86835

Убийство, совершённое в состоянии аффекта

Курсовая

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

В состоянии аффекта способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий а также руководить ими в значительной степени понижена что является одним из оснований для признания совершенного в таком состоянии преступления менее общественно опасным по сравнению с преступлением...

Русский

2015-04-11

360.42 KB

2 чел.

Убийство, совершённое в состоянии аффекта (статья 107 УК РФ)

План:

Введение. 3

§ 1. Юридический состав преступления. 4

§ 2. Сравнительная характеристика со смежными составами преступлений. 14

§ 3. Ошибки, возникающие при квалификации данного вида преступления. 17

Заключение. 25

Литература и нормативные акты. 26

Введение

В ст. 2 Конституции Российской Федерации провозглашается, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Глава 2 Конституции гарантирует право каждого человека на жизнь, охрану собственного достоинства, свободу и личную неприкосновенность, а также неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени.2 Охрана личности от преступных посягательств является важнейшей задачей уголовного законодательства. Приоритетность указанной задачи обусловливает, в частности, то место, которое занимают в Особенной части УК РФ преступления против личности. Особенная часть УК открывается разд. VII "Преступления против личности", который состоит из пяти глав (1620), предусматривающих ответственность за криминальные посягательства на те или иные блага и интересы человека.

В своей работе я хочу поподробнее рассмотреть криминальное посягательство на одно из благ человека – жизнь, а именно один из квалифицированных составов посягательства на жизнь человека, это убийство в состоянии аффекта (статья 107 УК РФ).

§ 1. Юридический состав преступления

Преступления против жизни — это общественно опасные деяния, предусмотренные уголовным законом и непосредственно посягающие на безопасность жизни человека. Ниже рассмотрим один из видов посягательств на безопасность жизни человека. 

Рассматриваемый вид убийства предусмотрен ст. 107 УК РФ. Убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), спровоцированного противоправным или аморальным поведением потерпевшего, традиционно относится к привилегированным, менее опасным видам данного преступления.

Доля таких преступлений, в общем числе совершаемых убийств составляет около 15 %.

Основанием смягчения ответственности в рассматриваемых случаях является, прежде всего, виктимное (неправомерное либо аморальное) поведение потерпевшего ,и вызванное им состояние сильного душевного волнения у виновного. В психологии и психиатрии последнее носит название физиологического аффекта.

Физиологический аффект характеризуется эмоциональной вспышкой высокой степени и взрывного характера. Он выводит психику человека из обычного состояния, тормозит сознательную интеллектуальную деятельность, в известной степени нарушает избирательный момент в мотивации поведения, затрудняет самоконтроль и критическую оценку своих поступков, лишает человека возможности твердой всесторонне взвесить последствия своего поведения. В состоянии аффекта способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, а также руководить ими в значительной степени понижена, что является одним из оснований для признания совершенного в таком состоянии преступления менее общественно опасным по сравнению с преступлением, совершенным при спокойном состоянии психики.

От физиологического аффекта следует отличать так называемый патологический аффект, представляющий собой временное расстройство психики. При нем наступает глубокое помрачение сознания, и человек утрачивает способность отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Лицо в таких случаях признается невменяемым.

Для решения вопроса о том, совершено ли деяние в состоянии физиологического или патологического аффекта, необходимо назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу.

Аффектированное убийство признается совершенным при смягчающих обстоятельствах лишь при наличии определенных условий: 

  1.  сильное душевное волнение и умысел на преступление должны возникнуть внезапно;
  2.  они вызваны противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Внезапность сильного душенного волнения по общему правилу, состоит в том, что оно возникает немедленно, как ответная  реакция на противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Умысел здесь может быть только внезапно возникший. Между убийством и провокационным поведением потерпевшего, вызвавшим достояние физиологического аффекта и умысел на преступление, в подавляющем большинстве случаев не должно быть разрыва во времени. Однако возможно возникновение аффекта не сразу после противоправных действий потерпевшего, а спустя определенное время. Например, человек случайно встречает на улице субъекта, который в свое время надругался над его ребенком.

Провокация со стороны потерпевшего, вызывающая состояние сильного душевного волнения у виновного, представляет, собой: 

а) насилие;

б) издевательство;

в) тяжкое оскорбление;

г) иные противоправные действия (бездействие) потерпевшего;

д) аморальные действия (бездействие) потерпевшего;

е) систематическое противоправное или аморальное поведение потерпевшего.

Насилие со стороны, потерпевшего может быть физическим [например, нанесение удара, побои, истязания, причинение вреда здоровью различной степени тяжести, насильственное ограничение' свободы, изнасилование) или психическим (угроза применить физическое насилие). Насилие, вызывающее аффект, должно быть противоправным. При убийстве в состоянии аффекта, вызванного насильственными действиями потерпевшего, виновный не должен находиться в ситуации необходимой обороны. В противном случае правовая оценка содеянного будет даваться по правилам о необходимой обороне. Чаще всего применительно к убийству, предусмотренному ст. 107 УК, речь идет о случаях, когда насильственное посягательство закончилось и опасность лицу уже не угрожает. В то же время виновный находится в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного этим посягательством.3

