88478

Предпосылки Земской реформы 1864г. Суть реформы

Реферат

История и СИД

В обширной историографии о земстве оказались определены и рассмотрены вопросы специфики проведения земской реформы на местах, теории и практики деятельности органов земского самоуправления, отражены ее правовые аспекты и влияние на становление либерализма в России.

Русский

2015-04-30

43.58 KB

4 чел.

17

План

Введени………………………………………………………………………………………………3

1 Предпосылки Земской реформы 1864г………………………………………………………….4

2 Суть реформы, ее основные положения и особенности………………………………………..8

3 Результаты Земской реформы………..…………………………………………………………13

Заключение…………………………………………………………………………………………16

Список литературы………………………………………………………………………………...18

Введение

Актуальность темы исследования.  В России идея народного самоуправления вообще и земской его модели в частности всегда была актуальна и для общественного сознания, и для политико-философских учений. В последние годы интерес к истории земского самоуправления неуклонно возрастает как в управленческой, так и в научной сфере. Во многом это обусловлено происходящими в стране политическими и социальными изменениями. Стоит отметить, что в современных условиях опыт проведения Земской реформы может быть весьма полезен.

Степень изученности темы исследования. Данная тема является достаточно широко изученной. В обширной историографии о земстве оказались определены и рассмотрены вопросы специфики проведения земской реформы на местах, теории и практики деятельности органов земского самоуправления, отражены ее правовые аспекты и влияние на становление либерализма в России. Данные вопросы исследовались в трудах таких авторов, как: Н.Н. Авилов, А.А. Корнилов, В.Ю. Скалой, Т.П. Полнер, С. Маслов, Г.П. Сазонов, А. Ачадов, М.П. Драгоманов, Н.И. Иорданский, Цейтлин С.Я., Белоконскнй Н.П., У. Глизон, Р. Менинг, У. Розенберг, С. Старр, Абрамов В.Ф и многих других.

Целью написания данной работы является изучение Земской реформы 1864г.

В рамках поставленной цели необходимо решить следующие конкретные задачи:

- изучить предпосылки Земской реформы 1864г.;

-  изучить суть реформы, ее основные положения и особенности;

- рассмотреть результаты Земской реформы.

Объект исследования – Земская реформа 1864г.

Предмет исследования – предпосылки, содержание и реализация Земской реформы 1864 года.

Информационной базой исследования является: научная литература отечественных и зарубежных специалистов; диссертации и монографии, а также действующее законодательство РФ.

Решение поставленных задач осуществлено с использованием следующих методов: монографического, системного, общенаучного и статистического подходов, анализа и синтеза.

Структура работы соответствует ее целям и задачам. Работа состоит из введения, трех пунктов, заключения и списка литературы.

  1.  Предпосылки Земской реформы 1864г.

Местное управление в России совершенствовалось неоднократно, но земская реформа 1864 г. явилась наиболее подготовленным, организованным мероприятием, некоторые русские историки сравнивают ее по масштабам и значимости с реформой 1861 г.

До реформы 1861 г. в условиях крепостнических отношений и натурального хозяйства так называемые общественные нужды и вопросы «общественного управления» на местах дворянскую мысль почти не волновали, так как особых проблем не было. Точнее говоря, чтобы держать «руку на пульсе», дворяне принимали участие в качестве выборных во всех местных органах управления, но вмешивались лишь в решение вопросов по составлению смет, а главное - по раскладкам земских повинностей. Этого участия было достаточно, чтобы предлагать и выбирать своих кандидатов для замещения руководящих должностей на местах, устранять с помощью власти злоупотребления и неудобства, «замеченные в местном управлении», а в целом - осуществлять продворянскую политику в местном управлении [3,с.94].

Еще до отмены крепостного права - в 1859 г. - при Министерстве внутренних дел была учреждена особая комиссия, которой было поручено совершенствовать местное управление и с этой целью разработать проекты положений для уездных и губернских учреждений под эгидой министерства. Причем согласно представлению о содержании двух групп функций местного управления было указано, что проекты должны содержать предложения, во-первых, по «устройству учреждений административно-полицейских» и, во-вторых, по «устройству учреждений хозяйственно-распорядительных». Что касается совершенствования собственно хозяйственного управления, то в специальном разделе постановления о комиссии задача была конкретизирована так: «При устройстве исполнительной и следственной полиции войти в рассмотрение хозяйственно-распорядительного управления в уезде, которое ныне разделяется между несколькими комитетами и часто входит в состав полицейского управления. При сем рассмотрении необходимо предоставить хозяйственному учреждению в уезде большее единство, большую самостоятельность и большее доверие; причем надлежит определить степень участия каждого сословия в хозяйственном управлении уезда». Аналогичная задача ставилась и для проектов губернских учреждений [3, с. 97].

