87807

История России (Россия в мировой цивилизации): Курс лекций

Конспект

История и СИД

Последствия Великой Отечественной войны для экономики страны. Восстановление разрушенных и строительство новых промышленных предприятий. Ускоренное развитие военно-промышленного комплекса. Послевоенная деревня Аграрный кризис начала 50-х годов. Социальная политика и ее приоритеты.

Русский

2015-04-23

391 KB

2 чел.

Материалы к лекционным и семинарским занятиям по дисциплине «История» подготовлены на основании следующей литературы:

Всемирная история: Учебник для вузов/ Под ред. –Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. – М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. – 496 с.

 Самыгин П.С. История / П.С. Самыгин и др. — Изд. 7-е. — Ростов н/Д: «Феникс», 2007. — 478

История России (Россия в мировой цивилизации): Курс лекций /

Сост. и отв. редактор А. А. Радугин. М.: Центр, 2001.—352с.

Тема 16. Россия и мир в 1945-1985 гг.

СССР во второй половине 1940-хпервой половине 1960-е гг.:

а) Восстановление и дальнейшее развитие народного хозяйства (19461965 гг).

Последствия Великой Отечественной войны для экономики страны. Восстановление разрушенных и строительство новых промышленных предприятий. Ускоренное развитие военно-промышленного комплекса. Послевоенная деревня Аграрный кризис начала 50-х годов. Социальная политика и ее приоритеты. Денежная реформа. Экономическое развитие в 1953 –1964 гг. Освоение целинных и залежных земель. Курс на ускорение научно-технического прогресса в промышленности и его результаты. Замедление темпов экономического развития страны в начале 60-х годов. Разработка новой хозяйственной реформы. Социальная политика. Стихийные выступления рабочих в 1962 г. События в Новочеркасске.

б) Общественно-политическая жизнь во второй половине 1940-хначале 1950-х годов

Настроения различных слоев населения советского общества после войны и их влияние на внутреннюю политику властей. Развитие культуры. Достижения советских ученых, деятелей литературы и искусства.

Меры по укреплению режима личной власти Сталина и борьбе с вольномыслием в обществе. Постановления 1946–1948 гг. по вопросам литературы и искусства. «Научные дискуссии» по философии, политэкономии, языкознанию и биологии.  Кампания  борьбы  с  «космополитизмом»  и «низкопоклонством перед Западом». «Ленинградское дело». Новая волна политических репрессий.

в) Первые попытки либерализации советского общества в 1950-хначале 1960-х гг.

Расстановка сил в высшем партийно-государственном руководстве после смерти И.В. Сталина. «Номенклатурная» либерализация – «хрущевская оттепель». ХХ съезд и десталинизация. Постановление ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий». Начало реабилитации жертв политических репрессий. Реакция в обществе на критику Сталина. Экономические реформы «хрущевского десятилетия». Поиск путей интенсификации экономики. Отставка Н.С. Хрущева.

Социально-экономическое развитие СССР во второй половине 1960-хпервой половине 1980-х гг. Нарастание кризисных явлений в советском обществе

Новое партийно-государственное руководство. Отмена решений, ущемлявших интересы номенклатуры. Рост бюрократического аппарата. Усиление консервативных тенденций в политике. Концепция «развитого социализма». Конституция СССР 1977 г.

«Косыгинские реформы». Кризис социалистической системы в 70-х–середине 80-х гг. ХХ в. Нарастание кризисных явлений и противоречивый характер развития экономики. Сочетание высокотехнологичных направлений экономики и ее экстенсивный характер, структурная диспропорция, централизованный механизм распределения в экономике. Социальная и национальная структура советского общества. Изменения в численности и составе рабочего класса, крестьянства, служащих. Нарастающая урбанизация общества.

Основные направления и приоритеты социальной политики. Уровень жизни городского и сельского населения. Политическое развитие страны. Роль КПСС в советском обществе.

Меняющийся мир: 1950-есередина 1980-х гг.

Этапы, достижения и последствия современной научно-технической революции. Качественное преобразование сферы материального производства. Социальные изменения. Международные отношения в послевоенном мире. Образование независимых государств в Азии и проблема выбора пути развития в 50х г. Бандунгская конференция 1955 г., начало движения неприсоединения. Исламский фундаментализм – как мусульманский ответ на вызов меняющегося мира. События 1950х–1970х г.г. в Иране, Ираке, Афганистане, Египте. Арабо-Израильский конфликт 1960х–1970х г.г. Советско-Африканские отношения 1960х–1970х гг.

СССР во второй половине 1940-х–первой половине 1960-е гг.

Восстановление и развитие народного хозяйства.

В области экономики на первый план вышло восстановление народного хозяйства, начатое еще в 1943 г. по мере изгнания оккупантов.

К 1945 г. объем промышленного производства в СССР несколько превысил показатели 1940 г., но при этом более половины его приходилось на военную продукцию. Демилитаризация экономики (конверсия) в основном завершается к 1947 г. Особенностью ее было то, что она носила частичный характер, ибо одновременно с сокращением удельного веса выпускаемой боевой техники огромные средства вкладывались в модернизацию военно-промышленного комплекса, в разработку новых видов оружия. В 1949 г. СССР успешно испытал атомную бомбу, а в 1953 г. впервые в мире водородную.

Другой приоритетной отраслью была тяжелая промышленность, главным образом машиностроение, металлургия, топливно-энергетический комплекс. Легкая и пищевая промышленность, как и в довоенный период, финансировалась по остаточному принципу и не удовлетворяла даже минимальных потребностей населения.

В целом за годы 4-й пятилетки (1946—1950 гг.) было восстановлено и вновь сооружено 6200 крупных предприятий. Промышленное производство в стране значительно увеличилось и в 1950 г. в целом превзошло довоенные показатели на 73% (в недавно присоединенных республиках Прибалтики, Молдавии, западных областях Украины и Белоруссии— в 2—3 раза). Этот рост основывался на:

высокой мобилизационной способности директивной экономики, сохранявшейся в условиях еще далеко не исчерпанных возможностей экстенсивного развития (за счет нового строительства, вовлечения в производство дополнительных источников сырья, топлива, людских ресурсов);

репарациях с Германии  (на сумму В 4,3млрд. долларов).Они обеспечили до половины объема оборудования, установленного в промышленности;

бесплатном труде многомиллионой армии советских узников ГУЛАГа (8—9 млн. человек) и военнопленных (1,5 млн. немцев и 0,5 млн. японцев)

продолжавшейся политике перераспределения средств из легкой промышленности и социальной сферы в пользу индустриальных отраслей. Ее составной частью рыли меры по снижению покупательной способности населения: конфискационная денежная реформа, проведенная в 1947 г. после отмены карточной системы, и принудительные государственные займы, на покупку облигаций которых уходило в среднем 1-1,5 месячной зарплаты рабочих и служащих ежегодно (всего за 1946-1956 гг. было размещено 11 займов). В 1952 г. реальная зарплата равнялась 94% от уровня 1928 г. В этих условиях проводившееся (с 1948 по 1954 гг.) снижение розничных цен на товары имело не столько экономический, сколько пропагандистско-политический характер. Достаточно сказать что общий выигрыш населения от снижения цен составил 30 млрд. рублей, в то же время только государственный долг по внутренним займам превышал 20 млрд. рублей;

традиционной и год от года нараставшей перекачке средств из аграрного сектора экономики в промышленный ——Сельское хозяйство вышло из войны крайне ослабленным. В 1945 г. его валовая продукция составляла 60% от довоенной. Жестокая засуха 1946 г. еще больше подорвала производительные силы колхозов и совхозов. Однако государство продолжало через ценовую политику осуществлять неэквивалентный товарообмен между городом и деревней. Через госзакупки колхозы, например, возмещали лишь пятую часть собственных расходов на производство молока, десятую часть зерна, двадцатую - мяса. Почти ничего не получая из колхозной кассы, крестьяне жили за счет личного подсобного хозяйства. Власти и здесь усмотрели «скрытые резервы» и начиная с 1946 г. приусадебные участки были не только обрезаны, но и обложены непомерными налогами. Кроме того, каждый крестьянский двор обязывался поставлять государству определенное количество мяса, молока, яиц, шерсти и т. д.

В 1948 г колхозникам было настоятельно «рекомендовано» продать государству мелкий скот, содержание которого дозволялось колхозным уставом. Как следствие, за полгода было тайком забито более 2 млн. свиней, овец, коз и др. Резко повышаются сборы и налоги с доходов сельских жителей от продаж на свободном рынке. К тому же торговать на рынке можно было только при наличии специального документа о том, что соответствующий колхоз полностью выполнил свои обязательства перед государством. В 1947 г. был подтвержден обязательный минимум трудодней, введенный в конце 30-х годов. За его невыполнение грозила ссылка.

В начале 50-х годов сельское хозяйство, с трудом поднявшись на довоенный уровень вступило в полосу глубокой стагнации, Чтобы обеспечить продовольственное снабжение городов и армии, пришлось прибегнуть к чрезвычайным госрезервам.

С тем, чтобы скрасить неприглядную картину с положением сельского хозяйства, власти в 1948 г. опубликовали грандиозный «Сталинский план преобразования природы». Среди прочего он предусматривал создание искусственного моря в Западной Сибири и плотины через Тихий океан для отвода холодного течения от сибирских и дальневосточных берегов.

Общественно-политическая и культурная жизнь страны.

Состояние дел в общественно-политической области вызывало самое серьезное беспокойство И. В. Сталина и его окружения, ибо там явственно обозначились процессы, подтачивавшие устои режима личной власти.

Война отчасти разрядила удушливую общественную атмосферу 30-х годов, поставила многих людей в условия, когда они должны были критически мыслить, инициативно действовать, брать ответственность на себя. К тому же миллионы советских граждан участники освободительного похода Красной Армии (до 10 млн.) и репатрианты (5,5 млн.) впервые лицом к лицу столкнулись с «капиталистической действительностью». Разрыв между образом и уровнем жизни в Европе и СССР был столь разительным, что они, по свидетельству современников, испытали «нравственный и психологический удар». И он не мог не поколебать утвердившиеся в сознании людей социальные стереотипы.

Историки, изучая сейчас архивы ЦК ВКП(б) и органов госбезопасности, выявили немало документов, где фиксировалось устрашавшее власти «брожение умов». Среди крестьянства ходили слухи о роспуске колхозов и расширении свободы хозяйствования. Интеллигенция надеялась на смягчение политического режима. В ряде городов (в Москве, Воронеже, Свердловске, Челябинске и др.) возникли молодежные антисталинские группы. Ситуация усугублялась очагами открытого вооруженного сопротивления Советской власти (в присоединенных накануне войны республиках Прибалтики и западных областях Украины и Белоруссии).

Напор свежих общественных настроений нашел отклик даже в среде обновившейся за годы войны номенклатуры. В 1946— 1948гг. при составлении и обсуждении в узком кругу проектов новых Конституции СССР и программы ВКП(б), в письмах, поступавших в ЦК партии, номенклатурными работниками были высказаны предложения, способные вывести страну на путь известной демократизации: об ограничении срока пребывания в партийных и советских органах, о выдвижении нескольких кандидатов на выборах депутатов в Советы и т. п.

Столкнувшись с симптомами политической нестабильности, нараставшего общественного напряжения, сталинское руководство предприняло действия по двум направлениям.

Одно из них включало меры, в той или иной степени адекватные ожиданиям народа и направленные на оживление общественной и культурной жизни в стране.

Одновременно мерами, носившими в части демократизации политического режима чисто внешний, декорационный характер (выборы в Советы всех уровней, съезды общественных и политических организаций – комсомола, профсоюзов, Союза композиторов, создание Академии художеств и т.д.) сталинская администрация наращивала наступление на другом, главном направлении. Суть его заключалась в борьбе с вольномыслием в обществе, укреплении личной власти диктатора.

В августе 1946 г. по инициативе И. В. Сталина было принято постановление ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград», а затем серия других «идеологических» постановлений («О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению», «О кинофильме «Большая жизнь», «Об опере Мурадели «Великая дружба» и др.). Они дали сигнал к публичной травле многих выдающихся деятелей культуры: писателей А. А. Ахматовой, М.М.Зощенко, Э. Г. Казакевича, Ю. П. Германа, композиторов В. И. Мурадели, С.С.Прокофьева, А. И. Хачатуряна, Д.Д.Шостаковича, кинорежиссеров Г.М.Козинцева, В.И.Пудовкина, С.М.Эйзенштейна и др. Вся эта кампания имела своей целью «приструнить» интеллигенцию в целом, втиснуть ее творчество в прокрустово ложе «партийности» и «социалистического реализма». Аналогичные цели преследовали развернувшиеся с 1947г. погромные «дискуссии» по философии, биологии, языкознанию, политэкономии. В области естественных наук насаждались лженаучные представления. Была разгромлена генетика, искусственно тормозилось развитие кибернетики.

В 40-х годах началась новая кампания: по борьбе с «космополитизмом» и «низкопоклонством перед Западом». Власти пытались усилить идейно-политическую и культурную изоляцию страны, разжечь шовинистические и антисемитские чувства. Нечто похожее происходило и в США, где в те же годы нагнеталась антикоммунистическая истерия. Но в сталинском варианте «охоты на ведьм» решалась более широкая задача: наряду с воссозданием пошатнувшегося в войну образа внутреннего врага идеологически обеспечить вторую (после середины 30-х годов) волну социального террора. С 1948 г. возобновляются массовые репрессии. Фабрикуются новые судебные «дела» («Ленинградское дело», «Дело врачей» и др.). Жертвами террора стали тогда от 5,5 до 6,5 млн. человек.

5 марта 1953 г. умер В. И. Сталин. К концу жизни этот человек достиг зенита своего могущества. Но уже тогда выпестованный им советский тоталитаризм столкнулся с двумя вызовами капиталистического мира, адекватный ответ на которые он, как показало будущее, не смог дать.

Первый экономический. Ведущие западные страны на рубеже 40-х 50-х годов вступили в эпоху научно-технической революции, что вскоре вывело их на новую, постиндустриальную ступень развития. Наметился стремительно прогрессирующий разрыв в технологическом качестве потенциалов рыночной экономики и советской директивной экономики. В середине 50-х гг.  административно-бюрократическая система управления, сложившаяся в 20-е – 30-е г. начала давать сбои. Рассчитанная на мобилизацию всех средств для решения какой-либо одной задачи. эта система н могла функционировать в условиях норамальной экономики. Попытки тотального планирования и централизованного распределения были обречены на неудачу

Последняя в силу присущих ей органических свойств сверхцентрализованности, отсутствию инициативы и предприимчивости в многочисленных структурных звеньях хозяйственного управления, слабой материальной заинтересованности работников в качестве труда—оказалась невосприимчивой к внедрению в производство в общенациональном масштабе (за исключением приоритетного военно-промышленного комплекса) новейших достижений научно-технической мысли.

Второй вызов в области общественно-политической и социальной. Он выражался в том, что развитые капиталистические государства продолжали стабильно поднимать и без того высокий, несопоставимый с советскими стандартами, уровень жизни населения, обеспечивать широкие демократические права и свободы.

Строго говоря, давление этого вызова ощущалось и в предшествующие десятилетия. Именно для нейтрализации «демонстрационного эффекта» Запада (или, пользуясь языком партийных идеологов, его «тлетворного влияния») над СССР фактически уже с 20-х годов был опущен «занавес» сначала относительно легкий, проницаемый, затем поистине «железный». Он казался незыблемым. Но то было обманчивое впечатление.

Изнутри «занавес» в основном подпирала репрессивная машина, давившая своими тяжелыми катками все ростки вольномыслия и критического отношения к реалиям советского образа жизни. Между тем ресурсы этой машины, как будет показано ниже, оказались практически полностью выработанными и власти после смерти диктатора были вынуждены приступить к ее демонтажу. Извне «железный занавес» поддерживался традиционно изоляционистской политикой в области культурного обмена, общественных и личных связей с капиталистическим миром. В годы холодной войны она еще более усилилась, охватывая все новые сферы международных отношений. Резко сократилась торговля с Западом (на 35% в 1950 г. по сравнению с первыми послевоенными годами), что болезненно сказывалось на советской экономике, лишенной притока передовых технологий и оборудования. Руководству СССР и здесь в скором времени пришлось пересмотреть свою позицию и встать на путь развития всесторонних отношений с западными государствами.

В этой ситуации «железный занавес» начал медленно, но неотвратимо ржаветь. С каждым годом, не говоря уже о десятилетии, он все больше утрачивал способность ограждать население от «тлетворного влияния» Запада. И как закономерный результат насаждавшиеся коммунистической пропагандой стандарты «социалистического народоправства» и равенства в нищете утрачивали некогда имевшую для немалой части населения привлекательность и магическое воздействие, уступая место растущим сомнения в правильности «выбранной» старшими поколениями модели общественного развития. В народе постепенно, десятилетие за десятилетием, накапливался критический потенциал. И никакие действия властей не могли остановить этот процесс, ибо в рамках существовавшей модели было невозможно обрубить питающие его социально-экономические и политические корни.

Исторический опыт показывает, что любая общественная система, неспособная эффективно реагировать на принципиальные вызовы времени и внешней среды, рано или поздно входит в полосу своего общего кризиса и разложения. Вопрос, когда такая полоса началась в истории СССР, является дискуссионным. Одни исследователи торопятся датировать это серединой 50-х годов, другиеконцом 70-х или серединой 80-х годов.

Но как бы то ни было, очевидна особенность общего кризиса советской модели тоталитарного «государственного социализма» (кстати, крайне затрудняющая датировку начальной грани этого процесса) его затяжной, вялотекущий характер. Это объяснялось и многовековыми российскими традициями (мощной государственностью, несформированностью гражданского общества, укоренившейся в народной психологии стихийной тяги к уравнительной справедливости), так и огромными размерами страны, ее исключительными по масштабам природными богатствами, которые в нараставших количествах безжалостно бросались в топку затратной директивной экономики и поддерживали в ней огонь жизни. На этой основе власти обеспечивали функционирование, хотя и на низком уровне, системы социальных гарантий (бесплатное медицинское обслуживание и образование, пенсии и т п.), что позволяло избегать сколько-нибудь серьезного народного недовольства.

ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ РЕФОРМЫ В ССССР В 50-Е – СЕР. 60-Х ГГ.

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ.

После смерти диктатора бразды правления страной сосредоточила в своих руках небольшая группа политиков: преемник И.В.Сталина на посту председателя Совета министров Г.М.Маленков, министр объединенного МВД (куда вошло и министерство госбезопасности) Л. П. Берия и секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев. Внутри этого «триумвирата» сразу же началась борьба за лидерство.

