89764

Личность и общество

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Личность и общество Проблемы в сфере сосуществования личности и общества отнюдь не отличаются новизной. Еще задолго до того как человек сумел возвыситься до первых социологических обобщений инстинкт самосохранения голос зоологии раскрыл ему тайну противопоставления между я и не я между личностью и микроприродой в области общежительной – между личностью и обществом подобных ей. Дискуссии ведутся по различным вопросам и направлениям разрабатываются новые подходы методы и методики в изучении как личности так и социума в...

Русский

2015-05-13

86.76 KB

0 чел.

Феденко Е.В.

Личность и общество

Проблемы в сфере «сосуществования» личности и общества отнюдь не отличаются новизной. Это проблемы, берущие свое начало еще в древности и сохраняющие свою актуальность в современном мире. Еще «задолго до того, как человек сумел возвыситься до первых социологических обобщений, инстинкт самосохранения, голос зоологии раскрыл ему тайну противопоставления между «я» и «не я», между «личностью» и «микроприродой», в области общежительной – между личностью и обществом подобных ей»2.

Первые научные взгляды на обозначенную выше проблематику берут свое начало уже в работах древних мыслителей – Платона и Аристотеля. То есть изначально вопросы личности, общества, процесса их взаимодействия и сосуществования рассматривались философами и только со временем становятся объектом внимания иных сфер и направлений научного знания, разумеется, по мере возникновения последних. Однако «абстрактные философские понятия не так часто становятся символами широкого социального звучания. И когда это случается, это всегда свидетельствует о том, что понятие выражает не просто нюанс философской мысли, но серьезную общественную проблему»3. Именно такая ситуация и характерна до сих пор в отношении проблематики в сфере личности и общества.

Дискуссии ведутся по различным вопросам и направлениям, разрабатываются новые подходы, методы и методики в изучении как личности, так и социума, в котором эта личность существует, внутренних и внешних связей первой со вторым, исследуется личностное и внеличностное пространства, выводятся закономерности и характеристики регрессных и прогрессных процессов общества и личности. Однако до сих пор в науке отсутствует устоявшаяся теория, доктрина, которая бы полно и всесторонне смогла ответить на такие вроде бы простые вопросы, как вопросы о том, что появилось раньше личность или социум, какой из этих элементов объективной реальности оказывает большее влияние на другой, возможно ли нормальное существование личности без общества и существует ли общество без личности, насколько реально и жизнеспособно своего рода «безличностное» общество, каков процесс существования «безобщественной» «несоциальной» личности и возможен ли он вообще. Формулированием, постановкой и перечислением подобного рода вопросов можно заниматься еще очень долго, однако этот процесс едва ли способен создать подобный перечень в сфере ответов, на сугубо скудно обозначенные выше вопросные формы.

Поэтому, особо не вдаваясь в научную полемику, отметим лишь то обстоятельство, что, по сути, все научные подходы, теории и доктрины, имеющие своей целью найти ответы на подобного рода вопросы можно с определенной долей условности разделить на две большие группы, на два направления. Называть эти направления можно по-разному – индивидуалистические и коллективные, личностные и общественные, персоноцентристские и системоцентристские. Однако суть их разграничения не изменится и заключается она в том, что в первом случае, как верно отмечал в своей работе «Драма российской политической истории: система против личности» А.В. Оболонский, а впоследствии и Б.С. Эбзеев в работе «Личность и государство в России: взаимная ответственность и конституционные обязанности», человек выступает «венцом мироздания», целью в себе и величайшей ценностью априори, то во втором варианте, человек всего лишь средство, необходимое для удовлетворения социальных, общественных целей.

Таким образом, ученые, поддерживающие первое направление, настаивают на том, что первичнее личность, так как изначально появляется личность, которая и «создает» вокруг себя социум, ибо только личности под силу такое «творение». А ученые, формулирующие свои теории в рамках второго направления, полагают, что общество первичнее личности, ибо личность «рождается в социуме», каждый человек приходит в уже существующее общество, которое в принципе будут существовать и после его смерти.

