86817

ДЕЛИКТНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ: УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

Книга

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Обязательства из причинения вреда (деликтные обязательства) являются внедоговорными охранительными обязательствами, обеспечивающими защиту прав и интересов граждан, юридических лиц, публично-правовых образований, и направлены на восстановление имущественного положения потерпевших в то состояние...

Русский

2015-04-11

224.12 KB

30 чел.

ДЕЛИКТНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

А.С. ШЕВЧЕНКО, Г.Н. ШЕВЧЕНКО

Шевченко Александр Семенович, кандидат юридических наук, профессор кафедры гражданского и предпринимательского права Юридической школы Дальневосточного федерального университета, Председатель Пятого арбитражного апелляционного суда.

Шевченко Галина Николаевна, доктор юридических наук, профессор кафедры административного и таможенного права Владивостокского филиала Российской таможенной академии.

Рецензенты:

Сергеев А.П., доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой гражданского права Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов.

Витрянский В.В., доктор юридических наук, профессор, заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Светлой памяти

профессоров кафедры гражданского права

Ленинградского (Санкт-Петербургского)

государственного университета

Виктора Тимофеевича Смирнова

и

Анатолия Александровича Собчака

посвящается

ВВЕДЕНИЕ

Обязательства из причинения вреда (деликтные обязательства) являются внедоговорными охранительными обязательствами, обеспечивающими защиту прав и интересов граждан, юридических лиц, публично-правовых образований, и направлены на восстановление имущественного положения потерпевших в то состояние, в котором оно находилось до правонарушения. В отличие от договорных обязательств, регулирующих отношения участников гражданского оборота в их нормальном, ненарушенном состоянии, деликтные обязательства возникают уже после правонарушения и направлены на устранение последствий такого правонарушения, восстановление имущественной сферы потерпевшего за счет правонарушителя.

Деликтные обязательства, являясь одним из старейших видов обязательств в цивилистике, вместе с тем относятся и к числу наиболее сложных, что можно объяснить тем, что они обладают многочисленными особенностями в правовом регулировании по сравнению с договорными обязательствами, а также тем, что уяснение этих особенностей невозможно без анализа общетеоретических проблем, связанных с определением таких понятий, как правонарушение, ответственность, правомерность, противоправность.

Споры, связанные с обязательствами, возникающими из причинения вреда, занимают значительное место среди споров, рассматриваемых судами как общей юрисдикции, так и арбитражными. Немалое количество обращений поступает в Конституционный Суд о проверке соответствия тех или иных норм, регламентирующих возмещение вреда, Конституции РФ. О важности деликтных обязательств говорит и то, что вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления, возмещается в форме деликтных обязательств. Вместе с тем в теории гражданского права далеко не все проблемы, связанные с возмещением вреда, получили должное теоретическое осмысление, возникает множество вопросов, касающихся применения законодательства в этой области на практике. Становится очевидным, что вопросы, связанные с деликтными обязательствами, нуждаются в теоретическом исследовании, анализе действующего законодательства и практики его применения, что и было предпринято авторами данного учебного пособия.

На основе анализа действующего законодательства, гражданско-правовой доктрины в работе предпринята попытка всесторонне рассмотреть обязательства, возникающие из причинения вреда, исследовать как общетеоретические положения, относящиеся к общему понятию деликтных обязательств, так и специальные случаи ответственности за причинение вреда (специальные деликты).

В 2013 г. исполняется 30 лет со дня издания классического труда по деликтным обязательствам В.Т. Смирнова и А.А. Собчака "Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве", ставшего настольной книгой для многих поколений советских и российских юристов. Авторы посвящают свою работу светлой памяти Виктора Тимофеевича Смирнова и Анатолия Александровича Собчака, учениками которых они являются.

Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ

ВСЛЕДСТВИЕ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА (ДЕЛИКТНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ)

1. Понятие и признаки обязательств

вследствие причинения вреда

Причинение вреда возможно в различных жизненных ситуациях. Убытки могут возникнуть при нарушении договорного обязательства, в котором состоят между собой субъекты гражданского права. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства означает нарушение конкретной обязанности должника в рамках относительного правоотношения. Однако наступление вреда возможно и при отсутствии между сторонами каких-либо обязательственных отношений, когда вред является результатом нарушения абсолютного права другого субъекта. Тогда сам факт причинения вреда другому лицу при наличии иных обстоятельств, предусмотренных законом, означает возникновение обязательства вследствие причинения вреда, в соответствии с которым лицо, причинившее вред, либо иное лицо, ответственное за действия причинителя, обязано возместить его потерпевшему.

Обязательства вследствие причинения вреда являются одним из старейших видов обязательств, со времен римского права они получили название деликтных обязательств (от латинского термина "delictum" - проступок, правонарушение).

Деликтные обязательства относятся к внедоговорным обязательствам, которые являются более широким понятием и включают в себя, кроме деликтных, и иные обязательства. В юридической литературе довольно часто внедоговорные обязательства необоснованно сводят только к деликтным и кондикционным обязательствам. Так, В.С. Ем, рассматривая внедоговорные обязательства, включает в них только два вида: обязательства вследствие причинения вреда (деликтные обязательства) и обязательства вследствие неосновательного обогащения <1>. Однако круг внедоговорных обязательств гораздо шире. Основаниями их возникновения могут служить и иные юридические факты, кроме деликтов и неосновательного обогащения, например: односторонние сделки (публичное обещание награды, объявление конкурса, действие в чужом интересе без поручения); юридические поступки (обнаружение клада, находка); иные акты (обязательства, возникающие из принятой перевозчиком от отправителя заявки).

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 4 т. Обязательственное право" (том 4) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

<1> См: Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд. М., 2006. Т. 4. С. 614.

Деликтные обязательства, как особый вид внедоговорных обязательств, отличаются от договорных обязательств. Правила о деликтных обязательствах носят строго императивный характер, исключающий усмотрение сторон при определении условий их возникновения и размера возмещения. Это и понятно, поскольку до возникновения обязательств по возмещению вреда стороны не состояли между собой ни в каких правовых отношениях, поэтому и не могут заранее согласовать те или иные условия возмещения вреда. После же причинения вреда именно нормы о деликтах, содержащиеся в Гражданском кодексе РФ, в большей степени позволяют обеспечить защиту прав и интересов потерпевшего, поскольку в ином варианте правила будет устанавливать сильнейший, в качестве которого довольно часто выступает причинитель вреда.

Вопрос о том, нормы каких обязательств - договорных или деликтных - следует применять в конкретном случае, является достаточно сложным, поскольку, по верному замечанию В.С. Ема, "если одно и то же дело рассматривать по нормам о договорной ответственности, то может получиться один результат, а если по нормам о деликтной ответственности - то другой" <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 4 т. Обязательственное право" (том 4) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

<1> Там же. С. 619.

По общему правилу в случае наступления вреда в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения договорного обязательства такой вред должен возмещаться по нормам существующего договорного обязательства, содержащимся либо в законодательстве, либо в самом договоре. Нормы деликтных обязательств (гл. 59 ГК РФ) должны применяться при отсутствии договорных отношений между причинителем вреда и потерпевшим. Но это общее правило имеет довольно многочисленные исключения. В настоящее время уже можно признать сложившейся в законодательстве тенденцию: вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, возмещается по нормам о деликтных обязательствах. В таком же порядке возмещается вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей (ст. 1084 ГК РФ). В случаях, прямо предусмотренных законом, по нормам деликтных обязательств возмещается вред, причиненный при нарушении договорных обязательств. Таким образом, возмещается вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина вследствие недостатков подаренной вещи дарителем (ст. 580 ГК РФ); ответственность перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, определяется по правилам гл. 59 ГК РФ (ст. 800 ГК РФ). Кроме того, независимо от наличия или отсутствия договорных отношений между сторонами возмещается вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу граждан, а также имуществу юридических лиц вследствие недостатков товаров, работ, услуг (§ 3 гл. 59 ГК РФ) <1>.

--------------------------------

<1> По этому вопросу см. также: Крашенинников Е.А. Размышления о деликтном притязании // Деликтные обязательства по российскому гражданскому праву: Сб. науч. тр. / Отв. ред. А.С. Шевченко. Владивосток, 2005. С. 77 - 78.

Во всех этих случаях нормы деликтных обязательств применяются, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Таким образом, нормы деликтных обязательств носят императивный характер и не допускают свободы при определении оснований, условий и размера ответственности, которая присуща договорным отношениям, носящим в большинстве случаев диспозитивный характер. Из этого общего положения существует единственное исключение, содержащееся в ст. 1064 ГК РФ: законом или договором может быть установлена обязанность причинителя выплатить потерпевшему компенсацию сверх возмещения вреда (например, Воздушный кодекс РФ устанавливает, что в случае смерти авиапассажира перевозчик обязан обеспечить выплату компенсации в счет возмещения вреда в сумме 2 млн. рублей (ст. 117)) <1>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1997. N 12. Ст. 1383.

В результате причинения вреда у потерпевшего возникает ущерб, который носит имущественный характер. Имущественный ущерб наступает при причинении вреда имуществу непосредственно, например при уничтожении или повреждении вещи потерпевшего. Но имущественный ущерб может возникнуть и при нарушении личных неимущественных прав (например, в результате причинения вреда здоровью гражданина он утрачивает заработок, несет дополнительные расходы на лечение и уход). Неимущественный вред выражается в нравственных или физических страданиях и компенсируется независимо от возмещения имущественного ущерба.

Подводя итог вышеизложенному, можно дать следующее определение деликтного обязательства. Деликтным обязательством (обязательством вследствие причинения вреда) является обязательство, в силу которого лицо, причинившее вред личности или имуществу гражданина или имуществу организации, обязано этот вред возместить, а лицо, потерпевшее в результате причинения вреда, вправе требовать его возмещения.

Значение деликтных обязательств трудно переоценить. Договорные отношения регламентируют отношения субъектов гражданского права в процессе их нормального существования и оформляют нормальный имущественный оборот, по своей сути они носят регулятивный характер, охранительными они становятся только при нарушении таких обязательств. Охранительные правоотношения могут и не наступить при условии исполнения обязательств надлежащим образом, в соответствии с волей сторон и требованиями закона. Основанием возникновения договорных отношений является соглашение участников, основанное на их свободном волеизъявлении, вытекающем из принципа свободы договора.

Обязательства вследствие причинения вреда, напротив, возникают, когда отношения приобретают аномальный характер, и призваны восстановить имущественное положение потерпевшего в то состояние, в котором оно находилось до правонарушения. Восстанавливая имущественную сферу потерпевшего, деликтные обязательства, являясь охранительными, обеспечивают ликвидацию потерь в имущественной сфере потерпевшего за счет правонарушителя.

Деликтные обязательства, восстанавливая имущественное положение потерпевшего, выполняют все функции гражданско-правовой ответственности и прежде всего - восстановительную (компенсационную).

В последнее время в связи с развитием страхования гражданско-правовой ответственности в юридической литературе неоднократно высказывалось мнение о вытеснении деликтных обязательств системой страхования и отмечается "свидетельство заката гражданской ответственности, по крайней мере в области деликтных отношений" <1>. Однако следует учитывать, что страхование выполняет только компенсационную функцию и не в состоянии выполнить карательную, а следовательно, и превентивную задачу <2>, поэтому, несмотря на возрастание роли страхования, говорить о том, что оно вытеснит обязательства, возникающие вследствие причинения вреда, не приходится. Кроме того, следует учитывать, что далеко не всегда и не все риски можно застраховать, поэтому оптимальным следует признать сочетание различных правовых средств, обеспечивающих компенсацию убытков, и прежде всего деликтных обязательств и страхования.

--------------------------------

<1> См.: Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада // Избранные труды. М., 1997. С. 283.

<2> См.: Там же. С. 284.

Деликтные обязательства представляют собой форму реализации гражданско-правовой ответственности, являющейся видом юридической ответственности.

Юридическая ответственность - одно из основных понятий законодательства и правовой науки, широко используемое в правоприменительной деятельности. Однако, несмотря на это, понятие юридической ответственности не нашло своего однозначного решения и является одним из наиболее сложных и спорных.

В юридической литературе ответственность рассматривается в различных аспектах. Прежде всего ответственность может рассматриваться в позитивном плане, как ответственность за надлежащее, должное осуществление лицом своих обязанностей. "По своей сущности ответственность в указанном смысле может рассматриваться в качестве осознанной и воспринятой лицом социальной необходимости инициативного выполнения долга, всей суммы лежащих на лице обязанностей - политических, моральных, правовых и других" <1>. Аналогичное понимание юридической ответственности иногда наблюдается и в цивилистической литературе. Такое позитивное (проспективное) понимание юридической ответственности как долга было высказано В.А. Тарховым, который определял ответственность "как регулируемую правом обязанность дать ответ о своих действиях" <2>.

--------------------------------

<1> Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1. С. 271.

<2> Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. С. 11.

При таком широком понимании юридической ответственности утрачивается ее специфика, поскольку обязанность отдавать отчет о своих действиях не зависит от правомерности или неправомерности поведения лица и возможна при его безупречном поведении. В юридической литературе было высказано обоснованное мнение, что "отнесение так называемой позитивной ответственности к правовой ответственности означало бы фактическую ликвидацию ответственности как правового института, поскольку любой род деятельности, регулируемый правом, можно было бы с успехом считать такой ответственностью" <1>.

--------------------------------

<1> Шевченко Я.Н. Правовое регулирование ответственности несовершеннолетних. Киев, 1976. С. 27.

Юридическая ответственность - это ответственность за прошлое поведение, это следствие уже совершенного правонарушения.

В этом плане юридическая ответственность отличается от превентивных мер, направленных на предупреждение причинения вреда. Так, с развитием науки и техники появляются виды человеческой деятельности, создающие повышенный риск причинения вреда неопределенному кругу лиц в будущем. Поэтому законодательство и предусматривает возможность применения к лицу, осуществляющему такую деятельность, запретительных или ограничительных мер гражданско-правового характера, которые не являются мерами юридической ответственности, а преследуют цель не допустить весьма вероятное причинение вреда в будущем. Пункт 1 ст. 1065 ГК РФ устанавливает, что в случаях опасности причинения вреда потенциальный причинитель вреда по решению суда обязан прекратить деятельность, которая может принести вред. "Суд не присуждает ответчика к исполнению какой-либо обязанности, а запрещает ему совершать определенные действия" <1>.

--------------------------------

<1> Крашенинников Е.А. Указ. соч. С. 77.

Такой же правовой режим распространяется и на уже осуществляемую деятельность, создающую опасность причинения вреда. Если эксплуатация предприятия, сооружения или иная производственная деятельность уже причиняют вред и создают реальную угрозу его причинения в будущем, суд может обязать не только возместить вред, но также прекратить или приостановить соответствующую деятельность. Такие меры, направленные на предупреждение возможности причинения вреда, широко предусмотрены антимонопольным (конкурентным) правом, в котором недобросовестная конкуренция рассматривается как запрещенное действие независимо от того, повлекла она за собой убытки или нет, и потому влечет за собой для осуществляющих ее лиц неблагоприятные последствия, выражающиеся прежде всего в запрете соответствующей деятельности.

При юридической ответственности правонарушитель отвечает за совершенное им неправомерное поведение, которое влечет для него неблагоприятные последствия личного или имущественного характера.

Юридическую ответственность следует рассматривать как меру государственного принуждения, применяемую в связи с совершением лицом правонарушения, которая выражается в неблагоприятных последствиях личного или имущественного характера для такого лица.

В этом определении отражены следующие признаки, присущие юридической ответственности.

Во-первых, ответственность - это разновидность мер государственного принуждения. Государственное принуждение есть совершаемое компетентными органами и должностными лицами властное воздействие в виде предписания определенного поведения либо в форме непосредственного действия <1>. Государственное принуждение применяется для достижения различных целей, на государственное принуждение опирается все право в целом. Следует подчеркнуть, что юридическая ответственность всегда связана с государственным принуждением (или возможностью его принуждения), в то время как не любая мера государственного принуждения является юридической ответственностью. Так, нельзя рассматривать в качестве меры юридической ответственности принудительное исполнение обязанности, предусмотренной договором, реституцию как последствие признания сделки недействительной, поскольку они не влекут для правонарушителя неблагоприятных имущественных последствий.

--------------------------------

<1> См.: Базылев Б.Т. Юридическая ответственность. Красноярск, 1985. С. 40.

Во-вторых, юридическая ответственность наступает как следствие совершенного лицом правонарушения, т.е. деяния, которое оценивается как противоправное. В юридической ответственности находит выражение негативная реакция государства на факт совершения действия, нарушающего права и законные интересы других лиц, в ней выражаются осуждение поведения правонарушителя и стимул к соблюдению правовых норм. Посредством юридической ответственности происходит защита прав и законных интересов субъектов права.

В-третьих, юридическая ответственность влечет для правонарушителя неблагоприятные отрицательные последствия личного (арест, лишение свободы), имущественного (возмещение убытков, взыскание неустойки) или иного характера. Такие неблагоприятные последствия могут выражаться либо в лишении (ограничении) разнообразных прав (благ), либо в возложении дополнительных обязанностей, т.е. являются для правонарушителя определенным обременением. Претерпевание неблагоприятных последствий - это важная особенность юридической ответственности. При юридической ответственности правонарушитель несет ответ - он обязан принять наступивший для него правовой урок и в этом смысле претерпеть лишения, которые наступают для него в ответ на совершенное правонарушение <1>.

--------------------------------

<1> См.: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 277.

Таким образом, юридическую ответственность в законодательном аспекте можно рассматривать как разновидность мер государственного принуждения, применяемую к правонарушителю и влекущую для него неблагоприятные последствия личного, имущественного или иного характера.

В юридической литературе высказаны и иные позиции относительно понятия юридической ответственности. Это обусловлено тем, что ответственность является разноплановым, многозначным явлением и может рассматриваться в иных аспектах.

Так, С.Н. Братусь определял ответственность как реализацию санкции, предусмотренной правовой нормой: "Там, где применяется санкция как угроза государственного или общественного принуждения и исполнения обязанности, реализация такой санкции и есть юридическая ответственность" <1>. Близкое к этому понимание ответственности было высказано О.Э. Лейстом, который отмечал, что юридическая ответственность есть не что иное, как реализация санкции нормы права, ибо содержание санкции сводится к установлению определенных юридических последствий поведения <2>.

--------------------------------

<1> Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 130.

<2> См.: Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981. С. 82 - 89.

Однако санкцией нормы права только предусматривается возможность наступления юридической ответственности. В самом общем виде она может быть определена как охранительная мера, направленная на защиту прав и законных интересов граждан или организаций посредством принудительного воздействия на правонарушителя, влекущего для него неблагоприятные последствия <1>. Не всякая санкция является мерой юридической ответственности, санкция - это более широкое понятие, которое охватывает все меры государственно-принудительного воздействия, предусматриваемые на случай нарушения субъективного права, неисполнения юридической обязанности. Ответственность может рассматриваться как разновидность санкции. Кроме того, следует различать ответственность как таковую и ее реализацию. Ответственность существует и до реализации, более того, она может быть и не реализованной для конкретного субъекта, совершившего правонарушение, но от этого она не перестает быть таковой.

--------------------------------

<1> См.: Слесарев В.Л. Экономические санкции в советском гражданском праве. Красноярск, 1989. С. 19.

Юридическую ответственность нельзя рассматривать как особое правоотношение. Применение ответственности однозначно осуществляется в рамках охранительного правоотношения, но сама по себе она не является правоотношением. Также нельзя ответственность свести и к обязанности в правоотношении, в частности к обязанности возместить вред, являющийся элементом правоотношения <1>. Кроме того, следует учитывать, что в рамках охранительных правоотношений могут осуществляться не только меры юридической ответственности, но и иные государственно-принудительные меры (например, изъятие вещи у добросовестного приобретателя, осуществление в принудительном порядке неисполненной обязанности и др.).

--------------------------------

<1> Критику понятия ответственности как обязанности см. более подробно: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983. С. 45 - 48.

Гражданско-правовая ответственность является видом юридической ответственности, поэтому обладает всеми качествами юридической ответственности. Кроме того, ей присущи особенные, только ей свойственные признаки, обусловленные спецификой предмета гражданского права.

Гражданское право регулирует прежде всего имущественные отношения, поэтому и юридическая ответственность в этих отношениях неизбежно носит имущественный характер и состоит в применении к правонарушителю имущественных мер в целях восстановления имущественного положения потерпевшего (кредитора) в то состояние, в котором оно находилось до совершения правонарушения. Гражданско-правовая ответственность призвана восстановить имущественный статус потерпевшего. Применение мер принудительного характера, направленных на личность правонарушителя, не может восстановить имущественное положение потерпевшего (кредитора), поэтому и не может применяться в имущественных отношениях. Гражданско-правовая ответственность, в отличие от уголовной, не имеет карательной направленности в том смысле, что не преследует цели наказания привлекаемого к ответственности лица, поскольку воздействует на имущественную сферу правонарушителя, но никак не на его личность. В гражданско-правовых отношениях даже при нарушении личных неимущественных прав применяются меры имущественного, а не личного характера. Это обусловлено тем, что и при нарушении личных неимущественных прав у потерпевшего, как правило, наступают имущественные потери. Так, при причинении вреда здоровью гражданина (неимущественному благу) возникает имущественный вред, который выражается в утрате заработной платы и необходимости несения расходов на восстановление здоровья. Распространение порочащих, не соответствующих действительности сведений в отношении гражданина может повлечь увольнение его с работы, что, в свою очередь, означает наступление имущественных потерь. Кроме того, привлечение правонарушителя к ответственности в форме личных лишений не способно восстановить права и законные интересы потерпевшего в то положение, в котором он находился до того, как они были нарушены, а ведь именно в этом и состоит его интерес.

Меры гражданско-правовой ответственности обладают имущественным содержанием и воплощаются в уплате определенных денежных сумм или предоставлении имущества в натуре.

Однако не любая имущественная мера государственно-принудительного характера, установленная ГК РФ, применяемая к правонарушителю, может рассматриваться как гражданско-правовая ответственность. К мерам гражданско-правовой ответственности можно отнести только те, которые влекут для него неблагоприятные имущественные последствия, которые не наступили бы, если бы не его неправомерное поведение. Так, не может рассматриваться мерой имущественной ответственности односторонняя реституция как последствие признания сделки недействительной, поскольку не влечет за собой никаких дополнительных имущественных лишений для правонарушителя. По тем же причинам не относятся к имущественной ответственности принудительное изъятие вещи у должника и передача ее кредитору согласно ст. 398 ГК РФ. В этих случаях хотя и применяются принудительные меры, но они связаны только с тем, что должник должен исполнить в силу самого обязательства и независимо от его нарушения. Не является ответственностью отказ кредитора от принятия утратившего для него интерес исполнения при просрочке должника.

Следующей характерной чертой гражданско-правовой ответственности является то, что это ответственность правонарушителя перед потерпевшим. Гражданское право регулирует отношения юридически равных субъектов, которые не находятся в отношениях власти и подчинения, но неисполнение одними участниками своих обязанностей влечет нарушение прав и интересов других участников этих отношений, умаление их имущества. Необходимость восстановления имущественного положения потерпевшего обусловливает установление ответственности одного контрагента перед другим, правонарушителя перед потерпевшим; имущественные потери переносятся в имущественную сферу того, чье неправомерное поведение их вызвало. Посредством имущественной ответственности происходит восстановление имущественного статуса потерпевшего и в то же время не допускается неосновательное обогащение одних субъектов за счет других.

Этим меры гражданско-правовой ответственности существенно отличаются от мер ответственности, применяемых в публично-правовых отраслях права (уголовном, административном), даже если те и носят имущественный характер, поскольку посредством таких мер обеспечивается взыскание в доход казны, т.е. защищаются публичные интересы. Немногочисленные предусмотренные гражданским законодательством случаи взыскания в доход государства (ст. ст. 169, 179, 243 ГК РФ) связаны с нарушением публичных интересов и представляют собой исключения, которые не нарушают общего правила.

Имущественные отношения, составляющие предмет гражданско-правового регулирования, носят эквивалентно-возмездный характер, свойственный нормальному товарообороту, стоимостным экономическим отношениям <1>. Эквивалентно-возмездный характер имущественных отношений обусловливает то, что ответственность за их нарушение носит компенсационный характер. Размер мер гражданско-правовой ответственности должен соответствовать понесенным потерпевшим (кредитором) убыткам и не допускать его неосновательное обогащение. Наступившие убытки (вред) являются не только условием ответственности, но выступают еще и мерой ответственности в отличие от публичных отраслей права, где размер ответственности определяется степенью вины правонарушителя.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 4 т. Общая часть" (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

<1> См. более подробно: Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1998. Т. 1. С. 431.

Гражданско-правовая ответственность обеспечивает ликвидацию потерь в имущественной сфере потерпевшего, наступивших в результате нарушений со стороны других участников гражданского оборота, посредством отнесения их на имущественную сферу правонарушителя. В этом и выражается назначение гражданско-правовой ответственности - обеспечение восстановления имущественных прав потерпевшего за счет лица, отвечающего за их наступление. Как отмечал С.Н. Братусь, именно восстановительная (компенсационная) функция наиболее полно выражает социальную сущность имущественной ответственности, ее стоимостную природу <1>.

--------------------------------

<1> См.: Братусь С.Н. Указ. соч. С. 93 - 94.

Из этого общего правила о компенсационном характере имущественной ответственности имеются определенные исключения, когда ответственность носит либо ограниченный характер (например, в отношениях по перевозке грузов, а также с участием организаций связи или энергоснабжающих организаций), либо повышенный размер (например, в отношениях по защите прав потребителей). Повышенную ответственность можно объяснить стимулирующей направленностью гражданско-правового регулирования. Гражданско-правовая ответственность не только обеспечивает компенсацию имущественных потерь, но и служит стимулирующим средством понуждения контрагентов к надлежащему исполнению обязательств. Ограничение ответственности операторов связи и транспортных организаций в отношениях по перевозке может быть объяснено массовостью их клиентуры, существующим правом, а нередко и обязанностью последних объявлять ценность, когда клиент может заранее оценить и декларировать стоимость груза или почтового отправления и тем самым защитить свои права, а также повышенной степенью риска при осуществлении таких видов деятельности. В то же время ограниченная ответственность энергоснабжающих организаций была установлена в годы, когда энергоснабжающие организации были маломощны и разобщены. В настоящее время такое ограничение ответственности не соответствует существующим реалиям <1>.

--------------------------------

<1> См. более подробно: Мякинина А.В. Ограничение размера возмещаемых убытков в гражданском праве Российской Федерации // Убытки и практика их применения. М., 2006. С. 278 - 329.

И наконец, диспозитивность гражданско-правового регулирования обусловливает то, что меры гражданско-правовой ответственности могут быть предусмотрены как в законодательстве, так и установлены самими участниками оборота. Форма и размер ответственности, установленные в договоре, зависят от усмотрения сторон и носят диспозитивный характер. Только в области деликтных обязательств правила об ответственности носят императивный характер и по общему правилу не могут быть изменены соглашением сторон.

На основании вышеизложенного гражданско-правовая ответственность может быть определена как предусмотренная законом или договором мера государственного принуждения имущественного характера, применяемая в целях восстановления нарушенного состояния и удовлетворения потерпевшего за счет правонарушителя <1>.

--------------------------------

<1> См.: Собчак А.А. Правовое регулирование хозяйственной деятельности. Л., 1981. С. 159 - 169.

Гражданско-правовая ответственность выполняет ряд функций, к числу которых традиционно относят восстановительную (компенсационную), предупредительно-воспитательную (стимулирующую) и карательную (репрессивную).

Компенсационная функция является наиболее характерной для гражданско-правовой ответственности, отличающей ее от иных мер государственного принуждения. Гражданско-правовая ответственность позволяет восстановить имущественное положение потерпевшего в том положении, в котором он находился до того, как его право было нарушено. Компенсация имущественных потерь потерпевшего осуществляется за счет имущества правонарушителя. Цель имущественной ответственности - ликвидация последствий правонарушения. Посредством гражданско-правовой ответственности имущественные потери переносятся в имущественную сферу правонарушителей и одновременно не допускается их неосновательное обогащение за счет потерпевших. Именно в восстановительной (компенсационной) функции проявляется назначение гражданско-правовой ответственности.

Как и другие виды юридической ответственности, гражданско-правовая ответственность выполняет воспитательную функцию, поскольку предусматривает государственное осуждение неправомерного поведения и тем самым способствует предотвращению совершения правонарушений в будущем, заставляет воздерживаться от совершения действий, нарушающих чужие права. "Естественной реакцией государства на факты правонарушения является порицание им противоправного поведения и осуждение субъекта правонарушения" <1>.

--------------------------------

<1> Фарукшин М.Х. Вопросы общей теории юридической ответственности // Правоведение. 1969. N 4. С. 31.

При отсутствии вины должника в нарушении обязательства не может быть государственного осуждения, но государство не может и оставить без последствий такое нарушение, поскольку оно должно обеспечить максимальную охрану и восстановление нарушенного права потерпевшего. В этих случаях имущественная ответственность также способна в определенной степени стимулировать нужное поведение.

Имущественная ответственность не имеет непосредственного карательного характера, направленного на личность субъекта, привлекаемого к ответственности. Тем не менее, как и любая юридическая ответственность, она влечет для правонарушителя отрицательные последствия, а потому можно признать наличие у нее также карательной функции, которая, однако, в отличие от уголовной ответственности направлена не на личность правонарушителя, а на его имущество.

