90276

Гражданско-правовые проблемы формирования и реализации договорных обязательств по доверительному управлению имуществом

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Для защиты имущественных прав населения Гражданским кодексом РФ был введен договор доверительного управления имуществом основной смысл которого заключается в доверительном управлении имуществом собственника с целью извлечения последним прибыли. Только принятие Гражданского кодекса РФ ознаменовало собой законодательное закрепление института доверительного управления имуществом. Бесспорно законодатель сделал первый важный шаг в развитии доверительного управления. Гражданский кодекс РФ дает нам общее представление о договоре доверительного...

Русский

2015-06-02

358.5 KB

1 чел.

Содержание

[1] Перечень обозначений и сокращений

[2]  

Перечень обозначений и сокращений

РФ

РСФСР

ГК

ФАС

ВАС

КС

ФЗ

СПС Гарант

СЗ РФ

Д.У.

ФСФР

т.к.

и т.д.

и т.п.

и д.р.

ст.

ч.

п.

- Российская Федерация

- Российская Социалистическая Федеративная Республика

-Гражданский Кодекс

-Федеральный арбитражный суд

-Высший Арбитражный суд

-Конституционный суд

- Федеральный Закон

- Справочно-правовая система «Гарант»

- Собрание законодательства Российской Федерации

- Доверительный управляющий

- Федеральная служба по финансовым рынкам

- так как

- и так далее

- и тому подобное

- и другие

- статья

- часть

- пункт

Введение

Актуальность темы исследования. Конституция Российской Федерации признает наше государство социальным, политика которого должна обеспечивать достойную жизнь и свободное развитие каждого гражданина. Защита имущественных прав применительно к социальной политике государства является одним из наиболее приоритетных направлений. Для защиты имущественных прав населения Гражданским кодексом РФ был введен договор доверительного управления имуществом, основной смысл которого заключается в доверительном управлении имуществом собственника с целью извлечения последним прибыли.

Применение указанного договора вызвало необходимость его законодательного урегулирования. Первоначально отношения по доверительному управлению имуществом были закреплены в подзаконных нормативно-правовых актах, которые в большинстве своем были непоследовательны и противоречивы. Только принятие Гражданского кодекса РФ ознаменовало собой законодательное закрепление института доверительного управления имуществом.

Бесспорно, законодатель сделал первый важный шаг в развитии доверительного управления. Гражданский кодекс РФ дает нам общее представление о договоре доверительного управления имуществом, но при этом не раскрывает множество важных вопросов. В то же время учтем тот факт, что Гражданский кодекс РФ, являясь центральным правовым источником, не может да и не должен содержать подробную характеристику рассматриваемого договора, для этих целей должны приниматься специальные законы и подзаконные нормативно-правовые акты. К сожалению, на современном этапе закон о доверительном управлении имуществом, необходимость которого признает сам законодатель, а также ученые-правоведы, не принят.

Новизна института доверительного управления имуществом порождает множество проблем научного и прикладного характера. Прежде всего, они касаются толкования действующих норм о доверительном управлении и возможностей использования доверительного управления в гражданском обороте.

В юридической литературе до настоящего времени не сформировалось единого мнения касательно правовой природы отношений по доверительному управлению имуществом, сущности и признаков договора доверительного управления имуществом.

Таким образом, актуальность выбранной темы исследования в полной мере обозначена: во-первых, она определена новизной рассматриваемого института доверительного управления имуществом для российского права, во-вторых, несовершенством действующего законодательства и отсутствием столь необходимого закона о доверительно управлении имуществом, что, несомненно, тормозит практическое распространение данного института; в-третьих, дискуссионностью многих вопросов, затрагивающих доверительное управление имуществом.

Объектом исследования в данной дипломной работе являются общественные отношения, которые возникают на основе договора доверительного управления имуществом.

Предметом исследования стало российское законодательство, регулирующее отношения, возникающие в связи с заключением договора доверительного управления имуществом; правоприменительная практика, доктринальные положения, относящиеся к указанной сфере.

Цель данной дипломной работы заключается в комплексном исследовании гражданско-правовых проблем формирования и реализации договорных обязательств по доверительному управлению имуществом и разработке на основе результатов исследования предложений и рекомендаций, направленных на совершенствование законодательства и практики его применения.

Исходя из поставленной цели, вытекают следующие задачи:

- рассмотреть историческое развитие института доверительного управления;

- проанализировать понятие, юридическую природу договора доверительного управления имуществом, его элементы и отличие от иных гражданско-правовых соглашений;

- обозначить нормативно-правовую базу, регулирующую доверительное управление имуществом;

- исследовать вопросы, связанные с реализацией прав, обязанностей и ответственности сторон по договору доверительного управления имуществом;

- выявить специфику заключения, изменения и прекращения договора доверительного управления имуществом;

- рассмотреть проблемы и тенденции развития отношений по доверительному управлению имуществом.

Методологическая основа исследования. Методологию исследования образуют различные методы познания. Среди них основное значение отводилось общенаучным методам: диалектическому и системно-структурному. Особую роль играют частные методы: исторический, функциональный, сравнительно-правовой. Путем формально-юридического метода, основываясь на правилах юридической техники и формальной логики, проанализирован и обобщен правовой материал касательно доверительного управления имуществом в российском законодательстве.

Степень освещенности темы в литературе. Институт доверительного управления имуществом – традиционный институт гражданского права России.

На современном этапе доверительное управление имуществом нашло свое отражение в монографиях и отдельных публикациях Г.В. Сенюка, Е.А. Суханова, А.П. Иншева, В.А. Дозорцева и др.

Отдельно следует выделить труды Л.Г. Востриковой «Доверительное управление имуществом собственника и его особенности» и З.Э. Беневоленской «Доверительное управление имуществом: история и современность», которые отличаются особой источниковой базой. В этих исследованиях затронуты дискуссионные моменты касательно современного правового регулирования доверительного управления имуществом в России.

Значительный вклад в освещение темы в своих публикациях внесли: В.П. Грибанова «Доверительное управление имуществом: проблемы развития в Российской Федерации», Л.К. Салов «Доверительное управление имуществом: правовые, налоговые и бухгалтерские аспекты», И.В. Небесихина «Основные положения договора доверительного управления имуществом».

Эмпирическую и нормативно-правовую основу работы составили: российское отраслевое законодательство, постановления и определения Высшего Арбитражного суда РФ, постановления Федеральных арбитражных судов Западно-Сибирского, Северо-Западного, Уральского округов и других.

Апробация результатов дипломного исследования. Основное содержание и выводы исследования нашли отражение в научном докладе в рамках Общероссийской научно-практической конференции «Первые Академические чтения по актуальным вопросам юриспруденции» (Тамбов, 11 апреля 2014).

Структура исследования. Структура работы обусловлена целями и задачами дипломной работы. Дипломная работа включает введение, основную часть, состоящей из 2 глав и 6 параграфов, заключение, список использованных источников и литературы,  приложения.

1.Общие положения о доверительном управлении имуществом

1.1 Понятие и история развития института доверительного управления имуществом

Для корректного анализа и понимания самой сути доверительного управления имуществом необходимо проследить историю развития данных правоотношений. Отметим, что появление данного института обусловлено современным этапом развития рыночной экономики в России, основной целью появления данного элемента в российской правовой системе является стремление организовать более эффективное управление хозяйственной деятельностью и имуществом.

Многие отечественные ученые-правоведы отмечают, что институт доверительного управления имуществом является относительно новым для российского законодательства, хотя уже дореволюционное российское законодательство, которому была незнакома доверительная собственность, содержало в себе нормы об управлении чужим имуществом, которые являлись неотъемлемой частью институтов опеки и попечительства, наследования, а также несостоятельности должников.

Отметим интересный факт, что впервые организованные отношения по трасту возникли в Англии в 12-13 веках. Их применяли монахи ордена Св. Франциска в связи с тем, что им по уставу запрещалось иметь имущество на праве собственности. В итоге, формальными собственниками оставались передавшие имущество граждане, монахи же становились доверительными собственниками. Основной целью было не извлечение прибыли, а обеспечение нормальной жизнедеятельности монахов. Впоследствии развитие экономических отношений и рост капитала привели к тому, что наряду с сохранностью передаваемого в управление имущества главной целью стало получение максимального дохода1.

Первый закон, посвященный доверительной собственности, был принят в Англии в 1893 году.

С развитием рыночной экономики отдельные нормы данного института возникают в правовой системе России. Отметим то, что нормы, регламентирующие отношения, сходные с доверительным управлением были отражены еще в Гражданском кодексе 1922 года, а позднее и в Гражданском кодексе 1964 года, они были связаны с исполнением завещания. Так, в соответствии со ст. 19 ГК РСФСР для охраны имущества гражданина, признанного безвестно отсутствующим, мог быть назначен специальный опекун. Последний совершал в интересах безвестно отсутствующего все необходимые действия по поддержанию этого имущества, в том числе по выдаче содержания гражданам, которых безвестно отсутствующий обязан, был содержать. И статьи 544 и 545 ГК РСФСР 1964 г. предусматривали наличие «исполнителя завещания». Сходная система устанавливалась и в отношении имущества лиц, находящихся под опекой. Закон даже использовал в этом случае термин «управление имуществом» (ст.127 Кодекса о браке и семье РСФСР 1964 г.).

Отметим, что гражданско-правовая доктрина того времени утверждала, что только советское государство является единым и единственным собственником всего государственного имущества. Советское государство, объединяя в своих руках всю полноту государственной власти, самостоятельно определяет правовой режим принадлежащего ему имущества

Мы полагаем, что история формирования института доверительного управления имуществом в России начинает свой отсчет с принятия Закона «О банках и банковской деятельности» 2 декабря 1990 года.  

Так, статья 5 данного Закона  допускала привлечение и размещение средств, а также управление ценными бумагами по поручению клиентов (доверительные (трастовые) операции). После внесения многочисленных корректировок, эта норма была изменена и на современном этапе развития определяет доверительное управление денежными средствами и иным имуществом как операцию, осуществляемую банками и кредитными организациями.

Впоследствии в Указе Президента РФ «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» от 1 июля 1992 года № 772 , в котором предусматривается возможность передачи в доверительное управление пакетов акций предприятий, подлежащих приватизации. Пакеты акций государственных предприятий могли передаваться в доверительное управление с условием обязательной последующей их продажи на инвестиционном конкурсе. Указ предусматривал разработку Положения, регламентирующего порядок передачи акций в доверительное управление. Однако такое Положение так и не было разработано. В связи с этим 24 декабря 1993 года был подписан Указ «О доверительной собственности (трасте)», который стал первой попыткой распространить институт доверительной собственности в Российской Федерации2.

Принятие  данного Указа стало попыткой ввести в имущественный оборот экономические отношения, которые были в отрыве от сложившейся правовой системы в стране. Согласно Указу, в гражданском законодательстве был создан институт доверительной собственности (траст). Внесение в российское законодательство терминологии, присущей институту доверительной собственности англо-американского права вызвало многочисленные дискуссии среди ученых и правоведов. Ряд авторов (Ю.В. Романец, А.А. Рябов) основывались на необходимости использования конструкции доверительной собственности, другие ученые, такие как В.В. Витрянский, Е.А. Суханов, Л.Ю. Михеева считали наиболее подходящим институт доверительного управления.

Хотелось бы привести в пример высказывание Е.А. Суханова, который отмечал, что «введение данного института было крайне неудачной и непродуманной попыткой». По его взглядам, «институт доверительной собственности (траста) отсутствует в континентальных правопорядках, потому что основывается он на весьма своеобразных средневековых традициях английского права, заимствованных впоследствии американской правовой системой».

Несмотря на то, что принятый Указ распространял свое действие исключительно на отношения, связанные с передачей в траст пакетов акций акционерных обществ, созданных при приватизации государственных предприятий, закрепленных в федеральной собственности, его принятий послужило причиной негативной реакции отечественных цивилистов на попытку внедрить в российское гражданское право чуждый ему правовой элемент.

Более того, принятый Указ был внутренне противоречив, российское право того времени не способно было «обслужить» траст, в частности, к этому не было готово гражданское право, не имеющее соответствующей системы обеспечения интересов участников «трастового» правоотношения.

Траст имел законную силу только на основании договора между собственником – учредителем траста и доверительным собственником. Объектом доверительной собственности могло служить только то имущество, которым владеет учредитель на праве собственности (п. 8 Указа). Соответственно если имущество принадлежит учредителю в силу иного вещного права, такое имущество не может приобрести статус объекта траста. Указанные правила вступают в коллизию с п.6 того же Указа, согласно которому учредителями траста могут выступать государственные предприятия и учреждения, владеющие имуществом на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Применительно к данному положению, не можем не заметить, что действующий Гражданский кодекс РФ устранил эту двузначность, определив в ст.1013 ГК РФ, что имущество, которое находится в хозяйственном ведении или доверительном управлении, не передается в доверительное управление.

Договор об учреждении траста заключался в письменной форме и подлежал обязательному нотариальному удостоверению. Ответственность по договору несла только одна сторона – учредитель траста. Противоречие также отражается в порядке прекращения указанного договора. С одной стороны, договор мог быть прекращен по ряду оснований, например, в связи  с истечением срока его действия, а с другой стороны – для прекращения договора требовалось решение суда. Следовательно, возникает вопрос, для чего необходимо судебное решение, если между участниками обязательства отсутствуют спорные правоотношения? В Гражданском кодексе РФ требование об обязательном решении суда применительно к доверительному управлению отсутствует.

По нашему мнению, категория «доверительной собственности (траста)», введенная Указом Президента от 24 декабря 1993 года является неудачным примером рецепции. Институт доверительной собственности получил большое распространение в странах с англо-саксонской системой права, но указанная конструкция не прижилась на российской почве и совершенно не вписалась в систему российского законодательства.

Правовой опыт доказал нежизнеспособность данного Указа, так как действовал он около года, применялся весьма редко в экономической жизни страны, а затем и вовсе утратил свою юридическую силу. Хотя заметим, что по замыслу законодателя данный Указ должен быть стать значительной вехой в истории генезиса данных правоотношений и заполнить вакуум в этой области. Но к сожалению, данный акт не дал ответа на вопрос, становится ли доверительный собственник действительно собственником или просто титульным владельцем и утрачивает ли право собственности на переданное в траст имущество учредителя. Также не были четко определены статусы выгодоприобретателя и пределы ответственности доверительного собственника3.

Принятие части первой Гражданского кодекса РФ значительным образом изменило отношение к применению доверительной собственности в российских правовых условиях. В гражданском праве нашего государства произошло создание нового типа договорных обязательств – договора доверительного управления имуществом, который был сформирован как институт обязательственного права. С данного момента в нормативно-правовых актах и юридической литературе больше не встречается термин «доверительная собственность», однако до сих пор употребляется термин «траст», что на наш взгляд, считается юридически неправильным. Траст и доверительное управления – это несколько различные правовые явления, прежде всего по той причине, что траст означает переход права собственности к лицу, управляющему имуществом в интересах третьих лиц, а доверительно управление ни в коем случае не предполагает перехода права собственности к доверительному управляющему. Таким образом, доверительное управление имуществом как правовая модель существует в российском праве с момента принятия в 1994 г. части первой Гражданского кодекса РФ: появилась ч.4 ст. 209 ГК РФ, которая установила правило о том, что собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему), причем такая передача не влечет перехода права собственности к управляющему.

Мы можем увидеть, что конструкция траста просуществовала сравнительно недолго в российской правовой системе. В ч.1 ГК РФ о нем не было сказано ни слова, да и в целом указанный институт не совсем вписывался в систему вещных прав и правовую конструкцию права собственности.

