8992

Общие проблемы философии науки

Шпаргалка

Логика и философия

Общие проблемы философии науки Вопрос № 13: Идеалы и нормы исследования, их социокультурная размерность и роль в научной деятельности. Ответ на вопрос: Научная деятельность, как и любая другая, руководствуется, во-первых, вполне определенным...

Русский

2013-02-21

168.5 KB

17 чел.

Общие проблемы философии науки

Вопрос № 13: «Идеалы и нормы исследования, их социокультурная размерность и роль в научной  деятельности.»

Ответ на вопрос:

Научная деятельность, как и любая другая, руководствуется, во-первых, вполне определенными целями, которые возникают периодически в результате выдвижения конкретных научных проблем. Во-вторых, она ориентируется на общие ценностные установки познания, важнейшей из которых является достижение объективно научного знания о действительности. В-третьих, наука стремится выйти за рамки непосредственной практики, и она создает модели и теории, которые могут найти практическое применение лишь в будущем. Эти цели и ориентиры находят свое реальное выражение в идеалах и нормах научного исследования. Но на протяжении истории науки они не остаются неизменными, а испытывают существенные изменения, особенно в связи с революциями в науке, радикально меняющими, как идеалы научности, так и нормы научного исследования.

1)          Аксиоматический идеал научности  - Древняя Греция.

2)          Галилей – идеалом стал экспериментальный метод

3)          17-18 века: идеалом стала непогрешимая вера в истинность научных законов

4)          к. 19-нач. 20 вв.: неклассический идеал научности, относительность н. истин

5)          Современность: постнеклассический идеал научности на основании принципов взаимодействия, взаимопревращения, эволюции и самоорганизации материальных систем и структур.

В идеалах науки выражаются ценностные ориентации научного познания, которые в свою очередь реализуются через соответствующие нормы, критерии и требования научного исследования и обоснования его результатов.

Идеалы и нормы непосредственно связаны с основными функциями науки:

- систематизация и организация научного знания

- описание и объяснению существующих фактов

- предсказание новых фактов

- обоснование и доказательство полученного знания.

Идеалы и нормы научного объяснения должны способствовать расширению области применения научного закона или теории. Для этого наука стремится перейти от менее общих законов и теорий, к более общим, раскрывающим более глубокие и существенные связи и отношения исследуемых явлений.

Другими важнейшими идеалами научного объяснения служат адекватность и эффективность полученных результатов. Адекватность объяснения достигается с помощью логических, эмпирических и методологических норм исследования. Логические формы требуют, чтобы объясняемый факт был логическим следствием объясняющего его закона или обобщения и тех начальных условий, которые относятся к объясняемому факту.

- Принцип простоты, благодаря которому удается выделить более общие и глубокие предпосылки существующего знания.

- Принцип точности, который облегчает проверку гипотез и теорий, ориентируя исследователей на выражение своих результатов в количественной, математической форме.

- Принцип выявления минимального числа допущений при построении теории, не умножай сущностей

- принцип преемственности в развитии и организации научного знания и объединения его в единую, целостную систему.

С идеалом объяснения тесно связан процесс предсказания новых явлений и событий, который тоже опирается на существование объективных закономерностей.

Принцип достаточного обоснования Лейбница и принцип отсутствия противоречий – тоже основополагающие принципы.

 Все перечисленные идеалы и нормы науки находят свое выражение в структуре метода, который доминирует в тот или иной исторический период развития науки. Наибольшее воздействие на формирования метода оказывают нормы исследования, которые направляют и контролируют его ход.

Кроме того, существуют также идеалы и нормы, которые имеют специфический характер и используются либо в отдельных, либо в сходных, взаимосвязанных науках. Нормы и требования экспериментальных наук должны отличаться от норм и требований абстрактных наук.

Что касается исторического характера идеалов и норм, то их уровень в каждый определенный период развития науки изменялся соответственно интеллектуальному климату, существующему в данном обществе, обусловленному потребностями его культуры и социально-экономической жизни.

На первом уровне, когда наука формировалась как самостоятельная область познавательной деятельности, ее идеалы и нормы были ориентированы на выделение среди других способов познания: мифологического, обыденного, стихийно-эмпирического, религиозного. Уже в античной науке строго отделяли доказательное знание, от мнения. Поэтому подлинной наукой греки считали математику. Однако при изучении природы ограничивались простым наблюдением и описанием. С возникновением опытного естествознания в 17 веке формируются идеалы и нормы исследования природы, важнейшим требованием стала проверка гипотез с помощью специально поставленных экспериментов. Вплоть до конца 19 века основные идеалы классической науки не претерпели изменений. В конце 19- нач.20 веков произошла революция в естествознании, классические истины стали иметь относительный характер и возник  неклассический идеал науки. В наше время существует постнеклассический идеал науки, опирающийся на принципы взаимодействия, взаимопревращения, эволюции и самоорганизации разнообразных материальных систем и структур.

Вопрос № 14: «Научная картина мира, её структура и основные функции»

Ответ на вопрос:

В структуре науки, можно выделить следующие основные ситуации, характеризующие процесс развития научных знаний:

-         взаимодействие картины мира и опытных фактов,

-         формирование первичных теоретических схем и законов,

-         становление развитой теории (в классическом и современном вариантах).

Первая ситуация может реализовываться в двух вариантах. Во-первых, на этапе становления новой области научного знания (научной дисциплины) и, во-вторых, в теоретически развитых дисциплинах при эмпирическом обнаружении и исследовании принципиально новых явлений, которые не вписываются в уже имеющиеся теории.

Рассмотрим вначале, как взаимодействует картина мира и эмпирические факты на этапе зарождения научной дисциплины, которая вначале проходит стадию накопления эмпирического материала об исследуемых объектах. В этих условиях эмпирическое исследование целенаправлено сложившимися идеалами науки и формирующейся специальной научной картиной мира (картиной исследуемой реальности). Последняя образует тот специфический слой теоретических представлений, который обеспечивает постановку задач эмпирического исследования, видение ситуаций наблюдения и эксперимента и интерпретацию их результатов. Целенаправляя наблюдения и эксперименты, картина мира всегда испытывает их обратное воздействие. Полученные из наблюдения факты могут не только видоизменять сложившуюся картину мира, но и привести к противоречиям в ней и потребовать ее перестройки.

Ситуация взаимодействия картины мира и эмпирического материала, характерная для ранних стадий формирования научной дисциплины, воспроизводится и на более поздних этапах научного познания. Даже тогда, когда наука сформировала слой конкретных теорий, эксперимент и наблюдение способны обнаружить объекты, не объясняемые в рамках существующих теоретических представлений. Тогда новые объекты изучаются эмпирическими средствами, и картина мира начинает регулировать процесс такого исследования, испытывая обратное воздействие его результатов.

Картина мира помогает сформулировать первичные гипотезы, которые целенаправляют наблюдения и помогает найти правильную интерпретацию соответствующих данных, обеспечивая переход от данных наблюдения к фактам науки.

Таким образом, первичная ситуация, характеризующая взаимодействие картины мира с наблюдениями и экспериментами, не отмирает с возникновением в науке конкретных теорий, а сохраняется в условиях, когда исследование эмпирически обнаруживает новые объекты, для которых еще не создано адекватной теории.

