90206

Военные действия Смутного времени (1604–1613 гг.)

Дипломная

Иностранные языки, филология и лингвистика

Подчинение Моравска и Чернигова Покорение Путивля и осада Новгорода-Северского Битва при Добрыничах Оборона Рыльска и Кром от московского войска Борьба за власть «Тушинского Восстание Болотникова Первые шаги нового самозванца Болховская битва и поход на Москву Тушинский лагерь Осада Троицкого монастыря...

Русский

2015-06-01

392 KB

3 чел.

PAGE  23

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Исторический факультет

Кафедра истории России

Военные действия Смутного времени (1604–1613 гг.)

Бакалаврская работа

Направление 46.03.01. История

Допущено в защите в ГЭК __.__.20__

Зав. кафедрой                                                   д. ист. н., проф. М.Д. Карпачев

Обучающийся                                                  М.В. Плохих

Руководитель                                                   доц. О. В. Скобелкин

Воронеж 2015


ОГЛАВЛЕНИЕ.

Введение……………………………………………………………………

С. 3

Глава I.Лжедмитрий I: у истоков Смуты (1604‒1606)………………….

С. 19

§1. Подчинение Моравска и Чернигова………………………………...

С. 19

§2. Покорение Путивля и осада Новгорода-Северского………………..

С. 20

§3. Битва при Добрыничах……………………………………………….

С. 22

§4. Оборона Рыльска и Кром от московского войска…………………..

С. 24

Глава II. Борьба за власть «Тушинского вора»………………………….

С. 26

§1. Восстание Болотникова……………………………………………….

С. 26

§2. Первые шаги нового самозванца……………………………………..

С. 28

§3. Болховская битва и поход на Москву………………………………..

С. 28

§4. Тушинский лагерь…………………………………………………….

С. 30

§5. Осада Троицкого монастыря………………………………………….

С. 32

§6. Тверская битва и Ходынская битвы………………………………….

С. 33

§7. Распад Тушинского лагеря……………………………………………

С. 35

§8. Второй поход на Москву и поражение………………………………

С. 36

Глава III. Начало русско-польской войны (1609‒1610)………………...

С. 39

§1. Осада Смоленска………………………………………………………

С. 39

§2. Сражение подо Ржевом……………………………………………….

С. 44

§3. Бои за Белую крепость………………………………………………..

С. 44

§4. Бои у Царева Займища и его осада…………………………………..

С. 45

§5. Клушинская битва…………………………………………………….

С. 46

§6. Катастрофическое военное положение………………………………

С. 48

§7. Оккупация Москвы……………………………………………………

С. 49

Глава IV. Первое народное ополчение (1611)…………………………...

С. 51

§1. Формирование первого народного ополчения………………………

С. 51

§2. Баталии в столице……………………………………………………..

С. 49

§3. Бои у Симонова монастыря…………………………………………...

С. 52

§4. Стычки поляков и москвичей………………………………………...

С. 53

§5. Штурм Москвы………………………………………………………...

С. 54

§6. Переменный успех…………………………………………………….

С. 56

Глава V. Второе народное ополчение (1611‒1612) …………………….

С. 58

§1. Поход на столицу……………………………………………………..

С. 58

§2. Освобождение Москвы……………………………………………….

С. 59

Заключение………………………………………………………………...

С. 61

Список использованной литературы и источников……………………..

С. 67


ВВЕДЕНИЕ.

XVII век ознаменовался в российской истории не виданным прежде по своим масштабам и  последствиям событием – Смутным временем. Великая страна оказалась ввергнута в водоворот династического хаоса, череды самозванцев, военных действий, польско-литовской интервенции… Драматическое положение, в котором оказалась Россия, было обусловлено охватившими страну социально-экономическим и династическими кризисами.

Грозный царь, Иван IV, оставил после себя печальное наследство. Слабовольному престолонаследнику, Федору Иоанновичу, предстояло решить остро стоявшие перед ним проблемы. Продолжавшаяся четверть века Ливонская война (1558–1583) не увенчалась успехом для России, которая лишилась некоторых северо-западных территорий. Многочисленные набеги крымских татар разоряли страну. Детище Ивана IV – опричнина (1565–1572) –  осталось в народной памяти прежде всего как орудие устрашения, славившееся своими разбойными налетами.

Улучшение внутреннего и внешнего положения России в период царствования последнего Рюриковича происходило благодаря деятельности царского шурина Бориса Годунова, фактически взявшим бразды правления в свои руки. Москва прочно укрепила свои позиции в Сибири, откуда в скупую казну устремился поток ценнейших мехов. Годунов проявил себя на дипломатическом поприще, добившись в 1589 г.  введения патриаршества, что уравновешивало Россию с другими православными центрами. 1590 год ознаменовался внешнеполитическим успехом: удалось отвоевать некоторые утраченные в результате Ливонской войны территории. С помощью «городов от поля», усиления защиты южных границ успешно были отражены и татарские набеги. В то же время отмечается постепенное закрепление крепостного права. В 1592 г. был издан закон о запрещении крестьянского выхода в Юрьев день, а через пять лет увеличен срок  сыска беглых. Это привело к бунтам, оттоку крестьян на окраины и пополнению ими казачьих рядов.

Вместе с тем назревали условия для династического кризиса. В Угличе при таинственных обстоятельствах погиб младший сын Ивана Грозного – царевич Дмитрий. Поползли слухи об участии Годунова в убийстве юного наследника престола. Тень палача плотно легла на плечи Годунова.

После смерти в 1598 г. Федора Иоанновича с помощью интриг и хитроумных комбинаций Годунов взошел на российский престол. К этому времени он уже имел авторитет  дальновидного политика, репутация которого, правда, была омрачена угличской трагедией. Он продолжил расширение восточных границ Московского государства и приступил к налаживанию отношений с западными соседями, прежде всего со Швецией.

Установившаяся относительная стабильность оказалась недолгой. Неурожай и разразившийся великий голод в 1601–1603 гг. поставили крест на государственной карьере царя Бориса. Вызванное усилением крепостного гнета и голодом вспыхнуло восстание Хлопка. В несчастьях, посыпавшихся на страну как из рога изобилия, народ видел Божью кару за грехи Царя-ирода. Вскоре появились слухи о чудесно спасшемся «царевиче Дмитрии», с воцарением которого, по мнению гласа народа, должно прийти спасение от невзгод. Но воцарившийся авантюрист не смог стабилизировать ситуацию. Напротив, по моему мнению, он  с самого начала стал искрой, от которой разгорелось пламя Смуты. Русское общество взбудоражилось, в движение пришли все социальные слои. Государство, некогда свергшее многовековое монголо-татарское иго,  теперь само себя раздирало изнутри бесконечными столкновениями различных группировок, боровшихся за власть. Обезлюдели многие территории, города и села подверглись разграблению, пашни оказались заброшены. Даже сама прекрасная столица была охвачена огнем пожара. И на фоне всего этого тысячи человеческих жизней. Такова была цена авантюры, развязанной Лжедмитрием I. Положение усугублялось иностранной интервенцией. Россия оказалась на краю государственности.

Цель  данной работы: изучить ход военных действий Смутного времени.

 Хронологические рамки исследования. Работа охватывает  период с 1604 г. – это появление Лжедмитрия I на московской границе и начало военных действий, по 1612 г. ‒ год освобождения Москвы от иностранных захватчиков, т.е. практически всё первое десятилетие XVII в.

Источниковая база работы. Приблизительно в это время (1601–1611) Конрад Буссов (1552(53?)–1617), создатель используемой в работе «Московской хроники»1, находился в Российском государстве. Очевидец событий Смутного времени, он накопил достаточный объем информации, чтобы написать свой ценнейший труд.2  Автор сочинения являлся иностранцем-авантюристом, из кругов которых формировались кадры наемных солдат армий многих стран того времени. Его происхождение туманно: точно неизвестно, дворянин он, бродячий ландскнехт или сын священника. Авантюристический облик Буссова подтверждается тем, что в конце XVI в., будучи королевским интендантом в Лифляндии, он поддерживал тайные отношения с псковскими воеводами, намереваясь сдать русским Мариенбург и перейти на службу к московскому царю.3

Оказавшись в Московском царстве, он как служилый человек, стал также «верно» нести службу при Григории Отрепьеве. Свое положение он умудрился сохранить и при негативно относившемуся к нему Василии Шуйском. Уехав в Калугу осенью 1606 г., он вновь показал свое истинное лицо, присягнув Болотникову. Вероятно, он рассчитывал использовать восстание Болотникова в своих авантюрных целях.4 В Калуге он находился до 1611 г., а потом вернулся в Ригу. С собой он привез материалы о Смуте в России, записи о более ранних эпохах этой страны. Особую ценность составляли приобретенные лично им сведения в период нахождения на службе в Москве, у Болотникова, у Лжедмитрия II.

Закончив к марту 1612 г. создание «Московской хроники», Буссову так и не удалось опубликовать ее вплоть до своей смерти в 1617 г.5 Этот источник – один из наиболее важных трудов иностранцев о России  кон. XVI–нач. XVII вв., единственное, которое дает представление о событиях от времени царствования Бориса Годунова до освобождения русской столицы народным ополчением.6 Конрад Буссов, находясь в эпицентре событий, является их участником и наблюдателем.

«История Московской войны» Николая Мархоцкого7 – второй источник, на котором основывается работа. Мемуары польского ротмистра занимают особое место среди разнообразных произведений  иностранных авторов о Смутном времени. Мы располагаем довольно небогатой информацией об авторе. Он появился на свет приблизительно в 1570 г., в Малой Польше в родовом имении Мархочицы, скорее всего,  в невлиятельной дворянской семье. Его служба на стороне Лжедмитрия II относится к 1608–1610 гг. В войске второго самозванца он сражался в полку Романа Рожинского, а впоследствии перешел на службу к королю Сигизмунду III и находился под руководством Александра Зборовского. В 1612 г. Мархоцкий возвратился в Польшу, где проявил себя на поприще «цехавского старосты». Обстоятельства его жизни после 1625 г. нам, к сожалению, неизвестны.8 

Хронологические рамки сочинения ротмистра – 1602–1612 гг. Несмотря на тяготы военного времени, автор смог сохранить дневниковые записи и документы, которые и составили основу его труда. К 1619 г. мемуары обрели окончательный вид. О событиях до 1607 г. он повествует бегло. Сочинение написано ярко и выразительно, характеризуется законченной литературной формой.9 Преимуществом «Истории Московской войны» является намерение Мархоцкого не допустить всевозможных вымыслов, что способствует сравнению и проверке его записок с другими сочинениями. Сведения о происхождении Лжедмитрия II, о периоде возникновения его войска и походе на Москву является единственной в своем роде.10 Особенную значимость имеют наблюдения автора в качестве ротмистра о сражениях, например, с войском Василия Шуйского у реки Ходынки в 1608, 1609 гг. В своей «Истории» Мархоцкий изобразил нелегкую жизнь простого солдата-наемника.11

Третьим источником является «Дневник событий, относящихся к Смутному времени (1603-1613 гг.), известный под именем Истории ложного Димитрия»12 Иосифа Будилы. Данное сочинение проливает свет на события времени Лжедмитрия II и периода Междуцарствия. Хронологические рамки повествования: 1607–1613 гг. Особое внимание уделяется ратным подвигам самого автора, что отличает его от более таинственного в этом плане К. Буссова. Начало службы мозырского хорунжего И. Будилы в войске Лжедмитрия II относится к 1607 г. Датируемое 14 января 1613 г. письмо Будилы польскому королю было написано в нижегородской каменной тюрьме. В 1607–1613 гг. он зарекомендовал себя как преданный сподвижник второго самозванца и Сигизмунда III, стремившегося утвердиться на московском престоле. Инициированное 14 октября 1607 г. Лжедмитрием II выступление на Козельск увенчалось успехом: Будило был очевидцем поражения войск Василия Шуйского.13 

На заре карьеры автора «Дневника» удача улыбалась ему. Однако ее завершение было печально. 27 января 1612 г. он доставил в осажденную русскими столицу продовольствие для страдавших от голода поляков и остался держать оборону.14 В сентябре этого же года в ответ на предложение Пожарского сдаться, Будило и другие осажденные поляки гордо заметили, что «ваша измена Владиславу обрушилась на ваши же головы».15 А уже в ноябре польские герои просили их помиловать, оставив право на жизнь. Автор этого источника был отправлен в Нижний Новгород, где благодаря просьбам матери Пожарского остался жив. Утопление было заменено ему заключением в каменную тюрьму на 19 недель.16 Так бесславно закончилась военная деятельность Будилы.

«Поход его королевского величества в Москву [Россию] 1609 года»17 –четвертый источник, используемый в работе. Автор его, к сожалению, не известен, но ясно, что этот человек был осведомлён, хоть и не знал всех тайн того нелёгкого времени.  Неоконченный труд охватывает период с 5 сентября 1609 г., когда король был в Орше, до 7 января 1611 г., времени переговоров о сдаче Смоленска.

Ротмистр и дворянин Лжедмитрия I, Станислав Борша, написал еще один источник, обстоятельный труд о пути первого самозванца к московскому престолу – «Поход московского царя Димитрия в Москву с сендомирским воеводой Юрием Мнишком и другими лицами из рыцарства 1604 года».18 Достаточно подробно Борша повествует о событиях, описывающих сражения у Новгорода-Северского и Севска. Записки Станислава Борши содержат инструкции и речи послов Олесницкого и Гонсевского к Лжедмитрию I, ответ самого «сына Ивана Грозного» и даже сведения об убийстве Григория Отрепьева.

Еще один иностранец, англичанин Генри Бреретон создал «Известия о нынешних бедах России, происходивших во время последней войны»19. Происхождение автора точно не ясно. Возможно, он принадлежал к небогатому дворянскому роду, что побудило его отправиться на службу к иноземным правителям в качестве наемного солдата. Доказательством того, что он получил приличное образование, является пропитанность его труда героями литературы и истории Античности. С античными персонажами он нередко сопоставляет героев своего сочинения.

Подлинно известно только то, что в Россию он прибыл во вспомогательном войске, отправленном шведским королем Василию Шуйскому с целью отражения наступления Лжедмитрия II и иностранных захватчиков. Отличительная особенность этого источника – отсутствие практической направленности, его предназначенность для чтения английской аристократии. Это не только повествование о поездке в неизведанную страну, но и своеобразный роман, характерное свойство которого – образность. Бреретон наделяет действующих лиц своего труда интересными биографиями (нередко придуманными).  Автор настолько предрасположен к красноречию, что сопоставляет Смутное время  в Российском государстве  с преобразованием великой страны  в «горестную сцену», на которой актеры играют под аплодисменты «свои кровавые роли». Располагая скупыми познаниями о прошлом России, он рисует некоторых своих героев условными. Так, образ Дмитрия есть синтез жизнеописаний   Федора Ивановича, Лжедмитрия I, Лжедмитрия II. Это своеобразный эталон с прирожденными талантами. Его антитезой является «великий Конюший» некто Vansusce (Knesevansusce) ‒ сочетание образов Б.Годунова и В.Шуйского: властолюбия, жестокости, лицемерия.

Можно предположить, что   источником сочинения англичанина была устная информация, полученная им  в Швеции, в Финляндии, в России. Об этом свидетельствует искаженность автором русских имен, употребление им таких фраз: «как я слышал», «узнал понаслышке», «не смог выяснить». «Известия о нынешних бедах в России» – это и историческое,  и литературное сочинение.

Работа пишется на основе изучения сочинения Исаака Массы «Краткое известие о Московии в начале   века».  Автор этого труда несколько раз приезжал в Россию, время его первого путешествия – 1601-1609 гг. В столице И. Масса завёл связи с иностранцами и торговцами, с помощью которых основал торговлю шёлком. Он проявил интерес к географии страны, довольно хорошо изучил русский язык, познакомился с русскими традициями и обычаями, собрал сведения о событиях в России в конце  – начале   вв. В 1610 г. голландский купец снова приехал в Россию с дипломатическими и торговыми целями. Здесь он страстно отстаивал интересы голландской торговли. В 1615 г. И. Массе было поручено вести переговоры с царём Михаилом Фёдоровичем об условиях антишведского русско-нидерландского военного союза.  В 1620-х гг. торговец перешёл на шведскую службу, в 1628 г. и  в 1634 г. он вновь побывал в Москве 20.