С 1 марта 1996 года была введена в законное действие часть вторая ГК РФ, которая закрепляет договор доверительного управления имуществом в качестве самостоятельного гражданско-правового обязательства, отдельного правового института. С того момента у нас в стране активизировалась деятельность по передаче имущества в доверительное управление. На наш взгляд, именное принятие части 2 ГК РФ прояснило многие положения данного института, в частности был реализован подход об обязательственной природе доверительного управления. Таким образом, Указ от 1996 года вступает в противоречие с ГК РФ и перестал применяться.

В общем итоге, Гражданский кодекс РФ пошел по другому пути правового регулирования доверительных отношений, а именно, по пути установления правового института «доверительного управления чужим имуществом». Ввиду новых положений при передаче имущества в доверительное управление не происходит передача права собственности к доверительному управляющему. Дополнительно заметим, что это значительно решает проблему отражения в учетной системе операций, связанных с передачей имущества, оно продолжает учитываться на балансе учредителя, собственника имущества.

В связи с принятием части второй Гражданского кодекса РФ  Глава 53 части второй ГК РФ вводит понятие «доверительное управление» и прямо исключает возможность возникновения вещных прав у доверительного управляющего, была закреплена модель обязательственно-правовых отношений без перехода права собственности от учредителя-собственника к доверительному управляющему.

Подводя итог изложенному выше материалу мы можем сформулировать следующие выводы.

В развитии доверительного управления имуществом можно выделить период с принятия Федерального закона «О банках и банковской деятельности» от 02.12.1990 года до Указа Президента РФ «О доверительной собственности» от 24.12.1993 года; период с принятия Указа Президента РФ «О доверительной собственности» от 24.12.1993 года до принятия части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации; период с принятия части 1 Гражданского кодекса РФ до принятия части 2 Гражданского кодекса РФ 1 марта 1996 года.  Таким образом, история развития доверительного управления имуществом предусматривает три отдельных этапа.

Гражданский кодекс РФ на современном этапе развития является основным источником регулирования отношений по доверительному управлению имуществом. Однако наличие правовых пробелов в данном акте порождает трудности и противоречия на практике. Дальнейшее развитие доверительного управления имуществом в России возможно, особенно в условиях рыночной экономики, только при наличии обновленной нормативно-правовой базы.

1.2 Договор доверительного управления имуществом: юридическая природа, элементы договора и его отличие от смежных гражданско-правовых договоров

Договор доверительного управления имуществом представляет собой качественно новый институт российского гражданского права и является самостоятельным типом гражданско-правового обязательством, оформляющим отношения по управлению чужим имуществом в интересах его собственника (или иного управомоченного лица - кредитора в обязательстве, субъекта исключительного права) либо иного указанного им (третьего) лица. Детальное регулирование института доверительного управления имуществом  содержится в отдельной главе 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 1012-1026. Так, статья 1012 гласит, что «по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя)». Проще говоря, доверительное управление имуществом – это процесс управления собственностью, переданной учредителем управления доверительному управляющему на определенный срок. Причем передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на данное имущество к доверительному управляющему.

По своей целевой направленности данный договор можно охарактеризовать как гражданско-правовое обязательство по оказанию услуг, ибо именно в качестве услуги можно квалифицировать осуществление доверительным управляющим управления доверенным ему имуществом в интересах собственника (учредителя доверительного управления) или назначенного им лица (выгодоприобретателя).

Договор доверительного управления служит одной единственной цели – возложить бремя осуществления полномочий собственника на другое лицо, которое будет эффективно использовать переданное ему имущество, в интересах собственника. Обладающий обязательственной природой, договор доверительного управления можно назвать разновидностью договора в пользу третьего лица. Особенно это применимо к случаям, когда выгодоприобретателем по указанному договору является несобственник имущества4.

Подробнее обозначим юридическую природу рассматриваемого договора. Как мы видим из вышеуказанного определения договора доверительного управления имуществом, этот договор сконструирован как реальный, следовательно, считается заключенным момента передачи учредителем доверительного управления соответствующего имущества доверительному управляющему (п. 2 ст. 433 ГК). Таким образом, для возникновения обязательства доверительного управления имуществом требуется сложный юридический состав, состоящий из двух юридических фактов: подписания сторонами соглашения и передачи доверительному управляющему имущества, являющегося объектом указанного соглашения.

Реальный характер договора доверительного управления имуществом имеет определенное значение для квалификации возникающего из него обязательства как обязательства по оказанию услуг, поскольку в круг данного обязательства не входят обязанности учредителя по передаче имущества доверительному управляющему, как это имеет место во всех обязательствах, направленных на передачу имущества: купля-продажа, мена, дарение, аренда, ссуда и др. Как верно, на наш взгляд, отмечает Л.Ю. Михеева, «данный договор и не мог быть сконструирован как консенсуальный, предметом его являются действия управляющего, совершение которых без обладания имуществом невозможно»5.

Рассматриваемый гражданско-правовой договор – это порождение юридической конструкции, когда у лица, которое не является собственником имущества, сосредотачиваются все три правомочия в отношении этого имущества. Но данное сосредоточение носит временный характер, что определяется срочным характером договора доверительного управления. Законодательно закреплено, что указанный договор не может заключаться на срок свыше 5 лет.

Рассматриваемый договор доверительного управления имуществом является двусторонним и, как правило, возмездным, несмотря на то, что из самого определения договора не следуют какие-либо обязанности учредителя доверительного управления (п.1 ст. 1012 ГК РФ).

Анализируя договор доверительного управления имуществом можно найти некоторые элементы, которые подчеркивают схожесть данного договора со смежными гражданско-правовыми договорами, такими как, договор поручения, договор комиссии, агентский договор и др. Однако сразу отметим, что рассматриваемый нами договор является самостоятельным правовым соглашением в системе гражданско-правовых договоров российского права и его необходимо разграничивать от иных смежных правовых конструкций, он существенно отличается от указанных договоров. Доверительный управляющий совершает в отношении переданного ему имущества юридические и фактические действия, которые и составляют предмет данного договора, в то время как в силу договора поручения поверенный совершает исключительно юридические действия (сделки), которые можно определить как представительские услуги, оказываемые от имени и в интересах доверителя. По договору комиссии и в агентском договоре уплата вознаграждения со стороны комитента комиссионеру - обязательное условие договора. В отличие от этих договоров, доверительное управление возможно и на безвозмездной основе. Кроме того, доверительный управляющий всегда совершает предусмотренные по договору действия от своего имени, при этом закон обязывает его указывать, что он действует в качестве такого управляющего путем проставления пометок «Д.У.» в письменных документах после имени или наименования управляющего. Управляя имуществом собственника, доверительный управляющий обособляет имущество собственника, гарантируя тем самым его интересы. Одновременно с этим доверительный управляющий сохраняет большую самостоятельность, ему не надо, как это случается в договоре поручения, постоянно соотносить свои действия с указаниями доверителя.

Касательно отличия договора доверительного управления имуществом от других договоров по оказанию услуг, обратим внимание на разграничение указанного договора от агентского соглашения. Здесь нам хотелось бы привести высказывание Е.А. Суханова о том6, что «доверительное управление исключает не только возможность выступления управляющего от имени собственника, но и возложение им своих обязанностей на третье лицо (тогда как агент может не только выступать от имени принципала, но и вступать в субагентские отношения, особенно при необходимости совершения действий фактического порядка). При этом доверительное управление может осуществляться как на возмездных, так и на безвозмездных началах, а агентский договор всегда является возмездным»7.

Отдельно подчеркнем тот факт, что ни один из описанных выше договоров не основывается на модели реального договора и не связан с передачей имущества во владение, пользование, распоряжение.

Договор доверительного управления имуществом необходимо четко отграничивать от таких гражданско-правовых обязательств, как купля-продажа, аренда, мена и др. Основное отличие проявляется в целевой направленности указанных видов договоров: передача имущества в доверительное управление означает только создание условий для того, чтобы доверительный управляющий мог осуществлять свои обязанности, в отношениях же по купле-продаже, аренде, мене, дарению передача имущества обладает совершенно другим значением,  она означает исполнение обязательства одной из сторон обязательства и преследует цель удовлетворения потребностей другой стороны.  

От других реальных договоров (договор хранения, договор перевозки) рассматриваемый договор отличается объемом и характером обязательств, которые возлагаются на доверительного управляющего применительно к переданному ему имуществу. Если услуга хранителя или перевозчика характеризуется наличием одного или нескольких взаимосвязанных действий, то обязанность доверительного управляющего заключается в совершении им комплекса любых фактических и юридических действий, требуемых для управления имуществом. Помимо этого, ни хранитель, ни перевозчик не осуществляют пользование и распоряжение имуществом, вверенного им в отличие от доверительного управления, где данное полномочие имеет место быть.

И еще одно отличие, на которые мы хотим обратить внимание, заключается в следующем: только при договоре доверительного управления в отличие от иных гражданско-правовых обязательств осуществляется обособление имущества как от иного имущества собственника – учредителя доверительного управления, так и от имущества самого доверительного управляющего. В итоге, в гражданском обороте выступает как бы само обособленное имущество в лице доверительного управляющего. В частности, это доказывает п.1 ст. 1020 ГК РФ, в соответствии с которой права, приобретенные доверительным управляющим в результате действий по доверительному управлению имуществом, включаются в состав переданного в доверительное управление имущества, а обязанности, возникшие в результате таких действий доверительного управляющего, исполняются за счет этого имущества.

Рассмотрим более подробно характеристику элементов договора доверительного управления.

Общие гражданско-правовые требование касательно формы договора доверительного управления ограничиваются заключением указанного договора в простой письменной форме. Данное положение означает, что договор может заключаться не только путем подписания единого документа, но и с помощью обмена документами почтовой, электронной и другими видами связи, позволяющей установить, что соответствующий документ исходит от определенной стороны по договору. Применительно к доверительному управлению действует специальное правило, касающееся последствий нарушения обязательной формы договора: несоблюдение простой письменной формы договора доверительного управления влечет его недействительность (п. 3 ст. 1017 ГК РФ)8.

Предметом договора доверительного управления имуществом является осуществление доверительным управляющим управления указанным имуществом в интересах учредителя доверительного управления или выгодоприобретателя. Состав предмета включает в себя, во-первых, фактические и юридические действия, которые осуществляет доверительный управляющий в целях управления имуществом, и, во-вторых, само имущество, переданное в доверительное управление. Сложная структура предмета нашла свое отражение в правовом регулировании данного договора: большое количество норм, которые регулируют порядок заключения и исполнения договора, содержат правила, либо непосредственно касающиеся именно имущества, либо предопределенные особенностями имущества, переданного в доверительное управление (недвижимость, ценные бумаги и др.). Так, в соответствии со ст. 1018 ГК имущество, переданное в доверительное управление, обособляется от другого имущества учредителя управления, а также от имущества доверительного управляющего. Это имущество отражается у доверительного управляющего на отдельном балансе, и по нему ведется самостоятельный учет. А согласно ст. 1025 ГК при передаче в доверительное управление ценных бумаг может быть предусмотрено объединение ценных бумаг, передаваемых в доверительное управление разными лицами.

В качестве объекта рассматриваемого договора может выступать большая часть объектов гражданских прав. К их числу мы можем отнести различные виды имущества, имущественные права, исключительные права. Передача в доверительное управление денежных средств по общему управлению не допускается. Однако на современном этапе отечественное законодательство предусматривает несколько изъятий из данного положения: во-первых, ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности позволяет кредитным организациям заключать договоры доверительного управления денежными средствами; во-вторых, Приказом от 3 апреля 2007 года № 07-37/пз-н «Об утверждении порядка осуществления деятельности по управлению ценными бумагами» допускается доверительное управление денежными средствами в процессе осуществления профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. Касательно определения правовой природы объектов договора доверительного управления, многие авторы придерживаются того положения, что объектами могут быть только вещи, определенные индивидуальными признаками, и более того, при прекращении данного договора, эти вещи должны быть в обязательном порядке возвращены. На наш взгляд, данная позиция является абсолютно неприемлемой по известным причинам. Ни Гражданский кодекс РФ, ни другие нормативно-правовые акты не содержат в себе каких-либо ограничений применительно у доверительному управлению имуществом, характеризующимся родовыми признаками, то есть императивный запрет на передачу в доверительное управление вещей, определенных родовыми признаками, отсутствует, в результате чего мы делаем бесспорный вывод о возможности указанной передачи при выполнении всех требований законодательства. Более того, получая имущество в распоряжение доверительный управляющий может совершать в отношении него различные фактические и юридические действия, совершать любые сделки, не запрещенные законодательством или договором, в том числе может его обменять или продать, если это соответствует интересам выгодоприобретателя.  Поэтому мы полагаем, что объектом доверительного управления может выступать любое имущество, определенное родовыми признаками.

Заметим, что объектом доверительного управления может выступать в равной степени как все имущество учредителя, так и его определенная часть. Однако в таком качестве может выступать отнюдь не все имущество: п.1 ст. 1013 ГК РФ закрепляет, что объектами доверительного управления могут выступать отдельные объекты недвижимости, включая предприятия и иные имущественные комплексы; ценные бумаги; права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами; исключительные права; а также иное имущество (движимые вещи и права требования или пользования) при возможности его обособления и учета на отдельном балансе или банковском счете (п. 1 ст. 1018 ГК РФ). Основываясь на данном положении Гражданского кодекса РФ, мы видим, что речь не идет не просто об индивидуально-определенных вещах, но об юридически обособленном имуществе. Смысл в том, что сама суть доверительного управления не допускает смешения имущества, находящегося в доверительном управлении, с имуществом самого управляющего9.

Исключается передача в доверительное управление только движимых вещей, что полностью логично и правомерно, поскольку обособить их в юридическом смысле, то есть путем открытия отдельного баланса не представляется возможным.

Не могут становиться самостоятельным объектом доверительного управления наличные деньги (п. 2 ст. 1013 ГК РФ). Они обычно не относятся к индивидуально определенным вещам, а при их использовании в имущественном обороте право собственности на соответствующие купюры неизбежно утрачивается, и они не могут быть возвращены собственнику по окончании срока договора (тем более что последнего обычно интересует не возврат тех же купюр, а получение большего, чем первоначальный, номинала)10.

Проводя анализ объектов доверительного управления, мы хотим заострить внимание на одном интересном моменте: имущество, находящееся в хозяйственном ведении или оперативном управлении, запрещено передавать в доверительное управление. П.3 ст. 1013 ГК РФ прямо запрещает унитарным предприятиям и учреждениям передавать закрепленное за ними имущество в доверительное управление без предварительной ликвидации указанных юридических лиц либо изъятия у них в установленном законом порядке соответствующего имущества для последующей передачи его собственником в доверительное управление. В противном случае, унитарное предприятие или учреждение, которое само в силу закона осуществляет правомочия собственника применительно к переданному им имуществу, теряло бы объект своего ограниченного вещного права и становилось бы лишним звеном между учредившим его собственником и реально осуществляющим его правомочия доверительным управляющим.

Отметим особенности субъектного состава договора доверительного управления имуществом.

По общему правилу, сторонами договора доверительного управления имуществом всегда выступают учредитель доверительного управления имуществом и доверительный управляющий. В определенных случаях, когда учредитель указывает конкретное лицо, в пользу и интересах которого осуществляется управление имуществом, субъектный состав рассматриваемого договора несколько усложняется и появляется новый участник – выгодоприобретатель (или бенефециар).