40-летний Б., директор частного магазина в г. Кисловодске, познакомился и кафе с 20-летней студенткой Т. и под предлогом предоставления ей работы обманным путем завел ее в помещение магазина, где, применив к ней физическое и психическое насилие, совершил с девушкой половые акты и иные действия сексуального характера. Затем он отлучился в кабинет к затопившему телефону. Находившаяся в состоянии физиологического аффекта, вызванного изнасилованием, Т. взяла на прилавке торгового зала, где все и происходило, три ножа хозяйственного предназначения и, когда Б. после телефонного разговора появился в коридоре, нанесла ему множество ножевых ранений, от которых он скончался. Действия Т. были квалифицированы по ч. 1 ст. 107 УК РФ.4

Издевательство, могущее вызвать состояние аффекта, представляет собой злую насмешку, глумление над виновным. В отличии от тяжкого оскорбления, которое всегда выражается в неприличной форме, издевательство может осуществляться в пристойном виде, хотя по своему содержанию является столь же циничным и оскорбительным, глубоко ранящим психику человека.5 Таковы, например, насмешки над физическими недостатками человека или другой его ущербностью. Издевательство может быть растянутым во времени. 

Под тяжким оскорблением, которое может вызывать состояние аффекта, понимается грубое, циничное, глубокое унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме. Вопрос о том, какое оскорбление считать тяжким, — это вопрос факта, решаемый в каждом отдельном случае с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Таково, например, оскорбление родственных, национальных, религиозных чувств. При оценке степени тяжести оскорбления учитываются и индивидуальные особенности виновного (болезненное физическое и душевное состояние, беременность и т. п.).

Примером аффектированного убийства, вызванного тяжким оскорблением и психическим насилием со стороны потерпевшего, может служить следующее дело.

Ученик 10-го класса одной из средних школ А. дружил со своей одноклассницей М. В семье последней сложилась крайне неблагоприятная обстановка, связанная с тем, что ее отчим — К., ранее неоднократно судимый, нигде не работал, систематически пьянствовал, учинял дома дебоши, избивал мать М., оскорблял ее и дочь нецензурной бранью.

Однажды, когда А. пришел на квартиру к М., пьяный К. беспричинно набросился на него, стал угрожать убийством, исключительно цинично оскорбил его. Это так взволновало А., что он частично утратил контроль над своими действиями, схватил перочинный нож и стал наносить К. удары в различные части тела. От полученных множественных ранений потерпевший скончался на месте происшествия. А. был осужден Ростовским областным судом по ч. 1 ст. 107 УК РФ.6

Под иными противоправными действиями (бездействием) потерпевшего следует понимать такие поведенческие акты, которые хотя и не являются насилием, издевательством и оскорблением, но вместе с тем характеризуются грубым нарушением прав и законных интересов виновного или других лиц. Это может быть дерзкое самоуправство, причинение смерти или вреда здоровью не в результате насилия, шантаж, клевета, повреждение или уничтожение имущества, злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, невозвращение крупной суммы долга и пр. В отличие от УК РСФСР 1960 г. (ст. 104) в ст. 107 УК РФ нет указания на то, что эти действия "повлекли или могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких". Тем самым рамки применения ст. 107 УК РФ расширены.

Под аморальными действиями (бездействием) потерпевшего понимаются противоречащие нормам морали поступки, могущие оказаться поводом для возникновения аффекта. Например, очевидный факт супружеской измены, предательство близких, "подсиживание" на работе и пр.

К. и К.-ва состояли в браке и имели малолетнего ребенка. Отношения между ними сложились напряженные, и К-ва обратилась в суд с заявлением о расторжении брака. К. любил жену и не давал согласия на развод. Суд дважды предоставлял супругам трехмесячный срок для примирения. Супружеские отношения между ними не прекращались.

Однажды К-ва заявила, что сожительствует с другим мужчиной, и потребовала, чтобы муж забрал свои вещи и ушел от нее.

Поздно вечером вернувшись домой, К. через окно спальни увидел, что в постели вместе с женой находится Ч. Взволнованный увиденным, он схватил и сарае заряженное двуствольное ружье, выставил стекло в окне, быстро проник в квартиру и на кухне произвел выстрел в Ч. , который от ранения в шею сразу же скончался, а затем выстрелил в убегавшую К-ву, но не попал. По словам К. и потерпевшей К-вой, подкрепленными другими фактическими данными, действовал он "как в тумане", "был бледен, весь трясся", плохо помнят последующие события. Хотя жена и говорила, что изменяет ему, однако он не верил ей, полагая, что она шутит. Застав жену с любовником при указанных обстоятельствах, К., несомненно, действовал в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного аморальным поведением потерпевших.