В конечном счете исход этой борьбы определялся тем, кого из претендентов на верховную власть поддержит партийно-государственная и военная номенклатура. Основу этого господствующего слоя советского общества составляли люди, занявшие руководящие посты после «великой чистки» 30-х годов, а также в период Отечественной войны. За прошедшее время их положение заметно окрепло, они обрели немалый опыт и авторитет как непосредственные организаторы борьбы народа против фашистской агрессии. К тому же номенклатура успела обрасти взаимопроникающими связями, которые цементировали этот слой, поддерживали его внутреннюю устойчивость и солидарность. На первое место там выдвинулся советский эквивалент дореволюционных генерал-губернаторов секретари ЦК республиканских компартий, обкомов и крайкомов (их удельный вес в ЦК КПСС поднялся с 20% в 1939 г. до 50% в 1952 г.). Они были лояльны Центру, но требовали большей самостоятельности в решении местных дел и, главное, личной безопасности. Расширения участия в реальном осуществлении власти и гарантий от возобновления репрессии в собственной среде жаждали и другие отряды номенклатуры. Ее стремление к реформированию тоталитарных структур питалось и событиями, которые развернулись сразу после смерти И. В. Сталина и грозили выйти из-под контроля (восстания в советских концлагерях, массовые антикоммунистические и антисоветские выступления в ГДР и Чехословакии, брожение в других странах «народной демократии»).

Вместе с тем, номенклатура ясно осознавала предел в предстоящих реформах, дальше которого она не хотела, да и не могла идти:

им надлежало подтолкнуть развитие производства (особенно в разоренном аграрном секторе экономики);

снять явное перенапряжение и усталость общества от искусственно подстегиваемой «мобилизационной готовности» к отражению происков все новых «внутренних и внешних врагов»;

коренным образом реорганизовать систему ГУЛАГа, изжившую себя и все более превращавшуюся в пороховую бочку;

несколько улучшить жизнь простых людей, влачивших нищенское существование.

С другой стороны, реформы никак не должны были ущемлять социально-политических интересов партократии и прочих привилегированных групп населения.

Каждый из кандидатов на верховную власть поспешил заявить о своей готовности к изменению порядка вещей, освященных сумрачным гением И. В. Сталина. Так, Г. М. Маленков высказывался в общей форме, не называя имен, против «политики культа личности», за смещение акцента в экономике в сторону удовлетворения непосредственных материальных и культурных потребностей народа, за мирное сосуществование с капиталистическими государствами как альтернативы неизбежной гибели цивилизации в ядерной войне. Л. П. Берия, в свою очередь, ратовал за объединение Германии и ее нейтралитет, примирение с Югославией, за расширение прав республик СССР и выдвижение там в руководство национальных кадров, выступал против русификации в области культуры.

И все же выбор пал на Н. С. Хрущева. Причины следует искать в том, что этот политик в прошлом был в меньшей степени, чем многолетний шеф госбезопасности Л. П. Берия и один из вдохновителей послевоенных «чисток» Г. М. Маленков, замешан в кровавом «перетряхивании» руководящих кадров, а в настоящем— не контролировал карательные органы. В глазах номенклатуры это делало фигуру Хрущева не столь одиозной и опасной в будущем.

События на советском политическом «Олимпе» развивались стремительно. В июне 1953 г. по вздорному обвинению в «сотрудничестве с империалистическими разведками» и «заговоре с целью восстановления господства буржуазии» был арестован Л. П. Берия (расстрелян в декабре того же года). В январе 1955 г. подал в вынужденную отставку председатель Совмина Г.М.Маленков. Последний акт верхушечной борьбы пришелся на лето 1957 г. Тогда из партийно-государственного руководства была полностью изгнана как «антипартийная» группа политиков (в числе того же

Еще в 1948 г., в обстановке общей нехватки рабочей силы из-за понесенных в войне колоссальных потерь, власти распорядились использовать заключенных более «экономно» надеясь этим сократить их массовую гибель. Была введена грошовая зарплата «ударникам», добавлены пайки. Но подобные меры не дали результатов. На рубеже 40-х—50-х годов произошли первые в истории ГУЛАГа восстания узников. Советское руководство оказалось перед альтернативой: или резко увеличить довольствие заключенным, радикально изменить весь уклад их работы и «жизни», или распустить лагеря, где отбывали наказание за мифические преступления многие миллионы трудоспособных людей. Первое, однако, делало нерентабельным само существование системы подневольного труда: она могла функционировать только при работе «на износ» и постоянном пополнении свежим «человеческим материалом» через массовые репрессии. Под давлением послевоенного дефицита рабочей силы в стране, преобладавших настроений в разных слоях населения, включая номенклатуру, был избран второй путь.

Г. М. Маленкова, Л. М. Кагановича, В. М. Молотова и др.) из-за их открытого сопротивления курсу, проводимому партократией во главе с ее ставленником первым секретарем ЦК КПСС (с сентября 1953г.) и председателем Совмина СССР (с марта 1958г.) Н. С. Хрущевым.

Следует, однако, подчеркнуть: новый советский лидер, обладавший недюжинным умом и большой хитростью, тонким знанием специфических законов аппаратной борьбы, сумел довольно быстро подмять под себя верхние эшелоны партократии и получил простор для проявления собственной колоритной индивидуальности (заметим попутно за счет потенциала великой державы). В решающей степени тому способствовали и впечатанная кровью в сознание старых аппаратчиков жесткая сталинская схема управления (непогрешимый вождь послушные исполнители), и сама политическая атмосфера в стране, едва вступившей на путь избавления от тоталитарных структур.

Обратимся теперь к анализу номенклатурной «либерализации» в ее главных аспектах: общественно-политическом, экономическом, внешнеполитическом.

Преобразования в экономике.

В центре практической деятельности хрущевской администрации находились вопросы экономического развития СССР.

По решению сентябрьского (1953 г.) пленума ЦК КПСС были проведены неотложные меры по подъему сельского хозяйства:

во много раз увеличены закупочные цены на колхозно-совхозную продукцию, усилено финансирование аграрного сектора (с 7,6% от всех капиталовложений, в 1950 г. до 18% в 1955 г.). Укреплена его материально-техническая база и кадровый потенциал. На село направляется 30 тыс. партработников и 120 тыс. специалистов-аграрников из различных городских управленческих структур. С 1954 г. развернулась кампания по освоению целинных и залежных земель. В оборот было введено 42 млн. га пашни, где выращивалось к концу десятилетия до 40% всех зерновых.

Новое руководство СССР обратило также внимание на отставание отечественной промышленности в научно-техническом соперничестве с Западом. Июльский (1955 г.) пленум ЦК КПСС осудил, как ошибочную, «теорию» об отсутствии морального износа техники в условиях социализма, получившую широкое хождение, и подчеркнул; что главная линия в развитии промышленности—это «всемерное повышение технического уровня производства на базе электрификации, комплексной механизации и автоматизации».

Благодаря сверхконцентрации материальных средств и человеческих усилий, на отдельных направлениях удалось добиться впечатляющих успехов: впервые в истории атом заработал в мирных целях (в 1954 г. построена атомная электростанция, в 1959 г. спущен на воду атомоход «Ленин»), выводятся на околоземную орбиту первый спутник (1957 г.) и первый космический корабль с человеком на борту (1961 г.), радикально изменился топливный баланс страны за счет использования нефти и газа, мощный рывок вперед сделала химическая промышленность, освоившая выпуск искусственных материалов с заданными свойствами, на транспорте паровозы уступили место тепловозам и электровозам.

Однако в целом промышленность продолжала двигаться по привычному рутинному пути, объем производства увеличивался за счет нового строительства (введено в действие более 8 тыс. крупных предприятий), а не повышения эффективности использования имеющегося потенциала. Нарастали структурные диспропорции: если в 1940 г. удельный вес выпуска средств производства (группа А) составлял 61,2%, то в 1960 г. он поднялся до 72,5% при соответствующем снижении доли производства средств потребления (группа Б). Во многом это определялось отказом от предлагаемого Г. М. Маленковым курса на приоритетное развитие группы Б, который Н. С. Хрущев в 1955 г. заклеймил как «отрыжку правого уклона».

Характерной чертой экономической политики того периода было активное проведение всякого рода административных реорганизаций. В них Н. С. Хрущев усматривал второй, не менее важный, чем НТР, рычаг подъема эффективности общественного производства.

В 1957 г. вместо упраздненных отраслевых министерств появились территориальные советы народного хозяйства (совнархозы). В следующем году правительство ликвидировало МТС и поставило колхозы перед необходимостью втридорога выкупить сельхозтехнику, что ощутимо подорвало финансовое положение сельских производителей. Под влиянием идеологического клише о прогрессивности государственной формы собственности перед колхозно-кооперативной во второй половине 50-х годов происходит массовое преобразование колхозов в совхозы, а в городах полное огосударствление промысловой кооперации, (в 1955 г. на нее приходилось 8% всей промышленной продукции). Волна новых притеснений обрушилась на личные подсобные хозяйства, только что (в 1953 г.) освобожденные от сталинских налогов и обязательных натурпоставок: крестьян заставляли продавать колхозам скот, обрезали приусадебные участки.

В марте 1962 г. была перестроена система управления сельским хозяйством. Вместо прежних структур в районах учреждаются колхозно-совхозные управления (КСУ), а в областях и республикаханалогичные комитеты. При них возрождается институт парторгов и комсоргов ЦК, обкомов и райкомов. Скоро очередь дошла и до самих партийных комитетов. В сельских районах они были упразднены (с передачей их функций парторганизациям КСУ), а в областях разделены по производственному принципу (на промышленные и сельскохозяйственные).

«Административная лихорадка» явно шла по нарастающей, в то время как темпы экономического развития страны катились вниз. В 5-ю пятилетку (1951—1955 гг.) промышленное производство увеличилось на 85%, сельскохозяйственное на 20,5% (за счет последних двух лет); в 1956—1960 гг. соответственно на 64,3% и 30%;

в 1961—1965 гг. на 51% и 11%*. ((Надо иметь в виду, что на практике два последних года 6-й пятилетки были объединены с годами следующей пятилетки и на этой основе сверстан единый семилетний план (1959—1965 гг.) )).

Плановые задания систематически срывались.

Ситуация, сложившаяся в экономике, напрямую проецировалась на социальную политику хрущевской администрации. В середине 50-х годов был разработан целый пакет мер, направленных на улучшение жизни населения, регулярно повышалась зарплата. Прекратился выпуск обязательных облигаций госзаймов. Был принят закон о пенсиях для рабочих и служащих (колхозникам пенсии устанавливаются в 1965 г.). Отменены все виды платы за обучение. Шло массовое строительство жилья. За 1956—1960 гг. новоселье справили почти 54 млн. человек, или четверть населения страны. При этом менялся сам жилищный стандарт: семьи все чаще получали не комнаты, а отдельные квартиры (хотя и малогабаритные).

Однако на рубеже 50-х—б0-х годов явственно обозначилась попытка правительства поправить положение дел в экономике за счет трудящихся. Почти на треть были снижены тарифные расценки на производстве, а розничные цены на продовольствие с мая 1962 г. примерно на столько же возросли. В ряде городов произошли стихийные выступления рабочих. Самое крупное из них было в Новочеркасске (июнь 1962 г.), где власти применили оружие и десятки человек погибли.

В правящих кругах СССР множились сомнения в том, что административные методы управления способны обеспечить динамичное развитие экономики. Под руководством заместителя председателя Совмина А. Н. Косыгина начинается подготовка программы более глубокого реформирования хозяйственного механизма, использования методов экономического стимулирования производства.

«Оттепель» в политике и культуре.

В числе первых решений хрущевской администрации была реорганизация в апреле 1954 г. МГБ в Комитет государственной безопасности при Совмине СССР, сопровождавшаяся значительной сменой кадров. Отдается под суд за фабрикацию фальшивых «дел» часть руководителей карательных органов, вводится прокурорский надзор за службой госбезопасности. В Центре, в республиках и областях она была поставлена под бдительный контроль соответствующих партийных комитетов (ЦК, обкомов, крайкомов), иначе говоря под контроль партократии.

Расширяются права Совминов союзных республик в управлении экономикой. В апреле 1956 г. правительство полностью отменило антирабочие законы предвоенной поры, частично смягченные в начале 50-х годов. В 1956—1957 гг. были сняты политические обвинения с репрессированных народов и восстановлена их государственность (кроме немцев Поволжья и крымских татар).

В сентябре 1953 г. Верховный Совет СССР специальным указом открыл возможность для пересмотра решений бывших коллегий ОГПУ, «троек» НКВД и упраздненного к тому времени «особого совещания» при НКВД-МГБ-МВД. К 1956 г. было освобождено из лагерей и реабилитировано посмертно около 16 тыс. человек. После XX съезда КПСС (февраль 1956 г.), развенчавшего «культ личности Сталина», масштабы реабилитации резко увеличиваются, и вскоре миллионы политзаключенных обрели долгожданную свободу.

Возвращение в общество огромной массы ни в чем не повинных людей поставило власть перед необходимостью объяснить причины постигшей страну и народ трагедии. Такая попытка была сделана в докладе Н. С. Хрущева «О культе личности и его последствиях» на закрытом, заседании XX съезда, а также в принятом 30 июня 1956 г. специальном постановлении ЦК КПСС. Все, однако, сводилось к «деформации» социализма из-за особенностей послереволюционной ситуации и личных качеств И. В. Сталина, выдвигалась единственная задача «восстановление ленинских норм» в деятельности партии и государства. Это объяснение было, безусловно, крайне ограниченным. Оно старательно обходило социальные корни явления, определенного как «культ личности», его органическую связь с тоталитарно-бюрократической природой общественной системы, созданной коммунистами.

И все же сам факт публичного осуждения творившихся в стране десятилетиями беззаконий и прямых преступлений высших должностных лиц произвел исключительное по своей силе впечатление, положил начало кардинальным переменам в общественном сознании, его нравственному очищению, дал мощный творческий импульс в работе научной и художественной интеллигенции. Под напором этих перемен стал расшатываться один из краеугольных камней в фундаменте «государственного социализма* тотальный контроль властей над духовной жизнью и образом мышления людей.

КПСС, проводя политику «управляемой десталинизации», поспешила четко обозначить допустимые границы критического осмысления прошлого и настоящего. В ответ на призывы общественности отменить позорные постановления ЦК по идеологическим вопросам 1946 —1948 гг. было категорически заявлено, что они «сыграли огромную роль в развитии художественного творчества по пути социалистического реализма» и в своем «основном содержании сохраняют актуальное значение». Систематически разносной критике за «идеологическую сомнительность», «недооценку руководящей роли партии», «ревизионистские настроения» и «формализм» подвергались писатели и поэты (А. А. Вознесенский, Д.А.Гранин, В. Д. Дудинцев, С.И.Кирсанов и др.), скульпторы и художники (Э. Н. Неизвестный, Р. Р. Фальк и др.), режиссеры (М.М.Хуциев и др.), ученые-гуманитарии. Из Союза писателей был исключен Б. Л. Пастернак.

Стремясь овладеть нараставшим общественным подъемом и заодно изжить обозначившийся в массах под напором критики сталинизма кризис доверия в КПСС, партийные идеологи подготовили очередную «программу великих свершений», обещавшую полное изобилие материальных и духовных благ не где-то в отдаленной перспективе, а уже «нынешнему поколению советских людей».

XXI съезд КПСС (1959 г.) сделал вывод, что социализм в СССР одержал «полную и окончательную победу» и страна вступила в период «развернутого строительства коммунизма». Развивая эту идею, XXII съезд КПСС (1961 г.) принял третью программу партии, где детально расписывались задачи по построению к 1980 г. в основных чертах коммунистического общества. Намечалось:

выйти на первое место в мире по производительности труда и выпуску продукции на душу населения, уровню жизни народа; преобразовать «социалистическую государственность в общественное коммунистическое самоуправление»; воспитать «нового человека, гармонически сочетающего в себе духовное богатство, моральную чистоту и физическое совершенство».

Номенклатурное мифотворчество, наложившись на еще не размытую до конца в общественном сознании веру в «светлые идеалы» и позитивные изменения в стране, вызвало последний в советской истории всплеск искреннего энтузиазма довольно широких слоев народа. Это, в частности, нашло отражение в многочисленных трудовых починах, молодежных стройках по комсомольским путевкам, в массовом движении «бригад коммунистического труда», в других идущих снизу формах соцсоревнования.

Итоги номенклатурной «либерализации».

Подходило к концу отпущенное историей время на бурные послесталинские преобразования в СССР, непоследовательные и противоречивые, но все же сумевшие вырвать страну из оцепенения предшествующей эпохи.

В целом номенклатура могла быть довольна. Н. С. Хрущев выполнил ее «социальный заказ»: обеспечил возвращение центра власти в партийно-государственный аппарат, укрепил его значимость, избавил руководящие кадры от страха репрессий. Однако до столь желанной номенклатурщиками «стабильности» было далеко. Сами они не хотели больше терпеть административные экспромты Хрущева, сопровождавшиеся кадровой чехардой. В военных кругах не могли забыть о масштабных и социально необеспеченных сокращениях Вооруженных Сил (они не только ликвидировали многие высокооплачиваемые генеральские должности, но и выбросили на произвол судьбы сотни тысяч офицеров). Свои основания для недовольства имелись и у других слоев населения. Росло разочарование интеллигенции строго дозированной номенклатурной «оттепелью». Рабочие и крестьяне устали от шумной борьбы Хрущева за «светлое будущее» при ухудшении текущей жизни.

Все это помогло партийно-государственной номенклатуре без каких-либо общественных потрясений избавиться от беспокойного лидера. В октябре 1964 г. на пленуме ЦК КПСС Н. С. Хрущев был обвинен в «волюнтаризме и субъективизме», снят со всех постов и отправлен на пенсию.

Первым секретарем ЦК (с 1966 г. генеральным секретарем) стал Л. И. Брежнев, председателем Совета Министров СССР А. Н. Косыгин 

Советское общество в послевоенный периол. Апогей сталинского тоталитаризма

(1945-53 гг.)

Первые послевоенные годы жизни советского общества характеризовались усилением тоталитарных тенденций. Данное обстоятельство можно частично объяснить тем, что специфика общественных настроений в ходе войны, а также после ее завершения, прежде всего в среде научной и творческой интеллигенции, заключалась в надежде на либерализацию жизни, ослабление жесткого партийно-государственного контроля. Появилось стремление к развитию и укреплению культурных контактов с США, Англией, Францией. Речь о всестороннем послевоенном сотрудничестве шла на Ялтинской и Потсдамской конференциях. И такое сотрудничество налаживалось.