Гражданский кодекс закрепляет императивное правило о том, что учредителем доверительного управления может выступать только собственник имущества. Мы полагаем, что данное положение имеет важное значение для определения круга полномочий, в частности, государственных и муниципальных учреждений. В связи с этим интересно отметить, что Гражданский кодекс Республики Казахстан предусматривает более широкий круг субъектов-учредителей. Комментируя данное законоположение, И.У. Жанайдаров указывает: «Учредителем доверительного управления на основании сделки, по общему правилу, является собственник. В отношении государственного имущества им может выступить предприятие на праве хозяйственного ведения, казенное предприятие или учреждение с разрешения компетентного органа или уполномоченный на то государственный орган»11.

Нам представляется описанный подход весьма странным и неприемлемым ввиду того, что передача имущества, находящегося в оперативном ведении или хозяйственном управлении, в доверительное управление лишает государственные и муниципальные предприятия выполнения целей, ради которых они были созданы собственником. Права хозяйственного ведения и оперативного управления уже предполагают правомочия собственника, вторичными они быть никак не могут.

Выгодоприобретатель является участником отношений по доверительному управлению только в том случае, когда учредитель-собственник укажет его как лицо, в пользу которого заключается договор. Договор доверительного управления имуществом, заключаемый по основаниям, предусмотренным законом, во всех случаях является договором в пользу третьего лица, стало быть, в этих отношениях всегда участвует выгодоприобретатель.

Примечательно, что Гражданский кодекс РФ не содержит норм, регламентирующих правовой статус бенефициара. Исключение составляет лишь запрет в отношении доверительного управляющего, который, естественно, не может быть бенефициаром по тому же договору доверительного управления имуществом (п. 3 ст. 1015 ГК). Из этого следует, что в качестве выгодоприобретателя может выступать любое лицо, признаваемое субъектом гражданского права: физические и юридические лица, государство, муниципальные образования.

Центральный и, безусловно, самый интересный (с юридической точки зрения) субъект правоотношений по доверительному управлению имуществом - доверительный управляющий. Доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель либо коммерческая организация, но, ни в коем случае не государственные органы, органы местного самоуправления, а также унитарные предприятия. Осуществляя доверительное управление имуществом, и вступая в различные взаимоотношения с третьими лицами, доверительный управляющий действует в качестве участника обязательственных правоотношений в интересах учредителя доверительного управления и выгодоприобретателя. Вместе с тем, являясь титульным владельцем указанного имущества, он получают безоговорочную защиту от незаконных действий третьих лиц.

Проанализированный материал позволяет нам сформулировать следующие выводы.

Договор доверительного управления имуществом признается договор, по которому  одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).

Договор является реальным, двусторонним, возмездным. Договор доверительного управления имуществом относится к группе договоров, направленных на оказание услуг. Однако в системе гражданско-правовых обязательств рассматриваемый договор имеет самостоятельное значение, и его следует разграничивать от смежных правовых конструкций.

1.3 Анализ нормативно-правовой базы, регулирующей доверительное управление имуществом в России

Рассматривая нормативно-правовую базу в отношении института доверительного управления имуществом, отметим в первую очередь в качестве основного источника Гражданский кодекс Российской Федерации. В главе 53 ГК РФ доверительное управление имуществом находит свое отражение впервые как правовой институт. С одной стороны, Гражданский кодекс достаточно подробно определяет основные положения рассматриваемого института: закрепляет легальное определение понятия «договор доверительного управления», форму договора, права, обязанности, ответственность сторон по договору, основания прекращения договора. Но с другой стороны, данный нормативно-правовой акт допускает массу правовых пробелов в регулировании правоотношений по доверительному управлению имуществом. ГК РФ дает лишь общую характеристику указанному договору, не раскрывая при этом многих важных вопросов. Бесспорно, ГК РФ является основным и общим правовым источником, и он не должен раскрывать подробности каждого института в системе права России, для этого должны приниматься специальные законы и подзаконные нормативно-правовые акты. На современно этапе закон о доверительном управлении имуществом все еще не принят (хотя о нем говорит сам законодатель в ч.3 ст. 1026 и ст. 1026 ГК РФ, а также многие правоведы), поэтому в данном исследовании мы хотим обратить особенное внимание на правовые пробелы, содержащиеся в нормах ГК РФ о доверительном управлении имуществом. Анализ, который произведем далее в отношении определенных правовых норм ГК РФ, позволит нам выявить положения Кодекса, которые неэффективны, и следовательно, подлежат отмене либо изменению.

Одна из проблем правового регулирования заключается в том, что такое регулирование, хотя и позволяет в определенной мере избежать бремени содержания данного имущества, все же не уменьшает для собственника бремя обладания правом собственности на переданное в доверительное управление имущество. Такая передача не ограждает собственника от риска негативных последствий деятельности доверительного управляющего. В частности, в соответствии со ст. 1022 ГК РФ учредитель несет субсидиарную ответственность наряду с управляющим по долгам, возникшим из доверительного управления. На наш взгляд, учредитель должен нести ответственность только за риск утраты данного имущества, но не по обязательствам, возникшим из доверительного управления. Ввиду того, что собственник несет дополнительную ответственность за неэффективную работу доверительного управляющего, возникает конфликт экономических интересов учредителя управления и доверительного управляющего, который не уменьшается, а не увеличивается12. При законодательном закреплении субсидиарной ответственности учредителя управляющий будет пытаться распорядиться своим собственным имуществом так, чтобы снизить размер своей ответственности и увеличить ответственность учредителя. Собственник, принимая во внимание такой риск, должен будет контролировать не только процесс управления, но и сами действия управляющего. Такой контроль будет увеличивать расходы собственника и уменьшать его доход. Более того, при данных условиях, экономическая сущность доверительного управления не соблюдена, поскольку самостоятельность управляющего сокращается из-за вовлечения собственника в его действия по управлению имуществом. Поэтому нет нужды возлагать меры ответственности на учредителя управления за действия управляющего, поскольку он практически отстранен от управления в отношении переданного имущества, отмена субсидиарной ответственности не повлечет изменения сущности положений ГК РФ о доверительном управлении.

Положения Гражданского кодекса недостаточно четко фиксируют стандарты деятельности управляющего по доверительному управлению имуществом, которые должны заключаться в его обязанности придерживаться определенного отношения к имуществу, следовательно, конфликт экономических интересов неизбежен. Только лишь ст. 1022 ГК РФ закрепляет, что непроявление управляющим должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления является основанием для привлечения его к ответственности. Исходя из содержания данной статьи, мы делаем вывод о том, что проявление должной заботливости об интересах собственника является обязанностью управляющего, хотя это не предусмотрено в качестве обязанности управляющего в соответствующей статье ГК РФ. Но центральная проблема сводится к тому, что Гражданский кодекс нигде не указывает, что такое должная заботливость об интересах собственника, степень заботливости не определена однозначно. Мы, разумеется, можем сделать свое заключение о том, что чем больше заботливости, тем лучше. Однако отсутствие в ГК РФ определения должной заботливости приведет к несоответствию управленческой деятельности той степени эффективности, которая ожидается собственником от управляющего. Доверительным управляющим могут использоваться разные степени заботливости, но которая из них является обязательной, можно только догадываться.

Таким образом, в гражданском законодательстве отсутствует самая главная норма, которая значительно снизила бы риск некачественного ведения деятельности доверительным управляющим по отношению к переданному имуществу. Определение минимального стандарта по отношению к переданному имуществу при ведении управляющим деятельности по доверительному управлению. Установление такого стандарта позволило бы четко установить случаи привлечения управляющего к ответственности перед собственником, что позволило бы снизить посредством правового регулирования экономический конфликт интересов собственника и управляющего.

Также хотели бы акцентировать внимание на таком факте, что существует наклонность со стороны доверительного управляющего использовать переданное ему имущество для удовлетворения своих потребностей. Ввиду этого, мы считаем, что в Гражданском кодексе необходимо прямо закрепить положение о запрете для доверительного управляющего совершать сделки, в которых присутствует его личная заинтересованность.  Несмотря на то, что Гражданский кодекс предписывает управляющему совершать все сделки в интересах собственника, зачастую весьма затруднительно определить, были ли данные действия осуществлены в интересах собственника, когда сделки с заинтересованностью заключены приблизительно по среднерыночной цене. Так, в Кодексе следовало бы ограничить возможность управляющего заключать сделки в отношении переданного имущества, другой стороной в которых выступает сам управляющий, либо его родственник, либо организация, в которой имеется доля участия управляющего, хотя эти сделки могут быть совершены по среднерыночной цене. В таких сделках бывает сложно установить, мог бы управляющий осуществить сделку по распоряжению имуществом по более высокой цене и соответственно более эффективно распорядиться имуществом, если бы другой стороной в сделке выступала другая независимая сторона.

Особенностью правового регулирования доверительного управления имуществом является наличие многочисленных специальных правил, отраженных, в основном, в подзаконных нормативно-правовых актах. Указанные правила посвящены регулированию отдельных видов доверительного управления имуществом, и они приоритетны по отношению к Гражданскому кодексу. Соответственно положения ГК РФ могут применяться к ним только в той части, которая не урегулирована специальными законами. Это исходит как из общеправовых принципов разрешения коллизий в праве, так и из принципа приоритетности специальных норм перед общими законодательными положениями13.

В качестве наглядного примера приведем законодательство о доверительном управлении ценными бумагами.

Специальные правила о доверительном управлении ценными бумагами, отраженные в Кодексе (ст. 1025) сводятся к тому, что при передаче ценных бумаг в доверительное управление может быть предусмотрено объединение ценных бумаг, передаваемых в управление разными лицами, и что правомочия доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами должны быть определены в самом договоре доверительного управления. Другие особенности доверительного управления ценными бумагами устанавливаются законом. Закон, который бы специальным образом регулировал отношения, связанные доверительным управлением ценных бумаг, на современном этапе все еще не принят. Некоторые правила установлены Федеральным законом «О рынке ценных бумаг»: в частности, в ст. 5 несколько расширено понятие объектов доверительного управления ценными бумагами: к их числу отнесены не только сами ценные бумаги, но и денежные средства, предназначенные для инвестирования в ценные бумаги, а также денежные средства и ценные бумаги, приобретаемые в процессе управления ценными бумагами14.

Однако содержание этого Закона не совсем информативно по причине того, что указанное в нем одно понятие – деятельность по доверительному управлению – раскрывается через отсылку к другому (доверительное управление), а последнее не устанавливается. Отметим, что раскрытие данного понятия позволит решить множество практических вопросов, в частности, о возможности доверительного управления неэмиссионными ценными бумагами, прямо не названными нормативными актами в качестве объекта доверительного управления.

Недостаток информации Федерального закона «О рынке ценных бумаг» восполняют подзаконные нормативно-правовые акты, в частности, Приказ ФСФР РФ от 03.04.2007 № 07-37/пн-з «Об утверждении порядка осуществления деятельности по управлению ценными бумагами»15. Подчеркнем, что Федеральная служба по финансовым рынкам разрабатывает и утверждает единые требования к правилам осуществления профессиональной деятельности с ценными бумагами, а также осуществляет правовое регулирование целого ряда вопросов деятельности управляющих компаний в случаях, указанных в федеральных законах.

Для системы законодательного регулирования доверительного управления ценными бумагами характерен такой недостаток как отсутствие единого подхода к регулированию, нормотворчество осуществляют различные органы – ФСФР России, Банк РФ, Президент и Правительство РФ.

Как мы знаем, гражданское законодательство (а правовые акты, которые регулируют доверительное управление имуществом, относятся, бесспорно, к гражданскому законодательству) состоит из Гражданского кодекса РФ и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов, регулирующих гражданско-правовые отношения. В этом смысле можно сделать вывод о том, что какое-либо законодательство, устанавливающее особенности правового регулирования доверительного управления ценными бумагами, как это предусмотрено ст. 1025 ГК РФ, в настоящее время отсутствует.

В то же время на современном этапе имеется немалое количество подзаконных нормативных актов, регламентирующих отношения, связанные с доверительным управлением ценными бумагами: указы Президента, постановления Правительства, нормативные акты Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг и Центрального Банка Российской Федерации, юридическая сила которых не может не вызывать сомнений. Ведь даже, несмотря на то, что у указанных органов и ведомств присутствуют определенные полномочия касательно регулирования данных правоотношений, мы считаем, нельзя согласиться с тем, что они смогут обеспечить нормотворчество путем комплексного правового регулирования отношений по доверительному управлению.

На наш взгляд, принятие единого закона о доверительном управлении  ценными бумагами устранит разрозненность и фрагментарность нормативного материала, разрешит правовые коллизии.

Заметим, что в российском законодательстве доверительное управление имуществом в хозяйственной сфере легально появилось не так давно, в силу этого, на наш взгляд, еще не накоплен и не обобщен достаточный практический опыт его применения на практике. Среди ученых нет единства по вопросу о том, достаточна ли существующая законодательная база для эффективного регулирования доверительного управления имуществом или требуется принятие закона, который более бы подробно регулировал практику применения данного института.

Нормативно-правовая база в отношении института доверительного управления имуществом должна совершенствоваться в одном направлении, а именно, должно быть разработано систематизированное законодательство, которое будет включать в себя как единый закон о доверительном управлении имуществом, так и подзаконные акты, уточняющие основные положения закона применительно к своеобразию различных объектов доверительного управления имуществом.

Нормативно-правовая база в области регулирования отношений по доверительному управлению имуществом характеризуется тем, что она формируется органами различного уровня и в различных сферах правового регулирования. Применительно к ценным бумагам, как мы отмечали выше, происходит активное регулирование с помощью подзаконных нормативно-правовых актов. Мы находим эту тенденцию весьма негативной, потому что она способна внести путаницу и в без того недостаточно совершенную правовую базу. Подзаконные акты должны конкретизировать и дополнять регулирующие законы, а не занимать ключевое место в системе регулирования.

Недостаточная степень развития законодательной базы служит сдерживающим фактором развития института доверительного управления.

Современное состояние гражданского законодательства о доверительном управлении имуществом позволяет нам сделать вывод о том, что отечественный законодатель остановил свой выбор на адаптированном для российской правовой системы институте доверительного управления имуществом. Свое законодательное закрепление данный институт получил с введением в действие нового Гражданского кодекса Российской Федерации, однако нельзя говорить о главе 53 ГК РФ как главе, содержащей все те нормы, которые обеспечивали бы эффективное правовое регулирование отношений по доверительному управлению. Более того, указанная глава не отражает в полной мере и назначение института доверительного управления имуществом, заключающегося в опосредовании отношений по вовлечению управляющим имущества собственника в оборот и осуществлению им самостоятельного хозяйствования этим имуществом. Все это в целом дает основание утверждать, что процесс формирования и реформирования правоотношения по доверительному управлению имуществом в законодательном плане еще далек от своего завершения.

Выше мы обозначили правовые недочеты в отношении доверительного управления имуществом, которые присутствуют в Гражданском кодексе, и пути их устранения. На наш взгляд, указанные нами нововведения придадут правовому регулированию данного института эффективный характер.

2. Гражданско-правовые особенности договора доверительного управления имуществом

2.1. Права, обязанности и ответственность сторон по договору доверительного управления имуществом

Неотъемлемым элементом договора доверительного управления имуществом является совокупность прав и обязанностей, а также особенности ответственности сторон по рассматриваемому договору.

Прежде всего, отметим, что договор доверительного управления имуществом порождает исключительно обязательственные отношения, права и обязанности приобретают и учредитель, и доверительный управляющий.

