88891

Правовая система нашего государства, её актуальность и правоприменение

Курсовая

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Правовая картина мира складывается из множества существующих и функционирующих на современном этапе развития общества национальных правовых систем. Все они в той или иной мере взаимосвязаны, взаимозависимы и оказывают, хотя и в разной степени, воздействие друг на друга.

Русский

2015-05-05

200.5 KB

1 чел.

                                      СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………………………………………………………………3

  1.  Понятие правовой семьи, её виды………………………………………5
    1.  Понятие «правовая семья»…………………………………………..5
    2.  Основные виды правовых семей мира……………………………...8
    3.  Краткое описание и их происхождение……………………………10

  1.  История возникновения и развития основных правовых семей мира..13
    1.  Романо-германская правовая семья………………………………...13
    2.  Англосаксонская правовая семья…………………………………...16
    3.  Иные правовые семьи, их характеристика…………………………25

  1.  Правовая система нашего государства, её актуальность и правоприменение………………………………………………………...28
    1.  Правовая семья, применяемая в Беларуси……………....................28
    2.  История применения данной правовой семьи в Беларуси………..29
    3.  Особенности правоприменения…………………………………….31

Заключение……………………………………………………………………...32

Список использованных источников………………………………………….33

                                   

                                       ВВЕДЕНИЕ

Правовая картина мира складывается из множества существующих и функционирующих на современном этапе развития общества национальных правовых систем. Все они в той или иной мере взаимосвязаны, взаимозависимы и оказывают, хотя и в разной степени, воздействие друг на друга.

Разная степень их взаимосвязи и взаимодействия обусловлена тем, что одни национальные правовые системы имеют больше общих признаков и черт, чем остальные, другие же, наоборот, отличаются доминирующим характером специфических черт и особенностей по отношению друг к другу, имеют между собой гораздо меньше общего, чем особенного.

Среди сотен существующих в современном мире правовых систем, констатирует в этой связи М. Богдан, многие правовые системы обладают доминирующими сходными чертами. Эти сходства, как правило, обусловливаются одними и теми же или «очень близкими между собой типами общества», общими или «очень сходными историческими условиями развития общества», общей или «очень сходной религией», а также другими аналогичными им обстоятельствами[1].

Наличие общих признаков и черт у разных правовых систем позволяет классифицировать их между собой или подразделять в зависимости от тех или иных общих признаков и черт – критериев на отдельные группы, или правовые семьи. В научной и учебной юридической литературе правовая семья понимается как совокупность национальных правовых систем, выделенная на основе общности их различных признаков и черт[2]. Необходимость и важность классификации правовых систем вызываются следующим. Во-первых, сугубо научными, познавательными и «образовательными» причинами. Ибо глубокое и разностороннее познание правовой картины мира требует не только ее общего рассмотрения, но и изучения ее с точки зрения особенного, рассмотрения ее по отдельным, вбирающим в себя сходные правовые системы частям. Только глубокое и всестороннее изучение последних, взятых сначала сами по себе, а затем – в их взаимосвязи и взаимодействии, позволяет дать четкую, адекватно отражающую реальную действительность правовую картину мира.

Во-вторых, сугубо практическими целями – целями унификации действующего законодательства и совершенствования национальных правовых систем. Отмечая, что сама идея группирования правовых систем в «правовые семьи» возникла в сравнительном правоведении в 1900 г. и широко была распространена уже в начале XX в., П. Круз вполне оправданно указывает на то, что одной из важнейших причин (если не самой главной) такой классификации явилось стремление юристов – теоретиков и практиков «обеспечить если не полную, то, по крайней мере, хотя бы частичную, основную, наиболее существенную часть процесса унификации всех цивилизованных правовых систем»[3].

В этой связи, нужно определить объект исследования – это совокупность литературных источников, трудов ученых, статей о правовых семьях мира, которые предстоит изучить, проанализировать и сделать выводы о них, для написания курсовой работы. В свою очередь, предметом исследования, в данном вопросе будут выступать непосредственно сами правовые семьи мира. Цели моей курсовой работы заключаются в том, чтобы научиться четко понимать и структуризировать все материалы по данной теме, определить и описать все правовые семьи мира. Также, выделить и охарактеризовать основные черты данных правовых семей – историю их возникновения и развития. Задачи: 1. Выделить основные виды правовых семей мира; 2. дать краткое описание и их происхождение;  3. изложить в краткой форме историю возникновения и развития основных правовых семей мира; 4. выделить особенности их правоприменения. Методы исследования. Для достижения цели курсового исследования были применены методы: общенаучные и частнонаучные, специальные способы и приёмы. Так же методы анализа, метод структуризации, обобщения и т.д. Работа состоит из введения, трех глав (с подразделами), заключения и списка использованных источников.

 

  1.  ПОНЯТИЕ ПРАВОВОЙ СЕМЬИ, ЕЁ ВИДЫ

                             

  1.  Понятие «правовая семья»

Правовая семья — одно из центральных понятий сравнительного правоведения; представляет собой более или менее широкую совокупность национальных правовых систем, которые объединяют общность источников права, основных понятий, структуры права и исторического пути его формирования.

Сам термин правовая семья был введён в научный оборот немецким учёным Готфридом Лейбницем опубликовавшем в 1667 году на латинском языке свой труд Nova Methodus Discendae Docendaeque Iurisprudentiae (новые методы изучения и преподавания юриспруденции). В данном труде содержится § 7 под названием "Theatrum legale als Projekt einerumfassenden Darstellung des Rechts aller Völker, Länder und Zeiten" (Представление права в качестве проекта: всех народов, стран и времён). Именно в данной работе, используя родственно-генетический подход Лейбниц и выдвинул идею о возможном объединении права ряда стран в своеобразные семьи, подчёркивая единый исток и сходство развития. Каждая правовая семья уникальна, однако сравнительное правоведение позволяет, выяснив их сходства и различия, произвести типологию правовых систем. Таким образом, формируются типы правовых систем, называемые правовыми семьями. [4] Правовая система — совокупная связь системы права (в том числе системы законодательства), правовой культуры и правореализации.

Правовую систему не следует путать с системой права, которая является лишь частью правовой системы. Понятие правовой системы часто используется для того, чтобы охарактеризовать историко-правовые и этнокультурные отличия права разных государств и народов. Если говорить о понимании самого понятия правовой системы, то следует обозначить следующий момент. Введение в научный оборот категории «правовая система» вызывало много споров, ещё С. С. Алексеев задавался вопросом, каким же понятием возможно охватить все нормативные и поднормативные элементы правовой действительности, чтобы в полной мере сохранить чёткость, «неразмытость» научной категории, выражающей объективное право, и пришёл к выводу, что им может служить понятие правовой системы[1].

 Однако существует и противоположная точка зрения: некоторые исследователи полагают, что понятие «правовая система» не должно входить в категориальный аппарат правовой теории, поскольку не обладает научным статусом и является условным и размытым. Например, с точки зрения В. С. Нерсесянца «трактовки правовой системы в качестве какого-то нового правового понятия, охватывающие всё право (все правовые феномены и категории), по существу означают подмену общего понятия права неким довольно условным (и случайным) словосочетанием „правовая система“», и далее дополняет, что под правовой системой стали понимать совокупность всех правовых явлений и понятий, то есть фактически всё то, что в марксизме называется «юридической надстройкой», возвышающейся над «юридическим базисом»[2].

 В целом можно сказать, что появление понятия «правовой системы» было своеобразным компромиссом между сторонниками широкого и нормативного понимания права, или, как точнее было указано Ю. А. Тихомировым, «ещё одна грань в правопонимании — попытка углубить представление о праве как о едином и целом с помощью понятия „правовая система“»[3].

 Однако, несмотря на то, что правовая система изучается в России уже несколько десятилетий, в современной теории права единообразия в определении предмета, объёма и содержания понятия «правовой системы» так и не появилось. Одни юристы отождествляют её с системой правовых норм, другие объединяют право как нормативное образование, правотворчество и правоприменение, третьи охватывают этим понятием внутренние связи правовых явлений, их организацию и структуру. Наконец, она характеризуется как совокупность юридических норм, принципов и институтов (нормативный элемент), как совокупность правовых учреждений (организационный элемент), как совокупность правовых идей и взглядов (идеологический элемент)[4]. Некоторые исследователи даже полагают, что категория правовой системы до сих пор остаётся слабо разработанной[5].

