88348

Рынок потребительских товаров: рынок швейно-трикотажных товаров

Реферат

Производство и промышленные технологии

Среди непродовольственных товаров выделяются изделия культурно-бытового и хозяйственного назначения более 80 произведенные в отраслях тяжелой индустрии и местной промышленности. Насыщение рынка товаров народного потребления за счет отечественного производства одно из направлений развития российской промышленности.

Русский

2015-04-28

38.28 KB

1 чел.

Контрольная работа:

«Рынок потребительских товаров: рынок швейно-трикотажных товаров»


Содержание:

Введение

Развитие швейной промышленности в России (исторический аспект)

Современное состояние рынка на Урале, соотношение спроса и предложения, динамика изменения потребностей

Ассортимент, качество и конкуренция отдельных видов швейно-трикотажных товаров на Пермском рынке

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Комплекс по производству товаров народного потребления - важная составная часть экономики страны, которая должна способствовать стабилизации общероссийского потребительского рынка. Это в основном отрасли группы, выпустившие в 1995 году почти 60% продовольственных товаров. Среди непродовольственных товаров выделяются изделия культурно-бытового и хозяйственного назначения (более 80%), произведенные в отраслях тяжелой индустрии и местной промышленности. Производство товаров народного потребления - одно из узких мест в экономики России. За последние 5 лет объем промышленного производства потребительских товаров сократился более чем вдвое, в наибольшей степени это касается выпуска непродовольственных товаров. Насыщение рынка товаров народного потребления за счет отечественного производства - одно из направлений развития российской промышленности.

Структура выпуска товаров народного потребления имеет значительные региональные различия, связанные с природными, социально- экономическими и демографическими особенностями отдельных территорий.


Развитие швейной промышленности в России (исторический аспект)

Изготовление одежды – одно из древнейших ремесел. Столетия оно существовало как кустарное производство, все операции выполнялись одним мастером – портным.

В 1908 г. в Москве капиталисты Мандль и Райц основали швейную фабрику военного обмундирования, наименованную «Марс», на территории которой позднее возник научно-исследовательский швейный институт - НИШИ.

В кабале у крупных московских торговых фирм находились целые районы, такие, например, как Белоомутский, Можайский, подмосковные деревни.

Работа на дом отдавалась чаще всего через посредников, так называемых «хозяйчиков». Предпринимателям надомная работа была очень выгодна: «хозяйчик» сам нес все расходы на помещение, топливо, покупал на свои деньги нитки, прикладные материалы, нанимал рабочую силу.

Работа на дому отличалась особенно жесткой эксплуатацией. Широко применялся наиболее дешевый труд женщин (их было 61%) и детей. В учение принимались дети 10 – 13 лет сроком на четыре – пять лет. Рабочий день как взрослых, так и учеников продолжался 12 – 16 часов в сутки. В связи с наличием неорганизованной дешевой рабочей силы предприниматели не стремились улучшить условия труда, применять какую-либо технику и приспособления.

За годы социалистического строительства швейное производство прошло в своем развитии большой и сложный путь, превратившись из мелкого кустарного производства в развитую механизированную отрасль легкой промышленности.

После Октябрьской революции 1917 года при Центротекстиле был создан Отдел готового платья и белья «…для восстановления, объединения и национализации производства и распределения готового платья и белья в общегосударственном масштабе». Вскоре после этого при ВСНХ создали Комитет швейной промышленности – Центрошвей, а в апреле 1920 года после слияния с центральным отделом военных заготовок он получил название Главный комитет швейной промышленности (Главодежда).

Швейная промышленность стала развиваться быстрыми темпами. В начале 1921 года она насчитывала уже 279 предприятий. На них было занято 40 тысяч рабочих, которые имели 18 тысяч тихоходных и изношенных швейных машин, в том числе свыше 40 % бытовых с ножным приводом, остальные машины работали от общих трансмиссий.

Организация трестов положительно сказалась на работе швейной промышленности. Вот некоторые основные показатели деятельности треста «Москвошвей»: численность рабочих с 9774 человек в 1923 году увеличилась до 17436 человек в 1927 году; выпуск продукции - с 25260 тысяч рублей до 100981 тысяч рублей.