По общему правилу, доверительный управляющий обязан лично осуществлять юридические и фактические действия по управлению имуществом учредителя, следовательно, его обязанности носят личный характер (п. 1 ст. 313 ГК РФ), хотя сам договор доверительного управления не является лично-доверительной, т.е. фидуциарной сделкой. В то же время, управляющий имеет право поручить другому лицу совершать от своего имени действия, которые необходимы для управления имуществом, но только в том случае, когда это прямо предусмотрено договором или письменным согласием учредителя, или в исключительных случаях, когда допускается возможность передоверия. При этом ответственным за все совершенные в отношении имущества действия остается доверительный управляющий, даже в случае если действия совершены выбранным им третьим лицом. Заметим, что оно неслучайно называется «поверенным» управляющего, поскольку все его действия с юридической точки зрения считаются действиями самого управляющего, отвечающего за них «как за свои собственные». Соответственно, подобные отношения должны оформляться договором поручения (доверенностью) между управляющим и поверенным, но никак не субдоговором, зачастую оформляющим возложение исполнение договорного обязательства на третье лицо.

Указанные нормы (касательно основной обязанности доверительного управляющего) обширно комментируется в юридической литературе. К примеру, Е.А. Суханов указывает, что «несмотря на то, что доверительный управляющий осуществляет правомочия собственника, он не получает их от собственника в порядке уступки прав. Собственник-учредитель передает управляющему не свои правомочия, а только возможность их реализации»16.

В.А. Дозорцев указывает: «Рассматривая права и обязанности из отношений по управлению имуществом, необходимо различать права и обязанности по отношению к третьим лицам (внешние отношения) и права и обязанности между участниками договора (внутренние отношения)»17.

Приведенные точки зрения отечественных правоведов оттеняют различные аспекты единого понятия деятельности управляющего по доверительному управлению имуществом. Единым началом для всех аспектов деятельности доверительного управляющего является обособленное имущество, участвующее в гражданском обороте. Это имущество имеет особый правовой режим, поскольку на его основе не создается юридическое лицо, а оно участвует в имущественном обороте непосредственно, обеспечиваемое доверительным управляющим.

Дополнительно укажем, что управление имуществом в интересах учредителя или выгодоприобретателя может выражаться в различных формах, от сохранения имущества до приобретения определенных выгод, это зависит от целей доверительного управления, указанных учредителем. В связи с этим конкретное определение в рассматриваемом договоре задач, подлежащих выполнению доверительным управляющим, имеет приоритетное значение.

Смысл основной обязанности управляющего заключается не в совершении любых фактических и юридических действий в отношении переданного имущества, а в совершении комплексного управления указанным имуществом с целью обеспечения его участия в имущественном обороте, эффективное доверительное управление – суть обязательства доверительного управляющего по договору.

Важно подчеркнуть, что перед тем как приступить к исполнению этого обязательства, доверительный управляющий обязан обособить имущество, переданное ему в управление, от своего собственного. Так, оно должно быть отражено на отдельном балансе, в отношении имущества ведется самостоятельный учет. Помимо этого, в соответствии с п.1 ст. 1018 ГК РФ доверительный управляющий обязан открыть отдельный банковский счет для осуществления расчетов по деятельности, связанной с ведением деятельности по доверительному управлению.

Совершая любые фактические и юридические действия в отношении переданного имущества, доверительный управляющий действует в качестве такого субъекта путем указания на соответствующих документах отметки «Д.У.» после наименования доверительного управляющего. Для защиты прав на имущество, находящееся в доверительном управлении, доверительный управляющий пользуется вещно - правовой защитой в соответствии со ст. ст. 301, 302, 304, 305 ГК РФ.

В отношении имущества, переданного в доверительное управление, управляющий осуществляет правомочия собственника в пределах, установленных законом или договором, но не получает их от собственника в порядке уступки прав. Управляющий наделяется возможностью реализации данных правомочий, которые остаются принадлежащими правообладателю. Другими словами, в указанных границах управляющий выступает в роли собственника, но фактически им не является, ведь он управляет чужим имуществом от своего имени, но не в своих интересах. В этом смысле статус доверительного управляющего несколько схож с правовым положением агента, который в установленных пределах также реализует некоторые правомочия своего принципала. Личное совершение действий в отношении переданного имущества со стороны доверительного управляющего не является его основной обязанностью, но не единственной. Наряду с этим управляющий обязан предоставлять учредителю и выгодоприобретателю отчеты о результатах своей работы, тем самым осуществляется контроль за исполнением доверительным управляющим своих обязательств по заключенному договору. Порядок и сроки предоставления таких отчетов обычно устанавливаются договором, в некоторых случаях порядок и сроки управления имуществом в определенной степени могут быть установлены законом  или подзаконным актом. Принятие отчета управляющего без каких-либо возражений свидетельствует о надлежащем исполнении обязанностей доверительного управляющего. При окончании срока действия рассматриваемого договора управляющий, по общему правилу, обязан возвратить переданное ему имущество учредителю.

В правовой литературе высказывались различные точки зрения касательно порядка и сроков предоставления отчетов доверительного управляющего о своей деятельности. Например, Л.Ю. Михеева указывает, что «если порядок и сроки предоставления отчета не установлены договором, то является очевидным, что управомоченные лица вправе потребовать данный отчет в любое время, а управляющий обязан в семидневный срок в соответствии с гражданским законодательством предоставить всю необходимую информацию»18.

Мы считаем, что изложенная позиция является категорически неприемлемой и не основанной на законодательстве. Норма об отчетности со стороны управляющего носит исключительно императивный характер. Указывая, что в договоре должно быть включено условие о порядке и сроках предоставления отчета доверительного управляющего, законодатель тем самым дает понять, что это условие является типовым для договоров доверительного управления имуществом, существенным условием.

Доверительный управляющий в обязательном порядке должен проявлять должную заботливость об имуществе собственника. Управляя указанным имуществом, он должен преследовать исключительно интересы собственника и выгодоприобретателя, в частности, сохранять имущество, поддерживать его в надлежащем состоянии, извлекать из него полезные свойства. Следует обратить внимание, что в некоторых случаях это направление деятельности доверительного управляющего является приоритетным, например, в случае постоянного управления имуществом подопечного. Основная цель в данном случае – это обеспечение сохранности имущества и сведение риска, связанного с участием имущества в гражданском обороте, к минимуму.

Для защиты прав на имущество, находящемся в доверительном управлении, доверительный управляющий пользуется вещно-правовой защитой в соответствии со ст. ст. 301, 302, 304, 305 ГК РФ как титульный владелец имущества учредителя. Находящееся у него в управлении имущество не может служить объектом взыскания кредиторов учредителя, если только последний не был признан банкротом. В этом случае доверительное управление прекращается, а находившееся в нем имущество включается в конкурсную массу для удовлетворения требований всех кредиторов учредителя. Таким образом, в соответствии со ст. 209 ГК РФ доверительный управляющий реализует свои правомочия собственника в отношении управляемого имущества. Более того, указанные выше виндикационные и негаторные иски доверительный управляющий вправе предъявить даже собственнику имущества, переданного в доверительное управление19.

Завершая рассмотрение вопроса, об обязанностях доверительного управляющего, хотим акцентировать внимание на одной проблеме. В юридической литературе можно встретить мнение о том, что недостаточная определенность обязанностей управляющего признается пробелом в правовом регулировании, неопределенность сущности его правомочий порождает проблемное практическое применение института доверительного управления. Какими критериями руководствоваться суду при разрешении дел о возмещении убытков, возникших в процессе доверительного управления имуществом, помимо общеустановленных требований разумности, добросовестности и справедливости?

Решение данной проблемы мы видим в том, чтобы дополнить ст. 1020 ГК РФ нормами диспозитивного характера. Предлагаем норму следующего содержания: если иное не предусмотрено законом или договором, доверительный управляющий обязан принимать меры по охране имущества, переданного в доверительное управление, обеспечивать получение в результате использования имущества плодов и доходов, а также совершать иные действия по управлению, которые не влекли бы за собой уменьшение стоимости имущества. Но заметим, что предложенное положение не может рассматриваться в качестве проекта правовой нормы, несоблюдение которой способно повлечь ответственность для нарушителя. Скорее, данное положение должно служить рекомендацией для судов, рассматривающих дела по доверительному управлению имуществом.

По нашему мнению, решение проблемы конкретизации правомочий и обязанностей доверительного управляющего будет осуществляться постепенно, по мере расширения сферы применения договора доверительного управления имуществом в гражданском обороте и увеличения дел по спорам, связанным с доверительным управлением.

Согласно п. 1 ст. 1020 Гражданского кодекса РФ доверительный управляющий осуществляет правомочия собственника в отношении переданного имущества, отсюда делаем вывод, что он имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом. Если права на владение и пользование никаких противоречий и вопросов не вызывают, то право на распоряжение имуществом, как мы полагаем, вызывает некоторые сомнения. Право пользования предполагает получение определенной выгоды, пользы от имущества. Из смысла договора доверительного управления вытекает, что в договоре всегда должен быть указан выгодоприобретатель, в чьих интересах осуществляется доверительное управление. Исходя из вышеизложенного, на наш взгляд, право пользования не переходит доверительному управляющему, а все-таки остается за учредителем имущества или передается указанному им третьему лицу, за доверительным управляющим закрепляются только права владения и распоряжения имуществом.

Доверительный управляющий имеет законное право на вознаграждение, а также на возмещение необходимых расходов, понесенных при управлении имуществом, за счет доходов от использования указанного имущества. На современном этапе данное положение Гражданского кодекса РФ вызывает определенные неточности. В частности, непонятно, может ли доверительный управляющий получить вознаграждение в том случае, если доходы от использования имуществом отсутствуют? Этот вопрос наиболее актуален при доверительном управлении по основаниям, предусмотренным законом. Норма касательно вознаграждения сформулирована диспозитивно, что позволяет нам сделать вывод о возможности безвозмездного доверительного управления имуществом. Но, если мы будем рассуждать с позиции здравого смысла, то добровольное исполнение обязанностей по доверительному управлению представляется нам абсурдным, вследствие чего данное положение изначально не является применимым.

Также доверительный управляющий вправе потребовать от любого участника сделки по доверительному управлению имуществом соблюдения его прав на имущество, переданное  ему в управление. В случае нарушения указанного права доверительный управляющий использует весь арсенал вещно-правовых способов защиты его прав20.

Учредитель доверительного управления передает свое имущество доверительному управляющему и наделяет его правомочиями, необходимыми для осуществления управления имуществом, сохраняя при этом все свои вещно-правовые правомочия.

Правовое положение учредителя управления предполагает в большей степени реализацию установленных законом прав по отношению к управляющему. Так, учредитель управления наделен правом требовать от доверительного управляющего отчета о проведенной деятельности, но такое требование может предъявляться только в установленном порядке и в сроки, которые указываются либо в законе, либо в договоре.

Другое право учредителя – это требовать возврата имущества, переданного в доверительное управление, в случае прекращения договора, если иное не предусмотрено договором.

Также можно выделить право на получение выгоды (доходов) от управления имуществом, которое обычно реализуется путем применения положения о том, что права, приобретенные доверительным управляющим в результате своей деятельности, включаются в состав имущества, переданного в доверительное управление. Но в договоре может быть согласован иной порядок получения учредителем доходов, а именно путем зачисления всех полученных доходов на счет учредителя управления или выбранного им третьего лица (выгодоприобретателя).

Что касается обязанностей учредителя управления, то с этим вопрос решается немного сложнее. Круг обязанностей учредителя в юридической литературе оценивается по-разному. В частности, Л.Г. Ефимова ставит на первое место обязанность передать соответствующее имущество доверительному управляющему. В то же время Л.Ю. Михеева считает, что данный договор является реальным, и соответственно учредитель не несет обязанностей по передаче данного имущества. Мы полагаем, что реально на стороне учредителя можно выделить две конкретные обязанности: во-первых, обязанность обеспечить выплату доверительному управляющему (вознаграждение по договору), во-вторых, обязанность по возмещению расходов, произведенных управляющим при доверительном управлении.

Праву доверительного управляющего на получение вознаграждения корреспондирует обязанность учредителя уплатить управляющему это вознаграждение (при условии, что договор носил возмездный характер), а также компенсировать ему необходимые расходы, непосредственно понесенные при управлении. Вознаграждение управляющему может выражаться в форме однократно выплачиваемой суммы, периодических выплат или части дохода от управления имуществом. Важно, что согласно ст. 1023 ГК РФ и вознаграждение, и компенсация расходов должны производиться за счет доходов, полученных от использования имущества, переданного в доверительное управление. Указанное положение имеет своей целью стимулирование эффективности и доходности управления, потому что при отсутствии доходов управляющий лишается источника своего вознаграждения. Обращаясь к вопросу ответственности сторон договора доверительного управления имуществом, отметим две различных сферы такой ответственности. Первый вид ответственности обусловлен договорным характером и касается ответственности сторон рассматриваемого договора друг перед другом, второй вид ответственности относится к ответственности сторон перед третьими лицами21.

В первом виде ответственности выделим ответственность доверительного управляющего, которая предусмотрена п.1 ст. 1022 ГК РФ. Данная норма содержит указание на то, что доверительный управляющий, не проявивший при доверительном управлении должной заботливости об интересах учредителя или выгодоприобретателя, должен возместить выгодоприобретателю упущенную выгоду, а учредителю – убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду. Более того, собственник имущества имеет право требовать от управляющего в порядке регресса возмещения убытков, выплаченных им в порядке субсидиарной ответственности при нехватке имущества у управляющего для расчетов с контрагентом. С целью обеспечения выполнения обязательств, лежащих на управляющем, договор между ним и учредителем может предусматривать внесение управляющим залога, который обеспечивает возмещение возможных убытков, возникших по вине управляющего22.

Доверительный управляющий несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что они возникли в результате непреодолимой силы или действий выгодоприобретателя или учредителя – собственника имущества. Примером действий непреодолимой силы применительно к доверительному управлению имуществом могут являться природные стихийные явления или некоторые обстоятельства общественной жизни, включая запретительные акты государственной власти.

В качестве примера привлечения доверительного управляющего к ответственности укажем Постановление ФАС Уральского округа от 15.05.2012 г. № Ф09-2757/12 по делу № А71-7050/11. Общество «АПМ Екатеринбург-проект» обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с иском к обществу «Удмуртинвестстройбанк» о взыскании убытков, причиненных в результате ненадлежащего исполнения обязательств по договору доверительного управления. Решением суда исковые требования были удовлетворены в полном объеме. В своей кассационной жалобе общество «Удмуртинвестстройбанк» просит отменить указанный судебный акт, ссылаясь на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а также на неправильное применение судом норм материального права. Как установлено судом и следует из материалов дела, между обществом «АПМ Екатеринбург-проект» и обществом «Удмуртинвестстройбанк» заключен договор доверительного управления, по условиям которого учредитель управления передает в доверительное управление активы в виде денежных средств. Обязанности доверительного управляющего сводились к строгому соблюдению условий инвестирования и осуществлению операций с активами учредителя управления для целей доверительного управления по рыночным ценам и не допускать тех действий, которые могут создать конфликт интересов сторон. В ходе судебного разбирательства судом было установлено, что фактические риски, допущенные доверительным управляющим при проведении операций на рынке Forex, заведомо превышали риск потерь, установленный в инвестиционных декларациях, которые были подписаны сторонами договора; имеющиеся в материалах дела документы не свидетельствуют о том, что общество «Удмуртинвестстройбанк» проявило должную заботливость и осмотрительность о сохранности денежных средств учредителей управления при проведении денежных операций на валютном рынке. Более того, судом был верно подмечен тот факт, что обществом «Удмуртинвестстройбанк» операции на валютном рынке  проводились только с одной валютной парой EURO/USD, что не соответствует п. 1.3 инвестиционных деклараций. В результате проведенного анализа материалов дела и заслушивания объяснения сторон, суд пришел к выводу, что решение Арбитражного суда Удмуртской Республики должно быть оставлено без изменения, а кассационная жалоба – без удовлетворения23.