Вопрос №  15 «Философские основания науки. Философские идеи как эвристика научного познания»

Ответ на вопрос:

Научное познание - это зрелая форма познавательной деятельности людей. Развиваясь в рамках: “живое созерцание - абстрактное мышление - практика”, научное познание открывает новые свойства и связи исследуемой действительности, фиксирует их в виде научных фактов. Наука ориентирована на предметное и объективное исследование действительности. Научное познание отражает объекты природы не в форме созерцания, а в форме практики. Процесс же этого отображения обусловлен не только особенностями изучаемого объекта, но и многочисленными факторами социокультурного характера. Среди основных отличий науки от обыденного познания можно выделить: 1. Наука имеет дело с особым набором объектов реальности не сводимых к объектам обыденного опыта. 2. Научное исследование нуждается в особой системе специальных орудий, которые непосредственно воздействуя на изучаемый объект, позволяют выявить возможные его состояния в условиях, контролируемых субъектом 3. Наука формирует специфические способы обоснования истинности знания - экспериментальный контроль за получаемым знанием, выводимость одних знаний из других, истинность которых уже доказана. 4. Системность и обоснованность научного знания 5. Различия в методах познавательной деятельности между научным и обыденным познанием. 6. Определенная система целостной ориентации и условных установок, специфических для науки. Высшая ценность науки - объективная истина. Основание научного знания обеспечивают целостность предметной области. Она определяет стратегию научного поиска и во многом обеспечивают включение его результатов в культуру соответствующей исторической эпохи. Основание каждой конкретной науки имеют достаточно сложную структуру. Можно выделить три главных составляющих блока оснований науки: идеалы и нормы исследования научную картину мира философские основания. Идеалы и нормы выражают ценностные и целевые установки науки, отвечая на вопросы: для чего нужны те или иные познавательные действия какой тип продукта должен быть получен в результате их осуществления и каким способом получить этот продукт. Научная картина мира складывается в результате синтеза знаний получаемых в различных областях науки и содержит общие представления о мире вырабатываемые на соответствующих стадиях исторического развития науки. Философские основания науки - это философские идеи и принципы, которые обосновывают как идеалы и нормы науки, так и содержательные представления научной картины мира, а также обеспечивают включение научного знания в культуру. Наука есть необходимое следствие общ. разделения труда, она возникает за отделением умственного труда от физического, с превращением познавательной деятельности в особый род занятий - сперва очень малочисленной группы людей. В качестве основной выдвигается новая задача - познание с целью переделки и преобразования природы. В связи с этой технической ориентацией лидирующим становится комплекс физико-химических дисциплин и соответствующие прикладные исследования. В условиях НТР происходит новая коренная перестройка науки как системыНаука превращается в непосредственную производительную силу, а практическая реализация результатов науки происходит через ее личностное воплощение. Наука призвана все в большей степени ориентироваться уже не на технику, а на самого чел., на развитие его интеллекта, его творческих способностей и культуры мышления, на создание предпосылок для его творческого развития. В связи с этим совр. наука уже не слепо следует за развитием техники, а обгоняет ее , становится ведущей силой прогресса материального производства. Она формируется как целостный интегральный организм. Наука влияет даже на искусство и ее формы, о результатах научн. исследований теперь быстро узнает каждый житель Земли и интересуется ими. Наука вошла в культуру как ее неотъемлемая часть. Кроме того, наука служит формированию новой этики и эстетики. Во всем мире признана ценность именно доказательного рассуждения. Вопрос об ответственности. Прогресс - не самоцель человечества, а средство развития человека, улучшения его материальных условий, и никто не отменял ценность таких понятий, как свобода, справедливость, счастье.

 

Вопрос № 16: «Модели, движущие силы и общие закономерности развития научного знания»

Ответ на  вопрос:

Движение - важнейший атрибут, способ существования материи. Д. включает в себя все происходящие в природе и обществе процессы. В самом общем виде Д. - это изменение вообще, всякое взаимодействие материальных объектов и смена их состояний. В мире нет материи без движения, так же как не может быть и Д. без материи. Д. материи абсолютно, тогда как всякий покой относителен, и представляет собой один из моментов движения. Поскольку мир бесконечен, то всякое тело участвует в бесконечном множестве перемещений. Д. определяет свойства, структурную организацию и характер существования материи. Д. материи многообразно по своим проявлениям и существует в различных формах. Любой объект существует лишь благодаря тому, что в нем воспроизводятся определенные типы движений. Движение внутренне присуще материи. 2 основных типа движения:

1.  Д. когда сохраняется качество предмета;

2.  изменение качественного состояния предмета.

Одни формы движения превращаются в другие.

Последние характеризуются как развитие. Развитие представляет собой закономерное, целостное, необратимое структурное изменение систем, имеющее определенную направленность. Эта направленность является равнодействующей от сложения различных внутренних тенденций изменения, вытекающих из законов движения системы и наличных внешних условий. Процесс развития - переход одного качества в другое, направленное формирование новых систем, которые рождаются из предшествующих систем.

2 разновидности процессов развития:

1.  качественные превращения, не выходящие за рамки соответствующего вида материи, определенного уровня ее организации;

2.  процессы перехода от одного уровня к другому.

В основу классификации форм движения Энгельс положил следующие принципы:

1.  формы движения соотносимы с определенным материальным уровнем организации материи, т.е. каждому уровню такой организации должна соответствовать своя форма движения;

2.  между формами существует генетическая связь, т.е. форма движения возникает на базе низших форм;

3.  высшие формы движения качественно специфичны и несводимы к низшим формам.

Энгельс выделил 5 форм движения материи: механическое, физическое, химическое, биологическое и социальное.

3 блока движений: неживой природы, живой природы и общества.

Под движением материи следует понимать не только механическое перемещение тел в пространстве, но и любые взаимодействия, а также изменения состояний объектов, которые вызываются этими воздействиями.

Многообразие форм движения материи связано с определенным уровнем организации материи, каждый из которых характеризуется своей системой законности и носителем.

Эволюция - развитие, поступательное движение, развитие к лучшему, более сложному. Эволюционизм - мировоззрение в котором все процессы рассматриваются с точки зрения эволюции. Согласно диалектике (Гегеля), эволюция (прогресс) является не только принципом мышления, но и принципом мировых событий вообще.

Революция (поворот, переворот) - переворот в области мировоззрения, науки, искусства, моды; внезапное, насильственное изменение существующего общественного строя - в противоположность эволюции, постепенному изменению.

Регресс (обратное движение) - движение назад.

Прогресс - поступательное движение; развитие людей и человечества в направлении к лучшему, более совершенному.

Вопрос № 17: «Эпистемологическое значение научных традиций и революций.

     Учение Т.Куна о парадигме и ее роли в научном познании.»

Ответ на вопрос:

Заслуга Куна в том, что он впервые рассмотрел традиции как основной конституирующий фактор развития науки.
Он обосновал противоречивый феномен:
традиции являются условием развития науки.

Из истории науки известно, что происходит смена традиции, возникновение новых парадигм, т.е. радикально новых теорий, образцов решения задач, связанных с явлениям, о существовании которых ученые не могли даже подозревать в рамках «старой парадигмы». Это становится возможным потому, что ученый, действуя по правилам господствующей парадигмы, случайно и побочным образом наталкивается на такие факты и явления, которые не объяснимы в рамках этой парадигмы. => Возникает наобходимость изменить правила научного исследования и объяснения.

