которых правильные политические убеждения мирно уживаются с аморальным поведением в быту, честное отношение к труду - с недостойным поведением в семье, в отношении к женщинам, детям, родителям, что проявляется в непосредственном поведении человека в разнообразных жизненных ситуациях (на работе и дома; на глазах коллектива и наедине с самим собой и т.п.). Эта непоследовательность поведения, раскрывающая внутреннюю противоречивость и отсутствие цельности личности, может при определенном стечении обстоятельств породить криминальные черты личности и перерасти в криминальное поведение.

К глобальным относятся отклонения, захватывающие сознание и психику личности в целом. Комплекс устойчивых глобальных социальных отклонений свидетельствует о завершении формирования законченного отрицательного типа или атипичной для данных общественных условий личности. Атипичность личности имеет относительный характер, зависящий от ряда факторов,   определяющее   место   среди   которых   занимает   социалъно-политическая система, в которой она функционирует. Поэтому типичное поведение человека в одних условиях (например, в тоталитарном обществе) является неприемлемым для других (в обществе классической демократии).

При устойчивых глобальных патологических отклонениях речь идет о разрушении (распаде) личности. Подобное может происходить с человеком попавшим в дискомфортные условия жизни, например, в концлагере, и стремящимся выжить за счет попрания элементарных нравственных и других норм поведения.

4. По степени выраженности отклонения классифицируются на отчетливо выраженные и неотчетливо выраженные (стоящие на границе нормы).

Отчетливо выраженные отклонения от социальной нормы закрепляются в тех или иных устойчивых чертах личности, вызывающих идентичное аморальное и преступное поведение ее в сходных условиях. Вследствие этого можно прогнозировать такое поведение личности и проводить профилактику возможных преступлений.

Неотчетливо выраженные отклонения от психической нормы могут свидетельствовать о начале психической болезни, а резко выраженные - о её прогрессе. Причины отклонений от социальных норм поведения могут быть самыми типичными, но наиболее часто среди них выделяют:

Отставание сознания личности от социальной реальности, в результате чего человек может не адаптироваться к ней а, как следствие - совершать противоправные действия. Отрицательное влияние микросоциальной среды (влияние безнадзорности детей, дурное влияние семейных отношений, отрицательное влияние уличного окружения и т.п.).

 Проявление отрицательных воздействий со стороны макросоциальной среды (элементы неправильного экономического планирования и стимулирования деятельности людей, нарушение принципа оплаты по труду, факты бюрократизма и формализма в работе с людьми и т.п.). Ошибки в воспитании в семье, школе, в производственном и других коллективах, незнание личности воспитуемого и т.п. Причинами их обычно бывают психолого-педагогическая неподготовленность людей, призванных оказывать воспитательное влияние на подрастающее поколение. Противоречия воспитательных влияний в семье и школе, на производстве и в окружающей социальной среде и т.п.

Знание природы степени выраженности отклонений от социальных норм введения позволяет дать более полную психологическую характеристику личности правонарушителя.

Знание ее необходимо по ряду причин, в том числе, и потому, что проблема личности преступника является одной из центральных  в  курсе "Психология и педагогика в деятельности сотрудников органов внутренних дел". По мнению психологов, ключ к ее познанию лежит в комплексном Подходе, в основе которого находится характеристика преступника как временного  асоциального  типа  личности,   представляющей  общественную опасность и совершившей или совершающей уголовно-наказуемые деяния.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, личность преступника — совокупность негативных социально значимых качеств, проявляющаяся в конкретном преступном деянии. Качества личности виновного должны быть рассмотрены с точки зрения их иерархической структурированности. И здесь на передний план выдвигаются как общая ценностно-ориентировочная схема личности, так и психологические особенности отдельных категорий преступников.

Личность преступника представляет не просто отражает определенные внешние условия, но является активной стороной взаимодействия. Для нее характерна сознательная целенаправленная деятельность. Связь социальных условий с преступным поведением является сложной, причем всегда социальные условия проявляются в преступлении, преломляясь через личность.

Психологическое изучение личности преступника, включает в себя исследование его внутреннего мира, потребностей, побуждений, лежащих в основе поступков, эмоционально-волевой сферы, способностей, индивидуальных особенностей интеллектуальной деятельности (мышления, восприятия, памяти и других познавательных процессов). Изучение этих психологических особенностей преступника должно быть составной частью расследования преступления, и в каждом конкретном случае диапазон этих сведений должен конкретизироваться в зависимости от категории и характера уголовного дела и от особенностей личности обвиняемого. Психологию личности преступника следует изучать так, чтобы следователь мог обеспечить решение уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, криминологических и исправительных проблем по конкретному делу. Широкий диапазон сведений о личности предполагает использование большого числа источников информации о психологии обвиняемого процессуального и непроцессуального характера.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ

«УТВЕРЖДАЮ»

Начальник кафедры

Подполковник полиции

___________ Тузов А.И.

«        »                    2013 г.

Дисциплина: «Юридическая психология»

Специальность: 030501.65- Юриспруденция.

Лекция

Тема 4.2.  «Социально-психологическая классификация личности преступника (криминальные типы)»

Обсуждена и одобрена на      Подготовил:

заседании кафедры           ст.  преподаватель кафедры

Протокол №          подполковник полиции

от « »   _______ 2013г.                 Терещенко Ж.А.

КРАСНОДАР

2013

Объем времени: 2 часа.

Место проведения: учебная аудитория.

Методика проведения: лекция.

Основное содержание темы: 

Данная лекция позволяет курсантам ознакомиться с типологией личности преступника, методами изучения личности преступника, психологическими особенностями отдельных категорий преступлений, подходами в изучении криминологической характеристики личности преступника, эндогенные преступники, эмоциональные, расчетно-рассудочные преступники, импульсивные преступники, классификацией организованной преступной группы, в разделе криминальной психологии.

Основные термины и понятия: 

типология личности преступника, признаки, классификация личности преступника, методы, субъекты, объекты, бизнез, спрос на рынке, , издержки производства, прибыль организованных преступных групп.

Основные цели лекции:

- обеспечить систематизированные знания курсантам о психологических особенностях отдельных категорий преступлений личности преступника в разделе криминальной психологии.

-  вызвать заинтересованность курсантов в изучении типологии личности преступника дисциплины юридической психологии как науки.

- формировать у курсантов-психологов систему психологических знаний, умений, навыков, которые позволят изучить основные черты, социальную среду, и подходы в изучении криминологической характеристики личности преступника.

План лекции:

Введение:

  1.  Типология личности преступника. Методы изучения личности преступника.
  2.  Психологические особенности отдельных категорий преступлений.
  3.  Классификация организованной преступной группы.

Заключение.

Основная литература:

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. Ростов – на - Дону, «Феникс» 2004.

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. М., 2006.

Волков В.Н., С.И. Янаев Юридическая психология. М., 2003.

Кикоть В.Я. Рыбникова В.Ю. Юридическая психология (с  основами общей и социальной психологии). М., Закон и право, 2006.

Дополнительная литература:

1. Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова.-

М.,2001. стр. 34-39.

2. Маркин А.В. Социология преступности. Краснодар., 2006. стр. 32-45.

3. Хрестоматия: Юридическая психология. С-П., 2001. стр. 16-32.

ВВЕДЕНИЕ

С психологической точки зрения, личность преступника характеризуется следующими признаками:

Противоречием между ценностной ориентацией личности и общественными ценностями.

Антисоциальной  деятельностью,   для  которой  присущи  такие свойства как противоправность, виновность, вредность и общественная опасность.

Наличием,  противоречащих  общественному  сознанию,  суждений, идей, чувств.

Наличием антисоциальных связей и отношений. Так для преступников 18-25 лет характерны узость и неразвитость общественных связей, особенность форм личностной деятельности, бессодержательность досуга.

Ограниченность общественных связей индивида выражается, чаще всего, в нарушении контактов с коллективом, где молодой человек работал или учился до совершения преступления, в стремлении общаться с лицами, совместно с которыми он совершил антиобщественные действия. Характерным является то, что лишь 0,5% таких лиц принимали участие в работе o6щественных организаций, 63,2% этих лиц не участвовали в спортивных секциях, 74% нигде не учились.

5. Ослаблением социально важных интересов. Так, среди преступков установлены такие интересы: к учебе - у 23,2%, к искусству - у 8,8%, к общественной работе — у 5,1%.

6. Дефектами волевых качеств. Например, у преступников в 65,6% установлено упрямство, а у контрольной группы лишь в 33,5%; настойчивость - 27,4% у преступников против 64,1% у представителей контрольной группы; независимость, самостоятельность поведения у 30,3% и у 73,6%. Для преступников в три с лишним раза чаще чем в контрольной группе характерно неумение контролировать свои поступки, жадность - в 4 раза чаще, привычка к спиртному в - 3 с лишним раза, озлобленность, мстительность - в 3 с лишним раза.

Неразвитостью таких положительных качеств как честность 7,1%, в контрольной группе - 63%, уважение (3,1% и 54,6%, соответственно).

Поверхностностью и односторонностью правовых знаний. Так, из числа осужденных около 70% не задумывались над правовой значимостью своих преступных деяний.

Вопрос 1.Типология личности преступника. Методы изучения личности преступника

Несмотря на множество различных черт преступников, в психологии их делят на эндогенных тлэкзогенных.

Классификация исходит из соотношения личностных особенностей (эндогенных факторов) и внешних обстоятельств (экзогенных факторов}, толкающих субъектов на преступление.

1. Эндогенные преступники - лица со сформировавшейся психической конституцией (взглядами, убеждениями, характером, способностями т.д.), предрасположенные к известным видам преступной деятельности. Они ищут условия и обстоятельства, чтобы реализовать свой преступный замысел. Высшей степенью предрасположенности к совершению преступлена обладают преступники - профессионалы.

В зависимости от соотношения эмоций и рассудка в реализации преступного замысла эндогенные преступники, в свою очередь, делятся на:

а) различные категории импульсивных преступников, которые испытывают чувство удовольствия от самого процесса совершения общественно-опасных деяний (к ним относятся лица похотливые, всецело отдающиеся мимолетным низменным наслаждениям, руководствующиеся самолюбием и тщеславием, стремящиеся к развлечениям и т.п.).

б) эмоциональных преступников  совершивших преступления, главным образом для удовлетворения внезапно возникшего сильного чувства (аффекта), не умеющих и не желающих управлять своим поведением.

в) расчетливо-рассудочных преступников, которых толкает на преступление не порыв чувства, не стремление к мимолетным чувственным наслаждениям, а представление об известной связи совершенного преступления с их общей целью — достижением известного служебного, социального, имущественного положения и т.п.

2. Экзогенные преступники — это лица, совершившие преступления вопреки своим расчетам и ожиданиям: обстоятельства так резко и быстро изменились, что под давлением их человек не удерживался на пути честной трудовой деятельности и совершал преступление. Экзогенные преступники характеризуются пониженным коэффициентом сопротивляемости неблагоприятным обстоятельствам.

Среди них различают:

а) лиц, которые с достаточной ясностью не увидели иных, непреступных выходов из своего положения (у одних это произошло из-за интеллектуальной недостаточности - глупые, недалекие, малоразвитые, легкомысленные, а у других из-за растерянности - трусы, впавшие в уныние, отчаявшиеся и др.).

б) лиц, видевших иной, непреступный выход из создавшегося положения, обладавших достаточным спокойствием, чтобы взвесить и обсудить представлявшиеся им возможности, но не обладавших достаточной  энергией,  чтобы  своевременно  использовать  непреступный выход из тяжелого положения (пассивные, не волевые, слишком застенчивые, холодные, бессердечные, неблагодарные, недостаточно честные, не уважающие общественные интересы и т.д.).

Несомненный интерес для следственных и оперативных работников представляет классификация,  разработанная психологом Ковалевым А.Г. В ее основе положена степень криминальной зараженности личности правонарушителя.

В соответствии с этим подходом выделяются:

Глобальный  преступный  тип, т.е. асоциальная личность с полной преступной зараженностью, с отрицательным отношением к труду и другим людям, не мыслящая иной жизни, кроме преступной. Все помыслы представителей этого типа направлены на совершение преступлений; их воля тверда и непоколебима в осуществлении задуманных уголовных деяний, совершение преступлений приносит им удовлетворение. Этот тип включает различные подтипы:  похотливого растлителя и насильника, казнокрада, бандита и т.д.

Парциальный преступный тип — это лицо с частичной криминальной зараженностью; чья личность раздвоена. В ней уживаются черты нормального социального типа и черты преступника. Он с уважением относится к авторитетным людям, имеет друзей, интересуется событиями общественной жизни, читает газеты, посещает музеи и театры, но вместе с тем систематически совершает преступления, имеет много судимостей. Большинство таких людей совершают преступления в виде хищений, краж, мошенничества и т.п.27

3. Предкриминальный тип - к нему относятся лица с такими мо реально-психическими свойствами, при наличии которых они, попав в определенную ситуацию, неизбежно совершают преступления. Разновидности этого типа следующие:

а) чрезвычайно эмоционально возбудимый человек с недостаточным самообладанием, совершающий в определенных ситуациях хулиганские действия, убийство или тяжкие телесные повреждения в состоянии гнева, ревности и т.п.

б) легкомысленный лентяй, весьма податливый на соблазны, который любит хорошо пожить, не утруждает себя каким-то трудом.

Нельзя не учитывать и то обстоятельство, что на психику человек; и большое влияние оказывает алкоголь. Под его воздействием изменяются мыслительные, эмоциональные и волевые процессы человека. Алкоголь возбуждает эмоциональное состояние.

Резюмируя изложенное по данному вопросу, отметим, что с психологической точки зрения для преступника, как правило, характерен комплекс черт с негативным для общества уклоном. Распознание таких лиц - основа предупреждения, раскрытия и расследования преступлений.

Получив же представление об источниках отклонений в поведении личности от социальных норм поведения, а также о некоторых психологически; характеристиках личности преступника, мы можем уделить внимание столь актуальной для многих государств, и не только для России, проблеме организованной преступности.

Психологические характеристики принципов и условий формирования антиобщественных групп

В ходе анализа проблем социализации личности мы уже установили, что общество состоит из множества реальных групп, которые различаются В только по роли и месту в общественной жизни, но и по своей величине. Однако не всякая группа является коллективом.

Коллектив — это высшая форма организованной группы, имеющие определенную организационную структуру объединения людей, созданну для достижения общественно-полезных целей.

К основным признакам коллектива А.С. Макаренко относил:

Сознательное объединение людей на основе целей и задач, явно полезных для общества.

Относительную устойчивость, длительность существования.

Определенную организацию, предполагающую наличие органов управления, дисциплину и ответственность.

Единство основных интересов всех членов данного объединения.

Наличие особого типа отношения - ответственной взаимозависимости и товарищеского сотрудничества.

Вопрос 2. Психологические особенности отдельных категорий преступлений.

Типы криминогенности личности:

Первый тип характеризуется тем, что готовность к совершению преступного деяния обусловливается наличием определенной криминальной потребности. Данная потребность (криминальное влечение) может побуждать поиск объекта и возможностей для совершения преступного посягательства. Такая потребность может также проявляться при стечении обстоятельств, выступающих поводом, случайно возникшей более или менее благоприятной возможностью совершения преступных действий. Криминальное влечение нередко приобретает доминирующий характер в поведении человека, погашает иные его стремления. Трудно преодолимое влечение такого рода представляет психическую аномалию, относимую к патологии влечений, которая тем не менее не исключает вменяемости.. Совершая преступные деяния по воле криминального влечения, преступник находит в этом неосознаваемую компенсацию чувства неудовлетворенности, разрядку внутреннего напряжения, испытывает удовольствие, чувство азарта и другие положительные для него

состояния от процесса совершения насилия или похищения, разрушения

и др. Криминальное влечение носит индивидуально специфический характер, т.е. - имеет индивидуально своеобразное содержание, касающееся вида и способа совершения преступного посягательства, его объекта и приемлемых условий (секс в извращенной форме, агрессия и т.п.).

Второй тип криминогенности личности преступника выражается в принятии преступного способа разрешения проблемной ситуации как наиболее предпочтительного по сравнению с правомерным. Криминогенная потенция личности выражается в том, что индивид уже изначально привержен преступному способу действий; для него не стоит вопрос принципиального выбора. Такая изначальная приемлемость преступного способа удовлетворения потребности (разрешения проблемной ситуации) определяется преобладающе положительным отношением к нему, привычностью использования, уверенностью в «благоприятном» результате, во избежании ответственности. Приверженность преступному способу удовлетворения потребности ориентирует активность субъекта на поиск объекта и возможностей для совершения преступного посягательства при актуализации исходной потребности, которая может носить социально нормальный характер (потребность жить в нормальных условиях).

Третий тип личностных предпосылок преступного поведения выражается в том, что субъект принимает преступный способ удовлетворения определенной потребности лишь при исключительно благоприятных условиях, которые представляют максимальную безопасность. В обычных условиях для индивида не возникает проблемы выбора способа обеспечения удовлетворения некоторой потребности, поскольку для жизни более приемлем правомерный способ. Принятие преступной цели и способа носит характер отклика на представившуюся исключительно благоприятную возможность ее реализации.

Четвертый тип криминогенной потенции личности преступника проявляется    в    вынужденном,    внутренне     противоречивом     принятии

преступного способа действий. Это происходит, например, когда субъект считает, что реально отсутствует возможность обеспечить правомерным способом удовлетворение потребности (разрешение проблемной ситуации) и в то же время невозможно оставить эту потребность без удовлетворения (месть из-за измены, ревность и т.п.). Криминогенная потенция личности, проявляющаяся в данном случае, выражает приемлемость преступного способа действий лишь в связи с вынуждающими обстоятельствами, субъективно безвыходным положением. При этом преступник испытывает противоречивое отношение к преступному деянию, считает его рискованным, однако, в сложившейся ситуации допустимым.

Пятый тип криминогенности личности характеризуется наличием склонности к импульсивному совершению противозаконных действий, проявляемой в форме реакции на некоторые обстоятельства ситуации. Эта импульсивная реакция может выражаться в агрессивной «вспышке» и причинении телесных повреждений потерпевшему в конфликтной ситуации или в ответ на оскорбительное высказывание потерпевшего. Такая реакция может происходить как на фоне относительно нормального нервно-психического состояния субъекта, так и при повышенном нервно-психическом возбуждении (аффекте, стрессе) и при измененном функциональном состоянии в результате употребления алкоголя, наркотических и иных одурманивающих веществ. Психологические предпосылки такого поведения выражаются в наличии криминальных поведенческих установок и стереотипов.

Шестой психологический тип личности преступника проявляется в принятии преступной цели (или способа) под решающим влиянием внешнего криминогенного воздействия иных лиц, либо в результате его конформного поведения в группе. В данном типе налицо отсутствие антикриминальной устойчивости личности. Это выражается в неразвитой способности к самоопределению в группе, податливости влиянию других лиц при отсутствии    решимости    воспротивиться    совершению    противозаконных

действий, несмотря на отрицательное отношение к ним.

Вопрос 3. Классификация организованной преступной группы.

Психология организованной преступности.

Каждый из элементов (частей) ОП - деятельности должен быть подробно раскрыт в законе об ОП и каждый раз рассматриваться в ходе конкретного судебного разбирательства. Ведущую роль в ОП как деятельности играет субъект ОПГ. К правовым характеристикам его можно добавить социально-философские:

  1.   ориентация на ценности, противоположные нормальному обществу и культуре, т.е. не на истину, добро, красоту, любовь, а на их противоположности — ложь, зло, ненависть, соответственно, и творчество в ОПГ не положительное, а отрицательное, ведущее к разрушению нормального общества;
  2.   соответствующие деградационные нормы поведения, аморальная система поощрений и наказания;
  3.   использование недостатков, пробелов, противоречий в экономике, социальной структуре, в законодательстве, в психике людей, т. е. ориентация не на светлые, а на темные стороны бытия, в чем проявляется бездуховная, агрессивная и одновременно паразитическая природа преступности вообще,

4) создание собственной, криминальной бюрократии, политической и экономической элиты, средств массовой информации, т.е. собственного преступного государства (со всеми его атрибутами). Вначале элементы мафиозного государства скрыты, смешаны с нормальным государством (за счет коррупции чиновников и обычных служащих), а затем стремятся вытеснить последние, захватить власть в стране в целом. Сегодня этот процесс идет в России, еще раньше он начался в Латинской Америке, Африке.

