89767

Некоторые аспекты собирания доказательств

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Некоторые аспекты собирания доказательств Собирание доказательств представляет собой деятельность органов дознания следствия прокуратуры и суда при участии других субъектов заключающуюся в поисках и обнаружении источников информации получении из найденных источников сведений об обстоятельствах имеющих значение для дела и в закреплении этих сведений в установленном законом порядке. Однако следует заметить что в литературе правильно указывается на некоторую условность самого термина собирание доказательств поскольку готовых...

Русский

2015-05-13

67.42 KB

1 чел.

Алескеров В.И.

Некоторые аспекты собирания доказательств

Собирание доказательств представляет собой деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда (при участии других субъектов), заключающуюся в поисках и обнаружении источников информации, получении из найденных источников сведений об обстоятельствах, имеющих значение для дела, и в закреплении этих сведений в установленном законом порядке.

Однако следует заметить, что в литературе правильно указывается на некоторую условность самого термина «собирание доказательств»2, поскольку «готовых» доказательств в природе не существует, и следователь, строго говоря, не собирает, а создает, формирует доказательства. По образному выражению С.А. Шейфера, «...собирание доказательств нельзя трактовать как завладение готовыми, уже существующими доказательствами, уподобляя эту деятельность действиям грибника, собирающему в лесу дары природы»3, т.к. доказательство в уголовном процессе – это сложная процессуальная категория, требующая особого к себе внимания, отношения, обращения и т.д.

Неудачен и термин «представление доказательств» (например, п. 4 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), поскольку представляются тоже не «готовые» доказательства, а предметы и документы, которые лишь могут стать доказательствами при их надлежащем процессуальном оформлении и приобщении к делу. Поэтому точнее вести речь о представлении «предметов и документов», а не доказательств. Прав А.Р. Белкин, когда пишет, что: «речь идет о «будущих» доказательствах (т.е. об информации, которая потенциально может иметь доказательственное значение)»4.

Таким образом, хотя ст. 86 УПК РФ и предусматривает собирание уже существующих доказательств, в действительности это означает собирание и закрепление фактических данных и их источников, которые становятся доказательствами лишь после их надлежащего закрепления, проверки и оценки.

Следует отметить, что процесс собирания доказательств включает в себя несколько этапов, первым из которых является поиск и обнаружение носителя доказательственной информации. Представляется неудачным наименование данного этапа «обнаружением доказательств»5; речь может идти лишь об обнаружении источника, носителя информации: предмета, сохранившего на себе следы преступления, человека, в сознании которого запечатлелись имеющие значение для дела обстоятельства, и т.п.

Следующим этапом собирания доказательств является получение сведений от носителей информации с помощью предусмотренных законом процессуальных действий.

Добытые таким путем фактические данные должны быть надлежащим образом зафиксированы в протоколе процессуального действия, а в необходимых случаях и путем использования дополнительных средств (аудио- и видеозаписи, фото- и киносъемки, изготовления планов и схем, слепков и оттисков следов и т.п.). Сведения, полученные, но не закрепленные с соблюдением определенных законом требований, не могут использоваться в качестве доказательств. Поэтому нельзя согласиться с теми, кто выделяет закрепление фактических данных в самостоятельный элемент доказывания наряду с собиранием, проверкой и оценкой доказательств6. Закрепление полученных сведений неотъемлемая часть собирания доказательств; доказательство может считаться полученным, «собранным» лишь после фиксации добытой информации.

Практика показывает, что некоторые материалы, содержащие фактические данные, исключаются как не относящиеся к делу, некоторые – как не отвечающие требованиям допустимости в целом. Однако в том и заключается смысл и суть расследования и рассмотрения дела в суде, чтобы исследовать все, что было собрано, и оставить те доказательства, которые имеют отношение к делу и отвечают всем требованиям, установленным законом. В этом смысле представляются выверенными, логически обоснованными соображения, сформулированные Ю.К. Орловым, который пишет, что любое доказательство, строго говоря, становится таким лишь при окончании производства по делу. «До этого его можно называть таковым лишь условно, поскольку никогда не исключено, что на каком-то последующем этапе оно будет признано неотносимым или недопустимым. Но тут уж ничего не поделаешь, такова диалектика сложного познавательного процесса, каковым является судебное доказывание. Поэтому когда мы говорим о собирании доказательств, их проверке или оценке, то всегда с определенной долей условности, имея в виду потенциальные доказательства. Иначе мы действительно будем ходить по замкнутому кругу, исследуя и оценивая неизвестно что и получая сразу, одномоментно, всю совокупность доказательств в готовом виде при окончательном завершении дела (то есть, когда и необходимость-то в них уже отпадет). Поэтому правильней считать, что каждое доказательство становится таковым с момента его получения соответствующим субъектом и остается им, пока не будет по каким-то признакам забраковано и исключено из совокупности»7.