Концепцию Куна пытаются усовершенствовать отечественные философы науки (например, пресловутый Стёпин). Прежде всего это касается концепции многообразия научных традиций (по содержанию, функциям, способу существования и т.д.)
Например,
по способу существования можно выделить вербализованные традиции (существующие в виде текстов монографий, учебников) и невербализованные традиции (не выразимые полностью в языке, существующие в виде неявного знания, прежде всего на уровне образцов действия и образцов продуктов, передающихся от учителя к ученику, от одного поколения к другому).

> Научная парадгима – это не замкнутая сфера норм и предписаний научной деятельности, а открытая система, включающая образцы неявного знания, почерпнутого не только из сферы научной деятельности, но из других сфер жизнедеятельности ученого. => (вопреки «стерильной» парадигме у Куна) ученый подвержен влиянию всей культуры, что позволяет говорить о многообразии научных традиций.

По сфере применения и распространения можно выделить специально-научные и общенаучные традиции, но провести резкую грань между ними зачастую трудно.

Научные революции

Научные революции – это этапы развития науки, связаные с перестройкой исследовательских стратегий, задаваемых основаниями науки.

Включение Н.Р. в модель развития науки позволяет преодолеть упрощенное понимание динамики знания, представляемое кумулятивизмом.

Предпосылками Н.Р. могут служить:
внутридисциплинарное развитие (возникают проблемы, неразрешимые в рамках данной научной дисциплины)
междисциплинарные взаимодействия (перенос идеалов и норм исследования из одной научной дисциплины в другую -> принципиально новые открытия = парадигмальная прививка)

Научные революции обычно затрагивают мировоззренческие и методологические основания науки, нередко изменяя сам стиль мышления. Поэтому они по своей значимости могут выходить далеко за рамки той конкретной области, где они произошли.
=> Можно говорить о 
частнонаучных и общенаучных революциях.

Частнонаучная революция меняет парадигму в какой-то отдельной области знания (например, химия, физика и т.д. Появление радиотелескопа означало революцию в астрономии).
Общенаучная революция в какой-то мере переворачивает всё здание науки (Дарвиновская революция по своему значению вышла далеко за пределы биологии, коренным образом изменила наши представления о месте человека в природе, оказала сильное методологическое воздействие, повернув мышление ученых в сторону эволюционизма).

В зависимости от того, какой компонент основания науки перестраивается, различают 2 разновидности научных революций:
а) идеалы и нормы научного исследования остаются неизменными, а 
картина мира пересматривается;
б) одновременно с картиной мира радикально меняются не только идеалы и нормы науки, но и ее философские основания.

Перестройка оснований науки в периоды научных революций осуществляется с одной стороны под давлением нового эмпирического и теоретического материала, возникающего внутри научных дисциплин, а с другой,-- под влиянием социокультурных факторов.
Научные революции представляют собой своеобразные “
точки бифуркации” в развитии знания, когда обнаруживаются различные возможные направления (сценарии) развития науки. Из них реализуются те направления (исследовательские программы), которые не только дают позитивный эмпирический и теоретический сдвиг проблем (И. Лакатос), но и вписываются в культуру эпохи, согласуются с возможными модификациями смысла ее мировоззренческих универсалий. В принципе при других поворотах исторического развития культуры и цивилизации могли бы реализоваться иные (потенциально возможные) истории науки. В периоды научных революций культура как бы отбирает из множества возможных сценариев будущей истории те, которые наилучшим образом соответствуют ее базисным ценностям.

Главным условием появления идеи научных революций явилось признание историчности разума, а следовательно, историчности научного знания и соответствующего ему типа рациональности.

Философия XVII-первой половины XVIII в. рассматривала разум как неисторическую, самотождественную способность человека. Принципы и нормы рассуждений, с помощью которых добывается истинное знание, признавались постоянными для любого исторического времени.

Только в XIX в. представление о внеисторичности разума было поставлено под сомнение. Французские философы (Сен-Симон, О. Конт) выделили стадии познания в человеческой истории, а немецкие мыслители послекантовского периода (особенно Гегель) показали, что субъект познания вторичен. => историчность разума, с помощью которого осуществляется процесс познания.
=>
Истина стала определяться как историческая, т.е. имеющая привязку к определенному историческому времении (далее этот принцип в марксизме, неогегльянстве, неокантианстве, философии жизни).

В естествеознании и философии естествеознания тезис об историчности разума, а следовательно, относительности истинного знания, не признавался вплоть до начала XX в. И только с начала 60х гг. XX в. исторический подход к разуму и научному познанию стал широко обсуждаться историками и философами науки (постпозитивисты Кун, Лакатос, Фейерабенд).

Вопрос № 18: «Научные революции и смена типов рациональности»

Ответ на вопрос:

В развитии науки можно выделить такие периоды, когда преобразовывались все компоненты ее оснований. Смена научных картин мира сопровождалась коренным изменением нормативных структур исследования, а также философских оснований науки. Эти периоды правомерно рассматривать как глобальные революции, которые могут приводить к изменению типа научной рациональности.

В истории естествознания можно обнаружить четыре таких революции. Первой из них была революция XVII в., ознаменовавшая собой становление классического естествознания.

Его возникновение было неразрывно связано с формированием особой системы идеалов и норм исследования, в которых, с одной стороны, выражались установки классической науки, а с другой - осуществлялась их конкретизация с учетом доминанты механики в системе научного знания данной эпохи. Объяснение истолковывалось как поиск механических причин и субстанций - носителей сил, которые детерминируют наблюдаемые явления. В понимание обоснования включалась идея редукции знания о природе к фундаментальным принципам и представлениям механики.В соответствии с этими установками строилась и развивалась механическая картина природы, которая выступала одновременно и как картина реальности, применительно к сфере физического знания, и как общенаучная картина мира.

Через все классическое естествознание начиная с XVII в. проходит идея, согласно которой объективность и предметность научного знания достигается только тогда, когда из описания и объяснения исключается все, что относится к субъекту и процедурам его познавательной деятельности. Эти процедуры принимались как раз навсегда данные и неизменные. Идеалом было построение абсолютно истинной картины природы. Субъект трактовался как дистанцированный от вещей, как бы со стороны наблюдающий и исследующий их, не детерминированный никакими предпосылками, кроме свойств и характеристик изучаемых объектов.

Главное внимание уделялось поиску очевидных, наглядных, "вытекающих из опыта" онтологических принципов, на базе которых можно строить теории, объясняющие и предсказывающие опытные факты.

Эта система эпистемологических идей соединялась с особыми представлениями об изучаемых объектах. Они рассматривались преимущественно в качестве малых систем (механических устройств) и соответственно этому применялась "категориальная сетка", определяющая понимание и познание природы. Напомним, что малая система характеризуется относительно небольшим количеством элементов, их силовыми взаимодействиями и жестко детерминированными связями. Для их освоения достаточно полагать, что свойства целого полностью определяются состоянием и свойствами его частей, вещь представлять как относительно устойчивое тело, а процесс как перемещение тел в пространстве с течением времени, причинность трактовать в лапласовском смысле.

Радикальные перемены в этой целостной и относительно устойчивой системе оснований естествознания произошли в конце XVIII - первой половине XIX в. Их можно расценить как вторую глобальную научную революцию, определившую переход к новому состоянию естествознания - дисциплинарно организованной науке.

В это время механическая картина мира утрачивает статус общенаучной. В биологии, химии и других областях знания формируются специфические картины реальности, нередуцируемые к механической.

