88305

Понятие субъекта преступления, его признаки в Уголовном кодексе Российской Федерации

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Рассмотрение вопроса о субъекте преступления является одним из наиболее сложных разделов науки уголовного права. В связи с социальным прогрессом нашего общества понятие субъекта преступления становится всё шире и сложнее.

Русский

2015-04-28

185.5 KB

2 чел.

PAGE  21

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность выбранной мной данной теме обуславливается в том, что  изучение субъекта преступления имеет немаловажное значение в понимании уголовного законодательства нашей страны, также для понимания раздела курса уголовного процесса о доказывании и доказательствах, поскольку субъект преступления и его признаки входят в предмет доказывания по каждому уголовному делу. Рассмотрение вопроса  о субъекте преступления является одним из наиболее сложных разделов науки уголовного права. В связи с социальным прогрессом нашего общества понятие субъекта преступления становится всё шире и сложнее. Субъект преступления изучается в Общей части уголовного права как один из элементов состава преступления и в курсе Особенной части - как обязательный элемент составов конкретных преступлений. Изучение признаков субъекта имеет важное значение при практическом применении уголовного закона.

         Цель данной дипломной работы заключается  в рассмотрении разработанности отечественного уголовного права о субъекте преступления, его качественного подхода в затронутой  выпускной квалификационной работы.

Задачи поставленные в написании выбранной темы вытекают из поставленной цели:

- раскрыть понятие изучаемого субъекта и его значение;

- исследовать развитие уголовного права в понимании вопроса о субъекте преступления;

- выделить критерии классификации субъектов преступления;

- описать характерные особенности субъектов;

-  рассмотреть вопрос о специальном субъекте и его классификации.                        

         

        Объектом исследования  в выполняемой  выпускной квалификационной                                                                                                                                                работы  будет выступать понятие субъекта  преступления, его признаки   в Уголовном кодексе Российской  Федерации.

При работе над данной темой был проанализирован:

  •  - уголовный кодекс Российской Федерации;
    •  - законодательство Российской Федерации, связанное с рассмотрением данной дипломной работой;
    •  - юридическая литература различных авторов;
    •  - ряд учебных пособий и монографий авторов.

Необходимо отметить тот факт, что тема достаточно полно освещалась в литературе, что, как представляется, было связано с важностью предмета темы в общей системе законодательства.

В ходе написания дипломной работы будет отображено понятие субъекта преступления, дано понимание этого понятия в развитие отечественного становления уголовного права и права зарубежных стран,    затронуты проблемы юридических лиц и должностных лиц как субъектов преступления и решение этих проблем в Российском уголовном праве.   

На примере будет показана связь уголовного права с другими институтами права, органическая связь между признаками субъекта преступления.

В ходе работы будут изложены следующие основные признаки субъекта преступления:

  •  - личность преступника (здесь будет показано соотношение субъекта преступления и личности преступника);
    •  - вменяемость ( наряду с юридической литературой будет отображена литература судебной медицины);
    •  - достижение установленного уголовным законом возраста.

Далее в дипломной работе будет шире затронут такой важный вопрос

как специальный субъект. Здесь будут приведены признаки специального   субъекта и его классификация.

В заключении будут даны основные результаты полученные в ходе работы.

              

 

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ СУБЪЕКТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Субъектом преступления по уголовному праву признается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) и способное нести за него уголовную ответственность. Субъект преступления – это один из элементов состава преступления, без которого уголовная ответственность невозможна.

Физическое лицо, совершившее преступление, способно нести за содеянное уголовную ответственность, если обладает следующими признаками:

  •  вменяемость;
  •  достижение установленного уголовным законом возраста;
  •  в случаях, специально оговоренных в законе,- признаки специального субъекта (профессия, гражданство, прохождение воинской службы, совершеннолетие, материнство и т. д.)

Положение о том, что субъектом преступления может быть лишь физическое лицо, вытекает из ряда статей УК.

Так, в ст. 11-13 УК РФ говорится о том, что субъектами преступления и уголовной ответственности могут быть граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства. Ограничение круга возможных субъектов преступления физическими лицами означает, что субъектами преступления не могут быть юридические лица, т.е. предприятия, учреждения, организации, партии. Этот вопрос решен на законодательном уровне традиционно для отечественного уголовного права. Однако в теоретическом плане проблема ответственности юридических лиц в уголовном праве остается дискуссионной.

Дело в том, что с течением времени развитие научно-технического и социального прогресса заставляет нас отказываться от многих привычных представлений. По этой же причине перед нами нередко возникают неожиданные вопросы, отвечать на которые хотя и крайне трудно, но н6еобходимо. В сфере уголовного права один из таких сложных вопросов – уголовная ответственность юридических лиц. Как было отмечено, классическим принципом уголовного права является принцип личной ответственности виновного, т.е. ответственности лишь вменяемого, достигшего определенного возраста физического лица, совершившего запрещенное уголовным  законом преступное деяние. Этот принцип  бесспорно является одним из  самых важных завоеваний человечества на его пути к цивилизации, прогрессу и демократии. Провозглашен он был еще в конце  XVIII веке в ходе Великой французской революции. Данный принцип вытеснил существовавшее до этого общее представление об уголовной ответственности не только за виновное совершение преступления, но и за причинение любых опасных и вредных последствий, сложившееся  в феодальную эпоху. Последние же могли быть причинены и невменяемыми, и животными, и даже неживыми предметами (известно, например, что в России в 1553 г. был осужден за государственное преступление церковный колокол, «призывавший» народ к восстанию в Угличе; мятежный колокол был наказан кнутом и сослан в Сибирь). В рамке такого понимания уголовной ответственности органически вписывалась и ответственность юридических лиц (например, во Франции в  XVII веке  предусматривались уголовные наказания за преступления, совершенные корпорациями и общинами).

Тем не менее в более поздние времена ответственность юридических лиц была восстановлена, например в американском уголовном праве. В начале  это было сделано в сфере хозяйственного уголовного права для борьбы с преступной деятельностью синдикатов  и трестов. Разумеется, в этом случае соответствующая корпорация, признаваемая виновной, не лишалась свободы, а приговаривалась к штрафу. Позднее в уголовном законодательстве США была предусмотрена уголовная ответственность общественных организаций, также наказываемых штрафом в рамках уголовного процесса. Наша правовая теория безапеляционно квалифицировала такие уголовно-правовые установления как антидемократические, вызванные кризисом буржуазной законности. Однако в этот идеологический  спор вмешались экологические проблемы, серьезно воспринятые в нашей стране лишь после Чернобыля.

Запад опережал нас как в понимании экологической проблемы в целом, так и в способах правового реагирования на нее. Уголовно-правовые санкции, применяемые за эти преступления, призваны были сделать экономически невыгодным занятие экологически вредной производственной или иной деятельностью для работников соответствующего предприятия, а не только для его хозяина и управленческого персонала. Штрафные санкции применяемые к юридическим лицам, способны реализовать эту  идею, а штрафы, применяемые к  физическим лицам, - нет (в силу их существенного различия в размерах). Европейские страны задумались над этим еще в 70-х  годах. Так, в 1978году Европейский комитет по проблемам  преступности Совета Европы рекомендовал законодателям европейских государств встать на путь признания  юридических лиц субъектами уголовной ответственности за экологические преступления. Такая рекомендация уже реализована в законодательстве ряда европейских стран (например в Англии и Франции).

Следует отметить, что на эти рекомендации уже откликнулось наше административное право. В соответствии с принятым в декабре 1991 года. Законом РСФСР “Об охране окружающей  природной среды” такие административно-правовые санкции, как штрафы, могут налагаться не только на должностных лиц и отдельных граждан, но и непосредственно на предприятия и организации, виновные в совершении экологических правонарушений.

