89766

Некоторые проблемы совершенствования производства отдельных следственных действий по УПК РФ: противоречия между процессуальной формой и тактико-криминалистическим содержанием

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Это происходит в период когда тактические приемы осознаются в массовом сознании как универсальные и целесообразные практически для всех случаев производства какого либо следственного действия. Более того неосуществление их в данной ситуации может способствовать признанию соответствующего следственного действия недопустимым доказательством. Процессуальная форма производства следственного эксперимента предусматривает его как следственное действие имеющее уникальное сочетание тактических приемов призванных установить возможность восприятия...

Русский

2015-05-13

68.6 KB

0 чел.

Айвазова О.В.

Некоторые проблемы совершенствования производства

отдельных следственных действий по УПК РФ:

противоречия между процессуальной формой

и тактико-криминалистическим содержанием

Реализуя принцип единства преемственности и эволюции процессуального права, УПК РФ был признан, сохраняя тактически эффективные и широко освещенные в процессуальной и криминалистической науке нормы, пополнить правовой инструментарий следователя рядом теоретически обоснованных, практически апробированных и нетривиальных предложений, вносимых исследователями в порядке научной полемики в период прохождения судебной реформы. Ориентированные на совершенствование процессуальных условий производства отдельных следственных действий, многие из данных предложений, при условии их реализации, способны были бы внести посильный вклад в разрешение сложной и многогранной проблемы повышения эффективности расследования преступлений. Вместе с тем, десятилетний период действия отечественного уголовно-процессуального закона, позволяющий осуществить взвешенный и эмпирически аргументированный анализ, свидетельствует о том, что далеко не все процессуальные нормы, регулирующие предварительное расследование, сконструированы удачно. Текст закона оказался лишенным ряда действенных, оправданных многолетней практикой приемов, а многие введенные вновь правила получились декларативными или рассогласованными. Разумеется, что данное обстоятельство диссонирует правоприменительной практике, не способствуя единообразию в толковании и применении уголовно-процессуальных норм, а также в выборе приемов тактического воздействия.

Неоднозначность в толковании, пробелы в регламентации процессуальных норм, регулирующих основания и порядок производства отдельных следственных действий, не могли не стимулировать изменение тактической линии поведения представителей со стороны защиты при реализации ими одноименной процессуальной функции. Все чаще защитники, а также выполняющие их рекомендации подзащитные, реализуя принцип состязательности сторон, стали выбирать доминирующей составляющей тактики защиты от уголовного преследования линию поведения, направленную на дискредитацию полученных следователем доказательств, в частности, путем обращения к формальному толкованию норм, регулирующих сущность и цели отдельных следственных действий, основания и порядок их производства.

В теории современной криминалистики понимание дефиниции «тактический прием» практически единообразно. Тактический прием – есть наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразная линия поведения лица, осуществляющего следственное действие. Теория криминалистики и практическая деятельность субъектов расследования постепенно выработала обширный арсенал тактических приемов проведения следственных и иных процессуальных действий, эффективных в различных следственных ситуациях. Вполне понятно отсутствие законодательной регламентации исчерпывающего перечня тактических приемов, как в силу его объема, так и невозможности законодательного перечисления всех конкретных ситуаций, в которых используются приемы и рекомендации тактики2. Как известно, постепенно некоторые из них могут получать законодательную легитимацию, не утрачивая при этом и статуса тактических приемов. Это происходит в период, когда тактические приемы осознаются в массовом сознании как универсальные и целесообразные практически для всех случаев производства какого либо следственного действия. Более того, неосуществление их в данной ситуации может способствовать признанию соответствующего следственного действия недопустимым доказательством.