Одновременно происходит дифференциация дисциплинарных идеалов и норм исследования. Например, в биологии и геологии возникают идеалы эволюционного объяснения, в то время как физика продолжает строить свои знания, абстрагируясь от идеи развития. Но и в ней, с разработкой теории поля, начинают постепенно размываться ранее доминировавшие нормы механического объяснения. Все эти изменения затрагивали главным образом третий слой организации идеалов и норм исследования, выражающий специфику изучаемых объектов. Что же касается общих познавательных установок классической науки, то они еще сохраняются в данный исторический период.

Соответственно особенностям дисциплинарной организации науки видоизменяются ее философские основания. Мышление начинает осваивать идею множественности и разнокачественности объектов. В эпистемологии центральной становится проблема соотношения разнообразных методов науки, синтеза знаний и классификации наук. Выдвижение ее на передний план связано с утратой прежней целостности научной картины мира, а также с появлением специфики нормативных структур в различных областях научного исследования. Поиск путей единства науки, проблема дифференциации и интеграции знания превращаются в одну из фундаментальных философских проблем, сохраняя свою остроту на протяжении всего последующего развития науки.

Первая и вторая глобальные революции в естествознании протекали как формирование и развитие классической науки и ее стиля мышления.

Третья глобальная научная революция была связана с преобразованием этого стиля и становлением нового, неклассического естествознания. Она охватывает период с конца XIX до середины XX столетия. В эту эпоху происходит своеобразная цепная реакция революционных перемен в различных областях знания: в физике (открытие делимости атома, становление релятивистской и квантовой теории), в космологии (концепция нестационарной Вселенной), в химии (квантовая химия), в биологии (становление генетики). Возникает кибернетика и теория систем, сыгравшие важнейшую роль в развитии современной научной картины мира.

В противовес идеалу единственно истинной теории, "фотографирующей" исследуемые объекты, допускается истинность нескольких отличающихся друг от друга конкретных теоретических описаний одной и той же реальности, поскольку в каждом из них может содержаться момент объективно-истинного знания. Осмысливаются корреляции между онтологическими постулатами науки и характеристиками метода, посредством которого осваивается объект. В связи с этим принимаются такие типы объяснения и описания, которые в явном виде содержат ссылки на средства и операции познавательной деятельности. Наиболее ярким образцом такого подхода выступали идеалы и нормы объяснения, описания и доказательности знаний, утвердившиеся в квантово-релятивистской физике. Если в классической физике идеал объяснения и описания предполагал характеристику объекта "самого по себе", без указания на средства его исследования, то в квантово-релятивистской физике в качестве необходимого условия объективности объяснения и описания выдвигается требование четкой фиксации особенностей средств наблюдения, которые взаимодействуют с объектом

Новая система познавательных идеалов и норм обеспечивала значительное расширение поля исследуемых объектов, открывая пути к освоению сложных саморегулирующихся систем. В отличие от малых систем такие объекты характеризуются уровневой организацией, наличием относительно автономных и вариабельных подсистем, массовым стохастическим взаимодействием их элементов, существованием управляющего уровня и обратных связей, обеспечивающих целостность системы.

Именно включение таких объектов в процесс научного исследования вызвало резкие перестройки в картинах реальности ведущих областей естествознания. Процессы интеграции этих картин и развитие общенаучной картины мира стали осуществляться на базе представлений о природе как сложной динамической системе. создавались предпосылки для построения целостной картины природы, в которой прослеживалась иерархическая организованность Вселенной как сложного динамического единства. Картины реальности, вырабатываемые в отдельных науках, на этом этапе еще сохраняли свою самостоятельность, но каждая из них участвовала в формировании представлений, которые затем включались в общенаучную картину мира. Последняя, в свою очередь, рассматривалась не как точный и окончательный портрет природы, а как постоянно уточняемая и развивающаяся система относительно истинного знания о мире. Все эти радикальные сдвиги в представлениях о мире и процедурах его исследования сопровождались формированием новых философских оснований науки.

Идея исторической изменчивости научного знания, относительной истинности вырабатываемых в науке онтологических принципов соединялась с новыми представлениями об активности субъекта познания. Он рассматривался уже не как дистанцированный от изучаемого мира, а как находящийся внутри него, детерминированный им. Возникает понимание того обстоятельства, что ответы природы на наши вопросы определяются не только устройством самой природы, но и способом нашей постановки вопросов, который зависит от исторического развития средств и методов познавательной деятельности. На этой основе вырастало новое понимание категорий истины, объективности, факта, теории, объяснения и т.п.

Радикально видоизменялась и "онтологическая подсистема" философских оснований науки. Развитие квантово-релятивистской физики, биологии и кибернетики было связано с включением новых смыслов в категории части и целого, причинности, случайности и необходимости, вещи, процесса, состояния и др. В принципе можно показать, что эта "категориальная сетка" вводила новый образ объекта, который представал как сложная система. Представления о соотношении части и целого применительно к таким системам включают идеи несводимости состояний целого к сумме состояний его частей. Важную роль при описании динамики системы начинают играть категории случайности, потенциально возможного и действительного. Причинность не может быть сведена только к ее лапласовской формулировке - возникает понятие "вероятностной причинности", которое расширяет смысл традиционного понимания данной категории. Новым содержанием наполняется категория объекта: он рассматривается уже не как себетождественная вещь (тело), а как процесс, воспроизводящий некоторые устойчивые состояния и изменчивый в ряде других характеристик.

Все описанные перестройки оснований науки, характеризовавшие глобальные революции в естествознании, были вызваны не только его экспансией в новые предметные области и обнаружением новых типов объектов, но и изменениями места и функций науки в общественной жизни.

Основания естествознания в эпоху его становления (первая революция) складывались в контексте рационалистического мировоззрения ранних буржуазных революций, формирования нового (по сравнению с идеологией средневековья) понимания отношений человека к природе, новых представлений о предназначении познания, истинности знаний и т.п.

Становление оснований дисциплинарного естествознания конца XVIII - первой половины XIX в. (вторая революция) происходило на фоне резко усиливающейся производительной роли науки, превращения научных знаний в особый продукт, имеющий товарную цену и приносящий прибыль при его производственном потреблении. В этот период начинает формироваться система прикладных и инженерно-технических наук как посредника между фундаментальными знаниями и производством. Различные сферы научной деятельности специализируются и складываются соответствующие этой специализации научные сообщества.

Переход от классического к неклассическому естествознанию был подготовлен изменением структур духовного производства в европейской культуре второй половины XIX - начала XX в., кризисом мировоззренческих установок классического рационализма, формированием в различных сферах духовной культуры нового понимания рациональности, когда сознание, постигающее действительность, постоянно наталкивается на ситуации своей погруженности в саму эту действительность, ощущая свою зависимость от социальных обстоятельств, которые во многом определяют установки познания, его ценностные и целевые ориентации.

В современную эпоху, в последнюю треть нашего столетия мы являемся свидетелями новых радикальных изменений в основаниях науки. Эти изменения можно охарактеризовать как четвертую глобальную научную революцию, в ходе которой рождается новая постнеклассическая наука.

Вопрос № 19 «Главные характеристики современной, постнеклассической науки. Сближение естественнонаучного и социально-гуманитарного познания на современном этапе развития науки.»