Однако международная обстановка вскоре после войны резко изменилась. Началась холодная война. Курс на сотрудничество со странами Запада сменился концепцией противостояния капиталистическому лагерю. В этих условиях руководство СССР перешло к осуществлению политики «завинчивания гаек» в отношении интеллигенции, давление на которую несколько ослабло в последние годы войны. В 1946 — 1948 гг. было принято несколько постановлений ЦК ВКП(б) по вопросам культуры. В стране началась массированная кампания, проводившаяся под флагом борьбы за «утверждение советского патриотизма» против «тлетворного влияния Запада», за «перевоспитание» интеллигенции.

Гонениям подверглись такие выдающиеся деятели культуры, как писатель М. Зощенко, поэтесса А. Ахматова, композиторы Д. Шостакович, Ю. Шапорин, С. Прокофьев, кинорежиссеры Э. Казакевич, С. Эйзенштейн и многие другие.

Вмешательства властей не избежали и некоторые сферы науки. Идеологический контроль особенно жестко осуществлялся в научных исследованиях по истории, философии, политической экономии. Проведенные по инициативе партии дискуссии в различных областях науки по сути дела были средством осуждения крупных ученых, взгляды которых, по мнению партийного аппарата, не соответствовали концепциям марксизма-ленинизма.

Духовный гнет сопровождался и физическим террором. Во второй половине 40-х гг. в стране возобновились массовые репрессии. Вновь арестовывались люди, выпущенные из лагерей в годы войны. Репрессии не достигли масштабов 30-х гг. Не было громких показательных процессов, но они были достаточно широкими, речь шла о сотнях тысяч осужденных. Наиболее крупным стало «Ленинградское дело» (1949 — 1951 гг.). Формально оно началось в январе 1949 г. после поступившей в ЦК ВКП(б) анонимной записки о фальсификации результатов выборов секретарей Ленинградского обкома и горкома, а завершилось снятием с работы более 2 тыс. руководителей, когда-либо работавших в Ленинграде, и казнью свыше 200 из них. Они были обвинены в попытке разрушить СССР, якобы противопоставив Россию Союзу, а Ленинград — Москве. Среди казненных были: член Политбюро и председатель Госплана СССР Н.А. Вознесенский, секретарь ЦК ВКЩб) А.А. Кузнецов, председатель СМ РСФСР М.И. Родионов, глава Ленинградской партийной организации П.С. Попков и др.

В конце 40-х годов проявилось ярко выраженное стремление Сталина к укреплению своего единовластия. Главным орудием, способствующим достижению этой цели, как и прежде, были органы государственной безопасности. Они всегда находились под личным контролем Н.В. Сталина, но в конце 40-х — начале 50-х гг. их руководство вождем стало непосредственным и прямым. Другим орудием осуществления сталинской диктатуры была Коммунистическая партия. Она оставалась разделенной на две неравные части. Первая — миллионные массы рядовых членов партии, которые были полностью отстранены от реального участия в решении государственных и партийных дел, но активно вовлечены в пропаганду и реализацию решений. И вторая — иерархическая система партийной номенклатуры с мощным, хорошо организованным аппаратом, реально управлявшим страной, верховная власть в которой принадлежала главе партии и государства — И.В. Сталину.

В этих условиях Советы всех уровней не играли какой-либо существенной роли в руководстве СССР- Тринадцать с Головиной лет, с марта 1939 г. по октябрь 1952 г., не созывались съезды партии. Пять с половиной лет е февраля 1947 г. по октябрь 1952 г. — пленумы ЦК. Даже Политбюро (10 членов и четыре кандидата в члены) почти никогда не собиралось в полном составе. Все важные вопросы решались на заседаниях весьма узкого круга лиц сталинского окружения, куда входили В. Молотов, Л. Берия, Г. Маленков, Л. Каганович, Н. Хрущев, К. Ворошилов. Режим личной власти Сталина, установившийся с конца 30-х гг. достиг своего апогея. Вся идеологическая пропаганда была направлена на всестороннее укрепление культа личности вождя. Она пронизывала деятельность всех организаций, — как партийных, так и государственных, науку и образование, литературу и искусство.

Конец 40-х — начало 50-х гг. отмечены утверждением имперской идеологии, все более открытым проявлением государственного антисемитизма. В СССР развернулась широкая антисемитская компания. В 1948 г. начались аресты представителей еврейской интеллигенции. Эти меры получили название кампании по борьбе с «безродным космополитизмом». В обстановке секретности были приговорены к смерти и расстреляны члены Антифашистского еврейского комитета. Их обвинили в организации антигосударственной деятельности, в осуществлении шпионажа в пользу США. Все еврейское население страны рассматривалось как массовый враг советского народа.

Накануне XIX съезда Сталин организовал новую провокацию, которая должна была послужить сигналом к началу очередного витка репрессивных акций. В сентябре

1952 г. карательные органы арестовали ряд руководящихработников Кремлевской больницы и врачей, обслуживавших членов Политбюро и их семьи. Их обвиняли в причастности к заговору с целью умерщвления руководителейгосударства и партии путем заведомо неправильного лечения. Предполагалось, что судебный процесс состоится вмарте 1953 г., и он будет публичным. Хотя в числе арестованных были не только евреи, но и русские, украинцы,дело сразу приняло антисемитский характер. В опубликованном извещении прямо указывалось, что свою террористическую и шпионскую деятельность арестованные врачиосуществляли по указаниям иностранных разведок и подруководством международных сионистских организаций,располагавшихся в США.

По всей стране были организованы митинги, участники которых требовали смертной казни для «врачей-убийц» и призывали к усилению «большевистской бдительности». Готовилась новая волна массового террора, которую предотвратила лишь скоропостижная кончина Сталина в марте

1953 г.

После смерти И.В. Сталина началась новая эпоха в социально-экономическом и политическом развитии советского общества.

Внутриполитическое развитие страны в 1953-1964 г г.

Н.С. Хрущев: оценки его деятельности. 1953 год: политическое развитие, борьба за власть. Смерть Сталина 5 марта 1953 года завершила целую эпоху в жизни страны: кончина вождя открыла дорогу реформам, необходимость которых ощущалась обществом и частью руководителей сразу после окончания второй мировой войны. Комплекс политических проблем был связан с развитием репрессивной политики конца 40-х — начала 50-х годов, превратившей органы МВД-МГБ в особую систему тотального контроля, охватившую практически все слои общественной жизни и группы общества. Элементарный закон самосохранения требовал от правящей элиты внести коррективы в эту систему, чтобы отвести от себя угрозу очередных кадровых чисток. Другим вопросом, требующим реформирования системы карательных органов, был вопрос о системе ГУЛАГ, сохранение которой являлось экономически неэффективной, создавая также и угрозу политической стабильности (смерть Сталина привела к массовым восстаниям заключенных).

После смерти Сталина наиболее реальным претендентом на власть оказался Л.П. Берия, в подчинении которого была вся система карательных органов — МВД и МГБ. Берия, одним из первых в руководстве страны, осознал необходимость отказа от наиболее одиозных проявлений командно-административной системы, предложив радикальную программу перемен.

Прежде всего, Л.П. Берия выступил против пропаганды культа личности Сталина на страницах печати. В марте 1953 года по его инициативе был издан указ об амнистии, в апреле — прекращено «дело врачей». Он же пытался повлиять на развитие хозяйственного механизма. В своих выступлениях в президиуме ЦК КПСС Берия поставил под сомнение эффективность колхозного производства, призвав отказаться от практики колхозного строительства в странах народной демократии. В области внешней политики Л. Берия являлся сторонником объединения ГДР и ФРГ, создания на их основе нейтрального демократического германского государства, считал необходимым нормализовать отношения с Югославией. Имели место и попытки установления контактов с приверженцами идеи «демократического социализма» на Западе. Все это было поставлено Берия в вину и дало основания для обвинения его в шпионской деятельности в интересах «мирового капитализма».

Обеспокоенные возможностью прихода к власти Берия, имеющего диктаторские амбиции, остальные руководители объединились и выступили против него, используя поддержку армии. Берия был осужден и расстрелян. Устранение главы политической полиции сделало возможным ее реорганизацию, имеющую целью ослабить роль карательных институтов в системе государственной власти. В частности были устранены «тройки» — органы внесудебного рассмотрения политических дел. У МВД также отобрали систему управления лагерями, передав его министерству юстиции. Политическая полиция была преобразована в самостоятельную организацию, получившую название Комитета государственной безопасности (КГБ). Очень широкие права за ее деятельностью были предоставлены прокуратуре. Вслед за Берией арестам подверглись и другие организаторы послевоенных репрессий (например, бывший глава МГБ Абакумов). Некоторые политические заключенные, в основном бывшие военнопленные, были амнистированы.

Внутриполитическая жизнь в стране характеризовалась продолжением борьбы за власть. Наиболее реальными претендентами оставались председатель Совета министров Г.М. Маленков и один из ближайших соратников Сталина Н.С. Хрущев, ставший в сентябре 1953 года первым секретарем ЦК КПСС. Позиции Маленкова были ослаблены вследствие падения Берия, с которым он был связан как один из организаторов послевоенных репрессий (в частности «ленинградского дела»), Хрущев, напротив, сумел укрепить свои позиции: контролируя партийный аппарат, он начинает расставлять своих сторонников на всех ведущих постах в партийных органах. В начале 1955 года Маленкова сняли с поста председателя Совета министров, возложив на него политическую ответственность за отставание сельского хозяйства.

Внутриполитическое развитие СССР в 1955—1959 гг. Эпоха Хрущева. После отстранения Маленкова с поста председателя Совмина, во главе государства фактически становится Хрущев, занявший в 1957 году эту должность. С именем Хрущева связывается политика, получившая название «оттепели», затронувшая общественно-политическую жизнь страны. Безусловно, «звездным часом» Хрущева стал XX съезд партии, на котором он выступил с,разоблачением культа личности, сталинских репрессий. Вслед за этим из тюрем и лагерей были возвращены сотни тысяч людей, арестованных по политическим мотивам. Предпринимаются некоторые шаги, которые могут быть обозначены как меры по демократизации политической системы: расширяются права Советов всех уровней в решении хозяйственных и социальных проблем. Увеличился объем полномочий общественных организаций, в частности профсоюзов.

Главным направлением политических преобразований хрущевского рукозодства являлось расширение самостоятельности местных государственных и экономических структур. Будучи глубоко уверенным в правильности и эффективности политической и экономической системы, Хрущев все проблемы и трудности хозяйственного развития объяснял недостатком управления — сверхцентрализацией и бюрократизацией. Он считал, что существующий порядок согласования решений и ограниченные полномочия местных органов власти не отвечают потребностям страны, тормозят ее социально-экономическое развитие. Еще в 1954 году по инициативе Хрущева производится упрощение структуры министерств и сокращение численности аппарата государственных служащих. В последующие два года было упразднено около десяти тысяч главков, трестов и прочих организаций. Весной 1955 г. принимаются меры по расширению прав союзных республик в финансово-экономической сфере.

Так были созданы предпосылки для осуществления главной реорганизации хрущевского руководства — перестройки системы управления народным хозяйством по территориальному принципу и создание совнархозов. Хрущев полагал, что данная реорганизация ограничит всевластие министерств и ведомств, будет способствовать развитию инициативы на местах. Согласно закону от 10 мая 1957 года промышленные министерства были заменены сотней совнархозов, управляющих предприятиями на региональном уровне. Реформа в целом принесла мало положительных результатов. Конечно, она облегчила развитие некоторых отраслей местной промышленности, финансировавшихся по остаточному принципу ранее, когда руководство осуществлялось из центра, но затруднило функционирование ряда секторов крупной промышленности. Главным результатом реформы стало возбуждение недовольства десятков тысяч чиновников, вынужденных отправиться из столицы в регионы.

1960—1964 годы. Кризис политики Хрущева, нарастание недовольства партийного аппарата его реформами. Отставка Хрущева. Бесконечные нововведения Хрущева постепенно вызывали все растущее недовольство партийного аппарата. Понижению авторитета Хрущева способствовали сложности в экономическом развитии, обозначившиеся в начале 60-х годов. Ухудшилась ситуация в главном «детище» вождя - сельском хозяйстве. Провальным в аграрном производстве оказался 1960 год. Сократился урожай зерна и других сельскохозяйственных культур, уменьшилось производство мяса. Правительство было вынуждено повысить цены на продукты, что вызвало массу недовольства (в Новочеркасске, например, произошел настоящий бунт, сопровождавшийся жертвами среди мирных граждан).

Пытаясь как-то отрегулировать ситуацию в стране, удержать растущий спад производства, Хрущев предпринимает ряд организационных мер: он лично выезжает в деревню, пытаясь наладить на месте управление сельским хозяйством, обрушивается на «спекулянтов». Способ решения экономических проблем Хрущев видит в очередной перестройке системы управления — партийно-хозяйственного аппарата. Еще в 1961 году принимается новый устав партии, в котором подчеркивалась необходимость периодического обновления партийных кадров всех уровней — от сельских партячеек до ЦК. На каждых выборах замене подлежало определенное количество членов выборных органов, кроме того, дополнительное правило запрещало избираться в одни и те же инстанции более определенного числа раз. Хрущев, будучи непритязательным в быту человеком, начинает требовать чуть ли не аскетизма от своих приближенных. Он стал закрывать спецраспределители и переводить аппаратчиков на обслуживание через обычную торговую сеть. В начале 60-х годов был резко сокращен перечень лиц, имеющих право на пользование персональными государственными автомобилями. Весной 1962 года Хрущев начал перестройку административно-хозяйственного управления в сельских районах. Не закончив ее, он сразу взялся за коренную реорганизацию партийного руководства по производственному принципу. Областные и районные комитеты партии были разделены на промышленные и сельские, что лишь привело к резкому увеличению численности функционеров. Затем, с осени 1962 года, началось укрупнение совнархозов. Но все эти попытки административно-силового решения экономических проблем окончились крахом.

Действия Хрущева привели к дезорганизации экономики и политической жизни. Организационные реформы Хрущева окончательно настроили против него номенклатуру. В условиях безраздельного господства партийного аппарата, Хрущев фактически становится его заложником. Аппарат стал сплачиваться для отпора вождю, что в итоге закончилось отставкой. 14 октября 1964 года на Пленуме ЦК КПСС Н.С. Хрущев был смещен со всех государственных и партийных постов и отправлен на пенсию.

Причины провала хрущевских реформ. В чем заключаются причины неудач реформ Хрущева? Прежде всего, необходимо отметить, что целью реформ ставилось лишь усовершенствование политической системы, а не ее коренное изменение. Ни вожди, ни общество не были готовы к радикальным переменам. Руководители сталинской плеяды (в том числе и Хрущев) не мыслили общества вне командно-административной системы. Свою задачу они видели лишь в том, чтобы заменить неэффективные, по их мнению, не оправдавшие себя компоненты и механизмы системы. Общество не мыслилось без жесткого планирования и руководящей роли партийных комитетов во всех сферах жизни общества. Пути совершенствования системы определялись без должного представления, за что следует браться в первую очередь, как и в каких границах проводить преобразования (отсюда и тот «лихорадочный» характер, с которым проводились хрущевские реформы). Хрущев исчерпал все организационные варианты поиска путей эффективного развития социализма. Проводившиеся реформы не выходили за рамки командно-административной системы. Люди, проводившие преобразования, были людьми прошлого. Кризис реформаторской политики привел к возникновению консервативных тенденций в политическом руководстве. В результате произошел откат назад, выразившийся в восстановлении некоторых элементов тоталитаризма.

Социально-экономическое развитие СССР в 1953-1964 гг.

Состояние экономики в послевоенный период. Экономическая политика партийно-государственного аппарата в послевоенный период характеризовалась возвратом к модели 30-х годов. В качестве приоритетных направлений рассматривались развитие тяжелой промышленности и ускорение процесса преобразований сельского хозяйства в сторону все более огосударствленных, «социалистических» форм собственности (совхозы). Сталин возражал против любой уступки рынку, заменив денежные платежи колхозам продуктообменом, снижая розничные цены, что обрекало сельских производителей на убыточность. В итоге темпы роста объема сельскохозяйственного производства после 1947 года значительно снизились. Продолжение подобной политики начало приводить к экономическим потрясениям, резко ухудшившим, в 1951 — 1953 гг. все хозяйственные показатели. Перемены в руководстве страной, вызванные смертью Сталина, поставили на повестку дня необходимость пересмотра стратегии экономического развития советского общества.

Планы развития экономики Г.М. Маленкова и Н.С. Хрущева. Новый курс во внутренней политике СССР был провозглашен в августе 1953 г. на сессии Верховного Совета Союза. На сессии глава правительства Г.М. Маленков впервые поставил вопрос о повороте экономики лицом к человеку, о подъеме производства продовольствия и предметов потребления. Такой подход предполагал, по его мнению, значительное увеличение инвестиций в развитие легкой и пищевой промышленности, а также сельское хозяйство. Он должен был, по мнению Маленкова, обеспечить за два-три года значительное улучшение снабжения населения продовольственными и промышленными товарами. В области сельского хозяйства он предложил считать главным направлением повышение урожайности (т.е. интенсификацию производства) и включение фактора личной заинтересованности колхозников. Для этого, по мнению Маленкова, необходимо было снизить нормы обязательных поставок с личного подсобного хозяйства колхозников, уменьшить в среднем в два раза денежный налог с каждого колхозного двора и полностью снять оставшуюся недоимку по сельскохозяйственному налогу прошлых лет. Реорганизации подлежала и сфера торговли.

При казалось бы едином политическом курсе партийно-государственного руководства, позиция Первого секретаря ЦК Н.С. Хрущева отличалась от стратегического замысла Маленкова. Приоритет в его политике был отдан сельскому хозяйству. Она предполагала, в частности, значительное повышение государственных закупочных цен на продукцию колхозов, быстрое расширение посевных площадей за счет целинных и залежных земель (что означало, по сути, продолжение экстенсивного развития сельского хозяйства). Выступая на сентябрьском (1953 г.) пленуме ЦК КПСС с программным докладом о развитии сельского хозяйства, Хрущев поддержал как исходный тезис Маленкова о перенесении центра тяжести с тяжелой промышленности на подъем производства товаров народного потребления. Но это не помешало ему в последующем, на январском (1955 г.) Пленуме ЦК, осудить Маленкова, а на XX съезде партии — и сам этот курс. С приходом к власти в стране Хрущева началось осуществление его концепции экономического развития СССР.

