89571

Предупреждение криминальной агрессии лиц с психическими аномалиями

Дипломная

Психология и эзотерика

Психические аномалии и преступность. Психические аномалии как субъективный фактор криминальной агрессии. Большинство отечественных криминологов единодушны в том что психические аномалии оказывают существенное влияние на преступное поведение а значит и на преступность в целом.

Русский

2015-05-13

110.21 KB

5 чел.

Содержание

Введение………………………………………………………………………...3-6

Глава 1. Поведенческие особенности лиц с психическими аномалиями………………………………………...…………………………..7-15

§1.1. Понятие и виды психических аномалий………………………….……..6-7

§1.2. Психические аномалии – как фактор формирования дефектов социализации личности и основа деструктивного поведения ……………..7-10

§1.3. Особенности мотивации лиц с психическими аномалиями……………………………………………….…………………..10-15

Глава 2. Психические аномалии и преступность…………………………..16-26

§2.1. Психические аномалии – как субъективный фактор криминальной агрессии……………………………………...………………………………..16-20

§2.2. Психологическая характеристика лиц с психическими аномалиями, совершивших насильственные преступления……………………………...20-23

§2.3. Невменяемость и ограниченная вменяемость как результат психических аномалий……………………………………………………………………...23-25

Глава 3. Предупреждение криминальной агрессии лиц с психическими аномалиями…………………………………………………………………...25-46

§3.1. Профилактика преступного поведения лиц с психическими

аномалиями…………………………………………………………………...25-33

§3.2. Исправление и перевоспитание осужденных с психическими аномалиями…………………………………………………………………...33-40

Заключение…………………………………………………………………...27-28

Библиографический список………………………………………………....50-54

Введение

Актуальность исследования психических аномалий и их роли в механизме преступного поведения обусловлена недостаточным состоянием разработанности данной темы в литературе. В частности, в юриспруденции по этому вопросу проявляется осторожность.

Большинство отечественных криминологов единодушны в том, что психические аномалии оказывают существенное влияние на преступное поведение, а значит, и на преступность в целом. Однако наука и практика настоятельно требуют исследований, позволяющих понять, что представляют собой психические аномалии, каким образом они влияют на формирование личности и на преступное поведение, а также какие меры необходимо предпринять для успешной профилактики преступлений, совершаемых лицами с дефектной психикой. Данные вопросы и составляют основное содержание моей дипломной работы.

К психическим аномалиям относятся такие расстройства психической деятельности, обычно пограничного характера, которые не дают оснований считать человека психически здоровым полностью, но и не позволяют отнести его к психически больным. Иначе говоря, речь идет о лицах с дефектной психикой, являющихся вменяемыми.

Психические аномалии приводят к деформации структур внутреннего мира личности, искажению в его сознании значимости тех или иных ценностей и мотивационных установок, а также порождают тенденции к нахождению болезненного (отклоняющего от нормы)  способа существования, направленного на компенсацию своей ущербности.

Среди правонарушителей, имеющих психические аномалии, четко просматриваются такие характерные особенности их поведения, как эмоциональная неустойчивость, крайняя возбудимость, неадекватность реакций, импульсивность.

Как известно, мотивация выступает как психологическая форма активности субъекта, выражающая его потребности. Будучи социально детерминированной, непосредственно изнутри субъекта мотивация определяет криминальную направленность его действий.

Изучение проблемы мотивации представляет особый интерес не только для познания причинности преступного поведения, но и в практическом плане, в частности, для правильной квалификации деяний и индивидуализации наказания, а также в плане прогнозирования и превенции преступлений. И при всей несомненности того, что психические аномалии могут иметь криминогенное значение, они не выступают причиной преступного поведения, а страдающие ими лица вовсе не обречены совершать преступления.

Тем не менее, в криминологии уже давно уделялось пристальное внимание корреляции психических аномалий и преступного поведения.

Весьма актуален научный анализ вопросов предупреждения преступлений со стороны лиц с подобными отклонениями, расследования и судебного рассмотрения совершенных ими преступлений, исправления и перевоспитания виновных.

Глава 3 моей дипломной работы посвящена комплексным проблемам предупреждения преступлений со стороны лиц с психическими аномалиями. В данном случае я включаю в понятие «предупреждение» усилия всего общества, а именно:  мероприятия государственных органов и общественных организаций по выявлению и устранению обстоятельств, способствующих преступному поведению лиц с дефектами психики; воспитательно-профилактическое воздействие на указанных лиц; а также обеспечение их наиболее благоприятными условиями жизнедеятельности.

Сюда же я отношу работу правоохранительных органов по расследованию преступлений, совершенных лицами с ущербной психикой, их уголовному наказанию и его исполнению, поскольку исправление и перевоспитание преступников — важнейшая часть работы по предупреждению рецидивной преступности.

Предупреждение преступлений со стороны лиц с психическими нарушениями имеет большое значение не только для укрепления правопорядка и законности. Не менее важно оно и для улучшения психического здоровья людей.

Целями настоящего исследования являются:  изучение сущности психических аномалий, определение их роли в механизме преступного поведения, а также разработка рекомендаций по предупреждению криминальной агрессии лиц с психическими аномалиями.

Задачи исследования:

-  раскрыть понятие психических аномалий и их виды.

- рассмотреть психические аномалии как основу деструктивного поведения личности.

-  выделить особенности мотивации лиц с психическими аномалиями.

- рассмотреть психические аномалии как субъективный фактор криминальной агрессии.

-  рассмотреть психологическую характеристику лиц с психическими аномалиями, совершивших насильственные преступления

-  раскрыть понятия невменяемости и ограниченной вменяемости как результат психических аномалий.

Объект исследования:   механизм    преступного    поведения,   роль психических аномалий в нем.

Предмет исследования: научные публикации по исследуемым вопросам; аналитические и статистические материалы, характеризующие искомую проблематику,  уголовно-правовые нормы, определяющие такие понятия, как «невменяемость», «уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости»; судебно-следственная и экспертная практика по делам о признании лиц ограниченно вменяемыми и невменяемыми.

Методологической основой исследования являются положения диалектики, взятые в единстве с общенаучными и частными методами, в качестве которых использовались: метод формально-юридического анализа, социологические и психологические методы, исторический, сравнительно-правовой, метод системного анализа, логико-юридический и другие.

Теоретическую основу исследования составили труды таких авторов, как: Ю.М. Антонян, Н.В. Артеменко Н. В., Ф. Брокгауз, И. Ефрон, М.А. Васильченко, А.Ф. Зелинский, Л. Захожий, В.П. Емельянов,  В.Н. Кудрявцев, В.В. Королев, Н.Ф. Кузнецова, Р. Михеев и другие.

Теоретическая значимость и практическая целесообразность. Изложенные в исследовании выводы и предложения могут быть использованы:

— в преподавании курса уголовного права;

— в законотворческой деятельности по совершенствованию действующего уголовного законодательства;

— в правоприменительной деятельности судебных и правоохранительных органов в целях разрешения проблемных ситуаций, возникающих в процессе применения положений уголовного закона в области психических аномалий в механизме преступного поведения;

— в научно-исследовательской работе при дальнейшей разработке проблем, связанных с исследованием психических аномалий в механизме преступного поведения.

Научная новизна исследования определяется конкретными рекомендациями по совершенствованию уголовного законодательства, правоприменительной и экспертной практики в сфере регулирования деятельности по борьбе с преступностью лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

Структура работы: работа состоит из введения, основной части из трёх глав, заключения и списка литературы. 

Глава 1. Поведенческие особенности лиц с психическими аномалиями

§1.1. Понятие и виды психических аномалий

Для определения психического здоровья уголовно-процессуальное законодательство РФ использует такие термины и словосочетания, как «психическое состояние, лишающее возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы» (ст. 45 УПК РФ), «психические недостатки» (ст. 51 УПК РФ), «психическое расстройство» (ст. 433 УПКРФ), «психическое заболевание» (ст. 434 УПК РФ).

При этом УПК РФ не раскрывает сущности этих понятий.

В научной литературе эти состояния и заболевания иногда называют «психическими аномалиями», «психическими отклонениями», «психическими ненормальностями» и прочее.2

По существу, в рассматриваемых ситуациях речь идет о психических недостатках, психических аномалиях, отличающихся глубиной поражения психики.

Однако в науке предприняты попытки дать определения того и другого понятия. Обратившись к толковым словарям русского языка, увидим, что термин «аномалия» определяется как неправильность, отклонение от обычной нормы3. Например, в древности помешанным считали всякого, образ действий которого отличался от обычной жизни4.

В современной научной литературе существуют иные определения психических аномалий. А. В. Рагулина полагает, что психические аномалии – это различные психические отклонения, снижающие уровень сознательно - волевой регуляции.

Данное определение  представляется     неполным, поскольку в   нем  рассматриваются только отклонения лица,   совершившего общественно опасное деяние, об отклонениях других участников уголовного процесса ничего не говорится.5

Поэтому более удачными представляются определения, предложенные Р. И. и А. В. Михеевыми, а также Ю. М. Антоняном и С. В. Бородиным.

Так, Р. И. Михеев и А. В. Михеева считают, что психические аномалии – это врожденное или приобретенное функциональное или органическое изменение головного мозга, которое, отражаясь на разных сторонах психической деятельности субъекта, влияет на характер и содержание его социально значимого поведения, в том числе общественно опасного поведения6.

Ю. М. Антонян, С. В. Бородин под психическими аномалиями понимают все расстройства психической деятельности, не достигшие психотического уровня и не исключающие вменяемости, но влекущие личностные изменения, которые могут привести к отклоняющемуся поведению.7  

Применительно к сущности психических недостатков существуют следующие точки зрения.

Одни авторы понимают под психическими недостатками такие, которые не устраняют ответственности за преступление, но препятствуют успешной защите обвиняемого8.

Другие считают, что к психическим недостаткам, затрудняющим самостоятельное осуществление обвиняемым своего права на защиту, относятся такие психические отклонения, которые хотя и не лишают обвиняемого способности отдавать отчет в своих действиях или   руководить ими, но в какой - то мере ослабляют эту способность.9  

Третьи определяют психические   недостатки    как    постоянные    или временные болезненные нарушения психической деятельности, которые не исключают вменяемости обвиняемого, однако в силу своей глубины или стойкости ограничивают его способности правильно и полно воспринимать, запоминать и оценивать обстоятельства, имеющие значение для дела, и самостоятельно осуществлять свое право на защиту10.

При расследовании и разрешении уголовных дел важным является вопрос, какие отклонения в психическом развитии следует относить к психическим недостаткам, вследствие чего требуется повышенная защита прав участников уголовного процесса, либо решается вопрос о целесообразности участия лица в уголовном процессе.

В. В. Радаев относит к психическим недостаткам дебильность, психопатии, хронический алкоголизм, эпилепсию, остаточные явления черепно - мозговых травм, психофизический инфантилизм.

При этом он не относит к психическим недостаткам шизофрению, психические расстройства, связанные с поражением сосудов головного мозга, сифилис мозга и другие психические расстройства, не исключающие вменяемости обвиняемого11, что не является бесспорным.

Данное определение также является неполным в силу ограничения круга участников.

М. Ю. Рагинский к психическим недостаткам предлагает относить аномалии психического развития, вызванные врожденными дефектами центральной нервной системы, прижизненными органическими поражениями мозга или их остаточными явлениями12.

Поскольку      психические    недостатки   связаны   с     психическими расстройствами, в научной литературе предложена их классификация.

В частности, В. Я. Семке указывает на следующие структурные компоненты психических расстройств, не исключающих вменяемости, которые он называет пограничными состояниями: «неврозы, невротические  реакции   и развития, психопатии и патохарактерологические развития личности, неврозоподобные реакции и развития, психопатоподобные и патологические развития личности»13.

Лица с дефектами психики в подавляющем большинстве случаев трудоспособны, дееспособны и вменяемы, у них преобладают нормальные психические явления и процессы, а потому такие лица сохраняют в основном свои социальные связи.

Когда речь идет о преступном поведении лиц с психическими нарушениями, как в юридической, так и в психиатрической литературе наряду с «психическими аномалиями» применяются также понятия «психические недостатки», «пограничные состояния». Общим для всех этих понятий является то, что они охватывают психические состояния, находящиеся на грани психического здоровья и психической болезни, но не исключающие вменяемость.

С одной стороны, многие психические аномалии находятся в рамках пограничных состояний, которых большинство среди психических болезней. По свидетельству Г. К. Ушакова, пограничные формы нервно-психической патологии составляют 80%.14

С. М. Лившиц и Я. П. Фрумкин полагают, что пограничные состояния, помимо неврозов и психопатии, включают и психические нарушения, которые связаны с соматическими расстройствами. К пограничным состояниям могут быть отнесены те психические нарушения, которые ограничиваются определенным уровнем, качеством синдромов и симптомов. Качество определяется тем, что при пограничных состояниях нарушаются лишь высшие уровни психической деятельности и развиваются психопатологические синдромы незначительной тяжести.

С другой стороны, по своей нозологической структуре психические аномалии шире пограничных состояний, они охватывают не только различные психические расстройства из числа пограничных состояний, но и включают в себя, например, алкоголизм и наркоманию.

Таким образом, расстройства психической деятельности, которые влияют на преступное поведение и условно объединены под названием «психические аномалии», включают в себя алкоголизм, психопатию, олигофрению в форме дебильности, остаточные явления черепно-мозговых травм, наркоманию, органическое заболевание центральной нервной системы, эпилепсию, сосудистые заболевания с психическими изменениями, шизофрению в состоянии стойкой ремиссии и некоторые другие психические расстройства и болезни.