 Существует множество определений понятия «правовой системы», которые можно свести к нескольким подходам. Например, по мнению В. В. Гаврилова в отечественной теории права таких подходов существует три[6].

 Согласно первому подходу содержание понятия «правовая система» рассматривается в контексте различных форм внешнего выражения и закрепления правовых норм, а также их взаимодействия друг с другом. Так, например, Ю. А. Тихомиров определяет правовую систему как «структурно и функционально упорядоченный массив взаимосвязанных нормативно-правовых актов, создаваемых и действующих на основе единых принципов»[7], другими словами правовая система это «базовое юридическое понятие, охватывающее все правовые акты и их связи в национально государственном масштабе»[8]. Здесь необходимо отметить, что, по мнению Ю. А. Тихомирова, доктринальная трактовка позволяет охарактеризовать правовую систему как «взаимодействие правовых идей и принципов правотворчества, правового массива и правоприменения. Именно в таком плане автор высказывал своё мнение около двадцати лет назад»[9]. К сторонникам первого подхода В. В. Гаврилов также относит С. Н. Егорова, который рассматривает правовую систему как «совокупность норм, изложенных в иерархической системе нормативных правовых актов, принятых политической властью»[10].

 В соответствии со вторым подходом понятие «правовая система» характеризуется через призму не только позитивного права, но и некоторых других тесно связанных с ним и между собой активных элементов правовой действительности. Сторонником этой точки зрения является С. С. Алексеев, согласно которому, правовая система — «это всё позитивное право, рассматриваемое в единстве с активными элементами правовой действительности — правовой идеологией и судебной (юридической) практикой»[11].

 Третий подход отличает стремление относиться к понятию «правовая система» как категории, отражающей все правовые явления и всю правовую действительность, существующие в обществе. Данная позиция прослеживается в работах Н. И. Матузова, который считает, что «правовая система охватывает весь юридический аппарат, всю юридическую деятельность, осуществляемую в разных формах»[12].

 Необходимо также привести уже ставшую традиционной классификацию, согласно которой понятие «правовая система» рассматривается в широком и узком смыслах.

 В широком смысле правовая система представляет собой правовую организацию общества, «совокупность внутренне согласованных и взаимосвязанных социально однородных юридических средств (явлений), с помощью которых официальная (публичная) власть оказывает регулятивно-организующее и стабилизирующее воздействие на общественные отношения, поведение людей»[13]. Указанное определение близко согласуется с мнением Ж. Карбонье, согласно которому правовая система является «вместилищем, средоточием разнообразных юридических явлений, существующих в обществе в одно и то же время на одном и том же пространстве»[14].

В узком смысле правовая система сводится к объективному праву и рассматривается как «целостное единство правовых актов и норм национального права, разделённых на основе внутреннего согласования на части (правовые институты и отрасли права) в соответствии с предметом и методом правового регулирования, связанные между собой иерархическими и координационными отношениями и имеющие своим центром правовые принципы, в концентрированной форме выражающие сущность, цель, основные задачи и функции права»[15].

  1.  Основные виды правовых семей мира

На сегодняшний день существует несколько классификаций правовых семей мира. Я представляю самые известные из них. Наиболее известной является классификация французского учёного Рене Давида[20], в соответствии с которой выделяются: романо-германская правовая семья, англосаксонская правовая семья, религиозная правовая семья (мусульманская, иудейская и др.), социалистическая правовая семья, традиционная правовая семья, некоторые другие правовые семьи. Это направление наиболее ярко представлено в его работах. Он выдвинул идею трихотомии — выделения трех «правовых семей» (романо-германской, англо-саксонской, социалистической) и к которым примыкает весь остальной юридический мир, охватывающий четыре пятых планеты и названный «религиозные и традиционные системы»[21].

В основе этой классификации лежат два критерия — идеологический (сюда Р. Давид относит факторы религии, философии, экономической и социальной структуры) и критерий юридической техники, причем оба они должны быть использованы «не изолированно, а в совокупности».

Классификация Р. Давида пользуется значительной популярностью в современной юридической науке. Преподавание, например, учебного курса «Основные правовые системы современности» во французских университетах ведется в соответствии именно с этой классификацией.

Наиболее известным представителем второго направления является западногерманский юрист К. Цвайгерт. В качестве критерия классификации у него взято понятие «правовой стиль» («стиль права»), учитывающий пять факторов: 1) происхождение и эволюцию правовой системы, 2) своеобразие юридического мышления, 3) специфические правовые институты, 4) природу источников права и способы их толкования, 5) идеологические факторы.

На этой основе К. Цвайгерт различает восемь «правовых кругов»: романский, германский, скандинавский, англо-американский, социалистический, право ислама, индусское право[22].

Для выделения основных правовых семей наиболее существенными являются следующие взаимосвязанные три группы критериев: во-первых, исторический генезис правовых систем; во-вторых, система источников права; в-третьих, структура правовой системы — ведущие правовые институты и отрасли права.

Форма, система и иерархия источников права характеризуют состояние правовых семей и представляют собой важнейшие критерии их классификации. Если романо-германская правовая семья является писаным, кодифицированным правом, т.е. совокупностью норм, получившим законодательное выражение, где постоянное и обширное нормотворчество находит дорогу к закрепляемым законом общим принципам, то англо-американское общее право противостоит континентальному праву в том смысле, что в основе его лежит судебный прецедент: оно представляет собой систему некодифицированного права.

Система источников права каждой правовой семьи, прежде всего, определяется своеобразным историческим развитием.

                    1.3 Краткое описание и их происхождение

1. Романо-германская правовая система объединяет правовые системы всех стран континентальной Европы. Эта правовая система возникла на основе рецепции римского права. Основной источник права — нормативный акт. Ей присуще чёткое деление норм права на отрасли, а все отрасли подразделяются на две подсистемы: частное право и публичное право. К сфере публичного права относятся административное, уголовное, конституционное, международное публичное. К частному относятся гражданское, семейное, трудовое, международное частное. В системе органов государства проводится четкое различие на законодательные и правоприменительные органы. Законотворческие функции составляют монополию законодателя. Для большинства стран этой системы характерно наличие писаной конституции.

В рамках романо-германской правовой системы выделяют следующие группы:

- группу романского права (правовые системы Франции, Италии, Бельгии, Испании, Румынии, право латиноамериканских стран); 

- группу германского права (правовые системы Германии, Австрии, Венгрии, Швейцарии, Греции, Португалии, Турции, Японии);

- группу скандинавского права (правовые системы Дании, Норвегии, Швеции).

Некоторые исследователи выделяют самостоятельную группу славянского права, которое, по их мнению, имеет свой уникальный исторический путь развития, отличающийся от европейских правовых традиций. Славянское право во многом основано на рецепции римского права с учётом своих национально-культурных особенностей. Первоначально оно формировалось под сильным воздействием византийского права, в дальнейшем более тесно сблизилось с романо-германским правом, основанном по образцу ведущих европейских государств, также особую роль в нём сыграло социалистическое право.

 2.Англосаксонская правовая семья (нем. Angelsächsischer Rechtskreis), или англо-американская правовая система (англ. anglo-american legal system) — правовая семья, объединяющая правовые системы Великобритании и бывших британских владений (колоний), в том числе стран Содружества наций, и США. В основе национальных правовых систем лежит общее право Англии.

В географической структуре англосаксонской правовой семьи выделяют две группы: английскую (Великобритания и страны Содружества) и американскую (США — федеральная правовая система и правовые системы штатов). Каждой из них присущи характерные особенности. Правовые системы североамериканских колоний Британии после провозглашения независимости стали развиваться путем, отличным от пути развития правовой системы Великобритании и других ее колоний; правовая общность последних с бывшей метрополией сохраняется и после обретения ими независимости. Говорят, что Великобритания и США — страны, разделенные общим правом[23]. Некоторые правовые системы, входящие в англосаксонскую правовую семью, являются смешанными. К ним относятся правовые системы: Шотландии, канадской провинции Квебек, штата Луизиана (все три — преимущественно романо-германского характера), Индии и ее штатов (где сохраняются остатки влияния традиционного индусского права, при доминировании англосаксонской правовой системы), Пакистана (правовая система, смешанная с исламским правом), Израиля (правовая система которого объединяет все три основные правовые семьи современности, при сохранении влияния традиционного иудейского права), ЮАР (объединяет черты англосаксонской правовой системы и архаичного континентального права) и др. Среди отличительных черт англосаксонских правовых систем - доминирование прецедента среди всех других источников права, преобладание вопросов процессуального права над вопросами материального права, отсутствие четкого отраслевого деления системы права, невыраженность разделения права на публичное и частное (ввиду поглощения последнего первым).