Кроме этих традиционных функций юридической ответственности, иногда называются и другие: например, функция защиты имущественных интересов стороны, потерпевшей вследствие неисполнения обязательства, функция информационного значения, а также стимулирующая (организационная) функция <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 4 т. Общая часть" (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

<1> См.: Гражданское право Российской Федерации: Учебник / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2006. Т. 1. С. 433 - 434; Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2004. Т. 1. С. 591 - 592.

Деликтные обязательства - это один из видов гражданско-правовых обязательств, поэтому им присущи все свойства таких обязательств. Вместе с тем их отличают особые, только им свойственные признаки. Как уже отмечалось, деликтные обязательства возникают, если потерпевший и причинитель вреда не состоят между собой в договорных отношениях (за исключениями, указанными выше), а если и состоят, то причиненный вред является результатом действий, не связанных с нарушением существующих договорных обязательств. Поэтому деликтные обязательства возникают не при нарушении относительных прав, а по общему правилу при нарушении абсолютных прав, в результате которых у потерпевшего возникает имущественный или неимущественный (моральный) вред. Однако само по себе обязательство вследствие причинения вреда, как и любое обязательство, является относительным правоотношением и существует между строго определенными субъектами - потерпевшим и причинителем вреда (лицом, ответственным за действия причинителя вреда). Рассматриваемые обязательства, являясь по своей юридической природе охранительными, представляют собой правовую форму реализации гражданско-правовой ответственности, к которой привлекается причинитель вреда, обязанный возместить все понесенные потерпевшим убытки в соответствии с принципом полного возмещения вреда.

Обязательства вследствие причинения вреда направлены на восстановление имущественного положения потерпевшего, которое существовало до причинения вреда. "Причинитель вреда безэквивалентно возмещает причиненный его действиями вред; какого-либо встречного предоставления со стороны потерпевшего здесь нет и не предполагается" <1>, поэтому содержанием деликтного обязательства всегда является право потерпевшего требовать возмещения причиненного ему вреда и обязанность правонарушителя возместить этот вред.

--------------------------------

<1> Советское гражданское право: Учебник / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1969. Т. 2. С. 364.

Виды деликтных обязательств. Деликтные обязательства могут классифицироваться по различным основаниям (субъектный состав; объект правонарушения; вид деятельности, причиняющей вред; характер возникшего вреда и др.). Однако все эти классификации, имея, несомненно, право на существование, не позволяют построить стройную систему деликтных обязательств в целом, поскольку не отражают наиболее существенные черты данных обязательств.

В юридической литературе традиционно отмечается, что наиболее полно позволяет выявить специфику отдельных видов деликтных обязательств классификация, в качестве критерия которой рассматривается основание возникновения обязательств вследствие причинения вреда.

В соответствии с этой классификацией выделяются две основные группы деликтных обязательств: общий (генеральный) деликт и специальные виды деликтов. Общий (генеральный) деликт устанавливает общие положения ответственности за причинение вреда, которые применяются ко всем деликтным обязательствам, поскольку специальный закон не делает каких-либо изъятий из общего правила. Основное положение генерального деликта можно сформулировать следующим образом: вред, причиненный другому лицу, признается противоправным и подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинившим, кроме случаев, прямо предусмотренных в законе.

Во вторую группу входят специальные деликты, устанавливающие особые составы правонарушения, которые применяются только в случаях, предусмотренных законом. При отсутствии норм, предусматривающих специальный деликт, должны применяться положения о генеральном деликте.

Действующий ГК РФ предусматривает следующие виды специальных деликтов:

- ответственность за вред, причиненный актами власти;

- ответственность за вред, причиненный недееспособными, ограниченно дееспособными и лицами, не способными понимать значение своих действий;

- ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих;

- ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков товаров, работ, услуг.

С учебной целью специальные деликты, в свою очередь, могут быть подразделены на три группы. Во-первых, это обязательства по возмещению вреда, обладающие особенностями субъектного состава. К ним, например, можно отнести обязательства по возмещению вреда, причиненного актами органов власти; обязательства по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетними и недееспособными. Во-вторых, это обязательства по возмещению вреда, имеющие особенности объекта правовой охраны. К этой группе относятся обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина. В-третьих, можно выделить деликтные обязательства, характеризующиеся особенностями средств причинения вреда. К этой группе относятся обязательства по возмещению вреда, причиненного деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, и обязательства по возмещению вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ, услуг.

По общему правилу обязательства вследствие причинения вреда наступают в результате совершения правонарушения. Однако вред может явиться следствием и правомерных действий, который, как правило, возмещению не подлежит. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных в законе (п. 3 ст. 1064 ГК РФ), и только тогда и возникают обязательства по возмещению правомерно причиненного вреда.

Источники правового регулирования. Правовая регламентация рассматриваемых обязательств осуществляется прежде всего ГК РФ. В гл. 59 "Обязательства вследствие причинения вреда" содержится 38 статей, разбитых на четыре параграфа, в которых последовательно размещены нормы, регулирующие общие положения о возмещении вреда; возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина; возмещении вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ или услуг; компенсации морального вреда. Действующий ГК РФ достаточно полно регулирует отношения, возникающие при причинении вреда.

Более 70 лет возмещение вреда работодателем работнику регулировалось нормами гражданско-правовых обязательств, обязывающих работодателя возместить причиненный жизни или здоровью работника вред. 24 июля 1998 г. был принят Федеральный закон N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" <1>, который вступил в действие 2 января 2000 г. с принятием Федерального закона от 2 января 2000 г. "О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2000 год" <2>. С этого момента существовавшая в стране система по возмещению вреда жизни или здоровью работника была изменена на страховое обеспечение.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3803.

<2> СЗ РФ. 2000. N 2. Ст. 131.

Однако застрахованные работники имеют право на возмещение вреда в соответствии с нормами гл. 59 ГК РФ в части, превышающей обеспечение по страхованию. "Ни при каких обстоятельствах объем и размер возмещения вреда, причиненного здоровью, не могут быть уменьшены ни нормами законодательства, ни соглашением потерпевшего с причинителем, ни решением суда, в сравнении с теми, что предусмотрены ст. 1085 ГК РФ; законом или соглашением они могут быть только увеличены" <1>.

--------------------------------

<1> Белов В.А. Гражданское право. Особенная часть: Учебник. М., 2004. С. 657 - 658.

Особенности возмещения вреда, причиненного в результате незаконных действий организаций и должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей, установлены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей" и утвержденным им Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда <1>. Порядок применения Положения содержится в Инструкции Минюста СССР, Прокуратуры СССР и Минфина СССР от 2 марта 1982 г. <2>. Однако все эти нормативные акты во многом устарели и не могут обеспечить должную защиту прав граждан. Поэтому до принятия специального закона, устанавливающего порядок возмещения вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных и судебных органов, правила этих нормативных актов применяются в части, не противоречащей Гражданскому кодексу, Уголовно-процессуальному кодексу (гл. 18) и другим российским законам <3>.

--------------------------------

<1> ВВС СССР. 1981. N 21. Ст. 741.

<2> БНА СССР. 1984. N 3.

<3> Решением Верховного Суда РФ от 5 апреля 2004 г. п. 7 в части, ограничивающей право на полное возмещение убытков, а также п. 10 в части слов "шести месяцев" Инструкции по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, от 2 марта 1982 г. признаны недействующими и не подлежащими применению с 1 июня 2004 г.

Нуждается в дальнейшем совершенствовании законодательство в области возмещения вреда, причиненного при так называемом массовом деликте, который характеризуется причинением огромного по размеру ущерба одновременно жизни, здоровью многих людей, имуществу граждан, юридических лиц, государству, окружающей природной среде и значительному числу потерпевших <1>. Такие деликты возможны в результате техногенных катастроф, террористических действий и т.п.

--------------------------------

<1> См.: Гражданское право: Учебник / Отв. ред. В.П. Мозолин. М., 2007. Ч. 2. С. 838 (автор главы - М.Н. Малеина).

В этой сфере действуют специальные законы, регламентирующие возмещение вреда, причиненного в результате террористических действий, а также причиненного радиационным воздействием при выполнении работ в области использования атомной энергии <1>. Однако целостного решения проблема возмещения вреда при массовом деликте не получила. Более того, не решен вопрос о возможности применения гражданско-правовой ответственности при таких деликтах, поскольку вред возмещается либо за счет соответствующих бюджетов, либо Правительство обеспечивает выплату сумм в части, превышающей установленный для данной эксплуатирующей организации предел возмещения (ст. ст. 51 - 57 ФЗ от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ "Об использовании атомной энергии"). 21 февраля 2008 г. Постановлением Правительства РФ утверждены Правила возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью лиц в связи с их участием в борьбе с терроризмом, которые определяют выплату единовременного пособия лицам, пострадавшим от действий террористов <2>.

--------------------------------

<1> См: Федеральные законы от 6 марта 2006 г. "О противодействии терроризму" (СЗ РФ. 2006. N 11. Ст. 1146), от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ "Об использовании атомной энергии" (СЗ РФ. 1995. N 48. Ст. 4552).

<2> Российская газета. 2008. 27 февр. N 41.

Важные положения содержатся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. "По делу о проверке конституционности положения п. 2 ст. 1070 ГК РФ в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова" <1> и в Определении Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. "По жалобе гражданки Аликиной Т.Н. на нарушение ее конституционных прав п. 1 ст. 1070 ГК РФ". Вопросам возмещения вреда посвящено Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина".

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2001. N 7. Ст. 700.

2. Элементы обязательства вследствие причинения вреда

Субъекты деликтных обязательств. Деликтные обязательства являются видом гражданско-правовых обязательств, поэтому в соответствии со сложившейся в цивилистике теорией они имеют следующие элементы: субъекты, объект и содержание.

Субъектами деликтных обязательств могут быть любые участники гражданского оборота - физические лица, юридические лица, публично-правовые образования, которые могут выступать как в качестве потерпевших (кредиторов), так и в качестве причинителей вреда (должников).

Кредитором в деликтном обязательстве может быть любой субъект гражданского права, которому причинен вред. Граждане являются кредиторами независимо от возраста и дееспособности. Например, при причинении вреда здоровью малолетнего вред подлежит возмещению на общих основаниях, с учетом положений ст. 1087 ГК РФ. В случае причинения смерти гражданину право на возмещение вреда имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение содержания: ребенок умершего, родившийся после его смерти; другие лица, перечисленные в п. 1 ст. 1088 ГК РФ. Право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего гражданина, не переходит к его наследникам, поскольку неразрывно связано с личностью наследодателя (ст. 1112 ГК РФ).

В случае причинения вреда юридическим лицам либо публично-правовым образованиям они также могут выступать в качестве кредиторов.

Должником в обязательстве вследствие причинения вреда является лицо, несущее ответственность за причиненный вред. По общему правилу таковым является сам причинитель вреда. Однако в ряде случаев закон устанавливает особые правила, в соответствии с которыми за вред, причиненный действиями одного лица, отвечает другое лицо. В этих случаях необходимо различать непосредственного причинителя вреда и лицо, ответственное за его действия. Непосредственным причинителем вреда может быть практически любое лицо независимо от его дееспособности <1>. Но должником может быть только деликтоспособное лицо. Деликтоспособность граждан возникает с 14 лет. Иностранные лица и лица без гражданства отвечают за причиненный ими вред наравне с российскими гражданами. Неделиктоспособными лицами, т.е. лицами, не способными отвечать за причиненный ими вред, являются несовершеннолетние в возрасте до 14 лет и лица, признанные недееспособными. В случае причинения ими вреда обязанность по его возмещению возлагается на лиц, указанных в законе, - родителей, опекунов, которые и выступают в качестве должников в деликтном обязательстве.

--------------------------------

<1> См.: Советское гражданское право: Учебник / Под ред. О.А. Красавчикова. Т. 2. С. 377.

Должниками могут быть и организации - как коммерческие, так и некоммерческие юридические лица. Согласно п. 1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. При этом работниками признаются не только те, кто выполняет работу на основании трудового договора (контракта), но и граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию юридического лица и под его контролем за безопасным ведением работ (ч. 2 п. 1 ст. 1068 ГК РФ).

Поскольку в хозяйственных товариществах и производственных кооперативах участники непосредственно осуществляют предпринимательскую деятельность, Гражданский кодекс установил, что хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива.

Таким образом, действия работников юридического лица или его членов при осуществлении трудовых, корпоративных функций рассматриваются как действия самого юридического лица. Но в любом случае действиями юридического лица признаются только те действия работника, которые он осуществляет при или в связи с исполнением трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Действия работника, повлекшие причинение вреда, совершенные не при исполнении им трудовых обязанностей, не могут повлечь обязанности юридического лица возместить вред. Например, в случае причинения увечья постороннему лицу работником, затеявшим драку, организация не может быть привлечена к деликтной ответственности.

Должниками могут быть и публично-правовые образования. Статья 53 Конституции РФ устанавливает, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Возмещению вреда в данной области посвящены ст. ст. 1069 и 1070 ГК РФ. Так, согласно п. 1 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме.

Лица, совместно причинившие вред, несут солидарную ответственность перед потерпевшим. При солидарной ответственности кредитор (потерпевший) вправе предъявить требование ко всем должникам совместно или к любому из них в отдельности, притом как полностью, так и в части.

Это правило можно объяснить двумя причинами: во-первых, вред, являющийся результатом противоправного поведения нескольких причинителей, является неделимым; во-вторых, солидарный характер ответственности причинителей вреда позволяет в наибольшей степени обеспечить восстановление прав потерпевшего. В то же время возмещение вреда одним из сопричинителей без дальнейшего урегулирования отношений между ними привело бы к неосновательному сбережению у сопричинителей, не возместивших вред. Такое возмещение вреда потерпевшему приводит к окончательному урегулированию в соответствии с законом положения лишь на стороне потерпевшего, вызывая нарушение прав лица, возместившего вред, который при отсутствии неправомерных действий сопричинителей не понес бы ущерб в таком размере.

Средством достижения восстановления нарушенных прав плательщика выступают регрессные обязательства. Лица, возместившие вред, причиненный потерпевшему другими лицами, вправе при определенных условиях, в свою очередь, требовать возмещения выплаченных ими сумм от лиц, действиями которых причинен вред. "Лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом" (ч. 1 ст. 1081 ГК РФ). Регрессные обязательства, являясь по своей отраслевой принадлежности гражданско-правовыми, должны быть отнесены к категории охранительных правоотношений. Их место в системе охранительных обязательственных правоотношений гражданского права определяется тем, что регрессные обязательства по своей сути являются одним из видов кондикционных обязательств. В.А. Белов отмечает, что "регрессное требование направлено на восстановление положения, существовавшего до неосновательного сбережения, посредством его изъятия у обогатившегося лица и передачи лицу, за чей счет это сбережение произошло" <1>.

--------------------------------

<1> Белов В.А. Гражданское право. Особенная часть: Учебник. С. 718.

Регрессные обязательства возникают из факта исполнения своей обязанности будущим регредиентом, который в то же время прекращает отношения с кредитором по первоначальному обязательству других лиц (будущих регрессатов). В результате этого у таких лиц возникает неосновательное сбережение за счет лица, исполнившего обязанность.

Регрессные обязательства возникают при нарушении относительного права, поскольку при уплате регредиентом в первоначальном обязательстве нарушается его субъективное право регрессатом, по вине или за которого регредиент производит платеж и с которым он всегда состоит в относительном правоотношении. Следует отметить, что первоначальное обязательство, производным от которого является регрессное, может возникать при нарушении как абсолютного, так и относительного права, но регрессное - только при нарушении относительного права. Регрессные обязательства в деликтных отношениях производны от первоначальных обязательств, в которых нарушается абсолютное право.

Основанием регрессного требования, производного от деликтного обязательства, являются, во-первых, юридические факты, составляющие основание деликтной ответственности, т.е. состав правонарушения; во-вторых, платеж регредиента в возмещение вреда, причиненного регрессатом. При этом следует помнить, что производность регрессных обязательств носит условный характер и выражается только в его возникновении на основе исполнения первоначального обязательства, его нельзя рассматривать как дополнительное или придаточное требование к какому-то главному обязательству. Дополнительное обязательство характеризуется его неразрывной связью с главным обязательством, от которого оно зависит и судьбе которого следует: с прекращением главного обязательства прекращается и дополнительное, что несвойственно регрессным обязательствам. В остальном же регрессное обязательство является вполне самостоятельным и этим отличается от требований, переходящих в порядке суброгации.

В юридической литературе вопрос о соотношении права регресса и суброгации, представляющий несомненный теоретический и практический интерес, даже после принятия нового ГК РФ, легально закрепившего это понятие, не получил однозначного решения <1>. Представляется, что наиболее точное понятие суброгации было дано В.А. Мусиным еще в 1976 г., рассматривающим суброгацию как специфический феномен, заключающийся в переходе к лицу, которое в силу обязательства перед кредитором другого лица исполнило обязанность последнего, права кредитора, корреспондирующего с исполненной обязанностью <2>.

--------------------------------

<1> Обзор точек зрения см.: Белов В.А. Суброгация // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2000. Вып. 7. С. 94 - 95.

<2> См.: Мусин В.А. Суброгация в советском праве // Советское государство и право. 1976. N 7. С. 126 - 130. См. также: Калпин А.Г. Споры, связанные с торговым мореплаванием // Научно-практический комментарий арбитражной практики. М., 1971. Вып. 4. С. 109 - 112.

Основное отличие суброгации от регрессного требования заключается в том, что регрессное обязательство носит самостоятельный характер, это новое обязательство, возникающее на основе исполнения первоначального, у регредиента возникает новое требование по отношению к регрессату. При суброгации меняются не только кредиторы, но и содержание первоначального требования, т.е. налицо производный способ образования прав. Поэтому, например, перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки. Статья 387 ГК РФ рассматривает суброгацию как переход прав кредитора к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств.

Кроме того, основой суброгации, как точно отмечает В.А. Мусин, служит обязательство, связывающее суброгата не с причинителем убытков, а с суброгантом, получившим возмещение; до перехода упомянутого права к суброгату правоотношение между ним и причинителем вреда вообще отсутствует в отличие от притязания, предъявляемого в порядке регресса, базирующегося на обязательстве, связывающем регредиента с регрессатом, и существовавшего между ними до возникновения регрессного требования.

И наконец, суброгант связан правоотношениями, с одной стороны, с суброгатом, а с другой - с правонарушителем, причем и в том и в другом случае он выступает в качестве кредитора по взысканию убытков, т.е. у него сосредоточиваются два правомочия, исключающих одно другое <1>, в отличие от права регресса, при котором кредитор регредиента состоит в правоотношении только с ним и, следовательно, располагает лишь одним правомочием. Назначение же и суброгации, и регресса единое - возмещение должником плательщику уплаченных последним денежных сумм, обеспечение неотвратимости ответственности и полноты возмещения вреда.

--------------------------------

<1> См.: Мусин В.А. Указ. соч. С. 128 - 129.

Наиболее распространенным случаем регрессных обязательств в деликтных отношениях, к тому же прямо указанным в законе, являются регрессные обязательства, возникающие при совместном причинении вреда. Часть 2 ст. 1081 ГК РФ устанавливает, что "причинитель вреда, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения в размере, соответствующем степени вины этого причинителя вреда".

Солидарная ответственность за совместное причинение вреда наступает при наличии следующих условий: 1) в причинении вреда участвуют два лица и более; 2) наступивший вред является нераздельным результатом действий этих лиц; 3) между наступлением вреда и поведением каждого из сопричинителей существует причинная связь. Наличие этих условий при причинении вреда двумя или более лицами делает их солидарно ответственными перед потерпевшим, а обязательство по возмещению совместно причиненного вреда - солидарным. Солидарная ответственность наступает и в тех случаях, когда вред причинен совместными действиями нескольких лиц, в число которых входило должностное лицо государственного органа. При этом ответственность Российской Федерации определяется с учетом правил ст. 1080 ГК РФ. Интересное дело приведено в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. N 145 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами". Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к Российской Федерации о возмещении вреда. В обоснование заявленного требования истец сослался на то, что совместными действиями нескольких лиц, в число которых входил сотрудник налогового органа, ему причинен вред. Приговором суда установлено, что Б., действуя по предварительному сговору с Л., Е. и К., используя свое служебное положение, незаконно изменил сведения об участниках общества, содержащиеся в ЕГРЮЛ, в результате чего Л., Е. и К. произвели вывод активов общества. Поскольку вред причинен совместными действиями нескольких лиц, ответственность должна носить солидарный характер, а поскольку в силу ст. 1069 ГК РФ Российская Федерация отвечает за вред, причиненный должностными лицами налоговых органов, истец обратился к РФ с иском о возмещении вреда в полном объеме. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленного требования, апелляционный суд оставил решение первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения. Суд кассационной инстанции, отменив и решение, и постановление, указал, что в ст. 1080 ГК РФ изложено общее правило о последствиях причинения вреда совместными действиями нескольких лиц, которое подлежит применению во всех случаях совместного причинения вреда, в том числе когда гражданским законодательством определен специальный субъект деликтной ответственности (ст. ст. 1069 и 1070 ГК РФ) или установлены специальные правила о возмещении того или иного вида вреда. Тот факт, что одним из лиц, совместными действиями которых причинен вред, является должностное лицо налогового органа, за незаконные действия которого отвечает РФ, не исключает применения норм о солидарной ответственности лиц, причинивших вред совместно. Для возмещения вреда в порядке, предусмотренном ст. 1080 ГК РФ, необходимо установить совместный характер действий, в результате которых обществу причинен вред. В частности, о совместном характере таких действий могут свидетельствовать их согласованность, скоординированность и направленность на реализацию общего для всех действующих лиц намерения (умысла).

Солидарная ответственность лиц, совместно причинивших вред, находит свое объяснение в том, что причиненный ими вред является неделимым. Степень вины каждого из сопричинителей вреда при возмещении ущерба потерпевшему не имеет значения, и размер ущерба определяет объем ответственности <1>.

--------------------------------

<1> См.: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Указ. соч. С. 65.

Кроме того, как уже отмечалось, установление солидарной ответственности обеспечивает потерпевшему наиболее благоприятные условия восстановления его имущественного положения, нарушенного вследствие совершения деликта несколькими лицами. Но, как справедливо отмечал М.М. Агарков, солидарная ответственность причинителей устанавливается, "чтобы укрепить позицию кредитора, а совсем не для создания преимущества одному должнику за счет другого" <1>.

--------------------------------

<1> Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 160.

Пункт 1 ч. 2 ст. 325 ГК РФ устанавливает общее правило, в соответствии с которым должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам в равных долях, за вычетом доли, падающей на него самого. В отношениях между сопричинителями вреда это общее правило неприемлемо, за исключением случаев, когда обязанность по возмещению вреда строится не на началах вины. Если в первоначальных солидарных обязательствах форма и степень вины причинителя не имеют значения, а размер ущерба определяет объем ответственности, то в регрессных обязательствах, напротив, форма и степень вины выходят на первый план. Здесь находит окончательное завершение процесс индивидуализации ответственности, "причем ответственность регрессата несет на себе печать его ответственности перед потерпевшим в основном обязательстве" <1>. Поэтому ответственность сопричинителей не может быть разложена иначе, как не в соответствии со степенью вины каждого. Первоначальные деликтные обязательства при совместном причинении вреда, от которых производны регрессные требования, являются солидарными, однако сами регрессные обязательства никогда не являются солидарными, поскольку это не отвечает назначению регрессных требований как способу окончательного урегулирования отношений между сторонами.

--------------------------------

<1> Мусияка В.Л. Солидарная ответственность за причинение вреда: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1976. С. 19.

Объект деликтного обязательства. Объектом деликтного обязательства является возмещение, которое должник обязан предоставить потерпевшему. В юридической литературе высказаны и иные мнения относительно объекта деликтных обязательств. В.С. Ем, например, полагает, что в качестве такового следует рассматривать подвергшиеся вредоносному воздействию со стороны правонарушителя материальные ценности или нематериальные блага, принадлежащие субъекту гражданского права <1>. Представляется, что перечисленные объекты - это те объекты, которые подвергались нарушению в результате противоправных действий (бездействия) причинителя вреда, однако они не являются и не могут быть объектом деликтного обязательства, целью которого является возмещение вреда, а не их нарушение.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 4 т. Обязательственное право" (том 4) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

<1> См.: Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд. Т. 4. С. 646.

Возмещение вреда возможно двумя способами: возмещение вреда в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, исправление повреждений вещи и т.п.) или возмещение причиненных убытков (ст. 1082 ГК РФ).

Возмещение вреда в натуре не исключено при причинении вреда уничтожением или повреждением имущества, когда возможно предоставить аналогичную вещь взамен уничтоженной, починить поврежденную, но это осуществимо далеко не всегда. Наиболее широкое распространение получил универсальный способ - возмещение убытков, применение которого возможно как при причинении вреда имуществу, так и в иных случаях, например при причинении вреда жизни или здоровью гражданина, когда возмещение вреда в натуре исключено. Это объясняется тем, что деньги, являясь общей мерой стоимости, всеобщим эквивалентом, способны заменить утраченное или поврежденное имущество.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (п. 2 ст. 15 ГК РФ). В деликтных обязательствах действует принцип полного возмещения вреда, размер которого может быть уменьшен только в случае грубой неосторожности потерпевшего или с учетом имущественного положения гражданина - причинителя вреда.

Решение вопроса о способе возмещения вреда относится к компетенции суда, который "в соответствии с обстоятельствами дела" (ст. 1082 ГК РФ) определяет наиболее оптимальный способ возмещения <1>.

--------------------------------

<1> В германском гражданском праве возмещение убытков по общему правилу наступает в натуральной форме (§ 249 ГГУ), и только если возмещение убытков в натуре невозможно или его недостаточно или оно не будет произведено своевременно, то возмещение наступает в денежной форме (§ 250, 251 ГГУ) (цит. по: Савенкова О.В. Возмещение убытков в современном гражданском праве // Убытки и практика их возмещения: Сб. ст. / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2006. С. 24 - 25).

Содержание деликтного обязательства. Статья 1064 ГК РФ устанавливает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Из этого положения закона следует, что содержанием деликтного обязательства является право кредитора (потерпевшего) требовать восстановления его имущественной сферы в то состояние, в котором она находилась до причинения вреда, и обязанность должника (причинителя или иного ответственного за его действия лица) совершить указанные действия. Должник в деликтном обязательстве всегда должен совершить положительные действия, направленные на возмещение вреда, причем он может это сделать не только при обращении потерпевшего за защитой своего права в правоприменительные органы, но и добровольно.

3. Основание и условия возникновения обязательств

вследствие причинения вреда

Основание возникновения деликтных обязательств. Вопрос об основании и условиях гражданско-правовой ответственности вообще и деликтной ответственности в частности является одним из сложнейших, а потому и спорным в теории гражданского права. Нередко термины "основание" и "условия" рассматриваются как синонимы, хотя преобладающим является мнение, что это различные понятия, разграничение которых самым общим образом можно провести так: условия - это те требования закона, которым должно отвечать основание.

Как уже отмечалось, обязательства вследствие причинения вреда не являются однородными и могут классифицироваться по различным критериям. В данном случае важным является классификация в зависимости от того, в результате каких - противоправных или правомерных - действий причинен вред. Вред, причиненный в результате противоправного поведения, согласно ст. 1064 ГК РФ подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Обязательства по возмещению противоправно причиненного вреда в основании своего возникновения имеют гражданское правонарушение, которое, в свою очередь, является видом более общей категории правонарушения.

Нетрудно заметить, что оно же является и основанием деликтной ответственности и должно отвечать определенным, установленным в законе условиям, в совокупности образующим состав правонарушения. К ним традиционно относят вред; противоправное поведение правонарушителя; причинную связь между противоправным поведением и наступившим вредом и вину причинителя вреда. Для применения деликтной ответственности наличие всех этих условий является необходимым, если иное не установлено законом. Обязанность возместить противоправно причиненный вред является мерой гражданско-правовой ответственности, возлагаемой на причинителя вреда или лицо, ответственное за его поведение.

Вред, причиненный правомерными действиями, по общему правилу не возмещается, если иное не предусмотрено законом (например, при причинении вреда в состоянии крайней необходимости). Обязанность возместить правомерно причиненный вред не может рассматриваться как мера ответственности, поскольку она лишена содержания, оснований и функций ответственности <1>. Обязанность возместить правомерно причиненный вред возлагается на причинителя потому, что нет иных способов осуществить защиту прав и интересов потерпевшего. Поэтому законодатель, реализуя принцип преимущественной защиты одного из сталкивающихся интересов, возлагает на причинителя вреда обязанность его возместить, поскольку последний сохранил свои или чужие интересы за счет нарушения прав потерпевшего. Возмещение правомерно причиненного вреда является мерой защиты гражданских прав, основанием возникновения которой является факт правомерного причинения вреда. Кроме того, для возникновения обязательств по возмещению такого вреда необходимо наличие специального закона, предусматривающего обязанность возместить правомерно причиненный вред. Между действиями причинителя правомерного вреда и наступившим вредом также должна быть установлена причинная связь. Говорить о вине причинителя такого вреда нет никаких оснований, поскольку виновным может быть только противоправное, но не правомерное поведение.

--------------------------------

<1> См.: Шевченко А.С. Возмещение вреда, причиненного правомерными действиями. Владивосток, 1989. С. 45.