Рассмотрим подробнее те психические аномалии, которые наиболее часто встречаются среди правонарушителей.

Алкоголизм — нарастающее   заболевание, которое определяется патологическим влечением к спиртным напиткам (физическая и психическая зависимость), развитием дисфункционального состояния, абстинентного синдрома при прекращении употребления алкоголя, а в далеко зашедших случаях — стойкими соматоневрологическими расстройствами и психической деградацией.

Алкоголизм всегда сопровождается многообразными социальными последствиями, неблагоприятными как для самого больного, так и для общества.15 

Для психопатии же характерно сочетание аномальной дисгармонии эмоционально-волевых свойств и относительной сохранности познавательных способностей личности. Неустойчивость эмоционально-волевого реагирования на среду нарушает приспособительные возможности человека, что находит выражение в его поведении.

Большой вклад в исследования психопатии в отечественной науке внес выдающийся советский психиатр П. Б. Ганнушкин. Согласно его мнению, психопатии — это аномалии характера, которые «определяют весь психический облик индивидуума, накладывая на его душевный склад свой властный отпечаток», «в течение жизни... не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям»16 и «мешают... приспособиться к окружающей среде». Патологический склад личности при психопатиях возникает на основе взаимодействия двух факторов — врожденной или рано приобретенной биологической неполноценности нервной системы и влияния внешней среды. Одного же влияния последней для образования психопатии недостаточно.

Не следует смешивать психопатию с асоциальными формами поведения: психопатия не выходит за рамки психиатрической нозологии. В результате отрицательных социальных воздействий у психически здоровых преступников с годами часто вырабатывается «психопатический» стиль поведения, псевдопсихопатический «штамп» реагирования. Таких лиц необходимо отличать от внешне сходного иногда поведения психопатических личностей, у которых имеющиеся аномалии лишь дополняются и «обогащаются» антисоциальными установками в случае длительного контактирования с преступной средой.17

К числу остаточных явлений черепно-мозговых травм, третьей по распространенности психической аномалии среди преступников, прежде всего, относятся признаки травматической астении — явлений утомляемости, истощаемости и раздражительности, легкого возникновения тревожных сомнений и опасений, проявления безвольности. Появляются головокружения, головные боли, забывчивость, рассеянность, трудность сосредоточения.

Олигофрения   (буквально — малоумие) — врожденное   или рано приобретенное (в первые три года жизни) слабоумие, выражается в недоразвитии психики в целом, преимущественно интеллекта, понятийного мышления вследствие поражения головного мозга на ранних этапах его развития (внутриутробно, в первые месяцы и годы жизни) или обусловленное наследственной неполноценностью мозга.

Распространенность олигофрении делает ее криминологической и медицинской проблемой. Принято выделять в зависимости от глубины недоразвития психики три степени выраженности олигофрении: идиотию, имбецильность, дебильность.

Нас интересует только дебильность, так как при имбецильности и идиотии человек не может быть вменяемым. Лёгкая умственная отсталость (она же дебильность) встречается значительно чаще, чем две вторые степени. Для таких лиц характерен низкий запас общих знаний и сведений, примитивность и конкретность мышления и речи, интересов и чувств. Если при дебильности не отмечается личностных расстройств, неврологических дефектов, а также расстройств эмоционально-волевой сферы, то такие больные способны овладеть несложной профессией, могут иметь семью, самостоятельно существовать.

Реактивными состояниями (они же психические реакции), которые нередко обнаруживаются и среди правонарушителей, признаются временные и обратимые расстройства психической деятельности, возникающие как реакции в ответ на воздействие психической травмы.18 

Для этих состояний характерно, что они:

а) развиваются в связи с психической травмой;

б) психическая травма непосредственно отражается в болезненных переживаниях;

в) состояние прекращается после ликвидации вызвавшей его психической травмы.

Сосудистые заболевания с психическими изменениями также встречаются среди правонарушителей. Эти аномалии включают в себя различные непсихотические расстройства на основе сосудистой патологии головного мозга (например, атеросклероз, гипертоническая болезнь), а также при сосудистых заболеваниях немозговой локализации (например, инфаркт миокарда). Сам характер заболевания говорит о том, что психические нарушения этого вида встречаются в зрелом и пожилом возрасте.

Вообще интерес криминологии к психическим аномалиям обусловлен тем, что из числа лиц, совершивших преступления, немало тех, у которых имеются такие аномалии.

§1.2. Психические аномалии – как фактор формирования дефектов социализации личности и основа деструктивного поведения.

Для начала, чтобы выявить переход психики человека за грань психической нормы нужно в общих чертах определить критерии нормы.

Соглашусь с точкой зрения Антоняна Ю.М. и Бородина С.В., что существенными характеристиками психической нормы являются такие поведенческие особенности, как:

1) соответствие реакций поведения внешним воздействиям;

2) обусловленность поведения, его философичность, упорядоченность в соответствии с оптимальной схемой жизнедеятельности; согласованность мотивов, целей и способов поведения;

3) соответствие требований реальным возможностям индивида;

4) приемлемое взаимодействие с другими людьми, способность к самокоррекции поведения в соответствии с социальными нормами.

Все пограничные состояния связаны с нарушением какой-либо существенной стороны психической саморегуляции.

Процесс психической саморегуляции осуществляется в единстве процессов нервной системы, содержательно-смысловых и генетических процессов. И здесь возможны различные частичные аномалии самоорганизации. При этом интеллект человека в основном сохраняется, но оказываются нарушенными отдельные регуляционные механизмы.

Эти нарушения психической саморегуляции сводятся в основном к следующим особенностям:

- частая и довольно быстрая смена настроений;

- повышенная нервно-психическая истощаемость, общая слабость нервной системы;

- недостаточность психоэнергетических возможностей индивида;

- малоподвижность нервно-психических процессов, обусловливающих замкнутость индивида;

- уход от контактов с людьми;

- чрезмерное ощущение одиночества, отверженности, противопоставленности окружающей социальной среде;

- повышенная возбудимость, импульсивность, гневливость, обидчивость, жестокость, склонность к конфликтным взаимодействиям;

- завышенность самооценок и уровня требований;

- повышенная податливость, слабохарактерность, интеллектуальная ограниченность, некритичность.

Чем менее социализирован индивид, тем шире возможности самостоятельности отдельных регуляционных факторов. Чем ограниченнее психическое развитие личности, тем большую роль в её поведении играют иерархически низшие уровни регуляции.

Для поведения лиц с аномалиями психики характерны конфликтность, повышенная импульсивность, спонтанность побуждений, ослабленность механизма понятийно-мотивационной регуляции.

Психические аномалии приводят к деформации структур внутреннего мира личности, искажению в его сознании значимости тех или иных ценностей и мотивационных установок, а также порождают тенденции к нахождению болезненного (отклоняющего от нормы)  способа существования, направленного на компенсацию своей ущербности.

Среди правонарушителей, имеющих психические аномалии, четко просматриваются такие характерные особенности их поведения, как эмоциональная неустойчивость, крайняя возбудимость, неадекватность реакций, импульсивность.

Психические отклонения, не исключающие вменяемость, существенно деформируют поведение человека, сужают возможность осознавать значение совершаемого деяния либо руководить им.

Сужение возможности осознавать значение своих действий – нарушение полноценной ориентации индивида в окружающей его действительности, неспособность адекватно воспринимать реальную обстановку. Неспособность полноценно руководить своими действиями – неспособность рационально организовывать свое поведение, предвидеть развитие событий.

Проанализируем статистику на примере наиболее часто встречающихся психических аномалий.

Алкоголизм, к примеру, как болезнь является составной частью более широкой социально-медицинской проблемы самых различных психических и соматических заболеваний, связанных со злоупотреблением алкоголем.

Криминологическое значение алкоголизма трудно переоценить. Криминогенная роль пьянства как начального этапа алкоголизма проявляется в следующем:

1) для получения средств на выпивку совершаются корыстные и корыстно-насильственные преступления;

2) в состоянии опьянения человек «легче» может решиться на совершение преступления, он в этом состоянии не в полной мере контролирует свои поступки, которые могут быть неадекватны преступной ситуации или совершены под влиянием других участников преступления (по выборочным данным, до 60-70% насильственных, корыстно-насильственных и неосторожных преступлений, до 90-95% хулиганских действий совершается в нетрезвом состоянии);

3) пьянство и особенно алкоголизм способствуют формированию личности преступника, антиобщественных потребностей и влечений, облегчают усвоение антиобщественных взглядов и наклонностей, препятствуют развитию интеллекта и культуры, снижают их уровень, в целом приводят к деградации личности;

4) пьянство и алкоголизм препятствуют трудовой деятельности, установлению позитивного общения в сферах труда, быта, досуга, разрушают семейно-бытовые и трудовые контакты и одновременно способствуют созданию и укреплению связей в антиобщественной среде, ослаблению социального контроля;

5) пьянство и алкоголизм затрудняют ресоциализацию освобожденных от наказания, адаптацию в условиях свободы, являясь, таким образом, одной из причин рецидивной преступности;

6) пьянство и алкоголизм повышают вероятность того, что человек станет жертвой преступления.

По некоторым данным исследователей, алкоголикам, совершившим насильственные преступления, свойственны такие криминологически значимые черты, как повышенная раздражительность и агрессивность (в 96% случаев наблюдения), конфликтность (в 72%), мнительность и подозрительность (в 29%), ревность, склонность заводить тяжбы (в 25%), садизм (в 10%).

Тесная связь пьянства, алкоголизма и преступности в значительной мере обусловлена, во-первых, тем, что они детерминированы многими общими причинами: еще низким культурным уровнем отдельных групп населения, недостатками в воспитательной работе, организации досуга и т. п. Во-вторых, алкоголизм и преступность взаимно влияют друг на друга: как алкоголизм является важным условием, способствующим преступности, так и преступное поведение способствует алкоголизму.

Лица, которые длительное время ведут антиобщественный образ жизни и совершают преступления, а соответственно, которые выключены из нормальных связей и отношений, в большинстве своем являются пьяницами или алкоголиками, что особенно характерно для дезадаптивных преступников и многократно судимых рецидивистов.

С алкоголизмом тесно связана вторая по распространённости такая психическая аномалия - психопатия. Она способствует алкоголизации, что также имеет, конечно, криминогенное значение. Многие исследования указывают на особую предрасположенность психопатических личностей к осложненным и патологическим формам опьянения, актуализации отрицательных переживаний, выявлению скрытых психопатических форм поведения, агрессивных реакций.

Агрессия при остром алкогольном опьянении наблюдается у возбудимых и неустойчивых психопатических личностей, а также у лиц с травматическим поражением центральной нервной системы.19

При черепно-мозговых травмах легкой и средней степени, особенно полученных в подростковом и юношеском возрасте, эти расстройства развиваются быстро и отличаются устойчивостью. Характерны истерические реакции, резкие колебания настроения. При пониженном настроении часто отмечается злобность, при повышенном — дурашливость. Особенно утяжеляет аномалию присоединяющийся алкоголизм. Именно сочетание пспхопатоподобных расстройств вследствие черепно-мозговой травмы и алкоголизма особенно повышает вероятность правонарушений. Поэтому и в криминологических целях очень важно своевременное лечение травм.

Психические аномалии могут протекать скрытно, явно не проявляясь каждый раз, и восприниматься окружающими не как психические расстройства, а как странности характера, неуравновешенность, склочность, необъяснимая жестокость либо тупость.

Подводя итог, можно сказать, что психические аномалии в определенных условиях снижают сопротивляемость к воздействию ситуаций, в том числе конфликтных; создают препятствия для развития социально полезных черт личности, особенно для ее адаптации к внешней среде; ослабляют механизмы внутреннего контроля; сужают возможности выбора решений и вариантов поведения; облегчают реализацию импульсивных, случайных, непродуманных, в том числе противоправных, поступков. Все это отрицательно сказывается на развитии личности и может привести к преступному поведению.20

§1.3. Особенности мотивации лиц с психическими аномалиями

Проблема мотивации является одной из ключевых в социально-психологической характеристике любой человеческой деятельности, в том числе и противоправного характера.

На физиологическом уровне мотивация (от фр. «motif» — побудительная причина) — является механизмом выбора реакций, направленных на удовлетворение банальных потребностей (например, поиск пищи или избежание опасности).

Мотивация является психологической формой активности субъекта, выражающей его потребности. Являясь социально обусловленной, непосредственно изнутри субъекта мотивация определяет криминальную направленность его действий.

Изучение проблемы мотивации представляет большой интерес, как для познания причинности преступного поведения, так и для правильной квалификации деяний и индивидуализации наказания, а также для  прогнозирования и предупреждения преступлений.

Проведённое В. В. Гульданом и Ю. М. Антоняном изучение мотивов преступлений показало, что их личностный смысл обычно ускользает от сознания, слабо или вообще не охватывается им, носят бессознательный характер. У каждого человека присутствуют ведущие мотивы, которые составляют, в определённом смысле, сущность его личности и, в целом, которые определяют его поведение. Учёт этой мотивационной тенденции позволяет связать воедино и объяснить преступные действия в прошлом, поведение в период отбывания наказания и последующие поступки, а тем самым и прогнозировать поведение, учитывая и наличие дефектов психики.