Ответ на вопрос:

Три крупных стадии исторического развития науки, каждую из которых открывает глобальная научная революция, можно охарактеризовать как три исторических типа научной рациональности, сменявшие друг друга в истории техногенной цивилизации. Это - классическая рациональность (соответствующая классической науке в двух ее состояниях - додисциплинарном и дисциплинарно организованном); неклассическая рациональность (соответствующая неклассической науке) и постнеклассическая рациональность. Появление каждого нового типа рациональности не отбрасывало предшествующего, а только ограничивало сферу его действия, определяя его применимость только к определенным типам проблем и задач.

Постнеклассическая наука расширяет поле рефлексии над деятельностью. Он учитывает соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами. Причем эксплицируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями.

Каждый новый тип научной рациональности характеризуется особыми, свойственными ему основаниями науки, которые позволяют выделить в мире и исследовать соответствующие типы системных объектов (простые, сложные, саморазвивающиеся системы). При этом возникновение нового типа рациональности и нового образа науки не следует понимать упрощенно в том смысле, что каждый новый этап приводит к полному исчезновению представлений и методологических установок предшествующего этапа. Напротив, между ними существует преемственность. Неклассическая наука вовсе не уничтожила классическую рациональность, а только ограничила сферу ее действия.


Вопрос № 20
«Постнеклассическая наука и изменение мировоззренческих ориентаций современной цивилизации. Этические проблемы современной науки. Её роль в преодолении современных глобальных кризисов.»

Ответ на вопрос:

В современную эпоху, в последнюю треть нашего столетия мы являемся свидетелями новых радикальных изменений в основаниях науки. Эти изменения рождают новую постнеклассическую науку.

Наряду с дисциплинарными исследованиями на передний план все более выдвигаются междисциплинарные и проблемно-ориентированные формы исследовательской деятельности. Если классическая наука была ориентирована на постижение все более сужающегося, изолированного фрагмента действительности, выступавшего в качестве предмета той или иной научной дисциплины, то постнеклассическая наука включает специфику современной науки конца XX века определяет комплексные исследовательские программы, в которых принимают участие специалисты различных областей знания. Организация таких исследований во многом зависит от определения приоритетных направлений, их финансирования, подготовки кадров и др. В самом же процессе определения научно-исследовательских приоритетов наряду с собственно познавательными целями все большую роль начинают играть цели экономического и социально-политического характера.

Современная наука изучает сложные развивающиеся системы, в которые включен человек, совсем комплексом своих ценностных установок.

Вопрос № 21: «Понятие и историческое становление науки как социального института»

Ответ на вопрос:

Наука как социальный институт стала формироваться в 17-18 веках, когда впервые появились научные общества, академии и специальные научные журналы. Первоначально научными исследованиями занимались отдельные энтузиасты из числа любознательных и обеспеченных людей.  Но уже с 18 века наука превращается в особый социальный институт: появляются научные журналы, создаются научные общества, учреждаются академии, пользующиеся поддержкой государства.  С дальнейшим развитием науки происходит неизбежный процесс дифференциации научного знания, споровождающийся специализацией научного знания, возникновением новых научных дисциплин и последующим разделением прежних наук на отдельные их разделы и дисциплины. Этот процесс, начавшийся в конце 18 века и продолжавшийся до середины 19 века, привел к дисциплинарному построению научного знания. Благодаря ему каждая научная дисциплина заняла свое место в общей системе классификации наук, а самое главное – стала разрабатывать свои специфические приемы м методы исследования, чтобы глубже и тщательнее изучить свой предмет.

На рубеже 19-20 веков достижения науки все чаще начинают использоваться в материальном производстве и социальной жизни, а во второй половине 20 века наука превращается в непосредственную производительную силу, значительно ускорившую рост экономики и благосостояния в развитых странах. На каждом историческом этапе развития науки менялись формы ее институализации, которые определялись основными ее функциями в обществе, способами организации научной деятельности и взаимосвязью с другими социальными институтами в обществе.

Вопрос № 22: «Структура науки как социального института. Исторические институциональные формы научной деятельности»

Ответ на вопрос:

Наука по самой своей сути явление социальное. Она создается сообществом ученых на протяжении уже более двух тысячелетий и представляет собой, конечно, не только отношение ученого к познаваемой им действительности, но и определенную систему взаимосвязей между членами научного сообщества. В науке существуют свой специфический образ жизни, регулируемый системой, как правило, неписаных, но передаваемых по традиции норм, своя система ценностей.

Естественно, что способы социальной организации и взаимоотношений ученых на протяжении истории науки менялись в соответствии и с особенностями ее развития, с изменением ее статуса в жизни общества и с развитием самого общества в целом.

Наука как социальный институт за время своего существования претерпела огромные изменения. От деятельности десятков древнегреческих ученых, собиравшихся в философских школах, занимающихся исследованиями по своему собственному желанию, вплоть до современного пятимиллионного международного научного сообщества, объединенного профессионально, организовывающего свою деятельность как на национальном, так и на международном уровне, в исследовательских группах, лабораториях, институтах. Сегодня наука по существу представляет собой мощную отрасль но производству знаний с огромной материальной базой, с развитой системой коммуникаций.

Понятие «социальный институт» (зап.социологии, Р. Мертон) отражает степень закрепленности того или иного вида человеческой деятельности. Институциональность предполагает формализации всех типов отношений и переход от неорганизованной деятельности и неформальных отношений (соглашения, переговоры) к созданию организованных структур, предполагающих иерархию, властное регулирование и регламент.

Цель и назначение науки как социального института – производство и распространение научного знания, разработка средств и методов исследования, воспроизводство ученых и обеспечение выполнения ими своих социальных функций.

Научная деятельность сегодня – это совместная работа творческих коллективов. Это специализация не только по отдельным областям науки или даже отдельным ее проблемам, но и распределение различных функций в научной деятельности.
Одни ученые оказываются более склонными к выдвижению идей, другие – к их обоснованию, третьи – к их разработке, четвертые – к их приложению, и эти их качества во многом определяют их место в исследовательской работе.

Сегодня наука немыслима без менеджерских функций, без добывания средств для ее развития и умения их эффективно использовать.

Жизнь в науке наполнена как творческими исканиями, так и рутинным трудом. В ней ученый ведет борьбу не только с познаваемой реальностью, но и вступает в сложные отношения со своими коллегами, с общественным мнением. От ученого требуется постоянное подтверждение его профессиональности, которое осуществляется через систему как объективной оценки продуктов ею труда, в частности через публикации, так и через общественное признание. Деятельность ученого стимулируется и оценивается не только оплатой труда, но и различного рода степенями, званиями, наградами.

Жизнь в науке – это постоянная борьба различных мнений, направлений, борьба за признание работ, идей ученого, а в силу самой специфики науки это и борьба за приоритет в полученном результате. Известно, как непросто утверждались в науке даже такие фундаментальные научные теории, как теория относительности, квантовая механика, генетика, теория эволюции, структурная лингвистика.

Историческое развитие институциональных форм научной деятельности.

Способы организации и взаимодействия ученых менялись на протяжении сего исторического развития науки.

В античности научные знания растворялись в системах натурфилософов, в Средневековьев практике алхимиков, смешивались либо с религиозными, либо с философскими воззрениями.

Возникновение науки как социального института связывают с кардинальными изменениями в общественном строе, в частности с эпохой буржуазных революций, которая дала мощный толчок развитию промышленности, торговли, строительству и т.д.