Скептики обычно говорят, что можно установить предельно высокие  штрафы в отношении конкретных виновников экологического преступления. Однако естественно, что возможность их выплаты у физических  и юридических лиц сильно отличаются. Часто “штрафную” проблему предлагают решить  в рамках административного права, устанавливая в соответствующих нормах сколь угодно большие  по размеру штрафы. Однако очевидно, что административно наказуемое экологическое правонарушение не может быть уравнено по степени общественной опасности, а проще говоря,  по степени тяжести возможных или уже наступивших  последствий с экологическим преступлением. Довод против предлагаемого решения является и то, что в настоящее время специально уполномоченные органы в области охраны природы могут принять решение об ограничении или приостановлении деятельности предприятий и иных объектов, если их деятельность является экологически вредной (например, с превышением лимитов выбросов и сбросов загрязняющих веществ). Но почему же такая санкция не может быть применена судом  в рамках уголовного процесса? Уж если мы говорим о законности, о правовых началах борьбы с экологическими преступлениями, то уровень законности в уголовном процессе на несколько порядков выше, чем в административном. Следует учитывать и возможность возмещения ущерба, причиненного окружающей среде, в порядке гражданского иска в рамках уголовного процесса. И в этом случае права потерпевших от экологического преступления (человек, общество и природа) будут куда надежнее защищены, чем при другой форме судебного или иного производства. 

Ответственность юридических лиц в уголовном праве не случайно возникла в странах с рыночной экономикой. И если мы всерьез думаем о разгосударствлении и приватизации собственности, включая и промышленные предприятия, то решение о возможной уголовной ответственности  юридических лиц неизбежно будет принято и у нас. Что толку от того, что  в результате чернобыльской трагедии несколько конкретных ее виновников были осуждены к длительным срокам лишения свободы? Что проку было в том, если бы мы успели  препроводить в места не столь отдаленные двух-трех руководителей бывшего Минводхоза за то, что строительство так называемых оросительных каналов привело к засолению десятков тысяч гектаров пахотной земли? А вот если бы за преступные опыты по переделыванию природы в рамках уголовного процесса была бы установлена вина организации (Минводхоза как такового) и ее деятельность по приговору суда  была  бы приостановлена, а сама организация распущена или запрещена (может быть, вместе с соответствующими проектными институтами, разрабатывавшими свои преступные в экологическом смысле проекты), поскольку проку было бы куда больше.

Конечно, поднятый здесь вопрос касается не только экологических преступлений. Рынок и рыночные отношения едва ли не неизбежно приведут нас и к ответственности корпораций за хозяйственно-экономические преступления. Возвращаясь же к проблеме уголовной ответственности юридических лиц в целом, зададимся вопросами: как же быть с  классическими принципами уголовного права? Неужели придется поступиться ими? Переоценить и отказаться от них? Делать этого не следует. Как отмечалось, ответственность  юридических лиц  вполне может сосуществовать с принципом личной виновной ответственности и дополнять его.

В теории уголовного права предложения о возможности признания юридического лица субъектом преступления стали всерьез обсуждаться с 1991 года4.  Положительно  этот вопрос был решен и в обоих предварительных проектах УК, положенных в основу нового УК РФ.5  Однако при обсуждении и голосовании проекта в первом чтении в Государственной Думе данное предложение не прошло, и новый УК в этом отношении остался на прежних позициях.

Субъектом преступления должно быть обязательно  вменяемое лицо, т.е. способное осознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) либо руководить ими. Лица невменяемые (ст.21 УК РФ), лишенные такой способности вследствие расстройства  психики, не могут быть субъектами преступления. Вместе с тем очевидно, что даже у  психически здорового человека указанная способность сознания и воли возникает только по достижении определенного возраста. В связи с этим уголовный закон устанавливает определенный возраст (ст.20 УК РФ), по достижении которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за совершенное преступление.

Указанные три признака являются общими юридическими признаками субъектами преступления. Они являются  обязательными признаками любого состава преступления, и отсутствие  одного из них означает отсутствие в деянии состава преступления6.

Вместе с тем в ряде случаев в Особенной части УК РФ предусматривается ответственность лиц, обладающих кроме общих еще и дополнительными признаками, характеризующими субъекта соответствующего преступления. Например, субъектом преступлений против военной службы могут быть только военнослужащие, проходящие воинскую службу по призыву или контракту в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также граждане, прибывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов и некоторые другие лица7. Эти дополнительные признаки превращают соответствующее лицо в специального субъекта преступления. Субъектом государственной измены может быть лишь гражданин Российской Федерации8.

От понятия субъекта преступления необходимо отличать понятие личности преступника. И то,  и другое понятие относятся к одному и тому же лицу – лицу, совершившему преступление, Однако содержание этих понятий и главное – их юридическое (уголовно-правовое) значение не совпадают. Как уже отмечалось, субъект преступления – это  совокупность  тех признаков, без которых нет и не может быть либо никакого  состава преступления (общие признаки), либо определенного состава преступления (признаки специального субъекта преступления). Отсутствие любого из этих признаков  означает и отсутствие в конкретном в случае состава преступления, а следовательно, и непревлечении лица к уголовной ответственности.

В  отличие от этого признаки личности  преступника не сводятся к признакам состава преступления. Например, социально-психологические и биологические признаки лица, совершившего преступление, не охватываются конструкцией состава преступления. Проблема личности преступника изучается криминологией с привлечением методов и методик самых различных наук – как изучающих социальные явления, так и естественных наук (медицины, биологии, в том числе и  генетики). В криминологии признаки личности принято сводить к трем основным компонентам:                                                                                                             1) социальному статусу личности, что определяется принадлежностью лица к определенной социальной группе и социально-демографической характеристикой (пол, возраст, образование, семейное положение);                            2). Социальным функциям личности, включающим совокупность видов деятельности лица в системе общественных отношений как гражданина, члена трудового коллектива, семьянина;                                                                     3) нравственно-психологической характеристике личности, отражающей ее отношение к социальным ценностям и выполняемым социальным функциям (например, случайные преступники, профессиональные преступники и т.д.).

Признаки личности преступника также могут иметь уголовно-правовое значение, влияя в ряде случаев  на индивидуализацию наказания либо на освобождение от него. Так, личность виновного учитывается при определении вида и размера  наказания (ст.60 УК РФ), в качестве обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (ст.61,63,64 УК РФ), при решении вопроса об условном осуждении (ст. 73 УК РФ), при решении вопроса об освобождении от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ). Однако признаки личности (в отличие от признаков субъекта преступления) могут и не иметь  уголовно-правового значения. Так для большинства преступлений безразличным является пол виновного, его возраст в рамках совершеннолетия, его образование и род занятий. Все эти признаки, как правило, не влияют на уголовную ответственность и наказание. Для криминологической же характеристики как преступлений, так и лиц, их совершивших, эти признаки не только не безразличны, но имеют важное значение. Именно с учетом этих признаков могут быть, например, определены меры предупреждения соответствующих преступлений.

ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА

Уголовное законодательство обязывает работников органов правосудия во всех случаях изучать личность преступника.

Каждое преступление совершается конкретным человеком и выражает его волю, взгляды, стремления, привычки. Нельзя раскрыть сущность преступления, не анализируя личность того, кто его совершил. Уголовный закон, не забывает, что эти лица должны и могут быть исправлены, возвращены к честной трудовой жизни. Но найти эффективные средства и способы воздействия на лиц, совершивших преступления, пути и средства предупреждения новых преступлений можно только при глубоком изучении всего того; что характеризует преступника как социального индивида, как личность,

Верховный Суд РФ в своих постановлениях неоднократно обращал внимание судов на необходимость строго дифференцированного подхода к выбору видов и определению размеров наказаний в зависимости от тяжести совершенного преступления и личности виновного.

Личность преступника имеет важное значение для:

  •  -индивидуализации наказания, признания лица особо опасным рецедевистом;
  •  -решения вопросов об освобождении от уголовной ответственности; при условном осуждении, условном осуждении с обязательным привлечением к труду;
  •  -условно-досрочном освобождении от наказания;
  •  -условном освобождении от дальнейшего отбывания наказания с обязательным привлечением к труду (ст. 53 УК РФ);
  •  -отсрочке исполнения приговора несовершеннолетнему.  