         «Краткое известие о Московии в начале  века» было создано в 1610-1611 гг 21. Впервые эта работа была опубликована в 1866 г., в Брюсселе; в России она была напечатана в 1874 г. Этот труд – важный исторический источник, проливающий свет на историю России с царствования Ивана Грозного до правления Василия Шуйского. Некоторые материалы (например, о восстании И. Болотникова) считаются уникальными 22.

«Начало и успех Московской войны»23 Станислава Жолкевского ‒ следующий источник. О Жолкевском известно больше, чем о Борше или Бреретоне. Он появился на свет в 1547 году в родительском имении «в деревне Туринке под Жолквою». После окончания обучения во Львове он избрал для себя военное поприще и вскоре стал  «Кастеляном Львовским». Следующей ступенькой в его карьерной лестнице стало его произведение польским  королем  в напольные гетманы за подавление бунта горожан в Данциге. Из-за раны, полученной в битве под Бычинами, он стал хромым. Он усмирил восстание казаков и казнил их предводителя Наливайку. В 1618 г., став коронным гетманом, он отправился воевать с крымскими татарами. В этом же году, 70-летнему Жолкевскому была вручена Государственная печать: он был пожалован королём в канцлеры. Его дипломатическая деятельность продолжалась недолго: в 1620 г. он защищал с 20-тысячным войском  молдавские территории от набегов татар и вторжений турок. Он погиб в Цецорской битве под натиском превосходящего неприятельского войска. Его дети уплатили большой выкуп туркам  за тело и голову своего отца.24

Записки Жолкевского, судя по их содержанию, были написаны в 1611 году. Их важность заключается в том, что они не только дают представление о военных действиях Смутного времени, но и поясняют причины политических событий в это время. Жолкевский объективен относительно личности Лжедмитрия I, называя его самозванцем, также он детально рассказывает о низвержении царя  Василия, приводит сведения о   князе Мстиславском, о князе Михаиле Васильевиче Скопине-Шуйском, о Филарете Никитиче; подробно повествует об осаде Смоленска. Жолкевский предстаёт дальновидным государственным деятелем и сдержанным человеком.25

«Дневник Маскевича»26 ‒ источник, используемый в работе. Самуил Маскевич происходил, судя по всему, из дворянской семьи. Он не представлял свою жизнь без войны, а Смута в России предоставила ему возможность проявить себя. В составе армии Сигизмунда III он участвовал в осаде Смоленска, показал себя храбрым воином, отправляясь на приступы. В хоругви князя Порыцкого он был поручиком, сражался в Клушинской битве, вёл переговоры с противником. Маскевич приводил к присяге королевичу Владиславу москвичей, был знаком со знатными жителями столицы, присутствовал на их свадьбах, знакомился с их традициями и нравами. В ответ на нападение русских на поляков он сначала укрылся за стенами Кремля, а затем устроил поджог столицы. Маскевич отражал натиск Ляпунова и Трубецкого, нередко ходил в разведку со Струсем и Ходкевичем.

Он осознал неудачу замыслов поляков в России и предпочел вовремя уйти восвояси. В звании полковника, уже добившись от короля жалованья за войну в Московском государстве, прекратил свою карьеру.  Дневник Самуила Маскевича представляет собой обстоятельное повествование, охватывая 1594‒1621 гг. Он являлся очевидцем и участником многих событий, в том числе осады Смоленска, Клушинской битвы, разорении Москвы, и в этом состоит ценность данного источника. Как наблюдатель, он мастерски описывает события, но не лишает их своей объективной оценки. Конечно, являясь противником русских, иногда он может необоснованно упрекнуть русский народ, но он не идеализирует и поляков. В издании «Дневника Маскевича» польского историка Немцевича есть пропуски, которые не позволяют пролить свет на многие важные аспекты. Издание же Н.Г. Устрялова содержит многие подробности для более точного ознакомления с Маскевичем.27 

В качестве источника послужила и «Реляция»28 Петра Петрея. Полное название этого сочинения ‒ «Достоверная и правдивая Реляция о некоторых событиях, происшедших в последние годы в Великом княжестве Московском, написанная в назидание и поучение всем верноподданным Шведской короны Пэром Пэрсоном Упсальским». Она была опубликована в 1608 г. Аддерсом Гуттервицем в Стокгольме после приезда её автора в Швецию из России. Хронологические рамки источника: конец XVI в.‒1608 г. Автор писал свое сочинение на основе личных наблюдений и информации, полученной от участников событий.

«Реляция» ‒ первый специальный труд по истории русско-шведских отношений в XVII веке. Следует отметить, что Петр Петрей и Петер Паттерсон ‒ одно и то же лицо. Участник важных событий, автор, однако, немногословен относительно своей личности, что является отличительной особенностью его сочинения. Объяснить это можно тем, что Петр Петрей являлся политическим агентом в Москве. Он родился в 1570 г. в городе Упсале. Отец его был ректором соборной школы. Петрей получил приличное образование, но в 1593 г. был исключен из Марбургского университета в Германии за непристойное поведение.29

С конца 1601 по примерно до 1605 г. Петрей жил в России, предположительно, в качестве врача. Отправка под видом врачей политических агентов в Московское царство была излюбленной практикой Швеции. В России Петр Петрей занимался сбором самой разнообразной информации, его интересовало все: религия, власть, занятия, обычаи, торговля, ремесла, города, крепости…30 Его сочинение насыщено информацией о  политических событиях и почти лишено литературных, морально-этических вставок. Информаторами Петрея были: В. Шуйский, Мария Нагая, москвичи, К. Буссов, возможно, И. Масса.

В Швеции, став придворным историографом, Петрей продолжил свою деятельность как дипломат и агент Карла IX. В 1608, 1609 гг. он вновь отправился в Москву, в 1612 г. был в Новгороде, захваченном Швецией. Результатом путешествий Петрея в Россию стала изданная им в 1615 г. книга «История о великом княжестве Московском». Он был свидетелем подписания Столбовского мирного договора в 1617 г. 28 октября 1622  г. автор «Реляции» скончался в Стокгольме, возможно, от чумы.31

В «Реляции» проявилась антипатия Петрея к русским, которые показаны жестокими и суеверными. Это объясняется отношением агента Петра Петрея к России как к опасному конкуренту Швеции. Он детально описывает действия Лжедмитрия I. Вековой спор о первичности «Хроники» Буссова и «Реляции» Петрея был разрешен в 1962 г. И.И. Смирновым, доказавшим, что последний является компилятором.

Стоит отметить, что данный источник – один из первых трудов, посвящённых Смутному времени, включает в себя оригинальный материал, написанный участником и очевидцем событий.32

Историографический обзор.  К теме Смутного времени исследователи обращались не раз. Среди работ можно назвать труд  русского историка Н.И. Костомарова (1817–1885) «Смутное время Московского государства в начале XVII столетия, 1604‒1613»,33 появившийся в 1868 г. В своей исторической монографии автор рассказывает о событиях Смуты, о судьбоносном периоде истории России, большое внимание уделяет национально-освободительной борьбе. Историк крестьянства И.И. Смирнов уделил внимание  конкретному вопросу, народному движению, в «Кратком  очерке истории восстания Болотникова».34 Многие работы современного исследователя Р.Г. Скрынникова (1931‒2009) посвящены Смутному времени, например, «Три Лжедмитрия».35 Центральное место занимает проблема самозванчества и борьбы за власть. В монографии «Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников»36 автор рассматривает роль различных социальных слоёв в народном движении, дает характеристики виднейшим деятелям того периода. Труд «Минин и Пожарский: Хроника Смутного времени»37 повествует не только о биографии вождей народных ополчений, но воссоздает картину рассматриваемого периода от  Лжедмитрия I до подписания Деулинского перемирия.

Участник Отечественной войны 1812 г., военный историк  Д.П. Бутурлин (1790–1849) на основе редких архивных источников написал «Историю Смутного времени в России в начале XVII века»,38 охватывающую 1584‒1610 гг. Причиной Смуты автор считает амбиции и властолюбие Годунова, Лжедмитрия I, Шуйского, которые привели страну к разрухе. В приложениях имеются такие важные документы, как, например, дневник осады Смоленска, что подчеркивает значимость этой исторической работы.  Особое внимание уделил Забелин И.Е. (1820–1909) героям Народного ополчения и польско-шведской интервенции в России в книге «Минин и Пожарский. Прямые и кривые в Смутное время».39 «Кривые» пути  в его творении – это стремление к власти знати, самозванцев, поляков, которые своей безнравственностью повергли страну в коллапс. «Прямые» же пути  ‒ это патриотизм, самоотверженность во имя спасения Родины героев народного ополчения. Можно назвать и появившуюся в 1907 г.  работу Волькенштейн О.А.   «Великая смута земли русской, 1584–1613».40 Важнейшим событиям Смуты посвящена работа Ю.В. Готье (1873‒1943) «Смутное время. Очерк истории революционных движений начала XVII столетия».41 Важное место занимает монография Ульяновского В.И. «Смутное время»42, в которой автор рассматривает феномен успеха самозванства, а также оценивает значительную роль церкви в первые годы «бунташного» века.

Особое место занимает докторская диссертация С. Ф. Платонова (1860‒1933), ставшая вершиной его научной деятельности – «Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVIXVII вв.»,43 созданная в 1899 г. Историк разделил свой труд на две части, в которых рассматривает положение Московского царства до и в ходе Смуты. Определяя Смуту как нарушение государственного порядка, историк выделяет в ней три периода: династический, социальный, национальный. Платонов видит корни Смуты в политических и социальных противоречиях.

В книге О.А. Курбатова «Военная история русской Смуты начала XVII в.»44 прослеживается мысль о противостоянии двух идей, повлиявших на ход и итог Смуты: веры народа в «прирожденного государя» и допустимости боярами выбора правителя. Предпосылками Смуты исследователь считает социально-экономический и династический кризисы, поразившие Россию на рубеже веков. Особое внимание уделено народным ополчениям и освобождению Москвы. Повествование охватывает и период после завершения Смуты: Курбатов пишет о мерах правительства, направленных на достижение стабильности и преодоления ужасающих последствий «Московского разорения». Он делает обзоры, знакомя читателей с состоянием вооруженных сил и т.д., сопровождает рассказ датами.

П.Г. Любомиров отстаивал мысль о роли массового народного движения, благодаря которому, по его мнению, была спасена российская государственность. Этому посвящена его монография «Очерк истории Нижегородского ополчения 1611–1613 гг».45 Он отмечает особое географическое положение Нижнего Новгорода, уровень его экономического развития (торговое движение и ремесло), многочисленное население как факторы выдвижения этого города в качестве оплота народного ополчения.

 Морозова Л. Е.  в своей книге «История России. Смутное время»46 делает вывод, что Смута показала рост самосознания русского народа, продемонстрировала его единство и патриотизм перед лицом смертельной опасности. Борьба за престол привела к жестоким распрям, потере территорий, вступлению поляков в Москву. В самый критический момент народные ополчения помогли отстоять России государственную независимость.

Великий русский историк С.М. Соловьев считал причиной Смуты противоборство старых начал с новыми государственными порядками (столкновения царей Бориса Годунова и Василия Шуйского с боярской оппозицией и казачьей вольницей).47

Особое место отводит казачеству Станиславский А.Л. в своей монографии «Гражданская война в России XVII в.: казачество на переломе истории».48 Усиление феодального гнета порождало бегство крестьян на окраины и их вступление в ряды казаков. Смута активизировала желание казачества сохранить свой статус служилых людей. В то же время тяготы военного времени побуждали казаков в поисках средств к существованию заниматься разбоем. Печальная судьба казачества выразилась в разрушении их сословной организации: только небольшая часть стала группой служилых людей. Остальные или погибли в боях, или вернулись к бывшим владельцам, или ушли в холопы.

Тюменцев И.О. акцентирует внимание на авантюре Лжедмитрия II. В своем труде «Смута в России в начале XVII столетия. Движение Лжедмитрия II»49 он пришел к выводу, что движение второго самозванца было инициировано сподвижниками Лжедмитрия I, а не Речью Посполитой. На основании источников автор утверждает, что это движение не было крестьянским. Главной силой и опорой Лжедмитрия II были казаки и служилые люди. Победы можно объяснить ослаблением государственных порядков и бездарным руководством страной и войсками. События 1607–1610 гг. Тюменцев считает апогеем гражданской войны, которая превратилась в национально-освободительную после гибели авантюриста.

Б.Н. Флоря  посвятил свой труд «Польско-литовская интервенция в России и русское общество»50 исследованию восточной политики Речи Посполитой. Он делает вывод об убежденности политических верхов России в том, что с избранием на московский престол королевича Владислава прекратится вмешательство Польши в дела страны. Поляки же, напротив, в лице гетмана Жолкевского рассчитывали на сближение, даже на объединение Московского государства с Речью Посполитой. Автор характеризует политику Сигизмунда III как непродуманную. Игнорирование интересов русского народа привело к формированию народных ополчений. В итоге к весне 1611 г. провал польской политики, направленной на покорение Московского государства, стал очевиден.

Структура работы. Моя работа состоит из Введения, пяти глав, Заключения, Списка использованной литературы и источников. В первой главе идет речь о военных действиях первого периода Смуты, связанного с движением Лжедмитрия I: о подчинении крепостей, осаде Новгорода-Северского, битве при Добрыничах. Вторая глава посвящена восстанию Болотникова и Тушинскому лагерю нового самозванца. В третьей главе внимание уделено начавшейся русско-польской войне, осаде Смоленска, Клушинской битве. В четвертой главе рассматривается борьба первого ополчения с иноземными захватчиками. В пятой главе речь идет о деятельности второго народного ополчения, освободившего Москву от польско-литовских интервентов. В заключении подводятся итоги данной работы.


ГЛАВА
I. ЛЖЕДМИТРИЙ I: У ИСТОКОВ СМУТЫ (1604–1606).

§1. Подчинение Моравска и Чернигова.

В сентябре 1604 года на московской границе собралось около 6000 казаков, набранных Отрепьевым в Диком поле и убеждённых, что они будут сражаться за истинного царя, сына Ивана IV, – царевича Дмитрия. Они с нетерпением ожидали приезда Лжедмитрия, который, находясь среди польской шляхты, получил от  нее значительную помощь – несколько отрядов конных воинов. С ними он направился к московской границе, где, соединившись с казаками, они составили войско в 8000 людей.51 Петрей утверждает, что войско обманщика насчитывало более 12 тысяч человек. Действительно, к польской части присоединились донские казаки, наказанные Годуновым «за непокорность и разбой».52 С такой армией самозванец подошел к  русской крепости Моравску, но перед этим отправил вперед  несколько казацких полков. Но сражения не произошло. После совещания жители Моравска из-за страха сдались и присягнули Лжедмитрию I.

После «покорения» Моравска авантюрист отправился к Чернигову. Это была хорошо укрепленная крепость с пушками, поэтому несмотря на требование казаков Отрепьева сдаться, черниговцы открыли стрельбу и убили многих наступающих. Но после получения известия о  сдаче Моравска защитники Чернигова решили сдаться самозванцу, написав ему письмо с просьбой не подвергать город разграблению. Невзирая на это, казаки приступом овладели им, разграбили и опустошили его. Оставив польского полковника в Чернигове, Лжедмитрий I двинулся вглубь страны и подчинил еще пять крепостей.53 И. Будило подтверждает это, указывая среди покоренных крепостей Рыльск и  Курск.54 

Г. Отрепьев, одерживая  победы, быстро продвигался вперёд. Он заслужил доверие и любовь жителей богатой Комарицкой волости тем, что не причинил ей вреда, не разгромил, в отличие от московского войска 55.

В его войске было 12 тысяч казаков во главе с атаманом Корелой.56 

В подтверждение источников Курбатов О.А. пишет, что наиболее сильной частью пестрого войска самозванца были польские гусары.  Но численно преобладали казаки и стекавшиеся «московские люди». Уверенность Отрепьева в успехе взятого им имени царевича Дмитрия оправдалась. Это доказали многие крепости, без боя сдавшиеся ему. Автор считает события Смуты Гражданской войной, которая оказала сильное моральное воздействие на русских людей.57

§2. Покорение Путивля и осада Новгорода-Северского.