3. Религио́зное пра́во — одна из исторических форм права, в системе которого источником постулируется воля божества (Бога), выраженная в священных текстах или преданиях.

Совокупность национальных правовых систем государств мира, где доминирует религиозное право, называется религиозной правовой семьёй (или семьёй религиозного права). Термин религиозная правовая семья был введён в науку французским учёным Рене Давидом.

Материальными источниками религиозного права могут быть непосредственно тексты священных писаний, богословские доктрины, церковные акты, религиозно-правовые обычаи, а также государственные законодательные акты, закрепляющие и систематизирующие религиозно-правовые нормы.

Характерная особенность религиозного права — персональный, а не территориальный характер его юрисдикции: предписания религиозного права обычно распространяются только на представителей данной религиозной общины; иноверцы изъяты из-под их действия.

4.Социалистическое право — самостоятельная правовая система Советской России (СССР) после Октябрьской революции 1917 года.

Социалистическое право возникает в результате социалистической революции. Оно — обязательный и неизбежный элемент системы социалистических общественных отношений. Его существование следует рассматривать в качестве объективной закономерности социалистического общества.

Необходимость права как классового регулятора на первой фазе коммунизма обусловлена, прежде всего, классово-политическими причинами, т. е. теми же самыми причинами, которые вызывают к жизни всю систему средств политического регулирования, социалистическое государство, иные инструменты политической организации общества. Необходимость ликвидации свергнутых эксплуататорских классов, обеспечение функционирования социалистической политической системы как власти трудящихся, укрепление ее антиэксплуататорского содержания, направленности на строительство коммунизма — все это предопределяет существование социалистического права как классового регулятора общественных отношений.

Если же рассматривать социальные черты правовой формы общественного регулирования в единстве с ее свойствами, то могут быть установлены и «свои» социальные — прежде всего экономические — причины, обусловливающие объективную необходимость права в социалистическом обществе.

5. Традиционная правовая семья́ (также семья́ традиционного права либо система обычного права) — правовая система, которая распространена в некоторых странах Африки, Азии, Австралии и Океании, где правовой обычай занимает доминирующее место среди источников права и выполняет важную роль регулятора общественных отношений.

Традиционное право базируется на неписанной и давней традиции либо сложившейся в течение длительного времени системе обычаев, которые в силу стечения обстоятельств повторяются с определённой периодичностью и, в отношении которых по сложившимся устоям принято то или иное отношение и поведение (например, принести жертву, в том числе человеческую, для обильного урожая; прохождение специального обряда для лиц мужского пола, чтобы стать совершеннолетним, а значит воином; проведение определённых ритуальных мероприятий, празднеств по случаю того или иного события и др.).

Термин «традиционная правовая семья» ввёл в научный оборот французский юрист Рене Давид, который более детально рассмотрел и охарактеризовал данную правовую систему[24].

  1.  ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ОСНОВНЫХ                                                             ПРАВОВЫХ СЕМЕЙ МИРА

  1.  Романо-германская правовая семья

Различные национальные системы права включают сходные отрасли права, которые делятся на близкие по своему содержанию правовые институты, объединяющие группу однородных норм права.

Романо-германская правовая система возникла в результате рецепции (заимствования основных юридических понятий, институтов, принципов) римского права.

 Романо-германская (континентальная) правовая семья включает в себя национальные системы права стран континентальной Европы - Франции, Германии, Италии, Испании, Скандинавских стран, а также ряд неевропейских стран, сформировавшиеся в русле основных идей и конструкций романо-германской право­вой системы.

 Формам национального права, входящим в романо-германскую правовую семью, присущи единые исторические корни и основополагающие общие правовые принципы, что предопределило и целый ряд других важных аспектов их сходства и общности, входящие в эту правовую семью системы национального права имеют идентичную структуру.

 Право делится на частное и публичное.

 Особенностью системы романо-германской правовой семьи является одинаковое понимание природы, смысла, и значения нормы права как абстрактно-всеобщего правила поведения, регулирующего однородную совокупность общественных отношений.

 Такое понимание природы и характера нормы права лежит и в основе романо-германской концепции нормативно-правового акта, нормативно-правовой деятельности государства и соответствующей кодификации действующего права.

 Романо-германские кодексы, другие законы и подзаконные акты – это определенным образом систематизированные (в той или иной степени) комплексы абстрактно-общих правовых норм.

 Действующее право стран романо-германской семьи отличается большой четкостью, определенностью, простотой, обозримостью и доступностью. Его можно легко реформировать и изменять в нужном направлении.

 Романо-германское право – это писаное право, состоящее в основном из письменно оформленных нормативно-правовых актов (законов и подзаконных актов)

 Основной источник права во всех национальных системах права романо-германской правовой семьи – закон. Законы принимаются высшим представительным органом или путем референдума.

Высшей юридической силой в системе нормативных актов здесь обладает писаная конституция (основной закон государства), которая является правовой основой для всех остальных конституционных и обычных законов и подзаконных актов. Контроль за конституционностью обычных законов и подзаконных актов осуществляют специальные конституционные суды.

 Традиционно важную роль в системе источников права в романо-германской правовой семье играют кодексы – кодифицированные нормативно-правовые акты отраслевого характера. Хотя они обладают юридической силой обычного закона, однако по существу занимают центральное место и играют ведущую роль в соответствующей отрасли законодательства.

 Значительную роль в качестве источника права романо-германской правовой семье играют нормативно-правовые акты, принимаемые различными органами исполнительной власти (декреты, постановления, циркуляры, инструкции, регламенты и г. д.), как правило, такие нормативные акты принимаются «во исполнение закона» и носят подзаконный характер. При этом осуществляется судебный контроль для обеспечения соответствия подобных подзаконных актов закону.

 Обычай играет в системе источников романо-германского права в основном вспомогательную роль, дополняя в необходимых случаях действующее законодательство.

 Суд в странах романо-германской правовой семьи действует на основе и в рамках закона, поэтому он не наделен правотворческими полномочиями, не имеет права создавать новые нормы права. Но стоит отметить, что суд обладает большой свободой в толковании применяемых нормативно-правовых актов, благодаря чему судебная практика оказывает значительное влияние на провоприменительный процесс и развитие действующего права.

 Судьи в государствах романо-германской правовой семьи не обязаны следовать ранее принятому решению другого суда, за исключением судебной практики верховного суда, но и в этом случае высшие судебные инстанции не вправе создавать своими решениями новые нормы, а могут лишь толковать нормы, закрепленные в соответствующих юридических актах.

 В ряде стран романо-германской правовой семьи общие принципы права (идеи и ценности надпозитивного права и т. д.) имеют силу норм действующего права, а при коллизиях с последними – обладают приоритетом.

 Подобная роль обще­правовых принципов опирается не только на традиции романо-германского права, но и на закрепленные в ряде современных конституций континентальных стран естественно-правовые принципы и нормы о прирожденных и неотчуждаемых правах человека, правовых ценностях.

 По существу, речь идет о том, что конституционно признан­ное и закрепленное естественное право (в виде принципов естественного права, естественных прав и свобод человека и т. д.) действует как приоритетный источник позитивного права.

  1.  Англосаксонская правовая семья

 В отличие от государств романо-германской правовой семьи, где основным

источником права является введенный в действие закон, в странах англо-

американской правовой семьи основным источником права служит норма,

сформулированная судьями, и выраженная в судебных прецедентах.

  Судебный прецедент  - судебное решение  по конкретному юридическому делу, которому придается общеобязательное юридическое значение.

Англо-американское общее право, как и римское право развивалось

руководствуясь принципом: «Право там, где есть и защита», поэтому, несмотря на все попытки кодификации (И. Бентам и д.р.) английское «общее право» дополненное и усовершенствованное положениями «права справедливости», в основе своей является прецедентным правом, созданным судами. Но это с другой стороны не исключает возрастания роли статусного (законодательного) права.

 Таким образом, английское право обрело как бы тройную структуру: «общее право» - основной источник; «право справедливости» дополняющее и корректирующее этот основной источник, и статутное право - писаное право парламентского  происхождения. Это разумеется, несколько упрощенное, схематизированное изображение.