Таким образом, мы видим, что законодательно закреплена повышенная ответственность доверительного управляющего. Закон исходит из того, что указанный субъект является профессиональным предпринимателем, поэтому на него распространяется правило о повышенной ответственности (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Для того, чтобы исключить свою ответственность, предусмотренную п.1. ст. 1022 ГК РФ, доверительный управляющий должен, во-первых - сослаться на неправомерные действия учредителя или выгодоприобретателя либо на обстоятельства, квалифицируемые как непреодолимая сила (подтвердить, что они имели место быть), во-вторых, должен доказать причинно-следственную связь между указанными действиями и наступившим вредом, то есть бремя доказывания всех обстоятельств лежит только на доверительном управляющем и пока он не докажет обратное, предполагается его ответственность.

На наш взгляд, строгий подход к ответственности доверительного управляющего обусловлен необходимостью максимальной защиты интересов учредителя и выгодоприобретателя, которые в отличие от первого далеко не всегда являются профессиональными предпринимателями.

Второй вид ответственности – ответственность доверительного управляющего перед третьими лицами – наступает в тех случаях, когда управляющий совершает сделки, превышая свои полномочия или нарушая установленные для него ограничения. Подобные ограничения предусматриваются действующим гражданским законодательством или определяются в самом договоре. В этих случаях законодательно предусмотрена личная ответственность доверительного управляющего24. Например, Приказ Федеральной службы по финансовым рынкам от 03.04.2007 г. № 07-37/пз-н «Об утверждении порядка осуществления деятельности по управлению ценными бумагами содержит целый ряд ограничений, применительно к деятельности доверительного управляющего, в частности, доверительный управляющий не вправе совершать сделки, в которых он одновременно выступает в качестве брокера (комиссионера, поверенного) на стороне другого лица; не вправе приобретать за счет находящихся в его управлении денежных средств ценные бумаги, выпущенные его учредителями (как юридическими лицами); не вправе приобретать ценные бумаги организаций, находящихся в процессе ликвидации25.

Если третьи лица, участвующие в сделке, не знали или не должны были знать о превышениях полномочий или несоблюдении установленных ограничений со стороны управляющего (к примеру, управляющий не проставил пометку «Д.У.» на письменном документе), то они имеют право требовать удовлетворение своих притязаний за счет имущества, находящегося в доверительном управлении. Если этого имущества будет недостаточно для удовлетворения требований, то взыскание может быть обращено на имущество самого управляющего, а при недостаточности и его имущества, предусмотрена субсидиарная ответственность учредителя, потому что согласно п.2 и 3 ст. 1022 ГК РФ взыскание может быть обращено на имущество учредителя, которое не передано в доверительное управление. На наш взгляд, подобная двухступенчатая система субсидиарной ответственности полностью оправдана. Ведь именно доверительный управляющий, который использует чужое имущество, должен в первую очередь нести ответственность за долги, образовавшиеся в этой связи, а при недостаточности его имущества к ответственности привлекается учредитель со своим имуществом, поскольку исключительно в его интересах совершается доверительное управление.

В свою очередь, учредитель имущества имеет право в порядке регресса предъявить требование к управляющему для возмещения последним понесенных убытков, о чем было сказано выше.

По долгам учредителя имущества и доверительного управляющего не обращается взыскание на имущества, которое передано в доверительное управление. Указанное положение реализуется согласно норме, по которой управляющий, заключивший договор с третьим лицом без указания, что он действует в таком качестве, соответственно отвечает перед третьими лицами только имуществом, принадлежащим ему, так как он считается заключившим договор лично.

Заметим, что Гражданский кодекс РФ не предусматривает ответственности учредителя управления, за исключением п. 2 ст. 1019, которая гласит, что если доверительный управляющий не был осведомлен о том, что имущество, передаваемое в доверительное управление, обременено залогом, то он вправе в судебном порядке требовать расторжения договора и уплаты вознаграждения со стороны учредителя за один год. Бремя доказывания того, что управляющий знал об указанном залоге имущества, возлагается на учредителя управления, соответственно управляющий должен доказать, что не знал и не должен был знать о факте существования залога в отношении имущества. Законом, иными нормативно-правовыми актами допускается предусматривать случаи ответственности учредителя. Отсутствие в ГК РФ нормы об ответственности учредителя управления не свидетельствует о невозможности привлечения учредителя к ответственности: такая ответственность может быть возложена на него исходя  из общих оснований и условий гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств (глава 25 ГК РФ).

Проанализированный материал позволяет нам сформулировать следующие выводы.

1. Будучи должником в обязательстве, доверительный управляющий несет наиболее широкий круг обязанностей. Доверительный управляющий обязан осуществлять в пределах, предусмотренных законом или договором, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление; предоставлять учредителю управления (выгодоприобретателю) отчет о проделанной работе в сроки, установленные договором; при прекращении договора доверительного управления обязан вернуть все имущество, находившееся в доверительном управлении, учредителю управления, если иное не предусмотрено договором.

Наряду с указанными обязанностями, управляющий имеет законное право осуществлять полномочия собственника в отношение переданного в доверительное управление имущества, применять все гражданско-правовые способы защиты указанного имущества, требовать уплаты вознаграждения за свою деятельность, а также возмещения необходимых расходов, произведенных в ходе доверительного управления имуществом.

2. Права учредителя управления сводятся к следующему: вправе требовать от доверительного управляющего надлежащее исполнение договора, вправе требовать от управляющего отчета о его деятельности по управлению имуществом, вправе требовать прекращение договора при невозможности его исполнения доверительным управляющим. Обязанности учредителя управления корреспондируют основным правам доверительного управляющего: собственник имущества обязан выплатить вознаграждение и осуществить возмещение необходимых расходов доверительному управляющему.

3. Ответственность доверительного управляющего по договору доверительного управления рассматривается в двух аспектах: ответственность управляющего непосредственно перед учредителем управления и перед третьими лицами. Ответственность доверительного управляющего наступает независимо от его вины в нарушении обязательств. Он освобождается от ответственности только в том случае, если докажет, что убытки произошли в результате форс-мажора. Таким образом, определяя объем ответственности управляющего, Гражданский кодекс исходит из принципа полного возмещения убытков.

2.2. Специфика заключения, изменения и прекращения договора доверительного управления имуществом

Говоря о заключении договора доверительного управления, следует отметить, что, как правило, доверительное управление учреждается исключительно по воле собственника. При заключении рассматриваемого договора следует учесть ряд нюансов: во-первых, учредитель управления вправе определить свои права на одностороннее прекращение договора или одностороннее изменение условий, когда договор заключен в пользу выгодоприобретателя, причем данное условие будет иметь силу, поскольку собственник передает свое имущество в управление и наделяет правами выгодоприобретателя только по своей воле, во-вторых, чтобы доверительное управление не прекратилось в силу наступления определенных случаев, считаем целесообразным предусмотреть в договоре выгодоприобретателя.

Если договор заключен не собственником имущества, то он считается ничтожным, следовательно, не влечет никаких правовых последствий. Приведем в качестве примера случай из правоприменительной практики: Постановление ФАС Поволжского округа от 09.03.2004 № А72-2890/03-Г199. Федеральный арбитражный суд Поволжского округа рассматривал в судебном заседании кассационную жалобу ООО «Автогазсервис» на решение от 15.08.2003 и Постановление апелляционной инстанции от 04.11.2003 Арбитражного суда Ульяновской области по делу № А72-2890/03-Г199. Истец заявил жалобу, основываясь на ст. 1102, 1104 ГК РФ, а также условиями договора  доверительного управления от 21.11.2000 г., о том, что ответчик незаконно получил плату услуги по транспортировке газа по газопроводам, находящимся в доверительном управлении у истца. Решением от 15.08.2003, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 04.11.2003, тот же суд в иске отказал, не установив в действиях ответчика неосновательного обогащения. При этом в качестве надлежащего ответчика судом было привлечено ООО «Ульяновскгазсервис». В своей кассационной жалобе ООО «Автогазсервис» просит признать указанные выше судебным акт несоответствующими нормам права. Заявитель жалобы указывает на незаконность вывода суда о ничтожности договора от 21.11.2000 доверительного управления и отсутствие права ответчика на получение оплаты за услуги по транспортировке газа. ФАС Поволжского округа, исследовав все материалы и обстоятельства по делу, не нашел оснований для отмены судебных актов: по той причине, что доверительное управление имуществом может быть учреждено только собственником имущества, вывод суда о ничтожности заключенного договора от 21.11.2000 является правомерным. В связи с этим у истца изначально отсутствовало право на получение платы за услуги по транспортировке газа, кассационная жалоба истца удовлетворению не подлежит26.

Договор доверительного управления имущество в обязательном порядке должен быть заключен в письменной форме под страхом признания его ничтожным (пункты 1 и 3 ст. 1017 ГК РФ). В том случае, если объектом доверительного управления выступает недвижимое имущество, то его передача в управление требует государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество (п. 2 ст. 1017 ГК РФ, ст. 4 Закона от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Причем здесь следует учесть, что для третьих лиц (арендаторов, организаций, которые оказывают коммунальные услуги) рассматриваемый договор вступит в силу только с даты государственной регистрации. До указанной даты все права и обязанности перед третьими лицами несет собственник имущества, а не доверительный управляющий – это положение нужно учитывать в обязательном порядке. Несоблюдение требования о государственной регистрации договора доверительного управления, объектом которого является недвижимость, влечет за собой недействительность самого договора.

Принимая во внимание положение Гражданского кодекса об обязательности письменной формы договора, может возникнуть вопрос: можно ли подписать договор доверительного управления имуществом с помощью факсимиле? При всей кажущейся простоте вопроса юристы зачастую упускают тот момент, что для возможности подписания договора с помощью факсимиле требуется предварительное соглашение сторон сделки о возможности такой подписи. Заметим, что такое соглашение должно быть подписано обычным способом, а не с использованием факсимиле. Иногда стороны просто включают в подписываемое соглашение положение о том, что данный документ будет подписан посредством факсимиле. В этом случае форма договора не соблюдена, т.к. соглашения об использовании факсимильной связи на момент подписания основного соглашения еще не существует. Сделка, подписываемая при помощи факсимиле без обычного и предварительного соглашения о его использовании, не будет считаться заключенной в письменной форме. В случае с доверительным управлением это означает недействительность договора27.

В соответствии со ст. 1016 Гражданского кодекса РФ в договоре доверительного управления имуществом стороны должны отразить следующие сведения:

1.  наименование юридического лица или имя гражданина, в интересах которого осуществляется управление имуществом (по общему правилу, это учредитель управления либо выгодоприобретатель);

2.  состав имущества, передаваемого в доверительное управление;

3. размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором;

4.  срок действия договора.

В первую очередь необходимо согласовать условия о составе имущества, который должен быть подробно и четко описан в договоре, о сроке договора и форме вознаграждения, так как данные параметры являются существенными условиями и их несогласование повлечет за собой признание договора недействительным.

Срок доверительного управления может составлять максимум пять лет. На наш взгляд, срок законодательно ограничен в целях защиты собственника имущества. Вместе с тем без специального заявления сторон соглашение по окончании срока его действия будет в силе на тех же условиях. Дополним, что договор доверительного управления не может быть заключен для совершения какого-либо отдельного действия, потому что природа договора управления предполагает длящийся характер отношений28. В подтверждение данного положения приведем очередной пример из современной судебной практики: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30 января 2001 года по делу № КГ-А41/112-01. ЗАО «Корпорация «Гидроспецстрой» обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к ООО «Мособлгидроспецстрой» и  ЗАО «Центр юридической защиты личности и собственности «Эгида» о признании заключенного между ответчиками 11.08.2000 г. договора доверительного управления недействительным. В обосновании своих требований истец заявил, что договор был заключен с нарушением Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и согласно ст. 168 Гражданского кодекса РФ является недействительным, потому что содержание договора не соответствует договору доверительного управления. Судом исковые требования были удовлетворены в полном объеме, решение суда было мотивировано тем, что данный договор не соответствует требованиям ст. ст. 1012, 1013, 1014, 1016 ГК РФ и на основании ст. 168 ГК РФ является недействительной сделкой в силу ее ничтожности.

В кассационной жалобе ЗАО «Центр юридической защиты личности и собственности «Эгида» просит решение отменить, в удовлетворении иска отказать. Рассмотрев доводы кассационной жалобы, изучив все материалы и обстоятельства дела, кассационная инстанция не находит оснований для его изменения или отмены в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, между ответчиками заключен договор, который стороны сделки назвали договором доверительного управления.

В соответствии с п. 1 ст. 1012 ГК РФ по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.

Основываясь на указанной статье с учетом общего смысла норм гл. 53 ГК РФ, под доверительным управлением законодатель понимает длящееся использование вверенного управляющему имущества в интересах собственника посредством осуществления ряда юридических и фактических действий в пределах определенного срока, по истечении которого предполагается возврат имущества собственнику.

Согласно п. п. 1, 2, 8 оспариваемого договора, что подтверждается материалами дела, учредитель передает управляющему на три года право на получение денежных средств по исполнительному листу для реализации указанного права наиболее эффективным способом. При этом содержание п. 8 договора свидетельствует, что под реализацией права стороны понимают его отчуждение по наиболее выгодной цене.

Отчуждение имущества, тем более такого специфичного, как право на получение денежных средств по исполнительному листу, не предполагает возможности его длящегося использования посредством осуществления ряда юридических и фактических действий, как и не предполагает его возврата по истечении срока использования собственнику.

Таким образом, нельзя признать, что условия оспариваемого договора, отвечают требованиям ст. 1012 ГК РФ и соответствуют общему смыслу норм гл. 53 ГК РФ, определяющим правовую природу института доверительного управления. Исходя из п. 2 договора, что подтверждается материалами дела, объектом, передаваемым в соответствии с условиями договора в доверительное управление, является право получить денежные средства по исполнительному листу.

Указанное право по общему смыслу законодательства об исполнительном производстве не предполагает возможности его неоднократного использования, поскольку погашается одновременно с получением денежных средств по исполнительному листу.

Таким образом, условия оспариваемого договора, устанавливающие объект, передаваемый, по мнению сторон сделки, в доверительное управление, не могут быть признаны соответствующими требованиям законодательства, определяющим характер имущества, которое может быть передано в доверительное управление.

В связи с изложенным, суд кассационной инстанции считает правильным вывод суда о недействительности договора от 11.08.2000 доверительного управления как не соответствующего требованиям ст. ст. 1012 - 1016 ГК РФ, а потому не находит оснований к отмене решения.

При таких обстоятельствах жалоба не может быть удовлетворена29.

Отметим, что для усиления контроля учредителя за надлежащим совершением действий по доверительному управлению управляющим, ему могут быть предоставлены самим договором дополнительные права, несмотря на их отсутствие в Гражданском кодексе РФ. Правильная реализация таких прав имеет своей целью повышение эффективности доверительного управления. В частности, учредителю управления может быть предоставлено право на замену имущества, находящегося в управлении, или изменение состава указанного имущества. Это объясняется следующим обстоятельством: учредитель управления, видя, что находящееся в управлении имущество не приносит ожидаемые доходы, может заменить его другим имуществом.