Научно-технический прогресс и реформы. В системе экономических преобразований было отведено значительное, но явно недостаточное место научно-техническому прогрессу. В специальном майском постановлении, а затем в июле 1955 г. на пленуме ЦК КПСС заявляется о необходимости ускорения НТП, внедрения в народное хозяйство передового опыта и достижений науки и техники. Тогда же образуется Госкомитет Совета министров СССР по новой технике. К концу 50-х гг. в стране было создано и освоено производство свыше 5 тыс. новых типов машин и оборудования.

Своеобразным символом научно-технического прогресса СССР стал штурм космоса. В октябре 1957 г. был запущен первый искусственный спутник Земли. А в апреле 1961 г. Советский Союз первым в мире осуществил запуск человека в космос.

Перестройка управления экономикой. В качестве главного направления реформ, предпринятых руководством Хрущева, рассматривалась перестройка хозяйственного механизма, системы управления экономикой. Хрущев полагал, что одним из главных факторов, сдерживающих экономическое развитие страны, является неоправданно большее количество чиновников: при общей численности рабочих и слулсащих в 1954 г. — 444,8 млн чел., свыше 6,5 млн составлял административно-управленческий аппарат.   .

Для преодоления факторов, сдерживавших реформу, в 1954 г. было принято специальное постановление, результатом которого стало сокращение численности различных управленческих структур. Это дало ежегодную экономию свыше 5 млрд руб.

В марте 1955 г. предпринимается попытка реформы планирования сельскохозяйственного производства, исходившая из сочетания централизованного государственного руководства с местной хозяйственной инициативой, расширением прав колхозов и совхозов. В 1956 г. в продолжение курса на децентрализацию управления ряд союзных министерств был преобразован в союзно-республиканские. Тогда же в ведение республик передается управление почти 15 тыс. промышленных предприятий. В 1957 г. реформа управления экономикой была продолжена. В мае сессия Верховного Совета одобрила решение февральского пленума ЦК об упразднении отраслевых министерств и создании территориальных органов управления — советов народного хозяйства. Авторам этих решений казалось, что благодаря разрушению ведомственной монополии будет решена задача максимального использования ресурсов, имеющихся на местах.

Состояние промышленности, социальной сферы. Несмотря на то, что правительство Хрущева увеличило финансирование сельского хозяйства, производства товаров народного потребления, упор по-прежнему делался на производство средств производства (предприятия группы «А»), которое составило к началу 60-х гг. почти 3/4 общего объема промышленного производства.

Предприятия группы «Б» (прежде всего легкая, пищевая, деревообрабатывающая промышленности) развивались значительно медленнее. Однако и их рост был двухкратным. В целом среднегодовые темпы промышленного производства превышали 10 %. Столь высокие темпы позволяют сделать вывод о завершении к началу 60-х гг. построения в СССР индустриального общества.

Это обстоятельство обусловило и весьма серьезные позитивные сдвиги в социальной сфере: к середине 60-х гг. значительно выросла заработная плата рабочих и служащих (за 1961—1965 гг. — на 19%), увеличились доходы колхозников (в 1964 г. им были впервые введены пенсии), на 40% за годы семилетки вырос жилой фонд страны, укрепилась материальная база науки, образования, здравоохранения, культуры. Указанные достижения породили у Хрущева и его окружения эйфорию и уверенность в скором построении коммунизма. В 1959 г. на XXI съезде КПСС была поставлена задача в кратчайший срок «догнать и перегнать» ведущие капиталистические страны по производству промышленной и сельскохозяйственной продукции в расчете на душу населения. А в 1961 г. программа КПСС, принятая на XXII съезде, провозгласила, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме» уже к началу 80-х гг.

Нарастание трудностей в экономике, кризис хрущевских реформ. Практическое решение грандиозной задачи построения коммунизма столкнулось с несовершенством существовавшего хозяйственного механизма. В начале 60-х гг. экономическая ситуация в стране вновь осложнилась. Давали о себе знать не только объективные причины, но и многочисленные управленческие эксперименты в экономике, субъективизм и волюнтаризм руководства, значительное увеличение расходов на военные нужды, новая волна политизации и идеологизации управления экономикой.

Вновь нарушается принцип материальной заинтересованности как колхозников, так и рабочих промышленных предприятий. Были ограничены возможности ведения крестьянами подсобных хозяйств, что породило острую нехватку продовольствия в 1962—1964 гг.. В промышленном производстве роль материальных стимулов сводится на нет введенной системой морального стимулирования новаторов производства.

К этому же времени относится и «кукурузная эпопея» Хрущева. Стремясь увеличить производство кормовых культур, он настоятельно рекомендовал решить эту задачу путем расширения посевов кукурузы. С 1955 по 1962 гг. площади под нее были увеличены более чем вдвое (с 18 до 37 млн га). Результатом этих мероприятий стало общее снижение сбора зерновых. Ситуация усугубилась и кризисом в освоении целинных земель в 1962—1963 гг., связанным как с неблагоприятными погодными условиями, так и с непродуманной системой землепользования, приведшей к эрозии почв.

Кризисные явления в развитии сельского хозяйства привели к первым за долгие годы массовым закупкам зерна за границей, ставшим затем традиционными. В городах не хватало даже хлеба, за которым с раннего утра выстраивались огромные очереди. С 1 июня 1962 г. решением правительства были «временно» повышены на 30 % цены на мясо и на 25 % на масло. Это вызвало массовое недовольство, а в ряде случаев, и открытые выступления в рабочей среде. Наиболее серьезными стали события 1 — 2 июня 1962 г. в Новочеркасске, где против семитысячной демонстрации рабочих были выдвинуты войска. Волнения и столкновения с милицией в эти же дни имели место в городах Донбасса и Кузбасса.

С целью снижения напряженности правительство приняло ряд социальных мер. В частности, была повышена зарплата в госсекторе (на 35 %), удвоился размер пенсий и снижен пенсионный возраст. Продолжительность рабочей недели сокращается с 48 до 46 часов. Руководство отменило введенные еще в 20-е гг. обязательные государственные займы. Начал решаться и жилищный вопрос. Городской жилищный фонд с 1955 по 1964 гг. увеличился на 80%.

Все это свидетельствовало о том, что по сравнению с первыми послевоенными годами вторая половина 50-х гг. и даже начало 60-х гг. стали периодом значительного улучшения материального положения населения.

Подводя итоги параграфу, можно заключить, что результаты преобразований были достаточно противоречивыми: с одной стороны, выросли темпы промышленного и сельскохозяйственного производства, улучшилось материальное положение населения, с другой стороны, уже в начале 60-х годов наметились кризисные явления в социально-экономической сфере, руководство не смогло добиться поставленных задач. В современной науке вплоть до настоящего времени продолжаются споры относительно оценок характера и итогов хрущевских реформ.

Оценка экономических реформ. Несмотря на некоторые положительные сдвиги, общая цель реформ, нашедшая выражение в лозунге «Догнать и перегнать Америку!» не была достигнута. Отставание СССР от наиболее развитых капиталистических стран Запада продолжало оставаться значительным. Построение в СССР индустриального общества современного типа требовало замены не только прежнего хозяйственного механизма, но и устаревшей политической системы. Сломав репрессивную систему, реформы не тронули ее основу — систему административно-командную. Поэтому уже через пять-шёсть лет многие из преобразований начали сворачиваться усилиями, как самих реформаторов, так и мощным административно-управленческим аппаратом. Новая общественная модель должна была ориентироваться на построение в СССР постиндустриального общества. Однако этого не произошло ни в начале 60-х гг., ни позже.

  1.  Социально-экономическое развитие СССР во второй половине 1960-хпервой половине 1980-х гг. Нарастание кризисных явлений в советском обществе

Социально-экономическое и политическое развитие СССР в 1964-1985 гг.

Основные характеристики периода. Социально-экономическое и политическое развитие нашей страны в период с 1964 по 1985 год характеризовалось наличием двух противоречивых тенденций. С одной стороны, руководство не могло отказаться от некоторых перемен, произошедших в обществе в середине 50-х годов, в первую очередь, от линии на повышение уровня жизни и от поддержания высоких темпов развития. Эти две задачи не могли быть осуществлены без проведения экономических реформ. С другой стороны, совершенно очевидным являлось желание политической элиты сохранить существующее положение, тенденция к консервативному курсу, направленному на сохранение в целостности советской системы, стабильности в высших эшелонах власти. В данной ситуации даже явно прогрессивные начинания в экономической сфере вступали в противоречие с господствующей в обществе командно-административной системой, устаревшей оргструктурой, закостеневшим экономическим мышлением.

Экономическое развитие. Реформы 60-х годов и их последствия* Нарастание «застойных явлений» в экономике. Начало периода отмечено попыткой реформирования экономики в духе преобразований предшествующего этапа (хрущевских реформ). Сентябрьский пленум ЦК КПСС (1965 г.) поставил задачу изменить соотношение между административными и экономическими методами управления предприятиями в пользу последних. Проводимая реформа была направлена на расширение хозяйственной самостоятельности предприятий и усиление материальной заинтересованности рабочих в результатах своего труда. Произошли изменения в формах и методах управления народным хозяйством: восстанавливались отраслевые министерства. Осуществляется совершенствование системы планирования: выполнение плана теперь выражалось не в валовых показателях, а в объеме реализованной продукции, то есть учитывалось только то, что действительно было продано. Оплата труда ставилась в зависимость от общих итогов работы предприятия. Вводилась взаимная ответственность предприятий за поставку продукции друг другу.

Сами предприятия получили некоторую свободу в вопросах планирования, заработной платы, распоряжении прибылью — все это создавало заинтересованность предприятий в рентабельной работе и улучшении экономических показателей. Руководство уделило внимание решенш-проблем народного потребления: значительные финансовые ресурсы направлялись в сельское хозяйство, легкую и пищевую промышленность, нефтегазовую отрасль.

Несмотря на то, что реформа проводилась достаточно медленно, она дала ряд неплохих результатов. Восьмая пятилетка (1965—1970), совпавшая с началом реформ, оказалась лучшей за все послевоенные годы: значительно выросли валовой общественный продукт (на 43 %), национальный доход — на 45 %, продукция промышленности выросла на 50 %. Стабилизируются темпы роста производительности труда, растет средняя зарплата.

Все же инициатору реформ, тогдашнему председателю Совета министров А.Н. Косыгину, не удалось довести ее до конца. Хозяйственная реформа не получила дальнейшего логического развития. Расширение самостоятельности предприятии плохо сочеталось с параллельным увеличением количества министерств, усилением их административных и ведомственных полномочий. Уже в самом начале реформ наблюдалось охлаждение к ним со стороны партийной элиты. Партийный аппарат увидел в реформе попытку разрушить всю плановую систему, и от этой идеи тут же отступили. Постепенно ограничивались права предприятий, возрастало количество плановых показателей, участились корректировки планов. Начиная с девятой пятилетки, происходит прекращение роста жизненного уровня населения. Сокращается валовой, внутренний продукт, производительность труда, падает фондоотдача, эффективность капиталовложений. Страна погружается в застой.

Естественно, нельзя не отрицать некоторых успехов, достигнутых страной в рамках данного временного отрезка. Так, к началу, 70-х годов во много раз увеличилось производство электроэнергии, нефти, газа, станков. В ряде отраслей в непосредственную производительную силу превращается наука, ее достижения. В производство внедряются ЭВМ, кибернетические устройства, станки с программно-числовым управлением. Строятся атомные энергетические станции, работающие на ядерном топливе.

Однако в целом партийно-государственный аппарат оказался неспособным перестроить экономику страны в соответствии с новым этапом научно-технической революции («микроэлектронная революция»). В структуре экономики господствующее положение занимали устаревшие, традиционные отрасли (производство стали, чугуна, железной руды и т. д.). Сказывалась предельная милитаризация экономики, чрезмерная военная нагрузка на народное хозяйство. Экономика развивалась в основном за счет экстенсивных факторов — министерства предпочитали строить новые предприятия, а не оснащать новые. В итоге вытеснение ручного труда в производстве шло очень медленно. Автоматические линии составляли в конце 70-х годов всего лишь 6 % от общего объема оборудования, при этом ручным и малоквалифицированным трудом было занято более половины всех работников материального производства (50 млн человек). Политическая элита предпочитала наращивать экспорт нефти и газа, доходы от продажи которых позволяли снижать социальную напряженность, сглаживать последствия кризиса в легкой промышленности и других сферах народного хозяйства. Определенное значение имели и субъективные факторы: низкая дисциплина работников, недостаточная требовательность к кадрам.

В итоге уже в 70-е годы наметилось резкое отставание СССР от развитых капиталистических стран Запада по темпам экономического развития. Реальных попыток реформировать экономику в соответствии с требованиями научно-технической революции не производилось. Вместо этого проводились затяжные эксперименты с введением хозрасчета на предприятиях, предпринимались попытки изменить организацию промышленного производства путем создания научно-производственных объединений (НПО). Желаемого слияния науки и производства эти меры не принесли. Отличительным признаком данной эпохи стал рост масштабов незаконной промышленной и торговой деятельности, коррупции. В этой обстановке все проникающие на руководящие посты лица стремились обогатиться. Происходит сращивание государственных структур и спекулятивного капитала. В результате доходы теневой экономики исчислялись миллиардами рублей. К началу 80-х годов стала очевидной неэффективность ограниченного реформирования советской системы.

Состояние политической системы. Как считают многие современные ученые, нарастание кризисных явлений в экономике в данный период было связано с тем, что преобразования в социально-экономической сфере не были поддержаны реформированием политической и социальной сфер. Что представляло собой советское общество в период брежневского правления?

Политическое развитие общества характеризовалось всевластием партийно-государственного аппарата. Его роль в координации производства, распределении благ неимоверно выросла, о чем свидетельствует и резкий рост численности аппаратчиков (до 18 млн человек). Быстрый рост бюрократии обеспечивался многочисленными льготами и привилегиями. Вследствие отсутствия механизма обжалования действий чиновников, растет их безнаказанность, аппарат часто даже не считал нужным руководствоваться Конституцией. Более того, руководители центральных и региональных комитетов партии издавали указы, инструкции, прямо противоречащие конституции. Такое положение вещей благоприятствовало быстрому развитию теневой экономики, расхищению государственной собственности, сращиванию преступных, уголовных элементов с органами государственной власти.

Основным противоречием в политической системе являлось расхождение между демократической формой и бюрократической сущностью советского строя, В Конституции 1977 года подчеркивался общенародный характер советского государства, равноправие всех граждан. Нормы, прописанные в Конституции, расходились с реальной ситуацией. Формально, при выборах в Советы избиралось много депутатов, были народные контролеры, дружинники, профсоюзы. Однако фактически вся власть концентрировалась в верхних эшелонах: партия осуществляла контроль за деятельностью администрации, на руководящие должности назначались исключительно партийные работники.

Верховный совет не контролировал правительство, был по существу декоративным органом, призванным лишь одобрять подготовленные аппаратом решения. В местных советах все решал исполнительный комитет, над которым, в свою очередь, стоял секретарь райкома КПСС. Таким образом, реальная власть в стране полностью находилась в руках партийного аппарата.

В условиях коррупции власти, многочисленных фактов попирания закона со стороны аппарата, расхищения государственной собственности меняется весь жизненный уклад советского общества. Нарастают кризисные явления, выразившиеся в падении трудовой дисциплины, идейной мотивации труда, росте апатии, безразличия, воровства. В духовном развитии общества усиливается критический настрой, появляется диссидентское движение, представители которого выступили с резкой критикой командно-административной системы.

К началу 80-х годов советская тоталитарная система лишается массовой поддержки общества. Кризисные явления, характерные для советской экономики в 70-е —начале 80-х годов были хорошо известны руководству, однако длительное время оно не могло решиться на радикальные реформы, тем более что продажа нефти на Запад позволяла отложить этот вопрос. Между тем кризис в экономике распространялся и на социальную систему, затронув и государственные органы власти в виде коррупционных процессов. Таким образом, стагнация экономической сферы угрожала в начале 80-х годов уже непосредственно государственному функционированию в СССР.

15 месяцев Андропова. Приход к власти в 1982 году Ю.В. Андропова обусловил переоценку прежнего подхода к экономическим проблемам. Не ставя под сомнение основы политического устройства СССР, новое руководство взяло курс на борьбу с коррупцией, спекуляцией и другими проявлениями теневой экономики. Было проведено несколько показательных процессов над руководителями торговли, происходит активная чистка замешанных в коррупции партийных кадров. Устанавливается жесткий контроль за соблюдением рабочего режима, вводятся строгие меры наказания за пьянство и другие дисциплинарные нарушения на производстве. В целом указанные меры укрепили управляемость экономическими процессами и должны были послужить основой для более широкомасштабных реформ в ближайшем будущем. В начале 1983 года Андропов поручил группе ответственных работников ЦК КПСС (в том числе будущим «архитекторам» перестройки — М.С. Горбачеву й Н.И. Рыжкову) подготовку принципиальных предложений по экономической реформе. Речь дала о возможном введении хозрасчета и предоставлении самостоятельности предприятиям, создании концессии и кооперативов, совместных предприятий и акционерных обществ. Смерть Андропова и приход к власти консервативного лидера Черненко заморозили имеющиеся планы реформ. Возобновление экономических, преобразований в СССР произошло после очередной смены руководства страны. С именем нового главы совет-ского государства М.С. Горбачева связана политика перестройки как попытки обновления социализма. -

СССР В 70-Е – ПЕРВОЙ ПОЛ. 80-Х ГГ. НАРАСТАНИЕ КРИЗИСНЫХ ЯВЛЕНИЙ В СОВЕТСКОМ ОБЩЕСТВЕ.

«Косыгинские реформы»

С 1965 г. стала проводится хоз. реформа, задуманная еще при хрущевской администрации. В целом она не посягала на директвную экономику, но пыталась внедрить в нее механизм внутренней саморегуляции, материальной заинтересованности производителей в результатах и качестве труда.

Было сокращено  число спускаемых сверху обязательных показателей,

в распоряжении предприятий оставлялась доля прибыли,

провозглашался хозрасчет.

Одновременно упраздняются совнархозы и восстанавливается отраслевой принцип управления промышленностью через министерства.

Реформа затронула и сельское хозяйство. С колхозов и совхозов правительство вновь списало долги (к тому времени почти все они были убыточны), повысило закупочные цены.

Кроме того, была установлена надбавка за сверхплановую продажу продукции государству. Происходило резкое усиление финансирования аграрного сектора экономики В 1966—1980гг. туда было направлено 383 млрд. рублей, что составляло 78% капиталовложений в сельское хозяйство за все годы Советской власти. За счет этого мощного вливания средств началась реализация ряда программ: комплексной механизации аграрного производства, мелиорации и химизации почв.