Было несколько точек зрения по поводу средств, но цель дворянства была одна: утвердить в земстве свое руководящее положение, «стать во главе возникающего земства». Дворянские собрания в повестку дня своих заседаний включали разработку проектов и предложений в готовящуюся земскую реформу, стремясь утвердить в ней выгодные для себя положения. Большинство собраний было за усиление прав и возможностей местного самоуправления с одновременной активизацией участия дворянства в органах местного управления, за слияние с земством.

Царская власть не собиралась реставрировать земство в его древнем виде. Местные органы самоуправления были призваны уменьшить давление на общество бюрократической пирамиды, которая уже с трудом поддавалась контролю сверху. Чиновничье-административную систему критиковали большинство общественных деятелей той эпохи. Многие из них видели в бюрократии главный источник зла для России. Министр внутренних дел П. А. Валуев, типичный представитель бюрократии, писал в дневнике: «Везде преобладает у нас стремление сеять добро силою. Везде пренебрежение и нелюбовь к мысли, движущейся без особого на то приказания». В марте 1859 г. при Министерстве внутренних дел была создана комиссия под председательством Н. А. Милютина, занимавшаяся разработкой проектов преобразования местных органов самоуправления. Работа комиссии, созданной в 1859 г., затянулась, в 1861 г. была осуществлена реформа, ситуация в стране резко изменилась, а главное - изменилось положение дворянства. И если до реформ дворянство без усилий управляло местными делами, то после реформ в связи со становлением новых, капиталистических отношений, усложнением социально-экономической структуры, изменением расстановки сил и другими причинами дворянство постепенно, но все сильнее осознавало свое новое положение. Оно все резче меняло свое отношение к вопросам местного управления, к местным органам хозяйственного управления, более активно стало выступать за усиление местного самоуправления, за реализацию тех же идей всесословного представительства, что и на уровне центральных органов страны [3, с. 111].

В апреле 1861 г. комиссию возглавил Валуев. С этого момента подготовка Земской реформы начала набирать темп. Ровно через год - Совет министров уже обсуждал документы о реформе, в июне её главные положения утвердил царь, а осенью о них информировали общественность. Дебаты о реформе прошли в дворянских собраниях, и в марте 1863 г. комиссия Валуева в основном завершила работу над двумя проектами: над «Положением о губернских и уездных земских учреждениях» и Временными правилами (для этих же учреждений). В мае - декабре проекты рассматривал Государственный совет, а 1 января 1864 г. закон о земских учреждениях вступил в силу.

Такова хроника главных событий в подготовке реформы. Но работа над её документами проходила далеко не гладко и порой приобретала драматический характер. Инициатива власти в переустройстве уездных и губернских учреждений во многом отвечала требованиям времени: с одной стороны, общество предпочитало решать свои проблемы самостоятельно, без «государевой» опеки. С другой - государство теперь могло разгрузить административный аппарат, переложив значительную часть дел на органы самоуправления [3,с. 113].

Сложились различные мнения о том, как следует реорганизовать местные органы самоуправления. И это не могло не отразиться на работе комиссии. Сложнее всего было чётко определить, сколько власти доверить земству. Серьёзные затруднения возникали, когда сталкивались противоположные точки зрения и членам комиссии не удавалось прийти к компромиссу. И тогда только личное вмешательство императора заставляло комиссию делать ещё один шаг вперёд.

Подобная ситуация возникла, когда комиссия Милютина два года не могла выработать общего мнения о статусе земских учреждений: будут они зависеть от государственных органов или нет. Ответ на этот вопрос дала уже комиссия Валуева. Земства пользовались определённой самостоятельностью, но государство оставляло за собой право контроля над их деятельностью. Казалось бы, безвыходное положение сложилось и позже, на заключительном этапе подготовки реформы - при обсуждении её документов в Государственном совете. Наряду с проектами, представленными комиссией Валуева, в Государственный совет поступили две записки - главноуправляющего И Отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии барона М. А. Корфа и бывшего председателя комиссии Н. А. Милютина.