Предоставление учредителю имущества указанных прав сопряжено с односторонним изменением обязательств по доверительному управлению. Данное одностороннее изменений условий договора будет соответствовать правилу, указанному ст. 310 ГК РФ, закрепляющей право на одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, в случаях, когда это предусмотрено договором. Это в полной мере будет соответствовать характеру обязательств, складывающихся в процессе доверительного управления. Учредитель управления заинтересован в максимальном извлечении прибыли от имущества, находящегося в доверительном управлении, именно по этой причине он непосредственно заключает договор доверительного управления, передает другому лицу принадлежащие ему правомочия и платит ему вознаграждение за оказываемые услуги. В рассматриваемом договоре также можно предусмотреть права учредителя управления на увеличение или ограничение полномочий доверительного управляющего в ходе осуществления доверительного управления. Данное положение не будет противоречить ст. 1020 ГК РФ, позволяющей договором устанавливать пределы осуществления доверительным управляющим правомочий собственника.  

Касательно изменения договора доверительного управления имуществом, то Гражданским Кодексом до сих пор оставляет неразрешенным вопрос об изменении учредителем условий рассматриваемого договора. Имея практически неограниченную возможность по прекращению договора, учредитель имеет право изменять условия договора. Данное полномочие может отрицательно сказаться на интересах выгодоприобретателя, поскольку пересмотр условий договора может быть осуществлен собственником имущества в свою пользу. По причине того, что все права по исполнению обязательств доверительным управляющим в свою пользу принадлежат выгодоприобретателю, а не собственнику имущества, то было бы более целесообразным установить прямой запрет на изменение условий договора доверительного управления имуществом без согласия на то выгодоприобретателя. Мы полагаем, подобная конструкция является обоснованной и соответствует ст. 430 ГК РФ, которая предусматривает, что с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица. Поскольку при наличии выгодоприобретателя договор доверительного управления имуществом является разновидностью договора в пользу третьего лица, то было бы несправедливым лишать в одностороннем порядке выгодоприобретателя выгод, на получение которых было направлено заключение договора с доверительным управляющим.

Наряду с вышеизложенным, отметим, что наличие согласия выгодоприобретателя на прекращение или изменение договора во всех случаях неоправданно ограничивало бы права собственника, по волеизъявлению которого учреждается само доверительное управление имуществом. Вследствие этого, было бы  более обоснованным, если бы законодательно была закреплена следующая конструкция изменения и прекращения договора доверительного управления имуществом: если при заключении договора доверительного управления имуществом собственник предусмотрел в самом договоре возможность одностороннего изменения и прекращения договора, то таким положениям следует придавать силу; если права учредителя управления на одностороннее изменение или прекращение договора не предусмотрены, то подразумевается, что он сам отказался от этой возможности в пользу выгодоприобретателя, на получение выгод которым направлен договор.

Следует обратить внимание, что право учредителя управления в одностороннем порядке изменять условия договора доверительного управления ни в коей мере не должно приводить к утрате самостоятельности самого доверительного управляющего. Мы считаем, что управляющий сможет обеспечить эффективное управление имуществом, будучи абсолютно самостоятельной фигурой, связанной только интересами учредителя. При этом под интересами учредителя, или выгодоприобретателя следует рассматривать экономические интересы разумного собственника, заключающиеся в получении соответствующего дохода от доверительного управления за отчетный период. В связи с этим условия договора, устанавливающие право учредителя в одностороннем порядке изменять характер осуществления деятельности доверительным управляющим, должны признаваться противоречащими отношениям, складывающимся в ходе доверительного управления. Более того, ст. 310 ГК РФ устанавливает прямой запрет на одностороннее изменений условий обязательства, связанного с предпринимательской деятельностью, если иное вытекает из существа обязательства. Подтверждая вышеуказанное качество самостоятельности доверительного управляющего, ст. 1012 ГК РФ основывается на том, что последний может осуществлять любые юридические и фактические действия в отношении имущества, переданного в доверительное управление. Договором могут предусматриваться ограничения применительно лишь к отдельным действиям по доверительному управлению имуществом.

Представляя собой срочную сделку, договор доверительного управления прекращается с истечением срока, на который он заключался (либо по истечении предельного срока, установленного законом). По той причине, что осуществление доверительного управления предполагает личное выполнение доверительным управляющим своих обязанностей, его смерть, признание недееспособным, ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующим, также ликвидация коммерческой организации, выступавшей в качестве управляющего, признаются безусловными основаниями прекращения договора доверительного управления имуществом. Признание управляющего банкротом наряду с вышеуказанными основаниями влечет прекращение договора, поскольку в этом случае гражданин-управляющий лишается статуса индивидуального предпринимателя в соответствии с п. 1 ст. 25 ГК РФ, следовательно, и права действовать в качестве доверительного управляющего, коммерческая организация, признанная банкротом, подлежит ликвидации как юридическое лицо.

Отметим то, что указанные выше обстоятельства являются особыми основаниями прекращения обязательств и в этом смысле они корреспондируют общим положениям об основаниях прекращения гражданско-правовых обязательств (глава 26 Гражданского кодекса РФ), дополняя и конкретизируя их применительно к обязательствам доверительного управления имуществом. В правовой литературе данные основания иногда именуют специальными случаями прекращения договоров, под которыми обычно имеют в виду, как отмечает М.И. Брагинский, «ситуации, при которых утрачивают силу при наличии указанных в законе обстоятельств обязательства, составляющие содержание договора»30.

Договор доверительного управления прекращает свое действие вследствие признания банкротом другой стороны сделки - учредителя управления. Это основание прекращения вполне оправдано и обоснованно, поскольку в данном случае имущество, переданное в управление, должно поступить в конкурсную массу. Применительно к данному основанию отметим два аспекта: во-первых, смерть учредителя (при этом выгодоприобретатель по договору сохраняется) может не повлечь прекращения договора, так как при этом его права и обязанности перейдут к наследникам. Ликвидация учредителя – юридического лица влечет прекращение всех его обязательств, и по рассматриваемому договору доверительного управления имуществом в том числе.

Рассматриваемый договор также подлежит прекращению по причине смерти гражданина или ликвидации юридического лица, бывших выгодоприобретателями, потому что сам договор теряет смысл при их  отсутствии. Случаи признания гражданина – бенефициара недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, также реорганизация бывшего бенефициаром юридического лица сами по себе не влекут прекращения данного договора. Более того, соглашением сторон может быть предусмотрено его сохранение на случай смерти бенефициара (для наследников последнего).

Отдельно подчеркнем, что при прекращении рассматриваемого договора имущество, переданное в доверительное управление, по общему правилу возвращается учредителю согласно п. 3 ст. 1024 ГК РФ. Однако договором может предусматриваться и иное последствие, например передача имущества бенефициару или даже его приобретение управляющим (по договору купли - продажи). Данная норма крайне важна, поскольку ее использование позволит исключить невыгодное прямое дарение своим родственникам и другим лицам. Например, по наступлению пенсионного возраста желает передать свое ценное имуществом своим детям, едва достигшим совершеннолетия. При прямом дарении имущества эти лица могут не оправдать интересы собственника и растратить его на ненужные цели, непосредственное дарение предполагает негативные последствия. В этом плане конструкция доверительно управления видится нам более подходящей и оправданной: имущество будет передано в доверительное управление, в результате которого собственник будет получать доход, а указанное имущество затем может быть передано в собственность управляющего (это могут быть те же самые дети собственника имущества, например, при достижении ими возраста 25 лет имущество подлежит переходу в их собственность).

Отметим, что договор доверительного управления имуществом, как мы уже указывали, не имеет лично-доверительного характера, в связи с чем, в отношении прав и обязанностей его сторон допускается правопреемство. Исходя из этого, оснований его прекращения на порядок меньше, чем, например, в договоре поручения, и напоминает основания прекращения комиссионного и агентского договоров. В частности, гражданское законодательство не включает в себя возможности одностороннего отказа от исполнения договора со стороны доверительного управляющего (исключая случаи невозможности личного осуществления доверительного управления имуществом). Касательно одностороннего отказа от договора, данное право принадлежит только учредителю управления: при таком отказе он обязан известить об этом управляющего не менее чем за 10 дней до прекращения договора. Указанное положение полностью соответствует правилу, закрепленному в ст. 450 ГК РФ, устанавливающей односторонний отказ от исполнения договора полностью либо частично, если такой отказ допускается законом или договором. В случае неудовлетворительного ведения деятельности доверительным управляющим данное правило позволяет учредителю управления, не  прибегая к расторжению договора в судебном порядке в связи с нарушением условий договора, отказаться от исполнения договора.  Подчеркнем, что положение об одностороннем отказе от исполнения договора в определенных случаях позволяет повысить эффективность доверительного управления. В частности, применение общих правил о расторжении договора, позволяет расторгнуть договор только при наличии существенного нарушения условий договора. Наряду с этим, собственник может быть не совсем доволен уровнем дохода, который он получает в результате доверительного управления, либо характером действий самого доверительного управляющего, то есть речь идет о случаях, когда нарушения отсутствуют или носят незначительный характер. В связи с тем, что отношения, которые складываются между учредителем управления и доверительным управляющим, имеют доверительную основу, утрата доверия к управляющему может служить основанием для отказа от продолжения дальнейшего доверительного управления. Данное обстоятельство может иметь место и при отсутствии нарушений со стороны доверительного управляющего. Определить существенность нарушения в доверительном управлении представляет определенные трудности, потому что установить, на что рассчитывал собственник при заключении договора, какой ущерб является для него значительным, не всегда представляется возможным. Поэтому законодательно предусмотрено право учредителя на односторонний отказ от исполнения договора. В связи с этим потеря доверия в отношениях между собственником и доверительным управляющим  сама по себе может послужить основанием для прекращения отношений по доверительному управлению имуществом. Это является довольно-таки актуальным, поскольку суть отношений по передаче основных полномочий собственника другому лицу, а также характер их осуществления составляет доверие. Порой в доверительное управление передается наиболее ценное с точки зрения собственника имущество - он по субъективным или объективным причинам не имеет возможности эффективно управлять им. Таким образом, для защиты интересов собственника законодателем была введена норма относительно одностороннего отказа от договора31.

Из анализа положений Гражданского кодекса, посвященных прекращению договора доверительного управления, следует вывод об обоснованном не включении законодателем нормы относительно судьбы доверительного управления при переходе права собственности на объект доверительного управления. Это обусловлено тем, что в отличие от общей позиции законодателя о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательств (ст. ст. 310, 450 ГК) для доверительного управления последний счел возможным предусмотреть случаи одностороннего отказа от его исполнения. Поэтому, несмотря на сохранение отношений по доверительному управлению с переходом имущества к новому собственнику, последний может всегда отказаться от их продолжения, предварительно уведомив доверительного управляющего об этом.

Таким образом, всесторонне исследовав основные аспекты заключения, изменения и прекращения договора доверительного управления имуществом, можно выделить следующее.

Заключение договора доверительного управления имуществом должно обеспечиваться обязательной письменной формой данного соглашения. Если объектом доверительного управления выступает недвижимое имуществом, то такой договор подлежит государственной регистрации. Сторонами в данном договоре должны быть согласованы условия о составе передаваемого имущества, сроке договора и форме вознаграждения. Основанием для заключения рассматриваемого договора всегда служит волеизъявление учредителя управления (собственника имущества).

Изменение условий доверительного управления допускается учредителем управления. Реализация данного права собственника имущества вполне оправдана, поскольку последний заинтересован в максимальном извлечении дохода. Право в одностороннем порядке изменять условия договора не должно ограничивать правовую самостоятельность доверительного управляющего.

Прекращение договора доверительного управления возможно при истечении срока, на который он заключался либо в связи с наступлением определенных обстоятельств, таких как смерть доверительного управляющего, признание его недееспособным, ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующим. Банкротство и учредителя управления, и доверительного управляющего в равной мере влекут прекращение отношений по доверительному управлению имуществом. При прекращении рассматриваемого договора имущество, переданное в доверительное управление, по общему правилу возвращается учредителю, если иное не предусмотрено договором.

2.3. Особенности правового регулирования договора доверительного управления имуществом: проблемы и тенденции развития

Одной из проблем правового регулирования доверительного управления в России является то, что указанное регулирование не уменьшает для собственника бремя обладания правом собственности на имущество, передаваемое в доверительное управление, хотя в определенной мере позволяет избежать этого бремени. Передавая свое имущество в доверительное управление, собственник не огражден от риска неблагоприятных последствий от деятельности управляющего, поскольку в соответствии со ст. 1022 ГК РФ учредитель несет субсидиарную (дополнительную) ответственность по долгам, которые возникли в связи с доверительным управлением. Если полностью отстранить собственника от правомочий применительно к переданному имуществу, то такая конструкция не будет считаться экономически обоснованной. По нашему мнению, учредитель не должен нести ответственность по долгам касательно доверительного управления, а только риск утраты указанного имущества. Доверительный управляющий, несмотря на то, что ограничен интересами собственника, действует вполне самостоятельно. По причине того, что собственник несет дополнительную ответственность за неэффективную деятельность доверительного управляющего, конфликт экономических интересов учредителя и управляющего, при котором последний имеет наклонность действовать не в самых лучших интересах учредителя и использовать переданное имущество для удовлетворения своих личных потребностей увеличивается, а не уменьшается.

Перед передачей имущества в управление управляющий изначально осознает, что, в конечном счете, собственнику придется отвечать по обязательствам его управленческой деятельности, хотя управляющий и будет являться должником первой очереди при недостаточности имущества, переданного в управление. В этом случае в период действия доверительного управления управляющий будет пытаться распорядиться своим собственным имуществом таким образом, чтобы снизить размер своей ответственности от деятельности по доверительному управлению и увеличить ответственность собственника. Собственник, осознавая этот риск, должен будет контролировать не только процесс управления переданным имуществом, но и действия управляющего в отношении своего собственного имущества. В этом случае значительно увеличиваются расходы собственника по контролю за действиями управляющего, поскольку собственник должен следить за действиями управляющего как в отношении своего имущества, находящегося в управлении, так и в отношении собственного имущества управляющего. При существенном увеличении расходов по контролю уменьшается доход собственника от вступления в отношения по управлению имуществом и соответственно возрастает риск недобросовестной деятельности управляющего по управлению имуществом. В результате собственник, осознавая, что получаемая от доверительного управления прибыль не стоит того, чтобы нести повышенный риск ответственности за недобросовестную деятельность управляющего, не будет передавать имущество в управление, управляя им самостоятельно. Собственник уже не сможет извлекать дополнительную прибыль, которую мог бы получить, передавая имущество в управление третьему лицу. В связи с этим размер создаваемых в обществе материальных благ уменьшится на сумму неполученного дополнительного дохода, создаваемого в результате деятельности по доверительному управлению.

Более того, нормы ГК РФ о субсидиарной ответственности учредителя управления не совсем соответствуют общим положениям гражданского законодательства о возможности возложения бремени содержания имущества на другое лицо. Если существует риск ответственности за действия лица, которому передается бремя содержания имущества собственника, указанное бремя к данному лицу фактически не переходит. Основываясь на разумности действий собственника, мы можем сделать вывод о том, что он будет осуществлять сиюминутный контроль за действиями лица, на которое возложено бремя содержания имущества, для того чтобы снизить риск своей ответственности за его действия. Это постоянное и дорогостоящее контролирование со стороны лица, передающего имущество, означает, что оно практически продолжает нести бремя содержания переданного имущества. Более того, такая ответственность уменьшает выгоду от передачи бремени содержания имущества другому лицу вследствие значительных расходов по постоянному контролю за содержанием имущества.