К такому же выводу пришел к Президиум Верховного Суда РФ, рассматривавший дело в порядке надзора.7

В результате систематического противоправного или аморального поведения потерпевшего может возникнуть длительная психотравмирующая ситуация, вызывающая порой состояние физиологического аффекта. В такой ситуации психическое напряжение у виновного постепенно накапливается, и когда "чаша терпения" переполняется, возникает сильное душевное волнение, которое приводит к совершению убийства.8

По делам этой категории довольно часто приходится сталкиваться со случаями физиологического аффекта, формирующегося постепенно под воздействием такой длительной психотравмирующей ситуации, вызванной систематическим неправомерным либо аморальным поведением потерпевшего. Особенно это характерно для убийств, совершаемых в семейно-бытовой сфере (типичный пример: из-за пьяницы-мужа в семье постоянные скандалы, дебоши, драки, оскорбления, и, наконец, отчаявшиеся домочадцы в состоянии аффекта убивают его). Известно, что УК РСФСР 1960 г. не рассматривал такую длительную психотравмирующую ситуацию в качестве основания возникновения аффекта. Однако надзорная практика нередко исходила из того, что ответственность за убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, наступает и в том случае, когда оно возникает как следствие неоднократных противозаконных действий потерпевшего, из которых последнее явилось непосредственной причиной возникновения такого состояния.9

Показательно в этом отношении следующее дело.

Между супругами А. сложились крайне неприязненные отношения, вызванные продолжавшимся в течение длительного времени аморальным и противоправным поведением мужа. Супруги постоянно ссорились между собой. А., будучи пьяным, неоднократно избивал жену, она пряталась от него на чердаке, в лесу и других местах, ее часто видели с синяками. Однажды А. вновь избил жену, угрожал убить, а затем заявил, что их внук на самом деле является его сыном от снохи. Услышав это, А-ва схватила стоявшее рядом ведро и, по ее выражению, "не помня себя", стала бить им по голове сидевшего на крыльце мужа. От полученных повреждений А. скончался.

Судом первой инстанции А-ва была осуждена за убийство без отягчающих обстоятельств. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, рассмотрев дело в кассационном порядке, пришла к выводу, что преступление, совершенное А-вой, — результат накопившихся в ее психике отрицательных эмоций за многие годы систематических унижений, оскорблений и побоев, которые она терпела от мужа. Действия А-вой были переквалифицированы по ч. 1 ст. 107 УК РФ).10

Действительно, несправедливо считать более общественно опасным преступление, совершенное в состоянии аффекта, вызванного системой противоправных действий со стороны потерпевшего, чем преступление под влиянием того же аффекта, но вызванного разовым насилием, оскорблением или иным противозаконным действием.11 В УК РФ эта несправедливость устранена.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла. Умысел здесь всегда внезапно возникший. Однако это не исключает в ряде случаев наличия неприязненных, враждебных отношений между виновным и потерпевшим, относящихся к более раннему времени. Важно, чтобы умысел на убийство возник внезапно, в состоянии аффекта, спровоцированного конкретными противоправными или аморальными действиями потерпевшего.

Мотивы преступления могут быть различными. Изучение судебной практики показывает, что убийство, предусмотренное ст. 107 УК, в большинстве случаев совершается по мотивам мести или ревности. На квалификацию данного преступления мотивы влияния не оказывают, однако их выяснение часто необходимо для ответа на вопрос, было ли состояние сильного душевного волнения у лица, совершившего убийство.12

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста. 

Квалифицированный вид данного преступления (ч. 2 ст. 107 УК РФ) имеет место в тех случаях, если в состоянии аффекта совершено убийство двух или более лиц. Речь идет о нескольких убийствах, совершенных одновременно или на протяжении короткого промежутка времени и охватывающихся единым умыслом виновного. Содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 107 УК, независимо от того, какие мотивы обусловили первое и последующие убийства. Главное, чтобы эти убийства были совершены в состоянии физиологического аффекта, вызванного противоправным или аморальным поведением каждого из потерпевших. Аффектированное убийство одного человека и покушение на жизнь другого не может рассматриваться как оконченное преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 107 УК. Содеянное в таких случаях следует квалифицировать по ч. 1 ст. 107, а также по ст. 30 и ч. 2 ст. 107 УК. Не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения при обстоятельствах, предусмотренных п. "а", "в" (за исключением сопряженного с похищением человека либо захватом заложника), "г", "д", "е", "ж" (имеется в виду только аффектированное убийство, совершенное группой лиц без предварительного сговора), "л" (только по мотиву кровной мести), "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.13

Убийство, совершенное должностным лицом в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения во время исполнения им своих служебных обязанностей, в том числе и с использованием вверенного для служебных целей оружия, следует квалифицировать по ст. 107 без дополнительной ссылки на ч. 3 ст. 286 УК. 

Таким образом на основании вышеизложенного можно сделать следующий вывод, убийство совершённое в состоянии аффекта является квалифицированным составом. при его квалификации необходимо учитывать все обстоятельства связанные с конкретным делом. Немаловажное значение в определённых ситуациях имеют факультативные признаки  элементов состава преступления, о которых также нельзя не забывать.

§ 2. Сравнительная характеристика со смежными составами преступлений

Смежным составом с тем, который я рассматривал выше  в своей работе, является состав преступления который предусмотрен ст. 108 УК РФ «Убийство совершённое при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление».

Доля таких преступлений в общем числе совершаемых убийств суммарно составляет около 12%.

Ответственность по ч. 1 ст. 108 УК РФ наступает в случае, если убийство совершено при защите от общественно опасного посягательства, но с превышением пределов необходимой обороны, т. е. при явном несоответствии защиты характеру и степени общественной опасности посягательства.

