88703

Правовое регулирование договора хранения

Курсовая

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Потребность в обеспечении сохранности имущества в условиях, когда сам собственник лишен возможности осуществлять присмотр за ним, достаточно давно вызвала к жизни существование особых правовых норм о хранении. В весьма развитом виде они присутствовали уже в римском праве, которому было известно особое обязательство...

Русский

2015-05-03

276 KB

9 чел.

КУРСОВАЯ  РАБОТА

по дисциплине  «Гражданское право Республики Казахстан»

на тему: «Правовое регулирование договора хранения»

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………..

3

1 Понятие и правовая природа договора хранения.. ..

1.1 История развития института хранения………………..…………….

1.2 Понятие договора хранения по законодательству РК…………….

2 ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОГОВОРА ХРАНЕНИЯ….........

2.1 Правовая природа договора хранения ………………………………

2.2 Элементы договора хранения……………………………………….

2.3 Содержание договора хранения……………………………..………

2.4 Ответственность сторон по договору хранения……………………

Заключение…………………………………………………..……….

Список использованной литературы………………………

6

6

17

22

22

23

25

27

36

39

ВВЕДЕНИЕ

Радикальные социально-экономические перемены в нашем обществе, произошедшие за последние десятилетия, в значительной мере затронули гражданско-правовые отношения. Сужение масштабов государственного влияния, отказ от административно-командных методов управления экономикой и связанное с этим преобразование правового регулирования экономических отношений требуют приведения форм и методов товарного рынка в соответствие с новыми условиями. 

Достоинство ГК РК состоит в том, что он призван обеспечить юридически строгое регулирование рыночных, коммерческих отношений и процедур. Можно утверждать, что именно в ГК РК содержится законодательно закрепленная основа современной рыночной экономики, ее суть - экономическая свобода, выраженная в праве. Экономическая свобода лишь тогда становится стержнем и источником экономики, когда она закреплена в правовых принципах. Для этого ГК РК возродил некоторые институты гражданского права, отвергнутые ранее советской правовой доктриной, среди которых был и договор хранения (отдельные его виды).

В этой связи актуальность исследования договора хранения обусловлена следующими обстоятельствами:

Во - первых, современный Казахстан находится на пути ускоренной экономической, социальной, политической и правовой модернизаций, что требует, прежде всего, иного подхода к рассмотрению и изучению вопросов, связанных с оказанием услуг по хранению.

Степень разработанности проблемы. В современной отечественной юридической науке практически не проводились комплексные исследования, посвященные договору хранения и его видам.

Изучение вопросов, связанных с определением понятия, характеристики, элементов договора хранения предпринимались и ранее. В частности, вопросы истории развития договора и его общие положения рассматривались в трудах Л. А. Антоновой, Р. С. Ажимова, С. Гейнца, М. В. Зимелевой, З. И. Цыбуленко и др. Однако все они сделаны на базе дореволюционного или советского гражданского законодательства. 

Общие положения о хранении представляют собой унифицированные нормы, которые могут применяться к любым видам и разновидностям договора хранения, если иное не установлено правилами об этих договорах.

Потребность в обеспечении сохранности имущества в условиях, когда сам собственник лишен возможности осуществлять присмотр за ним, достаточно давно вызвала к жизни существование особых правовых норм о хранении. В весьма развитом виде они присутствовали уже в римском праве, которому было известно особое обязательство, возникавшее из реальных действий по передаче имущества на временное хранение.

В современный период, когда появилась целая индустрия услуг по хранению, правовому регулированию возникающих при этом отношений во всем мире уделяется первостепенное значение. С принятием ГК правила о хранении, стали  более подробными и, главное, отвечающими потребностям современного экономического оборота.

Договор хранения в соответствии с многолетней традицией рассматривается в качестве реальной сделки, которая, по общему правилу, считается заключенной с момента передачи вещи от поклажедателя хранителю.

Однако договор хранения может носить и консенсуалъный характер, если соглашением сторон предусмотрена обязанность хранителя принять на хранение вещь от поклажедателя в предусмотренный договором срок. В отличие от ГК 1964, который, лишь разрешал социалистическим организациям принимать на себя подобные обязанности, ГК РК  регламентирует отношения сторон, возникающие из такого рода договора.

При этом подчеркивается, что консенсуальным, может быть лишь договор, в котором хранителем является коммерческая организация либо некоммерческая организация, осуществляющая хранение в качестве одной из целей своей профессиональной деятельности (профессиональный хранитель).

Нормальное развитие договора предполагает обеспечение его единства. Существующая практика подготовки и принятия новых актов о договорах подтверждает важность соответствующего требования.

В этой связи весьма актуально звучат слова Рудольфа Штаммлера, адресованные законодателям: «Люди стараются выяснить, какие именно общественные феномены образовались под влиянием нынешнего регулирования социального сотрудничества, а также - как это бывает при критике какого-либо законопроекта, какие феномены необходимо образуются в будущем».

И в том и в другом случае совершенно справедливо предполагается, что именно законодательство несет в последнем счете ответственность за социальные явления, ибо оно регулировало в том или ином направлении жизнь людей, с которой ему приходилось считаться при данных условиях».

Актуальность выбранной темы объясняется тем, что широкое распространение отношений по хранению в современном обществе является вполне объяснимым. Необходимость в сдаче вещей для хранения зачастую возникает, как только гражданин переступает порог своего дома и посещает общественные места.

Причем так уж складывается, что хранение является особого рода услугой, которая может быть опосредована гражданско - правовыми обязательствами.

Сохранение целостности вещи и ее потребительских свойств является целью договора хранения, ключевую роль в договорном регулировании по Гражданскому Кодексу Республики Казахстан играют, прежде всего, нормы.

Цель курсовой работы - раскрыть теоретические аспекты правового регулирования договора хранения.

Для достижения поставленной цели необходимо решить определенный круг задач:

- рассмотреть понятие договора хранения и эволюцию его становления;

- раскрыть правовое регулирование договора хранения;

- сделать сравнительный анализ договора хранения в Казахстане и в зарубежных странах.

Объектом исследования выступает -  общественные отношения, регулируемые гражданским правом. Предмет изучения – правовое регулирование договора хранения.

Теоретическая и методологическая основа. Источниками исследования явились работы отечественных и российских ученых по договору хранения;  в качестве правового и информационного обеспечения дипломной работы послужили законодательные и нормативные акты Республики Казахстан.

В курсовой работе акцент сделан в основном на Гражданский Кодекс Республики Казахстан, где раскрывается правовая характеристика договора хранения. Следует отметить работу казахстанских авторов М.К.Сулейменова и Ю.Г. Басина «Гражданское право Республики Казахстан» авторы данной работы полно и доступно раскрывают понятие, юридическую характеристику договора хранения. Нельзя не отметить статьи, которые были применены в дипломной работе, такие как, статьи Антонова А. «Основные вопросы обязательства хранения в судебной практике по делам связанной с охранной собственностью», где рассматривают обязательство и правовую характеристику договора хранения. В статьях Гришаева С. «Хранение», Евсеева В.Н.  «Договор хранения», Еримичева И. «Договор и Закон» раскрыта история происхождения договора хранения, общая характеристика, сущность и классификация договора хранения, в своей  статье Еримичев анализирует организационно - правовые формы договора хранения.

Основные особенности и правовое регулирование договора хранения рассматривается в статье Нуртдинова А.Ф. «Договор хранения и его особенности», Халфина Р.О. автор статьи «Значение и сущность договора хранения» рассматривает отдельные виды договора хранения, их значение и сущность.

Таким образом, предлагаемое курсовая работа представляет собой комплексное исследование института договора хранения.

1 Понятие и правовая природа договора хранения

1.1 История развития института хранения

Исследуя тот или иной институт права, перед учеными всегда возникает вопрос о правовых корнях, традициях и культуре, в которых он возник. Изучение исторического аспекта необходимо для полного и всестороннего рассмотрения любого вопроса, а также для дальнейшего совершенствования законодательства. Все сказанное можно в полной мере отнести и к такому гражданско-правовому институту, как договор хранения.

М.В. Зимелева, имея в виду, прежде всего исследуемую ею разновидность хранения - складское, подчеркивала: «Идея сдачи вещей на хранение, т.е. временного перерыва пользования вещью или намеренного выведения ее на время из хозяйственного оборота, с отдачей ее третьим лицам, начала применяться со времен Вавилона и Египта и связана, в частности, с именами Хаммураби» [1, С.247].

Если подойти к развитию исторического процесса с известной долей условности, то хронологические рамки эволюции складского хранения выглядят следующим образом: отсутствие потребности выдачи товарораспорядительных документов в связи с неразвитостью торгового оборота (античный мир); появление выписок из реестра товаров, находящихся на судне (XI-XV вв.); создание письменного доказательства приема товара на хранение (XV-XVIII вв.); формирование функций товарораспорядительных ценных бумаг (XVIII-XIX вв.); регламентация и унификация правил складского хранения (XIX-XX вв.) [2, с. 9]

Правовое регулирование договора хранения в римском праве (античный период). Институт хранения (depositum) был известен еще римским юристам. Он характеризовался как реальный контракт (contractus rei), по которому лицо, получившее от другого лица индивидуально-определенную вещь (поклажеприниматель, хранитель, депозитарий), обязывалось безвозмездно хранить ее в течение определенного срока или до востребования, и по окончании хранения возвратить в целости и сохранности лицу, передававшему вещь на хранение (поклажедателю, депоненту). Исходя из этого, можно выделить следующие конструктивные признаки данного договора в римском праве. Во-первых, обязательство возникало только посредством передачи вещи поклажепринимателю. Одного согласия (nudus consensus) для заключения договора было недостаточно. Во-вторых, на хранение обычно передавались индивидуально-определенные вещи. Правда, в некоторых случаях предметом хранения становились вещи, определенные родовыми признаками. Такие ситуации являлись исключением и поэтому именовались иррегулярным хранением (depositum ir-regulare). В-третьих, исследуемый договор заключался только между право- и дееспособными лицами. Но предметом договора хранения не могла быть вещь, принадлежащая поклажепринимателю, так как целью договора являлась ее сохранность другим лицом. Хранитель по данному договору в римском праве не был ни собственником, ни владельцем вещи, а только ее держателем. Держание (detentio) являлось одним из правомочий собственника в римском праве, наряду с владением, пользованием и распоряжением. Оно означало фактическое обладание вещью без намерения относиться к ней, как к собственной. В-четвертых, исследуемые отношения являлись безвозмездными, что существенно отличало договор хранения от договора найма. Безвозмездный характер анализируемого договора обуславливал обязанность хранителя вернуть поклажедателю все плоды и доходы, полученные в процессе хранения вещи, а также ее принадлежности. Характер исследуемых отношений объяснялся тем, что обычно вещи передавались на хранение близким родственникам или друзьям. Вследствие чего при регулировании указанных отношений наряду с юридическими нормами большую роль играли нормы морали и нравственности.

Моральные принципы оказали особое влияние применительно к одному из видов хранения - depositum miserabile. Имелись в виду случаи, когда сама потребность в хранении была порождена определенными, отличавшимися своей неодолимостью и внезапностью, обстоятельствами. Речь идет о пожарах, военных действиях, народных волнениях и др.

При depositum miserabile особой гарантией соблюдения хранителями соответствующих обязанностей служила угроза быть обвиненным в бесчестии (infamia). К этому добавлялись особые санкции материального характера, более жесткие по сравнению с теми, которые использовались в аналогичных ситуациях применительно к остальным видам хранения. Речь шла о предусмотренном еще в Законах XII таблиц положении: «За вещь, сданную на хранение, дается иск в двойном размере стоимости вещи». Такие штрафные иски широко использовались применительно к хранению в преторской практике. Имелись в виду, прежде всего случаи, когда хранитель ссылался при этом виде хранения на то, что вообще не брал ни от кого никакой вещи. Мотивы введения приведенной меры сводились к тому, что она действовала против того, кто бесчестно отрицал получение вещи от лица, обратившегося к нему за помощью и оказавшегося в ситуации, при которой, помимо прочего, был лишен - и этому придавалось особое значение - возможности выбирать контрагента. Подобное поведение хранителя рассматривалось как вероломное, противоречащее общественным нравам. Так появились соображения, характерные для санкций карательного характера: «Когда кто-либо выбирает честность и не получает обратно внесенного на хранение, то он должен удовлетвориться однократным размером (стоимости внесенного на хранение); если же он вносит на хранение в силу возникшей необходимости, то возрастает преступление вероломства и общественное значение (этих действий), являются делом государства наказание и отмщение вероломства, ибо в таких делах вредно нарушение честности…».