Эти новации благотворно повлияли на экономическую жизнь страны. Но их эффект оказался кратковременным. Прирост объема производства продукции, стабилизировавшийся в промышленности за годы 8-и пятилетки (1966—1970 гг.) приблизительно на уровне предшествующего пятилетия (50%), а в сельском хозяйстве превысивший его на 21%, в дальнейшем вновь стал сокращаться: соответственно до 43% и 13% в 9-й пятилетке, 24% и 9% — в 10-й, 20% и 6% — в 11-й пятилетке. Объяснялось это двумя главными причинами.

Во-первых, директивная экономика сумела довольно быстро нейтрализовать робкие и непоследовательные меры по реформированию хозяйственного механизма. Как эти происходило в промышленности, xорошо прослеживается на следующих примерах.

Спускаемую сверху норму прибыли важнейший показатель работы предприятия в принципе можно было получить двумя путями: за счет или труднодающегося снижения себестоимости продукции (т. е. оптимизации производства), или искусственного завышения цен, особенно легкого в условиях, когда сохранялся «кабинетный», нерыночный порядок их назначения. Случилось в основном последнее, ибо в этом были заинтересованы и министерства и предприятия. Начался ползучий рост оптовых цен. Только в машиностроении за 1966—1970 гг. они увеличились на треть. И никакой контроль Госплана этого процесса остановить не мог, поскольку главный контролер потребитель к установлению цен отношения не имел.

Еще один пример. По инструкции, изданной министерством финансов СССР, в госбюджет требовалось вносить плату не за фактически используемые производственные фонды, а за плановые. Если предприятие в течение года избавлялось от ненужного оборудования, оно все равно платило за него налог до следующей ревизии, а в новом году не могло использовать значительную часть прибыли, автоматически уходившую в госбюджет. В результате фондовооруженность в расчете на одного работника неуклонно ползла вверх, а фондоотдача (т. е. эффективность использования фондов) падала. За 1965—1985 гг. в два раза сократилась доля оборудования, заменяемого из-за технологического старения и физической ветхости.

Уже к концу 60-х годов реформа промышленности выдыхается, так и не столкнув советскую экономику с наезженной колеи: расширенного воспроизводства с упором на традиционные индустриальные отрасли. Попытки внедрить наукоемкие производства (микроэлектроника, информатика, робототехника, биотехнология), развернуть сеть научно-производственных объединений не приносили ожидаемой отдачи. Становым хребтом экономики оставались топливно-энергетический и военно-промышленный комплексы (на последний работало до 80% машиностроительных заводов). Структура народного хозяйства приобретала все более нерациональный, перекошенный характер; являясь бездонным потребителем капиталовложений, советская экономика имела минимальный выход на человека, удовлетворение его потребностей.

Во-вторых, исключительно важную, по сути решающую роль в снижении темпов хозяйственного роста играло то обстоятельство, что сама директивная экономика, подавившая ростки нового, объективно подошла к пределу своих возможностей.

Рассматривая причины этого, укажем прежде всего на обострившееся противоречие между колоссальными масштабами промышленного потенциала СССР (только за 1960—1985гг. стоимость основных фондов увеличилась в 8 раз) и преобладавшими экстенсивными методами его развития. На каждый новый процент прироста продукции приходилось затрачивать все больше и больше средств. Достаточно сказать, что если в годы 4-й пятилетки народное хозяйство поглощало чуть более трети всех ассигнований госбюджета, то в 11-ю—уже 56%. Соответственно сокращалось финансирование других государственных программ, в том числе социально-культурной (с 37,4% в 1970 г. до 32,5% в 1985 г.).

Практически полностью были исчерпаны свободные людские ресурсы, причем из-за снижения рождаемости от пятилетки к пятилетке уменьшалась доля молодежи, впервые приходящей в общественное производство (с 12 млн. человек в 1971—1975 гг. до Змлн. в 1981—1985 гг.). Стоимость незанятых рабочих мест в народном хозяйстве страны достигла критического уровня более 12% от общей стоимости основных производственных фондов. На вновь строящихся заводах и фабриках просто уже физически некому было работать.

Из-за перемещения сырьевой базы в суровые и труднодоступные районы Севера и Сибири лавиноооразно нарастали некогда незначительные затраты на добычу и доставку природных ресурсов. Началось сокращение пахотного клина в стране (за 70-е г. на 1%), что отягощало и без того сложное положение сельского хозяйства. Это было следствием расползания вширь промышленных объектов, занимавших под производственные корпуса и обслуживающую их инфраструктуру плодородные земли, развертывания новых военных полигонов.

И, наконец, последнее. Выше уже неоднократно отмечалось, что директивная экономика постоянно «подпитывалась» за счет ресурсов  аграрного сектора жестко централизованного и интегрированного в общехозяйственный механизм. Теперь и здесь обозначился предел. Обессилевшее за долгие годы нещадной государственной эксплуатации сельское хозяйство приходило во все больший упадок, ограничивая возможности развития промышленности, особенно в выпуске товаров народного потребления.

Не помогали и беспрецедентные в советской истории финансовые вливания в аграрное производство. Немалая их часть тут же выкачивалась обратно в казну через искусственно вздутые цены на сельскохозяйственную технику и строительство различных производственных объектов на селе (в среднем за 15 лет они поднялись в 4 раза). Дело доходило до абсурда: стоимость на ферме одного места на корову в отдельных случаях равнялось стоимости однокомнатной кооперативной квартиры. Другая часть финансовых средств в буквальном смысле уходила в песок из-за коллективной безответственности, царившей в аграрном секторе сверху донизу, незаинтересованности сельских производителей в результатах своего нелегкого труда. Деньги омертвлялись в грандиозных и малоэффективных животноводческих комплексах, тратились на непродуманную мелиорацию и химизацию почв, уходили на разработку и пропаганду очередных амбициозных и нереальных партийных программ «подъема сельского хозяйства» (вроде принятой в 1982 г. по инициативе секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева «Продовольственной программы»). Страна, обладавшая самыми богатыми в мире черноземами, превратилась в лидера по закупкам зерна за границей.

Власти видели лишь один способ избежать упадка в экономике форсировать поставки на западный рынок энергоносителей (нефти и газа), цены на которые только в 70-е годы возросли почти в 20 раз. За 1960—1985 гг. доля топливно-сырьевого экспорта в СССР поднялась с 16,2% до 54,4%, а доля машин и сложной техники упала с 20,7% до 12,5%. Внешняя торговля СССР приобретала отчетливо выраженный «колониальный» характер. Зато казна сказочно обогатилась за счет сотен миллиардов «нефтедолларов». Это был прямой заем дряхлевшей брежневской администрации у будущих поколений нашей страны. Колоссальные средства, получаемые в виде «нефтедолларов», использовались в народном хозяйстве с той же степенью эффективности, что и в рассмотренном выше примере с его аграрным сектором. Они замораживались на долгие годы в незавершенном строительстве, тратились на закупку западного оборудования, немалая часть которого плотно оседала затем на складах, поглощались быстрорастущим бюрократическим аппаратом (управленцев разного уровня в стране к 1985 г. насчитывалось около 18 млн. человек—шестая часть всех занятых), наконец—просто «проедались», т. е. шли на импорт высококачественных товаров, призванных скрасить вид полупустых прилавков отечественных магазинов.

К середине 80-х годов и этот живительный валютный поток стал иссякать. Гибкая рыночная экономика ведущих капиталистических стран перестраивалась на энергосберегающие технологии, спрос на нефть снизился и цены на нее на мировом рынке начали стремительно падать. В этих условиях уже ничто не могло удержать на плаву тяжеловесную и неповоротливую дирекгивно-затратную экономику СССР.

По мере скатывания государственной экономики к стагнации, все заметнее давала о себе знать так называемая «теневая экономика». Этот феномен, возможный только в условиях тотального огосударствления хозяйственных структур, был неоднороден по своей природе. Он включал как различные виды официально запрещенной или строго ограниченной индивидуальной трудовой деятельности (преимущественно в кустарном производстве, в розничной торговле и бытовом обслуживании населения), так и чисть криминальный элемент (крупные хищения товаров и сырья, махинации в отчетности, изготовление на госпредприятиях неучтенной продукции с ее последующей реализацией через торговую сеть и т. п.). По неофициальным оценкам, к середине 80-х годов в сфере «теневой экономики» более или менее постоянно было занято около 15 млн. человек. В стране шло формирование новой социальной группы дельцов подпольного частного бизнеса, возникают первые мафиозные образования.

Кризисные явления накапливались и в социальной области. Приостанавливается медленное повышение жизненного уровня трудящихся, наблюдавшееся в первое десятилетие брежневского правления. Практически не росли объемы вводимого в строй жилья. На здравоохранение тратилось не более 4% национального дохода (в развитых странах около 10—12%). В отдельных регионах СССР, занимавшего в целом* лишь 77-е место в мире по уровню потребления на душу населения, вводится де-факто карточная система распределения продуктов. С 1970 по 1985 гг. на два года уменьшилась средняя продолжительность жизни и по этому важнейшему социальному показателю СССР откатился на 35-е место в мире, по уровню детской смертности на 50-е.

Общественно-политическая и культурная жизнь.

Различные слои населения по своему реагировали на происходившие в СССР процессы, в основном стараясь приспособиться и использовать те возможности, которые предоставляла жизнь.

Правящая элита замыкается в себе, переходит на режим самовоспроизводства. Почти прекратилось ее пополнение и обновление за счет функционеров низовых организаций КПСС, традиционно выполнявших в советском обществе роль своеобразного «политического инкубатора». И это—при значительном увеличении рядов самой партии в послевоенный период (с 6,8 млн. человек в 1952 г. до 18,3 млн. в 1985 г.), что, помимо прочего, отражало растущее в массах стремление активно участвовать в политической жизни страны. Номенклатура неустанно окружала себя все новыми привилегиями и материальными благами. Началось сращивание ее наиболее коррумпированных групп с «теневой экономикой». Именно в то время завязываются прогремевшие вскоре скандальные «дела»:

«узбекское», «сочинское», «рыбное» и немало других. В них оказались замешанными руководители самого высокого ранга.

В кругах интеллигенции зарождается диссидентское движение. Его немногочисленные активисты, среди которых были приверженцы «подлинного марксизма-ленинизма», либерализма, христианско-демократической доктрины, открыто критиковали существующие порядки. Почти неизвестные в собственной стране, они вызвали широкую волну сочувствия и поддержки в мире. Получают известное распространение и иные, не столь радикальные проявления несогласия с политикой властей, с официально признаваемыми нормами и ценностями (создание произведений нонконформи-стского характера во всех областях интеллектуального и художественного творчества, массовые экологические кампании по защите природы и др.).

Недовольство рабочих и колхозников выражалось главным образом в пассивных и скрытых формах: прогулах, «текучке», низком качестве труда, растущем алкоголизме... По данным социологических опросов, проводившихся в середине 80-х годов, в полную силу трудилась едва ли треть работников. Остальные работали не с полной нагрузкой, хотя при другой организации производства готовы были делать больше и лучше.

В этой ситуации брежневская администрация берет курс на свертывание либеральных начинаний хрущевской поры. Консервативный уклон внутренней политики, определяемый некоторыми историками как «неосталинизм», был по сути естественной реакцией номенклатуры на неудачу добиться «общественной гармонии» через успехи в экономике.

Идеологическое обеспечение этого курса покоилось на двух выдвинутых с партийных трибун тезисах:

  о перманентном обострении идеологической борьбы социалистической и капиталистической систем;

о построении в СССР «развитого социалистического общества» (позже дополненного тезисом о необходимости «совершенствования развитого социализма» как главной задаче на обозримое будущее).

Первый из них, созвучный печально известному сталинскому тезису 30-х годов (обострение классовой борьбы по мере продвижения к социализму), призван был «обосновать» в глазах общественности преследование всех несогласных с партийным диктатом как проводников «буржуазного влияния» внутри страны. Второй устранив из политического обихода полностью дискредитированный хрущевский лозунг «развернутого строительства коммунизма», дать «теоретическую» базу для нескончаемых пропагандистских упражнений на тему о «продвинутости» и «зрелости» советского общества по отношению к предшествующим этапам, о «коренных преимуществах развитого социализма» перед «загнивающим капитализмом».

По примеру И.В.Сталина, власти поспешили законодательно оформить эти «преимущества». В 1977 г. была принята новая Конституция СССР, наполненная декларативными статьями о правах и свободах советских граждан.

На практике же брежневская администрация еще с 1966 г. перешла к открытым гонениям на инакомыслящих (диссидентов). Одни были насильственно высланы за границу (писатель А. И. Солженицын и др.), другие поплатились за критику коммунистического режима заключением в лагеря, в психбольницы или, как академик А. Д. Сахаров, ссылкой.

Происходит ужесточение цензуры, идеологического контроля над деятельностью творческой и научной интеллигенции. Многие талантливые писатели и поэты были лишены возможности публиковать свои произведения. Оставались на полках фильмы признанных в мире режиссеров, запрещались театральные спектакли. Серьезные притеснения испытывали ученые-гуманитарии, чьи научные концепции расходились с установками партийного руководства. В частности, в исторической науке было свернуто направление, изучавшее проблемы революции 1917г. (П. В. Волобуев, К. Н. Тарновский, М. Я. Гефтер и др.). Одновременно затихает критика «культа личности», прекращается реабилитация жертв сталинских репрессий. Вынуждены были уехать за рубеж видные деятели отечественной культуры: И. А. Бродский, Ю. А. Любимов, В. Е. Максимов, В. П. Некрасов, А. А. Тарковский и др.

За внешним благополучием в сфере народного образования и науки (в 1966 г. был осуществлен переход ко всеобщему среднему образованию; значительно с 65,3% в 1970 г. до 87% в 1984 г. выросла доля лиц с высшим и средним, полным и неполным образованием, намного больше стало научных учреждений и т. п.) скрывалось все более серьезное отставание от требований времени, научно-технического прогресса. Внедрение самых передовых разработок отечественных ученых, даже в таких щедро финансируемых отраслях, как военная промышленность и космонавтика, сковывалось техническими возможностями советской экономики.

  1.  Меняющийся мир: 1950-е–середина 1980-х гг.

Образование мировой системы социализма

Значительным историческим событием послевоенного времени стали народно-демократические революции в ряде стран Европы: Албании, Болгарии, Венгрии, Восточной Германии, Польше, Румынии, Чехословакии, Югославии и Азии: Вьетнаме, Китае, Корее и несколько ранее – революция в Монголии. В значительной мере политическая ориентация в названных странах определялась под воздействием пребывания на территории большинства из них советских войск, выполняющих освободительную миссию в период Второй мировой войны. Это же во многом способствовало и тому, что в большинстве стран начались кардинальные преобразования в политической, социально-экономической и других сферах в соответствии со сталинской моделью, характеризовавшейся высочайшей степенью централизации народного хозяйства и засильем партийно-государственной бюрократии.

Выход социалистической модели за рамки одной страны и распространение ее на Юго-Восточную Европу и Азию заложил основы для возникновения сообщества стран, получившего название «мировая система социализма» (МСС). В 1959 г. Куба, а в 1975 г. Лаос вошли в орбиту новой системы, просуществовавшей более 40 лет.

В конце 80-х гг. в состав мировой системы социализма входили 15 государств, занимавших 26,2% территории земного шара и насчитывающих 32,3% мирового населения.

Принимая во внимание даже просто эти количественные показатели, можно говорить о мировой системе социализма как существенном факторе послевоенной международной жизни, требующем более углубленного рассмотрения.

Восточноевропейские страны. Как отмечалось, важной предпосылкой складывания МСС явилась освободительная миссия Советской Армии в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. Сегодня ведутся достаточно острые дискуссии по этому вопросу. Значительная часть исследователей склонна считать, что в 1944-1947гг. не было народно-демократических революций в странах этого региона, а Советский Союз навязал освобожденным народам сталинскую модель общественного развития. С подобной точкой зрения можно согласиться лишь отчасти, так как, на наш взгляд, следует учитывать, что в 1945-1946 гг. в этих странах осуществлялись широкие демократические преобразования, восстанавливались зачастую буржуазно-демократические формы государственности. Об этом свидетельствуют, в частности: буржуазная направленность аграрных реформ при отсутствии национализации земли, сохранение частного сектора в мелкой и средней промышленности, розничной торговле и сфере услуг, наконец наличие многопартийности, включая и высший уровень власти. Если в Болгарии и Югославии сразу же после освобождения был взят курс на социалистические преобразования, то в остальных странах Юго-Восточной Европы новый курс стал осуществляться с момента установления по существу безраздельной власти национальных компартий, как это было в Чехословакии (февраль 1948 г.), Румынии (декабрь 1947 г.), Венгрии (осень 1947 г.), Албании (февраль 1946 г.), Восточной Германии (октябрь 1949 г.), Польше (январь 1947 г.). Таким образом, в ряде стран в течение полутора-двух послевоенных лет сохранялась возможность альтернативного, несоциалистического пути.

1949 г. можно считать своеобразной паузой, подведшей черту под предысторией МСС, а 50-е годы – выделить в относительно самостоятельный этап форсированного создания «нового» общества, по «универсальному образцу» СССР, составляющие черты которого достаточно хорошо известны. Это всестороннее огосударствление промышленных отраслей экономики, принудительное кооперирование, а по существу огосударствление аграрного сектора, вытеснение частного капитала из сферы финансов, торговли, установление тотального контроля государства, высших органов правящей партии над общественной жизнью, в области духовной культуры и т.п.

Оценивая результаты проведенного курса строительства основ социализма в странах Юго-Восточной Европы, следует констатировать в целом скорее негативный эффект этих преобразований. Так, форсированное создание тяжелой индустрии привело к возникновению народнохозяйственных диспропорций, что сказалось на темпах ликвидации последствий послевоенной разрухи и не могло не отразиться на росте уровня жизни населения стран в сравнении со странами, не попавшими в орбиту социалистического строительства. Подобные результаты были получены и в ходе принудительной кооперации села, а также вытеснения частной инициативы из сферы ремесла, торговли и услуг. В качестве аргумента, подтверждающего такие выводы, можно считать мощные общественно-политические кризисы в Польше, Венгрии, ГДР и Чехословакии 1953-1956 гг., с одной стороны, и резкое усиление репрессивной политики государства в отношении всякого инакомыслия, с другой. Достаточно распространенным до недавнего времени объяснением причин подобных трудностей строительства социализма в рассматриваемых нами странах было слепое копирование их руководством опыта СССР без учета национальной специфики под воздействием жесточайшего диктата Сталина в отношении коммунистического руководства этих стран.