В юридической литературе были высказаны и иные мнения относительно основания деликтной ответственности. Так, В.В. Витрянский основанием гражданской ответственности считает нарушение субъективных гражданских прав <1>, а не состав гражданского правонарушения, отмечая, что необоснованно распространять на гражданско-правовые отношения положения уголовного права о составе преступления, что это "привнесение в имеющую вековые традиции цивилистику чуждых ей уголовно-правовых учений" <2>. Однако в дальнейшем В.В. Витрянский указывает на то, что для применения гражданско-правовой ответственности необходимо наличие предусмотренных законом условий: нарушение субъективных гражданских прав, наличие убытков (вреда), причинной связи между нарушением прав и убытками (вредом), вина правонарушителя <3>. Иными словами, называются те же самые условия гражданско-правовой ответственности, которые составляют критикуемый им состав правонарушения, а нарушение субъективных гражданских прав есть не что иное, как противоправное поведение, причиняющее вред.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<1> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М., 1999. С. 568.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<2> Там же.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<3> См.: Там же. С. 570.

В.С. Ем полагает, что основанием деликтной ответственности является не правонарушение, а лишь факт причинения вреда. Как уже отмечалось, причинение вреда может быть и правомерным, и тогда в большинстве случаев обязанность его возместить вообще не возникает. Кроме того, в дальнейшем автор указывает, что "условия, необходимые для признания этого факта правонарушением (противоправность, причинная связь, вина), должны быть обнаружены (установлены) в случае применения мер ответственности (возмещения вреда)" <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 4 т. Обязательственное право" (том 4) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

<1> См.: Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд. Т. 4. С. 624.

Таким образом, основанием деликтной ответственности следует признать состав правонарушения, который должен характеризоваться наличием следующих условий: вреда, противоправного поведения правонарушителя, причинной связи между ними и вины правонарушителя.

Рассмотрим эти условия более подробно.

Условия возникновения деликтных обязательств.

Противоправное поведение как условие возникновения деликтных обязательств. Гражданское право, в отличие от уголовного права, не содержит понятия ни противоправного поведения, ни правомерного поведения, вследствие чего эти важные правовые категории могут быть определены только в доктринальном порядке. Однако в настоящее время в юридической литературе высказано мнение, что в состав правонарушения не должна включаться противоправность как условие ответственности. "В условиях действия принципа генерального деликта, установленного п. 1 ст. 1064 ГК РФ (а этот принцип в действительности распространяется и на договорные обязательства), противоправность как одно из условий лишается всякого самостоятельного значения" <1>, - пишет А.К. Бабаев. Представляется, что с такой позицией согласиться нельзя. Как известно, принцип генерального деликта выражается в общем запрете причинять вред имуществу или личности кого-либо <2>. Поэтому причинение вреда другому лицу признается противоправным и влечет за собой применение мер имущественной ответственности при наличии других условий ответственности. Следовательно, причинитель вреда для освобождения себя от обязанности по его возмещению должен доказать свою управомоченность на причинение вреда, тем самым - правомерность своих действий.

--------------------------------

<1> Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2009. С. 891.

<2> Смирнов В.Т., Собчак А.А. Указ. соч. С. 66.

Общее правило, установленное в п. 1 ст. 1064 ГК РФ, гласит: вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Исключение из этого общего правила, содержащееся в п. 3 этой же статьи, заключается в том, что вред, причиненный правомерными действиями, не возмещается; обязательство по его возмещению возникает лишь в случаях, предусмотренных законом. Поэтому и возникает необходимость отграничения правомерного причинения вреда от противоправного, что невозможно без уяснения самих этих понятий.

Противоправность действий причинителя вреда, как и его вина, презюмируется, однако из этого еще совсем не следует, что надо отказаться от противоправности и вины как условий ответственности, более того, необходимость разграничения правомерного и противоправного поведения в теории гражданского права в практической деятельности существенно возрастает в связи с предстоящими изменениями гражданского законодательства.

В цивилистической литературе традиционно считается, что противоправным является поведение, нарушающее нормы объективного права. Еще Г.Ф. Шершеневич писал, что "гражданское правонарушение есть прежде всего недозволенное действие, т.е. действие, запрещенное объективным правом" <1>. М.М. Агарков подчеркивал: "Противоправное действие всегда является нарушением объективного права" <2>. Можно перечислить еще довольно много авторов, придерживающихся такой же позиции. Более сложным является вопрос о том, необходимо ли для признания поведения противоправным наряду с нарушением объективного права еще и нарушение субъективного права. Второй сложный вопрос, связанный с первым, заключается в следующем: может ли только нарушение субъективного права, без нарушения нормы объективного права, повлечь противоправность поведения? Что касается первого вопроса, то здесь следует полностью согласиться с мнением Г.Ф. Шершеневича о том, что "недостаточно незаконное действие, причиняющее имущественный вред, необходимо еще нарушение субъективного права. Без этого условия правонарушение может иметь какие-либо иные последствия, но не обязанность возмещения вреда" <3>. Действительно, в публичных отраслях права (административном, уголовном) одно лишь нарушение нормы объективного права, без нарушения субъективных прав, является достаточным для наступления ответственности, однако в гражданском праве такое невозможно. Для того чтобы возникла обязанность по возмещению убытков, иного вреда, необходимо еще и нарушение субъективного права.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995. С. 392.

<2> Агарков М.М. Обязательства по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 140.

<3> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 393.

При ответе на второй вопрос необходимо учитывать, что согласно ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или правовыми актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. Поэтому общепризнано, что гражданские права и обязанности могут возникать из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему. В этих случаях происходит нарушение только субъективных гражданских прав, но не норм объективного права, однако такое поведение признается тем не менее противоправным, а вред - подлежащим возмещению. В.А. Белов различает два вида неправомерных действий: это объективно и субъективно противоправные действия. Объективно противоправные действия - это действия, нарушающие норму объективного права, т.е. совершаемые против права в объективном смысле; под субъективно противоправными понимаются действия, нарушающие субъективное гражданское право или частную правоспособность потерпевшего либо создавшие угрозу такого нарушения <1>. Для деликтных обязательств, которые возникают только при наличии вреда, необходима, выражаясь языком В.А. Белова, и объективная, и субъективная противоправность, т.е. нарушение нормы и объективного права, и субъективного права. В публичных отраслях, как уже отмечалось, достаточно только нарушения норм объективного права. И только в частном праве нарушение субъективного права без нарушения нормы объективного права будет считаться противоправным. "В гражданском праве, в отличие от других отраслей права, существуют субъективные права, обосновать нарушение и необходимость защиты которых только через нарушение конкретных норм невозможно" <2>.

--------------------------------

<1> Белов В.А. Гражданское право. Общая часть: Учебник. М., 2002. С. 477.

<2> Шевченко А.С. Проблемы возмещения вреда, причиненного правомерными действиями // Деликтные обязательства по российскому гражданскому праву: Сб. науч. тр. С. 126.

Общепризнано, что противоправными являются действия, связанные с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей.

В то же время неосуществление права не может рассматриваться как противоправное поведение исходя из того, что субъективное право - это мера возможного поведения управомоченного лица, за исключением тех случаев, когда осуществление права одновременно является и обязанностью.

Г.Ф. Шершеневич отмечал, что "всякое действие, которое является только осуществлением права, которое не выходит из пределов, очерченных законом субъективному праву, не составляет правонарушения, как бы оно ни было вредно другим лицам" <1>.

--------------------------------

<1> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 392.

Но поскольку субъективное право - это мера дозволенного поведения, то встают вопросы: где же находятся границы, пределы осуществления субъективного права и каковы последствия выхода за пределы осуществляемого субъективного гражданского права; будут ли такие действия правомерными или, напротив, противоправными? Прежде чем попытаться дать ответы на поставленные вопросы, необходимо сразу оговориться: мы придерживаемся позиции, согласно которой злоупотребление правом связано не с содержанием субъективного права, а с его осуществлением.

Проблемы определения пределов осуществления права и злоупотребления правом - одни из сложнейших в цивилистике, имеют длительную историю, но в то же время являются актуальными и дискуссионными и сегодня. В юридической литературе высказаны различные мнения по этому вопросу: от отрицания самого термина злоупотребления правом ввиду его некорректности <1> до полного признания этой категории - продукта цивилистической мысли <2>.

--------------------------------

<1> См., например: Агарков М.М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Известия АН СССР. Отделение экономики и права. 1946. N 6. С. 424.

<2> См., например: Белых В.С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в России. М., 2009. С. 410 - 412.

Следует отметить, что проблема злоупотребления правом присуща не только гражданскому праву, но и другим отраслям, в том числе и публичным.

В классической работе В.П. Грибанова "Пределы осуществления и защиты гражданских прав" <1> отмечается, что гражданское законодательство определяет границы осуществления субъективных гражданских прав по-разному. В.П. Грибанов включал в этот перечень гражданскую дееспособность, временные границы, осуществление прав в соответствии с их назначением, а также способы осуществления права и даже средства принудительного осуществления или защиты. По мнению В.П. Грибанова, злоупотребление правом носит противоправный характер и представляет собой особый тип гражданского правонарушения, который выражается в использовании управомоченным лицом недозволенных конкретных форм поведения в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения <2>.

--------------------------------

<1> Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972.

<2> См.: Там же. С. 55.

Современные исследователи пределов осуществления субъективного права, а соответственно, и злоупотребления им предприняли попытки классификации различных теорий злоупотребления правом. Так, С.Д. Радченко выделяет теорию пределов осуществления гражданских прав; теорию целевых прав-обязанностей; теорию "легальной видимости" и теорию интереса <1>. Проводя такую классификацию, С.Д. Радченко почему-то ограничился анализом воззрений российских цивилистов главным образом конца XX - начала XXI в. (за исключением теории интереса). Конечно, злоупотребление правом нашло наиболее полное исследование в цивилистике, однако это не изобретение гражданского права; злоупотребление правом встречается и в других отраслях права, причем не только в частных, но и в публичных, что также осталось без внимания.

--------------------------------

<1> См.: Радченко С.Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России. М., 2010. С. 1 - 24.

В результате предпринятого исследования С.Д. Радченко приходит к пониманию злоупотребления правом как его осуществления при отсутствии в этом интереса управомоченного лица <1>. Представляется, что такое понимание злоупотребления правом не несет никакой смысловой нагрузки, поскольку само по себе осуществление права при отсутствии в этом интереса управомоченного лица никоим образом не означает злоупотребления правом, если при этом лицо не преследует цели причинить вред другому лицу. Следует согласиться с А.В. Власовой, считающей, что наличие интереса у обладателя того или иного субъективного права не имеет значения для признания его управомоченным <2>. Поэтому даже утверждение С.Д. Радченко о существовании предположения (презумпции) о наличии интереса при осуществлении права и, соответственно, об отсутствии необходимости для управомоченного лица доказывать наличие интереса ничего не меняет по существу.

--------------------------------

<1> См.: Там же. С. 55.

<2> См.: Власова А.В. Структура субъективного гражданского права. Ярославль, 1998. С. 15.

Отсутствие интереса может быть только одним из признаков (критериев) злоупотребления правом.

В юридической литературе наряду с указанным критерием традиционно выделяют еще несколько критериев злоупотребления правом: намерение причинить вред или иное неудобство другому лицу; диспропорция между причиняемым вредом и получаемой выгодой; недобросовестное поведение; игнорирование той цели, ради которой и существует такой институт, и т.д. Жизнь гораздо сложнее, поэтому вряд ли возможно ограничиться каким-то одним критерием при определении злоупотребления правом. И.А. Ястржембский, Ю.А. Тарасенко, С.Д. Радченко и другие исследователи рассматривают злоупотребление правом как непротивоправное поведение. Так, С.Д. Радченко указывает, что действия управомоченного субъекта по осуществлению принадлежащего ему права, при отсутствии в этом интереса, по своей правовой природе не являются правонарушением <1>. Это действительно так, но лишь в том случае, если лицо, осуществляя право при отсутствии интереса, не причиняет при этом никому вреда, но если это лицо не имеет соответствующего интереса и преследует таким осуществлением права цель причинить другому лицу вред и, более того, достигает такого результата, то здесь нельзя говорить о правомерности такого поведения.

--------------------------------

<1> Радченко С.Д. Указ. соч. С. 55.

Субъективное право одного лица осуществляется в пределах до тех пор, пока это не войдет в соприкосновение с правами других лиц и не будет их нарушать. Если же в результате такого осуществления права у другого лица возникают неблагоприятные последствия (имущественные или неимущественные), то следует признать, что лицо действовало с превышением пределов права. Поэтому категорически нельзя согласиться с высказанным мнением, что, злоупотребляя правом, управомоченное лицо, действуя в границах своего субъективного права, формально не нарушает и чужого права и что возникающий при этом вред в имущественной сфере другого лица является результатом формально правомерных действий <1>.

--------------------------------

<1> См.: Тарасенко Ю.А., Ястржембский И.А. Рецензия на работу С.Д. Радченко "Злоупотребление правом в гражданском праве России" // Вестник гражданского права. 2010. N 2. Т. 10. С. 299.

Нарушение чужих прав в результате неисполнения (ненадлежащего исполнения) своих обязанностей или же осуществления своего права будет противоправным и влечет обязанность по возмещению вреда. "Злоупотребление правом представляет собой противоправное и виновное поведение" <1>.

--------------------------------

<1> Белых В.С. Указ. соч. С. 406.

Представляется, что пределы осуществления права касаются срока, целей, способов (средств) осуществления права, которые содержатся в самой управомочивающей норме права, а также могут находиться и в иных нормах, содержащих определенные ограничения по осуществлению соответствующего права, это могут быть конкретные правила в отношении этого субъективного права, это могут быть и нормы-принципы (например, общий принцип осуществления гражданских прав - разумность и добросовестность). Правомерным следует считать поведение, соответствующее и конкретной управомочивающей норме, а также различным запретам и предписаниям, принципам права, ограничивающим осуществление этого права. Если же поведение находится в пределах общего правила, содержащегося в управомочивающей норме, но выходит за пределы, установленные в других ограничивающих нормах, в том числе противоречит принципу разумности и добросовестности, то такие действия не могут рассматриваться как правомерные. "При злоупотреблении правом происходит нарушение объективных норм права, включая нормы-принципы и нормы-презумпции" <1>.

--------------------------------

<1> Белых В.С. Указ. соч. С. 406.

Случаем осуществления права за установленными таким образом пределами является злоупотребление правом. Злоупотребление правом - это прежде всего осуществление права с нарушением его пределов, касающихся целей, ради которых используются субъективные гражданские права. Пункт 1 ст. 10 ГК РФ устанавливает, что не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Следует полностью согласиться с В.А. Беловым в том, что "права частные - это права эгоцентричные, т.е. осуществляемые в целях, свободно определенных самим субъектом, однако далеко не все то, что не запрещено законом, достойно его уважения и охраны" <1>. Как уже не раз отмечалось в юридической литературе, основным в характеристике злоупотребления правом является "употребление права во зло", т.е. исключительное намерение (цель) причинить вред другому лицу. Осуществление гражданских прав в таких целях получило наименование шиканы, которая характеризуется двумя признаками: отсутствием интереса в результатах такого осуществления и целью причинить вред другому лицу.

--------------------------------

<1> Белов В.А. Указ. соч. С. 581.

Что касается иных форм злоупотребления правом, не указанных в законе, то они, в отличие от шиканы, не носят чисто деструктивный (разрушительный) характер. Управомоченное лицо при осуществлении права решает свои задачи, как правило, в предпринимательской деятельности, но при этом выходит за пределы осуществления права, в результате чего третьим лицам причиняется вред или создается возможность причинения такого вреда. Традиционно в качестве иных форм злоупотребления правом называют действия, направленные на ограничение конкуренции, а также действия, представляющие собой следствие доминирующего положения на рынке. ФЗ от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" <1> содержит понятие конкуренции и ее антипода - недобросовестной конкуренции, понятие доминирующего положения хозяйствующего субъекта и злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением. В последнее время в юридической литературе <2> высказано мнение, отрицающее отнесение злоупотребления доминирующим положением и недобросовестной конкуренции к формам злоупотребления правом. С нашей точки зрения, и недобросовестная конкуренция, и злоупотребление доминирующим положением являются злоупотреблением правом, но поскольку они встречаются, как правило, при осуществлении специальной деятельности - предпринимательской деятельности и специальными субъектами - хозяйствующими субъектами, то и получили специальное правовое регулирование в антимонопольном законодательстве, которое, в отличие от достаточно абстрактной ст. 10 ГК РФ, содержит конкретную регламентацию возможных форм недобросовестной конкуренции и злоупотребления доминирующим положением. Такое специальное правовое регламентирование недобросовестной конкуренции не исключает применение общей ст. 10 ГК РФ. Именно подобный подход содержится в информационном письме Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. N 127 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации", в котором Президиум ВАС РФ, проанализировав действия гонконгской фирмы, зарегистрировавшей в РФ товарный знак, сходный с фирменным наименованием и товарным знаком известной японской фирмы "AKAI", указал, что гонконгская фирма, имеющая более раннюю дату приоритета на товарный знак "AKAI" на территории России, "выдает себя за бывшего правообладателя тождественного товарного знака с целью приобретения конкурентных преимуществ за счет известности обозначения последнего". Президиум ВАС РФ, рассматривая дело в порядке надзора, отменил ранее принятые судебные акты и обоснованно квалифицировал действия гонконгской компании по приобретению исключительного права на товарный знак "AKAI" как акт недобросовестной конкуренции и злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ). Представляется, что такая квалификация недобросовестной конкуренции заслуживает поддержки. Мы согласны с высказанным в юридической литературе мнением, что участие в рыночной экономике, наличие доминирующего положения на рынке сами по себе не могут рассматриваться как использование каких-то особых гражданских прав, но и недобросовестная конкуренция, и злоупотребление доминирующим положением проявляются при осуществлении конкретных субъективных прав: например, при установлении монопольно высокой или монопольно низкой цены; изъятии товара из обращения, если результатом таких действий являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, и т.д. Поэтому в данной ситуации можно говорить и о злоупотреблении правом, и о неправомерности таких действий.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3434.

<2> Радченко С.Д. Указ. соч. С. 90 - 94.

Вместе с тем нельзя не признать, что если недобросовестная конкуренция и злоупотребление доминирующим положением получили специальное правовое регулирование в антимонопольном законодательстве, то отношения, возникающие при осуществлении корпоративного контроля, которые также могут повлечь злоупотребление правом, вообще не получили ни теоретического обоснования, ни законодательного регулирования.

Представляется, что пределы осуществления корпоративного контроля, злоупотребление таковым, как и недобросовестная конкуренция, и злоупотребление доминирующим положением, получившие специальную регламентацию в антимонопольном законодательстве, также должны получить специальное правовое регулирование, но уже на уровне корпоративного законодательства.

Противоправно причиненный вред может быть причинен в результате виновных и невиновных действий, поскольку противоправность - это объективная характеристика правонарушения (например, следует рассматривать противоправным, но не виновным случайное причинение вреда источником повышенной опасности). В то же время виновное причинение вреда всегда будет противоправным, поскольку вина - это не что иное, как психическое отношение лица к совершаемому им противоправному действию (бездействию). Традиционно как противоправное, но невиновное поведение рассматривается причинение вреда недееспособными (например, детьми, не достигшими возраста дееспособности). Представляется, что этот вопрос должен решаться не столь однозначно; в случае причинения вреда неделиктоспособными лицами происходит своеобразный разрыв противоправности и виновности. Непосредственно противоправные действия, причиняющие вред, совершают недееспособные лица, а вина должна быть установлена для лиц, на которых возлагается обязанность по возмещению вреда, - родителей, опекунов, организации, которые должны были осуществлять действия по контролю и (или) воспитанию за недееспособными, но не сделали этого должным образом.

Противоправный вред может быть результатом как действий, так и бездействия. Правомерно причиненный вред может быть результатом только действий, бездействие не может повлечь правомерное причинение вреда, поэтому точнее говорить не об обязательствах по возмещению вреда, причиненного правомерным поведением, а об обязательствах по возмещению вреда, причиненного правомерными действиями.

Как уже не раз отмечалось, правомерно причиненный вред по общему правилу не возмещается и, соответственно, не возникает обязательств, направленных на его возмещение. Так, Президиум ВАС РФ указал, что законное производство по делу об административном правонарушении и законное применение в отношении истца мер обеспечения такого производства, если они имели для последнего неблагоприятные имущественные последствия, не являются основанием для возмещения вреда в соответствии со ст. 1069 ГК РФ. В качестве примера можно привести следующий случай. Таможенный орган возбудил в отношении общества с ограниченной ответственностью дело об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ст. 14.10 КоАП РФ, товар был изъят и передан на ответственное хранение третьему лицу. Решением арбитражного суда первой инстанции ООО привлечено к административной ответственности. Однако суд апелляционной инстанции названное решение отменил, в удовлетворении заявления таможенного органа о привлечении общества к административной ответственности отказал. Поскольку вследствие изъятия таможенным органом товара на период производства по делу об административном правонарушении истцом была допущена просрочка по договору поставки и обществом в добровольном порядке уплачена неустойка кредитору, предусмотренная договором, общество обратилось в арбитражный суд с требованием к РФ о возмещении причиненного таможенным органом вреда в сумме выплаченной контрагенту неустойки. Суд установил, что на момент возбуждения дела об административном правонарушении таможенный орган располагал сведениями, дающими основания предположить, что истцом могло быть совершено соответствующее правонарушение. Произведенное таможенным органом изъятие товара как мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении являлось необходимым условием для проведения производства по такому делу. Суд не установил нарушений предусмотренного ст. 27.10 КоАП РФ порядка изъятия. В материалах дела отсутствуют доказательства того, что изъятие произведено таможенным органом с нарушением преследуемых изъятием целей, без учета принципа соразмерности или иных заслуживающих внимания обстоятельств, сопровождалось злоупотреблением со стороны таможенного органа. В силу правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 16 июня 2009 г. N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 КоАП РФ, пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 ГК РФ и статьи 60 ГПК РФ в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова", тот факт, что общество так и не было привлечено к ответственности, не означает, что возбуждение дела об административном правонарушении и применение к обществу меры обеспечения производства по делу не являлись законными. Поскольку таможенный орган с точки зрения законодательства об административных правонарушениях действовал правомерно и закон в этом случае не предусматривает ответственности за вред, причиненный правомерными действиями (п. 3 ст. 1064 ГК РФ), арбитражный суд в требовании о возмещении вреда истцу отказал (п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31 мая 2011 г. N 145 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами").

Обязательства по возмещению правомерно причиненного вреда возникают только в случаях, специально предусмотренных законом. Законодательство предусматривает конкретные случаи обязательств по возмещению правомерно причиненного вреда, которые возможны как при осуществлении субъективного права, так и при исполнении обязанности. Но во всех случаях правомерного причинения вреда законодатель независимо от того, возникают обязательства по возмещению вреда или нет, устанавливает четкие границы, позволяющие установить именно правомерность таких действий (в случае причинения вреда действует презумпция противоправности и вины причинителя, поэтому он должен доказать отсутствие в своем поведении и противоправности, и виновности). При осуществлении права причинение вреда будет правомерным только при соблюдении всех предусмотренных в законе условий, относящихся как к самой ситуации причинения вреда, так и к конкретным действиям, совершаемым причинителем (например, это очень ярко выражено при причинении вреда в состоянии необходимой обороны, когда вред не возмещается, и при причинении вреда в состоянии крайней необходимости, когда вред подлежит возмещению).

В случаях правомерного причинения вреда при исполнении обязанности такая детализация достигается вынесением правоприменительного акта (например, при изъятии земель для государственных или муниципальных нужд).

Случаев правомерного причинения вреда, т.е. вреда, причиняемого по прямому дозволению закона, в российском праве можно перечислить достаточно много. Традиционно указывается причинение вреда в случае осуществления права при необходимой обороне, при крайней необходимости; при исполнении обязанностей: при тушении пожара, уничтожении животных для предотвращения эпизоотии, изъятии земель для государственных или муниципальных нужд. Кроме того, различные авторы называют еще и другие случаи причинения вреда правомерными действиями <1>. Довольно часто в качестве правомерного причинения вреда называют причинение вреда по просьбе или с согласия потерпевшего. Хотелось бы отметить, что сам по себе термин "причинение вреда по просьбе или с согласия потерпевшего" в определенной степени условен и совершенно верно был охарактеризован Е.А. Флейшиц: "В соответствующих случаях речь идет не о согласии на самое причинение вреда (такое согласие представить себе трудно), а о согласии на совершение другим лицом действия, которое должно повлечь за собой умаление известного блага, возместимое в деньгах. В согласии на совершение такого действия заключается молчаливо выраженный отказ от права на возмещение вреда, который будет причинен этим действием" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Белов В.А. Гражданское право. Общая часть: Учебник. С. 514 - 518; Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М., 2009. С. 157 - 175.

<2> Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и неосновательного обогащения. М., 1951. С. 49.

Правомерно причиненный вред по общему правилу не возмещается, поэтому обязательств по возмещению вреда, причиненного правомерными действиями, гораздо меньше, и все они перечислены в законе. В настоящее время наблюдается устойчивая тенденция к расширению перечня таких обязательств, что вполне закономерно для развития цивилизованного общества и государства в современный техногенный век.

При этом наряду с общими положениями действуют и специальные законы, принятые, в частности, в связи со строительством объектов Олимпиады в Сочи и объектов саммита АТЭС во Владивостоке.

Обязательства по возмещению вреда, причиненного правомерными действиями, могут быть классифицированы по различным основаниям. Так, А.С. Шевченко, исследовавший такие обязательства по ГК РСФСР 1964 г., различает два вида таких обязательств: это возмещение вреда, причиненного в силу государственной или общественной необходимости, и возмещение вреда в целях предотвращения опасности, угрожающей государственным, общественным или личным интересам <1>. О.Н. Садиков на основе анализа действующего законодательства различает возмещение убытков, причиненных правомерными действиями, нарушающими вещные права; нарушающими обязательственные права и иные правомерные действия, влекущие убытки <2>, к числу последних относит крайнюю необходимость, общую аварию, обнаружение потерянных вещей, задержание безнадзорных животных и ведение чужих дел без поручения. Представляется, что не во всех этих случаях возникают обязательства по возмещению правомерно причиненного вреда, поскольку нет действий, пусть даже правомерных, причиняющих вред лицу, понесшему определенные имущественные издержки (например, нет таких действий со стороны лица, потерявшего вещь, или доминуса в обязательствах из ведения чужих дел без поручения). Действительно, в этих случаях возникает необходимость справедливого урегулирования отношений, связанных с наличием убытков у отдельных участников, но это осуществляется не в рамках обязательств по возмещению вреда, причиненного правомерными действиями, которые носят внедоговорной и охранительный характер. Причинение вреда не может быть предметом договора, в договоре можно только предусмотреть обязанность по возмещению убытков, возникших в результате противоправного его нарушения.

--------------------------------

<1> Шевченко А.С. Возмещение вреда, причиненного правомерными действиями. С. 63 и далее.

<2> См.: Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М., 2009. С. 157 - 174.

Обязательства по возмещению вреда, причиненного правомерными действиями, являются видом и в то же время исключением из более общего понятия обязательств по возмещению вреда. Они представляют своего рода компромисс в ситуации, когда, с одной стороны, происходит нарушение прав потерпевшего, а с другой стороны, причинение вреда происходит в результате правомерных действий, которые, как правило, являются полезными и желательными, а в ряде случаев и необходимыми. При коллизии интересов потерпевшего и причинителя законодатель вполне обоснованно отдает предпочтение защите интересов потерпевшего.

Вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, возмещению не подлежит, если при этом не были превышены ее пределы (ст. 1066 ГК РФ). Но превышение пределов необходимой обороны означает не что иное, как противоправность таких действий, поэтому возмещается уже не правомерно причиненный вред, а противоправный вред.

Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами, должен быть возмещен лицом, причинившим вред (п. 1 ст. 1067 ГК РФ). Установление такого общего правила в гражданском законодательстве можно объяснить тем, что законодатель при коллизии двух субъективных прав - права потерпевшего и права причинителя отдает приоритет правам потерпевшего. Вместе с тем, признавая неоднозначность ситуации, законодатель в п. 2 ст. 1067 ГК РФ устанавливает, что, учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность по его возмещению на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

В настоящее время общепризнано, что действия, совершенные в состоянии крайней необходимости, несмотря на то что они причиняют вред другим охраняемым законом интересам, являются правомерными и полезными.

Правомерным считается причинение вреда по просьбе или с согласия потерпевшего, но только в том случае, если действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества (ч. 2 п. 3 ст. 1064 ГК РФ). Понятно, что такое причинение вреда, кроме соответствия нравственным принципам общества, должно еще не противоречить общим началам и смыслу гражданского законодательства, т.е. должно соответствовать праву. Просьба или согласие на причинение вреда должны быть выражены добровольно и в пределах свободного распоряжения принадлежащими лицу благами. Нельзя считать правомерными действия, совершенные с согласия недееспособного лица; с согласия, данного под влиянием обмана, насилия, угрозы.

Повреждение здоровья гражданина, лишение его жизни всегда должны рассматриваться как противоправные. Поэтому представляется ошибочным мнение о том, что если для облегчения страданий смертельно больного человека ему дают повышенную дозу снотворного для ускорения летального исхода, то такое действие является правомерным, и в иске о возмещении вреда должно быть отказано <1>. Эвтаназия российским законодательством запрещена, вследствие чего такие действия являются противоправными и влекут за собой ответственность, в том числе и деликтную.

--------------------------------

<1> См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. 4-е изд. М., 2003. Т. 3. С. 11 (автор главы - Ю.К. Толстой).

Если просьба или согласие лица на причинение ему вреда соответствует общим началам гражданского законодательства, не нарушает нравственных принципов общества, то такие действия причинителя являются правомерными и не влекут за собой возникновения деликтных обязательств.