В римском праве договор хранения нашел себе место в малочисленной, но все же весьма характерной для этой правовой системы группе реальных договоров - contractus rei. Имелись в виду договоры, для заключения которых голое согласие (nudus consensus) оказалось само по себе недостаточным, чтобы породить соответствующие права и обязанности между сторонами. Необходима была основанная на соглашении передача одной из сторон контрагенту принадлежащей ей вещи.

Помимо отмеченного конструктивного признака формирования реального договора как такового, на основе непосредственного сочетания двух актов (действий) - достижения соглашения и передачи вещи - имел значение по крайней мере и еще один общий признак. Все эти договоры были направлены на передачу вещи без утраты права собственности на нее. Хронологически первым в числе таких реальных договоров был mutuum - бытовой заем (передача заменимых вещей, прежде всего денег, с обязательством вернуть определенное, обычно то же, количество таких же вещей). Другая модель - commodatum (ссуда) - передача вещи в безвозмездное пользование. Третья - depositum (хранение). А четвертая - pignus, представлявшая собой залог с передачей заложенной вещи залогодержателю.

Прообразом перечисленных моделей реальных договоров служила fiducia - неформальный контракт, не имевший соответственно достаточной юридической силы. Суть его состояла в передаче вещи во временное пользование для определенной цели с последующим возвратом по ненадобности. Таким образом, определяющий признак хранения как реального договора состоял в следующем: «нет передачи вещи хранителю - нет и самого договора».

Следует отметить, что даже в специальной сфере, в которой применялось хранение в Риме, порой ощущалась потребность в том, чтобы между будущим хранителем и тем, кому предстоит передать заранее вещь, складывалась определенная связь, в конечном счете направленная на то, чтобы существовала обязанность принять на хранение соответствующую вещь. Для этого была использована известная модель pactum - конструкция, постепенно сближавшаяся с другой - контрактом. В данном случае речь шла о выборе одной из разновидностей pactum de contrahendo, а именно - pactum de deponendo. Имелись в виду «предварительные соглашения, направленные на принятие поклажи».

Речь шла о том, чтобы поклажедатель на случай уклонения хранителя от принятия вещи мог бы потребовать если и не заключить с ним договор, то хотя бы только возместить его интерес, нарушенный не заключением договора.

Предметом хранения в Древнем Риме служила движимость. И лишь как исключение применительно к одному из специальных видов хранения - секвестру (секвестрации) допускалась передача на хранение и недвижимости.

К поклажедателю не предъявлялось никаких особых требований, связанных с наличием титула по отношению к передаваемой на хранение вещи. Соответственно в такой роли мог выступать и вор - тот, кто украл вещь. Едва ли не единственным препятствием к возникновению данного договора служило общее правило, по которому хранитель не мог принимать на хранение свои собственные вещи. Ю. Барон связывал это с тем, что «собственник заинтересован и без того в сбережении своей вещи». Но, очевидно, принималось во внимание и иное: поскольку хранитель заведомо не признавался собственником хранимой вещи, к нему нельзя было предъявлять по этому вопросу и обязательственные требования третьими лицами. Таким образом, у хранителя мог бы возникнуть соблазн включить «свое» имущество в «чужое» («хранимое»), исключив принадлежащее ему имущество из конкурсной массы.

В римском праве одним из непременных последствий конкурса служило missio in bona - ввод во владение всем состоянием должника. При этом fraudationis causa latitatio - бегство должника, имеющее целью уклонение от иска, - само по себе служило достаточным основанием для конкурса.

Подобная ситуация оказывала, в свою очередь, влияние на определение границ упречности поведения хранителя, а значит, и принципов его ответственности за утрату и повреждение вещи. В виде общего правила хранитель нес ответственность лишь при установлении в его действиях dolus или culpa lata, т.е. умысла или грубой небрежности. И только в случаях, когда хранение оплачивалось, ответственность могла переступить через эти пределы. Подтверждением мог служить такой пример, приведенный в книге шестнадцатой Дигест Юстиниана: банщик, потеряв переданную ему на хранение одежду, отказался возместить ее стоимость. По этому поводу Ульпиан полагал: если банщик не получал никакой платы за хранение, он должен отвечать только за умысел, а если получал, то ответственность должна наступить в соответствии с контрактом.

Наряду с возмездностью существовали и некоторые другие основания для усиленной ответственности хранителя. Речь шла главным образом о случаях, при которых в силу различных обстоятельств появлялся личный интерес к принятию вещи на хранение и у самого хранителя. Тогда ответственность простиралась вплоть до culpa lata («легкой вины»). Соответственно хранитель не мог уйти от ответственности, воспользовавшись известной формулой - feci quod potui, faciant meliora potentes («сделал, что мог, пусть, кто может, сделает лучше»). Соответственно в подобных случаях ссылки на гибель по одной и той же причине принятых на хранение и наряду с ними собственных вещей было недостаточно для освобождения хранителя от ответственности. К этому следует добавить и то, что в Древнем Риме существовала повышенная ответственность за сохранность имущества (вплоть до непреодолимой силы) корабельщиков, содержателей гостиниц, собственников амбаров.

Хранитель по общему правилу не считался не только собственником, но и владельцем переданных ему вещей. По этой причине, подобно тому, как и применительно к ряду других договоров, и здесь использовалось специально сконструированное особое вещное право - detentio, противопоставляемое possessio (владению). В самом общем виде различие между тем и другим правом усматривалось в том, что detentio представляло собой «удержание вещи для другого», в то время как possessio составляло «обладание вещью для себя». Поскольку право обращаться за владельческой защитой detentio не давало, важно было разграничить понятия detentio и possessio. Подытоживая многочисленные высказывания на этот счет, И.А. Покровский приходил к выводу: «Наиболее близким к истине критерием является характер - animus possidendi: если кто-либо владеет alieno nomine, от чужого имени (напр., вещь дана мне кем-либо… на сохранение…), то мы будем иметь detentio; если же владение соединено с animus suo nomine possidere, мы будем иметь possessio (такой animus будет у собственника, у добросовестного приобретателя, но он будет и у вора). Только possessor suo nomine может претендовать от своего имени на защиту владения; владение же detentor'a должно быть защищаемо не им, а тем, от чьего имени он владеет».

Договор хранения относится к реальным договорам, т.е. к тем, возникновение которых имеет непременным основанием, помимо согласия на передачу вещи, также и передачу вещи хранителю.

Этому соответствует ст. 1919 ФГК, признающая договор совершенным лишь в силу действительной или символической передачи вещи, сдаваемой на хранение. Под символической передачей (в кодексах некоторых других стран она именуется фиктивной) подразумеваются случаи, при которых предметом хранения становится вещь, находившаяся еще до заключения договора по какой-либо причине у одной из сторон. Смысл договора состоит в таком случае в признании этой стороны хранителем с распространением на отношения контрагентов режима договора хранения.

ФГК дает основания и для того, чтобы рассматривать договор хранения как двусторонний договор. В частности, это связано с тем, что в главе «О хранении в собственном смысле» выделены подразделы «Об обязательствах лица, принявшего вещь на хранение» и «Об обязательствах лица, передавшего вещь на хранение».

В роли лица, которое передало вещь на хранение, выступает по общему правилу собственник либо те, кто с его прямого или молчаливого согласия сдали принадлежащую ему вещь на хранение.

В интересах оборота действует легальная презумпция: сдающий вещь является ее собственником. По этой причине хранителю запрещено требовать доказательства наличия права собственности у того, кто передал ему вещь на хранение. При подобных обстоятельствах все же в случаях, когда хранитель обнаруживает, что вещи были в действительности переданы не тем, кто является их собственником, и ему удается установить собственника, хранитель обязан поставить последнего в известность о случившемся, предоставив достаточный срок для истребования своей вещи. Однако, если собственник этого не сделал, хранитель, передав вещь тому, кто ее в свое время вручил, будет считаться исполнившим обязательство по договору хранения.

Договор хранения вещи, стоимость которой превышает предусмотренный в самом ФГК предел, должен быть заключен письменно. Соответственно при возникновении спора доказывание заключения, не оформленного письменно договора, который превышает установленную сумму (в редакции 1980 г. - 50 франков), с помощью свидетелей не допускается.

В вопросе об основаниях ответственности хранителя в виде общего правила используется известное из римского права требование - соблюдать по отношению к полученной на хранение вещи такую же заботливость, какая проявляется к собственным вещам. В определенных случаях этот субъективный критерий ужесточался: если хранитель сам предложил свои услуги, либо хранение было возмездным, либо вещь передавалась исключительно в интересах хранителя, либо более строгая ответственность явилась результатом соглашения сторон. Однако существует предел и для повышенной ответственности: во всяком случае, хранитель не отвечает за последствия непреодолимой силы, если только не окажется, что он к тому времени впал в просрочку. Наконец, следует отметить, что ФГК закрепляет необходимость для того, кто передал вещь, возместить хранителю ущерб, причиненный ему ее хранением. Исполнение указанной обязанности обеспечивается, помимо прочего, возникающим из самого закона правом на удержание переданной на хранение вещи.

ФГК особо выделяет «необходимое хранение». Речь в этой связи идет, прежде всего, о передаче вещи по нужде, вызванной несчастным случаем (непредвиденным событием). В интересах поклажедателя установлен облегченный режим.

Движение к общей «коммерциализации» отношений по хранению нашло отражение в последующих кодификационных актах, принятых в конце XIX и первой половине ХХ в. в Германии, Швейцарии и Японии, а позднее - в Италии. Имеются в виду, в частности, Германское гражданское уложение 1896 г. (ГГУ) и Германское торговое уложение 1897 г. (ГТУ), Швейцарский обязательственный закон 1911 г. (ШОЗ), а также Торговый кодекс Японии 1938 г. (ТКЯ) и, позднее, Гражданский кодекс Италии 1942 г. (ГКИ) [25, c. 107-110].

Глава «Договор поклажи» в Швейцарском обязательственном законе (ШОЗ) включает, помимо общих положений, самостоятельные разделы, посвященные хранению заменимых вещей (иррегулярному хранению), хранению на складе, а также в гостиницах и на постоялых дворах.

Договор хранения признается консенсуальным, при этом предметом его могут быть только движимые вещи. Он презюмируется безвозмездным. За поклажедателем признается право потребовать возврата своих вещей, как при бессрочном, так и при срочном договоре. Особо выделена, среди других, допустимость досрочного прекращения договора и самим хранителем (поклажепринимателем), но только при наличии непредотвратимых обстоятельств, создавших для него невозможность надежного хранения в дальнейшем. Хранитель обязуется возвратить поклажедателю переданную им вещь даже тогда, когда третье лицо заявит виндикационный иск, если только не будет наложен судебный запрет. Смешение хранимых вещей допускается только с согласия поклажедателя. Хранитель вправе требовать от поклажедателя получить вещь в любое время. Однако специальных норм о принципах ответственности хранителя нет (применительно к складскому хранению установлено, что хранитель отвечает как комиссионер).

Специальные правила в рамках хранения посвящены ответственности хозяев гостиниц и постоялых дворов. В частности, и в ШОЗ урегулирован вопрос об ответственности за утраченные или украденные ценные вещи (деньги, драгоценности и др.): в таких случаях ответственность наступает лишь при заключении с владельцем гостиницы (постоялого двора) договора хранения; тогда непременным условием ответственности владельца гостиницы (постоялого двора) служит его вина.