Войдя в период перестройки, политических и экономических реформ, Россия попала в область хаоса, разделяющую старый социально-экономический порядок и новый, будущий порядок. В области хаоса перед страной время от времени встает проблема выбора между различными вариантами дальнейшего движения (точка ветвления). В настоящий момент перед страной стоит проблема выбора между двумя областями устойчивости: тот или иной вариант рыночной экономики и правового государства либо вариант экономики, базирующейся на ОП, и криминальное государство (возврат к жестко планируемой экономике уже невозможен). Несмотря на драматичность сегодняшней ситуации, побеждает (на наш взгляд) первый вариант, т.к. большинство влиятельных партий осознали опасность второго варианта и не дадут ему развиться.

Таким образом, категория ОП имеет не только правовое, но и этическое, религиозное, культурологическое, антропологическое, социально-философское (наиболее общее) и даже синергетическое понимание (синергетика — наука о самоорганизации, о хаосе и порядке).

Среди вопросов, на которые должна ответить теория ОП (они выше перечислены), особый интерес вызывают вопросы о классификации ОП по видам и о корнях и возможностях суественного ограничения ОП. Естественно классифицировать ОП по видам элементов (субъектов, объектов, средств, по целям и результатам).

Субъекты (ОПГ). Обычно в практике УОПов, РУОПов их разделяют по величине (группа, формирование, организация, сообщество), а средства массовой информации добавляют «мафия» (организация общенационального масштаба) и «сверхмафия» (международные организации, уже напоминающие транснациональные корпорации, где граница между легальным и криминальным бизнесом нередко размыта)). Кроме того, ОПГ разделяют по месту базирования (например, в Москве — солнцевская, долгопрудненская), по этническому признаку (преимущественному национальному составу): славянские, грузинские, чеченские, дагестанские, ингушские, армянские, азербайджанские, вьетнамские, китайские...). К принятым в практике можно добавить и другие критерии — по внутренней структуре (ее развитости), по внешним связям (с коррумпированными чиновниками, с легальным бизнесом...) и другие.

Объекты. Их тысячи: стратегические ресурсы (нефть, металл), наркотики, оружие..., но главный объект — люди, собственники, из которых можно «качать» деньги. Их бизнес, собственность столь же многообразны, как и вся экономика (промышленность, сельское хозяйство, сфера услуг и т.п.). Существенную роль играет форма собственности — государственная, частная, акционерная, иностранная, совместное владение, т.к. при господствующем российском менталитете легче грабить негосударственные средние и мелкие фирмы. Ведущая для ОПГ характеристика объекта — прибыльность. Последняя связана с противоречивостью экономических отношений (сильные перепады цен, инфляция, курс доллара), несовершенством законодательства, высоким спросом на запретные услуги и т.п.

Средства. Естественно деление на материальные и идеальные (психические) средства воздействия на объект. Материальные средства сверх обогащения сводятся к кражам, ограблениям, разбою, бандитизму, т.е. присвоению товаров, денег, информации. Психические средства сводятся к воздействию не на вещи, а на собственника, на лицо, наделённое властными функциями, на душевные слабости. Это эксплуатация низших человеческих чувств — страха, жадности, зависти, гордыни, чувства мести, сексуального чувства. Они вызываются через шантаж, насилие, пытки, убийства, распространение лживых слухов, запугивание, соблазнение.

Цели. Подобно средствам они делятся на материальные и духовные. Девяносто девять процентов целей сводятся к получению сверхприбыли. Деньги ОПГ тратят на дальнейшее «делание денег» и чувственные удовольствия.

Глобальные результаты от ОП имеют значение для общества в целом. Они в свою очередь делятся на отрицательные и положительные. Отрицательные последствия от организованной преступной деятельности — это подрыв жизнеспособности общества (высокая смертность населения, атмосфера страха, криминальный тупик экономических реформ, в конечном счете — опасность распада государства). Незначительные положительные последствия — осознание обществом (массами, в меньшей степени элитой) необходимости глубокого переустройства страны, т.е.:

а) духовного обновления, покаяния, гуманизации воспитания, образования, политических и социальных отношений в целом, приближения к правовому государству (в частности, очеловечивания пенитенциарной системы),

б) создание конкурентоспособной экономики, в которой ресурсы (материальные и духовные) будут эффективно использоваться.

Наконец, о корнях и возможностях существенного ограничения ОП. Общеизвестны корни — экономические, несовершенство законодательства, регионализация, этнические противоречия, слабость правоохранительных органов. Это правильно, но неточно и неглубоко. Представим, что в течение нескольких лет эти причины будут устранены. Но инерция организованной преступной деятельности может быть преодолена только за десятки лет.

Крупные формирования глубоко укоренились, сосредоточили многие миллионы долларов в западных банках, получили фундаментально законспирированные связи в самых элитарных кругах. Поэтому и в экономически здоровой России развитые ОПГ найдут новые изощренные способы паразитирования на социальных противоречиях, на людской жадности, зависти, страхе. Главный корень ОП — социальная бездуховность. В условиях потребительского, паразитически-агрессивного общества мафия «бессмертна». Лишь преодолевая чисто материальную ориентацию, восстанавливая идеалы нормального общества, высокую нравственность, ценность творческого труда, Россия преодолеет инерцию ОП и возродится.

Особая опасность заключается в том, что часто человеку, вступающему в ряды ОП, не приходится преодолевать психологический барьер, т.к., непосредственно насилием, вымогательством, кражами (в бытовом понимании) занимаются только определенные подразделения организованной преступной группы. Большинство заняты обеспечением деятельности этих подразделений, что внешне не выглядит криминалом. Это определяется принципами построения ОП, схожими с принципами построения бизнеса, что позволяет применять методы ведения бизнеса в криминальной деятельности.

Так же как в правильно организованной фирме, в ОП падает роль личных качеств отдельных лиц. Преступная деятельность систематизирована. Существует разделение «труда» и четкая система управления. Отработана технология преступной деятельности, следовательно, к кандидатам в члены преступной группы не предъявляется высоких требований. Достаточно заставить их соблюдать выработанные правила.

Бизнес организованной преступности

Профессиональная преступность столь же стара, как и цивилизация. Однако организованная преступность (в современном смысле слова) родилась гораздо позже, примерно век тому назад. Дело в том, что возникновение организованной преступности — это качественно новый этап развития преступного мира. Если «неорганизованные» преступники являются аутсайдерами общества, то деятельность современных мафиози строится в основном по законам бизнеса, и поэтому они стали составным элементом общественной жизнедеятельности.

Формулируя определение организованной преступности, отечественные и зарубежные криминологии единодушно подчеркивают такие ее характеристики, как: а) устойчивость, систематичность и долговременность; б) тщательное планирование преступной деятельности; в) разделение труда, дифференциация на руководителей и исполнителей — специалистов разного профиля; г) создание денежных страховых запасов («общаков»), которые используются для нужд преступной организации.

Нетрудно увидеть, что все эти признаки полностью копируют характерные особенности легального капиталистического предпринимательства. Поэтому организованную преступность

следует рассматривать в первую очередь как особую отрасль бизнеса, специфическую сферу экономической деятельности. Рассмотрим ряд особенностей экономики организованной преступности, которым в отечественной научной литературе уделено пока недостаточно внимания.

1. Спрос на мафиозном рынке. В основе деятельности организованной преступности лежит социальный заказ. Мафиозная преступная деятельность — это преступления особого рода, преступления, совершаемые по взаимному согласию, преступления, совершения которых желает потребляющая публика. Это относится не только, например, к наркобизнесу, когда мафиози всего лишь продают товар, добровольно делающим выбор клиентам, но и к рэкету, когда организованная преступность берет на себя охрану предпринимателей от преступности неорганизованной.

Вообще, можно сделать вывод, что организованная преступность складывается только там и тогда, где и когда возникает устойчивый и высокий спрос на запрещенные товары и услуги. Поэтому экономическая история организованной преступности — это поиск руководителями мафий свободных рыночных ниш, закрепление и расширение своих позиций в конкурентной борьбе с другими преступными организациями, а также периодическое «перепрофилирование», вызванное изменениями рыночной конъюнктуры. Мафия может отчасти «заказывать» спрос на свою продукцию (часто рэкетиры «защищают» бизнесменов от самих себя), но в целом она лишь удовлетворяет объективно сформировавшиеся общественные потребности. Например, широкий размах рэкета в России — порождение высокого спроса бизнесменов на правоохранительные услуги в атмосфере слабой спецификации прав собственности, разгула «обычной» преступности, низкой эффективности деятельности органов внутренних дел.

2. Профиль преступного производства. Экономика организованной преступности — диверсифицированная экономика, основанная на сочетании разных видов бизнеса, преступного и легального. Мафия (как и легальные фирмы) старается «не класть все яйца в одну корзину»: хотя есть преобладающее производство, дающее основную массу прибыли, мафиози не забрасывают окончательно старых промыслов и одновременно осваивают «плацдармы» для новых..

Изменение ведущей специализации объясняется при этом не столько противодействием органов правопорядка, сколько

изменениями спроса, деятельностью легального «большого бизнеса» и вытеснением старого малоприбыльного бизнеса новым высокоприбыльным. Кроме того, мафия обычно сочетает два направления экономической деятельности: нелегальное производство, где «зарабатываются» большие деньги, и легальное производство, где эти деньги «отмьваются». В результате экономика организованной преступности выглядит как айсберг: на виду — легальный, относительно малодоходный сам по себе бизнес (например, переработка вторсырья), «под водой» — высокодоходный нелегальный бизнес (например, наркобизнес). Такую форму мафиозная экономика приобретает на той стадии своего развития, когда мафия институционализируется, стремится прочно «врасти» в официальную систему, не порывая при этом с преступными промыслами.

3. Издержки производства и прибыль преступного бизнеса. Нелегальный мафиозный бизнес обязательно высокоприбылен, причем средняя норма гангстерской прибыли отличается от нормальной средней нормы на несколько порядков. В легальном бизнесе 10% годовых считаются очень высоким показателем, в то время как в наркобизнесе норма валовой прибыли в одной торговой сделке превышает 1000%.

В этом бизнесе невозможна обычная страховка предпринимательских рисков, которые достаточно высоки (при транспортировке наркотиков правоохранительные органы перехватывают примерно 10% всех грузов).

Своеобразной страховкой можно считать систематический подкуп полиции и политиков. Однако эти «страховые взносы» огромны и доходят едва ли не до 2/3 валовой прибыли. Высоки также издержки «отмывания» преступных доходов. Очень своеобразны в мафиозном бизнесе издержки конкурентной борьбы: обычный бизнесмен рискует потерять свой капитал, мафиозный — и свою жизнь. В силу всех этих причин чистая прибыль преступных организаций не так уж велика, а ее легальное использование сильно затруднено.

4. Конкуренция на мафиозном рынке. Экономика организованной преступности олигополистична по форме и монополистична по существу. В стране, как правило, действуют несколько мафиозных организаций (кланов), занимающихся схожими промыслами. Во избежание потерь от самоубийственной междоусобной борьбы территория делится на районы, закрепленные за отдельными мафиозными группами. Изучение закономерностей экономики организованной преступности позволяет правильно выбирать стратегию сдерживания мафиозной деятельности, минимизации ее негативных последствий.

Роль  коррупции в организованной преступности.

Как отмечалось выше, неотъемлемой частью организованной преступности (ОП) является коррупция. Организованной группе сложнее скрыть свою деятельность чем отдельному преступнику. Можно сказать, что ОП не скрывает свою деятельность, а блокирует реакцию государства с помощью коррупции. До сих пор не выработано само понятие коррупции. Это объясняется трудностью его определения. Даже рекомендации международных организаций по этому вопросу, вряд ли могут быть однозначно приняты в нашей стране. Так,  в результате проведения Генеральной Ассамблеи ООН 1979 года межрегионального семинара по проблемам коррупции (Гавана, 1990 год) в кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка коррупция была определена как злоупотребление служебным положением для достижения личной или групповой выгоды, а также незаконное получение государственными служащими выгоды в связи с занимаемым служебным положением. Злоупотребление служебным положением и получение выгоды, а точнее взяточничество, предусмотрены в ныне действующем Уголовном кодексе Российской Федерации, но явно недостаточно полно отражают признаки коррупции.

На первой сессии Многодисциплинарной Группы Совета Европы по проблемам коррупции (Страсбург, 22—24 февраля 1995 года) коррупция была определена как «подкуп (взятка), а равно любое иное поведение в отношении лиц, наделенных полномочиями в государственном или частном секторе, которое нарушает обязанности, вытекающие из этого статуса должностного лица, лица, работающего в частном секторе, независимого агента, либо других отношений такого рода, и имеющего целью получение каких бы то ни было ненадлежащих преимуществ для себя или иных лиц». Положительным здесь является то, что в сферу коррупции попадает и лицо, склоняющее к совершению таких действий. Однако неоправданное расширение круга субъектов коррупции, ограничение их противоправного поведения одним лишь взяточничеством, а также аморфность формулировки вряд ли могут позволить опираться на это определение при выработке понятия коррупции.

В Федеральном Законе «О борьбе с коррупцией» под этим социальным злом понимается использование лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций или приравненными к ним, своего статуса и связанных с ним возможностей для не предусмотренного законами получения материальных, иных благ и преимуществ, а также противоправное предоставление им этих благ и преимуществ физическими и юридическими лицами. Причем под приравненным к лицам, уполномоченным на выполнение государственных функций, понимаются служащие, постоянно или временно работающие в органах местного самоуправления, должностные лица муниципальных хозяйствующих субъектов, лица, участвующие в выполнении функций местного самоуправления на общественных началах либо в порядке частной деятельности, кандидаты на занятие выборных государственных должностей или должностей в органах  местного самоуправления.

В связи с этим возникает ряд вопросов. Предлагаемый состав субъектов коррупции (лица, работающие в государственных органах и органах местного самоуправления, должностные лица государственных и муниципальных хозяйствующих предприятий) определен достаточно полно. Но он не согласуется с ныне действующим определением должностного лица как занимающего должность, связанную с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций в государственных или общественных предприятиях, учреждениях, организациях. Причем под общественными предприятиями, учреждениями и организациями, согласно Закону РФ «Об общественных объединениях», понимаются только те, которые не имеют своей целью получение прибыли. Получается, что, с одной стороны, проект расширяет круг субъектов коррупции, включая в него должностных лиц государственных и муниципальных хозяйствующих субъектов, а с другой стороны — сужает его за счет исключения из этого круга лиц, выполняющих соответствующие функции в общественных предприятиях, учреждениях и организациях.

Обращает на себя внимание и то, что использование статуса и вытекающих из него возможностей связывается с непредусмотренным законами получением благ и преимуществ. Однако очень многие блага и преимущества предусматриваются в подзаконных нормативных актах: наставлениях, инструкциях, положениях и т.д. Кроме этого, коррупционное нарушение может быть не связано с получением благ и преимуществ.

Например, преследуя цель спасти от привлечения к ответственности родственников, друзей и т.д.

Анализ международного и отечественного опыта, а также действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что определение понятия «коррупция» осуществляется по двум основным направлениям: установление круга субъектов коррупции, понятие личной заинтересованности.

Сложным является вопрос о корыстной заинтересованности. С одной стороны, она может быть корыстной, а с другой стороны — отступление от правильного выполнения функциональных обязанностей должностного лица иногда вызвано личной заинтересованностью (выручить родственника, просьба другого руководителя или авторитетного человека). То есть главное заключается в том, что совершается нарушение служебного долга. Мы считаем, что подобного рода нарушения существуют в следующих формах:

  1.   должностное лицо незначительно отклоняется от существующих правил, действуя в интересах своей группы (семьи, друзей) и не получая за это вознаграждения;
  2.   должностное лицо отдает предпочтение членам своей группы (семьи, друзей, клана) при принятии решений, связанных с назначением на должность, заключением контрактов и т.д., при этом не получая материального вознаграждения;
  3.   должностное лицо получает подношения (деньги, подарки) в качестве условия надлежащего исполнения своих обязанностей (например, оформления документов в установленные сроки, без излишней волокиты и мелочных придирок);
  4.   должностное лицо получает вознаграждение в обмен на нарушение действующей процедуры рассмотрения вопроса или принятия решения, на базе нарушения законных оснований принятия самого решения. В этом случае при помощи взятки «покупается» ускоренная или облегченная процедура при наличии законных оснований для того решения, которое нужно взяткодателю (например, принятие единоличного решения там, где требуется комиссионное рассмотрение);
  5.   должностное лицо получает вознаграждение в качестве условия надлежащего рассмотрения дела. Такая ситуация может сложиться, если оно наделено широкими властными полномочиями и не обязано отчитываться в их использовании;
  6.   должностное лицо получает вознаграждение за принятие незаконного решения в интересах взяткодателя;
  7.   должностное лицо получает вознаграждение за ненадлежащее выполнение своих прямых обязанностей (например, за попустительство, за терпимое отношение к каким-либо нарушениям);
  8.   должностное лицо создает условия, обеспечивающие результаты голосования, благоприятные для проведения выгодного для себя решения;
  9.   должностное лицо умышленно использует свое служебное положение вопреки интересам государственной службы в целях получения личной выгоды.

Таким образом, в определении коррупции необходимо учесть два основополагающих момента: лицо должно быть должностным и использовать либо свой статус должностного лица, либо вытекающие из него возможности для придания приоритетного характера отношениям с отдельным лицом или лицами в противовес другим лицам. В связи с этим мы считаем, что под коррупцией следует понимать незаконное использование должностным лицом своего статуса или вытекающих из него возможностей влиять на других лиц с целью получения личной выгоды. В этом определении фиксируется приоритет интересов одних лиц перед другими. Появление такого ничем не обоснованного преимущества и есть изначальный показатель коррупционного поведения должностного лица, которое это допустило. Такое понимание коррупции позволит точнее определить границы правового регулирования этого опасного явления.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

В ходе анализа проблем социализации личности мы уже установили, что общество состоит из множества реальных групп, которые различаются В только по роли и месту в общественной жизни, но и по своей величине. Однако не всякая группа является коллективом.

Каждый из элементов (частей) ОП - деятельности должен быть подробно раскрыт в законе об ОП и каждый раз рассматриваться в ходе конкретного судебного разбирательства. Ведущую роль в ОП как деятельности играет субъект ОПГ. Общеизвестно, что главная цель преступных организаций извлечение максимальной материальной выгоды. В связи с этим целесообразно вспомнить концепцию М. Вебера о двух принципиально различных типах «жажды наживы». Авантюристическая жажда обогащения (в том числе путем грабежа и воровства) наблюдается с древнейших времен. Но только в условиях капиталистического строя складывается отношение к богатству как к закономерному результату рациональной деятельности по производству потребительских благ. Организованная преступность функционирует по законам именно рационального капиталистического предпринимательства, и поэтому ее экономическая история неотрывно связана с историей рыночного хозяйства.

Психологическое изучение личности преступника, включает в себя исследование его внутреннего мира, потребностей, побуждений, лежащих в основе поступков, эмоционально-волевой сферы, способностей, индивидуальных особенностей интеллектуальной деятельности (мышления, восприятия, памяти и других познавательных процессов). Изучение этих психологических особенностей преступника должно быть составной частью расследования преступления, и в каждом конкретном случае диапазон этих сведений должен конкретизироваться в зависимости от категории и характера уголовного дела и от особенностей личности обвиняемого. Психологию личности преступника следует изучать так, чтобы следователь мог обеспечить решение уголовно-правовых, уголовно-процессуальных, криминологических и исправительных проблем по конкретному делу. Широкий диапазон сведений о личности предполагает использование большого числа источников информации о психологии обвиняемого процессуального и непроцессуального характера.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ

«УТВЕРЖДАЮ»

Начальник кафедры

Подполковник полиции

___________ Тузов А.И.

«        »                    2013 г.

Дисциплина: «Юридическая психология»

Специальность: 030501.65- Юриспруденция.

Лекция

Тема 4.3.  «Психология криминальной среды и  преступных сообществ»

Обсуждена и одобрена на      Подготовил:

заседании кафедры           ст.  преподаватель кафедры

Протокол №          подполковник полиции

от « »   _______ 2013г.                 Терещенко Ж.А.

КРАСНОДАР

2013

Объем времени: 2 часа.

Место проведения: учебная аудитория.

Методика проведения: лекция.