Но, несмотря на то, что мотивы большинства преступлений носят бессознательный характер, их неосознанность не освобождает от уголовной ответственности за совершение преступных действий, т.к. субъект всё же осознаёт их уголовно наказуемый характер.

Необходимо отметить, что большинство противоправных действий аномальных личностей носят полимотивированный характер.

У лиц с психическими аномалиями разной нозологии выделяют три основных типа мотивации поведения, которые определяют механизм общественно опасных действий.

Первый тип связан с тем, что наблюдается разрыв связи между потребностью, мотивом и поведением. Такие общественно опасные деяния называют и беспотребностными, и безмотивными.

Второй тип мотивации общественно опасных действий лиц с нарушениями психики характеризуется реализацией патологических (бредовых) мотивов, побудительная функция которых в результате болезненной трансформации приобретает характер сверхсильной мотивации. Ведущий бредовый мотив придаёт особое содержание всей деятельности больного, потому что им определяются не только побуждения, но и особенности смыслообразования, меняется смысл всех стимулов мира. Образуется порочный круг бредового поведения.

Третий тип мотивации противоправных действий у лиц с психическими нарушениями подчиняется общим закономерностям поведения человека, формируется в процессе актуализации потребностей субъекта, ставящего перед собой определённые цели, в процессе деятельности, отражающей все стороны индивида, в том числе и его патологические изъяны, дефекты интеллекта, мышления, эмоционально-волевой сферы.

Б. В. Зейгарник выделяет различные варианты нарушения строения мотивов при личностной патологии, в основу формирования которых положены два психологических механизма мотивообразования:

-нарушение опосредования потребностей;

-нарушение их опредмечивания.

Нарушение опосредования потребностей заключается в несформированности или в разрушении социально детерминированных способов реализации потребностей.

Некоторыми учёными была исследована криминальная мотивация 130 лиц с дефектами психики, которые совершили сексуальные правонарушения, и у которых исходя из особенностей нарушения психической деятельности на патопсихологическом уровне выделены шизофренический психопатический, органичекий, олигофрренический и психогенной дезорганизации симптомокомплексы.

Поведенный анализ показал, что мотивы, вызванные аффектом, в большей степени просматриваются в преступных действиях психопатических личностей и у лиц с психопатоподобными расстройствами. Это объясняется особенностью эмоциональных реакций этих преступников, их повышенной возбудимостью, застреваемостью аффективных переживаний, разрядка которых чаще всего приводит к действиям, отличающимся агрессивностью, жестокостью, вандализмом.

Подобные психопатические аффективные реакции часто выступали как психогенно спровоцированные, особенно когда психогения была адресована «больному пункту», имеющемуся у данного индивида.

Внутренний конфликт между необходимостью действовать и субъективной невозможностью найти адекватные для этого средства, которые могли бы разрушить сложившуюся ситуацию, являлись условием возникновения аффективных реакций.

Переутомление, пониженное настроение, соматическая ослабленность и некоторые характерологические особенности психически здоровых лиц, (неспособность к быстрому принятию решений в сложных ситуациях, недостаточно устойчивая самооценка) содействовали облегчению возникновения аффективной реакции.

У лиц с психопатоподобными расстройствами (алкоголики, олигофрены, наркоманы, и т. д.), а также у психопатических личностей наиболее аффектогенными выступают ситуации, в которых:

а) предъявляются повышенные требования к возможностям нервной организации, к слабым звеньям высшей нервной деятельности, лежащей в основе того или иного типа психопатий. Например, для астенических психопатов — это навязывание несвойственного им ритма работы;

б) ущемлены основные личностные позиции субъекта, его эгоистические и эгоцентрические притязания, разрушающие его самооценку (особенно это касается истерических психопатов);

в) предъявляются повышенные требования к когнитивной регуляции поведения (олигофрения);

г) дающие возможность разрядки аффективных переживаний(астенические психопаты);

д) субъективно ощущаемые как несущие угрозу, в том числе биологическому существованию личности (шизоидные психопаты).

Для различных аномалий психики влияние подобных ситуаций будет различно.

Для возбудимых психопатических личностей аффектогенными чаще становились ситуации, которые затрагивают их самооценку, стремления к достижению целей, а также ситуации, в которых требуется уступать занятые позиции, свои мнимые или истинные привилегии, пожертвовать своими правами или собственностью, требующие ожидания, спокойствия, хладнокровия, невмешательства, а также покушающиеся на индивидуальные стереотипы поведения.

У истерических психопатов аффектогенными выступают условия,  ограничивающие их внешние контакты, не дающие возможности самовыражения в яркой форме, а также ситуации, которые снижают самооценку, разоблачают их манипулятивное поведение, затрагивают уровень притязаний, разрушают защитные механизмы индивида.

У психопатических лиц истерического круга конфликты с окружающими возникают вследствие того, что их стремления, потребность во внимании не находили отклика у окружающих. Намеренная аффектация использовалась как средство привлечения внимания, нажима на окружающих с целью добиться признания, причём на первый план в ней выступали демонстративность и самовзвинчивание.

Аффектогенные мотивы психопатических личностей тормозимого круга реализовались в случаях, когда требовались длительное физическое и нервное напряжение, ответственность, множественность контактов с окружающими, смелость, решительность, необходимость отстаивать свои позиции.

Для тормозимых психопатов аффектогенными выступали ситуации нарушения или изменения привычного стереотипа деятельности, которые требуют несвойственного им, навязанного извне ритма работы, принятия значимых решений в ситуации неопределённости.

Ситуационно-импульсивные мотивы приводили  к непосредственному удовлетворению актуальной потребности с помощью «ближайшего» объекта без учёта существующих социальных норм, окружающей действительности, прошлого опыта, возможных последствий своих действий. Чаще всего такие мотивы встречаются у олигофренов, возбудимых и неустойчивых психопатов.

Как правило, ситуационно-импульсивные мотивы реализуются в противоправных действиях, для которых характерно отсутствие этапа предварительного планирования и выбора адекватных объектов, целей, способов и программы действия для удовлетворения актуальной потребности.

Намерение совершить преступление формируется непосредственно в сложившейся ситуации. Решающую роль в этих случаях играет наличие объекта, способного удовлетворить актуальную потребность и субъективно воспринимаемого как весьма доступный.

Анэтические мотивы — это мотивы, в которых нарушения опосредования деятельности затрагивают самый высший уровень регуляции поведения — морально-этические и правовые нормы.

Наиболее часто они встречаются у больных олигофренией в степени дебильности, неустойчивых психопатов, истерических и возбудимых.

Все противоправные действия по анэтическим мотивам совершаются при игнорировании существующих социальных и правовых и норм. Ведущим условием формирования анэтических мотивов выступает преимущественное игнорирование социально-правовых норм.

Изучение мотивации поведения психопатических личностей и лиц с психопатоподобными расстройствами показало, что их преступные действия часто связаны с реализацией потребностей в объектах биологически неадекватных или запрещённых существующими социальными нормами. Это, иными словами, объекты - «суррогаты», которые приобретали побудительную и смыслообразующую функцию.

Наиболее многочисленную группу лиц, в основе противоправного поведения которых лежат мотивы - «суррогаты», составляют психопатические личности с отклонениями от нормы в области половых отношений, которые и обусловливают совершение различных сексуальных преступлений.

Сексуальные отклонения рассматриваются в клинических исследованиях как нарушение психосексуальной ориентации (искажение направленности полового влечения и форм его реализации).

Таким образом, нарушение процессов опосредования и опредмечивания сексуальных потребностей и исполнение неадекватных типов сексуальной мотивации — это те мотивационные нарушения, которые очень часто встречались среди лиц с психическими аномалиями, совершивших сексуальные правонарушения. Глубокое исследование феномена криминальной мотивации тем более значимо, в плане прогнозирования преступного поведения лиц, уже совершивших преступление.

Хочу, однако, обратить внимание на одну серьёзную и часто встречающуюся на практике ошибку. Она заключается в том, что, если в результате проведения психиатрической экспертизы или психиатрического освидетельствования у преступника обнаруживается психопатия или иное психическое расстройство, психиатры, участвующие в правоохранительной деятельности, и представители юстиции, в частности следователи, судьи, сотрудники администрации исправительно-трудовых учреждений, как правило, ограничиваются лишь диагнозом в объяснении преступного поведения.

Между тем обнаружение того или иного расстройства само по себе не раскрывает мотивов преступления и особенностей мотивационного процесса. Поэтому всегда необходимо находить мотивы, но с учётом патологических особенностей личности. Иными словами, недостаточно знать диагноз, а нужно установить, как повлияла психопатия или иное расстройство психики на субъективные побудители к преступному поведению.

Выявление мотивов уголовно наказуемых действий личностей с психическими аномалиями вызывает немалые трудности организационного характера. Они прежде всего обусловлены тем, что психиатрические освидетельствования осужденных проводятся очень редко. Вот почему весьма актуальна постановка вопроса о более широком участии психологов и психиатров на всех этапах правоохранительной деятельности. Соответствующие материалы могли бы широко использоваться в профилактике правонарушений.

Глава 2. Психические аномалии и преступность.

§2.1. Психические аномалии – как субъективный фактор криминальной агрессии.

Психические аномалии любого генеза и любой природы не жестко и неоднозначно определяют преступное поведение, которое является результатом взаимодействия социально приобретенных личностных качеств, которым принадлежит решающая роль, биологических особенностей, психических аномалий (если они имеются) с внешними обстоятельствами. Однако это не просто комплекс криминогенных факторов. При всем том, что действительно трудно отделить причины от условий, ведущие криминогенные факторы от второстепенных, в методологическом плане это всегда необходимо.

Поэтому представляется ошибочной попытка В. П. Емельянова подойти к причинам преступности просто как к синтезу различных явлений социального и биологического свойства и признать, что любая причина преступности столь же биологическая, сколько социальная, столь же социальная, сколько биологическая.21 Как видно, указанный автор рассматривает биологические факторы как равнозначные социальным22 и выражает несогласие с большинством криминологов, в работах которых биологическому фактору «отводится роль некоего второстепенного явления».

Обоснованно критикуя В. П. Емельянова, В. В. Королев отмечает, что попытки отождествлять антиобщественное поведение и психические аномалии не имеют никаких перспектив. Наличие психических нарушений не является фактором, полностью объясняющим причину совершения преступления конкретным лицом. При отсутствии криминальной направленности личности отклонения в поведении, обусловленные психической патологией, могут, выражаться в совершении правомерных, не нарушающих закон действий.

Преступник с психическими нарушениями не только больной, но и деформированный, искаженный в социально-психологическом плане человек. В структуре его личности наряду с болезненными отклонениями наблюдаются принципиально иные, непатологические явления, например такие, как корысть, склонность к паразитизму, убежденность в безнаказанности и т. д. Упомянутые качества могут образовывать сложные сочетания с психическими нарушениями.23

М. Н. Голоднюк, исследовавшая преступность женщин, правильно считает, что имеющиеся у некоторых из них психопатические расстройства не означают их фатальной предрасположенности к совершению преступлений и не опровергают положения о детерминированности поведения человека социальными факторами. Практически каждая из осужденных за насильственные и дезадаптивные преступления женщин испытывала воздействие факторов неправильного формирования личности в детском возрасте и неблагоприятных средовых влияний в дальнейшем. Однако в подавляющем большинстве женщины и при наличии острых психотравм и аномалий не совершают преступлений.24 Разумеется, сказанное с полным основанием может быть отнесено и к  мужчинам.

Расстройства психической деятельности могут быть и наследственного, врожденного характера. Но они будут способствовать формированию личности преступника только при определенных неблагоприятных социальных условиях. Нравственное воспитание, создание благоприятных жизненных условий, позитивное влияние, сочетающееся в нужных случаях с медицинской помощью, способны в полной мере нейтрализовать криминогенность психических отклонений, которые в иных условиях могли бы приобрести общественно опасный характер.

С другой стороны, неблагоприятная среда, отсутствие общественно полезных контактов, порождая антиобщественный образ жизни и негативные личностные особенности, могут привести к возникновению криминологически значимых психических аномалий. Однако следует заметить, что социальные условия, благоприятные вообще, могут оказаться неблагоприятными для данной психически аномальной личности.

Таким образом, при всей несомненности того, что психические аномалии могут иметь криминогенное значение, они не выступают причиной преступного поведения, а страдающие ими лица вовсе не обречены совершать преступления. Эти аномалии — внутренние, субъективные условия, фон, на котором в неблагоприятных социальных обстоятельствах легче возникают и реализуются антиобщественные намерения. Психические аномалии, поэтому не могут полностью объяснить совершение преступления.

А. В. Наумов прав, считая главной причиной преступления при наличии патологии в психике социальные причины, а патологию — своеобразным катализатором, имеющим криминогенное значение.25 Если психическая аномалия представляет собой причину общественно опасных действий, то нет преступления, поскольку его субъектом может быть только лицо, обладающее сознанием и волей, отдающее отчет в своих поступках и руководящее ими. Социально опасные поступки невменяемых лиц детерминируются не антиобщественными личностными особенностями, а болезнью.