В записках содержались по сути дела ещё две концепции реформы. Разногласия, прежде всего, коснулись вопроса о представительстве различных сословий в земских учреждениях, а следовательно, и избирательной системы. Хотя правительство заявило о том, что земские учреждения будут всесословными, комиссия Валуева стремилась «сохранить за дворянством то значение, которое принадлежит ему на самом деле». В основу реформы был положен имущественный ценз, когда избирательный голос получает, в сущности, не человек, а его имущество. Тот, кто владеет имуществом, которое стоит меньше установленной законом суммы, не может участвовать в выборах. В начале 60-х гг. XIX в. владельцами самого ценного имущества - земли - оставались дворяне, и реформа, таким образом, обеспечивала их приоритет в земских учреждениях. Корф предлагал отказаться от применения имущественного ценза среди крестьян и выбирать одного гласного (депутата) от 4 тыс. сельских жителей. Милютин предпринял попытку создать действительно всесословное представительство. Он настаивал на том, чтобы количество гласных определялось не на основании имущественного ценза, а по показателю численности населения (например, один гласный от 300 душ мужского пола уездного населения, а от городов -- один гласный от тысячи душ мужского пола). При этом он вводил ограничения, которые не позволяли общему количеству гласных от городов превысить общее количество избранных от сельской местности, а количеству гласных от помещиков - превысить количество представителей от остального сельского населения. Столкновение столь различных точек зрения поставило реформу на грань провала. И только под сильным нажимом Александра II Государственный совет принял ряд поправок, смягчивших проект Валуева. В таком виде документы были утверждены императором.

«Как бы тесно и уравнительно ни было это соединение, за нами надолго еще останется огромный перевес, который приобретали положением своим, преимуществом умственного и явственного образования и большей или меньшей привычкой к собственным делам», - записано в проекте постановления одного из консервативных обществ - Смоленского собрания [7, с. 151].

Таким образом, к середине девятнадцатого века в России созрели предпосылки для реформы местного самоуправления, которая во многом отвечала требованиям времени: с одной стороны, общество предпочитало решать свои проблемы самостоятельно, с другой - государство теперь могло разгрузить административный аппарат, переложив значительную часть дел на органы самоуправления.

  1.  Суть реформы, ее основные положения и особенности

Согласно «Положению» 1864 г. создавались губернские и уездные земские собрания и земские управы. В основу избирательной системы были положены выборное, имущественный (ценз) и сословное начала. Избиратели делились на 3 курии: уездных землевладельцев, городских избирателей и выборных от сельских обществ. Правом участия в выборах по 1-й курии пользовались владельцы не менее чем 200 дес. земли, владельцы промышленных, торговых предприятий или др.- недвижимого имущества на сумму не ниже 15 тыс. руб. или приносящего доход не менее 6 тыс. руб. в год, а также уполномоченные от землевладельцев, обществ и учреждений, владевших не менее 1/20 ценза 1-й курии. Избирателями городской курии были лица, имевшие купеческие свидетельства, владельцы предприятий или торговых заведений с годовым оборотом не ниже 6 тыс. руб., а также владельцы недвижимой собственности на сумму от 500 руб. (в небольших городах) до 3 тыс. руб. (в крупных городах). От выборов отстранялись рабочие, мелкая буржуазия, интеллигенция. Выборы по крестьянской курии были многостепенными: сельские общества выбирали представителей на волостные сходы, те - выборщиков, а последние - гласных в уездное земское собрание. Губернские гласные избирались на уездных земских собраниях. Система выборов обеспечивала значительное преобладание в земствах помещиков. Председателями губернских и уездных съездов были предводители дворянства[1, с. 37].

Земские собрания и управы были лишены права как учреждения общаться между собой, они не имели принудительной власти, т.к. полиция им не подчинялась; их деятельность контролировалась губернатором и министром внутренних дел, имевшими право приостанавливать исполнение любого постановления земского собрания. Опасаясь влияния земских учреждений, правительство предоставило им право ведать лишь местными хозяйственными делами: содержанием путей сообщения, строительством и содержанием школ и больниц (для чего земства облагали население местными сборами), «попечением» о развитии местной торговли и промышленности и т.п [1, с. 39].