Самоуправленческий социализм в Югославии. Однако была и иная модель соиалистического строительства, осуществляшаяся в те годы в Югославии – модель самоуправленческого социализма. Она предполагала в общих чертах следующее: экономическую свободу трудовых коллективов в рамках предприятий, их деятельность на основе хозяйственного расчета при индикативном типе государственного планирования; отказ от принудительной кооперации в сельском хозяйстве, достаточно широкое использование товарно-денежных отношений и т.п., но при условии сохранения монополии компартии в известных сферах политической и общественной жизни. Отход югославского руководства от «универсальной» сталинской схемы строительства явился причиной практической изоляции ее на ряд лет от СССР и его союзников. Лишь после осуждения сталинизма на XX съезде КПСС, только в 1955 г. отношения социалистических стран с Югославией стали постепенно нормализоваться. Некоторый положительный экономический и социальный эффект, полученный от внедрения более сбалансированной хозяйственной модели в Югославии, казалось бы является подтверждением аргумента сторонников вышеприведенной точки зрения на причины кризисов 50-х гг.

Образование СЭВ. Важной вехой в истории формирования мировой системы социализма можно считать создание Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) в январе 1949 г. По линии СЭВ осуществлялось экономическое и научно-техническое сотрудничество первоначально европейских социалистических стран. Военно-политическое сотрудничество велось в рамках созданного в мае 1955 г. Варшавского Договора.

Необходимо отметить, что социалистические страны Европы оставались сравнительно динамично развивающейся частью МСС. На другом же ее полюсе находились Монголия, Китай, Северная Корея, Вьетнам. Эти страны наиболее последовательно использовали сталинскую модель строительства социализма, а именно: в рамках жесткой однопартийной системы решительно искореняли элементы рыночных, частнособственнических отношений.

Монголия. Первой на этот путь вступила Монголия. После переворота 1921 г. в столице Монголии (г. Урга) была провозглашена власть народного правительства, а в 1924 г. – Народная Республика. В стране начались преобразования под сильным влиянием северного соседа СССР. К концу 40-х гг. в Монголии происходил процесс отхода от первобытно-кочевого быта путем строительства в основном крупных предприятий в области горнодобывающей промышленности, распространения земледельческих хозяйств. С 1948 г. страна приступила к форсированному строительству основ социализма по образцу СССР, копируя его опыт и повторяя ошибки. Партия власти поставила задачу превращения Монголии в аграрно-индустриальную страну, не считаясь с ее особенностями, по существу отличной от СССР цивилизационной базой, религиозными традициями и т.п.

Китай. Наиболее крупной социалистической страной Азии до сегодняшнего дня остается Китай. После победы революции, разгрома армии Чан Кайши (1887-1975) 1 октября 1949 г. была провозглашена Китайская Народная Республика (КНР). Под руководством Коммунистической партии Китая и при большой помощи СССР страна приступила к восстановлению народного хозяйства. При этом Китай наиболее последовательно использовал сталинскую модель преобразований. А после XX съезда КПСС, осудившего некоторые пороки сталинизма, Китай противопоставил себя новому курсу «старшего брата», превратившись в арену небывалого по масштабам эксперимента под названием «большой скачок». Концепция форсированного строительства социализма Мао Цзэдуна (1893-1976) по своей сути являлась повторением сталинского эксперимента, но в еще более жесткой форме. Сверхзадача состояла в стремлении догнать и перегнать СССР путем резкой ломки общественных отношений, использования трудового энтузиазма населения, казарменных форм труда и быта, военной дисциплины на всех уровнях социальных отношений и т. п. В результате уже в конце 50-х годов население страны стало испытывать голод. Это вызвало брожение в обществе и среди руководства партии. Ответной реакцией Мао и его сторонников стала «культурная революция». Так была названа «великим кормчим» широкомасштабная кампания репрессий в отношении инакомыслящих, растянувшаяся вплоть до смерти Мао. До этого момента КНР, считаясь социалистической страной, тем не менее находилась как бы за границами МСС, свидетельством чему могут быть, в частности, даже вооруженные столкновения ее с СССР в конце 60-х гг.

Вьетнам. Наиболее авторитетной силой, возглавлявшей борьбу за независимость Вьетнама, была Коммунистическая партия. Ее руководитель Хо Ши Мин (1890-1969) возглавил в сентябре 1945 г. временное правительство провозглашенной Демократической Республики Вьетнам. Эти обстоятельства и определили марксистско-социалистическую направленность последующего курса государства. Он осуществлялся в условиях антиколониальной войны сначала с Францией (1946-1954), а затем с США (1965-1973) и борьбы за воссоединение с югом страны вплоть до 1975 г. Таким образом строительство основ социализма длительное время протекало в военных условиях, оказавших немалое влияние на особенности реформ, которые все более приобретали сталинско-маоистскую окраску.

Северная Корея. Куба. Аналогичная картина наблюдалась в Корее, обретшей независимость от Японии в 1945 г. и разделенной в 1948 г. на две части. Северная Корея находилась в зоне влияния СССР, а Южная Корея – США. В северной Корее (КНДР) установился диктаторский режим Ким Ир Сена (1912-1994), осуществлявший строительство казарменного, закрытого от внешнего мира общества, основанного на жесточайшем диктате одной личности, тотальном огосударствлении собственности, быта и т.п. Тем не менее, КНДР удалось достигнуть в 50-е гг. определенных положительных результатов в хозяйственном строительстве благодаря развитию основ индустрии, заложенных при японских завоевателях и высокой культуре труда в сочетании с жесточайшей производственной дисциплиной.

В конце рассматриваемого периода в истории МСС произошла антиколониальная революция на Кубе (январь 1959 г.). Враждебная политика США к молодой республике и решительная поддержка ее Советским Союзом определили социалистическую ориентацию руководства Кубы.

Этапы развития мировой системы социализма

В конце 50-х, 60-е, 70-е гг. большинству стран МСС удалось добиться известных положительных результатов в развитии народного хозяйства, обеспечив рост жизненного уровня населения. Однако в этот период отчетливо обозначились и негативные тенденции и прежде всего в экономической сфере. Укрепившаяся во всех без исключения странах МСС социалистическая модель сковывала инициативу хозяйственных субъектов, не позволяла адекватно реагировать на новые явления и тенденции в мировом экономическом процессе. Особенно наглядно это стало проявляться в связи с начавшейся в 50-е гг. научно-технической революцией. По мере ее развития страны МСС все более отставали от передовых капиталистических стран по темпам внедрения в производство научно-технических достижений, главным образом в области электронно-вычислительной техники, энерго- и ресурсосберегающих производств и технологий. Попытки же частичного реформирования этой модели, предпринятые в эти годы, не дали положительных результатов. Причиной неудач реформ было сильнейшее сопротивление им партийно-государственной номенклатуры, в основном и определившее крайнюю непоследовательность и как результат – безуспешность процесса преобразований.

Противоречия внутри МСС. В известной мере этому способствовала внутренняя и внешняя политика правящих кругов СССР. Несмотря на критику отдельных наиболее уродливых черт сталинизма на XX съезде, руководство КПСС оставило в неприкосновенности режим безраздельной власти партийно-государственного аппарата. Более того, советское руководство продолжало сохранять стиль авторитаризма в отношениях СССР со странами МСС. В немалой степени это явилось причиной повторного ухудшения отношений с Югославией в конце 50-х гг. и затяжного конфликта с Албанией и Китаем, хотя амбиции партийной элиты двух последних стран в не меньшей мере повлияли на ухудшение отношений с СССР.

Наиболее ярко стиль взаимоотношений внутри МСС продемонстрировали драматические события чехословацкого кризиса 1967-1968 гг. В ответ на широкое общественное движение граждан Чехословакии за экономические и политические реформы руководство СССР при активном участии Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши ввело 21 августа 1968 г. свои войска в суверенное по-существу государство под предлогом защиты его «от сил внутренней и внешней контрреволюции». Данная акция существенно подорвала авторитет МСС и наглядно продемонстрировала неприятие партийной номенклатурой подлинных, а не декларативных преобразований.

Небезынтересно в этой связи отметить, что на фоне серьезных кризисных явлений руководство социалистических стран Европы, оценивая достижения 50-60-х гг. в экономической сфере,пришло к выводу о завершении этапа строительства социализма и переходе к новому этапу «строительству развитого социализма». Этот вывод подкреплялся идеологами нового этапа, в частности тем, что удельный вес социалистических стран в мировом промышленном производстве достиг в 60-е гг. примерно одной трети, а в общемировом национальном доходе – одной четверти.

Роль СЭВ. Одним из существенных аргументов был факт достаточно динамичного на их взгляд развития экономических отношений внутри МСС по линии СЭВ. Если в 1949 г. перед СЭВ стояла задача регулирования внешнеторговых связей на основе двухсторонних соглашений, то с 1954 г. было принято решение о координации народнохозяйственных планов стран – ее участниц, а в 60-е гг. последовал ряд соглашений о специализации и кооперировании производства, о международном разделении труда. Были созданы крупные международные экономические организации, такие, как Международный банк экономического сотрудничества, Интерметалл, Институт стандартизации и т. д. В 1971 г. принимается Комплексная программа сотрудничества и развития стран – членов СЭВ на базе интеграции. Кроме того, по оценкам идеологов перехода к новому историческому этапу в строительстве коммунизма в большинстве европейских стран МСС, сложилась новая социальная структура населения на основе полностью победивших социалистических отношений и т. д.

В первой половине 70-х годов в большинстве стран Центральной и Юго-Восточной Европы действительно сохранялись весьма стабильные темпы роста промышленного производства, составлявшие ежегодно в среднем 6-8%. В значительной мере это достигалось экстенсивным методом, т.е. наращиванием производственных мощностей и ростом простых количественных показателей в области производства электроэнергии, выплавки стали, добычи полезных ископаемых, продукции машиностроения.

Осложнения с середины 70-х гг. Однако уже к середине 70-х гг. социально-экономическое и политическое положение стало осложняться. В это время в странах с рыночной экономикой, под воздействием НТР, началась структурная перестройка народного хозяйства, связанная с переходом от экстенсивного к интенсивному типу экономического развития. Этот процесс сопровождался кризисными явлениями как внутри этих стран, так и на мировом уровне, что в свою очередь не могло не повлиять на внешнеэкономические позиции субъектов МСС. Нарастающее отставание стран МСС в научно-технической сфере неуклонно вело к потере завоеванных ими позиций на мировом рынке. Внутренний рынок социалистических стран также испытывал сложности. К 80-м гг. непозволительное отставание отраслей, производящих товары и услуги, от все еще державшихся на плаву отраслей добывающей и тяжелой промышленности, привело к возникновению тотального дефицита на товары народного потребления. Это явилось причиной не только относительного, но и абсолютного ухудшения жизненных условий населения и, как результат, стало поводом нарастающего недовольства граждан. Требование радикальных политических и социально-экономических преобразований становится практически повсеместным.

Кризисная ситуация явно обозначалась и в сфере межгосударственного экономического сотрудничества, основанного на административных решениях, зачастую не учитывающих интересы стран-участниц СЭВ, но и в реальном сокращении объемов взаимной торговли.

События в Польше. Своеобразным детонатором последующего процесса реформ стала Польша. Уже в начале 70-х гг. там произошли массовые выступления рабочих против экономической политики правительства, возникло независимое профсоюзное объединение трудящихся «Солидарность». Под его руководством проходили выступления Польши в 7080-е гг.

Проявление нарастающего кризиса наблюдалось и в других странах. Но до середины 80-х гг. правящие компартии еще имели возможность держать ситуацию под контролем, еще сохранялись некоторые резервы сдерживания экономического и социального кризиса, в том числе и силовые. Лишь после начала преобразований в СССР во второй половине 80-х гг. движение за реформы в большинстве стран МСС заметно усилилось.

Распад мировой системы социализма

Демократические революции в Восточной Европе. В конце 80-х гг. по странам Центральной и Юго-Восточной Европы прошла волна Демократических революций, ликвидировавших монопольную власть правивших компартий, заменив ее демократической формой правления. Революции разворачивались почти одновременно – во второй половине 1989 г., но происходили в различных формах. Так, в большинстве стран смена власти произошла мирным путем (Польша, Венгрия, ГДР, Чехословакия, Болгария), в Румынии же – в результате вооруженного восстания.

Демократические революции явились необходимым условием для последующих преобразований в сфере экономических отношений. Повсеместно стали восстанавливаться рыночные отношения, быстро шел процесс денационализации, изменялась народнохозяйственная структура, все большую роль стал играть частный капитал. Эти процессы продолжаются и сегодня, усиленные победой демократических сил в нашей стране в августе 1991 г.

Однако их ход довольно извилист, часто непоследователен. Если оставить в стороне национальные издержки реформ, промахи нового руководства каждой из стран, то ошибки, связанные с сознательной линией на экономическую дезынтеграцию бывших союзников МСС и СЭВ, на фоне интегрирующей Европы, непонятны и труднообъяснимы. Взаимное отталкивание бывших партнеров едва ли способствует более быстрому вхождению поодиночке в новые хозяйственные и политические альянсы, а также едва ли положительно влияет на внутреннее реформирование каждой из бывших соцстран.

Политика Китая. После смерти Мао Цзедуна перед его преемниками встала задача выхода из глубочайшего кризиса, в который ввергла страну «культурная революция». Он был найден на пути кардинальной перестройки структуры общественно-экономических отношений. В ходе экономической реформы, начатой осенью 1979 г., удалось добиться существенных результатов в экономическом развитии. На основе ликвидации коммун, раздачи земли крестьянам была восстановлена заинтересованность труженика в результатах труда. Введение рыночных отношений на селе сопровождалось не менее радикальными реформами в промышленности. Были ограничены роль государственного планирования и административного контроля за производством, поощрялось создание кооперативных и частных предприятий, претерпела изменения система финансирования, оптовой торговли и т. д. Директора государственных предприятий получили довольно широкую самостоятельность в вопросе свободного распоряжения внеплановой продукцией, вплоть до выхода на внешний рынок, выпуска акций и займов в целях расширения сверхпланового производства. Некоторому реформированию подверглись система государственного и партийного аппарата, силовых структур и прежде всего армии. Иными словами, началось смягчение жесткого тоталитарного режима.

Результатом реформ 80-х гг. в КНР явились беспрецендентные темпы экономического роста (12-18% в год), резкое улучшение жизненного уровня, новые позитивные явления в общественной жизни. Отличительной чертой китайских реформ было сохранение традиционной социалистической модели управления, что неизбежно выдвинуло на первый план проблемы социально-политического и идеологического характера в конце 80-х гг. Сегодня китайское руководство придерживается концепции построения «социализма с китайской спецификой», пытаясь, по всей видимости, избежать глубоких социальных потрясений и коллизий, переживаемых Россией и другими странами уже бывшей МСС. Китай идет по пути построения рыночных отношений, буржуазной либерализации, но с известным учетом цивилизационных особенностей и национальных традиций.

Вьетнам. Лаос. Монголия. Северная Корея. Подобно китайскому пути реформирования экономики и общественной жизни идут Вьтнам и Лаос. Модернизация уже принесла известные положительные результаты, однако менее ощутимые, чем в Китае. Возможно, это объясняется более поздним их вступлением в полосу рыночных преобразований, более низким исходным уровнем, тяжелым наследием длительной военной политики. Не является исключением и Монголия. Следуя в фарватере рыночных реформ, либерализации общественных отношений, она не только активно привлекает иностранный капитал, но и активно возрождает национальные традиции.

Совершенно неподвижной, нереформируемой страной из бывшего лагеря социализма и сегодня остается Северная Корея. Здесь сохраняется система по существу личного диктата клана Ким Ир Сена. Очевидно, что эта страна не сможет долго находиться в состоянии практической самоизоляции и даже конфронтации с большинством государств мира.

Куба. Достаточно сложной остается ситуация еще в одной стране бывшей МСС-Кубе. За недолгую историю социализма это островное государство в общих чертах повторило путь, пройденный большинством стран МСС. Лишившись их поддержки, ее руководство продолжает придерживаться концепции построения социализма, сохраняет верность марксистским идеалам, в то время как страна испытывает все нарастающие экономические и социальные трудности. Положение Кубы обостряется также и в результате продолжающейся с момента освободительной революции конфронтации с могущественными США.

* * *

В результате распада мировой системы социализма подведена черта под более чем 40-летним тоталитарным периодом в истории большинства стран Восточной Европы. Претерпела существенные изменения расстановка сил не только на Европейском континенте, но и в Азии. По всей видимости, уходит в небытие блоковая система отношений на мировой арене в цепом.

Однако относительно длительный период сосуществования стран в рамках МСС, на наш взгляд, не может пройти бесследно. Очевидно, в перспективе неизбежно налаживание отношений между бывшими союзниками, а зачастую и близкими соседями, имеющими общие географические границы, но уже на основе нового баланса интересов, непременного учета национальной, цивилизационной специфики и взаимной выгоды.

Страны Западной Европы и США во второй половине XX века

Особенности послевоенного восстановления

После окончания второй мировой войны, которая причинила всем ее участникам огромный ущерб, перед ведущими странами Западной Европы и США встала сложнейшая Задача реконверсии, то есть, перевода экономики на мирные рельсы. Это была общая для всех проблема, но существовала и национальная специфика.

США были единственными из ведущих стран мира, которые смогли нажиться на войне. На территории этого государства находилось 75 % мировых запасов золота. Доллар стал главной валютой западного мира. Иная ситуация была в Западной Европе. Западноевропейские страны можно условно разбить на три группы: в первую входит Англия, на территории которой не велись наземные бои (она подвергалась только бомбардировкам), во вторую — Германия, временно утратившая свой суверенитет, и в наибольшей степени пострадавшая от боевых действий, в третью — остальные государства — участники войны. Что касается Англии, то ее общие потери превысили четверть всех национальных богатств. Государственный долг утройдся. На мировом рынке Англию потеснили США. В Германии в сфере экономики ситуация была вообще близкой к краху: промышленное производство не достигало и 30 % от довоенного уровня. Население оказалось полностью деморализованным, а судьба страны — абсолютно неясной. Ярким примером государств, относящихся к третьей группе, можно считать Францию. Она весьма серьезно пострадала от четырехлетней оккупации. В стране ощущался острый недостаток топлива, сырья, продовольствия. Финансовая система также находилась в состоянии глубокого кризиса.