 В англо-американской правовой семье следует различать группу английского права, и связанного с ним по своему происхождению права США. В группу английского права входят наряду с Англией Северная Ирландия, Канада, Австралия, Новая Зеландия, а также право бывших колоний Британской империи. Как известно, Англия была крупнейшей колониальной державой, и английское «общее право» получило распространение во многих странах мира. В результате

сегодня почти треть населения мира живет в значительной мере по нормам

английского права.

 Вторую группу образует право США, которое имея своим источником английское «общее право», в настоящее время является вполне самостоятельным. «Общее право» - это система, несущая на себе глубокий отпечаток его истории, а история эта до 17 века - исключительно история английского права. В связи с этим, рассмотрим историю его развития, которое шло тремя путями: формированием «общего права», дополнением его «правом справедливости», и толкованием статутов.

 Английское право своими корнями уходит далеко в прошлое. После норманнского завоевания Англии (1066г.) основная роль в осуществлении правосудия была возложена на королевские суды, находившиеся в Лондоне. Частные лица, как правило, не могли обращаться непосредственно в королевский суд. Они должны были просить у короля, а практически у канцлера выдачи приказа, позволяющего перенести рассмотрение спора в королевский   суд.   Первоначально   даже приказы   издавались   в исключительных случаях. Но постепенно список тяжб, по которым они издавались, расширялся. В ходе деятельности королевских судов

постепенно сложилась сумма решений, которыми и руководствовались в

последующем эти суды. Сложилось правило прецедента. Однажды сформулированное судебное решение в последующем становилось обязательным и для всех других судей. «Английское «общее право» образует классическую систему прецедентного права или права, создаваемого судьями». Поскольку основная сложность заключалась в том, чтобы получить возможность обратиться в королевский суд, сложилась формула «Средство судебной защиты важнее права», - которая и до сих пор определяет характерные черты английского правопонимания. К концу XIIV века возрастает роль и значение статутного права. В связи с этим

правотворческая роль судей некоторым образом сдерживается принципом, согласно которому, изменения в праве не должны происходить без согласия короля и парламента. Но одновременно с этим устанавливается право судей

интерпретировать статуты - право, которое судьи присвоили себе, ссылаясь на то, что участвуя в парламенте при обсуждении статутов, они лучше других могут пояснить их содержание. Так прецеденты распространялись на

дополнительную сферу - толкование законов. В 19 веке в связи с большими

социальными изменениями в феодальном обществе Англии (развитие товарно - денежных отношений, рост городов, упадок натурального хозяйства) возникла необходимость выйти за жесткие рамки закрытой системы уже сложившихся прецедентов. Эту роль взял на себя королевский канцлер, решая в порядке определенной процедуры споры, в связи с которыми их участники обращались к королю. Так рядом с «общим правом » сложилось «право справедливости».

  До 1873 г. в Англии на этой почве существовал дуализм судопроизводства:

помимо судов, принимающих нормы «общего права», существовал суд Лорда - канцлера. «Право справедливости», как и «общее право», является составной частью прецедентного права, но прецеденты здесь созданы иным путем, и охватывают иные отношения чем «общее право». Несмотря на общие черты «общего права» и «права справедливости», прецеденты их судов фиксировались раздельно, что и привело к дуализму английской правовой системы, который продолжался более двух веков вплоть до судебной реформы 1873 г. Эта реформа слила «общее право» и «право справедливости» в единую систему прецедентного права. В то время как юристы континентальной Европы рассматривают право как

совокупность предоставленных правил, для англичанина право - это в основном-то, к чему придет судебное рассмотрение. На континенте юристы интересуются, прежде всего, тем, как регламентирована данная ситуация; в Англии внимание сосредотачивается на том, в каком порядке она должна быть рассмотрена, чтобы прийти к правильному судебному решению.

В странах романо-германской семьи правосудие всегда осуществлялось судьями, имеющими университетский диплом юриста. В Англии даже судьи в «Высших» судах до XIX века не обязательно должны были иметь юридическое университетское образование; они овладевали профессией, работая адвокатами и изучая практику судопроизводства. Лишь в наше время наличие университетского диплома стало важной предпосылкой для того, чтобы стать адвокатом или судьей; профессиональные экзамены, позволяющие заниматься юридическими профессиями,

стали очень серьезными и могут рассматриваться сегодня как эквивалент

юридического диплома.

Структура права в англо-американской правовой семье (деление на отрасли и

институты права), сама концепция права, система источников права, юридический язык, совершенно иные, чем в романо-германской правовой семье. В английском праве отсутствует деление права на публичное и частное, здесь его заменяет деление на «общее право» и «право справедливости». Отрасли английского права

выражены не столь четко как в континентальных правовых системах, проблемам их классификации уделялось гораздо меньше внимания. Отсутствие резко выраженного деления права на отрасли обусловлено преимущественно двумя факторами. Во-первых, все суды имеют общую юрисдикцию, то есть могут разбирать разные категории дел: публично и частноправовые, гражданские, торговые, уголовные и т.д. Разделенная юрисдикция ведет к разграничению отраслей права, а унифицированная юрисдикция действует, очевидно, в обратном направлении. Во-вторых, английское право развивалось постепенно, путем судебной практики и законодательных реформ по отдельным вопросам. В Англии

нет кодексов европейского типа, поэтому английскому юристу право

представляется однородным. Английская доктрина не знает дискуссий о

структурных делениях права. Она вообще предпочитает результат теоретическому обоснованию.

 Укажем некоторые черты прецедентного права и прежде всего самого прецедента в английском праве.

Основной принцип, который должен соблюдаться при отправлении правосудия, состоит в том, что сходные дела решаются сходным образом. Пожалуй, нет ни одного суда, где судья не был бы склонен решить дело точно так, как было решено аналогичное дело другим судьей. Почти везде судебный прецедент в той или иной степени обладает убеждающей силой, поскольку stare decisis (решить так, как было решено ранее) - правило фактически повсеместного применения. В английской системе доктрина прецедента отличается сугубо принудительным характером. Нередко английские суды обязаны следовать более раннему решению

даже в тех случаях, когда имеются достаточно убедительные доводы, которые в иных обстоятельствах позволили бы не делать этого. Английское право в широкой степени основано на прецеденте. Прецедентное право состоит из норм и принципов, созданных и применяемых судьями в процессе вынесения ими решений. Прецедентное право - это, прежде всего, правило, что рассматривая дело, суд выяснил, не было ли аналогичное дело рассмотрено ранее и в случае положительного ответа, руководствовался уже имеющимся решением. Другими словами, однажды вынесенное решение является обязательной нормой для всех последующих рассмотрении аналогичных дел. Судья при рассмотрении последнего

по времени дела обязан принимать во внимание эти нормы и принципы, в то время как в романо-германской правовой системе и др. они служат всего лишь материалом, который судья может учитывать при вынесении собственного решения. То, что английское право является в значительной степени правом прецедентным, означает, что решение английского судьи по какому-либо конкретному делу образует прецедент. Судья, разбирающий более позднее по времени дело, как правило, сталкивается с большим числом различного рода прецедентов. Он вынужден либо просто учесть ранее вынесенное решение как часть материала, на основании которого он может разрешить рассматриваемое им дело, либо разрешить это дело так, как было разрешено предыдущее, если только он не найдет достаточно убедительных доводов, чтобы не поступать таким образом. Наконец, судья может быть обязан решить дело так же, как и предыдущее, несмотря на то,

что он сумел бы привести достаточно убедительные доводы против такого

решения. При этом говорят, что данный прецедент «обязателен» или «обладает принудительным действием», в отличии от его только  «убеждающего» действия.

  Правило прецедента нуждается в детализации, поскольку степень обязательности прецедентов зависит от места в судебной иерархии суда, рассматривающего данное дело, и суда, чье решение может стать при этом прецедентом. При нынешней организации судебной системы, ситуация выглядит следующим образом. Решения высшей инстанции - Палаты лордов - обязательны для всех других судов;  Апелляционный суд, состоящий из двух отделений (гражданского и уголовного)

обязан соблюдать прецеденты Палаты лордов и свои собственные, а его решения обязательны для всех нижестоящих судов;

Высокий суд (все его отделения, в том числе и апелляционные) связан

прецедентами обеих вышестоящих инстанций, его решения обязательны для всех нижестоящих инстанций, но, не будучи строго обязательны, влияют на

рассмотрение дел в отделениях Высокого суда;

 Окружные и магистральные суды обязаны следовать прецедентам всех вышестоящих инстанций, а их собственные решения прецедентов не создают.

