90311

Уголовно-правовая оценка деяний способствующих суициду

Курсовая

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Особую актуальность в настоящее время приобретает проблема уголовно-правовой оценки деяний других лиц, причастных к суициду. В некоторых случаях суицид может быть следствием предшествующего, направленного на суицид социально опасного поведения иных лиц.

Русский

2015-06-02

102 KB

1 чел.

СОДЕРЖАНИЕ

  1.  Введение
  2.  Уголовно-правовая оценка деяний способствующих

         суициду 

  1.  Юридический анализ состава
  2.  Заключение
  3.  Список используемой литературы

Введение.

Особую актуальность в настоящее время приобретает проблема уголовно-правовой оценки деяний других лиц, причастных к суициду. В некоторых случаях суицид может быть следствием предшествующего, направленного на суицид социально опасного поведения иных лиц. Не исключены случаи использования изощренных и коварных способов лишения жизни другого лица, когда фактически совершенное убийство внешне выглядит как суицид. Такие деяния попадают в сферу уголовной юстиции.

В действующем УК предусмотрены две специальные нормы, которые устанавливают ответственность за общественно опасные деяния, инспирирующие суицид или попытку суицида: доведение до самоубийства (ст. 145) и склонение к самоубийству (ст. 146).

Уголовно-правовая оценка деяний способствующих суициду.

СУИЦИД (англ, suicide – самоубийство) - акт добровольного ухода из жизни, совершаемый человеком в состоянии сильного душевного расстройства либо под влиянием психического заболевания; осознанный акт самоустранения под воздействием острых психотравмирующих ситуаций, при которых собственная жизнь как высшая ценность теряет для человека смысл. Суицид может быть также вполне осознанным актом ухода из жизни субъекта под влиянием экстремально-психотравмирующих обстоятельств, когда уже собственное Эго и прожитая жизнь, теряет для индивида всякую значимость, смысл, ценность. Причины суицида многообразны и коренятся не только в личностных деформациях субъекта и конкретной обстановке, окружающей его, но и в социально-экономической и нравственной организации общества.

Суицид или попытка суицида в нашем уголовном законодательстве не являются преступлением. В истории уголовного законодательства (особенно в средние века) самоубийство или попытка самоубийства признавались преступлением. В Российском Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1844 года, применявшемся на территории белорусских земель, ответственность за самоубийство или попытку самоубийства носила характер уголовно-гражданской кары. Согласно данному Уложению покушавшийся на самоубийство в состоянии вменяемости подлежал наказанию как за смертоубийство и должен был быть сослан на каторжные работы. В новом Российском Уголовном уложении 1903 года, которая в полном объёме действовало с 1915 по 1932 год на территории Западной Беларуси, самоубийство и попытка самоубийства уже не признавались преступлением. В уголовно-правовой литературе достаточно часто высказывалось мнение о том, что самоубийство вызывает в обществе моральное осуждение, заслуживает нравственного порицания как акт малодушия и трусости, является проявлением нравственной слабости, деянием отрицательным, достойным сурового морального осуждения. Известна позиция церкви по этому вопросу. Такой подход вызывает возражения. Обоснование недопустимости самоубийства и необходимости его нравственного осуждения в советский период было обусловлено тем, что суицид, как социальное явление, не согласовывался с идеологией тоталитарного государства. Независимый от государства акт, пусть даже такой, как самоуничтожение, свидетельствовал о том, что в стране существует неуправляемая жизнь.

Поведение лиц, совершивших суицид или его попытку, нельзя подвергать нравственному осуждению. Дело в том, что феномен суицида до конца не изучен, зачастую подлинные причины суицида непонятны. Нередко сами лица, совершившие суицидальную попытку или суицид, не осознают, что именно влияет на них, подталкивая к последней черте. В научной теории суицид представляет собой неразрешимую загадку. В ХХ веке психологи, взяв на себя обсуждение этой проблемы, признали её неразрешимость. Однако многие известные психиатры отмечают, что в жизни человека существует напряжённая борьба между инстинктами самосохранения и саморазрушения. Для общества акт суицида является сигналом, что у отдельных его представителей есть проблемы жизненного существования. Статистика свидетельствует о том, что между низким уровнем жизни и числом самоубийств далеко не всегда существует прямая взаимосвязь. Так, одним из лидеров по числу самоубийств на душу населения является Швеция, одна из богатейших стран Европы. Между тем количество самоубийств в мире постоянно растет. Особенно настораживает рост суицида и суицидальных попыток среди подростков. По данным последние 40 лет суицид среди лиц в возрасте от 15 до 22 лет увеличился некоторым на 265 % . После  распада СССР во всех государствах, возникших на его территории, уровень самоубийств является самым высоким в мире, а проблема саморазрушающегося поведения с каждым годом принимает все более угрожающие, эпидемические масштабы.

Суицид нужно изучать в контексте выяснения его психологической сущности и разработки, комплексных мер по превенции.

