89562

Внешняя политика Франции в правление Людовика XIV

Курсовая

История и СИД

Франция - это одна из первенствующих стран западных держав, которая занимает 7 место среди всех стран мира – 4,7 совокупного ВВП, когда население составляет всего 1%. По размерам ее территорий (551 тыс. кв км.) с населением (57 мл чел.), Франция относится к числу самых крупнейших стран Европы.

Русский

2015-05-15

494.5 KB

3 чел.

Оглавление

Введение …………………………………………………………………..3-14

ГЛАВА I. Внутренняя политика Франции в период правления Людовика XIV

  1.  Стабилизация французского абсолютизма………………………….14-
    1.  Экономическая политика Франции в 1638 – 1715 гг.
    2.  Религиозная политика во Франции

ГЛАВА II. Внешняя политика Франции в правление Людовика XIV

2.1  Эпоха французской дипломатии. Деволюционная война

2.2  Война за испанское наследство

2.3  Война Франции с Аугсбургской Лигой

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЕ

Введение

Актуальность темы исследования.  

Проблема первенства одной страны перед другой в мировой или региональной политической системе, совокупность показателей, которые позволят добиться данного положения, признание данной преобладающей роли другими государствами можно отнести к числу главенствующих в разнообразных направлениях гуманитарного знания: политологии, истории, философии, а также  социологии.

  Часто о Франции говорят, как об эталоне  государства-нации очень редчайшей  в нашем  мире географической и исторической законченности, когда три основных, определяющих внешнее состояние страны, - народ, территория и государство – образуют одно целое.1 Личность Людовика XIV, в период правления которого Франция захватила первенствующее  положение в европейской политике, разумеется, становится хрестоматийной. Его персоне, разнообразным аспектам внешней и внутренней политики его правления посвящается многочисленное число популярной и научной литературы, в основном это французская литература, но также и другая  зарубежная, в основном - англоязычная. Определенное отражение данный процесс нашел и в отечественной исторической литературе, по объему оно несравнимо с зарубежной историографией. Но ни в зарубежной литературе, ни в отечественной отсутствуют работы, специально посвященные систематическому освещению направлений достижения лидерства  политического характера Франции во второй половины XVII века в Европе.2 

Актуальность темы исследования связана с выявленным интересом современной исторической науки к проблемам связанным с глобализацией, политическим преобладанием, национальным интересом, абсолютным суверенитетом; наибольшая часть этих проблем относится к европейской политики исследуемого периода.

Проблема глобализации, еще не названная и не осмысленная, начинает явственно проступать в политических реалиях XVII века совместно с главенствующим местом Европы в мировой политике и проблемой политического лидерства в самой Европе.3 

  Франция - это одна из первенствующих стран западных держав, которая занимает 7 место среди всех стран мира – 4,7 совокупного ВВП, когда  население составляет всего 1%. По размерам ее территорий (551 тыс. кв км.) с населением (57 мл чел.), Франция относится к числу самых крупнейших стран Европы. Только уступает ФРГ по уровню экономического развития и ряду малых стран (Норверия, Дания, Швейцария и др.). На долю Франции приходится – 17% промышленного и 20% сельскохозяйственного производства Западной Европы. XVII век характерен, как период могущества французской монархии и экстравагантности страны.4

Король Людовик XIV утвердил  свое могущество среди местных князей и лордов, где вершил суд в Версале во дворце. Суть его цели заключается в следующем: удержать свою власть над местными лордами и князьями, при этом не подорвать свою личную власть; Безумство Людовика XIV, бесконечные огромные вложения во внешние войны, ослабляющие правительство, привели Францию к финансовому и экономическому кризису.5  

Историография проблемы.

Осознание положения  Франции в политической системе государств Европы, способов, путей, а также способов достижения ее лидирующего положения в исследуемый период, положения Людовика XIV в данном процессе, рокового воздействия надменной внешней политики положение дел внутри государства зародилось уже при жизни Людовика XIV и существует и по сей день. 6

 Особый интерес к данным проблемам проявился уже в знаменитом  мемуарном наследии и источниках того периода. Личность Короля-Солнца и период его царствования всегда привлекали исследователей, впоследствии чего историография, которая была посвящена  анализу многих аспектов его правления, достигла громадных размеров. Исследование и изучение общей историографии правления Людовика XIV неизбежно было бы для оформления и написания многих монографий научного характера и в прямом смысле данного слова не есть главная задача данной работы.7 Из-за этого стоит ограничить данную работу кратким анализом конкретно самых ярких и важных для открытия темы трудов исторического характера, в основном касающихся и внутренней и внешней  политики Людовика XIV в исследуемое время в разнообразных ее проявлениях.

Самой первой попыткой написать о Франции во времена царствования Людовика XIV неизбежно признание труда Вольтера «Век Людовика XIV», данное название работы, именно подчеркивает важность царствования Короля-Солнца, как  для Франции, так и для Европы в целом. Основная часть данного труда посвящается анализу внутренней и внешней политики Франции: описанию дипломатических акций и войн. В своей работе Вольтер опирался на огромное число исторических источников. Вольтер описал границы направления политики Франции, состояние армии и флота,  уделил особое внимание эпохе правления Людовика XIV и его предшественников.8 «От Франциска I политика французских королей заключалась в сохранении дружбы с турецкими султанами не для одних торговых выгод, но чтобы помешать набирающий военную мощь Австрии... Для собственной выгоды Франция требовала, чтобы турки постоянно тревожили Венгрию, а не захватывали...».9 В своей работе Вольтер признал триумф внешней политики, достигнутый  королем, он написал о результатах  Голландской войны: «В это время император был на вершине своей славы. Завоевывающий победы с самых истоков своего царствования: всевозможная осада, спланированная им, постоянно завершалась капитуляцией города; имеющий значительное превосходство над своим врагом во всем, обращавший в ужас всю Европу в течение шести лет и ставший позднее ее успокоителем и вершителем судеб, присоединивший к своему королевству Франш-Конте, Дюнкерк и часть Фландрии; становится счастливым королем своего народа, который считается образцом для других народов». 10 О достигнутом политическом положении, Вольтер просто восхищался, но тем не менее считал, что  основной критерий исторического величия Франции - это развитие культуры. По мнению Вольтера, как раз в самом правлении Короля-Солнца культура Франции добилась небывалых высот, они и знаменуют этапы и периоды наибольшей славы европейской цивилизации. Французский мыслитель считал, что подобного рода успехи были достигнуты лишь в Афинах, времен Перикла, в Италии эпохи Ренессанса и в Риме в эпоху императора Августа.

Впоследствии волна  интереса к этой эпохе приходится  на время Наполеона, он стремился завоевать Европу, и брал за образец исторический пример Людовика XIV. 1806 год – характерен  тем, что в этот период существовало два издания мемуаров Людовика XIV. Одно издание, которое состояло из 6 томов, которое было подготовлено  Грувелем, отличалось особенной серьезностью, подробностью и обстоятельностью.11

Труд Ф. Минье - значительный шаг далеко в будущее при исследовании внешней политики Франции. Конечная цель изучения источников и документов, касающихся изучаемой эпохи,  становится четырехтомный труд «Переговоры об испанском наследстве в эпоху Людовика XIV. Впоследствии в научный оборот вводятся многочисленные до этого малоизвестные документы, которые касаются не только эпохи царствования Короля-Солнца, но и его предшественников12 - первых министров Франции Мазарини и Ришелье " – это все благодаря Ф. Минье. Основной тезис Минье, согласно которому – основная цель политики Людовика XIV это обладание «испанским наследством», данный труд в настоящее время имеет важнейшую драгоценность для историков, исследующих правление Людовика XIV, в первую очередь, из-за изданных источников, однако данный тезис не нашел своего признания среди современных исследователей. Но, необходимо подметить, что интерес Минье к «династическому» принципу, касающийся внешней политики, пусть и вынудил его немного преувеличить его роль, требует от современных исследователей наиболее тщательно посмотреть на поведение и мотивы государственных деятелей XVII столетия.13

В начале 30-е гг. XVIII в. было издано два многотомных исследования Ж. Б. Капефига «Франция при Людовике XIV, правительство и его дипломатические отношения с Европой» и «Ришелье, Мазарини, Фронда и правление Людовика XIV».  Эти труды не отличаются глубоким подходом к положению исследовательских проблем «великого» правления, но oни в своем содержании имеют  огромный фактический материал, который  позволяет  дать подробное описание многих событий данной эпохи.  Содержащаяся,  в данном труде фактология, позволила , будущим историкам в подробностях рассказать об отдельных сюжетах универсальной политической деятельности французской монархии этой эпохи.14

Абсолютно очевидно, что следующий период, который характерен  повышенным интересом к личности Людовика XIV во французской исторической науке, касается времени Второй империи. Как раз в данный период выходит в свет самое первое критическое издание его мемуаров.15

В эпоху - Третьей республики пoпытка объяснить цeли политики Франции былa предпринята известным историком А. Сорелем, в значительной мере, в силу озабоченности французoв вопросом Эльзаса и Лотарингии, отошедших к Германии в ходе франкo-прусской войны. «Основа французской внешней политики на протяжении многих столетий пребывало в  стремление достигнуть «естественных границ», символом которых на востоке была река Рейн, а на юге – Пиренеи» - утверждал Сорель. В данном понимании  Сорель критично смотрит на политику Людовика XIV. Это происходит потому, что принцип «государственного интереса» и принцип достижения «естественных границ», не находят в ней соответствующего воплощения, так как  Людовик XIV направил всю свою мощь для достижения успеха в войнах «величия».16 

Внешней политики Франции, посвящается подробное изучение и исследование  К. Руссе «История Франции, политическое и военное управление». Огромная источниковая база, является опорой  автора в  подробном исследовании преобразований, осуществляемые во Франции, и отводит большое внимание военно-политическому аспекту правления Людовика XIV.17 Позднее историк-исследователь Л. Андре в своем труде: «Мишель Ле Телье и организация королевской армии» проанализировал вклад Мишеля Ле Теллье в обновление и усовершенствование армии Франции. Здесь, в данном труде в-первый раз  было изложено, что основные реформы по  многие начинания по реформированию армии, затем позднее были отнесены к периоду правления сына Ле Теллье - Лувуа, однако они на самом деле являются не его заслугой, а достижением его отца.18 Собственно  инициативность и работа Ле Теллье, занимавшего пост секретаря по военным делам обеспечила триумф Лувуа, осуществившего цели отца. Средь исторических трудов, которые посвящаются изучению деятельности министров Людовика XIV, которые оказывали огромное влияние на государственную политику, нельзя не вспомнить книгу А. Корвизье; которая посвящена Лувуа, а еще книги, которые напрямую отражают деятельность Кольбера.

В период неудач Франции касающихся внешней политике конца XIX, появляются многочисленное количество работ, цель которых – напомнить об успехах Франции  в данной сфере, взять в пример конкретно личность Людовика XIV. Он смог добиться политического господства в Европе, полностью отодвинув в сторону  Габсбургов от главенствующего положения в европейских делах. К ним можно отнести: А. Легрелля, характеризующего в своих работах политику Людовика XIV, отвечавшую всем общественным предпочтениям Франции.

К концу XIX века ученые исследователи все больше стали  ссылаться к исследованию конкретных направлений внешней политики Короля-Солнце. Изучению сложных  отношений между Людовиком XIV и Святым престолом посвящены книга Ш. Жерена «Людовик XIV и Святой престол» и книга Э. Мишо «Людовик XIV и Иннокентий XI».19 И тот и другой  исследователь в целом критически осмысливают политику Людовика XIV относительно папства. Оживленная религиозная политика данного монарха, динамика его взаимоотношений со Святым Престолом открывала большие возможности для исторических изысканий по этой проблематике. Между наиболее важных работ следует назвать статьи и монографии французских историков Р. Даррико и П. Бле, а также американского исследователя П. Соннино.20

Одно из традиционных и первенствующих течений деятельности французской дипломатии является империя. Ее отношения с которой, огромное внимание было даровано, как предшественниками Людовика XIV, так и им самим. Это объясняется политической борьбой меж французским монархом и австрийскими Габсбургами и принуждало находить пути влияния на политику императора путем притягивания на свою сторону немецких князей и ликвидации имперских чинов, постоянно оказывающих помощь императорской власти Габсбургов. Одно из первых серьезных исследований «имперского» направления французской дипломатии стала Работа Б. Ауэрбаха «Французская дипломатия и саксонский двор (1648-1680)» - стала одним из первых важнейших исследований «имперского» направления французской дипломатии. В данной работе творец обращается  к одному из основных важнейших периодов во взаимоотношениях Франции с империей и, в частности, к отношениям с саксонским курфюрстом.21

В отечественной историографии было положено начало изучения конкретных эпизодов политики Франции в Германии, было начато с диссертации М.Г. Ивановой. Данная научная работа посвящена противоборству Франции с испанскими и австрийскими Габсбургами в промежутке  начиная от Вестфальского до Пиренейского мира (1648-1659). Основой данного исследования является исследование  источников дипломатического характера, а также переписка кардинала Мазарини. Она  открывает нам все причины и историю образования  Рейнской лиги, рассказывает об англо-французском сотрудничестве на момент заключения Пиренейского мира, а также о взаимоотношениях Франции и Швеции, касаясь лишь только приоритетных направлений внешней политики Франции в эпоху регентства Анны Австрийской.22

Следующая ступень изучения положения Франции в Европе связывается с научными трудами крупнейшего отечественного историка - Б.Ф. Поршнева, его труды отличаются  глубоким философским осмыслением проблем, а также собственной концепцией исторического развития.23 В середине XVII века была написана книга Б.Ф.Поршнева: «Франция, английская революция и европейская политика в середине XVII века», посвященная подробному исследованию политики Франции. Данная работа характерна особым выделениям автора вопросам касающихся франко-имперских переговоров в Мюнстере. В одной из своих глав он писал, что основная цель Франции на данных переговорах – это образование системы коллективной безопасности в Европе, гарантом которой впоследствии будет являться  Франция, способная оказывать сопротивление недовольствам Австрийского дома на гегемонию.24

Франко-имперские переговоры и заключение мюнстерского мира стали объектом исследования в диссертации М.П. Беляева, позднее в книге «Французская и имперская дипломатия в поисках мира» были изложены основные положения в книги. У М.П. Беляев получилось, основываясь на изучении источников и исторических исследований, не нашедших отражения в отечественной историографии, воспроизвести ход франко-имперских переговоров и в первый раз в отечественной исторической науке разобрать неоднозначные статьи Мюнстерского трактата.25

О франко-германских взаимоотношениях появился ряд работ лишь в последние годы. Одна изкоторых, написанная Л.И.Ивониной посвящается важной для темы данной работы картине - имперским выборам 1658 года и связанному с ними процессу создания Рейнской лиги.26  К концу собственной статьи авторприходит к следующему выводу: «франко-немецкие отношения в столетие после 1648 года характеризовались дифференциацией и совершенствованием способностей политической силы со стороны Франции...».