В Гражданском кодексе Италии (ГКИ) в главе «Хранение» вслед за общими положениями помещены хранение в гостинице и хранение на складе. За пределами указанной главы находится глава, посвященная договорному секвестру.

Общие положения о хранении закрепляют реальный характер договора, а также содержат ограничение его предмета только движимыми вещами, презюмируют безвозмездность договора (кроме случаев, когда есть основание считать иными намерения сторон в силу профессионального положения хранителя или других обстоятельств). Особо подчеркивается менее строгая ответственность хранителя за допущенную им при хранении вещей небрежность именно при безвозмездности хранения. Защита интересов третьих лиц выражена, в частности, в необходимости для хранителя уведомить того, у кого, как обнаружилось, была украдена переданная на хранение вещь. Среди норм, регулирующих ответственность владельцев гостиниц за утрату вещей постояльцев, может быть выделено указание на их обязанность отвечать за собственные действия, за действия членов своей семьи, а также работников и персонала.

В общих положениях о хранении в ГКИ закреплен генеральный принцип, в силу которого хранитель должен проявлять заботу о хранимых вещах как «bonus pater familia», однако при безвозмездном хранении его ответственность за небрежность определяется менее строго.

Владельцы общих складов освобождаются от ответственности за утрату или повреждение хранимых вещей, если это произошло вследствие случая или естественных свойств хранимых вещей. Определенное внимание уделено оформлению документов по принятию товаров на склад.

Глава, посвященная секвестру, ограничивается отсылкой главным образом к заключенному договору, а в отношении обязанностей хранителя по сбережению вещей - к общим положениям о хранении.

ГК Нидерландов содержит общее положение об обязанности хранителя сберегать и возвращать вещь. Им предусмотрено, что соответствующая обязанность распространяется в равной мере на вещь, которую лицо не только доверило, но и сделало это после заключения договора. Таким образом, договор хранения может быть как реальным, так и консенсуальным. Рассматриваемый договор является возмездным только при условии, если в него включено соответствующее указание на этот счет. В случаях, когда договор содержит указание на его возмездность, но размер вознаграждения в нем не предусмотрен, выплате подлежит вознаграждение обычное, а при его отсутствии - разумное. В своей деятельности лицо, осуществляющее хранение, должно поступать как добросовестный хранитель. Особо выделено то обстоятельство, что пользование хранителем переданной на хранение вещью допускается лишь с согласия поклажедателя.

Особо выделяются случаи хранения в закрытых ящиках (за печатью). В частности, установлен запрет на их открытие без согласия другой стороны. Следовательно, в виде общего правила предметом хранения становится ящик как таковой. Подробно урегулированы отношения постояльцев по поводу хранения их вещей с владельцами гостиниц. Ключевое значение и в этом Кодексе имеет положение, согласно которому обязательство, связанное с хранением, возникает непосредственно в силу самого факта внесения вещей в гостиницу.

В Торговом кодексе Японии (ТКЯ) соответствующая глава - «Хранение» посвящена в основном регламентации отношений, осуществляемых коммерсантами. Интерес представляет, в частности, общая норма о пределах ответственности хранителя. Независимо от возмездности договора хранитель обязан проявлять заботу «хорошего хозяина» и за последствия нарушения этой обязанности несет ответственность. Специальная норма рассчитана на хранителей, в роли которых выступают владельцы гостиниц, предприятий общественного питания, общественных бань и других помещений, предназначенных для нахождения посетителей. Соответствующие на этот счет нормы предусматривают: если вещь была сдана владельцу, его ответственность простирается вплоть до действия непреодолимой силы. В случаях, когда подобная передача вещи не состоялась, владелец несет ответственность только при условии, если ущерб нанесен в результате небрежности самого владельца помещения или его служащих. Наконец, если речь идет о не сданных в установленном порядке дорогостоящих предметах, ответственность владельца вообще исключается.

Весьма подробно урегулирована поклажа на товарных складах. При этом основное внимание уделено оформлению соответствующих отношений путем выдачи одного из трех вариантов складских документов: складской квитанции, складского свидетельства, залогового свидетельства. Соответственно определены реквизиты каждого из указанных документов, порядок их движения в обороте и в этой связи обязательства владельца складского документа. Особо выделяются вопросы, связанные с ответственностью владельца склада за утрату и порчу вещей. Для освобождения владельца склада от такой ответственности необходимо доказать, что и сам хранитель, и его служащие проявили надлежащую заботливость. Установлены последствия отсутствия в договоре указаний на срок хранения: если только не имело места действие непреодолимой силы, хранитель не вправе возвратить вещи (разумеется, по своей инициативе) ранее шести месяцев.

Определенное представление об английском праве, в части, относящейся к хранению, может дать Свод английского гражданского права Э. Дженкса. В нем, в частности, аккумулированы в значительной мере, ставшие традиционными элементы хранения. Это и реальный характер договора, и мобильная (движимая) вещь как его непременный предмет, и презюмируемая безвозмездность отношений, а также необходимость проявления со стороны хранителя разумной заботливости и умения в отношении предмета поклажи. Кажущийся субъективным по характеру критерий ответственности в действительности сохраняет немало и объективного. Имеется в виду, в частности, указание в Своде на то, что проявленная «мера заботливости» и «умения» должна быть такой, которую не только должник, но и всякий разумный человек проявляет по отношению к собственным вещам. К этому следует добавить, что, если требуется особое мастерство, оно должно быть непременно проявлено хранителем.

Можно указать на обязанность хранителя, который занимается хранением в рамках своей коммерческой или профессиональной деятельности, проявлять заботливость и мастерство, связанные с такой деятельностью.

Одна из основных связанных с хранением проблем относится к предотвращению исключения из гражданского оборота хранимых товаров на время их нахождения на складе. Имеется в виду необходимость сохранить в отношении находящихся на складе товаров такую же их оборотоспособность, как если бы они находились в свободном обращении собственников. Указанная задача может быть решена оборотом ценных бумаг, подтверждающих нахождение товаров на хранении, а также возможностью их непосредственной реализации (отчуждения).

Обеспечению оборотоспособности товаров на складе подчинен правовой режим, закрепленный в Единообразном торговом кодексе (ЕТК) США. При этом, в отличие от кодексов многих других государств, в которых глава, посвященная обязанностям сторон по договору хранения, содержит нормы, регулирующие одновременно документарное оформление отношений поклажедателя с хранителем, в ЕТК она оказалась замещенной разделом «Складские свидетельства, коносаменты и другие товарораспорядительные документы». Правда, в самом этом разделе выделены в основном статьи, посвященные отношениям владельца товарного склада с владельцем товарораспорядительных документов. Указанные статьи во многом совпадают с теми, которые обычно регулируют отношения хранителя с поклажедателем (контрагентом по договору складского хранения). В частности, владелец товарного склада отвечает перед держателем ценных бумаг не только за убытки, вызванные неправильным описанием хранящихся на складе товаров в самом складском документе, но также за утрату или повреждение принятых на хранение товаров, вызванные не проявлением со стороны хранителя необходимой степени заботливости.

В данном случае при оценке поведения хранителя с целью решения вопроса о его ответственности используется такой критерий, как степень заботливости, которую при соответствующих обстоятельствах проявил бы разумный, заботливый человек. Соответственно хранитель (владелец товарного склада), если иное не предусмотрено договором, не отвечает за убытки, которые он при проявлении заботливости в указанном объеме не смог предотвратить. При этом допускается установление соглашением сторон и иных условий наступления ответственности хранителя.

В принципе возможно при определенных обстоятельствах снижение объема ответственности хранителя. Но это должно быть сделано путем включения соответствующего положения либо в самое складское свидетельство, либо в договор хранения. Вместе с тем допускается таким же образом внесение условий, по которым ограничение ответственности не действует, если владелец склада присвоит хранящиеся у него товары для собственных нужд.

Различаются два режима хранения: раздельный и смешанный. Первый (именно он предполагается) рассчитан на незаменимые товары. В этом случае одни и те же товары, полученные по каждому свидетельству, хранятся раздельно. Тем самым хранитель получает возможность их идентифицировать. Напротив, второй имеет в виду заменимые товары, и соответственно их партии смешиваются. В этом случае осуществляется по сути то же иррегулярное хранение. Соответственно Кодекс рассматривает такие товары как общую собственность всех, кто вправе их получать. При этом в указанном случае владелец товарного склада должен отвечать перед каждым из них в пределах его доли. Наконец, следует отметить, что требования самого владельца склада обеспечиваются залогом хранимых у него товаров.

Специальные правила определяли ответственность содержателя гостиницы за целостность и сохранность вещей постояльцев. Эта ответственность наступала в силу самого факта помещения вещи в гостиницу или передачи ее содержателю либо его служащим на вокзале, пристани и т.п. Особая форма ответственности распространялась на ценные бумаги и драгоценные вещи постояльцев. В частности, это было связано с установлением Сводом верхнего предела ответственности хранителя. Но это ограничение не должно было действовать, если ценные вещи или документы были приняты содержателем гостиницы или, напротив, он отказался их принять либо вещи оказались утраченными по вине хранителя. Одна из особенностей соответствующих правил об ответственности содержателей гостиниц и приравненных к ним заведений выражалась в том, что вывешенное владельцем извещение о снятии с себя ответственности за целостность и сохранность вещей заведомо признавалось не имеющим юридической силы.

В числе других особенностей проекта можно указать на все ту же «коммерциализацию» соответствующих отношений, о которой шла речь выше применительно к законодательству других стран. Так, в частности, презумпция безвозмездного хранения была заменена прямо противоположной: предположением о возмездности договора. Соответственно при отсутствии в договоре указаний относительно его безвозмездности он должен был считаться возмездным, с тем, что указанный пробел - отсутствие в договоре условия о цене - следовало восполнять решением суда, «вынесенным по справедливому его усмотрению».

Особый интерес вызывает решение вопроса об ответственности при отдаче на сохранение вещей в запертом или запечатанном хранилище, т.е. применительно к отношениям, при которых отсутствуют отдельные признаки хранения как такового. Проект предусматривал, что обязательным условием ответственности в таких случаях должно было служить повреждение самого хранилища, его запоров или печати, причем непременно по вине хранителя. Имелось в виду, что размер убытков следовало тогда определять судом «по справедливому усмотрению, основанному на соображении всех обстоятельств дела».

Более четко, чем в Своде законов, предлагалось установить требования к форме договора, сумма которого по стоимости выше зафиксированной величины, составляющей стоимость вещи. Порядок заключения договора предполагалось упростить. Такой договор должен был заключаться письменно при цене вещи свыше достаточно высокого уровня (300 рублей). Это правило не распространялось на необходимое хранение. Имеется в виду, что письменного удостоверения, независимо от стоимости имущества, вообще не требовалось в случаях, когда передача на хранение происходила во время пожара, наводнения или иного бедствия либо при таких обстоятельствах, при которых в соответствии с существующим порядком письменное удостоверение вообще не выдается (составители проекта имели в виду главным образом оставление вещей на хранение гостями или посетителями учреждений). Существенным условием договора должны были служить признаки передаваемой на хранение вещи. Для этого сочли обязательным предъявлять к хранителю различные по характеру требования, в зависимости от того, было ли хранение возмездным или безвозмездным. В первом случае хранитель должен был действовать «с осмотрительностью, проявляемой к собственным вещам», а во втором - непременно проявлять осмотрительность, «свойственную заботливому хозяину». Особо выделялось хранение, осуществляемое лицом, которое занимается этим в виде промысла: хранитель должен был отвечать за целость и сохранность принятых вещей вплоть до непреодолимой силы [5].

Адресованное хранителям требование не пользоваться вещами, принятыми на хранение, в случае его нарушения должно было влечь за собой двоякие последствия: необходимость платить проценты за пользование вещью, а если вещь погибла, то ответственность хранителя должна была наступать независимо от вины. Ужесточались для хранителя правила о выдаче вещи: он обязан был исполнить эту обязанность без права ссылаться на то, что поклажедатель не является собственником. Это, однако, не освобождало хранителя, узнавшего, что хранимая им вещь была потеряна, похищена или иным противозаконным образом добыта, от обязанности известить об этом суд. И если вещь по своим свойствам могла быть передана суду, то такая передача означала прекращение обязательства хранителя.