Земская реформа проводилась не повсеместно и не одновременно. К концу 70-ых гг. земства были введены в 34 губерниях Европейской России и в Области войска Донского (в 1882 г. ликвидированы). Многие национальные и другие районы Российской империи земств не имели. Несмотря на ограниченность Земской реформы, она содействовала развитию местной инициативы, буржуазного хозяйства, буржуазной культуры и была шагом на пути превращения феодальной монархии в буржуазную. «Контрреформы» конца 80-х - начала 90-х гг. значительно сузили деятельность земств [6, с.. 201].

1 января 1864 года было принято «Положение о губернских и уездных земских учреждениях» [2, с.94]. Земства вводились только в великорусских губерниях, в которых преобладало русское дворянство. Из 78 губерний России "Положение" распространилось на 34 губернии. Земская реформа не распространялась на Сибирь, Архангельскую, Астраханскую и Оренбургскую губернии, в которых не было или почти не было дворянского землевладения, и на национальные окраины России: остзейские губернии (здесь было свое местное управление, подчиненное немецким баронам), Литву, Польшу, Белоруссию, Правобережную Украину (в этих регионах среди землевладельцев преобладало польское дворянство), на Кавказ, Казахстан и Среднюю Азию. Но и в тех 34 губерниях, на которые распространился закон о земствах, земские учреждения вводились не сразу.

Все места, ведавшие до 1864 года делами о земских повинностях, общественном призрении, народном продовольствии (квартирные комитеты, дорожные комиссии, комиссии народного продовольствия, больничные советы), упразднялись. Из ведения дворянского самоуправления изымались все дела, относящиеся к местному хозяйству губерний и уездов.

В систему земских учреждений входили [4, с. 71]:

1. Земские избирательные съезды являлись первым элементом системы земских учреждений. Система земского представительства основывалась на принципе всесословности. Выборы в земские учреждения проводились на трех избирательных съездах - от трех избирательных курий. Курии были следующие:

- курия уездных землевладельцев - состояла в основном из дворян-помещиков. Право голоса на съезде уездных землевладельцев получали обладатели земельного ценза, ценза недвижимости или определенного годового оборота капитала. Земельный ценз устанавливался отдельно для каждой губернии в зависимости от состояния помещичьего землевладения. Например, во Владимирской губернии он составлял 250 десятин, в Вологодской - 250-800 десятин, в Московской - 200 десятин. Ценз недвижимости и годовой оборот капитала устанавливались размером в 15 и 6 тысяч соответственно. Уездные землевладельцы с меньшим цензом участвовали в выборах через уполномоченных;

- городская курия - в ней участвовали лица с купеческими свидетельствами, владельцы торгово-промышленных заведений с оборотом не менее 6 тысяч рублей в год и определенным объемом недвижимости;

- сельская курия - в ней не был установлен имущественный ценз, но была введена система трехступенчатых выборов: крестьяне, собравшиеся на волостной сход, назначали своих выборщиков и посылали их на собрание, которое избирало земских гласных (в уездное земское собрание).

Единственный из трех съездов - крестьянский - носил чисто сословный характер, что лишало возможности участия в нем лиц, не входящих в состав сельского общества, прежде всего сельской интеллигенции.

На съездах уездных землевладельцев и городских избирательных съездах могли выбирать гласных только от "своих", в то время как сельским выборщикам разрешалось выбирать от себя в качестве гласных и землевладельцев, не участвовавших в этой курии, и местных священнослужителей. Лишены были избирательного права лица моложе 25 лет; лица, находящиеся под уголовным следствием или судом; опороченные по суду или общественному приговору; иностранцы, не присягнувшие на подданство России.