Особому вниманию у представителей современной исторической науки подверглась «наиболее серьезная ошибка в политической карьере Людовика XIV» 39-война с Голландией. Началам этой войны, ее подготовке, а также целям и задачам посвящаются особые монографии и статьи зарубежных историков. Однако выводы, к которым пришли данные авторы - неоднозначны.  Являются разнообразными  и оценки итогов данной войны. Название книги американского исследователя Экберга «Провал Людовика XIV в войне с Голландией» однозначно показывает позицию автора относительно итогов восьмилетней военной кампании французского короля. Похожие оценки существуют  и в иных исследовательских работах, касающиеся  политики Людовика XIV, которые носят наиболее обобщенный характер.27

Объектом исследования данной работы является Франция в период правления Людовика XIV.

Предметом исследования является внешнеполитический курс Франции.

Цель исследования. Анализ внутренней и внешней политики Франции в период царствовании Людовика XIV.

В соответствии с вышеизложенными целями следует отобразить следующие задачи исследования:

- Изучить личность Людовика XIV ;

- Рассмотреть внешнюю и внутреннюю политику Людовика XIV;

- Отразить реформы императора;

- Проанализировать войны Франции века Людовика XIV;

- Рассмотреть итоги правления Людовика XIV.

Хронологические рамки.

Хронологические рамки исследования ограничиваются 1638-1715гг.28

Методологическая база. 

Такие общенаучные методы, как статистический, исторический, историко-системный логический, а также социологический, в том числе анализ документов -  были использованы во время изучения общего сочетания проблем, которые были поставлены  в исследовании. Историко-системный метод  - дал возможность построить структурированную качественно наполненную  картину прошлого.

Метод сравнительно-правового анализа следует выделить из числа частно-научных методов. С его помощью прошли исследование правовые акты разных периодов, а в ходе изучения были выявлены цели и причины проводившихся реформ, их конечную цель замысел и прoблемы в реaлизaции.

Принципа историзма являлся основой исследования, отражающегося в изложении событий в их очередности и обусловленности, в соответствии с действительной исторической обстановкой.

Пpaктичecкaя знaчимocть.

Материалы исследования могут найти применение пpи подготовке уроков пo новейшей истории Зарубежных стран в 9 классах, а так же могут быть использованы при подготовке элективных курсов по геополитике для учащихся старших классов.

Структура работы соответствует ее цели и задачам. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

ГЛАВА I.

Внутренняя политика Франции в период правления Людовика XIV

  1.  Стабилизация французского абсолютизма

  Популярный немецкий публицист по естественному праву Пуфендорф в изданной в 1667 г. работе «De statu Imperii Germanici» писал о Франции, что она имеет «регулярную монархическую государственную форму», однако  Германия, наоборот, располагает неясной конституцией. Ранее уже говорилось о том, что во время царствования Короля-Солнца в 1661 г. во Франции структурный переход от государства патриархального к абсолютной монархии в большей степени подходил к своему завершению. Королем было  введено прямое правление монарха. Помимо этого, появляются различия в теории и практике в сравнении с ренессансной монархией с пропагандировавшимся теоретиком государства Жаком Боденом эталоном государства «монархия королевская или легитимная».

Для практиков и теоретиков управления и администрации подчеркивавшиеся Боденом структурные принципы «королевской монархии», умеренной ренессансной монархии, имели подчиненное значение. В XVII веке во французской абсолютной монархии меж подданными и королем не было никакого консенсуса, базировавшимся на уважении прав и привилегий социальных групп. Это происходило потому, что в политике преобладал принцип государственного благоразумия, который оправдывал использование «исключительных полномочий» и вмешательство как в имущество подданных, гак и в привилегии и свободы независимых политических органов и сил. Власть предшественника Людовика XIV -  Людовика XIII уже не имела статуса умеренной  монархией, ренессансной монархией. Все это не прошло бесследно, и  оказало влияние как на политическую организацию Франции, которая с конца XVI века — за исключением недолгих перерывов — чаще характеризовалась установками к централизации. Ни в коем случае, однако, не стоит переоценивать их практическое воздействие, так как на их пути существовали бесчисленные преграды, это в итоге счете не в силах было преодолеть и абсолютная монархия.

В мае 1661 г. после  смерти Мазарини Людовик XIV несмотря на всеобщие ожидания не стал назначать  «первого министра», его цель была показать всему миру свои намерения – лично применять в решении государственно-политических дел находящуюся в его руках власть короны. Король-Солнца сам стал, так скажем, собственным «первым министром». В Королевском совете отводилась определенная роль в различных секциях для министров, государственных секретарей, канцлера – они являлись советниками и принимали участие в процессе принятия политических решений. Не затрагивая экономических и социальных привилегий  высшего дворянства, король в большей степени исключает их из участия в делах управления. Государственных секретарей и своих министров король выбирал, за исключением - из «служилого дворянства» или из низшего дворянства, но ни в коем случае из «военного или урожденного дворянства», или высшего клира.

В начале правления Людовика XIV осуществилось преобразование Королевского совета (1661г., март, апрель и сентябрь), данный стратегических ход, имел своей целью – устранить силы, которые в прошлом были серьезной угрозой для королевской власти. Далее формируется главная и одна из основных структур Королевского совета, которая осталась без значительных корректировок до 1789 года. Теперь высшее дворянство и их представители, за редким исключением, не принимали участия в деятельности отделов совета, касающиеся вопросов правления. С этого момента под руководством короля проходили заседания отделов совета по вопросам правления.  Исключением являлось лишь отделов совета по делам управления и юстиции, где председателем являлся канцлер.

Если поверить герцогу Сен-Симону (1675—1755),который относил себя  к критикам короля, то Людовик XIV за 54 года своего царствования всего шесть раз высказал свое несогласие  основной массой совета министров. Регулярно, отводились определенные дни недели для заседания различных секций Королевского совета. Только к окончанию правления Людовика XIV регулярность заседаний уменьшилась, это, в общем, было на пользу работе короля и авторитету его министров (государственных секретарей).

Между представителями трех династий шла острая конкуренция среди министров и государственных секретарей. В большей степени это относится к  «клану» Кольбера и «клану» ле Тейе де Лувуа. Они в секторы финансов, экономики, управления и иностранных дел, а также военных дел - поставили опытных и авторитетных министров. Еще со времени правления Генриха IV (1589—1610) третья «семейная династия» — Фелино смогла пробиться на вышестоящие должности в государстве.

Губернаторов, являющихся стародавними представителями короны, проживающих в провинции, которые относились к высшему дворянству – лишили властной базы.  Уже с 1661 года они не имели права без согласия короля выезжать в области, находящиеся под их управлением, как это было ранее на несколько недель.  

Круг обязанностей, которые еще в первой половине XVII века в юридическом и административном секторе находились в исполнении губернаторов, все в большей степени отходили к интендантам. Эти комиссары короля исполняли во времена Людовика XIV бесценную роль в сосредоточении власти и увеличении авторитета короля в провинциях. С 1661 года их свободно использовал Кольбер.  

Достаточно свободно использованный на практике по отношению к губернаторам порядок передачи  большей  части функций другим органам, находящимся в зависимости от короны, не упраздняя юридически прежние учреждения, использовался еще и в отношении других стародавних учреждений и стабильным корпорациям. Это было характерно для политики французского абсолютизма. Интересы короля и его политика находились в отставании, но при всем при этом он не мог отказаться от широко распространившейся сети отношений патрона и находящегося в зависимости народа, это и явилось подтверждением наличия границ управления, опирающегося исключительно на власти приказа абсолютного монарха.

Но при всем при этом, как и раньше в руках королевских чиновников находилась основная часть государственной администрации. Долгое время их должности продавались и при выполнении определенного рода условий могли их владельцами продаваться или наследоваться.

Не стоит недооценивать материальную значимость для чиновников, которые связанны с должностью привилегий, в частности освобождение от налогов. Ко всему вышеизложенному необходимо прибавить право добиться высочайших  государственных должностей в управлении и юстиции, а впоследствии получить статус дворянства. Такие перспективы и материальные преимущества продвижения по социальной лестнице сделали популярной покупку должностей.

Бессменность «чиновников» и фактическое унаследование должностей приводят к тому, что их собственники ощущали себя в некоторой степени самостоятельными и независимыми от главы государства и приобретали сильно выраженное корпоративное сознание. Все это породило сопротивление чиновников - мерам правительства, что вызвало ожидаемую реакцию короны.  Людовик XIV в начале июля 1661  года издал распоряжение о том, чтобы парламенты, высшие финансовые и налоговые суды, которые наряду со своими юрисдикционными функциями выполняли еще и административные функции, признали за секциями Королевского совета право вынесения приговора в последней инстанции и распоряжений и отчитывались перед ними. Режим был озадачен уравниванием и сохранением нормальных отношений с парламентами, пока они оставались в рамках их юрисдикционной компетенции. Кольбер всегда решительно выступал против любых попыток обструкции со стороны отдельных чиновничьих корпорации или парламентов.

При Людовике XIV Кольбер принимал огромное участие в концентрации управления, реорганизации и юстиции. Его карьера началась со службы у Мазарини, уже с 1661 года, после падения обер-интенданта финансов Никола Фуке (1615 — 1680) в его руках находилась вся сфера государственных финансов. В августе 1670 года Кольбер был назначен «гроссмейстером и обер-интендантом горнорудного дела во Франции».в его руках были объединены практически все самые важные области центрального управления и государственных ведомств, кроме ведомства, иностранных дел и полиции. Его власть не распространялась на армию, он отвечал за нее лишь косвенно, но в его компетенцию, как генерального контролера финансов входило командование армией.

Совместно  с Франсуа-Мишелем ле Тейе, маркизом де Лувуа, военным министром и государственным секретарем, он назначался ответственным за укрепления долговременного характера.

За рубежом Кольбер поддерживал постоянные контакты с дипломатическими представителями и французскими посланниками, подтверждением этому является только на половину изданная многочисленная корреспонденция. С 1661 года Кольбер становится центральной фигурой в правительстве, благодаря необыкновенной концентрации полномочий, титулов и чинов, которые он преднамеренно собирал с 1661года.  Он поддерживал убеждения короля, превосходно умел учитывать его стремление и в этом уверял самого короля.  Участвовал в проведении реорганизации Королевского совета и разработке концепции. В этом Кольбер играл далеко не последнюю роль, однако, находился в тени.

Для усиления авторитета короля в провинциях и концентрации власти Кольбер использовал интендантов – как важнейшее орудие. Изначально в 1661 году назначением интендантов занимался длительное время канцлер, но теперь эти полномочия перешли к Кольберу.

Однако влияние канцлера существенно уменьшилось  в процессе концентрации и реорганизации управления и юстиции. Не обращая внимания на неопровержимые успехи генерального контролера при расширении института интендантства и следующего из этого более жесткого повиновения старых местных и региональных властей функционеру центра, даже тут ему не удалось упорядочить и унифицировать структуры провинциальной администрации. Частных успехов он добился лишь в своих трудах по сокращению продажи должностей.

Итогом всей работы Кольбара стало заключение в 1667 г. «Приказа, касающегося реформы юстиции». Так же по инициативе Кольбера был принят большой законодательный труд в области уголовного процесса. Кольбер, в значительной степени способствовал возникновению и иных сборников законов, касающиеся таких важных предметов, как лесное хозяйство (1669), торговое законодательство (1673), морская торговля (1681) и правовое положение рабов в колониях (1685). Данные приказы открывают Людовику XIV и Кольберу большие возможности для активной реализации реформаторских усилий.  

У Кольберу получилось осуществить оздоровление и  реорганизацию в важнейшей области - финансах. Не взяв во внимание значительные успехи, которые были обусловлены, продолжительным миром, нельзя признать основополагающей и всеобъемлющей реформой улучшение в фискальном секторе. Были сделаны лишь первые шаги в реформировании устаревшей очень сложной и непопулярной налоговой системе министром.

На его пути образовались непреодолимые трудности.

С началом воины (1672) против Республики Объединенных Нидерландов Кольберу пришлось прибегнуть к тем же вспомогательным методам и практике финансирования, с которыми он лишь недавно энергично боролся. Поэтому разочарование и пессимизм характеризуют ею высказывания в памятной записке 1680 г., в которой он просто заклинал короля более экономно вести бюджет.