В данном случае уместно напомнить высказывание общепризнанного российского криминалиста Р.В. Белкина. «Тактика – не просто свободный, а правильный выбор. Если такой выбор делает законодатель, то это тоже тактика, так как критерием правильности этого выбора является многолетняя научно обоснованная практика применения какого-либо приема. Известно, что свободный – это осознанно необходимый выбор, а законодательная регламентация тактического приема – есть осознанный выбор конкретного приема при определенной ситуации. Поэтому отсутствие произвольности выбора не означает отсутствие свободы выбора, если исходить из правильного определения понятия свободы», – разъясняет ученый3. Таким образом, интеграция тактических приемов в уголовно-процессуальный закон, по общему правилу, была призвана способствовать совершенствованию уголовного судопроизводства. Вместе с тем, анализ соотношения норм нового уголовно-процессуального закона и следственной деятельности свидетельствует о наличии многих коллизий, которые, по меткому высказыванию Р.С. Белкина, встречаются в виде двух разновидностей: «когда форма стесняет, искусственно ограничивает содержание, сдерживая его развитие, и когда форма просто-напросто бессодержательна»4.

В частности, регулируя порядок производства допроса, УПК РФ значительно сократил содержание данного института применительно к особенностям допроса различных субъектов уголовного процесса. Кроме того, он необоснованно исключил правило о необходимости допроса порознь и в отсутствие других лиц, вызванных по одному и тому же делу субъектов, а также проигнорировал необходимость применения мер к тому, чтобы лица, вызванные по одному и тому же делу, не могли общаться между собой. Именно данные тактические приемы всегда являлись одним из способов нейтрализации сговора, как между заинтересованными лицами, так и в пользу последних. Поэтому данный тактический по своей природе прием должен применяться в любой ситуации, связанной с производством допроса и иных следственных действий, итогом которых является формирование доказательственной информации вербального характера. В случае, если необходимо устранить противоречия в показаниях ранее допрошенных лиц, применяется специально предусмотренное в законе для указанных целей и тактически оправданное следственное действие – очная ставка. Обязательность применения указанного тактического приема при организации допроса обусловливает потребность его регламентации в УПК РФ, подобно тому, как это было предусмотрено в ст.ст. 150 и 158 УПК РСФСР.

Неотражение требования о необходимости допроса порознь различных участников расследования в сочетании с правилом о том, что «в остальном следователь свободен при выборе тактики допроса» (ч. 2 ст. 189 УПК РФ) способствует тому, что на практике многие (особенно молодые) следователи игнорируют данный хорошо апробированный прием, недооценивая его сущность. В целях экономии времени, они допрашивают двоих и более свидетелей, либо свидетелей и потерпевших (особенно если они состоят между собой в родственных, приятельских и иных социальных связях) практически одновременно. Однако впоследствии это дает стороне защиты вполне обоснованный повод ходатайствовать о признании полученных таким образом доказательств недопустимыми. Поэтому, полагаем, что правила, закрепленные в ч. 3 ст. 150 и в ч. 1 ст. 158 УПК РСФСР, нуждаются в реставрации в действующем уголовно-процессуальном законе.

Однако простая механическая реставрация указанных правил также нецелесообразна. Дело в том, что УПК РСФСР, отражая преемственность с предыдущим аналогичным нормативным актом, а потому, воплощая в себе несколько иную систему регламентации следственных действий, по сравнению с действующим процессуальным законом, прямо предусматривал указанный императив применительно к обвиняемому (ст. 150) и свидетелю (ст. 158). В отношении подозреваемого действовала бланкетная норма ч. 1 ст. 123, да и сам институт допроса подозреваемого был помещен в главу, регулирующую дознание, а также деятельность органов дознания. Очевидно, что указанный вариант регламентации являлся рудиментом более ранних моделей уголовного процесса. Согласно данным моделям, органы дознания были наделены преимущественным правом по производству неотложных следственных действий. Перечень неотложных следственных действий предусматривал и допрос подозреваемого, в сочетании с задержанием и иными мерами, направленными на предотвращение утраты первичной информации об обстоятельствах преступления. Ныне же производство неотложных следственных действий органами дознания по уголовным делам, подследственным следователям, предусмотрено в качестве т.н. экстренной меры процессуального реагирования для ситуаций, когда следователь лишен возможности немедленно приступить к расследованию.

В отношении допроса потерпевшего также действовала бланкетная норма ст. 161, переадресовывая на правила, предусмотренные для допроса свидетеля, и интегрируя процессуальные формы допроса свидетеля и потерпевшего.