Правомерным является причинение вреда при осуществлении субъективного права или при исполнении возложенных обязанностей: например, при повреждении (уничтожении) имущества при тушении пожара; уничтожении животных для предотвращения эпизоотии и т.п. В подобных случаях, если иное не предусмотрено законом, обязательства по возмещению вреда не возникают.

В.А. Белов относит к правомерному вреду причинение такового источником повышенной опасности, если нет условий, освобождающих от ответственности за его причинение <1>. Представляется, что следует различать осуществление деятельности по эксплуатации источников повышенной опасности, которая хотя и создает повышенную вероятность причинения вреда окружающим, но тем не менее является правомерной, и причинение вреда в процессе ее осуществления, что уже является противоправным. Нет и не может быть норм, дозволяющих причинять вред при осуществлении деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих.

--------------------------------

<1> См.: Белов В.А. Гражданское право. Общая часть: Учебник. М., 2002. С. 514.

Вред как условие возникновения деликтных обязательств. Обязательным условием возникновения деликтных обязательств является вред. Отсутствие вреда означает, что возмещать нечего и, соответственно, не возникает обязательства по возмещению.

Под вредом понимаются неблагоприятные, отрицательные последствия имущественного или неимущественного характера, которые наступают у потерпевшего в результате нарушения принадлежащих ему имущественных или личных неимущественных прав или благ.

Вред может причиняться личности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица.

В деликтных обязательствах вред является не только условием, но и мерой ответственности, поскольку по общему правилу именно размер вреда, а не степень вины причинителя определяет размер ответственности и позволяет обеспечить полное его возмещение.

Вред подразделяется на имущественный и моральный. Имущественный вред - это отрицательные последствия, выразившиеся в уменьшении имущества потерпевшего в результате нарушения права или блага, принадлежащих потерпевшему. Имущественный вред может наступить при нарушении как имущественных, так и неимущественных прав. Повреждение, уничтожение имущества влекут имущественный вред. Но и нарушение личных неимущественных прав или благ, как уже отмечалось, также может повлечь имущественный вред.

Убытки в деликтных обязательствах, как и вообще убытки в гражданском праве, подразделяются на два вида: реальный ущерб и упущенная выгода. К упущенной выгоде, согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ, относят неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. В деликтных обязательствах это может быть утраченный вследствие травмы или увечья заработок; в случае смерти гражданина его иждивенцы утрачивают заработок или иной доход потерпевшего, который они получали или имели право получать при его жизни.

Лицо, ответственное за причинение вреда, обязано возместить его в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить (починить) поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки.

Бремя доказывания самого факта наступления убытков и их размера возлагается на потерпевшего.

Кроме имущественного вреда, законодательство предусматривает компенсацию морального вреда. Моральный вред рассматривается законодательством как физические или нравственные страдания (ст. 151 ГК РФ).

В советской юридической литературе долгое время существовало отрицательное отношение к проблеме компенсации морального вреда, хотя вопрос о возможности его компенсации неоднократно обсуждался на страницах юридических изданий <1>. В настоящее время и законодательство, и цивилистическая доктрина однозначно признают возможность компенсации морального вреда. Гражданский кодекс установил следующие основные правила компенсации морального вреда.

--------------------------------

<1> См., напр.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976; Калмыков Ю.Х. Имущественные права советских граждан. Саратов, 1969. С. 114; Белякова А.М. Имущественная ответственность за причинение вреда. М., 1979; и др.

Моральный вред подлежит компенсации гражданам, если он является результатом нарушения личных неимущественных прав или нематериальных благ. При нарушении имущественных прав моральный вред подлежит компенсации лишь в случаях, специально предусмотренных законом. Случаи компенсации морального вреда предусматривают Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" <1>, Федеральные законы от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" <2> и от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ "О рекламе" <3>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140.

<2> СЗ РФ. 1996. N 49. Ст. 5491.

<3> СЗ РФ. 2006. N 12. Ст. 1232.

Моральный вред является самостоятельным последствием нарушения прав граждан, поэтому он может компенсироваться самостоятельно независимо от наличия имущественного вреда или вместе с имущественным вредом.

Моральный вред по общему правилу компенсируется при наличии вины причинителя. Из этого общего правила в настоящее время есть три исключения, при которых компенсация морального вреда возможна независимо от вины причинителя. Это причинение вреда жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ); причинение вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста (ст. 1070 ГК РФ); причинение вреда в связи с посягательством на честь, достоинство и деловую репутацию гражданина. Возможно установление законом и иных случаев компенсации морального вреда независимо от вины.

Моральный вред в соответствии с законодательством может компенсироваться только в денежной форме, взыскиваемой судом единовременно. Определение размера компенсации морального вреда относится к компетенции суда. Пункт 2 ст. 151 ГК РФ называет два критерия определения размера компенсации морального вреда: степень вины нарушителя и степень физических или нравственных страданий потерпевшего, связанных с индивидуальными особенностями лица. Суд принимает во внимание и иные заслуживающие внимания обстоятельства (например, имущественное положение виновного лица). При определении размера компенсации морального вреда должны также учитываться требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ). Следует признать, что оценить моральный вред в денежной форме достаточно сложно, поскольку он не поддается точной материальной оценке.

Очень непростым, вызывающим многочисленные споры является вопрос о возможности компенсации морального вреда юридическим лицам. Позиция Верховного Суда РФ о возможности компенсации морального вреда юридическим лицам изложена в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", в котором указано, что правило о возмещении убытков и морального вреда "применяется и к защите деловой репутации юридических лиц (пункт 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации). Поэтому правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица" (п. 15).

Позиция Высшего Арбитражного Суда РФ относительно возможности компенсации морального вреда юридическим лицам не столь однозначна, хотя следует признать, что в последнее время наметилась тенденция компенсации морального вреда юридическим лицам. Поэтому встает закономерный вопрос: является ли вред, причиненный юридическим лицам при посягательстве на их деловую репутацию, моральным или нет? Представляется, что отправным пунктом здесь должно быть Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 508-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации", в котором отмечено, что "отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК РФ)". Таким образом, Конституционный Суд РФ признает, что нематериальный вред, причиненный юридическому лицу, отличен от морального вреда, причиненного гражданину, и имеет свое собственное содержание. Такой вред, носящий нематериальный характер, в юридической литературе предложено называть репутационным <1>.

--------------------------------

<1> См.: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2007. С. 909 (автор главы - Ю.А. Тарасенко).

На наш взгляд, вред, причиненный нарушением деловой репутации, нельзя рассматривать только как имущественный вред, как иногда предлагается в цивилистике, полагая, что его можно компенсировать исключительно путем возмещения убытков по ст. 15 ГК РФ. В то же время такой вред нельзя считать и моральным в смысле, предусмотренном ст. 151 ГК РФ, поскольку, как уже не раз отмечалось, юридические лица, в отличие от лиц физических, не способны претерпевать нравственные и физические страдания. Негативные последствия, наступающие у юридического лица вследствие умаления его деловой репутации, не могут отождествляться с нравственными и физическими страданиями гражданина.

С развитием науки и техники появляются виды человеческой деятельности, создающие повышенный риск причинения вреда неопределенному кругу лиц в будущем. Поэтому в гражданское законодательство вошла новая норма, направленная на предупреждение причинения вреда. Статья 1065 ГК РФ устанавливает, что опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность. Поскольку в данном случае вред не наступил, а существует только возможность его наступления в будущем, говорить о возникновении деликтных обязательств нет оснований, можно говорить только об особом обязательстве, тесно связанном с деликтным обязательством <1>.

--------------------------------

<1> См.: Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1997. С. 647 (автор главы - К.Б. Ярошенко); Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2000. Т. 2. Полутом 2. С. 383 (автор главы - С.М. Корнеев).

В Гражданском кодексе в настоящее время предусмотрены две разные ситуации возникновения таких обязательств. В первом случае такое обязательство возникает самостоятельно, когда вреда еще нет и присутствует только опасность его возникновения. Поэтому лицо, которое осуществляет или намерено осуществить деятельность, создающую опасность причинения вреда в будущем, обязано приостановить или прекратить такую деятельность, а соответственно лица, для которых возникает угроза наступления вреда, в судебном порядке вправе требовать приостановления или прекращения потенциально опасной деятельности. Обязательство не является деликтным по существу, оно должно быть отнесено к охранительным, имеющим цель не допустить причинения вреда в будущем. Возможность применения к лицу, осуществляющему такую деятельность, запретительных или ограничительных мер гражданско-правового характера не является мерой гражданско-правовой ответственности, поскольку любая юридическая ответственность - это ответственность за совершенное правонарушение, а правонарушения еще нет.

Вторая ситуация предусмотрена в п. 2 ст. 1065 ГК РФ. Если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика, помимо возмещения вреда, приостановить или прекратить соответствующую деятельность. Здесь уже существует деликтное обязательство, но наряду с ним возникает обязательство, направленное на предупреждение причинения вреда, имеющее иное содержание и влекущее иные последствия: возложение обязанности приостановить или прекратить соответствующую деятельность.

Суд может отказать в иске о приостановлении либо о прекращении соответствующей деятельности лишь в случае, если ее приостановление либо прекращение противоречит общественным интересам. Однако даже в случае отказа в приостановлении либо прекращении такой деятельности потерпевшие не лишаются права на возмещение причиненного этой деятельностью вреда.

Причинная связь как условие возникновения деликтных обязательств. Причинная связь - это объективная конкретная взаимосвязь двух явлений, одно из которых - причина - предшествует другому и вызывает его, а другое - следствие - является результатом действия первого, которая необходима для возложения обязанности по возмещению вреда. В деликтных обязательствах установление причинной связи всегда обязательно, поскольку причинитель вреда может быть привлечен к ответственности только за вред, вызванный его поведением. Отсутствие причинной связи исключает ответственность и означает, что вред наступил вследствие иных причин, а не вызван поведением ответчика. Причинная связь, в отличие от вины, не презюмируется, а потому должна быть доказана истцом.

В юридической литературе отмечается, что проблема установления причинной связи является одной из старейших и в то же время сложнейших. В юриспруденции были предложены различные теории причинной связи, к числу которых можно отнести следующие.

Одной из наиболее ранних является теория необходимого условия, авторы которой полагают, что любое условие, сопутствующее результату, является его причиной, если при его исключении результат не наступил бы. При этом цепь случайностей ограничивается предвидением или непредвидением результата нарушителем.

Сторонники концепции, получившей название теории адекватной или типичной причинности, считают, что причиной результата может считаться поведение, которое всегда, во всех случаях вызывает аналогичные последствия.

Суть следующей теории - теории необходимого и случайного заключается в том, что любой результат вызывается действием не одной, а множества причин, однако юридически значимой является только та, которая с необходимостью, а не случайно порождает наступление результата.

Теория реальной возможности вмешательства исходит из того, что если вмешательство поведения человека в развертывающуюся цепь причинности ничего не добавляет для наступления результата, то такое поведение не вызывает этот результат. Если же поведение вызывает результат, не вытекающий из той цепи причинности, к которой оно присоединилось, то имеется юридически значимая причинная связь.

И наконец, сторонники теории создания ненормальной обстановки считают, что осуществление любой деятельности предполагает нормальные условия. Лицо, создавшее ненормальную обстановку, вызвавшую отрицательный результат, и должно нести ответственность как причинитель <1>.

--------------------------------

<1> Подробный анализ теорий причинной связи см.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 113 - 128.

Проблема причинной связи в праве должна решаться на основе общефилософских категорий, с учетом того, что причинная связь в цивилистике - одна из разновидностей взаимосвязи явлений. Следует помнить, что исследуемые отношения возникают между людьми, конкретное поведение которых вызывается множеством социальных и иных причин. В то же время причинная связь - это объективная связь между явлениями, она существует в реальной действительности независимо от субъективного восприятия ее людьми. "Она не меняет своего существа или характера в зависимости от тех представлений, которые складываются в сознании общества или отдельного индивида, от уровня, степени ее познанности" <1>.

--------------------------------

<1> Советское гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1972. Т. 1. С. 425 (автор главы - О.А. Красавчиков).

Причинная связь в самом упрощенном представлении состоит из двух явлений - причины и следствия, в которых причина всегда предшествует следствию и вызывает его, а следствие всегда является результатом действия причины.

В конкретной жизненной ситуации причинно-следственные связи могут быть весьма сложны. Одна причина способна обусловить возникновение нескольких последствий, которые могут взаимодействовать, переплетаться между собой. В то же время определенное следствие может быть вызвано рядом причин, взаимодействующих друг с другом. В более усложненном варианте возможны ситуации, когда несколько взаимодействующих между собой причин обусловливают возникновение таких же взаимосвязанных между собой следствий. Как отмечал О.А. Красавчиков, "причина может состоять из целого комплекса взаимодействующих явлений (например, из ряда различных действий различных людей) и влечь за собой столь же богатое по своему содержанию (многоплановое, разнохарактерное и т.д.) явление (совокупности явлений), охватываемое категорией следствия" <1>.

--------------------------------

<1> Там же. С. 426.

Причинная связь всегда носит конкретный характер и может быть привязана только к определенной жизненной ситуации, поскольку только в ней можно выявить конкретную причину и конкретное следствие, имеющие значение для конкретного дела. Создание абстрактной возможности результата не порождает юридически значимой причинной связи.

Причинная связь в деликтных обязательствах может носить многозвенный характер, когда для привлечения лица к ответственности требуется установить не одно, а несколько звеньев причинной связи. Например, для решения вопроса о возмещении вреда, причиненного здоровью, необходимо установить причинную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступившим увечьем, а также между увечьем и утраченным потерпевшим заработком и иным доходом (потерей трудоспособности). Установление нескольких звеньев причинной связи необходимо и тогда, когда гражданское законодательство предусматривает ответственность одних лиц за действия других. Например, п. 1 ст. 1073 ГК РФ устанавливает ответственность родителей (усыновителей) или опекунов за вред, причиненный их несовершеннолетними, не достигшими 14 лет (малолетними) детьми. В этих случаях возникает необходимость установить причинно-следственную связь между поведением непосредственного причинителя вреда и наступившим вредом, а также причинную связь между действиями непосредственного причинителя вреда и ненадлежащим осуществлением своих обязанностей по воспитанию и надзору ответственного лица (родителя, усыновителя, опекуна).

Причинная связь как условие деликтной ответственности должна быть установлена не только при совершении противоправных действий, но и при причинении вреда в результате неправомерного бездействия, когда потерпевшему причиняется вред из-за несовершения ответственным лицом возложенных на него обязанностей.

Установление причинной связи позволяет не только определить субъекта причинения вреда, но также установить, в какой мере именно его поведение повлекло за собой неблагоприятные последствия (вред) у потерпевшего.

Вина как условие возникновения деликтных обязательств. Если рассмотренные три условия являются объективными, то четвертое условие - вина носит субъективный характер, и именно в вине находит выражение психическое отношение лица к совершенному им противоправному действию и его последствиям.

Поскольку в гражданском законодательстве вина является условием наступления, а не мерой ответственности, то нет необходимости законодательного определения формы вины. В деликтных обязательствах ни форма вины, ни ее степень не влияют на размер ответственности, за исключением случаев, специально указанных в законе, и касающихся, как правило, учета вины потерпевшего.

Тем не менее ГК РФ различает две формы вины: умысел и неосторожность (п. 1 ст. 401). Неосторожность, в свою очередь, подразделяется на простую и грубую. Вина в форме умысла характеризуется тем, что причинитель вреда действовал намеренно противоправно независимо от того, желал он или нет наступления вреда. Умышленное причинение вреда происходит, как правило, при совершении преступлений, например, против личности. Гораздо чаще деликтные обязательства возникают при неосторожном причинении вреда. Неосторожность в обязательствах вследствие причинения вреда выражается в таком отношении лица к своим поступкам, которое характеризуется нарушением должной внимательности, заботливости, предусмотрительности, определяемых характером соответствующего вида деятельности и особенностями осуществляющего ее субъекта <1>.

--------------------------------

<1> См.: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Указ. соч. С. 80.

Поскольку гражданское законодательство различает грубую и простую неосторожность, то возникает необходимость провести их разграничение, однако закон этого не делает. Судебная практика исходит из необходимости учитывать все конкретные обстоятельства причинения вреда, а также личностные особенности правонарушителя. Считается, что при грубой неосторожности нарушаются обычные, элементарные требования, предъявляемые к лицу, осуществляющему определенную деятельность. При простой неосторожности соблюдаются элементарные требования предусмотрительности. Однако этого недостаточно, поскольку конкретная обстановка и характер деятельности требуют проявления большей внимательности и осмотрительности <1>. Классическое определение грубой неосторожности было предложено еще в римском праве: это "чрезвычайное непонимание того, что все понимают"; "незнание того, что известно всем" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Там же. С. 81 - 82.

<2> Дыдынский Ф. Латинско-русский словарь к источникам римского права (по изд. 1896 г.). М., 1997. С. 142.

Понятие вины применимо как к физическим, так и к юридическим лицам, однако вина юридического лица имеет определенные особенности. Статья 1068 ГК РФ устанавливает, что юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Из этого следует, что вина юридического лица в причинении вреда будет присутствовать, если, во-первых, вред причинен работником юридического лица. Как уже отмечалось, ГК РФ применительно к деликтной ответственности работниками признает граждан, выполняющих работу на основании трудового договора (контракта), а также граждан, выполняющих работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ (ч. 2 п. 1 ст. 1068 ГК РФ). Во-вторых, при причинении вреда работник должен осуществлять свои трудовые (служебные, должностные) обязанности.

Вина в деликтных обязательствах, как и вообще в гражданском праве, презюмируется: лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (ч. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ).

Противоправное причинение вреда возможно в результате как виновных, так и невиновных действий, но поскольку вина - это психическое отношение лица к совершаемому им противоправному действию (бездействию) и его последствиям, то следует признать и обратное, а именно что виновное поведение всегда противоправно.

По общему правилу ответственность в деликтных обязательствах наступает при наличии вины, однако в случаях, предусмотренных законом, обязанность возместить вред может быть возложена на причинителя (иного ответственного лица) независимо от его вины, т.е. за случайное причинение вреда.

Так, вред, причиненный гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, возмещается за счет казны в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом (ст. 1070 ГК РФ); владельцы источников повышенной опасности обязаны возместить причиненный вред, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (ст. 1079 ГК РФ); вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги, подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу, независимо от их вины (ст. 1095 ГК РФ). Во всех этих случаях причинитель вреда должен возместить вред в полном объеме как при виновном, так и при невиновном характере его поведения.

Проблема основания деликтной ответственности относится к числу сложных и дискуссионных. В юридической литературе по этому вопросу высказаны различные мнения. Одни авторы полагают, что независимо от того, виновно или невиновно причинен вред, применяются меры гражданско-правовой ответственности. Высказаны различные теории, объясняющие применение мер гражданско-правовой ответственности независимо от вины и даже при ее отсутствии.

Сторонники концепции вины с исключением считают, что гражданско-правовая ответственность основана на принципе вины, который в прямо предусмотренных законом случаях знает некоторые исключения <1>.

--------------------------------

<1> См.: Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955; Матвеев Г.К. Вина в советском гражданском праве. Киев, 1955; Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах. Л., 1983.

Концепция двух начал гражданско-правовой ответственности основана на том, что гражданское право в определении оснований ответственности различает два начала - ответственность за виновное действие и ответственность за невиновное причинение вреда <1>.

--------------------------------

<1> См.: Антимонов Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М., 1952.

Другие авторы отмечают, что при случайном причинении вреда нет и не может быть государственного осуждения причинителя вреда, а соответственно, и не может быть применения мер ответственности. Восстановление прав потерпевшего осуществляется посредством применения мер защиты, не имеющих в своем основании вины <1>. Понятие мер защиты достаточно широко используется в юридической литературе, но на сегодняшний день не получило легального закрепления.

--------------------------------

<1> См.: Красавчиков О.А. Ответственность, меры защиты и санкции в советском гражданском праве // Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав. Свердловск, 1973. Вып. 27; Шевченко А.С. Возмещение вреда, причиненного правомерными действиями. Владивосток, 1989.

Нередко причинение вреда потерпевшему может быть вызвано не только поведением причинителя, но и виновным поведением самого потерпевшего, которое способствовало возникновению или увеличению вреда. В такой ситуации нелогично было бы не учитывать вину потерпевшего, в силу чего ГК РФ устанавливает особые правила учета его вины, принимая во внимание только умысел и грубую неосторожность потерпевшего. Простая неосторожность потерпевшего не имеет юридического значения и не влияет на возмещение вреда.

Умысел потерпевшего, направленный на причинение ему вреда, исключает ответственность причинителя. "Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит" (п. 1 ст. 1083 ГК РФ).

В юридической литературе длительное время обсуждался вопрос о возможности освобождения причинителя вреда от обязанности возместить вред при грубой неосторожности потерпевшего. Гражданский кодекс дал исчерпывающий ответ на этот вопрос. Если ответственность причинителя вреда строится на принципе вины, то грубая неосторожность потерпевшего, содействовавшая возникновению или увеличению вреда, означает, что размер возмещения вреда должен быть уменьшен. Если же ответственность причинителя наступает независимо от вины, то при наличии грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя размер возмещения должен быть уменьшен либо в возмещении вреда может быть отказано.

Эти общие положения деликтных обязательств имеют ряд уточнений. Во-первых, в интересах потерпевшего установлено, что при причинении вреда жизни и здоровью гражданина при наличии его грубой неосторожности возможно только уменьшение размера возмещения вреда, отказ же в возмещении вреда не допускается. Во-вторых, устанавливаются случаи, когда вина потерпевшего вообще не должна учитываться: при возмещении дополнительных расходов (п. 1 ст. 1085 ГК РФ), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (ст. 1089 ГК РФ), а также при возмещении расходов на погребение (ст. 1094 ГК РФ).

Пределы снижения размера возмещения вреда с учетом вины потерпевшего в законе не установлены, поэтому решение этого вопроса передано на усмотрение суда.

Установленная в гражданском праве презумпция вины правонарушителя, в соответствии с которой правонарушитель предполагался виновным, если не докажет отсутствие своей вины, распространяется только на причинителя вреда и не применяется к потерпевшим. Поэтому "вина потерпевшего никогда не предполагается, она всегда должна быть доказана правонарушителем" <1>. Таким образом, настаивая на уменьшении возмещения вреда или на отказе в возмещении вреда, причинитель должен доказать вину потерпевшего.

--------------------------------

<1> Антимонов Б.С. Значение вины потерпевшего при гражданском правонарушении. М., 1950. С. 253.

При причинении вреда малолетним или недееспособным их вина ни в какой форме вообще не может учитываться, поскольку такие лица являются неделиктоспособными, и поэтому, соответственно, не может влиять на размер возмещения.

На размер возмещения вреда также может оказать влияние имущественное положение причинителя вреда. Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения (п. 3 ст. 1083 ГК РФ), но это положение не распространяется на случаи, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Таким образом, следует признать, что в деликтных обязательствах ответственность причинителя вреда по общему правилу наступает при любой форме вины, которая не оказывает влияния на размер возмещения. В то же время вина потерпевшего влияет на размер возмещения и учитывается только в форме грубой неосторожности или умысла; простая неосторожность потерпевшего не имеет юридического значения.

Обстоятельствами, исключающими гражданско-правовую ответственность, являются непреодолимая сила и случай.

Ответственность должника за причинение вреда исключается при наличии непреодолимой силы (форс-мажорных обстоятельств, от лат. vis maior - внешнее действие высшей силы, против воли человека; непредвиденное событие).

В п. 3 ст. 401 ГК РФ непреодолимая сила определяется как "чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство". Несмотря на наличие легального определения, установление того, относится ли конкретное обстоятельство к непреодолимой силе или нет, является достаточно сложным.

В самом определении непреодолимой силы содержатся характеризующие ее признаки. Во-первых, это чрезвычайное, исключительное обстоятельство, которое выпадает из ряда обычных явлений. Например, не может рассматриваться как непреодолимая сила ежегодный разлив реки, наступление зимы, смерть человека и т.п. Хотя эти события непредотвратимы, они не носят чрезвычайного характера, а потому не могут быть отнесены к непреодолимой силе.

Второй признак непреодолимой силы - непредотвратимость при данных конкретных обстоятельствах. В юридической литературе традиционно отмечается, что непредотвратимость должна носить объективный характер, т.е. это такое обстоятельство, которое невозможно предотвратить, даже если существует возможность его предвидения. Объективная непредотвратимость рассматривается не как абстрактная невозможность вообще, а невозможность предотвратить обстоятельства конкретным лицом имеющимися у него средствами в конкретных условиях. Вполне возможно, что непредотвратимое в конкретных условиях обстоятельство не будет таковым в другом конкретном случае. Например, раннее становление льда в районах Крайнего Севера будет непреодолимой силой для морской навигации, но не будет препятствовать завозу товаров воздушным транспортом. Кроме того, непреодолимая сила должна рассматриваться применительно к конкретному временному периоду: многое из того, что было непреодолимо в XIX в., не может рассматриваться таковым в настоящее время. Например, изобретение громоотвода сделало предотвратимыми пожары от удара молнии.

Традиционно практика относит к непреодолимой силе обладающие указанными признаками явления стихийного характера: землетрясения, сильные снегопады, цунами и т.д.

К форс-мажорным обстоятельствам могут относиться также определенные явления общественной жизни: военные действия, эпидемии, забастовки, а также различные запретительные меры государственных органов: объявление карантина, запрещение перевозок, запрет торговли в порядке международных санкций и т.д. <1>.

--------------------------------

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2005. С. 901 - 902.

Для освобождения должника от ответственности он должен доказать как наличие самой непреодолимой силы, так и наличие причинной связи между нарушением обязательства (причинением вреда) и непреодолимой силой. Как непреодолимая сила не могут рассматриваться, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

В ряде исключительных случаев для повышенной охраны прав граждан, а также учитывая особую опасность осуществляемой деятельности, законодатель устанавливает обязанность возместить вред, являющийся результатом действия непреодолимой силы. Обязанность изготовителя (исполнителя) возместить вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов, наступает независимо от того, позволял ли существующий уровень научно-технологических знаний выявить их вредоносные свойства или нет. В соответствии с международными конвенциями ответственность за ущерб, причиненный использованием ядерных материалов, не исключает и непреодолимая сила <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 4 т. Общая часть" (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

<1> См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд. М., 2004. Т. 1. С. 612.

От непреодолимой силы следует отличать случайное причинение вреда. Если непреодолимая сила характеризуется объективной непредотвратимостью, то случай характеризуется субъективной непредотвратимостью. Лицо не знало, не могло и не должно было знать о возможности наступления неблагоприятных последствий, а если бы могло знать о таких последствиях, то смогло бы предпринять действия по их предотвращению. Случай означает неисполнение обязательства, причинение вреда при отсутствии вины должника (причинителя вреда). Поскольку вина должника отсутствует, то гражданско-правовая ответственность не наступает. Это общее правило, из которого имеются довольно многочисленные исключения. В случаях, установленных законом или прямо предусмотренных договором, ответственность может наступать независимо от наличия вины, даже в случае доказанной невиновности.

Наиболее распространенным случаем отступления от принципа вины является ответственность лиц, нарушивших обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности. Установление такого правила вполне оправданно, поскольку предпринимательская деятельность направлена на извлечение прибыли, ею занимаются, как правило, профессионально, поэтому такие лица и должны нести связанные с этой деятельностью неблагоприятные последствия.

Широко применяется ответственность независимо от вины в деликтных обязательствах. Так, вред, причиненный гражданину незаконными действиями правоохранительных органов (ст. 1070 ГК РФ), возмещается независимо от вины. Не требуется вина при возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ). Повышенная ответственность независимо от вины установлена за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работ или услуг (ст. ст. 1095 - 1098 ГК РФ) и т.д.

Установление в этих случаях ответственности независимо от вины направлено, с одной стороны, на повышенную защиту прав и интересов потерпевших. С другой стороны, законодатель стимулирует владельцев источников повышенной опасности, продавцов (изготовителей) принимать все необходимые меры для предотвращения возможности даже случайного причинения вреда.

Гражданский кодекс РФ содержит специальные деликты, которые и будут рассмотрены далее.

Глава II. СПЕЦИАЛЬНЫЕ ВИДЫ ДЕЛИКТОВ

В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

1. Ответственность за вред, причиненный актами власти

Статья 53 Конституции РФ устанавливает право каждого гражданина на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов власти или их должностных лиц.

Статья 1069 ГК РФ устанавливает, что имущественный вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет соответствующей казны.

К такой правовой регламентации отношений по возмещению вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, наше государство пришло, пройдя долгий и нелегкий путь.

В ГК РСФСР 1922 г. содержалось правило о том, что вред, причиненный должностными лицами учреждений при исполнении ими служебных обязанностей, возмещается лишь в случаях, если это специально предусмотрено законодательством. Однако за вред, причиненный актами власти организациям, ответственность предусматривалась только в трех специальных нормативных актах. Во-первых, это Сводный закон о реквизиции и конфискации имущества, утвержденный Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР 28 марта 1927 г. <1>, в силу которого потерпевшие от незаконной реквизиции или конфискации вправе были требовать его возмещения с учреждения, должностными лицами которого были совершены указанные действия. Во-вторых, Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 16 января 1928 г. "Об ответственности за убытки, причиненные незаконным вмешательством органов власти в деятельность кооперативных организаций" <2>, ст. 4 которого устанавливала обязанность органа власти возместить убытки, причиненные кооперативным организациям такими действиями. В-третьих, это КТМ СССР от 14 июня 1929 г. <3>, ст. 84 которого регламентировала ответственность портов за аварии, причиненные по вине государственных морских лоцманов, приписанных к этому порту. Такое регулирование отношений по возмещению вреда, причиненного государственными органами и их должностными лицами, приводило к тому, что вред практически не возмещался.