2. Земские собрания - второй элемент системы земских учреждений. Земские собрания формировались на избирательных съездах. Земское собрание избиралось один раз в три года, собиралось регулярно раз в год, но если возникали чрезвычайные обстоятельства, то чаще. Председателем земского собрания, как правило, становился предводитель дворянства. Уездные земские собрания находились в определенной зависимости от губернских и самостоятельно решали следующие вопросы. Раскладка внутри уезда государственных и губернских сборов, которая была возложена законом или распоряжением правительства на уездные учреждения; составление предварительных предположений для губернских смет о размерах и способах исполнения в уезде повинностей, отнесенных к разряду губернских, представление означенных предположений в губернское земское собрание; предоставление губернским земским учреждениям местных сведений и заключений по предметам хозяйства; разрешение на открытие торгов и базаров; отнесение проселочных и полевых дорог в разряд уездных, а также уездных дорог в разряд проселочных, изменение направления уездных земских дорог; содержание бечевников, представление через начальника губернии ходатайств об отнесении по уважительным причинам содержания бечевников за счет казны; местные распоряжения и надзор по указаниям губернской управы в пределах уезда по устройству губернских путей сообщения, по исполнению потребностей сообщения и взаимному страхованию, представление губернскому земскому собранию отчета о соответствующих действиях.

К исключительной компетенции губернских земских учреждений относилось: разделение на уездные и губернские: земских зданий, сооружений, путей сообщения, повинностей, заведений общественного призрения, а также изменения в этом разделении; дела об открытии новых ярмарок и о перенесении или изменении сроков существующих; дела об открытии новых пристаней на судоходных реках и о перенесении уже существующих; представление через начальника губернии ходатайств о перенесении по уважительным причинам земских дорожных сооружений в разряд государственных; дела по взаимному земскому страхованию имущества от огня; раскладка между уездами сумм государственных сборов, возложенная на земские учреждения по закону или особому высочайшей властью утвержденному распоряжению правительства; рассмотрение и разрешение затруднений, могущих встретиться в утверждении смет и раскладок уездных сборов; рассмотрение жалоб на действия земских управ.

Положение 1864 года не содержало четкого определения функций земств. Основной их задачей считалось упорядочение выполнения земских повинностей. В статье 2 Положения содержался перечень занятий для земств, в принципе возможных, но не всегда обязательных. К ним относились: заведование имуществом, капиталами и денежными сборами земства, земскими благотворительными заведениями; попечение «о развитии народного продовольствия», местной торговли и промышленности; управление взаимным земским страхованием имущества; участие в попечении о народном образовании и народном здравии (в хозяйственном отношении); раскладка государственных денежных сборов, разверстка которых возложена на земство; взимание и расходование местных сборов.

3. Земские управы были исполнительными органами земских учреждений. Их личный состав избирался на первом заседании земского собрания нового созыва. Чиновники местных казенных палат, уездных казначейств, лица духовного звания были лишены этого права.

Губернская управа состояла из 6 членов и председателя, выбиралась на три года. Кандидатура председателя губернской управы утверждалась министром внутренних дел.

Уездная управа состояла из председателя и двух членов, кандидатура председателя утверждалась губернатором.

В обязанность управ входило выполнение распоряжений земских собраний. Кроме того их обязанности включали: составление губернских смет, раскладок и отчетов; подготовка нужных собранию сведений и заключений; надзор за поступлением земских доходов и расходованием земских сумм; представление в суде интересов земства по имущественным делам; распоряжение с разрешения губернатора о своевременном созыве и об открытии земских собраний.

В обязанности губернских управ входило еще и рассмотрение жалоб на уездные управы, а также образование канцелярий при них.

Важным принципом деятельности управ была гласность. Положение 1864 года предусматривало, что все сметы, раскладки, отчеты управ, а также результаты ревизий печатаются для всеобщего сведения в «Губернских ведомостях». До 1866 года материалы собраний и управ печатались без предварительной цензуры, за исключением постановлений, нуждавшихся в утверждении губернатора.

В 1867 году был принят закон, запрещавший любые сношения между земствами разных губерний, даже по общим делам управления. Все печатные издания были подчинены цензуре губернатора. Было установлено, что отчеты земских управ должны печататься с разрешения губернатора и в количестве, не превышающем число гласных. Таким образом, местное население полностью утратило возможность контролировать деятельность земских учреждений. Складывались ситуации, когда вновь избранные в собрании гласные не могли ознакомиться с тем, как работали их предшественники[5, с. 31].