С учетом этого представляется, что выражение «собирание доказательств», употребленное в УПК РФ, имеет не только обобщающий, указывая на конечную цель деятельности субъектов, направленную на получение и формирование доказательств, но в определенной степени и упрощенный, нежели его действительная сущность, характер. Прав З.З. Зинатуллин, отмечавший, что данное выражение, «прочно утвердившееся в юридическом лексиконе, является в большей степени условным»8. По нашему мнению, одной из причин, обусловившей особый интерес многих ученых к проблемам собирания доказательств, в частности, к его понятию, сущности и содержанию как элемента доказывания, является именно указанное выше обстоятельство.

По мнению С.А. Шейфера, собирание доказательств – это «начальный этап доказывания, состоящий в осуществлении управомоченным государственным органом поисковых, познавательных, удостоверительных и правообеспечительных операций, в целях восприятия в достаточно большом объеме информации, заключенной в следах преступления и запечатления ее в материалах дела»9. М.С. Строгович определял данный элемент процесса доказывания как обнаружение доказательств, их рассмотрение и процессуальное закрепление10. Л.Д. Кокорев и Н.П. Кузнецов – как поиск и обнаружение источников необходимой информации, обнаружение сведений о фактах11; П.А. Лупинская – как «совершение субъектами доказывания, в пределах их полномочий, процессуальных действий, направленных на обнаружение, истребование, получение и закрепление в установленном законом порядке доказательств»12; Б.Т. Безлепкин – как получение (извлечение) фактических данных, содержащихся в предусмотренных законом источниках13.

По мнению З.З. Зинатуллина, этот элемент «включает в себя выявление (обнаружение), получение и процессуальное закрепление доказательств и их источников по каждой из выдвинутых по уголовному делу следственных версий»14. А.Р. Белкин полагает, что собирание доказательств – понятие комплексное, которое «включает в себя их обнаружение (розыск, поиск), получение, фиксацию, изъятие и сохранение»15. Ю.К. Орлов характеризует собирание доказательств как «довольно сложный процесс, состоящий в свою очередь из нескольких этапов (подэлементов)», а именно: а) поиска доказательств, который не является обязательным подэлементом; б) получения доказательств, которое, в отличие от поиска может производиться только процессуальным путем; в) процессуального оформления доказательств (фиксации), которое, как и получение, является обязательным16.

Анализ приведенных определений позволяет прийти к выводу, что их объединяет то, что, во-первых, все они рассматривают «собирание доказательств» как часть, некую составляющую уголовно-процессуального доказывания, во-вторых, – не как что-то единое, неделимое, а как сложную уголовно-процессуальную деятельность, состоящую из неоднородных как по ближайшим целям, так и по своему содержанию, действий.

Таким образом, обобщая изложенное, можно сделать следующие основные выводы:

1. Употребление в УПК РФ и теории доказывания понятия «собирание доказательств», не совсем верно. Правильнее, на мой взгляд, использовать выражение «собирание фактических данных». Исходя из этого, под собиранием следует понимать уголовно-процессуальную деятельность уполномоченных органов и должностных лиц по выявлению, отысканию, обнаружению и получению фактических данных и их источников с целью установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела.

2. Учитывая, что вычленение в процессе доказывания таких элементов как собирание, проверка и оценка доказательств носит достаточно условный характер, использование указанного выражения следует признать допустимым, подчеркивающим саму суть и цель уголовно-процессуального доказывания. Вместе с тем указанное выражение можно относить лишь к субъектам, на которых законом возлагается обязанность установления и доказывания обстоятельств дела и принятие процессуальных решений. Что касается иных участников судопроизводства, включая защитника, то употребление названного словосочетания следует признать нецелесообразным, не отражающим реального положения вещей.

3. С целью приведения полномочий защитника и других участников процесса, перечисленных в ч. 2 ст. 86 УПК, с действительным положением и процессуальными возможностями этих лиц в уголовном судопроизводстве следует предусмотреть в уголовно-процессуальном законе право этих лиц не «собирать и представлять доказательства», а «получать в установленном законом порядке предметы, документы, собирать сведения и представлять их органу дознания, дознавателю, следователю, прокурору или в суд для приобщения к уголовному делу и дальнейшего использования в качестве доказательств».

Обращаясь к вопросу о способах собирания доказательств, необходимо отметить, что уголовно-процессуальный закон (ст. 86 УПК) регламентирует его в самой общей форме. Так, что касается дознавателя, следователя, прокурора и суда, то они вправе собирать доказательства путем производства следственных и иных процессуальных действий. О способах собирания письменных документов и предметов подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями законодатель «предпочел» вообще умолчать. Защитник вправе собирать доказательства путем: 1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) опроса лиц с их согласия; 3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций. Подобная регламентация столь важных вопросов закономерно порождает в правоприменительной практике немало спорных моментов, пока не разрешенных на законодательном уровне.

2 См.: Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. М., 1959. С. 47; Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 298.

3 Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001. С. 45.

4 Белкин Р.С. Курс криминалистики: Учебное пособие для вузов. 3-е изд., доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. С. 82.

5 См.: Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М., 1966. С. 43.

6 См.: Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. М., 1959. С. 49.

7 Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно-практическое пособие. М.: Проспект, 2000. С. 54.