Эти первые удачи воодушевили Григория Отрепьева. Он решил покорить город Путивль.58 Сначала воевода Михаил Михайлович Салтыков не хотел сдаваться, но затем под влиянием донских казаков, убеждавших в подлинности наследника русского престола, он перешел на сторону самозванца. Так Путивль, главная крепость в Северской земле, восстав против Бориса Годунова, оказался в руках «сына Ивана Грозного».59

Победы Лжедмитрия I обеспокоили Бориса Годунова, который произвел сборы стрельцов со всей страны в Москве для оказания отпора. Король Дании Христиан IV, надеявшийся на распространении в России католичества, отказал Годунову в предоставлении наемных солдат.

Тем временем войско Лжедмитрия I подошло к Новгороду-Северскому. Пока казаки обдумывали план действий, воевода Басманов сжег город и заперся в крепости. Осажденные отвергли предложение вступить в переговоры, открыли стрельбу, употребляя ругань в адрес противника.60 Самозванец упорно осаждал  Новгород-Северский, но все его усилия не дали результата.61 Поставив поблизости лагерь, претендент на русский трон стал готовить войско к битве: были вырыты шанцы и поставлены небольшие полевые орудия. Обстреляв крепость, некоторые гусары решились на штурм; другие роты оставались на месте. Воевода Петр Федорович Басманов мужественно защищал крепость.62 Атаки осаждавших были отражены 2 раза. Ночью армия самозванца предприняла третью атаку, двигая перед собой деревянные башни на санях. Заметив намерение врага поджечь крепость соломой, ее защитники стали стрелять из пушек ‒ наступавшие понесли потери. Наступление продолжалось до рассвета, но успехом не увенчалось: лжецаревич отступил, так как не имел мощных пушек, способных пробить стены крепости.63

Вскоре стало известно о переходе на сторону к Лжедмитрию I Путивля, Рыльска, «Камарынской волости». Из привезенных из Путивля осадных и небольших орудий стали стрелять по крепости, и в первый же день убили 60 ее защитников. Обстрелы продолжались неделю.64

Узнав о приближении 200-тысячного московского войска на помощь осажденным, на разведку отправились примерно 800 воинов Лжедмитрия I, которые, встретившись с несколькими тысяч татар из войска противника, вступили с ними в бой и захватили много пленных.

Через неделю после этого ночного столкновения многочисленное московское войско уже стояло под стенами Новгорода-Северского.65 И. Будило считает, в отличие от Борши, что войско Годунова насчитывало 100 тысяч человек.66   Басманов стрелял и нередко совершал вылазки. Казаки иногда обращали в бегство защитников крепости, рубя их саблями. Попытки самозванца вести переговоры с армией Бориса не увенчались успехом. На следующий день состоялась первая крупная битва. Атака роты Неборского, состоявшей из 200 копей, была отражена русскими.67 Но это не сломило Неборского, соединившего свою роту с ротами Крушины и Былинского и вновь ринувшегося в атаку. Рота Дворжицкого также храбро вступила в бой. В итоге русские были смешаны.  Три гусарские роты укрепили результат нападения. Со вступлением четвертой царской роты войско Годунова начало отступление. Во вспомогательных ротах Лжедмитрия I не было необходимости, поэтому они не участвовали в сражении. Пехота самозванца победила несколько тысяч московских стрельцов, которые отошли в долину.68 Сам Мстиславский, поставленный во главе московского 80-тысячного войска, был взят в плен, но вскоре освобожден русскими. В этой битве на стороне Лжедмитрия I выступили 2 тысячи запорожских казаков.69 Здесь мы сталкиваемся с противоречием. Курбатов утверждает, что численность войска князя Мстиславского, вступившего в бой 21 декабря 1604 г. составляла не 200, не 100, а всего лишь 20 тысяч. Однако несмотря на превосходство, царская армия потерпела горькое поражение.70

Так Лжедмитрий I одержал твердую победу. Московское войско было вынуждено отступить и укрепиться в лесу рвами и засеками. В качестве трофея у него было захвачено дорогое золотое знамя. Потери русских убитыми составили до 600 человек, поляки лишились около 120 человек.71

§3. Битва при Добрыничах.

Некоторые польские воеводы из-за неуплаты жалованья отказались служить самозванцу  и ушли в Польшу. В войске авантюриста насчитывалось около 1500 поляков, но оно пополнилось за счет 12 тысяч запорожских казаков, у которых  было более десяти малых пушек. С таким войском самозванец пошел в Комаринскую волость, где в течение двух недель отдыхал от ратных дел.72

Казаки предлагали Лжецаревичу как можно скорее вступить в бой с московским войском. А поляки, напротив, рекомендовали занять выжидательную позицию. Отрепьев, следуя точке зрения казаков, вышел из-под Севска. У деревни Добрыничи 21 января 1605 г. произошла битва.73 Численность царского войска была на 30 тысяч больше, чем в сражении у Новгорода-Северского. Возглавили его двоюродный брат Бориса Годунова и два брата Шуйских. Поляки направились к левому крылу неприятельского войска, а казаки – к правому. Самозванец построил семь рот копейщиков, подкрепление которым составили двести гусар Бялоскорского. Поляки немедленно пошли в наступление и отодвинули русских к лагерю. Ответом русских стали выстрелы, пальба, от чего дым окутал казаков, которые, так и не вступив в сражение, обратились в бегство. Войско «сына Ивана IV» отступало, пытаясь обороняться. Казацкая пехота, стоявшая у орудий, держала оборону, но, невзирая на это, армия Лжедмитрия I не устояла под натиском царского войска.74 Наемники Годунова атаковали полевую артиллерию,  что подняло дух русским.75 Пехота была разгромлена, а орудия захвачены. Бежавшие с поля боя казаки отказались вернуться в строй, к ним присоединилось и остальное войско.76 Потери самозванца составили 8000 солдат, также он лишился всей своей полевой артиллерии. Годунов потерял 5000 русских и 25 иностранных воинов.77 Лжедмитрий был почти наголову разбит. Его спасло лишь то, что изменники Бориса требовали от преследовавших остановиться, ибо победа уже одержана.78

Так Борис Годунов немного поднял свой авторитет. Учитывая, что его войско становится все меньше, он решил действовать, отправив опытного Шуйского на борьбу с самозванцем. Секрет победы над ним заключался в тщательно спланированной московскими военачальниками битве.79

§4. Оборона Рыльска и Кром от московского войска.

Потерпев поражение, Лжедмитрий I отошел к Рыльску. Царь же приказал Мстиславскому и Катыреву идти на Кромы,  взять этот городок, а изменника Корелу истребить полностью. С каждым днём росло число изменников, переходивших на сторону самозванца, царское войско уменьшалось, к Лжедмитрию прибывали  польские конники.80  Его преследовало царское войско, которое на следующий день расположилось у Рыльска лагерем, стало рыть шанцы и, установив пушки, подвергло крепость сильному обстрелу. Жители Рыльска защищались; Лжедмитрий I даже предоставил им помощь: 2000 русских и 600 поляков. Поверив ложному слуху о приближении большого польского войска на выручку, войско Бориса Годунова отступило к Кромам.81 Не отличавшиеся дисциплиной и единством солдаты вызвали гнев царя, целью которого было освобождение страны от врагов и возвращение всех утраченных территорий.82

Лжецаревич послал в Кромы 4-тысячное войско, состоявшее из русских  и донских казаков. Заметив их, царское войско вступило с ними в бой, сильно палить из пушек и больших мортир. Крепость была сожжена.83 Чтобы войти в город, наемники отважились на штурм, но военачальники запретили им приступ, приказав действовать измором, чтобы сохранить своих солдат.84 Мужество и смелость защитников задержала московское войско у Кром на семь‒восемь недель.85 Но Г. Отрепьев решил действовать не только силой оружия, но и силой слова. Он посылает «прелестные письма» московскому войску,  воеводам и даже Годунову, обещая сохранить им жизнь и пожаловать землями и чинами. 86

После смерти Годунова в 1605 г. войско взбунтовалось. Василий Шуйский, поручив его Василию Голицыну и герою Новгорода-Северского Петру Басманову, уехал в Москву. Голицын и Басманов же отправились в Путивль на поклон к самозванцу.87 Кромы и осаждавшее их войско признали царем Лжедмитрия I.88

Это подкрепило дух самозванца, который отправился к Орлу, а затем вглубь страны. По пути он не встретил сопротивления.89 Дорога его была уверенной, еще в Орле ряды его войска пополнились  на 80 тысяч человек.90

Москва ждала его.

Выступление Григория Отрепьева стало началом трагической эпохи в истории России ‒ Смутного времени. Пожалуй, ему повезло, смерть Годунова ускорила переход войска на его сторону, а тем самым и воцарение. Он привел в движение страну, народ, уставший от неудачного правления Годунова. Казалось, авантюра Лжедмитрия I увенчалась успехом, и впереди у него счастливое правление. Но это был призрачный успех. Григорий Отрепьев, покорив отдельные крепости, был не в силах вызвать симпатии у народа, усмирить вступивших с ним в столицу поляков, решить накопившиеся в стране проблемы. Россию ждали новые потрясения.  


ГЛАВА
II. БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ «ТУШИНСКОГО ВОРА» (1606–1610).

§ 1. Восстание Болотникова.

17 мая 1606 г. самозванец был свергнут недовольными боярами и жестоко убит.91 А уже 24 мая князь Василий Шуйский без  согласия Земского собора был повенчан на царство.92 Примерно в это же время знатный князь-авантюрист, Григорий Шаховской, в Путивле убедил горожан во втором чудесном спасении прирождённого царевича,  который просит их хранить ему верность.  Путивляне набрали в Диком поле  несколько тысяч казаков и, соединив их с несколькими тысячами князей и бояр, сформировали войско во главе с воеводой Истомой Пашковым.  Они должны были снова покорить города Дмитрия, но этого не пришлось делать: недовольные  кровавыми событиями в столице, они  добровольно сдались.  

Узнав об этом, испуганный Шуйский  призвал москвичей к войне будто бы с 50-тысячным войском крымских татар.93 В августе царское войско у Ельца потерпело поражение от собственных соотечественников, сражавшихся под знамёнами Дмитрия Иоанновича. Воевода Истома Пашков продвинулся ближе к Москве, остановился у Коломенского, привёл к присяге многие города и крепости, а затем потребовал сдачи столицы.  Вскоре ему на помощь  прибыл Иван Исаевич Болотников с 12 000 воинов. Ему удалось осадить Москву и, возможно, город бы сдался, но между двумя воеводами начались распри, в результате чего И. Пашков, желая отомстить Болотникову, тайно перешёл на сторону Шуйского.94 2 декабря объединённые силы  Пашкова и Болотникова (40 000 и 60 000 тысяч человек соответственно) должны были выступить против 100-тысячного московского войска, но Пашков на поле битвы перешёл с несколькими тысячами на сторону врага, обратив бывшего союзника в бегство. Обманутому  И. Болотникову удалось бежать в верную Калугу, но неприятель подверг город осаде с 20 декабря 1606 г. до 26 мая 1607 г.95 Стало ясно, что без помощи осаждённым грозит смерть. И такая помощь вскоре нашлась.

Царь Дмитрий всё не появлялся, и князь Шаховской решил найти «сына покойного Фёдора Иоанновича» ‒ Петра. 13 мая князь Пётр Федорович послал своё войско из Тулы на помощь осаждённой Калуге. У Пчельни царское войско обратилось в бегство, а на следующий день Болотникову удалось и вовсе снять осаду.  К «родственнику Дмитрия Ивановича» в Тулу  и отправился Болотников.96 

В. Шуйский не стал дожидаться похода самозванца на Москву, собрал 100 тысяч воинов и осадил Тулу. В осаждённом и затопленном неприятелем городе начался голод, жители обозлились на Болотникова и его сподвижников, которые в очередной раз обратились за помощью в Польшу, к Дмитрию, но – бесполезно.97 Лжепётру и Болотникову ничего не оставалось, как вступить в переговоры с Шуйским, они были готовы сдаться только с условием сохранения жизни. Московский царь обещал их помиловать и целовал на том крест, но, прибыв в столицу, сурово расправился с предводителями восстания: князя Петра приказал повесить, а Ивана Болотникова, отослав в Каргополь, распорядился ослепить и утопить. Самому же главному зачинщику, Шаховскому, освобождённому царём из тульской тюрьмы, удалось избежать наказания, притворившись жертвой самозванца. Вскоре он перешёл к Лжедмитрию II.98 

Морозова Л.Е. подтверждает, что Шуйский выступил со 100-тысячным войском. С ее точки зрения, Болотников и Лжепетр рассчитывали на помощь «царя Дмитрия», так как осознавали гибельность возможного боя. После затопления противником Тулы они осознали иллюзорность своих надежд и вступили в переговоры.99

Восстание Болотникова завершилось победой Шуйского.  Но в планы московского царя  входило покорение  Калуги, Козельска. Подкупив бывших казаков Болотникова обещанием свободы, «боярский царь» отправил их в количестве 4 тысяч осаждать Калугу. К сожалению, эта сила оказалась ненадёжной. Распри бояр и этих казаков, которые всё же остались верны Лжедмитрию, способствовали укреплению осаждённого города, защитники которого захватили имущество из  лагеря сбежавшего московского войска.100

Особое внимание уделяет Станиславский А.Л. роли казачества в Смуте. Выйдя на историческую сцену еще при Лжедмитрии I,  как движущая сила его войска, казаки сохранили свое значение и в войске Болотникова, составив ее заметную часть. После подавления восстания Шуйский старался привлечь казаков на свою сторону, чтобы с их помощью разбить Лжедмитрия II. Однако многие казаки остались верны Лжедмитрию I и, видя продолжателем его дела второго самозванца, пополняли его ряды.101

§2. Первые шаги  нового самозванца.

В 1607 г. в Литве, на Белой Руси, в местечке Пропойске, появился новый самозванец. Им оказался сын боярина из Стародуба ‒ северского города и крепости. После недельного пребывания в тюрьме он, уже приехав в Стародуб, стал рассылать грамоты по северским крепостям, извещая о своём втором «чудесном спасении». Вскоре в его войско собралось до трёх тысяч человек, во главе стал поляк Меховецкий. С этим войском Лжедмитрий II двинулся к Карачеву. В то же время восьмитысячное войско Василия Шуйского во главе с Матиашем Мизиновым  пытались овладеть Козельском. Самозванец разгромил это войско и взял в плен самого Мизинова. По прибытии в Карачев поляки стали бунтовать, намереваясь покинуть войско. Осознавая своё неустойчивое положение, новый авантюрист бежал в Орёл, а затем в Путивль. Здесь он получил подкрепление (тысяча украинцев с Валявским и тысяча поляков с Самуилом Тышкевичем); последовала помощь и от князя Рожинского. Собрав это войско, Лжедмитрий II вернулся  в Карачев, но город уже перешёл на сторону Шуйского. Зима застала самозванца около Брянска. Несколько сражений с армией Шуйского не принесло ему успеха. Не захватив Брянск, он отступил к Орлу, где привел войска в порядок.102

Морозова Л.Е. показывает,  что в окружение Лжедмитрия  II, прежде всего, входили поляки. Они контролировали все поступки нового самозванца. Случались и конфликты, что доказывало непрочность его положения.103

§3. Болховская битва и поход на Москву.

В апреле он смог продвинуться к Болхову, где находилось войско Шуйского. Это вызвало ужас и даже  веру в истинность Дмитрия, армия которого стала пополняться за счёт бояр, князей и немцев, получавших земли и крестьян.104  10 мая состоялось сражение, итог которого был не ясен. 11 мая московское войско переправилось через болото, надеясь на незнание противником местности. На оставленный у переправы обоз двинулись москвичи, князь Рожинский приказал наступать. В головном отряде он поставил несколько сотен легковооружённых воинов, а в помощь им дал 12 гусарских сотен ‒ больше у него не было. В тыл гусарам был поставлен третий отряд их казацких и пятигорских рот. Передовой отряд наступил прямо на конницу численностью пятнадцать тысяч. Войско Шуйского обратилось в бегство.  Армия Лжедмитрия II, несмотря  на понесённые потери, захватила московский обоз и несколько десятков пушек. Это была первая серьезная победа.  Оставшиеся в Болхове пять тысяч москвичей сдались через несколько дней и присягнули на верность новому Лжедмитрию, который обещал выполнить все условия польских воинов.105 

Не задерживаясь под Болховом, войско самозванца стремительно продвигалось к русской столице. Присягнувшие в Болхове 5 тысяч человек, подойдя к реке Угре,  изменили и ночью сбежали в столицу, сообщив о незначительности войска противника. Калуга и Козельск, верные Дмитрию, гостеприимно встречали авантюриста. Можайск подвергся  пушечной пальбе и на следующий день сдался, присягнув самозванцу.106 В июне  Лжедмитрий II получил в помощь 7 000 конных копейщиков во главе с Иваном-Петром-Павлом Сапегой. Наконец 23 июня 1608 г. завязалась битва. Московское войско потерпело поражение, а Лжедмитрий II  разбил лагерь в удобном и безопасном месте ‒ это было Тушино.107 

§4. Тушинский лагерь.