Не считаются прецедентами и решения Суда короны, созданного в 1971 г. Для рассмотрения особо тяжких уголовных преступлений.

Правило прецедента традиционно рассматривалось в Англии как «жесткое». В, отличии, например, от США, судебная инстанция не могла отказываться от созданного ранее прецедента, который мог быть изменен только вышестоящей инстанцией или парламентским актом. Даже высшая судебная инстанция - Палата лордов - до середины 60-х годов, считалась связанной своими собственными прежними решениями, что в конечном итоге создавало иногда тупиковую ситуацию. В 1966г. Палата лордов отказалась в отношении себя от этого принципа.

 Представление о том, что правило прецедента сковывает судью, также во многом обманчиво. Поскольку полное совпадение обстоятельств разных дел бывает не так уж часто, то усмотрением судьи решается, признать обстоятельства сходными или нет, от чего зависит применение той или иной прецедентной нормы. Судья может найти аналогию обстоятельств и тогда, когда на первый взгляд они не совпадают. Наконец, он вообще может не найти ни какого сходства обстоятельств и тогда - если вопрос не регламентирован нормами статутного права - судья сам создает

правовую норму, становится как бы законодателем. Ежегодно английский

парламент издает до 80 законов. За многовековую деятельность законодательного органа общее число принятых им актов занимает около 50 увесистых томов. Закон формировался под воздействием требований судебной практики, которая диктовала определенную структуру, характер изложения норм. Отсюда казуистический стиль законодательной техники.

Здесь также следует отметить, что Англия - одно из немногих государств,

которое не имеет писаной конституции. Ее заменяют акты парламента – старейшего в мире (существует более 700 лет). Рост числа законов обострил проблему систематизации. Английская правовая система - традиционный представитель правовых систем, определяемых как «некодефицированные». Здесь до сих пор речь идет лишь о  систематизации путем  консолидации   -  процесса  соединения законодательных положений по одному вопросу в единый акт. Рост писаного права в современный период происходит не только с помощью статутов, но в значительной мере, путем

подзаконного нормотворчества.

  В Великобритании, в отличие от романо-германских правовых систем,

исполнительные органы были изначально лишены полномочий принимать акты «во исполнения закона». Для того, чтобы создать подобный акт, исполнительный орган должен быть наделен соответствующим полномочием, которое ему делегирует парламент. Поэтому нормотворчество исполнительных органов в Англии именуется делегированным.

Пожалуй, ни в одной стране проблема соотношения закона и судебной практики не приобретала такого специфического характера, как в Англии. На первый взгляд эта проблема решается просто: действуют правила, согласно которым закон может отменять прецедент, а при коллизии закона и прецедента, приоритет отдается первому. Однако действительность во многом сложнее, ибо огромна роль судебного толкования закона, правила, согласно которому, правоприменительный орган связан не только самим текстом закона, но и тем его толкованием, которое дано ему в предшествующих  судебных  решениях,  именуемых «прецедентами толкования».

  Законодательство, как источник права, находится в менее выгодном положении в том смысле, что акт парламента требует судейских толкований, которые сами становятся судебными прецедентами. Поэтому было бы упрощением, относиться к парламентскому законодательству как к источнику права, стоящему выше прецедента. Несмотря на это, в последние десятилетия английское законодательство приобретает все более систематизированный характер. В 1965г. была создана Правовая комиссия для Англии, которой поручено готовить проекты крупных консолидированных законодательных актов в различных отраслях права, с

тем, чтобы в перспективе «провести реформу всего права Англии вплоть до его кодефикации». Параллельно с ней действуют комитеты по пересмотру гражданского и уголовного законодательства, а также различные королевские комиссии, которым поручается подготовка отчетов о состоянии законодательства по определенному вопросу и вынесение предложений по его совершенствованию. В результате осуществления ряда весьма последовательных реформ, крупными консолидированными актами ныне регулируется подавляющее большинство правовых институтов, хотя до сих пор ни одна отрасль английского права не кодефицированна полностью.

В заключение по английской системе хотелось бы отметить, что в Англии суд наделен широкими возможностями усмотрения в отношении статутного права. Эти возможности еще более возрастают, если от законодательной части статутного права, обратиться к его подзаконной части. Что касается делегированного законодательства то, как отмечалось выше, суд официально имеет право отмены, признав акт ultru vires. В отношении остальных исполнительных актов, суд может отменять их и, не обращаясь к доктрине ultru vires по самым различным основаниям.

    Особенности правовой системы США.

Английские поселенцы, обосновавшиеся на территории США, принесли с собой и английское право. Начиная с 1607г. - даты образования первой колонии - оно считалось единственным действующим правом; обычай и традиции местного вытесняемого населения игнорировались как нечто нецивилизованное и враждебное. Однако, английское право претерпело в колониях (всего их было 13) известное изменение.

 Это было обусловлено тем, что социально-экономические условия и порядки в колониях были свободны от феодальных наслоений, существенно отличались от ситуации в метрополии. Потребность в регламентации новых отношений складывавшихся колониях при отсутствии централизованной судебной власти, способствовала утверждению идеи о необходимости писаного кодифицированного права. По тем же основаниям - специфика общественных отношений – английское право применялось с оговоркой «в той мере, в какой его нормы соответствуют условиям колоний».

 Американская революция выдвинула на первый план идею самостоятельного национального американского права, порывающего со своим «английским прошлым».

 Принятие писаной федеральной конституции в 1787г., и конституций штатов,

вошедших в состав США - был первым и важным шагом на этом пути. Предполагался полный отказ от английского права, а вместе с ним от правила прецедента и других характерных черт «общего права». В ряде штатов были приняты уголовные, уголовно-процессуальные и гражданско-процессуальные кодексы, были запрещены ссылки на английские судебные решения, вынесенные до провозглашения независимости. Однако перехода американской правовой системы в романно - германскую правовую семью не произошло. Лишь некоторые штаты, бывшие ранее французскими или испанскими колониями (Луизиана, Калифорния) приняли кодексы романского типа, которые, однако, в дальнейшем постепенно оказались, как бы поглощены «общим правом». В целом же в США сложилась система, сходная с английской: прецедентное право во взаимодействии с законодательством.

  В Англии и США одна и та же общая концепция права; в обеих странах существует в общем одно и то же деление права, используются одни и те же понятия и трактовка нормы права. Для американского юриста, как и для английского, право - это, прежде всего, право судебной практики; нормы, выработанные законодателем.   По-настоящему   входят   в   систему американского права лишь после того, как они будут неоднократно применены и истолкованы судами, когда можно будет ссылаться не на сами нормы, а на судебные решения, их применившие.

Право США, следовательно, в целом имеет структуру, аналогичную структуре «общего права». Однако только в целом: стоит приступить к рассмотрению той или иной проблемы, как выявляются многочисленные структурные различия между американским и английским правом, многие из которых действительно существенные и не могут сбрасываться со счетов.

Одно из таких различий, причем весьма существенное, связано с федеральной структурой США. Штаты, входящие в состав США, наделены весьма широкой компетенцией, в пределах которой они создают свое законодательство и свою систему прецедентного права. В этой связи можно сказать, что в США существует 51 система права- 50 в штатах и одна федеральная. Суды каждого штата осуществляют свою юрисдикцию независимо один от другого, и поэтому совершенно не обязательно, что решениям, принятым в судах одного штата, будут следовать суды других штатов. Как не сильна тенденция к единообразию судебной практики, тем не менее, не редки случаи, когда суды разных штатов принимают по аналогичным делам не сходные, а иногда и прямо

противоположные решения. Это создает коллизии, которые усугубляют возможность расхождения решений судов штатов (рассматривающих подавляющее большинство дел) и федеральных судов, которым подведомственны определенные категории дел.

Ежегодно в США публикуются свыше 300 томов судебной практики и, несмотря на широкое использование современной компьютерной техники, поиск прецедентов продолжает оставаться нелегким делом. Не меньше, а, пожалуй, даже больше чем суды, различий и расхождений в право

страны вносит законодательство штатов. Так, в одном установлен режим общности имущества супругов, а в другом - раздельности; различны основания развода; меры уголовного наказания за одно и тоже деяние и т.д. Все это делает правовую систему США еще более сложной и запутанной, чем английская.