Такова была та исходная ситуация, с которой начался процесс послевоенного восстановления. Практически везде он сопровождался острейшей идейно-политической борьбой, в центре которой стояли вопросы о роли государства в осуществлении реконверсии и о характере социальных отношений в обществе. Постепенно обозначилось два подхода. Во Франции, Англии, Австрии сложилась модель государственного регулирования, предполагавшая прямое вмешательство государства в экономику. Здесь была проведена национализация ряда отраслей промышленности и банков. Так, в 1945 г. лейбористы осуществили национализацию английского банка, чуть позднее — угледобывающей промышленности. В собственность государства были переведены также газовая и электроэнергетические отрасли промышленности, транспорт, железные дороги, часть авиакомпаний. Крупный государственный сектор образовался в результате проведения национализации и во Франции. В него вошли предприятия угольной промышленности, заводы «Рено», пять главных банков, основные страховые компании. В 1947 г. был принят общий план модернизации и реконструкции промышленности, заложивший основы государственного планирования развития основных секторов экономики.

По-иному решалась проблема реконверсии в США. Там частнособственнические отношения были намного прочнее, и поэтому акцент делался лишь на косвенные методы регулирования через налоги и кредит.

Первостепенное внимание в США и Западной Европе стали уделять трудовым отношениям, основе всей социальной жизни общества. Однако на эту проблему смотрели везде по-разному. В США был принят закон Тафта-Хартли, который вводил жесткий государственный контроль над деятельностью профсоюзов. В решении же остальных вопросов государство пошло по пути расширения и укрепления социальной инфраструктуры. Ключевой в этом плане стала выдвинутая в 1948 г. программа «справедливого курса» Г. Трумена, предусматривавшая повышение минимума заработной платы, введение медицинского страхования, строительство дешевого жилья для низкодоходных семей и т. д.. Сходные мероприятия проводило лейбористское правительство К. Эттли в Англии, где с 1948 г. внедряется система бесплатного медицинского обслуживания. Прогресс в социальной сфере был очевиден и в других западноевропейских странах. В большинстве из них профсоюзы, находившиеся тогда на подъеме, активно включились в борьбу за решение основных социальных проблем. Результатом этого стало небывалое увеличение государственных расходов на социальное страхование, науку, образование и профессиональную подготовку.

Следует отметить, что сдвиги, произошедшие в первые послевоенные годы в социально-экономической сфере, нашли соответствующее отражение и в политико-правовой области. Практически все политические партии Западной Европы в большей или меньшей степени восприняли идеологию и практику реформизма, что в свою очередь, было закреплено в конституциях нового поколения. Речь идет, прежде всего, о конституциях Франции, Италии, отчасти ГДР. В них наряду с политическими свободами были зафиксированы и важнейшие социальные права граждан: на труд, на отдых, на социальное обеспечение и образование. Таким образом, государственное регулирование после войны стало главным фактором в развитии западноевропейской экономики. Именно активная регулирующая деятельность государства позволила достаточно быстро преодолеть те трудности, с которыми столкнулась западная цивилизация на данном этапе развития.

Реформизм 60-х годов

60-е годы XX века вошли в историю не только как время бурных потрясений, охвативших все ведущие страны Запада, но и как пик либерального реформизма. В эти годы происходит стремительное развитие научно-технической сферы. Внедрение новейших технологий позволило значительно увеличить производительность труда и видоизменить характер производства, что, в свою очередь, способствовало изменению социальной структуры западного общества.

Практически во всех развитых странах в два-четыре раза сократилась доля населения, занятого в аграрном секторе. К 1970 г. в сельском хозяйстве США осталось только 4 % от всего самодеятельного населения страны. Перемещение сельских жителей в города, положившее начало формированию мегаполисов, вызвало резкое расширение сферы обслуживания. К началу 70-х годов здесь было занято уже 44 % от всего активного населения, и это соотношение постоянно увеличивается. И наоборот, доля лиц, задействованных в промышленности и на транспорте, сокращается. Изменилась и структура самой промышленности. Исчезли многочисленные профессии, связанные с физическим трудом, зато возросло количество инженерно-технических специалистов. Сфера наемного труда в странах Запада расширялась и достигла в 1970 г. 79 % экономически активного населения. В качестве важной составляющей социальной структуры западного общества выделяются средние слои, представленные мелкими и средними предпринимателями, а также «новыми» средними слоями, то есть лицами, непосредственно связанными с новым этапом научно-технической революции (НТР). 60-е годы были отмечены и быстрым ростом студенчества. Во Франции, например, количество студентов выросло с 0,8 млн в середине 50-х гг. до 2,1 млн в 1970 г.

НТР способствовала появлению новых форм организации производства. В 60-е годы стали широко распространяться конгломераты, контролировавшие большие группы крупных предприятий в разных отраслях экономики. Быстро росли и транснациональные корпорации (НТК), объединявшие отраслевое производство в масштабе уже не одной, а нескольких стран, что выводило процесс интернационализации хозяйственной жизни на принципиально новый уровень.

С середины 50-х и на протяжении 60-х годов экономика западных стран находилась на фазе подъема. Среднегодовые темпы прироста промышленной продукции возросли с 3,9 % в межвоенный период до 5,7 % в 60-е годы. Несомненным толчком к столь динамичному развитию стал план Маршалла* по которому 16 европейских государств получили от правительства США в 1948—1951 гг. 13 млрд долларов. Эти деньги пошли в основном на закупку промышленного оборудования. Важным показателем бурного экономического прогресса становится объем производства, который к началу 1970 гг. увеличивается в 4,5 раза по сравнению с 1948 г. Особенно высокие темпы роста наблюдались в ГДР, Италии и Японии. То, что там происходило, в последствии было названо «экономическим чудом». Стремительный рост экономики позволил заметно улучшить качество жизни. Так, например, в ФРГ в 60-е годы в 2,8 раза возросла заработная плата. С ростом доходов меняется и структура потребления. Постепенно все меньшую долю в нем стали занимать расходы на питание, а все большую — на товары длительного пользования: дома, машины, телевизоры, стиральные машины. Уровень безработицы в эти годы упал до 2,5—3%, а в Австрии и скандинавских странах был еще меньше.

Однако, несмотря на благоприятный экономический климат, интенсивное либеральное законодательство в социальной сфере, страны Запада не смогли избежать социально-политических потрясений. К концу 60-х стало очевидно, что для гармоничного развития общества, помимо,эко-номиче-ского благополучия, не меньшее значение имеет решение материальных и моральных проблем.

Так, правительство США в 60-е годы столкнулось с серьезным вызовом широкого спектра массовых демократических движений, прежде всего негритянского, ведущего борьбу против расовой дискриминации и сегрегации, а также молодежного, выступавшего за прекращение войны во Вьетнаме. Особенно заметных успехов добилось движение за гражданские права негритянского населения. В 60-е годы правительство США приняло серию законов, направленных на отмену всех видов расовой дискриминации.

Немалое беспокойство у американского общества вызвал «бунт молодых». В 60-е годы молодежь, прежде всего студенты, стала принимать активное участие в общественно-политической жизни страны. Они выступила под лозунгами отрицания традиционных ценностей, а с началом широкомасштабных боевых действий во Вьетнаме переключились на антивоенные акции.

Еще более драматичными были 60-е годы для Франции. С конца 50-х и до конца 60-х французское общество пережило ряд социально-политических потрясений. Первый, в 1958 г., был вызван событиями в Алжире, где с 1954 г. шла война. Французское население Алжира выступило против независимости страны, вокруг них объединились сторонники сохранения колониальной империи — «ультраколониалисты», имевшие прочные позиции не только в Алжире, но и в самой Франции. 14 мая 1958 г. они подняли мятеж.

Французов, проживавших в Алжире, поддержала колониальная армия, потребовавшая призвать к власти генерала Ш. де Голля. Во Франции разразился острейший политический кризис, положивший конец Четвертой республике. 1 июня 1959 г. генерал возглавил правительство. А осенью того же года была принята новая конституция, радикально изменившая характер политического устройства Франции. Из парламентской республики страна превратилась в президентскую. Фактически вся полнота власти сосредоточилась в руках де Голля. При решении важнейших вопросов он обращался к референдумам. Таким путем был урегулирован вопрос об Алжире.

Впервые право Алжира на самоопределение было признано де Голлем в сентябре 1959 г. Это решение вызвало крайнее недовольство ультраколониалистов. В январе 1960 г. они подняли второй мятеж в Алжире, но уже против де Голля. Генерал его подавил. Тогда «ультра» создали Секретную вооруженную организацию (ОАС), которая начала открытый террор против сторонников независимости Алжира. В апреле 1961 г. руководство ОАС подняло третий мятеж, но и он был подавлен. Во Франции развернулось широкое движение за мир, и 18 марта 1962 г. в Эвиане было подписано соглашение о предоставлении Алжиру независимости.

Решив алжирскую проблему, де Голль смог сконцентрироваться на проведении социально-экономических реформ. В годы его правления большие средства выделялись на модернизацию и развитие промышленности (прежде всего, авиационной, атомной, аэрокосмической), а также сельского хозяйства. Была расширена система социального страхования.

Вместе с тем жесткий, тяготевший к авторитаризму стиль правления де Голля, вызывал постоянные вспышки политической борьбы, порождая постоянное недовольство в различных слоях французского общества. Президент подвергался критике и слева, и справа. Тем не менее, в 1965 г. он был переизбран на второй срок. Однако в мае-июне 1968 г. во Франции неожиданно разразился острейший кризис, первопричиной которого стали выступления радикальных студентов. Как и во многих других западных странах, в это время среди французских студентов были весьма популярны левые, коммунистические взгляды, преобладало отторжение традиционных буржуазных ценностей.

Конфликт между студентами и администрацией университетского города Сорбонны вспыхнул в начале мая 1968 г. При попытке очистить помещение университета от бунтующих студентов произошли кровавые столкновения с полицией, свидетелям которых благодаря телевидению стала вся страна. 13 мая на защиту студентов вышли профсоюзы и другие левые силы. Во Франции началась всеобщая забастовка. Ультралевые призвали жителей страны на баррикады. В конце мая, когда напряжение достигло критического момента, де Голль перешел в наступление. Ему удалось убедить большинство населения в том, что только он способен предотвратить новую революцию и гражданскую войну. В общественном мнении произошел перелом в пользу власти, и к концу июня ситуация была взята под контроль.

Стремясь закрепить успех, де Голль наметил проведение административной реформы.' В апреле 1969 г. он вынес этот законопроект на референдум, и заявил, что в случае его отклонения уйдет в отставку. После того, как 27 апреля 1969 г. 52,4 % избирателей проголосовали против, генерал де Голль покинул свой пост. В истории Франции начался постголлистский период.

«Консервативная волна»

Исходный импульс «консервативной волне», по мнению большинства ученых, дал экономический кризис 1974 — 1975 гг. Он совпал по времени со всплеском инфляции, приведшей к крушению структуры внутренних цен, что затрудняло получение кредитов. К этому добавился энергетический кризис, который способствовал нарушению традиционных связей на мировом рынке, осложнил нормальный ход экспортно-импортных операций, дестабилизировал сферу финансово-кредитных отношений. Стремительный рост цен на нефть вызвал структурные изменения в экономике. Основные отрасли европейской промышленности (черная металлургия, судостроение, химическое производство) пришли в упадок. В свою очередь, происходит быстрое развитие новых энергосберегающих технологии.

В результате нарушения международного валютного обмена, пошатнулись основы финансовой системы, введенной еще в Бреттонвудсе в 1944 г. В западном сообществе стало нарастать недоверие к доллару как основному средству расчетов. В 1971 и в 1973 гг. он дважды подвергся девальвации. В марте 1973 г. ведущие страны Запада и Япония подписали соглашение о введении «плавающих» курсов валют, а в 1976 г. Международный валютный фонд (МВФ) отменил официальную цену на золото.

Экономические неурядицы 70-х гг. происходили на фоне приобретавшей все больший размах НТР. Бе основным проявлением стала массовая компьютеризация производства, способствовавшая постепенному переходу всей западной цивилизации к «постиндустриальному» этапу развития. Заметно ускорились процессы интернационализации хозяйственной жизни. ТНК стали определять лицо западной экономики. К середине 80-х гг. на их долю приходилось уже 60 % внешней торговли и 80 % разработок в сфере новых технологий.

Процесс преобразования экономики, толчком к которому стал экономический кризис, сопровождался рядом социальных трудностей: увеличением безработицы, ростом стоимости жизни. Традиционные кейнсианские рецепты, заключавшиеся в необходимости увеличения государственных расходов, сокращения налогов и удешевления кредита, порождали перманентную инфляцию и бюджетный дефицит. Критика кейн-сианства в середине 70-х гг. приобрела фронтальный характер. Постепенно складывается новая консервативная концепция регулирования экономики, наиболее яркими представителями которой на политической арене стали М. Тэтчер, возглавившая правительство Англии в 1979 г,, и Р. Рейган, избранный в 1980 г. на пост президента США.

В области экономической политики неоконсерваторы руководствовались идеями «свободного рынка» и «теорией предложения». В социальной сфере ставка была сделана на сокращение государственных расходов. Государство сохраняло под своим контролем только систему поддержки нетрудоспособного населения. Все трудоспособные граждане должны были обеспечивать себя сами. С этим была связана и новая политика в области налогообложения: проводилось радикальное снижение налогов на корпорации, что имело целью активизировать приток инвестиций в производство.

Вторая составляющая экономического курса консерваторов — формула «государство для рынка». В основе данной стратегии находится концепция внутренней стабильности капитализма, согласно которой данная система объявляется способной к саморегуляции посредством конкуренции при минимальном вмешательстве государства в процесс воспроизводства.

Неоконсервативные рецепты быстро завоевали широкую популярность среди правящей элиты ведущих стран Западной Европы и США. Отсюда и общий набор мероприятий в сфере экономической политики: снижение налогов на корпорации при росте косвенных налогов, свертывание ряда социальных программ, широкая распродажа государственной собственности (реприватизация) и закрытие нерентабельных предприятий. Среди тех социальных слоев, которые поддержали неоконсерваторов, можно выделить главным образом предпринимателей, рабочих высокой квалификации и молодежь.

В США пересмотр социально-экономической политики произошел после прихода к власти республиканца Р. Рейгана. Уже в первый год его президентства был принят закон об оздоровлении экономики. Его центральным звеном стала налоговая реформа. Вместо прогрессивной системы налогообложения вводилась новая шкала, близкая к пропорциональному налогообложению, что, безусловно, являлось выгодным наиболее зажиточным слоям и среднему классу. Одновременно правительство осуществило сокращение социальных расходов. В 1982 г. Рейган выступил с концепцией «нового федерализма», включавшего перераспределение полномочий между федеральным правительством и властями штатов в пользу последних. В связи с этим республиканская администрация предложила аннулировать около 150 федеральных социальных программ, а оставшиеся передать местным органам власти. Рейгану удалось в короткий срок снизить уровень инфляции: в 1981 г. она составляла 10,4 %, а к середине 1980-х гг. упала до 4 %. Впервые после 1960-х гг. начался бурный экономический подъем (в 1984 г. темпы £оста достигли 6,4 %), увеличились расходы на образование.

В общем виде итоги «рейганомики» можно отразить в следующей формулировке: «Богатые стали богаче, бедные — беднее». Но здесь необходимо сделать ряд оговорок. Повышение жизненного уровня затронуло не только группу богатых и сверхбогатых граждан, но и достаточно широкие и постоянно растущие средние слои. Хотя «рейганомика» и нанесла ощутимый ущерб малоимущим американцам, она создала конъюнктуру, которая давала шансы на получение работы, тогда как предшествовавшая социальная политика способствовала лишь общему сокращению числа бедняков в стране. Поэтому, несмотря на достаточно жесткие меры в социальной сфере, правительству США не пришлось столкнуться со сколько-нибудь серьезным общественным протестом.

В Англии решительное наступление неоконсерваторов связано с именем М. Тэтчер. Своей главной целью она объявила борьбу с инфляцией. За три года ее уровень снизился с 18% до 5 %. Тэтчер отменила контроль над ценами и сняла ограничения на передвижения капитала. Резко сократилось субсидирование государственного сектора, а с 1980 г. началась его распродажа: были приватизированы предприятия нефтедобывающей и авиакосмической промышленности, воздушного транспорта, а также автобусные компании, ряд предприятий связи, часть имущества Управления британских железных дорог. Приватизация коснулась и муниципального жилого фонда. К 1990 г. 21 государственная компания была приватизирована, 9 миллионов англичан стали акционерами, 2/3 семей — собственниками домов или квартир.

В социальной сфере Тэтчер повела жесткую атаку на профсоюзы. В 1980 и 1982 гг. ей удалось провести через парламент два закона, ограничивающие их права: под запрет ставились стачки солидарности, отменялось правило о преимущественном приеме на работу членов профсоюза. Представители профсоюзов были отстранены от участия в деятельности консультативных правительственных комиссий по проблемам социально-экономической политики. Но главный удар по профсоюзам Тэтчер нанесла во время знаменитой стачки горняков в 1984 — 85 гг. Поводом к ее началу послужил разработанный правительством план закрытия 40 нерентабельных шахт с одновременным увольнением 20 тыс. человек. В марте 1984 г. профсоюз горняков объявил забастовку. Между пикетами бастующих и полицией началась открытая война. Суд в конце 1984 г. признал стачку незаконной и наложил на профсоюз штраф в 200 тыс. фунтов стерлингов, а позднее лишил его права распоряжаться своими фондами.

Не менее сложной для правительства Тэтчер была проблема Северной Ирландии. «Железная леди», как называли М. Тэтчер, являлась сторонницей силового варианта ее решения. Комбинация этих факторов несколько поколебала позиции правящей партии, и летом 1987 г. правительство объявило досрочные выборы. Консерваторы вновь одержали победу. Успех позволил Тэтчер еще более энергично, проводить в жизнь программные установки консерваторов. Вторая половина 80-х гг. стала одной из самых благоприятных эпох в английской истории XX века: экономика постоянно находилась на подъеме, повышался уровень жизни. Уход Тэтчер с политической арены был предсказуем. Она не стала дожидаться того момента, когда благоприятные для страны тенденции пойдут на спад и на партию консерваторов ляжет вся ответственность за ухудшение положения. Поэтому осенью 1990 г. Тэтчер заявила о своем уходе из большой политики.