24 июня второй самозванец ударил по обозу с московским войском, расположенному под стенами столицы, но разрушать город не стал, надеясь на то, что жители добровольно сложат оружие.108 С прибытием Романа Рожинского города, крепости и села стали присягать на верность второму самозванцу. Лишь несколько крупных городов признавали царем Шуйского.109 Это были: Смоленск, Псков, Великий Новгород и Москва.110 Московские послы уговаривали поляков не нарушать заключённого с Речью Посполитой мира. Так они оттягивали время, а сами планировали внезапно атаковать. Но князь Рожинский понял их замысел. 5 июля он разделил войско на три части и  окружил со всех сторон московскую армию, распорядившись, когда и как надо ударить по противнику. Несколько десятков поляков, одетые как московская стража, должны были ехать к обозу неприятеля. Начавшаяся упорная стрельба принесла войску Рожинского значительные потери. Несмотря на это, оно смогло захватить обоз и все пушки.  Потери убитыми у москвичей составили до 14 тысяч. Оставались ещё обозы под самым городом, но преследовать остатки московского войска было запрещено. Разгоревшаяся Ходынская битва шла с переменным успехом. Под натиском московского войска Рожинский был вынужден отступить, оставив свою пехоту и несколько пушек. Убийство московского хорунжего взбодрило отступавших, и они погнали врага к речке Ходынке. В очередной схватке победу одержало войско Лжедмитрия II, но оно понесло большие потери. После этой победы  на сторону самозванца стало переходить всё больше людей и крепостей. Прибывали и польские магнаты.111  С.М Соловьев считает, что эта Ходынская битва  5 июля укрепила тушинцев во мнении, что столицу не удастся взять боем, они решили начать ее осаду.112

В октябре 1608 г. вновь начались переговоры, которые ничего не дали. Москвичи вывели своё войско; у Лжедмитрия II насчитывалось 18 000 польской конницы, 2 000 «хорошей пехоты», до 45 000 казаков. После разгрома обоза ничего значительного не происходило. Чтобы лишить жителей Москвы продовольствия, противник выставил на дорогах дозоры; изредка бывали стычки. В начале лета 1608 г. на службу в Московское царство прибыла 12-тысячная наемная армия под руководством Понтуса Делагарди. Ее лагерь находился недалеко от осадивших столицу поляков. Самозванцу советовали снять осаду, осознавая тяготы создавшейся ситуации.113 В течение двух лет Лжедмитрий II надеялся взять город измором, лишая его подвоза продовольствия.114 Привлеченное успехом Лжедмитрия I, войско второго самозванца было многочисленным. Численность Тушинского лагеря составляла от  200 до 300 тысяч человек.115

По мнению С.Ф. Платонова, Шуйский сразу же после установления блокады осознал невозможность противостояния самозванцу исключительно силами московского войска. Учитывая возникшие трудности (осаду столицы и неудачи) Шуйский сделал ставку на иностранную помощь, прежде всего, Швеции. В это время ни Тушино, ни Москва не могли одержать верх.116

§5. Осада Троицкого монастыря.

К концу 1608 г. на сторону Лжедмитрия II перешли почти все земли, кроме Москвы, Смоленска, Великого Новгорода и монастыря Св. Троицы (Троице-Сергиева монастыря). Шуйский же обратился за помощью к Швеции, отправил  туда Михаила Скопина, надеясь получить наёмных воинов.117 Наконец осознав, что Москва не сдастся, самозванец велел Сапеге с 15 000 человек осадить Троицкий монастырь, отрезав таким образом пути подвоза к городу. Навстречу ему Шуйский отправил 30 000 воинов во главе с родным братом Иваном Ивановичем. В результате напряжённой битвы под Воздвиженским победа досталась  самозванцу, было убито несколько тысяч московских воинов, а царская конница так сильно поредела, что Шуйский не осмелился вступать в бой без шведских наёмников. После этого сражения Сапега решил овладеть некоторыми городами добром. Так «Тушинскому вору» подчинились Переяславль, Кострома, Галич, Вологда, а также Ярославль, богатый торговый город, который учёл печальную судьбу не покорившегося и разрушенного незадолго до этого Ростова.  Вскоре эти города отказались признавать власть Лжецаря и разделили участь некогда богатого Ростова: они были сожжены и разграблены. Так подошёл к концу 1608 год.118 

Под столицей Скопин-Шуйский создавал затруднительное положение для поляков, отрезая им привоз продовольствия путем сооружения укреплений. Особенное беспокойство он вызывал у осаждавших Троицкий монастырь поляков  во главе с Сапегой.

Л.Е. Морозова указывает на решительность действий поляков, одержимых идеей захватить монастырь. Начавшийся 3 октября артиллерийский обстрел не затихал почти два месяца. Каменные прочные стены и осторожность защитников, не допускавших пожара, все же вызывали отчаяние вражеского войска.119  Несколько раз под Калязиным монастырем и  у Александровской слободы поляки пытались завязать сражение, но, стараясь избежать  битвы, Скопин-Шуйский сводил их попытки на нет строительством новых укреплений в виде «замков». Опасаясь прямого столкновения, москвичи с помощью укреплений часто совершали вылазки на польских копейщиков. Не имея возможности держать осаду Троицкого монастыря, Сапега  ушел к Дмитрову. Наступление Скопина-Шуйского заставило Сапегу покинуть Дмитров.

 

§6. Тверская и Ходынская битвы.

В январе 1609 года Скопин с Понтусом Делагарди во главе 3 000 иностранных воинов прибыли в Новгород Великий. Кернозицкий с 4 000 конными копейщиками так внезапно напал на них, что те отступили в Новгород, который осаждался с зимы до весны. Это вселило в самозванца веру в свои силы.  Но напрасно. Весенней ночью иноземные отряды напали на польский лагерь и причинили им такой ущерб, что последним пришлось отступить в Тушинский лагерь. Одержав победу, Скопин и Понтус пошли в Тверь, куда в скором времени прибыл Зборовский во главе 5 000 воинов.120 Зборовский встретился с немецкой засадой под Торжком, удача была на стороне поляков. Узнав, что наступает сильное войско, ему пришлось отступить к Твери, где он стал ожидать неприятеля. Победа в сражении досталась полякам. Оба крыла войска Зборовского вытеснили московские и немецкие отряды с поля и одержали победу. Середина польского войска была смята, обратилась в бегство, но затем вернулась. Немцев было убито до тысячи, потери поляков были незначительны, к тому же им достались пушки противника. Немецкая пехота, так и не задействованная в сражении, с наступлением ночи ушла к своему обозу. В войске же Зборовского столкнулись две точки зрения: первые (те, кто сражался) утверждали, что надо отступить к главному обозу, так как силы войск Скопина и Делагарди ещё значительны. Вторые (бежавшие с поля битвы) советовали разбить врага окончательно. Наконец, было принято решение не отступать от Твери. Через несколько дней немецкое и московское войско перед рассветом напало на поляков, которые бежали «в страшном замешательстве». Часть из них отступила в поле и погибла. Другая часть ушла и закрылась в крепости, которую немцы решили взять голодом после неудачных приступов.121

Остальное войско второго самозванца было разделено на несколько частей: пан Сапега осаждал Троицкий монастырь, Млоцкий с Бобовским были посланы под Коломну, рота самого Мархоцкого сторожила дороги в столицу, другие несли дозоры, в Вязьме сосредоточились силы запорожских казаков во главе с их полковником Чижом.122 

В это же время  под столицей произошло крупное сражение. Войско Лжедмитрия потеснило москвичей к самому городу, а само отошло к обозу за речкой Ходынкой, где укрепилось. Прибыло четыреста человек польской пехоты с несколькими небольшими пушками; они заняли позицию на берегу Ходынки. Московское войско явилось со своими гуляй-городами (поставленные на возы крепкие и широкие дубовые щиты с отверстиями для стрельбы). Решив, что наступает только московская конница, три казацкие и гусарская  хоругви поскакали навстречу. Из гуляй-городов стали стрелять, казаки повернули назад. Гусарская хоругвь направилась прямо на конницу, рассчитывая смять её и захватить гуляй-города. Москвичи выдержали атаку копий.  Другая хоругвь обратила войско Шуйского в бегство, остальные обратились на гуляй-городы: отбили ружья, посекли пехоту, захватили пушки. Московская конница, оттеснённая первой хоругвью, быстро отступала.123 

Но полной победе помешала роковая ошибка поляков. Посчитав, что конница смята, они перестали её преследовать. Теперь инициатива   перешла к москвичам: они отбили свои гуляй-городы, стали преследовать поляков, которым ничего другого не оставалось, как спасаться бегством. Пример подали несколько сотен пехоты, которые могли бы исправить положение, но побежали первыми.  Заруцкий с несколькими сотнями донских казаков у речки Хинки, где были поставлены укрепления для защиты обоза, начал ответную стрельбу из ручного оружия. Только это спасло обоз от нашествия москвичей. Итог битвы был неутешителен для самозванца: его войско лишилось здесь всей пехоты, было убито несколько ротмистров, велики были потери рядового состава, важные лица попали в плен.124 

§7. Распад Тушинского лагеря.

Вновь полякам с огромными потерями пришлось отступить к Тушину.125 Неудачи под столицей и под Тверью побудили их  стягивать войска и позаботиться о выручке оставшихся в Твери. Несколько тысяч поляков и русских во главе со Зборовским отправилось к Твери. Планировалась подмога Сапеги, тогда численность войска достигла бы 10 000 тысяч. Царское войско отступило от Твери. Большая часть немецкого войска ушла в Швецию. Со Скопиным остался сам Делагарди с одой или двумя тысячами людей, - они отошли в низовье Волги. Неудачей ознаменовались попытки Зборовского и Сапеги взять штурмом Троицкий монастырь. Часть войск была оставлена под монастырем.126 В сентябре под Калязинским монастырём Скопин нанёс полякам, попытки которых напасть заканчивались позорным провалом, сокрушительный удар, обратил в бегство, отбив сотни людей.127 

Московское войско разместилось на берегу Волги, поставило городок и окружило его частоколом.128 Этот разгром послужил сигналом второму самозванцу, силы которого слабели день ото дня. 29 декабря 1609 года Тушинский лагерь распался: самозванец в крестьянском платье поспешно уехал в Калугу, опасаясь заговора и предательства, к чему приложил руку польский король, требовавший выдачи Лжецаря  и уже склонивший на свою сторону его главного полководца – Рожинского.129 Известие о прибытии короля встревожило польскую часть войска самозванца, которая отправила под Смоленск посольство. В ответ на вторжение Сигизмунда III войско под главенством Зборовского заключило союз: «встать при Дмитрии и не вступать ни в какие переговоры». Однако пан Сапега не разделял этого мнения. Польстившись на выплату королём жалованья, он грозился перейти на его сторону. Споры и переговоры продолжались больше недели.130 

§8. Второй поход на Москву и поражение.

После победы у Калязинского монастыря Скопин взял Переяславль, приблизился к Троице и отвоевал Александровскую  слободу. 12 января 1610 г. Сапега был вынужден снять осаду с Троицкого монастыря и отступить к Дмитрову. Здесь Сапега вновь перешёл на службу к Лжедмитрию Второму.131 Авантюристу не удалось сохранить значительную часть войска: посланный в Тушинский лагерь Плещеев не смог убедить И.М. Заруцкого с 20 000 казаками пойти  в Калугу, они ушли к польскому королю, а другая часть вернулась в Дикое поле.132 Польское войско разделилось: часть наёмников   составила основу армии самозванца.133 

Ратники польского короля взяли Иосифов монастырь и перебили всех  воинов, оставленных там Сапегой, бежавшим к Сигизмунду III.134 Но на этом поляки не успокоились. 1 сентября 1610 г. 4 000 «вольных людей» неожиданно появились под Козельском, где не было войска, захватили его, убили до 7 000 человек, сожгли город и крепость. Бояре и князья были уведены в плен.135 По военным силам Лжедмитрия II был нанесён серьезный  удар.

Это не сломило самозванца. Узнав от бояр-перебежчиков о том, что его поддержит московская беднота, он двинулся со своим разношерстным войском (русские, татары, казаки, немцы, поляки) от Пафнутьева монастыря и встал лагерем между Коломенским монастырём и Москвой, надеясь на мятеж «меньших людей». Увы, жители Москвы совершали ежедневные вылазки и так смело сражались с его воинами, что авантюрист понял призрачность своих надежд. Наконец, его ратники всё-таки окружили москвичей и дали им такой отпор, что те решили отныне нападать только вместе с конными копейщиками Жолкевского. Это помогло обратить в позорное бегство «Тушинского вора», сохранившего малую часть своей армии. Победу использовали поляки, которые с каждым днём всё больше проникали в столицу.136

Лжецарь извлёк уроки из своего постыдного бегства: теперь он решил собирать войско из турок и татар, встать лагерем в Астрахани. Но эти его планы имели роковые последствия. Хотя татары и исполняли службу, грабили  и жестоко убивали шляхту, тайное и подлое убийство касимовского царя мошенником-самозванцем не могло не вызвать их ненависти. В Калуге 11 декабря 1610 года Лжедмитрий II был предательски и жестоко убит татарским князем Петром Урусовым.137 

После распада Тушинской резиденции, как замечает, И.О. Тюменцев, движение Лжедмитрия II пережило последний недолгий подъем, а затем окончательно распалось. Самозванец, заботясь о личных выгодах, не мсмог воспользоваться создавшимся положением после Клушинской катастрофы и объединить народ на борьбу с поляками. Раскрутив маховик репрессий в Калуге, обманщик сам стал его жертвой.138

Восстание Болотникова, объединившее различные слои русского общества, было подавлено, но с этим Смута не прекратилась. На историческую сцену вышел новый самозванец – Лжедмитрий II, которому подчинились многие крепости и города. В стране сложилось двоевластие. В борьбе с ним и польским войском царю Василию Шуйскому пришлось прибегнуть к наемному войску, которое заставило самозванца отступить от Москвы к Калуге. В то же время использование шведского войска вызвало недовольство польского короля Сигизмунда  III. Назревала русско-польская война.

Бесславно оборвалась жизнь второго самозванца, а вместе с ней закончилось и трёхлетие братоубийственной войны, шедшей под знамёнами Лжедмитрия II. Амбициозный, он упорно шёл к своей цели, шёл по головам, не созидая, а разрушая. Ослеплённый плывшей в его руки властью,  проявляя тиранию, он был обречён на крах.


ГЛАВА III. НАЧАЛО РУССКО‒ПОЛЬСКОЙ ВОЙНЫ(1609‒1610).

§1. Осада Смоленска.

С 1609 г. между Московским царством и  Речью Посполитой (Польшей) началось открытое противостояние, переросшее в давно назревавшую войну. Параллельно с иностранной интервенцией  «Тушинский вор» настойчиво осаждал Москву, 10 000 его воинов жгли, убивали, грабили…139 Казалось, кровопролитию не будет конца. Король Сигизмунд III давно искал повод к войне, и вот он наконец нашёлся: Шуйский заключил союз со Швецией – непримиримым врагом Польши.