Значительно ниже ожидавшихся были результаты разнообразной деятельности Кольбера в экономической и торговой областях. Это особенно проявилось в связи с основанием крупных французских компании по морской торговле. Заветной целью Кольбера было не только равняться на весьма благополучные торговые компании Объединенных Нидерландов, но и обогнать их в выгодной торговле с Вест- и Ост-Индиями, на Средиземном, а также Северном и балтийском морях, а в перспективе и вообще исключить как конкурентов. Однако его деятельность не нашла положительного отклика. В первое же десятилетие после основания в 1664 г. «Ост-Индская торговая компания» влачила жалкое существование. Развитие другой, также созданной в 1664 г., «Вест-Индской торговой компании» протекало еще более неблагоприятно. И «Северная компания» (1669), и «Левантская компания» (1670) стали убыточными предприятиями. Все они потерпели крах из-за внешних и внутренних противоречий. И тем не менее нельзя не признать определенного положительного влияния этих предприятий: во Франции стали проявлять больше интереса к возможностям, открывавшимся отважным судовладельцам и купцам в торговле с Вест- и Ост-Индией.

Кольбер старался преодолеть раздробленность королевства на области, где взимались различные пошлины, чтобы облегчить циркуляцию товаров. Большое сопротивление вызвала идея министра повысить производство товаров путем создания новых мануфактур. Кольбер сознавал важность этой задачи и с особой энергией занимался ею до самой смерти. Несмотря на все материальные меры содействия, частные предприниматели и заинтересованные города остались равнодушными к этой идее. Он и в этой области не побоялся применить давление и принуждение, чтобы подвигнуть финансистов, откупщиков налогов и городские общины к участию в строительстве мануфактур, от чего они при первой же возможности старались избавиться.

Никогда до этого во Франции торговля и мануфактуры не поддерживались так упорно и такими суммами, которые часто достигали почти миллиона ливров. Кольбер смог все же достичь значительных успехов в воссоздании королевского флота, который к моменту его назначения практически уже не существовал.

Исследования подтверждают мнение, что в течение мирного десятилетия с 1661 г. по 1672 г. Франция переживала экономическую передышку, которая все же не стала новоротным пунктом в длительной депрессии. Вопрос о том, можно ли считать относительное улучшение положения в отдельных областях экономики заслугой Кольбера, а не следствием мирного десятилетия, остается открытым, и окончательный ответ дадут только дальнейшие специальные исследования. Очевидно, что многообразные усилия Кольбера в развитии экономики и положительные импульсы этих мирных лет внесли свой вклад в долговременное улучшение экономического положения Франции.

Не имея собственной концепции, преемники Кольбера в основном пытались решить обусловленные вонной финансовые проблемы традиционными методиками, стараясь ограничить их негативное воздействие. И лишь последний генеральный контролер финансов при Людовике XIV, Демаре (на службе в 1708 — 1715 гг.), смотрел вперед и распознал слабости политики Кольбера.

К преданным Людовику XIV выдающимся деятелям относятся также Мишель ле Тейе (1603— 1685) и его сын Франсуа-Мишель ле Тейе, маркиз де Лувуа (1641 — 1691). Их областью были армейская администрация и военное дело. Их заслугой является создание современной организации и усовершенствование французской армии. Мишель ле Тейе, умный, опытный, но и очень честолюбивый человек, происходил из семьи, наиболее значительные члены которой благодаря служебной карьере перешли из купеческого сословия в служивое дворянство, достигнув самых высоких государственных должностей. В апреле 1643 г. Мишель ле Тейе был назначен секретарем по военным делам, т.е. стал отвечать за французскую армию. В последующие годы он все больше привлекал своего сына Лувуа к обязанностям секретаря по военным делам. С 1664 г. отец и сын вместе исполняли их до тех пор, пока ле Тейе в 1667 г. не получил должность канцлера. Лувуа уже в 1672 г. стал министром.

Отец и сын ле Тейе не только организовали отвечавшую требованиям времени военную администрацию, которая главным образом опиралась на членов служилых родов, но и модернизировали обучение офицеров, укрепили воинскую дисциплину, улучшили вооружение. Благодаря им наличный состав французской армии увеличился с 55 тыс. человек в 1662 г. до 400 тыс. человек в 1690 г.

Перед лицом грозящей утраты власти высшими судами, губернаторами провинций и муниципалитетами около дюжины авторов, и основном дворянского происхождения, начали противопоставлять пропагандировавшемуся со времен Ришелье кредо «droit di-vin», теорию монархии, основанной на договоре о власти. Эти критики требовали введения контроля над королевской законодательной и исполнительной властью со стороны Генеральных штатов (право ассигнования средств), парламента и добивались участия аристократов в управлении. Некоторые из них даже не исключали сопротивления попирающим «фундаментальные законы» королевства «тиранам». Не случайно в течение 1674/75 г., т.е. во время войны против Объединенных Нидерландов, были организованы три дворянских заговора, два из которых носили явный гугенотский отпечаток. Весной 1674 г. был разработан грандиозный план открыть Руссильон войскам Испании, с которой Франция находилась в состоянии войны. Тогда же, весной 1674 г., провинциальные дворяне Нормандии, которые должны были платить большую часть «налога на талью», под руководством высокородного Луи де Роан-Гемене, называвшегося «шевалье де Роан» (1635 — 1674) и дворянина Латремона, попытались поднять в Нормандии восстание. При активной поддержке губернатора Испанских Нидерландов и Вильгельма III Оранского (1650—1702) Нормандию хотели сделать «свободной республикой». И весной же 1674 г. дворянин-гугенот Сардам де Поль пытался организовать вооруженное выступление на юге Франции, которое должно было охватить Лангедок, Гасконь, Бретань, Прованс и Дофине. Он заключил договоры с Вильгельмом III Оранским (21.04.1674) и с Испанией (23.07.1674). При венском дворе на соответствующие предложения Сардана, сделанные в 1675 и 1678 гг., ответили отрицательно. Программы конспираторов, содержавшиеся в манифестах, договорах и памятных записках, носили аристократически-реакционный характер. Хотя они и требовали созыва Генеральных штатов, устранения централизованной налоговой системы, отмены продажи должностей, политико-социального равенства французских протестантов, их подлинной целью было не благосостояние народа, а восстановление сословных и провинциальных свобод, т.е. они следовали традициям времен Фронды.

В своих попытках унифицировать дух и сознание подданных Людовик XIV потерпел неудачу. Это относится к его разногласиям с папой, янсенистами и французскими протестантами.

Людовик XIV рассматривал французскую католическую церковь как инструмент своего господства, поэтому он, насколько возможно, старался сделать ее зависимой от себя. В этом ему помог галликанизм, традиционно распространенный в стране. Наряду с другими элементами, которые мы нe будем рассматривать подробнее, центральную роль в галликанизме играли устремления интерпретировать свободы французской церкви как значительную независимость от папы, а также подчинение католического клира королю. Подобные стремления короны проявлялись в ее успешных попытках посадить на места епископов и аббатов преданных людей. Этой политике способствовал конкордат 1516 г., но также и тот факт, что папы тех десятилетий больше интересовались пастырскими, чем политическими аспектами своей деятельности. В первые два десятилетия своего личного правления Людовик XIV постоянно наносил папству унизительные поражения. Наконец, уже в 70-е г. дошло до открытого конфликта с курией из-за проблемы использования доходов вакантных епископств. Этот конфликт еще более обострился, когда на одном из послушных королю собраний клира в Париже были выработаны «Галликанские свободы» и обнародованы 19.12.1682 г. в четырех статьях. Это было прямое покушение на авторитет папы. Так, в статье 1 констатировалось, что короли и суверены ни в каких мирских делах не подчиняются папе. Кроме того, непогрешимость папы в вопросах веры действительна лишь когда вся церковь одобрит его взгляды. Следствием этой акции стало открытое столкновение с Римом, которое в последующие годы усилилось. Однако в конечном счете в связи с войной за Пфальцское наследство (1689 — 1697) Людовику XIV пришлось сдаться. В 1693 г. галликанские епископы принесли свои извинения папе Иннокентию XII (1691 — 1700), и король отменил эдикт 1682 г. с четырьмя галликанскими статьями. Несмотря на это, эдикт и далее преподавался в королевстве. На этой почве произошло примирение Людовика XIV с клиром.

Проводившиеся еще Мазарини репрессии против янсенистов из-за их связей с Фрондой были продолжены Людовиком XIV. Янсенизм — религиозное движение, особенно распространенное во Франции, состояло из маленьких, замкнутых в себе групп, следовавших учению нидерландского теолога Корнелиуса Янсения (1585 — 1638). В связи со спорами о благодати Янсений пытался быть посредником между кальвинистским и католическим вероучениями. Во Франции янсенизм нашел сторонников среди буржуазии, низшего клира и некоторых епископов. Несмотря на определенные аналогии с протестантизмом, духовные вожди янсенизма были решительными противниками французских протестантов, но особенно иезуитов. После падения близкого янсенистам министра иностранных дел Помпонне и смерти их защитницы, герцогини Анны-Женевьевы де Лонгвиль (1619 — 1679), король усилил репрессии против янсенизма и его сторонников, потому что их учение, но его мнению, вело к кальвинизму. Людовик XIV добился в 1705 г. в Риме буллы, окончательно осуждавшей положения Янсения и янсенизма. Король повелел 29.10.1709 г. закрыть знаменитый монастырь Пор-Рояль де Шамн. Но запретами и гонениями это духовное движение нельзя было уничтожить. Янсенизм, первоначальное направление веры маленькой религиозной духовной элиты, в формировании которого участвовали Паскаль, Расин и Буало, стал прибежищем всех католиков, находившихся в оппозиции к Риму, королю и власти епископов.

Как и янсенизм, французский кальвинизм не удалось заставить замолчать ни преследованиями, ни запретами. Около 1660 — 1670 гг. в стране жили около 800 тысяч кальвинистов, а накануне отмены Нантского эдикта о терпимости (30.06.1598 г.) их было уже только 730 тысяч. Хотя в июле 1629 г., после 8-летней гражданской войны, военно-политическая организация кальвинистов была устранена Алесским эдиктом и был положен конец «Политической протестантской партии», гугеноты оставались бельмом на глазу у католического клира, короля и его министров. Не помогло и то, что пропагандировавшаяся кальвинистскими профессорами и пасторами промонархическая доктрина оказала известное влияние на большинство гугенотов. Но нельзя упускать из виду, что в течение всего 17 века происходили протестантские манифестации, акции и дискуссии, которые отклонялись от этой доктрины или даже противоречили ей. В том, что Людовик XIV рано или поздно собирался восстановить в стране единоверие, не приходится сомневаться. Но из этого не обязательно делать вывод, что его политика по отношению к протестантам с самого начала целенаправленно и планомерно стремилась к скорой отмене Нантского эдикта о терпимости (1598).

Если в период с 1661 по 1679 г. появилось лишь 12 официальных постановлений, направленных против протестантизма, то с 1679 но 1685 г. их число увеличилось до ста. В последнее десятилетие вплоть до 1685 г. гугеноты исключались из определенных профессиональных групп, а в предшествующий период вопреки положениям эдикта им чинили препятствия в доступе к официальным должностям в центральном и провинциальном аппарате управления, а также в высших и средних судебных органах.

В эдикте Фонтенбло (18.10.1685), который отменил Нантский эдикт, содержалось запрещение реформатских богослужений в частных домах в господских домах сюзеренов. Протестантских пасторов, которые в кратчайший срок не меняли веры, изгоняли. Кроме того, объявлялось о разрушении все еще существовавших кальвинистских церквей, об обязательном католическом крещении и бракосочетании, а также о запрещении выезда гугенотам под угрозой огромных штрафов. Даже если католические сановники вынудили короля отменить Нантский эдикт, а эдикт Фонтенбло разработал ле Тейе, такой же противник гугенотов, как и его сын Лувуа, все же ответственность за него лежит на Людовике XIV.

Не может быть сомнения, что большинство французских протестантов отреклись от своей веры, столкнувшись с актами террора. В основном они дрогнули перед пользовавшимися дурной славой драгунами: у кальвинистов расквартировали солдат, которые всячески мучили своих хозяев. Это был часто практиковавшийся во Франции того времени способ образумить мятежных подданных и неспокойные местности.

В годы, последовавшие за отменой Нантского эдикта, эмиграция гугенотов, начавшаяся еще раньше, резко увеличилась. Исход, который закончился, вероятно, только в 1760 г., охватил максимум 300 тысяч. Однако вопреки некоторым утверждениям этот исход не привел к долгосрочному и тяжелому расстройству французской экономики. Хотя французский протестантизм получил очень тяжелый удар, цель, к которой стремился Людовик XIV — восстановить единство веры в монархии, — не была достигнута. Масса «новообращенных», которые делали это лишь внешне, уступая жестокому нажиму, поставила и последующие десятилетия перед правительством неразрешимую проблему. Кальвинизм жил в подполье, несмотря на нее опасности, поддерживаемый бежавшими братьями по вере. В первые десятилетия 18 века в Севенне, Центральной Франции и в Жийенне произошло гугенотское социально-религиозное восстание, которое в 1702—1705 гг. в своих основных центрах приняло характер гражданской войны. Его удалось подавить регулярными войсками лишь в 1710 г.

  1.  Экономическая политика Франции в 1638 – 1715 гг.

В XVII веке во Франции все так же продолжало сохраняться феодальная собственность на основное средство производства – на землю. Земля в подавляющей свой части состояла из «фьефов» - (феодов), т.е. собственники формально «держали» ее от вышестоящих сеньоров: от короля – герцоги и маркизы, от них – графы и бароны и т.д., хотя никаких взносов и служб в пользу вышестоящего сеньора, как в старину, уже не полагалось.