Поскольку для решения этих вопросов уголовное право не может ограничиться традиционным понятием “субъект преступления”, возникает необходимость выяснить соотношение понятий “субъект преступления” и “личность преступника”.

Субъект преступления и личность преступника не совпадающие понятия. Субъект преступления – понятие правовое. Признаки, характеризующие субъекта преступления (вменяемость, возраст и специальные признаки), являются признаками состава преступления. Только при наличии этих признаков в совокупности с другими необходимыми признаками состава преступления лицо может привлекаться к уголовной ответственности в случае совершения предусмотренного уголовным законом деяния, то есть может рассматриваться как преступник. Но уголовная ответственность должна быть строго индивидуализирована.

Решить эту задачу можно лишь на основе тщательного изучения признаков, характеризующих личность преступника. Личность преступника – более широкое и емкое понятие, чем субъект преступления. Это сложный комплекс характеризующих его признаков, свойств, связей, отношений, его нравственный мир, взятые в развитии, во взаимодействии с социальными и индивидуальными жизненными условиями, и в той или иной мере определившие совершение преступления.

В совокупности эти признаки дают социально-политическую характеристику субъекта  преступления, показывают его моральный облик, его общественную опасность. Оба рассматриваемые понятия взаимосвязаны. Личность преступника включает в себя в числе прочих те признаки, которые согласно закона характеризуют субъект преступления: физическую сущность лица как человеческого индивида, его возраст и психическую способность ко вменению, а также некоторые особые признаки, в силу которых лицо может рассматриваться как специальный субъект.

Кроме того, личность преступника включает многие другие признаки индивида, не связанные с его правовой характеристикой как субъекта преступления.

Криминология, изучающая в широком плане личность преступника, выделяет в структуре личности три группы признаков:

1) социально-демографические и уголовно-правовые;

2) социальные роли и отношения в различных сферах общественной жизни;

3) нравственно-психологические качества и ценностные ориентации ".

К социально-демографическим признакам относятся: пол, возраст, образование, социальное происхождение, семейное положение, партийность, принадлежность к городскому или сельскому населению и некоторые другие данные (материальное положение, жилищные условия, взаимоотношения в семье и т. п.).

К уголовно-правовым признакам относятся данные о характере совершенного преступления, его мотивах, единоличном или групповом совершении, прошлой судимости или о фактическом рецидиве и т. д.

Социальные роли – это присущие данному человеку функции, отношения и типичные формы поведения, обусловленные его положением в обществе, его принадлежностью к определенной социальной группе (является ли он квалифицированным рабочим или начинающим учеником, руководителем или рядовым работником, холостяком или главой семьи, активным общественником, дебоширом, организатором коллективных пьянок и т. д.). К нравственно-психологическим признакам относятся: отношение человека к социальным и моральным ценностям общества, отношение к Родине общественному долгу, к труду, семье

Личность характеризуют и ее социальные потребности (читает ли человек литературу, участвует ли в общественной работе и т. д.), и особенности интеллектуальных, эмоциональных, волевых свойств (уровень умственного развития, объем знаний, жизненный опыт, широта или узость взглядов, степень эмоциональной возбудимости, постоянство или изменчивость переживаний, способность принимать и добиваться осуществления принятого решения, целеустремленность, выдержка, настойчивость, самообладание и т. д.).

Таким образом, личность преступника не укладывается в рамки субъекта преступления. Но, с другой стороны, о личности преступника можно говорить лишь применительно к вменяемому лицу, достигшему определенного возраста и совершившему преступление т. е. к тому, кто по закону является субъектом преступления.

Следовательно, личность преступника через общие признаки субъекта (вменяемость и возраст уголовной ответственности) входит в известной мере и в указанном объеме в основание уголовной ответственности. В состав преступления, как было показано выше, законодатель часто включает и иные признаки, характеризующие личность преступника – признаки, свойственные специальному субъекту гражданство, должностное положение лица, судимость, совершение преступления повторно, систематически или в виде промысла, совершение преступления особо опасным рецидивистом и т. д.

Тем не менее, уголовное право всегда исходило из того, что “субъект преступления” и “личность преступника” не тождественные понятия.   

Субъект преступления – это минимальная совокупность признаков, характеризующих личность преступника, без которых нет состава    преступления.

Личность преступника – это совокупность всех социально-политических и психологических свойств и черт, которые образуют индивидуальный облик человека, совершившего преступление.

Установление их имеет большое значение для выяснения причин и условий совершения преступлений, для индивидуализации уголовной ответственности и наказания 

ВОЗРАСТ КАК ПРИЗНАК СУБЪКТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

        Возраст человека применительно к целям уголовной ответственности следует рассматривать как объективную характеристику способности лица осознавать значение своих действий и руководить ими. Наступление уголовной ответственности возможно только для лиц, которые осознают фактический характер своих действий (бездействия) и понимают их социальное значение.

Уголовный закон пренебрегает вероятностью достижения незначительной частью людей требуемого уровня психического развития ранее установленного им минимального возраста.

Возраст, с достижением которого может наступать уголовная ответственность (возраст наступления уголовной ответственности), определяется с учетом национально-культурных традиций мирового исторического опыта уголовно-правового регулирования, данных психологии, педагогики, медицины и биологии о закономерностях и этапах формирования человеческой психики, а также с учетом характера отдельных видов преступлений.

Уголовное законодательство России, как и ранее действовавшее, устанавливает минимальный возраст наступления уголовной ответственности с 16 лет за подавляющее большинство видов преступлений (ч. 1 ст. 20  УК  РФ).

         Устанавливая общий минимальный возраст наступления уголовной ответственности, законодатель принимает в расчет способность типичного человека к осознанию не только самого факта нарушения той или иной нравственной нормы (в этом случае уголовную ответственность за убийство или кражу можно было бы установить с трех-пяти летнего возраста), но и социальной ценности соблюдения соответствующих моральных запретов, а также обще- и специально-предупредительных целей уголовного наказания.

В цивилизованных государствах при определении уголовной ответственности несовершеннолетних большое значение имеет применение принципа гуманизма. Это означает, что даже в тех случаях, когда несовершеннолетний сознает, что его поведение причиняет вред, и понимает, что он совершает преступление, привлечение к уголовной ответственности может не последовать, если совершенное преступление не представляет большой общественной опасности, не является тяжким, не причинило тяжких последствий.

К таким несовершеннолетним могут применяться меры воспитательно-исправительного характера, а не уголовное наказание. Поэтому достижение определенного возраста не единственное условие возможного привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности. Необходимо также, чтобы совершенное деяние было не только осознаваемо несовершеннолетним как преступное, но и по своему характеру было достаточно опасным.

         Наряду с общим минимальным возрастом наступления уголовной ответственности законодатель устанавливает два вида специального минимального возраста наступления уголовной ответственности:

1) пониженный минимальный;

2) повышенный минимальный.

Пониженный минимальный возраст наступления уголовной ответственности, согласно ч. 2 ст. 20  УК  РФ, составляет 14 лет* и устанавливается применительно к двадцати видам преступлений.

         Из числа этих преступлений:

         - 6 видов относятся к преступлениям против личности (убийство (ст. 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111) и т. д.);

         - 6 видов – к преступлениям против собственности (кража (ст. 158), грабеж (ст. 161) и т. д.);

         - 8 видов – к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка (терроризм (ст. 205), захват заложника  (ст. 206) и т.д).