Степень концентрации промышленности видна из сопоставления количества рабочих на одно предприятие на первое января 1919 года (77 человек) и первое октября 1928 года (1213 человек).

К широкой рационализации производства трест приступил с конца 1924 года, когда на всех швейных фабриках были организованы ТНБ – технико–нормировочные бюро. На фабриках в целях развития изобретательства были созданы ячейки по изобретательству. При тресте организовано специальное технико-конструкторское бюро по изысканию рациональных конструкций швейного оборудования. Создавались ремонтно–механические мастерские, которые не только изготовляли запасные части, но и производили ремонт оборудования, поступающего с предприятий.

К концу восстановительного периода изменился и улучшился ассортимент одежды, производимой в стране. Если раньше советские швейные фабрики работали только на армию и изготовляли небольшое количество спецодежды, то теперь на смену шинелям и ватникам, френчам и галифе пришли женские и мужские костюмы, пальто и полупальто, женское легкое платье из различных тканей, белье всех видов и детская одежда.

Увеличился удельный вес перерабатываемых в производстве хлопчатобумажных тканей (к началу первой пятилетки трест «Москвошвей», например, перерабатывал главным образом шерстяные ткани). Из шелковых и плюшевых тканей стали изготовлять женское пальто. В связи с требованиями потребителей трест «Москвошвей» ввел прием индивидуальных заказов.

В годы первой и второй пятилеток швейная промышленность получила большое развитие. Были выделены средства на строительство 17 новых швейных фабрик - каждая на 2,0 – 2,5 тысяч рабочих – в Москве, Твери, Новосибирске, Брянске, Иркутске, Киеве, Днепропетровске, Виннице, Минске, Витебске, Баку, Тифлисе, Кутаиси, Батуми, Ереване, Сталинабаде, Бухаре. Кроме нового строительства, производилось значительное расширение действующих швейных фабрик путем пристройки корпусов и надстройки этажей. К таким фабрикам следует отнести московские «Большевичка» и имени Клары Цеткин, ленинградские «Большевичка» и «Комсомолка», ташкентскую «Красная Заря», швейные фабрики в Иваново – Вознесенске, Саратове, Новороссийске, Владикавказе, Самаре, Оренбурге, Пензе и других городах. Предприятия имели свои столовые, ясли, детские сады.

Рост швейной промышленности требовал не только быстрого пополнения ее рабочими кадрами, но и повышения квалификации рабочих. Уже в первой пятилетке развернулась организованная подготовка нового пополнения рабочих – швейников в учебно – производственных мастерских (затем в школах фабрично – заводского ученичества). Тогда же были созданы первые учебные заведения – техникумы в Москве и Ленинграде для подготовки специалистов – швейников: технологов, механиков, а позднее и конструкторов одежды.

С 1930 года началась подготовка инженеров – технологов для швейного производства в Московском и Киевском технологических институтах. Вскоре Всесоюзная промакадемия легкой промышленности открыла специальное швейное отделение для подготовки инженеров – организаторов и руководящих хозяйственно – технических работников. Также в 1930 году создан отраслевой научно – исследовательский институт швейной промышленности – НИИШП.

Производительность труда во второй пятилетке поднялась почти на 30%. Свыше одной трети роста производительности труда было достигнуто за счет механизации, совершенствования технологии, организации производства и труда. Большую роль сыграло также развитие социалистического соревнования. Начавшееся в эти годы движение новаторов производства опрокинуло действовавшие тогда предельные нормы производительности труда и машин. Третий пятилетний план предусматривал увеличение объема швейной продукции на 40,2% при росте производительности труда на 36%. Началось строительство новых крупных швейных фабрик и дальнейшее увеличение числа швейных машин, особенно специальных. В третьей пятилетке продолжалась конвейеризация потоков, началась организация диспетчерской системы управления предприятием, много усилий было направлено на механизацию ручных операций. В 1938 – 1940 годах вступило в строй еще 45 предприятий. В 1940 году швейная промышленность имела 210 крупных и средних предприятий, работа которых в области технологии, организации труда и производства, планирования и управления строилась на научной основе.

В годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов большой ущерб был нанесен и отечественной швейной промышленности. На территории Украинской и Белорусской республик, временно занятых врагом, были расположены фабрики, дававшие 27% продукции. Была полностью законсервирована ленинградская швейная промышленность, удельный вес ее продукции составлял 15%. В районах, подвергавшихся оккупации, было выведено из строя 25 тысяч швейных машин, третья часть швейных фабрик была разрушена.

С первых же месяцев Великой Отечественной войны швейная промышленность полностью перестроилась на обслуживание нужд фронта. Благодаря самоотверженной работе швейников Советская Армия не только не ощущала недостатка в обмундировании всех видов, но и имела необходимый запас его.

Восстановление разрушенных швейных фабрик началось еще в ходе войны, по мере изгнания захватчиков, и продолжалось в послевоенной четвертой пятилетке. Предстояло не только восстановить пострадавшие фабрики, но и закрепить успехи, достигнутые в восточных районах страны, причем все это надо было осуществить на новой технической базе. В этот период были восстановлены и реконструированы фабрики в Киеве, Харькове, Витебске, Гомеле, Могилеве и многих других городах. Ряд новых фабрик вступил в строй на востоке страны, в частности в Чите, Челябинске.

В 1950 году швейная промышленность достигла довоенного уровня. Парк технологического оборудования был обновлен на 30%. За 1951 - 55 годы произошли качественные изменения в техническом оснащении отрасли. Увеличилось применение специальных машин и полуавтоматов, их количество составило 18,7 тысяч единиц, количество прессов – 3,8 тысяч единиц.

Техническое перевооружение отрасли интенсивно осуществлялось и в 1960 – 1970 годах, главным образом за счет широкого внедрения физико – химических методов обработки и высокопроизводительного оборудования полуавтоматического действия, специальных машин, прессов для влажно – тепловой обработки швейных изделий. Применение специальных машин и полуавтоматов в 1975 году, по сравнению с 1955 годом, увеличилось более чем в 5 раз, прессов для влажно - тепловой обработки изделий – более чем в 3 раза.

Получили развитие новые формы поточного производства: агрегатно – групповые потоки, сквозные потоки, фабрики потоки, комплексно – механизированные потоки, комплексно – механизированные линии. Широкое внедрение комплексно – механизированных потоков, к середине 1977 года было установлено 806 потоков, позволило значительно повысить уровень механизации, сократить долю ручных работ. Производительность труда увеличилась на 40 – 50%.

Благодаря организационно – техническим мерам в швейной промышленности были обеспечены высокие темпы развития. Так, среднегодовые темпы прироста выпуска швейных изделий в 1966 – 70 годах составили 12,2 %, в 1971 – 1975 годах – 3,5 %, а среднегодовой темп прироста производительности труда (соответственно) – 8, 0 % и 3,9 %.

Объем валовой продукции по сравнению с 1960 г. вырос в 1965 году на 8%, в 1970 году в 1,9, в 1975 году в 2,4 раза.

В 1980 – х годах одним из основных путей повышения производительности труда в швейной отрасли оставалась комплексная механизация технологических процессов. Отличительными чертами, характеризующими работы по комплексной механизации процессов в этот период, явились расширение номенклатуры технологического оборудования, применяемого при изготовлении швейных изделий, оснащение оборудования различными приспособлениями и создание на этой основе так называемых агрегатированных рабочих мест, расширение области применения малооперационной технологии на основе использования новых видов клеевых материалов (клеевая паутинка, материалы для дублирования и др.), четкая регламентация требований к качеству выполнения операций и приемов их выполнения. Успешно внедрялись автоматизированные настилочно-раскройные комплексы (АНРК), которые позволяли автоматизировать процессы проектирования раскладок лекал, настилания и раскроя материалов

В отрасли постоянно проводились работы по улучшению качества и ассортимента выпускаемой продукции. Большое влияние на обогащение ассортимента швейных изделий оказало развитие моделирования. Дома моделей, открытые в послевоенные годы в Москве, Ленинграде, Киеве, Тбилиси, Минске, Риге, Ростове–на– Дону, Одессе, Таллине и других городах страны, работали над созданием разнообразных моделей для взрослых и детей, внедряли их в производство.

К 1990 году швейная промышленность производила 315 миллионов единиц основных видов швейных изделий. В отрасли работало до 500 тысяч человек.