  Еще одно отличие американского права от английского - это несколько иное, более свободное действие правила прецедента. Высшие судебные инстанции штатов и Верховный Суд США никогда не были связаны своими собственными прецедентами. Отсюда их большая свобода и маневренность в процессе приспособления права к изменяющимся условиям общественной жизни. Это более свободное обращение с прецедентом приобретает особое значение в свете правомочий американских судов (неизвестного английским судам) осуществлять контроль над конституционностью законов. Верховный Суд штата и Верховный Суд США могут таким образом отказаться от прецедента конституционного толкования. Право конституционного контроля, особенно активно используемое Верховным Судом,

подчеркивает роль судебной власти в американской системе правления.

Большие возможности судебного воздействия на законодательство не отменяют того факта, что законодательство в правовой системе США имеет больший удельный вес и более значимо, чем статутное право в Англии. Это связано, прежде всего, с наличием писаной конституции, а точнее целой системы конституций: федеральной, существующей уже двести лет и играющей значительную роль, и разных по возрасту конституций штатов. Но дело не только в наличии конституций. Как уже отмечалось выше, штатам представлена достаточно широкая законодательная компетенция и они активно пользуются ею. Отсюда значительный по масштабам массив законодательства - статусного права на штатном уровне.

  Централизация, которой характеризуется развитие американской федерации, усиление  государственного  вмешательства в  условиях государственно - монополистического капитализма привели и значительному увеличению объема федерального законодательства, а также к росту нормотворчества высших звеньев исполнительной власти: президента, федеральных служб и т.д. В статутном праве США встречается и немало кодексов, которых не знает английское право. В нескольких штатах действуют гражданские кодексы, в 25 штатах - гражданско-процессуальные, во всех штатах - уголовные, в некоторых - уголовно-процессуальные. Но за исключением штатов французского происхождения, упоминавшихся выше, во всех остальных кодексы отнюдь не напоминают европейские. В кодексах видят плод консолидации, более или менее удачной, а не основу для выработки и развития нового права, как в странах романо - германской семьи. Презюмируется, что законодатель хотел воспроизвести в кодексе прежние нормы, созданные судебной практикой.

  Особой формой кодефикации в США стало создание так называемых единообразных законов и кодексов, цель которых установить возможное единство в тех сторонах права, где это особенно необходимо. Подготовку проектов таких законов и кодексов осуществляет Общенациональная комиссия представителей всех штатов совместно с Американским институтом права и Американской Ассоциацией адвокатов. Для того, чтобы проект стал законом, он должен быть принят в качестве такого штатами.

Среди таких кодексов первым и наиболее известным является Единообразный торговый кодекс, который был официально одобрен в 1962 г. В нем 10 разделов и 400 статей. Он не охватывает все торговое право, но то, что вошло в него, регламентировано достаточно детально, особенно нормы о продаже товаров, об оборотных документах, обеспечении сделок. Не трудно понять, почему в первую очередь обратились к унифицированной кодефикации торгового права. Интересы бизнеса, "делового мира" страны предопределили как основное направление унификации частного права, так и содержание кодекса. Его не случайно называют «кодексом банкиров».

Не следует забывать, что в США, как и в Англии применение закона зависит от судебных прецедентов его толкования, и нет гарантий, что единообразные законы или кодексы не следует смешивать с частными систематизациями прецедентного права и прежде всего многотомным изданием of the Law».

  1.  Иные правовые семьи, их характеристика

1.Первая правовая семья, которую я бы хотел более подробно описать, это религиозная правовая семья. В своём чистом виде религиозное право действует только на территории Ватикана (и то с небольшими оговорками). Религиозное право является одной из правовых систем, которое действует наряду с другими в государствах с так называемыми смешанными правовыми системами.

 Наиболее развитыми религиозно-правовыми системами являются мусульманское право, еврейское право, индусское право, христианское право, состоящее из канонического и церковного права.

Христианское право делится на две большие ветви: каноническое (католическое) право и церковное право. Они действуют в западных странах, однако сфера их действия очень ограничена, так как церковь в таких странах отделена от государства. Правила в основном распространяются только на служителей церкви, а также регулируют очень ограниченный круг вопросов личного статуса, например, брак и венчание, погребение, ведение метрических записей.

Мусульманское право (Шариат) действует в странах Африки и Азии, а также частично в государствах Индийского и Тихого океанов. Оно зародилось в VI веке на аравийском полуострове в результате деятельности пророка Мухаммеда и ведёт своё летоисчисление с 622 года. Мусульманское право распадается на две огромных ветви: суннитскую и шиитскую. В качестве важнейших форм (источников) мусульманского права выступают: Коран — священная книга ислама, Сунна — традиции, связанные с посланцем Бога, Иджма — «единое соглашение мусульманского общества» и Кияс — суждение по аналогии.

Страны, где одной из правовых систем является мусульманское право, принадлежат к странам со смешанными правовыми системами. При этом стран, где действует мусульманское право в чистом виде - не существует, даже в Саудовской Аравии действуют, хоть и фрагментарно признаки других правовых систем. В разных странах мусульманское право действует с очень разной интенсивностью — от ярко консервативного в странах Аравийского полуострова, до либерального в Турции. В любом случае во всех этих странах мусульманское право выступает так или иначе правовым источником.

Индуистское право возникло в Древней Индии, первоисточники которого восходят к Хараппской цивилизации. Действует на территории ряда штатов и общин современной Индии и в ряде сопредельных государств Юго-Восточной Азии. Индуистское право имеет очень сложную структуру и иерархию источников.

Иудейское (еврейское) право возникло около XV века до н. э.. В иудаизме источниками права выступают Письменная Тора (Танах) и Устный Закон, зафиксированный в Мишне и Талмуде. Еврейское право послужило для укрепления еврейских общин и создания древнего еврейского государства. На сегодняшний день еврейское право действует только в Израиле, а также ряде еврейских общин по всему миру, и очень ограниченно, так как Израиль — светское государство.

Буддийское право возникло в Индии в VI веке до н. э. в результате учения Будды. На сегодняшний день распространено в Индии и ряде сопредельных стран Юго-Восточной Азии, а также в нескольких странах Дальнего Востока. Буддийское право не существует в чистом виде, оно закреплено в национальных правовых системах некоторых стран в форме некой традиции, и в каждой стране она имеет свои особенности. Верховным наставником для буддистов является Далай-Лама, ныне проживающий в изгнании в Индии.

Синтоистское право действует фрагментарно в одной стране — Японии. Зачастую сложно выявить его сферу действия, так как в Японии действует и буддизм, постоянно конкурирующий с синтоизмом. Япония к тому же является светским государством. Однако и буддизм и синтоизм оказали влияние на развитие её правовой системы.

Зороастризм является одной из древнейших религий, приверженцы которой живут преимущественно в Индии и Иране. Предписания этой религии на сегодня соблюдаются в общинах, исповедующих её, и касаются, прежде всего, права личного статуса (рождение, брак, завещание).

2.Социалистическая. После Второй мировой войны была воспринята другими странами, избравшими социалистический путь развития. Хотя Социалистическое право несет на себе многие черты континентальной системы права, включая сходные процессуальные начала и правовую методологию. Оно отличается от других правовых систем господством государственной собственности на средства производства, особой системой политического устройства с доминированием коммунистической партии, отрицанием разницы между публичным правом и частным правом, а также концепцией как силы, способствующей построению коммунистического общества.

Примечательно, что Карл Маркс и Владимир Ильич Ленин, обосновывая необходимость права в первой фазе коммунизма в связи с особенностями распределительных экономических отношений, говорили о праве производителя, пропорциональном доставляемому им труду, и, следовательно, придавали этому явлению глубокий экономический, непосредственно-социальный смысл; они имели здесь в виду и юридическую сторону данного социального явления. Право производителя, писал К. Маркс, "по своему содержанию есть право неравенства, как всякое право. По своей природе право может состоять лишь в применении равной меры". "Не впадая в утопизм, – отмечал В.И. Ленин,– нельзя думать, что, свергнув капитализм, люди сразу научаются работать на общество без всяких норм права".

Революционные непосредственно-социальные права трудящихся (в глубоком социальном смысле) прямо выражают объективные закономерности общественного развития. Основанная на них власть трудящихся, выступающая в условиях острой классовой борьбы в качестве диктатуры пролетариата, является властью, не ограниченной законом. По мысли В.И. Ленина, в обстановке острой, непримиримой классовой борьбы на первый план выступают решительные революционные действия, которые не всегда могут получить юридическое оформление. Вот почему В.И. Ленин призывал к решительной борьбе за строжайшую законность, "ничуть не забывая границ законности в революции».