Как видно из представленной выше аргументации, и теории, которые можно отнести к первому подходу, и теории второго направления не лишены рациональности, разумности и логики. Однако полностью согласиться как с научными доктринами первой группы, так и с научными доктринами второй группы автору не представляется возможным ввиду того, что им обоим свойственна некоторая однобокость. Ошибка подходов видится нам в том, что они слишком абсолютизируют и идеализируют одно в ущерб другому. Да, человек, индивид, личность действительно «венец мироздания», высшая ступень эволюции живого на планете Земля, имеющий свое собственное бытие, тайну которого до сих пор не удается разгадать до конца. Однако ни одна из этих трех «ипостасей» homo sapiens не наделена абсолютным разумом и исключительно объективно безэгоистичной сущностью. Каждому из ныне живущих людей на нашей планете свойственной ошибаться, принимать неверные решения. Причина таких ошибок кроется в субъективном начале и эгоизме человеческой сущности, и личность также этого субъективизма, «смешанного» с эгоизмом не лишена, хотя в ней он и присутствует в меньшей степени. И никуда от этого мы не сможем уйти никогда так же, как и ликвидировать данное обстоятельство. Это факт, состоявшаяся данность, аксиома. Мы можем это не учитывать в своем собственном сознании, забыть, не обращать на подобную данность внимания. Однако наше нежелание учитывать субъективно эгоистичную сущность homo sapiens не «убьет», не ликвидирует ее, а только приведет нас, как мы можем видеть, к однобокости и необъективности научной концепции, сформулированной на основе подобных умозаключений.

Другой подход наоборот абсолютизирует общество, социум, полагая, что именно последний первичнее личности. И именно благодаря тому, что человек приходит в уже наличествующее общество у него есть возможность стать личностью. Однако приверженцы данного подхода не учитывают того, опять-таки, объективного факта, данности, аксиомы, которая заключается в том, что человек сам будет решать принимать или не принимать ему какие-либо устои социума, в который он попал, менять ему свои взгляды, убеждения, верования характерные для социума или нет. Человек будет сам принимать решения и повлиять на них социуму удастся только в том случае, если сам субъект позволит это сделать.

Таким образом, абсолютизировать нельзя как само общество и ставить в полную зависимость от него личность, так и личность нельзя возводить над обществом. Обе эти субстанции равны и одновременно необходимы друг другу. Так как, общество будет сдерживать субъективный эгоизм личности, как в свое время писал З. Фрейд в работе «Психоанализ. Религия. Культура» ввиду того, что христианские заповеди «возлюби ближнего своего как самого себя» и «люби врага своего» являются, к сожалению, ничем иным, как утопией, а инстинкт смерти (агрессивности) заложен абсолютно в каждом человеке. Поэтому каждый индивид, подчиняясь, будет стремиться властвовать, а общество с помощью своей нормативной регулятивности способно обуздать «искушение сделать ближнего своего средством удовлетворения агрессивности»4. Однако обществу самому также необходима личность, потому что социум не может находиться в постоянной статике, ему необходима динамика. Причем эта необходимость продиктована как внешними, так и внутренними факторами. В окружающем нас мире ничего не стоит на месте, динамика свойственна абсолютно всему, даже неодушевленным предметам. Последние изменяются в связи с развитием техники и науки, модифицируются, трансформируются, обретая новые формы и функции, а вместе с ними и новую «жизнь». А про одушевленные компоненты современного мира и говорить не приходится. Ввиду постоянной динамики составляющих элементов общества, подвергается изменениям различного рода и оно само. И для того, чтобы эти изменения, по большей своей части, были полезны обществу, чтобы положительный процесс развития, прогресс действительно был прогрессом, а не хаосом, обществу необходимы «регулировщики» подобного развития, которыми как раз-таки и выступают различные личности. Именно личность служит своего рода барьером, ограждением, которое позволяет социуму держаться намеченного вектора движения, одновременно выступая в качестве одного из элементов движения. Если в обществе отсутствуют личности, то общество постепенно начинает сбавлять темпы движения, что впоследствии может привести к полной статике общества и его загниванию. Такой «больной» социум в будущем представляет собой всего лишь архаическую субстанцию и не более.

Однако в данной статье нам бы не хотелось более подробно останавливаться на анализе различных подходов в отношении взаимодействия и соотношения общества и личности, потому что это, во-первых, довольно исследованный вопрос. Мы можем, конечно, продолжать поиски и формирование новых подходов и школ в современной науке, прежде всего, юриспруденции, занимающихся вопросами соотношения и взаимодействия личности и общества, но это едва ли будет оправданным и необходимым. Создавать, классифицировать, критиковать можно еще очень долго, однако автором не усматривается в данных действиях здравого смысла ввиду того, что на сегодняшний день подобные научные изыскания превратились в своего рода «соревнования» и слишком далеко ушли от объективной данности окружающей действительности. Во-вторых, мы сомневаемся в возможности найти новые аргументы и доводы в пользу какой-либо из уже существующих теорий, так как для того, чтобы эти аргументы найти, необходимо поддерживать основные положения одной из них. А мы в данной ситуации не видим возможности разделять взгляды одного из обозначенных выше направлений. На взгляд автора, в подобной ситуации уход в одну из крайностей неуместен, а также не приведет, как показала мировая история, ни к чему хорошему. Мы считаем, что вопрос о том, что же важнее и первостепеннее – общество или личность, личность или общество, что из них имеет большее влияние, не соответствует современности. А поиск ответа есть не что иное, как переливание из пустого в порожнее. Личность и общество не могут существовать друг без друга, отсутствие одного ведет непременно к смерти другого. В-третьих, в этом отсутствует практический интерес автора данного исследования.