Реализация продукции шла через оптовые базы Министерства торговли республик, которые поставляли товары предприятиям розничной торговли. Очень небольшая доля продукции реализовывалась через фирменные магазины производителей и по прямым договорам с крупными универмагами.

В связи с рыночными реформами в 1992 году оптовые базы практически прекратили свою работу как посредники между промышленностью и розничной торговлей. Предприятия потеряли сбытовую сеть, к тому же инфляция оставила их без оборотных средств. На российский рынок хлынула зарубежная продукция, часто низко качественная, небезопасная для здоровья потребителей.

1996 год завершил пятилетку экономической перестройки, за которой когда – то виделись контуры прекрасного будущего. Но это был «мираж». Российская легкая промышленность оказалась среди «лидеров» институциональных преобразований – разгосударствления и деконцентрации производства. За период с 1991 по 1996 год производство в легкой промышленности уменьшилось более чем в 7 раз, а производство одежды и обуви – в 11 - 15. Особенно негативно кризис сказался на состоянии производственного потенциала отрасли. Численность промышленно – производственного персонала на предприятиях последовательно уменьшается, снижается и заработная плата.

Кризис 1998 года (девальвация рубля) привел к тому, что импортная продукция стала неконкурентна по цене с отечественной. Торговые организации стали проявлять интерес к отечественной продукции, стали налаживаться контакты между торговыми и швейными предприятиями. Однако к 2003 году эффект дефолта, как фактора, стимулирующего производство конкурентоспособной продукции, был исчерпан, рост промышленного производства в легкой промышленности прекратился. Доля импорта на отечественной рынке одежды начала расти и к настоящему времени составляет более 80 %. Прогноз на ближайшее будущее неутешителен, учитывая предстоящее вступление России в ВТО.

В то же время для развития легкой промышленности в России и Москве имеются конкурентные преимущества. Во-первых, они даны природой – самый большой рынок одежды, культурой – богатейшие традиции искусства и народных промыслов, и социально-экономическим развитием. В городе имеется квалифицированная рабочая сила, учебные заведения для профессиональной подготовки квалифицированных рабочих кадров, специалистов среднего и высшего звена, талантливые дизайнеры, сохранилась научная база, проводятся международные и региональные выставки и конкурсы. Известны экономические выгоды инвестиций в товары народного потребления. Даже в условиях практического отсутствия оптовой торговли оборот средств происходит 2 – 4 раза в год, т.е. каждый вложенный рубль оборотных средств обеспечивает прирост объема производства 3,5 – 7,0 руб. в год. Реализация указанных конкурентных преимуществ во многом возможна в случае программно-целевого подхода к решению проблем легкой промышленности.

Задачу удвоения ВВП в легкой промышленности, поставленную Президентом России, можно решить за счет:

- защиты внутреннего рынка от фальсифицированной, контрабандной и контрафактной продукции;

- осуществления технологической модернизации производства;

- существенного сокращения издержек производства;

- повышения качества сырья, конкурентоспособности и импортозамещения продукции;

- внедрения в производство наукоемкой продукции;

- повышения уровня научно-технического и кадрового обеспечения.

Современное состояние рынка на Урале, соотношение спроса и предложения, динамика изменения потребностей

Уральская швейная промышленность постепенно восстанавливается. Однако отрасль развивается крайне медленно: большинство фабрик едва окупают производство. Толчок к развитию может дать выход на открытые рынки

После первой попытки связаться с небольшой швейной фабрикой в Челябинске у меня опустились руки. Молодой человек на том конце провода за полминуты описал ситуацию, причем во всей швейной отрасли сразу:

- Вы знаете, предприятия здесь давно уже нет. Оно фактически перестало существовать еще в перестройку. Остался один цех, он шьет спецодежду, а остальные помещения сдаются под офисы и торговлю...

Экономический кризис рубежа веков серьезно ударил по текстильным и швейным предприятиям Уральского региона: с 1990 по 2003 год выпуск, к примеру, трикотажных изделий сократился на 50 — 95%. Около половины фабрик обанкротились и закрылись, имущество было распродано. И хотя в последние два года объемы производства швейной продукции в регионе заметно увеличиваются, темпы роста этого сегмента — одни из самых низких. Главная причина — работа вне рынка.