Правительство, опасаясь влияния земских учреждений, ограничило их компетенцию узким кругом чисто хозяйственных дел, из пределов которых земства не имели права выходить. Отделив хозяйственную область от общей администрации, правительство раздробило местное управление между различными коронными и земскими учреждениями, что пагубно отражалось на всем ходе местной деятельности. Часто одна и та же область местных дел была в ведении различных инстанций. Земства могли, например, нанять помещение для школы и взять на себя ее содержание, но не имели права, по закону, руководить обучением в этой школе, не могли составлять программы, контролировать учебно-воспитательный процесс, так как это считалось функцией государственных органов.

Несмотря на эти ограничения и столь надежный состав земских учреждений, правительство, предоставив им заботу о местном хозяйстве, лишило их самостоятельности даже в указанных пределах. Земские учреждения не имели своих исполнительных органов, не обладали принудительной властью; они должны были действовать только через полицию. Они были лишены права общаться друг с другом, были поставлены под строгую опеку и контроль губернатора и министра внутренних дел, которые могли приостановить любое постановление земских собраний.

Но и в таком урезанном виде земства внушали опасение самодержавию. Поэтому земская реформа была введена не одновременно и не повсеместно. Введение земских учреждений началось с февраля 1865 года и растянулось на длительный срок. К концу 70-х годов земства были введены только в 35 губерниях Российской империи.

  1.  Результаты Земской реформы 1864г.

Логическим завершением земской реформы должен был стать общероссийский орган народного представительства. Но этого не произошло. Земская реформа не сформировала стройной и централизованной системы. Не было органа, возглавляющего и координирующего работу всех земств. Когда в 1865 году Санкт-Петербургское губернское земское собрание поставило вопрос об образовании такого органа, оно было попросту закрыто правительством [5, с.91].

Реформа не создала также и низшего звена, которое могло бы замкнуть систему земских учреждений - волостного земства. Попытки многих земских собраний на своих первых сессиях поставить этот вопрос были пресечены правительством в самом зародыше. Не решившись сделать земства исключительно дворянскими учреждениями, правительство законодательным путем все же внедрило в руководство земств представителей этого сословия: председателями земских собраний стали предводители губернского и уездного дворянства. Отсутствие достаточных материальных средств (они формировались за счет обложения специальным налогом местного населения; в 1866 г. было запрещено облагать торговые и промышленные предприятия) и собственного исполнительного аппарата усиливало зависимость земств от правительственных органов. Все же земствам удалось внести значительный вклад в развитие местного хозяйства, промышленности, средств связи, здравоохранения и народного просвещения. Без сомнения, земства сыграли выдающуюся роль в поднятии культурного уровня русской деревни в распространении грамотности среди крестьян. К 1880 году на селе было открыто 12 тыс. земских школ, а за полвека своей деятельности земства открыли 28 тыс. школ. За это время в земских школах получили образование 2 млн. крестьянских детей. Земства подготовили за свой счет 45 тыс. учителей и значительно подняли материальный и общественный статус народного учителя. Земские школы считались лучшими. По образцу их стали действовать школы Министерства народного просвещения [4, с. 163].

Не менее велика и роль земства в развитии здравоохранения в Европейской России. Медицинские учреждения на селе, хотя еще и малочисленные и несовершенные, целиком были созданы земствами. Земские больницы были открыты для всех слоев крестьянства, до этого практически лишенного какой бы то ни было медицинской помощи. На средства земств были созданы фельдшерские курсы специально для села. Самоотверженный труд врачей, которые часто отказывались от выгодной столичной практики, чтобы лечить крестьян в провинциальном захолустье, - тема особого исследования. Земские врачи стали проводить на селе прививки от оспы. Они предотвратили распространение ряда эпидемических заболеваний. Благодаря усилиям земских врачей показатель смертности среди крестьян сократился с 3,7 до 2,8% (в расчете на 100 чел.) [4, с. 167].

Широкое распространение в земствах получила организация мелкого поземельного кредита для содействия сельским общинам в покупке и аренде земли. Многие земства организовывали ссудосберегательные товарищества, кустарные артели, выдавали продовольственные и денежные пособия голодающим крестьянам, ходатайствовали о понижении платимых крестьянами выкупных платежей, о замене подушной подати всесословным подоходным налогом, о содействии переселению крестьян. Но все эти меры не в состоянии были коренным образом облегчить положение деревни. Определенную роль здесь, конечно, сыграла нехватка земских средств (источники поступления которых, как указывалось выше, были ограничены), но главное все же заключалось не в этом. За редким исключением даже самые либерально настроенные земские деятели были помещиками, которым претила сама мысль о переделе земель [4, с. 169].