Основное содержание темы: 

Данная лекция позволяет курсантам ознакомиться с понятием психологической структуры преступного деяния, психологическими особенностями импульсивных преступных действий, психологией предумышленного преступного деяния механизмом преступного деяния, психологией совершения преступления в составе преступной группы, психологией организованной преступности, методы изучения борьбы с организованной преступностью.

Основные термины и понятия: криминальная среда, преступные группы, преступные сообщества, преступные группировки, черты современных преступных сообществ, преступное деяние, признаки, группы (эндогенные и экзогенные)  психологические особенности преступных действий, предумышленное преступное деяние, механизм его, состав преступной группы, психология организованной преступности, методы, анализ преступности.

Основные цели лекции:

- обеспечить систематизированные знания курсантам о специализированных психологических познаниях психологии преступных групп и криминальной субкультуры в разделе криминальной психологии в деятельности следователя.

-  показать значимость психологии преступных групп и преступных сообществ и методах изучения борьбы с организованной преступностью.

- формировать у курсантов-юристов систему психологических знаний, умений, навыков, которые обеспечивают эффективность деятельности следователя применяя в своей профессиональной деятельности методы и приемы анализа организованной преступности.

План лекции:

Введение:

  1.  Понятие среды преступника (криминальной микросреды).
  2.  Социально-психологическая структура преступных групп. Методы изучения борьбы с организованной преступностью.

Заключение.

Основная литература:

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. Ростов – на - Дону, «Феникс» 2004.

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. М., 2006.

Волков В.Н., С.И. Янаев Юридическая психология. М., 2003.

Кикоть В.Я. Рыбникова В.Ю. Юридическая психология (с  основами общей и социальной психологии). М., Закон и право, 2006.

Дополнительная литература:

1. Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова.-

М.,2001.  стр. 36-45.

2. Маркин А.В. Социология преступности. Краснодар., 2006. стр. 101-122.

3. Хрестоматия: Юридическая психология. С-П., 2001. стр. 50-65.

ВВЕДЕНИЕ

Составными частями социальной среды являются индивиды, группы, коллективы, социальные слои, классы. Социальную среду личности детерминируют социально-психологические факторы: система отношений (материальных, идеологических, межличностных и т.д.), ролевое поведение и ожидания, статус, психологический климат и т.д. Криминальная среда обусловливается теми же факторами, однако ей присущи некоторые особенности.

Как социальное явление организованная преступность возникает при слиянии преступного мира, коррупции и теневой экономики. Ю.Н. Адашкевич определяет организованную преступность как опасное социальное явление, характеризующееся тесным смыканием уголовного мира с теневыми экономическими структурами и коррупцией в органах власти и управления, проявляющее себя в деятельности преступных сообществ, контролирующих источники противоправных, а также отдельных видов   правомерных   доходов   на   территориях   или   сферах   социальной

практики.

Микросреды разных людей не могут быть идентичными, поэтому
неизбежно появляются различия в их развитии и функционировании.
Именно эти различия влияют на формирование криминального типа
личности, совершение ей преступлений.

На криминальное поведение корыстных и насильственных преступников влияют индивидуально-личностная сфера (характер, темперамент, эмоции, воля) и конкретная ситуация. По степени влияния на личность микросреда может быть благоприятной, неблагоприятной и нейтральной.

Вопрос 1. Понятие среды преступника (криминальной микросреды)

Криминальная психология, как и криминология, не располагает достаточно полными теоретическими и эмпирическими данными о влиянии микро- и макросреды на личность преступника. Однако анализ существующей психологической литературы позволяет высказать следующие предположения:

микросреда,  в которой распространены пьянство,  грубость,  цинизм,
жестокость, неуважение к окружающим, пренебрежительное отношение к
человеческому достоинству, нежелание считаться с чувствами и интересами
других,   половая   распущенность,   будет   способствовать   формированию
личности насильственного преступника:

микросреда, в которой распространены стяжательство, корыстолюбие,
стремление к наживе любой ценой (включая аморальные и преступные
средства), способствует развитию личности корыстною преступника.

Можно выдвинуть следующую гипотезу: чем более благоприятные условия сопровождали формирование личности, тем меньше эта личность усваивает криминальные роли в неблагоприятной жизненной ситуации.

По мнению сотрудника Главного управления по организованной преступности МВД России С.В.Ванюшкина, в настоящее время наиболее характерными признаками криминальной среды являются:

приток новых сил, причем не только из молодежи, рабочих, лиц,
утерявших    социальные    ориентиры,    но    и    из    числа    управленцев,
хозяйственников,   экономистов,   финансистов,   юристов,   военных,   других
специалистов. Одни из них самостоятельно совершают         преступления
(хищения,   взяточничество,   должностные   подлоги),   а  другие   оказывают
преступным    сообществам    профессиональную    помощь    и    поддержку,
участвуют в преступлениях и получают за это свою долю;

коррупция в органах власти и управления всех уровней, регионов, а
также отраслей хозяйствования;

3) организованное    сплочение    криминальной    среды    на    основе
укрепления   и   развития    воровских   традиций    и    законов.    При    этом
увеличивается   число   "разборок"   между   организованными   преступными
сообществами и группами;

4) переход     представителей     уголовной     среды, "  накопившей
значительные     средства,     к     легальным     формам     бизнеса;     слияние
общеуголовной      преступности      с   группами и сообществами,
действующими       в государственной         '   экономике, властными
исполнительскими структурами;

5) активное    развитие    региональных    и    международных    связей
преступных организованных групп и сообществ с выходом на криминальное
пространство других стран и континентов;

6) постоянное расширение сферы преступной деятельности, освоение
новых видов преступных посягательств, отраслей хозяйствования и бизнеса;

7) вооруженность   и   техническая   оснащенность   преступников,   и
прежде    всего   организованных сообществ;

8) нарастание       противодействия'      криминального       элемента
правоохранительной системе, психологического и физического воздействия
на потерпевших и свидетелей, работников правоохранительных органов в
целях   их   деморализации   и   дискредитации,   склонения   к   преступному
сотрудничеству;

втягивание   в   преступную   деятельность   криминальной   среды
несовершеннолетних в качестве исполнителей (угон автотранспорта, участие
в массовых беспорядках);

возрастание дерзости, агрессивности и жестокости преступников.
Нередко   действия   группировок   носят   характер   вызова,   совершаются
открыто, с целью утвердить всесилие преступной среды;

11) возрастание   роли,   значимости,   влияния   групп   и   сообществ,
организованных на этнической основе. Например, в    Москве "чеченская
мафия"       самая многочисленная, она насчитывает до 800 человек и контролирует   гостиницы,   рынок   наркотиков   и   оружия.   Частная   торговля, игорный   бизнес,   туризм,   зрелищные   мероприятия    составляют   сферу деятельности "казанской татарской мафии", которая специализируется также на рэкете. Дагестанская группа включает в себя около 400 человек, которые совершают   разбойные   нападения.   Группа,   объединяющая   около   200 азербайджанцев, "контролирует" продуктовые рынки. "Грузинская" группа занимается     кражами     автомашин.     "Славянские     бандиты"     особенно свирепствую) в пригородах. Самая известная из     них     "люберецкая" (на востоке Москвы) специализируется на частной торговле, азартных играх и
торговле валютой.

Таким образом, основными элементами криминальной среды являются преступные группы и сообщества.

По мнению Н.А. Корнеевой, преступной группой можно считать
совокупность двух или более лиц, объединенных совместной преступной
деятельностью, независимо от степени организации группы и распределения
ролей между ее участниками. Степень организации лишь возможный
критерий классификации преступных групп по увеличению общественной
опасности. ,

И.Ткачев и М. Миненок определяют преступную группу (организованную группу) как устойчивое, сплоченное объединение лиц со специфическими       криминальными       навыками,       связями,       опытом,

организовавшихся для систематического совершения тождественных или однородных преступлений.

Специфическими социально-психологическими чертами малых групп криминальной направленности являются:

добровольное вступление в них (т.е. принятие на себя обязанностей
выполнения криминальных традиций и т.д.);

тесное криминальное взаимодействие и общение (при появлении
антипатии (неприязни) к какому-либо члену группы он исключается из ее
состава);

хорошая информированность;

конспирация,  автономизация,  изолированность    от    внешнего окружения, затрудняющие проникновение посторонних лиц в группу;

- статусная  иерархия и жесткая стратификация внутренней структуры
при внешней демократичности:

- наличие общего денежного фонда ("общака", "котла");

- круговая порука;

- отрицательное отношение к нормам морали и права;

- наличие криминальной субкультуры;

- самоутверждение    и    самовыражение    в    криминальных    видах
деятельности и др. •

С целью объединения, анализа и практического использования
указанных черт преступных групп
криминологи и психологи пытаются
создать классификации и типологии групп правонарушителей. В
качестве критериев они используют:
характер правонарушений; степень
сплоченности и социальной опасности; степень деморализации
правонарушителей; степень устойчивости; тип общения; возраст
правонарушителей; поведенческо-ценностные ориентации; потребности
членов групп.

В зависимости от того, используют ли преступники легально существующие законные структуры или создают собственные нелегальные образования, можно выделить два типа преступных групп:

1. Имеющие легальное прикрытие, которые действуют:

а) в легальных государственных управленческих, производственных и торгово-экономических структурах, а также в их совместных предприятиях с зарубежными партнерами. Способы извлечения преступных доходов -приписки, хищения, производство и реализация "левой" продукции, массовый обман клиентов, теневой экспорт-импорт и т.п.;

 б) в легальных негосударственных производственных и торгово-коммерческих структурах: кооперативах, акционерных обществах, частных фирмах, в совместных предприятиях с зарубежными партнерами. Способы извлечения преступных доходов - финансово-коммерческие аферы, теневой экспорт-импорт, уклонение от уплаты налогов и т.п.

2. Не имеющие легального  прикрытия.  Эти преступные группы
создают самостоятельные структуры, которые:

а) специализируются на производстве и предоставлении запрещенных законом товаров и услуг (наркобизнес, проституция, ростовщичество, контрабанда, незаконные валютные операции, торговля оружием и др.);

   б) совершают корыстные преступления, сопровождающиеся насильственными действиями (вымогательство, грабежи), контролируют общеуголовную преступность.

Необходимо отметить, что единая, универсальная и общепризнанная
классификация (типология) криминальных групп до
! настоящего времени не
создана.   

Преступные сообщества как элемент криминальной среды характеризуются более высоким уровнем организации, сплоченности, криминальным профессионализмом участников, развитыми преступными связями, жесткой стратификацией и статусной иерархией.

Специфическими чертами современных преступных сообществ являются:

1)   высокий   уровень   конспирации.   О   содержании   криминальной

жизнедеятельности осведомлен лишь узкий круг преступников. Преступность носит латентный характер;

  2) использование пробелов уголовного и уголовно-процессуального законодательства;

3) систематическое   обновление   элементов криминальной структуры;

4) наличие коррумпированных связей в аппарате власти и управления в правоохранительных органах;

5) создание преступниками структур внутренней безопасности, вплоть
до     собственных служб безопасности, часто     возглавляемых     бывшими
сотрудниками правоохранительных органов;

6) пространственный размах;

7) проникновение   в   средства   массовой   информации   с   целью
легализации своей криминальной идеологии, а также компрометирования
неугодных лиц, в том числе работников правоохранительных органов.

Ю.Н. Адашкевич предлагает признать системообразующими признаками криминальных сообществ: устойчивый, постоянный, плановый,
конспиративный характер деятельности в виде преступного промысла; наличие организационно-управленческих и обеспечивающих структур, иерархии руководства, единых норм поведения; сращивание теневой экономической деятельности с уголовщиной; связь с коррумпированными чиновниками органов политической власти и хозяйственного управления, правоохранительной системы;      создание      системы    планомерной нейтрализации всех форм социального контроля; применение приемов, форм и методов разведывательной и контрразведывательной деятельности; наличие централизованных крупных денежных фондов; тенденция к постоянному расширению сфер деятельности; наличие сфер влияния и контроля.

По последнему признаку выделяются два вида преступных сообществ: региональные, контролирующие на определенной территории преступный бизнес, а также отдельные виды легального бизнеса; отраслевые,

контролирующие определенные сферы общественной практики.

Структура современной криминальной среды включает в себя организованные преступные группы и сообщества:

а) действующие   на   определенной   территории   и   возглавляемые
авторитетными судимыми и несудимыми лидерами;

б) базирующиеся на определенной территории и совершающие, кроме
общеуголовных, преступления в сфере экономики, финансов и т.д.;

в) действующие в местах лишения свободы;

г) предназначенные для совершения преступлений с использованием межрегиональных связей;

д) создаваемые на этнической основе;
с) "гастролеры";

ж) действующие на транспорте:

з) бандитской направленности;

и) установившие международные криминальные связи: к) имеющие в своем составе "воров в законе", организующих воровские сходки и собрания.

Вопрос 2. Социально - психологическая структура преступных групп.

Преступная группа также представляет собой своеобразный элемент общественной структуры. В такой группе существует многоуровневая структура внутригрупповых отношений, включающая в себя "различные по степени опосредования совместной криминальной деятельности слои, или страты. В.Л. Васильев в социально-психологической структуре преступных групп выделяет: организатора (лидера), исполнителя на ответственном участке, второстепенного исполнителя; оппозиционера ("слабое звено") человека, имеющего различия во взглядах с членами группы па преступную деятельность. По мнению ученого, распределение социальных ролей в преступной группе производится по волевым и интеллектуальным    качествам,    организаторским    способностям,    степени

авторитетности и инициативности лидера, а также наличию конформизма, безволия, склонности к пьянству и наркомании второстепенных членов. Роли ее членов дифференцируются в зависимости от объекта посягательства, места, времени, способа совершения преступления, плана преступной операции, орудий и средств преступления, способа сокрытия следов, маскировки"'.

B.C. Разинкин отмечает, что преступные группировки осужденных
могут быть иерархичными либо иметь простое распределение ролей. Опыт
работы оперативных аппаратов исправительных учреждений свидетельствует о том, что статусная иерархия существует, как правило, в преступных группировках осужденных отрицательной направленности, соблюдающих воровские обычаи и традиции. Кроме того, формирования состоят из главаря, "смотрящих" за определенными секторами зоны, "казначея", "толкователей" правил и обычаев преступного мира, которые не совершают преступные действия либо совершают их нелегально, а также исполнителей отдельных видов преступлений в интересах криминальной группировки (именуются "быками", "торпедами"; "пехотинцами"). Преступные группировки осужденных отрицательной направленности способствуют расслоению лиц, отбывающих наказание, на неформальные категории: так называемых "честных арестантов", "мужиков", "козлов", "петухов", "пассажиров" и т.п. "

Рассмотрим обобщенный психологический портрет лидера (главаря) преступной группы: имеет развитую когнитивную сферу, набор деловых качеств, среди которых особо выделяются общительность, активность, инициативность, энергичность и т.д. У него, как правило, богатый криминальный опыт, он знает воровские традиции, придерживается их сам и насаждает в группе. Это волевая личность, способная подчинить своим взглядам и целям не только членов группы, но и окружающих, воздействовать на них. Он эгоистичен, подозрителен, циничен, мстителен, жесток, лжив, порой агрессивен. Знает приемы и методы работы оперативных аппаратов и умеет должным образом на них реагировать (как правило, использует методики рефлексии, эмпатии, персонификации и стереотипизации). Лидер обладает исключительным правом распоряжаться общаковыми средствами, выступать в роли третейского судьи в случае возникновения разногласий в группе. Он активный организатор проведения воровских сходок, разборок между криминальными группировками.

Отдельные лидеры преступных групп имеют отклонения в психике, проявляющиеся в неврозах, психозах и т.д.

Лидеры всех разновидностей преступных группировок постоянно настраивают сообщников как против органов внутренних дел, так и против правоохранительной системы в целом. Это делается обычно с помощью компрометирующего материала, необъективного комментирования недостатков.

В некоторых наиболее экстремистски настроенных группировках лидер находится на нелегальном положении. Он тайно руководит группировкой, а гласно его обязанности исполняет так называемый подставной лидер. Это нужно для того, чтобы обезопасить главаря от непредвиденных, опасных ситуаций, а в некоторых случаях, чтобы скрыть направленность деятельности группировки.

Лидер группировки, состоящей из осужденных положительной и нейтральной направленности, создает видимость послушания, оказания помощи администрации, а тайно противодействует ей.

Лидер преступной группировки, состоящей из осужденных отрицательной направленности, как правило, отличается непримиримым отношением к сотрудникам и администрации учреждения. Однако иногда он идет на компромисс с целью добиться, например, двойного управления в колонии (при этом администрация фактически отстраняется от руководства осужденными).  Па практике  такие  учреждения  называют "воровскими

зонами".

А что же включает в себя психологическая структура преступной группы? Прежде всего — это противоправная деятельность ее участников, сложившаяся на основе взаимоотношений между лидерами и другими членами группы. Такая структура представляет собой сеть психологических взаимосвязей и взаимозависимостей. Отдельным элементом этой структуры являются индивидуальные позиции, занимаемые каждым индивидом в процессе его самоутверждения в группе. Психологическая структура выражается в определенных видах взаимоотношений, возникающих между участниками группы в общении, связанном с преступной деятельностью.

Преступная группа - это противозаконная, антисоциальная корпорация людей, существующая в своей преступной деятельности изолированно, нелегально, поэтому само положение отличает преступную группу от коллективов и других общностей людей.

Деятельность  в  преступных  группах  подразделяется   на  социально - организванное поведение, с одной стороны, и на поведение разрушительное; антисоциальное   с другой.

Преступным группам в большей степени свойственно социально-психологическое заражение, нежели в социально-положительных группах, даже при относительной изоляции деятельности группы. Это заражение является основой уподобления участников группы друг другу. Если индивидуальное преступное поведение находит первоначальное объяснение при рассмотрении неблагоприятных условий формирования личности, при анализе различных жизненных ситуациях, то групповая преступность характеризуется особенностями взаимодействия человеческой личности с окружающей его внешней средой.

Выясняя мотивы создания преступных групп, необходимо определить критерии организованной преступной деятельности по направленности, по объекту преступления и объективной стороне. Все мотивы преступления и подготовки к нему являются антисоциальными, однако, это не означает, что все они однородны, ибо степень их антисоциальности может быть разной, так же, как и различна направленность противоправной деятельности по объекту посягательства и объективной стороне преступления.

Так, при формировании преступных групп расхитителей, воров, грабителей и разбойников определяется корыстный мотив. Корыстный мотив расхитителей, использующих свое должностное положение, объясняется частнособственническими устремлениями, связанными с условиями службы. Корыстный мотив участников насильственно-имущественных групп характеризуется открытым противопоставлением деятельности по удовлетворению извращенных потребностей с применением насилия над личностью или без применения насилия требованиям права.

Для расхитителей характерно наличие потребностей к удовлетворению их противоправным способом. Определяющие мотивы преступных групп расхитителей характеризуется стремлением к приобретению дорогостоящих вещей, золота, валюты за счет государства или граждан.

Преобладание материальных потребностей в их уродливой форме бывает у духовно нищих, односторонних людей, у которых в центре заботливое благополучие. Сам же процесс накопления порождает уродливую потребность, когда человек живет ради вещей, когда деньги перестают быть средством, а становятся целью жизни. Такая потребность приводит к жадности.

Наличие извращенного понимания способов достижения желаемого, извращенных потребностей характерно и для участников, совершающих насильственно-имущественные преступления. Однако, преступная деятельность участников этих групп по преступному посягательству, т.е. удовлетворению своих уродливых потребностей, характеризуется безразличием как к государственному и общественному имуществу, так и к личной собственности граждан. Корыстный мотив расхитителей, участников воровских, грабительских и разбойных групп одинаково продиктован стремлением к паразитическому образу жизни. Побуждающими мотивами преступных групп, участники которых прибегают к имущественным преступлениями, является стремление иметь деньги, хорошо одеваться.

Определяя потребности как первоисточник активности человека, необходимо сказать, что извращенные материальные потребности ведут к корыстным преступлениям, к формированию преступных групп расхитителей и групп, деятельность которых направлена на имущественно-насильственные преступления. Аналогичным образом формируются преступные группы лиц, имеющих извращенные сексуальные потребности и стремящихся их удовлетворить насильственным путем.

Удовлетворение страсти характерно и для корыстного мотива противоправных действий и поэтому может объясняться только половыми потребностями и стремлением к беспрекословному удовлетворению половой страсти в извращенной форме насилия.

Следовательно, в тесном соответствии с буквой и смыслом закона, корыстный мотив выражает материальную заинтересоеанность не вообще, не в любой ее форме получения наживы, добычи.