Нестандартный рост

Объем производства швейных изделий на Урале растет с 2003 года. При этом темпы во всех субъектах региона разные: лучшие показатели в Свердловской, Челябинской областях и Пермском крае; Тюменская область и Башкирия — в аутсайдерах. Суммарный объем отгруженных уральскими текстильными и швейными предприятиями товаров по итогам девяти месяцев прошлого года составил в денежном измерении 8,5 млрд рублей: это только 0,4% от общего по обрабатывающим отраслям региона.

Оживление швейной промышленности в последние четыре года обеспечено финансовой поддержкой областных и федеральных властей и реализацией в некоторых субъектах целевых программ восстановления легпрома. Так, из бюджета Челябинской области для компенсации части процентов по кредитам коммерческих банков, привлекаемых швейными фабриками, ежегодно выделяется 15 млн рублей. В Удмуртии в 2006 году ряд предприятий на конкурсной основе получили трехлетний бюджетный кредит на перевооружение производства под 10% годовых (средняя ставка по кредитам в отрасли — 13 — 15% годовых), в 2007-м из бюджета только на переподготовку специалистов для предприятий отрасли направлен миллион рублей. В Тюменской области в рамках программы «Основные направления развития промышленности и лесного хозяйства на 2007 — 2008 годы» фабрикам компенсируют две трети ставки рефинансирования ЦБ РФ, часть затрат на организацию и участие в выставках, ярмарках, затраты на рекламу в СМИ.

«На эти деньги мы купили несколько дорогих машин для пошива изделий из тяжелых тканей», — подтверждает Елена Коломейцева, директор тобольской фабрики «Ситцевый край» (производство детского белья, одежды для взрослых, верхней и спортивной одежды).

Однако, несмотря на комплексную поддержку властей, швейные предприятия даже в рамках одной области развиваются неравномерно. Это не позволяет говорить о системном восстановлении отрасли. По словам заместителя начальника управления инвестиционной политики Тюменской области Владимира Катунцева, работу около трети предприятий региона можно признать активной (примеры: «Евротекс», «Ситцевый край», «Плюшевый рай»), еще трети — стабильной (Ялуторовская и Тобольская швейные фабрики). Доля убыточных производств — около 40%. В Челябинской области быстро растет только чебаркульская фабрика «Пеплос». В Башкирии более 60 крупных и средних швейных и текстильных предприятий, однако, по данным первого заместителя министра промышленности, инновационной и инвестиционной политики республики Роберта Вагапова, объем продукции в основном формируют 15 фабрик: на их долю приходится 72%. Ведущие — нефтекамское производственное объединение «Искож» и Ишимбайская фабрика трикотажных изделий. Мощности наиболее успешных фабрик загружены на 85 — 90%, «выживающих» — на 30 — 40%. Разрыв связан с тем, какие заказы предпочитает искать и отрабатывать предприятие.

Униформисты

Есть три источника формирования объемов работ уральских швейных производств: госзаказ (форменная одежда для ведомств, оплачивается из средств федерального бюджета), бизнес-заказ (пошив спецодежды для частных предприятий) и работа на открытый рынок. Причем тенденция очевидна: в аутсайдерах предприятия, руководители которых не готовы уйти от советской системы выполнения крупных однотипных заказов.

Два первых способа наполнения портфеля заказов приносят фабрикам минимальный доход и не позволяют развиваться. Одна из ключевых причин — специфика оплаты. «МВД, например, переводит деньги только по факту поступления товара на базу и его проверки, — рассказывает директор Троицкой швейной фабрики (Челябинская область, работает только на госзаказ) Елена Мохонько. — Нам приходится производить продукцию на собственные или кредитные деньги. В связи с этим на предприятиях возникают финансовые проблемы, оборотных средств практически никогда не бывает. Денег едва хватает, чтобы покрыть текущие затраты, ни о каком развитии речи быть не может».

«Работать с госзаказами крайне невыгодно: государство готово платить за такие товары цену ниже рыночной закупочной стоимости аналогичной продукции. Медицинский халат, сшитый по всем нормам госзаказа (определенная ткань, фурнитура, крой), стоит условно 100 рублей, а государство хочет, чтобы я его продала за 90 рублей», — рассказывает Елена Коломейцева. Рентабельность таких производств не более 10 — 15%. Это позволяет только сводить концы с концами.