В качестве условий отнесения тех или иных деяний к группе преступлений с пониженным минимальным возрастом наступления уголовной ответственности в российском уголовном праве рассматриваются:

1) традиционность (именно обычный для всех времен характер преступлений позволяет законодателю считать, что общественно опасное значение последних понимается всеми с раннего возраста и примерно одинаково);

2) относительно высокая степень общественной опасности (все преступления, за исключением вандализма, перечисленные в ч. 2 ст. 20  УК  РФ, относятся к преступлениям средней и большей степени тяжести, то есть за любое из них может быть назначено более суровое наказание, чем лишение свободы на срок в два года – ст. 15  УК  РФ);

3) распространенность в среде несовершеннолетних;

4) мера социальной терпимости к отклоняющемуся поведению подростков;

5) умышленная форма вины.

Ни одно из названных условий, будучи взятым в отдельности, не является достаточным.

Повышенный минимальный возраст наступления уголовной ответственности в соответствии с новым Уголовным кодексом РФ может быть относительно определенным (ч. 3 ст. 20) и абсолютно определенным (ст. 134, 150, 157, 331-352 и некоторые другие).

На основании ч. 3 ст. 20  УК  РФ фактическое достижение общего минимального возраста наступления уголовной ответственности (то есть 16-летнего возраста) должно быть признано судом недостаточным условием уголовной ответственности, если будет установлено, что данное лицо вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Исходя из буквального толкования данной нормы пределы повышения минимального возраста наступления уголовной ответственности в любом случае ограничиваются 18-летним возрастом, поскольку в ч. 3 ст. 20  УК  РФ речь идет в этом случае о несовершеннолетнем лице.

Абсолютное определение повышенного минимального возраста уголовной ответственности в  УК  РФ осуществляется двумя способами:

а) путем прямого указания соответствующего возраста в тексте диспозиции статьи Особенной части данного  УК  (половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим шестнадцатилетнего возраста, – ст. 134);

б) бланкетным способом, требующим обращения к иным нормативным актам, устанавливающим минимальный возраст субъекта преступления. Например, минимальный возраст военнослужащего (ст. 331-352  УК  РФ) равен 18-ти годам9.

          При решении вопроса о признании конкретного лица субъектом преступления его возраст должен быть установлен точно – число, месяц, год рождения. Человек считается достигшим возраста наступления уголовной ответственности, начиная с ноля часов суток, следующих за днем рождения. В случае отсутствия официальных документов, регистрирующих возраст лица, последний устанавливается специальной комиссией по определению возраста при местных органах исполнительной власти либо судом на основании результатов судебно-медицинской экспертизы. Комиссия по определению возраста человека (в которую входят, в частности, представители органов внутренних дел) руководствуется следующими правилами:

           1) если не представляется возможным установить день и месяц рождения, то за дату рождения принимается первое июля соответствующего года;

           2) если не представляется возможным определить день и месяц рождения, а по материалам, имеющимся в комиссии, установлено, что человек родился в первой половине года, то за дату рождения принимается первое апреля соответствующего года, а если установлено, что человек родился во второй половине года, – первое октября соответствующего года;

          3) при невозможности установления только дня рождения датой рождения считается 15-е число соответствующего месяца.

         При установлении возраста посредством судебно-медицинской экспертизы днем рождения виновного следует считать последний день года, определенного экспертами. В случаях, когда результатом экспертного  заключения является определение лишь периода, в течение которого мог родиться виновный, дата рождения определяется аналогично, исходя из верхней границы этого периода.

В УК (ст. 90) предусмотрены следующие принудительные меры воспитательного характера:

предупреждение;

передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

возложение обязанности возместить причиненный ущерб;

ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

Эти положения дают возможность суду и правоохранительным органам индивидуализировать ответственность несовершеннолетних и проявлять к ним обоснованную гуманность.

Совершение преступления несовершеннолетним признается обстоятельством, смягчающим ответственность (ст. 61). К несовершеннолетним в судебной практике достаточно широко применяется условное осуждение.

Отмеченные положения свидетельствуют о достаточно высоком уровне реализации принципа гуманизма в российском уголовном праве.

ВМЕНЯЕМОСТЬ

         Следующий обязательный признак субъекта преступления вменяемость, которая определяется как способность лица во время совершения общественно опасного действия или бездействия осознавать их фактический характер и общественную опасность и руководить ими. Уголовный закон не дает понятия вменяемости. Поэтому изложенное выше определение формулируют исходя из законодательного определения невменяемости.                                                                                                                                                                                  

Вменяемость,    как и вина, связана с интеллектуальной и волевой                                                                                      сферами деятельности субъекта. Но если вина — это психическое отношение к содеянному, то вменяемость — это психическое состояние лица на момент совершения преступления. Вина — это определенная психическая деятельность, деятельность интеллекта и воли по осознанию деяний, предвидению последствий, руководству деянием и достижением общественно опасных последствий. А вменяемость — это необходимая предпосылка такой деятельности. Поэтому только вменяемое лицо может быть признано виновным.                                                                        

Законодательное определение невменяемости (как антипода                                                                                                                                                вменяемости): “Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики”10. Следовательно, при невменяемости, в отличие от вменяемости, речь идет о полной неспособности интеллекта осознавать содеянное и полной неспособности воли руководить своими действиями в момент совершения общественно опасного деяния.

   Невменяемость определяют два критерия: биологический (медицинский) и психологический (юридический). Естественно, что оба критерия тесно

взаимосвязаны и в единстве создают понятие невменяемости. Биологический критерий — это основа невменяемости. Его создают психические заболевания, перечень которых обозначен в УК. Наличие любого из названных заболеваний свидетельствует о наличии биологического критерия невменяемости. Хроническое психическое расстройство характеризуется длительностью, труднолечимостью заболевания. К ним относятся, например, эпилепсия, шизофрения, сифилис мозга, прогрессивный паралич и др.

Временное психическое расстройство, в отличие от хронического, носит кратковременный характер, начинается внезапно и, как правило, заканчивается полным выздоровлением. Это различные формы неврозов, реактивные психозы, белая горячка и др.

Слабоумие — это различного рода поражения интеллекта, сопровождающиеся необратимыми изменениями личности. Неполноценность интеллекта снижает познавательную деятельность личности, порождает неспособность правильно оценивать свои поступки. Существуют три формы слабоумия: идиотия (самая тяжелая степень слабоумия); имбецильность (средняя степень слабоумия); дебильность (легкая степень слабоумия).

Иное болезненное состояние психики — это заболевания психики (кроме перечисленных выше форм), расстройства психической деятельности, порожденные различными заболеваниями.

Невменяемость, как и вменяемость, является юридическим понятием. В силу этого важное значение приобретает второй критерий — психологический. Это связано с тем, что окончательный вывод о вменяемости или о невменяемости лица делает суд. Поэтому рассматриваемый критерий нередко и называют юридическим. Психологический критерий складывается из двух моментов (признаков): интеллектуального и волевого.

Интеллектуальный момент психологического критерия заключается в неспособности лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия). Например, лицо, страдающее сильнейшей степенью слабоумия (идиот), нанося удары потерпевшему, не осознает при этом ни фактических обстоятельств, ни причинной связи между своими действиями и наступлением общественно опасных последствий. В судебной практике встречались случаи, когда мать, страдающая шизофренией, душила своего малолетнего ребенка, полагая, что она ласкает его в своих объятиях11. При установлении этого момента исключается уголовная ответственность, так как лицо не может быть признано субъектом преступления.

Волевой момент психологического критерия заключается в неспособности лица руководить своими действиями в момент их совершения. Поражение волевой сферы чаще всего встречается у больных белой горячкой, эпилепсией, у клептоманов (неудержимая тяга совершать кражи), пироманов (совершать поджоги) и др. При этом лица могут осознавать фактические обстоятельства совершаемого деяния, но не могут руководить ими, не могут удержаться от их совершения. При установлении этого момента также исключается уголовная ответственность.

Таким образом, уголовный закон, употребив при формулировке понятия невменяемости союз или, устанавливает, что для признания лица невменяемым достаточно установить либо интеллектуальный, либо волевой моменты.