Аналогичной точки зрения придерживается А. А. Меграбян. Он пишет: «Биологические и психопатологические факторы могут способствовать возникновению соответствующих условий антиобщественного поведения. Если же эти патологические условия являются решающими причинными факторами становления антисоциальных поступков личности, то здесь возникает необходимость рассмотрения вопроса не с социально-правовой, а с медицинской, психиатрической точки зрения».26

В поведении любого вменяемого лица, в том числе имеющего аномалии в психике, патологические черты не являются определяющими. Они опосредствуются социальным содержанием его сознания. Так, в зависимости от содержания сознания и морально-этических установок, в частности, повышенная аффективная возбудимость может трансформироваться то в более высокие формы ее проявления, в «бурную» нетерпимость к недостаткам, то в более примитивные и антисоциальные. Напоминая о том, что известны и такие формы психопатий, при которых на первый план выступает гиперсоциальность, повышенная требовательность к себе, Н. Ф. Кузнецова делает правильный вывод о том, что сами по себе психопатии даже в сочетании с неблагоприятным средовым влиянием не всегда становятся условием, способствующим совершению преступления.27

Осуждение преступников с психическими аномалиями, когда обстоятельства преступления говорят о том, что человек не в полной мере мог управлять своим поведением, не опровергает сказанного выше. В этих случаях поведение может быть расценено как преступное лишь тогда, когда лицо, несмотря на аномалию, все же обладало способностью воздержаться от такого поведения. Не исключено необоснованное применение уголовного наказания к тем, кто не обладал этой способностью, что во многом зависит от общего уровня развития судебной психиатрии и судебно-психиатрической экспертизы, недостаточной четкости критериев вменяемости и невменяемости. Уголовное наказание, неизбежно отражая степень познания действительности, есть не что иное, как реакция общества на какое-то явление, которая может быть адекватна действительным событиям, а может и не быть.

Психические аномалии криминогенны, конечно, не только на уровне индивидуального преступного поведения. Как психическое здоровье (и нездоровье) населения представляет собой социальный фактор, так и психические аномалии входят в число детерминант преступности, хотя им принадлежит второстепенная роль.

Проблема «психические аномалии и личность преступника» и проблема «социальное и биологическое в личности преступника» не одно и то же, а наличие психических отклонении у некоторой части преступников еще не говорит о биологических корнях преступности. Далее, констатация криминологической важности аномалии вовсе не означает того, что они всегда криминогенны или что они могут объяснять любое преступное поведение.

Прежде всего, отмечу, что наличие психических аномалий у преступников не всегда свидетельствует о криминогенности биологического, поскольку многие психические аномалии (например, возникшие на почве алкоголизма, систематического ведения антиобщественного образа жизни, в связи с психическими потрясениями в результате конфликтов, ранениями, травмами на производстве, отравлениями промышленными ядами и т. д.) связаны с социальной жизнью.

«Высокие потенциальные возможности человека,— пишет Л. Л. Рохлин,— его мозга и психики не исключают того, что социальные, экономические и биологические факторы современной научно-технической революции могут при определенных условиях вести к возникновению и развитию нервно-психических нарушений, в частности в форме пограничных состояний».

Таким образом, не преуменьшая криминогенной роли психических аномалий, следует признать, что не они, а отрицательные личностные особенности занимают ведущее место среди причин преступного поведения. Проведение же комплексных криминолого-психиатрических исследований, как прерогатива криминологов, имеет важное значение для теории и практики борьбы с преступностью.

§2.2. Психологическая характеристика лиц с психическими аномалиями, совершивших насильственные преступления

Некоторые психиатры высказывают предположения о том, что «если не все психопатические личности, то, по крайней мере «носители» отдельных форм психопатии имеют определенную склонность к тем или иным правонарушениям, легко совершают антиобщественные действия, обусловленные особенностями психической структуры. В то же время представляется обоснованной точка зрения Б. В. Шостакович, Г. К. Дорофеенко и О. В. Парфентьевой о том, что хотя определенное соотношение между формой психопатии и характером правонарушения не случайно, между ними не может быть прямой зависимости. Это было бы слишком просто и прямолинейно.28

Проведенное учеными исследование выявило, что высокий уровень лиц с аномальной психикой среди осужденных за убийства (72%) и нанесение тяжких телесных повреждений (64,8%). 29

Алкоголики особенно ярко «представлены» среди тех, кто виновен в совершении тяжких телесных повреждений, разбоев, грабежей, краж, хулиганства н в преступлениях по совокупности из числа названных. Здесь же обращает на себя внимание то, что алкоголиков заметно меньше среди насильников (в четыре раза меньше, чем среди преступников, нанесших тяжкие телесные повреждения; вдвое меньше, чем среди убийц). Это не вызывает удивления, поскольку изнасилование в основном «молодежное» преступление, а среди молодежи алкоголиков меньше, чем среди взрослых.

Психопатов, больше всего среди тех, кто совершил насильственные преступления или преступления, в которых насилие обычно «присутствует». Близки к ним данные, характеризующие преступное поведение лиц, страдающих остаточными явлениями черепно-мозговых травм и органическими заболеваниями центральной нервной системы. Лиц с такими аномалиями, как и психопатов, много среди совершивших убийства, хулиганство, разбои и грабежи. Это теперь уже на криминологическом уровне подтверждает известный в психиатрии факт сходства поведенческих проявлений психопатизированных личностей при психопатии, остаточных явлениях черепно-мозговых травм п органических заболеваниях центральной нервной системы.

Отдельно следует сказать об олигофрении. По изученным данным, для олигофренов больше всего характерно совершение изнасилований, процент которых вдвое больше процента убийств, краж, разбоев и грабежей. Значительную часть вместе с тем олигофрены составляют и среди хулиганов.

Высокий удельный вес олигофренов среди насильников объясняется, прежде всего, тем, что умственная отсталость препятствует усвоению ими социальных норм. Кроме того, в силу умственной отсталости и характерного внешнего облика они по большей части лишены возможности удовлетворить свои сексуальные потребности нормальным путем и поэтому часто прибегают к насильственным действиям. Эти данные представляют несомненный интерес для органов, занимающихся раскрытием и расследованием уголовных дел об изнасилованиях.

Наркоманов, эпилептиков, шизофреников (в стадии стойкой ремиссии), а также лиц, у которых диагностированы реактивные состояния и сосудистые заболевания с психическими изменениями, среди преступников мало. Тем не менее, отметим, что для них характерно совершение убийств и хулиганства. Среди наркоманов достаточно велика доля лиц, совершивших кражи, особенно многократно. Воры-наркоманы нередко становятся лидерами преступных групп.

Сопоставление возраста преступников в момент совершения преступления с видом психической аномалии показывает, что с возрастом число психически здоровых преступников уменьшается за счет в основном роста числа лиц, страдающих алкоголизмом, Это убедительно свидетельствует о том, что антиобщественный образ жизни с постоянным пьянством способствует возникновению и развитию па этой почве психических аномалий, которые со своей стороны поддерживают такой образ жизни н участвуют в детерминации преступного поведения. Разумеется, большинство алкоголиков, попадая в места лишения свободы, перестают злоупотреблять алкоголем, многие вылечиваются от алкоголизма. Однако после освобождения, попадая в ту же или аналогичную микросреду, возобновляя прежний образ жизни, они вновь начинают пьянствовать, пополняя ряды правонарушителей с патологией психики.

С возрастом заметно увеличивается и число лиц, страдающих остаточными явлениями черепно-мозговых травм и сосудистыми заболеваниями с психическими изменениями. Что касается психопатов, олигофренов и лиц, у которых выявлены органические поражения центральной нервной системы, то их доля среди преступников с возрастом уменьшается.

Самой распространенной аномалией среди несовершеннолетних правонарушителей оказалась психопатия: примерно каждый пятый из них был психопатом. Если же все психические аномалии среди подростков-правонарушителей взять за 100%, так доля психопатий составит около 40%. Интересно, что в возрасте 18—24 лет число психопатов среди преступников по сравнении с возрастной группой 14—17 лет увеличивается вдвое, а затем постепенно снижается. По-видимому, в молодом возрасте некоторые формы психопатий носят временный характер и в то же время проявляются наиболее ярко.

В целом среди всех изученных преступников к возрасте 18—24 лет ведущей патологией является психопатия, а среди лиц в возрасте 25 лет и выше — хронический алкоголизм.

Известно, что лица, совершающие преступления против личности, хулиганство, кражи или корыстно-насильственные  преступные действия, не отличаются высоким уровнем образования, чему соответствует их образ жизни и уровень потребностей. Эти особенности играют немалую криминогенную роль и являют одной из существенных причин рецидива названных преступлений. Проведенное изучение показало, что образовательный уровень преступников, страдающих расстройствами психики, ниже, чем у преступников, не имеющих психических дефектов. Следовательно, криминогенность психических аномалии заключается в том, что они препятствуют получению более высокого образования. Но не следует забывать, что олигофрения, черепно-мозговые травмы и ранняя алкоголизация сами по себе затрудняют, а в некоторых, особенно тяжелых, случаях даже исключают возможность обучения.

Общественная опасность преступников с психическими аномалиями еще выше, если они действуют в качестве лидеров преступных групп или входят в руководящее ядро таких групп. Здесь они получают возможность увлекать за собой других лиц, стимулировать их преступную деятельность. Как показало исследование, около половины всех лидеров преступных групп или членов руководящего ядра таких групп были лица с психическими дефектами. Интересно, что психопатов больше среди руководителей названных групп, а алкоголиков — среди второстепенных, но авторитетных их членов. Это, по-видимому, объясняется тем, что указанные лица раньше, чем здоровые, приобретают антиобщественный опыт и они, особенно психопаты, очень часто инициативны и настойчивы.

§2.3. Невменяемость и ограниченная вменяемость как результат психических аномалий.

Уголовная ответственность лиц с психическими аномалиями наступает на общих основаниях в рамках применения норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Она тесно связана с невменяемостью и вменяемостью в уголовном праве и с судебно-психической экспертизой в уголовном процессе. Например, выяснение соотношения невменяемости и вменяемости очень важно для ответа на вопрос о том, кто и какую ответственность должен нести из числа лиц, имеющих психические аномалии, в случае нарушения норм Особенной части Уголовного кодекса. Определение границ невменяемости и вменяемости, кроме того, важно для разрешения спорного вопроса об уменьшенной вменяемости, которая может быть констатирована у лиц, имеющих аномалии психики. Невменяемость и вменяемость также тесно связаны с судебно-психиатрической экспертизой, с задачами и компетенцией эксперта-психиатра, следователя и суда при расследовании и рассмотрении дел и разрешении вопроса об уголовной ответственности этой категории лиц.

Действующее уголовное законодательство и доктрина уголовного права исходят из того, что лицо, находящееся в состоянии невменяемости при совершении им общественно опасного деяния не несёт уголовной ответственности и наказания, к такому лицу могут быть применены лишь принудительные меры медицинского характера.

В уголовном законодательстве можно встретить понятие невменяемости, конкретно оно продемонстрировано  в ст. 21, п. «а» ч. 1ст. 97 УК РФ, ст. 433, 436, 442 УПК РФ30.

Таким образом, из закона следует, что невменяемость характеризуется двумя критериями: медицинским (биологическим) и психологическим (юридическим). Наличие только одного медицинского критерия не даёт достаточных оснований для признания лица невменяемым. Это объясняется тем, что психическое заболевание само по себе не свидетельствует о невменяемости, например при некоторых пограничных состояниях, когда оно сохраняет способность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Только наличие двух упомянутых критериев, которые «сочетаются механически, а не органически»31,даёт возможность сделать обоснованный вывод о невменяемости.

Медицинский (биологический) критерий невменяемости имеет в виду наличие у лица хронической душевной болезни, временного расстройства душевной деятельности, слабоумия или иного болезненного состояния.

К хронической душевной болезни относятся эпилепсия, шизофрения, прогрессивный паралич и некоторые другие трудноизлечимые или неизлечимые заболевания.

Временное расстройство душевной деятельности – это кратковременное или само по себе проходящее заболевание. К ним относятся «бессознательные состояния», понимаемые буквально, т.е. состояния отсутствия сознания, а также патологический аффект, патологическое опьянение, некоторые виды острых психических расстройств (например, алкогольный делирий) и др.

Слабоумие, как недостаток психики, вполне обоснованно включено в число признаков медицинского критерия, так как в зависимости от степени умственного недоразвития или снижения его может свидетельствовать о невменяемости.

Иное болезненное состояние – это расстройство душевной деятельности, которое может быть как хроническим, так и временным. К ним относятся, например, некоторые формы психопатии, психические расстройства, вызванные инфекционными заболеваниями32.

Любое из перечисленных заболеваний или недостатков психики в отдельности может оказаться достаточным для признания наличия медицинского критерия невменяемости.

В целом современная формулировку медицинского критерия невменяемости охватывает, по существу, все варианты психической патологии.

Психологический (юридический) критерий невменяемости включает отсутствие у лица способности отдавать себе отчет в своих действиях (интеллектуальный признак) или руководить ими (волевой признак). Для наличия психологического критерия достаточно одного из этих признаков.

Интеллектуальный признак свидетельствует о том, что лицо, совершившее то или иное конкретное действие, опасное для общества, но не понимало фактической стороны своих действий или не могло осознавать их общественный смысл. В некоторой литературе было высказано мнение о том, что интеллектуальный признак должен включать противоправность деяния как обстоятельство, которое лицо не осознает. С этим трудно согласиться. Дело в том, что непонимание противоправности может и не быть результатом психического заболевания или недостатка психики, а свидетельствовать лишь о незнании закона, что, как известно, не освобождает от ответственности.