Иначе говоря, корыстный мотив и направляет действия преступников к формированию группы, чтобы получить материальные ценности как наживу, которой они не имеют, а хотят иметь.

Организованная группа - это не случайное явление. Действия, направленные на создание преступной группы носят целенаправленный, умышленный характер как признак субъективной стороны, побуждающий к преступной деятельности.

Создание преступной группы первоначально обуславливается интересом, вовлечением в группу, т.е. личным мотивом, не говоря об общем мотиве преступной деятельности.

Появление мотива обуславливается появлением цели, ибо между собой мотив и цель как психическое содержание волеизлияния составляют неразрывное, продолжаемое единство, благодаря чему, как поведение отдельной личности, так и поведение группы лиц имеет логический смысл. Именно он создает направленность преступной деятельности и отличает мотивы разбоя or мотивов хулиганства, мотивы хулиганства от мотивов совершения насильственных половых актов. Но в организационных действиях объединения в группу, объединения преступных усилий — основной мотив деятельности, направленный на сплочение, на единство усилий участников группы.

Некоторые участники преступных групп видят в преступной деятельности своего рода "игру", "развлечение", овеянные лжеромантикой. Эти лица в некоторых случаях, попав в преступную группу, теряют свои иллюзии о романтичности", преступной деятельности, но оказавшись вовлеченными в преступления, не могут выйти из группы из-за страха перед расправой и возможным наказанием за совершенные преступления.

Волевая направленность действий преступной группы, на которую соответствующее воздействие оказывают мотивы и цели преступной деятельности, характеризующие субъективную сторону группы, зависит от группового убеждения, групповых интересов преступной воровской группы.

Привитие или формирование преступных устоев в группе, убеждений присуще лицам, организовавшим преступную группу, которые действуют на сознание участников группы посредством рассказов о своей деятельности в прошлом, инструктажем перед совершением преступлений.

Убеждения участников преступной группы — это система взглядов, сформировавшихся под влиянием воровских традиций преступников-рецидивистов, лиц раннее судимых за совершение насильственно-корыстных преступлений и являющихся организаторами или руководителями преступных групп.

Высшая "доблесть" - совершить преступление и не попасться, а попавшись, отвечать только за самого себя, но ни в коем случае не выдавать своих. Сознательное объединение людей на основе целей и задач, явно полезных для общества.

Относительную устойчивость, длительность существования.

Определенную организацию, предполагающую наличие органов управления, дисциплину и ответственность.

Единство основных интересов всех членов данного объединения.

Наличие особого типа отношения - ответственной взаимозависимости и товарищеского сотрудничества  .

А что же включает в себя психологическая структура преступной группы? Прежде всего - это противоправная деятельность ее участников, сложившаяся на основе взаимоотношений между лидерами и другими членами группы. Такая структура представляет собой сеть психологических взаимосвязей и взаимозависимостей. Отдельным элементом этой структуры являются индивидуальные позиции, занимаемые каждым индивидом в процессе его самоутверждения в группе. Психологическая структура выражается в определенных видах взаимоотношений, возникающих между участниками группы в общении, связанном с преступной деятельностью.

Преступная группа — это противозаконная, антисоциальная корпорация людей, существующая в своей преступной деятельности изолированно, нелегально, поэтому само положение отличает преступную группу от коллективов и других общностей людей.

Деятельность в преступных группах подразделяется на социально-организованное поведение, с одной стороны, и на поведение разрушительное, антисоциальное — с другой.

Преступным группам в большей степени свойственно социально-психологическое заражение, нежели в социально-положительных группах, даже при относительной изоляции деятельности группы. Это заражение является основой уподобления участников группы друг другу. Если индивидуальное преступное поведение находит первоначальное объяснение при рассмотрении неблагоприятных условий формирования личности, при анализе различных жизненных ситуациях, то групповая преступность характеризуется особенностями взаимодействия человеческой личности с окружающей его внешней средой.

Выясняя мотивы создания преступных групп, необходимо определить критерии организованной преступной деятельности по направленности, по объекту преступления и объективной стороне. Все мотивы преступления и подготовки к нему являются антисоциальными, однако, это не означает, что все они однородны, ибо степень их антисоциальности может быть разной, так же, как и различна направленность противоправной деятельности по объекту посягательства и объективной стороне преступления.

соучастников, выполнять указания главарей, организаторов преступных групп, хранить и умножать воровские традиции, пополнять преступный мир за счет молодежи - задачи, которые ставят перед собой участники преступных групп.

Одним из способов формирования противоправного мировоззрения участников группы является внушение, которое в той или иной пропорции соединено с убеждением, разъяснением. Внушение в преступной группе, является одним из универсальных средств психических отношений соучастии ков. Внушаемое представление становится мотивом действия и вызывай стремление к противоправной деятельности. В преступной деятельности группы ее членам внушаются такие различные сложные чувства, как презрение к обществу, уважение воровского мира, отсутствие страха перед позором преступления и наказанием за него, отсутствие уважения к собственности.

Специфической особенностью внушения в преступной группе является его построение на силе угрозы, проявляющейся не всегда прямолинейно» под   воздействием   атмосферы   преступной  группы,   которая   диктует  "воровскими традициями" и основана на чувстве страха.

Условия формирования мировоззрения лиц, ставших на путь преступности, весьма различны, также не одинаковы и психологические особенности их взгляды на понятие преступления. Даже в одной и той же преступной группе ее участники различны по своим психологическим особенностях. Однако, преступников как участников группы сближает то, что они - люди неустойчивыми моральными принципами, извращенными потребностями  и способами их удовлетворения.

Антиобщественные качества складываются у участников преступи" группы первоначально в форме незначительных отрицательных психологических черт, которые развиваясь под воздействием внушения, закрепляющими ведущими качествами.

Важнейшими компонентами в психологической структуре социальных групп являются внушение, воодушевление  и  подражание.  Си примера и следования ему проявляется не только в положительных, но и отрицательных психологических явлениях. Особенно сильное влияние личность, на группу в целом оказывает образ преступного поведения определенных в преступной деятельности активных членов группы, главаря, лиц, однократно судимых за преступления.

В преступных группах, особенно в воровских, создается "микроклимат оказывающий решающее влияние на ее участников. При этом преобладает то одна, то другая форма заразительности, связанная непосредственно с процессом совершения преступлений и преступной деятельностью. В этом возникают сложные эмоции тревоги, радости при получении "добыч чувства удовольствия  удовлетворения при удачном исходе, которые создают особо острое настроение, закрепляющееся, как своего рода комплексный условный рефлекс привычка, обладающая особой заразительностью.

Как организационный процесс, так и сплочение группы в преступной деятельности в большинстве случаев происходит под влиянием резко выраженных эмоций, подкрепляется такими сильными раздражителями, как водка, вино, наркотики, женщины.

Эти признаки присущи почти всем группам. Сплачивают в группу и азартные игры в карты, с помощью которых создаются условия для времяпрепровождения ее участников. Кроме того, они выступают в качестве одного из факторов заразительности. При игре в карты тренируется навык, способность к риску, надежда на удачу. При проводимых психологами в социальных исследованиях, участники преступных групп пояснили, что игры в  карты обучаются если не в группе, то в колонии. Интерес заключается, особенно при игре на деньги - сможешь ли обмануть. Обману учат. Это и. своего рода развлечение. Потом тянет к картам. Таким образом, карточная игра прививает и тренирует основные психологические качества, присущие преступнику, главным из которых в их понятии является ловкость, готовность к риску, готовность к обману.

Эмоциональную разрядку создают сами участники преступных групп путем упаднических стихов, исполнением лагерных песен, вызывающих появление таких эмоций как чувство жалости к себе, тоску по нормальной жизни. Общее настроение, охватывая группу людей, сближает их. Общие переживания, даже скрываемые друг от друга — объединяют. Песни, стихи, и сказы опытных преступников создают атмосферу романтичности, заинтерессованности, которой легко поддаются как молодые, так и не ведающие в преступности лица.

В некоторых группах существуют особо опасные виды заразительности"— наркомания, токсикомания. Они способствуют возникновению особо преступных групп, противоправной деятельности которых присуща жестокость, кроме того, они опасны тем, что наряду с эффектом действием, разрушающим личность человека, при котором утрачиваются устои, возникает привыкание, сопровождаемое абстиненцией жизненный симптомокомлекс, вызванный отсутствием наркотиков в организме и вызывающий слепую решительность к совершению преступлений. Антиобщественные моральные качества у участников преступной групп подтверждаются путем сознательного подражания, что подчеркивает психологическое значение отрицательного примера, который благодаря внушению, убеждению, представляется в их сознании как положительный, заразительный пример. Подражание воровским авторитетам, соблюдение воровских традиций, пользование кличками и жаргоном является широко распространенной формой заразительности преступной группы. Эта форма заразительности может быть психологической приманкой для новичков, способствующей формированию группы и усиливающей ее преступную деятельность.

Следует отдельно остановиться на социально-психологических предпосылках формирования авторитета лидера группы, т.к. они имеют существенные особенности, связанные со спецификой преступной среды.

Авторитет лидера является неотъемлемым элементом всякой разумной организации людей. Любое убеждение и внушение преломляется через установку, оценку, мнение участников группы, наиболее авторитетных, влиятельных и активных. Авторитетный человек, отличаясь от других чем-то важным, существенным, вследствие этого, является как бы центром коллектива, образцом уподобления.

Оказавшись во главе людей, осуществляющих ту или иную деятельность, он становится лидером. Для авторитетных других членов коллектива характерно не только уважение, доверие, но и готовность к добровольном подчинению.

Внутри преступной группы существует строгая субординация, выражающаяся в беспрекословном признании вожака - лидера. Такая субординация поддерживается следующими моментами:

- действительным преимуществом лидера перед остальными членами группы. Обычно, этот человек опытнее, старше, сильнее и умнее других, т.е. точнее оценивает обстановку, предлагает наиболее эффективный план преступления, быстрее ориентируется в сложных и резко меняющихся ситуациях, может предвидеть несколько вариантов совершения преступления и находить ряд выходов из опасного положения;

- совершением особо тяжких преступлений, наличием повторных судимостей с большими сроками наказания.

Это вызывает у членов группы чувство преклонения перед таким авторитетом, его опытом, решительностью, жестокостью, беспощадностью

Авторитет лидера, основанный на его преимуществах, обязательно подкрепляется психологическим воздействием, основанным на законе силы. Этот фактор является главным сохраняющим и поддерживающим беспрекословное повиновение участников группы лидеру.

В целях психологического воздействия, главари групп на глазах у соучастников совершают расправы, причем жестоким способом, укрепляя о себя мнение как о решительном и жестоком человеке. Под влиянием страха перед жестокостью  и  решительностью  лидера усиливается  сплоченное групп, авторитет лидера и его влияние на участников группы.

"Психолого-педагогический анализ зарождения и развития антиобщественной деятельности"

Понятие нормотипичной личности и основные этапы ее развития: дошкольный, подростковый периоды, юность, зрелость, преклонный и старший возрасты. Понятие отклонения от социальных норм поведения и характеристика их причин: общие причины, степень отклонения, влияние микро- и макро - социальных сред, ошибки и противоречия в воспитании.

Психологическая характеристика личности преступника. Основные психологические признаки преступного типа личности: противоречия в ценностных ориентациях, антисоциальная деятельность, наличие идей, чувств, суждений, противоречащих общественному сознанию, антисоциальные связи и отношения, ослабление социально важных интересов, дефекты волевых качеств, неразвитость положительных качеств, поверхность и односторонность правовых знаний. Экзогенные и эндогенные преступники. Глобальный, парциальный и предкриминальный типы преступников.

Методы борьбы с организованной преступностью.

Организованную преступность делает такой прибыльной и безнаказанной коррупция. Следовательно основным методом борьбы с ОП является борьба с коррупцией. Широко распространено мнение, что виной всему экономические трудности: достаточно поднять зарплаты государственным служащим и проблема будет решена. Но это не так. Важно чтобы зарплата не опускалась ниже уровня, обеспечивающего достойное существование. Далее эффект от повышения зарплаты падает. Государство никогда не сможет дать своим служащим денег больше, чем организованная преступность.

Предупреждение преступности буквально означает предохранение людей, общества, государства от преступлений. Это совокупность мер, направленных на выявление, ограничение или нейтрализацию факторов преступности, общественной опасности личности преступника, а также на устранение факторов возникновения и распространения отдельных видов и форм преступлений. В настоящее время предупреждение преступности представляет собой сложный комплекс разнообразных мер упреждающего воздействия.

Позитивное развитие общества, совершенствование его экономических, политических, социальных и иных институтов, объективно способствуют предупреждению преступности вообще и организованной преступности в частности.

Борьба с организованной преступностью предполагает разработку и реализацию комплекса специальных общеорганизационных, предупредительных и правоохранительных мер. Так, в недрах КГБ СССР была подготовлена первая (до сих пор еще засекреченная) программа борьбы с организованной преступностью.

1. Административный оперативный контроль над воровскими авторитетами, лидерами уголовных группировок, изоляция их от молодежи, обычных правонарушителей в специально отведенных местах лишения свободы.

2. Сокращение уголовной среды за счет декриминализации незначительных правонарушений, пересмотра уголовных дел с признаками незаконного осуждения, создания современной пенитенциарной системы.

  1.   Отработка надежного финансового контроля.
  2.   Защита кооперативного сектора от рэкета силами местных органов самоуправления.
  3.   Отладка и запуск единой информационной системы по преступности.
  4.   Изучение условий выработки специального законодательства об организованной преступности.
  5.   Создание независимого органа по борьбе с организованной преступностью.

Увы, так же как и все последующие программы первоочередных действий по обузданию организованной преступности, она так и осталась на бумаге.

В настоящее время необходимо совершенствовать уголовное и уголовно-процессуальное Законодательство, т.к. на основании уголовного закона нельзя, например, привлечь к уголовной ответственности лидеров преступных сообществ за такие действия, как разделение сфер влияния, создание общих денежных фондов и т.п.

Ряд ученых высказывает мнение о том, что немаловажное значение в борьбе с организованной преступностью мог бы сыграть закон об освобождении от ответственности тех, кто был втянут в незаконную деятельность под угрозой насилия, либо тот, кто добровольно заявил о своих связях с преступным обществом, либо активно способствовал его разоблачению.

В условиях высокой коррумпированности общества, как в нашей стране, необходимо введение нормы об исключении уголовной ответственности либо ее смягчение при добровольном заявлении виновных о получении взятки и активном участии в ее раскрытии, что существенно бы нарушило коррумпированные связи, создало бы позитивные стимулы к чистосердечному раскаянию.

Большинство преступных организаций и сообществ имеют не только связи, но и сообщников за рубежом. Россией предприняты определенные меры по организации международной борьбы с организованной и транснациональной преступностью. Так, Российская Федерация вступила в Интерпол, совместно с другими государствами СНГ организовала Бюро по организованной преступности по странам СНГ, в рамках временных международных организаций установлены контакты с Прибалтийскими странами.

В настоящее время необходимо переходить к борьбе с международными преступными организациями и сообществами на основе международных договоров.

Кроме того, результаты противодействия мафиозным структурам могут быть значительно повышены при комплексном взаимодействии со спецслужбами России, таможенными органами, национальным бюро Интерпола, налоговой полицией, пограничными войсками и т.д. Достичь этого можно разработкой комплексной программы участия всех субъектов правоохранительной системы, других государственных учреждений и ведомств в контроле  за организованной преступностью.

При условии дополнения, указанные специальные меры борьбы с организованной преступностью дадут положительные результаты общим мерам по оздоровлению общественных отношений.

Деятельность правоохранительных органов в этой области затруднена, т.к. они подвергаются сильному воздействию со стороны ОП и сами тоже подвержены коррупции.

Самый эффективный способ борьбы с коррупцией — это создание условий, препятствующих ее появлению и развитию. Организованная преступность может воздействовать на отдельное лицо или правоохранительный орган, препятствующий ее деятельности, но повлиять на Государственную Думу, принимающую закон в области государственного управления, очень сложно. Эффективным методом борьбы с коррупцией является проверка приобретения собственности чиновниками.

Изучение международного опыта показывает, что борьбе с коррупцией чаше всего препятствуют:

- значительная распространенность коррупционных правонарушений в условиях известной ограниченности ресурсов, выделяемых на нужды юстиции; - и определенная ограниченность возможностей уголовного законодательства в части формулирования признаков коррупционных преступлений и конкретных форм их совершения;

- и трудности в оперативном выявлении и уголовно-процессуальном доказывании фактов коррупции;  

- недостаточное предупредительное воздействие традиционных мер уголовной ответственности и наказания.

По мнению юристов многих стран, решению этих проблем может в той или иной мере способствовать использование криминологических форм и методов борьбы с преступностью, в том числе установление особого социально-правового контроля за источниками доходов, финансово-экономической и иной деятельностью лиц, подозреваемых в коррупции.

По сути, такой контроль выражается в том, что определенные государственные органы, общественные организации, должностные лица законодательно наделяются властными полномочиями по наблюдению и проверке соответствия деятельности конкретных граждан и юридических лиц предъявляемым требованиям с правом информировать об обнаруженных отклонениях компетентные органы и (или) общественность, продлевать ходатайства либо рекомендации о привлечении виновных к ответственности. Кроме того, контролирующие субъекты наделяются правом в период до принятия окончательного решения судом или иным компетентным органом самостоятельно применять к подконтрольному лицу меры,  направленные на предупреждение и пресечение правонарушений, например, временно отстранять от работы лиц, подозреваемых в коррупции,  вводить ограничения и запреты на их деятельность для воспрепятствования пользованию или сокрытию средств, добытых преступным путем и т.п.

Социально-правовой контроль как средство борьбы с коррупцией получил наибольшее развитие в Японии и США. В Японии осуществляется регламентированная законом регистрация лиц, против которых выдвинуты обвинения в причастности к организованной преступности и коррупции. Факт такой регистрации обычно доводится до сведения общественности через средства массовой информации, является правовым основанием для установления контроля за поведением конкретного лица, источниками его доходов и может повлечь применение к нему ряда правоограничений, препятствующих совершению правонарушения, легализации и расходованию средств, добытых преступным путем, в том числе полученных в виде взяток.

В США, например, с 1991 года действует федеральный закон о контроле за организованной преступностью (Государственный закон № 91-452). В качестве базового операционного понятия в нем использован термин «рэкетирская деятельность», охватывающий, помимо дачи и получения взяток, довольно широкий круг правонарушений, имеющих связь с организованной преступностью (вымогательство, некоторые виды мошенничества, занятие азартными играми, незаконные операции с наркотиками и др.). Борьбу с рэкетирской деятельностью, помимо судов, призваны осуществлять специальные органы, большие жюри, которые создаются в масштабах отдельного штата или круга и рассматривают на своих заседаниях материалы о занятии отдельных лиц указанной деятельностью. Если Большое жюри находит основания для возбуждения уголовного преследования, то дело передается в суд. До принятия судом решения за поведением обвиняемого устанавливается контроль, на него возлагается ряд запретов и обязанностей, предусмотренных указанным законом.

Действующее законодательство Российской Федерации, Указы Президента РФ, нормативные акты министерств и ведомств также предусматривают различные меры контроля, которые, помимо прочего, могут использоваться в борьбе с коррупцией. Учитывая довольно значительное количество и разнообразие этих мер, представляется целесообразным рассмотреть их в рамках определенных классификаций.

Так, в зависимости от правовой природы и характера существующие меры контроля можно разделить на две основные группы. Меры финансового контроля используются государственными органами, специально уполномоченными на осуществление такого контроля: органами Министерства финансов, Государственной налоговой службы, Федерального казначейства. Федеральной службы России по надзору за страховой деятельностью, Центрального Банка России, ревизионными, бухгалтерскими подразделениями министерств и ведомств. В зависимости от механизма действия меры социально-правового контроля, используемые в борьбе с коррупцией,  можно также разделить на две группы.

1. Властные полномочия контролирующих субъектов и корреспондирующие им обязанности контролируемых физических и юридических лиц, объективно не ущемляющие конституционные права и свободы граждан.

Примером таких мер могут служить выраженные в различной правовой форме права контролирующих инстанций на получение необходимой им информации, проверку подлинности предоставленных сведений и соответствующие обязанности контролируемых предоставлять такую информацию, не препятствовать и не уклоняться от контроля.

2. Специально-предупредительные ограничения и запреты, налагаемые на лиц, выступающих объектом контроля, объективно ущемляющие конституционные права и свободы граждан.