Разделив своё внушительное войско на три части во главе с видными воеводами, польский король по труднопроходимым дорогам отправился в Россию.140 19 сентября 1609 г. король подошёл к Смоленску.141 Маскевич называет 29 сентября 1609 г. днем прибытия польского короля к Смоленску.142  Станислав Жолкевский за день до прибытия польской армии подошел к городу и  над Днепром, в долине между тремя каменными монастырями расположил свой лагерь.143 Король потребовал добровольной  сдачи  города, принадлежавшего испокон веков ему. В ответ жители открыли пальбу. В результате разгоревшейся стычки поляки узнали от пленного русского, что осаждённые не верят в приезд короля, что у них достаточно пороха, пушек, военных припасов.144 В ноябре в осаждённом Смоленске, не получившем помощи от Москвы, имела место дороговизна.145 Неоднократные попытки русских запастись водой и дровами наталкивались на вооружённое сопротивление поляков; с обеих сторон были потери.146

Сначала воеводе Смоленска, Михаилу Борисовичу Шеину посылали письма с предложением сдаться, но безуспешно. Узнав от перебежчика о малочисленности польского войска и надеясь на крепость стен, укрепления, оружие, запасы продовольствия, Шеин не вступил в переговоры.147 Немецкая пехота во главе с Людвигом Вайером находилась напротив крепости. Поблизости расположилась и польская пехота.

Увидев, что поляки копают шанцы, жители Смоленска, которых насчитывалось до 70 тысяч, ушли в крепость. Воевода Шеин был  «воин храбрый, искусный».148 В укрепленном лагере на западной стороне находились король и гетман; на Днепре был построен мост, напротив крепости поставлены три легких орудия для стрельбы в стены. Триста человек полевой пехоты находились около них. Стоявшие еще ближе к крепости осадные орудия безуспешно били по стенам. От этих орудий немецкая пехота выкопала траншеи и приблизилась к стене. Осажденные не имели возможности показаться из-за стен; немецкая пехота во главе с Вайером даже подкапывалась под стены. К северу от крепости, за Днепром, на горе был расположен лагерь Потоцких, в котором находилось более 2000 всадников. На месте сгоревшего городского посада были устроены шанцы Дорогостайского. Из шести орудий стреляли через стену в крепость; недалеко находились семьсот человек пехоты.149

На востоке, вверх по Днепру, расположилось до 10000 казаков во главе с гетманом Зборовским. С четвертой стороны крепости, на горах и в долинах, стояла сильная стража из королевского лагеря.

Через две недели после прибытия Сигизмунд III решился на штурм, который оказался неудачным. Несмотря на то, что полякам удалось ворваться в крепость, они не смогли развить успех и были обращены в бегство. Вторая попытка приступа, уже ночью, также не имела успеха. Защитники предприняли меры по укреплению обороны: завалили ворота песком и камнями и т.д.150

Взрывы петард и подкопы города польским  войском не принесли королю успеха. Развернулась подготовка к осаде, которая обещала быть длительной: пехота заняла шанцы (земляные окопы), поставили пушки. Жители Смоленска тем временем насыпали за стеной очень широкий вал, между стеной и этим валом они вырыли глубокий ров, по бокам поставили оснащённые ружьями штакеты. После известия о том, что Москва 27 августа 1610 г. «поддалась» т.е. по договору признала королевича Владислава будущим царем, поляки устроили триумф. В ответ на отказ сдаться последовал обстрел стен Смоленска из пушек. За несколько дней была разрушена значительная часть стены, «хорошо пробиты три башни», вытеснены оттуда стрелявшие. Но штурм оказался неудачным. Поляков побили; вал защищал осаждённых лучше, чем три стены, ров также не позволял подступиться к валу. Тогда польские воины приготовили множество мин, начинённых порохом, перед стенами города, подожгли их, стали палить из пушек. Пану Новодворскому было поручено  после сигнала начать штурм со стороны Днепра. Но защитники города вовремя поняли это намерение, засыпали землёй ворота, а его самого прогнали стрельбой. Со стороны своего обоза с лестницами ходили запорожские казаки, но и им не удалось достичь успехов. После неудач приступ прекратили и, чтобы разрушить вал пороховыми зарядами, стали делать подкопы. Результатов не принесло и это: подкоп провели не под сам вал, а в его край; пороховые заряды подожгли, но вал при этом почти не затронули.151

Царь Василий Шуйский, собрав 50-тысячное войско, поставил во главе его своего брата Дмитрия Шуйского и приказал освободить Смоленск, но Дмитрию не удалось освободить ни Белую крепость, ни сам Смоленск.152  Окружив крепость со всех сторон, польский король во что бы то ни стало вознамерился взять ее штурмом. Петарды были неэффективны.153  Перед воротами, которые поляки собирались взорвать петардами, были построены срубы, которые закрывали их от воздействия снарядов. Считая, что ворота остались целыми, конница отступила.154

Мужество поляков оправдывалось: русские не могли причинить им вреда ни пищалями, ни мортирой, заряженной огромным каменным ядром и кусками железа, но и  они были способны лишь убить нескольких защитников, не повредив стены.155 В начале февраля жители Смоленска подложили заряд в подкоп противника, подкоп был завален вместе главным минером – Шембеком, который в отместку взорвал несколько десятков русских с их мастером.156 

Гетман, осознавая неприступность Смоленска, советовал королю идти на Москву. Многие орудия поляков были повреждены, пехота была слаба, имелись убитые и раненые.157 В конце концов изготовили восемьдесят очень длинных лестниц, устроили подвижные подъемы, которыми польское войско катило эти лестницы. Чтобы разделить защитников крепости, было решено идти на приступ с четырех сторон. Приготовившись, с помощью лестниц в полночь поляки стали взбираться на стены. Немецкая пехота, оказавшись на валах, начала перестрелку с Шеиным. Зажженный Каменецким порох взорвал стену, в проем устремились осаждавшие. Огонь объял запасы огромные пороха, в результате взорвалась церковь вместе с людьми.158

До этого использовали и подкопы, но стены были так  умело построены, что в их тайных подземных ходах они были слышны. Пользуясь этими ходами, осажденные часто сражались с врагом или подкладывали ему в подкопы мины.

Раньше поляки не могли сделать проем в стенах, так как использовали легкие орудия. Дело изменилось для них к лучшему, когда привезли из Риги пушки большего калибра. Во время приступа порохом была взорвана значительная часть стены, внутри крепости был засыпан ров, и поляки вступили в долгожданный Смоленск. По мнению Бреретона, это было 3 июня 1611 г.159 Следует отметить, что взятие Смоленска могло произойти раньше, когда Шеин, узнав о поражении русских в Клушинской битве, впервые собирался вступить в переговоры с целью избежания жертв, но Брацлавский пошел на неудачный штурм.160

Расчёт на быстрое поражение русских не оправдался: Польша осаждала Смоленск полтора года, с сентября 1609 г. по 13 июня 1611 г.,  под конец осады от доблестного польского войска едва осталось 400 человек. Но и сам Смоленск был в плачевном состоянии: повальная болезнь  унесла жизни сотен людей, при взятии города было не более 400 здоровых человек, которые не могли отстоять осаждённую крепость. Тысячи жителей сдавались на милость короля, но, изменив клятве, бежали. Оставшиеся в городе, укрепляли стены камнями, что позволило хорошо держать оборону даже при малом числе защитников. Королю удалось взять Смоленск, взорвав по доносу перебежчика слабо укреплённую стену миной со стороны Днепра. Ворвавшаяся польская пехота со знамёнами  повергла часть жителей в ужас, другие продолжали сражаться с польскими воинами, многие из них были убиты. Остальная часть побеждённых ушла из города в Кремль, где лишила себя жизни, взорвав вместе с собой жён и имущество. Воевода  Шеин с сыном был пленён и уведён в Польшу.161 После взятия Смоленска король вскоре вернулся в Польшу. По мнению Мархоцкого, если бы польские войска пришли к столице и поставили свой обоз в тылу у москвичей, то последние непременно бы сдались на милость Сигизмунда III.162 

Во время осады не сработала военная хитрость Шуйского, предлагавшего Сигизмунду III русский престол, если тот поможет прогнать самозванца. На самом деле, московский царь хотел отвлечь поляков от осады в Москву, а затем уничтожить их. Увы, польский король раскрыл этот хитроумный план.163

§2. Сражение подо Ржевом.

Вероятно, подо Ржевом произошло сражение наемного войска Делавиля и польского отряда. Польская кавалерия из пятисот человек, предприняв нападение, столкнулась с решительным отпором Делавиля. Несколько поляков было убито, остальные обратились в бегство. В запасе у поляков было четыреста лошадей, но они, преследуемые Делавилем, не воспользовались этой силой. Не желая быть убитыми от сабли, большая их часть хотела вплавь через Волгу добраться до своего лагеря, но многие потонули. Обнаружив пустую крепость, армия Делавиля вступила в нее. Ожидая основные силы, наемники оставались в брошенной 8-тысячным польским войском крепости в течение трех дней. Находившиеся на другой стороне реки поляки, считая жителей Ржева предателями, жестоко отомстили им, устроив пожар этой части города и резню.

Рано утром, заметив поспешный отход поляков, Делавиль стал их преследовать. К вечеру итоги для поляков были плачевными: лагерь их был захвачен, многие убиты, знамена взяты, остальные обращены в бегство.

Спустя некоторое время Лавиль, Мур и Конисби  ночью захватили городок Погорелое.

 

§3. Бои за Белую крепость.

Другие поляки, осаждавшие Москву, не получив помощи от Сигизмунда III, подожгли свой лагерь и отправились с орудиями к Иосифову монастырю и Волоколамску.164

Скопин-Шуйский, призвав на службу иностранных наемников, изгнал из Ржева казаков и, намереваясь взять Иосифов монастырь, взорвал ворота петардой. Оборонявшиеся поляки отбили их, а затем оставили монастырь.165 В последовавшем за этим неожиданном бою многих поляков взяли в плен, многих убили, остальные спаслись бегством. Зборовский и Казановский не успели предоставить им помощь.

Удачи и наличие 8-тысячного иностранного войска вселили надежду в Василия Шуйского, который собрав также московскую армию и поставив во главе Дмитрия Шуйского, намеревался отвоевать крепость Белую. С этой целью он отправил туда князя Александра Хованского и князя Якова Борятинского с царским войском, а также Горна с иностранцами, недавно отвоевавшими Иосифов монастырь и Волоколамск.

Белая была взята польским королем и Гонсевским, измором заставивших защитников сдаться. Гонсевский с почти тысячью казаками и несколькими сотнями солдат наносил русским ущерб, стреляя из орудий во время их наступления на Белую. Но сам Гонсевский нуждался в порохе и питании, о чем постоянно писал Сигизмунду III.

Осознавая, что в случае победы русских в Вязьме, в Шуйске, в Цареве Займище положение станет катастрофическим, польский король отправил гетмана к Белой крепости для соединения с другой частью войска.166

§4. Бои у Царева Займища и его осада.

В июне 1610 года царь Василий, рассчитывая оказать помощь осаждённым,  послал своё наёмное войско  вместе с русскими очистить дороги на Смоленск. Делагарди остался в Можайске, а Григорий Валуев был послан с 10-тысячным войском разведать состояние и положение королевского войска. Дойдя до Царева-Займища, Валуев разбил в поле лагерь, узнав, что поблизости Жолкевский с хорошо вооружёнными силами.167 Сигизмунд III, опасаясь снятия осады со Смоленска русскими, отправил под руководством Жолкевского 15 тысяч уланов и 30 тысяч казаков для взятия укрепления Царево Займище, находившегося между Москвой и Смоленском и потому имевшего особое значение. Объединенные силы Дмитрия Шуйского и иноземной армии Делагарди составляли 40 тысяч человек.168 Вечером Жолкевский, не желая закрепления Валуева, с 15-тысячным войском появился у Царева Займища. Три тысячи конницы и пехоты Валуева вступили в бой с неприятелем.169 Опасаясь засады, Валуев приказал войску отступить и вернуться в крепость.170 Сидевшие в засаде москвичи вступили в бой с поляками, заставшими их врасплох стрельбой, но побежали. Увидев бегство русской пехоты и ее преследование поляками,  Валуев построил свое 3-тысячное войско перед укреплением. Но это не помогло. Поляки под командованием Жолкевского победили, загнав русских в крепость и потеряв 20 человек. Потери москвичей были больше, несколько человек было взято в плен.171 

Жолкевский, оценив опасность возможного штурма Царева Займища, решил взять крепость измором. Он построил укрепления (городки, окопанные рвом), и поместил в них казаков и пехоту, чтобы затруднить подвозы продовольствия осажденным. Осажденные совершали вылазки, но они были неудачными, так как из этих польских укреплений начиналась стрельба. По словам самого Валуева, его потери убитыми составляли  до 500 человек.172

Уверенный в многочисленности своего войска, Дмитрий Шуйский отравился на помощь Валуеву. Шуйский и Горн с иностранной армией подошли к селу Клушино.173 

§5. Клушинская битва.

Незадолго до прибытия к месту царского войска поляки узнали от перебежчика ценные данные. Для предотвращения планов русских Жолкевский, объединив 3,5 тысячи воинов высоких званий, 7 тысяч казаков, и плюс с резервными 9 тысячами уланов выступил ночью в поход и на рассвете 24 июня 1610 г. неожиданно напал на московское войско.174 Шуйский и Горн пренебрегли малочисленным польским войском, считая, что враг обратится в бегство, только увидев их. Жолкевский сжег две деревни, чтобы обезопасить себя.175 

С учетом нехватки времени и опасности Делагарди поставил Горна во главе полка финнов, принявших на себя первый натиск поляков. Тем временем подошедший полк Зборовского выстроился на правом фланге, полк Струся занял левый фланг; в боковых и запасных колоннах правого фланга построились полки Казановского и Вайгера. Гетманский полк Порыцкого занял позиции на левой стороне. До 400 человек насчитывалось легко вооруженных казаков. Жолкевский тщательно смотрел за построением и, воодушевив войско, подал знак к бою. 8-тысячное шведское войско Горна «расположилось по правую руку», сами русские (40 тысяч конницы и пехоты) – по левую. Сражение было продолжительным, несколько раз оно возобновлялось.  Численное преимущество польской пехоты заставило Горна отступить. Голландцы, французы, а также полковник англичан Коброн выступили вперед для оказания сопротивления противнику.

Однако Жолкевский, оценив слабое вооружение и потребность войска неприятеля в лошадях, развил свой успех. Москвичи, не выдержав удара, побежали, преследуемые противником. Курбатов О.А. отметил, что москвичи во главе с Шуйским отсиживались в обозе, не желая биться за непопулярного царя.176 Польские пушкари пальнули по иностранной пехоте, которая потеряла нескольких убитыми. Наемники Шуйского не остались в долгу и ответили тем же, однако под натиском наступавшего противника побежали в лес. После бегства этой немецкой пехоты смело сражавшиеся прежде французская и английская конницы подверглись нападению польских рот, вооруженных копьями и саблями. Не получив поддержки со стороны москвичей, эта иноземная конница обратилась в бегство к своему лагерю. Еще 3 тысячи иностранцев, находившиеся на краю леса, вступили в переговоры с Жолкевским. При этом Жолкевский потерял многих своих уланов. Русская часть московского объединенного войска отступила. Иностранные солдаты, укрепившись телегами и повозками, не сдались и продолжили сопротивление. Довольный успехом битвы, С. Жолкевский отступил к Цареву Займищу.177

В этой битве, состоявшейся 24 июня 1610 г., потери наемного войска составили 1200 человек, еще больше жертв было среди москвичей, ущерб же поляков был не столь значительным: не считая пахоликов, было убито до 100 человек, а также погибло более 400 лошадей.178 

Узнав о победе Жолкевского, Григорий Валуев вступил с ним в переговоры, сдал Царево Займище и присоединился к его войску.179 Взяв городок (Царево-Займище), поляки двинулись к Можайску, который тоже сдался.180 Дорога на Москву была открыта.

Л.Е. Морозова обращает внимание на то, что Делагарди не перешел на сторону Сигизмунда III, не пополнил армию Жолкевского, а отправился к Великому Новгороду, который и осадил. Так возникла угроза отторжения славного города от Московского государства.181

§6. Катастрофическое военное положение.

Пятьсот иностранных военных, в том числе Горн, Делагарди, Лавиль, уехали в Швецию. А Василий Шуйский осознал всю бедственность положения. «Царик» собрал в Калуге 100-тысячное войско с целью осады Москвы. Польская армия под Смоленском пополнилась и стала сильнее. В любой момент Григорий Валуев, окруженный Жолкевским, мог сдать Царево Займище. Тогда дорога на Москву будет открыта. Авторитет самого Шуйского равнялся нулю.

Худшие предположения Шуйского сбылись: Лжедмитрий II с устрашавшей своей численностью, но не боевыми качествами и вооружением армией подошел к столице и, укрепив свой лагерь, подверг город стрельбе.182 Польский король, узнав об этом, отправил Жолкевкого, все-таки взявшего Царево Займище, с 40-тысячным войском для осады русской столицы с другой стороны. Жолкевский, овладев Москвой, выступил против «Тушинского вора» и  разбил его.183

§7. Оккупация Москвы.