8 Зинатуллин З.З., Егорова Т.З., Зинатуллин Т.З. Уголовно-процессуальное доказывание. Концептуальные основы. Ижевск, 2002. С. 100-101.

9 Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. Саратов, 1986. С. 14.

10 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. М., 1970. С. 302.

11 Кокорев Л. Д., Кузнецов Н. П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995. С. 221.

12 Лупинская П.А. Элементы доказательственной деятельности. Уголовный процесс: Учебник. М., 1995. С. 152-153.

13 Безлепкин Б.Т. Комментарий к УПК РФ. М.: Кнорус, 2008.

14 Зинатуллин З.З., Егорова Т.З., Зинатуллин Т.З. Уголовно-процессуальное доказывание. Концептуальные основы. Ижевск, 2002. С. 100.

15 Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М.: Норма, 2005. С. 188.

16 Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе: Научно-практическое пособие. М.: Проспект, 2000. С. 75.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

28928. Причины и основные этапы установления крепостного права в России 22.25 KB
  Причины и основные этапы установления крепостного права в России Крепостничество представляет собой любую зависимость крестьян от землевладельца запрет менять прописку и хозяина. установившая правило Юрьева дня осенний праздник представляющий собой определенный и очень ограниченный срок перехода крестьян к другому землевладельцу после расчета с прежним. вводятся заповедные лета в течение которых даже установленный переход крестьян запрещался. писцовые книги стали документальным основанием в процессе прикрепления крестьян.
28929. Петровская модернизация России, ее особенности и значение для дальнейшего развития страны 38 KB
  Это был верховный орган управления страной состоящий из девяти человек назначаемых царем. Каждая коллегия ведала определенной отраслью управления. была изменена система местного управления. Главную роль в системе управления играл царь Петр I.
28930. Внешняя политика Петра I. Становление Российской империи 29.5 KB
  Внешняя политика Петра I. Во внешней политике Петра I можно выделить 4 основных события: Азовские походы Великое посольство Северная война Каспийский поход. Однако уже в 1696 предварительно создав эскадру из 2 крупных кораблей 23 галер и более чем 1000 барок вдвое увеличив и оснастив армию Петр взял Азов и тля удержания захваченных земель приказал возвести крепость Таганрог. Весной 1697 посольство из 250 человек среди которых под именем Петра Михайлова был и царь отправилось в Европу.
28931. Дворцовые перевороты (1725—1762) 45 KB
  со смерти Петра I в России начинается эпоха дворцовых переворотов смена царствующих особ которая сопровождалась ожесточенной борьбой между различными группировками придворной знати. Старая знать Голицыны Долгоруковы выступала за царевича Петра сына Алексея. возвела на престол жену Петра Великого Екатерину I. Незадолго до смерти она выбрала своим преемником 12летнего царевича Петра сына убитого царевича Алексея.
28932. Россия в эпоху дворцовых переворотов 27 KB
  Среди претендентов на престол были: Екатерина жена Петра I муж дочери Петра Анны герцог Гольштейн Готторпский вторая дочь Петра I Елизавета внук Петра I Петр Алексеевич сын убитого царевича Алексея и наконец племянница Петра I Анна Иоанновна дочь Ивана Алексеевича брата царя. Спасло ее лишь воцарение Петра III в России. Сделав ставку на его жену Екатерину Орловы при помощи гвардии свергли Петра III позже он был случайно убит в Ропше.
28933. Реформы Екатерины II. Государственное управление. Уложенная комиссия 35.5 KB
  Екатерина хотела претворить в жизнь идеал философа на троне который был весьма распространен во второй половине XVIII в. Екатерина отвергла проект создания Совета увидев в нем попытку ограничить самодержавную власть но при этом понимала что реформа государственного управления необходима. Тем самым Екатерина ослабила Сенат превратив его из законодательного в простой административный орган. Екатерина провела вторую секуляризацию монастырских земель забрав их в казну.
28934. Эпоха просвещенного абсолютизма Екатерины II 25 KB
  Население России увеличилось к концу XVIII до 36 000 000 человек. В условиях веянья идей этих философов в России строилась законная самодержавная монархия. Кроме того в условиях отмирания крепостного права в Европе в России оно лишь усилилось. Целью было реформирование законодательства России но когда был затронут крестьянский вопрос комиссию распустили.
28935. Внешняя политика России в середине и второй половине XVIII в. 39.5 KB
  Внешняя политика России в середине и второй половине XVIII в. Спасло ее лишь воцарение Петра III в России. Петр III заключил мир и союз с Пруссией но его своевременное свержение позволило России не участвовать в войне на стороне ей же битых пруссаков. При поддержке России королем Польши стал Станислав Понятовский в прошлом фаворит Екатерины хотя этому активно противодействовали Франция и Австрия.
28936. Попытки общественно-политической модернизации в России в годы царствования Александра I. М.М. Сперанский и его судьба 38 KB
  Попытки общественнополитической модернизации в России в годы царствования Александра I. России нужны были реформы. Такое положение в России историк Н. Сперанский предложил 4 модели реформирования России: А.