Сотруднику органов внутренних дел независимо от характера своей профессиональной деятельности постоянно приходится общаться как с правопослушными гражданами, так и с представителями тех слоев населения, которые в разной степени подвержены негативному воздействию преступной банды. Именно поэтому в профессиональной подготовке сотрудников пристальное внимание уделяется выработке у них навыков по выявлению уровня преступной личности.

Заключение

Организованная преступность имеет обязательные и факультативные признаки.

Помимо вышеизложенного, очевидным является то, что при расследовании уголовных дел истина устанавливается не только при помощи непосредственного восприятия фактов сотрудниками, расследующими обстоятельства совершенного преступления. Значительное число фактов становится известными через свидетельства лиц, являющихся очевидцами противоправных действий, их жертвами, а также от самих правонарушителей. Что мы можем установить объективную истину при помощи таких свидетельств, прежде всего надо знать, какие психические процессы проходят у этих лиц с тем, чтобы в результате правильного применения мер интеллектуального и психологического воздействия получить от них свидетельства, реально отражающие события, воспринимавшиеся ими. Поэтому знание психологических особенностей формирования асоциальной личности, действия антиобщественных групп, а также возможностей воздействия на них, имеет важнейшее значение для профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ

«УТВЕРЖДАЮ»

Начальник кафедры

Подполковник полиции

___________ Тузов А.И.

«        »                    2013 г.

Дисциплина: «Юридическая психология»

Специальность: 030501.65- Юриспруденция.

Лекция

Тема 5.  «Психологическое изучении личности на предварительном следствии»

Обсуждена и одобрена на      Подготовил:

заседании кафедры           ст.  преподаватель кафедры

Протокол №          подполковник полиции

от « »   _______ 2013г.                 Терещенко Ж.А.

КРАСНОДАР

2013

Объем времени: 2 часа.

Место проведения: учебная аудитория.

Методика проведения: лекция.

Основное содержание темы: 

Данная лекция позволяет курсантам ознакомиться с понятием судебной психологии, ее становлением и развитием, ролью психологического изучения личности на предварительном следствии и использованием психолога в качестве консультанта, специалиста, эксперта, а также методами изучения личности на предварительном следствии, техникой формирования опыта психологического наблюдения в работе сотрудника ОВД и учетом поведенческих маскировок изучаемого лица.

 Основные термины и понятия: 

понятие судебной психологии, методологические основы, задачи судебной психологии, место, психологические основы, история создания,  становление судебной психологии, методы (наблюдение, беседа, эксперимент, интервью, биографический,  проективные тесты и личностные опросники, анкетный, контент-анализ).

Основные цели лекции:

- обеспечить систематизированные знания курсантам о становлении и развитии судебной психологии как науки.

-  вызвать заинтересованность курсантов о изучении личности на предварительном следствии и использовании психолога в качестве консультанта, специалиста, эксперта.

- формировать у курсантов-юристов систему психологических знаний, умений, навыков, в овладении методов изучения личности на предварительном следствии и техникой формирования опыта психологического наблюдения в работе следователя ОВД и учете поведенческих маскировок изучаемого лица на предварительном следствии.

План лекции:

Введение:

1. Становление и развитие судебной психологии как науки.

  1.  Роль психологического изучения личности на предварительном следствии. Использование психолога в качестве консультанта, специалиста, эксперта.
  2.  Методы изучения личности на предварительном следствии. Техника формирования опыта психологического наблюдения в работе сотрудника ОВД и учет поведенческих маскировок изучаемого лица.

Заключение.

Основная литература:

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. Ростов – на - Дону, «Феникс» 2004.

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. М., 2006.

Волков В.Н., С.И. Янаев Юридическая психология. М., 2003.

Кикоть В.Я. Рыбникова В.Ю. Юридическая психология (с  основами общей и социальной психологии). М., Закон и право, 2006.

Дополнительная литература:

1. Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова.-

М.,2001. стр.45-51.

2. Маркин А.В. Социология преступности. Краснодар., 2006. стр. 137-143.

3. Общество: политика, экономика, право. Краснодар.,2007. стр. 12-16..

4. Хрестоматия: Юридическая психология. С-П., 2001. стр. 119-139.

ВВЕДЕНИЕ

Овладение методами психологического изучения следственных мероприятий подобрать тактику ведения этих мероприятий, с целью скорейшего раскрытия преступных проявлений. Установив на основе анализа психологического наблюдения, психологический контакт с субъектом сотрудник ОВД гарантированно подберет верную тактику своего поведения и повысит вероятность раскрытия конкретного преступления.

В состоянии психологического контакта мы можем менее наступательно "направить" общение. Умело изменить содержание беседы, поведенческие этюды, сотрудник ОВД ведет собеседника, подозреваемого, свидетеля за собой так, что он следует за ним "естественно" без сопротивления.

Судебно-психологические знания в деятельности органов по поддержанию правопорядка реализуются различным образом и в первую очередь непосредственно работниками правосудия, обеспечивая правильную диагностику личности, индивидуальный подход к человеку, выбор и применение наиболее соответствующих ситуаций тактических приемов и таким образом способствуют решению практических задач борьбы с преступностью на подлинно научной основе.

Для изучения личности с помощью психологического наблюдения необходимо развить профессиональную психологическую наблюдательность. Психологическая наблюдательность проявляется в первую очередь при первичной оценке личности, фактов, ситуации.

Процесс изучения личности мы начинаем с оценки внешних признаков поведения человека. Далее в процесс включаем результаты понятого и вновь интерпретируем, прогнозируем, пытаясь проникнуть в содержание внутреннего мира собеседника, раскрыть причины его поведения, а также возможные поступки. Задача сотрудников МВД состоит в развитии искусства быстрой и точной оценки по каким-либо внешним признакам при первичном наблюдении.

Вопрос 1.  Становление и развитие судебной психологии как науки.

Судебная психология включает в себя различные области научных знаний, является прикладной наукой и в равной мере принадлежит как психологии, так и юриспруденции. В области общественных отношений, регулируемых нормами права, психическая деятельность людей приобретает своеобразные черты, которые обусловлены спецификой человеческой деятельности в сфере правового регулирования.

Являясь активным членом общества, человек совершает поступки, действия, которые подчиняются определенным правилам. Правила, обязательные для какого-то конкретного множества (массы) людей, называются нормами поведения и устанавливаются самими людьми в интересах либо всего общества, либо отдельных групп и классов.

Все нормы поведения обычно делят на технические и социальные.

Первые регулируют деятельность человека по использованию природных ресурсов (нормы расхода топлива, электроэнергии, воды и т. п.) и орудий труда.

Социальные нормы регулируют отношения между людьми. Социальные нормы включают в себя обычаи, мораль и право. Все социальные нормы, исходя из принятых в обществе оценок, требуют либо воздержания от проступков, либо совершения каких-то активных действий.

Методологическая особенность (судебной) психологии состоит в том, что центр тяжести в познании переносится на личность как субъект деятельности.

Таким образом, если право в первую очередь выделяет в человеке

правонарушителя, то (судебная) юридическая психология исследует человека в правонарушителе, в свидетеле, потерпевшем и т. п.

Психическое состояние, так же как и устойчивые особенности характера и личности потерпевшего, правонарушителя, свидетеля, развиваются и протекают, подчиняясь общепсихологическим и психофизиологическим законам.

Точное представление о том, почему мы поступаем так, а не иначе, дает нам возможность лучше понять свою жизнь и более сознательно управлять ею. Следователь, прокурор и защитник, администратор и воспитатель исправительных колоний должны быть вооружены психологическими знаниями, позволяющими ориентироваться в сложных и запутанных отношениях и конфликтах, которых им приходится разбираться. Бесспорно, знание психологической науки необходимо каждому, кто имеет дело с людьми, кто призван воздействовать и проводить воспитательную работу. В значительной степени задачи судебной психологии определяются необходимостью совершенствовать практическую деятельность органов  правосудия,  работники  следствия  и  суда,  повседневно  сталкиваясь,  с разнообразными проявлениями психики подследственного, потерпевшего, свидетеля, конечно, стараются разобраться в сложностях их душевного мира, с тем, чтобы правильно понять и главным образом оценить его. Профессии следователя, прокурора и судьи постепенно формируют определенные представления о человеческой психике, заставлял оперировать положениями практической психологии и быть в какой-то мере осведомленными в этой области. Однако объем и качество таких знаний, преимущественно интуитивных, не могут выйти за рамки индивидуального опыта и личных данных того или иного работника. Кроме того, такие эмпирические знания о душевном мире человека, приобретаемые от случая к случаю, бессистемны и поэтому не могут удовлетворять всё возрастающие требования жизни. Для наиболее объективного и квалифицированного решения множества вопросов, постоянно возникающих перед судебно-следственными работниками, наряду с юридической и общей эрудицией, профессиональным опытом, требуются также и обширные психологические знания.

Занимаясь исследованием теневых сторон жизни, иногда в самых отталкивающих ее проявлениях, следователи и судьи должны сохранять личную невосприимчивость (иммунитет) к отрицательным влияниям и избегать нежелательных искажений личности, так называемой профессиональной деформации (подозрительности, самоуверенности, обвинительного уклона и т. п.).

Особенности труда этих работников делают необходимой морально-психологическую закалку, ибо они связаны со значительным напряжением умственных и моральных сил.

Значительный рост преступности, а также развитие ее наиболее опасных форм: организованная преступность, убийства на сексуальной почве, заказные убийства и т. п. предъявляют требования к повышению эффективности деятельности правоохранительной системы. С другой стороны, усиливается охрана прав и интересов отдельных граждан в процессе привлечения их к уголовной ответственности и тенденция к гуманизации процесса расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. Это определяет необходимость высокого уровня профессиональной компетентности работников правоохранительной системы как главного интегрального фактора, обеспечивающего как защиту интересов отдельных лиц и организаций от преступных посягательств, так и соблюдение всех законных прав и интересов граждан и коллективов, а также соблюдение этических норм. Сама профессиональная компетентность в значительной степени определяется личностным потенциалом правоведа, т. е. системой психологических факторов, которые можно объединить общим понятием психологической культуры.

Психологическая культура юриста – это комплекс психологических знаний, включающий психологию личности и деятельности, психологию юридического труда и психологические характеристики отдельных юридических профессий, навыки и приемы использования этих знаний в профессиональных ситуациях в процессе общения.

Юристам необходимо уметь рационально распределять свои силы и способности, чтобы сохранить результативность на протяжении всего рабочего дня, владеть профессиональными психологическими качествами, чтобы при наименьшей затрате нервной энергии получать оптимальные доказательственные данные. В последовательном развитии таких профессиональных качеств, как гибкость ума и характера, острая наблюдательность и цепкая память, самообладание и выдержка, принципиальность и справедливость, организованность и самостоятельность, большое значение имеют рекомендации психологической науки, которая указывает верные пути и средства их формирования. Наряду с этим дальнейший рост эффективности труда судебно-следственных работников требует всесторонней, глубокой разработки психологических основ криминалистической тактики, а также изучения или знания психологии других участников уголовного судопроизводства (обвиняемого, потерпевшего, свидетеля и др.). Психологическая компетентность судебно-следственных работников помогает «предотвратить чреватые иногда тяжелыми последствиями ошибки, которые могут возникнуть при суждении о человеческих поступках вследствие недоучета психологических моментов»

Судебная психология  –  научно-практическая  дисциплина,  которая изучает психологические закономерности системы человек - право, разрабатывает рекомендации, направленные на повышение эффективности этой системы.

Таким образом, в центре внимания этой науки находятся психологические проблемы согласования человека и права как элементов одной системы.

Судебная психология изучает человека во всей полноте, с другой стороны, этой научной дисциплине ярко выражены юридические аспекты, которые обуславливают комплекс объективных закономерностей, изучаемых дисциплиною.

Она разрабатывает психологические основы:

  •  правопослушного поведения (правосознание, мораль, общественное мнение, социальные стереотипы);
  •  преступного поведения (структура личности преступника, преступный стереотип, структура преступной группы, криминогенная  ситуация, структура  личности потерпевшего и роль этих структур в генезисе преступного поведения);
  •  правоохранительной деятельности (профилактика правонарушений, следственная психология, психология судебного процесса, судебно-психологическая экспертиза);
  •  ресоциализации правонарушителей (исправительно-трудовая психология, психология адаптации после освобождения из ИТУ);
  •  психологии несовершеннолетних.

Судебная психология решает следующие задачи:

  •  изучение психологических закономерностей воздействия права и правоохранительной деятельности на отдельных лиц, группы и коллективы;
  •  разработка  научных  рекомендаций  с  целью  повышения  эффективности правоохранительной  деятельности,  строгого  соблюдения  законности,  успешного осуществления задач правосудия и перевоспитания лиц, совершивших преступление.

Наряду с развитием криминальной психологии, психологии потерпевшего, следственной психологии и других дисциплин, входящих в структуру особенной части юридической психологии, за последние годы в  нашей  стране  получили развитие исследования психологии юридического труда (в частности, отдельных его сторон, профессиональных юридических профессий, профессионального отбора и профессиональной ориентации в области юриспруденции).

Для оптимизации правоохранительной деятельности необходимы, во-первых, подробное описание всех сторон этой сложной профессиональной деятельности, личностных качеств и навыков, которые в ней реализуются, и, во-вторых, научно обоснованные рекомендации о соответствии конкретной человеческой личности объективным требованиям, предъявляемым к профессии юристов и о методике подбора и расстановки юридических кадров.

Психология юридического труда – самостоятельная психологическая дисциплина: комплекс основных изучаемых ею проблем связан с юридической профессиографией, профессиональной консультацией и ориентацией, профессиональным отбором и профессиональным воспитанием, специализацией и предупреждением профессиональной деформации психики работников правоохранительных органов. Однако есть целый ряд пограничных областей, из-за которых эта дисциплина входит в систему юридической психологии: например, индивидуальные особенности личности работника и их реализация в правоохранительной деятельности (индивидуальный стиль допроса), роль личностных качеств в достижении успеха (или неуспеха) в различных профессиональных ситуациях и т.д.

Возникновение специальных дисциплин объясняется, конечно, растущей дифференциацией и прогрессом аналитических методов. Однако в области человекознания эта тенденция переплетается с синтетическими подходами к реальным целостным или сложным видам человеческой деятельности. Поэтому специализация в этой области чаще всего сочетается с объединением отдельных частных теорий в общую теорию того или иного образования, свойства или вида человеческой деятельности.

Различные научные дисциплины по-разному подходят к изучению генезиса правонарушений, так как структура конкретного правонарушения может быть проанализирована с разных точек зрения. Юридический подход характеризует его как деяние, состоящее из четырех элементов: объекта, субъекта, объективный и субъективный урон. Для криминологии, социологии и психологии более продуктивен динамичный генетический подход, позволяющий изучить поведение человека в развитии. Важная задача криминальной психологии – выделить внутренние личностные предпосылки, которые в сочетании с определенными внешними обстоятельствами могут создать криминогенную ситуацию – т. е. определить криминогенные личности качества. Далее, в рамках криминальной психологии устанавливаются специфические особенности личности, которые обусловливают в ней эти предпосылки (дефекты правосознания, нравственности, культуры эмоций и т. д.), а также устанавливается причинная связь между выявленными дефектами и склонностью к совершению определенной категории преступлений. Криминальная психология исследует механизм иммунитета личности к криминогенной ситуации и через познание закономерности этого явления разрабатывает рекомендации по профилактике преступности. Аналогичные задачи («по другую сторону барьера») в криминогенной ситуации ставит и должна решать психология потерпевшего. Психология потерпевшего изучает факторы формирования его личности, его ведение в генезисе преступления, а также разрабатывает практические рекомендации по методике допроса потерпевшего  и  воспитания у людей морально-волевых  качеств, которые обеспечивали бы защиту от преступного посягательства. Психология потерпевшего тесно "связана с уголовным правом, криминологией, социальный психологией и психологией личности.

Психологические исследования личности потерпевшего и его деятельности представляются весьма актуальными, так как способствуют решению целого ряда вопросов: более правильной квалификации преступлений, изучению их причин и условий, всестороннему расследованию уголовных дел, обнаружению новых доказательств и т. д.

Проблема включает в себя следующие аспекты: методы исследования личности потерпевшего, изучение поведения потерпевшего непосредственно перед событием преступления, в момент события преступления, после него и, наконец, на стадии предварительного следствия. Сложная проблема формирования преступного умысла может быть достаточно глубоко исследована в первую очередь в рамках криминальной психологии и психологии потерпевшего.

В особом разделе криминальная психология исследует психологические аспекты неосторожной преступности, в том числе бытовую и профессиональную неосторожность.

Преступность – большое социальное зло, а преступность несовершеннолетних – это зло, многократно увеличенное. Значительное количество особо опасных рецидивистов свое первое преступление совершили в возрасте до 18 лет. Общество, желающее избавиться от преступности, прежде всего, должно правильно воспитывать детей.

В подавляющем большинстве случаев в число подростков-правонарушителей попадают те, у кого не сложились отношения в школьном коллективе.

Судебная психология исследует антисоциальное поведение несовершеннолетнего и влияние на него факторов внешней микросреды, а также особенности личности подростка, которые обусловливают его индивидуальное реагирование на различные «жизненные неудачи», и разрабатывает рекомендации, направленные на профилактику детской и юношеской преступности.

Предварительное следствие – это целенаправленный процесс, целью которого является реконструкция (восстановление) события преступления, имевшего место в прошлом, по следам, обнаруженным следователем в настоящем.

Можно выделить, по крайней мере, два направления этого процесса: первое – реконструкция самого события преступления и объективных условий, которые способствовали его совершению. Окончательной целью такой реконструкции является получение исчерпывающих сведений об объекте и объективной стороне  состава преступления.

Второе направление реконструкции – исследование личности преступника в ее эволюции, изучение механизма образования преступного умысла, преступной установки, исследование субъективного отношения преступника к совершенному деянию. Такая реконструкция необходима для того, чтобы получить исчерпывающую информацию о субъекте и субъективной стороне состава преступления, о конкретных причинах данного преступления, которые проявляются через преступные установки и преступное поведение исследуемой личность.

В рамках следственной психологии разрабатываются психологические основы важнейших следственных действий (осмотра, допроса, обыска, опознания и т.д.) и психологические рекомендации, направленные на повышение их эффективности.

Психология рассмотрения уголовного дела в суде исследует закономерности психической деятельности всех лиц, участвующих в рассмотрении, а также воспитательное воздействие судебного процесса и приговора на подсудимого и на других лиц, роль общественного мнения как фактора, влияющего на судебный процесс, и др.

Психологический анализ  судебного  процесса дает  возможность  разработать рекомендации, направленные на увеличение эффективности правосудия, развитие культуры процесса, усиление воспитательного воздействия на всех его участников.

Эти задачи не могут быть решены без использования данных различных наук, изучающих личность человека, его взаимоотношения с коллективом и роль различных факторов, положительно или отрицательно воздействующих на личность осужденного.

Синтез психологии и юриспруденции в новой научной дисциплине – юридической психологии – должен привести к взаимному обогащению обеих наук и к разрешению одной из наиболее актуальных проблем – проблему увеличения эффективности правоохранительной деятельности.

Развитие наук, в том числе наук о социальных явлениях, порождает стремление разобраться в причинах преступности, дать научное обоснование деятельности социальных институтов, занимающихся ее предупреждением. Таким образом, уже в XIX веке начинает складываться новый подход к решению данной проблемы, сутью которого является стремление вскрыть причины преступного поведения и на их основе составить программу практической деятельности по борьбе с преступлениями и преступностью. В середине XIX века Чезаре Ломброзо одним из первых попытался научно объяснить природу преступного поведения с позиции антропологии. Теория Ломброзо находит последователей в наше время. Отголоски ее можно найти в современных теориях, таких как теория хромосомных аномалий Клайнфельтера, во фрейдистских и неофрейдистских учениях о врожденной агрессии и разрушительных влечениях, в генной инженерии.

Ломброзианство – концепция о врожденной предрасположенности отдельных индивидов к уголовным преступлениям. Названа она  по имени Чезаре Ломброзо, впервые сформулировавшего эту концепцию.