Заказы от бизнес-структур более рентабельны: 30 — 50%. Все вроде красиво: заказчик обычно предоставляет эскизы, ткань, фурнитуру, вовремя платит. Однако непривыкшие работать в рынке швейники страдают от собственной немобильности. Директор фабрики «Престиж 2» (Екатеринбург, 40% объема производства — спецодежда, остальное — пошив мужских сорочек, постельного белья, халатов для розничного рынка) Светлана Татарникова сетует:

— Заказы даже на дорогую корпоративную одежду для банков, сферы развлечений и услуг, автоцентров не могут полностью обеспечить объем работ на долгий срок. Например, мы уже не первый год отшиваем униформу для одного из екатеринбургских автодилеров. Но он открывает свои автоцентры нерегулярно, поэтому бывает, что партию спецодежды надо отшить раз в месяц, а бывает — раз в три месяца. И заказ у них — то на пять комплектов формы, то на 2 тысячи.

Выполнение спецзаказов дает предприятиям средства для развития, но руководители фабрик уверены: только на них обеспечить рост отрасли невозможно. «Предприятие, которое шьет лишь спецодежду, становится рабочей силой для удовлетворения текущих потребностей бизнеса», — говорит Светлана Татарникова.

«Тенденция массовой специализации уральских швейных фабрик на производстве спецодежды — это уход в сектор, где требования потребителя минимальны, а обновление ассортимента и мода вообще отсутствуют. Это свидетельство не роста, а деградации нашей легкой промышленности», — утверждает генеральный директор Свердловского камвольного комбината Игорь Васильков.

Ассортимент и качество отдельных видов швейно-трикотажных товаров на Пермском рынке

Наиболее перспективное направление для швейников — специализация на производстве для широкого рынка: потребительские возможности населения ежегодно растут. Примеры работающих в этом сегменте предприятий показывают: ориентация на потребителей позволяет фабрикам при определенных условиях поддерживать высокий уровень рентабельности, создавать узнаваемые бренды.

Самый яркий пример динамично швейного предприятия, ориентированного на розницу, — фабрика «Пеплос» (специализируется на производстве мужских костюмов). Запустили ее в 1970 году, в 90-е она, как и большинство предприятий отрасли, пережила спад. В 1997 году, чтобы поднять производство, новое руководство вложило в оборот собственные средства. Деньги не только окупились, но и позволили открыть несколько первых собственных магазинов. С подключением розницы выручка «Пеплоса» увеличилась. Далее фабрика сделала ставку на создание торговой сети в городах с населением более 30 тыс. человек. Во всех точках продаж была установлена единая торговая наценка — 25%. В итоге с 1999 года пошла прибыль, которая позволила «Пеплосу» покупать хорошие расходные материалы и новые машины у ведущих мировых фирм (подробнее см. «Время шить дорогие костюмы», «Э-У» № 25 от 07.07.03). Сегодня фабрика в день производит 500 костюмов и 300 брюк под двумя торговыми марками — «Peplos» (демократичные модели) и «Majestic Legate» (костюмы для торжественных случаев). Продукция продается в пяти десятках фирменных магазинов по всей России.

Примеры высокорентабельных фабрик, сумевших отвоевать место на потребительском рынке, пусть даже на территории одного города, единичны. Всего, по данным профильных министерств и ведомств субъектов Уральского региона, доля товаров местного производства в общей структуре текстильной и швейной продукции, реализуемой на территории Урала, — 15 — 20%. «Это официальные данные, — отмечает директор Верещагинской трикотажной фабрики (Пермский край) Елена Перцева. — По неофициальным, и того меньше. Все остальное произведено за рубежом, главным образом в Китае». При этом, по статистике, обороты розничной торговли непродовольственными товарами в субъектах Уральского региона за прошлый год выросли на 16 — 32%, доля продаж швейных изделий и верхнего трикотажа в общем обороте розничной торговли не снижается.

От кутюр от China

Главная проблема выхода на открытый рынок — низкая конкурентоспособность товаров по сравнению с аналогами из Азии, преимущественно из Китая. Уральская продукция не может конкурировать по двум основным показателям: уровню цен и соответствию потребностям рынка.