Для уяснения природы складывающихся отношений - имеется в виду одновременно и понимание соответствующих статей действующего ГК - существенно указание на то, что содержатель гостиницы должен был нести ответственность «как поклажеприниматель». Таким образом, речь шла не о договоре хранения, а о приравнивании соответствующих отношений к этому договору. Разъясняя позицию проекта, его составители обращали внимание на то, что «юридические отношения, возникающие между останавливающимися в гостиницах лицами и содержателями гостиниц по поводу сохранения помещенных в них вещей приезжих, не вполне подходят под понятие договора поклажи. По этому договору поклажедатель передает поклажепринимателю вещь на хранение с обязанностью его возвратить вещь обратно, причем во время хранения вещь эта находится в фактическом владении поклажепринимателя. Между тем при остановке приезжего в гостинице и при отъезде из нее многие его вещи, особенно небольшого объема - деньги, часы, ручные саквояжи и т.п., вовсе не передаются содержателю гостиницы, а вносятся самим приезжим в занятое им помещение, из которого и увозятся при отъезде без возвращения их хозяином гостиницы. Даже те вещи, которые передаются содержателю гостиницы или его служащим на пристани, на вокзале или в приемной комнате гостиницы, обыкновенно, по занятии в ней отдельного помещения, вносятся в него, остаются там во владении приезжего».

1.2 Понятие договора хранения по законодательству РК

Традиционному казахстанскому гражданско-правовому институту, призванному урегулировать отношения по поводу удовлетворения одной из важнейших потребностей гражданского оборота - договору хранения - посвящена глава 39  ГК РК. Обязательство хранения, возникающее из реальных действий одного лица по передаче вещи на сохранение другому лицу в условиях, когда собственник или владелец по ряду причин лишен возможности осуществлять надлежащий уход за ней, известно с давних времен  [6, c.157] .

Гражданский кодекс РК расширил и существенно обновил регламентацию хранения. Многие положения, содержащиеся в Кодексе, являются новеллами. В соответствии с потребностями развивающихся имущественных отношений и в связи с общей «коммерциализацией» теперь выделен особый вид хранения - так называемое «профессиональное». Оно осуществляется хранителем, для которого эти отношения являются одной из целей профессиональной деятельности. Кроме того, впервые в кодифицированном законе нашли отражение хранение на товарном складе, возможность обращения складских документов в качестве ценных бумаг, хранение ценностей в банке, в индивидуальном банковском сейфе, секвестр.

В ГК включены также нормы о специальных видах хранения - в ломбарде, в камерах хранения транспортных организаций, в гардеробах организаций, в гостинице [7, c.3].

Важно отметить и те изменения, которые коснулись непосредственно самой структуры данной главы. Нормы, посвященные хранению, изложены аналогично тем, что регламентируют такие важнейшие договорные институты, как куплю-продажу, аренду, подряд, заем и другие.

Первоначально рассматриваются общие положения, а затем уже - специальные.

В соответствии со ст.768 ГК РК по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедатель), и возвратить эту вещь в сохранности.

Как видно из легального определения, договор хранения признается реальным, т.е. правоотношения сторон возникают с момента передачи поклажедателем вещи хранителю. Вместе с тем этот договор может быть сконструирован и в виде консенсуального. В этом случае обязанность хранителя состоит в приеме на хранение вещи в предусмотренный договором срок. Хранителем же в консенсуальном договоре может быть только организация, осуществляющая хранение в качестве одной из целей своей профессиональной деятельности (профессиональный хранитель).

В силу закона договор хранения может быть как возмездным, так и безвозмездным, возмездные договоры заключаются, в основном, профессиональными хранителями.

Не исключена возможность заключения такого договора и тогда, когда хранение чужого имущества носит случайный, эпизодический характер не только для лица, сдавшего вещь, но и для хранителя. Очевидно, что во всех случаях, при отсутствии в законе либо договоре специальной оговорки, хранение должно предполагаться возмездным.

Возмездные правоотношения по хранению являются двусторонне-обязывающими. Следует полагать, что и в безвозмездных договорах правами и обязанностями обладают обе стороны: на поклажедателе в любом случае лежит обязанность взять вещь обратно. По этому вопросу в юридической литературе не сложилось единого мнения. Некоторые авторы считают, что реальный безвозмездный договор хранения является односторонним [8, c.23].

В качестве поклажедателя выступают любые физические и юридические лица, причем как собственники имущества, так и лица, владеющие им на основании закона или договора (например, залогодержатель, ссудополучатель, перевозчик и т.д.).

Хранителями также могут быть граждане и организации.

Физические лица, как правило, должны быть полностью дееспособными. Частично и ограниченно дееспособные граждане вправе хранить чужое имущество лишь при условии, что такой договор подпадает под понятие мелкой бытовой сделки.

Юридические лица выступают в качестве хранителей, если это не противоречит целям деятельности и прямо не запрещено их учредительными документами. Наряду с организациями, для которых хранение является лишь вспомогательной, дополнительной к основной, целью (санатории, гостиницы, дома отдыха, бани, культурно-просветительные учреждения и т.п.) либо носит эпизодический характер, ГК РК особо выделяет профессиональных хранителей (коммерческие и некоммерческие организации), для которых хранение чужих вещей составляет один из основных или даже единственный вид деятельности, осуществляемый обычно за вознаграждение.

К таковым закон прямо относит товарные склады, ломбарды, камеры хранения транспортных организаций.

Объектом рассматриваемого правоотношения выступают услуги по хранению, то есть деятельность хранителя, направленная на обеспечение сохранности имущества. Предметом хранения являются вещи, позволяющие по своим физическим свойствам перемещать их, т.е. движимые.

Вместе с тем закон не исключает передачу на хранение и недвижимых вещей, (секвестр) прямо предусматривает такую возможность. Это, скорее всего исключение, поскольку в силу сложившейся практики такие отношения оформляются договором возмездного оказания услуг. На хранение могут передаваться как индивидуально-определенные вещи, так и вещи, определяемые родовыми признаками [7, c.23].

Предметом хранения могут быть и животные. Противники этого подхода ссылаются на нормы ГК, предусматривающие в отношении безнадзорных животных передачу их на содержании [8, c.38].

Однако хранение - это не просто предоставление места, но и ряд действий, которые направлены на сохранение вещи, поддержание ее свойств и обеспечение целости. В данном случае неосуществление мер по содержанию может повлечь за собой наступление ответственности за гибель и порчу животного. Решение вопроса о форме договора хранения зависит от его вида и обстоятельства, при которых он был заключен. Передача имущества на хранение может совершаться в обстановке, когда нет возможности составить документ, например, во время пожара, аварии, стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств. В подобных случаях закон оправданно допускает отступление от общих правил и предоставляет право доказывать факт передачи вещи на хранение свидетельскими показаниями.

Менее строгие требования к хранителю устанавливаются в случае безвозмездного хранения. Закон обязывает хранителя проявлять в отношении вещи лишь ту степень заботливости, какую он проявляет о собственном имуществе, не требуя от него принятия особых мер для обеспечения сохранности чужой вещи  [9, c.227].

Нередко условия и правила хранения дифференцированы в зависимости от вида имущества, переданного поклажедателем, субъекта хранения и содержатся в соответствующих инструкциях, технических условиях и других документах. Если законом, иными актами или в установленном ими порядке предусмотрена обязательность подобных правил (противопожарных, санитарных, охранительных и т.п.), они должны применяться хранителем в любом случае. Обязанность по сохранению вещи включает в себя и недопустимость пользования ею хранителем при отсутствии на то согласия поклажедателя. Иное может привести к износу либо утрате ценности вещи, что противоречит основной цели хранения. Хранитель должен исключить предоставление такой возможности и третьим лицам. Но, как указывалось, в некоторых ситуациях пользование предметом хранения необходимо в целях его сохранения  [10].

Теория гражданского права традиционно выделяет несколько разновидностей договора хранения, знание которых помогает лучше уяснить природу установленных законом правил о хранении. Не вдаваясь в подробный анализ отдельных видов договора, так как это привело бы к неизбежным повторам в дальнейшем, ограничимся лишь указанием на те важнейшие основания, по которым производится выделение видов хранения.

Прежде всего, закон различает обычное хранение и специальные виды хранения. Обычное хранение регулируется общими положениями о хранении, которые при всей их дифференциации применительно к особенностям хранения отдельных видов имущества, разным основаниям и условиям хранения рассчитаны на традиционные взаимоотношения поклажедателя и хранителя. Эти общие положения в соответствии с ГК применяются и к специальным видам хранения при условии, что ГК и другими законами (но только законами, а не подзаконными актами) не установлено иное. Специальными видами хранения являются хранение имущества на товарном складе, в ломбарде, в банке, в камерах хранения транспортных организаций, в гардеробах организаций, в гостинице, а также секвестр (хранение вещей, являющихся предметом спора).

Помимо этих, прямо указанных в ГК специальных видов хранения, следует отнести и некоторые другие виды хранения: в частности нотариальный депозит, хранение культурных ценностей, принадлежащих частным лицам, музейными учреждениями и др. Каждый из названных видов хранения имеет свои особенности вытекающие из специфики деятельности тех лиц, которые оказывают услуги по хранению  [11, c.109].

В зависимости от вида вещей, которые передаются на хранение, выделяются договоры регулярного и иррегулярного хранения (хранения с обезличением). По договору регулярного хранения (от лат. regulare - обычный, нормальный) на хранение сдается индивидуально-определенная вещь либо имущество, определенное родовыми признаками при условии, что по окончании срока договора гарантируется возврат того же самого имущества (например, тех же самых экземпляров ценных бумаг или тех же денежных купюр)  [12, c.240].

Договор нерегулярного хранения (от лат. irregulare — необычный, ненормальный) заключается в отношении такого имущества поклажедателя, которое может смешиваться с вещами такого же рода и качества других поклажедателей либо самого хранителя.

Поклажедателю гарантируется лишь возврат равного или обусловленного сторонами количества вещей того же рода и качества. Такие договоры заключаются, в частности, овощехранилищами, нефтебазами, элеваторами и т.д.

С учетом того, кто выступает в роли хранителя, различается профессиональное и непрофессиональное хранение. Профессиональным считается такое хранение, при котором услугу оказывает любая коммерческая организация либо некоммерческая организация, для которой осуществление хранения является одной из целей ее профессиональной деятельности. Если же обязанность по хранению принята иной некоммерческой организацией или гражданином, хранение признается непрофессиональным.

Смысл данного деления состоит в том, что к профессиональному хранению закон предъявляет более строгие требования, устанавливая, в частности, повышенную ответственность профессионального хранителя за сохранность имущества поклажедателя  [13, c.230].

Принимая во внимание, при каких обстоятельствах заключен договор хранения, закон подразделяет рассматриваемые договоры на обычные и чрезвычайные. Первый вид договоров хранения заключается при нормальных условиях гражданского оборота, когда поклажедатель имеет возможность не только оценить того, с кем он вступает в договорные отношения, но и оформить их надлежащим образом.

Иногда, однако, потребность в передаче имущества на хранение возникает внезапно, при чрезвычайных обстоятельствах, например, в условиях стихийного бедствия, военных действий, внезапной болезни и т. п. В этой ситуации собственник имущества зачастую вынужден передать имущество лицу, которого он практически не знает, причем без письменного оформления договора.

Подобные договоры выделялись в особую группу еще в римском праве (deposifum misembile — горестная поклажа), которое в этом случае возлагало на хранителя повышенную ответственность за сохранность имущества. Казахстанское гражданское право делает для таких договоров исключение по части возможности привлечения свидетелей к доказыванию факта их заключения. Наконец, наряду с хранением, возникающим из договора, существует хранение в силу закона. Речь идет о случаях, когда обязательство хранения возникает при наступлении указанных в законе обстоятельств. Примерами такого хранения являются хранение находки, безнадзорных животных, наследственного имущества, не заказанного товара и т.д.  