Итальянский психиатр Ломброзо, проработав всю жизнь тюремным врачом, создал впечатляющую классификацию лицевых черт преступников. Он высказал мысль о том, что преступники не только отличаются по внешнему виду от нормальных людей, но и несут в себе рудиментарные признаки первобытного человека. Внешними проявлениями этих признаков служат так называемые стигматы преступности: неправильное строение черепа, асимметрия лица, притуплённая чувствительность, неспособность краснеть, склонность к татуировке (!) и т. д. Аномалии в психике выражаются в мстительности, тщеславии, гордости, слабости рассудка, неразвитости нравственных чувств, особенностях речи и даже особом письме, напоминающем иероглифы древних.  

Руководствуясь этими признаками, Ломборозо признал возможным не только устанавливать тип преступного человека вообще, но и различать черты, присущие отдельным категориям преступников: ворам, убийцам, насильникам и др. В книге «Человек преступный» (1876) он пишет, что «убийцы большей частью брахицефалы с мощными челюстями, длинными ушами и стекловидными глазами, воры – долихоцефалы с маленькими глазами, мошенники и совергающие поджоги отличаются кривым носом...».

Учение Ломброзо не нашло дальнейшего применения. Увы, в его выводах слишком много моральных заключений и слишком мало истины. Конечно, было бы очень соблазнительно опознавать преступников, пускай пока и потенциальных, по форме бровей или носа. Однако опыт криминалистов свидетельствует, что преступления совершаются людьми самой разной наружности, Иной раз даже вполне импозантной. Знаменитый герой Конан-Дойля утверждал: «Человек самой отвратительной внешности, какую мне доводилось встречать, был великим филантропом, без счета жертвовавшим на нужды сирот, а самая очаровательная из виденных мною женщин оказалась отравительницей своих детей». Так или иначе, труды Ломброзо небезынтересно читать, но пользоваться ими невозможно, по крайней мере, в целях криминалистической экспертизы.

Очевидно, что если до конца следовать логике антропологической теории Ч. Ломброзо, то борьба с преступностью должна осуществляться путем физического уничтожения либо пожизненной изоляции «врожденных» преступников. Биологизаторский подход в объяснении природы преступного поведения был подвергнут серьезной, справедливой критике уже со стороны буржуазных социологов, современников Ломброзо, когда преступность начала изучаться как социальное явление.

Теория «социальной аномалии» Р. Мертона построена на гипотезе об отмирании, отпадении норм морали при делинквентном поведении (социология преступности); теория «нейтрализации» Д. Матса и Т. Сайкса, которые считают, что преступник в целом разделяет общепринятые нормы морали, но оправдывает свое преступное поведение.

В 1925 г. в нашей стране впервые в мире был организован Государственный институт по изучению преступности и преступника. В течение первых пяти лет существования этим институтом было опубликовано значительное количество работ по судебной психологии. Специальные кабинеты по изучению преступника и преступности были организованы в Москве, Ленинграде, Саратове, Киеве, Харькове, Минске, Баку и других городах.

Одновременно велись исследования по психологии свидетельских показаний, по психологической экспертизе и некоторым другим проблемам.

Интересные исследования провел психолог А. Р. Лурия в лаборатории экспериментальной психологии, созданной в 1927 г. при Московской губернской прокуратуре. Он изучал возможности применения методов экспериментальной психологии для расследования преступлений и сформулировал принципы работы прибора, который впоследствии получил наименование «разоблачителя лжи» (детектор лжи)' Значительный вклад в развитие юридической психологии того времени внесли такие известные специалисты, как В. М. Бехтерев и А. Ф. Кони.

Уже в первые годы советской власти юристы и психологи настойчиво искали новые формы борьбы с преступностью. Новый общественный строй видел в преступнике, прежде всего человека. Этот гуманистический принцип, положенный в основу советского законодательного регулирования вопросов доказывания, естественно, усиливал интерес к психологическим особенностям людей, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства, вводил психологию в круг проблем, исследование которых было важно для успешного расследования преступлений.

В 1922 г. Кони опубликовал брошюру «Память и внимание», в которой излагались проблемы свидетельских показаний. А. Р. Лурия в ряде своих исследований подверг специальному психологическому анализу сущность свидетельских показаний. Много внимания уделял вопросам психологии свидетельских показаний известный тогда судебный психолог А. Е. Брусиловский.

Достижения экспериментальной психологии начинают использоваться в этот период и в судебной практике в России. В частности, В, М. Бехтерев и его ученики активно занимаются проблемами психологической диагностики преступников и свидетелей. Первым значительным исследованием в области судебно-психологической экспертизы была книга А. Е. Брусиловского «Судебно-психологическая экспертиза: ее предмет, методика и предметы», вышедшая в свет в 1939 г. в Харькове. В ней содержатся примеры использования судебно-психологической экспертизы (СПЭ) в уголовном судопроизводстве.

Первоначально, в период становления экспериментальной психологии, попытки использовать ее для нужд юридической практики, сводились в основном к разработке методик по определению достоверности показаний участников уголовного процесса. Например, А. Р. Лурия в 1928 г., исследуя психические процессы, разрабатывает так называемую «сопряженную моторную методику» с целью диагностики аффективных следов. Эта методика является прообразом детектора лжи, широко используемого сейчас в зарубежной юридической практике.

В работах того периода активно исследовалась личность правонарушителя. Это имело свои положительные стороны, так как позволяло точно и правильно квалифицировать совершенные преступления, учитывая все объективные и субъективные моменты. Но, с другой стороны, претендуя на установление достоверности показаний участников судебно-следственного процесса, эксперт брал на себя задачу определить, насколько правдивы или ложны эти показания. Например, на основе свободного рассказа подэкспертного и ответов на вопросы эксперты-психологи делали выводы о наличии или отсутствии так называемых «симптомов лжи», объективно обусловленных тем или иным типом  личности.  Предполагали,  что  субъекты,  характеризующиеся  холодностью, угрюмостью, циничностью, готовы на заранее обдуманную ложь, искажение фактов. Поэтому ценность показаний таких лиц считалась  сомнительной, недостоверными считались показания субъектов с комплексами неисполненных желаний.

Следует отметить, что тогда в психологической практике не было эффективных научно обоснованных методик всестороннего исследования личности, и поэтому экспертная задача не могла быть решена. Но не это являлось главным недостатком СПЭ в тот период. Давая ответ на вопрос о недостоверности показаний подэкспертного, эксперт-психолог преступал границы своих специальных знаний и процессуальных полномочий, вторгаясь тем самым в пределы компетенции следствия и суда.

Уровень практической психологии в тот период еще отставал от юридической практики. Психолог не только выявлял достоверность показаний, но и определял вину лица, совершившего преступление. Такая неправомерная переоценка компетенции психологической экспертизы вызвала негативное отношение к экспертным психологическим исследованиям, существовавшее вплоть до 60-х гг. Заблуждения некоторых сторонников судебно-психологической экспертизы получили вполне заслуженную критическую оценку ведущих юристов. Однако на фоне критики не прозвучали конструктивные предложения, которые способствовали бы правильному и строго регламентированному применению психологических знаний в уголовном процессе. Большинство противников судебно-психологической экспертизы недооценивали также и то, что психологическая наука широко внедрилась в практическую деятельность. И только в конце 50-х–начале 60-х гг. был поставлен вопрос о необходимости восстановления в правах юридической психологии и судебно-психологической экспертизы. Так, в постановлении пленума Верховного суда СССР № 6 от 3 июля 1963 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» указывалось на целесообразность проведения судебно-психологической экспертизы при выяснении способности несовершеннолетних полностью осознавать значение своих действий и при определении меры их возможности руководить своими действиями. С этого постановления начинается активное использование психологических знаний в следственной и судебной практике. Исследования отечественных юридических психологов позволили на качественно новом уровне ставить и решать психологические задачи применительно к целям следственного и судебного процесса, специальных познаний эксперта».

Одной из частных задач судебно-следственного процесса является оценка личности обвиняемого, потерпевшего или свидетеля. В задачу эксперта-психолога может войти общая психологическая характеристика личности (так называемый психологический портрет). Эксперт на основании своих профессиональных знаний выявляет такие свойства и качества человека, которые позволяют сделать вывод о его психологическом облике. Но экспертная деятельность, в отличие от деятельности суда и следствия, не носит социально-оценочного характера, а строится на научно обоснованных положениях психологии.

В мае 1971 г. в Москве состоялась первая Всесоюзная конференция по судебной психологии.

В июне 1971 г. в Тбилиси на 4-м Всесоюзном съезде психологов судебная психология была представлена отдельной секцией.

Осенью 1986 г. в городе Тарту (Эстония) прошла Всесоюзная конференция по юридической психологии. На этой конференции собрались и выступили с докладами и сообщениями представители всех республик и регионов Советского Союза. В этих докладах широко обсуждались проблемы методологии и структуры юридической психологии, задачи ее отдельных отраслей (криминальная психология, психология потерпевшего, психология предварительного следствия и др.), а также предполагаемая структура вузовского курса этой дисциплины и методика ее преподавания.

Существенный вклад в становление и развитие юридической психологии внесли В. В. Романов и М. И. Еникеев: первый в сфере внедрения юридической психологии в сферу военной юстиции, а второй в области организации преподавания этой дисциплины в московских вузах.

В настоящее время в нашей стране в области юридической психологии проводится множество исследований.

Вопрос 2. Роль психологического изучения личности на предварительном следствии. Использование психолога в качестве консультанта, специалиста, эксперта.

Психологическое понимание ситуации – это образ развивающегося

события, представление в единой модели прошлого, настоящего и будущего

состояния ситуации. Психологическое изучение личности помогают сотруднику ОВД при проведении следственных действий. Психологическое понимание ситуации включает в себя такие действия как:

  •  фиксация какого-либо эпизода в работе с людьми, как проблемной ситуации, ее первичное определение;
  •  целеобразование, т.е. осознание того, чего необходимо достигнуть в этой ситуации;
  •  позитивное самоопределение сотрудника в ситуации: какую позицию (статус, роль) необходимо занять для достижения цели;
  •  проблемизация – определение трудностей и проблем в отношении к целям и средствам деятельности, а также проектирование желаемого состояния ситуации;
  •  задачная организация деятельности (конкретизация целей с учетом характеристики ситуации и средств деятельности).

Овладение методами психологического изучения следственных мероприятий подобрать тактику ведения этих мероприятий, с целью скорейшего раскрытия преступных проявлений. Установив на основе анализа психологического наблюдения, психологический контакт с субъектом сотрудник ОВД гарантированно подберет верную тактику своего поведения и повысит вероятность раскрытия конкретного преступления.

В состоянии психологического контакта мы можем менее наступательно "направить" общение. Умело изменить содержание беседы, поведенческие этюды, сотрудник ОВД ведет собеседника, подозреваемого, свидетеля за собой так, что он следует за ним "естественно" без сопротивления.

Использование психолога в качестве консультанта, специалиста, эксперта.

Судебно-психологические знания в деятельности органов по поддержанию правопорядка реализуются различным образом и в первую очередь непосредственно работниками правосудия, обеспечивая правильную диагностику личности, индивидуальный подход к человеку, выбор и применение наиболее соответствующих ситуаций тактических приемов и таким образом способствуют решению практических задач борьбы с преступностью на подлинно научной основе.

Однако не во всех случаях сами органы и лица, представляющие правосудие, могут использовать все данные и методы сегодняшней психологической науки.

Использование психолога в процессе предварительного следствия осуществляется в настоящее время в форме:

  •  Консультанта по делу;
  •  Специалиста;
  •  Эксперта.

Вывод

Высокий профессионализм и психологическая культура сотрудников правоохранительных органов не исключают, а скорее создают предпосылки для использования психологов при расследовании преступлений и рассмотрении в суде уголовных дел.

Вопрос 3.  Методы изучения личности на предварительном следствии.

Техника формирования опыта психологического наблюдения в работе сотрудника ОВД и учет поведенческих маскировок изучаемого лица.

1. Беседа – способ получения информации посредством

вербальной коммуникации. Беседа как метод психодиагностики отличается

от обычного общения наличием плановости, цели, избирательности.

2. Изучение документов. Все документы, характеризующие личность, можно подразделить на три категории:

  •  по способу фиксации информации – печатные и рукописные документы, аудио и видеозаписи;
  •  по статусу документа – личные документы: (дневники, письма, записки); официальные документы (отчеты, справки); произведения творчества (книги, брошюры, статьи);
  •  по характеру документа. Обработка документов может проходить по анализу смысла (содержания) текста и как обработка единиц информации, используемой в тексте.

3. Биографический метод направлен на изучение жизненного пути человека и позволяет проследить историю с момента рождения до сегодняшнего дня, раскрывая особенности индивидуального развития личности в конкретной микро- и макросреде. Данный метод изучает жизненный опыт человека, этапы его жизненного пути, рассматривает места и условия проживания интересующего объекта, особенности воздействия на него со стороны отдельных лиц и социальных групп, особенности взаимодействия человека с этими лицами и группами. Все это позволяет полнее понять личность человека и составить представление о ее возможном поведении в той или иной ситуации.

4. Эксперимент – характеризуется активным вмешательством со стороны исследователя. Для изучения личности используются два вида эксперимента: естественный и лабораторный.

Естественный эксперимент должен содержать следующие элементы:

  •  выбор деятельности;
  •  предварительный анализ деятельности;
  •  наблюдение за лицом, осуществляющим деятельность;
  •  анализ результатов проведенной деятельности. В правоохранительных органах этот метод применяется при изучении личности Щ человека без вступления в контакт с ним, когда он не подозревает, что за ним наблюдают. Интересующее лицо ставят в заранее созданные условия в его обычной деятельности, в учебе, работе, процессе общения с людьми. Результаты и особенности деятельности человека в этот период подвергаются тщательному анализу.

Лабораторный эксперимент применяется для выявления типологических особенностей и способностей личности, а также ее потребностей и интересов, настойчивости и уверенности, выясняет самооценку. При проведении этого эксперимента человек заранее знает, что он является участником опыта (следственный эксперимент).

5. Метод обобщения независимых характеристик – это сбор и последующее обобщение всех устных и письменных показаний различных лиц об изучаемой личности. При сборе подобных материалов необходимо охватить все сферы жизни интересующей личности: учебу, работу, семейную обстановку, круг друзей и т.д. Документы должны охватывать разные периоды времени и содержать различный фактический материал. Это могут быть: показания свидетелей, потерпевших и других обвиняемых, заключения экспертов, различные справки и характеристики, личные дела из отделов кадров и др. Приведенный перечень документов дает достаточно субъективный материал, поэтому требуется проводить тщательный анализ для получения объективной информации об интересующей личности.

6. Наблюдение – планомерное изучение психических явлений путем личного восприятия исследователем разнообразных внешних проявлений психики непосредственно в жизни. Наблюдающий должен иметь хорошо продуманную программу изучения интересующего лица. Особенностью наблюдения в правоохранительных органах, в отличие от научного психологического, является получение не ответа на отдельно взятый вопрос, а наиболее полной информации о наблюдаемой личности. Наблюдатель обращает внимание на внешний вид человека: его одежду, телосложение, лицо и украшения, речь, особенности мышления, знания и навыки, которыми обладает объект наблюдения, его поступки и действия, а также на отношение к данным поступкам и действиям.

Наблюдение позволяет сотруднику ОВД ставить перед собой следующие задачи:

  •  определение психологических особенностей личности;
  •  прогноз вероятной линии поведения;
  •  получение информации, полезной установления психологического контакта;
  •  получение информации, необходимой для решения
  •  оперативных специальных задач.

Сотрудникам ОВД стоит относится к стереотипам с определенной долей предосторожности. Психологические исследования позволили выявить наиболее типичные оценки людей, на которые влияет ряд эффектов:

1) "Эффект упреждения". На оценку субъекта при противоречивой информации наибольшее влияние оказывают сведения полученные последними.

2) "Эффект новизны". При противоречивой информации о знакомом человеке приоритет имеют последние сведения.

3) "Эффект ореола", т.е. влияние общего впечатления о человеке на

оценку его конкретных свойств.

Техника формирования опыта психологического наблюдения в работе сотрудников ОВД и учет поведенческих маскировок изучаемого лица.

Для изучения личности с помощью психологического наблюдения необходимо развить профессиональную психологическую наблюдательность. Психологическая наблюдательность проявляется в первую очередь при первичной оценке личности, фактов, ситуации.

Процесс изучения личности мы начинаем с оценки внешних признаков поведения человека. Далее в процесс включаем результаты понятого и вновь интерпретируем, прогнозируем, пытаясь проникнуть в содержание внутреннего мира собеседника, раскрыть причины его поведения, а также возможные поступки. Задача сотрудников МВД состоит в развитии искусства быстрой и точной оценки по каким-либо внешним признакам при первичном наблюдении.

Восприятие внешности представляет собой начальный момент психологического наблюдения. Оно включает в себя интерпретацию трех групп признаков человека:

а)  физические – рост, телосложение, пол и возрастные признаки;

б) поведенческие (функциональные) признаки – речь, голос, мимика и т.д.;

в) социальные – формирование внешности: одежда, прическа, украшения.

Индивидуальные различия и психологические особенности, характеристика поведенческих признаков, выделяемых в оценках людей в качестве опорных, наиболее информативных – вот главная практическая сторона психологической наблюдательности за субъектом.

Для социального поведения граждан сотруднику ОВД нужно изучать и учитывать психологию обыденного сознания. В процессе наблюдения за субъектом большую роль играет психологическая калибровка – процесс распознания и оценки невербальных признаков поведения, отражающих психологическое состояние человека.

Наблюдения сотрудника ОВД должны базироваться на трех основных приемах:

1. визуальная (зрительная) чувствительность;

2. аудиальная (слуховая);

3. кинестетическая (телесные ощущения)

Эффективная калибровка невербального поведения включает в себя технику рефлексии. Рассмотрим один из многочисленных примеров: пересыхание рта (облизывание губ), как признак волнения; напряженно сжатые губы, как первые признаки проявления недоверия – все это может указывать на психологическое состояние человека.

Довольно часто люди ошибаются в своем первом впечатлении о личности субъекта наблюдения. В профессиональной деятельности сотрудника МВД такие ошибки должны быть сведены к минимуму. Для этого сотрудник МВД должен:

1. Определить выражение социального статуса субъекта наблюдения в реальном поведении.

2. По итогам наблюдения определить мотивы поведения и цели субъекта.

3. Оценка аналогии решения задач субъектом.

4. Результатом высокопрофессионального подхода и психологической наблюдательности становится способность проникнуть в психику другого человека и принять в расчет его чувства.

Приоритетным направлением при проведении наблюдения за субъектом является определение его базовых ценностей:

а) витальные – потребности жизнеобеспечения;

б) потребность в безопасности и предсказуемости отношений;

в) потребность в эмоциональной близости;

г) потребность в поощрениях и достижениях.

Рассмотрим ситуационные примеры, которые должен изучить сотрудник ОВД для более успешного психологического анализа на основе наблюдения за субъектом.

1. Поиск дружеских связей субъекта. Выражается в стремлении к личным взаимоотношениям. Проявляется в интересе к личности партнера по контакту, говорит о симпатии к людям, нехватки личных взаимоотношений, склонности к сближению участников контакта (перечень потребностей по Г. Меррею).

2. Потребность в уважении, проявлении уважения к другим людям, в желании контактировать с сильными людьми и стремлении стать чьим-либо последователем.

3. Автономия – стремление освободиться от регламентированных отношений, режима, правил деловых взаимоотношений.

4. Потребность доминировать – потребность контролировать поведение. Стремление к главенствующей роли в контакте.

5. Пассивное поведение – подчинение силе, приятие навязываемой линии поведения. Характерно признание собственной неполноценности.

6. Потребность достижения – желание преодолеть, опередить других, сделать что-либо лучше других. Потребность преодоления неудачи отличается от потребности достижения акцентом на самостоятельность и настойчивость в устранении помех на пути к цели.

7. Потребность оказания помощи – стремление к помогающему поведению, проявление заботы, участия. В предельном варианте выражается в альтруизме.

8. Негативизм – приписывание норм враждебной природы подозрительность- склонность и враждебность к окружающим.

9. Потребность порядка – тенденция к упорядоченности характеризует избегание сложных взаимоотношений.

10. Потребность избегания опасности – характеризуется отсутствием инициативы, уклонением от трудностей. Сочетается с переживанием тревоги, страха, паники.

Учет поведенческих маскировок в работе сотрудников ОВД

В конкретном случае психологического наблюдения судить о достоверности поведенческих признаков можно только тогда, когда субъект не маскирует подлинных отношений. Поведенческие маскировки значительно усложняют изучение личности субъекта наблюдения. Поведенческие маскировки враждебного отношения выражаются в следующих признаках: непроизвольные реакции на речевое поведение, степень поведенческой собранности и мобилизации.