Волевой признак психологического критерия невменяемости состоит в неспособности лица руководить своими действиями. Это самостоятельный признак, который и при отсутствии интеллектуального признака может свидетельствовать о наличии психологического критерия невменяемости. Не случайно в законе между этими признаками стоит союз «или». Практика свидетельствует о том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, при определенном состоянии психики может отдавать себе отчет в своих действиях, у него сохраняется формальная оценка событий, их понимание, но снижается, а иногда утрачивается способность удержаться от поступка, руководить своими действиями.

Рассмотрение критериев невменяемости и выяснение её правовой природы позволяют прийти к выводу о том, что формулировка действующего законодательства о критериях невменяемости является вполне удачной.

Итак, невменяемость – это психическое состояние лица, заключающееся в его неспособности отдавать себе отчёт в своих действиях, бездействии (осознавать фактическую сторону и общественную опасность деяния) и руководить ими вследствие болезненного состояния психики или слабоумия, результатом которой является освобождение от уголовной ответственности и наказания с возможностью применения  по решению суда принудительных мер медицинского характера.

В отличие от невменяемости, формулировка которой достаточно чётко обрисована в законе, вменяемость упоминается лишь как само собой разумеющееся требование, которое должно соблюдаться при привлечении к уголовной ответственности и наказании лица, совершившего преступление. Очевидно, что законодатель исходит из того, что для практических целей достаточно определить формулу невменяемости.

Большая часть ученых предпринимают попытки дать более развернутое определение понятия вменяемости.

Так, Ю. М. Антонян, С. В. Бородин полагают, что вменяемость – психическое состояние лица, заключающееся в его способности по уровню социальнопсихического развития и социализации, возрасту и состоянию психического здоровья отдавать себе отчет в своих действиях, руководить ими во время совершения преступления и нести в связи с этим уголовную ответственность и наказание33.

Н. В. Артеменко    рассматривает   вменяемость как   способность лица, вследствие достигнутого им возраста, состояния психического здоровья и уровня психофизического развития, степени социализации осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), руководить ими во время совершения преступления и нести в связи с этим за него уголовную ответственность34.

Р. И.  Михеев    считает,    что      вменяемость    –    это    социально –психологическая способность субъекта преступления считаться виновным и подлежать уголовной ответственности за совершенное  преступление,   когда по своему психическому состоянию лицо было способно в данный момент сознавать общественную опасность преступного деяния и руководить своими действиями35.

Все эти определения в общем раскрывают сущность рассматриваемого понятия. Но наиболее полным представляется определение вменяемости, которое предложено  Л. Г. Татьяниной: «Вменяемость – это способность лица, достигшего возраста уголовной ответственности, при наличии состояния психического здоровья, уровня психологического развития, соответствующего физическому возрасту, осознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) и руководить им в момент его совершения»36.

Из всех рассмотренных определений вменяемости следует, что способность понимать фактическую сторону и социальную значимость своих поступков и при этом сознательно руководить своими действиями отличает вменяемого человека от невменяемого.

Альтернативность  понятий  вменяемости и  невменяемости  вытекает  из  того,  что  деяние, совершенное в невменяемом состоянии, не  является  преступлением,  а  представляет собой общественно опасное деяние психически больного.  По отношению к такому лицу можно применить  лишь меры медицинского характера.

В связи с этим возникает вопрос о патологических аномалиях, которые не исключают вменяемости.  Степень  вины  и  ответственность лица при совершении одного и того же преступления может быть различной  в  зависимости от конкретного содержания, умысла или  неосторожности,  его  способностей  и развития.  

Вменяемость  лица  говорит  о  том,  что при совершении преступления ему было доступно  понимание  общественной  опасности своих  действий,  и  оно  могло  по  состоянию своего  психического  здоровья  воздержаться от преступного поведения.

Даже при патологических  явлениях  ведущими  в  поведении вменяемого человека, в его психической деятельности  остаются  социально-психологические,  т.  е.  нормальные  психологические детерминанты.  

Другое     дело,     что     объем   понимания  и  оценки  своего поступка,  как  и уровень  руководства  своими  действиями, могут  быть  различными  в  зависимости  от    ряда причин, в т. ч. и от некоторой интеллектуальной недостаточности  или  эмоционально-волевых  аномалий (психопатические  и психопатоподобные расстройства)37.  

Не вызывает сомнения, что психические отклонения определенно влияют на поведение лица. Только в одном случае они полностью лишают человека возможности осознавать значение своего деяния либо руководить им, а в другом указанная возможность сужается.

Часто  возражения  против  ограниченной вменяемости  возникают  с  судебно-психиатрической  точки  зрения.  

Границы  понятия ограниченной  вменяемости  чрезвычайно расплывчаты  и  неопределенны,  с  этим  вынуждены согласиться и ее противники. К ограниченно  вменяемым  предлагается  относить тех субъектов, у которых имеются достаточно выраженные психические аномалии, не исключающие, однако, вменяемости, – это одна  точка  зрения.  

Фактически,  это  такие случаи,  когда  трудно  решить,  вменяемо  или невменяемо данное лицо, как  это всегда бывает  при  выраженных  аномалиях,  не  достигающих степени психоза38.  

Вместо стремления определить как можно    точнее    вменяемость  или невменяемость, их предлагают относить к группе ограниченно  вменяемых.

Как  указывал В.П. Сербский (и последователи данной позиции с ним полностью соглашаются), признание ограниченной вменяемости свидетельствует о том, что эксперты не дали себе труда вникнуть в психическое состояние обвиняемого, в характер и  глубину психических нарушений39.  

Признание  ограниченной  вменяемости  в  этом случае может означать, что не только устраняется стремление к четкой и точной оценке психического  состояния  обвиняемого,  но  и прекращаются  дальнейшая  научная  разработка  и  совершенствование  судебно-психиатрической  оценки  отдельных  клинических форм.

Существует и множество других точек зрения, т. к. данная проблема  тесно  соприкасается  с проблемой невменяемости.  

Необходимым      признаком     субъекта        преступления      является вменяемость,  т.  е.    наличие  достаточного  психического   здоровья,  при котором лицо способно понимать характер своих действий и их последствия и руководить своим поведением.  

Д.В.  Сирожидиновым  предпринята  попытка  дать  полный  перечень  подобных  аномалий,  придав  ему  исчерпывающий  характер.  

В  этот  перечень  попали  и  некоторые «классические»  психические  заболевания (шизофрения,  эпилепсия,  маниакально-депрессивный  психоз,  прогрессивный  паралич), если «выраженность психического расстройства  не  достигает  психотического уровня».  Очевидно,  классификация  психических  аномалий  в  дальнейшем  будет уточняться  с  учетом  практики  применения ст. 22 УК.

В юридической науке справедливо отмечалось,  что  лица  с неполноценной психикой не могут быть  в области уголовной ответственности  приравнены  к  психически  здоровым. Тем  более  что  психические  аномалии, не  исключающие  вменяемости,  во  многих случаях  выступают  в  качестве  условия,  способствующего  преступлению.  

Проблема  актуализировалась  в  последнее  десятилетие  в связи с ростом числа психических аномалий в обществе в целом и особенно числа правонарушений, совершаемых такими лицами.

Около 35–45 %  лиц, которые прошли  судебно-психиатрическую  экспертизу и  были признаны  вменяемыми,  страдают различными формами нервно-психической патологии. А  среди лиц,  совершивших  преступления  против  личности, число  страдающих  психическими  аномалиями достигает 68–75 %.

Попытка  ввести  в  закон  понятие «ограниченной  вменяемости»  вместо      «уменьшенной»      была     сделана    в    ст. 15   Основ   уголовного законодательства 1991  г.  Но  такая  замена ничего  не  дала,  и  законодатель  избегает  в настоящее  время  и  термина «ограниченная вменяемость». Он не употребляется в УК РФ, хотя по содержанию текст ст. 22 УК во многом близок к ст. 15 Основ.

Ст. 22  УК  РФ  не  использует  термины «уменьшенная  вменяемость»  или «ограниченная  вменяемость».  

Очевидно,  позиция законодателя по-прежнему состоит в том, что вменяемость не может иметь  степеней. Да и сторонники  уменьшенной  вменяемости, упорно не  замечающие  этого и называющие данную статью нормой об уменьшенной (ограниченной)  вменяемости,  по  сути  дела  ведут  речь  об  уменьшенной  ответственности (или  об  уменьшенной  виновности)  лиц  с психическими аномалиями.

Такой  подход  вполне  рационален.  Не должно  вызывать  сомнения,  что  аномалии психики, уменьшающие       способность     человека      оценивать     свои  действия   и руководить ими,  должны  учитываться  при  назначении наказания, а также при определении режима отбывания  наказания. Но,  во-первых,  эта проблема  не  имеет  отношения  к  признакам субъекта  преступления. Во-вторых,  здесь требуется избирательный подход.

Формулировка ч. 2 ст. 22 УК такова, что из  нее  не  следует  вывод  об  обязательном смягчении  наказания  лицам  с  психическими аномалиями. По-видимому, не случайно среди  смягчающих  обстоятельств,  перечисленных  в  ст. 61  УК,  данное  обстоятельство  не упомянуто.

При оценке конкретного деяния, совершенного  лицом,  имеющим  аномалии психики, необходимо учитывать, имелась ли причинная связь между этими аномалиями и совершенным преступлением. И только в тех случаях,  когда  психические  аномалии  являлись  решающим  звеном  в  общей  цепи  причинной  связи,  приводимой  к  совершению преступления  и  наступлению  преступного результата, наказание виновному может быть смягчено.

    Учение    о    невменяемости, в   том   числе  и  ограниченной, в праве (медицинском, уголовном, уголовно - процессуальном) представляет собой новое перспективное направление юридической науки. Разработка этого направления совместными усилиями представителей различных отраслей научных знаний призвана оказать помощь законодателю и правоприменителям в решении социально-политических, нравственно-этических, правовых и культурно-воспитательных задач, связанных с предупреждением социальных отклонений и других негативных явлений.

Личностные особенности аномальных осужденных прослеживаются в их социально-демографической, уголовно-правовой, нравственно - психологической, психиатрической и уголовно-исполнительной характеристиках.

Для законодателя, таким образом, вменяемость выступает в качестве презумпции; данный вопрос не выясняется до тех пор, пока у следственно-судебных работников не возникает сомнения по поводу его вменяемости.

На мой взгляд, отсюда следует, что при расследовании любого совершенного лицом преступления важно особое внимание уделять анализу состояния психического здоровья лица. Необходимо устанавливать способность субъекта в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими в ситуации преступления.

Глава 3. Предупреждение криминальной агрессии лиц с психическими аномалиями.

1. Профилактика преступного поведения лиц с психическими аномалиями.

На сегодняшний день предупреждение преступности является одним из приоритетных направлений в деятельности общества и государства в рамках борьбы с этим социально-негативным явлением.40

Эта проблема охватывает не только собственно профилактику, т.е. деятельность, направленную на устранение криминогенных факторов, но и обеспечение наиболее благоприятных условий жизни, формирования личности, особенно на ранних этапах её социализации. Эффективность этой деятельности обеспечивается дальнейшим укреплением и совершенствованием общественных отношений, повышением материального и духовного уровня жизни людей, улучшением воспитательной работы.

Несомненно, главным в деле искоренения правонарушений является профилактическое направление. Вместе с тем важнейшую часть предупредительной работы составляет деятельность по исправлению и перевоспитанию преступников, во многом определяющая уровень рецидивной преступности. Поэтому профилактику преступлений со стороны лиц с психическими аномалиями, исправление и перевоспитание осужденных с такими дефектами необходимо рассматривать как единую проблему.

Распространённость психических аномалий среди преступников, особенно насильственных и дезадаптивных, характер этих аномалий и влияние их на преступное поведение позволяет сделать важный вывод о том, что следует выделить особую сферу предупреждения преступлений – социально-психиатрическую профилактику. В её основу должен быть положен принцип сочетания и взаимодополняемости социальных и медицинских мер, сближения специально криминологических и медико-реабилитационных программ. Такая профилактику представляет собой комплексную деятельность, направленную на то, чтобы не допустить становления на преступный путь лиц с психическими аномалиями, образ жизни и поступки которых свидетельствуют о такой возможности. Она должна осуществляться путем своевременного выявления и учета этих лиц, применения к ним воспитательных, принудительных и медицинских мер, создания благоприятных жизненных условий, оказания помощи и решении трудовых и бытовых вопросов.

Особое значение приобретают сотрудничество медицинских и правоохранительных органов, постоянный обмен информацией между ними, оказание консультативной взаимопомощи. Особо отмечу значимость сохранения врачебной тайны, соблюдения существующих правовых и моральных норм о допустимости и пределах психиатрического вмешательства.

Практическое осуществление социально-психиатрической профилактики в отношении лиц с психическими аномалиями складывается из ряда взаимосвязанных этапов, особенностью которых является консультативная помощь психиатра в выборе тех или иных мер воздействия и помощи конкретному лицу, учитывающих его индивидуальные психические особенности, а также сочетание этих мер с лечебным воздействием.

В организационном плане этапы профилактической работы можно подразделить на следующие:

1) выявление и учёт лиц с психическими аномалиями, от которых можно ожидать совершения преступлений;

2) изучение индивидуальных особенностей лиц, их образа жизни, окружения и связей, поведения в прошлом и в настоящем, трудовой деятельности;

3) прогнозирование поведения таких лиц, индивидуальное планирование и проведение профилактических мер, в том числе и лечебных;

4) региональное планирование, взаимодействие и контактирование в работе различных учреждений и организаций.