Вся сущность экономики данной системы сводилась к тому, что собственность на землю составляла монополию узкого господствующего слоя. Наиболее именитые феодалы владели огромными территориями, некоторые из них даже целыми областями Франции. Церковь (прелаты и монастыри) – была крупным земельным собственником. Значительными наследственными имениями так же владело рядовое дворянство.

Если капиталистические отношения и проникали в сельское хозяйство Франции, то не в виде буржуазного перерождения поместья, как в Англии, а в форме развития буржуазным отношений в среде самого крестьянства: межкрестьянской аренды, использования наемного труда безземельных и малоземельных соседей, выделения сельской буржуазии. Однако все это были лишь зачаточные элементы капитализма в сельском хозяйстве. В XVII и XVIII веке – крупная земельная крестьянская ферма предпринимательского типа -  очень редкое явление для французской деревне.

Через кустарную промышленность внедрялся – гораздо чаще внедрялся капитализм в деревню. Крестьяне обращались к кустарному промыслу потому, что продажа сельскохозяйственной продукции не всегда давала им достаточно денег для уплаты всей суммы феодальных повинностей и податей. Приходилось восполнять недостаток в деньгах – несельскохозяйственными приработками – изготовлением для городских

скупщиков пряжи, всевозможным льняных и шерстяных тканей, кружев, гончарных изделий и т.д. при этом скупщика в известной мере эксплуатировали дополнительно в свою пользу производителей уже не феодальными, а капиталистическими методами, поскольку кустарь приобретал хотя бы в скрытом и не развитом виде черты наемного рабочего. Нередко и у крестьян в свою очередь имелись «работники», которые круглый год работали у них в доме вместе с членами их семьи, и обычно это происходило не за денежное вознаграждение, а за натуральное довольствие. Естественно, что отдельные кустари-крестьяне при благоприятных условиях сами брали на себя обязанность соучастников капиталистической эксплуатации своих рабочих. Деревенская промышленность концентрировавшаяся преимущественно вокруг городов, представляла собой раннюю форму рассеянной капиталистической мануфактуры. В городах мы можем встретить более высокую форму мануфактуры. Однако, несмотря на то, что французский город в XVII веке еще в значительной мере сохранял средневековую природу и средневековую внешность, городское ремесло уже подвергалось значительным изменениям. Ремесленные цехи сохранялись в большей мере, как фискальная и административная организация. Они тормозили развитие городского производства, но уже были бессильны препятствовать экономической дифференциации ремесленников. Одни мастера беднели и в следствии этого становились наемными рабочими, другие становились богатыми и раздавали заказы на сторону или занимались расширением своих мастерских, используя все большее число «компаньонов» (подмастерьев) и учеников. Мастерская, в которой занято от десяти до двадцати рабочих была, впрочем, не редкостью во Франции в XVII веке. Это были зародыши централизованной мануфактуры. Существовали предприятия и с десятками работников. Однако все таки во второй половине XVII  века во Франции было создано некоторое количество крупных предприятий, которые носили название – Королевские Мануфактуры. Буржуазия – так назывались верхние слои городского населения во Франции. В XVII веке она уже была буржуазией в современном смысле данного понимания. Низшие слои  городского населения составляло – плебейство. Оно состояло из: 1) обедневшей части ремесленников- мастеров; 2)  «компаньонов» - подмастерьев 3) деклассированной бедноты к которой принадлежали и люди  стекавшие из деревни и находящие в городе заработок в качестве поденщиков, носильщиков, чернорабочих или же промышлявшие просто нищенством.

  На северо-востоке Франции быстро развивалась хлопчатобумажная промышленность, росло производство шерстяных тканей и металлических изделий, но промышленный переворот в стране еще не начался. Крупными промышленными центрами стали Лион, Брест, Тулон. В Париже производилось множество предметов роскоши. Численность населения столицы к 1789 году превысила 500 тыс. Обогащению французской буржуазии способствовал рост оборотов внутренней и внешней торговли. Развивалась колониальная торговля. Используя труд негров-рабов, французские плантаторы на островах Гаити, Мартиника и Гваделупа выращивали сахарный тростник, табак и сбывали эти товары во Францию и другие страны. Однако развитию промышленности и торговли препятствовали налоговое бремя, произвол государственных служащих, цеховые ограничения в городах и внутренние таможенные границы, на которых взымались пошлины. Перед революцией Франция оставалась аграрной страной. Сельское хозяйство давало свыше трех четвертей всего дохода в казну. Из 25 миллионов населения лишь 2 миллиона проживало в городах. Основную массу населения составляло крестьянство. Хотя во Франции к концу XVIII века крепостных почти не осталось, крестьяне продолжали выполнять различные феодальные повинности. Во французской деревце в XVIII веке преобладали денежные формы зависимости. Крестьяне платили сеньору ежегодно небольшой поземельный денежный взнос - чинш. Более тяжелыми повинностями были так называемый шампар - оброк размером около одной четверти урожая и барщина на строительстве дорог. Повинности выплачивались в деньгах, так как барская запашка в имениях французских дворян почти отсутствовала. Крайне разорительными были крупные единовременные платежи при отдаче в залог или продаже крестьянского надела, а также платежи за принудительную обязанность пользоваться мельницей, виноградным прессом, кузницей сеньора.

  Франция, как и Англия, была в XVII в. - одним из самых больших и развитых государств Западной Европы. Но процесс вызревания нового, капиталистического уклада в недрах феодального общества имел во Франции по сравнению с Англией ряд существенных особенностей. Эти особенности, в свою очередь вытекающие из экономического своеобразия французского феодализма, объясняют, почему во Франции буржуазная революция произошла почти на 150 лет позже, чем в Англии. Феодальный строй. Положение крестьянства. Во Франции XVII в. по-прежнему сохранялась феодальная собственность на основное средство производства — на землю. Земля в подавляющей своей части состояла из «фьефов» (феодов), то есть собственники формально «держали» ее от вышестоящих сеньоров: от короля — герцоги и маркизы, от них — графы и бароны и т. д., хотя никаких взносов и служб в пользу вышестоящего сеньора, как в старину, уже не полагалось. Экономическая сущность этой системы сводилась к тому, что собственность на землю составляла монополию узкого господствующего слоя. Наиболее именитые феодалы владели огромными территориями, некоторые целыми областями Франции. Крупным земельным собственником была церковь — прелаты и монастыри. Рядовое дворянство также владело значительными наследственными имениями. Обычно феодал удерживал за собой меньшую часть обрабатываемой земли г качестве своего непосредственного владения, а другую, большую, часть передавал крестьянам-держателям. Приблизительно половина всей земли во Франции — в разных провинциях от 30 до 60% — находилась в держании крестьян. Основной формой крестьянского землепользования во Франции XVII—XVIII вв. являлась цензива. На земле, остававшейся в непосредственном владении феодала (домен), французские сеньоры в отличие от английских или восточноевропейских феодальных землевладельцев, как правило, не вели собственного хозяйства. Отсутствие барской запашки, за исключением немногих районов, было характерной чертой аграрного строя Франции. Свой домен французский сеньор сдавал мелкими участками в аренду крестьянам либо из доли урожая (издольщина), либо за фиксированную арендную мату. Арендный договор заключался на различные сроки, иногда на 1—3 года, иногда на девять лет, т. е. на три срока трехпольного севооборота, иногда на еще больший срок, на всю жизнь арендатора, на жизнь нескольких поколений. По истечении установленного срока участок возвращался в распоряжение сеньора, тогда как цензива, напротив, согласно обычному праву никогда не могла быть присоединена сеньором к его непосредственному домену, и, следовательно, если цензитарий испрaвно вносил платежи, он мог быть уверен, что обрабатываемый им участок вечно оставется в руках его и его потомков.

Вскоре после начала войны вновь ухудшилось финансовое и экономическое положение во Франции. Годовой дефицит государственного бюджета увеличился с 72,9 млн. ливров до 178,7 млн. ливров в 1701 г., а в 1711 г. достиг 225 млн. ливров. Для финансирования военных расходов короне вновь пришлось прибегнуть к традиционным вынужденным мерам, на которых мы не будем останавливаться подробнее. Но все эти меры и предпринятые через короткие промежутки времени манипуляции с валютой не смогли предотвратить катастрофического финансового положения монархии. На троицу 1709 г. только прибытие флота из испанских заморских владении, нагруженного 30 млн. пиастров, спасло монархию от банкротства.

В области экономики была та же мрачная картина, проблесками на которой были только районы в непосредственной близости от атлантических портов. В этих областях текстильные мануфактуры получали прибыль от экспорта в испанские колонии, которые были открыты для французской заморской торговли. Зимой 1709/10 г. страну постиг катастрофический голод со всеми вытекающими отсюда демографическими последствиями.

Перед лицом финансового кризиса, волнений в стране и тяжелых поражений в битвах при Хёхштедте (1704), Турине (1706) и Уденаарде (1708) Людовик XIV был готов на очень большие уступки ради мира. После того как официальные переговоры в 1704 и 1706 гг. потерпели неудачу из-за непреодолимых разногласий партий, французский король послал в мае 1709 г. своего министра иностранных дел Кольбера де Торси с очень обширными полномочиями в Гаагу. Он объявил там о готовности принять почти все пункты сильно завышенных требований соперников. Он не только отказался от притязаний Бурбонов на испанскую корешу, Страсбург, Кель, Брсйсах, Ландау и Эльзас, он не только согласился на возврат французских владений в Испанских Нидерландах, но и объявил о готовности поддержать денежными средствами борьбу коалиции против испанского короля Филиппа V (1700 — 1746). И все же, несмотря на такие огромные уступки, переговоры провалились, потому что союзники потребовали гарантий вооруженного выступления Людовика XIV против его внука в случае сопротивления сдаче Испании и всех се союзников. Но подобную дерзость король посчитал несовместимой со своими «честью» и «славой».

Торговля играла очень важную роль в  экономике чешских областей с давних времен. Основная позиция в центре Европы позволила чешским областям быстро развиться. Несколько относительно важных торговых маршрутов вели через области. Из-за ограниченности местных ресурсов, а в основном из-за отсутствия доступа к морю, местное население во многих отношениях зависело от импорта из-за границы (в прежние времена – это заключалось в основном из-за соли).

  1.  Религиозная политика во Франции

В течение непродолжительного периода времени, который начинается с заключением Вестфальского мирного договора и кончается смертью Людовика XIV, история католической церкви заключается в истории пререканий трех разрядов: – пререканий политических, которые были возбуждены теориями абсолютистов, пользовавшихся господствующим влиянием при дворах царствующих особ; – пререканий догматических, которые были вызваны возобновлением религиозных исследований после протестантской реформации и заседаний Триентского собора; – пререканиями дисциплинарными, которые возникли в тех странах, куда отправились христианские миссионеры, и которые касались вопроса о том, как следовало обходится с перешедшими в христианство язычниками. 
  На "распрях политических" стоит остановиться подробнее. 
В XIII веке во Франции возникло движение галликанства, а с XIV столетия стало господствовать понятие о политическом верховенстве государства над церковью. Политика абсолютизма в этом вопросе со времен великого раскола в западной церкви была направлена на основание национальных церквей, подвластных светскому правительству. При Генрихе IV, в 1594 был издан кодекс "привилегий галликанской церкви".
 
  Для Людовика XIV вопрос об отношениях между светской и духовной властью напрямую касался его королевской власти. Вследствие этого у Людовика XIV были очень напряженные отношения с папой Иннокентием XI. Однако воспользовавшись уступчивостью собрания духовенства, король потребовал от него декларации, которая установила бы границы между властями духовной и светской. Это была та знаменитая "Галликанская декларация 1682 года". Эта декларация подтверждала, что короли не подчинены королевской властью, имеют полною власть в духовных делах государства и в отношении папской должны соблюдать церковные уставы, введенные во Французском королевстве и в галликанской церкви.
 

Внутри государства новая фискальная система имела в виду лишь увеличение налогов и податей на возраставшие военные потребности; при этом Людовик, как «первый дворянин» Франции, щадил материальные интересы потерявшего политическое значение дворянства и, как верный сын католической церкви, ничего не требовал от духовенства. Политическую зависимость последнего от папы он постарался уничтожить, добившись на национальном соборе 1682 г. решения в свою пользу против папы; но в вопросах веры его духовники (
иезуиты) сделали его послушным орудием самой ярой католической реакции, что сказалось в немилосердном преследовании всех индивидуалистических движений в среде церкви. Против гугенотов (Протестанты (кальвинисты) во Франции XVI-XVIII вв., преследовавшиеся католической церковью и правительством) был предпринят ряд суровых мер; протестантская аристократия была принуждена обратиться в католицизм, чтобы не лишиться своих социальных преимуществ, а против протестантов из среды других сословий пущены были в ход стеснительные указы, завершившиеся драгонадами 1683 г. и отменой Нантского эдикта в 1685 г. Эти меры, несмотря на строгие наказания за эмиграцию, заставили более 200000 трудолюбивых и предприимчивых протестантов переселиться в Англию, Голландию и Германию. В Севеннах даже вспыхнуло восстание. Возрастающая набожность короля находила поддержку со стороны г-жи де Ментенон, которая после смерти королевы (1683) была соединена с ним тайным браком

Людовик XIV намеревался даже образовать независимый от Рима французский патриархат. Но, благодаря влиянию знаменитого епископа Мосского Боссюэта, французские епископы воздержались от разрыва с Римом, причем взгляды французской иерархии получили официальное выражение в т. н. заявлении галликанского духовенства 1682 г.
В вопросах веры духовники Людовика XIV (иезуиты) сделали его послушным орудием самой ярой католической реакции. Это напрямую отразилось в немилосердном преследовании всех индивидуалистических движений в среде церкви.
Против гугенотов был предпринят ряд суровых мер: у них отнимали храмы, священников лишали возможности крестить детей по правилам своей церкви, совершать браки и погребения и отправлять богослужение. Даже смешанные браки католиков с протестантами были запрещены.
Протестантская аристократия была принуждена обратиться в католицизм, чтобы не лишиться своих социальных преимуществ, а против протестантов из среды других сословий пущены были в ход стеснительные указы, завершившиеся драгонадами 1683 г. и отменой Нантского эдикта в 1685 г. Эти меры, несмотря на строгие наказания за эмиграцию, заставили более 200 тыс. трудолюбивых и предприимчивых протестантов переселиться в Англию, Голландию и Германию. В Севеннах даже вспыхнуло восстание. Возрастающая набожность короля находила поддержку со стороны г-жи де Ментенон, которая после смерти королевы (1683) была соединена с ним тайным браком.