Особенно хотелось бы сказать о земской статистике, благодаря которой впервые было проведено детальное обследование русской деревни, охватившее 4,5 млн. крестьянских дворов. Земские статистики применяли новейшие достижения статистической науки, а их обследования имели большое значение не только в прикладное. Но и научное значение. Российская земская статистика считалась лучшей в мире по богатству, точности и ценности собранных ею сведений [1, с. 71].

Деятельность земских учреждений в России не ограничивалась только культурно-хозяйственными вопросами. Они стремились играть роль и в политической жизни страны. По своей природе новые органы местного всесословного самоуправления неизбежно тяготели к центральному самоуправлению, к парламентским формам государственного устройства. Поэтому в рамках земства в России возникло в пореформенный период оппозиционное самодержавию политическое течение, получившее в исторической литературе название земского либерального движения. Американский журналист Джордж Кеннан, несколько раз посетивший Россию, посвятил русским либералам специальный очерк, в котором, в частности, писал: «Единственный базис, на который они могли опереться, был тот, который давался самим учреждением земств, так как они, будучи членами законом утвержденной корпорации, были призваны правительством в качестве уполномоченных от населения». И действительно, русские либералы верили, что за упорядочением местного самоуправления и весь государственный строй подвергнется преобразованию и правительство призовет земских представителей на более важные посты в области правительственной деятельности [7, с. 69].

История земского либерализма - это составная часть истории российского либерализма. Стоит сосредоточить внимание на первом выступлении земства на политической арене, которое относится к концу 1870-х годов. Именно в этот период наметились основные пункты политической программы земского либерализма: расширение сферы деятельности земства посредством передачи ему административно-политических функций на местах и распространения принципов самоуправления на верхние этажи государственного устройства России, а также обеспечение элементарных гражданских свобод - личности, слова, печати, собраний и т.д. [4, с. 81].

Таким образом, земства, хотя и ограниченные в правах, показали свою жизнеспособность, приспособленность к местным условиям и требованиям жизни. Вопреки законодательным запретам земства превратились в очаги общественной деятельности либерального дворянства. Возникновение в 70-80-х годах 19 века земского либерально - оппозиционного движения, с которым было вынуждено считаться правительство, стало важным фактором общественно-политической жизни страны.

Заключение

Земская реформа создала в России новый, современный институт местного самоуправления, приобщила к гражданской жизни ранее абсолютно бесправное крестьянство, она способствовала развитию местного благоустройства.

Согласно «Положению» 1864, создавались губернские и уездные земские собрания и земские управы. В основу избирательной системы были положены выборное, имущественное (цензовое) и сословное начала. Избиратели делились на 3 курии: уездных землевладельцев, городских избирателей и выборных от сельских обществ. Правом участия в выборах по 1-й курии пользовались владельцы не менее чем 200 дес. земли, владельцы промышленных, торговых предприятий или др. недвижимого имущества на сумму не ниже 15 тыс. руб. или приносящего доход не менее 6 тыс. руб. в год, а также уполномоченные от землевладельцев, обществ и учреждений, владевших не менее 1/20 ценза 1-й курии. Избирателями городской курии были лица, имевшие купеческие свидетельства, владельцы предприятий или торговых заведений с годовым оборотом не ниже 6 тыс. руб. , а также владельцы недвижимой собственности на сумму от 500 руб. (в небольших городах) до 3 тыс. руб. (в крупных городах). От выборов, таким образом, отстранялись рабочие, мелкая буржуазия, интеллигенция. Выборы по крестьянской курии были многостепенными: сельские общества выбирали представителей на волостные сходы, те - выборщиков, а последние - гласных в уездное земское собрание. Губернские гласные избирались на уездных земских собраниях. Система выборов обеспечивала значительное преобладание в земствах помещиков.  

Председателями губернских и уездных съездов были предводители дворянства.