Выявление и учёт лиц с психическими аномалиями, которые могут совершить преступления, на мой взгляд, центральная организационная проблема в сфере социально-психиатрической профилактики преступлений. Она должна решаться в зависимости от контингента правонарушителей, характера аномалий и возможностей правоохранительных органов и медицинских учреждений, разумеется, в рамках законности.

Решая вопрос о постановке того или иного лица на профилактический учёт, необходимо иметь в виду, что сама по себе аномалия психики без учёта всех других данных, характеризующих личность, в первую очередь её мотивационную сферу, а главное – поведение, социальные связи, ещё не является основанием для постановки на такой учёт в отличие от медицинского учёта. В наборе же с другими признаками, отрицательно характеризующими человека, психическая аномалия становится значимой для прогнозирования поведения лица, склонного к совершению преступных действий. К тому же не все психические аномалии имеют криминогенный характер. Например, по данным исследователей, лица, страдающие неврозами, чрезвычайно редко совершают насильственные преступления, в то время как среди населения таких лиц довольно много.

Не вдаваясь в подробности описания отрицательных черт и свойств личности, обусловленных психическими дефектами, укажу, что знание их необходимо для лиц, осуществляющих профилактику, и их необходимо изложить в соответствующем наставлении или методических указаниях по индивидуальной профилактике противоправного поведения лиц с психическими аномалиями.

Изучение индивидуальных особенностей лиц с психическими аномалиями и антисоциальными формами поведения, которые могут встать на противоправный путь, при проведении социально-психиатрической профилактики является, как я полагаю, основным. Эта работа должна строиться с учётом личностных и иных особенностей конкретного человека, связанных с характером патологии, его жизненного пути, особенностей общения и поведения, социальных ролей и статусов и, конечно, ведущих мотивационных тенденций. Знание последних – обязательное условие успешности индивидуально – профилактического воздействия, так как нельзя предупредить такое поведение, не зная, какие внутренние побудительные причины могут его стимулировать.

Достоверность прогноза поведения лица с психическими аномалиями будет тем выше, чем больше будет принято во внимание факторов детерминирующих поведение.

Результаты прогноза необходимо использовать в качестве основы для организации индивидуальной профилактической работы с лицами, имеющими аномалии психики. Речь идет, разумеется, о работе с лицами, в отношении которых прогноз склеивается неблагоприятно. Среди них чаще всего оказываются прежде всего те, взгляды которых имеют антисоциальную направленность, а образ жизни свидетельствует о возможности криминального поведения.

Индивидуальный план проведения профилактических мер может включать в себя:

1) диагностирование психической аномалии (аномалий);

2) определение наиболее эффективных мер медицинской помощи и реабилитационной программы;

3) разработку воспитательно - профилактических, педагогических мер социально-криминологического направления;

4) оказание помощи в трудовом и бытовом устройстве;

5) оздоровление социальной среды, устранение психотравмирующих факторов, разрешение конфликтов;

6) применение принудительных мер медицинского характера.

Составление индивидуальных планов работниками полиции, органами здравоохранения, другими лицами, осуществляющими индивидуальное шефство, с участием психиатров обеспечивает целенаправленность и конкретность профилактики, сочетание мер лечебного и криминологического характера.

Региональное планирование предупреждения преступлений и иных правонарушений и взаимодействие в этой работе различных учреждений и организаций – общая проблема борьбы с преступностью, которая включает в себя и проведение профилактических мероприятий в отношении лиц, имеющих аномалии психики. Это вполне понятно, поскольку преступность лиц с психическими аномалиями – органическая часть общей проблемы преступности.

На данный момент уже сложилась система комплексных планов профилактики правонарушений. Они составляются на уровне районов, городов, областей, краев и республик. Планы содержат оценку состояния дел по борьбе с правонарушениями, основные мероприятия профилактического характера, сроки их выполнения, называются учреждения, предприятия и лица, ответственные за их исполнение. Организацией этой работы занимаются органы прокуратуры, внутренних дел, суда, здравоохранения и др.

Среди проблем, возникающих в связи с социально-психиатрической профилактикой преступлений и иных правонарушений со стороны лиц с психическими аномалиями, на мой взгляд, привлекают особое внимание следующие:

1) профилактика антиобщественного поведения несовершеннолетних, имеющих психические аномалии;

2) предупреждение насильственных и дезадаптивных преступлений со стороны лиц с психической дефектностью;

3) предупреждение рецидивных преступлений среди таких правонарушителей.

Профилактика антиобщественного поведения несовершеннолетних, имеющих психические аномалии, имеет ряд особенностей. Прежде всего, необходимо подчеркнуть важность своевременного выявления несовершеннолетних с аномалиями психики. Дело в том, что психические расстройства, которые не лечились в детском и юношеском возрасте и даже не были выявлены, в последующем значительно труднее поддаются лечению. В случае же антиобщественного поведения и образа жизни подростков с такими расстройствами последние обычно ещё больше прогрессируют и приводят к более глубоким личностным изменениям.

По данным исследований Г.И. Чечеля, из 156 несовершеннолетних, состоящих на учёте, 20 человек из них страдают неврозами, а 35 – патохарактерологическим развитием. Однако все подростки ранее психиатрами не обследовались, несмотря на то, что у некоторых из них были обнаружены выраженные отклонения психики. Они не находились под наблюдением психиатра, что препятствовало своевременному применению к ним медико-педагогических мер воздействия.41

В настоящее время учёт психических заболеваний несовершеннолетних ведётся главным образом на основании обращений за медицинской помощью их родителей, представителей школ, общественных организаций или органов внутренних дел. Однако очень часто несовершеннолетние правонарушители вследствие неправильной позиции родителей, отсутствия элементарных психиатрических знаний у них, педагогов или сотрудников полиции не попадают в поле зрения врачей. В целом ещё отсутствует четко продуманная система раннего выявления и диагностирования психических аномалий у детей и подростков, что, в свою очередь, затрудняет раннюю профилактику их возможного антиобщественного поведения.

Борьба с алкоголизмом имеет также важное значение для предупреждения преступлений со стороны лиц с психическими аномалиями. Главное в предупреждении пьянства и преступности – совершенствование образа жизни, повышение культуры и формирование разумных потребностей людей.

Очень важно ранее предупреждение алкоголизма, поскольку это заболевание в юношеско-подростковом возрасте протекает столь остро и настолько искажает ещё незрелую личность, что его излечение в дальнейшем представляет исключительную сложность, а в ряде случаев и неразрешимую задачу.

Для успешного решения названной проблемы представляется необходимым:

1) улучшение воспитательной работы и досуга подростков и молодёжи в микрорайонах, учебных и трудовых коллективах;

2) законодательное решение вопроса об обязательном медицинском освидетельствовании лиц, обнаруживающих признаки злостного пьянства или алкоголизма;

3) первоочередное и обязательное направление на принудительное лечение тех алкоголиков, в семьях которых воспитываются дети;

4) установление административного надзора за взрослыми членами семьи, систематически злоупотребляющими спиртными напитками или признанных алкоголиками, в тех случаях, если их поведение по отношению к детям не влечет лишения их родительских прав.

В равной степени важным для всех контингентов неблагополучных детей должно быть вовлечение их во внешкольную, внеучебную деятельность, в которой могли бы проявиться их способности, душевные качества, где бы они могли получить одобрение, знаки внимания, уважения ребят и взрослых.

Другая важная проблема – предупреждение пьянства и алкоголизма среди ранее судимых лиц и особенно среди тунеядцев, бродяг и попрошаек. Её решение для этих категорий правонарушителей весьма актуально, но она должна решаться шире – в плане психиатрической помощи всем осужденным, выявления и лечения всех психических аномалий, а не только связанных с алкоголизмом. Поскольку среди них немало престарелых и инвалидов, весьма актуально оказание им широкой социальной помощи, в частности направление тех из них, кто не имеет постоянного места жительства и родственников, в дома инвалидов и престарелых.

Вместе с тем необходимо учитывать, что пьянство и алкоголизм представляют собой комплексную криминолого – психиатрическую и юридическую проблему, потому что борьба с ними невозможна без совокупности специально – криминологических, правовых и медицинских мер: с одной стороны, принудительных и воспитательно – профилактических, с другой – оказания лечебной помощи. Только постоянное и повсеместное взаимодействие врачей наркологов и сотрудников правоохранительных органов, в первую очередь органов внутренних дел, может обеспечить успешную борьбу с этими антиобщественными явлениями. И юристы и психиатры в равной степени заинтересованы в том, чтобы использовать в своей работе достижения соответствующих наук, совместными усилиями разрабатывать новые эффективные средства преодоления пьянства и алкоголизма. Поэтому необходимы долгосрочные программы комплексных медико-юридических исследований, которые включали бы, например, такие проблемы, как ранее предупреждение пьянства, связь пьянства с отдельными видами преступного поведения, исправление и перевоспитание осужденных, страдающих алкоголизмом.

Предупреждение преступлений и иных правонарушений со стороны психопатических личностей имеет значительную актуальность. Это объясняется тем, что они являются наиболее распространенной после алкоголиков группой лиц с психическими аномалиями, которые встречаются среди преступников.

Успешное предупреждение правонарушений со стороны психопатов во многом зависит от преодоления трудностей прогнозирования их поведения. Для психопатических личностей характерна невозможность использовать прошлый опыт, а отсюда и неспособность полного предвидения будущего. Следовательно, необходимо искать пути профилактики преступлений психопатов путем формирования и воспитания у них этих способностей.

Важное значение имеет ранняя профилактика формирования психопатий у детей и подростков путем диспансеризации в школах и проведения санитарно-гигиенических и воспитательных мероприятий. Лечебные мероприятия и профилактика психопатий прежде всего направлены на стимуляцию механизма компенсации имеющихся нарушений психической деятельности. Особое значение имеют оздоровление микросоциальной среды, в которой находится индивид, улучшение условий семейного воспитания, включение подростков в общественно полезную деятельность – труд, учёбу и т.д., урегулирование бытовых, семейных конфликтов и неурядиц, выработка правильных установок с учётом интересов и стремлений личности, подкрепление тех её свойств, которым можно придать положительную социальную ориентацию.

Таким образом, профилактика преступного поведения лиц с психическими аномалиями представляет собой сложную научную и практическую проблему. Одно из важнейших условий её успешности – постоянное взаимодействие правоохранительных органов, органов здравоохранения и общественности, их совместные усилия в основных сферах жизнедеятельности людей.

2. Исправление и перевоспитание осужденных с психическими аномалиями.

При исполнении уголовного наказания в отношении лиц с аномалиями психики преследуются те же цели, что и в отношении других осужденных. Специфика применения таких наказаний к ним заключается в компенсации этих аномалий, их лечении, обеспечении успешной ресоциализации с учётом состояния их психического здоровья.

Лечебные меры, соединённые с воспитанием, составляют один из наиболее существенных элементов некарательного воздействия на осужденных, способствуя индивидуализации наказания и экономии репрессии.

Исправление и перевоспитание осужденных, имеющих аномалии психики, имеют значительную криминологическую и уголовно-правовую специфику в первую очередь в силу психологических и психопатологических особенностей личности осужденных, определяющих их поведение, отношение к наказанию, условиям его отбывания, общение с другими осужденными и т.д. Без учёта этих факторов исполнение уголовного наказания в отношении таких лиц не может быть эффективным. Я полагаю, что психическое здоровье и состояние осужденных должны учитываться в качестве одного из самых важных признаков наряду с такими, как пол, возраст, число и характер прошлых судимостей.

Поведение человека во многом зависит, как известно, от его общения. Вот почему администрации исправительно-трудовых учреждений так важно постоянно следить за тем, с кем общаются лица, имеющие психические аномалии.

Вся работа с осужденными, имеющими аномалии психики, должна строиться с учётом особенностей этих аномалий. Например, алкоголики в условиях лишения свободы перестают употреблять спиртные напитки, легче приспосабливаются к новым требованиям, лучше адаптируются. Поведение же психопатов, олигофренов и лиц, страдающих органическими заболеваниями центральной нервной системы, менее корригируемо. Они труднее поддаются новым условиям и воспитательно – карательному воздействию. Несомненно, к ним нужен принципиально иной подход, реабилитационный режим, умело сочетающий воспитательные, принудительные и лечебные меры в соответствии с характером аномалии и особенностями психологии.

На мотивацию поведения в местах лишения свободы осужденных с психическими аномалиями существенно влияет как сама аномалия, так и тот социальный статус в формальной и неформальной структуре среды, который они занимают опять-таки в связи со своей психической дефектностью.  Состояние психического здоровья оказывает исключительное воздействие на характер и содержание общения с другими осужденными, а это, в свою очередь, определяет мотивацию поведения в исправительно-трудовом учреждении. На основании результатов некоторых исследований, значительная часть осужденных с аномалиями психики не поддерживала постоянных контактов с другими осужденными, длительное время не входила в более или менее устойчивую неформальную группу и вела замкнутый образ жизни.

Особое значение для исправления и перевоспитания таких лиц имеет соблюдение ими требований режима отбывания наказания. Специфика здесь связана с тем, что многие психопатизированные личности склонны отвечать психопатической реакцией на законные требования по соблюдению режима, интеллектуально ограниченные могут не понимать некоторых его положений, а алкоголики – пренебрежительно относиться к нему в силу своей общей недисциплинированности. Наказывать за нарушение правил следует с учётом характера аномалий и тех последствий для психического здоровья, к которым может привести применение той или иной меры взыскания. Поэтому в каждом случае желательно консультироваться с врачом-психиатром. Однако ни один случай нарушения требований режима отбывания наказания не может оставаться без должного реагирования, поскольку безнаказанность у лиц рассматриваемой категории особенно часто ведет к негативным результатам, новым, более существенным нарушениям.