Высокая конечная стоимость произведенных на Урале товаров возникает по ряду причин. Одна из них — большое количество посредников. Они увеличивают конечную стоимость одежды на 100 — 200% (см. схему). «За счет того, что мы все реализуем через собственную розничную сеть, избегая перекупщиков, цена на наши товары сравнительно низкая и на полках они не залеживаются. Например, наш топик в рознице стоит 185 рублей. А такой же китайский — 500. Недавно мы решили запустить производство лыжных костюмов. Обсчитали себестоимость: костюм вместе с шапочкой у нас в рознице будет стоить 1,6 — 1,8 тыс. рублей.

А перекупщики накрутят до 250%, и наши костюмы будут лежать. Потому что для торгашей главное — получить максимальную прибыль, а для нас — как можно быстрее вернуть деньги в оборот», — объясняет разницу подходов к продукции производителей и магазинов Елена Коломейцева.

Кроме внешнего фактора удорожания продукции, есть и внутренний — высокая стоимость рабочей силы в крупных городах. Минимизировать издержки можно за счет перенесения основного производства в областную глубинку, туда, где рабочая сила дешевле. Светлана Татарникова: «В Екатеринбурге швея меньше чем за 15 тыс. рублей работать не пойдет. Она за те же деньги лучше за прилавком магазина будет стоять, чем спину гнуть и глаза портить. А для провинции 5 — 7 тыс. рублей — большие деньги, за которые девочки готовы работать на фабриках с утра до вечера».

Проблема вторая — несоответствие устаревших технологических возможностей производителя (о дизайнерской отсталости — отдельный разговор) возросшим потребностям покупателя. На предприятиях до сих пор используется оборудование, ориентированное на массовый пошив. «Для потребительского рынка нужно часто обновлять коллекции. А представьте, что значит для крупного производства кроить по 15 — 20 штук. Да у меня настил ткани для раскроя идет минимум на 35 — 40 единиц», — говорит директор Коркинской швейной фабрики (Челябинская область) Валентина Зыкова. Чтобы модернизировать оборудование, нужны хотя бы минимальные оборотные средства. У многих их просто нет.

Проблему необходимости технического перевооружения швейных предприятий признают на всех уровнях власти. По возможности пытаются помочь. «В 2006 году объем привлекаемых средств на обновление и модернизацию основных фондов составил по России 1,7 млрд рублей, — рассказывает министр промышленности и транспорта Удмуртии Леонид Курочкин. — Но для достижения видимого результата нужно, по оценке Минпромэнерго РФ, минимум 4 млрд рублей. Именно из-за недостатка финансирования швейные фабрики не могут проводить модернизацию, что делает их товары неконкурентоспособными».

Одновременно с федеральными программами поддержки легпрома практически во всех субъектах Уральского региона разработаны меры оказания финансовой помощи. Однако, как показал опрос «Э-У», большинство руководителей фабрик, особенно расположенных в глубинке, о таких системах финансирования ничего не слышали. А если и знают — то не участвуют в конкурсах. На наш вопрос: «Почему?» большинство директоров старой закалки ответили: «Нужно собрать так много документов, что отпадает все желание этим заниматься». Отметим, что те фабрики, где у руля молодые, мобильные менеджеры, не упускают возможности получить государственные субсидии. До тех пор, пока руководители швейных предприятий будут ориентироваться на не требующие дополнительных творческих и финансовых затрат казенные заказы, отрасль вряд ли получит развитие.


Заключение

Обеспечивая население тканями, одеждой, обувью и другими предметами потребления. Легкая промышленность тесно связана с сельским хозяйством, особенно на стадии первичной переработки сырья. Промышленность имеет очень широкую географию, так как тяготеет к районам производства сырья и к потребителю, а также к трудовым ресурсам. Она представлена в каждом экономическом районе.

Отрасли легкой промышленности можно разделить на три группы по особенностям их размещения. К отраслям с ориентацией на сырье относят, например, льняную промышленность; с ориентацией на потребителя -- обувную и швейную; с ориентацией на оба фактора -- хлопчатобумажную, шелковую, трикотажную.

Основная отрасль по объему выпускаемой продукции и числу занятых -- текстильная.