Нынешняя уголовно-процессуальная модель, в том числе и в аспекте регламентации производства отдельных следственных действий, представляется более систематизированной, о чем свидетельствует группа норм, регламентирующих общие положения производства допроса, распространяющие свою сферу действия практически на всех подлежащих допросу субъектов. Поэтому анализируемое правило необходимо не просто реставрировать, а в систематизированном виде воплотить в ст. 189 УПК РФ, предусматривающей общие правила проведения допроса.

В частности, по нашему мнению, проект данной нормы следует сформулировать следующим образом: «Лица, вызванные для допроса по одному и тому же делу, допрашиваются порознь и в отсутствии других лиц, подлежащих допросу по данному делу. По возможности следователь принимает меры к тому, чтобы эти лица не могли общаться между собой в период, предшествующий допросу». С точки зрения соблюдения законов логики и анализируя содержание действующей редакции ст. 189 УПК РФ, полагаем, что рационально предусмотреть предложенный нами проект (в случае его принятия) после первой части действующей редакции ст. 189 УПК РФ. Действующая ч. 2 ст. 189 относится не к организации допроса, а к непосредственному его производству, формулируя, с одной стороны, запрет на постановку наводящих вопросов, с другой стороны – провозглашая свободу следователя применительно к выбору остальных тактических приемов допроса.

Процессуальная форма производства следственного эксперимента предусматривает его как следственное действие, имеющее уникальное сочетание тактических приемов, призванных установить возможность восприятия какого-либо факта, совершения определенных действий в конкретной ситуации, наступления какого-либо события, а также последовательность произошедшего события и механизм образования следов. Однако некоторые обстоятельства, связанные с регламентацией и производством следственного эксперимента, а также сочетание ст. 181 с нормами, регулирующими общие условия производства следственных действий, олицетворяют собой иной пример упоминаемой Р.С. Белкиным ситуации, при которой «форма стесняет содержание».

Общеизвестно, что одним из наиболее важных тактических приемов следственного эксперимента является проведение его в обстановке, тождественной или максимально приближенной к той, в которой происходило проверяемое действие. Это означает необходимость учета особенностей не только времени года, но и времени суток. Не секрет, что довольно часто возникает потребность установления возможности видимости какого-либо объекта в ночное время, в условиях слабой освещенности или при полном отсутствии таковой. Практика следственной деятельности, а также учебная литература приводит многочисленные примеры следственных экспериментов, в ходе которых проверялись личные психофизиологические и биологические свойства человека, позволившие ему, в условиях полного отсутствия освещения, увидеть и узнать предложенные объекты. Нередко именно в ходе данной группы следственных экспериментов, напротив, раскрывались факты дачи заведомо ложных показаний, оговора либо самооговора.

Тем не менее, УПК РФ, закрепив в ст. 164 общие правила производства следственных действий, запретил производство следственных действий в ночное время за исключением случаев, не терпящих отлагательства. Казалось бы, данное правило является детализированным вариантом гарантий соблюдения права человека на неприкосновенность личности. И действительно, мы не подвергаем сомнению сам по себе запрет на проведение ночных изнуряющих допросов в случаях, когда необходимость в этом отсутствует. Например, допросов свидетелей, не являющихся очевидцами и т.п.

В ночное время могут быть произведены лишь отдельные неотложные следственные действия, перенос которых на более поздний период чреват реальной опасностью исчезновения или утраты следов или иной доказательственной информации по уголовному делу. Правда, понятие и перечень неотложных следственных действий, несмотря на попытку законодательного урегулирования, до сих пор носят дискуссионный характер. Однако даже и в представленной в п. 19 ст. 5 УПК РФ дефиниции указывается, что неотложные следственные действия производятся «в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования».

И в этой связи невозможно не констатировать, что, как правило, следственный эксперимент производится для проверки ранее собранных доказательств, и его осуществление крайне редко носит неотложный характер. Вообще данное следственное действие по своей тактической природе является последующим, производится на последующем этапе расследования, поскольку целью его осуществления является проверка информации, полученной ранее из иных процессуальных источников. Поэтому, получается, что, по общему правилу, производство следственного эксперимента после 22 часов во многих случаях является незаконным.