ГЛАВА II. Внешняя политика Франции в правление Людовика XIV

2.1  Войны во Франции и дипломатия Людовика XIV

XVII столетие было великой эпохой для французской дипломатии. Еще никогда дипломаты французского короля не пользовались более сильным влиянием. Их деятельность была бесподобна, их роль была первостепенной. Им поручали вести переговоры о заключении союзов с иностранными государями и склонять их к составлению таких завещаний и к такому разделу их владений, каких желало французское правительство. Дипломатические агенты XVII столетия разделялись на два разряда: это были вельможи и простые посланники или резиденты. Людовик XIV любил возлагать трудные поручения на разночинцев; дворяне знатного происхождения служили большей частью внешней обстановкой и в посольствах и при дворе.

Дипломаты получали четкие инструкции от короля, но каждому из них предоставлялся большой простор относительно средств для достижения целей. Дипломат должен был брать на себя всякие роли, чтобы отстаивать интересы своего государя, жертвуя мелочными вопросами и воображаемыми требованиями чести. У Людовика XIV были превосходные дипломаты, воспитанные в школе таких наставников, как Ришелье и Мазарини. Самыми выдающимися из них были: Гюг де Лионн (1611-1671), Арнольд де Помпонн (1618-1699) и Кольбер де Круасси (1625-1696), брат великого Кольбера. Людовик XIV руководствовался традициями своих великих предшественников, - оказывать покровительство слабым и играть роль посредника между сильными. Во вред ему сыграло его высокомерие, которое породило пренебрежение ко всей Европе.

Наравне с дипломатами по своим личным достоинствам стояли во второй половине XVII столетия военачальники. Это была эпоха самых блестящих побед, какие одерживая старинная французская армия. Лувуа был тем, кто доставил Людовику XIV эту армию, но то, что он сделал в этом отношении уже было подготовлено его отцом Мишелем Ле Теллье Бергер О. Всемирная история // Новая история Т. 3, СПб, 1999. С.264..

В то время французская армия еще не была постоянной и правильно организованной. Тридцатилетняя война привела ее в расстройство; в армии отсутствовало единое командование, на всех ступенях военной иерархии не было никакой дисциплины. Лувуа же сделал армию "монархической", отдав ее в руки короля; он ввел в ней централизацию подобно тому, как Кольбер ввел централизацию во всех подвластных ему сферах управления, сделал ее по?настоящему национальной, провел ряд реформ внутри самой армии.

Инженер Людовика XIV Вобан разрабатывал новые методы осады и обороны крепостей. Благодаря деятельности Лувуа и Вобана во французской армии были уничтожены остатки феодальных понятий и она сделалась послушным орудием в руках короля; была намечена организация всех отраслей военной администрации и был учрежден над нею серьезный контроль; были подготовлены перемены в вооружении войск и в тактике; Франция превратилась в укрепленный лагерь, который защищали 20 миллионов жителей и который был недоступен для неприятельских армий. Благодаря Лувуа и Вобану Людовик XIV имел самую многочисленную и самую хорошо подготовленную из всех европейских армий. Понятно, что он спешил употребить такую армию в дело.

Подобно тому, как он был обязан Лувуа своими сухопутными военными силами, морскими военными силами Людовик XIV был обязан Кольберу, который с 1669 года принял флот в свое заведование. У французского короля было только тридцать морских судов, стоявших неподвижно в порту. Нужно было построить целый флот и Кольбер построил его из французского дерева во французских портовых городах руками французских рабочих. На Средиземном море были преимущественно галеры; на океане - шхуны, корветы, фрегаты, линейные корабли. Все суда были оснащены артиллерией. Благодаря Кольберу и Сеньеле Франция господствовала на морях в течение четверти столетия Лысянов В.Б. Людовик XIV о государстве и монаршей власти // Новая и новейшая история № 5 М., 2002. С.210..

Франция еще никогда не пользовалась в Европе столь безусловным господствующим влиянием. Оказывая покровительство слабым и одерживая победы над сильными, она была повсюду столь же любима, сколь и уважаема. Людовик XIV желал воспользоваться своими военными силами.

Мария-Терезия, выходя замуж за Людовика XIV, отказалась от права наследовать своему отцу с тем условием, что будет уплачена назначенная ей в приданное сумма в размете 500 тысяч золотых экю. Сумма эта не была уплачена в назначенные сроки. Стало быт отказ Марии Терезии от отцовского наследства был недействителен благодаря вышеупомянутому условию, которое было включено в брачный договор Лионном. В январе-июле 1662 года с мадридским правительством велись переговоры с целью склонить его к признанию наследственных прав королевы и недействительности ее отказа от них; но эти переговоры оказались безуспешными. Ссылаясь на требования "дореволюционного права", по которому родовые имения принадлежали детям, родившимся от первого брака, Людовик XIV старался обеспечить для себя право получить по наследству Нидерланды, ведь Мария Терезия была единственной дочерью Филиппа IV и его первой жены, французской принцессы Елизаветы. Повсюду скрепились союзные узы с Францией в ущерб австрийскому королевскому дому.

Еще в прошлом столетии Колиньи говорил, что кто не желает войны во Фландрии, тот не имеет права называть себя хорошим французом. Так думал и Людовик XIV. Пользуясь кончиной своего тестя Филиппа IV, он попытался завладеть Бельгией. "Дореволюционное право" служило юридическим предлогом для споров, а в сущности они были вызваны государственными соображениями. В мае 1667 года французские армии выступили в поход без предварительного объявления войны. В Бельгии почти вовсе не было войск. Французская армия быстро захватила всю южную часть приморской Фландрии. Дипломатические успехи французов были не менее блестящи, чем военные. Главным соперником Людовика XIV в его притязаниях на испанское наследство был император Леопольд, но вскоре его удалось склонить к признанию наследственных прав французского короля. 20 января 1668 года был подписан в большой тайне договор о разделе владений Карла II после его смерти. Император должен был получить на свою долю наследства Испанию, Миланское герцогство, Сардинью и испанские колонии, а французский король Нидерланды вместе с Франш Конте, Наварру, Неаполь, Сицилию и Филиппинские острова Бергер О. Всемирная история // Новая история Т. 3, СПб, 1999. С.266..

Голландия присоединилась к Швеции и к Англии, чтобы остановить французов. Между правительствами этих трех стран состоялось в январе 1668 года соглашение, направленное против Франции. Они заключили Тройственный союз и предложили свое посредничество между Францией и Испанией; тайными статьями этого договора они условились принудить Людовика XIV к заключению мира в случае необходимости силою оружия и не дозволять ему расширить границы Франции далее пределов, установленных пиренейским договором.

Мирные условия уже обсуждались в Сен-Жермене между уполномоченными Франции и Испании. Людовик XIV понял необходимость не продолжать своего победоносного наступательного движения. 2 мая 1668 года был заключен ахенский мирный договор. Франция уступала Франш-Конте, но сохранила все завоевания, сделанные во Фландрии. Таким образом, приобретенные французами территории вдавались клином внутрь неприятельских владения и ставили необходимость рано или поздно завладеть соседней территорией. Все понимали, что ахенский мирный договор требовал новых завоеваний.

3.2 Война за испанское наследство

В течение всего периода личного правления Людовика XIV ответственность за внешнюю политику Франции лежала на нем. Он единолично принимал решения по вопросам внешней политики. Это, разумеется, не исключало того, что временами тот или иной министр начинал играть большую роль в процессе принятия решений. Ни источники, ни конкретная внешняя политика не позволяют сделать вывод о существовании общей концепции, рассчитанной на долговременную реализацию, но все же во внешнеполитической деятельности короля можно различить некоторые характерные черты, некоторые основополагающие моменты. Согласно убеждению Людовика, защита государства и его территориальное расширение не только были велением государственного разума, но и являлись обязанностью, возложенной на французского короля «фундаментальным законом» монархии. К нему относилось старое положение закона о неотчуждаемости имущества короны, королевских «доменов» и отсутствии сроков давности всех претензий на них. Религиозная война, политика воссоединения и война за Испанское наследство — именно таким образом легитимировались Людовиком XIV или официальными французскими публицистами его действия. Но как бы ни старался король при проведении экспансионистской политики обосновать правомерность своего поведения, все же нельзя отрицать, что он неоднократно решался на военное вторжение без какой-либо правовой базы. Это подтверждают война против Республики Объединенных Нидерландов и — в определенной степени — война за Пфальцское наследство. В обеих этих войнах в конечном счете силовая и экспансионистская политика доминировала над рассуждениями о французских интересах безопасности. При этом нельзя упускать из виду, что король в конце своего долгого единоличного правления критически оценивал свои частые воины.

Мазарини заблаговременно познакомил Людовика XIV со средствами и методами французской внешней политики. Поэтому не является неожиданным, что собственные действия короля в известной мере были продолжением политикиМазарини и Ришелье, которое обусловливалось общей расстановкой политических сил в Европе в 1661 г., в значительной степени являвшейся плодом деятельности обоих кардиналов.

Для Людовика XIV из-за нерешенности вопроса об испанском наследстве центральной проблемой внешней политики была опасность создания габсбургской «универсальной монархии». Но после его женитьбы на испанской инфанте Марии-Терезии у Франции появился шанс предъявить территориальные претензии, если вообще не попытаться урегулировать вопрос об испанском наследстве в свою пользу. Во всяком случае Людовик XIV объявил войну габсбургскому господству в Европе и стремился к такой расстановке сил, которая воспрепятствовала бы этому господству, но чтобы сама Франция сохранила такой контроль.

Для короля и его политических советников потенциальная угроза дома Габсбургов играла центральную роль. Франции необходимо было обезопасить себя от этой угрозы, несмотря на то, что дом Габсбургов, как испанская, так и австрийская ветви, после Пиренейского мира (1659), находился в состоянии обороны. При всей преемственности политики кардиналов Ришелье и Мазарини, с одной стороны, и Людовика XIV — с другой, следует все же видеть четкие различия. Они ясно проявляются в средствах и методах. ПредпочитавшуюсяРишелье и Мазарини политику «мирного проникновения» сменила политика силы. Возрос и аппетит к территориальным захватам. Если приобретение Дюнкерка в 1662 г. еще можно рассматривать как продолжение «политики прохода и ворот»Ришелье и Мазарини, то применительно к деволюционной войне против Республики Объединенных Нидерландов и Реюньона об этом больше не может быть и речи. После смерти Филиппа II Испанского (17.09.1665) Людовик XIV сослался на частное право деволюции (согласно ему, дети от первого брака по смерти отца вправе наследовать причитающееся им наследство), чтобы военным путем получить все Испанские Нидерланды — или по крайней мере большую их часть — как приданое своей жены. То, что Людовик XIV имел при этом в виду все Испанские Нидерланды, подтверждает ход переговоров в 1663/64 гг. между голландским государственным деятелем де Виттом и французским посланником, на которых французская сторона отвергла как предложенное де Виттом вначале разделение Южных Нидерландов, так и его следующее предложение создать южнонидерландский «кантонат» по швейцарскому образцу. Претензии Франции на все Испанские Нидерланды сыграли центральную роль в развязывании войны против Республики Объединенных Нидерландов. Однако, по Нимвегенскому миру (1678/79 г.) эта цель была реализована лишь частично.

Во французских, английских и американских исследованиях подчеркивается, что второй целью внешней политики Людовика XIV было стремление не только расширить, но и удлинить французскую границу на севере и востоке. Это должно было защитить внутренние области и столицу Париж от внешней агрессии. При реализации «пограничной политики», далеко метившей и проводившейся агрессивными методами, французская сторона имела успех. Полученные территориальные приобретения, когда речь шла в основном не о больших замкнутых областях, а часто об анклавах, требовали затем, с французской точки зрения, нового выравнивания. Уже в 1673 г. Вобан в своем известном письме Людовику XIV рекомендовал обеспечить Франции разумные и лучше защищенные границы, сделать монархию «pre carre». После Нимвегенского мира Франция проводила в жизнь эту концепцию с удвоенной силой.

Все более агрессивную «пограничную политику» следует рассматривать в связи с уже упомянутым стремлением Людовика XIV обеспечить Франции безопасность. После 1679 г. к традиционному франко-габсбургскому противостоянию присоединилось франко-английское. Начинавшийся франко-английский антагонизм и создание антифранцузской коалиции во время войны Франции против Объединенных Нидерландов, коалиции, к которой кроме Голландии и Испании присоединился кайзер, имели своим следствием изменение методов прежней французской «пограничной политики» на востоке.