Поэтому, учитывая все перечисленное выше, нам бы хотелось в большей степени уделить внимание такому проблематичному и практически не изученному вопросу конгломерата «личность – общество», как переходной личности. А именно, той специфической субстанциональной личности, которая появляется и существует в период окончания формирования личности общества и зарождения личности государства. На наш взгляд, рассмотрение именно данной проблемы, и позволит нам закрепиться в рамках именно юридической науки, и этот аспект будет обладать некой новизной.

Однако прежде чем мы попытаемся сформулировать основные положения своих умозаключений относительно обозначенной проблематики, нам все-таки придется уделить внимание исходным дефинициям, а также попытаться сформулировать авторское понимание двух данных явлений окружающей нас реальности – личности и общества. Кроме того, автор вводит две новые дефиниции – «личность общества» и «личность государства», содержание которых также будет сформулировано ниже. Введение этих двух дефиниций осуществляется автором, во-первых, для удобства дальнейшего изложения собственных взглядов на обозначенную проблематику. Во-вторых, при таком разграничении более наглядным представляется процесс перехода, трансформации, да и сам переход личности из одного состояния в другое, из личности, которая пока еще лишена возможности применения для реализации своих целей властного политико-правового механизма, но вместе с этим она (личность) уже не в состоянии реализовывать свои цели в социуме ввиду того, что данные цели выходят за рамки потребностей социума, то есть социум не испытывает и не осознает острой необходимости в предоставлении личности механизма для реализации подобных целей и идей.

Итак, что же такое «личность»? Ведь сегодня мы довольно часто оперируем этим термином в обыденной жизни, однако не всегда можем сразу объяснить, дать понятие используемому термину. И такая ситуация складывается не только в отношении термина «личность», но и применительно ко многим другим понятиям слов, используемых в современном мире. Кроме того, «личность» категория междисциплинарная, и каждая из сфер научного знания понимает ее по-разному, опираясь в трактовке дефиниции «личность» на специфику научного знания. Так, психология в понятие «личность» включает либо все три состояния – субъект, а именно личность как таковая, индивид, индивидуальность, либо упор делается на каком-то одном. Для социологии личность – это, прежде всего, какие-либо статусы и роли. В философии личность представляет собой абстрактную отвлеченную категорию, содержание которой варьируется в зависимости от «веяний» времени. Для юриспруденции характерно связывать личность с рассмотрением прав и свобод человека и гражданина в рамках определенного государства и на международном уровне. Здесь личность не индивид, не индивидуальность, а некая «принадлежность человека»5. Перечень различных дефиниций личности можно продолжать еще очень долго, и каждый раз мы будем сталкиваться с новым пониманием и толкованием данного термина в зависимости от того, в какой сфере гуманитарного знания мы будем осуществлять процесс выработки и построения логически выверенной дефиниции. Однако это не является целью нашей статьи, поэтому мы позволим себе не продолжать обобщений различных трактовок личности в гуманитарных науках, а перейти к попытке формирования подобной дефиниции именно в рамках данного исследования.

Ввиду специфики обозначенной темы настоящей статьи, мы исходим из понимания личности как процесса постоянного создания ею самой себя, проявляющегося путем развертывания в пространстве и времени структурных характеристик (свойств и качеств) самой личности и одновременно выступающего элементом социального множества. На наш взгляд именно такая трактовка личности способна характеризовать ее как с точки зрения диалектики, так и с точки зрения метафизики. Личность, если она действительно хочет ей оставаться, вынуждена ежедневно, ежечасно и ежеминутно строить себя, трансформируя уже известные ей собственные качества и свойства, а также ища новые структурные компоненты в самой себе. Ибо сводя этот постоянный и непрекращающийся процесс самосовершенствования на минимальный уровень, личность рискует потеряться во временном и пространственном полях и стать ненужной окружающему ее миру и социуму, в котором эта личность существует ввиду того, что она перестанет отвечать потребностям, характеристикам, свойствам этого пространственно-временного состояния социума. Однако при всем этом подобная личность является не единственной в рамках социума, То есть, помимо динамики, которой от этой личности требует общество, оно дает ей взамен определенную статику, которая позволяет проанализировать векторы и процесс данной диалектики.