--------------------------------

<1> СУ РСФСР. 1928. N 38. Ст. 2480.

<2> СУ РСФСР. 1928. N 11. Ст. 101.

<3> Собрание законов СССР. 1929. N 41. Ст. 365, 366.

Основы гражданского законодательства 1961 г. и ГК РСФСР 1964 г. изменили порядок возмещения вреда, причиненного государственными органами, и установили различный правовой режим для возмещения вреда, причиненного в сфере административного управления, и вреда, причиненного должностными лицами органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда при осуществлении правоохранительной деятельности. Вред, причиненный гражданину неправомерными действиями должностных лиц в области административного управления, подлежал возмещению соответствующим учреждением на общих основаниях, если иное не было установлено законом. Для возмещения вреда, причиненного юридическим лицам, сохранился старый порядок: вред возмещался только в случаях, прямо предусмотренных законом. Вред, причиненный должностными лицами правоохранительных органов, подлежал возмещению в пределах и случаях, специально предусмотренных законом. Однако никакого специального нормативного акта, регламентирующего возмещение вреда, не существовало до принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей" <1>. Таким образом, почти на протяжении 20 лет после принятия ГК РСФСР 1964 г. не существовало конкретного нормативного акта, предусматривающего возмещение такого вреда, и соответственно, вред не возмещался.

--------------------------------

<1> Ведомости ВС СССР. 1981. N 21. Ст. 741.

Действующая в настоящее время ст. 1069 ГК РФ устанавливает ответственность за вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов. Причинителями вреда в таких обязательствах могут быть государственные органы, органы местного самоуправления и их должностные лица, но не общественные организации, как это было предусмотрено ГК РСФСР 1964 г. Под государственными органами понимаются органы законодательной, исполнительной и судебной власти РФ и субъектов РФ. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти и могут быть представительными и исполнительными. Основное, что характеризует все эти органы, - это то, что они являются органами публичной власти и обладают властными полномочиями. Понятие должностного лица в гражданском законодательстве не содержится, поэтому традиционно здесь используется определение должностного лица, содержащееся в примечании 1 к ст. 285 УК РФ: должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ. Однако это определение, как совершенно верно отмечает А.П. Сергеев, едва ли следует рассматривать в качестве общеотраслевого, и предлагает применительно к исследуемому деликту под должностными лицами понимать "только тех государственных и муниципальных служащих, которые наделены полномочиями распорядительного характера по отношению к лицам, по службе им не подчиненным" <1>. Поэтому все иные государственные и муниципальные организации, в том числе государственные предприятия и учреждения, а также их должностные лица, не обладающие властными полномочиями по отношению к третьим лицам, не могут быть субъектами ответственности, предусмотренной ст. 1069 ГК РФ. Вредоносные последствия являются результатом принятия обязательного для всех лиц, которым он адресован, акта в сфере административного управления. Статья 1069 ГК РФ особо выделяет издание не соответствующих закону или иному правовому акту актов государственного органа или органа местного самоуправления. Такие акты могут носить либо нормативный, либо ненормативный характер. Для удовлетворения требования о возмещении вреда, причиненного в результате издания нормативного правового акта государственного органа или органа местного самоуправления, не соответствующего закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, необходимо признание такого нормативного правового акта недействующим по решению суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Нормативный характер правового акта предполагает его общеобязательность, неоднократность применения и действие в отношении неопределенного круга лиц, поэтому установление незаконности такого акта в процессе о возмещении вреда в качестве условия удовлетворения соответствующего требования не означает прекращение такого акта в отношении неопределенного круга лиц и способствует созданию правовой неопределенности в этом вопросе. Поэтому Президиум ВАС РФ подчеркнул, что требование о возмещении вреда может быть удовлетворено только в том случае, если соответствующий нормативный правовой акт признан недействующим судебным решением по другому делу либо если истцом требование о возмещении вреда соединено с требованием о признании нормативного правового акта недействующим и судом последнее признано подлежащим удовлетворению (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31 мая 2011 г. N 145 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами"). В отношении вреда, причиненного ненормативным правовым актом, установлены иные правила возмещения. Непризнание в судебном порядке такого акта недействительным или действий (бездействия) государственного органа - незаконными само по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действием (бездействием) (п. 4). Причиненный вред подлежит возмещению в полном объеме независимо от того, причинен он физическим или юридическим лицам, главное, что характеризует такие акты, - это то, что они обязательны для исполнения адресованным лицам и приняты при реализации соответствующим органом (должностным лицом) своей служебной компетенции. Истец обязан представить доказательства, обосновывающие противоправность акта, принятого государственными, муниципальными органами и причинившего вред. При этом бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия такого акта или решения либо для совершения таких действий (бездействия), лежит на ответчике.

--------------------------------

<1> Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2009. Т. 3. С. 36 - 37.

Впервые действующее гражданское законодательство уравняло в правах физических и юридических лиц при возмещении вреда, причиненного актами управления, поскольку ранее, как уже указывалось, вред юридическим лицам возмещался лишь в случаях, специально предусмотренных законом.

Вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, возмещается за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, понятие которых будет рассмотрено при анализе ст. 1070 ГК РФ.

Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве мер пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны РФ, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом (п. 1 ст. 1070 ГК РФ).

Специального закона, регламентирующего порядок возмещения вреда, причиненного актами правоохранительных органов, на сегодняшний день не принято. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями таких органов, впервые в советском законодательстве была установлена Указом Президиума ВС СССР от 18 мая 1981 г. "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей" и утвержденным им Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда" <1>. В настоящее время эти нормативные акты считаются действующими, но однозначно устаревшими и применяются с учетом правовой регламентации, содержащейся в ГК РФ и УПК РФ. Определением Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2005 г. N 242-О разъяснено, что данный документ может применяться лишь во взаимосвязи с положениями гл. 18 УПК РФ, регламентирующей основания возникновения права на реабилитацию, порядок признания этого права и возмещения различных видов вреда, а также с положениями ст. 1070 и § 4 гл. 59 ГК РФ.

--------------------------------

<1> Ведомости ВС СССР. 1991. N 21. Ст. 741.

Глава 18 УПК РФ "Реабилитация" достаточно подробно регулирует право на реабилитацию, которое включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Между ГК РФ и УПК РФ имеются довольно существенные расхождения в регулировании этого вопроса, которые сложно объяснить. Так, ст. 1070 ГК РФ предусматривает возмещение вреда только в случае его причинения конкретными действиями правоохранительных органов, перечисленными в п. 1 ст. 1070 ГК РФ, что не могло не привести к обращениям в Конституционный Суд. Так, в 2003 г. гражданка Т.Н. Аликина подала жалобу в Конституционный Суд, оспаривая конституционность п. 1 ст. 1070 ГК РФ. Т.Н. Аликина была задержана по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ. Уголовное дело было прекращено за отсутствием в деянии состава преступления, однако решением районного суда, Пермским областным судом и Верховным Судом РФ было отказано в удовлетворении исковых требований Т.Н. Аликиной о возмещении морального и имущественного вреда, вызванного незаконным задержанием и содержанием в изоляторе временного содержания с 23 по 25 ноября 1999 г., поскольку задержание подозреваемого не является мерой пресечения, а норма п. 1 ст. 1070 ГК РФ расширительному толкованию не подлежит. В Определении Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 440-О "По жалобе гражданки Аликиной Т.Н. на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации" <1> Конституционный Суд РФ установил, что в конституционно-правовом истолковании вред, причиненный гражданину в результате незаконного задержания в качестве подозреваемого, подлежит возмещению за счет казны в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры. Конституционный Суд РФ указал, что объем прав задержанных или обвиняемых граждан должен рассматриваться не только с точки зрения уголовно-процессуального законодательства, но и в более широком - конституционно-правовом аспекте, а также задержанному должны быть гарантированы те права, которые предоставляют ему не только российское законодательство, но и международно-правовые акты. Несмотря на такое толкование п. 1 ст. 1070 ГК РФ Конституционным Судом РФ, при внесении изменений в ГК РФ в 2005 г. незаконное задержание не было включено в перечень незаконных актов, причинение вреда в результате которых влечет ответственность государства. Таким образом, гражданское законодательство исходит из того, что особый порядок возмещения вреда за действия правоохранительных органов возможен лишь в случаях, перечисленных в ст. 1070 ГК РФ, перечень которых носит исчерпывающий характер. Иное правовое регламентирование содержится в УПК РФ в гл. 18 "Реабилитация". Пункт 2 ст. 133 УПК РФ устанавливает, что право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

--------------------------------

<1> Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 3.

1) подсудимый, в отношении которого вынесли оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1, 4 - 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ;

4) осужденный - в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, - в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

Кроме того, право на возмещение вреда имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу (п. 3 ст. 133 УПК РФ). К числу таких мер относятся заключение под стражу или взятие подписки о невыезде, перечисленные в п. 1 ст. 1070 ГК РФ, а также задержание подозреваемого, домашний арест, залог, привод, временное отстранение от должности и др.

Такая различная правовая регламентация одних и тех же отношений в федеральных законах различной отраслевой принадлежности вызывает недоумение, и однозначно ст. 1070 ГК РФ должна быть приведена в соответствие со ст. 133 УПК РФ, о чем неоднократно отмечалось в юридической литературе <1>.

--------------------------------

<1> См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева. Т. 3. С. 43 (автор параграфа - А.П. Сергеев).

Вред, причиненный любыми незаконными действиями правоохранительных органов и суда, относящимися к мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокуратуры и суда.

Обязательным условием возникновения права на реабилитацию, в том числе права на возмещение вреда, является прекращение уголовного преследования по основаниям, предусмотренным в п. 2 ст. 133 УПК РФ, которые носят реабилитирующий характер. Прекращение уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям (например, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законодательством, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния (п. 4 ст. 133 УПК РФ)) исключает право требовать возмещения вреда.

В изъятие из общего правила о возмещении вреда при наличии вины причинителя (обязанного к возмещению вреда лица) вред, причиненный действиями правоохранительных органов, возмещается независимо от вины их должностных лиц, что вполне справедливо, поскольку такие действия влекут за собой нарушение конституционного права каждого гражданина на свободу и личную неприкосновенность (п. 1 ст. 22 Конституции РФ), а должностные лица, совершая незаконные действия, могли добросовестно заблуждаться, что повлекло бы невозмещение морального и имущественного вреда при применении общих правил.

ГК РФ (ст. 1070) и УПК РФ (ст. 133) содержат единое правило о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов, в полном объеме. Порядок возмещения вреда должен быть установлен специальным законом, который на сегодняшний день отсутствует. Поэтому применяются правила, установленные в п. 1 ст. 135 УПК РФ, а также в уже перечисленных нормативных актах советского периода в части, не противоречащей нормам ГК РФ, УПК РФ и других российских законов. Так, решением Верховного Суда РФ от 5 апреля 2004 г. указано, что п. 7 в части, ограничивающей право на полное возмещение убытков, а также п. 10 в части слов "шести месяцев" Инструкции по применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, от 2 марта 1982 г. <1> признаны недействительными и не подлежащими применению. До этого граждане могли претендовать лишь на компенсацию того, что прямо было перечислено в Инструкции, а это была минимальная часть понесенных убытков, а кроме того, Инструкция устанавливала шестимесячный срок, в течение которого пострадавший мог требовать компенсацию, что однозначно противоречило нынешнему законодательству.

--------------------------------

<1> Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1984. N 3.

Согласно ч. 1 ст. 135 УПК РФ возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя возмещение:

1) заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования;

2) конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества;

3) штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда;

4) сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи;

5) иных расходов.

Представленный перечень видов возмещения носит открытый характер, однако его трактовка позволяет сделать вывод, что в понятие иных расходов не включается упущенная выгода, которая, несомненно, является одной из составных частей полного возмещения вреда. Поэтому следует согласиться с мнением А.П. Сергеева, что "подобный вред, причиненный уголовным преследованием, по-видимому, может возмещаться лишь в порядке гражданского судопроизводства, а не по правилам о реабилитации" <1>.

--------------------------------

<1> Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева. Т. 3. С. 36.

Реабилитированный в течение сроков исковой давности, установленных ГК РФ, вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда. Иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства. "Если сведения о задержании реабилитированного, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера, об осуждении реабилитированного и иных примененных к нему незаконных действиях были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению и в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти - его близких родственников или родственников... соответствующие средства массовой информации обязаны в течение 30 суток сделать сообщение о реабилитации" (п. 3 ст. 136 УПК РФ). Такие же письменные сообщения должны быть направлены по месту его работы, учебы или месту жительства.

В настоящее время п. 1 ст. 1070 ГК РФ применяется в случае причинения вреда незаконными действиями правоохранительных органов и суда в сфере уголовного преследования, относящимися к мерам процессуального принуждения. При причинении вреда этими органами, но уже иными действиями такой вред возмещаться должен по правилам ст. 1069 ГК РФ.

Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается лишь в случаях, когда вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (п. 2 ст. 1070 ГК РФ). Конституционный Суд РФ в Постановлении от 25 января 2001 г. "По делу о проверке конституционности положения п. 2 ст. 1070 ГК РФ в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова" <1> разъяснил конституционно-правовой смысл положения п. 2 ст. 1070 ГК РФ, который является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике. Конституционно-правовой смысл заключается в том, что к осуществлению правосудия относится не все судопроизводство, а лишь та его часть, в которой принимаются судебные акты, разрешающие спор по существу. Данное положение в его конституционно-правовом смысле не может служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в иных случаях (а именно когда спор не разрешается по существу) в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением.

--------------------------------

<1> Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 3.

4 мая 2010 г. вступил в силу ФЗ от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок" (далее - Закон о компенсации). Действие данного Закона распространяется на случаи:

а) нарушения разумных сроков судопроизводства по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции и арбитражными судами в соответствии с установленными процессуальным законодательством правилами подведомственности;

б) нарушения разумных сроков исполнения судебных актов, вынесенных по искам или заявлениям к РФ, субъекту РФ, муниципальному образованию о возмещении вреда, причиненного физическому или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо их должностных лиц;

в) нарушения разумных сроков исполнения судебных актов, предусматривающих возложение обязанности на органы местного самоуправления, их должностных лиц, государственных или муниципальных служащих произвести выплаты за счет средств федерального бюджета, бюджета субъектов РФ, местного бюджета, а также судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства по денежным обязательствам бюджетных (казенных) учреждений;

г) нарушения разумных сроков в ходе досудебного производства по уголовным делам, по которым установлены подозреваемый или обвиняемый. В то же время действие Закона о компенсации не распространяется на требования о присуждении компенсации в случае нарушения срока исполнения судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на денежные средства граждан, а также организаций, не являющихся получателями бюджетных средств.

В целях правильного и однообразного применения Закона о компенсации Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ приняли совместное Постановление от 23 декабря 2010 г. N 30/64 "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" <1>. Следует особо подчеркнуть, что отсутствие права на присуждение компенсации на основании Закона о компенсации не лишает права обратиться в суд с иском о возмещении вреда в соответствии со ст. ст. 1069, 1070 ГК РФ, а также с иском о компенсации морального вреда на основании ст. 151 ГК РФ (п. 2 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. N 30/64). Верно и другое: возмещение на основании ст. ст. 1069, 1070 ГК РФ материального вреда, причиненного заявителю незаконными действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления либо их должностных лиц, не лишает его права на присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок (п. 51 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 23 декабря 1010 г. N 30/64).

--------------------------------

<1> Российская газета. 2011. 14 янв. N 5.

Вред, причиненный незаконным актом управления, актами правоохранительных органов и суда, возмещается за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования. Под казной РФ, субъекта РФ, муниципального образования понимается принадлежащее этим субъектам имущество, не закрепленное за конкретными государственными (муниципальными) предприятиями или учреждениями. При удовлетворении иска взыскание производится за счет средств соответствующего бюджета. В соответствии со ст. 239 Бюджетного кодекса РФ <1> отсутствие в бюджете необходимых ассигнований на возмещение вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, не может служить основанием для отказа в иске, поскольку принцип иммунитета на данный случай не распространяется.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1998. N 51. Ст. 3823.

От имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если согласно п. 3 ст. 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина. Такая правовая регламентация не дает конкретный ответ на вопрос, к кому же следует предъявлять иск о возмещении вреда, поэтому судебная практика достаточно долго была весьма противоречивой. В настоящее время согласно п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ в суде от имени РФ, субъекта РФ, муниципального образования по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) государственных органов (органов местного самоуправления) либо должностных лиц этих органов, выступает соответствующий главный распорядитель бюджетных средств по ведомственной принадлежности. Понятие главного распорядителя средств федерального бюджета дано в п. 1 ст. 158 БК РФ: это орган государственной власти РФ, имеющий право распределять средства федерального бюджета по ведомственным распорядителям и получателям бюджетных средств, определенный ведомственной классификацией расходов федерального бюджета, поэтому в качестве ответчиков выступают главные распорядители средств федерального бюджета - министерства и ведомства, должностными лицами и органами которых причинен вред. Иск о возмещении вреда, причиненного государственными органами (их должностными лицами), подлежит рассмотрению по месту нахождения органа, причинившего вред (органа, должностным лицом которого причинен вред), если иное не предусмотрено законом. Например, в случае причинения вреда территориальными органами Федеральной таможенной службы (ФТС) иск к Российской Федерации предъявляется по месту нахождения территориального органа ФТС.

Такое несовершенное законодательное решение вопроса о субъекте ответственности и неустоявшаяся практика не должны отрицательно сказываться на потерпевших, поэтому следует руководствоваться Постановлением Пленумов ВС и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>, в котором прямо установлено, что "предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган. При удовлетворении иска взыскание денежных сумм производится за счет средств соответствующего бюджета, а при отсутствии денежных средств - за счет иного имущества, составляющего соответствующую казну" (п. 12).

--------------------------------

<1> Российская газета. 1996. 13 марта. N 152.

Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование в случае возмещения ими вреда, причиненного должностным лицом органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда (п. 1 ст. 1170 ГК РФ), имеют право регресса к этому лицу, если его вина установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Возмещение вреда жертвам политических репрессий осуществляется на основании специального закона - Закона РСФСР от 18 октября 1991 г. N 1761-1 "О реабилитации жертв политических репрессий" <1>, правила, установленные в ст. ст. 1069 и 1070 ГК РФ, к ним не применимы.

--------------------------------

<1> Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 44. Ст. 1428.

2. Ответственность за вред, причиненный

несовершеннолетними, недееспособными и гражданами,

не способными понимать значение своих действий

Необходимым условием наступления деликтной ответственности является наличие деликтоспособности, однако лица в возрасте до 14 лет являются полностью неделиктоспособными, поскольку в силу малолетства не могут в полной мере осознавать негативные последствия своих действий и поступков. Поэтому ст. 1073 ГК РФ устанавливает, что за вред, причиненный малолетними, отвечают их родители (усыновители) или опекуны, учреждения, которые в силу закона являются опекунами, либо учреждения и лица, обязанные осуществлять надзор за ними. Определение круга лиц, отвечающих за причинение вреда малолетними детьми, является очень важным вопросом, поскольку от этого в большой степени зависит сама возможность возмещения вреда и в целом эффективность имущественной ответственности.

Статья 405 ГК РСФСР 1922 г. устанавливала, что лицо недееспособное не отвечает за причиненный им вред, за него отвечает лицо, обязанное осуществлять за ним надзор. Несовершеннолетние, достигшие возраста 14 лет, отвечают за вред, причиненный их действиями другим лицам. Наряду с несовершеннолетними отвечают также родители и опекуны. Таким образом, ГК РСФСР 1922 г. нечетко определял круг ответственных лиц, что не могло не привести к многочисленным сложностям на практике.

ГК РСФСР 1964 г. уже более точно определил перечень ответственных субъектов, установив, что к лицам, на которых возлагалась ответственность в случае причинения вреда малолетними, относились родители, опекуны, учебные, воспитательные и иные учреждения.

Ныне действующий ГК РФ достаточно полно и точно определил субъектов ответственности за вред, причиненный малолетними. Прежде всего это родители (усыновители) малолетних причинителей вреда, что вполне объяснимо, так как именно они обязаны воспитывать своих детей и заботиться об их здоровье, физическом, нравственном и духовном развитии (ст. 63 Семейного кодекса РФ). Права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке (ст. 47 ГК РФ), т.е. законодатель учитывает два обстоятельства: во-первых, это происхождение ребенка, и во-вторых, происхождение должно быть удостоверено в установленном законом порядке. Факт происхождения ребенка удостоверяется в органах загса путем внесения соответствующих актовых записей. Факт происхождения ребенка по матери регистрируется одновременно с фактом его рождения, поскольку происхождение ребенка от конкретной женщины особых сложностей не вызывает. Происхождение ребенка по отцу не столь очевидно, и семейным законодательством предусмотрены различные способы его установления для внесения соответствующих актовых записей в зависимости от того, рожден ли ребенок от родителей, состоящих или не состоящих в браке между собой, но в любом случае происхождение ребенка по отцу должно найти удостоверение в установленном семейным законодательством порядке <1>. Если в отношении ребенка, рожденного вне брака, отцовство не установлено, между ребенком и биологическим отцом не возникает правоотношений и последний не может привлекаться к ответственности за вред, причиненный ребенком.

--------------------------------

<1> См., например: Косова О.Ю. Семейное наследственное право России. М., 2001. С. 113 - 123.

Поскольку родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (п. 1 ст. 61 СК РФ), то ответственность за вред, причиненный малолетними детьми, возлагается на обоих родителей, в том числе и на того родителя, который проживает отдельно от ребенка. Родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя он был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка либо в силу объективных причин не мог воспитывать ребенка (например, из-за длительной болезни) (подп. "в" п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина") <1>.

--------------------------------

<1> Российская газета. 2010. 5 февр. N 24.

До принятия ныне действующего ГК РФ в законодательстве долгое время не был решен часто возникающий на практике вопрос о возможности привлечения к имущественной ответственности родителей, лишенных родительских прав.

Часть вторая ГК РФ 1995 г. установила правила привлечения к ответственности лиц, лишенных родительских прав. Это возможно при наличии двух условий, одно из которых носит временный, а второе - сущностный характер: вред должен быть причинен в течение трех лет после лишения родительских прав; действия детей, причинивших вред, явились результатом ненадлежащего осуществления этими лицами родительских обязанностей. "Родители, лишенные родительских прав, могут быть привлечены к ответственности по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетними детьми, только в течение трех лет после лишения их родительских прав, если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления ими родительских обязанностей" (подп. "г" п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1). Таким образом, следует признать, что родители, лишенные родительских прав, утрачивая права, основанные на факте родства с ребенком, сохраняют обязанность нести имущественную ответственность в случае причинения вреда ребенком еще в течение трех лет с момента лишения родительских прав.

Ответственность за вред, причиненный малолетними, может быть возложена на организации. Гражданский кодекс РФ различает два вида таких организаций. Во-первых, это организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, к которым относятся образовательные организации (дом ребенка, детский дом, в том числе семейного типа, интернат), медицинские организации (больницы различного профиля, санатории), организации, оказывающие социальные услуги, и иные некоммерческие организации, если указанная деятельность не противоречит целям, ради которых они созданы. Полномочия этих организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по осуществлению опеки (попечительства), их обязанности в отношении подопечных детей, а также ответственность аналогичны правам, обязанностям и ответственности опекуна (попечителя) (п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1). Во-вторых, это организации, не осуществляющие функции опекунов, в которых малолетний находится временно под надзором: например, образовательные организации (детский сад, общеобразовательные школы, гимназии, лицеи), медицинские организации (больницы, санатории), иные организации, обязанные осуществлять надзор за малолетними. Поскольку на такие организации не возлагаются обязанности опекунов, их ответственность наступает только за неосуществление надзора в момент причинения вреда.

Гражданский кодекс РФ включил в число лиц, ответственных за вред, причиненный лицами, не достигшими возраста 14 лет, граждан, осуществляющих надзор за ними на основании договора. Родители поручают осуществление надзора за детьми няням, гувернанткам, родственникам, знакомым, бабушкам, дедушкам. В случае причинения малолетними вреда в это время возникает вопрос о субъекте ответственности. Обязанность по возмещению вреда на лиц, временно присматривающих за детьми, может быть возложена только в случае, если родители заключили с ними договор, по которому в обязанности этих лиц входило осуществление надзора за ребенком. Поскольку закон устанавливает четко очерченный круг лиц, несущих ответственность за вред, причиненный малолетними, все остальные лица, фактически осуществляющие воспитание или надзор за детьми, не могут быть привлечены к ответственности.

Таким образом, следует признать, что обязанность по возмещению вреда, причиненного детьми, не достигшими возраста 14 лет, может возлагаться лишь на лиц, которые состоят в юридически оформленных отношениях либо с причинителем вреда, либо с его родителями. При отсутствии таковых, когда существуют только фактические отношения по воспитанию или надзору, эти лица не должны отвечать за действия несовершеннолетних. Поэтому по одному из дел суд неправильно привлек в качестве законного представителя несовершеннолетнего Романова его тетю Богданову, на которую была возложена ответственность по возмещению вреда. Богданова, как следует из материалов дела, проживала вместе с несовершеннолетним Романовым, родители которого лишены родительских прав, в семье своих родителей, дедушки и бабушки Романова. Опека и попечительство над Романовым не устанавливались, поэтому не было никаких оснований для привлечения ее к ответственности.

Поскольку ответственность перечисленных лиц носит самостоятельный характер, она наступает при наличии всех условий ответственности, предусмотренных в ст. 1064 ГК РФ: противоправного поведения, наступившего вреда, вины ответственных лиц, а также причинной связи между их действиями и действиями ребенка - причинителя вреда. Однако все эти условия обладают особенностями. Противоправным должно быть не только поведение самого несовершеннолетнего причинителя вреда, но и его родителей (усыновителей), опекунов, лиц, в обязанности которых входит осуществление надзора.

Противоправность их поведения выражается в ненадлежащем осуществлении либо воспитания и надзора (для родителей, усыновителей и опекунов) или только в ненадлежащем надзоре (для остальных лиц). Согласно ст. 63 СК РФ родители обязаны воспитывать своих детей. "Воспитание предполагает целенаправленное, систематическое воздействие на личность ребенка (его физическое, психическое, нравственное состояние) с целью развития в нем определенных личностных качеств" <1>. Процесс воспитания может осуществляться в различных формах: в привитии ребенку элементарных навыков ухода за собой, в профилактике заболеваний и поддержании его здоровья, в обучении разным видам трудовой деятельности и общению с другими людьми, в выборе и использовании определенных способов получения ребенком образования, в применении адекватных ситуации мер принуждения и др. <2>. Как правило, лица, ответственные за причинение вреда малолетними, осуществляют противоправное бездействие, в результате которого у детей не происходит формирование необходимых нравственных качеств. Это могут быть отсутствие заботы о воспитании и присмотре, безразличие, но это могут быть и неправильные действия по воспитанию: формирование антисоциальных взглядов, вовлечение в преступную деятельность - обучение воровству, попрошайничеству. Границы противоправного поведения организаций и граждан, в обязанности которых входит осуществление надзора за детьми, уже по сравнению с противоправным поведением законных представителей: только неосуществление надзора в момент причинения вреда. Постановление Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1 детально регламентирует этот вопрос.

--------------------------------

<1> Косова О.Ю. Указ. соч. С. 129.

<2> Там же.

Родители (усыновители), опекуны, попечители, а также организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которые несовершеннолетний был помещен под надзор (ст. 155.1 СК РФ), отвечают за вред, причиненный несовершеннолетним, если с их стороны имели место безответственное отношение к его воспитанию и неосуществление должного надзора за ним (попустительство или поощрение озорства, хулиганских и иных противоправных действий, отсутствие к нему внимания и т.п.). Образовательные, медицинские и иные организации, где малолетний временно находился, а также лица, осуществляющие за ним надзор на основании договора, отвечают только за неосуществление должного надзора за малолетним в момент причинения им вреда (подп. "а" п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1). Поэтому не исключены случаи, когда за вред, причиненный малолетним, могут быть привлечены к ответственности и законные представители ребенка, не осуществлявшие должного воспитания, и организации или лица, не осуществившие должный надзор в момент причинения вреда.

Вина родителей в ненадлежащем надзоре за ребенком в момент причинения вреда может отсутствовать, но она может предшествовать и заключаться в ненадлежащем воспитании. "Если будет установлено, что ответственность за причинение малолетним вреда должны нести как родители (усыновители), опекуны, организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 СК РФ), так и образовательные, медицинские, иные организации или лица, осуществляющие над ним надзор на основании договора, то вред возмещается по принципу долевой ответственности в зависимости от степени вины каждого" (подп. "б" п. 16 Постановления ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1).

Поскольку в деликтных обязательствах, как и вообще в гражданском праве, существует презумпция вины, то вышеперечисленные лица предполагаются виновными, если не докажут отсутствие своей вины.

Родители могут быть освобождены от ответственности, когда надлежащее воспитание и надзор за детьми были объективно невозможны ввиду неблагоприятно сложившихся обстоятельств: систематические или длительные отъезды родителей в командировки; расторжение брака и препятствие со стороны родителя, с которым проживает ребенок, в общении и воспитании с ним; длительная и тяжелая болезнь родителя. Однако сам по себе факт болезни и отъезда без учета обстоятельств, свидетельствующих о желании и усилиях родителей, направленных на исполнение своих обязанностей, не влечет освобождения от ответственности.