Как уже отмечалось, лицо, признанное невменяемым, не является субъектом преступления. Поэтому оно не может быть привлечено к уголовной ответственности. Тем не менее уголовный закон предусматривает для этих лиц определенные правовые последствия. Часть 2 ст. 21 УК устанавливает: “Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом”.

Закон устанавливает не обязанность, а право суда принять эти меры. На решение суда, как правило, влияют общественная опасность совершенного деяния, характер и степень заболевания.

         Одним из спорных вопросов, определяющих ответственность субъекта преступления, является проблема ограниченной, или уменьшенной, вменяемости. Более точен термин "уменьшенная вменяемость". Уменьшение вменяемости (равно как и увеличение) есть процесс, происходящий в психике человека под воздействием объективных факторов, т.е. содержательное состояние психики. Задача специалистов — обозначить качество и социальную функцию данного состояния, чтобы на этой основе определить степень уголовно-правовой принадлежности субъекта.12      

.Законодатель впервые в российском уголовном праве предусмотрел в УК РФ 1996 года норму, регламентирующую ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (так называемая уменьшенная, или ограниченная, вменяемость). Эта проблема давно обсуждалась в теории российского уголовного права. Были и сторонники, и противники законодательного закрепления понятия «уменьшенной» вменяемости. Следует отметить, что в уголовных кодексах ряда зарубежных стран подобная норма существует давно.

Статья 22 УК устанавливает, что вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности (ч. 1). Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (ч. 2).

Анализ этой нормы позволяет сделать следующие выводы:

а) лица с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (психопаты, олигофрены, хронические алкоголики), подлежат уголовной ответственности;

б) это обстоятельство учитывается судом при назначении наказания как смягчающее обстоятельство;

в) суду предоставляется право назначить принудительные меры медицинского характера.

Уголовный кодекс решает вопрос и об ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения. Статистика свидетельствует о том, что более 30% преступлений в России совершается в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. По отдельным видам преступлений этот процент намного выше. Подобное положение дел и обусловило введение в УК ст. 23, которая устанавливает, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Физиологическое (обычное) опьянение, в отличие от патологического, влечет некоторые нарушения психической деятельности, ослабляет способность осмысливать свои действия, руководить ими. Но как бы ни было оно сильно, оно не влечет состояние невменяемости. Алкогольное или наркотическое опьянение лишь сужает рамки возможности интеллекта и воли в момент совершения лицом общественно опасного деяния. Поэтому оно признается вменяемым и подлежит уголовной ответственности.

ПРИЗНАКИ СПЕЦИАЛЬНОГО СУБЪЕКТА

Признаки специального субъекта по своему содержанию очень

разнообразны. В УК РФ содержится около 40% составов со специальным субъектом. Признаки специального субъекта могут относиться к различным характеристикам личности преступника:к занимаемому положению по службе или работе, должности, профессии, к отрицательной характеристике, связанной с совершением преступления, к военной обязанности, семейному положению и так далее. Например, субъектом преступления, предусмотренного ст. 264 УК, может быть не любое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, а только обладающее определенными в законе особенностями — оно должно быть лицом, управляющим автомобилем, трамваем и другими механическими видами транспортных средств. В данном случае особенности субъекта связаны с характером его деяния в сфере движения и эксплуатации транспортных средств (водитель, лицо, управляющее транспортным средством); субъектом преступления, предусмотренного ст. 143 УК, — должностное лицо, на котором лежали обязанности по соблюдению правил охраны труда. Ст. 305 УК, устанавливающая ответственность за вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта, называет в качестве специального субъекта судью (или судей).

Общие признаки субъекта не указываются в диспозиции норм Особенной части УК, они вынесены законодателем в качестве общих принципиальных положений в Общую часть. Напротив, действующее уголовное законодательство в Общей части не дает определения понятия специального субъекта. Признаки, характеризующие специальный субъект, указываются в диспозициях уголовно-правовых норм Особенной части УК. Иногда выделяются нормы со специальным субъектом в отдельные главы, создавая целые системы норм, где и определяются признаки специальных субъектов в норме Особенной части УК. В Особенной части УК содержатся две такие главы: глава 30 — преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления и глава 33 — преступления против военной службы. В примечании к ст. 285 УК описываются признаки специального субъекта для должностных преступлений, особенность которых заключается в том, что они могут совершаться только с использованием обязанностей по службе и благодаря служебному положению лица, являющегося субъектом преступления. Лица, не занимающие определенного служебного положения, просто физически не смогли бы выполнить деяния, предусмотренные в главе 30 УК.

Субъектами воинских преступлений являются лица, на которых распространяется Положение о прохождении воинской службы: военнослужащие, проходящие военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, военнообязанные, пребывающие в запасе, во время прохождения или военных сборов, а также военные строители военно-строительных отрядов или частей (ст. 331 УК). Только эти лица могут отвечать за преступления против установленного порядка несения воинской службы по нормам главы 33 УК РФ.

Иногда признаки специального субъекта не указываются в конкретной норме Особенной части УК, но их можно уяснить путем систематического, логического и грамматического толкования нормы. Например, ст. 124 УК устанавливает ответственность за неоказание помощи больному. Закон не называет прямо субъекта преступления, но указывает на его существенный признак: обязанность этого лица оказывать помощь больному по закону или по специальному правилу.

В соответствии со специальными правилами, установленными компетентными органами здравоохранения РФ, все медицинские и фармацевтические работники (врачи, акушеры, фельдшеры, медицинские сестры, провизоры и другие работники) обязаны оказывать первую неотложную помощь гражданам в дороге, на улице, в иных общественных местах и на дому.                                        

В некоторых нормах при определении субъекта законодатель употребляет характеристики, свойственные только работника” определенных государственных систем. Глава 31 Особенной част УК содержит ряд норм, в которых определяется ответственность за преступления против правосудия, совершаемые должностным” лицами органов правосудия: дознавателем, следователем, прокурором, судьей, работником милиции (ст.ст. 299—305 УК).

Разноречия в определении составов преступлений со специальным субъектом вызваны различиями в трактовке самого понятия специального субъекта, а также признаков, его характеризующих. В зависимости  от того, как расцениваются эти признаки, и происходит отнесение  субъектов преступления к специальным. В этой связи отметим, что до конца 50-х годов при установлении круга специальных субъектов в основном указывали, что им может быть не всякое, а лишь специальное лицо, без конкретизации данного положения.

Нетрудно заметить, что в тот период по существу еще не предпринимались попытки определить понятие специального субъекта, а его обрисовка являлась чрезмерно общей, не вскрывала всех необходимых признаков, относящихся к характеристике этого субъекта. И только с конца 50-х годов началась разработка относительно полных определений понятия специального субъекта, которые можно объединить в три группы.  

Одни авторы (В. С. Орлов, А. А. Пионтковкий) специальными  субъектами считают лиц, не только обладающих общими свойствами всех субъектов преступлений (вменяемостью и возрастом), но и характеризующихся дополнительно особыми, лишь им присущими с качествами. Здесь главный акцент делается на различии общего  и специального субъектов преступления.

Другие авторы полагают, что специальным субъектом является лицо, обладающее конкретными особенностями, которые обрисованы в диспозиции соответствующей статьи УК. В этом определении . отсутствует указание на то, что специальный субъект должен обладать и общими свойствами субъекта – вменяемостью и возрастом уголовной ответственности. Однако правильно отмечается, что признаки специального субъекта должны быть предусмотрены в диспозиции отдельных статей УК.

Наконец, третья группа авторов считает, что специальным субъектом выступает лицо, которое, кроме необходимых признаков субъекта (вменяемость и достижение определенного возраста), должно обладать еще особыми дополнительными признаками, ограничивающими возможность привлечения других лиц к уголовной ответственности за совершение конкретного преступления. Данное определение понятия специального субъекта наиболее удачно, ибо содержит ограничительный признак, очерчивающие круг лиц, которые могут быть субъектами соответствующих преступлений. Однако здесь указано, что признаки специального субъекта  должны быть обязательно предусмотрены в уголовном законе или прямо вытекать из него.