При враждебности собранность поведения и закрытость позы тем выше, чем враждебнее отношение. Враждебно настроенный человек, считающий себя сильным, настойчив в выяснении отношений, активен в изменении позитивных взаимоотношений. Главным в диагностике скрываемой враждебности является определение субъективных ресурсов субъекта. Профессионалу в работе с предполагаемыми преступниками и правонарушителями следует учитывать, что мера предрасположенности и враждебности определяется также особенностями жизненного опыта конкретного человека.

В целом скрываемое, маскируемое противодействие сотруднику ОВД выражается главным образом в расположении значимых признаков ситуации конкретного общения с типичным случаем деловой беседы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Психологическое понимание ситуации – это образ развивающегося

события, представление в единой модели прошлого, настоящего и будущего

состояния ситуации.

Психология личности помогают сотруднику ОВД при проведении Психологическое понимание ситуации включает в себя такие

действия как:

  •  фиксация какого-либо эпизода в работе с людьми, как проблемной ситуации, ее первичное определение;
  •  целеобразование, т.е. осознание того, чего необходимо достигнуть в этой ситуации;
  •  позитивное самоопределение сотрудника в ситуации: какую позицию (статус, роль) необходимо занять для достижения цели;
  •  проблемизация – определение трудностей и проблем в отношении к целям и средствам деятельности, а также проектирование желаемого состояния ситуации;
  •  задачная организация деятельности (конкретизация целей с учетом характеристики ситуации и средств деятельности).

Учет поведенческих маскировок в работе сотрудников ОВД

В конкретном случае психологического наблюдения судить о достоверности поведенческих признаков можно только тогда, когда субъект не маскирует подлинных отношений. Поведенческие маскировки значительно усложняют изучение личности субъекта наблюдения. Поведенческие маскировки враждебного отношения выражаются в следующих признаках: непроизвольные реакции на речевое поведение, степень поведенческой собранности и мобилизации.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ И ПЕДАГОГИКИ

«УТВЕРЖДАЮ»

Начальник кафедры

Подполковник полиции

___________ Тузов А.И.

«        »                    2013 г.

Дисциплина: «Юридическая психология»

Специальность: 030501.65- Юриспруденция.

Лекция

Тема 6.1.  «Психология коммуникативной деятельности следователя»

Обсуждена и одобрена на      Подготовил:

заседании кафедры           ст.  преподаватель кафедры

Протокол №          подполковник полиции

от « »   _______ 2013г.                 Терещенко Ж.А.

КРАСНОДАР

2013

Объем времени: 2 часа.

Место проведения: учебная аудитория.

Методика проведения: лекция.

Основное содержание темы: 

Данная лекция позволяет курсантам ознакомиться с коммуникативной деятельностью следователя, взаимодействием следователя с обвиняемым и психологией обвиняемого, а также психологией потерпевшего и свидетеля в разделе судебной психологии.

Основные термины и понятия: 

деятельность следователя, обвиняемый, личностные особенности подозреваемого и обвиняемого, защитная доминанта, защитные механизмы, обвинительная доминанта, потерпевший, показания потерпевшего,  свидетель, психология свидетелей, психологический контакт в следственной деятельности, коммуникативный контакт, приемы воздействия.,

Основные цели лекции:

- обеспечить систематизированные знания курсантам о психологических особенностях коммуникативной деятельности следователя, взаимодействие следователя с обвиняемым и психологии обвиняемого в разделе судебной психологии.

-  вызвать заинтересованность курсантов в изучении психологии потерпевшего и свидетеля на предварительном следствии.

- формировать у курсантов-психологов систему психологических знаний, умений, навыков, которые позволят изучить психологические приемы анализа преступной деятельности на предварительном следствии.

План лекции:

Введение:

  1.  Коммуникативная деятельность следователя. Взаимодействие следователя с обвиняемым. Психология обвиняемого.
  2.   Психология потерпевшего и свидетеля.

Заключение.

Основная литература:

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. Ростов – на - Дону, «Феникс» 2004.

Баранов П.П., В.И. Курбатов Юридическая психология. М., 2006.

Волков В.Н., С.И. Янаев Юридическая психология. М., 2003.

Кикоть В.Я. Рыбникова В.Ю. Юридическая психология (с  основами общей и социальной психологии). М., Закон и право, 2006.

Дополнительная литература:

1. Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова.-

М.,2001. стр. 51-55.

2. Маркин А.В. Социология преступности. Краснодар., 2006. стр. 158-182.

3. Хрестоматия: Юридическая психология. С-П., 2001. стр. 159-171.

ВВЕДЕНИЕ

Психическое состояние проходящих по делу лиц определяется их позицией в» отношении следствия, правовым положением лица (является ли оно обвиняемым, подозреваемым, потерпевшим или свидетелем), их индивидуально-психологическими особенностями.

Основанием для привлечения лица к уголовной ответственности служит наличие достаточных доказательств для обвинения. Для предъявления обвинения следователь должен собрать доказательства, свидетельствующие о том, что деяние имело место, что образующие его фактические признаки соответствуют составу преступления, что преступление совершено тем лицом, которому предъявляется обвинение, и отсутствуют обстоятельства, исключающие уголовную ответственность или освобождающие от нее.

Акт предъявления обвинения состоит из оглашения обвинения и разъяснения обвиняемому его прав.

В психологическом плане важно, чтобы разъяснение сущности обвинения их процессуальных прав обвиняемого было сделано простым, доступным языком. Необходимо получить ответы на все заданные обвиняемому вопросы и получить его подтверждение о том, что он понимает предъявленное ему обвинение.

После вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого у следователя и обвиняемого возникает ряд процессуальных прав. Следователь вправе пресечь попытки обвиняемого уклониться от уголовной ответственности, помешать установлению истины по делу, объявить меру пресечения (арест, подписка о невыезде), отстранить обвиняемого от должности, провести обыск, наложить арест на имущество. Учитывая поведение обвиняемого в ходе следствия и другие обстоятельства, следователь может принять решение об изменении или отмене меры пресечения.

Для успешного осуществления предварительного следствия необходимо ориентироваться в личностных особенностях проходящих по делу лиц и особенно обвиняемого и подозреваемого. Следователю необходимо иметь сведения об образе жизни обвиняемого, его социальных связях, круге знакомств, бытовых условиях. Особенно важно знать этапные факторы формирования личности обвиняемого, существенные биографические данные. Необходимо обратить внимание на поведенческие установки и стереотипы обвиняемого лица, его адаптационные и коммуникативные возможности, способы поведения в конфликтных ситуациях.

Особенности психического состояния обвиняемого (подозреваемого) в значительной мере определяются его отношением к событию преступления и правосудию. Существенное значение имеют социально-ценностные личностные позиции, а также рефлексия обвиняемым (подозреваемым) степени доказанности преступления, состояния его расследования.

Особенностью поведения свидетелей в предварительном Следствии (и на суде) является их процессуально регламентированная обязанность дать показания, имеющие значение для раскрытия и расследования преступлений.

Взаимодействуя со свидетелями, следователь должен учитывать, что направленность восприятия события и его содержание определяются оценочной позицией воспринимающего лица, уровнем его психического, интеллектуального и нравственного развития.

Процессуально регламентированная деятельность следователя осуществляется системой следственных действий. К их числу относятся: задержание, допрос, очная ставка, следственный осмотр, обыск и выемка, освидетельствование, предъявление для опознания людей и предметов, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, получение образцов для сравнительного исследования и др.

Вопрос 1. Коммуникативная деятельность следователя. Взаимодействие следователя с обвиняемым. Психология обвиняемого.

Деятельность следователя связана с его непосредственным взаимодействием с участниками уголовного процесса. Возможное противодействие заинтересованных лиц требует от следователя реализации определенных поведенческих стратегий, рефлективного управления поведением противодействующих лиц, использования психологизированных тактических приемов.

Базой действий и здесь являются информационные процессы. Однако, если на этапе поиска преступника информация поимущественно извлекается из обстоятельств совершения преступления, то при взаимодействии с проходящими по делу лицами информационные процессы обусловлены психическими состояниями этих лиц, их позицией в отношении правосудия и отношением к данному следователю.

Следователю предстоит адекватно отразить позиции и реальную информированность лиц и создать психологические предпосылки для информационного общения.

При этом могут возникнуть следующие ситуации:

1) допрашиваемое лицо обладает искомой информацией, но скрывает ее;

2) допрашиваемое лицо располагает необходимой информацией, но умышленно ее искажает;

3) допрашиваемое лицо добросовестно передает определенные сведения, но информация не адекватна действительности (в силу искажений восприятия и личностной реконструкции материала в памяти субъекта);

4) допрашиваемое лицо не располагает искомой информацией.

В целях объективного, полного и всестороннего расследования, получения адекватной информации о расследуемом событии следователь должен осуществлять эффективную коммуникативную деятельность.

Начиная расследование, следователь в ряде случаев встречается с коммуникативной неопределенностью.

Здесь следователь выдвигает предположение о наиболее вероятностных действиях противодействующей стороны. Оптимальность следственных решений зависит от уровня рефлективности следователя.

Имитируя позиции противодействующей стороны, возможные рассуждения обвиняемого, подозреваемого или недобросовестного свидетеле, пытающихся ввести следствие в заблуждение, следователь" рефлексивно управляет их действиями.

Психическое состояние проходящих по делу лиц определяется их позицией в» отношении следствия, правовым положением лица (является ли оно обвиняемым, подозреваемым, потерпевшим или свидетелем), их индивидуально-психологическими особенностями.

Основанием для привлечения лица к уголовной ответственности служит наличие достаточных доказательств для обвинения. Для предъявления обвинения следователь должен собрать доказательства, свидетельствующие о том, что деяние имело место, что образующие его фактические признаки соответствуют составу преступления, что преступление совершено тем лицом, которому предъявляется обвинение, и отсутствуют обстоятельства, исключающие уголовную ответственность или освобождающие от нее.

Акт предъявления обвинения состоит из оглашения обвинения и разъяснения обвиняемому его прав.

В психологическом плане важно, чтобы разъяснение сущности обвинения и процессуальных прав обвиняемого было сделано простым, доступным языком. Необходимо получить ответы на все заданные обвиняемому вопросы и получить его подтверждение о том, что он понимает предъявленное ему обвинение.

После вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого у следователя и обвиняемого возникает ряд процессуальных прав. Следователь вправе пресечь попытки обвиняемого уклониться от уголовной ответственности, помешать установлению истины по делу, объявить меру пресечения (арест, подписка о невыезде), отстранить обвиняемого от должности, провести обыск, наложить арест на имущество. Учитывая поведение обвиняемого в ходе следствия и другие обстоятельства, следователь может принять решение об изменении или отмене меры пресечения.

Для успешного осуществления предварительного следствия необходимо ориентироваться в личностных особенностях проходящих по делу лиц и особенно обвиняемого и подозреваемого. Следователю необходимо иметь сведения об образе жизни обвиняемого, его социальных связях, круге знакомств, бытовых условиях. Особенно важно знать этапные факторы формирования личности обвиняемого, существенные биографические данные. Необходимо обратить внимание на поведенческие установки и стереотипы обвиняемого лица, его адаптационные и коммуникативные возможности, способы поведения в конфликтных ситуациях.

Особенности психического состояния обвиняемого (подозреваемого) в значительной мере определяются его отношением к событию преступления и правосудию. Существенное значение имеют социально-ценностные личностные позиции, а также рефлексия обвиняемым (подозреваемым) степени доказанности преступления, состояния его расследования.

В зависимости от этих обстоятельств могут возникнуть две различные стратегии поведения, связанные или со стремлением избежать суда и справедливого наказания, или с осознанием неизбежности суда (и даже его необходимости в случае глубокого раскаяния).

Первая из указанных стратегий поведения ведет к выработке соответствующей защитной тактики, формированию в сознании обвиняемого (подозреваемого) так называемой "защитной доминанты". Эта защитная тактика может быть активной — дача ложных показаний, уничтожение вещественных доказательств, создание ложных доказательств, влияние на свидетелей и пассивной — отказ от сотрудничества со следователем без использования активных средств  противодействия.

"Защитная доминанта" противодействующих расследованию лиц (кроме обвиняемого, подозреваемого, ими могут быть и свидетели, и даже потерпевшие), — основной психический феномен, ориентация в котором особенно существенна для тактики расследования.

Защитные механизмы возможного противодействия следователю начинают формироваться уже при возникновении преступного умысла, а затем в ходе совершения преступления и при сокрытии его следов. Опытный преступник делает все, по его мнению, возможное, чтобы скрыть следы преступления, крайне затруднить расследование, ввести следователя в заблуждение, планирует линию поведения и в случае раскрытия преступления.

Защитная доминанта обвиняемого определяет направленность его психической деятельности, повышенную чувствительность ко всему тому, что охраняется сложившимися защитными позициями. Но в этом и основная слабость доминанты. Каждое слово следователя, его действия непроизвольно соотносятся обвиняемым на все то, что охраняется защитной доминантой. При этом возникает тенденция к преувеличению информационной вооруженности следователя, переоценка угрожающих воздействий.

Психология взаимодействия следователя с обвиняемым (подозреваемым) определяется и теми общими характериологическими особенностями, которые присущи лицам, совершающим определенные виды преступлений. Следователь должен учитывать, что, например, насильники, как правило, отличаются крайним эгоизмом, примитивно-анархическими устремлениями,  жесткостью и агрессивностью. Во взаимоотношениях с этой категорией подследственных лиц следует предвидеть возможные аффективные вспышки, ситуативные конфликты. Наряду с этим пониженная критичность их поведения делает невозможным длительное, тактически продуманное противодействие следователю.

Жесткая позиция необходима в отношении лиц, обвиняемых в злостном убийстве.

Взаимодействуя с так называемыми "случайными" убийцами, следователь должен всесторонне учитывать неблагоприятные бытовые обстоятельства в их жизни. Взаимодействуя с лицами, привлеченными к уголовной ответственности по обвинению в изнасиловании, следователь должен иметь в виду такие их психические особенности, как бесстыдство, крайняя вульгарность, разнузданная чувственность, аморальность.

Определенные общие психологические особенности присущи и лицам, обвиняемым в корыстно-насильственных преступлениях. Так, грабежи и разбои совершают, как правило, лица с крайней антисоциальной и антиправовой ориентацией. Для них характерны глубокая аморальность, пьянство. Наряду с этим они во многих случаях отличаются повышенным самоконтролем, способностью к устойчивому тактическому противодействию.

Личность обвиняемых, как правило, противоречива — одни их оценки, оправдательные, направлены на себя, другие, обвинительные — на окружающих лиц.

Преступники уходят от признания своей виновности. Убийцы, разбойники, грабители, насильники, воры, расхитители в своей массе внутренне не осуждают себя. Их самооценки отличаются низкой самокритичностью, неадекватностью. Большинство преступников не относит себя к типичному образу преступников, они выводят себя за рамки социальной ответственности, формируя механизм психологической защиты. В связи с этим они становятся малочувствительными к информации, противоречащей их личностным установкам (механизм психологического вытеснения), изыскивают доводы для оправдания своего поведения (механизм самооправдательной рационализации), изыскивают всевозможные личностно утверждающие компенсации, гипертрофируют личностно-положительные самооценки.

Человек осуждает себя лишь в тех случаях, когда переходит границы собственных поведенческих принципов.

Социальные нормы, нарушаемые преступником, личностно обесценены, поэтому у него и не возникает, как правило, чувства вины. Но преступник, сохраняя ценность своего Я - образа, остается в силу этого чувствительным в отношении собственной системы ценностей; тех своих качеств, которые он ценит. Уличение в бесчестности его может не волновать, а уличение в трусости, малодушии, предательстве — глубоко оскорбить. Все эти психологические особенности обвиняемых нужно учитывать в тактическом взаимодействии с ними.

Изложение обвиняемым фактических обстоятельств дела должно подвергаться психологическому анализу — оно свидетельствует о том, чему сам обвиняемый придает большее значение, чего избегает, что доминирует или тормозится в его сознании.

Насильственные типы преступников, как правило, склонны к обвинительной трактовке действий других лиц. Большинство преступников утрируют провоцирующий характер предпреступной ситуации, субъективно "усиливают" способствующие преступлению обстоятельства. Необходимо также учитывать тенденцию обвиняемых к изменению своих позиций, адаптацию их оправдательной позиции по мере предъявления доказательств. Психологически важно всемерно ослаблять и находить слабые места в их оборонительной позиции. Но в ряде случаев следует идти "на поводу" легенды обвиняемого, с тем чтобы предъявить решающие доказательства на фоне психического контраста, наиболее эффективно демаскировать обвиняемого.

Вопрос  2. Психология потерпевшего и свидетеля.

Психологические состояния потерпевшего в значительной мере могут определяться его "обвинительной доминантой", отрицательными эмоциями, связанными с понесенным ущербом. Эти конфликтные состояния нередко бывают связаны и с общей конфликтностью личности потерпевшего. Конфликтные особенности личности могут спровоцировать преступление.

С другой стороны, объективное исследование ущерба, причиненного потерпевшему, является условием выяснения общественной опасности совершенного преступного деяния.

Показания потерпевшего — средство защиты его интересов, но это не только индивидуальные интересы, а интересы человека как члена общества.

Показания многих потерпевших перенасыщены оценочными элементами, тогда как доказательственное значение имеют только фактические сведения. Различно и отношение потерпевших к установлению истины. Наряду со стремлением содействовать установлению истины могут быть и другие мотивы в поведении отдельных потерпевших — от безразличия до прямого противодействия следствию.

При взаимодействии следователя с потерпевшим следует учитывать его негативно-эмоциональное состояние, возникшее в результате преступления и его последствий.

Психические состояния потерпевшего (особенно при совершении над ним насильственных действий) следует отнести к экстремальным психическим состояниям (стресс, аффект, фрустрация), вызывающим существенные сдвиги в его отражательно-регуляционной сфере.

В конфликтных ситуациях сужается сознание потерпевшего, ограничиваются его адаптивные возможности. Иррадиация возбуждения приводит к генерализованным (чрезмерно расширенным) обобщениям, сдвигам во взаимодействии сигнальных систем. Травмирующее воздействие событий приводит к преувеличению потерпевшими временных интервалов (иногда в 2—3 раза). Грубые физические воздействия, являясь сверхсильными раздражителями, вызывают нарушение психической деятельности. Однако это не означает, что потерпевшие способны лишь дезориентировать следствие. Многие действия, совершенные до преступления, в подготовительной его стадии, запечатлеваются в их памяти. Во многих случаях потерпевшие запоминают приметы и действия преступника.

Следователь должен учитывать психическое состояние потерпевших. Повторно пересматривая случившееся, они активно реконструируют прошедшие события; закрепляют устойчивые очаги возбуждения. Возникает сложный устойчивый нервно-эмоциональный комплекс, со сложными взаимодействиями чувства стыда, обиды, унижения, мести, а иногда и агрессивности. У потерпевших от полового насилия возникает чувство депрессии, апатии, обреченности, усугубляющееся представлениями о возможной беременности и заражения венерическими заболеваниями. Нередко показания этой категории потерпевших умышленно искажаются с целью сокрытия неблаговидных поступков.

Для многих потерпевших характерно состояние повышенного уровня тревожности и как следствие этого — дестабилизация личной психической интегрированности, нарушенность социальной адаптированности.

Повторное обращение к аффектогенным обстоятельствам может вызвать напряженное психическое состояние, непроизвольный уход от психотравмирующих обстоятельств. Все это требует особой чуткости, тактичности и внимательности со стороны следователя.

Нередко потерпевшим приходится участвовать в многочисленных допросах и очных ставках, неоднократно выезжать на место происшествия, опознавать участников преступления. В этих условиях у потерпевших может непроизвольно сформироваться механизм психической защиты от повторных психотравмирующих воздействий. Интенсивные процессы торможения, их иррадиация могут значительно затруднить получение от потерпевшего нужных для расследования сведений. Стремление выйти из сферы следствия может привести к поспешным конформным показаниям, согласию с предложениями следователя. Следует учитывать и возможное воздействие на потерпевшего со стороны обвиняемого.