При рассмотрении дефиниции «общество» мы оказываемся в аналогичной ситуации, которая возникла при рассмотрении нами дефиниции «личность». Понятие «общество» достаточно многогранно – это, и специфическая часть природы, и совокупность людей, и выражение формы социального движения, а также характеристика общественной жизни в целом. Все опять-таки зависит от сферы научного знания. В юриспруденции общество, так или иначе, характеризуют с точки зрения социальной организованности, которая обладает своими правилами и нормами.

В данной работе мы будем понимать под обществом обособившуюся от природы, но тесно с ней связанную часть материального мира, характеризующуюся высокой степенью динамики, но с определенной долей статики, которая состоит из ряда элементов, а именно индивидов, обладающих волей и сознанием, способов взаимодействия этих индивидов между собой и форм их объединения, и обладает нормативно-регулятивным аппаратом (механизмом) воздействия на составляющие ее элементы.

В качестве разъяснения своей точки зрения, мы остановимся лишь на одной составляющей приведенной выше дефиниции общества, самой, как нам кажется, спорной и немного сложной в восприятии. А именно на высокой степени динамики, имеющей определенную долю статики. Динамика в данном случае не вызывает особой сложности и большого внимания сама по себе. Однако мы указываем не просто на динамику, а на динамику с определенным объемом статики. Изначально это кажется нелогичной и даже в некоторой степени абсурдной формулировкой. Два совершенно противоположных процесса не могут, при первом приближении, выступать частью друг друга. Однако это только при первом приближении. Статика общества при всем его стремительном развитии заключается в том, что оно, общество, обладает функцией «цементирования» позитивных начал общежития. Ведь нравственные устои того или иного общества и моральные требования, которым должны отвечать субстанции для того, чтобы стать элементами этого общества установились еще очень давно. Да, они претерпели некоторые изменения, но эти изменения касались формы общепринятых и общепризнанных норм и принципов нравственности и морали, однако они не затронули суть этих норм и принципов, существующих и на сегодняшний день.

Теперь нам необходимо сформулировать дефиниции «личность общества» и «личность государства». Под первой автор понимает совокупность человеческих характеристик, черт, свойств и качеств, имеющая сугубо социальный, своего рода социумный, характер, присущая личности и лишенная властного политико-правового механизма реализации своих целей в окружающей реальности. А «личность государства», в свою очередь, – это совокупность человеческих характеристик, черт, качеств и свойств, носящая ярко выраженный легально-легитимный властный характер, присущая личности и использующая для достижения своих целей политико-правовой механизм.

Личность общества рождается, живет и умирает в своем сугубо социальном поле, высшей модификацией, которого выступает общество гражданское. Она воспринимает, впитывает в себя культурные, исторические, нравственные, духовные, экономические составляющие социума, в котором она существует. К этому базису постепенно добавляется политический, правовой6, властный элементы, элемент силы, и личность уже начинает существовать в поле политического общества, даже, скорее, политико-правового общества. И очень сложно сказать, какая из личностей свободнее в своих действиях и поступках, какая несет большую ответственность за свою деятельность, какая имеет большую ценность, лучший статус и положение, чья роль важнее. И личность общества, и личность государства вольны в своем выборе, а соответственно и степень свободы у них равная, разница состоит лишь в том, что первая будет выбирать между тем оставаться ли ей личностью общества или становиться личностью государства, а вторая – оставаться ли ей личностью государства или переходить в личность общества. Обе личности имеют ограниченную свободу своей деятельности, так как обе связаны либо канонами социума, либо предписаниями источников права. Обе несут ответственность, причем перед одним и том же субъектом – индивидом, выразившим им свое доверие. Причем в обоих случаях это будет некое количество таких индивидов, и для личности общества это количество будет именоваться «социум», а для личности государства – «народ». В конце концов, без личности общества не будет личности государства, а без личности государства мы рискуем потерять это самое «государство». А, как известно, «почти нет таких задач, выполнение которых политический союз не брал бы в свои руки то здесь, то там» так же как и «нет такой задачи, о которой можно было бы сказать, что она во всякое время полностью, то есть исключительно присуща тем союзам, которые называют «политическими», то есть в наши дни – государствами или союзами, которые исторически предшествовали современному государству»7.

Таким образом, определившись с тем, что же все-таки мы будем понимать под личностью и под обществом, обозначив отправные начала и ориентиры, теперь мы можем попытаться реализовать поставленную вначале цель, а именно, попытаться найти связующее звено между личностью общества и личностью государства. Вообще разобраться есть ли это звено вообще или это всего лишь фикция, надуманная нами сложность. И личность незаметно для себя, для общества, для государства переходит из одного состояния в другое. Ведь еще Г. Еллинек в свое время указывал на то, что познание правильной границы между личностью и обществом есть величайшая из проблем обществознания8. Мы бы немного переформулировали изречение авторитетного ученого, и считаем, что такое познание необходимо не только в отношении личности и общества, но и в отношении государства.