В трактовке К. А. Панько специальным субъектом является “лицо, обладающее, кроме необходимых обязательных признаков. (возраст, вменяемость), особыми дополнительными признаками относящимися как к позитивной, так и к негативной деятельности субъекта, и ограничивающими возможность привлечения его к уголовной ответственности за совершение данного преступления”.

Недостаток этого понятия заключается прежде всего в том, что не совсем ясно, какая негативная и позитивная деятельность определяет признаки специального субъекта. Автор же ни в само определении, ни в работе, где оно предложено, не конкретизирует эти виды деятельности. Далее, К. А. Панько допускает явную ошибку, считая, что признаки специального субъекта ограничивает возможность привлечения его к уголовной ответственности за совершение данного преступления. В действительности же, напротив, наличие признаков специального субъекта к диспозиции статьи УК ограничивает возможность привлечения к ответственности не самого специального субъекта, а иных лиц, не обладающих такими свойствами. И наконец, в определении К. А. Панько упущено указание на то, что признаки специальных субъектов предусмотрены в законе или вытекают из него.

Следует, однако, отметить, что все рассмотренные определения специального субъекта в принципе являются правильными. Вместе с тем они характеризуются определенной неполнотой, не завершены, не отражают всех существенных признаков данного понятия.

Совокупность этих признаков, а точнее их единство, и является основой объединения множества субъектов в одну группу специальных субъектов. Рассмотрим эти признаки.

Специальные субъекты, кроме вменяемости и возраста уголовной ответственности, обладают и иными дополнительными юридическими признаками.

Если специальный субъект описан в законе в позитивной форме, то в диспозиции статьи конкретно отражаются те или иные признаки, относящиеся к его характеристики. В позитивной форме предусмотрены признаки 98 % специальных субъектов. Это, например, лицо, которому сведения, составляющие служебную тайну, были доверены по службе или работе, свидетель, эксперт, переводчик, судья, работник дознания, следователь, прокурор, лицо, ответственное за техническое состояние и эксплуатацию транспортных средств  и др. Признаки специальных субъектов, сформулированные в негативной форме, даются в законе в виде исключения, когда указание в диспозиции статьи на эти признаки в позитивной форме сделало бы ее громоздкой и неудобной для применения. В. Н. Кудрявцев справедливо отмечает, что попытка перейти к позитивному определению лица, не имеющего надлежащего медицинского образования привела бы к тому, что пришлось бы дать “весь список имеющихся на свете дипломов о высшем образовании, не являющемся медицинским” . Однако “негативные признаки играют в составе преступления такую же роль, что и позитивные признаки. Они в полной 'мере могут использоваться при квалификации” . В УК в негативной форме даны признаки следующих специальных субъектов:  аборт, совершенный лицом, не имеющим специального медицинского образования.

Если специальный субъект описан в законе в позитивной форме, то в диспозиции статьи конкретно отражаются те или иные признаки, относящиеся к его характеристики. В позитивной форме предусмотрены признаки 98 % специальных субъектов.

Исследуя вопрос о приемах описания специального субъекта, нужно также указать, что признаки некоторых из них (примерно  20% общего количества) не названы в диспозициях статей УК. Иногда не содержится прямых указаний на признаки специального субъекта. Их необходимо выявлять путем толкования, исходя из анализа других элементов состава преступления (объекта, объективной стороны), поскольку каждый элемент находится во взаимосвязи и взаимообусловленности с другими, создает определенную зависимость, обусловливает их существование и содержание, то есть субъект преступления в диспозиции конкретно не указан. Однако очевидно, что им может быть не всякое, а лишь строго определенное лицо.

 Следовательно, законодатель посредством введения признаков специального субъекта преступления суживает сферу распространения нормы, соотнося ее с определенным кругом ответственных лиц, признаки которых указаны в диспозиции закона.

Сказанное позволяет заключить, что специальный субъект преступления:

а) кроме вменяемости и возраста уголовной ответственности, обладает и иным  дополнительным  юридическим  признаком;

б) наделен одним или более такими признаками;

в) эти признаки указаны в уголовном законе или прямо вытекают из него;

г) их наличие ограничивает круг лиц, которые могут нести ответственность по данному закону.

Названные признаки должны быть установлены при квалификации преступления, что обеспечивает правильное применение закона по субъекту преступления.

Понятие же специального субъекта и есть единство таких существенных признаков, посредством которых выявляются специфическая особенность и сущностная характеристика этого понятия.

С учетом изложенного можно констатировать, что специальный субъект преступления – это лицо, обладающее наряду с вменяемостью и возрастом уголовной ответственности и иным  дополнительным  юридическим  признаком,  предусмотренным  в уголовном законе или прямо вытекающим  из него, ограничивающим  круг лиц, которые могут нести ответственность по данному закону.

Общее понятие специального субъекта предполагает рассмотрение видов этих субъектов, поскольку оно конкретно выражается именно в различных специальных субъектах, указанных в соответствующих статьях УК. Все виды специальных субъектов и рассматриваются в следующей части работы.

КЛАССИФИКАЦИЯ СПЕЦИАЛЬНОГО СУБЪЕКТА

По общему правилу субъектами преступлений по уголовному праву РФ могут быть как граждане Российской Федерации, так  иностранные граждане и лица без гражданства (ст.ст. 11 и 12 УК) Однако в Особенной части УК содержатся две нормы, в которых установлена ответственность лиц, характеризующихся признаками специального субъекта, исходя из государственно-правового положения.

Ст. 275 УК — государственная измена — называет в качестве субъекта преступления только гражданина Российской Федерации; ст. 276 — шпионаж — указывает, что шпионаж в пользу иностранного государства, иностранной разведки, иностранной организации или их представителей может быть совершен только иностранным гражданином или лицом без гражданства.

Специальные субъекты могут быть классифицированы следующим образом:

1) по государственно-правовому положению: гражданин  (ст. 275), иностранный гражданин и лицо без гражданства (ст. 276);                                              

2) по демографическому признаку: по полу — мужчина (ст. 131); по возрасту — совершеннолетний (ст.ст. 150, 151);

3) по семейным, родственным отношениям — родители лица, их заменяющие, дети (статьи 156, 157);

4) по отношению к военной обязанности: призывник (ст. 328) военнослужащий и военнообязанный (ст.ст. 331 — 352);

5) по должностному положению: должностное лицо (части вторые ст.ст. 137 и 138; часть третья ст. 139; ст. 143; части вторые ст.ст. 144, 145; ст. 149; ст.ст. 285 - 288, 289, 290, 291 и другие);

6) по должностному положению лиц, работающих в специальных государственных системах: дознаватель, следователь, прокурор, судья, работник милиции (ст.ст. 299 — 305, 310. 311);

7) по профессиональным обязанностям: врач, другие медицинские и фармацевтические работники (ст.ст. 124, 128);

8) по характеру выполняемой работы: лицо, которому сведения, составляющие государственную тайну, были доверены по службе или работе (ст.ст. 283, 284), член избирательной комиссии (ст. 142), работник железнодорожного, водного или воздушного транспорта, связанный со службой движения, эксплуатации или ремонта транспорта (ст.ст. 263, 266); работник торговли и других организаций, осуществляющих реализацию товаров или оказывающих услуги населению (ст. 200), и другие.

9) по занимаемой должности: капитан (ст. 270), механик (ст. 266), командир воздушного судна (ст. 271) и другие.

10) по характеру обязанностей граждан в отношении государства: свидетель, потерпевший, эксперт, переводчик (ст.ст. 307, 308);

11) по особому положению лица в отношении потерпевшего:

лицо, на иждивении или в подчинении которого находился потерпевший (ст.ст. 125, 133);

12) по особому положению лица, связанному с совершением преступления: лица, отбывающие лишение свободы, ранее судимые, осужденные за тяжкие преступления, лица, находящиеся под стражей (части третьи ст.ст. 158, 159, 161, 162; ст.ст. 313, 314 и многие другие);

13) по другим обстоятельствам: водитель или лицо, управляющее транспортным средством (ст. 263), и другие.