Следователю необходимо чутко улавливать динамику настроения потерпевшего. Особенно тщательному психологическому анализу должны подвергаться просьбы потерпевшего о прекращении дела, которые часто вызываются психическим давлением со стороны заинтересованных лиц. О переходе потерпевшего от правдивых показаний к ложным свидетельствуют, как правило, его психическая напряженность, замкнутость, формальность речевых построений. В этих ситуациях следователь должен понять, кто и каким образом мог оказать психическое давление на потерпевшего, воспроизвести возможный ход рассуждений интересованных лиц, показать их несостоятельность. В необходимых случаях следователь преодолевает негативное психическое воздействие на подозреваемого со стороны заинтересованных лиц, вызывая их на допрос и предупреждая об уголовной ответственности за подстрекательство потерпевшего даче ложных показаний или понуждение к даче им ложных показаний.

 Психология свидетелей

Особенностью поведения свидетелей в предварительном Следствии (и на суде) является их процессуально регламентированная обязанность дать показания, имеющие значение для раскрытия и расследования преступлений.

Взаимодействуя со свидетелями, следователь должен учитывать, что направленность восприятия события и его содержание определяются оценочной позицией воспринимающего лица, уровнем его психического, интеллектуального и нравственного развития.

При взаимодействии со следователем свидетель придерживается определенной линии поведения, дает свои оценки сообщаемым фактам, о чем-то умалчивает, допускает недомолвки. Они могут быть обусловлены различными побуждениями — боязнью мести, жалостью, стремлением избавиться от свидетельских обязанностей и др. Наряду с этим свидетельские показания сами по себе затруднены рядом психологических обстоятельств — фрагментарностью первоначального восприятия событий, мнемическими и речевыразительными трудностями. (Подробнее психология свидетелей будет рассмотрена в главе "Психология допроса и очной ставки".)

Психологический контакт в следственной деятельности

В следственной практике особенно существенна подготовка следователя к общению с проходящими по делу лицами. Предварительно знакомясь с личностными особенностями каждого проходящего по делу лица, особенностями его поведения, образа  жизни, кругом потребностей и интересов, следователь прогнозирует не только свои действия, но и возможные реакции на них партнера по общению, предусматривает позиции этих лиц в отношении обстоятельств дела, существенных для расследования,

разрабатывает стратегию и тактику разрешения следственны задач.

Общение следователя с обвиняемым (подозреваемым), по терпевшим и свидетелями в значительной мере формализовано, обусловлено процессуальными требованиями. Как у следователя так и у каждого из этих лиц, четко определено их правовое положение.

Межличностное общение в предварительном следствии — не обычный двусторонний процесс — оно односторонне направляется властной инициативой следователя в рамках уголовно-процессуальных норм. Присущая данному виду общения формализованность и значительной мере затрудняет, сковывает психическую активность. проходящих по делу лиц и требует от следователя коммуникативной гибкости, применения специальных средств активизации общения.

Любое формально-ролевое общение имеет индивидуальный стиль, обеспечивающий его успех или неуспех. Психологически особенно значимы вступление следователя в общение, установление первичных коммуникативных контактов, определяющих и значительной мере их дальнейшее развитие.

Установление коммуникативного контакта обусловлено психическим состоянием контактирующих лиц, их психической взаимоадаптацией. Основа установления коммуникативного контакта — актуализация эмоционально значимого предмета общения, вызывающего психическую активность общающихся лиц.

Установление коммуникативного контакта — сложная психологическая задача, осложняющаяся в предварительном следствии отрицательной установкой отдельных лиц в отношении представителей правосудия, ослабленностью, агрессивностью, скрытностью, подозрительностью.

В позиции отдельных следователей также могут преобладать отрицательные установки — крайне негативное отношение к антисоциальной личности обвиняемого или подозреваемого и связанные с этим высокомерие, надменность, чувство превосходства и т. п.

Вступление в общение с проходящими по делу лицами в судебно-психологической литературе часто называется установлением психологического контакта. Однако термин "психологический контакт" означает эмоционально-положительную взаимосвязь на основе общих интересов и единства целей общающихся лиц. Поскольку в судопроизводстве у участников уголовного дела нет постоянного единства целей и интересов, термин "психологический контакт" целесообразно заменить термином "коммуникативный контакт", освобождающим от обязательного изыскания общих интересов и целей, взаимных эмоционально-положительных переживаний в условиях предварительного следствия.

Профессиональным качеством следователя является его способность нейтрализовать, затормозить эмоционально-негативное отношение к обвиняемому (подозреваемому). При вступлении в общение с ним следователь должен адекватно отразить психическое состояние допрашиваемого, используя зондирующие коммуникативные действия нейтрального содержания.

При этом могут быть обнаружены два крайних вида психического состояния допрашиваемого — резко возбужденное эмоционально отрицательное (гнев, возмущенность и т. п.), депрессивно подавленное (печаль, тоска, уныние и т. п.). Дальнейшее поведение следователя должно строиться с учетом этих состояний, дабы не усугубить отрицательное психическое состояние этих лиц. Здесь могут повредить невнимательность, небрежность, суетливость, нервозность, подчеркнутая подозрительность, наигранная веселость и т. п.

Установлению коммуникативного контакта содействует все, что повышает уровень психической активности. В большинстве случаев коммуникативный контакт в предварительном следствии создается на основе информации, способной вызвать повышенную ориентировочную реакцию. Следует учитывать актуализированные потребности партнера по общению, его текущие доминанты, которые определяются не столько устойчивыми личностными или профессиональными интересами проходящего по делу лица, сколько проблемами, связанными с расследуемым событием.

У каждого обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего и свидетеля имеются свои животрепещущие проблемы, жгучие вопросы, концентрирующиеся вокруг расследуемого дела. Свои контакты со следователем они строят в плане отношений к событию преступления. (И здесь неприемлемы расхожие рекомендации по части установления "психологических контактов", которые предлагаются некоторыми юристами, занимающимися судебной психологией, когда с любителями шахмат предлагается устанавливать "психологический контакт" разговором о тонкостях ферзевого гамбита, а с рыболовом — об особенностях клева в осенне-зимний период.)

Задача следователя — с самого начала найти основу в имеющихся у данной личности положительных социальных связях, усилить эти связи, возбудить социально-положительные, гражданские мотивы поведения. Общая стратегия поведения следователя состоит не в заигрывании с допрашиваемым лицом, не в нахождении каких-либо общих любительских Интересов, а в достойном осуществлении следователем своей социально-гражданской роли, служебной обязанности.

Обвиняемый, подозреваемый, потерпевший и свидетели должны увидеть в следователе честного, принципиального, культурного, знающего свое дело человека, не унижающего их достоинства, не ущемляющего, а защищающего их таран тированные законом права.

Установление коммуникативного контакта — прежде всего избежание всего того, что может его нарушить. Следователю противопоказаны примитивность, вульгарность, малокультурность, профессиональная некомпетентность и тем более грубость и психическое насилие в разнообразных формах проявления (угроза, шантаж, манипулирование ложной информацией, ущемление национальных и религиозных чувств и т. п.).

Вся система коммуникативных контактов должна строиться прежде всего на положительных качествах личности, справедливости и гуманном отношении к подследственному лицу. Наиболее значимый момент для установления контакта — доступное и убедительное разъяснение юридических прав и обязанностей данного участника уголовного дела.

Подследственные лица часто чувствуют себя беззащитными перед нависшей опасностью. И следователь с самого начала должен выступать как защитник закона, прав обвиняемого, подозреваемого и других участвующих в деле лиц. Особенно значимо для подследственного лица разъяснение следователем отдельных положений закона, раскрытие тех возможностей, которыми обвиняемый (подозреваемый) может воспользоваться в своем положении.

Следователь должен проявить себя не как преследующее лицо, а как человек, призванный помочь другому, пусть даже оступившемуся, человеку. И это должно быть не показной, а внутренней позицией следователя. Поведение подследственного во многом зависит от поведения следователя. И если следователь проявил внимание к подлинным нуждам зависимого от него человека, с ним всегда захотят установить контакт.

Особенно внимательного отношения требуют лица, лишенные свободы. Лишение свободы — сильнейший психологический фактор. Ограниченная возможность действий, тяжелые нравственные переживания обостряют защитную доминанту, повышают избирательное отношение ко всем действиям официальных лиц, перестраивают всю ценностно-мотивационную и регуляционную сферу личности, повышают чувствительность к отдельным наиболее значимым воздействиям. Особенно значима при том первая встреча со следователем, которая должна соответствовать не только юридическим, но и нравственно-психологическим нормам. Прежде всего необходимо избежать конфликтного взаимодействия.

Для негативного отношения к обвиняемому и подозреваемому следователя, особенно в начале расследования, нет никаких снований — истина еще должна быть установлена. Но даже виновный и осужденный остается гражданином государства со всеми вытекающими отсюда правами, социальным статусом.

У следователя не должно быть негативной установки в отношении подследственных лиц, конфликтного взаимодействия с ними. Не существует общей, глобальной конфликтности между следователем и подследственными лицами. Задача следователя — преодолеть даже временно возникшие конфликтные ситгуации и в любом случае достигнуть цели расследования — установить истину по расследуемому событию.

Не всякое противодействие следствию является конфликтом, позиционной борьбой. Противодействие правосудию чаще всего выражается в несостоятельных уловках преступника, для преодоления которых следствие располагает системой научно разработанных средств. Длительные конфликты, борьба могут возникнуть только в практике малоквалифицированных следователей, не владеющих тактикой преодоления противодействия следствию.

Преодоление противодействия подследственного лица требует профессионализма, владения соответствующими правомерными психологизированными приемами. Эти приемы четко отличаются от приемов психического насилия. Законом запрещено домогательство показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер. К приемам психического насилия относятся подсказывающие и наводящие вопросы, угрозы, необоснованные обещания, манипуляция ложной информацией, использование низменных побуждений и т. п. Уголовно наказуемо физическое насилие над личностью. Категорически недопустимы следственные действия в "тактических целях" (например, проведение очной ставки при отсутствии в показаниях существенных противоречий).

От физического насилия следует отличать физическое принуждение. Оно допускается законом при задержании, заключении под стражу, принудительном освидетельствовании и получении образцов для сравнительного исследования.

Преодолевая противодействие, следователь не ставит задачу сломить противодействующую личность, принизить ее, победить в борьбе с ней.

От средств и приемов неправомерного психического насилия, связанных с получением угодных следователю показании следует отличать правомерные приемы психического принуждения.

Эффективное применение средств и приемов психическое принуждения — основа тактического мастерства следователи. Все уголовное судопроизводство основано на предусмотренных законом принудительных воздействиях по отношению к участникам уголовного дела. Прием психического принуждения воздействие на противодействующее следователю лицо путем создания такой ситуации, в которой обнаруживается скрываем; и им информация вопреки его желанию. Например, тактически целенаправленная система вопросов может выявить помимо желания допрашиваемого лица факты и детали, которые могут быть известны только лицу, причастному к совершению преступления.

Выше отмечалась необходимость опоры на положительные социальные связи и положительные качества противодействующего следователю лица. Допустимо ли наряду с этим использование его отрицательных психических и нравственных качеств — эмоциональной неустойчивости, вспыльчивости, беспринципности, тщеславия, мстительности и т. п. Мы полагаем, что средство достижения истины допустимо, если лицо, дающее показания, остается свободным в выборе линии своего поведения. Таков критерий правомерности психического воз действия.

Так, следователем было установлено, что обвиняемый II. вел аморальный образ жизни, сожительствовал одновременно с несколькими женщинами, в том числе с К. Зная, что жена II ревновала мужа к этой женщине, следователь использовал эти обстоятельство. Перед тем, как вызвать жену П. на допрос (ранее отрицавшую свою осведомленность о преступной деятельности мужа), следователь разложил на столе изъятые у  П. фотографии К. Увидев их, жена П. сразу же сообщила об известных ей фактах совершения преступлений ее мужем.

Имел ли следователь моральное право на такой прием? Не разглашал ли он при этом интимные стороны жизни подследственного? Нет, не разглашал- Фотографии К. могли оказаться у него на столе и по другому поводу. Никакого вымогательства показаний от жены П. здесь не происходило. Процессуальные права и интересы личности не были нарушены.

Итак, встречаясь с упорным запирательством допрашиваемого, следователь использует "жесткие" приемы психического воздействия, но они не должны быть связаны с предшествующей позицией следователя. Следователь воздействует не на содержание показаний, а на мотивационную сферу допрашиваемого (путем разъяснения преимущества юридического значения имеющихся улик, особой системой их предъявления и т. п.),   существенное значение при этом имеет воздействие на предвосхищаемую деятельность лица, уклоняющегося от правильных показаний.

Допустимы все приемы психического воздействия, основанные на эффекте "блокировки" возможных уклонений допрашиваемого лица от правдивых показаний, когда следователь, предвидя возможные уклонения, заранее "блокирует" их, демонстрирует их бесперспективность и тем самым побуждает к правдивым показаниям. Не прибегая к дезинформации, следователь может широко использовать возможность разноплановой трактовки подследственным лицом имеющейся в деле информации. Каждый прием правомерного психического воздействия имеет свою "сверхзадачу", которая решается подследственным лицом на основе имеющейся у него информации. Узловые вопросы, все наиболее значимое для него важно "подать" в момент его наибольшей психической активности, но с неожиданной стороны. При этом резко повышается значимость получаемой информации — происходит ее эмоциональная генерализация.

Психическим воздействием обладает последовательность вопросов следователя. В тех случаях, когда они ассоциируются с подлинными событиями, возникает впечатление широкой осведомленности следователя об этих событиях. Но даже одиночные, имеющие самостоятельное значение вопросы должны быть всесторонне осмыслены следователем как фактор психического воздействия. Различные редакции одного и того же по существу вопроса могут попасть на различную мотивационную почву подследственного лица.

Обвиняемый А. признал свое участие в групповом вооруженном нападении на Сбербанк и показал, что в совершении преступления участвовал Б., который это отрицал и требовал очной ставки с А. Будет ли А. на очной ставке говорить с Б. как с одним из участников банды? Такой уверенности у следователя не были Разрешение ситуации зависит от психологической гибкости следователя. В данном случае следователь на очной ставке избежал вопроса: "Кто участвовал в нападении на Сбербанк?", заменив  другим: "Чем вы и Б. были вооружены при нападении на сбербанк?"

Все тактические приемы имеют психическое воздействие, но они не должны быть приемами насилия. Цель психического воздействия. — преодоление установок на противодействие, убеждение противодействующего лица в необходимости правдивого поведения.

Сущность психического воздействия в судопроизводстве состоит не в нагнетании страха и не в соблазнении подследственного лица необоснованными обещаниями, а в убеждении его действенными средствами в преимуществах достойного, честного поведения.

Приемы правомерного психического воздействия создают психологические условия, облегчающие противодействуют, тому лицу переход от лжи к правде. Для этого необходимо знать истинные мотивы запирательства, преодолевать сложившуюся негативную позицию личности, убеждать ее в нецелесообразности избранного поведения. При этом следователь воздействует на положительные качества личности. Унижение личности, выдвижение на передний план ее отрицательных качеств ведет к личностной конфронтации, уходу индивида от нежелательного для него общения.

Не сломить волю подследственного лица, а трансформировать "злую" волю в "добрую" — такова психологическая сверхзадача следователя в ситуациях противодействия.

Итак, все способы психического воздействия на проходящих по делу лиц должны быть правомерными. Использование каких бы то ни было приемов психического насилия противоправно.

Следователю необходимо знать четкую грань между правомерными и неправомерными приемами расследования: психическое воздействие правомерно, если не ограничивает свободу волеизъявления проходящего по делу лица, не направлено на вымогательство угодных следователю показаний.

Все то, что ограничивает свободу волеизъявления обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего и свидетеля, наносит ущерб раскрытию истины и противозаконно.

Прием психического воздействия на участвующее в уголовном деле лицо правомерно, если не нарушено ни одно из следующих требований: психический прием не должен основываться на неосведомленности обвиняемого (подозреваемого) или иных лиц в правовых вопросах; не должен унижать достоинства личности и ограничивать свободу ее волеизъявления; не должен насильственно влиять на позицию виновного, побуждать его к признанию несуществующей вины, к оговору невиновных, ложных показаний.

Следователь должен помнить, что гарантия прав личности и судопроизводстве — одновременно и гарантия достижения истины.

Система приемов правомерного психического воздействия на лиц, противодействующих расследованию.

Каким арсеналом средств правомерного психического воздействия на лиц, противодействующих расследованию, располагает следователь?

Судебная психология рекомендует ряд приемов правомерного психического воздействия в ситуациях противодействия:

1) ознакомление противодействующего лица с системой имеющихся доказательств, раскрытие их юридического значения, убеждение в бесполезности противодействия следователю; разъяснение преимуществ чистосердечного раскаяния;

2) создание у подследственного лица субъективных представлений об объеме доказательств, оставление его в неведении относительно фактически имеющихся доказательств;

3) исправление  ошибочных представлений  о  неосведомленности следователя;

  1.  создание условий для действий подследственного лица, идущих к его разоблачению; временное попустительство уловкам, совокупность которых может иметь разоблачающее значение;
  2.  система предъявления улик по возрастающей их значимости, внезапное предъявление наиболее значимых, изобличающих доказательств;

6) совершение следователем действий, допускающих ихI многозначное толкование подследственным лицом;

7) использование внезапности, дефицита времени и информации для продуманных контрдействий противодействующего лица1;

8) демонстрация возможностей объективного установления скрываемых обстоятельств независимо от его показаний.

Большое психологическое воздействие на подследственного оказывает предъявление ему вещественных доказательств и раскрытие их разоблачающего значения, возможностей судебной экспертизы.

Следователь учитывает и использует эмоциональные реакции обвиняемого на те вещественные доказательства, которые значимы лишь для него и нейтральны сами по себе. Так, предьявление обуви и одежды убитого эмоционально значимо для виновного и нейтрально для невиновного. Но роль эмоциональных; реакций в расследовании не следует преувеличивать. Они могут возникнуть по разным причинам.

В некоторых случаях запирающееся лицо может интерпретировать свои эмоциональные проявления как "провал", выдачу "тайны".

В целях правомерного психического воздействия возможна постановка перед подследственным лицом мыслительных за дач, связанных с логикой расследуемого события.

Повышенная психическая активность обвиняемого в случае его причастности к расследуемому преступлению может сопровождаться острым повторным переживанием отдельных эпизодов преступления.

При осмотре магазина, из которого была совершена кража, следователь обнаружил на полу под окном шерстяное одеяло. На одеяле имелось несколько вмятин, характер которых позволял предположить, что его несколько раз пытались повесить на забитый в верхнюю часть оконной рамы гвоздь в связи с тем, что уличный фонарь хорошо освещал внутреннюю часть помещения магазина Подозрение в краже пало на некоего П. Во время допроса ему был Использование дефицита времени и информации противодействующего лица не следует трактовать в духе традиционного приема "захвата врасплох". Анализ практики расследования показывает, что получаемые при "захвате врасплох" ответы редко бывают связаны с непроизвольной "выдачей" истины. В большинстве случаев такая "внезапность" не продвигает следователя по пути познания истины, но часто ведет к нарушению коммуникативного контакта. Наряду с этим внезапное предъявление веских изобличительных улик в ситуации, содействующей разрушению защитной доминанты противодействующего лица, следует признать эффективным приемом правомерного психического воздействия.

Был задан только один вопрос: "Как вы думаете, был ли виден прохожим преступник, который пытался занавесить окно магазина?" Помня о том, что одеяло неоднократно падало и его пришлось вновь вешать, стоя у ярко освещенного окна П. решил, что его увидел и опознал кто-то из знакомых. Считая себя разоблаченным, П. признал свою вину.

Многие из приемов воздействия на противодействующее следствию лицо связано с формированием определенного "образа следователя". Следователь должен рефлексировать реакции подследственного лица в отношении своих действий и предъявляемых доказательств, устранять все то, что может привести хотя бы даже к временному успеху противодействия, упрочнению установки на запирательство, воздерживаться от взаимодействия с подследственным лицом в тактически невыгодных ситуациях. В тактически наиболее благоприятных ситуациях следователь усиливает свое правомерное воздействие, используя психический эффект "накопления чувств"

Процессуально регламентированная деятельность следователя осуществляется системой следственных действий. К их числу относятся: задержание, допрос, очная ставка, следственный осмотр, обыск и выемка, освидетельствование, предъявление для опознания людей и предметов, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, получение образцов для сравнительного исследования и др.

Выполнение каждого следственного действия регламентировано законом. Задержание, осмотр, допрос и обыск являются неотложными следственными действиями.</