Отметим интересный момент: в отличие от договора доверительного управления смежный институт – институт агентского договора – не предусматривает мер ответственности для принципала за действия агента, когда агент действует от своего имени, хотя и руководствуется интересами принципала. В этой связи юридическая конструкция агентского договора более приближена к снижению конфликта интересов учредителя управления и управляющего. Результатом будет то, что стороны вуалировать отношения по управлению имуществом, придавая им форму агентских отношений, потому что это конструкция является более экономически выгодной32.

На основании вышеизложенного, мы можем сделать вывод о том, что доверительное управление имуществом будет экономически выгодным для собственника и риск недобросовестного управления имущества будет снижен, если субсидиарная ответственность учредителя управления по обязательствам, возникающим из доверительного управления, будет отменена. Это будет в большей степени соответствовать экономической сущности отношений, которые складываются между участниками сделки по доверительному управлению имуществом. Мы считаем, нет необходимости возлагать дополнительную ответственность на учредителя управления, поскольку он практически отстранен от управления в отношении переданного имущества. Причем заметим, что отмена субсидиарной ответственности учредителя не повлечет за собой изменение сущности положений Гражданского кодекса РФ о доверительном управлении. Поскольку доверительный управляющий заключает сделки при осуществлении управленческой деятельности, обязательства перед третьими лицами возникают непосредственно у него самого. Если отсутствуют обязательства учредителя управления по сделкам, заключенным управляющим, то нет оснований для обращения взыскания на оставшееся имущество собственника, не переданное в доверительное управление. Согласно ст. 237 ГК РФ обращение взыскания на имущество собственника допускается только по его обязательствам. Следовательно, если отсутствуют такие обязательства, субсидиарная ответственность лишена правовых и экономических оснований.

Следующей проблемой правового регулирование является положение о том, что Гражданский кодекс РФ недостаточно конкретно определяет стандарты деятельности доверительного управляющего, которые в идеале должны заключаться в обязанности управляющего придерживаться определенного отношения к имуществу, переданного в управление. Только ст. 1022 ГК РФ предусматривает, что непроявление со стороны управляющего должной заботливости об интересах учредителя управления или выгодоприобретателя является основанием для привлечения управляющего к ответственности. Исходя из содержания указанной статьи, мы можем сделать вывод, что проявление должной заботливости является обязанностью управляющего. Вместе с тем это действие не предусмотрено в качестве обязанности управляющего в Гражданском кодексе в статье, специально посвященной правам и обязанностям доверительного управляющего. Но основная проблематика выражается в том, что ГК РФ нигде не определяет, что такое должная заботливость об интересах собственника имущества, то есть законодательно не установлено, какая степень заботливости со стороны управляющего является обязательной33. Мы, конечно, со своей стороны можем с уверенностью утверждать, что чем больше заботливости управляющий проявляет, тем лучше, но тем не менее, проявление такой степени заботливости может не являться для управляющего обязательным. Соответственно, отсутствие наиболее эффективного ведения управленческой деятельности может не служить основанием для привлечения управляющего к ответственности.

Однако все равно принцип должной заботливости имеет различные толкования, следовательно, разные степени такой заботливости могут использоваться управляющим при осуществлении своей деятельности по доверительному управлению. Должен ли он относится к переданному имуществу как к своему собственному? Либо ему следует относиться к управляемому имуществу как третье лицо добросовестно относилось бы к имуществу другого? Либо как это делал бы сам учредитель, управляя своим собственным имуществом?

Таким образом, мы видим, что в законодательстве касательно доверительного управления не отражена самая главная норма, которая в значительной степени снижала бы риск недобросовестного ведения управленческой деятельности управляющим - это определение минимального стандарта по отношению к переданному имуществу со стороны доверительного управляющего. В связи с этим предлагаем рассмотреть понятие должной заботливости через призму надлежащего исполнения обязательств и внести изменения в статью 1022 ГК РФ, изложив ее в следующей редакции: «Под должной заботливостью понимается обязанность доверительного управляющего действовать в отношении доверительного имущества так же разумно и добросовестно, как это делал бы сам собственник имущества» (п. 5 ст. 1022 ГК РФ).

Закрепление легального определения должной заботливость на законодательном уровне смогло бы конкретно установить случаи привлечения управляющего к ответственности перед собственником, что в свою очередь, снизило бы конфликт интересов между сторонами сделки.

Далее подчеркнем, что нормы Гражданского кодекса РФ о доверительном управлении недостаточно полно раскрывают содержание доверительного управления. Данная проблема заключается в следующем. Статья 2012 ГК РФ предусматривает, что доверительный управляющий вправе осуществлять любые юридические действия в отношении переданного имущества, указано, что последний осуществляет все правомочия собственника. Но означает ли используемое слово «в отношении», что управляющий вправе осуществлять любые юридические действия только с имуществом, в не те юридические действия, которые не осуществляются непосредственно с данным имуществом, но необходимы для осуществления эффективного доверительного управления? Мы полагаем, что положение, согласно которому управляющий в равной степени может осуществлять юридические действия не только с имуществом, но и другие юридические действия, необходимые для эффективного управления, является более оправданным и обоснованным. В данном случае существенно снижается риск недобросовестной деятельности со стороны управляющего, следовательно, уменьшается указанный неоднократно выше конфликт интересов. Более того, совершение управляющим юридических действий, направленных на эффективное доверительное управление, будет улучшать благосостояние собственника, потому что будет расти его доход от доверительного управления.

Правовой проблемой касательно доверительных отношений мы считаем и отсутствие у собственника вещно-правовых способов защиты в отношении третьих лиц в тех случаях, когда управляющий совершает доверительное управление, нарушая интересы учредителя. Смысл в том, что вещно-правовые способы защиты закреплены только за доверительным управляющим. Суть этого положения вполне понятна, ведь на период доверительного управления правомочия собственника осуществляются доверительным управляющим, и для того чтобы учредитель управления мог реализовать вещно-правовые способы защиты своих прав, ему необходимо прекратить договор доверительного управления имуществом. Но это требует дополнительное время, поскольку согласно Гражданскому кодексу РФ доверительный управляющий должен быть осведомлен о намерении учредителя прекратить рассматриваемый договор за три месяца, если иное условие не согласовано в договоре доверительного управления34.

Мы считаем, что разрешение этой проблемы может заключаться в законодательном закреплении предоставления собственнику права немедленно прекратить договор без предварительного уведомления в случае совершения управляющим неправомерных действий.

Увеличению риска недобросовестной деятельности со стороны доверительного управляющего способствуют и другие положения Гражданского кодекса РФ. В частности, собственник имущества обязуется выплатить доверительному управляющему обусловленное договором вознаграждение, когда он досрочно отказывается от договора в связи с нарушением его условий. Эта обязанность предусмотрена ст. 1024 ГК РФ. Заметим, что указанное положение увеличивает наклонность доверительного управляющего использовать имущество для личных целей, потому что при этом он сохраняет за собой право на получение вознаграждения. Мы считаем, что более приемлемым подходом было бы закрепление в законодательстве правила об утрате управляющим права на денежное вознаграждение при нарушении им условий договора35.

В дополнение, мы предлагаем в обязательном порядке предусмотреть в Гражданском кодексе РФ положения, устанавливающие дополнительные неблагоприятные последствия для доверительного управляющего в случае наступления его фактической несостоятельности, то есть неспособности удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей вне зависимости от того, признан управляющий несостоятельным или нет. Было бы правильным указать в гражданском законодательстве фактическую несостоятельность управляющего как основание утраты им права на вознаграждение. Полагаем, что данная мера абсолютно оправдана, ведь согласимся с тем, что подобная несостоятельность управляющего в период осуществления доверительного управления сопряжена со значительным риском утраты имущества для собственника.

Помимо этого, в связи с существующей наклонностью доверительного управляющего использовать имущество, переданное в доверительное управление, для удовлетворения своих личных нужд, считаем целесообразным прямо закрепить в Гражданском кодексе РФ запрет для управляющего на совершение сделок, в которых имеется его заинтересованность, если они прямо не разрешены договором. Повторим, что данная наклонность на современном этапе имеет место быть, потому что, хотя управляющий и действует в интересах учредителя управления, свой экономический интерес у него также присутствует.

Хотя Кодекс предписывает управляющему совершать все действия исключительно в интересах собственника, в том числе и при совершении сделок, в которых имеется его заинтересованность, бывает достаточно сложно установить, были ли данные действия осуществлены в интересах собственника, когда сделки с заинтересованностью заключены приблизительно по среднерыночной цене. С увеличением сложности в установлении соответствия между действиями управляющего и интересами собственника увеличивается риск недобросовестной управленческой деятельности со стороны управляющего. Такая сложность в установлении соответствия действий управляющего интересам собственника основана на дополнительных расходах и затратах времени собственника, которые он должен нести в связи с реализацией контроля за соблюдением своего интереса в сделках с заинтересованностью. Так, в Кодексе следовало бы ограничить возможность управляющего заключать сделки в отношении переданного имущества, другой стороной в которых выступает сам управляющий, либо его родственник, либо организация, в которой имеется доля участия управляющего, хотя эти сделки могут быть совершены по среднерыночной цене. В таких сделках бывает сложно установить, мог бы управляющий осуществить сделку по распоряжению имуществом по более высокой цене и соответственно более эффективно распорядиться имуществом, если бы другой стороной в сделке выступала другая независимая сторона36. Как уже отмечалось, в экономическом смысле деятельность органов общества по управлению имуществом, переданным в собственность общества, в качестве его органов и от его имени является сходной с деятельностью управляющего по доверительному управлению. Собственник имеет право выбора: либо передать имущество в управление доверительному управляющему и получать доход от управления переданным имуществом, либо передать имущество в собственность юридического лица и получать доход по принадлежащим ему акциям (долям). Если риск недобросовестной деятельности управляющего является более высоким, чем риск недобросовестной деятельности органов управления юридического лица по выражению интересов общества, то для собственника будет выгоднее выступать участником общества, чем учредителем доверительного управления. Для уменьшения риска недобросовестной деятельности органов управления общества, Закон об акционерных обществах предусматривает специально-правовой режим для сделок с заинтересованностью в дополнение к установленной обязанности лиц, занимающих органы управления общества, действовать в лучших интересах общества. Смысл данного положения заключается в том, что риск недобросовестной деятельности органов управления общества достаточно высок, а установление соответствия сделки с заинтересованностью интересам общества трудно устанавливаемым. Было бы также правильным ограничить права доверительного управляющего на совершение сделок с заинтересованностью, поскольку соответствие сделки с заинтересованностью интересам собственника трудно проконтролировать.

Отдельное внимание хотим обратить на формулировку п.1 ст. 1020 ГК РФ. На наш взгляд, то положение, которое содержится в указанной норме гражданского законодательства нельзя назвать удачным. Правомочия собственника и одноименные правомочия несобственников по своей юридической природе и другим признакам не совпадают, поэтому доверительный управляющий не может осуществлять правомочия собственника. Он осуществляет свои правомочия в отношении переданного ему имуществу, причем содержание данных правомочий определяется договором доверительного управления. Это положение, между прочим, нашло отражение в тексте указанного выше пункта ст. 1020 ГК РФ, в которой предусмотрено, что доверительный управляющий осуществляет правомочия собственника в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления. Вследствие этого в формулировке п. 1 ст. 1020 ГК РФ оказалось недопустимое противоречие (пределы субъективного права собственности могут устанавливаться законом, но никак не договором). В целях устранения этого противоречия предлагаем внести изменения в п.1 ст. 1020 ГК РФ и считать верной следующую редакцию статьи: «Доверительный управляющий осуществляет правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом, переданным в доверительное управление, в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом».

Таким образом, отметим, что институт доверительного управления имуществом является для российского права сравнительно новым, и содержит множество пробелов и противоречий. Проведенный нами анализ особенностей правового регулирования договора доверительного управления имуществом позволил нам определить эти противоречия, а также выявить, какие нормы гражданского законодательства являются неэффективными применительно к доверительному управлению и подлежат отмене или изменению.

Доверительное управление имуществом на современном этапе развития представляет собой одну из эффективных форм привлечения дополнительных инвестиций в экономику. На сегодняшний день в России доверительное управление используется не так широко, как хотелось бы. Причины данного явления кроются в отсутствии целостной нормативно-правовой базы, наличии массы противоречий в действующем законодательстве. На наш взгляд, предложенные нами предложения по законодательному урегулированию отношений в сфере доверительного управления устранит сложности в практическом применении института доверительного управления.

Заключение

Подведя итоги проведенного исследования, можно сформулировать следующие выводы.

Доверительное управление имуществом является институтом обязательственного права в Российской Федерации. Первая попытка использования данного института была сделана еще в 1993 году Указом Президента «О доверительной собственности». Однако концепция доверительного управления имуществом, закрепленная ныне действующим Гражданским кодексом более точно отражает суть доверительных отношений, формируя и развивая при этом цивилизованные формы управления имуществом применительно ко всем видам собственности. Институт доверительного управления имуществом вполне органично вошел в состав российского Гражданского кодекса и хорошо согласуется с другими российскими гражданско-правовыми нормами.

Договор доверительного управления имуществом представляет собой гражданско-правовой договор, по которому одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).

Договор является реальным, двусторонним, возмездным. Договор доверительного управления имуществом относится к группе договоров, направленных на оказание услуг. Однако в системе гражданско-правовых обязательств рассматриваемый договор имеет самостоятельное значение, и его следует разграничивать от смежных правовых конструкций.

Ввиду того, что институт доверительного управления является относительно новым для нашего законодательства и малоисследованным в отечественной доктрине, проблемы в правоприменительной практике по договору доверительного управления имуществом на настоящий день имеют место быть. Гражданский кодекс РФ, являясь центральным источником права применительно к доверительному управлению имуществом, недостаточно точно определяет особенности ответственности сторон по сделке, стандарты деятельности доверительного управляющего по доверительному управлению имуществом, а также само содержание доверительного управления.

Выше мы изложили конкретные предложения по совершенствованию гражданского законодательства в области регулирования доверительного управления имуществом. Полагаем, что со временем правовая природа отношений по доверительному управлению имуществом будет более глубоко исследована, ведь доверительное управление имуществом становится все популярнее среди лиц, желающих сберечь и приумножить свои накопления.