До настоящего времени бытует мнение, что война Людовика XIV против Республики Объединенных Нидерландов, конфликт, который привел не только к образованию мощной антифранцузской коалиции, но и к первым ощутимым финансовым трудностям в самой Франции, планировался Кольбером, чтобы военными средствами сокрушить Голландию как торгового конкурента. Новейшие исследования показали, что такая точка зрения неправомерна. Изучая причины Голландской войны, американский историк Пол Соннино установил, что Кольбер из экономических и финансовых соображении не только выступал за завершение деволюцнонной войны компромиссным Аахенскнм миром (2.05.1668 г.), но и пытался избежать войны против Республики Объединенных Нидерландов, к которой стремились Людовик XIV и молодой Лувуа. Совершенно ясно, что Кольбер не стремился к войне. В 1669 — 1670 гг., когда король уже готовился к войне, и в дипломатическом и в военном плане, министр пытался удержать его от военного конфликта с Голландией. Он боролся за снижение государственных расходов и пытался убедить короля в том, что Франция и течение 12—13 лет могла бы ослабить голландского соперника при помощи экономической и торговой политики. В письме королю он критиковал обещанные английскому королю Карлу II по Доверскому договору (1.06.1670) выплаты субсидий, так как для государства нет ничего вреднее, чем экспортировать ежегодно такие большие денежные суммы. Но в конце концов в 1671 г. Кольберу пришлось примириться с решением короля и добывать средства для ведения войны.

Известия о растущих финансовых трудностях Франции, крестьянских мятежах и дворянских заговорах 1674 г. с большим удовлетворением принимались к сведению противниками Людовика XIV. Однако высказанная Вильгельмом III Оранским в августе 1675 г. надежда, что под влиянием финансово-экономических проблем и социальных конфликтов Людовик XIV будет стремиться к скорейшему заключению мира ценой отказа от основных французских интересов, не осуществилась. Нельзя не отметить, что растущий дефицит средств у всех участников войны в конечном счете увеличивал их готовность к миру. Однако экономические трудности и социальные конфликты решительно не повлияли на внешнюю политику короля и результаты мирных переговоров.

Война с Голландией была вызвана государственными интересами и в особенности желанием отстоять интересы католицизма и отомстить голландцам за их негативное отношение к монархии. Три великих министра Людовика XIV старались превзойти один другого в старании угодить королю, - Лионн, доставляя ему союзников, Кольбер, выискивая необходимые денежные средства, Лувуа, организуя армию.  

В Голландском войне Франция показала себя достаточно сильной в военном и экономическом отношении, чтобы в течение рада лет противостоять европейской коалиции. Противники же Франции были менее подготовлены к тяготам войны, и в антифранцузской коалиции вскоре возникли трещины, которые Франция использовала в своих интересах. Но даже Людовик XIV вынужден был признать, что и он не смог бы победоносно вести борьбу долгое время. Понимание этого, а также тот факт, что во время конгресса в Нимвегене все увеличивавшиеся противоречия в лагере противника давали ему возможность заключить выгодный для Франции в территориальном отношении мир, подтолкнули Людовика XIV к окончанию войны (1678/79). Финансово-экономические проблемы и социальные конфликты имели второстепенное значение для решения короля. Для Людовика XIV политика власти тогда была важнее экономических и социальных соображений.

Прежде всего нужно было поставить Голландию в изолированное положение, вооружив против нее членов Тройственного союза. В Лондон была отправлена герцогиня Генгиетта Орлеанская; она подписала окончательный мирный договор с Карлом (Франция обязалась выплачивать английскому королю немалые денежные субсидии). Германия также перешла на сторону Франции. Заранее обговорив условия с выгодой для себя к Франции также примкнули курфюрсты Бранденбургский и Баварский, обязуясь помочь войсками. Переговоры со Швецией были начаты Арнольдом де Помпонном, а окончательный союзный договор был подписал в апреле 1672 года. Итак, Людовик XIV окружил маленькую республику Соединенных Провинций чем-то вроде дипломатической ограды. Благодаря Лувуа Франция в первый раз имела сто двадцатитысячную армию сто ста пушками, собравшуюся в полном порядку в назначенном месте и снабженную провиантом в достаточном количестве. В этой, компании, естественно, принимал участие сам король.

Военные успехи французской армии была очевидны. Французы захватили ряд крепостей и подошли к Амстердаму, где городской совет обсуждал вопрос, не следует ли немедленно сдаться чтобы смягчить требования победителя. Маленькая республика, по видимому, находилась на краю гибели. Голландцы обратились к французскому королю с предложением мира, но Людовик XIV, которому следовало согласиться на умеренные выгоды, захотел невозможного и предъявил в ответ такие условия, что голландцы ответили народным восстанием Борисов Ю.В. Международные отношения // Дипломатия Людовика XIV, М., 1991.С.124.. Они возвели Вильгельма Оранского в звание штатгальтера. Он сделался душой всей Европы в ее сопротивлении Людовику XIV. Обороняясь позади последней плотины, он не терял надежды спасти свое отечество и залил всю Голландию водой. Людовик XIV поступил неблагоразумно, поставив свои гарнизоны в завоеванных городах. Они были вынуждены отступать перед океаном, и зимой 1672-1673 года французская армия удалилась из Голландии.

Война уже совершенно утратила свой прежний характер. В то время, как Людовик XIV увлекался широкими честолюбивыми замыслами, в Европе составлялись коалиции для оказания помощи голландцам. На сторону Вильгельма Оранского скоро перешли и император Леопольд, герцоги Брауншвейгский и Гессенский, король Датский и король Испанский, который впоследствии один поплатился за всех. Эта вторая коалиция, направленная против слишком могущественной Франции, называлась Великим Союзом. Англия громко требовала войны с Францией. Только Швеция оставалась в союзниках.

С тех пор военные действия велись частью в Бельгии, частью на берегах среднего Рейна. Кампания 1674 года началась вторжением французов во Франш?Конте, оно было таким же успешным, как и в 1668 году. Король осадил Безансон, а Вобан принудил эту крепость сдаться. Наступательным движением руководил не Конде, а герцог Невайль. Конде был на севере, где вел борьбу с Вильгельмом Оранским Лысянов В.Б. Людовик XIV о государстве и монаршей власти // Новая и новейшая история № 5 М., 2002. С. 215..

Походы в пфальцграфство и в Эльзас были лучшими походами, которыми руководил Тюренн. Ему было поручено охранять с небольшой армией области среднего Рейна и остановить наступательные движения немцев и герцога Лотарингского. Лувуа приказал Тюренну опустошить пфальцграфство для того, чтобы между Германией и Эльзасом был пустыня. Это была жестокая военная экзекуция, но вместе с тем вызванная жаждой мщения. Обычаи XVII столетия дозволяли эти жестокости. Поначалу эти строгие меры не принесли французам никакой пользы, однако затем решительными действиями Тюренн выгнал немцев из Эльзаса. После гибели Тюренна (27 июля 1675 года) французская армия пришла в расстройство, чем и поспешил воспользоваться неприятель. Положение поправил Конде, который искусно веденной компанией снова принудил немцев перейти на правый берег Рейна. После этого был одержан еще ряд побед, в частности герцог Орлеанский и маршал Люксембург одержали большую победу над Вильгельмом Оранским подле Касселя.

Продолжение войны было крайне разорительно для Франции. Правительство добывала средства разными способами, в том числе и увеличением налогов. Крайняя нищета населения вызвала восстания против налогов в Нормандии, Бретани и Гиене. Единственные союзники Франции были разбиты пруссами. Союз с Англией стоил Франции дороже, чем когда-либо. Людовик XIV понял необходимость заключения мира. Переговоры открылись в Нимвегене и окончились заключением четырех договоров, подписанных Францией с Соединенными Провинциями, с Испанией и с императором в промежуток времени с августа 1678 по февраль 1679 года. К концу 1679 года мир был восстановлен во всей Европе.

Так кончилась продолжительная война с Голландией, доставившая Франции Франш-Конте, а Людовику XIV такую славу, которую стали воспевать поэты и которая вызывала восторженные рукоплескания народа. Никогда еще Франция не была более великой и не казалась более сильной, но ее уже перестали любить. Покровительство, которое она оказывала небольшим государствам, превратилось для них в тяжелую зависимость. Коалиции, которые она прежде устраивала по своему произволу, обратились против нее. Людовик XIV хотел довести Голландию до совершенного бессилия, а ее положение стало улучшаться, потому что ей был отдан Маастрихт и были отменены таможенные пошлины, стеснявшие ее торговлю. Стало быть победа Людовика XIV не была полной, а Нимвегенский договор предвещал новые бури.

3.3 Война Франции с Аугсбургской Лигой

Царствование Людовика XIV, достигшее своего апогея, стало с тех пор клониться к упадку.

Непомерное могущество и высокомерие Людовика XIV после Нимвегенского договора, его притязания на подвластные провинции закаченных городов, в частности захват Страсбурга (1681), а также отмена Нантского эдикта, которая повлекла за собой преследования протестантов и истощение сил самого могущественного государства Европы, - все это оживило надежды врагов великого короля. Благодаря стараниям Вильгельма Оранского, император, Испания, Голландия, Швеция, округи баварские, швабские и франконские условились отстаивать соблюдение вестфальских договоров. Эта Аугсбургская Лига (17 июля 1686) была третьей коалицией против Людовика XIV и гораздо более грозной, чем коалиции 1668 и 1673 года.

Война Франции с Аугсбургской Лигой была последствием ее длительного соперничества с Австрийской династией за испанское наследство. Эта война началась в 1687 году на берегах Рейна с Германией. Французами был завоеван Пфальц, где их армия беспощадно жгла замки и разрушала дома. Жители Пфальцграфства, доведенные до отчаянного положения, стали распространять по всей Германии ненависть к французам и жажду мщения.

Война с Аугсбургской Лигой не была только борьбой за поддержание равновесия между европейскими государствами, в которых все роли перевернулись на выворот по вине Людовика XIV. Это была преимущественно война из-за принципов и последняя религиозная война. В Англии вспыхнули революция в 1688 году; католический и абсолютный монарх Иаков II был свергнут, а на престол английским парламентом был возведен Вильгельм III, который включил своих подданных в состав коалиции против Людовика XIV. Тогда Аугсбургская Лига сделалась "великой лигой" (сентябрь 1689). С тех пор война была ничем иным, как дуэлью между двумя представителями двух противоположных принципов. Один из них, - человек ограниченного ума, злопамятный и упрямый, - скрывал под свойственным голландцам хладнокровием свое терпеливое и расчетливое честолюбие. Он был столько же мрачен и молчалив, сколько его соперник любил внешнюю роскошь и славу. Суровый кальвинист Вильгельм, стоявший в главе немногочисленного республиканского народа и сделавшийся в Англии конституционным королев, осмелился вступить в борьбу с грозным поборником католицизма, с неограниченным правителем Франции и коронованным идолом Версальского дворца. Он много раз едва не был окончательно побежден, не смотря на то, что за него была Европа, но после проигранных сражений никогда не падал духом и наконец довел Людовика XIV до необходимости согласиться на унизительные уступки. Объясняется это тем, что Вильгельм был представителем будущих идей о свободе религиозных исследований и о народном верховенстве во всем, что касается политики. А в такой борьбе будущего с прошлым всегда остается побежденным прошлое со своими устарелыми принципами Лысянов В.Б. Людовик XIV о государстве и монаршей власти // Новая и новейшая история № 5 М., 2002. С.220..

Неудачей окончилась попытка Людовика XIV вернуть Якова II на английский престол. Вильгельм III разбил французскую армию, вторгнувшуюся в Ирландию под предводительством свергнутого короля. Военные действия против англичан велись также на море.

На суше французские генералы одерживали большие но бесплодные победы. Они не умели извлекать выгоды из своих побед и доводить неприятеля до необходимости просить мира. Лувуа собрал трехсоттысячную армию, но не составил для нее общего плана действий. Однако и него было два первоклассных полководцы - маршал Люксембург и Катина. Люксембург был отправлен в Нидерланды для борьбы с принцем Оранским; Катина отправился сражаться в Альпийских странах и своими искусными маневрами разрушил отважные замыслы герцога Савойского. В начале войны армии Людовика XIV были очень разбросаны, поэтому самые большие победы были одержаны в Нидерландах и Альпах. В Нидерландах маршал Люксембург одержал ряд блестящих побед над армией Вильгельма Оранского, а победы Катина над герцогом Савойским увенчались завоеванием Савойи и Ниццского графства (1696).

С 1693 года военные действия велись очень медленно. Людовик XIV был вынужден назначить вместо Лувуа Барбезье, а вместо Сеньелэ Поншартрена. Преемником искусного полководца Люксембурга он назначил неспособного Виллеруа. На море и в колониях успехи сменились неудачами; Людовик XIV уже не имел необходимых средств для содержания больших эскадр. Но французские корсары стали заменять исчезнувшие французские эскадры. Они гонялись по морю за неприятельскими кораблями, грабили их и возвращались со своей добычей во французские портовые города.

Сражаясь безо всяких союзников со своими многочисленными врагами, Людовик XIV очень скоро истощил все денежные средства Франции. В течение десяти лет война стоила ему около 700 миллионов ливров. Впрочем испанский король Карл II был близок к смерти, Людовику XIV было необходимо как можно скорее разрушить коалицию для того чтобы вся Европа не мешала ему получить его законную долю испанского наследства.