В таких случаях прежде всего необходимо констатировать возникновение ситуации необходимой обороны и совершение действий с целью защиты от общественно опасного посягательства, а затем уже оценивать, имело ли место явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, вышло ли лицо за пределы правомерной обороны.14

Причинение смерти посягающему при соблюдении условий правомерности акта необходимой обороны не является преступлением и потому исключает уголовную ответственность. 

При правомерной обороне защита должна совпадать, соответствовать во времени общественно опасному посягательству. В тех случаях, когда посягательство еще не началось и отсутствовала непосредственная угроза его осуществления, а также когда оно закончилось, необходимая оборона невозможна, а следовательно, не может идти речь о превышении ее пределов. В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. по этому поводу указывается: "Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии не-

обходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость».15 В таких случаях ответственность за причинение смерти посягавшему наступает по другим статьям гл. 16 УК РФ. Если при этом будет установлено, что в результате нападения обороняющийся находился в состоянии сильного душевного волнения (а практически это бывает всегда!) и смерть посягавшему причинена сразу же после окончания нападения, содеянное квалифицируется по ст. 107 УК.

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. I ст. 108), необходимо отграничивать от убийства, совершенного в состоянии аффекта (ст. 107), которое также может быть спровоцировано общественно опасным посягательством. Если первое всегда совершается с целью защиты от такого посягательства, то для второго характерны иные мотивы (месть, ревность и пр.). К тому же, хотя и трудно представить себе убийство при превышении пределов необходимой обороны в спокойном, хладнокровном состоянии психики, признак сильного душевного волнения для него не является обязательным.

Лицо совершаемое убийство в состоянии необходимой обороны также может находится одновременно и в состоянии сильного душевного волнения «обязательный признак аффекта», тогда следуя правилу конкуренции двух специальных норм, необходимо квалифицировать содеянное по более мягкому наказанию, предусмотренному санкцией статьи особенной части УК РФ.

Часто следователь сразу не может разобраться на месту совершения преступления по какой статье квалифицировать содеянное, так как похожих составов в уголовном кодексе достаточно много, пока не выяснит подробно все обстоятельства дела, а в следствии этого часто возникают ошибки при квалификации того или иного вида преступления, и о чём пойдёт речь в следующем параграфе. 

§ 3. Ошибки, возникающие при квалификации данного вида преступления

Ошибки при квалификации данного вида преступления могут быть различными и возникать на разных стадиях квалификации преступления. Первая ошибка в данном случае состоит в несоответствии выводов суда, рассматривающего дело, обстоятельствам совершения убийства. Об этой ошибке ярко свидетельствует следующий пример. 

Московским городским судом 25 ноября 1996 г. Климова осуждена по п."г" ст.102 УК РСФСР.

Она признана виновной в умышленном убийстве Г. с особой жестокостью.

Климова, не имея средств к существованию и возможности найти работу, в конце июля 1995 г. приехала из Владимирской области в г.Москву. 6 августа 1995 г. она вместе со своей подругой с целью занятия проституцией сняла квартиру у Г., который забрал у нее паспорт, в обращении с ней был груб и жесток, подвергал частым побоям, понуждал к действиям сексуального характера против ее воли. Испытывая постоянный страх перед Г., который угрожал убить ее, мать и сестру, Климова ощущала себя незащищенной, а сложившуюся для нее ситуацию считала безысходной.

Вечером 13 августа 1995 г. Климова и Г. находились в квартире вдвоем. Узнав о том, что ее разыскивают работники милиции, Г. разозлился и стал ее избивать, затем снял с себя и с нее одежду, порвав на ней нижнее белье, ударил головой о шкаф и, не обращая внимания на ее крик, совершил насильственные действия сексуального характера. Климова выбежала на кухню, взяла кухонный нож и из мести, с умыслом на убийство Г., сознавая, что своими действиями причиняет особые мучения и страдания, нанесла ему множественные удары двумя кухонными ножами и двумя вилками, причинив 78 колото-резаных ран лица, шеи, груди, живота, рук и ног, 28 из которых были проникающими в брюшную и грудную полость с повреждением сердца, легких, печени и правой почки, относящихся к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жизни. От полученных ранений Г. скончался на месте происшествия.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор суда оставлен без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений, переквалификации действий Климовой с п."г" ст.102 УК РСФСР на ч.1 ст.107 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ 9 сентября 1998 г. приговор и кассационное определение изменил, действия Климовой переквалифицировал с п."г" ст.102 УК РСФСР на ч.1 ст.107 УК РФ, указав следующее.

Вина Климовой в совершении убийства Г. подтверждена доказательствами, которые получены в ходе предварительного расследования, проверены в судебном заседании и приведены в приговоре суда.

Показания Климовой на предварительном следствии и в ходе судебного заседания признаны судом правдивыми и последовательными, так как подтверждены совокупностью всех иных исследованных доказательств. Из ее показаний следует, что, взяв в руки нож, она с целью убийства ударила лежавшего в постели Г. лезвием в шею. На протяжении некоторого времени между ними происходила борьба, в ходе которой она порезала себе руку, однако смогла нанести Г. несколько ранений в грудь и живот. После того как у нее сломался нож, она выбежала на кухню, взяла другой нож, а также попавшиеся ей под руку две вилки и продолжала ими наносить удары Г. даже тогда, когда он упал на пол лицом вниз и не оказывал ей сопротивления.