Предложенная классификация не является исчерпывающей и единственной в науке уголовного права. В юридической литературе высказываются и иные мнения по данному вопросу.

Признаки специального субъекта в теории уголовного права получили название факультативных признаков в общем понятие состава преступления, поскольку они не являются обязательна для всех конкретных составов преступлений. Признаки специального субъекта указываются хотя и в значительном числе состав но не во всех. Значение этих признаков проявляется различно.

Во-первых, когда признаки специального субъекта являются конструктивными, то есть закон включает их в основной состав преступления. Тогда признаки специального субъекта являются обязательными. Лица, не отвечающие требованиям специального субъекта, указанным в конкретной уголовно-правовой норме, и могут быть привлечены к уголовной ответственности по данного статье, хотя они и совершили действия, предусмотренные диспозицией данной нормы.

Ст. 285 УК предусматривает ответственность за злоупотребление по службе только должностных лиц, которые используют свои служебные полномочия вопреки интересам службы в корыстных или иных личных интересах, если эти деяния повлеки существенный вред охраняемым законом интересам общества и государства. Примечание к ст. 285 УК, раскрывая признаки должностного лица, в частности, указывает, что таковыми являются лица, являющиеся представителями власти или выполняющие организационно-распорядительные административно-хозяйственные функции в государственных органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Исполнение тех же функций в общественных или кооперативных организациях не образует признаков состава злоупотребления служебным положением.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суд РФ, рассматривая дело П. в порядке протеста, осужденного Свердловским районным народным судом г. Москвы по ч. 1 ст. 17 УК, не установила признаков субъекта данного преступления. Г был признан виновным в злоупотреблении служебным положением, причинившем существенный вред общественным интересам.

П., работая председателем проектно-строительного кооператива объединения “Промстрой” в г. Москве, был наделен, согласно Устава кооператива, организационно-распорядительными функциями. Используя с корыстной целью свое служебное положение, он, в нарушение Устава кооператива, без согласия правления и общего собрания кооператива дал указание подчиненным работникам оформить продажу девяти самосвалов, находившихся в собственности кооператива, по заниженной цене в пользу частной фирмы “Подан”, единственным владельцем которой был он сам, чем причинил существенный вред кооперативу. По мнению Судебной коллегии, фактические обстоятельства были установлены народным судом правильно, но юридическая квалификация была дана неверно. Кооператив, возглавляемый П., не является государственным учреждением, поэтому П. не может быть признан должностным лицом. Действия П. по продаже самому себе девяти самосвалов не образуют признаков преступления, предусмотренного ст. 170 УК, в связи с чем все судебные решения по данному делу подлежат отмене, а уголовное дело в отношении П. — прекращению за отсутствием признаков состава преступления.

Во-вторых, дополнительные признаки субъекта могут быть включены в конструкцию не основного состава, а в состав с отягчающими обстоятельствами. В этом случае они тоже являются обязательными для квалификации преступления.

Ст. 290 УК (получение взятки должностным лицом) предполагает в качестве субъекта основного состава только должностное лицо (первое значение дополнительного признака субъекта). Часть третья данной статьи указывает специальную характеристику должностного лица в виде его ответственного положения: лицо, занимающее государственные должности Российской Федерации или субъекта Российской Федерации или являющееся главой органа местного самоуправления. Как видно, дополнительный признак специального субъекта включен законодателем в конструкцию состава с особо отягчающими обстоятельствами, поэтому должен учитываться судом при квалификации преступления, как и в первом случае. Отсутствие этого признака в совершенном преступлении означает, что деяние не содержит признака состава, указанного в части третьей ст. 290 УК, и должно быть переквалифицировано на основной состав преступления.

        Президиум Верховного Суда РФ не усмотрел признаков должностного лица, занимающего ответственное положение, в Ж., осужденного по части третьей ст. 173 УК. Ж., работая прокурором отдела по надзору за следствием и дознанием в органах внутренних дел Прокуратуры г. Москвы, был признан виновным в получении от П. взятки за оказание помощи в благоприятном  исходе уголовного дела П. и за организацию необходимой я консультативной помощи. Президиум Верховного Суда РФ указал в своем постановлении, что Ж. являлся рядовым прокурором отдела, обязанности которого сводились в основном к организации и методическому обеспечению прокурорского надзора.

В деле отсутствуют данные, свидетельствующие о широких властных полномочиях Ж., его функциональные обязанности не включали важных служебных функций, прав и полномочий: Ж. не обладал процессуальной самостоятельностью, не возбуждал уголовные дела, не проводил следственных действий в таком положении дела, с учетом конкретных обстоятельств, обновленных приговором народного суда, Президиум Верховного Суда РФ обоснованно переквалифицировал действия Ж. с части первой ст. 173 на часть вторую ст. 173 (по признаку крупного ущерба ).

Третье значение факультативных признаков проявляв тогда, когда признаки специального субъекта не предусмотрены в законе вообще, ни в основном составе, ни в составе с отягчающими обстоятельствами. В этом случае особенности субъекта находятся вне рамок состава.

Они относятся к характеристики личности преступника и могут быть учтены судом при назначении наказания в качестве отягчающих обстоятельств, если они предусмотрены в с г. 63 УК.

И. по приговору Новгородского областного суда признав виновным в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации на водном транспорте, повлекшем несчастный случай людьми, и осужден по части первой ст. 85 УК к четырем годам лишения свободы условно с обязательным привлечением к труду. Работая сменным капитаном теплохода. И. в день аварии, являлся вахтенным начальником на теплоходе, вместе с рулевыми юристом П. употреблял спиртные напитки. Находясь в нетрезвом состоянии, И. при отводе теплохода от берега в нарушение Правил плавания по внутренним водным путям Российской Федерации. Не подавал звуковых сигналов, не вел постоянного наблюдения за окружающей обстановкой и за водным пространством по ходу судна. В результате этого он не заметил находящуюся на дуги следования теплохода лодку с людьми, у которой заглох мотор, и совершил наезд на эту лодку. От столкновения лодка перевернулась, при этом А., находившаяся в лодке, попала под работающие винты теплохода и погибла на месте происшествия.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассматривая дело И. по жалобе адвоката, не нашла оснований для смягчения наказания даже при наличии некоторых смягчающих обстоятельств (первая судимость, раскаяние в содеянном, наличие на иждивении несовершеннолетних детей), указанных в кассационной жалобе Решающую роль в оценке действий И. сыграло такое отягчающее обстоятельство, как состояние опьянения И. в момент совершения преступления, в результате которого наступили тяжкие последствия — смерть человека.

Таким образом, дополнительные признаки субъекта преступления имеют троякое значение:

1) когда они входят в конструкцию основного состава, они являются обязательными для квалификации преступления;

2) когда они входят в конструкцию состава с отягчающими обстоятельствами, они являются обязательными для квалификации преступления, совершенного при отягчающих обстоятельствах;

3) когда дополнительные признаки субъекта не имеют конструктивного значения, они являются факультативными и могут быть учтены судом при назначении наказания.

Очевидно, есть возможность объединить соответствующие виды специальных субъектов в однотипные группы и подгруппы, поскольку известно, что никто не может описать бесконечное множество иначе, как с указанием свойств, которые характерны для элементов множества. Именно это позволит распределить специальные субъекты таким образом, чтобы каждый из них входил в определенную группу по сходности (тождественности) юридической природы их признаков. Внутри же такой группы можно выделить и соответствующие подгруппы, что даст возможность более полно охарактеризовать субъекты, входящие в каждую из этих групп.