Тем временем Лжедмитрий II отправился к Боровску, но сначала не смог захватить монастырь Святого Пафнутия. Дело поправили поляки: они напали на крестьян, побежавшими в монастырь, куда устремился и самозванец. Воевода Волконский был убит, не помиловали  и иноков, чернецов; монастырь и церковь ограбили.

Покорив монастырь, «Царик» подошел к укрепленному Серпухову, защитники которого, опасаясь участи монастыря Св. Пафнутия, присягнули самозванцу. Под Москвой на «Тушинского вора» напало 3 тысячи татар, но под натиском поляков они отступили за Оку.184

3 августа 1610 г. Жолкевский подошел к столице, где уже стоял Лжедмитрий II. Москвичи в ответ на устроенный врагом пожар деревень и слобод, выступили против самозванца, но успеха не добились.185

После свержения 17 июля 1610 г. Василия Шуйского, отступления Лжедмитрия II в Калугу вся Москва присягнула на верность королевичу Владиславу.  1 октября 1610 г.  Жолкевский вступил в Москву со своим войском.186 

25 января 1611 г московскому народу стало ясно, что король собрался разрушать, а не укреплять их землю. С каждым днём становилось очевидно, что народное восстание неизбежно. Польский гарнизон  (6 000 человек) творил насилия, осквернял святыни русских, грабил народ,  при этом истощая казну.187 Между русскими и поляками всё сильнее назревал конфликт, разразившийся нападением на шляхтичей и расстрелом нескольких москвичей. Лишь рассудительность наместника позволила избежать кровавой резни.188 Через несколько недель на требование военачальников обеспечить их продовольствием и деньгами жители столицы ответили порохом и свинцом, бесстыдно изругав бояр, поддерживавших короля.189 

Начавшаяся русско-польская война показала, что только консолидация русского народа  способна спасти Россию от иностранных завоевателей. Наёмные солдаты, преследуя материальную выгоду, не могли обеспечить достойной защиты Московского государства. Подтверждением тому стала Клушинская битва.  Героическая оборона Смоленска, который первым принял на себя удар польского короля, на мой взгляд, заставила пробудиться дремавшее прежде национальное самосознание. Своеволие поляков в Москве, призванных для наведения порядка, усилило патриотические чувства русских. Предстояло лишь найти достойных лидеров, способных стать во главе русского народа, положить свои жизни на чашу весов во имя всеобщего блага.


ГЛАВА IV. ПЕРВОЕ НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ (1611).

§1. Формирование первого народного ополчения.

Отсутствие в Московском государстве королевича Владислава, убийство Лжедмитрия II, задержание русских послов Сигизмундом III, бесчинства поляков ‒ всё это подтолкнуло в конце марта 1611 г. к единению русский народ, который выбрал главными своими вождями Дмитрия Трубецкого, Прокопия Ляпунова, Ивана Мартыновича Заруцкого. Возмущённые королём, люди стали оказывать им помощь. Поляки в Москве видели назревававшую измену и были готовы к ней, распределив между полками части города для обороны.190 

Поляки, препятствуя пополнению войска Ляпунова, нападали на стекавшиеся к нему отряды в Переяславле-Залесском и Коломне, но особых успехов не достигли. Ляпунов же тайно ночью укрывал своих стрельцов в столице.191

В начале 1611 г. в Переяславле Рязанском Ляпунов стал рассылать письма с призывами к русским людям поднять бунт, так как поляки не сдержали своих обещаний. Зимой 1611 г. неподалёку от Москвы появился отряд казаков во главе с Просовецким.192  

§2. Баталии в столице.

19 марта 1611 г., в Вербное воскресенье, в столице произошла резня. В Китай-городе погибло до семи тысяч москвичей. Тела убитых были навалены друг на друга. Страшный беспорядок начался и в Белых стенах. Яростное сопротивление москвичей заставило поляков укрыться в Китай-городе и Крым-городе. Жители столицы устроили перестрелку, не выпускали поляков, делали вылазки. Поляки нашли выход в поджоге Москвы. Деревянные стены выгорели дотла, люди уходили в окрестные слободы и монастыри. Выгорел Белый город. Пожар принёс «великие и неоценимые потери».193 После этого Гонсевский, Зборовский, Казановский и Дуниковский подготовили и расположили свои полки. Но пожар заставил москвичей устремиться с оружием к Белому городу и попытаться его отвоевать. Казановский удержал Белый город, вытеснив русских. Стычки с поляками происходили и на улицах, но поляки оказывались сильнее.194 Так, в Китай-городе они опустошили 40 тысяч лавок и перебили торговцев. Москвичи расставили полевые орудия, увезенные из башен, на улицах открыли огонь. От копий противника они укрывались столами, дровами, лавками, загораживая улицы. Русские не брезговали и палками, камнями, чтобы избить врага.195  В итоге богатая Москва сгорела, были убитые, Китай-город разграблен, храмы тоже не избежали этой участи.196

Б.Н. Флоря подтверждает, что, желая не допустить победы численно превосходящих москвичей, поляки по совету бояр подожгли столицу. Это событие показало, что компромисс межу Московским государством и Польшей невозможен. Последствия пожара говорили о том, что необходимо изгнать захватчиков, чтобы отстоять свою независимость. Авторитет Боярской думы равнялся нулю, она перестала играть сколь значимую политическую роль.197

§3. Бои у Симонова монастыря.

Стало известно, что к выгоревшей столице приближается Просовецкий с 30 000 человек. После атаки он отступил, дождался Ляпунова, соединился с ними и Заруцкий. 27 марта это стотысячное войско пришло под Москву и встало за Москвой-рекой у Симонова монастыря, который был вскоре занят силами первого ополчения. Вокруг монастыря расставили гуляй-городы. Немецкая пехота Гонсевского не смогла вытеснить русских стрельцов. Польская пехота отошла к коннице, польскому войску пришлось отступать. Отступление с поля боя было опасным: москвичи, используя хитрую уловку, дерзко преследовали противника. Той же ночью москвичи перебрались в Белые стены, заняли большую их часть, укрепились, заперев поляков в их крепостях: Китай-городе и Крым-городе.198 

Таким образом, Ляпунов, Трубецкой и Заруцкий осадили поляков в столице.199  Тем временем к их лагерю под Симоновым монастырем подступил полк Казановского, насчитывающий примерно 2300 человек, с целью вступить в бой. Многочисленное русское войско решилось на битву, расставив свои полки за топким болотом, которое отделяло их от противника. Русские гарцовники (сражавшиеся первыми) были многочисленнее всего польского полка, однако отступили в лес. Казановский приказал полковнику немецкой пехоты Борковскому обойти болото, чтобы нанести удар сбоку, а сам рассчитывал наступить с другой стороны с конницей. Струсив, Борковский приказал отступать в Кремль. Думая, что поляки обратились в бегство, русские стали их преследовать. Польское войско, большая часть которого уже бежала с поля боя, не смогло оказать достойного сопротивления, лишь оборонялось и отступало. Русские же отважно врезались в польские ряды и вступили в рукопашный бой с неприятелем. Многие из пехоты Борковского были убиты, но немцы так и не стали сражаться. Московское войско встало лагерем у Белого города. Силы поляков слабели, ряды русских пополнялись.200

§4. Стычки поляков и москвичей.

Стычки поляков с русскими доказывали многочисленность последних. Посылая конницу за Москву-реку, поляки надеялись разбить врага, но успехов не последовало. С приходом пятитысячного войска Сапеги поляки почувствовали себя увереннее, могли не высылать конных дозоров. 17 мая 1611 г. Ян Сапега расположил свой лагерь между Девичьим и Симоновым монастырями.

21 мая поляки вступили в битву с русскими. Ян Сапега, выстроив перед лагерем свое войско, смотрел на длительное сражение. Несмотря на успехи, он приказал отступить. Лишь под угрозой удара с тыла, поляки, желавшие развить успех, вернулись к лагерю.201

Однако совершались частые и крупные вылазки. Возникали стычки, враждующие стороны укрывались за обгорелыми печами и погребами, отстреливались кирпичами, спасались бегством. Случалось, что церкви являлись убежищами, например, Адам Мархоцкий (племянник Н. Мархоцкого) несколько часов «оборонялся в церкви  от многочисленного простонародья».  Июльское выступление польской конницы против московских таборов не увенчалось успехом. С появлением подкрепления из московского обоза поляки были вынуждены отступить с большими потерями.  Не удалась и пешая вылазка к Петровским воротам. Сапега отправился за припасами на Волгу.202 

§5. Штурм Москвы.

31 мая 1611 г. на рассвете русские пошли на приступ Кремля. Рота Бобовского (400 человек)  заняла  стратегически  важную башню «в Белой стене», первой от Китай-города. На эту башню устремились москвичи, и захватив ее без особого труда, открыли стрельбу по полякам из их же орудий. Гонсевский, осознавая важность этой башни, приказал отвоевать ее.203 С саблями в руках поляки решительно устремились по стене на русских и, взобравшись на башню, уничтожили засевших там врагов и снова захватили ее вместе с несколькими бочонками неприятельского пороха. Потери поляков при этом составили только 2 человека. Неудача не сломила русских, которые через Белый город отправились на другую сторону к Кремлю.

Половина Белого города от Тверских ворот до Крым-города со всеми воротами и башнями находилась у поляков. Однако, воспользовавшись неожиданностью и слабостью противника, русские отвоевали у них Белый город. В каждой польской хоругви, которые уже выстраивались, насчитывалось по 20–30 человек. Вооружаться было поздно: русские захватили башни и ворота. Преследуемые до самых Кремлевских ворот, поляки, многие из которых попали в плен, скрылись в крепости.

Никольские ворота были заняты 300 польских немцев, а Тверские уже находились у москвичей, которые поставили здесь свой лагерь. Другая сторона, от Никольских ворот до Кремля, была в распоряжении иноземных захватчиков.

Штурмовавшие Никольские ворота москвичи  подверглись ударам кирпичей и камней, потому что оборонявшиеся немцы испытывали недостаток пороха и снарядов. Русские быстро победили их и расправились с ними в своем лагере, свернув одним шеи, а остальных утопив.204 Другие менее укрепленные башни также были захвачены москвичами.

В оставшейся у поляков последней пятиглавой башне на углу Белой стены засела пехота Граевского до 300 человек, которые упорно держали оборону. Следуя доносу изменника, сообщившего о наличии в нижнем ярусе гранат и снарядов, москвичи пустили туда две зажженные стрелы, гранаты взорвались, и башня загорелась. Поляки, спускаясь вниз по веревке, предпочли смерть от сабли, но не от огня. Многие однако не успели спастись и сгорели. Спастись удалось только одному поручику, которого пленили, а потом обменяли.205 

Так москвичи отбили у врага всю Белую стену до Кремля. После взятия Белых стен поляки в течение шести недель находились в плотной осаде. Русские поставили за Москвой-рекой два острога и разместили в них сильные отряды, а также вырыли глубокий ров от одного берега реки на всю протяжённость Крым-города и  Китай-города, ‒ прямо до другого берега. Поляки были зажаты со всех сторон. Москвичи пытались выбить иноземцев пороховыми зарядами и даже поджечь Китай-город калёными ядрами.206 

Спасение пришло в лице Сапеги, который 15 августа 1611 г. развязал сражение.  Он не осмелился оказать помощь осаждённым соотечественникам, однако три тысячи человек, отделившиеся от него, напали на один из острогов москвичей, обратили их в бегство, отбили Водяные и  Никитские  ворота. После отъезда поляков с посольством в Польшу москвичи так обстреляли калёными ядрами Китай-город, что он весь выгорел.207

§6. Переменный успех.

К 5 июня 1611 г.  москвичи подошли к Новодевичьему монастырю, где находились две казацкие роты поляков, 200 наемных немцев и 300 московских немцев, перешедших к противнику.208 Но они изменили полякам, оставив свой пост после нескольких залпов.

Русские осадили поляков со всех сторон, построили за Москвой-рекой острог у церкви, из которого часто угощали поляков ядрами, не давая возможности покинуть крепость. Вскоре московское войско овладело монастырем.209 Поляки внезапно напав на русских, преодолев ров и реку, стали наступать к Белому городу. Оставив отряды для обороны, русские отступили. Иноземные захватчики вновь отвоевали всю стену и Новодевичий монастырь. Причиной неудач москвичей можно назвать вражду полковников Заруцкого, Просовецкого, Трубецкого и более влиятельного Ляпунова.210 

Хитрые действия Гонсевского, рассылавшего письма, написанные якобы Ляпуновым против донских казаков, достигли своей цели: 22 июля на казачьем круге Ляпунов был предательски убит. Но москвичи не успокоились и выбрали своим предводителем князя Трубецкого.211

Москвичи часто стреляли калеными железными ядрами из пушек, но поляки, соблюдавшие осторожность, предотвращали возникновение пожара в столице. 8 сентября 1611 г. все же выгорел Китай-город от выпущенных из 10 мортир бомб.212 Польское войско было измучено голодом, отсутствием фуража.213

В деревне Родня в марте 1612 г. на полк Струся неожиданно напали москвичи. Отразить 4000 русских поляки, которых было не более 50 человек, не смогли, также вредили глубокие снега.214

Поляки взяли реванш, одержав победу над 8000 русских недалеко от столицы. Пленники были посажены на кол, а некоторые ремесленники увезены в Польшу. Часть польского войска покинула Россию.215 

В Москву, уже два года осаждавшуюся русскими, не пришли ни польский король с сыном, ни вспомогательное войско. Это побудило польское войско выйти из столицы и отправиться в Речь Посполитую. Осталось только войско Сапеги, подбадриваемое гетманом, находившимся в поле у Волока (Волоколамска).216

К сожалению, первому ополчению не удалось выполнить поставленных целей. Но оно внесло свой вклад в борьбу за государственную самостоятельность и способствовало формированию нового патриотического движения, которое, учитывая ошибки и достижения своих предшественников, закончило начатое дело.


ГЛАВА
V. ВТОРОЕ НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ (1611–1612).

§1. Поход на столицу.

Учитывая опыт первого ополчения, русскому народу стало легче освободить Москву, но, поняв, что Трубецкой не сможет сделать один это великое дело, воеводой был избран Дмитрий Иванович Пожарский, поддержанный в Нижнем Новгороде мещанами и особенно Кузьмой Юрьевичем Мининым, обещавшим деньги на воинов. Он пожертвовал всё своё имущество, затем стал собирать деньги с городов на содержание немалого войска, которое вместе с Пожарским повёл к Москве.217

Опасаясь бояр Пожарского, Заруцкий ушёл в Коломну, оттуда ‒ в Михайлов с Мариной Мнишек и, наконец, скрылся после битвы  с русскими в Астрахани.

12 августа к Москве подошёл князь Пожарский с 700 конных воинов, расположился между Тверскими и Никитинскими воротами.218 30 августа 1612 г. он отвоевал Белый город.219

1 сентября гетман Ходкевич, получив только небольшое вспомогательное войско, пришёл к столице, желая помочь осаждённым и доставить им необходимое продовольствие. Несмотря на численное превосходство русского войска, в завязавшейся битве поляки разгромили силы русских, отогнали их к Москве-реке, преследовали, поражая выстрелами. Осаждённые, намереваясь разделить русское войско, сделали вылазку, но русские опрокинули врага с большими потерями для него.220 Гетман же, поняв, что без приготовлений он не сможет победить, отошёл к лагерю под Новодевичий монастырь. Проявляя заботу об осаждённых, он разделил свою армию на две части, так как у противника было два войска: войско Пожарского и войско Трубецкого. Одна часть гетманской армии долго сражалась с силами Пожарского, и, наконец, овладела полем битвы. Другая часть также достигла успеха.221 В Деревянном городе часть русской пехоты засела во рвах, поляки не сумев одолеть их стрельбой, начали бой с ручным оружием (саблями). Русские стрельцы побежали, поляки рубили их.222 Но русские решили напасть на лагерь гетмана, чем вызвали его отступление с обозами, несмотря на длительную перестрелку. Москвичи торжествовали свою победу. 7 сентября гетман, понеся значительные потери, с оставшимися 400 всадниками, обещая осаждённым полякам вернуться, двинулся в Польшу.