Поэтому мы считаем, что переходный период, связующее звено между личностью общества и личностью государства есть. Так как было бы абсурдно полагать, что сегодня и сейчас личность существует, а соответственно созидает себя, в конгломерате социально-равной направленности, а через минуту, час или день, то есть небольшой, даже незначительный, промежуток времени эта же самая личность становится личностью властно-правового конгломерата, становиться личностью государства. Личность, какой бы талантливой, одаренной, «гибкой» она не была, не сможет априори за такой незначительный промежуток, как день или сутки трансформироваться из одного состояния в качественно иное. Для такой трансформации нужно время ввиду того, что личность должна осознать грядущие изменения, быть готовой к ним, желать их наступления.

Однако возникает следующий вопрос, что же считать таким переходным периодом. Временем, когда личности становиться тесно в пространстве общества, но полностью одномоментно уйти из него она еще не может, и в то же время впереди открывается, как вариант, пространство огосударствленной личности, личности государства. Но занять место в этом пространстве «наша» личность еще не может в силу определенных обстоятельств, которые в большинстве своем носят внеличностный характер, но могут существовать и в собственно феноменальном поле личности.

Решить данный вопрос, на наш взгляд, могут помочь такие научные образования, как «модальная личность» и «типичная личность». Мы не будем углубляться в одну и вторую научную теорию, так как это некоим образом не приблизит нас к разрешению вопроса о существе переходного этапа личности из одного, своего рода, состояния в другое. Здесь мы лишь обратим внимание на то обстоятельство, что модальность трактуется нами применительно к данной ситуации, как статус явления с точки зрения его отношения к действительности. И «модальная личность» – это субстанциональная сфера бытия результата социализации и развития индивида с последующей трансформацией его в конкретную личность, в определенных пространственных, временных, этнических, культурных, экологических, исторических, экономических и других условиях. В свою очередь, «типичная личность» – это также неперсонифицированная субстанция, которая, однако, обладает более частными признаками и критериями, нежели «модальная личность». Она находится ближе к индивидуальности отдельно взятой личности. Однако в поле «модальной личности» существует довольно большое количество «типичной личности», то есть, если первая – это, своего рода, вид, то вторая – это не что иное, как класс.

Поэтому личности, которая хочет перейти из личности общества в личность государства, мало и совсем недостаточно попасть в сферу модального бытия социально-равного конгломерата личностей. Ей необходимо занять место именно в рамках властно-правового типа, существующего в пространстве модальной личности общества.

Таким образом, только личность, принадлежащая определенному типу и существующая в рамках верной модальности, может поменять, перейти из одной модальности в другую, разумеется, с учетом внеличностых элементов окружающей реальности. До тех пор, пока личность не достигнет определенного типа, трансформироваться из личности общества в личность государства она не сможет.

Именно верная типичная личность в рамках личности модальной и есть то связующее звено, именно тот переходный период. Так как ни гражданское общество, ни общество политическое не представляется нам возможным «наделить» статусом связующего звена между двумя огромными модальностями существования личности – «модальной личности» общества и «модальной личности» государства. Ввиду того, что первое является высшей ступенью именно социально-равного конгломерата, а второе – низшей ступенью конгломерата властно-правового.


New

Коновалов С.И.,

Маркова-Мурашова С.А.

Системный подход и его роль в познании

объекта криминалистики

Системный подход к анализу объектов исследования становится все более распространенным в современной науке. Объективными причинами этому, являются, с одной стороны, комплексный характер самих объектов исследования, а, с другой стороны, закономерности развития процесса научного познания. Познание на определенном этапе развития достигает такого уровня, когда возникает необходимость перехода от анализа элементов объекта исследования к анализу взаимосвязей этих элементов и тех особенностей объекта, которые являются следствиями этих взаимосвязей. Возникает потребность в знании объекта со стороны целостности его, т.е. объекта как системы. Разумеется, такая закономерность начинает действовать после того, как природа самих элементов изучена уже достаточно глубоко, а сами эти элементы приобретают развитый вид9.

Применительно к праву как наиболее общему понятию применима системная методология как способ обращения с целостностью. Именно целостность объекта исследования есть особый предмет специфически системного исследования.