К такого рода хранению, которое не следует смешивать с обязанностями по хранению имущества, входящими в качестве составных частей в другие гражданско-правовые обязательства, применяются правила о договорах хранения, если только законом не установлено иное [14, с.189].


2 ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОГОВОРА ХРАНЕНИЯ

2.1 Правовая природа договора хранения

Правовое регулирование договоров выражается в установлении порядка их заключения и исполнения сторонами принятых на себя обязательств, а также ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таких обязательств [15, с.121].

Договор является особым предметом регулирования при одной из наиболее распространенных моделей гражданско-правовой нормы - той, которая включает формулу: «Если иное не предусмотрено договором». Наконец, в то, что можно назвать договорным правом, входит и широкий набор различного рода актов за пределами Гражданского кодекса [16, с.95].

Определение того, что представляет собой право, регулирующее договоры, предполагает выделение из его состава общих положений. Речь идет преимущественно о нормах, посвященных основным началам гражданского законодательства, определению отношений, регулируемых гражданским законодательством, составу источников гражданского права, действию гражданского законодательства во времени и по лицам, применению гражданского законодательства по аналогии, соотношению гражданского законодательства с нормами международного права. ГК выделяет в отдельных своих статьях значение для правового регулирования гражданских и тем самым договорных отношений обычаев делового оборота.

Таким образом, единственным, обязательным признаком принятых на разном уровне актов, который был необходим для их включения в состав «законодательства», признавался нормативный характер. Последний признак имел значение лишь для отграничения гражданско-правовых нормативных актов от административных ненормативных актов.

Тем самым гражданские законы растворялись в других гражданских нормативных актах. Свою особую значимость они нередко утрачивали, поскольку открывалась возможность ссылки в том или ином законе на необходимость «регулирования соответствующих отношений законодательством» толковать таким образом, что регулирование соответствующего вопроса допускается на любом уровне: от акта, принимаемого высшим органом государственной власти, и до акта местной власти [17, с.13].

ГК впервые выделил вопрос о соотношении международного и внутреннего правового регулирования применительно к гражданскому праву. Казахстан, является активным участником международного экономического сотрудничества. Это означает, что все более, расширяются отношения с участием иностранных предпринимателей.

В силу отмеченных обстоятельств казахстанское гражданское законодательство включает немало норм, относящихся к такого рода вопросам, возникающим при заключении и исполнении гражданских договоров. Указанные нормы определяют гражданско-правовой статус иностранных физических и юридических лиц, права иностранцев на оказавшееся на территории РК имущество, порядок совершения и содержания внешнеэкономических сделок (контрактов).

Складывающиеся при этом отношения регулируются как общими нормами гражданского законодательства, так и нормами специального законодательства, рассчитанными на отношения, «осложненные участием иностранного элемента». Наряду с ними источником регулирования договорных отношений могут быть и международные акты [18, с.4].

Среди международных актов особое место занимают многосторонние договоры (конвенции), имеющие прямое отношение к регулированию гражданских договорных отношений.

Следует, прежде всего, указать на договор хранения. Указанный договор, охватывает порядок заключения соответствующих договоров, права и обязанности контрагентов, средства правовой защиты, применяемые при нарушении сторонами своих обязанностей.

 

2.2 Элементы договора хранения

В научной литературе выделяют четыре основные конструкции отношений по хранению, которые возникают в практической деятельности.

Первая построена по модели договора, когда соответствующая услуга носит самостоятельный характер, - собственно договор хранения.

Во второй обязательство по хранению составляет неотъемлемую часть сложного договора, причем осуществление основного обязательства невозможно без хранения, — например, договор перевозки.

В третьей, конструкция хранения входит в состав смешанного договора, при которой элементы различных договоров, в том числе и хранения, подбираются специально для конкретного случая самими сторонами. При этом различаются два варианта: когда хранение обслуживает основное обязательство, например договор транспортной экспедиции, и когда хранитель как сторона по договору принимает на себя, помимо обязательства хранения, иные сопутствующие обязательства, например хранение на таможенных  складах [19, с.5].

Рассмотрим правовую характеристику договора хранения. В общей классификации обязательств, рассматриваемые отношения принадлежат к обязательствам по оказанию фактических услуг. Здесь один из контрагентов поручает другому ведение определенного  дела, не связанного с созданием материального (овеществленного) результата, так как оно направлено на достижение иных целей, не связанных с возникновением правовых последствий [20, с.104].

Общим правилом является отнесение договора хранения к реальным договорам. Участником консенсуальных отношений хранения может быть только профессиональный хранитель. В этом случае передача товара является не моментом заключения договора, а этапом  его исполнения. Во всех других случаях хранитель и поклажедатель могут установить между собой юридическую связь до передачи вещи, лишь заключив предварительный договор о заключении договора хранения в будущем, к которому будут применяться нормы о предварительном договоре. В дальнейшем стороны должны будут заключить реальный договор хранения.

На современном этапе развития экономики мы чаще всего сталкиваемся с коммерциализацией отношений по хранению, вследствие чего он все чаще носит возмездный характер. А.П. Сергеев и М.Ф. Казанцев, говоря о возмездности договора хранения, а М.И. Брагинский обосновывает возмездность договора иначе, он закрепляет общий для всего гражданского права принцип: гражданско-правовой договор предполагается возмездным, если иное не установлено ГК или не вытекает из существа договора. Однако этот вывод разделяется не всеми учеными, например, О.Н.Садиков говорит о том, что прежняя позиция законодателя по этому вопросу не изменилась и договор хранения остался по своей сути безвозмездным.

На практике же распространены оба вида договора.

К примеру, между физическими лицами популярен безвозмездный договор хранения (так называемое «бытовое хранение»), а хранение в ломбарде и на товарном складе являются только возмездными договорами [21, с.11].

Наиболее спорным видится вопрос об отнесении хранения к числу одно- и двусторонних договоров.

Прежде всего, можно выделить группу авторов, которые, опираясь на легальное определение договора хранения в ГК 1964 года и действующего ГК, признают его безвозмездным, реальным и односторонним. Им противостоит другая точка зрения, представители которой признают договор хранения двусторонним, исходя из того, что поклажедатель имеет некоторые обязанности (например, принять вещь) вне зависимости от того, возмездный или безвозмездный договор хранения. В литературе получила распространение и промежуточная точка зрения. Она сводится к тому, что безвозмездный договор хранения строится по модели одностороннего договора, но если предусмотрена плата за хранение, то он строится по модели двустороннего договора [22, с.3].

Так, ГК предусматривает общие положения правового регулирования обязательства по хранению, а также особенности правового регулирования хранения, осуществляемого в качестве предпринимательской деятельности.

Исключение недвижимости из предметов хранения обусловлено невозможностью передачи недвижимости во владение хранителя, являющимся обязательным условием обязательства хранения. При охране недвижимости возможно применение иных институтов гражданско-правовых обязательств, в частности, заключение договора возмездного оказания услуг по охране имущества со специализированной организацией (например, вневедомственной охраной), найма охранника по трудовому договору либо договору об оказания возмездных услуг (так называемый личный найм) [23, с.301].

 

2.3  Содержание договора хранения

В историческом плане правовая природа обязательства хранения всегда заключалась в обязательстве личного найма хранителя для охраны предмета хранения, а также в найме поклажедателем помещения хранителя для размещения в нем поклажи.

Безусловно, с развитием этого института гражданского права многие черты личного найма и найма помещения исчезли, обязательство хранения приобрело правовое регулирование, позволяющее выделять его в качестве самостоятельного обязательства, и правовая природа обязательства хранения теперь не имеет никакого, кроме как информационного или исторического, значения для его правового регулирования.

Но все же при отдельных видах хранения историческая правовая природа рассматриваемого вида обязательства проявляется особо ярко, в частности, при хранении ценностей с использованием индивидуального банковского сейфа (ст. 786 ГК).

По общему правилу, договор хранения является реальным - договор признается заключенным с момента передачи предмета хранения (п. 2 ст. 768 ГК).

В то же время исключением из этого общего правила является возможность заключения консенсуального договора хранения с хранителем, осуществляющим хранение в качестве предпринимательской деятельности (п.1 ст. 769 ГК), либо применяющим хранение в ходе предпринимательской деятельности, в частности, когда обязательство хранения является составной частью иной предпринимательской деятельности (например, перевозка товаров транспортной организацией и хранение предмета перевозки на складах).

В то же время возможен случай осуществления хранения в качестве предпринимательской деятельности и некоммерческой организацией, если право на занятие предпринимательской деятельностью закреплено в учредительных документах и если такая деятельность соответствует ее уставным цепям.

Следует обратить особое внимание на то, что консенсуальный договор хранения имеет свои особенности и ограничения. По такому договору хранитель может взять на себя обязательство принимать на хранение вещи поклажедателя, и оно будет действовать с момента его принятия до непосредственной передачи поклажи. В то же время хранитель не вправе требовать передачи вещи на хранение, но вправе требовать, по общему правилу, возмещения убытков, причиненных несостоявшимся хранением.

Необходимо иметь в виду и то, что нормы ГК об ответственности поклажедателя за несостоявшееся хранение по консенсуальному договору хранения сформулированы диспозитивно {п. 2 ст. 769 ГК).

Ответственность поклажедателя за несостоявшееся хранение может быть исключена либо ограничена как нормами законодательных актов для отдельных видов хранения, так и соглашением сторон по такому договору. Помимо этого поклажедатель освобождается от ответственности и в случае, если заявит после заключения консенсуального договора хранения об отказе от услуг хранителя в разумный срок (п. 3 ст. 769 ГК).

Понятие «разумный срок», безусловно, связано не с определенным временем, а с разумностью отказа в тот или иной срок, в той или иной ситуации с учетом всех конкретных обстоятельств для каждого отдельного правоотношения, возникшего из консенсуального договора хранения, в частности, предмета обязательства хранения, условий его передачи и т. п.

В то же время производство хранителем действий или несение каких-то расходов во исполнение договора хранения не будет являться обязательным основанием ответственности поклажедателя либо его обязанности по оплате соразмерной платы за хранение. В последнем случае должны быть учтены все иные обстоятельства, в частности, разумность и своевременность этих действий и расходов, соответствие действий хранителя обычаям делового оборота и т.п.

В этом случае правила комментируемой главы, соответственно, применяются и к такому обязательству хранения, если только иное не предусмотрено ГК и законодательным актом [30, с.320].

По общему правилу, ГК предусматривает письменную форму договора хранения. К письменной форме заключения договора хранения приравнивается удостоверение заключения договора хранителем посредством выдачи поклажедателю сохранной расписки, квитанции, свидетельства или иного письменного документа, подписанного хранителем [31, с.320].

Исключением из правила о письменной форме договора хранения являются:

1) хранение вещей в специализированных организациях, в частности, камерах хранения, гардеробах вокзалов, музеев, учреждений и т.п., с выдачей хранителем поклажедателю в подтверждение заключения договора номеров, жетонов и других легитимационных (правоудостоверящих) знаков, что, по общему правилу, в соответствии с п. 3 ст.151 ГК признается заключением сделки в устной форме;

2) хранение в виде бытовой услуги, заключение договора котором допускается в устной форме (пп.1-3 ст. 772 ГК).

Несоблюдение требуемой простой письменной формы договора о хранении влечет общие последствия несоблюдения письменной формы сделки, предусмотренной ст. 153 ГК, но с некоторыми особенностями. Другой особенностью последствий несоблюдения простой письменной формы договора хранения, является возможность доказательства свидетельскими показаниями факта совершения договора при отсутствии ее письменной формы для случаев сдачи вещей на хранение при чрезвычайных обстоятельствах, в частности, землетрясении, пожаре и т.п. (п. 5 ст. 772 ГК).