Наука как соц.институт возникла в Западной Европе в XVI-XVII вв. в связи с необходимостью обслуживать нарождающееся капиталистическое производство и претендовала на определенную автономию. В системе общественного разделения труда она должна была отвечать за производство теоретического знания. Наука как соц.институт включала в себя не только систему знаний и научную деятельность, но и систему отношений в науке, научные учреждения и организации. 

Важной предпосылкой становления науки как социального института является наличие систематического образования подрастающего поколения.

Внутри науки существуют /научные школы//, функционирующие как организованная и управляемая научная структура, объединенная исследовательской программой, единым стилем мышления и возглавляемая, как правило, личностью выдающегося ученого. В науковедении различают «классические» научные школы (возникли на базе университетов, расцвет их деятельности пришелся на вторую треть XIX в.) и современные («дисциплинарные») – пришли в начале XX в. в связи с превращением научно-исследовательских лабораторий и институтов в ведущую форму организации научного труда. Эти школы ослабили функции обучения и были сориентированы на плановые, формирующиеся вне рамок самой школы программы. Когда же научно-исследовательская деятельность переставала «цементироваться» научной позицией и стратегией руководителя, а направлялась лишь поставленной целью, «дисциплинарная» научная школа превращалась в научный коллектив.

Следующим этапом развития институциональных форм науки стало функционирование научных коллективов на междисциплинарной основе, которая обеспечивает появление новых открытий на стыках различных областей знания. Междисциплинаность утверждает установку на синтез знания, в противположность дисциплинарной установке на аналитичность. Она также содержит в себе механизм «открывания» дисциплин друг для друга, их взаимодополнения и обогащения всего комплекса человеческих знаний.

Вопрос № 23: «Эволюция  способов и форм  трансляции научного знания. Компьютеризация науки и ее социальные последствия.»

Ответ на вопрос:

В основе современного образовательного процесса лежит научная картина мира и сфера образования опирается на научно апробированные и рекомендуемые методики.


Наука предполагает направленное воздействие на образовательный процесс и может санкционировать изменение структуры образования, т.к. распространяется на все его компоненты: цели, средства, результаты, принципы, формы и методы.


Образовательный процесс выступает в качестве «исходной территории», на которой происходит встреча индивида и науки.


Образовательные модели опираются на научные достижения и предполагают наличие методик, программ, планов, методологических и дидактических материалов.


Сам процесс образования – это взаимодействие двух полюсов: полюс, где сосредоточена информация (педагог) и полюс, к которому она трансформируется (обучаемый).


Процесс образования отличается от спонтанного «научения» тем, что носит целенаправленный характер и имеет свою логику, формы, стандарты, установки и принципы.
Образование – это 
интегративный процесс, включающий компоненты: обучения, передачи и сохранение традиций, развития эвристической и поисковой деятельности.


Изменения в науке и технике диктуют необходимость изменений в образовательной системе и внедрение новых образовательных технологий.


Влияние науки на образовательный процесс ведет к выделению следующих уровней:
– операционального (освоение логики учебного предмета);
– межоперационального (совокупность дисциплин данного учебного курса);
– тактического (отвечает за формирование содержания знания на основании пройденных дисциплин);
– стратегического (ставит задачи интегрирования содержательного потенциала знания во внутреннюю смысловую структуру личности);
– глобального (свидетельствует о сущностном ядре личности как результата интегративного и направленного образовательного процесса).

Философские проблемы социально-гуманитарных наук

Вопрос № 10: «Вера, сомнение,  знание как компоненты реального социально-исторического процесса,  их познавательно-конструктивные возможности в социально-гуманитарном познании»

Ответ на вопрос:

Трактовка познания как процесса, включенного в культуру, а также в исторически определенные формы предметно-практической деятельности и коммуникации — одна из главных предпосылок философско-методологического анализа социально-гуманитарного знания. Такой подход к научному знанию с необходимостью выявляет в нем малоизученные в классической теории познания компоненты, не охватываемые традиционными категориями как не относящиеся к рациональному познанию. Среди них значимое место занимает вера в ее соотношении с сомнением и знанием — тема, которая «изгоняется» из «точного» естественно-научного знания. При этом имеется в виду не религиозная вера но вера вообще как состояние сознания, не испытывающее сомнения, принимающее события, высказывания и тексты без доказательств и проверки. Это явление не отвечает научным критериям, но вместе с тем тема веры, достоверности, сомнения оказывается одной из фундаментальных в познавательной деятельности, особенно в неформализованном, нематематическом либо интуитивном и метафорическом знании об обществе, культуре, человеке, его сознании и жизни.

Социально-гуманитарные науки, в отличие от естествознания не забывающие о своих корнях в «человеческих смыслах» и отношениях, рассматривают веру и верования человека прежде всего как данность его бытия среди людей. Так, Гуссерль видит основу «наук о духе» и достоверность познания в «жизни» или «жизненном мире». Именно очевидности «жизненного мира» и выступают у Гуссерля критерием достоверности.

Идеи Витгенштейна о вере, достоверности, уверенности также близки традиции, где познание не сводится к науке, к естествознанию, но имейся в виду обыденное, опытное, жизненное знание, а также гуманитарное — филологическое, историческое, теологическое. Витгенштейн раскрывает достоверность в ее социокультурных, коммуникативных аспектах. Жизнедеятельность в целом, а не только познание или общение невозможны без веры, доверия, принятия знания как достоверного. Опираться на некоторые достоверности, несомненности — это и есть «форма жизни». Как «форму жизни» Витгенштейн рассматривал и речевую деятельность, говорение, «языковые игры». Языковая игра» понимается как некоторая языковая форма межличностного общения, выбранная на основе правил и норм, конвенции и верований.

Как «жизненные феномены», имеющие свои функции в контексте бытия, рассматривал веру и верования известный испанский философ культуролог X. Ортега-и-Гасет, противопоставлявший роль идей и верований в бытии человека. Идеи как результат интеллектуальной деятельности и воображения включают в себя и обыденные мысли, и строгие научные теории — все то, «что приходит в голову» человеку. Он их творит, распространяет, оспаривает и даже способен умереть в борьбе за них, но, в отличие от реальной жизни — ее мы проживаем, — идеи принадлежат сфере интеллектуальной жизни, которая конструируется как «ирреальность».

В отличие от идей, верования не являются плодом наших размышлений, мыслями или суждениями, они совпадают с самой реальностью как наш мир и бытие. Верования — это другой жизненный феномен, нежели идея, мы в них пребываем как «пребывают в уверенности»; о них не размышляют, но с ними всегда считаются. Являясь основанием жизни, базисной предпосылкой и условием наших действий, верования присутствуют в нас не в осознанной форме, а как «скрытое значимое нашего сознания». По этой причине мы их обычно не осознаем, не мыслим, но они воздействуют на нас неявно. Среди самых значимых в европейской культуре является вера в разум интеллект. Как бы она не менялась и не критиковалась, человек по-прежнему рассчитывает на действенность своего интеллекта, активно конструирующего жизнь.

Вера присутствует и в структуре научного знания. Как правило, исследователи стремятся предельно ограничить в науке область веры, что является одним из важных требований научности, но одновременно многие мыслители, особенно в сфере философии и культуры, признают конструктивную роль веры в познании.

Вера стоит сама по себе и на своих собственных основаниях. Она не может быть снята с этих оснований и помещена на основание познания... она разрушается. Тогда это уже более не вера, а знание.