Земские собрания и управы были лишены права как учреждения общаться между собой, они не имели принудительной власти, так как полиция им не подчинялась; их деятельность контролировалась губернатором и министром внутренних дел, имевшими право приостанавливать исполнение любого постановления земского собрания. Опасаясь влияния земских учреждений, правительство предоставило им право ведать лишь местными хозяйственными делами: содержанием путей сообщения, строительством и содержанием школ и больниц (для чего земства облагали население местными сборами), «попечением» о развитии местной торговли и промышленности и т. п.

Земская реформа проводилась не повсеместно и не одновременно. К концу 70-х гг. земства были введены в 34 губерниях Европейской России и в Области войска Донского (где в 1882 году ликвидированы). Многие национальные и другие районы Российской империи земств не имели.

Земская реформа содействовала развитию местной инициативы, буржуазного хозяйства и культуры.

Список литературы

  1.  Абрамов В.Ф. Российское земство: экономика, финансы, культура. – М.: НИКА, 2011. – 354с.
  2.  Быстренко В.И. История государственного управления и самоуправления в России: Учебное пособие. – М.:  Инфра-М, 2013. – 611с.
  3.  Великие реформы в России 1856–1874 / Под ред. Л.Г. Захаровой – М.: МГУ, 2010. – 217с.
  4.  Герасименко Г.А. Земское управление в России. М., Наука, 2012. – 387с.
  5.  История России 19-начала 20 века: Учебник / Под ред. В.А. Федорова. – М.: Академия, 2014. – 209с.
  6.  Корнилов А.А. Курс истории России 19 века. – М., Высшая школа, 2011. – 548с.
  7.  Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций: Учебник – М.: Университет, 2013. – 231с.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

63910. К вопросу о личностной и социальной идентификации современных студентов 241 KB
  Одной из наиболее дискутируемых и актуальных проблем в социологии философии и психологии на сегодняшний день занимает проблема социальной и личностной идентификации. Особенно интересной на наш взгляд является проблема выявления особенностей и технологий взаимовлияния социальной и личностной...
63911. Трансформация морали в повседневной жизни 51 KB
  В данной статье мы рассмотрим как проходит трансформация морали в повседневной жизни. А кто создал все эти моральные нормы Нам навязало это общество или мы считаем что делать правильно именно так и не иначе исходя из своих собственных внутренних побуждений...
63912. «Одиночество в сети». Хикикомори в современном мире 52.5 KB
  Не выходи из комнаты не совершай ошибку. Это сокращение от Хикикомори японского термина впервые употреблённого психологом Тамаки Сайто в начале 90х годов прошлого века. Большинство хикикомори юноши. Самоизоляция демонстрируемая хикикомори является частым симптомом у людей страдающих от депрессии...
63913. Скрытая реклама как уникальная технология управления потребительским поведением в трансформирующемся обществе 42.5 KB
  Скрытая реклама как уникальная технология управления потребительским поведением в трансформирующемся обществе Наше общество общество потребления. Именно для такой удачной презентации товаров в обществе тотального потребления и существует реклама.
63914. Моральные и правовые трансформации общественного сознания на примере Беби-боксов 53 KB
  В переходный период углубляющийся кризис духовного мира личности сопровождающийся деформацией индивидуального сознания ценностной переориентацией личности столкновением сложившихся стереотипов с реалиями жизни требует переосмысления многих теоретических представлений о соотношении...
63915. Идолопоклонство в современном мире 37.27 KB
  Можно заметить и рост фанатизма и зависимости от различных обожествленных объектов и их проникновение в повседневную обыденную жизнь и также большее количество людей которые пребывают под влиянием идолов. Появление организованных религий привело к усилению религиозной власти над мирской...
63917. Различия в социально-психологической адаптации городской и сельской молодежи в период учебной деятельности в ВУЗе 47.5 KB
  Самой главной опасностью по признанию самих студентов является незнакомая среда в которой приезжий студент предоставлен сам себе. В студенческих общежитиях где проживает большинство приезжих студентов у ребят может отсутствовать место где они могут спокойно подготовиться к занятиям.
63918. Трансформация коммуникативных практик в контексте социокультурных изменений (на примере посткризисного региона Чечня) 76.5 KB
  Между тем изучение коммуникации посткризисного региона может помочь не только вникнуть в суть самого кризиса но и проникнуть в психологию общества ведь каждый человек и общество в целом отражает в коммуникации свое видение вещей. На сегодняшний день не существует ясности...