Прежде всего Людовик XIV помирился с папским правительством; затем (в 1696 году) заключил Пиньерольский договор с герцогом Савойским. Переход герцога Савойского на сторону Франции разрушил коалицию. В результате Франция заключила четыре договора, - с Англией, Голландией, с империей и с Испанией 20 сентября 1697 года и договор с императором 30 октября того же года. Людовик XIV согласился признать Вильгельма III английским королем и не оказывать никакой поддержки Стюартам. В результате возвращения многих территорий, из всех приобретений, сделанных Францией со времени заключения Нимвегенского мира, Людовик XIV сохранил только Страсбург в результате Рисвикских мирных договоров. И несмотря на свои блестящие победы, он вынужден был заключать мир не как победитель, а как побежденный. Он утратил Лотарингию, которую завоевал еще Ришелье, он признал короля, возведенного на престол революцией. Не смотря на то, что у него были такие великие министры, как Лувуа, Сеньолэ, Кольбер де Круасси; такие искусные полководцы как Люксембург, Катина, Вандом; такие моряки, как Турвилль, д'Эстре, Жан Барт, Людовик XIV был побежден полководцем, чаще которого никто не подвергался поражениям в течение XVII столетия, - Вильгельмом III. Политика, отстаивавшая единство католической религии и господствующее влияние Франции в Европе, подверглась в лице великого короля решительному поражению. Догмат дарованной Богом монархической власти был сильно поколеблен.

Европа, в течение целого столетия так часто соединявшая свои силы для борьбы с Габсбургской династией, стала обнаруживать постоянную готовность соединять эти силы для борьбы с Бурбонами. Итак, бракосочетание Людовика XIV с Марией-Терезией был вредно для Франции. Оно ослепляло короля всегда близкой и всегда на время отлагавшейся надеждой присоединить к Франции бесчисленные владения испанских королей. Эта надежда скоро сбила политику Людовика XIV с правильного пути. Если в первые годы царствования он помышлял только о необходимости расширить границы Франции в северо-восточном направлении; то со временем он потерял из виду эту важную цель и стал заботиться только о получении испанской королевской короны. Он хотел объединить всю Европу в католическую абсолютную монархию, которая была бы подчинена его верховной власти. То было большим несчастьем для Франции, что Людовик XIV следовал примеру Карла Пятого, а не кардинала Ришелье.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мазарини умер и с началось личное управление Людовика XIV. Он долго дожидался этого и действительно стал с тех пор ясно осознавать свои королевские права и обязанности, потому стал с энергией стремиться к своей цели. Уже с первых дней после смерти кардинала молодой король дал понять, что отныне всем и всецело будет править он, что он будет сам своим первым министром и не желает, чтобы кто?либо из государственных деятелей подписывал хотя бы самый незначительный ордонанс. Никто не ожидал тогда от двадцатидвухлетнего короля таких высокомерных заявлений.

Сен-Симон заметил, что начиная с царствования Людовика XIV уже не говорилось о пользе государства, об интересах государства, о чести государства, а говорилось только о пользе короля, об интересах короля, о чести короля. "Богу угодно, чтоб всяких, родившийся подданным, повиновался без всяких рассуждений… Нет другого более твердо установленного христианством правила, чем такая смиренная покорность подданных тем, которые поставлены во главе их". (Мемуары Людовика XIV). Впоследствии понятие о всемогуществе короля господствовало в сознании людей до такой степени, что заключения в тюрьму без суда и следствия на основании только lettre de cachet никогда никого не удивляли и не вызывали жалоб даже со стороны жертв такого личного произвола. Личные прихоти короля превратились в государственные интересы, и ни для чьих человеческих прав не было никакого обеспечения.

С таким монархическим режимом было несовместимо существование парламента, имевшего право вносить королевские повеления в свои протоколы и предъявлять против них протесты, и даже было несовместимо существование Генеральных Штатов. Произошло упразднение Генеральных Штатов и превращение парламентов в простые судебные органы. В 1665 году Людовик XIV заменил название парламентов "верховные палаты" названием "высшие палаты". Когда парижский парламент обнаружил в 1666 году намерение обсуждать эдикты, внесенные в его протоколы в присутствии короля, старший президент получил приказание немедленно созвать палаты и повторить им формальное запрещение короля. А в 1673 году король приказал вносить все королевские распоряжения в протоколы и немедленно приводить их в исполнение, и только после этого дозволял их обсуждать.

Король был единственным собственником всей территории и народного богатства: имения его подданных были в сущности имениями короля. По словам Вольтера, французский король мог тратить деньги своих подданных. Кроме всего этого король считал себя Божьим уполномоченным. "Тот, - говорил он, - кто дал человечеству королей, желал, чтобы их утверждали, как его наместников, предоставляя одному себе право обсуждать их поведение" Лысянов В.Б. Людовик XIV о государстве и монаршей власти // Новая и новейшая история № 5 М., 2002. С.247.. Это была та самая теория, которую отстаивала католическая церковь и в особенности галликанская. Ведь сказал же апостол Павел: "Omnis potestas a Deo" (Всякая власть исходит от Бога). В качестве наместников Христа папы предъявляли свои права на верховную власть над королями, на что короли отвечали, что они также получили свою власть от Бога.

Людовик XIV не ограничился тем, что стал пользоваться наследством, оставшимся после Ришелье и Мазарини: он окончательно организовал систему монархического управления с помощью советов, государственных секретарей и интендантов, а из королевского дворе сделал нечто вроде настоящего органа королевской власти. "Я твердо решился, - говориться в "Мемуарах", - не допускать, чтобы кто-либо исполнял обязанности короля, между тем как я сам буду только носить королевский титул" Ольтециан И. Свет и тени Короля Солнца // История № 1, М., 2009. С.56.. Это была руководящая цель личного управления Людовика XIV; он не хотел иметь при себе первого министра, а хотел сам быть своим первым министром. Хотя эти слова так ясны, что не нуждаются ни в каких объяснениях, однако не лишним будет более близкое знакомство с вызванной ими радикальной переменой в системе управления.

Со времени смерти Генриха IV монархия имела двух представителей, - короля и его министра, но в особенности с 1624 года министр присвоил себе права короля. Людовик XIV хотел, чтоб права короля и министра соединялись в одном лице, и стал смотреть на все дела управления "не равнодушными глазами (как он сам выражался), а глазами повелителя". Если правда, что Мазарини советовал ему управлять государством самостоятельно, то никогда еще никакой совет не исполнялся с большей точностью. Людовик XIV соединял в своем лице и титул и обязанности короля со времени смерти кардинала до собственной смерти, то есть в течение пятидесяти четырех лет.

Чтобы осуществить на практике свое намерение быть единственным главой государства, Людовик XIV разделил свое доверие между несколькими министрами, не возлагая его всецело ни на кого. Возникает вопрос, не вовлекся ли он в заблуждения и действительно ли он руководствовался теми правилами абсолютной власти, то есть никогда не иметь ни фаворита ни первого министра; чтобы на это ответить, необходимо подробно изучить его отношения с его главными сотрудниками. По мнению Сен?Симона, искавшего удовлетворения для оскорбленного самолюбия, Людовик XIV всегда подчинялся влиянию своих министров, будучи убежден, что ничьему влиянию не подчиняется. Едва ли можно отвергать, что он иногда руководствовался в своей внешней политике советами Лувуа, но следует прибавить, что он всячески старался избавиться от такой зависимости. Конечно, нельзя утверждать, что он один совершил или один задумал все, что было сделано под его управлением, и было бы возмутительно несправедливо не признавать великих заслуг таких людей, как Кольбер или Лувуа, как Торси и Демаре; однако ни на каком другом монархе не лежала более полнота ответственности за все, что было сделано хорошего или дурного под его управлением, потому что никакая другая система управления не была более личной.

Обходиться без первого министра - было первым правилом Людовика XIV; не допускать в состав королевского совета ли лиц духовного звания ни людей знатного происхождения - было его вторым правилом, которого он придерживался не менее строго, чем первого. Влияние лиц духовного звания должно было ограничиваться религиозной сферой и они никогда не заседали в том Совете, где обсуждались политические вопросы. "Я держусь правила никогда не назначать членами моего Совета лиц духовного звания и в особенности кардиналов… Борисов Ю.В. Международные отношения // Дипломатия Людовика XIV, М., 1991. С.96."

Дворяне внушали опасение не столько своим характером, сколько своими громкими именами, своими родственными и дружескими связями; каждый из них мог сделаться представителем интересов той партии, которая еще незадолго перед тем пыталась возбудить междоусобную войну. Поэтому и для дворян были закрыты двери, которые вели в залу заседаний королевского Совета. Они отворились только один раз для дворянина, герцога Бовиллье. Непреодолимое желание короля устранять людей знатного происхождения от участия в делах управления обнаружилось, прежде всего, в его отношениях к членам его семейства. Принцы крови занимали разные должности, получали пенсии и даже иногда назначались военными начальниками, но никогда не вмешивались в политик. Только два члена королевского семейства заседали в королевском Совете; но они должны были продолжать политику Людовика XIV. Великий дофин вступил в члены совета в 1691 году, а герцог Бургундский в 1701.

Людовик XIV всегда выбирал членов своих Советов из таких дворян, которые приобрели дворянское звание службой в магистратуре. Король надеялся найти в них таких министров, которые, не имея никакого значения по своему происхождению и общественному положению, будут стараться угождать ему, и которых он всегда мог низвести в то ничтожество, из которых сам их возвысил. Именно таким дворянам он поручал организацию своего финансового управления и своей армии, осмотр крепостей и портовых городов, переговоры с иностранными правительствами и украшение королевских дворцов. Умных, образованных и вообще державших себя с достоинством людей по словам Сен?Симона он предпочитал людям недаровитым, потому что ему было легче господствовать над такими людьми и держать их в полной от себя зависимости.

Монархия Людовика XIV была достойна названия административной монархии. Действительно, если теория королевского полновластия никогда не находила более высокого и более полного выражения, чем в лице Людовика XIV, то с другой стороны и административный механизм никогда не был организован с большим искусством и никогда лучше не соответствовал намерениям того, кто приводил его в движение. Центральная власть находилась в руках короля, при котором состояли Советы, государственные секретари, генеральный контролер и канцлер; в провинциях находились королевские агенты и в особенности интенданты; между центральными и провинциальными органами управления существовала прочная связь. Главным органом этого механизма были Советы; туда поступали и там обсуждались и разрешались все вопросы, сколько?нибудь касавшиеся государственных интересов; оттуда исходили все приказания, приводившие в движение все даже самые мелкие колеса механизма. Нововведения Людовика XIV заключались в том, что заведование каждой сферой управления он поручил специальному органу. С тех пор вся политическая и административная работа была разделена между государственным Советом, Советом депеш, Советом финансов и Тайным Советом; первые три совета были только совещательными собраниями под постоянным председательством короля, а четвертый сам разрешал дела под председательством королевского представителя, канцлера.

Франция уже в начале 17 века вступает в период укрепления абсолютизма, который достигает своего полного расцвета к середине столетия при Людовике XIV. Являясь политической формой господства дворянства, абсолютная монархия во Франции в то же время «служила сильным оружием нарождающемуся буржуазному обществу в борьбе его с феодализмом» и на протяжении значительной части 17 века поддерживала развитие отечественной экономики, прежде всего промышленности и торговли. В начале 17 века значительное развитие во Франции получает крупное мануфактурное производство. Складывается и укрепляется внутренний рынок, что способствует укреплению внутреннего национального единства. Развивается зарубежная торговля, правительство учреждает целый ряд торговых компаний. К середине 17 века Франция становится одной из крупнейших торговых держав. Расширяются ее колониальные владения. Однако подъем французской экономики - был достигнут за счет жесткой эксплуатации народных масс. Тяжесть налогов, прежде всего. ложилась на крестьянство, что было причиной многочисленных и жестоко подавлявшихся восстаний, происходивших на всем протяжении 17 века.

Характеризуя внутреннее положение Франции в начале XVTTI в., маршал Вобан, военный инженер и экономист, писал, что десятая часть жителей Франции нищенствует, а половина населения по бедности лишена возможности подавать милостыню нищим. Национальное богатство Франции резко уменьшилось. Доведенные до отчаяния бременем налогов и злоупотреблениями местных властей, крестьяне и плебейские массы городов непрерывно поднимали восстания, для подавления которых использовались части регулярной армии. Фенелон называл французское абсолютистское государство своего времени «испорченной машиной». Действительно, уже в конце царствования Людовика XIV появились признаки приближавшегося крушении французского абсолютизма.

Со второй половины царствования Людовика XIV начинается новый период дипломатической истории Европы, который был ознаменован постепенным усилением международной роли Англии в ее борьбе с Францией за первенство в грабеже колоний.

Англия, лидировавшая в торговле, науке и технике, захватила ведущие позиции в Европе главным образом потому, что новый английский класс буржуазии смог ограничить власть монарха. Во Франции же королевская администрация контролировала сферу торговли и не считалась с ее собственными интересами. Однако развитое сельское хозяйство Франции длительное время сглаживало пренебрежительное отношение короны к торговле.

В конечном итоге дипломатия Людовика XIV , его бесконечные войны привели к ликвидации гегемонии Франции в Европе.

Судьбы разные и у королей. Одни умирали в своей постели, оставив истории только имя и его "порядковый номер". Другие гибли на эшафоте или становились жертвой государственных переворотов. Одни не свершили ничего значительного, оставившего след в вечной памяти народа и всего человечества. Другие и в небытии сохранили звучный эпитет "великий". К последним относятся Людовик XIV (1638-1715). Его личное правление продолжалось 54 года. После смерти Мазарини, 10 марта 1661года,  Людовик XIV берет в руки всю полноту власти, и за короткий промежуток времени ему удается явить Франции и Европе образ всемогущего короля.