Окинув взором прошлое, мы увидим, что, и само развитие системы началось именно с права. Дошедшие до нас памятники права, такие как Законы Хаммурапи, Законы Ману, Законы XII Таблиц, Саксонское и Швабское зерцало, Русская правда – представляли собой первичную организацию норм обычного права. Однако наиболее полно принцип системности как принцип организации какого-либо материала проявил себя в праве только в знаменитом Corpus Juris Civilis.

Системный подход реализует диалектический принцип о всеобщей связи. Представление объекта исследования как системы связано с переосмыслением проблемы, рассмотрением ее в новых понятиях, учитывающих целостность объекта, благодаря чему увеличиваются возможности используемых методов познания.

В системах как структуры (порядок частей системы), так и функции (порядок процессов) имеют иерархическое строение. Иерархия может быть горизонтальной (координация однопорядковых элементов системы) и вертикальной (субординация разнопорядковых частей).

Системный подход предполагает рассмотрение внутренних механизмов функционирования объекта, взаимосвязей и взаимодействий различных его сторон.

Не подлежит никакому сомнению, что категории, являясь средствами познания, отражают исследуемое явление в его динамике и в тесной взаимосвязи с сопредельными явлениями, что в итоге предопределяет его системность. Используя системную методологию, не имеет значения, были ли категории заимствованы из других наук или сформировались в среде данной науки, важно, что они приобретают специфическую связь с сущностью исследуемого явления. Они являются органичными составляющими упорядоченной системы, которой они в данный момент служат и потому находятся в определенных внутрисистемных отношениях.

Системность права – это объективное объединение по содержательным признакам определенных правовых частей в структурно упорядоченное целостное единство, обладающее относительной самостоятельностью, устойчивостью и автономностью функционирования10.

Говоря о системности в праве, следует заметить, что она проявляется как в теоретико-правовых, так и в отраслевых науках.

В частности, значительное внимание системно-структурному подходу уделялось и уделяется в криминалистике. Например, Р.С. Белкин и А.И. Винберг обращали внимание на тот факт, что методологические вопросы, относящиеся к специфичности криминалистических структур и систем, пронизывают содержание науки криминалистики, которая в целом представляет самостоятельную систему знания, обособленную, имеющую свою целенаправленность, и вместе с тем взаимосвязанную с другими системами, являющимися, подобно криминалистике, подсистемами в системе науки права11.

Системный подход, к примеру, был удачно применен в определении предмета криминалистики. «В основу системы криминалистики положено целостное содержание предмета криминалистики как науки, в которую взаимосвязанными элементами входят общая теория криминалистики, криминалистическая техника, криминалистическая тактика и методика расследования и предотвращения отдельных видов преступлений. Каждый из названных элементов, будучи качественно обособленным, имеет определенную самостоятельность и относительную независимость»12.

Далее, авторы на примере криминалистической техники убедительно показали, что рассмотрение этого элемента вне системы, как какую-то автономную совокупность технических средств и приемов, не связанных с криминалистикой, с ее структурой, выглядит лишь как конгломерат разрозненных технических средств и приемов из области физики, химии, биологии, механики, физиологии, кибернетики и других наук.

Авторы справедливо заключают, что в криминалистике, как и в других областях научного знания, систематизация служит средством проникновения в сущность познаваемых явлений и предметов, установления связей и зависимостей между ними, выражения отношений между элементами структуры, между подсистемами.

Отметим, что системный подход в познании объекта криминалистики актуален и в настоящее время. В виду сложившегося в криминалистике неоднозначного отношения не только к сущности криминалистической деятельности в рамках расследования преступлений, но и в целом к вопросу о целесообразности ее выделения в самостоятельный вид, имеющий собственное содержание, отличающее его от уголовно-процессуальной, оперативно-розыскной и т.д., мы считаем необходимым провести обобщение и упорядочение теоретических представлений о криминалистической деятельности.

При этом, следуя логике системного подхода, механизм обобщения может быть реализован на двух уровнях: на первом уровне обобщению подлежат различные множества сходных между собой объектов; результатом обобщения первого уровня является формирование родовых объектов. А второй уровень обобщения заключается в формировании типовой модели объекта, модели высшего уровня, основу формирования которой составляет обобщение структурных взаимосвязей между, ранее обобщенными в родовые, объектами первого уровня.

Но что же собой представляют те индивидуальные объекты в криминалистике, обобщение которых должно привести к созданию родового объекта. Иными словами, что же должно быть подвергнуто обобщению на первом уровне, или в первую очередь? Нам представляется очевидным выделение в качестве таких, нуждающихся в обобщении, индивидуальных объектов базовые криминалистические категории, понятия, обобщенно отражающие те явления и процессы окружающей действительности, которые отражают объект и составляют предмет науки криминалистики. Таким образом, мы приходим к следующему методологическому обоснованию – необходимости и целесообразности системного рассмотрения объекта исследования, а именно систематизацию элементов целостной системы поисково-познавательной деятельности, рассмотрение их во взаимосвязи и взаимном влиянии, отношение, в свою очередь, к этим элементам как к подсистемам и рассмотрение последних также с позиций системного анализа.