Протокол осмотра места преступления подтверждает выводы о месте и характере борьбы, орудиях преступления.

Судебно-медицинскими экспертами установлены причина смерти Г., локализация нанесенных ему ранений и механизм их образования, а также возможность причинения телесных повреждений именно теми предметами (кухонными ножами и вилками), которые приобщены к делу в качестве вещественных доказательств.

Вместе с тем судебные решения в отношении Климовой подлежат изменению в связи с неправильным применением судом уголовного закона. Вывод суда о совершении Климовой умышленного убийства Г. с особой жестокостью не соответствует им же установленным обстоятельствам преступления. Так, по делу видно, что Г. в период с 6 по 13 августа 1995 г., запугивая Климову угрозами и побоями и лишая ее тем самым возможности оказать ему реальное сопротивление, неоднократно совершал насильственные действия сексуального характера. Днем 13 августа 1995 г. Климова вновь подверглась циничному насилию со стороны Г. Это привело ее в состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, что подтверждается заключением экспертов, проводивших стационарную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу и установивших, что в результате агрессивного насилия, побоев, унижений и грубых оскорблений Климова оказалась в состоянии эмоционального напряжения, которое в сочетании со свойственными ей личностными особенностями характеризовалось возникновением субъективных переживаний, чувства страха, тревоги, обиды, несправедливости, оскорбленного достоинства, а также физической боли. Острое ощущение страха и безысходности с большим нарастанием напряжения привело Климову к нехарактерным для нее агрессивным действиям с достаточно хаотичной сменой орудия нанесения ударов, понижению способности целостного осмысления возможных последствий своих действий.

Установленные судом мотивы, обстоятельства совершения преступления, психологическое состояние Климовой непосредственно в момент совершения преступления позволяют сделать вывод о совершении ею убийства Г. в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, издевательством со стороны потерпевшего, а также длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением потерпевшего, т.е. о совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.107 УК РФ.16

Ещё одна ошибка возникает на стадии предварительного расследования, когда следователь не достаточно полно изучает все обстоятельства, и не полностью все признаки состава преступления, которые были у лица совершившего данное деяние. В нижеприведённом примере длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением потерпевшего, не была учтена изначально, а следовательно и первоначальная квалификация была неправильной.  

Ульяновским областным судом 10 июня 1998 г. Саймуллова осуждена к лишению свободы по п."в" ч.2 ст.105 УК РФ с применением ст.64 УК РФ сроком на шесть лет.

Она признана виновной в том, что 21 февраля 1998 г. по месту жительства в г.Ульяновске из неприязни, возникшей в связи с неправомерным поведением мужа - Саймуллова, совершила его убийство, когда он заведомо для нее находился в беспомощном состоянии.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 3 сентября 1998 г. приговор изменила, указав следующее.

Суд первой инстанции, квалифицируя содеянное Саймулловой по п."в" ч.2 ст.105 УК РФ, в обоснование своего решения сослался на то, что она знала о неправомерном поведении мужа в отношении детей и, в частности, о покушении на изнасилование старшей дочери, поэтому сообщение об изнасиловании младшей дочери, совершенном мужем пять лет назад, с учетом характера их взаимоотношений не могло послужить причиной внезапного возникновения у нее сильного душевного волнения.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя.

Материалы дела свидетельствуют о том, что Саймуллов систематически пьянствовал, лечился от алкоголизма в лечебно-трудовом профилактории, состоял на учете в областном наркологическом диспансере с 1995 года с диагнозом хронический алкоголизм второй стадии; с 17 апреля 1997 г. по 12 января 1998 г. восемь раз доставлялся в отдел милиции за совершение мелкого хулиганства и появление в общественных местах в нетрезвом виде, был судим в 1995 году по ч.2 ст.144 УК РСФСР к лишению свободы с отсрочкой исполнения приговора, с работы был уволен за появление в нетрезвом состоянии, по месту жительства характеризовался исключительно отрицательно. Кроме того, в ходе предварительного следствия было установлено, что в действиях Саймуллова содержались признаки преступлений, предусмотренные п."в" ч.3 ст.131 УК РФ, в отношении дочерей и уголовные дела были прекращены в связи с его смертью.

Как видно из показаний Саймулловой, а также ряда свидетелей, потерпевший умышленно спаивал своего сына Олега, 1972 года рождения, чтобы тот был не в состоянии противостоять ему, когда он издевался над дочерьми и женой, а впоследствии довел сына до самоубийства беспричинной ревностью.

Указанные обстоятельства дают основание для вывода, что систематические противоправные и аморальные поступки потерпевшего обусловили длительную психотравмирующую ситуацию в семье, где постепенно накапливалась психическая напряженность во взаимоотношениях в результате поведения потерпевшего, и последнее известие о совершенном им изнасиловании младшей дочери переполнило "чашу терпения" Саймулловой и внезапно вызвало у нее сильное душевное волнение.

Таким образом, ссылку суда в приговоре на то, что противоправное и аморальное поведение Саймуллова и сообщение об изнасиловании им пять лет назад младшей дочери не были для Саймулловой неожиданностью, нельзя признать обоснованной.

Содеянное Саймулловой подлежит квалификации по ч.1 ст.107 УК РФ.