П.Г. Любомиров отмечает, что Кузьма Минин внес свою лепту в разгром Ходкевича, нанеся ему неожиданный удар. Действительно, силы гетмана были исчерпаны; требовалось пополнение войска и новый провиант. Он отступил на запад, обещая вернуться через три недели.223

 

§2. Освобождение Москвы.

Обречённые остались наедине со страшным голодом и обложившим со всех сторон врагом.224 После разрушения Кремля калеными ядрами Пожарский предложил гордым полякам сдаться.225 4 октября он стал стрелять в башню из пушек.226 15 октября 1612 г. под его командованием начали вести подкоп к Китай-городу;  осаждённые, заметив это, из последних сил перебрались на стену, ворвались в подкоп и перебили русских, после чего вернулись в крепость. 1 ноября русские пошли на приступ Китай-города, втоптали поляков, убили их видных воевод.227 6 ноября осаждённые согласились сдаться с условием сохранения жизни. На следующий день, 7 ноября, русские, торжествуя, вступили в Кремль. 8 декабря Сигизмунд III, отправившийся наконец на помощь полякам, под Волоком узнал, что русские овладели столицей. Не имея возможности взять Москву, он вывел свои войска и возвратился в Польшу.228 

Любомиров П. Г. сообщает, что осаду столицы предприняли два ополчения: Пожарского и Трубецкого. Несмотря на попытки приехавших тушинцев рассорить предводителей и даже организовать убийство Пожарского, в конце сентября земцы и казаки, следуя заключенному договору, объединились. Так удвоились их силы, а вместе с ними и значение в глазах русского народа. Последние надежды оккупантов таяли с каждым днем. Обрушившийся на них голод был настолько силен, что побудил интервентов прогнать из  Кремля находившихся там людей. Рассчитывая, что поляки оценили опасность ситуации, Пожарский обращался к ним с предложением сдаться, обещая сохранить жизни. В ответ на дерзкий отказ, ополченцы предприняли штурм. 22 октября (1 ноября) Китай-город был взят русскими. 27 октября (6 ноября) ополченцы вступили в многострадальную столицу.229

Так завершилось долгожданное освобождение Москвы от иностранных завоевателей. Труден был путь для достижения этой цели, но усилия русских увенчались успехом. Могли ли поляки, начавшие осаду Смоленска в 1609 г., хотя бы предположить, что эта осада вернётся к ним бумерангом, только уже они и их собратья  будут осаждёнными в самом центре России – Москве… Судьба жестоко покарала их, заставив в течение двухлетней осады русскими терпеть ужасный голод и лишения. Проявив героизм и подлинную любовь к своей Родине, русский народ освободил свою столицу от иноземных захватчиков, положив конец трагическому периоду своей истории. И пусть России предстояло пережить немало потрясений ещё не закончившейся Смуты, она нашла в себе силы сделать, по-моему, главное – очистить  сердце своей страны от польско-литовских интервентов, что способствовало восстановлению российской государственности.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Идея борьбы за царскую власть пронизывает весь период Смутного времени. Та относительная легкость, с которой Лжедмитрию I удалось взойти на московский престол, а значит, заставить народ принять свою авантюру, была обусловлена недовольством Годуновым и итогами его правления. Предпринятые им государственные мероприятия, которые, действительно, способствовали возвышению России, не смогли загладить всех его ошибок: народ видел в нем детоубийцу, тщеславного деспота, жестоко расправившимся со своими возможными конкурентами. Спасение от бедствий, обрушившихся на Московское государство с воцарением Годунова, русское общество увидело в «чудесно спасшемся царевиче Дмитрии».

В начале своего пути Лжецаревич покорил множество крепостей. Нередко они признавали его только из-за страха, даже не оказывая сопротивления. Так было, например, с Моравском, Путивлем. Осада Новгорода-Северского не принесла ему успеха. Мужественный воевода Петр Федорович Басманов оказывал упорное сопротивление. Несмотря на неудачную осаду, Лжедмитрий I смог одержать убедительную победу над превосходящей по численности московской армией. Большую роль сыграли в этом хорошо вооруженные польские роты. Битва при Добрыничах развеяла радужные надежды самозванца. Казаки, так и не вступив в бой, бежали. Армия авантюриста не выдержала натиска. Это был крах; Лжедмитрий I лишился внушительной части своего войска. Однако русские не стали развивать свой успех, отказавшись от преследования противника. После смерти Бориса Годунова московская армия, не желая служить его сыну, перешла на сторону самозванца, что и предопределило его триумф.

 Развязав братоубийственную войну и вступив с поляками в Москву, Лжедмитрий I  не смог удержать бразды правления. После его убийства дело не смогло ограничиться воцарением Василия Шуйского. Маховик борьбы за власть раскрутился. Сначала поднял восстание Болотников, затем объявился «дважды чудесно спасшийся Дмитрий».

Объединенные силы Истомы Пашкова и Ивана Болотникова осадили Москву, но из-за внутренних распрей успеха не добились. После предательства Пашкова Болотников отправился в Тулу, где его ждал очередной самозванец – «сын покойного Федора Иоанновича», Лжепетр. В осажденной царскими войсками Туле назревало недовольство Болотниковым. Несмотря на обещанное помилование, Шуйский жестоко расправился с Болотниковым. Восстание было подавлено.

На арену вышел Лжедмитрий II. Его армия сражалась с переменным успехом. Битва под Болховым завершилась разгромом войска Шуйского, что подняло авторитет самозванца. Козельск и Калуга добровольно сдались новому обманщику. Достигнув Москвы, Лжедмитрий II выбрал в качестве своей резиденции Тушино.  С появлением Тушинского лагеря в стране сложилось двоевластие: два царя, Шуйский и «Тушинский вор» боролись за верховную власть. Случались стычки, в которых тушинцы брали верх, но Москву осаждать не решались, надеясь на добровольную сдачу. Итог Ходынской битвы, принесшей победу Царику, привлек в его стан новых приверженцев. Лжедмитрий II пользовался успехом своего предшественника (Григория Отрепьева). Это подтверждает численность Тушинского лагеря (200–300 тысяч человек). К концу 1608 г. его признали почти все земли, кроме Москвы, Смоленска, Великого Новгорода, Троице-Сергиева монастыря. Но фортуна отвернулась от него. Осада Сапегой Троицкого монастыря, имевшего особое значение, была снята. Вторая Ходынская битва, начавшаяся удачно, завершилась однако потерей всей его пехоты, большими потерями убитыми и пленными. Со вступлением в 1609 г.  Польши в войну против России, наметилась тенденция к распаду Тушинского лагеря: неудачи Царика и льстивые обещания польского короля привели к его краху. Обосновавшись в Калуге с остатками тушинцев, Лжедмитрий II вновь приобрел приверженцев. Калужский вор теперь воевал и с Шуйским, и с Сигизмундом III. Впрочем, калужский период продолжался недолго. В декабре 1610 г. самозванец был убит Петром Урусовым, отомстившим за смерть касимовского царя.

Воспользовавшись ослаблением некогда могущественного соседа, Речь Посполитая вторглась в пределы Московского царства. Швеция, недавний союзник России, претендовала на Великий Новгород. Но этого иностранным державам показалось недостаточно. Польский король требовал воцарения в Москве своего сына Владислава. Кроме того он тайно лелеял мысль о собственном восшествии на российский трон. Объявив войну, Сигизмунд III предпринял осаду Смоленска, продолжавшуюся более двадцати месяцев. Многочисленные подкопы, взрывы, приступы не могли принести успех полякам. Лишь по доносу перебежчика польскому королю удалось взять Смоленск. Но можно ли считать это победой? Измученное войско не спешило идти в Москву на выручку засевшему там польскому гарнизону. Сам король организовал поход на Москву только в 1612 г., но неудача под Волоколамском заставила его повернуть обратно. Сама же смоленская эпопея стала примером мужества и героизма защитников города, послужила толчком к объединению русского народа против оккупантов.

Второй ключевой момент русско-польской войны ‒ Клушинская битва (24 июня 1610 г.).  Следуя своему плану неожиданного нападения, Жолкевский на рассвете 24 июня появился перед лагерем объединенного русско-шведского войска. Под напором атаки Жолкевского большая часть московского войска была повержена и обращена в бегство. При этом полякам досталась вся артиллерия, обозы, ценности.  Шведские наемники вступили в переговоры. На службу к польскому королю перешли наемные солдаты Делагарди. Катастрофа Клушинской битвы стала последней каплей, переполнившей чашу народного терпения. Василий Шуйский был свергнут.

Так Московское государство превратилось в театр бесконечных военных действий. Восстания, грабежи и разбои, бесчинства иноземных захватчиков, карательные акции царских войск стали неизменными атрибутами этого времени, точно и справедливо названным Смутным. Первое десятилетие  XVII  века ‒ время невиданной прежде  трагедии, расколовшей русский народ на сподвижников самозванцев, сторонников «боярского царя» Василия Шуйского, приверженцев польского королевича Владислава.

Преследуя свои личные цели, самозванцы и иноземные интервенты мало заботились о государстве, в котором намеревались править. Разрушенные города и крепости,  люди, угнанные в плен, тысячи жизней, принесённые в жертву авантюре, разорённые земли и пашни, хозяйственный кризис, территориальные потери, сокращение населения ‒ вот общий печальный итог грандиозных потрясений начала «бунташного века», проложенный огнём и мечом. Современников поражали масштабы незатухавшей трагедии. Конрад Буссов писал, что ущерб от пожаров настолько велик, что площадь разорённых земель в России равна площади  нескольких Лифляндий; за семь лет более 600 000 русских были лишены жизни, не считая казнённых и тайно убитых.230 Обольщая народ обещаниями лучшей жизни, самозванцы, шведы, поляки шествовали по стране, раздираемой братоубийственной войной.

Надеясь на установление порядка, правительство «Семибоярщины» в 1610 г. заключило с Польшей договор о признании Владислава царем. Последовала оккупация Москвы и нараставшее с каждым днем недовольство русских польско-литовскими интервентами, которые не считались с интересами жителями столицы, да и всей страны.

Смута преподала русскому народу важный урок. Лишь через несколько лет ужасающей драмы стало очевидно, что только объединёнными  усилиями можно победить врага, освободить Отечество от алчных взоров захватчиков и возродить страну, её былую мощь и величие из руин.

В начале 1611 г. было образовано первое народное ополчение во главе с Прокопием Ляпуновым, Иваном Заруцким и Дмитрием Трубецким. Движение было патриотическим, оно сражалось, прежде всего, за Отечество, очищение страны от интервентов. Оно не прокладывало дорогу мечом очередному претенденту на верховную власть. Всплеск национального самосознания пробудил в людях ответственность за свою Родину. В этот период народные массы почувствовали себя распорядителями судьбы государства.

19 марта 1611 г. первое ополчение прибыло к Москве, охваченной народным восстанием. Его отрядам удалось проникнуть в столицу и оттеснить поляков в Китай-город. Оккупанты нашли выход в поджоге. Большое количество зданий – домов и  храмов – были сожжены или разграблены.

В конце марта 100-тысячное ополчение поставило свой лагерь у Симонова монастыря, а затем осадило башни Китай-города и Белого города.

Внутренние распри его руководителей, разногласия казаков и дворян были использованы Гонсевским, добившегося убийства Ляпунова и распада его движения. К сожалению, деятельность первых патриотов не привела к освобождению столицы и всей страны. Но их дело не пропало бесследно.  Поражение первого ополчения еще больше укрепило народные массы в стремлении бороться с иноземными захватчиками.

Опыт ополчения Ляпунова был учтен вторым, Нижегородским, ополчением. Призывы заточенного патриарха Гермогена объединиться ради спасения России были услышаны. Инициаторами нового патриотического движения стали Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский. Главной силой сформировавшегося в сентябре 1611 г. второго народного ополчения выступили крестьяне и горожане. На мой взгляд, отличительной особенностью ополчения является сплоченность, организованность, четкое определение задач и действий. Заруцкий и Трубецкой, деятели первого ополчения, не спешили вливаться в ряды новых патриотов.

1 сентября 1612 г. войско гетмана Ходкевича и силы второго ополчения сошлись на поле боя. После продолжительных баталий победу одержали ополченцы. Крах Ходкевича решил судьбу засевшего в Москве гарнизона интервентов. Они были обречены. Измученные страшным голодом, они уже не могли надеяться на помощь соотечественников. На предложение сдаться надменные польские герои отвечали отказом. В конце концов, осознав невозможность дальнейшего сопротивления, 6 ноября 1612 г. они сдались и вышли из Кремля.

Освобождение Москвы положило конец польско-литовскому владычеству в сердце Российского государства. Был сделан серьёзный шаг на пути восстановления государственности. Новому правителю предстояло разрешить трудные задачи – затушить последние очаги Смуты: в Астрахани разжигал недовольство новой властью Иван Заруцкий, в Новгороде хозяйничали шведы, а Смоленском и вовсе овладели поляки. В плачевном состоянии находилась русская земля, опустошённая, разорённая, выжженная, десятилетие изнывающая от наполнившего её смертоносного безумия. Нужны были время, силы, возможности. Такое бремя, такое печальное наследство легло на плечи 16-летнего Михаила Романова, выбранного на царство в 1613 г.231

В ходе работы я использовала сочинения иностранных авторов и отечественную литературу. На основании их изучения можно сделать вывод, что в сведениях иностранцев имеются некоторые неточности. Это касается, например, оценки численности московского войска в битве под Новгородом-Северским 21 декабря 1604 г. Так, Борша делает вывод о наступлении 200-тысячного московского войска, Будило предлагает свой вариант: 100 тысяч. Исследователь Курбатов О.А. настаивает на наличии всего 20 тыс. Объяснить противоречия можно, пожалуй, субъективостью иностранных авторов. Вместе с тем нельзя недооценивать значение трудов иностранцев о Смутном времени. Многие их них были участниками и очевидцами тех драматических событий и оставили после себя яркие воспоминания. Знакомство с их сочинениями позволяет прочувствовать ту нелегкую эпоху ‒ эпоху Смутного времени.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ.

Борша С. Поход московского царя Димитрия в Москву с сендомирским воеводой Юрием Мнишком и другими лицами из рыцарства 1604 года // Русская историческая библиотека. СПб. 1872. Т. 1. Стб. 366–426.

Бреретон Г. Известия о нынешних бедах России. СПб.: Европейский дом, 2002. 138 с.

Будило И. Дневник событий, относящихся к Смутному времени (1603-1613 гг.), известный под именем Истории ложного Димитрия // Русская историческая библиотека. – СПб., 1872. – Т. 1. – С. 81‒364.

Буссов К. Московская хроника, 1584-1613. ‒ М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1961. ‒ 400 с.

Жолкевский С. Записки гетмана Жолкевского о Московской войне / Изд. П. А. Мухановым. 2-е изд. – СПб.: Тип. Э. Праца, 1871. – XII, 130 с., 306 стб.

      Иванова О.Ю. [Предисловие] //  О.Ю.Иванова // Россия  века. Воспоминания иностранцев. – Смоленск: Русич, 2003. – С. 3–9.

Куксина Е. [Пером и саблей] // Мархоцкий Н. История Московской войны. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. С. 6‒8.

Курбатов  О.А. Военная история русской Смуты начала XVII в. М.: Квадрига, 2014. ‒ 240 с.

Лимонов Ю. А. [Предисловие] //  Ю.А.Лимонов //Реляция Петра Петрея о России в начале XVII в. М.: Институт истории РАН, 1976. С. 7–29.

Любомиров П.Г. Очерк истории Нижегородского ополчения 1611–1613 гг. М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1939. ‒ 354 с.

Мархоцкий Н. История Московской войны. ‒ М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. ‒ 223 с.

[Маскевич С.] Дневник Маскевича. 1594–1621 // Сказания современников о Димитрии Самозванце. СПб., 1859. Ч.2: Маскевич и дневники. С. 11–124.

Масса И. Краткое известие о Московии в начале  в. – М.: Соцэкгиз, 1937. – 208с.

Морозова Л. Е. История России. Смутное время. М.: АСТ, 2011. — 544 с. 

[Петрей П.] Реляция Петра Петрея о России начала XVII в. – М.: Ин-т истории РАН, 1976. – 120 с.

Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI‒XVII вв. М.: Соцэкгиз, 1937. ‒ 499 с.