Обязательным условием возложения ответственности является наличие причинной связи между противоправным поведением и наступившим вредом: вред возмещает лицо, причинившее его (ст. 1064 ГК РФ). Особенностью причинной связи в рассматриваемых обязательствах является ее двухзвенный характер. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по надзору и воспитанию со стороны обязанных к тому лиц вызывает противоправное поведение детей, которое, в свою очередь, вызывает вред у потерпевшего. Таким образом, хотя вред возникает непосредственно в результате действий детей, но поскольку сами действия детей являются результатом противоправного поведения родителей, поэтому необходимо установить эти два звена причинной связи для привлечения к ответственности лиц, обязанных осуществлять воспитание и надзор за малолетними. В юридической литературе было высказано мнение о том, что к действиям неделиктоспособных лиц неприменимо понятие противоправности <1>. Представляется, что с таким мнением согласиться нельзя, поскольку противоправность характеризует объективную сторону правонарушения, а любое причинение вреда третьему лицу противоправно, поэтому действия неделиктоспособных лиц являются не виновными, но противоправными.

--------------------------------

<1> См.: Ярошенко К.Б. Специальные случаи ответственности за причинение вреда. М., 1977. С. 41.

Поскольку обязанное к возмещению вреда лицо отвечает за свое виновное поведение, его ответственность не прекращается и при достижении малолетним причинителем возраста совершеннолетия или приобретения имущества, достаточного для возмещения вреда. Это правило в настоящее время имеет исключение, установленное в интересах потерпевшего (п. 4 ст. 1073 ГК РФ). Закон допускает при наличии определенных условий переложение обязанности по возмещению вреда на самого причинителя. К числу таких условий относятся следующие:

- переложение обязанности возможно только по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью потерпевшего. К случаям причинения вреда порчей или уничтожением имущества это положение неприменимо;

- переложение обязанности на самого причинителя допускается в случае смерти ответчика либо отсутствия у него достаточных средств для возмещения вреда;

- лицами, обязанными к возмещению вреда за действия малолетнего, являются только физические лица - родители (усыновители), опекуны или граждане, осуществляющие надзор за ним на основании договора. В случае ответственности юридических лиц за действия малолетнего причинителя переложение обязанности по возмещению вреда не допускается;

- переложение обязанности по возмещению вреда возможно лишь на причинителя вреда, уже достигшего совершеннолетия к моменту переложения на него такой обязанности;

- причинитель к этому моменту должен обладать средствами, достаточными для возмещения вреда.

По иску потерпевшего или гражданина, ответственного за действия малолетнего, суд вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда при наличии вышеперечисленных условий, учитывая имущественное положение потерпевшего и причинителя вреда.

Особую сложность представляет собой возложение ответственности в случае причинения вреда несколькими малолетними, происходящими от разных родителей или состоящих под опекой разных лиц. В этом случае применяется долевая ответственность, что можно объяснить тем, что обязанные к возмещению лица не являются непосредственными причинителями и, соответственно, сопричинителями и к ним не может применяться ст. 1080 ГК РФ, устанавливающая солидарную ответственность сопричинителей. Вопрос о том, как должен определяться размер долей каждого из родителей или опекунов, в законодательстве не решен. В юридической литературе он также не нашел однозначного решения. Представляется, что размер доли каждого из родителей должен устанавливаться с учетом конкретных обстоятельств и прежде всего степени вины родителей. Действия самих малолетних не могут квалифицироваться как виновные, поскольку лица, не достигшие возраста 14 лет, являются неделиктоспособными.

Иначе решается вопрос в случае причинения вреда несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет. Согласно п. 1 ст. 1074 ГК РФ "несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях", т.е. являются деликтоспособными. В то же время законодатель учитывает, что у несовершеннолетних, как правило, отсутствует имущество, достаточное для возмещения вреда, поэтому "если несовершеннолетний, на которого возложена обязанность по возмещению вреда, не имеет заработка или имущества, достаточного для возмещения вреда, обязанность по возмещению вреда полностью или частично возлагается субсидиарно на его родителей (усыновителей) или попечителей, а также на организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которой находился причинитель вреда под надзором (статья 155.1 СК РФ), если они не докажут отсутствие своей вины" (п. 15 Постановления N 1). Несмотря на достаточно четкую регламентацию этого вопроса в законодательстве, суды тем не менее часто возлагают ответственность не на самих несовершеннолетних причинителей, а на родителей, усыновителей.

Следует обратить внимание, что субсидиарную ответственность несут только родители, усыновители, попечители, а также организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Организации, в которых несовершеннолетний находится не под попечением, а временно, например больницы или школы, не несут имущественной ответственности. Поэтому неверным было решение Спасского городского суда о взыскании вреда, причиненного 15-летним Оглоблиным во время его нахождения в детском оздоровительном лагере, с управления образования администрации Спасского района как учредителя детского лагеря. Оглоблин родительского попечения не лишен, и детский оздоровительный лагерь, в котором он находился, не является его попечителем. Несовершеннолетний Оглоблин сам должен нести имущественную ответственность за причиненный вред. В случае отсутствия у него доходов и иного имущества субсидиарную ответственность должны нести его родители (Обзор судебной практики Приморского краевого суда по рассмотрению гражданских дел в кассационном и надзорном порядке во втором полугодии 2005 г.).

Ответственность вышеперечисленных лиц носит временный характер и прекращается в следующих случаях:

- по достижении несовершеннолетним причинителем совершеннолетия - 18 лет, т.е. с момента приобретения им полной дееспособности. Ответственность родителей, попечителей прекращается независимо от того, имеется у правонарушителя достаточное имущество или нет. Лицо, достигшее совершеннолетия, становится единственным лицом, обязанным возместить вред;

- ответственность родителей прекращается в случаях, когда у несовершеннолетнего до достижения 18-летия появились средства, достаточные для возмещения вреда. "В случае появления у несовершеннолетнего достаточных для возмещения вреда средств ранее достижения им восемнадцати лет исполнение обязанности субсидиарными ответчиками приостанавливается и может быть возобновлено, если соответствующие доходы прекратятся" (п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1);

- обязанность родителей по возмещению вреда прекращается в случае приобретения несовершеннолетним полной дееспособности до достижения совершеннолетия либо в результате эмансипации (ст. 27 ГК РФ) либо в связи со вступлением в брак (ст. 21 ГК РФ).

При наступлении хотя бы одного из перечисленных условий субсидиарная ответственность родителей, попечителей прекращается и причинитель вреда самостоятельно отвечает перед потерпевшим, даже если это повлечет для последнего негативные последствия. Несовершеннолетние Д. и Ч. совместно с совершеннолетним Н. совершили разбойное нападение на М. с причинением тяжкого вреда его здоровью. На момент провозглашения приговора Ч. достиг совершеннолетия, однако суд возложил обязанность по возмещению вреда в пользу потерпевшего не на достигшего совершеннолетия Ч., а на его мать. Поскольку Ч. достиг совершеннолетия, он самостоятельно должен нести имущественную ответственность за причиненный им вред, субсидиарная ответственность родителей в этом случае не применяется (Кассационное определение ВС РФ по делу от 20 октября 2006 г. N 70-о06-14).

Несовершеннолетние лица, совместно причинившие вред, солидарно отвечают перед потерпевшим. В случае возмещения несовершеннолетним причинителем потерпевшему вреда в полном объеме он приобретает право регресса к сопричинителям. Ответственность каждого из сопричинителей определяется с учетом степени вины каждого из них, и только при невозможности определить степень вины каждого из сопричинителей их доли следует признать равными. При причинении вреда совместно действиями несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет и совершеннолетних лиц, в том числе родителей этих несовершеннолетних, обязанность по возмещению вреда является солидарной.

Иное правило действует при субсидиарной ответственности родителей (попечителей) при совместном причинении вреда действиями нескольких несовершеннолетних, происходящих от разных родителей или находящихся под попечительством разных лиц. Ответственность субсидиарных должников является долевой и определяется в соответствии со степенью их вины, что можно объяснить тем, что родители отвечают только за действия своих детей, а не за действия чужих детей.

Родители (попечители), субсидиарно отвечающие за свое виновное поведение, повлекшее причинение вреда их несовершеннолетними детьми, не имеют право регресса к последним и в случае достижения ими совершеннолетия или приобретения достаточного для возмещения вреда имущества.

Принцип долевой ответственности применяется в случае причинения вреда одновременно малолетними до возраста 14 лет и подростками в возрасте от 14 до 18 лет. К долевой ответственности привлекаются родители (опекуны) малолетних и несовершеннолетние причинители. Родители (попечители) несовершеннолетних также могут быть привлечены к дополнительной долевой ответственности.

Граждане, признанные недееспособными, являются и неделиктоспособными, поэтому не могут привлекаться к ответственности в случае причинения ими вреда. Вред, причиненный такими лицами, возмещается их опекунами или организациями, обязанными осуществлять за ними надзор, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Вина опекунов и организаций может выражаться в отсутствии или в ненадлежащем осуществлении обязанностей по надзору за недееспособными в момент причинения ими вреда. Родитель недееспособного причинителя вреда может быть привлечен к ответственности лишь в том случае, если он назначен его опекуном. Второй родитель, не назначенный опекуном, не может быть привлечен к обязанности по возмещению вреда. Опекун или организация, обязанная осуществлять надзор, отвечают за свою вину, поэтому в случае последующего признания причинителя вреда дееспособным обязанность по возмещению вреда за ними сохраняется.

В интересах потерпевшего, которому причинен вред жизни или здоровью, действующее гражданское законодательство допускает возможность возложения обязанности по возмещению вреда непосредственно на причинителя при наличии двух условий: опекун умер либо не имеет достаточных средств для возмещения вреда; сам причинитель вреда такими средствами обладает. При этом суд должен учесть имущественное положение причинителя вреда и потерпевшего, а также другие обстоятельства. Для возложения обязанности по возмещению вреда не имеет значения, является ли такое лицо по-прежнему недееспособным или признано уже после причинения вреда дееспособным.

Вред, причиненный гражданами, ограниченно дееспособными вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, возмещается самими причинителями вреда, которые остаются полностью деликтоспособными, и на их попечителей не возлагается обязанность осуществлять за ними надзор.

В соответствии со ст. 1078 ГК РФ дееспособный гражданин или несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет, причинивший вред в состоянии, когда он не мог понимать значение своих действий или руководить ими, не отвечает за причиненный вред. Из этого общего правила есть два важных исключения. Во-первых, в случае причинения вреда жизни или здоровью потерпевшего суд с учетом имущественного положения причинителя вреда и потерпевшего, а также других обстоятельств может возложить обязанность по возмещению вреда на самого причинителя. Во-вторых, причинитель не освобождается от обязанности по возмещению вреда, если сам привел себя в состояние, в котором не мог понимать значение своих действий или руководить ими, употреблением спиртных напитков, наркотических средств или иным способом. Данные исключения установлены в интересах потерпевших и не могут рассматриваться как меры ответственности, законодатель отдает приоритет защите интересов потерпевшего, что является вполне справедливым.

С принятием части второй ГК РФ появилась норма, предусматривающая обязанность по возмещению вреда трудоспособных супругов, родителей, совершеннолетних детей, проживающих совместно с причинителем вреда, не понимающим значение своих действий или не способным руководить ими вследствие психического расстройства, если они знали о психическом расстройстве причинителя вреда, но не ставили вопрос о признании его недееспособным.

3. Ответственность за вред, причиненный деятельностью,

создающей повышенную опасность для окружающих

Статья 1079 ГК РФ устанавливает, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Причинение вреда источником повышенной опасности выделяется в специальный деликт в силу ряда причин: это особенности самого причинения вреда, его специфический механизм; особые условия возникновения обязанности по его возмещению и специфические основания освобождения от обязанности по возмещению вреда.

Понятие источника повышенной опасности впервые появилось в ГК РСФСР 1922 г., в ст. 404 которого устанавливалось, что лица и предприятия, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, отвечают за вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы, умысла или грубой небрежности потерпевшего. Близкие к этому правила содержались в Основах гражданского законодательства Союза ССР 1961 г. и ГК РСФСР 1964 г.

Однако на протяжении длительного периода не прекращается теоретический спор, предметом которого является само понятие источника повышенной опасности. В настоящий период можно выделить три различных взгляда на это понятие.

Во-первых, источник повышенной опасности рассматривается как деятельность. Эта позиция наиболее полно обоснована Б.С. Антимоновым <1> и получила развитие в работах многих других авторов, например С.Е. Донцова <2>, О.С. Иоффе <3>. С.Е. Донцов отмечал, что источник повышенной опасности можно определить как деятельность владеющих субъектов по использованию объектов материального мира, которые, будучи наделенными определенными вредоносными свойствами, в процессе своей эксплуатации не поддаются полному контролю, в результате чего создается повышенная вероятность причинения вреда окружающим гражданам, их имуществу и имуществу организаций <4>.

--------------------------------

<1> См.: Антимонов Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М., 1952. С. 46.

<2> Донцов С.Е., Маринина М.Я. Имущественная ответственность за вред, причиненный личности. М., 1986. С. 39.

<3> Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Л., 1961. С. 477 - 482.

<4> Там же. С. 39.

Во-вторых, источником повышенной опасности считаются свойства вещей или силы природы, которые при достигнутом уровне развития науки и техники не поддаются полностью контролю человека, создают высокую степень вероятности причинения вреда жизни или здоровью человека либо материальным благам <1>. Близкое к этому понятие источника повышенной опасности содержится в работах Ю.Х. Калмыкова <2> и других авторов.

--------------------------------

<1> См.: Флейшиц Е.Н. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951. С. 131.

<2> Калмыков Ю.Х. Имущественные права советских граждан. Саратов, 1979. С. 118; Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 1966. С. 34; Белякова А.М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. М., 1986. С. 108.

В-третьих, под источником повышенной опасности понимаются предметы, вещи, оборудование, находящиеся в процессе эксплуатации и создающие при этом повышенную опасность для окружающих <1>.

--------------------------------

<1> Майданик Л.А., Сергеева Н.Ю. Материальная ответственность за повреждение здоровья. М., 1968. С. 48.

Первая позиция нашла отражение в действующем законодательстве (п. 1 ст. 1079 ГК РФ) и в судебной практике. В Постановлении Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1 отмечается, что, "по смыслу статьи 1079 ГК РФ, источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами" (п. 18). В Постановлении указано, что ст. 1079 ГК РФ не содержит исчерпывающего перечня источников повышенной опасности, поэтому суд, принимая во внимание особые свойства предметов, веществ или иных объектов, используемых в процессе деятельности, вправе признать источником повышенной опасности также иную деятельность, не указанную в перечне.

Определенные основания, подтверждающие и вторую концепцию, также содержатся в законодательстве, поскольку в п. 2 ст. 1079 ГК РФ указывается, что обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании, поскольку эти права возможны по отношению к определенным объектам, предметам, но отнюдь не к деятельности.

Представляется, что различия между этими концепциями не являются существенными, поскольку и деятельность, и объект, как правило, взаимосвязаны, а различия состоят в том, что в каждой из этих теорий в качестве основополагающего берется определенный признак источника повышенной опасности: в одних случаях на первый план выходит характер деятельности, в других случаях основное значение отводится самому материальному объекту.

Источники повышенной опасности весьма разнообразны. Интересно проследить, как изменялся этот перечень в советском и российском законодательстве. Ни раньше, ни сейчас гражданское законодательство не содержало, да и не могло содержать исчерпывающий перечень источников повышенной опасности. Такой перечень может быть только примерным, поскольку постоянное развитие науки и техники вносит в этот перечень новые и новые объекты.

ГК РСФСР 1922 г. относил к источникам повышенной опасности железные дороги, трамваи, фабрично-заводские предприятия, торговцев горючими материалами, держателей диких животных, лиц, возводящих строения и иные сооружения, и т.п. (ст. 404). Статья 454 ГК РСФСР 1964 г. включала в список транспортные организации, промышленные предприятия, стройки, эксплуатацию автомобилей и т.п. В ныне действующем ГК РФ (часть вторая) этот перечень изменился с учетом реалий времени: это использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п. (ст. 1079 ГК РФ).

Источники повышенной опасности в юридической литературе неоднократно подвергались различным классификациям. Первая такая классификация была предложена Н. Топоровым в 1920-е гг. <1>. В 1930-е гг. более обширная классификация была проведена М.М. Агарковым <2>. Наиболее известна классификация источников повышенной опасности, проведенная О.А. Красавчиковым в 1966 г. в классическом труде "Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности", который, взяв за основу форму энергии, выделял физические, физико-химические, биологические, химические источники, которые, в свою очередь, подразделял на подвиды.

--------------------------------

<1> См.: Топоров Н. Источники повышенной опасности // Рабочий суд. 1926. N 19. С. 1177.

<2> См.: Агарков М.М. Обязательства из причинения вреда // Проблемы социалистического права. 1939. N 1. С. 68 (цит. по: Белякова А.М. Указ. соч. С. 117).

А.А. Собчак, являющийся сторонником теории объекта, выделял шесть групп источников повышенной опасности: транспортные средства; промышленные предприятия; строительство; дикие животные; сильнодействующие вещества и некоторые иные виды источников повышенной опасности, встречающиеся в судебной практике <1>.

--------------------------------

<1> Собчак А.А. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда действием источника повышенной опасности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1964. С. 10.

В современной литературе вопросами классификации источников повышенной опасности занимался С.К. Шишкин <1>. С.К. Шишкин, сгруппировавший источники повышенной опасности по видам деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих, выделяет использование транспортных средств; деятельность, связанную с владением и пользованием сверхнормативно установленным количеством опасных веществ; строительную и иную деятельность, связанную с использованием электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии. Классифицируя источники повышенной опасности по объекту, находящемуся в процессе деятельности, данный автор модернизировал классификацию О.А. Красавчикова, указав, что следует именовать в этом перечне не виды источников повышенной опасности, а виды опасных предметов материального мира, кроме того, он исключил из перечня диких животных и дополнил классификацию пятой группой: химико-биологическими веществами (пестицидами 1-го и 2-го класса опасности).

--------------------------------

<1> Шишкин С.К. Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих. Теория и практика. М., 2007.

Перечень источников повышенной опасности с развитием научно-технического прогресса несомненно будет меняться: одни объекты утратят характер неподконтрольности и вредоносности, другие, напротив, появятся. На некоторых спорных вопросах отнесения тех или иных предметов к разряду источников повышенной опасности хотелось бы остановиться более подробно.

Традиционно в юридической литературе и практике к источникам повышенной опасности относят содержание диких животных; содержание же домашних животных не признается таковым. В.М. Болдинов указывает, что "многие опасные животные обладают способностью к произвольным действиям, сложно-детерминированному поведению, в связи с чем нельзя не признать специфику неподконтрольности этих, так сказать, "одушевленных" источников повышенной опасности, обусловленную наличием центральной нервной системы (психики)" <1>. Признавая эти качества у диких животных, следует признать, что эти признаки можно встретить и у определенных домашних животных, в частности собак определенных пород (ротвейлеров, питбультерьеров и др.).

--------------------------------

<1> Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности. СПб., 2002. С. 34.

Представляется, что такое разграничение сложилось исторически. ГК РСФСР 1922 г. к владельцам источников повышенной опасности относил держателей диких животных. В дальнейшем законодатель уже не упоминал о них, однако сложившаяся на основе ГК РСФСР 1922 г. практика не изменилась. С нашей точки зрения, использование критерия дикости животных для отнесения их к источникам повышенной опасности недостаточно и упрощенно. Как не всякое дикое животное может быть отнесено к источникам повышенной опасности (например, лисы, белки), так и некоторые домашние животные могут обладать опасными качествами, позволяющими признать их таковыми в силу того, что, обладая агрессивностью, они могут быть неподконтрольны человеку. Поэтому мы считаем, что и домашние животные, в частности собаки определенных пород, могут признаваться источником повышенной опасности. В то же время нельзя не отметить, что в большинстве случаев причинение вреда домашними животными является следствием виновного поведения их владельцев, как отмечает С.К. Шишкин, "следствием человеческого фактора (неосмотрительность, небрежность, невнимательность, верхоглядство и т.п.)" <1>. Однако само по себе это не означает, полагают Н.И. Коняев <2> и С.К. Шишкин, отрицание необходимости отнесения животных к источникам повышенной опасности, поскольку как дикие, так и домашние животные должны содержаться в условиях, полностью исключающих возможность причинения вреда окружающим. Создать такие условия, учитывая неподконтрольность и агрессивность определенных животных, невозможно, поэтому в интересах потерпевших было бы разумнее считать таковых источниками повышенной опасности, и соответственно, ответственность их владельцев должна наступать независимо от вины по правилам ст. 1079 ГК РФ. Следует отметить, что в ряде западноевропейских государств запрещено содержание определенных пород собак, представляющих опасность для окружающих.

--------------------------------

<1> Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности. С. 50.

<2> Коняев Н.И. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда источниками повышенной опасности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1966. С. 4 - 5.

В юридической литературе был поставлен вопрос о возможности отнесения к источникам повышенной опасности компьютерных вирусов и возложении безвиновной ответственности за причиненный в результате их воздействия вред. В данной проблеме больше вопросов, чем ответов. Несомненно, вред, причиненный в области информационных технологий, весьма значительный, и можно предположить, что со временем он будет только возрастать. Однако вопросы его возмещения требуют дальнейшего теоретического исследования. С нашей точки зрения, законодательное решение возмещения такого вреда должно осуществляться не в рамках гл. 59 части второй ГК РФ, а в соответствии с нормами части четвертой ГК РФ.

Вред считается причиненным источником повышенной опасности, если он явился результатом его действия или проявления его вредоносных свойств. В противном случае вред возмещается на общих основаниях.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, имеет весьма существенные особенности, которые касаются, во-первых, субъекта ответственности, во-вторых, оснований ответственности, в-третьих, оснований освобождения от ответственности.

Субъектом ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, является владелец источника повышенной опасности, под которым согласно п. 2 ч. 1 ст. 1079 ГК РФ понимается юридическое лицо или гражданин, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.). Понятие "владелец источника повышенной опасности" широко используется и в доктрине права, и в судебной практике. Е.А. Флейшиц дала классическое определение владельца источника повышенной опасности: "Это тот, кто в момент причинения вреда от своего имени осуществлял деятельность, в которой использовал источник повышенной опасности, и, следовательно, был в состоянии и обязан осуществлять над ней контроль" <1>.

--------------------------------

<1> Флейшиц Е.А. Основные вопросы гражданской ответственности за повреждение здоровья // Ученые записки ВИЮН. М., 1955. Вып. I. С. 51.

Не признается владельцем и не несет ответственности перед потерпевшим лицо, управлявшее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем (шофер, водитель трамвая, рабочий на станке).

На лицо, исполнявшее свои трудовые обязанности на основании трудового договора (служебного контракта) и причинившее вред жизни или здоровью в связи с использованием транспортного средства, принадлежавшего работодателю, ответственность за причинение вреда может быть возложена лишь при условии, если будет доказано, что оно завладело транспортным средством противоправно (п. 2 ст. 1079 ГК РФ).

О.А. Красавчиковым было предложено выделять два признака владельца источника повышенной опасности: юридический и материальный <1>, которые были в дальнейшем восприняты и в теории гражданского права, и на практике.

--------------------------------

<1> Советское гражданское право: Учебник / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1985. Т. 2. С. 388 - 389.

Юридический признак означает, что владельцем источника повышенной опасности может быть лицо, которое обладает определенными правами в отношении источника повышенной опасности. Примерный (открытый) перечень таких оснований перечислен в ст. 1079 ГК РФ. Это прежде всего право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления либо иной законный титул (основание). Титульное владение всегда опирается на законное основание (титул).

По смыслу ст. 1079 ГК РФ лицо, в отношении которого оформлена доверенность на управление транспортным средством, признается его законным владельцем, если транспортное средство передано ему во временное пользование и он пользуется им по своему усмотрению.

Если в обязанности лица, в отношении которого оформлена доверенность на право управления, входят лишь обязанности по управлению транспортным средством по заданию и в интересах другого лица, за выполнение которых он получает вознаграждение (водительские услуги), такая доверенность может являться одним из доказательств по делу, подтверждающим наличие трудовых или гражданско-правовых отношений. Указанное лицо может считаться законным участником дорожного движения (п. 2.1.1 Правил дорожного движения), но не владельцем источника повышенной опасности (п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1).

Материальный признак показывает, в чьем фактическом владении находится источник повышенной опасности, кто им непосредственно пользуется, эксплуатирует, хранит и т.п. "Как правило, оба названных признака должны быть налицо, за исключением случаев, указанных в законе" <1>.

--------------------------------

<1> Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М., 1997. Т. 2. С. 736.

На практике возможны ситуации, когда источник повышенной опасности передается без соответствующего юридического оформления (например, автомобиль передается во временное управление с устного согласия титульного владельца родственнику, знакомому, другу). Возникает вопрос, кто в таких ситуациях должен нести ответственность в случае причинения вреда источником повышенной опасности. В юридической литературе высказаны различные мнения по этому вопросу, однако большинство ученых справедливо полагают, что к ответственности должны привлекаться оба лица: юридический и фактический владельцы <1>.

--------------------------------

<1> См.: Белякова А.М. Указ. соч. С. 123; Майданик Л.А., Сергеева Н.Ю. Материальная ответственность за повреждение здоровья. М., 1953. С. 46; Антимонов Б.С. Указ. соч. С. 259.

В то же время некоторые авторы полагают, что солидарная ответственность лица, управляющего автомобилем, должна строиться по принципу вины, а титульного владельца - независимо от вины. Полагаем, что такую позицию нельзя признать правильной и следует согласиться с мнением, высказанным еще А.М. Беляковой, что "основания ответственности в этом случае должны быть одинаковыми" и солидарная ответственность должна наступать независимо от вины, поскольку вред причинен источником повышенной опасности <1>.

--------------------------------

<1> Белякова А.М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. М., 1986. С. 32.

Современные авторы В.М. Болдинов <1> и С.К. Шишкин <2> считают, что в случае причинения вреда ответственность должен нести фактический владелец.

--------------------------------

<1> Болдинов В.М. Указ. соч. С. 150.

<2> Шишкин С.К. Указ. соч. С. 67.

Возможны ситуации, когда источник повышенной опасности выбывает из владения его титульного владельца помимо его воли. Как правило, это происходит при угоне транспортных средств, п. 2 ст. 1079 ГК РФ установил, что ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, выбывшим из обладания владельца, несут лица, противоправно завладевшие источником. Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания (например, оставил автомобиль на неохраняемой парковке открытым с ключами в замке зажигания), то ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности (ч. 2 ст. 1079 ГК РФ). При этом ответственность титульного владельца и лица, неправомерно завладевшего источником повышенной опасности, является долевой в зависимости от степени вины каждого из них (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1).

Возможны ситуации, когда автомобиль находится в ремонте и после его окончания проходит контрольную поездку, во время которой причиняется вред третьим лицам. Судебная практика идет по пути возложения ответственности на организацию, осуществлявшую ремонт и контрольную поездку.

Поскольку владельцы транспортных средств обязаны застраховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств (ФЗ от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"), то в соответствии с разъяснением, содержащимся в Постановлении Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1, "сумма возмещения вреда, не превышающая размер страховой выплаты, установленной ст. 7 ФЗ от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ, может быть взыскана со страховщика. Если размер страховой выплаты полностью не возмещает причиненный вред, то суммы возмещения вреда в недостающей части подлежат взысканию с владельца транспортного средства" (п. 21). При предъявлении требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина в результате дорожно-транспортного происшествия, непосредственно к владельцу транспортного средства (страхователю) суд вправе привлечь к участию в деле страховую организацию (страховщика), застраховавшую гражданскую ответственность владельца транспортного средства.

Вторая особенность возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, касается оснований ответственности. Для возникновения обязанности по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, вины владельца не требуется, он обязан возместить вред потерпевшему независимо от того, виновен он в причинении вреда или нет. По такому же принципу строится и ответственность лиц, противоправно завладевших источником повышенной опасности. Освобождают владельца источника повышенной опасности от ответственности непреодолимая сила и умысел потерпевшего, повлекшие наступление вреда. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК РФ).

Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непреодолимые при данных условиях обстоятельства (п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401 ГК РФ). Под умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата (например, суицид) (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1). Эти обстоятельства должны быть доказаны причинителем вреда. Деятельность по эксплуатации источника повышенной опасности является правомерной, но это не означает, что причинение вреда в процессе такой эксплуатации также будет правомерным. Причиняя вред другому лицу, владелец источника повышенной опасности нарушает общий запрет причинять вред третьим лицам, а поэтому такой вред является противоправным независимо от того, виновно или невиновно действовал причинитель.

Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности возникает при наличии противоправности и причинной связи между деятельностью по эксплуатации источника повышенной опасности и наступившим вредом в результате эксплуатации источника повышенной опасности. В качестве примера можно привести следующее дело.

В июле 2002 г. в нарушение всех существующих правил супруг разъездной билетной кассирши втащил через окно в вагон электрички Инзер - Уфа семиметровые полиэтиленовые трубы, чтобы доставить их на свой садовый участок.