Уровень развития легкой промышленности недостаточен. Это связано с тем, что поставки сырья из среднеазиатских республик (в которых выращивается хлопок) сокращены; продукция отрасли не выдерживает конкуренции с импортными товарами, хлынувшими в Россию из-за рубежа в последние годы; почти 40% оборудования отрасли устарело. Удельный вес легкой промышленности в структуре хозяйства заметно снизился.

Перспективы развития легкой промышленности связаны с налаживанием экономических связей и восстановлением сырьевой базы, преодолением технологической отсталости отрасли. Легкую промышленность мира ждет огромный подъем.


Список использованной литературы

1. LEGPROMINFO.RU – информационный портал легкой промышленности.

2. Андронова Л.Н., Герасименко О.А., Капицын В.М. Пути выхода текстильной промышленности из кризиса// Проблемы прогнозирования. 2000. № 2.

3. Жуков Ю.В. Очень хороший после многих//Швейная промышленность. 2001. № 2. Бабаджанов С.Г., Доможиров Ю.А. Экономика предприятий швейной промышленности. – М.: Академия, 2005.

4. Беляева С.А., Парыгина М.М., Боброва Е.В., Петрова Е.М. Швейная промышленность в России (краткий исторический очерк) www.cniishp.ru – сайт Центрального научно-исследовательского института швейной промышленности.

5. Исикава К. Японские методы управления качеством/Пер. с англ. – М: Экономика, 1988.

6. Региональная экономика. Учебное пособие для вузов/ Под ред. Т.Г.Морозовой. – М.: ЮНИТИ, 2003.

7. Журнал Швейная промышленность за 2006-2007 гг.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

64700. Пути снижения издержек производства и реализации продукции на примере предприятия ОАО «Хлебокомбинат» г. Обнинск 771.5 KB
  Актуальность выбранной темы обусловлена тем, что учет затрат – важнейший инструмент управления предприятием. Знание затрат на производство, анализ этих затрат позволяет гибко регулировать производственный процесс.
64701. Совершенствование методики учета затрат и калькулирования себестоимости продукции 123 KB
  Теоретические и методологические основы калькулирования себестоимости продукции. Калькулирование себестоимости продукции роль калькулирования в управлении производством. Принципы калькулирования себестоимости продукции.
64702. Учет нематериальных активов 2.04 MB
  Кроме того, к нематериальным активам могут относиться организационные расходы (расходы, связанные с образованием юридического лица, признанные в соответствии с учредительными документами вкладом участников (учредителей) в уставный (складочный) капитал), а также деловая репутация организации.
64703. РАСХОДЫ НА ФИНАНСИРОВАНИЕ БЮДЖЕТНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ 495 KB
  Целью данной работы является рассмотрение и изучение проблем и возможностей улучшения формирования расходов на финансирование бюджетных инвестиций. Задачи исследования: изучить теоретические основы бюджетных инвестиций; – изучить формы государственного финансирования экономики...
64704. Доходах и расходах государственного бюджета 852.5 KB
  Понятие государственного бюджета понятие расхода и дохода государственного бюджета. Так в практической части данной работе рассматривается влияние доходов государственного бюджета на расходы государственного бюджета.
64706. АНАЛИЗ ДОХОДОВ ОТ ОСНОВНЫХ ОПЕРАЦИЙ БАНКА 487 KB
  Постоянные изменения экономической социальной правовой и культурной среды сохраняющееся недоверие населения к финансовым институтам и особенной банкам вместе с тем усиление конкуренции на российском рынке финансовых услуг приводят к тому что...
64707. Семь основных инструментов контроля качества 1.34 MB
  Обычно цели сбора данных в процессе контроля качества состоят в следующем: контроль и регулирование процесса; анализ отклонений от установленных требований; контроль выхода процесса. Если например возник вопрос о вариации качества изделия в течение дня то необходимо собирать несколько данных.
64708. ФИНАНСОВАЯ МАТЕМАТИКА 3.2 MB
  Опционы продажи обратный тип по отношению к опционам купли. Английское название такого опциона put options. Дело в том что покупатель опциона в момент заключения контракта выплачивает эмитенту определенную премию размер которой объявлен заранее и которая выплачивается сразу.