Поход его королевского величества в Москву [Россию] 1609 года // http//www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/pollen/htm.

Смирнов И.И. Краткий очерк истории восстания Болотникова. М.: Госполитиздат, 1953. ‒150 с.

Смирнов И.И. [Конрад Буссов и его Хроника] // Буссов К. Московская хроника. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1961. С. 7‒40.

Соловьев С. М. Сочинения. Кн. V. Т. 7–8. История России с древнейших времен // С. М. Соловьев. – М.: Голос, 1994. ‒ 758 с.

Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в.: казачество на переломе истории. М.: Мысль, 1990. ‒ 270 с.

[Сярчинский Ф.] Orbis Polonus //Изображение века царствования Сигизмунда III. С.193.

Тюменцев И.О. Смута в России в начале XVII столетия. Движение Лжедмитрия II.  ‒ Волгоград: Изд-во ВолГУ, 1999.  600 с.

Устрялов Н. Г. Сказания современников о Димитрии Самозванце. Ч.2: Маскевич и дневники. СПб., 1859. С. 7–10.

Флоря Б.Н. Польско-литовская интервенция в России и русское общество. ‒ М.: Индрик, 2005. ‒ 416 с.

1 Буссов К. Московская хроника. М.; Л., 1961. 400 с.

2 [Смирнов И.И.] Конрад Буссов и его Хроника // Буссов К. Московская хроника. С. 7.

3 Там же. С. 7‒12.

4 Там же. С. 24.

5 [Смирнов И.И.] Конрад Буссов и его Хроника // Буссов К. Московская хроника. С. 40.

6 Там же. С. 7.

7 Мархоцкий Н. История Московской войны. М., 2000. 223 с.

8 [Куксина Е.] Пером и саблей // Мархоцкий Н. История Московской войны. С. 6‒8.

9 Там же.

10 [Куксина Е.] Пером и саблей // Мархоцкий Н. История Московской войны. С. 6‒8.

11 Там же. С. 8.

12 Будило И. Дневник событий, относящихся к Смутному времени (1603‒1613 гг.), известный под именем Истории ложного Димитрия. СПб., 1872. С. 81‒364.

13 Там же. С.124‒126.

14 Там же. С. 286.

15 Будило И. Указ. соч. С. 333.

16 Там же. С. 355.

17 Поход его королевского величества в Москву [Россию] 1609 года / Рос. ист. б-ка, 1872. URL: http//www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/pollen/htm (дата обращения: 20.03.2013).

18 Борша С. Поход московского царя Димитрия в Москву с сендомирским воеводой Юрием Мнишком и другими лицами из рыцарства 1604 года. СПб., 1872. Т. 1. Стб. 366–426.

19 Бреретон Г. Известия о нынешних бедах России. СПб., 2002. 138 с.

20 [Иванова О.Ю.] Предисловие // Россия  века. Воспоминания иностранцев. С. 3–9.

21 Там же.

22 [Иванова О.Ю.] Предисловие // Россия  века. Воспоминания иностранцев. С. 3–9.

23 Жолкевский С. Записки гетмана Жолкевского о Московской войне. СПб., 1871. 130 с.

24 [Сярчинский Ф.] Orbis Polonus //Изображение века царствования Сигизмунда III. С.193.

25 Там же.

26 [Маскевич С.] Дневник Маскевича. 1594–1621. СПб., 1859. Ч.2: Маскевич и дневники. С. 11–124.

27 Сказания современников о Димитрии Самозванце. Ч.2: Маскевич и дневники. СПб., 1859. С. 7–10.

28 [Петрей П.] Реляция Петра Петрея о России начала XVII в. М., 1976. 120 с.

29 Лимонов Ю. А. [Предисловие] // Реляция Петра Петрея о России в начале XVII в. С. 7–29.

30 Там же.

31 Там же.

32 Лимонов Ю. А. [Предисловие] // Реляция Петра Петрея о России в начале XVII в. С. 7–29.

33 Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия, 1604‒1613. М., 1994. 800 с.

34 Смирнов И.И. Краткий очерк истории восстания Болотникова. М., 1953. 150 с.

35 Скрынников Р.Г. Три Лжедмитрия. М., 2003. 476 с.

36 Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. Л., 1988. 253 с.

37 Скрынников Р.Г. Минин и Пожарский: Хроника Смутного времени. М., 1981. 352 с.

38 Бутурлин Д.П. История Смутного времени в России в начале XVII века. М., 2012. 573 с.

39  Забелин И.Е. Минин и Пожарский. Прямые и кривые в Смутное время. М., 1999. 334  с.

40  Волькенштейн О.А.  Великая смута земли русской. СПб., 1907. 47 с.

41 Готье Ю.В. Смутное время: Очерк истории революционных движений начала XVII столетия. М., 1921. 151 с.

42 Ульяновский В.И. Смутное время. М., 2006. 438 с.

43 Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI‒XVII вв. М., 1937. 499 с.

44 Курбатов  О.А. Военная история русской Смуты начала XVII в. М., 2014. 240 с.

45 Любомиров П.Г. Очерк истории Нижегородского ополчения 1611–1613 гг. М., 1939. 354 с.

46 Морозова Л. Е. История России. Смутное время. М., 2011. 544 с.

47 Соловьев С.М. Сочинения. В 18 кн. Кн. IV. Т. 7–8. История России с древнейших времен. М., 1994. 758 с.

48 Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в.: казачество на переломе истории. М., 1990. 270 с.

49 Тюменцев И.О. Смута в России в начале XVII столетия. Движение Лжедмитрия II.  Волгоград. 1999. 600 с.

50 Флоря Б.Н. Польско-литовская интервенция в России и русское общество. М., 2005. 416 с.

51 Буссов К. Указ. соч. С. 100.

52 [Петрей П.] Указ.соч. С. 85.

53 Борша С. Указ. соч. С. 367‒369.

54 Будило И. Указ. соч. С. 86.

55 Масса И. Указ.соч. С. 81.

56 [Петрей П.] Указ. соч. С. 86.

57 Курбатов О.А. Указ. соч. С. 39.

58 [Петрей П.] Указ. соч. С. 87.

59 Жолкевский С. Указ.соч. С. 7.

60 Борша С. Указ.соч. С.  372.

61 Буссов К. Указ. соч. С. 101.

62 [Петрей П.] Указ. соч. С. 87–88.

63 Борша С. Указ.соч. С. 374.

64 Там же. С. 377.

65 Там же. С. 378.

66 Будило И. Указ.соч. С. 86.

67 Борша С. Указ.соч. С. 379.

68 Там же. С. 380.

69 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 15.

70 Курбатов О. А. Указ.соч. С. 39.

71 Борша С. Указ. соч. С. 381.

72 Борша С. Указ. соч. С. 383–385.

73 [Петрей П.] Указ. соч. С. 90.

74 Борша С. Указ. соч. С. 387–388.

75 [Петрей П.] Указ. соч. С. 91.

76 Борша С. Указ. соч. С. 388–389.

77 [Петрей П.] Указ. соч. С. 90.

78 Буссов К. Указ. соч. С. 102.

79            Морозова Л.Е. Указ.соч. С. 143.

80            Буссов К. Указ. соч. С. 104.

81 Борша С. Указ. соч. С. 389–392.

82 [Петрей П.] Указ. соч. С. 90.

83 Борша С. Указ. соч. С. 393.

84 [Петрей П.] Указ. соч. С. 91.

85 Борша С. Указ. соч. С. 393.

86 Масса И. Указ.соч. С. 85.

87 Жолкевский С. Указ. соч. С. 7.

88 Борша С. Указ. соч. С. 397.

89 [Петрей П.] Указ. соч. С. 92.

90 Борша С. Указ. соч. С. 397.

91 Буссов К. Указ. соч. С. 118.

92 Там же. С. 133-134.

93 Там же. С. 136.

94 Там же. С. 139.

95 Буссов К. Указ. соч. С. 140.

96 Смирнов И.И. Указ.соч. С. 48.

97 Буссов К. Указ.соч. С. 144.

98 Там же. С. 146–147.

99 Морозова Л.Е. Указ. соч. С. 285–286.

100 Буссов К. Указ. соч. С. 148.

101 Станиславский А.Л. Указ.соч. С. 20‒25.

102 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 27‒29.

103 Морозова Л.Е. Указ. соч. С. 297–298.

104 Буссов К. Указ. соч. С. 149.

105 Мархоцкий Н. Указ.соч. С. 35‒38.

106 Там же. С. 38‒39.

107 Там же. С. 40‒41.

108 Буссов К. Указ. соч. С. 151.

109 Жолкевский С. Указ. соч. С. 13.

110 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 33.

111 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 42‒44.

112 Соловьев С.М. Указ.соч. С. 492‒493.

113 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 30.

114 Бреретон Г. Указ.соч. С. 80.

115 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 31.

116 Платонов С.Ф. Указ. соч. С. 239.

117 Буссов К. Указ. соч. С. 153.

118 Там же. С. 154‒155.

119 Морозова Л.Е. Указ. соч. С. 322.

120 Мархоцкий Н. Указ.соч. С. 51.

121 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 52‒55.

122 Там же. С. 51.

123 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 52–55.

124 Там же.

125 Буссов К. Указ. соч. С. 159.

126 Мархоцкий Н. Указ.соч. С. 56.

127 Буссов К. Указ. соч. С. 160.

128 Мархоцкий Н. Указ.соч. С. 57.

129 Буссов К. Указ. соч. С. 161‒162.

130 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 57‒58.

131 Там же. С. 59.

132 Буссов К. Указ.соч. С. 163.

133 Там же. С. 166.

134 Там же. С. 168.

135 Платонов С.Ф. Указ. соч. С. 262.

136 Там же. С. 265.

137 Там же. С. 266‒267.

138 Тюменцев И.О. Указ.соч. С. 518.

139 Буссов К. Указ.соч. С.156.

140 Поход его королевского величества в Москву [Россию] 1609 года / Рос. ист. б-ка, 1872. URL: http//www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/pollen/htm (дата обращения: 20.03.2013). С. 429.

141 Буссов К. Указ.соч. С. 153.

142 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 25.

143 Там же.

144 Поход его королевского величества в Москву [Россию] 1609 года. С. 442.

145 Там же. С. 472.

146 Там же. С. 488.

147 Жолкевский С. Указ. соч. С. 30.

148 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 25.

149 Там же. С. 26.

150 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 27.

151 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 77‒78.

152 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 34.

153 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 29.

154 Жолкевский С. Указ.соч. С. 31–32.

155 Поход его королевского величества в Москву [Россию] 1609 года  С. 517–518.

156 Там же. С. 536‒537.

157 Жолкевский С. Указ. соч. С. 33.

158 Буссов К. Указ. соч. С. 127–129.

159 Бреретон Г. Указ. соч. С. 84.

160 Жолкевский С. Указ.соч. С. 104.

161 Буссов К. Указ.соч. С. 156.

162 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 93.

163 Буссов К. Указ.соч.  С.157.

164 Жолкевский С. Указ. соч. С. 36–37.

165 Жолкевский С. Указ. соч.  С. 38.

166 Там же. С. 40–41.

167 Буссов К. Указ. соч. С. 167.

168 Бреретон Г. Указ. соч. С. 93.

169 Жолкевский С. Указ. соч. С.45.

170 Там же. С. 46.

171 Там же. С.45.

172 Там же. С. 50.

173 Там же.

174 Бреретон Г. Указ. соч. С. 101.

175 Жолкевский С. Указ.соч. С. 56.

176 Курбатов О.А. Указ.соч. С.111.

177 Жолкевский С. Указ. соч. С. 59–61.

178 Там же. С. 61.

179 Там же. С. 62.

180 Будило И. Указ. соч. С. 199.

181Морозова Л. Е. Указ. соч. С. 366.

182 Будило И. Указ. соч. С. 199.

183 Бреретон Г. Указ. соч. С. 105.

184 Жолкевский С. Указ. соч. С. 66.

185 Там же. С. 72.

186 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 79‒84.

187 Буссов К. Указ.соч. С. 181.

188 Там же. С. 183.

189 Там же С. 184.

190 Будило И. Указ. соч. С. 229–230.

191 Жолкевский С. Указ.соч. С. 121.

192 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 85.

193 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 88‒90.

194 Жолкевский С. Указ. соч. С. 122.

195 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 63.

196 Жолкевский С. Указ.соч. С. 123.

197 Флоря Б.Н. Указ. соч. С. 359.

198 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 92.

199 Жолкевский С. Указ.соч. С. 121.

200 [Маскевич С.] Указ.соч. С. 67–69.

201 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 72.

202  Мархоцкий Н. Указ. соч. С.  95‒96.

203 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 73.

204 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 74.

205  Там же. С. 75.

206 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 97‒106.

207 Там же.

208 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 75.

209 Там же. С. 76.

210 Там же. С. 78.

211 Мархоцкий Н. Указ. соч. С. 95.

212 [Маскевич С.] Указ. соч. С. 79.

213 Там же. С. 82.

214 Там же. С. 87–88.

215 Там же. С. 91.

216 Будило И. Указ. соч. С. 315–316.

217 Будило И. Указ. соч. С. 316–317.

218 Там же. С. 318.

219 Там же. С. 319.

220 Там же. С. 320.

221 Будило И. Указ. соч. С. 322–323.

222 Там же. С. 324.

223 Любомиров П.Г. Указ. соч. С. 152.

224 Будило И. Указ. соч. С. 326.

225 Там же. С. 327.

226 Там же. С. 348.

227 Там же. С. 351.

228 Будило И. Указ. соч. С. 353–355.

229 Любомиров П.Г. Указ. соч. С. 152‒155.

230 Буссов К. Указ. соч. С. 189.

231 Буссов К. Указ. соч. С. 190.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

46935. ДОСЛІДЖЕННЯ ПРОГРАМИ ФІЗИЧНОГО ВИХОВАННЯ ДЛЯ 5-9 КЛАСІВ СПЕЦІАЛЬНОГО ЗАГАЛЬНОГО ЗАКЛАДУ ДЛЯ СЛІПИХ ДІТЕЙ 240.5 KB
  Розглянути особливості проведення занять з дітьми з особливими потребами. Вивчити особливості корекційних занять з дітьми з особливими потребами. Узагальнити дані науково-дослідницької роботи по впровадженню корекційних вправ в процесі фізичного виховання дітей шкільного віку. Проаналізувати особливості фізичного виховання дітей-інвалідів.
46937. Сущность экологических проблем. Причины возникновения, пути решения 37.93 KB
  Рост потребления природных ресурсов сопровождается с одной стороны истощением природы с другой увеличением масштабов образования отходов. тонн только твердых отходов в том числе 80 млрд. Особую тревогу вызывает рост складируемых токсичных отходов количество которых достигло 2 млрд. тонн ежегодно образующихся токсичных отходов используется и обезвреживается только одна треть.
46938. Информационная война 38.52 KB
  Informtion wr термин имеющий два значения. Воздействие на гражданское население и или военнослужащих другого государства путём распространения определённой информации. Целенаправленные действия предпринятые для достижения информационного превосходства путём нанесения ущерба информации информационным процессам и информационным системам противника при одновременной защите собственной информации информационных процессов и информационных систем. Шварценберг уточняет что процесс передачи политической информации происходит от одной...
46939. Современная книгоиздательская система России: структура, основные виды издательств, федеральные ведомства в структуре издательского дела 38 KB
  На современном этапе издательская система включает в себя: Государственные структуры управления: Министерство культуры и массовых коммуникаций РФ Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям РКП Предприятия: Издательства Полиграфические Торговли и распространения издательской продукции Библиотеки Общественные организации: Издательские Полиграфические Торговли и распространения издательской продукции Библиотечные Книголюбов Основные виды издательств. Федеральные ведомства в структуре издательского дела Отрасль...
46940. Методи опорядження фасадів при реконструкції житлових територій 38 KB
  Обпалення бетонуале в життя не війшло через надто високу температуру Наплавлення металу на поверхню фасадктеж не працює Метод шовкотрафаретного друку метод пігмент мастило Використання фасадних шпалер Використання декоративної облицювальної цегли ПСБС пропускає воду і повітрято це будиноктюрма Вентильовані фасади 49.Догляд за бетоном Літом: Захист бетону від руйнації від струмунавантаження Захист від пересихання закрита плівкою парниковий метод Якщо без плівкито: поливати 3чі на добу:...