Однако, прежде чем обратиться к сути, необходимо определиться с тем, закономерности какой именно деятельности призвана изучать криминалистика. Как это не удивительно, но процедуре упорядочения прежде всего подлежит само по себе научное обозначение этого вида деятельности. Уже на этом этапе мы сталкиваемся с необходимостью упорядочения представлений о том, закономерности какой именно деятельности составляют предмет криминалистики как науки: криминалистической ли, следственной ли, поисково-познавательной ли, поисково-розыскной ли, или, более конкретно – собирания, оценки и использования доказательств?

В самой сигнификации, назывании, т.е. обозначении специальным криминалистическим термином рассматриваемого нами вида деятельности, как составляющей части объекта науки криминалистики следует выделить ряд не столько спорных вопросов, сколько тех, решение которых имеет в настоящее время неопределенный характер. Это вопросы адекватности и полноты известных наименований, и их соотношения между собой. Иначе – какое из известных обозначений анализируемой деятельности является максимально полным и адекватным.

В научной литературе и методических практических рекомендациях чаще всего приходится встречать следующие обозначения:

  1.  расследование и предотвращение преступлений;
  2.  поисково-познавательная деятельность;
  3.  информационно-познавательная деятельность;
  4.  деятельность, направленная на собирание, исследование, оценку и использование доказательств;
  5.  следственная деятельность;
  6.  розыскная деятельность следователя;
  7.  криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений;
  8.  деятельность криминалистическая и т.д.

Анализ общепринятых в криминалистике обозначений объекта исследования, показывает13, что одни из них, в частности деятельность по расследованию и предотвращению преступлений, также как и поисково- и/или информационно-познавательная деятельность, криминалистическое обеспечение являются достаточно общими, широкими и, в целом отражая суть процесса, тем не менее не отражают специфики криминалистических аспектов его изучения. Исключение, на наш взгляд, составляет технико-криминалистическое обеспечение (ТКО) в предложении А.Ф. Волынского: ТКО как специфический вид деятельности, направленной на совершенствование собственно криминалистических методов и средств (техники), организации и правового регулирования их применения в целях расследования и предупреждения преступлений, поскольку это вполне соответствует семантике «обеспечения» – созданию условий деятельности14.

Другие же понятия, такие как следственная деятельность, или же работа с доказательствами, представляют собой отдельные характеристики, но не в целом деятельность по расследованию преступлений в ее криминалистическом аспекте.

Обращаясь к справедливому замечанию Р.С. Белкина об оправданности введения в криминалистику нового понятия в случаях либо не выраженности старыми терминами, либо же при новом аспекте рассмотрения старого понятия, считаем употребление понятия криминалистической деятельности обоснованным по совокупности обеих указанных причин. Понятием криминалистической деятельности охватываются криминалистические аспекты познавательной деятельности расследования и предупреждения преступлений и преодолеваются отмеченные нами выше ограничения иных понятий.

Основываясь на результатах проведенной обобщающей процедуры типизации и упорядочения представлений о том, как именно следует обозначать в теории криминалистики деятельность, изучением которой она занимается и подводя итог вышесказанному, мы считаем возможным заключить, что объектом криминалистики выступает криминалистическая деятельность. Соответственно в предмет криминалистики как науки могут быть вынесены закономерности указанной деятельности, а именно деятельности криминалистической.

Таким образом, применяя системный подход и его различные уровни – классификацию и типизацию мы пришли к методологически верным и обоснованным выводам об объекте криминалистики.

Современный уровень развития науки требует интегрирования задач типологизации и систематизации, поскольку при работе над такой сложной материей, как право, реконструировать с достаточной полнотой и глубиной систему, двигаясь от множества элементов через классификацию или типизацию, принципиально невозможно без целостного представления о системе. Гносеологическая ценность системного подхода во многом зависит от его правильного применения в юридической науке, используются ли он и его уровни для решения того класса задач, которые соответствуют их природе. Применение системного подхода имеет не только большое научное, но и практическое значение, поскольку недостатки ряда теоретических и практические попыток решения правовых проблем довольно часто коренятся в крайне упрощенных представлениях о процедурах типологии, классификации, систематизации.

При этом именно системный подход к праву предоставляет возможность далее развивать российскую юриспруденцию, однако всегда необходимо помнить о практической целесообразности и научной обоснованности его применения.