В научно-исследовательскую деятельность ученого различного рода верования входят в таких формах, как личностное неявное знание, представленное в форме индивидуальных навыков и умений, практического знания, знания о пространственной и временной ориентации, двигательных возможностях нашего тела. Признание эвристической значимости неявного знания, в свою очередь, влечет за собой введение субъективной веры. Часто вера как субъективная уверенность является началом и источником знания. Вера присутствует также и как доверие к показаниям органов чувств, которое коренится в чувственно-практической деятельности человека; в отнесении объектов к определенному классу вещей, событии.

Сомнение — это состояние беспокойства и неудовлетворенности, заставляющее действовать с целью его устранения, порождающее желание перейти к состоянию верования — спокойного и удовлетворенного. Итак, сомнение, усилие для его преодоления — это стимул исследования и достижения цели.

Признание конструктивной роли веры в повседневности, в познавательной и преобразующей деятельности дает возможность по-другому оценить соотношение веры и сомнения в познании. По-видимому, нельзя однозначно решать вопрос в пользу сомнения, если даже речь идет о научном познании, широко использующем критико-рефлексивные методы. За этим, по сути, стоит вопрос о степени доверия Убеждениям, интуиции ученого, его творческому воображению.

Важнейший аспект веры — ее соотношение с истиной. Проблема соотнесения веры и истины, обращения веры в истину, принятия истины на веру остается ведущей в работах, посвященных проблеме веры, при этом подходы варьируются в зависимости от понимания того, что есть вера и что есть истина. Положительная оценка веры дается тогда, когда ею пользуются для признания особого рода положений, например, о том, что природа завтра будет следовать тем же законам, которым она следует сегодня. Это истина, которую не может знать ни один человек, мы ее попросту принимаем на веру в интересах познания и нашей деятельности. Однако в других подобных ситуациях «принятие на веру» подвергается жесткой критике. Необходимо признать, что человек не может мыслить и действовать без определенной степени веры, она для него «рабочая гипотеза», причем ему приходится в своих поступках исходить из истинности этой гипотезы независимо от того, подтверждается (опровергается) ли это в короткий срок или в результате усилий многих поколений.

Вера и истина — феномены различной природы и сущности; вера существует интуитивно-экзистенциально, а истина — рационально-рассудочно. Они отличаются прежде всего степенью близости к основаниям жизни и «глубине нашей души», а также эмоциональной окрашенностью или ее отсутствием. Истиной считают такие научные знания, как таблица умножения, теоремы, формулы, законы логики и исторические факты. По сравнению с ними «вера есть нечто гораздо большее, более творческое и более жизненное». Человек верит в то, что он воспринимает и ощущает как самое главное в своей жизни». Совместное рассмотрение веры и истины лежит в русле экзистенциально-антропологической традиции, которая глубоко укоренена в европейской философии. Такой подход служит важнейшим основанием для понимания философских и методологических проблем социально-гуманитарного знания и его природы.

Вопрос № 11: Социальное и гуманитарное как методологическая проблема обществознания

Ответ на вопрос:

Предмет философии – идеальное, всеобщее.
Предмет науки – Частное, единичное, конкретный «кусок» мира.


Метод философии – постижение всеобщего рационально-логическим, вне-эмпирическим путем.
Метод науки – полностью контролируемый эмпирически и теоретически и осваиваемый практически.


Наука – это форма общественного сознания, направленная на предметное постижение мира, выявление закономерностей и получение нового знания. Цель ее – описание, объяснение и предсказание на основе открываемых законов.
Философия основывается на духовно-практическом отношении субъекта к объекту, оказывает активное влияние на бытие посредством формирования новых идеалов, норм и культурных ценностей.


Методология:
– В науке
ценностно-человеческий аспект отнесен на второй план, в философии же ценностная ориентация приобретает особую значимость.
– В науке важен, главным образом, результат, в философии важен
не только результат, но и путь к нему.
– В философии
невозможно найти один единственный удовлетворяющий ответ на поставленный вопрос, наука же реализует достаточно строгую форму организации.
– Наука развивается на основе накопления уже полученных результатов (образ копилки), у философии – свой особый метод рефлексии – метод оборачивания на себя, движение с возвращением к исходным предпосылкам и обогащение новым содержанием.
– Наука опирается на факты, их экспериментальную проверку, философия же обращается к постижению того, что ориентировано на всеобщее, выходящее за рамки повседневности (добро, красота, истина, справедливость..)
– Язык науки – более сухой, четкий (термины, формулы),
язык обществознания – предельно широкие понятия (категории).
– В науке используется принцип фальсификации (Поппер), философские же положения неопровержимы в принципе.


Современное обществознание питается достижениями конкретных наук и одновременно служит строительным материалом новых научных открытий.

Вопрос № 12: «Рефлексия как методология в социально-гуманитарном познании»

Ответ на вопрос:

Философия – это теоретическая рефлексия мировоззрения эпохи, в которое необходимо входит знание людей о мире в форме научных данных и теорий. Но философия не ограничивается этим. Ядром мировоззрения являются ценности, то есть смыслы и значения, придаваемые людьми различным явлениям действительности, важнейшими из которых являются истина, добро и красота. Наука, для которой важнейшей ценностью является истина, становится необходимой (но не достаточной) частью материала для философского обобщения.

Философия способствует развитию творческого потенциала науки, строя категориальные модели возможных предметов познания и методов их исследования. Если в культуре не сложилась категориальная система, соответствующая новому типу объектов, то последние будут восприниматься через неадекватную сетку категорий, что не позволит науке раскрыть их существенные характеристики. Адекватная объекту категориальная структура должна быть выработана заранее, как предпосылка и условие познания и понимания новых типов объектов. Но тогда возникает вопрос: как она формируется и появляется в науке? Ведь прошлая научная традиция может не содержать категориальную матрицу, обеспечивающую исследование принципиально новых (по сравнению с уже познанными) предметов. Что же касается категориального аппарата обыденного мышления, то, поскольку он складывается под непосредственным влиянием предметной среды, уже созданной человеком, он часто оказывается недостаточным для целей научного познания, так как изучаемые наукой объекты могут радикально отличаться от фрагментов освоенного в производстве и обыденном опыте предметного мира.

Задача выработки категориальных структур, обеспечивающих выход за рамки традиционных способов понимания и осмысления объектов, во многом решается благодаря философскому познанию.

Философия способна генерировать категориальные матрицы, необходимые для научного исследования, до того, как последнее начинает осваивать соответствующие типы объектов. Развивая свои категории, философия тем самым готовит для естествознания и социальных наук своеобразную предварительную программу их будущего понятийного аппарата. Применение развитых в философии категорий в конкретно-научном поиске приводит к новому обогащению категорий и развитию их содержания. Но для фиксации этого нового содержания опять-таки нужна философская рефлексия над наукой, выступающая как особый аспект философского постижения действительности, в ходе которого развивается категориальный аппарат философии.

Но тогда возникает вопрос о природе и истоках прогностических функций философии по отношению к специальному научному исследованию. Это вопрос о том, как возможно систематическое порождение в философском познании мира идей, принципов и категорий, часто избыточных для описания фрагментов уже освоенного человеком предметного мира, но необходимых для научного изучения и практического освоения объектов, с которыми сталкивается цивилизация на последующих этапах своего развития.

Уже простое сопоставление истории философии и истории естествознания дает весьма убедительные примеры прогностических функций философии по отношению к специальным наукам. Достаточно вспомнить, что кардинальная для естествознания идея атомистики первоначально возникла в философских системах Древнего мира, а затем развивалась внутри различных философских школ до тех пор, пока естествознание и техника не достигли необходимого уровня, который позволил превратить предсказание философского характера в естественнонаучный факт.