Революционные непосредственно-социальные права получают также адекватное выражение в юридической форме. Важно, однако, при этом учитывать, что свойства и регулятивные качества права как особого юридического феномена таковы, что они в основном приспособлены для обеспечения стабильного, формализованного, нормального порядка в общественной жизни, дающего и гарантирующего его участникам простор для высокой социальной активности. Поэтому значение права как юридического явления возрастает в революции по мере упрочения власти трудящихся, необходимости решения на стабильной, постоянной основе экономических, политических, организационных и иных задач. В.И. Ленин связывал требование большей революционной законности с условиями мирного социалистического строительства. Он писал: "Понятно, что если бы мы в обстановке военного наступления, когда хватали за горло Советскую власть, эту задачу себе поставили во главу, мы были бы педантами, мы играли бы в революцию, но революции не делали бы".

  1.  ПРАВОВАЯ СИСТЕМА НАШЕГО ГОСУДАРСТВА, ЕЁ АКТУАЛЬНОСТЬ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЕ.

          3.1 Описание правовой семьи, применяемой в Беларуси

 Правовая система Республики Беларусь исторически формировалась в условиях правовой культуры континентальной Европы. Она относится к так называемой семье романо-германского права, которая характеризуется довольно четкой структурированностью самого права, делением его на отрасли и институты. Основным источником права в Республике Беларусь, как и в других странах, где утвердилась романо-германская правовая система, являются нормативные правовые акты. Высшей юридической силой среди актов законодательства обладает Конституция Республики Беларусь. В качестве источников права выступают также нормативные договоры и в ограниченной мере – правовые обычаи.

 В связи с развитием международных связей Республики Беларусь все большее значение для национальной правовой системы страны приобретает международное право. В статье 8 Конституции Республики Беларусь признается приоритет общепризнанных принципов международного права, предусматривается соответствие им национального законодательства. В Законе Республики Беларусь от 10 января 2000 года «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» (статья 20) и в Законе Республики Беларусь от 23 июля 2008 года «О международных договорах Республики Беларусь» (статья 19) установлено, что нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего в стране законодательства.

 Определяющую роль в правовой системе страны (в отношении правосознания, юридической практики, правовой науки, правовой культуры и др.) играет система права, представляющая собой объективно обусловленную характером общественных отношений внутреннюю организацию (структуру) права, которая выражается в единстве и согласованности взаимосвязанных правовых норм, их делении на отрасли (подотрасли) и институты.

            

     3.2  История применения данной правовой семьи в Беларуси

С провозглашением государственной независимости и принятием

Конституции Республики Беларусь 1994 года начался новый этап в развитии

национальной правовой системы. Одним из главных направлений развития

права в постсоветских государствах стало отторжение социалистического права (которое по ряду формальных критериев было сходно с романо-германским правом) и сближение с другими правовыми семьями. Что касается Беларуси, то эта особенность проявилась в формировании национальной правовой системы близкой не только по внешней форме, но и по содержанию с романо-германской правовой семьей. Таким образом, в международно-правовом плане стремление Беларуси в «общее европейское правовое пространство» стало одним их основных условий развития национального права. Вместе с тем следует признать, что в становлении и развитии современной правовой системы Республики Беларусь прослеживаются противоречивые тенденции. С одной стороны, в белорусском праве появились принципы, нормы, институты, отрасли и соответственно кодифицированные акты, которые ранее считались

исключительным свойством буржуазного права (например, Банковский кодекс, Инвестиционный кодекс и т.д.). Кроме того, отрасли права стали

разграничивать на частные и публичные, что характерно для континентальной правовой системы. Частное право, как совокупность отраслей права, которые регулируют отношения, обеспечивающие частные интересы, независимость и инициативу индивидуальных собственников в их имущественной деятельности и в личных отношениях, появилось благодаря юридическому закреплению многообразия форм собственности, и прежде всего частной; созданию юридических основ свободного и развитию рыночных отношений. В сфере публичного права, регулирующего и охраняющего общие интересы, конституционно были закреплены такие основополагающие признаки демократического правового государства, как принцип разделения властей, признание приоритета прав и свобод граждан, принцип верховенства права, введение судебного конституционного контроля и др. Все это явилось результатом «победы» определенных «доктрин». Вместе с тем, с другой стороны, в силу ряда объективных и субъективных причин сближение с романо-германской правовой семьей носит сложный характер. Понимание правового государства в западном праве и в романо-германской правовой семье, в частности измеряется такими критериями, как

политический плюрализм, последовательное разделение властей,

конституционализм, примат закона парламента над указами президента

(superiority of statutory law), свобода предпринимательства и договорных

отношений, минимальное вмешательство государства в рыночные отношения.

 Действующее белорусское законодательство подчас не в полной мере отвечает указанным критериям. Следует также отметить, что современное белорусское право продолжает придерживаться позитивистской теории права. Так, согласно статье 1 Закона о нормативных правовых актах Республики Беларусь под правом понимается система общеобязательных правил поведения, устанавливаемых (санкционируемых) и обеспечиваемых государством в целях регулирования общественных отношений.

 Учет зарубежного юридического опыта и сближение белорусской

национальной правовой системы с романо-германской правовой семьей не

тождественны рецепции права, однолинейному восприятию зарубежных

правовых моделей. Они итог развития белорусского права в результате

действия многих факторов, обусловливающих этот процесс в конкретных

исторических условиях Беларуси. Отсюда, в частности, возможность различной трактовки даже одноименных правовых институтов, отторжение практикой моделей, разработанных отечественным законодателем на основе зарубежного опыта. При этом автор разделяет позицию О.С. Звонаревой, что «центрально- и восточноевропейские народы и государства находятся в межцивилизационном (между западной и российской цивилизациями) пограничье» [25].

  1.  Особенности правоприменения

 Разумеется, белорусская правовая система должна идти своим путем,

обладать определенными специфическими чертами, но при этом не следует

избегать ориентира на международно-правовые и передовые зарубежные

юридические стандарты, в частности романо-германской правовой семьи,

поскольку последняя дает Беларуси не только исторически-оправданный и

упрочившийся выбор юридических конструкций (правопонимание, система и

источники права, правоприменение), но и другие преимущества, вытекающие

из признания приоритета общепризнанных принципов международного права и обеспечения соответствия им действующего законодательства (статья 8 Конституции Республики Беларусь). Все эти аргументы свидетельствуют о том, что романо-германская правовая семья в настоящее время и в будущем в основном остается правильным для Беларуси ориентиром.

 Это относится к источникам права и их иерархии. В Республике Беларусь

юридическая наука играет большую роль для развития правовой практики,

совершенствования законодательства, правильного толкования положений

конкретного нормативно-правового акта, но официальным источником права не признается. К сожалению, никогда судебные и административные акты не

используют ссылки на труды ученых-правоведов, хотя при принятии решения нередко руководствуются комментариями. Безусловно, отрицать «юридическую доктрину» как источник белорусского права бессмысленно. Роль правовой доктрины как источника права проявляется в том, что она создает понятия и конструкции, которыми пользуются как правотворческие, так и правоприменительные органы. Например, статья 1 упоминавшегося Закона о нормативных правовых актах Республики Беларусь раскрывает содержание основных терминов и понятий, применяемых в нормотворческой деятельности. Именно юридическая наука вырабатывает приемы и методы установления, толкования и реализации права. К тому же сами правоустанавливающие органы иногда в названии акта употребляют понятия синонимичные «юридической доктрине» (например, Указ Президента Республики Беларусь «О концепции совершенствования законодательства Республики Беларусь» от 10 апреля 2002 г.).  В принципе, сами творцы права не могут быть свободны от влияния «правовых доктрин»: более или менее осознанно, но правоустановителю (особенно законодателю) приходится становиться на сторону той или иной юридической концепции (теории, доктрины) и воспринимать ее предложения и рекомендации. Таким образом, как и в романо-германской правовой семье, «юридическая доктрина» является источником белорусского права и находит свое отражение в конкретных формах (законах, декретах, указах,

постановлениях и т.д.) [25].