Аналогичные процессы происходили в 80-е годы XX века в большинстве ведущих стран Запада. Некоторым исключением из общего правила была Франция, где в 80-е гг. ключевые позиции принадлежали социалистам во главе сФ. Миттераном. Но и им приходилось считаться с доминирующими тенденциями общественного развития. «Консервативная волна» имела весьма определенные задачи  - обеспечить оптимальные, с точки зрения правящей элиты, условия для осуществления назревшей структурной перестройки экономики. Поэтому неслучайно, что к началу 90-х гг., когда наиболее сложная часть.этой перестройки была выполнена, «консервативная волна» постепенно пошла на спад. Происходило это в весьма мягкой форме. Р. Рейгана сменил в 1989 г. умеренный консерватор Дж. Буш, в 1992 г. Белый дом занял Б. Клинтон, а в 2001 г. к власти пришел Дж. Буш-младший. В Англии Тэтчер сменил умеренный консерватор Дж. Мейджор, его, в свою очередь, — в 1997 г. — лидер партии лейбористов Э. Блэр. Однако смена правящих партий не подразумевала изменения внутриполитического курса Англии. Примерно так эке развивались события и в других западноевропейских странах. Последний представитель «неоконсервативной волны», канцлер ФРГ Г. Коль в сентябре 1998 г. вынужден был уступить свой пост лидеру социал-демократов Г. Шредеру. В целом 90-е гг. стали временем относительного затишья в социально-политическом развитии ведущих стран Запада в XX в. Правда, большинство специалистов считает, что оно будет недолгим. Вступление западной цивилизации в стадию «постиндустриального» развития ставит перед политиками множество новых, ранее неизвестных задач.

Страны Азии в 1945 - 1985

Крушение колониальной системы. Вторая мировая война оказала громадное влияние на развитие стран Востока. В боях участвовало огромное количество азиатов и африканцев. Только в Индии было призвано в армию 2,5 млн человек, во всей Африке — около 1 млн человек (а еще 2 млн были заняты обслуживанием нужд армии). Огромны были потери населения в ходе боев, бомбардировок, репрессий, из-за лишений в тюрьмах и лагерях: в Китае за годы войны погибло 10 млн человек, в Индонезии — 2 млн человек, на Филиппинах — 1 млн Неимоверны были бедствия населения, разрушения и убытки в зонах военных действий. Но наряду со всеми этими тяжелыми последствиями войны несомненны и ее положительные результаты.

Народы колоний, наблюдая поражения армий колонизаторов, сначала — западных, потом — японских, навсегда изжили миф об их непобедимости. В годы войны как никогда четко определились позиции разных партий и лидеров.

Самое же главное — в эти годы выковывалось и созрело массовое антиколониальное сознание, сделавшее необратимым процесс деколонизации Азии. В странах Африки этот процесс по ряду причин развернулся несколько позже.

И хотя борьба за достижение независимости еще потребовала ряда лет упорного преодоления попыток традиционных колонизаторов вернуть «все старое», жертвы, принесенные народами Востока во Второй мировой войне не были напрасны. В пятилетие после окончания войны добились независимости почти все страны Южной и Юго-Восточной Азии, а также Дальнего Востока: Вьетнам (1945 г.), Индия и Пакистан (1947 г.), Бирма (1948 г.), Филиппины (1946 г.). Правда, Вьетнаму пришлось в дальнейшем воевать еще тридцать лет до достижения полной независимости и территориальной целостности, другим странам — меньше. Однако во многом военные и иные конфликты, в которые втягивались эти страны вплоть до недавнего времени, порождены уже не колониальным прошлым, а внутренними или международными противоречиями, связанными с их независимым, суверенным существованием.

Традиционные общества Востока и проблемы модернизации. Развитие современного мирового сообщества происходит в духе глобализации: сложились мировой рынок, единое информационное пространство, существуют международные и наднациональные политические, экономические, финансовые институты и идеологии. Народы Востока активно участвуют в этом процессе. Бывшие колониальные и зависимые страны получили относительную независимость, но стали вторым и зависимым компонентом в системе «многополюсный мир — периферия». Это было определено тем, что модернизация восточного общества (переход от традиционного общества к современному) в колониальный и постколониальный период проходила под эгидой Запада.

Западные державы по-прежнему стремятся и в новых условиях сохранить и даже расширить свои позиции в странах Востока, привязать их к себе экономическими, политическими, финансовыми и прочими узами, опутав сетью соглашений о техническом, военном, культурном и прочем сотрудничестве. Если же это не помогает или не получается, западные державы, особенно США, не колеблясь, прибегают к насилию, вооруженной интервенции, экономической блокаде и прочим средствам давления в духе традиционного колониализма (как в случае с Афганистаном, Ираком и другими странами).

Тем не менее, в будущем под влиянием изменений в развитие экономики, научно-техническом прогрессе возможно перемещение мировых центров — экономических, финансовых, военно-политических. Тогда, возможно наступит конец евро-американской направленности эволюции мировой цивилизации, а восточный фактор станет направляющим фактором всемирной культурной основы. Но пока доминантой складывающейся мировой цивилизации остается Запад. Его сила опирается на сохраняющееся превосходство производства, науки, технологии, военной сферы, организации экономической жизни.

Страны Востока, несмотря на различия между ними, в большинстве своем связаны сущностным единством. Их объединяет в частности, колониальное и полуколониальное прошлое, а также периферийное положение в мировой экономической системе. Их объединяет также то, что по сравнению с темпами интенсивного восприятия достижений научно-технического прогресса, материального производства, сближение Востока с Западом в сфере культуры, религии, духовной жизни происходит относительно медленно. И это естественно, потому что менталитет народа, его традиции в одночасье не меняются. Иными словами, при всех национальных различиях страны Востока до сих пор роднит наличие определенной совокупности ценностей материального, интеллектуального и духовного бытия.

Повсюду на Востоке модернизация имеет общие черты, хотя каждое общество модернизировалось по-своему и получило свой результат. Но при этом западный уровень материального производства и научных знаний остается для Востока критерием современного развития. В разных восточных странах проходили проверку, как западные модели рыночной экономики, так и социалистические плановые, по образцу СССР. Соответствующие воздействия испытывали идеология и философия традиционных обществ. Причем «современное» не только сосуществует с «традиционным», образует с ним синтезированные, смешанные формы, но и противостоит ему.

Одна из особенностей общественного сознания на Востоке заключается в мощном влиянии религий, религиозно-философских доктрин, традиций как выражения социальной инертности. Выработка современных взглядов происходит при противоборстве традиционного, обращенное в прошлое шаблона жизни и мысли с одной стороны, и современного, ориентированного на будущее, отмеченного научным рационализмом — с другой.

История современного Востока свидетельствует о том, что традиции могут выступать как в качестве механизма, способствующего восприятию элементов современности, так и в качестве тормоза, блокирующего преобразования.

Правящая элита Востока в социально-политическом отношении делится, соответственно, на «модернизаторов» и «охранителей».

«Модернизаторы» пытаются примирить науку и религиозную веру, социальные идеалы и морально-этические предписания религиозных доктрин с действительностью через освящение научного знания священными текстами и канонами. «Модернизаторы» нередко призывают к преодолению антагонизма между религиями и допускают возможность их сотрудничества. Классический пример стран, сумевших приспособить традиции с современностью, материальными ценностями и институтами западной цивилизации — конфуцианские государства Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии (Япония, «новые индустриальные страны», Китай).

Напротив, задача фундаменталистов-«охранителей» — переосмысление действительности, современных социокультурных и политических структур в духе священных текстов (например, Корана). Их апологеты утверждают, что не религии должны приспосабливаться к современному миру с его пороками, а общество должно строиться так, чтобы соответствовать основным религиозным принципам. Фун-даменталистам-«охранителям» присущи нетерпимость и «поиск врагов». Во многом успехи радикальных фундаменталистских движений объясняются тем, что они указывают людям на их конкретного врага (Запад), «виновника» всех его бед. Фундаментализм получил широкое распространение в ряде современных исламских стран — Иране, Ливии и др. Исламский фундаментализм — это не просто возвращение к чистоте подлинного, древнего ислама, но и требование единства всех мусульман в качестве ответа на вызов современности. Тем самым выдвигается претензия на создание мощного консервативного политического потенциала. Фундаментализм в его крайних формах ведет речь об объединении всех правоверных в их решительной борьбе с изменившимся миром, за возврат к нормам очищенного от позднейших наслоений и искажений настоящего ислама.

Японское экономическое чудо. Япония вышла из второй мировой войны с разрушенной экономикой, угнетенной в политической сфере — ее территория была оккупирована войсками США. Период оккупации закончился в 1952 году, за это время с подачи и при содействии американской администрации в Японии были проведены преобразования, призванные направить ее на путь развития стран Запада. В стране вводилась демократическая конституция, права и свободы граждан, активно формировалась новая система управления. Такой традиционный японский институт как монархия сохранялся лишь символически.

К 1955 году, с появлением либерально-демократической партии (ЛДП), которая стояла у руля власти несколько последующих десятилетий, политическая ситуация в стране окончательно стабилизировалась. В это время происходит первая смена экономических ориентиров страны, заключавшаяся в преимущественном развитии промышленности группы «А» (тяжелая промышленность). Ключевыми отраслями экономики становятся машиностроение, судостроение, металлургия

Вследствие ряда факторов во второй половине 50-х — начале 70-х годов Япония продемонстрировала небывалые темпы роста, обогнав по ряду показателей все страны капиталистического мира. Валовой национальный продукт (ВНП) страны увеличивался на 10 — 12 % в год. Будучи весьма скудной, в сырьевом отношении, страной, Япония смогла развить и эффективно использовать энергоемкие и трудоемкие технологии тяжелой промышленности. Работая по большей части на привозном сырье, страна смогла пробиться на мировые рынки и добиться высокой рентабельности хозяйства. В 1950 г. национальное богатство оценивалось в 10 млрд долларов, в 1965 уже в 100 млрд долларов, в 1970 эта цифра достигла 200 млрд., в 1980-м был перейден порог в 1 триллион.

Именно в 60-е годы появилось такое понятие, как «японское экономическое чудо». В то время, когда 10 % считались высоким показателем, промышленное производство Японии увеличивалось на 15 % в год. Япония в два раза превзошла в этом отношении страны Западной Европы и в 2,5 раза - США.

Во второй половине 70-х годов произошла вторая смена приоритетов в рамках экономического развития, что было связано, прежде всего, с нефтяным кризисом 1973 — 1974 годов и резким подорожанием нефти — основного энергоносителя. Наиболее остро подъем цен на нефть отразился на базовых отраслях японской экономики: машиностроении, металлургии, судостроении, нефтехимии. Первоначально Япония была вынуждена значительно сократить ввоз нефти, всячески экономить на бытовых нуждах, но этого оказалось явно недостаточно. Кризис экономики, ее энергоемких отраслей, обострялся традиционной для страны нехваткой земельных ресурсов, экологическими проблемами. В этой ситуации японцы поставили во главу угла развитие энергосберегающих и наукоемких технологий: электроники, точного машиностроения, средств связи. В результате Япония вышла на новый уровень, вступив в постиндустриальную информационную стадию развития.

Что же позволило разрушенной после войны многомиллионной стране, практически лишенной полезных ископаемых, достичь такого успеха, относительно быстро войти в число лидирующих в экономическом отношении мировых держав и добиться высокого уровня благосостояния граждан?

Конечно, все это в немалой степени было обусловлено всем предшествующим развитием страны, которая в отличие от всех других стран Дальнего Востока, да и большей части Азии, изначально встала на путь преимущественного развития частнособственнических отношений в условиях незначительного давления государства над обществом.

Очень важным был предыдущий опыт капиталистического развития, последовавший за реформами Мэйдзи. Благодаря им обособленная островная страна с весьма специфическими культурными чертами смогла адаптироваться к новым реалиям мирового развития, изменениям общественной и экономической жизни..

Хороший толчок дали реформы периода оккупации после второй мировой войны. Окончательно поставив страну на путь демократического развития, они высвободили внутренние силы японского общества.

Поражение в войне, уязвившее национальное достоинство японцев, также стимулировало их высокую экономическую активность.

Наконец отсутствие, вследствие запрета, собственных вооруженных сил и расходов на них, американские промышленные заказы, благоприятная политическая обстановка также сыграли важную роль в формировании «японского чуда».

Совокупное влияние всех этих факторов и породило явление, известное как «японское экономическое чудо», отразившее характер развития японского общества во второй половине XX века.

Исламская революция в Иране. Революционные события конца 70-х годов XX в. в Иране были вызваны к жизни социально-экономическими и политическими реформами, проводившимися шахом Мохаммедом Пехлеви и его окружением в предшествующий период. Данные преобразования были направлены на ликвидацию полуфеодальных отношений в стране, ускоренную модернизацию Ирана и его интеграцию в современный капиталистический мир (так называемая «белая революция»).

Из 19 реформ важнейшей была аграрная, направленная на передачу земли крестьянам-арендаторам. Тем самым поощрялось создание товарных хозяйств. Вместе с тем множество семей землевладельцев не смогли адаптироваться к новым условиям и устремились в город, пополняя ряды неквалифицированных рабочих, безработных, люмпенов.

Помимо аграрной реформы проводится и модернизация промышленности. Значительно возросли поступления от продажи нефти, появились новые отрасли легкой и тяжелой промышленности. Несмотря на то, что реформы помогли стране преодолеть ее социально-экономическую отсталость, развитие экономики не было органичным и равномерным. Одни отрасли развивались ускоренно, в других наблюдался застой. На всех уровнях имели место такие пагубные явления, как расточительность, бесхозяйственность, коррупция, жажда наживы, перекрывавшие во многом положительные стороны реформ.

Главной ошибкой шаха стала его опора исключительно на силу, а также явное пренебрежение интересами исламского духовенства, ущемленного реформами. Авторитет духовенства оказался значительно подорванным в результате попыток модернизации и секуляризации страны, внедрения западной культуры. Духовенство смогло привлечь к борьбе широкие слои населения, уставшего приспосабливаться к быстрой капиталистической модернизации страны. Массовой базой революции стали средние городские слои, обнищавшие крестьяне и нишие.

Во главе революции встал аятолла (обладатель высшего религиозного звания) Хомейни, сумевший довести ее до победного конца. В обстановке небывалого подъема революционной активности народа вопрос о власти был фактически решен уже в начале 1979 года. Шах покинул народ, в стране был проведен референдум, следствием которого было провозглашение Исламской Республики Иран. В декабре того же года была принята конституция страны, в которой было специально оговорено, что высшая власть в стране принадлежит духовенству в лице Хомейни (после его смерти — его преемнику), а гражданскую политическую власть осуществляет президент, парламент (меджлис) и премьер.

Внутриполитическая жизнь страны после революции характеризуется доминированием духовенства, которое смогло сформировать крупнейшую фракцию в парламенте, сконцентрировать в своих руках исполнительную власть, образование, карательные органы, расправиться с оппозицией. В Иране насаждается исламская этика, выдвигается тезис о Коране как конституции всего человечества.

Для внешней политики характерна явная антизападная направленность. Новая власть расторгла ряд гражданских и военных контрактов с США и другими странами, ликви-дировала американские военные базы, банки и компании. Основным внешнеполитическим принципом была объявлена формула «Ни Запад, ни Восток, а ислам». Иран вплоть до настоящего времени считает своей обязанностью проведение «экспорта» исламской революции, поддерживает радикальные фундаменталистские движения во многих странах.

Таким образом, исламская революция в Иране была неразрывно связана с провалом реформ, проводя которые шах, его окружение и американские советники нимало не считались ни с народом, ни с его традициями и обычаями, корнями уходящими в многотысячелетнюю историю. Но именно народу пришлось расплачиваться за реформы, которые несли бешеное обогащение кучке богачей (в частности, от продажи нефти), спекулянтов, чиновничества и обнищание, разорение рабочего люда, крестьянства, мелких предпринимателей. В стране расцвели такие негативные явления западной культуры, как преступность, алкоголизм, наркомания, проституция. На «иранский пирог» ринулись тысячи международных проходимцев и авантюристов. Заморское, прежде всего, американское стало вытеснять свое иранское. Всеобщее падение морали и нравственности дополнило картину. В этой ситуации социальный взрыв был неизбежен, а духовенство лишь умело им воспользовалось.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

67277. Характеристики качества программных средств 275.5 KB
  Основные факторы определяющие качество сложных программных средств Общее представление о качестве ПС международным стандартом ISO 9126:14:2002 рекомендуется описывать тремя взаимодействующими и взаимозависимыми метриками характеристик качества отражающими: внутреннее качество проявляющееся в процессе разработки...
67278. Художественная культура 17-18 веков 46 KB
  Общие характерные черты – 1) выделение мира искусства в относительно автономную сферу; 2) теоретическое осознание его качественного единства. Этот процесс начался в период Ренессанса. Уже тогда художественно-творческая деятельность начала постепенно вычленяться из массы цехового ремесла.
67279. ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА. ТРАВМЫ ПОЗВОНОЧНИКА. ПОВРЕЖДЕНИЯ ГРУДИ И ЖИВОТА. ОПЕРАТИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ ПЕРЕЛОМОВ 159 KB
  Черепно-мозговая травма ЧМТ травма мозга нередко сочетающаяся с повреждением внутричерепных сосудов и костей черепа. Выделяют три основные формы ЧМТ: Сотрясение головного мозга Ушиб головного мозга Сдавление головного мозга Под сотрясением головного мозга понимают легкую форму...
67280. Перевантаження оператора «[]» 49 KB
  На додаток до традиційних перевантажених операторів мова програмування C++ дає змогу перевантажувати і оператор індексації елементів масиву "[]". У мові програмування C++ (з погляду механізму перевантаження) оператор "[]" вважається бінарним.
67281. Экспертиза и контроль экологичности и безопасности 23.01 KB
  Нормативные показатели являются основой для проведения экологической экспертизы. Общественная экологическая экспертиза проводится общественными организациями объединениями основным направлением деятельности которых является охрана окружающей природной среды в том числе проведение экологической...
67282. Буддизм. Джайнизм. Сикхизм 33.5 KB
  Одной из самых старейших дхармических религий является индуизм – это национальная религия Индии. Индус приверженец индуизма а индиец гражданин Индии вне зависимости от его этнической религиозной или другой принадлежности поэтому не все жители Индии индусы.
67283. Асиметричні криптоперетворення в групі точок ЕК та їх застосування для забезпечення конфіденційності 261.81 KB
  Для заданого дійсного набору параметрів еліптичної кривої особистий ключ і відповідний відкритий ключ можуть бути генеровані таким чином: Вибирається випадкове або псевдовипадкове ціле d на відрізку [2, n–2], яке має бути захищене від несанкціонованого розкриття й бути непередбачуваним.
67284. ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ НОРМ 200 KB
  Среди них моральные правовые политические эстетические корпоративные религиозные обычаи традиции привычки нравы деловые обыкновения обряды ритуалы требования этикета корректности приличия и др. Юристы имеют дело прежде всего с правовыми нормами которые представляют для них...
67285. Верхні й нижні колонтитули, стовпці та шаблони 317 KB
  Ця тема бере на себе більш складне завдання вона повинна показати читачеві як за допомогою викладеного раніше матеріалу створити шаблон всього сайту. Досить докладне уявлення такого процесу показано на малюнку 1 і з десяти показаних там кроків дана тема розглядає чотири зокрема...