Воспитательная работа среди осужденных с аномалиями психики – одно из слагаемых единого и целостного процесса их исправления и перевоспитания.

Одно из важнейших условий, способствующих эффективности воспитательной работы с осужденными с психическими аномалиями, - строго конфиденциальный характер некоторых проводимых с ними воспитательных мероприятий. В первую очередь это относится к тем мероприятиям, которые выявляют психическую неполноценность осужденного и могут вызвать его нежелательную реакцию или использоваться против него другими. В большинстве случаев не следует акцентировать внимание таких лиц на наличие у них расстройств психической деятельности. Лучше скорректировать их поведение путем, например, похвалы за совсем незначительное достижение.42

Существенную роль для исправления и перевоспитания лиц с психическими аномалиями играет общественно полезный труд. Дело в том, что такие лица в силу наличия аномалий хуже адаптированы в социальной среде и соответственно принимали меньшее участие в трудовой деятельности до лишения свободы. Это выражается в том, что их трудовые показатели зачастую невысоки, они занимались неквалифицированным трудом, часто меняли место работы, мало повышали свой квалифицированный уровень, меньше зарабатывали. Поэтому максимальная занятость таких осужденных общественно полезным трудом, обучение рабочим специальностям, повышение производственной квалификации способствуют их успешной адаптации, снижению аффективных переживаний, улучшению поведения, достижению целей наказания в целом.

Возможности участия в труде осужденных с психической неполноценностью нужно рассматривать с учётом того, что среди них немало рецидивистов, для которых характерны негативное отношение к труду, недисциплинированность, безответственность.

Решать вопрос о трудоиспользовании конкретного осужденного с психической аномалией, особенно в тех случаях, когда она ярко выражена и существенно влияет на поведение, желательно с участием психиатра. Он должен руководствоваться тем, какие виды трудовой деятельности целесообразны или, напротив, противопоказаны в зависимости от вида психического расстройства. Качество трудовых рекомендаций, их обоснованность, равно как и освоение осужденными с аномалиями психики несложных профессий, приобретение, порой первоначальных, трудовых навыков и опыта, не только являются детерминантами успеха трудового устройства в колонии таких лиц, но и во многом обусловливают их судьбу после освобождения, их положение в обществе, состояние здоровья.

Здоровый быт с рационально организованным досугом, правильно подобранным окружением, при постоянном медицинском обслуживании составляет основу психического здоровья осужденных, и в первую очередь тех, кто имеет те или иные отклонения от нормы. Разумеется, что основная тяжесть в решении этих вопросов ложится на плечи врачей и воспитателей. Поэтому совместное участие тех и других не только в лечебных мероприятиях, но и в организации быта и досуга осужденных с нарушениями психики может существенно повысить эффективность деятельности исправительно-трудовых учреждений.

Основная задача, которая должна решаться при организации бытового устройства лиц с психическими аномалиями, состоит в максимальной адаптации их к условиям жизни в исправительно-трудовом учреждении. Её реализация позволит им установить социально полезные связи с другими осужденными, лучше «впитаться» в социальную среду, лучше подготовиться к условиям жизни на свободе.

Бытовые условия, создаваемые в исправительно-трудовых учреждениях, должны оказывать воспитательное влияние на осужденных с психическими аномалиями, прививать им навыки элементарной санитарной культуры, самообслуживания, умение организовать свой быт, уважение к правилам социального общежития.

Особое место в организации воспитательного и карательного воздействия на осужденных с аномалиями психики занимает оказание им медицинской помощи. Без неё их исправление и перевоспитание в большинстве случаев будет неэффективным.43 Оказание именно им медицинской помощи полностью соответствует принципам законности, гуманизма, дифференцированного подхода к осужденным.

Врач-психиатр должен вести динамическое наблюдение за психическим здоровьем осужденных, вовремя принимать необходимые меры в отношении конкретных лиц, а администрация исправительно-трудового учреждения – следовать его рекомендациям.

В настоящее время всё большее значение приобретают наказания, не связанные с лишением свободы. Не вызывает сомнений, что эта форма наказания содержит большие возможности для достижения целей исправления и перевоспитания преступников и вместе с тем лишена некоторых отрицательных последствий, которые присущи лишению свободы как виду наказания.44

Сказанное полностью относится и к преступникам, имеющим аномалии психики. В отношении таких лиц особенно важно подчеркнуть, что, если цели наказания могут быть достигнуты без изоляции осужденного от общества, применение сравнительно более мягкого наказания предпочтительнее. Действительно, лишение свободы субъекта с неполноценной психикой в ряде случаев может привести к ухудшению его здоровья, поведенческим срывам и тем самым препятствовать успешному его перевоспитанию. Особенно нежелательно это, если условия его жизнедеятельности на свободе были наиболее оптимальны с точки зрения характера аномалии и её последствий.

Соглашусь с мнением Ю.М. Антоняна и Бородина С.В., индивидуально-воспитательная работа с осужденными к наказаниям, не связанным с лишением свободы, по своему характеру будет мало отличаться от той, которая проводится в отношении лиц с расстройствами психики, от которых ещё только можно ожидать противоправного поведения, но с весьма существенной поправкой на то, что объектами воздействия в данном случае являются преступники. Здесь главное – не допустить новых преступлений с их стороны. Поэтому правоохранительные органы в тесном взаимодействии с психиатрическими учреждениями должны постоянно контролировать их поведение и общение, образ жизни в целом, оказывать необходимую помощь в трудовом и бытовом устройстве, обеспечивать, если это нужно, принятие мер медицинского характера. В связи с этим особенно важна индивидуальная работа с каждым осужденным, которая, естественно, должна осуществляться с учётом характера аномалии, особенностей личности конкретного человека, его социальных и социально-психологических характеристик.

Специфика исполнения наказания, не связанного с лишением свободы, предопределяет значительно больший объем участия общественности в исправлении и перевоспитании преступников. Общественные организации и их представители могут оказать существенную помощь в предупреждении правонарушений на семейно-бытовой почве, трудоустройство осужденных, создании для них наиболее благоприятного нравственно-психологического климата.

Заключение

В результате исследования была достигнута поставленная цель и решены намеченные задачи. В данной дипломной работе мною была рассмотрена проблема преступности лиц с психическими аномалиями. Мы ознакомились с самим понятием психических аномалий, рассмотрели их виды и особенности мотивации лиц, имеющих дефекты психики. Раскрыли и проанализировали психологическую характеристику лиц с психическими аномалиями, которые совершили насильственные преступления и разобрались в понятиях невменяемости и ограниченной вменяемости таких лиц. Также рассмотрели психологические аномалии в роли фактора криминальной агрессии и выявили меры по её предупреждению.

Итак, можем сделать выводы.

Психические аномалии это все расстройства психической деятельности, не достигшие психотического уровня и не исключающие вменяемости, но влекущие личностные изменения, которые могут привести к отклоняющемуся поведению.

Психические аномалии криминогенны, конечно, не только на уровне индивидуального преступного поведения. Как психическое здоровье (и нездоровье) населения представляет собой социальный фактор, так и психические аномалии входят в число детерминант преступности, хотя им принадлежит второстепенная роль.

При расследовании любого совершенного лицом преступления важно особое внимание уделять анализу состояния его психического здоровья. Необходимо устанавливать способность субъекта в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими в ситуации преступления и здесь немаловажное значение имеют понятия невменяемости и ограниченной вменяемости.

Типичные свойства личности преступника, страдающего психическими аномалиями, определяются при общении с лицом, совершившим правонарушение.  Правоприменителю необходимо выявлять доминирующие побуждения, которые образуют общую схему его поведения, стратегию его жизнедеятельности, при этом следует максимально учитывать индивидуальные психические особенности, тип темперамента, обращать внимание на поведенческие реакции, жестикуляцию в разговорной речи, эмоциональную окраску повествования, последовательность изложения событий, мимику.

От преступника невменяемый отличается тем, что в структуре личности невменяемого содержатся психические нарушения такой степени, которые исключают его социально-психологическую способность проявлять свое виновное отношение к интересам общества и государства. Следовательно, такое лицо не подлежит уголовной ответственности.

Вменяемое же лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.  Но речь идет о так называемой ограниченной (уменьшенной) вменяемости.

Проблема учета личностных особенностей аномальных преступников чрезвычайно сложна для практики исполнения наказаний:

- одни из них, сохраняя интеллект, отличаются оптимизмом, общительностью, активностью;

- другие – пессимизмом, угрюмостью, замкнутостью, снижением активности, повышенной утомляемостью;

- третьи – демонстративностью, экспрессивностью, стремлением привлечь

внимание; четвертые – скрупулезностью, тщательностью, аккуратностью, злопамятством.

Указанные черты часто проявляются на фоне резкой смены настроения, а также отмеченных ранее поведенческих характеристик.

Преступность лиц, имеющих дефекты психики, - крупная теоретическая и организационно-практическая проблема, включающая все направления борьбы с преступностью: предупреждение преступлений, их раскрытие и расследование, наступление уголовной ответственности, исправление и перевоспитание осужденных.

Усилению борьбы с преступностью лиц, имеющих психические аномалии, способствовала бы дальнейшая научная разработка данной проблемы. Сейчас наиболее актуальна задача в этой области науки – исследование различных аспектов преступного поведения таких лиц не только на криминологическом, но и на индивидуально-психологическом  и психиатрическом уровнях с учётом вида психических аномалий. Именно это позволит глубже раскрыть содержательную сторону взаимосвязи психических аномалий с совершением преступлений. Результатом таких научных разработок могли бы быть методические рекомендации для сотрудников правоохранительных органов, а также для органов здравоохранения и представителей общественности при осуществлении ими индивидуальной предупредительной работы.

Нуждается в изучении распространенность и влияние на преступное поведение других расстройств психической деятельности, некоторых соматических заболеваний и связанных с ними нарушений психики. Особого внимания заслуживают вопросы выявления и устранения тех условий социальной жизни, которые могут приводить к расстройствам психической деятельности, а «через них» к противоправному поведению.

Наше общество и государство обладают огромными материальными и духовными возможностями, которые успешно претворяются в жизнь. Они реализуются в повышении благосостояния народа, формировании общественно полезных потребностей и все более полном их удовлетворении, улучшении воспитания советских людей. Именно это создает основу для успешного предупреждения правонарушений.

Однако указанные возможности могут достаточно полно использоваться лишь в том случае, если будут выявляться и устраняться те социальные факторы, которые препятствуют воспитанию личности, ее социально одобряемому поведению. К числу этих факторов принадлежат те, которые способствуют или непосредственно вызывают расстройства психической деятельности, и сами эти расстройства, как один из детерминантов противоправных действий. Вот почему для решения многих криминологических задач так важно изучать и учитывать в практической деятельности личностные особенности, обусловленные состоянием психического здоровья.

Для криминологии давно стало аксиомой, что самое главное в борьбе с преступностью – это ранняя профилактика, состоящая в том, чтобы обеспечить надлежащие условия формирования личности, а затем не допустить перерастания «просто» антиобщественного поведения в преступное. Это в отношении лиц с психическими аномалиями справедливо вдвойне: как я попыталась показать, неблагоприятные жизненные условия способны порождать и расстройства психической деятельности, и преступность, которые, переплетаясь между собой, наносят существенный вред обществу.

Проблемы преступного поведения лиц с расстройствами психики могут быть адекватно решены с использованием новейших достижений различных наук, изучающих человека и условия его жизнедеятельности, на основе эмпирических исследований и необходимой теоретической интерпретации их результатов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 30.03.2015) КонсультантПлюс, 1992-2015.[Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.consultant.ru/popular/upkrf/

2. Закон  Российской Федерации  от  02  июля  1992  г. № 3185-1 (в редакции от 27 июля 2010 г.) «О психиатрической  помощи  и  гарантиях  прав  граждан при ее оказании».

3. Антонян Ю.М. Преступное поведение и психические аномалии. – М.: Орион, 2011.- 216 с.

4. Антонян Ю. М Психические аномалии и их роль в преступности. - М.: Прогресс, 2010. – 402с.

5. Артеменко Н. В. Актуальные проблемы вменяемости (невменяемости) и возраста уголовной ответственности. – Спб.: Питер, 2011. – 388с.

6. Балабанова Л. М. Судебная патопсихология. -  Донецк: Вестник, 2010. – 598с.

7. Брокгауз Ф., Ефрон И. Иллюстрированный энциклопедический словарь. Современная версия./ Ф.Брокгауз, И.Ефрон.  - М.: Эксмо, 2010. - С. 55.

8. Бухановский А. О. Общая психопатология./А.О.  Бухановский, Ю.А. Кутявин, М.Е. Литвак.  - Ростов н/Д, 2008. - С. 47-48.

9. Васильченко М.А. Психология. – М.: Академия,  2011. – 478с.

10. Гульдан В.В. Значение особенностей мотивации противоправного поведения при решении вопроса о вменяемости при психопатиях / под ред. Г.В. Морозова. - М.: Логос, 2011. - С. 55.