Судебная коллегия нашла возможным при назначении наказания осужденной применить ст.73 УК РФ, т.е. назначить условное осуждение, с учетом совокупности смягчающих наказание обстоятельств, данных, положительно характеризующих ее как по месту работы, так и жительства, а также с учетом ее состояния здоровья, наличия на иждивении четырех малолетних детей и ходатайств администрации пос."Пригородный" и коллектива Пригородной средней школы Железнодорожного района г.Ульяновска о снисхождении.17

Часто происходит квалификация преступления, как более мягкое деяние, чем которое преступник совершил на самом деле. Об этом свидетельствует следующий пример.

Омским областным судом 11 июня 1996 г. Шайтуров В. осужден к лишению свободы по ст. 103 и п. "и" ст. 102 УК РСФСР.

Шайтуров признан виновным в совершении умышленного убийства Смирнова из-за неприязни, а также - в умышленном убийстве своей жены Шайтуровой как лицом, ранее совершившим умышленное убийство.

7 декабря 1995 г. Шайтуров В. в квартире Беловой из ревности и в ссоре с женой, Шайтуровой С., и Смирновым с целью умышленного убийства Смирнова кухонным ножом нанес ему несколько ударов в шею, грудь, живот и другие части тела, причинив тяжкие, опасные для жизни телесные повреждения в виде пяти проникающих колото-резаных ранений, от которых Смирнов скончался на месте. Затем Шайтуров догнал выбежавшую на кухню жену и также из ревности с целью убийства ударил ее несколько раз ножом в шею и по рукам, причинив тяжкие, опасные для жизни повреждения крупных кровеносных сосудов и сонной артерии, проникающие колото-резаные ранения предплечья, от которых потерпевшая скончалась на месте.

В кассационной жалобе Шайтуров В. не отрицал, что как смерть Смирнова, так и смерть Шайтуровой С. наступили от его действий, однако утверждал, что умысла на убийство потерпевших не имел, нож с собой взял лишь для того, чтобы "подстраховаться". Удары ножом стал наносить потерпевшим после того, как жена сообщила ему о том, что сожительствует со Смирновым.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 5 февраля 1997 г. приговор оставила без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, указав следующее.

Доводы осужденного о совершении преступлений в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения опровергаются материалами дела. Установлено, что брак между супругами Шайтуровыми фактически распался, Шайтурова С. подала на развод и вместе с детьми ушла в квартиру Беловой, где сожительствовала со Смирновым. Поэтому у Шайтурова В. возникла к ним неприязнь.

Вина Шайтурова В. доказана показаниями свидетелей Беловой, Шайтурова А., Молчановой, Рубцовой и другими.

Как пояснила свидетель Васильева, Шайтуров В. рассказал ей, что разводится с женой, так как у нее есть другой мужчина.

Об умысле Шайтурова на убийство потерпевших свидетельствует то обстоятельство, что он заранее взял с собой нож, которым нанес множественные удары потерпевшим (сначала Смирнову - пять, а затем Шайтуровой - десять, в том числе в жизненно важные органы), от которых наступила смерть потерпевших.

При таких обстоятельствах суд, надлежаще исследовав и оценив всю совокупность доказательств, пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Шайтурова В. в совершении умышленного убийства из неприязни как Смирнова, так и жены - Шайтуровой С. и правильно квалифицировал его действия по ст. 103 и п. "и" ст. 102 УК РСФСР.

Нередко бывает в судебной практике, что выводы суда об отсутствии обстоятельств, которые могли бы вызвать у подсудимого состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, признаются необоснованными, об этом немаловажном обстоятельстве свидетельствует следующий пример.

Новомосковским городским народным судом Тульской области Власова осуждена к лишению свободы по ст. 103, ч. 1 ст. 108 УК РСФСР.

Она признана виновной в умышленном убийстве и нанесении умышленного тяжкого телесного повреждения.

Днем 6 или 7 ноября 1994 г. (точная дата не установлена) находившиеся в нетрезвом состоянии Власова и Брылева пришли к своему знакомому Голованову и стали распивать спиртные напитки.

Туда же вскоре пришли двое мужчин, с которыми Власова и Брылева продолжали распитие спиртных напитков.

После ухода этих мужчин (они в ходе предварительного следствия установлены не были) между Власовой и Головановым ввиду неприязненных отношений возникла кратковременная ссора, во время которой Власова взяла на кухне нож и, вернувшись в комнату, нанесла сидевшему на диване Голованову пять ударов ножом. От острой кровопотери в результате полученных ранений Голованов скончался на месте происшествия.

28 июня 1995 г. Власова во время драки с соседкой по дому Бабий половинкой лезвия безопасной бритвы нанесла ей резаные раны на правой и левой щеке, на кончике носа, на правой надбровной дуге. Эти телесные повреждения повлекли неизгладимое обезображение лица потерпевшей.

Судебная коллегия по уголовным делам Тульского областного суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Власовой со ст. 103 на ст. 104 УК РСФСР.

Президиум Тульского областного суда 22 апреля 1996 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Вина Власовой в причинении умышленного тяжкого телесного повреждения Бабий доказана, и ее действия по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР квалифицированы правильно.

Приговор и кассационное определение в части осуждения Власовой по ст. 103 УК РСФСР подлежат изменению.