При подъезде к станции "Кармаскалы" мужчина на полном ходу электропоезда начал выбрасывать трубы в окно, чтобы потом собрать их после высадки из вагона. Одна из труб ударилась о столб и влетела обратно в вагон, убив на месте восьмилетнего мальчика. Его маму отбросило в проход, а соседка по вагону получила настолько серьезные травмы, что врачи не смогли сохранить ей жизнь. Хозяина труб приговорили к трем годам лишения свободы за причинение смерти по неосторожности. Мать погибшего мальчика предъявила иск о возмещении морального вреда к ОАО "Российские железные дороги" в размере 1 млн. рублей. Советский районный суд г. Уфы удовлетворил требования истицы в размере 200 тыс. рублей. Представители ОАО "Российские железные дороги" не согласились с таким решением и подали кассационную жалобу. Верховный суд Башкирии оставил решение суда без изменения <1>. В данном деле, несмотря на то что вред был причинен в вагоне, говорить о том, что он является результатом деятельности источника повышенной опасности, каковым является электропоезд, нельзя, поскольку вред причинен не в результате эксплуатации источника повышенной опасности. Однако вина железной дороги налицо, поскольку ОАО "Российские железные дороги" не были приняты все необходимые меры для обеспечения безопасности пассажиров. По итогам служебной проверки были уволены машинист, его помощник и разъездной билетный кассир, допустившие перевозку труб с нарушением установленных правил. Поэтому ответственность в данном случае должна строиться на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ), а не в соответствии со ст. 1079 ГК РФ.

--------------------------------

<1> См.: Майорова Т. Гибельный выброс // Российская газета. 2008. 27 июня. N 4694.

В жизни достаточно часто вред причиняется при столкновении транспортных средств, поэтому ранее выработанные судебной практикой правила возмещения такого вреда нашли сейчас закрепление в законодательстве (п. 3 ст. 1079 ГК РФ).

Во-первых, владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников третьим лицам, независимо от вины. Владельцы источников повышенной опасности перед третьими лицами несут солидарную ответственность как совместные причинители вреда. Потерпевшими могут быть пассажиры, пешеходы, иные лица, которым был причинен вред при столкновении источников повышенной опасности.

Во-вторых, вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях, т.е. в соответствии со степенью их вины.

Постановление Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1 четко определило, как при столкновении источников повышенной опасности происходит возмещение вреда:

- вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмещается виновным;

- при наличии вины лишь владельца, которому причинен вред, он ему не возмещается;

- при наличии вины обоих владельцев размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого;

- при отсутствии вины владельцев источника повышенной опасности во взаимном причинении вреда (независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение (п. 25).

Ответственность за вред, причиненный в результате эксплуатации источника повышенной опасности, являясь повышенной, не является безграничной. Основаниями для освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности являются непреодолимая сила и умысел потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК РФ). Также при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное.

"При отсутствии вины владельца источника повышенной опасности, при наличии грубой неосторожности лица, жизни или здоровью которого причинен вред, суд не вправе полностью освободить владельца источника повышенной опасности от ответственности (кроме случаев, когда вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего). В этом случае размер возмещения вреда, за исключением расходов, предусмотренных абзацем 3 пункта 2 статьи 1083 ГК РФ, подлежит возмещению" (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1).

4. Особенности возмещения вреда, причиненного жизни

или здоровью гражданина

Вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, выражается в смерти человека либо в причинении ему травмы или увечья. Понятно, что такой вред не может быть возмещен в натуре, однако возникшие при этом имущественные потери (неполучение заработка, дополнительные расходы на питание и лечение, утрата средств к существованию при потере кормильца, расходы на погребение и т.д.) могут быть возмещены в денежной форме. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, имеет многочисленные особенности, поэтому нормы § 2 гл. 59 ГК РФ являются специальными, они приоритетны по отношению к общим правилам, содержащимся в § 1 гл. 59 ГК РФ, и применяются во всех случаях причинения вреда жизни и здоровью.

Сфера применения норм § 2 гл. 59 ГК РФ выходит за рамки традиционных внедоговорных обязательств, охватывая и договорные обязательства. Вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, возмещается по правилам § 2 гл. 59 ГК РФ не только тогда, когда стороны не состоят между собой в обязательственных отношениях, но и тогда, когда вред причиняется при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей, за исключением случаев, если специальными законами или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности. Так, в ГК РФ специально указывается, что вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, возмещается по правилам гл. 59 ГК РФ (ст. 800); вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого вследствие недостатков подаренной вещи, подлежит возмещению дарителем в соответствии с правилами, предусмотренными гл. 59 ГК РФ (ст. 580); вред, причиненный жизни или здоровью гражданина вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы, услуги или недостаточной (недостоверной) информации о них, также возмещается в соответствии с правилами гл. 59 ГК РФ. Это можно объяснить тем, что в рамках деликтных обязательств обеспечивается более высокий уровень защиты прав и интересов пострадавших граждан. Если причинитель вреда и потерпевший состоят в трудовых отношениях, то возмещение причиненного вреда жизни или здоровью работника осуществляется на основании Закона РФ от 24 июля 1998 г. "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний". Согласно этому Закону обязательному социальному страхованию подлежат: граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), заключенного со страхователем; физические лица, осужденные к лишению свободы и привлекаемые к труду страхователем. Страхованию подлежат и граждане, которые выполняют работу на основании гражданско-правового договора, если в соответствии с этим договором страхователь обязан уплачивать страховщику страховые взносы. Поэтому возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, осуществляется не по нормам деликтных обязательств, а по правилам обязательного социального страхования. В то же время застрахованные лица имеют право на возмещение причиненного вреда по нормам § 2 гл. 59 ГК РФ в части, превышающей обеспечение по социальному страхованию. Кроме этого, компенсация застрахованному лицу морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда. По нормам гражданского законодательства причинитель вреда также возмещает утраченный заработок в части оплаты труда по гражданско-правовому договору, в соответствии с которым не предусмотрена обязанность уплаты работодателем страховых взносов страховщику, а также в части выплаты авторского гонорара, на который не начислены страховые взносы.

К отношениям по возмещению вреда, причиненного в связи с исполнением служебных и иных соответствующих обязанностей, применяется обязательное государственное страхование. Военнослужащие, сотрудники полиции, судьи, должностные лица правоохранительных или контролирующих органов подлежат обязательному государственному страхованию за счет средств федерального или соответствующих бюджетов, поэтому материальные компенсации в случае гибели или причинения вреда их здоровью осуществляются на основе специальных законов, в числе которых можно назвать Федеральные законы от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" <1>, от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" <2>, от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" <3>, Закон РФ от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре в Российской Федерации" <4> и др. Так, в случае гибели судьи, судебного исполнителя, должностного лица правоохранительного или контролирующего органа в связи с их служебной деятельностью их наследникам выплачиваются страховые суммы в размере, равном 180-кратному размеру среднемесячной заработной платы (денежного содержания), а также ежемесячно выплачивается разница между приходившейся на их счет долей заработной платы погибшего и назначенной пенсией по случаю смерти кормильца (ст. 20 ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов"). В случае гибели (смерти) сотрудника полиции в связи с осуществлением им служебной деятельности членам семьи погибшего и лицам, находившимся на иждивении, выплачивается единовременное пособие в размере 3 млн. рублей в равных долях (ст. 43 ФЗ "О полиции").

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 2331.

<2> СЗ РФ. 2011. N 7. Ст. 900.

<3> СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1455.

<4> Российская газета. 1992. 18 февр. N 39.

Ответственность за причинение вреда жизни или здоровью гражданина выражается в возмещении имущественных потерь, а также в компенсации морального вреда.

Если сумма страхового обеспечения (компенсации) не покрывает причиненный вред в полном объеме, то застрахованное лицо, иные лица, имеющие право на возмещение вреда, вправе требовать возмещения вреда в недостающей части от лица, обязанного возместить вред, по правилам § 2 гл. 59 ГК РФ.

Вопрос о соотношении норм ГК РФ и норм специальных законов решается следующим образом: вред возмещается по нормам гл. 59 ГК РФ, если специальным законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности причинителя и, соответственно, компенсации для потерпевшего.

Дела о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, подведомственны судам общей юрисдикции и в соответствии со ст. ст. 23 и 24 ГПК РФ подсудны районным судам. "Иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, в том числе иски о компенсации морального вреда, могут быть предъявлены гражданином как по общему правилу территориальной подсудности - по месту жительства ответчика (по месту нахождения организации), так и в суд по месту своего жительства или месту причинения вреда (статьи 28 и 29 ГПК РФ)" (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1). При этом истцы по таким искам освобождаются от уплаты государственной пошлины (подп. 3 п. 1 ст. 333.36 части второй НК РФ). При рассмотрении данной категории дел вправе участвовать прокурор (ч. 3 ст. 45 ГПК РФ), однако неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела.

Право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, не входит в состав наследства, поэтому наследники вправе обращаться с самостоятельными исками в суд либо вступать в процесс в порядке процессуального правопреемства (ст. 44 ГПК РФ) лишь по требованиям о взыскании фактически начисленных потерпевшему в счет возмещения вреда, но не выплаченных ему при жизни сумм.

Как уже отмечалось, важное разъяснение о применении норм ГК РФ, посвященных возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью, содержится в Постановлении Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1.

Действие ст. ст. 1085 - 1094 ГК РФ распространяется также на случаи, когда причинение вреда жизни или здоровью гражданина имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., при условии, что причиненный вред остался невозмещенным. Если же требования о возмещении вреда здоровью были разрешены в установленном порядке до 1 марта 1996 г., то названные выше нормы части второй ГК РФ на возникшие правоотношения не распространяются (ст. 12 ФЗ от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации").

При причинении гражданину увечья или ином повреждении здоровья его имущественные потери могут выражаться в утрате потерпевшим заработка (дохода) полностью или частично, а также в дополнительных расходах, вызванных повреждением здоровья. Эти виды имущественных потерь могут наступить у потерпевшего вместе (в совокупности) или только какой-либо один из них.

Под заработком (доходом) потерпевшего понимаются все виды оплаты труда как по трудовым, так и по гражданско-правовым договорам, как по месту основной работы, так и по совместительству, если они облагаются подоходным налогом, а также доходы от предпринимательской деятельности, иных видов деятельности (например, интеллектуальной). Все виды заработка учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов, уплаты сборов и других обязательных платежей.

Важным положением является то, что возмещаться может не только тот заработок (доход), который потерпевший имел, но и тот, который он определенно мог иметь. Это возможно в ситуациях, когда в заработке потерпевшего до наступления страхового случая произошли устойчивые изменения (повышена заработная плата, переведен на более высокооплачиваемую работу, поступил на работу после окончания учебного заведения) либо имеются доказательства заключения гражданско-правового договора и т.д.

Заработок и иные доходы подлежат возмещению, если их утрата находится в причинной связи с причинением вреда здоровью и потерей в связи с этим трудоспособности.

Вторым видом имущественных потерь, подлежащих возмещению, являются так называемые дополнительные расходы, перечень которых, содержащийся в ст. 1085 ГК РФ, является открытым, приблизительным.

Дополнительные расходы подлежат возмещению при наличии двух условий, которые должны быть в совокупности: во-первых, потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и, во-вторых, не имеет права на их бесплатное получение. Судебная практика размер дополнительных расходов определяет на основании счетов и других документов либо согласно ценам, сложившимся в той местности, где потерпевший понес эти расходы. Нуждаемость в дополнительных видах помощи и ухода должна быть подтверждена заключением медико-социальной экспертизы, а в спорных случаях может быть установлена судом.

Суммы в возмещение дополнительных расходов могут быть присуждены не только тогда, когда они фактически понесены, но они также могут быть взысканы на будущее время в пределах сроков, определяемых на основании заключения медицинской экспертизы, а также при необходимости предварительной оплаты стоимости соответствующих услуг и имущества, в том числе оплаты путевки, оплаты проезда к месту лечения, специальных транспортных средств (ст. 1092 ГК РФ).

Размер возмещаемого утраченного заработка (дохода) потерпевшего может быть уменьшен в связи с грубой неосторожностью самого потерпевшего, однако никогда грубая неосторожность потерпевшего, здоровью которого причинен вред, не может повлечь полный отказ в возмещении вреда. Простая неосторожность во внимание не принимается. В отношении дополнительных расходов установлено иное правило: вина потерпевшего в форме грубой неосторожности не влияет на размер их возмещения, т.е. дополнительные расходы вообще не подлежат уменьшению.

Важной гарантией, обеспечивающей права потерпевшего, является правило, в соответствии с которым пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не засчитываются при определении утраченного заработка и не влекут уменьшения размера возмещения. Такие выплаты не носят гражданско-правовой характер, являются мерами социальной защиты и поэтому не могут влиять на размер возмещения. В счет возмещения вреда не засчитывается также фактический заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья. Вполне возможно, что после увечья гражданин изменил вид деятельности и стал получать даже больше, чем до повреждения здоровья, однако такой заработок никоим образом не влияет на размер возмещения.

Пункт 3 ст. 1085 ГК РФ допускает увеличение объема и размера возмещения вреда. Например, Закон РФ об обязательном социальном страховании предусматривает право застрахованного лица при причинении вреда здоровью на получение единовременной страховой выплаты. В коллективном трудовом договоре с работодателем можно также увеличить размер возмещения.

В то же время ни специальный закон, ни договор не могут уменьшать объем и размер возмещения вреда, установленный правилами § 2 гл. 59 ГК РФ.

Как уже отмечалось, основным видом возмещения вреда, причиненного здоровью потерпевшего, является возмещение утраченного заработка, который определяется с учетом двух факторов: во-первых, это средний месячный заработок (доход) потерпевшего до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты трудоспособности и, во-вторых, степень утраты потерпевшим профессиональной (общей) трудоспособности. Право выбора периода времени для расчета среднего заработка принадлежит потерпевшему с учетом его интересов. Суд, устанавливая подлежащие исследованию обстоятельства, должен разъяснить истцу его право выбирать исходя из наиболее льготных для него условий.

Профессиональная трудоспособность - это способность лица к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества. По общему правилу учитывается утрата именно профессиональной трудоспособности. Потеря общей трудоспособности (способности к неквалифицированному труду) учитывается только тогда, когда потерпевший вообще не работал и соответственно не имел специальности.

Под степенью утраты профессиональной трудоспособности понимается выраженное в процентах стойкое снижение способности потерпевшего осуществлять профессиональную деятельность, предшествующую повреждению здоровья, того же содержания и в том же объеме.

Степень утраты трудоспособности устанавливается учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы.

Степень утраты профессиональной трудоспособности определяется исходя из последствий повреждения здоровья с учетом имеющихся у пострадавшего профессиональных способностей, профессиональных возможностей и профессионально значимых качеств, позволяющих продолжать выполнять профессиональную деятельность, предшествующую повреждению здоровья, она выражается в процентах и устанавливается в переделах от 10 до 100%. При определении степени утраты профессиональной трудоспособности учитывается выраженность нарушений функций организма пострадавшего, приводящих к ограничению способности к трудовой деятельности и других функций жизнедеятельности. Так, если в результате причинения вреда здоровью при значительно выраженных нарушениях функций организма у пострадавшего наступила полная утрата способности к профессиональной деятельности, устанавливаются 100% утраты профессиональной трудоспособности, а 10% утраты профессиональной трудоспособности устанавливаются в случае, если пострадавший может выполнять работу по профессии со снижением объема профессиональной деятельности на 1/10 часть прежней загрузки.

Гражданское законодательство содержит указание на виды оплаты труда (дохода), которые включаются в состав утраченного заработка. Это могут быть все виды оплаты труда по трудовым договорам (контрактам) с учетом премий, а также пособий по временной нетрудоспособности, беременности и родам. Это может быть вознаграждение по гражданско-правовым договорам, если оно также облагается подоходным налогом. При этом все виды заработка учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов, уплаты сборов и других обязательных платежей. Утраченный заработок (доход) подлежит возмещению за все время утраты трудоспособности.

В местностях, где установлены районные коэффициенты, процентные надбавки к заработной плате, размер утраченного заработка определяется с учетом этих коэффициентов и надбавок.

Доходы от предпринимательской деятельности подлежат учету на основании данных налоговых органов. При определении среднемесячного заработка (дохода) не учитываются выплаты единовременного характера: компенсация за неиспользованный отпуск, выходное пособие по увольнению и др.

Подсчет среднемесячного заработка (дохода) производится путем деления общей суммы дохода за 12 месяцев работы на 12. Если до повреждения здоровья лицо работало менее 12 месяцев, среднемесячный заработок исчисляется путем деления общей суммы заработка за фактически проработанное число месяцев, предшествующих повреждению здоровья или утрате трудоспособности, на число этих месяцев. При подсчете среднемесячного заработка не полностью проработанные месяцы заменяются предшествующими полностью проработанными месяцами по желанию потерпевшего либо исключаются в случае невозможности их замены. В случаях, если период работы до причинения вреда составил менее одного полного календарного месяца, размер среднемесячного заработка исчисляется исходя из условного месячного заработка, определенного следующим образом: сумма заработка за проработанное время делится на число проработанных дней и полученная сумма умножается на число рабочих дней в месяце, исчисленное в среднем за год.

Пункт 4 ст. 1086 ГК РФ содержит нормы, определяющие средний заработок лица, не работавшего на момент причинения ему вреда, в том числе и пенсионеров по старости. Потерпевшему предоставляется право учесть либо его заработок до увольнения в ранее рассмотренном порядке, либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по РФ.

В отличие от ранее действовавшего законодательства ГК РФ предоставляет потерпевшему право настаивать на том, чтобы при подсчете учитывался только тот доход, который мог бы быть определенно получен в будущем. Поэтому потерпевший должен доказать, что до повреждения здоровья у него произошли устойчивые изменения в сторону увеличения дохода (заработка), и при определении среднемесячного заработка должен учитываться только тот доход, который потерпевший начал получать или реально предполагал получить.

Если при определении размера возмещения вреда из среднемесячного заработка (дохода) за прошедшее время (по выбору потерпевшего - до причинения увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им профессиональной трудоспособности) произошло обесценивание сумм заработка, не позволяющее возместить вред потерпевшему в полном объеме, суд с целью соблюдения принципов равенства, справедливости и полного возмещения вреда вправе применить размер заработка (дохода), соответствующий квалификации (профессии) потерпевшего в данной местности на день определения размера возмещения вреда" (п. 30 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1).

Возмещение вреда при повреждении здоровья несовершеннолетнего лица имеет особенности. Поскольку малолетние (лица, не достигшие возраста 14 лет) являются абсолютно нетрудоспособными и не имеют заработка, то им возмещаются только дополнительные расходы (расходы по уходу за потерпевшим, на дополнительное питание, протезирование, санаторно-курортное лечение и др.). Кроме этого, они вправе претендовать также на компенсацию морального вреда.

Если в результате причинения вреда малолетнему родитель вынужден уволиться с работы для осуществления ухода за ребенком-инвалидом, утраченный заработок родителя рассматривается как реальный ущерб и подлежит полному возмещению, поскольку в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные расходы, но и затраты, которые это лицо должно было произвести для восстановления нарушенного права.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет являются относительно нетрудоспособными, поэтому потерпевшим, достигшим возраста 14 лет, если вред им был причинен ранее этого возраста, а также если вред был причинен несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет и эти лица не имели заработка (дохода), кроме дополнительных расходов, возмещается еще потенциально утраченный заработок, который данные лица могли бы иметь. Размер возмещения утраченного заработка исчисляется исходя из установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума в целом по России. Такое право предоставляется им независимо от того, приступили они к трудовой деятельности или нет.

Возможны ситуации, когда несовершеннолетний как в возрасте до 14 лет, так и после 14 лет на момент причинения вреда имел заработок. В этих случаях вред ему возмещается исходя из размера имеющегося заработка, но при любых обстоятельствах размер подлежащего возмещению вреда не может быть ниже установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума в целом по России.

После начала трудовой деятельности несовершеннолетний потерпевший может требовать пересмотра размера возмещения в сторону его увеличения исходя из получаемого заработка, но не ниже размера вознаграждения, установленного по занимаемой должности, или заработка работника той же квалификации по месту его работы. Такие требования он может заявлять неоднократно. Размер возмещения вреда определяется с учетом фактически получаемого заработка, но не ниже размера вознаграждения, установленного по занимаемой должности, или заработка работника той же квалификации по месту работы потерпевшего.

Если вред причинен малолетнему, не достигшему возраста 14 лет, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о вине потерпевшего и по этому основанию снижать размер возмещения вреда.

Эти положения применяются и к полностью дееспособным несовершеннолетним потерпевшим, которые признаны дееспособными вследствие вступления в брак до достижения совершеннолетия (п. 2 ст. 21 ГК РФ) или эмансипации (ст. 27 ГК РФ), поскольку в данном случае за основу берется критерий несовершеннолетия, а не дееспособности или недееспособности.

Поскольку при причинении вреда жизни или здоровью гражданина умаляются его личные нематериальные блага, что влечет физические или нравственные страдания, то потерпевший наряду с возмещением ему имущественного вреда имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. При причинении вреда источником повышенной опасности компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины владельца источника повышенной опасности.

Верховный Суд РФ указал, что, "поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда" (п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 N 1).

Возмещение вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, имеет особенности.

Умерший гражданин не может выступать кредитором в возникших обязательствах, поэтому кредиторами в таких деликтных обязательствах выступают лица, которые понесли имущественные потери в связи со смертью кормильца и перечислены в п. 1 ст. 1088 ГК РФ. К таким лицам относятся: нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания; ребенок умершего, родившийся после его смерти; один из родителей, супруг либо другой член семьи независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, не достигшими возраста 14 лет либо хотя и достигшими указанного возраста, но по заключению медицинских органов нуждающимися по состоянию здоровья в постороннем уходе; лица, состоящие на иждивении умершего и ставшие нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти. Причинная связь между фактом причинения смерти лицу и имущественными потерями перечисленных лиц носит многозвенный характер, когда для привлечения лица к ответственности необходимо установить не одно, а несколько звеньев причинной связи; так, надо установить причинную связь между противоправным поведением причинителя вреда и смертью потерпевшего, а также между смертью потерпевшего и имущественными потерями указанных лиц.

Перечень лиц, имеющих право на возмещение вреда, является исчерпывающим. Сюда включаются лица, которые состояли на иждивении умершего или хотя и не состояли, но имели право на получение от него содержания ко дню его смерти. К иждивенцам, т.е. лицам, получавшим от потерпевшего основные средства к существованию, относятся нетрудоспособные члены семьи: дети, родители, переживший супруг, а также иные лица при наличии у них факта нетрудоспособности. Под нетрудоспособными понимаются несовершеннолетние лица в возрасте до 18 лет независимо от того, работают ли они, учатся или ничем не заняты; граждане, достигшие пенсионного возраста (женщины - 55 лет, мужчины - 60 лет), независимо от фактического состояния трудоспособности; инвалиды I, II, III групп. Иждивенство несовершеннолетних детей предполагается и поэтому не требует каких-либо доказательств (ст. 7 Закона о социальном страховании). Иждивение всех других лиц, претендующих на возмещение вреда, должно быть ими доказано, т.е. следует подтвердить, что они находились на полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию (п. 3 ст. 9 ФЗ от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации") <1>. Факты нахождения на иждивении таких лиц должны быть подтверждены справками жилищно-эксплуатационных органов или органов местного самоуправления о составе членов семьи умершего, в том числе находившихся на иждивении, либо копиями судебных решений.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2001. N 52. Ст. 4920.

Право нетрудоспособных иждивенцев на возмещение вреда по случаю потери кормильца не ставится в зависимость от того, состоят ли они в какой-либо степени родства или свойства с умершим кормильцем. Основополагающими юридическими фактами в этом случае являются факт состояния на иждивении и факт нетрудоспособности.

Право на возмещение вреда имеют и трудоспособные иждивенцы, если они обучаются в учебных заведениях по очной форме обучения, но не более чем до достижения ими возраста 23 лет, а также один из родителей, супруг или другой член семьи, который осуществляет уход за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, не достигшими возраста 14 лет или достигшими этого возраста, но нуждающимися в постороннем уходе. Перечень лиц, нуждающихся в уходе, ограничен перечисленными в законе, и их нуждаемость зависит либо от возраста (до 14 лет), либо от состояния здоровья. В последнем случае нуждаемость в уходе должна быть установлена учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы или лечебно-профилактическими учреждениями государственной службы здравоохранения. Факт обучения в учебном заведении по очной форме обучения подтверждается справкой учебного заведения.

Лица, осуществлявшие уход, сохраняют право на возмещение вреда и после окончания ухода, если они сами стали нетрудоспособными в период осуществления ухода (достигли пенсионного возраста либо стали инвалидами).

С принятием части второй ГК РФ право на возмещение вреда по случаю потери кормильца предоставлено и лицам, состоявшим на иждивении умершего и ставшим нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти (например, супруга умершего, достигшая пенсионного возраста в течение пяти лет после смерти кормильца, имеет право на возмещение вреда).

Право на возмещение вреда сохраняется за несовершеннолетним в случае его последующего усыновления другими лицами, а также за супругом погибшего при вступлении в новый брак, поскольку при наступлении таких обстоятельств не предусмотрено прекращение деликтных обязательств.

Причинение смерти кормильцу может повлечь моральный вред, требовать компенсации которого могут указанные выше лица. Если суд установит, что моральный вред причинен нескольким лицам, то суд может принять решение о его компенсации в пользу каждого из лиц, заявивших такие требования. При этом, как указал Верховный Суд РФ, "при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда" (п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1).

Возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, носит длящийся характер, поэтому п. 2 ст. 1088 ГК РФ устанавливает срок возмещения вреда, по истечении которого лица либо утрачивают право на его получение, либо продолжают получать, но уже по другому основанию (например, лицо, осуществляющее уход за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, само стало нетрудоспособным). Так, вред возмещается: несовершеннолетним - до достижения возраста 18 лет, учащимся старше 18 лет - до окончания учебы в учебных учреждениях по очной форме обучения, но не более чем до 23 лет; женщинам и мужчинам, достигшим соответственно 55 и 60 лет, - пожизненно; инвалидам - на срок инвалидности; одному из родителей, супругу либо другому члену семьи, занятому уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, - до достижения ими возраста 14 лет либо до изменения состояния здоровья.

Размер возмещения вреда лицу в случае утраты кормильца определяется в размере той доли заработка умершего, которую он получал или имел право получать на свое содержание по случаю потери кормильца. Заработок (доход) умершего определяется по тем же правилам, которые установлены для их определения в случае причинения вреда здоровью. В состав доходов умершего, кроме его заработка, включаются его пенсия, пожизненное содержание и другие подобные выплаты, к числу которых можно отнести алименты, постоянную и пожизненную ренты.

Ранее порядок определения долей заработка умершего определялся в п. 27 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей (утв. Постановлением ВС РФ от 24 декабря 1992 г. N 4214-1) <1>. В настоящее время эти Правила отменены, а ГК РФ не содержит порядка определения долей возмещения, причитающихся иждивенцам. Представляется, что в данном случае на основании аналогии закона может применяться порядок определения размера ежемесячной страховой выплаты в случае смерти застрахованного лица, установленный в Законе об обязательном социальном страховании, в соответствии с которым лицам, имеющим право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного, размер ежемесячной страховой выплаты исчисляется исходя из его среднего месячного заработка, за вычетом долей, приходящихся на него самого и трудоспособных лиц, состоявших на его иждивении, но не имеющих право на получение страховых выплат. Для определения размера ежемесячных страховых выплат каждому лицу, имеющему право на их получение, общий размер указанных выплат делится на число лиц, имеющих право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного (п. 8 ст. 12).

--------------------------------

<1> Ведомости ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 71.

Гражданское законодательство исходит из того, что в счет возмещения вреда не засчитываются пенсии, назначенные лицам в связи со смертью кормильца, а равно другие виды пенсий, назначенные как до, так и после смерти кормильца, а также заработок (доход) и стипендия, получаемые этими лицами. Размер возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, не может быть уменьшен в связи с виной самого потерпевшего в наступлении смерти в форме неосторожности (ст. 1083 ГК РФ). Напротив, вина потерпевшего в форме умысла освобождает причинителя от возмещения вреда.

При определении размера возмещения вреда детям, потерявшим обоих родителей, необходимо исходить из общей суммы заработка (дохода) погибших.

По общему правилу установленный каждому из лиц, имеющих право на возмещение вреда, размер такого возмещения пересмотру не подлежит (так, в частности, не подлежит пересмотру размер возмещения в случае смерти одного или нескольких лиц, получавших такие выплаты). Но поскольку отношения носят длящийся характер, ГК РФ устанавливает исключения из этого общего правила.

При рождении ребенка после смерти кормильца происходит уменьшение доли каждого из лиц, получавших возмещение, в связи с выделением доли, причитающейся родившемуся ребенку умершего кормильца. Изменение размера возмещения в сторону уменьшения происходит и в случае назначения выплаты возмещения лицу, занятому уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего. При прекращении такого ухода, если лицо, осуществлявшее уход, не стало нетрудоспособным в период осуществления ухода, доли каждого из получателей соответственно возрастают (п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1).

Кроме этих исключений, перечисленных в ГК РФ, перерасчет размера возмещения возможен в случае, когда при первоначальном расчете не были учтены какие-либо лица, имеющие право на получение содержания от умершего. Других случаев перерасчета размера возмещения в законе не установлено.

Размер возмещения вреда может быть увеличен законом или договором. Так, Закон о социальном страховании предусматривает, что в случае смерти застрахованного лица его иждивенцам, кроме ежемесячных страховых выплат и оплаты дополнительных расходов, предоставляется право на единовременную выплату исходя из максимальной суммы, установленной ФЗ о бюджете Фонда социального страхования РФ на очередной финансовый год. В то же время, как уже отмечалось, не допускается уменьшение размера подлежащего возмещению вреда по сравнению с размером, установленным в ГК РФ.