11. Дмитриева Т. Б.прав граждан при оказании психиатрической помощи./Т.Б.  Дмитриева Т. Б, С.И.Шишков. – М.: Психолог, 2010. – 554с.

12. Зелинский А.Ф. Осознаваемое  и  неосознаваемое в преступном поведении. - М. Орион, 2009. – 545с.

13. Захожий Л. Гарантии права обвиняемого на защиту при его психических недостатках. - М.: Просвещение 2007. – С.78.

14. Иванов Н. Г. Уголовная ответственность лиц с аномалиями психики. – М.: Педагог, 2011. – 394с.

15. Емельянов  В.П.  Преступность  с психическими аномалиями. – Саратов: Март, 2011. – 399с.

16. Кудрявцев  В.Н.  Проблемы  причинности  в криминологии. – М.: Логос, 2010. – 457с.

17. Королев В.В. Роль психических аномалии, не исключающих вменяемости, в преступном поведении несовершеннолетних//Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 41. - М., 1984. С. 30.

18. Кузнецова Н.Ф. Преступность и нервно-психическая заболеваемость. – Спб.: Питер. 2007. – 518с.

19. Лунц Д. Р. Проблема невменяемости в теории и практике судебной психиатрии. - М.: Логос, 2010. – 491с.

20. Мокаев И.Б. Психические расстройства, алкоголизм и наркомания как этиологические факторы криминальной агрессии // Российский психиатрический журнал. 2008. № 1. С. 5.

21. Михеев Р. И.Значение психических аномалий для совершенствования уголовно - правовых мер борьбы с преступностью. - Владивосток: Вестник, 2007. – 448с.

22. Михеев Р. И. Проблемы вменяемости, вины и уголовной ответственности. – Спб.: Питер, 2011. – 374с.

23. Мишин С.И. Теория установки Д. Н. Узнадзе. – М.: Образование, 2010. – 418с.

24. Назаренко Г. В. Невменяемость в уголовном праве. – Орел: Знамя, 2010. – 577с.

25. Павлов В. П. Субъект преступления и уголовная ответственность. - СПб.: Питер, 2009. - 657с.

26. Павлов В. П. Преступность и психология. - СПб.: Наука,, 2010. – 447с.

27. Рагулина А. В. Психические отклонения и их уголовноправовое значение. - М.: Орион, 2009. – 478с.

28. Радаев В. В. Расследование преступлений, совершенных лицами с психическими недостатками. – Волгоград: Мир, 2010. – 327с.

29. Рагинский М.Ю. Аномалии психического развития. – М.: Образование, 2009. – 259с.

30. Семерикова А.А. Предупреждение убийств из хулиганских побуждений. Монография / 2012.С.105-140

31. Сербский В.П. Судебная психопатология. - М.: М. и С. Сабашниковы, 1900.- 492с.

32. Семке В. Я. Учитесь властвовать собой, или беседы о здоровой и больной личности. – Новосибирск: Знания, - 2008. – 448с.

33. Татьянина Л. Г. Процессуальные проблемы производства по уголовным делам с участием лиц, имеющих психические недостатки. – Ижевск: Орел, 2010. – 317с.

34. Щерба С. П. Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц,страдающих физическими или психическими недостатками. – СПб.: Питер, 2010. – 379с.

35. Щерба С. П. Невменяемость субъекта: понятие, значение и процедура установления // Адвокатские вести. 2009. № 8. - С. 15.

36. Шахриманьян И. К. Невменяемость в уголовном праве. – М.: Педагог, 2010. -247с.

37. Шишков С.В. Понятия «вменяемость» и «невменяемость»  в  следственной  судебной  и экспертной  практике //  Законность. 2009.  № 7. -С. 15.

38. Шишков С. Н. Правовое значение психических расстройств при производстве по уголовным делам. – М.: Просвещение, 2008. – 574с.

39. Шишков С. Н. Понятие вменяемости и невменяемости в уголовном праве. – М.: Логос, 2011. – 481с.

40. Шишков С. Н. Могут ли психологические и психиатрические заключения служить доказа¬тельствами. – М.: Логос, 2011. – 537с.

41. Шитов В.С. Психология. – Ростов – на – Дону: Феникс, 2012. – 557с.

42. Юдин Т. И. Очерки истории отечественной психиатрии / под ред. Б. Д. Петрова. - М. : Медгиз, 2009. – 345с.

2 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 30.03.2015)

КонсультантПлюс, 1992-2015. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.consultant.ru/popular/upkrf/

3 Брокгауз Ф., Ефрон И. Иллюстрированный энциклопедический словарь. Современная версия./ Ф.Брокгауз, И.Ефрон.  - М. : Эксмо, 2010. - С. 55.

4 Юдин Т. И. Очерки истории отечественной психиатрии / под ред. Б. Д. Петрова. - М. : Медгиз, 2010. – С.98.

5 Рагулина А. В. Психические отклонения и их уголовноправовое значение. - М.: Орион, 2010. - С. 23.

6 Михеев Р. И.Значение психических аномалий для совершенствования уголовно - правовых мер борьбы с преступностью. Владивосток: Вестник, 2007. - С. 48.

7 Антонян Ю. М Психические аномалии и их роль в преступности. - М.: Прогресс, 2007. - С. 35.

8 Захожий Л. Гарантии права обвиняемого на защиту при его психических недостатках. - М.: Просвещение 2007. – С.78.

9 Радаев В. В. Расследование преступлений, совершенных лицами с психическими недостатками. – Волгоград: Мир, 2010. – С.55.

10 Щерба С. П. Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц,страдающих физическими или психическими недостатками. – СПб.: Питер, 2010. – С.75.

11 Радаев В. В. Расследование преступлений, совершенных лицами с психическими недостатками. – Волгоград: Мир, 2010. – С.74.

12 Рагинский М.Ю. Аномалии психического развития. – М.: Образование, 2010. – С.75.

13 Семке В. Я. Учитесь властвовать собой, или беседы о здоровой и больной личности. – Новосибирск: Знания, - 2008. – С.115.

14 См.: Ушаков Г. К. Пограничные нервно-психические расстройства. М.: Медицина, 1978. С. 92.

15 См.: Алкоголизм: (Руководство для врачей). М.: Медицина, 2010. С. 3.

16 Ганнушкин, П. Б. Избранные труды. М.; Медицина, 1964. С. 121.

17 См.: Фрейеров О. Е. О психопатических (аномальных) акцентированных и деформированных личностях // Проблемы личности: Материалы симпозиума. М, 1970. Т. 2. С. 246—247.

18 См.: Фелинская Н. П. Реактивные состояния в судебно-психиатрической клинике. М.: Медицина, 2013. С. 3.

19 См.: Гурьева В. А., Гиндикин В. Я. Юношеские психопатии и алкоголизм. М.: Медицина, 1980. С. 160.

20 4 См.: Дубинин Н. П., Карпец И. И., Кудрявцев В. Н. Генетика. Поведение. Ответственность. О природе антиобщественных поступков и путях их предупреждения. М.: Политиздат, 1982. С. 243—244.

21 См.: Емельянов В. П. Преступность несовершеннолетних с психическими аномалиями. С. 33.

22 82 См.: Емельянов В. П. Преступность несовершеннолетних с психическими аномалиями как комплексная проблема. С. 110—111.

23 См.: Королев В. В. Спорные аспекты проблемы криминогенности психи¬ческих нарушений у несовершеннолетних // Вопросы борьбы с преступ¬ностью. М.: Юрид. лит., 1981. Вып. 35. С. 104—105.

24 См.: Голоднюк М. Н. Проблемы социального и биологического в женской преступности // Вопросы борьбы с преступностью. М.: Юрид. лит., 1982. Вып. 37. С. 24.

25 См.: Личность преступника. С. 78.

26 Меграбян А. А. Личность и сознание (в норме и патологии). С. 159.

27 См.: Кузнецова Н. Ф. Преступность и нервно-психическая заболеваемость. С. 16.

28 См.: Шостакович Б. В., Дорофеенко Г. К., Парфенгьева О. В. Общественно опасные действия при психопатиях и некоторых психопатоподобных со¬стояниях // Проблемы судебной и социальной психиатрии. М.: ЦНИИ судебной психиатрии им. проф. В. П. Сербского, 1975. С. 45.

29 См.: Антонян Ю. М; Виноградов М. В., Голумб Ц. А. Преступность и психические аномалии // Сов. государство и право. 1979. № 7.

30 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 18.12.2001 N 174-ФЗ  (ред. от 30.03.2015) КонсультантПлюс, 1992-2015.[Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.consultant.ru/popular/upkrf/

31 Фейнберг Ц.М. Учение о вменяемости и невменяемости в различных школах уголовного права и субедной психиатрии. М., 2010. С. 10

32 Трахтеров В.С. К вопросу о критериях невменяемости // Учен. зап. Харьк. юрид. ин-та, 1948. Вып. 3. С. 111-123

33 Антонян Ю.М. Преступное поведение и психические аномалии. – М.: Орион, 2010.- С.85.

34 Артеменко Н. В. Актуальные проблемы вменяемости (невменяемости) и возраста уголовной ответственности. – Спб.: Питер, 2011. – 388с.

35 Михеев Р. И. Проблемы вменяемости, вины и уголовной ответственности. – Спб.: Питер, 2011. – 374с.

36 Татьянина Л. Г. Процессуальные проблемы производства по уголовным делам с участием лиц, имеющих психические недостатки. – Ижевск: Орел, 2010. - С. 61.

37 Шишков С.В. Понятия «вменяемость» и «невменяемость»  в  следственной  судебной  и экспертной  практике //  Законность. 2011.  № 7.- С. 15.

38 Зелинский А.Ф. Осознаваемое  и  неосознаваемое в преступном поведении. - М. Орион, 2010. - C. 97.

39 Сербский В.П. Судебная психопатология. - М.: М. и С. Сабашниковы, 1900. - С. 94.

40 Предупреждение убийств из хулиганских побуждений. Монография / А.А. Семерикова. 2012.С.105

41 Чечель Г.И. Профилактика преступлений несовершеннолетних, поставленных на учёт по делам несовершеннолетних // Правовые вопросы борьбы с преступностью. Томск, 1984. С.164.

42 Ю.М. Антонян, С.В. Бородин // Преступность и психические аномалии. С. 194

43 Ной И.С. Сущность и функции уголовного наказания в Советском государстве: Политико-юридическое исследование. Саратов, 1979. С. 188-191.

44 Гальперин И.М. Задачи совершенствования теории и практики применения наказаний, не связанных с лишением свободы // Наказания, не связанные с лишением свободы. М., 1972. С. 9-10.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

70645. Разработка предложений и рекомендаций по совершенствованию системы повышения квалификации персонала в Обществе ОАО Таттелеком Альметьевский ЗУЭС Азнакаевский РУЭС 188.74 KB
  Отечественный и зарубежный опыт выработал три концепции обучения квалифицированных кадров сущность которых рассмотрим ниже. Концепция специализированного обучения ориентирована на сегодняшний день или ближайшее будущее и имеет отношение к соответствующему рабочему месту.
70646. Изнасилование 424 KB
  Целью данной дипломной работы является комплексное исследование проблемы уголовно-правовой борьбы с изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера в современных условиях.
70647. Перспективы ипотечного кредитования в Кыргызской Республике 186.19 KB
  Цель выполнения дипломной работы заключается в исследовании развития ипотечного кредитования в Кыргызской Республике и обосновании пути дальнейшего его развития.
70648. Качество социального обслуживания на дому пожилых граждан 136.05 KB
  Цель выпускной квалификационной работы изучение особенностей социального обслуживания на дому пожилых граждан. Для достижения сформулированной цели поставлены следующие задачи выпускного квалификационного исследования: Охарактеризовать пожилых граждан, как объект социальной работы.
70649. Опытно-педагогическая работа по развитию памяти учащихся 3 «В» класса МБОУ «Гимназия №85» 265.13 KB
  Актуальность данной работы заключается в том, что на сегодняшний день существует необходимость обучения детей младшего школьного возраста приемам и способам эффективного, осмысленного запоминания учебного материала.
70650. ОЦЕНКА КАЧЕСТВЕННО-КОЛИЧЕСТВЕННЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ТЕХНИКИ ПОДАЧ В КЛАССИЧЕСКОМ ВОЛЕЙБОЛЕ 454.5 KB
  Цель исследования изучить и обосновать методику оценки качественно-количественных характеристик техники подач в соревновательной деятельности волейболистов различной квалификации.
70651. Защита прав владельцев бездокументарных ценных бумаг 401 KB
  Цель исследования предполагает решение фундаментальных теоретических проблем гражданского права, путем исследования законодательства о бездокументарных ценных бумагах и соответствующей судебной практики для определения места бездокументарных ценных бумаг в системе объектов гражданских прав...
70652. ПЕНСИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАБОТАЮЩИХ ПО ТРУДОВОМУ ДОГОВОРУ И ВОЕННОСЛУЖАЩИХ 299.39 KB
  Общая характеристика пенсионной системы Российской федерации Понятие и виды пенсионных систем Пенсионная система совокупность правовых финансово-экономических и организационных институтов и норм имеющих своей целью предоставление гражданам материального обеспечения в виде пенсии...
70653. Роль игровых приемов в создании выразительных образов в рисунках младших дошкольников 452 KB
  Истоки творческих способностей и дарования детей на кончиках их пальцев. Педагог должен создавать для этого все условия: он прежде всего должен обеспечить эмоциональное образное восприятие действительности формировать эстетические чувства и представления развивать...