Хотелось бы обратить внимание и на то, что срок не является существенным условием договора хранения. Договор хранения заключается, как правило, на определенный срок, по истечении которого поклажедатель обязан забрать хранимую вещь. Возможно заключение договора хранения до востребования, например, камеры хранения на вокзалах.

В то же время отсутствие срока не влияет на действительность договора, так как ГК предусматривает восполняющую норму на случай заключения бессрочного договора хранения либо договора хранения до востребования. В случае отсутствия срока хранения либо в случае хранения до востребования хранитель наделяется правом (но не обязанностью) потребовать принятия поклажедателем вещи обратно по истечении обычного при данных обстоятельствах срока хранения. При определении «обычного при данных обстоятельствах срока хранения» должны быть приняты во внимание все обстоятельства конкретного случая хранения - цель договора хранения, свойства вещи или ее срок годности, истечение которого может нанести ущерб хранителю, и т.д. (п.1 ст. 773 ГК)

Право потребовать принятия поклажедателем вещи обратно в то же время налагает на хранителя обязанность предоставить поклажедателю разумный срок, достаточный для принятия вещи, который также определяться с учетом конкретного случая хранения [32, с.5].

Также необходимо отметить, что при определении «обычного при данных обстоятельствах срока хранения» и «разумного срока, достаточного для принятия вещи обратно» необходимо применение общих правил срока исполнения обязательства, предусмотренного ст. 277 ГК.

Поклажедатель вправе прекратить договор хранения в любое время, несмотря на предусмотренный договором срок (п. 2 ст. 773 ГК). Отсутствие срока хранения либо условие хранения до востребования, безусловно, предполагает возможность хранителя потребовать вещь обратно в любое время. Это является общим правилом для обязательства хранения, вытекающим из природы этого обязательства.

2.4 Ответственность сторон по договору хранения

В целях же защиты интересов хранителя на поклажедателя возлагается, по общему правилу, ответственность по возмещению убытков, возникших у хранителя при досрочном прекращении договора хранения. Несомненно, ответственность за досрочное прекращение договора может быть возложена на поклажедателя только в случае, если договор предусматривал срок хранения (п. 2 ст. 773 ГК).

В то же время необходимо отметить, что норма ГК об ответственности поклажедателя за убытки, вызванные досрочным прекращением договора хранения, является восполняющей на случай, если договором не установлены иные последствия досрочного прекращения срочного договора хранения.

В частности, договором может быть предусмотрено как полное освобождение поклажедателя от ответственности за досрочное прекращение хранения, так и ограничение его ответственности, например, уплата только неустойки (штрафа), ограничение размера убытков определенным пределом и т. д.

Новеллой ГК является презумпция возмездности хранения согласно которой договор хранения является возмездным, и хранитель вправе потребовать вознаграждение, если только соглашением сторон или нормами законодательных актов для отдельных видов хранения прямо не предусмотрена безвозмездность хранения (п. 1 ст. 77 ГК). При безвозмездном хранении поклажедатель обязан возместить только фактически произведенные расходы хранителя, реально необходимые для сохранения вещи (п. 2 ст. 774 ГК).

Размер вознаграждения, по общему правилу, определяется по соглашению сторон при заключении договора хранения.

В предусмотренных законодательными актами случаях для отдельных видев хранения либо отдельных субъектов имущественного оборота, осуществляющих хранение как вид предпринимательской деятельности или осуществляющих хранение в ходе своей предпринимательской деятельности, размер вознаграждения может устанавливаться или регулироваться уполномоченными на то государственными органами в виде такс, ставок, тарифов и т.д.

Примером регулирования размера вознаграждения уполномоченным государственным органом является установление расценок по согласованию с антимонопольным комитетом за предоставляемые услуги железнодорожными перевозчиками - естественными монополистами, в том числе и расценок по хранению товара на железнодорожных складам [33, с.102].

Необходимо отметить, что, по общему правилу, цена в возмездном договоре не является существенным условием, в том числе и вознаграждение по договору хранения. Отсутствие в договоре размера вознаграждения не влияет, как правило, на действительность договора. Размер вознаграждения в последнем случае определяется как вознаграждение, обычно взимаемое при сравнимых обстоятельствах иными хранителями по аналогичным видам хранения [34, с.5].

Истечение срока, предусмотренного договором хранения, возлагает на поклажедателя обязанность забрать вещь обратно со всеми вытекающими при неисполнении договора неблагоприятными последствиями в связи с просрочкой кредитора. В то же время хранитель, помимо права требовать возмещения возможных убытков, в связи с неисполнением поклажедателем обязанности забрать вещь по истечении срока действия договора хранения, вправе требовать уплаты поклажедателем вознаграждения в прежнем размере, предусмотренном договором, до момента фактической передачи ему хранимой вещи (п. 4 ст. 774 ГК).

С правовым регулированием вознаграждения тесно связаны вопросы о возмещении расходов хранителю. Как правило, реально необходимые расходы по хранению вещи должны включаться в сумму вознаграждения. В то же время последнее правило является восполняющим на случай, если договором этот вопрос не урегулирован по-другому. Например, договором может быть предусмотрено, что необходимые расходы на хранение оплачиваются отдельно, сверх суммы вознаграждения (п. 5 ст. 774 ГК).

В сумму вознаграждения либо отдельно предусмотренного договором размера реально необходимых для хранения расходов не включаются, по общему правилу, непредвиденные, чрезвычайные расходы, возникшие в ходе хранения вещи, в частности, в связи со спасением вещи при стихийных ситуациях [36, с.149].

Хранение так же, как поручение и комиссия, относится к группе обязательств лично-доверительного характера, носящих выраженные односторонне обязывающие черты. Заключение договора в интересах поклажедателя, обязанность по принятию всех мер по сохранности вещи, сданной на хранение предполагают зависимость действий хранителя от этих интересов и определенную свободу действий, продиктованную ими.

Так, по общим правилам гражданского права о договоре, об исполнении и расторжении договора его условия не могут быть изменены в одностороннем порядке. В случае необходимости изменения условий заключенного договора хранения, которое должно быть продиктовано необходимостью сохранения вещи, хранитель обязан известить об этом поклажедателя и без согласия последнего не вправе, по общему правилу, изменять это условие (п. 1 ст. 776 ГК).

В то же время исключением из этого могут быть случаи, когда ввиду опасности утраты или повреждения вещи, сданной на хранение, хранитель в целях выполнения основной обязанности по договору - сохранения вещи обязан действовать незамедлительно и не дожидаясь ответа поклажедателя.

В частности, этими случаями могут быть как внешние неблагоприятные обстоятельства (например, пожар или другое стихийное бедствие), требующие для сохранения вещи ее перемещения в другое место, так и обстоятельства, связанные с личностью хранителя, например, болезнь или иные обстоятельства, препятствующие личному исполнению договора и требующие передачи вещи на хранение третьему лицу (п. 2 ст. 776 ГК).

Необходимость самостоятельного принятия решения об изменении условий договора хранения может быть продиктована и невозможностью получения ответа либо неполучением ответа в разумный срок, например, в связи с отсутствием поклажедателя  [37, с.52].

Необходимость самостоятельного принятия решения об изменении условий договора хранения может быть продиктована и свойствами вещи, изменением ее состояния. В случае порчи хранимой вещи или невозможности обеспечить ее сохранность в той или иной ситуации, требующей принятия срочных мер, и невозможности получения ответа от поклажедателя либо неполучения ответа в разумный срок, хранитель вправе реализовать вещь. Единственным критерием добросовестности действий хранителя в этой ситуации является разумность его действий по защите интересов поклажедателя - объективная невозможность сохранения вещи, требующей ее реализации и сохранения вырученной стоимости. При реализации вещи хранитель обязан передать вырученную сумму поклажедателю за вычетом расходов, связанных с ее хранением и реализацией (п. 3 ст. 776 ГК).

Ответственность же хранителя-предпринимателя возникает и без вины. Хранитель, осуществляющий хранение в силу своей предпринимательской деятельности, освобождается от ответственности за несохранность вещи только в случаях, когда утрата, недостача или повреждение вещи, сданной на хранение, вызваны непреодолимой силой или свойствами самой вещи, либо умыслом или грубой неосторожностью поклажедателя.

Данные положения об ответственности хранителя, в том числе и хранителя-предпринимателя, полностью воспроизводят общие принципы ответственности за нарушение обязательства, предусмотренные пп. 1, 2 ст. 359 и ст. 364 ГК (п. 1 ст. 779 ГК).

Хотелось бы отметить о смешанном договоре, сказанное не исключает того, что могут быть заключены смешанные договоры, в частности, договор хранения с элементами аренды. При таких ситуациях встанет задача определить, в какой пропорции, к каким отношениям сторон применить нормы соответственно об аренде или хранении. Это не праздный вопрос.

В частности, арендодатель, отдавая имущество в аренду, заранее соглашается с возможным в результате эксплуатации, износа вещи. Поклажедатель же надеется получить вещь в прежнем состоянии без износа. Налицо возможная суммарная разница в стоимостях вещи в первом и во втором случае. Какие нормы являются приоритетными, где баланс интересов сторон? Это серьезные вопросы для судов, которые могут разрешать дела по спорам, а также исследователей, иных специалистов гражданского права.

Исходя из их сути, содержания, нормативного регулирования и возможных, связанных с этим практических различий, мы различаем договоры хранения и займа, хранения и охраны недвижимого имущества. В действующем законодательстве регламентирован ряд разновидностей договора хранения. Прежде всего, выделяются общие положения о хранении, имеющие значение для всех договоров хранения. Ими регламентируется и обычное (бытовое) хранение.

В связи с различиями субъектного ряда, некоторыми особенностями содержания и нормативного закрепления выделяются договоры:

1) хранения вещей в ломбарде;

2) хранения ценностей в банке;

3) хранения в камерах хранения транспортных организаций;

4) хранения в гардеробах организаций;

5) хранения в гостинице;

6) хранения спорных вещей - секвестр.

Нормы о договоре хранения содержатся в Гражданском кодексе Республики Казахстан, в главе 39 (ст. 768-802). Кроме того, нормы, касающиеся, отношений хранения содержатся и в иных законодательных и подзаконных нормативных актах. К ним можно отнести Закон Республики Казахстан «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан», Закон Республики Казахстан «О наркотических средствах, психотропных веществах, прекурсорах и мерах противодействия обороту и злоупотреблению ими» и другие отдельные законы.

Договор хранения реальный договор. Это вытекает из содержания п. 2 статьи 768 ГК РК, где прямо указывается, что договор хранения считается заключенным с момента передачи вещи на хранение. Причем из смысла указанной нормы вытекает, что сущность данного договора не приспособлено к применению по усмотрению сторон конструкции консенсуального договора. Отдельные случаи ответственности сторон были рассмотрены выше в контексте определенных вопросов.

Мы считаем такой подход методологически более верным, поскольку, благодаря этому, лучше характеризуются (конкретизируются) обязанности сторон и другие особенности их правового положения.

Следует отметить, что для разрешения спорных ситуаций и привлечения виновных лиц к ответственности следует шире пользоваться общими положениями об ответственности в гражданском праве.

Хранение, достаточно стандартный договорной институт, а требуемая специфика по ответственности учтена в нормах, его регламентирующих.

В договоре хранения наряду с предпринимателями чаще выступают и не предприниматели. Поэтому, по общему правилу, ответственность хранителя базируется, как и ответственность должников, на его виновном поведении. Хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещи, принятой на хранение, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение вещи произошли не по его вине. Хранитель будет нести виновную ответственность и за неисполнение,  ненадлежащее исполнение других обязанностей по договору, если вследствие этого поклажедателю будет причинен вред (убытки) или же предусмотрены санкции ответственности в виде неустойки.