В некоторых ситуациях данную проблему можно нейтрализовать путем выбора времени, не совпадающего по абсолютным показателям, но максимально приближенного по другим характеристикам. Например, если проверяемое событие произошло в летнюю ночь, когда продолжительность светового дня максимальна, то в некоторых случаях возможно проведение следственного эксперимента в осенний или зимний вечер, метеоусловия которого по своим характеристикам соответствуют исследуемым, несмотря на закономерное изменение соотношения продолжительности ночи и дня. Однако практика свидетельствует, что далеко не всегда возможно подобрать подобное подходящее соотношение, тем более, что продолжительность производства предварительного расследования ограничена соответствующим сроком, который, в свою очередь, выступает одной из процессуальных гарантий защиты прав личности, наделенной различными процессуальными статусами.

Поэтому очевидно, что чаще всего, следователи вынуждены допускать указанное нарушение требований ч. 3 ст. 164 УПК РФ, осуществляя следственный эксперимент в ночное время. В иных ситуациях соотношение названных норм побуждает их отказаться от проведения данного тактически высоко востребованного следственного действия. Мы считаем, что следует разрешить производство следственного эксперимента в ночное время. Однако, учитывая специфические тактические условия его проведения, возможность его производства должна распространяться не только на случаи, не терпящие отлагательства, но и на исключительные случаи в целом. Для этого мы предлагаем дополнить ч. 3 ст. 164 УПК РФ словами «и в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 181 УПК РФ». Во взаимосвязи с вышеуказанным предложением мы также считаем целесообразным дополнить ст. 181 УПК РФ новой ч. 2, изложив в ней правило о производстве следственного эксперимента в ночное время в исключительных случаях.

Ситуацию, при которой, говоря словами Р.С. Белкина, «форма бессодержательна» или аморфна, иллюстрирует ч. 1 ст. 194 действующего УПК РФ. Эта норма призвана урегулировать цели осуществления проверки показаний на месте. При этом сам по себе факт легитимации данного следственного действия является безусловно позитивным шагом. Мы твердо убеждены в том, что проверка показаний на месте обладает собственной специфической процессуальной и тактической сущностью, вопреки позициям некоторых ученых, видящих в ней разновидность следственного эксперимента, даже после принятия УПК РФ. Несмотря даже на длительное забвение в прежних советских процессуальных законах, следственная практика и не собиралась отказываться от данного очень результативного следственного действия, нередко проводя его «под чужим именем» (осмотра с участием подозреваемого, следственного эксперимента, допроса на месте происшествия и пр.)5. Однако, к сожалению, цель данного следственного действия, а именно «установление новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела» (ч. 1 ст. 194) в новом законе сформулирована несколько описательно и неконкретно. Любое следственное действие призвано преобразовывать какую-либо информацию в доказательство, причем установление новых обстоятельств возможно путем производства практически любого следственного действия.

Проверка показаний на месте традиционно проводилась с целью сопоставления показаний с деталями местности6. При этом в равной степени могли быть, как установлены новые обстоятельства, имеющие значение для дела, так и получены подтверждения показаний проверяемого лица, даваемые ранее. Поскольку достижение какой-либо конкретной цели расследования определяет выбор следственного действия в каждой ситуации, то формулировка цели следственного действия, на наш взгляд, имеет существенное значение. Цель проверки показаний на месте, указанная в ч. 1 ст. 194 УПК РФ, с одной стороны – описательна, с другой – несколько сужена и в некоторых случаях не позволяет использовать широкие возможности этого следственного действия. Поэтому мы полагаем закрепить в анализируемой норме в качестве цели данного следственного действия высказанное С.А. Шейфером суждение, а именно – «сопоставление показаний ранее допрошенного лица с деталями местности».