Можно увидеть по крайней мере два источника опережающего развития философских категорий. Первый источник связан с обобщением опыта духовного и практического освоения мира. Он позволяет не только сформировать философские категории как рационализацию универсалий человеческой культуры (категорий культуры), но и постоянно обогащать их содержание за счет философского анализа научных знаний, естественного языка, искусства, нравственных проблем, политического и правового сознания, феноменов предметного мира, освоенного человеческой деятельностью, а также рефлексии философии над собственной историей. Второй источник основан на применении аппарата логического оперирования с философскими категориями как с особыми идеальными объектами, что позволяет за счет "внутреннего движения" в поле философских проблем и выявления связей между категориями выработать их новые определения. Новизна философских моделей мира подготавливает почву для творческого развития других форм культуры и прежде всего науки.

Вопрос №13: «Этические проблемы науки»

Ответ на вопрос:

Меняются от эпохи к эпохе и функции науки в жизни общества, ее место в культуре и ее взаимодействие с другими областями культурного творчества. Уже в XVII в. возникающее естествознание заявило свои претензии на формирование в культуре доминирующих мировоззренческих образов. Обретая мировоззренческие функции, наука стала все активнее воздействовать на другие сферы социальной жизни, в том числе и на обыденное сознание людей. Ценность образования, основанного на усвоении научных знаний, стало восприниматься как нечто само собой разумеющееся.


Во второй половине XIX столетия наука получает все расширяющееся применение в технике и технологии. Сохраняя свою культурно-мировоззренческую функцию, она обретает новую социальную функцию – становится производительной силой общества.


ХХ век может быть охарактеризован как все расширяющееся использование науки в самых различных областях социальной жизни. Наука начинает все активнее применяться в различных сферах управления социальными процессами, выступая основой квалифицированных экспертных оценок и принятия управленческих решений. Соединяясь с властью, она реально начинает воздействовать на выбор тех или иных путей социального развития. Эту новую функцию науки иногда характеризуют как превращение ее в социальную силу. При этом усиливаются мировоззренческие функции науки и ее роль как непосредственной производительной силы.


+Культурная функция науки не сводима только к оценке результатов научной деятельности, но обнаруживает себя в процессе формирования человека как субъекта деятельности и познания.+
+Функции науки как фактора
социальной регуляции проявляются в воздействии на потребности общества и как условие рационального управления.+
+
Регулятивная функция науки осуществляется через сложившуюся в данном обществе систему образования, воспитания, обучения и подключения к исследовательской работе. Ученый всегда – представитель той или иной социокультурной среды.+
+
Социальная функция науки и в том, что научные методы и данные научных исследований используются для разработки крупномасштабных планов социального и экономического развития, а также для решения глобальных проблем современности.++ +Проективно-конструктивная функция науки – создание качественно новых технологий.+

Вопрос № 14: «Человек как предмет комплексного философско-научного исследования»

Ответ на вопрос:

Личность, общество и государство связаны сложными взаимоотношениями, которые по-разному проявляются в традиционном и техногенном обществах.


В традиционном обществе/(«закрытого типа») личности не свойственна автономия и реализовать себя человек может лишь принадлежа к какой-либо корпорации, как элемент корпоративных связей.


Для техногенного общества характерна интерпретация автономии личности как возможность активного деятельного отношения ко всем происходящим процессам. Преимущественно эта деятельность экстенсивна, направлена во вне, на переделку и преобразование внешнего мира.


Только в 20в. профессия ученого становится сравнима по значению с профессией церковника и законника.


Вернадский отмечал, что главным, живым содержанием науки является научная работа живых людей.


В эпоху НТП в большой науке выделяются следующие типы научной ориентации ученых:
– эвристическая, поисковая – выдвижение новых идей;
– аналитическая и экспликационная (уточняющая);
– проверка и обоснование имеющихся знаний;
– приложение научного знания.


Таким образом, ученые делятся на теоретиков, практиков, эмпириков, классификаторов и аналитиков.
Сегодня наиболее распространен тип ученого, который занимается решением
многоплановой проблемы.


Максима техногенного века гласит: «Все должно быть научным, научно обоснованным и научно проверенным».


Научно-исследовательская деятельность является необходимой и устойчивой социокультурной традицией, без которой невозможно нормальное существование и развитие общества.

- 21 -


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

50347. Изучение эффекта Холла 74 KB
  Кирова кафедра физики Изучение эффекта Холла. Расчетные формулы: где где N=40 1 число витков катушки; Ом – общее сопротивление цепи; Кл дел– баллистическая постоянная гальванометра; м2 – площадь витков катушки; n’ – отброс; RH – постоянная Холла; UН – ЭДС Холла; n – концентрация свободных частиц; толщина датчика Холла....
50348. Заповнення багатокутників 143 KB
  Програмно реалізувати алгоритм визначення попадання точки в трикутник. Реалізувати найпростіший алгоритм заповнення певним кольором довільного контуру із заданим кольором межі.Малювання зафарбованого трикутника:
50349. Разработка графического интерфейса пользователя с применением технологии javabeans 84 KB
  Цель работы: получение практических навыков работы по созданию компонентов JavaBeans и их применению при разработке графического пользовательского интерфейса.
50350. Терморезисторные измерительные преобразователи. Измерение температуры 7.57 MB
  Цель работы Ознакомление с устройством и применением терморезисторных измерительных преобразователей термисторов изучение их функций преобразования измерение температуры при помощи термистора и знакомство с современными средствами сбора и обработки экспериментальных данных. Последние называются термисторами. Чувствительным элементом металлического термистора является тонкая медная или платиновая проволока. Функция преобразования зависимость сопротивления термистора Rt от его температуры ТК может быть выражена формулой 4.
50351. Определение коэффициента поверхностного натяжения жидкости 87 KB
  Цель работы: определить коэффициент поверхностного натяжения жидкости. Если мысленно разрезать поверхность по какойлибо произвольной линии то сила сцепления между обеими частями вызванная притяжением молекул находящихся по обе стороны линии будет тем больше чем больше её длина L; Другими словами сила поверхностного натяжения F будет прямо пропорциональна длине контура: Коэффициент пропорциональности  представляющий собой силу поверхностного натяжения действующую на единицу длины...
50352. Расчет удельного заряда электрона методом магнетрона 87 KB
  Схема электрической цепи: А П2 К П1 К3 К2 К1 А – амперметр для измерения силы тока в соленоиде; микроамперметр для измерения анодного тока; V – вольтметр для измерения анодного напряжения; П1 и П2 регуляторы тока и напряжения. Результаты измерений: Зависимость анодного тока от тока в соленоиде...
50354. Определение поверхностного натяжения по высоте поднятия жидкости в капиллярных трубках 1.87 MB
  При выполнении данной лабораторной работы мы научились определять коэффициент поверхностного натяжения по высоте поднятия жидкости в капиллярных трубах.
50355. Теоретичні основи акустичних методів 345.5 KB
  Вивчення процесу розповсюдження пружних хвиль в гірських породах. Фізичні властивості гірських порід в тому числі і акустичні досить часто вимірюють непрямими способами причому неелектричні акустичні параметри швидкість поширення та амплітуди пружних коливань зазвичай перетворюють в електричні і їх визначення проводять за допомогою різних електричних схем.