Хранитель, осуществляющий хранение в качестве предпринимательской деятельности, будет освобождаться от ответственности за не сохранность вещи лишь в случаях, когда утрата, недостача или повреждение вещи вызваны непреодолимой силой либо свойствами самой веши, либо умыслом или грубой неосторожностью поклаже дате ля. Договором хранения может быть предусмотрено, что хранитель-профессионал несет виновную ответственность или, наоборот, несет ответственность за всякую случайную утрату, недостачу или повреждение вещи за исключением, конечно, случаев, когда это происходит вследствие свойств самой вещи, либо умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

Если по истечении срока хранения, предусмотренного в срочном договоре хранения, или разумного срока указанного хранителем для обратного получения вещи по бессрочному договору хранения, поклажедатель не возьмет вещь обратно, хранитель будет отвечать за утрату, недостачу или повреждение вещи лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности.

По общему правилу убытки, причиненные поклажедателю утратой, недостачей или повреждением вещи, возмещаются хранителем в соответствии со статьей 350 ГК РК. Таким образом, речь идет о возмещении в полном объеме вреда, определяемого в соответствии с п.4 статьи 9 ГК РК. Будут учитываться меры, предпринятые поклажедателем для получения прибыли и сделанные им для этого приготовления.

Основная обязанность хранителя - обеспечение сохранности имущества. С этой целью он должен принять все меры для предотвращения возможности его гибели или повреждения. Степень внимания хранителя в отношениях между гражданами определяется той заботливостью, которую гражданин проявляет к собственному имуществу. Однако такой степени внимания достаточно лишь для безвозмездного договора. В возмездном же соглашении, заключенном между гражданами, от хранителя можно требовать такой степени заботливости к имуществу, которая характерна для рачительного хозяина.

Высокие требования предъявляются к хранителям-организациям, которые обязаны принять все меры для сохранения, вверенного им имущества.

Так, в холодильнике должен быть обеспечен определенный температурный режим, в овощехранилище - влажность не выше определенного процента и т.п.

Из обязанности хранения вытекает недоступность пользования отданными на хранение вещами, поскольку обычно пользование вещью связано с ее износом, а это противоречило бы основной обязанности хранителя хранить данную вещь и вернуть ее поклажедателю в том же состоянии, в каком она была получена.

Однако указанная норма является диспозитивной, поэтому в договоре может быть оговорено право хранителя, пользоваться, вещью, переданной ему для хранения. Например, весьма часто в безвозмездном договоре хранения, заключенном между гражданами, предусматривается право хранителя пользоваться переданной ему вещью. Право пользования имуществом и его плодами может предусматриваться в договоре в качестве платы за хранение. Такое условие встречается в договорах, по которым хранителями выступают граждане и которые весьма редко применяются в предпринимательской деятельности. С принятием вещи на хранение связана обязанность возвращения ее поклажедателю по истечении срока хранения. Однако в связи с тем, что этот срок установлен исключительно в интересах поклажедателя, он может потребовать возврата вещи в любое время и до его истечения. Договором может быть предусмотрена передача имущества третьему лицу, указанному поклажедателем.

По общему правилу, должны быть возвращены те же самые вещи, а не просто подобные взятым на хранение. Их количество и состояние должны соответствовать сданному поклажедателем имуществу. Поклажедатель обязан передать имущество прямо в момент заключения реального договора либо в сроки, установленные консенсуальным договором, предупредив хранителя о свойствах сдаваемых на хранение вещей. По истечении срока договора поклажедатель должен принять имущество обратно. Если срок в договоре не установлен, имущество необходимо принять по первому требованию хранителя в пределах достаточного для этого времени. Поклажедатель по возмездному договору хранения обязан уплатить хранителю вознаграждение. Размер платы за хранение специализированным организациям обычно определяется ставками и тарифами, а в остальных случаях - соглашением сторон.

Плата за хранение вносится однократно при сдаче вещей или получении их либо в виде периодических платежей. При безвозмездном хранении поклажедатель обязан возместить хранителю все понесенные последним расходы в связи с хранением имущества.  В отношениях по хранению между предпринимателями на поклажедателей возлагаются различные дополнительные обязанности: оформление приемосдаточных документов обеспечение надлежащей тары и упаковки хранимых изделий и т.д.

Хранитель, как правило, несет имущественную ответственность перед поклажедателем за утрату, недостачу или повреждение имущества, принятого на хранение. Поскольку право собственности на хранимые предметы принадлежит поклажедателю, за их повреждение или гибель хранитель несет ответственность лишь при наличии вины. Однако хранитель, осуществляющий профессиональную (предпринимательскую) деятельность по хранению, несет повышенную ответственность за утрату, недостачу или повреждение имущества. Из ГК следует, что такие хранители освобождаются от ответственности лишь за не сохранность имущества, вызванную непреодолимой силой.

Следовательно, они отвечают и за случайную утрату или ухудшение имущества.

Размеры ответственности хранителя определяются в соответствии с диспозитивным правилом:

- если в законе или договоре не предусмотрена обязанность хранителя возместить убытки, причиненные утратой, недостачей или повреждением имущества, в полном объеме, хранитель отвечает за утрату и недостачу имущества в размере его стоимости;

- за повреждение имущества - в размере суммы, на которую понизилась его стоимость.

Хранителю же могут быть возмещены расходы, вызванные устранением вредных последствий, обусловленных свойствами имущества, сданного на хранение, если хранитель, принимая имущество, не знал и не должен был знать об этих свойствах. При сдаче на хранение имущество может быть оценено и его стоимость указывается в договоре или выданном поклажедателю документе. В этом случае ответственность хранителя ограничена суммой оценки, если не доказано, что действительная стоимость несохраненных вещей выше этой суммы. Обязанность оценки имущества предусмотрена Типовым уставом ломбарда и рядом других нормативных актов. Имущество может быть подвержено естественной убыли (испарению, выветриванию, усушке и т.п.). Хранитель не несет ответственности за недостачу такого имущества в пределах норм естественной убыли. Поклажедатель вправе отказаться от имущества и взыскать его стоимость, если в результате повреждения, за которое хранитель отвечает, качество имущества изменилось настолько, что оно не может быть использовано по первоначальному назначению.

Лица, не относящиеся к числу профессиональных хранителей, отвечают за утрату, недостачу и повреждение имущества поклажедателя лишь при наличии своей вины, которая в соответствии с общим   гражданско-правовым правилом предполагается. Напротив, профессиональные хранители отвечают за сохранность имущества независимо от вины. Данное положение также совпадает с общим правилом ГК о повышенной ответственности лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью.

Большое значение имеет правило о том, что если утрата, недостача или повреждение имущества произошли после того, как наступила обязанность поклажедателя взять вещь обратно, хранитель отвечает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности. Такое сужение ответственности хранителя происходит как при обычном, так и при профессиональном хранении. Поэтому необходимо внимательно относиться к формулировке условий договора о сроке его действия либо своевременно заботиться об оформлении дополнительного соглашения об условиях дальнейшего хранения имущества.

Что касается размера ответственности хранителя за не сохранность имущества, то он является различным при возмездном и безвозмездном хранении. По возмездному договору хранения хранитель, по общему правилу, несет ответственность в полном объеме, т.е. должен возместить поклажедателю как реальный ущерб, так и упущенную им выгоду, если только законом или договором не установлено иное. Например, нередко при сдаче имущества на хранение производится его оценка, которая указывается либо в самом договоре, либо в выдаваемом поклажедателю документе (квитанции). В этом случае максимальный размер ответственности хранителя ограничивается суммой оценки вещи.

При безвозмездном хранении убытки, причиненные поклажедателю утратой, недостачей или повреждением вещи, возмещаются:

1) за утрату и недостачу вещей - в размере стоимости утраченных или недостающих вещей;

2) за повреждение вещей в размере суммы, на которую понизилась их стоимость.

Как при возмездном, так и при безвозмездном хранении поклажедатель вправе отказаться от имущества, качество которого изменилось настолько, что оно не может быть использовано по своему первоначальному назначению. Однако сделать это, а также потребовать от хранителя возмещения стоимости такого имущества и других убытков

Поклажедатель может лишь тогда, когда, во-первых, хранитель отвечает за причины происшедшего, и, во-вторых, иное не предусмотрено законом или договором.

Хранитель несет ответственность и за нарушение других своих обязательств, в частности, за досрочное прекращение хранения, незаконное пользование вещью без согласия поклажедателя, передачу вещи третьему лицу, задержку с возвратом имущества. В ГК особой ответственности за указанные нарушения не предусматривается, в связи, с чем дело либо ограничивается взысканием с хранителя причиненных убытков, либо применяются те штрафные санкции, которые были предусмотрены в договоре хранения самими сторонами.

Хотя хранитель и не может настаивать на том, чтобы поклажедатель передал вещь на хранение по консенсуальному договору, поклажедатель, не сдавший вещь на хранение в предусмотренный договором срок, несет перед хранителем ответственность за убытки, причиненные в связи с несостоявшимся хранением, если иное не предусмотрено законом или договором. Для того чтобы быть освобожденным от этой ответственности поклажедатель должен заявить об отказе от услуг хранителя в разумный срок. Понятие «разумный срок» должно толковаться с учетом конкретных условий каждого договора хранения, которые позволяют установить, могли хранитель избежать потерь в своей сфере в случае принятия им надлежащих мер, сделаны ли им необходимые приготовления для хранения вещи.

Поклажедатель, далее, отвечает перед хранителем за своевременность уплаты вознаграждения за хранение и за возмещение расходов на хранение. Если в договоре не предусмотрены специальные штрафные санкции за нарушение данных обязательств, применяется общее правило, в соответствии с которым поклажедатель должен уплатить хранителю проценты, начисляемые на сумму задолженности, размер которых определяется на основании ГК.

Наконец, поклажедатель обязан возместить хранителю убытки, причиненные свойствами сданной на хранение вещи, если хранитель, принимая вещь на хранение, не знал и не должен был знать об этих свойствах.

При возложении на поклажедателя данного вида ответственности важное значение имеют два тесно взаимосвязанных, но относительно самостоятельных вопроса. Первый из них состоит в том, требуется ли для ее применения вина поклажедателя, который сам мог ничего не знать об опасных или вредных свойствах своего имущества. Второй вопрос касается уже хранителя и заключается в оценке того, когда хранитель должен был знать об опасных свойствах принимаемого на хранение имущества. Здесь критерием выступает, прежде всего, то, является ли хранитель профессионалом или нет.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение необходимо отметить, что институт хранения претерпел некоторые изменения при разработке нового ГК РК. Расширено и обновлено законодательное регулирование данного вида обязательств.

ГК РК особо обращает внимание на договор хранения на отдельные виды договоров, который долгое время отсутствовал в законодательстве. Гражданский кодекс содержит нормы об отдельных видах хранения, которые ранее регулировались в основном в подзаконных актах (хранение в ломбарде, камерах хранения транспортных организаций и другие) либо вообще не регулировались (хранение ценностей в банке, хранение вещей, являющихся предметом спора).

В последнее время в гражданском обороте наблюдается тенденция к коммерциализации данного договора. Об этом свидетельствует введение особого субъекта договора — профессионального хранителя, расширение сферы применения консенсуального договора хранения, преобладание возмездных в отношении хранения на практике.

Также обращает на себя внимание и форма заключения исследуемого договора. Законодательно закреплены не только ранее применяемые в этом качестве квитанции, номерные жетоны, но и товарораспорядительные ценные бумаги.

Хранение, как отмечается в ряде теоретических источников, освещающих вопросы хранения, является особого рода услугой, причем, одной из наиболее распространенных среди услуг, которая может быть опосредована гражданско-правовыми обязательствами.

Широкое распространение отношений по хранению в современном обществе является вполне объяснимым. Необходимость в сдаче вещей для хранения зачастую возникает, как только гражданин переступает порог своего дома и посещает общественные места. Причем так уж складывается, что свобода договора для гражданина в таких случаях, хотя в этом мы практически не отдаем себе отчета, существенно ограничивается.

В образовательных, медицинских, иных учреждениях, организациях, театрах и т.д. могут устанавливаться требования о том, чтобы верхняя одежда сдавалась в гардероб. В магазинах (предприятиях торговли) могут требовать сдавать на хранение сумки, баулы, кейсы и иные аналогичные вещи.