Из показаний Власовой видно, что она пришла к знакомому Голованову за своими вещами. С ней была ее подруга Брылева. Голованов угостил их водкой, вскоре к нему пришли два парня, один из которых позвал ее в комнату и стал приставать. Она оказала сопротивление, но парень избил ее и изнасиловал. Голованов при этом находился рядом, смотрел, как ее насилует его знакомый, и говорил, чтобы она не сопротивлялась. Когда парни ушли, она, считая Голованова виновным в ее изнасиловании, взяла на кухне нож и, возвратившись в комнату, нанесла несколько ударов ножом в шею и грудь Голованова.

Обсуждая вопрос о квалификации действий Власовой, суд указал, что не нашел в поведении потерпевшего Голованова противоправных действий, которые могли бы вызвать у Власовой состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения.

В приговоре отмечено, что непосредственно перед убийством между Власовой и Головановым произошла кратковременная ссора, в ходе которой Власова нанесла Голованову удары ножом.

Однако этот вывод суда нельзя признать достаточно обоснованным. Как видно из показаний свидетельницы Брылевой и самой Власовой, никакой ссоры между Власовой и Головановым перед убийством не было.

Брылева пояснила, что после ухода парней совершенно голая Власова выбежала из другой комнаты и ушла на кухню, где находилась примерно 3 - 5 мин. Затем она молча обошла сзади сидевшего на диване Голованова и несколько раз ударила его ножом. Голованов упал, а она, Брылева, закричала Власовой, что она делает. Власова прекратила наносить удары ножом, закрыла лицо руками и завопила.

Поведение Голованова, наблюдавшего процесс изнасилования и говорившего при этом Власовой, чтобы она не сопротивлялась, унижало ее честь и достоинство, в силу чего его следует расценивать как тяжкое оскорбление. Кроме того, такое поведение Голованова не может быть оценено в отрыве от действий насильника. Действия Голованова и насильника вызвали у Власовой состояние сильного душевного волнения. Разрыв во времени между этими действиями и убийством был незначительным.

Показания Брылевой свидетельствуют о том, что Власова находилась в состоянии сильного душевного волнения.

При таких данных действия Власовой надлежит переквалифицировать со ст. 103 на ст. 104 УК РСФСР.(ч. 1 ст. 107 ).18

Как мы видим из приведённых выше примеров, возникают серьёзные ошибки при квалификации данного вида преступления. Все возникшие ошибки сильно сказываются на всех участниках уголовного судопроизводства, а в частности на самом подсудимом, его психике. Но поскольку мы живём в демократической стране, разрешение всех видов ошибок у нас предстоит Президиуму Верховного Суда РФ, чьи постановления я использовал в моей работе. На основе судебной практики складывается в дальнейшем работа оперативно – следственного аппарата МВД РФ, где в частности конкретизируются и даются довольно полные разъяснения по тем или иным видам составов преступлений. 

Заключение

В статье 3 Всеобщей декларации прав человека говорится, что каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность. Это положение воспроизведено в ст. 20-23 Конституции РФ. Всемирная охрана жизни и здоровья человека – важнейшая задача уголовного законодательства.

Но если случаются посягательства на благо человеческое – жизнь, то тогда посягатель несёт ответственность по всей строгости закона, а какое ему будет вынесено наказание это уже зависит от квалификации им содеянного и вынесения обвинительного приговора суда.

Литература и нормативные акты

  1.  Конституция РФ. 1993 год
  2.  Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ. 
  3.  Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 9 сентября 1998 г. "Несоответствие выводов суда обстоятельствам совершения убийства повлекло изменение приговора и переквалификацию действий виновного лица с п."г" ст.102 УК РСФСР на ч.1 ст.107 УК РФ". 
  4.  Определение СК Верховного Суда РФ от 3 сентября 1998 г. "Кассационная инстанция переквалифицировала действия осужденной с ч.2 ст.105 на ч.1 ст.107 УК РФ, признав убийство совершенным в состоянии аффекта, вызванного длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением потерпевшего".
  5.  Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств"
  6.  Определение СК Верховного Суда РФ от 11 декабря 1997 г. "Суд обоснованно признал лицо виновным в умышленном убийстве с особой жестокостью". 
  7.  Определение СК Верховного Суда РФ от 6 ноября 1997 г. "Кассационная инстанция изменила приговор, переквалифицировав действия лица с п."в" ст.102 УК РСФСР на ст.104 УК РСФСР (умышленное убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения)". 
  8.  Определение СК Верховного Суда РФ от 30 мая 1997 г. "Для признания лица виновным по ст.107 УК РФ необходимо установить, что убийство совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо его иными противоправными или аморальными действиями, а равно связанной с ними длительной психотравмирующей ситуацией" (Извлечение)
  9.  Определение СК Верховного Суда РФ от 9 января 1997 г. "Суд обоснованно признал убийство совершенным в состоянии аффекта". 
  10.  Определение СК Верховного Суда РФ от 16 апреля 1996 г. "Суд обоснованно квалифицировал действия осужденного по п. "г" ст. 102 УК РСФСР". 
  11.  Определение СК Верховного Суда РФ от 26 апреля 1995 г. "Постановление президиума областного суда отменено в связи с нарушением требований ст. 380 УПК РСФСР". 
  12.  Определение СК Верховного Суда РФ от 9 июня 1994 г. "Приговор отменен ввиду необходимости исследования психической полноценности осужденного". 
  13.  Определение СК Верховного Суда РФ от 26 июля 1993 г. "Систематическое избиение потерпевшим членов семьи виновного и постоянно устраиваемые им ссоры и драки не исключают состояние аффекта у виновного при очередном их избиении". 
  14.  Постановление президиума Тульского областного суда от 22 апреля 1996 г. "Вывод суда об отсутствии обстоятельств, которые могли бы вызвать у подсудимого состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, признан необоснованным". 
  15.  Постановление президиума Астраханского областного суда от 25 июля 1995 г. "Убийство лица в связи с его насильственными действиями признано надзорной инстанцией совершенным в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения". 
  16.  Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г. (под ред. Наумова А.В.)
  17.  Уголовное право России. Учебник для Вузов. В 2-х томах. Т. 2. Особенная часть. Под ред. доктора юридических наук, профессора А.Н. Игнатова.