2 Боровой А. Личность и общество в анархистском мировоззрении. СПб.-М., 1920. С. 7.

3 Кон И. Личность и общество (возвращаясь к проблеме отчуждения) // http://scepsis.ru/library.

4 Фрейд З. Психоанализ. Религия. Культура. М., 1992. С. 105-106.

5 Тюгашев Е.А. Юридическое понятие личности // Государство, право, образование: Сборник научных трудов Новосибирского государственного аграрного университета. Новосибирск, 2003. С. 201-202.

6 В данном случае слово «правовой» употребляется автором в смысле «установленный и санкционированный государством порядок, несоблюдение которого влечет за собой негативные последствия».

7 Вебер М. Избранные труды. М., 1990. С. 645.

8 Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 2007. С. 306.

9 См.: Матвеев А.К. Развитие науки как общественного способа познания. Воронеж: Воронежский университет, 1974.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

38473. Составление сметы затрат и определение себестоимости оборудования «Rademaker» по производству хлебобулочных изделий 208.85 KB
  Современное состояние технологического оборудования хлебозаводов и пекарен вызывает тревогу. Лишь 30 предприятий находится в удовлетворительном состоянии значительная часть технологического оборудования эксплуатируется более 20 лет Хлебопечение одна из ведущих отраслей пищевой промышленности. Составить сметы затрат и определение себестоимости оборудования Rdemker по производству хлебобулочных изделий. Для достижения цели в курсовой работе необходимо решить следующие задачи: рассмотрим характеристику планово –...
38474. Проектирование хлебопекарного предприятия «Rademaker» 43.59 KB
  Самостоятельное выполнение работ старшим техником Контроль качества продукции проверка соответствия качества продукции или процесса от которого оно зависит установленным требованиям. Контроль качества продукции включает государственный надзор за качеством продукции ведомственный контроль качества продукции и технический контроль качества в объединениях предприятиях и организациях. За контроль качества продукции на предприятии отвечает старший техник. Технический контроль качества продукции осуществляется на всех стадиях производственного...
38475. Фінанси і кредит усіх форм навчання Всі цитати цифровий та фактичний матеріал бібліо 345 KB
  Для досягнення вказаної мети студенти повинні вирішити такі завдання: з урахуванням бази практики вибрати тему випускової роботи та обґрунтувати її актуальність; опрацювати та узагальнити законодавчу базу України нормативноправові та інструктивні матеріали літературні та інші з досліджуваної проблеми; зібрати практичні матеріали з обраної теми досліджень в умовах реального підприємства установи організації; розглянути теоретичні аспекти за темою досліджень; виконати аналіз стану обраної проблеми та запропонувати шляхи їх...
38476. Насосная станция в условиях системы водоснабжения с. Драынивка Новосанжарского району 3.97 MB
  Кроме того система водоснабжения должна обладать определенной степенью надежности то есть обеспечивать снабжение потребителей водой без недопустимого снижения установленных показателей своей работы в отношении количества или качества подаваемой воды перерывы или снижение подачи воды или ухудшение ее качества в недопустимых пределах. Система водоснабжения населенного места или промышленного предприятия должна обеспечивать получение воды из природных источников ее очистку если это вызывается требованиями потребителей и подачу к местам...
38477. РАЗРАБОТКА СИСТЕМЫ АВТОМАТИЗИРОВАННОГО ЭЛЕКТРОПРИВОДА НАСОСА ВОДОСНАБЖЕНИЯ 7.66 MB
  1 Функциональная схема автоматизированного электропривода насоса На рис.1 представлена функциональная схема автоматизированного электропривода насосной станции. Схема показывает принцип работы буровой насосной станции после установки станции управления насосами.1 – Функциональная схема автоматизированного ЭП насоса 3.
38478. Досягнення та перспективи розвитку електроенергетики України 144.44 KB
  Завдання Стратегії розвитку атомної енергетики України як частини паливно-енергетичного комплексу є визначення місця і ролі атомної енергетики у вирішенні проблеми сталого розвитку держави, формування напрямів і шляхів розвитку атомно-енергетичного комплексу
38481. Уголовно-правовая характеристика преступления, предусмотренного п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ 430 KB
  Соучастие в убийстве с особой жестокостью. Объектом посягательства при убийстве вообще и убийстве с особой жестокостью в частности является жизнь человека рассматриваемая как высшая ценность. По российскому уголовному законодательству умышленное убийство совершенное с особой жесткостью принадлежит к числу тех преступлений которые труднее всего поддаются точному юридическому определению и вызывают наибольшую сложность в установлении его юридических признаков. Настоящая работа представляет собой описание и анализ...