В истории уголовного законодательства (особенно в средние века) самоубийство или попытка самоубийства признавались преступлением. В Российском Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1844 года, применявшемся и на территории белорусских земель, ответственность за самоубийство или попытку самоубийства носила характер уголовно-гражданской кары. Согласно данному Уложению покушавшийся на самоубийство в состоянии вменяемости подлежал наказанию как за смертоубийство и должен был быть сослан на каторжные работы. Но в Российском Уголовном уложении 1903 года, которое в полном объеме действовало с 1915 года по 1932 год на территории Западной Белоруссии, самоубийство и попытка самоубийства уже не признавались преступлением. Вместе с тем и в настоящее время в уголовном законодательстве некоторых зарубежных государств (например, Индии) установлена ответственность за покушение на самоубийство. В научной теории суицид представляет собой неразрешимую загадку. В XX веке психологи, взяв на себя обсуждение этой проблемы, признали ее неразрешимость. Однако многие известные психиатры (К. Меннингер, А. Адлер, К. Юнг, К. Хорни и др.) отмечают, что в жизни человека существует напряженная борьба между инстинктами самосохранения и саморазрушения.

Особую актуальность в настоящее время приобретает проблема уголовно-правовой оценки деяний других лиц, причастных к суициду. В некоторых случаях суицид может быть следствием предшествующего, направленного на суицид социально опасного поведения иных лиц. Не исключены случаи использования изощренных и коварных способов лишения жизни другого лица, когда фактически совершенное убийство внешне выглядит как суицид. Такие деяния попадают в сферу уголовной юстиции.

В действующем УК предусмотрены две специальные нормы, которые устанавливают ответственность за общественно опасные деяния, инспирирующие суицид или попытку суицида: доведение до самоубийства (ст. 145) и склонение к самоубийству (ст. 146). Научный интерес в настоящее время представляет состав склонения к самоубийству, под которым согласно ч. 1 ст. 146 УК понимается умышленное возбуждение у другого лица решимости совершить самоубийство, если лицо покончило жизнь самоубийством или покушалось на него. В XX веке психологи, взяв на себя обсуждение этой проблемы, признали ее неразрешимость. Однако многие известные психиатры (К. Меннингер, А. Адлер, К. Юнг, К. Хорни и др.) отмечают, что в жизни человека существует напряженная борьба между  инстинктами самосохранения и саморазрушения.

При уголовно-правовом анализе состава доведения до самоубийства в литературе сложилось устойчивое мнение о том, что данный состав преступления по законодательной конструкции его объективной стороны является материальным. Такой подход стал типичным, классическим. В соответствии с ним решаются вопросы о моменте окончания преступления, вине по отношению к последствиям, иные вопросы, имеющие уголовно-правовое значение. Этот стереотип был использован и при доктринальном толковании признаков состава склонения к самоубийству. Думаю, что конструкция нормы, предусматривающей ответственность за склонение к самоубийству, не дает оснований для такого вывода. Анализируемая норма по своей структуре имеет специфику. В ч. 1 ст. 146 УК помимо описания преступного поведения содержится суждение: «если лицо покончило жизнь самоубийством или покушалось на него». Это означает, что суицид или его попытка являются лишь необходимым условием уголовной ответственности за склонение к самоубийству. Обусловленность склонения к самоубийству названным обстоятельством свидетельствует о проявлении гипотезы уголовно-правовой нормы. В уголовно-правовой литературе обычно говорят о диспозиции и санкции уголовно-правовой нормы. Принято считать, что гипотеза в уголовно-правовой норме подразумевается. Но в ст. 146 УК гипотеза нормы имеет ярко выраженный характер.

Основанием для возникновения уголовных правоотношений в данном случае являются два взаимосвязанных юридических факта:

  1.  общественно опасное действие одного человека, направленное на возбуждение у другого человека решимости совершить суицид;
  2.  сознательный и волевой поступок другого человека, выраженный в суициде либо попытке суицида.

Юридическая природа склонения к самоубийству заключается в том, что одно лицо воздействует определенным способом на психическую сферу деятельности другого лица и вызывает у него образ мысли о суициде. Вместе с тем при суициде или его попытке воля человека не парализована. Он сам делает выбор.

Другое дело, что для привлечения к уголовной ответственности за склонение к самоубийству необходимо обязательное наличие второго названного юридического факта. Суицид или его попытка в таком случае должны быть обусловлены предшествующим поведением виновного лица, вызвавшим решимость совершить суицид. Если лицо приняло решение покончить с собой по другим причинам, то ответственность по ст. 146 УК исключается.

Представляется, именно таким образом законодатель ограничивает предел уголовной противоправности при склонении к самоубийству. Учитывая особенность закона в УК Республики Беларусь есть и иные нормы, устанавливающие повышенную уголовную ответственность за деяния, которые могут вызывать суицид потерпевшего (изнасилование, повлекшее самоубийство потерпевшей (ч. 3 ст. 166); вынесение заведомо неправосудного приговора или иного судебного акта, повлекшее самоубийство (ч. 2 ст. 392) и др.). Однако данные деяния, во-первых, сами по себе являются преступлениями и, во-вторых, суицид в таких случаях является побочным «иным тяжким последствием» совершенного преступления. В ст. 145 и ст. 146 УК идет речь о деяниях, которые при отсутствии факта суицида или его попытки не образуют преступления.