                                      ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 В своей курсовой работе я рассмотрел основные правовые черты основных правовых систем современного мира. В заключение хотелось бы отметить, что, наверное, не существует идеальной правовой модели, которая

одинаково подходила бы для всех стран. Много плюсов можно отметить у романо-германской правовой системы. Правовые нормы четко

кодифицированы. Правоприменителю не составляет труда найти ту или иную норму. Но с другой стороны,  доктрина, выражающая тождество права и закона, может сыграть и отрицательную роль. Так было в 30 годы в

Германии и ряде других стран, когда к власти пришел тоталитарный режим, и, изменив законы, поставил закон  над правом.

 У прецедентного права преимущество в том, что оно ближе к практике, но с другой стороны очень затруднен поиск прецедентов при реализации норм права.

 В последнее время, в результате развития международного права, торговых и экономических связей между странами наблюдается тенденция к сближению правовых систем различных стран. Так в странах "общего права"

все большее значение приобретает кодификация, а в странах континентального права наоборот судебный прецедент.

Также не трудно увидеть, что даже принадлежность стран к одной и той же крупной правовой семье, отнюдь не исключает существенных различий между национальными правовыми системами этих стран.

         СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1.  Bogdan M. Comparative Law. Kluwer, 1994.  P.82. ;
  2.  См.: Синюков В.Н. Российская правовая система. Введение в общую теорию. Саратов, 1994. С. 166. ;
  3.  Cruz P. A Modern Approach to Comparative Law. Boston, 1993. P 28.
  4.  Википедия - свободная энциклопедия [Электронный ресурс] / Режим доступа: https://ru.wikipedia.org  - дата доступа: 02.03.2015.
  5.  Алексеев С. С. Право и правовая система // Правоведение. — 1980. — № 1. С. 31.
  6.   Нерсесянц В. С. Сравнительное правоведение в системе юриспруденции // Государство и право. — М.: Наука, 2001. — № 6. — С. 6.
  7.  Тихомиров Ю. А. Закон и формирование гражданского общества // Советское государство и право. — 1990. — № 8. — С. 24.
  8.  Тихомиров Ю. А. Правовая сфера общества и правовая система // Журнал российского права. — 1998. — № 4-5. С 8.
  9.  Теория государства и права / Под ред. Г. Н. Манова. — М.: БЕК, 1996. — С. 180.
  10.  Гаврилов В. В. Понятие национальной и международной правовых систем // Журнал Российского права. — 2004. — № 11. С. 98-112.
  11.  Тихомиров Ю. А. Правовая система развитого социалистического общества // Советское государство и право. — 1979, — № 7. — С. 33.
  12.  Тихомиров Ю. А. Публичное право: Учебник. М.: БЕК, 1995. — С. 211—212.
  13.  Тихомиров Ю. А. Правовая сфера общества и правовая система // Журнал российского права. — 1998. — № 4-5. — С. 8.
  14.   Егоров С. Н. Аксиоматические основы теории права. СПб.: Лексикон, 2001. — С. 180
  15.  Алексеев С. С. Право: азбука — теория — философия: Опыт комплексного исследования. — М.: Статут, 1999. — С. 47.
  16.  Матузов Н. И. Правовая система развитого социалистического общества // Советское государство и право. — 1983. — № 1. — С.18-19.
  17.   Матузов Н. И., Малько А. В. Теория государств и права: Учебник. / 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2009. — С. 174.
  18.  Карбонье Ж. Юридическая социология / пер. и вступ. статья В. А. Туманова. — М.: Прогресс, 1986. — С. 177.
  19.  Юридическая энциклопедия. / Изд. 6-е, доп. и перераб. / Под. ред. М. Ю. Тихомирова. — М.: Изд. Тихомирова М. Ю., 2008. — С. 733.
  20.  Рене Давид Основные правовые системы современности. — М., 2009. ;
  21.  Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988. С. 39-48.;
  22.  Zweigerdt К., Ko'pch H. Introduction to Comparative Law. Vol. 1, Tlibingem, etc., 1977. P. 25-40. ;
  23.  Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы сосвременности = Les grands systèmes de droit contemporains / Пер. с фр. В.А. Туманова. — (оригинал - 11 édition, 2002). — М.: Международные отношения, 2009. — 456 с. — ISBN 978-5-7133-1340-1.
  24.  Рене Давид Основные правовые системы современности. — М.: Международные отношения, 2009.
  25.  Дубовицкий, В.Н. Доктрина как источник права в романо-германской правовой семье / В.Н.Дубовицкий // Веснік Гродзенскага дзяржаўнага універсітэта імя Янкі Купалы. Серыя 4.

Правазнаўства. – 2008. – № 4 (75). – С. 10-15.   


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

53303. Національно-визвольна війна українського народу проти Речі Посполитої середини ХVІІ ст 64.5 KB
  Нагадую правила гри: за кожне порушення дисципліни викрики підказку журі має право зняти з команди від 2 до 5 балів. Кому розпочинати гру визначається за допомогою жеребкування Отже у нас все готове до початку КВК залишилось побажати тільки успіхів учасникам гри і оголосити склад журі. Оголошується склад журі Змагання сьогоднішнє я відкриваю 1 щиро усіх вас вітаю. Команда Ерудити Любить КВК наш дружний клас І оголосить засідання зараз Ось болільники а ось журі.
53304. Украинско-московский межгосударственный договор 1654 года. Продолжение Национально-освободительной войны 76.5 KB
  Цели: выяснить предпосылки и определить основные положения и значение украинско-московского договора 1654 года, а также дать историческую оценку событиям Национально-освободительной войны в 1654-1655 годах; развивать у учащихся жизненные умения и навыки: работать с историческими источниками и на основе их делать выводы и обобщения, давать оценку историческим событиям, высказывать свою точку зрения по отношению к ним...
53305. Україна в умовах десталінізації (1953 – 1964 рр.) 242.5 KB
  Назвіть події з історії України, які відбувалися після подій всесвітньої історії, визначених у першій колонці, але раніше, ніж події, визначені у третій колонці.
53306. НІКОПОЛЬЩИНА В РОКИ ДРУГОЇ СВІТОВОЇ ВІЙНИ 133 KB
  МЕТА: Проаналізувати події другої світової війни на Нікопольщині, удосконалювати навички самостійної роботи з додатковою літературою, картою, продовжити формувати вміння учнів, аналізувати, узагальнювати історичний матеріал, виховувати учнів у дусі патріотизму, гордості за бойові та ратні подвиги наших земляків.
53307. Порядок начисления и учета амортизации нематериальных активов 22.39 KB
  Амортизация – это процесс систематического, ежемесячного переноса стоимости на себестоимость продукции либо за счет собственных источников и накопление амортизационного фонда для замены изношенных экземпляров.
53308. Український національний рух на території Польщі (20-30-і рр. ХХ ст.) 85 KB
  Метод Припущення на основі запропонованих слів Учитель перераховує кілька слів із біографії Дмитра Донцова ідеолога право радикального руху. Учитель. Що далі Учитель. Учитель вислуховує пари із похвалою але не каже схожі вони чи ні на те що має бути почути.
53309. Україна в роки Другої світової війна (1939 -1945 рр.). Велика Вітчизняна війна (1941-1945 рр.) 131.5 KB
  Виховувати почуття гордості до історичного минулого України. Доповніть текст: Приєднання Західної України та Західної Білорусії до СРСР розпочалося після вступу Червоної армії на територію Польщі. Закон про включення Західної України до складу СРСР і возз’єднання її з Українською РСР було прийнято: а Верховними Радами СРСР та УРСР у листопаді 1939 р.; б Народними зборами Західної України у жовтні 1939 р.
53310. Московська держава 74.5 KB
  МЕТА: Ознайомити учнів із внутрішній та зовнішній політикою Івана IV. Вінчання Івана IV на царство. Судебник Івана IV. ТИП УРОКУ: комбінований СТРУКТУРА УРОКУ Організаційний момент Актуалізація Вивчення нового матеріалу ІванIV Грозний; Реформи царя Івана IV; Опричнина та її наслідки для розвитку Росії; Зовнішня політика Івана IV.
53311. Двомовне вивчення історії у 5 класі як засіб формування громадянської свідомості учнів 56.5 KB
  Методи та прийоми: інформаційно-повідомлюючий пояснювально-спонукальний частково пошуковий; бесіда колективна та самостійна робота з підручником атласом; практичне завдання в контурній карті; інтерактивні вправи дидактичні ігри. В низинах Дніпра за дніпровськими порогами пролягали безкрайні...