Список использованных источников и литературы

Нормативно-правовые акты

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 30.11.2011) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2012) // Собрание законодательства РФ. - 29.01.1996. - № 5. - ст. 410. / СПС Консультант-Плюс

3.Федеральный закон от 02.12.1990 № 395-1 (ред. от 29.06.2012) «О банках и банковской деятельности» // Собрание законодательства РФ. - 05.02.1996. - № 6. - ст. 492. / СПС Консультант-Плюс

4.Федеральный закон от 26.12.1995 №208-ФЗ (ред. от 14.06.2012) «Об акционерных обществах» (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.07.2012) // Собрание законодательства РФ. - 01.01.1996. - № 1. - ст. 1. / СПС Консультант-Плюс

5.Федеральный закон от 10.07.2002 № 86-ФЗ (ред. от 19.10.2011) «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.07.2012) // Собрание законодательства РФ. -15.07.2002. - № 28. - ст.2790. / СПС Консультант-Плюс

6.Федеральный закон от 21.07.1997 № 122-ФЗ (ред. от 29.06.2012) «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»//Собрание законодательства РФ. - 28.07.1997. - № 30 .- ст.3594. / СПС Консультант-Плюс

7.Федеральный закон от 22.04.1996 № 39-ФЗ (ред. от 14.06.2012) «О рынке ценных бумаг» (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.07.2012) // Собрание законодательства РФ. - 22.04.1996. - № 17. - ст.1918. / СПС Консультант-Плюс

8.Федеральный закон  от 10.12.2003 № 173-ФЗ (ред. от 06.12.2011) «О валютном регулировании и валютном контроле» (с изм. и доп., вступающими в силу с 05.06.2012) // Собрание законодательства РФ. - 15.12.2003. - № 50. - ст. 4859. / СПС Консультант-Плюс

Научная и учебная литература

9. Авдеев В.В. Доверительное управление, паевые инвестиционные фонды: порядок доверительного управления ценными бумагами // Налоги. - 2012. - № 32. - С. 17-25.

10. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. 2-е изд., стер. - М.: Статут, 2011. - 1055 с.

11. Беневоленская З.Э. Доверительное управление имуществом. История и современность // Предпринимательское право. - 2011. - № 3. - С. 2 - 6.

12. Бычков А. Как не допустить ошибок при передаче имущества в доверительное управление? // Акционерный вестник. - 2012. - № 12. - С. 68 - 72.

13. Барков А.В. Договоры с элементами социального содействия, опосредующие оказание социально-правовых услуг // Гражданское право. -2012. - № 1. - С. 40-45.

14. Грибанов В.П. Доверительное управление имуществом: проблемы развития в Российской Федерации // Общество и закон. - 2008. - № 7. - С. 29-30.

15. Гузикова С.В. Доверительное управление: гражданско-правовые отношения и их юридическое содержание // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. С.С. Алексеева; Исследовательский центр частного права; Уральский филиал; Российская школа частного права; Уральское отделение. - М.: Статут, 2000. - С. 300-321.

16. Дозорцев В.А. Доверительное управление // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1996. - № 12. -  С. 123.

17. Иншев А.П. Институт доверительного управления имуществом // Гражданское право. - 2008. - № 7. - С.15-16.

18. Куликова Л. Доверительное управление имуществом // Бизнес-адвокат. – 1997. - № 3. - С.21-23.

19. Михеева Л.Ю. Существенные условия договора доверительного управления // Современное российское право: Федеральное и региональное измерение: Материалы конференции Под ред. В.Я. Музюкина, В.В. Невинского). - Барнаул, 1998. -  С.95-97.

20. Маркалова М.Г. Договор доверительного управления имуществом в современном гражданском и банковском законодательстве // Журнал российского права. - 1998. - № 11. - С.19-20.

21. Михеева Л.Ю. Содержание договора доверительного управления имуществом // Хозяйство и право. - 2002. - №7. - С.75-80.

22. Михеева Л.Ю. Ответственность доверительного управляющего // Законодательство и экономика. - 2001. - №7. - С.38-47.

23. Ненашев А. Договор доверительного управления // Бизнес-адвокат. – 2001.- № 9. - С.17-19.

24. Пьяных Е.С. Ответственность за нарушение договора доверительного управления имуществом // Юрист. - 2012. - № 10. - С.15.

25. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: в 3 т. / Н.В. Бандурина, А.И. Бибиков, Е.В. Вавилин и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. -  М.: Статут, 2011. - Т. 3. – 1129 с.

26. Петелин Д.В. Правовая природа договора доверительного управления имуществом // Юрист. - 2005. - № 2. - С. 32-26.

27. Сенюк Г.В. Доверительное управление имуществом :некоторые проблемы теории и практики // Нотариус. - 2011. - № 6. - С.5-7.

28. Суханов Е.А. Договор доверительного управления имуществом //Вестник ВАС РФ. - 2000. - № 3. - С.35-36.

29. Суханов Е.А. Гражданский кодекс о доверительном управлении. // Экономика и жизнь. -1996. - № 26. - С.40-45.

30. Соломатина-Хоцанова Е.С. Доверительная собственность - варианты взаимодействия с российским правом // Юрист. - 2011. -  № 22. - С. 38 - 43.

31. Симонова Е.А. Курс гражданского права. – М., 2012. – 486 с.

32. Фунтикова Н.В. О регулировании доверительной собственности и договора доверительного управления имуществом // Журнал российского права. - 2002. - № 12. - С. 83-88.

33. Ясус М. О доверительном управлении имуществом // Законодательство и экономика. - 1999. - № 4. - С.11.

Статистические, справочные и электронные издания

34. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева. - М.: ИНФРА, 2004. - 703 с.

35. ГАРАНТ Справочно-правовая система / СПС «Гарант-Сервис» Версия 5.5.с - 2013.

36. КонсультантПлюс Справочно-правовая система / СПС «КонсультантПлюс» // ЗАО «Консультант-Юрист» - 2013.

Практические материалы

37. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2002 года (по гражданским делам), утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2003 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2003. - № 7.

38. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 09 марта 2011 года по делу № А72-2890/10-Г199 // Справочно-правовая система Консультант Плюс (документ официально опубликован не был)

39. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30 января 2013 года по делу № КГ-А41 / 112-13 // Справочно-правовая система Консультант Плюс (документ официально опубликован не был)

40. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15 мая 2012 года № Ф09-2757/12 по делу № А71-7050/11 // Справочно-правовая система Консультант Плюс (документ официально опубликован не был)

41. Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 15 сентября 2003 года по делу № Ф03-А51/03-1/2252 // Справочно-правовая система Консультант Плюс (документ официально опубликован не был)

 

 

1 Иншев А.П. Институт доверительного управления в России // Журнал российского права. - 2011. - № 3. - С. 18.

2 Беневоленская З.Э. Доверительное управление имуществом. История и современность // Журнал российского права. - 2011. - № 9. - С. 16.

3 Фунтикова Н.В. О регулировании доверительной собственности и договора доверительного управления имуществом // Журнал российского права. - 2011. - № 12. - С. 18.

4 Ясус М. О доверительном управлении имуществом // Законодательство и экономика. - 2011. - № 8. - С. 15.

5 Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом / под ред. В.М. Чернова. - М.: Юристъ, 1999. - С.146.

6 Гражданское право: в 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник / Отв. Ред. проф. Е.А. Суханов, 2-е изд., перераб. и доп. - М., 2000. - С. 118.

7 Гражданское право: в 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник / Отв. Ред. проф. Е.А. Суханов, 2-е изд., перераб. и доп. - М., 2000. - С. 118.

8 Маркалова Н.Г. Договор доверительного управления имуществом в современном гражданском законодательстве // Журнал российского права. - 2013. - № 6. - С. 18.

9 Ненашев А. Договор доверительного управления // Бизнес-адвокат. - 2003. - № 4. - С. 5.

10 Суханов Е.А. Договор доверительного управления имуществом // Вестник ВАС РФ. - 2000. - № 1.

11 Гражданский кодекс Республики Казахстан (Особенная часть). Комментарий / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. - Басин. Алматы, 2000. - С. 476.

12 Сенюк Г.В. Доверительное управление имуществом: некоторые проблемы теории и практики // Нотариус. - 2011. - № 6. - С.10.

13 Куликова Л. Доверительное управление имуществом // Бизнес-адвокат. - 2006. - № 11. - С.38.

14 Витрянский В.В. Договор доверительного управления имуществом: понятие и правовое регулирование // Хозяйство и право. - № 10. -  2001. - С. 18.

15 Приказ ФСФР РФ от 03.04.2007 № 07-37/пн-з «Об утверждении Порядка осуществления деятельности по управлению ценными бумагами» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - № 26. - 25.06.2007.

16 Суханов Е.А. Гражданский кодекс о доверительном управлении. // Экономика и жизнь . -1996. - № 26. - С.40-45.

17 Дозорцев В.А. Доверительное управление // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ  - 1996. - № 12. - С. 123.

18 Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом / под ред. В.М. Чернова. - М., 2008. - С. 58.

19 Петелин Д.В. Правовая природа договора доверительного управления имуществом // Юрист. - 2005. - № 2. - С. 33.

20 Михеева Л.Ю. Содержание договора доверительного управления имуществом // Хозяйство и право. -  2002. -  №7. -  С. 75.

21 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. 2-е изд., стер. - М.: Статут, 2011. - С. 478.

22 Пьяных Е.С. Ответственность за нарушение договора доверительного управления имуществом // Юрист. -  2012.  - № 10. - С.15.

23 Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15 мая 2012 г. № Ф09-2757/12 по делу № А71-7050/11 Справочно-правовая система Консультант Плюс (документ официально опубликован не был)

24 Михеева Л.Ю. Ответственность доверительного управляющего // Законодательство и экономика. - 2001. -  №7. -  С. 38.

25 Приказ Федеральной службы по финансовым рынкам от 03.04.2007г. № 07-37/пз-н «Об утверждении порядка осуществления деятельности по управлению ценными бумагами»// Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - № 26. - 25.06.2007.

26 Постановление ФАС Поволжского округа от 09.03.2004 г. по делу № А72-2890/03-Г199 // Справочно-правовая система Консультант Плюс (документ официально опубликован не был)

27 Сенюк Г.В. Доверительное управление имуществом: некоторые проблемы теории и практики // Нотариус. - 2011. - № 6. - С. 19.

28 Михеева Л.Ю. Существенные условия договора доверительного управления // Современное российское право: Федеральное и региональное измерение: Материалы конференции. Под ред. В.Я. Музюкина, В.В. Невинского). - Барнаул, 1998. -  С. 95.

29 Постановление ФАС Московского округа от 30.01.2001 г. по делу № КГ-А41/112-01 // Справочно-правовая система Консультант Плюс (документ официально опубликован не был)

30 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. - Изд. 2-е, испр. – М., 1999. - С. 447.

31 Барков А.В. Договоры с элементами социального содействия, опосредующие оказание социально-правовых услуг // Гражданское право. - 2012. - № 1. - С. 42.

32 Грибанов В.П. Доверительное управление имуществом: проблемы развития в Российской Федерации // Общество и закон. - 2008. - № 7. -  С. 29.

33 Гузикова С.В. Доверительное управление: гражданско-правовые отношения и их содержание / под ред. С.С. Алексеева. Исследовательский центр частного права. Уральский филиал. Российская школа частного права. Уральское отделение. - М., 2012. - С. 307.

34 Сенюк Г.В. Доверительное управление имуществом : некоторые проблемы теории и практики //Нотариус. - 2011. - № 6. - С. 5.

35 Беневоленская З.Э. Доверительное управление имуществом. История и современность // Предпринимательское право. - 2011. - № 3. - С. 4.

36 Соломатина-Хоцанова Е.С. Доверительная собственность - варианты взаимодействия с российским правом // Юрист. - 2011. -  № 22. -  С. 40.

PAGE  72


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

29388. Пропедевтический этап в системе литературного образования школьников 49 KB
  Важнейшей особенностью предмета является формирование и развитие навыка чтения а также таких качественных характеристик чтения как сознательность и выразительность. Развитие навыка чтения предполагает на первом году обучения становление механизма чтения овладение слоговым и комбинированным способами чтения; на втором году обучения – интенсивное овладение способом чтения целыми словами наращивание темпа чтения освоение способа чтения молча; на третьем году обучения – становление способа чтения целыми словами в темпе соответствующем...
29389. Принципы построения учебных книг по литературному чтению: традиционное и инновационное. Детские книги как особый учебный материал для формирования читателя 23 KB
  Эту функцию выполняет учебник. Учебник рассматривает текст как информационное поле на котором состоится встреча автора и читателя. Типы книг для начальной школы: Обязательные: учебник хрестоматия учебникхрестоматия Факультативные: справочник энциклопедия словари рабочие тетради Принципы организации учебника: тематический по темам жанровый стихи рассказы сезонный Виды вопросов и заданий в учебниках: до текста и после текста репродуктивные на выявление первичного восприятия на анализ на синтез продуктивные...
29390. Урок литературного чтения и его особенности. Моделирование урока литературного чтения в логике одной из образовательных программ (на примере одного литературного произведения) 57 KB
  Урок литературного чтения и его особенности. Моделирование урока литературного чтения в логике одной из образовательных программ на примере одного литературного произведения Современный урок литературного чтения имеет свои особенности: Каждый урок рассматривается как часть более широкой системы литературное развитие школьника Урок – это этап в изучении литературного произведения Урок – это художественнопедагогическое целое содержание форма уока будет определяться жанром и особенностями произведения а так же художественным миром...
29391. Конструктивное исполнение электрооборудования в НГП 30 KB
  Конструктивное исполнение электрооборудования в НГП должно соответствовать условиям его эксплуатации. исполнение характеризуется тем что электродвигатели имеют специальные приспособления крышки кожухи сетки. Водозащищенное IP55 IP56 исполнение электродвигатели недоступны проникновению внутрь струй воды любого направления.
29392. Нерегулируемый ЭП буровых насосов 27.5 KB
  Двигатели брызгозащишенные с влагостойкой изоляцией с самовентиляцией; наверху корпуса двигателя смонтирован возбудитель связанный клиноременной передачей с валом двигателя. Номинальное напряжение двигателя 6 кВ частота вращения 750 об мин. Так как условия пуска двигателя бурового насоса сравнительно легкие момент статического сопротивления на валу двигателя составляет примерно 20 от номинального момента двигателя а время разгона составляет 34 сек в схеме предусмотрен прямой пуск двигателя с наглухо подключенным возбудителем. Для...
29393. Особенности конструкции ЭД станка-качалки 21 KB
  имеют повышенный пусковой момент который обеспечивается за счет специальной конструкции обмотки ротора это может быть или глубокопазная обмотка 10:1 или двойная беличья клетка причем внутренняя клетка выполнена из меди а наружная из латуни имеющей большее удельное сопротивление чем медь. После вытеснения тока на поверхность сечение проводника по которому течет ток уменьшается при этом активное сопротивление обмотки ротора увеличивается и момент развиваемый ЭД при пуске возрастает так как он пропорционален приведенному активному...
29394. Регулируемый ЭП буровых насосов 66.5 KB
  В небольших пределах регулирование скорости электродвигателя буровых насосов можно осуществлять при применении асинхронных двигателей АД с фазным ротором при помощи включении в цепь ротора регулировочных реостатов. При снижении скорости на 2030 скольжение становится равным 0203 и потеря мощности в пусковых реостатах достигнет также 2030. Поэтому в настоящее время реостатный способ регулирования скорости АД не применяется. Схема обеспечивает изменение скорости вращения АД на 40 выше от номинальной.
29395. СИНХРОННЫЕ МАШИНЫ 37 KB
  Синхронные машины обладают свойством обратимости то есть могут работать как генератором так и двигателем.1а изображена схема синхронной машины с явно выраженными полюсами.1 Конструкция и электрическая схема синхронной машины с явно выраженными полюсами а б.
29396. Электрооборудование установок для насосной добычи нефти 237.5 KB
  Глубинный насос 1 станкакачалки подвешивается на колонне насосных труб 3рис. Плунжеру 2 насоса сообщается возвратнопоступательное движение с передачей энергии от балансира станкакачалки при помощи колонны штанг 4. Колонна штанг станкакачалки на устье скважины через шток соединена с головкой балансира 6 станкакачалки. Балансирный и кривошипный противовесы служат для уравновешивания нагрузки подвижной системы станкакачалки и двигателя при ходе колонны штанг вниз и вверх рис.