Поскольку обязательства по возмещению вреда, причиненного здоровью или жизни потерпевшего, носят длящийся характер, то размер возмещения вреда может меняться как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения, причем увеличение или уменьшение размера возмещения вреда происходит не автоматически. Вопрос об этом может быть поставлен заинтересованным лицом: потерпевшим либо лицом, обязанным к возмещению вреда. Статья 1090 ГК РФ называет два основания, при наличии которых это возможно: во-первых, при изменении степени утраты трудоспособности потерпевшего; во-вторых, при изменении имущественного положения обязанного к возмещению вреда лица - гражданина. В случае уменьшения трудоспособности потерпевший вправе потребовать увеличения размера возмещения. При этом уменьшение трудоспособности по сравнению с той, которая оставалась у него к моменту присуждения ему возмещения вреда, должно находиться в причинной связи с повреждением здоровья, обусловившим возникновение этого деликтного обязательства. Лицо, обязанное к возмещению вреда, напротив, вправе требовать уменьшения размера возмещения, если трудоспособность потерпевшего возросла по сравнению с той, которая у него была к моменту присуждения возмещения.

Вторым основанием изменения размера возмещения является изменение имущественного положения гражданина - причинителя вреда. Потерпевший вправе требовать увеличения размера возмещения вреда при наличии двух условий: во-первых, размер присужденного в его пользу возмещения был уменьшен с учетом имущественного положения гражданина - причинителя вреда и, во-вторых, в последующем имущественное положение этого гражданина улучшилось. При этом не имеет значения, по какой причине имущественное положение улучшилось: возросла зарплата, получил наследство и т.д. Наличие этих двух условий в совокупности позволяет говорить об отпадении ранее существовавшего основания для уменьшения размера подлежащего возмещению вреда. Гражданин - причинитель вреда, в свою очередь, может требовать уменьшения размера возмещения вреда в связи с ухудшением его имущественного положения по сравнению с положением, существовавшим на момент присуждения возмещения вреда, но только в случаях, если такое ухудшение вызвано либо признанием его инвалидом, либо достижением им пенсионного возраста. Не допускается уменьшение размера возмещения вреда, если вред был причинен действиями, совершенными умышленно.

Представляется, что, несмотря на формулировку закона о том, что такое требование может заявлять гражданин, причинивший вред, требовать уменьшения размера возмещения вреда в связи с ухудшением имущественного положения по этим основаниям может и любой другой гражданин, не являющийся непосредственным причинителем, но ответственный за вред, причиненный действиями иного лица. Например, это могут быть родители, возмещающие вред, причиненный их несовершеннолетними детьми.

В иных случаях ухудшения имущественного положения должника, кроме вызванных инвалидностью или достижением пенсионного возраста, не допускается уменьшение размера подлежащего возмещению вреда, причиненного здоровью.

Поскольку обязательство по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, является денежным и носит длящийся характер, возникает необходимость увеличения размера возмещения вреда в связи с повышением стоимости жизни. Размер выплаты утраченного заработка индексируется с учетом уровня инфляции. Основным показателем, характеризующим инфляционные процессы в стране, является индекс потребительских цен, который рассчитывается в соответствии с Основными положениями о порядке наблюдения за потребительскими ценами и тарифами на товары и платные услуги, оказываемые населению, и определения индекса потребительских цен (утверждены Постановлением Госкомстата РФ от 25 марта 2002 г. N 23). Индекс потребительских цен (ИПЦ) характеризует изменение во времени общего уровня цен на товары и услуги, приобретаемые населением для непроизводственного потребления. Он измеряет отношение фиксированного набора товаров и услуг в ценах текущего периода к его стоимости в ценах предыдущего базисного периода (ИПЦ ежегодно публикуется в "Российской бизнес-газете"). В правоприменительной практике для индексации сумм возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью, используется указанный индекс потребительских цен.

Индексации подлежат суммы возмещения утраченного заработка потерпевшего, фактически понесенные потерпевшим дополнительные расходы (на питание, протезирование, санаторно-курортное лечение и др.), если причинитель вреда их своевременно не оплатил, а также все иные платежи, причитающиеся потерпевшему при причинении вреда жизни или здоровью, на основании судебного решения, если оно не было своевременно исполнено. Присужденная решением суда сумма возмещения может быть проиндексирована по заявлению взыскателя судом, рассмотревшим дело, в порядке ст. 208 ГПК РФ, если не должна производиться такая индексация в добровольном порядке.

Увеличение денежных сумм, выплачиваемых в качестве возмещения вреда, не является мерой гражданско-правовой ответственности, а представляет собой установленный государством механизм увеличения денежных доходов и сбережений граждан в связи с ростом потребительских цен.

В ст. 318 ГК РФ устанавливаются два важных положения применительно к возможности индексации сумм, выплачиваемых на содержание гражданина: во-первых, кредитором в таком денежном обязательстве может быть только физическое лицо; во-вторых, увеличение выплачиваемых сумм возможно, если они связаны с содержанием гражданина (например, по договору ренты) или с возмещением вреда, причиненного жизни или здоровью. В иных случаях (например, по обязательству, связанному с причинением вреда имуществу) увеличение размера возмещения вреда в связи с повышением стоимости жизни не допускается.

Также подлежит индексации и размер страховой выплаты работникам с учетом уровня инфляции в пределах средств, предусмотренных на эти цели в бюджете Фонда социального страхования РФ на соответствующий финансовый год (п. 11 ст. 12 Закона о социальном страховании). В последнее время начинает складываться судебная практика, в соответствии с которой суды индексируют суммы, связанные с социальными выплатами, которые носят публично-правовой характер, но направлены на содержание граждан (например, участникам ликвидации последствий чернобыльской катастрофы).

Возмещение вреда, наступившего в результате утраты либо потери трудоспособности, а равно в результате смерти кормильца, осуществляется на будущее время в виде ежемесячных платежей в твердой денежной сумме. Статья 1092 ГК РФ императивно устанавливает периодичность таких платежей - ежемесячно, поэтому участники обязательства не могут его изменить своим соглашением. Однако при наличии уважительных причин по требованию гражданина, имеющего право на возмещение вреда, этот порядок может быть изменен по решению суда, в котором может быть установлена единовременная выплата на будущее время, но не более чем за три года. Такой порядок возмещения вреда возможен при наличии уважительных причин: например, при выезде гражданина на постоянное место жительства за границу, в связи с чем получение платежей станет затруднительным или даже невозможным, а также при тяжелом имущественном положении потерпевшего, имеющего на иждивении детей и нуждающегося в получении единовременной суммы для покрытия необходимых расходов. Кроме того, суд должен учесть возможности причинителя вреда произвести такую единовременную выплату. В отличие от правила, установленного в ст. 1083 ГК РФ и предусматривающего учет имущественного положения только должника-гражданина, в данном случае установлена возможность учета имущественного положения любого должника: и физического, и юридического лица. По истечении такого трехлетнего срока потерпевший имеет право на получение ежемесячных платежей.

На требования граждан о возмещении вреда жизни и здоровью исковая давность не распространяется (ст. 208 ГК РФ). Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска.

В случае смерти причинителя вреда обязанность по возмещению вреда переходит к его наследникам в пределах стоимости наследственного имущества (ст. 1175 ГК РФ). В то же время право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, не входит в состав наследственной массы и, соответственно, не переходит к наследникам потерпевшего (ст. 1112 ГК РФ).

Возмещение дополнительных расходов производится лишь тогда, когда установлено, что потерпевший нуждается в такой помощи и не имеет права на их бесплатное получение. Дополнительные расходы по общему правилу выплачиваются единовременно. Они могут быть присуждены не только, когда уже фактически понесены, но и тогда, когда их взыскание производится на будущее время в переделах сроков, определяемых на основании заключения медицинской экспертизы, а также при необходимости предварительной оплаты стоимости соответствующих услуг и имущества. Нуждаемость потерпевшего в предварительной оплате услуг предполагается и не требует доказывания.

Невыплата или неполная выплата сумм, направленных на возмещение вреда лицу, с которым причинитель не состоял в трудовых отношениях, является гражданско-правовым нарушением и влечет за собой ответственность за неисполнение денежного обязательства в соответствии со ст. 395 ГК РФ (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами").

В особом порядке происходят назначение и выплата обеспечения по социальному страхованию застрахованному работнику (ст. 15 Закона о социальном страховании). Ежемесячные страховые выплаты выплачиваются застрахованному лицу страховщиком не позднее истечения месяца, за которые они начислены. При задержке страховых выплат в установленные сроки субъект страхования, который должен производить такие выплаты, обязан выплатить застрахованному лицу и лицам, имеющим право на получение страховых выплат, пеню в размере 0,5% от невыплаченной суммы страховых выплат за каждый день просрочки (п. 8 ст. 15 Закона о социальном страховании).

В особом порядке осуществляется возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью лиц, указанных в ст. 20 ФЗ "О противодействии терроризму". Порядок возмещения вреда этим лицам или в случае их гибели (смерти) членам их семей и (или) лицам, находившимся на их иждивении, предусмотрен Правилами возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью лиц в связи с их участием в борьбе с терроризмом (утверждены Постановлением Правительства РФ от 21 февраля 2008 г. N 105 "О возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью лиц в связи с их участием в борьбе с терроризмом").

Суммы, полученные в счет возмещения вреда потерпевшими или гражданами, имеющими право на возмещение вреда по случаю потери кормильца, по общему правилу не могут быть взысканы обратно. Исключение составляют случаи недобросовестности с их стороны или счетной ошибки, когда излишне выплаченные суммы должны быть возвращены (ст. 1109 ГК РФ).

При прекращении юридического лица, ответственного за причинение вреда жизни или здоровью гражданина, в форме реорганизации его обязанности по уплате соответствующих платежей переходят к правопреемнику. Если в результате реорганизации возникают несколько юридических лиц, то в разделительном балансе должно быть указано, к кому из вновь образованных юридических лиц переходит обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью. Если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, то вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами, в том числе и по обязательствам по возмещению вреда. Пленум ВАС РФ в Постановлении от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" применительно к акционерным обществам указал, что если из разделительного баланса видно, что при его утверждении допущено нарушение принципа справедливого распределения активов и обязательств реорганизуемого общества между его правопреемниками, приводящее к явному ущемлению интересов кредиторов этого общества, то к солидарной ответственности привлекаются созданные в результате реорганизации акционерные общества. С нашей точки зрения, это положение справедливо и при реорганизации юридических лиц иных организационно-правовых форм.

При ликвидации юридических лиц правопреемства не происходит, поэтому возникает необходимость в капитализации присужденных платежей. В случае ликвидации юридического лица, являющегося страхователем потерпевшего, он обязан внести страховщику - Фонду социального страхования РФ капитализированные платежи в порядке, определяемом Правительством РФ. Порядок внесения страховщику капитализированных платежей определен Правительством РФ в Постановлении от 17 ноября 2000 г. N 863 "Об утверждении Порядка внесения в Фонд социального страхования Российской Федерации капитализированных платежей при ликвидации юридических лиц - страхователей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний". Во исполнение названного Постановления Фондом социального страхования РФ Постановлением от 30 июля 2001 г. N 72 утверждена Методика расчета размера капитализируемых платежей для обеспечения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний при ликвидации (банкротстве) юридических лиц - страхователей.

В случае банкротства юридического лица определение размера требований граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, осуществляется путем капитализации повременных платежей, подлежащих выплате гражданам до достижения ими возраста 70 лет, но не менее чем за 10 лет. В случае если возраст гражданина превышает 70 лет, период капитализации соответствующих повременных платежей составляет 10 лет (ст. 135 ФЗ от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"). В случае получения потерпевшим капитализированных платежей, рассчитанных конкурсным управляющим, обязательство должника, признанного банкротом, прекращается. Вопросам капитализации платежей при банкротстве юридических лиц посвящено Постановление Пленума ВАС РФ от 30 ноября 2006 г. N 57 "О некоторых вопросах установления в деле о банкротстве требований о выплате капитализированных платежей". В случае банкротства юридического лица - страхователя требования Фонда социального страхования рассматриваются как требования кредитора третьей очереди.

Требования граждан, перед которыми должник, признанный банкротом, несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью и которые не являются застрахованными лицами, а также требования застрахованных лиц в части, превышающей обеспечение по социальному страхованию, с согласия гражданина могут перейти к РФ и исполняются за счет казны РФ (федерального бюджета) в лице Министерства финансов РФ, поскольку до настоящего времени Правительством РФ, которым в силу ст. 135 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" должны были быть определены порядок и условия капитализации соответствующих платежей, не определен государственный орган, уполномоченный производить эти выплаты, а после определения такого органа - этим органом. Поэтому от имени Российской Федерации требования о капитализации повременных платежей, уплачиваемых в счет возмещения утраченного потерпевшим заработка (дохода), который он имел или определенно мог иметь, вправе предъявлять Федеральная налоговая служба как орган, уполномоченный представлять требования РФ по обязательным платежам и денежным обязательствам в делах о банкротстве. Такие требования подлежат удовлетворению в первую очередь. Размер повременных платежей, причитающихся указанным кредиторам и подлежащих капитализации, определяется согласно ст. 1085 ГК РФ, и вышеуказанная Методика расчета размера капитализируемых платежей применению в данном случае не подлежит.

Следует учитывать, что реализация прав на получение сумм возмещения вреда в полном объеме не может ставиться в зависимость от поступления (полностью или частично) или непоступления денежных средств в доход государства.

Пункт 1 ст. 1094 ГК РФ устанавливает обязанность лиц, ответственных за вред, вызванный смертью потерпевшего, возместить необходимые расходы на погребение. Размер возмещения вреда ограничивается необходимыми расходами, к которым судебная практика относит затраты на приобретение необходимых похоронных принадлежностей, на транспорт, а также на оплату обычных ритуальных услуг и обрядов. Расходы на поминки должны быть определены в соответствии с принципом разумности. Представляется, что ограничение размера возмещения расходов на погребение только необходимыми расходами нарушает права лиц, осуществлявших захоронение, и здесь логичнее было бы использовать термин "достойные похороны", содержащийся в ст. 1174 ГК РФ.

Возмещение таких расходов осуществляется любым лицам, фактически понесшим эти расходы, независимо от того, указаны они в ст. 1088 ГК РФ или нет. Это могут быть как юридические, так и физические лица, принявшие на себя в добровольном порядке расходы на погребение.

Пособие на погребение, выплачиваемое в соответствии с ФЗ от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" <1>, в счет возмещения вреда не засчитывается, поскольку оно не имеет гражданско-правовой природы.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 146.

5. Возмещение вреда, причиненного вследствие

недостатков товаров, работ, услуг

В соответствии со ст. 1095 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостаточной или недостоверной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет. Возмещение такого вреда прежде всего регулируется ст. ст. 1095 - 1097 ГК РФ, составляющими § 3 гл. 59. Кроме гражданского законодательства, имущественная ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков товара (работы, услуги) предусмотрена и Законом РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" <1>. Правила гражданского законодательства, регламентирующие эти отношения, не во всем совпадают со специальным комплексным регулированием законодательства о защите прав потребителей, поэтому весьма важным является уяснение вопроса об их соотношении. Статья 9 ФЗ от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" устанавливает, что, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом РФ "О защите прав потребителей" и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

--------------------------------

<1> Там же. Ст. 140.

Закон РФ "О защите прав потребителей" регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами, при этом в качестве потребителя рассматривается гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Гражданский кодекс устанавливает иное правило: возмещение вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ или услуг, производится как физическим, так и юридическим лицам, но лишь в случае приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности. Вопросы возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), а также вследствие непредоставления достоверной или полной информации, подробно проанализированы в Постановлении Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей".

Субъектами этого вида деликтных обязательств, как и любых обязательств из причинения вреда, являются причинитель вреда (должник) и потерпевший (кредитор). В качестве причинителя вреда выступает продавец или изготовитель товара либо лицо, выполнившее работу или оказавшее услугу, т.е. исполнитель. При этом не имеет значения, является это лицо предпринимателем или нет, ГК РФ не предъявляет требования о наличии статуса предпринимателя у таких лиц.

Потерпевшими могут быть и граждане, и юридические лица, которые приобрели товары (заказали работы, услуги) в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности. Поэтому предоставление продавцами, изготовителями или исполнителями доказательств того, что потерпевшее лицо использовало товары, работы, услуги в предпринимательской деятельности, исключает применение норм § 3 гл. 59 ГК РФ, и в таком случае должны применяться общие положения об ответственности в деликтных обязательствах.

Статья 1096 ГК РФ устанавливает, что вред, причиненный вследствие недостатков товара, подлежит возмещению по выбору потерпевшего продавцом или изготовителем товара. Потерпевшим может быть любое лицо независимо от того, состояло оно или нет в договорных отношениях с продавцом или изготовителем товара (например, это могут быть покупатель, члены его семьи, гости, одаряемые). Такая регламентация рассматриваемых отношений позволила в юридической литературе высказать мнение, что "закон допускает конкуренцию договорного и деликтного исков, оставляя право выбора за потребителем" <1>. Представляется, что с таким выводом нельзя согласиться.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 4 т. Обязательственное право" (том 4) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

<1> Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд. Т. 4. С. 697 (автор главы - А.Е. Шерстобитов).

В случае причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевшего возникают внедоговорные деликтные обязательства. То, что продавец и покупатель состоят в договорных отношениях, никоим образом не меняет юридическую природу обязательства, поскольку причинение вреда не может составлять содержание договорного обязательства. В случае продажи вещи ненадлежащего качества у покупателя возникают права, предусмотренные ГК РФ (ст. ст. 475, 503) и Законом РФ "О защите прав потребителей" (ст. 18), и эти отношения, вне всякого сомнения, носят договорной характер. Однако причинение вреда жизни, здоровью или имуществу в результате недостатков товара влечет уже возникновение нового внедоговорного обязательства, поэтому и не может быть конкуренции между договорным и деликтным исками. Кроме того, следует напомнить слова В.Т. Смирнова и А.А. Собчака, относящиеся к вопросу возмещения вреда жизни или здоровью граждан: "Ответственность за причинение вреда личности может носить только деликтный характер, независимо от того, состоит она в каких-либо правоотношениях с причинителем вреда или нет" <1>.

--------------------------------

<1> Смирнов В.Т., Собчак А.А. Указ. соч. С. 101.

Право выбора, к кому конкретно предъявлять требование о возмещении вреда - к продавцу или к изготовителю товара, принадлежит потерпевшему. В случае причинения вреда нескольким потерпевшим каждый из них самостоятельно решает вопрос, к кому он будет предъявлять требование о возмещении вреда.

Вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем).

По договору розничной купли-продажи на продавца возлагается обязанность предоставить покупателю необходимую и достоверную информацию о товаре, предлагаемом к продаже, соответствующую установленным законом, иными правовыми актами и обычно предъявляемым в розничной торговле требованиям к содержанию и способам предоставления такой информации (ст. 495 ГК РФ). Закон РФ "О защите прав потребителей" вопрос о предоставлении необходимой информации регламентирует более подробно, устанавливая, какую именно информацию потребитель имеет право знать об изготовителе (исполнителе, продавце) и о товарах (работах, услугах) (ст. ст. 8 - 10, 12). Вред, причиненный вследствие непредоставления полной или достоверной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению лицами, обязанными предоставить такую информацию, т.е. изготовителем, продавцом, исполнителем. При рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суду следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу Закона РФ "О защите прав потребителей" изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию, обеспечивающую возможность компетентного выбора (ст. 12). При этом необходимо учитывать, что по отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством РФ (п. 44 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. N 17).

Для идентификации изготовителя товара может использоваться товарный знак, являющийся условным обозначением, которое помещается на выпускаемой продукции, ее упаковке или сопроводительной документации и является производным по отношению к данной продукции. Для индивидуализации работ и услуг применяется знак обслуживания, правовой режим которого не отличается от правового режима товарного знака.

Субъектами права на товарный знак могут быть любые юридические и физические лица, осуществляющие в установленном порядке предпринимательскую деятельность и зарегистрировавшие на свое имя товарный знак. Использование товарного знака является не только правом, но и обязанностью его владельца, поэтому, если зарегистрированный товарный знак не используется без уважительной причины в течение трех лет, его регистрация может быть прекращена досрочно по требованию любого заинтересованного лица. Кроме правообладателя, товарный знак вправе использовать и другие лица, заключившие с правообладателем договор коммерческой концессии, лицензионный договор о предоставлении права использования товарного знака или договор о приобретении исключительного права на товарный знак.

Особые сложности возникают при причинении вреда контрафактными товарами, когда весьма сложно установить настоящего изготовителя товара, в этом случае единственным ответчиком является продавец, к которому, кроме требований о возмещении вреда, могут быть предъявлены и требования правообладателя, связанные с нарушением его исключительного права на товарный знак.

Статья 7 Закона РФ "О защите прав потребителей" содержит общую норму о праве потребителя на безопасность товара (работы, услуги), в соответствии с которой потребитель имеет право, чтобы товар (работа, услуга) при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации был безопасен для жизни, здоровья потребителя, окружающей среды, а также не причинял вред имуществу потребителя. Соблюдение требований, которые должны обеспечивать безопасность товара, является обязательным и устанавливается законом или в установленном им порядке, поэтому причинение вреда вследствие недостатков товара (работы, услуги) и будет являться нарушением общего права потребителя на безопасность товара (работы, услуги).

Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потерпевшего, подлежит возмещению в полном объеме, включая реальный ущерб и упущенную выгоду. В случае причинения вреда жизни или здоровью, кроме возмещения имущественного вреда, можно требовать и компенсации морального вреда. Закон РФ "О защите прав потребителей" предусматривает компенсацию морального вреда и при нарушении имущественных прав, однако такое право предоставляется только гражданам-потребителям.

При решении вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги). Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае определяется судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных страданий исходя из принципа разумности и справедливости (п. 45 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. N 17).

Особенностью рассматриваемого деликта является то, что подлежащий возмещению вред должен возникнуть в течение установленных сроков годности или срока службы товара (работы, услуги), а если они не установлены, то в течение 10 лет со дня производства товара (работы, услуги). Следует отметить, что название ст. 1097 ГК РФ "Сроки возмещения вреда, причиненного в результате недостатков товара, работы или услуги" не соответствует содержанию самой статьи, в которой говорится отнюдь не о сроках возмещения вреда, а о времени его причинения, как правило, такой вред, подлежащий возмещению, должен быть причинен в течение срока годности или срока службы.

Понятия срока службы и срока годности содержатся в Законе РФ "О защите прав потребителей". Так, в соответствии с п. 1 ст. 5 этого Закона срок службы - это период, в течение которого изготовитель (исполнитель) обязуется обеспечить потребителю возможность использования товара (работы) по назначению и нести ответственность за существенные недостатки. Срок службы устанавливается на товар (работу), предназначенный для длительного пользования, он может исчисляться единицами времени, а также иными единицами измерения (километрами, метрами и прочими единицами измерения) исходя из функционального назначения товара (результата работы).

Срок годности устанавливается на продукты питания, парфюмерно-косметические товары, медикаменты, товары бытовой химии и иные подобные товары (работы). Это период, по истечении которого товар (работа) считается непригодным для использования по назначению (п. 4 ст. 5). Аналогичное определение срока годности содержится в ст. 472 ГК РФ, которая в качестве общего правила устанавливает недопустимость передачи продавцом товара после истечения срока годности, а также в предшествующий истечению этого срока период, недостаточный для использования покупателем приобретенного товара по назначению. ГК РФ содержит правило, согласно которому если срок службы или срок годности не установлены, то вред, причиненный вследствие недостатков товара, подлежит возмещению в течение 10 лет со дня производства такого товара (работы, услуги) (ст. 1097 ГК РФ). Причинение вреда по истечении срока годности, срока службы или 10-летнего срока со дня производства товара означает, что обязательство по возмещению вреда не возникает и, соответственно, вред не подлежит возмещению.

Из этого общего правила существуют два исключения, когда причиненный вред подлежит возмещению независимо от времени его причинения.

Первое: если в нарушение императивных требований закона изготовитель не установил обязательные сроки годности или службы. Обязанность изготовителя (исполнителя) устанавливать срок службы товаров (результатов работ) предусмотрена в тех случаях, когда они предназначены для длительного пользования и по истечении определенного периода могут представлять опасность для жизни, здоровья потребителя, причинять вред его имуществу или окружающей среде (п. 2 ст. 5 Закона РФ "О защите прав потребителей").

Срок годности изготовитель обязан устанавливать на продукты питания, парфюмерно-косметические товары, медикаменты, товары бытовой химии и иные подобные товары (работы). Неисполнение обязанности по установлению срока годности или срока службы товара в случае причинения вреда вследствие их недостатков влечет обязанность по возмещению вреда независимо от времени его причинения.

Второе исключение, когда вред возмещается независимо от времени его причинения, также предусмотрено ГК РФ (п. 2 ст. 1097). Это случаи, когда лицо, которому был продан товар, для которого была выполнена работа или которому была оказана услуга, не было предупреждено о необходимых действиях по истечении срока годности или срока службы и возможных последствиях при невыполнении указанных действий либо ему не была предоставлена полная и достоверная информация о товаре (работе, услуге) (п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. N 17).

Обязательную информацию изготовитель (исполнитель, продавец) должен предоставить о необходимых действиях потребителя по истечении срока службы или срока годности товара и возможных последствиях при невыполнении таких действий, если товары (работы) по истечении таких сроков представляют опасность для жизни, здоровья и имущества потребителя или становятся непригодными для использования по назначению (ст. 10 Закона РФ "О защите прав потребителей").

Гражданское законодательство предусматривает два основания освобождения продавца (изготовителя) от ответственности за вред, причиненный недостатками товара (работы). При этом, как отмечено в Постановлении Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. N 17, бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе) (п. 28). Первое основание носит традиционный для гражданского права характер: это возникновение вреда вследствие непреодолимой силы. Второе основание носит специфический характер, присущий только данному виду деликтных обязательств. Это нарушение потребителем установленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги или их хранения. Это могут быть обычные правила пользования и хранения, о которых знают обычные потребители; это могут быть и специальные правила, о необходимости соблюдения которых изготовитель (исполнитель) обязан указать в сопроводительной документации на товар, на этикетке, маркировкой или иным способом, а продавец обязан довести эти правила до сведения потребителя. При нарушении потребителем правил пользования товаром изготовитель (продавец) освобождается от обязанности по возмещению вреда, однако, как уже отмечалось, наличие оснований для освобождения от ответственности по возмещению вреда должен доказать изготовитель (продавец).

В Законе РФ "О защите прав потребителей" содержится норма, предусматривающая неограниченную ответственность изготовителя (исполнителя) за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов и иных средств, необходимых для производства товаров (выполнения работ, оказания услуг), независимо от того, позволял уровень знаний выявить их особые свойства или нет (п. 4 ст. 14). В юридической литературе отмечается, что "в данном случае законом устанавливается по существу абсолютная ответственность, т.е. ответственность, от которой изготовитель или исполнитель не могут быть освобождены ни при каких условиях" <1>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право: В 4 т. Обязательственное право" (том 4) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации - Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

<1> Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд. Т. 4. С. 697.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

3071. Грузовые автомобильные перевозки 12.75 MB
  Изложены вопросы классических и современных подходов к технологии, организации работы и управлению грузового автомобильного транспорта. Рассмотрена роль грузового автомобильного транспорта как заключительного этапа производства товарной продукции отраслей материального производства. В основу учебника положен системный, логистический подход к функционированию хозяйственной деятельности вообще, роли и месте грузового автомобильного транспорта в этой деятельности в частности
3072. Ресурсы для развития нетрадиционной энергетики 21.44 KB
  Ресурсы для развития нетрадиционной энергетики. В понятие нетрадиционная энергетика мы будем вкладывать четыре основных направления. Возобновляемые источники энергии (солнечная энергия, ветровая, биомасса, геотермальная, низкопотенциальное тепло зем...
3073. Парадигмы и поэтика произведений литературы 20 века 26.75 KB
  Парадигмы и поэтика произведений литературы 20 века XX столетие, как никакая другая эпоха в истории словесно-художественной культуры, отмечена устремлением к авангардности, к открытию новых возможностей в сфере художественности – от проблем ком...
3074. Лекции по финансовому менеджменту 177.07 KB
  Лекции по финансовому менеджменту Содержание, цели и задачи финансового менеджмента.  Сущность и принципы финансового менеджмента.  Цели и задачи финансового менеджмента. Эволюция целей.  Механизм финансовый менеджмента и его элементы...
3075. Признание отцовства и право ребенка на имя 32.87 KB
  Установления факта признания отцовства и факта отцовства Факт родства между людьми порождает большое количество правовых последствий, среди которых можно выделить обязанность по уплате алиментов, право на общение с ребенком, право наследования за...
3076. Патопсихология - отрасль клинической психологии 19.67 KB
  Патопсихология. Патопсихология - практическая отрасль клинической психологии, «изучающая расстройства психических процессов например, при психических болезнях и состояний психологическими методами, осуществляя анализ патологических изменений...
3077. Инновации в обучении метафоры и модели. Анализ зарубежного опыта 2.02 MB
  Авторский замысел этой книги включал несколько задач. Одна из них состояла в том, чтобы представить свод практических, инструментальных подходов, созданных в мировой педагогике. Еще одна задача — выявление глубинных основ, заложенных в приметах...
3078. Понятие биоэтики 81.5 KB
  Биоэтика - наука о нравственной стороне жизнедеятельности. Биоэтика или этика жизни является разделом прикладной этики - философской дисциплины, которая изучает проблемы морали, прежде всего, относительно человека и всего живого...
3079. Особенности тоталитаризма в государственном и личностном понимании 64.94 KB
  Введение Государство — это особая форма организации общества, действующая на ограниченной территории. Государство обладает определёнными средствами и методами применения власти внутри общества, устанавливает определённый порядок взаимоотношений...