В договоре хранения определенные виды вещей могут храниться только теми хранителями, которые имеют надлежащие условия, могут обеспечить сохранность вещей (в том числе уберечь от похищения), обеспечат соответствующий режим их выдачи и приема на хранение.

Естественно, в таких ситуациях также будет возникать потребность в передаче вещей на хранение.

То есть возникновение обязательства по хранению может диктоваться самыми различными причинами и оно может возникать не только в силу договора хранения.

Однако договор хранения является основанием возникновения такого обязательства и во всех остальных случаях. Права и обязанности лица-хранителя и лица, передавшего вещи на хранение, будут определяться согласно положениям о хранении в силу договора.

Одним из немногих авторов, разносторонне осветивших на постсоветском пространстве проблемы института хранения в его современном состоянии является М.И. Брагинский. Заслуживает внимания  то,  как он анализирует возможные юридические конструкции, с помощью которых опосредуется хранение (мы отметили, что основой такой конструкцией является непосредственно договор хранения).

Названный автор выделяет четыре основные конструкций отношений по хранению.

Первой, как и нами, упоминается модель договора. Он целиком и полностью укладывается в рамки легального определения. Необходимость или же потребность в этой конструкции возникнет тогда, когда услуга хранения будет носить самостоятельный характер.

Второй конструкцией является вхождение обязательства по хранению в единый сложный договор. При этом такой договор не должен иметь возможность существовать без хранения. Примером такого договора служит договор перевозки. При первой (третьей по общему счету) конструкции хранение обслуживает основное обязательство стороны в договоре, то есть само является вспомогательным.

Примеров, раскрывающих ее, можно привести немало. В частности, вспомогательное обязательство по хранению может по соглашению сторон предусматриваться в договорах транспортной экспедиции, подряда, комиссии, поручения. Четвертая конструкция будет предусматривать существование (преобладающего или по крайней мере паритетного) обязательства по хранению наряду с другими обязательствами. Хранитель может принять на себя обязанность по оказанию экспедиционных услуг, выполнению дополнительно в пользу поклажедателя подрядных работ и т.д.

Применение той или иной конструкции, конечно же, окажет влияние на решение практических вопросов отношений субъекта, оказывающего услуги по хранению, и его кредитора.

Хочется добавить в заключение, что в современных условиях за редким исключением немыслимо, чтобы обязанности по хранению (сохранению) имущества могли возлагаться на лицо помимо его воли.

Вследствие этого, хотим мы этого или нет, мы вынуждены будем прибегнуть к конструкции (договору) по хранению.

Сферы, где применяется хранения, еще раз будут очерчены (более конкретно) при рассмотрении (перечислении) отдельных видов хранения, а также актов законодательства, которое регулирует отношения хранения.

Важно подчеркнуть, что договор хранения часто является самостоятельным. Но он может быть и составной частью иных соглашений — договоров перевозки, экспедиции, поставки и других.

В таких случаях хранение — дополнительный элемент других обязательств, принятых стороной для исполнения основного обязательства, и взаимоотношения сторон по хранению регулируются нормативными актами, относящимися к основному договору.

Рассматривая данную тему, следует сделать выводы, что характерные признаки этого договора сводятся к следующему:

Во-первых, договор хранения — контракт реальный: обязательство из этого договора возникало посредством передачи вещи: одно соглашение о том, что известное лицо обещает принять на хранение вещь другого лица, еще не устанавливало обязательства из договора хранения.

Во-вторых, как правило, предметом договора хранения является вещь индивидуально-определенная. Не требуется, чтобы поклажедатель был собственником отдаваемой в поклажу вещи; можно отдать на хранение и чужую вещь (например, находящуюся у поклажедателя в пользовании, в закладе и т. п.). Объектом хранения помимо движимых объектов может выступать и недвижимость.

В-третьих, цель передачи вещи — хранение ее хранителем. Хранитель не только не становится собственником вещи, он даже не является совладельцем; он только держатель вещи, не имеющий также и права пользоваться вещью (за исключением некоторых случаев).

В-четвертых,  в большинстве случаев договор хранения должен быть заключен в простой письменной форме. Независимо от сроков действия договора хранения в регистрации не нуждается, что позволяет отличить его от долгосрочного договора аренды.

В-пятых, вещь может быть передана по этому договору на определенный срок или до востребования; следовательно, включение в договор срока хранения не существенно.

В-шестых, по окончании срока хранения (а при бессрочном договоре — по заявлению поклажедателя) вещь в соответствии с целью договора должна быть возвращена поклажедателю, именно та индивидуальная вещь, которая была принята на хранение.

В-седьмых договор хранения может быть как возмездным, так и безвозмездным. По общему правилу он носит возмездный характер, но например хранение в гардеробах организации предполагается безвозмездным, если вознаграждение не оговорено или иным очевидным способом не обусловлено  при сдаче вещи на хранение.

В-восьмых возможность прекратить действие договора и забрать вещь в любое время.

В заключении  хотелось бы отметить, что особенная часть ГК РК отводит значительное место договору хранения, при этом отдельные параграфы посвящены хранению на товарном складе и специальным видам хранения. Такое детальное регулирование этого института подчеркивает его возросшую роль на современном этапе развития рыночных отношений в Казахстане.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1 Дождёв Д.В. Римское частное право: учебник для вузов / Д.В. Дождёв, под общ. ред. проф. В.С. Нерсесянца. - М.: Норма, 2006. - С. 558.

2 Коммерческое право: Учебник. Часть 1 / Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. - СПб.: Издательство СПбГУ, 1998. - 517 с.

3 Покровский И.А. История римского права [Электронный ресурс] // Классика Российского права - URL: http://civil.consultant.ru/elib/books/25/

4 Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права: Т. 2: Товар: Торговые сделки. - М.: Стаут, 2003. - 456 с.

5 Гражданское уложение: Книга пятая. Обязательства. С объяснениями. Т. 2 / под ред. Тютрюмова И. М // КонсультантПлюс: Классика Российского Права.

6 Комментарий к Гражданскому Кодексу Республики Казахстан (Особенная часть) // Под ред. М.К.Сулейменова, Ю.Г. Басина. - Алматы, 2006. - С.386.

7Васильев А.В. При договоре главное договориться // Закон, 2008, № 6. - С.3.

8 Граве К.А. Отдельные виды обязательств.- М., 2007. - С.23.

9 Диденко А.Г. Гражданское право Республики Казахстан. Учебник. - Алматы, 2006. - С.565.

10 Гражданский Кодекс Республики Казахстан (Особенная часть) от 01.07.1999г.

11 Залесский В.В. Обязательственное право. - М., 2006. - С.230.

12 Сергеев А.П. Гражданское право. Учебник. Часть вторая. – М., 1997. С.189.

13 Садиков О.Н. Гражданское право. Учебник. Том I. — М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: «ИНФРА-М», 2006. — 493 с.  

14 Гришаев С. Хранение // Закон, 2008,  № 3. - С.95.

15 Договор в народном хозяйстве. – Алматы, 1999. - С.13.

16 Договор хранения - история вопроса // Закон, 2012,  № 9. - С.4.

17 Соловьев А.Р. Документы по хранению ценностей.- М., 2010. - С.5.

18 Евсеев В.Н. Договор хранения // Закон, 2008,  № 3. - С.104.

19 Еримичев И. Договор и Закон (Общая характеристика договора хранения) // Закон, 2011,  № 6. - С.11.

20 Еримичев И. И. При хранении можно договориться // Закон, 2007, №3. - С.3.

21 Жайлин Г.А. Гражданское право Республики Казахстан. - Алматы, 2002. - С.301.

22 Иоффе О.С. Обязательное право - М., 1999. - С.58.

23 Суйлеменов М.К. Комментарий к Гражданскому Кодексу РК. - Алматы, 2003. - С.435.

24 Цыбуленко З. Комментарий к Гражданскому Кодексу РФ.- М., 2008. - С.468.

25 Ладкоф С.Н. Торговые сделки.- М., 1998. - С.148.

26 Новицкий И.Б. Гражданское право.  - М., 2007. - С.58.

27 Нуртдинова А.Ф. Договор хранения и его особенности // Правовая реформа, 2004, № 6. - С.5.

28 Покровский И.А. История Римского права.- М., 1999. - С.320.

29 Новицкий И.Б Римское частное право: Учебник. - М., 2006. - С.18.

30 Суворова С. Комментарий к ГК РФ Договор хранения // «Российская юстиция», 2004, № 6. - С.5.

31 Страунинг Э. Склады общего пользования   // Закон, 2010, № 3. - С.102.

32 Суворова С. Договора хранения // Закон, 2012, № 4. - С.5.

33 Сулейменов М.К., Басин Ю.Г. Гражданское право Республики Казахстан.- Алматы, 2003.

34 Суханов Е.А. Гражданское право. Ч.2. - М., 1998. - С.149.

35 Таль С.Л. Договора. - М.,2009. - С.52.

36 Тихомиров Ю.А. Договор хранения. - М., 2011. - С.421.

37 Толстой Ю.К. Гражданское право. Ч.2 - М.., 1999. - С.45.

38 Халфина Р.О. Значение и сущность договора хранения // Правовая реформа Казахстана, 2013, № 3. - С.16.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

14206. Иосиф Жинович: цимбалист-виртуоз, композитор и дирижер 25.3 KB
  Иосиф Жинович: цимбалиствиртуоз композитор и дирижер досье белта Современную белорусскую музыкальную культуру сложно представить без цимбал которые воспринимаются в определенной степени как музыкальный символ Беларуси. Главная заслуга в этом принадлежит перв
14207. Фортепианное искусство Беларуси XX века 92.5 KB
  Фортепианное искусство Беларуси XX века Фортепианная музыка является неотъемлемой частью профессионального искусства Беларуси. Формирование белорусской национальной композиторской школы завершилось к концу XIX столетия и фортепианное искусство как композиторское...
14208. ИСТОРИЯ БЕЛОРУССКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ДО XX ВЕКА 553.5 KB
  Е.С. Бондаренко ИСТОРИЯ БЕЛОРУССКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ДО XX ВЕКА Учебно-методическое пособие Минск 2007 ВВЕДЕНИЕ Курс истории белорусской музыки – музыки нашей страны – занимает одно из важнейших мест в ряду музыкальнои...
14209. История белорусской музыки ХХ века 3.37 MB
  Л.А. Волкова История белорусской музыки ХХ века Симфония В пособии освещены актуальные проблемы исторической эволюции национального симфонизма и собственно симфонии – жанра занимающего центральное место в белорусской музыке ХХ века. Особое внимание уде...
14210. Музична память (англ. music memory) 155 KB
  Музична память. Музична память англ. music memory здатність впізнавати і відтворювати музичний матеріал. Музичне впізнавання необхідно для осмисленого сприйняття музики. Необхідна умова музичної памяті достатній розвиток музичного слуху. Важливе місце в музичній
14211. Музична педагогіка 281 KB
  Тема 1. Сутність музичної педагогіки та її основні категорії Музичне виховання як важлива складова естетичного виховання відіграє особливу роль у всебічному розвитку особистості дитини. Ця роль визначається специфікою музики як виду мистецтва з одного боку та специф...
14212. Музична педагогіка — галузь педагогічної науки 75 KB
  Музична педагогіка галузь педагогічної науки загальної педагогіки яка вивчає особливості освіти навчання та виховання особистості засобами музичного мистецтва. Музичну педагогіку слід відрізняти від окремих методик музичного навчанн...
14213. Історія музичної психології 57.5 KB
  Історія музичної психології ПЛАН: Предмет структура і методи музичної психології. Їх специфіка. Історія становлення музичної психології від найдавніших часів до сучасності. Етапи становлення музичної психології як науки. Напрямки музичної психолог...
14214. Музичне мистецтво 25.5 KB
  Музичне мистецтво Помітних успіхів досягла українська музична культура у X VIII ст. Осередком музичного життя стала Київська академія де вивчали нотну грамоту та були поширені хоровий спів гра на музичних інструментах. В академії існував симфонічний оркестр. Великий вне...