Ограниченный объем данной статьи не позволяет рассмотреть все коллизии, существующие между процессуальной формой отдельных следственных действий и их тактико-криминалистическим содержанием. Однако и приведенные ситуации, на наш взгляд, достаточно наглядно свидетельствуют о необходимости приведения в соответствие современного уголовно-процессуального законодательства общепризнанным и апробированным многолетней практикой тактическим приемам с целью повышения эффективности расследования по конкретным уголовным делам.

2 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. Р.С. Белкина. М., 2001. С. 453-454.

3 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. Р.С. Белкина. М., 2001. С. 455.

4 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М., 2001. С. 203.

5 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня: злободневные вопросы российской криминалистики. М., 2001. С. 207-208.

6 Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001. С. 93.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

17026. Аналітичні обчислення в системі MathCad 3.67 MB
  Лабораторна робота №4 Тема: Аналітичні обчислення. Мета. Ознайомитися з аналітичним обчисленням у середовищі MathCad використовуючи панель Символіка. Обладнання: ПК ПЗ MathCad. Хід роботи Завдання 1 Виконати всі можливі перетворення виразу використовуючи панель
17027. Аналітичні обчислення 48 KB
  Лабораторна робота №5 Тема: Аналітичні обчислення. Мета: ознайомитися з аналітичним обчисленням у середовищі MathCad. Обладнання: ПК ПЗ MathCad Хід роботи: Індивідуальне завдання: Використовуючи панель Калькулус для даної функції знайти: а рівняння доти...
17028. Побудова графіків в MathCad 62 KB
  Лабораторна робота № 6 Тема: Побудова графіків в MathCad Мета: Відробити прийоми побудови графіків у середовищі MathCad Обладнання: ПК ПЗ MathCad. Ход работы 1. Побудувати графіки функційтаблиця 1 у спільній системі координат а функцію з таблиці 2 що задана параметричноокр...
17029. Рішення диференціальних рівнянь в MathCad 61 KB
  Лабораторна робота № 7 Тема: Рішення диференціальних рівнянь. Мета: Відробити прийоми рішення звичайних диференціальних рівнянь використовуючи інструменти MathCad. Обладнання: ПК ПЗ MathCad. Вирішити задачу Коші використовуючи блок Given/Оd...
17030. Розв’язання задач математичної статистики в системі MathCad 37 KB
  Лабораторна робота № 8 Тема: розв’язання задач математичної статистики в системі MathCad. Мета: ознайомитися з можливостями системи MathCad для розв’язання задач математичної статистики: з убудованими функціями для знаходження параметрів регресії. Індивідуальне за
17031. Створення елементів керування на екранній формі в Visual BASIC 1.93 MB
  Лабораторна робота №9 Тема. Створення елементів керування на екранній формі в Visual BASIC. Мета: відробити прийоми створення елементів керування на екранній формі та встановлення їх властивостей в Visual BASIC 6.0 . Обладнання: ПК ПЗ Visual BASIC 6.0 Хід роботи Індивідуальне за
17032. Використання операторів умов в Visual BASIC 41.5 KB
  Лабораторна робота №10 Тема: Використання операторів умов Мета: відробити прийоми використання оператори умов в Visual BASIC 6.0 . Обладнання: ПК ПЗ VB 6.0 Хід роботи Індивідуальне завдання. Знайти значення функції використавши вікно повідомлень для вводу та виводу ...
17033. Програмування циклів з лічильником в Visual BASIC 33 KB
  Лабораторна робота № 11 Тема: Програмування циклів з лічильником Мета: відробити прийоми використання циклів з лічильником в Visual BASIC 6.0 . Обладнання: ПК ПЗ VB 6.0 Хід роботи Індивідуальне завдання. Обчислити суму або добуток використовуючи ввід та вивід даних чер
17034. Умовні оператори циклу і переклад в інших системах числення в Visual BASIC 45.5 KB
  Лабораторна робота №12 Тема. Умовні оператори циклу і переклад в інших системах числення Мета: відробити прийоми використання умовних циклів і розглянути переклад у системи числення за допомогою VB 6.0. Обладнання: ПК ПЗ VB 6.0. Хід роботи Індивідуальне завдання. ...