Распределить специальные субъекты по группам можно только путем их классификации. Раньше в основном выделяли такие виды этих субъектов, как должностные лица, военнослужащие и военнообязанные, а затем работники транспорта. Впервые попытку систематизации видов специальных субъектов путем их классификации предприняли. Н. С. Лейкина и Н. П. Грабовская. В качестве основы классификации они выделяли признаки специальных субъектов, характеризующие:

1) государственно-правовое положение лица (иностранец либо лицо без гражданства – ст. УК);

2) профессиональное положение (ст. УК);

3) должностное положение, особые качества выполняемой работы (ст. УК  и др.);

4) демографические признаки – пол, возраст, родственные отношения (ст.  УК и др.)

При всей ее ценности для уголовно-правовой теории данная классификация не лишена недостатков. Прежде всего представляется неоправданным выделение в качестве самостоятельных таких признаков, которые характеризуют государственно-правовое, профессиональное и должностное положение лица, особые качества выполняемой им работы. Все они определяют правовое положении субъекта, вследствие чего их целесообразно объединить в одну группу именно по признаку правового положения субъекта.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом из всего сказанного мы видим, что такой элемент состава преступления, как субъект имеет большое значение при квалификации преступлений.

Субъект преступления - это лицо, совершившее общественно-опасное деяние и способное в соответствии с законом понести за него уголовную ответственность. Интересный вопрос для исследования представляет классификация  видов субъектов преступления. В основном выделяют два критерия: вертикальную и горизонтальную классификацию. Классификация субъектов  как по горизонтали, так и по вертикали позволяет  уточнить  характер  и степень  общественной  опасности  преступника, его юридическую природу, а также помогает  правильно  квалифицировать  совершенное преступление.

К основным признакам субъекта относятся: физическое лицо, вменяемость, достижение определенного законом возраста. Это наиболее существенные признаки всех субъектов преступлений составляют научное понятие общего субъекта преступления. Признаки общего субъекта являются обязательными для всех составов преступлений и необходимыми для квалификации любого преступления.

Таким образом мы видим,  что понятие субъекта является важным для изучения состава и сущности преступления,  позволяет более точно классифицировать преступления,  определяет место личности преступника в понятии преступления.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Петрашов В.Н. Уголовное право. Общая часть. М.: «Издательство ПРИОР», 1999. – 544с.

2. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций.- М.: Издательство БЕК, 1996. – 560 с.

3. Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. – Изд. 2-е,   М.: Юрист, 1999. – 552с.

        4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации - М., 1997, "Бизнес-школа Интел-Синтез".

         5. Изосимов С.В. Развитие норм отечественного и зарубежного законодательств, предусматривающих уголовную ответственность за преступления служащих коммерческих организаций. // «Юрист», 2000. - № 2.

6.  Наумов А.В. Уголовный закон в условиях перехода к рыночной экономике //СГП. 1991. №2 .

  1.  Уголовный кодекс Российской Федерации. – М., ЮРИСТЪ, 1999.
  2.  Ялин А.С. Субъект преступления как условие уголовной ответственности. // «Российская юстиция»  № 2; 2001 год.

           3.       Веремеенко  И.И. Комментарий к Кодексу РСФСР об административных правонарушениях. Издание второе, переработанное и дополненное. М., 1998.

  1.  Собрание законодательства РФ. – 1996. - №3
  2.  А.Я. Светлов «борьба с должностными злоупотреблениями» – Киев, 1970.
  3.  Б.В. Волженкин «Служебные преступления». – М.. 2000. – с. 122;.
  4.  Д.Н. Бахрах Административное право. Учебник для вузов. – М., 2000.
  5.  Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. – М., 1975.
  6.  Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 1998 г // Бюллетень Верховного Суда РФ – 1999, - № 3.
  7.  Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2000. - №10.
  8.  Меркушов А.Е. О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 105 УК РФ.// Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1999. - №5.- С.22.
  9.  Собрание законодательства РФ. – 1995. - №31. – С2990.
  10.  Утевский Б.С. Общее учение о должностных преступлениях. М., 1948. –С.307
  11.  Собрание законодательства РФ. – 1995. -  № 10
  12.  Бутырин А. Возможность предвидения и предотвращения несчастного случая на строительной площадке - предмет уголовного расследования и судебного разбирательства. // «Охрана труда и социальное страхование». – 1999. - № 7.
  13.  Собрание законодательства РФ. – 2000. - № 6
  14.  Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. -  1993. -  № 8
  15.  Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. – 1993. - № 38
  16.  Собрание  законодательства РФ. – 1995. - № 31
  17.  Собрание  законодательства РФ. – 1999. - № 14
  18.  Собрание  законодательства РФ. – 1998. - № 27
  19.  Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. – М., 1990 .
  20.  Долгова А. И. Криминология. Учебник для юридических вузов. М., 1996.

         23. Наумов А.В. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации. М., Юристъ, 1996 .

 Наумов А.В. Российское уголовное право: Общая часть –М.: Изд-во БЕК, 1997. – 549 с.

 Уголовный кодекс Российской Федерации // от 13. 06.1996 г. № 63-ФЗ.

  Наумов А.В. «Российское уголовное право» общая часть.- М, 1997г.

4  Наумов А.В. Уголовный закон в условиях перехода к рыночной экономике.- СГП. 1991.- №2 . С. 35;

5  Кузнецова А.Н., Наумов А.В. Преступление и наказание. Комментарии к проекту Уголовного кодекса России; М., 1993.- С. 297;

6 Приложение 1 “признаки субъекта преступления”.

7 Уголовный  кодекс Российской Федерации.- Новосибирск, 2004г. - Ст. 331

8 Там же. – Ст. 275

9 Закон Российской Федерации “ О воинской обязанности и военной  службе “.

10 Уголовный кодекс Российской Федерации. – Новосибирск. 2004. – Ст.21, ч. 1

11 Лунц Д.Р. Критерии невменяемости в практике судебно-психиатрической экспертизы.- М., 1986.

12 Казаченко И.Я., Сухарев Е.А., Гусев Е.А. Проблема уменьшенной вменяемости. – Екатеринбург,1993. – С. 6


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

49729. Технические возможности способов сварки плавления, изделия кожух камеры сгорания изготовленного из сплава алюминия АМг-3, толщиной металла 4 мм 319 KB
  Сварка алюминия и его сплавов Металлургические особенности сварки алюминия и его сплавов определяются взаимодействием их с газами окружающей среды интенсивностью испарения легирующих элементов а также особенностями кристаллизации в условиях сварки. Ручная дуговая сварка неплавящимся вольфрамовым электродом в инертных газах с присадочной проволоки; Ручная дуговая сварка неплавящимся вольфрамовым электродом в инертных газах без присадочной проволоки; 3. Автоматическая сварка неплавящемся электродом в инертных газах с присадочной...
49731. Проектирование «АРМ менеджера «Издательской компании «Лада» и разработка отдельных его компонентов 257.5 KB
  Это какая продукция какой тираж какие работы должны быть выполнены какие материалы будут использованы при выполнении обговорить ориентировочную стоимость заказа. Таблица Вспомогательные материалы: хранит информацию о дополнительных материалах используемых на производстве например фольга пленка для ламинирования клей декстрин. Таблица Переплетные материалы: хранит информацию о переплетных материалах используемых в производстве например бумвинил эфолин. Таблица Поставки: является связующей между таблицами Бумага Вспомогательные...
49735. Системы водоснабжения и водоотведения жилого здания 1.87 MB
  Здание включает в себя 4 этажа, а также неэксплуатируемый подвал, в котором расположен магистральный трубопровод. Наружные стены выполнены из пеноблока и имеют толщину 600 мм. Внутренние несущие стены выполнены из пеноблока и составляют толщину 380 мм. Перегородки выполнены из кирпича толщиной 120 мм.
49737. Устройство предварительной обработки аналогового сигнала 1.09 MB
  Разработка структурной схемы устройства. Описание структурной схемы устройства. Разработка функциональной схемы устройства. Описание работы устройства по временным диаграммам.