2 См.: Конституция РФ 1993 год. ст. 20-23

3 БВС СССР. 1984. 5. С. 11

4 См.: Судебная практика по уголовным делам. // Правовая система ГАРАНТ

5 См.: Красиков А.Н. Указ.соч. С. 50-51.

6 См.: Судебная практика по уголовным делам. // Правовая система ГАРАНТ

7 БВС РФ. 1997. 6. С. 12. 

8 См.: Новое уголовное право России. Особенная часть. С. 43.

9 См.: Постановления определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. (1981 -1988). М. 1989. С. 164-167

10 БВС РФ. 1998. 10. С. 3

11 См.:  Ткаченко В.И. Ответственность за умышленные преступления против жизни и здоровья, совершённые в состоянии аффекта. М., 1989. С. 34-35

12 См.: Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М., 1994. С.114.

13 См.: Практика Верховного Суда по уголовным делам за 1992 – 1994 гг. С. 40.

14  А.Н. Игнатов «Об условиях правомерности акта необходимой обороны и превышения её пределов». гл. 13. §2 

15 БВС СССР. 1984. 5. С. 11

16 Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 9 сентября 1998 г.

17 Определение СК Верховного Суда РФ от 3 сентября 1998 г.

18 Постановление президиума Тульского областного суда от 22 апреля 1996 г.

23


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

7880. Збирання доказів при розслідуванні злочинів 104.5 KB
  Збирання доказів при розслідуванні злочинів. Поняття та зміст збирання доказів. Будучи специфічним, процес доказування є особливим різновидом інтелектуальної діяльності суб’єктів розслідування. Найбільш складним її елементом є збирання та фор...
7881. Поняття та зміст оцінки доказів 29.11 KB
  Поняття та зміст оцінки доказів Найважливішим елементом процесу доказування є оцінка доказів. Вона вважається однією із проблем кримінального судочинства і є, як зазначає В.Д. Арсеньєв, душой уголовно-процессуального доказывания. Оцінка дозв...
7882. Перевірка (дослідження) доказів та їх джерел 62.5 KB
  Перевірка (дослідження) доказів та їх джерел Зібрані докази підлягають ретельній, усесторонній та об’єктивній перевірці. Це передбачає вивчення їх джерел, аналіз отриманих доказів і співставлення їх між собою. У силу принципу публічності...
7883. Тактичні проблеми доказування 36.5 KB
  Тактичні проблеми доказування. Тактичні прийоми роботи з доказами. Фактор раптовості, його врахування і використання в доказуванні. Перш ніж розглядати саме тактичні прийоми роботи з доказами, слід зупинитись на співвідношенні процесуального й такти...
7884. Школа и общественное дошкольное воспитание в период восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства СССР (1946—1958 гг.) 126.5 KB
  Школа и общественное дошкольное воспитание в период восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства СССР (1946 гг.) Еще в ходе Великой Отечественной войны Коммунистическая партия и Советское правительство принимали меры по восста...
7885. Проверочные тесты по темам Педагогика как наука, Теория обучения 87.5 KB
  Проверочные тесты по темам Педагогика как наука, Теория обучения Тест 1 Задание. Выберите наиболее точное определение объекта педагогической науки: Ученик Учитель Образование Ребенок Развивающаяся личность Задание...
7886. Основы государства и права (коспект) 467.5 KB
  Основы государства и права (коспект) Введение В условиях развития рыночных отношений в экономике возросли требования к правовой подготовке специалистов. Соответственно от высшей школы требуют формирование широкого кругозора и правовой культуры...
7887. Основы термодинамики. Молекулярная физика 166 KB
  Основы термодинамики Молекулярная физика и термодинамика занимаются явлениями, обусловленными совокупным действием огромного числа непрерывно движущихся частиц. Несмотря на то, что каждая частица движется по законам механики, их совокупное движение ...
7888. Поняття про форму організації навчання 28.5 KB
  Поняття про форму організації навчання Відповідь на питання Як навчати? виводить нас на ще одну важливу категорію педагогіки - категорію форм організації навчання. Якщо поняття метод характеризує змістову або внутрішню сторону навчального процесу ...