  Эпоха Людовика XIV это также время невиданного по своему размаху восхваления правителя, которое выводит на сцену Короля – Солнца, окруженным самым утонченным поклонением по сравнению с иными европейскими монархами. Отнюдь не случаен выбор им солнечной эмблемы. Как объясняет сам король, дневное светило направляет свое тепло и свет на землю, и поэтому все вокруг обязано ему жизнью. Культ Короля – Солнца насаждается всеми возможными в то время путями: через слово (пьесы и поэмы), образы (картины и гравюры) и зрелища. Используются так же малейшие поводы для демонстрации всенародного обожания и поклонения.

   Людовик XIV принадлежит к числу королей-долгожителей. Его личное правление продолжалось 54 года (после смерти кардинала Мазарини) и вошло в учебники всех стран под названием "золотой век", а он сам как "король-солнце". Эти оценки стали традиционными, а традиции далеко не всегда достоверны. Бесспорно, что Франция во второй половине XVII в. была могущественным европейским государством. По численности населения 20-21 млн. человек (статистика тех далеких времен требует больших "допусков") она превосходила Россию (16 млн.). В стране существовало развитое мануфактурное производство. Крестьянство, составлявшее подавляющее большинство населения, снабжало Францию дешевым продовольствием, но время от времени жестоко страдало от голода, уносившего сотни тысяч жизней.Король-солнце претендовал на гегемонию в Европе. При нем французский народ в общей сложности более 30 лет находился в состоянии войны, причем дважды, во время войны с Аугсбургской лигой (основанной в 1686 г.) и войны за испанское наследство 1701-1714 гг., с коалициями европейских государств. Французская армия была самой многочисленной и боеспособной в Европе. Сохраняя черты феодальных наемных войск, она Обладала передовым вооружением, специальными - артиллерийскими, инженерными и другими частями, системой организованного тыла (склады, казармы, госпитали). Фактически заново был создан военно-морской флот, способный противостоять флотам Англии или Голландии.

Людовик XIV стремился силой решать военно-стратегические вопросы и обеспечивать безопасность Франции и ее границ. Внешняя политика и дипломатия короля играли второстепенную, вспомогательную роль: прокладывали армии дорогу, закрепляли путем переговоров ее завоевания или смягчали последствия поражений, спасали от катастроф. Дипломатическая служба короля, обладая большим опытом, действовала энергично и часто напористо. Но она не могла изменить трагических для Франции последствий агрессивной политики Людовика XIV, приведшей страну к тяжелому поражению.

История "золотого века", недостаточно освещенная в советской литературе, представляет не только научный интерес. При всей условности исторических аналогий (события и факты никогда не бывают тождественными) незримые нити преемственности соединяют даже отдаленные эпохи. Королевство Людовика XIV - классический образец абсолютной власти. Диктаторов в разных странах и у различных народов называли по-разному: консул, император, король, государь, царь, председатель, генеральный секретарь, фюрер, дуче. Менялись общественные порядки, традиции, нравы. Но жил и живет институт личной власти, попирающий законность, народную волю, гуманность, гласность.

Закономерен тот факт, что чем тяжелее рука бесконтрольного властителя, тем чаще и охотнее он прибегает к внешним прикрытиям. При Людовике XIV время от времени проводились гласные расследования (финансовые, уголовные), состоялся публичный суд над сюринтендантом (министром) финансов Никола Фуке. В ходе громкого дела о "ядах" привлекались к ответственности титулованные особы. Лжедемократизм и в наши дни - в иных масштабах, формах и проявлениях, с другим социальным содержанием - служит прикрытием для честолюбивых устремлений политических авантюристов.

Еще одна проблема для размышления. Король-солнце в законченном, изощренном виде создал административно-командную систему управления. Для своего времени это был шаг вперед на пути ликвидации феодальной раздробленности и самоуправства дворян. Король, и только он, принимал окончательные решения, изрекал истины в последней инстанции. Государственный и другие советы являлись консультативными органами. Все управление страной, сверху донизу, было жестко централизовано, построено на принципе безусловного приоритета воли и интересов короля над всем обществом. Бюрократия была всемогущей.

Насилие - неотъемлемое качество любого режима личной власти, и государство короля-солнца было отнюдь не солнечным, а репрессивным. Непослушание и вольнодумство - политическое и религиозное, - "оскорбление величества" карались смертью, длительным, часто пожизненным, тюремным заключением, каторгой и галерами. А сотни тысяч протестантов, убитых, насильственно обращенных в католичество, разоренных, вынужденных покинуть Францию! А безжалостное подавление народных восстаний! Гильотину еще не придумали, но непокорных расстреливали, вешали, морили голодом и холодом.

       

Приложение

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Бардаи А.Н. Европа в период английской революции // Всемирная история. Т.13, М., 1996.

2. Бассан Ф. Людовик XIV, король артист. М., 2002.

3. . Бирюкович В.В.1936 Абсолютная монархия во Франции. // Короли-чудотворцы. М.:, 1997.

4.194. Блюш Ф. Людовик XIV. М. 1998.

5. Борисов Ю.В. Три портрета времён Людовика XIV // Новая и новейшая история. 1991.

6 Борисов Ю.В. Фаворитки Людовика XIV // Новая и новейшая история. 1991. № 4..

7 Виппер Ю.Б. «Мемуары» кардинала де Реца //. М. 1997.

8. Боиль Г.Т. История цивилизации. Т. 1, М., 2000.

9. Бергер О. Всемирная история // Новая история Т. 3, СПб, 1999.

10. Борисов Ю.В. Международные отношения // Дипломатия Людовика XIV, М., 1991.

11.Космипский Е.А. Абсолютизм во Франции. М., 1988.

12. Лысяков В.Б. Людовик XIV о государстве и монаршей власти // Новая и новейшая история. 2002. № 5.

13. Люблинская А.Д., Шаркова И. А.А. Матвеев и его труд

14. Манфред. А.З. История Франции. T.l. М.: Наука, 1972.

15. Матвеев А.А. Русский дипломат во Франции. Л., 1972, с. 3-30.

16. Малое В.Н. Абсолютистская бюрократия и французское общество. М.1991.

17 Малое В.Н. Людовик XIV: опыт психологической характеристики // Новая и новейшая история. 1996. № 6.

18. Всемирная история. Т. 10., М., 1958.

19. Рогинская А.Е. Очерки истории Франции (XVII-XIX вв.). М., 1958.

20. Галкин И.С. Французская историографическая мысль и историографическая наука // Историография новой и новешей истории стран Европы и Америки. М., 1977.

21. Ивонина Л.И. Маркиз де Торси // Вопросы истории № 12, М., 2006.

22. Кудрявцев В.Н. Исторический лексикон: энциклопедический словарь. Т. 7, М., 1998.

23. Лысянов В.Б. Людовик XIV о государстве и монаршей власти // Новая и новейшая история № 5 М., 2002.

24. Ольтециан И. Свет и тени Короля Солнца // История № 1, М., 2009.

25. Овсянников В.И., Сироткин В.Г. Историография истории нового времени. М., 1989.

26. Петера К. Французские короли и императоры. Ростов-на-Дону, 1997

27. Сироткин В.Г. Буржуазные революции XVII - XVIII вв. // Сборник документов по истории нового времени. М., 1990.

28 Сказкин С.Д. Проблема абсолютизма в Западной Европе. //. Избранные труды по истории. М., 1973.

29. Юровская Е.Е. Сборник документов по истории нового времени стран Европы и Америки (1640 - 1870) М., 1990.

30. Черняк Е.Б. Тайны Франции. М. 1996.

31. Чистозвонов А.Н. Генезис капитализма: проблемы методологии. М. 1985.

32. Ле Мао К. Людовик XIV и парламент Бордо: весьма умеренный      абсолютизм // Французский ежегодник 2005. М., 2005. 

1 Черняк Е.Б. Тайны Франции. М. 1996.

2 Петера К. Французские короли и императоры. Ростов-на-Дону, 1997

3 Ивонина Л.И. Маркиз де Торси // Вопросы истории № 12, М., 2006.

4 Галкин И.С. Французская историографическая мысль и историографическая наука // Историография новой и новейшей истории стран Европы и Америки. М., 1977.

5 Всемирная история. Т. 10., М., 1958.

6 Бирюкович В.В.1936 Абсолютная монархия во Франции. // Короли-чудотворцы. М.:, 1997.

7 Бардаи А.Н. Европа в период английской революции // Всемирная история. Т.13, М., 1996.

8 Боиль Г.Т. История цивилизации. Т. 1, М., 2000.

9 Борисов Ю.В. Международные отношения // Дипломатия Людовика XIV, М., 1991.

10 Лысяков В.Б. Людовик XIV о государстве и монаршей власти // Новая и новейшая история. 2002. № 5.

11 Манфред. А.З. История Франции. T.l. М.: Наука, 1972.

12 Малое В.Н. Людовик XIV: опыт психологической характеристики // Новая и новейшая история. 1996. № 6.

13 Рогинская А.Е. Очерки истории Франции (XVII-XIX вв.). М., 1958.

14 Галкин И.С. Французская историографическая мысль и историографическая наука // Историография новой и новешей истории стран Европы и Америки. М., 1977.

15


Лысянов В.Б. Людовик XIV о государстве и монаршей власти // Новая и новейшая история № 5 М., 2002.

16 Юровская Е.Е. Сборник документов по истории нового времени стран Европы и Америки (1640 - 1870) М., 1990. С61. 

17 Петера К. Французские короли и императоры. Ростов-на-Дону, 1997

18 Овсянников В.И., Сироткин В.Г. Историография истории нового времени. М., 1989.

19 Юровская Е.Е. Сборник документов по истории нового времени стран Европы и Америки (1640 - 1870) М., 1990. С.63 .

20 Ле Мао К. Людовик XIV и парламент Бордо: весьма умеренный      абсолютизм // Французский ежегодник 2005. М., 2005.

21 Лысяков В.Б. Людовик XIV о государстве и монаршей власти // Новая и новейшая история. 2002. № 5.

22 Малое В.Н. Людовик XIV: опыт психологической характеристики // Новая и новейшая история. 1996. № 6.

23 Галкин И.С. Французская историографическая мысль и историографическая наука // Историография новой и новешей истории стран Европы и Америки. М., 1977.

24 Галкин И.С. Французская историографическая мысль и историографическая наука // Историография новой и новешей истории стран Европы и Америки. М., 1977.

25 Овсянников В.И., Сироткин В.Г. Историография истории нового времени. М., 1989.

26 Юровская Е.Е. Сборник документов по истории нового времени стран Европы и Америки (1640 - 1870) М., 1990.

27 Кудрявцев В.Н. Исторический лексикон: энциклопедический словарь. Т. 7, М., 1998.

28 Овсянников В.И., Сироткин В.Г. Историография истории нового времени. М., 1989.

65


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

8239. Технология коллективной творческой деятельности 16.39 KB
  Технология коллективной творческой деятельности. Методика КТД. В каждом КТД проявляется коллективное начало, творческое начало. Представляет собой поиск лучших идей. Педагогическая технология - это совокупность и порядок сформирован...
8240. Задачи, функции, особенности организации работы классного руководителя на современном этапе развития школы 16.41 KB
  Задачи, функции, особенности организации работы классного руководителя на современном этапе развития школы. Современный классный руководитель выполняет 3 функции: 1) Организация разнообразной деятельности в классе. 2) Забота о развитии каждого ребён...
8241. Педагогическая диагностика в учебно-воспитательном процессе: цели, методы, обработка данных 19.99 KB
  Педагогическая диагностика в учебно-воспитательном процессе: цели, методы, обработка данных. Различают диагностирование облученности, т.е. последствий, достигнутых результатов, и обучаемости. В диагностику вкладывается более широкий и более глубокий...
8242. Гносеологічні та кримінально-процесуальні основи доказування 94 KB
  Гносеологічні та кримінально-процесуальні основи доказування Проголосивши людину, її життя та здоровя, честь і гідність, недоторканість і безпеку найвищою соціальною цінністю, держава визнала основним своїм обов’язком утвердження та забез...
8243. Особливості консультування та особистості консультанта 71.5 KB
  Психолог-консультант має справу з найскладнішим та найважливішим обєктом людською психікою. І найдавніший закон цієї взаємодії такий, як і в медицині: Не нашкодь..
8244. Десятичные дроби. 5 класс 41.5 KB
  Десятичные дроби. 5 класс. Закрепление полученных знаний, умений и навыков работы с десятичными дробями. Развивать устойчивость внимания, наглядно - действенное мышление, познавательный интерес посредством игры. Воспитание инт...
8245. Військово-педагогічні процеси 84.5 KB
  Методичні вказівки. Прийняти рапорт чергового навчальної групи, перевірити наявність курсантів на занятті, їх зовнішній вигляд, готовність до занять. Послідовно викладати основний зміст навчальних питань лекції: основні визначення і формулювання, розкриття теми, висновки з окремих питань і лекції в цілому.
8246. Цивільна оборона в сучасних умовах. Конспект лекцій 1.89 MB
  Роль і завдання цивільної оборони в сучасних умовах Питання, які розглядаються на лекції: 1. Правові та організаційні основи ЦО. Женевські конвенції про захист цивільного населення і цивільних обєктів у НС. Закон і положення Про цивільн...
8247. Основи використання оптичного випромінювання в сільськогосподарському виробництві 86 KB
  Основи використання оптичного випромінювання в сільськогосподарському виробництві Природа оптичного випромінювання. Основні поняття та визначення. Фотобіологічна дія оптичного випромінювання. Основні оптичні величини і одиниці вимі...