В уголовно-правовом смысле термин «покушение на самоубийство» не соответствует природе этого явления. В уголовном законодательстве многих зарубежных государств (Англии, Австрии, Голландии, Польши, Франции и др.) уже в XIX - XX вв. была установлена ответственность за подстрекательство к самоубийству. В ч. 2 ст. 141 УК РСФСР 1926 года предусматривалась ответственность за содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетнего. Однако этот законодательный опыт в то время не был учтен в законотворческой практике Беларуси. В законодательной конструкции состава склонения к самоубийству, психическое отношение виновного лица необходимо определять применительно только к общественно опасному действию. Вина при склонении к самоубийству характеризуется прямым умыслом (лицо сознает общественно опасный характер своего действия и желает его совершить) и специальной целью: возбуждение у другого лица решимости совершить акт суицида.

При совершении данного преступления не исключено соучастие в склонении к самоубийству (организация либо подстрекательство к склонению к самоубийству).

Склонение к самоубийству конкурирует, с одной стороны, с доведением до самоубийства, а с другой - с убийством. По сравнению со склонением к самоубийству доведение до самоубийства более опасная форма криминального поведения. При доведении до самоубийства виновное лицо использует более жесткие способы воздействия на потерпевшего: жестокое обращение либо систематическое унижение его личного достоинства. Такие способы оказывают влияние на свободу волеизъявления потерпевшего, фактически вынуждают его совершить акт суицида. Поэтому законодатель, отнеся доведение до самоубийства к категории менее тяжких преступлений, установил за это преступление более строгую ответственность, чем за склонение к самоубийству. В ст. 146 УК не указаны способы воздействия на потерпевшего, которые могут вызвать у него решимость совершить суицид перечень способов склонения к самоубийству: путем уговоров, обмана в ст. 103 УК Кыргызской Республики.

По смыслу закона это может быть любой способ воздействия на потерпевшего. Однако если виновное лицо путем применения к потерпевшему физического насилия вызывает у него решимость совершить суицид, то это будет не склонение к самоубийству, а доведение до самоубийства по признаку жестокого обращения с потерпевшим.

В уголовно-правовой литературе распространенным является мнение о том, что при наличии прямого умысла на доведение до самоубийства виновный должен нести ответственность за убийство. Есть и иная точка зрения по этой проблеме. Так, Г.Н. Борзенков мнение о том, что содеянное в таких случаях должно квалифицироваться как убийство, считает ошибочным. При доведении до самоубийства, в отличие от убийства, виновный не совершает действий, непосредственно приводящих к смерти потерпевшего.

При доведении до самоубийства, как и при склонении к самоубийству, правомерно ставить вопрос о психическом отношении виновного лица только к деянию, характеризующемуся жестоким обращением с потерпевшим либо унижением его личного достоинства. И в этом смысле умысел может быть только прямым. Суицид или его попытка являются не последствием, а необходимым условием уголовной ответственности за доведение до самоубийства.

Вместе с тем при доведении до самоубийства либо склонении к нему не исключается вариант оценки содеянного как убийства. Это касается, прежде всего случаев, когда потерпевшим является психически больное либо малолетнее лицо. Если в результате склонения психически больного лица любым способом к суициду потерпевший покончил с жизнью, то содеянное должно квалифицироваться как убийство. Факт лишения жизни самим потерпевшим в таком случае включается виновным лицом в механизм убийства и образует посредственное причинение. Психически больное лицо в таком случае не отдает отчета своим действиям и не понимает смысла предлагаемых ему действий. Сознанием и волей потерпевшего полностью управляет виновное лицо. В такой ситуации доведение до самоубийства трансформируется в умышленное противоправное опосредованное лишение жизни другого лица - убийство. Аналогичный подход должен быть использован и при доведении или склонении к самоубийству малолетнего лица. Однако тогда при уголовно-правовой оценке содеянного следует учитывать один важный нюанс: осознание виновным лицом того обстоятельства, что малолетний потерпевший в его возрасте не был способен понимать в конкретной ситуации опасные свойства и значение предлагаемого ему действия, связанного с суицидом. Если осознание данного обстоятельства у виновного отсутствовало, то возможна квалификация содеянного по ч. 2 ст. 146 УК: склонение к самоубийству заведомо несовершеннолетнего.

Как посредственное причинение смерти (убийство) должны оцениваться и ситуации, при которых виновное лицо посредством физического воздействия на потерпевшего принуждает его совершить акт суицида. При этом физическое принуждение должно носить такой характер, при котором потерпевший лишается возможности руководить своим поведением.

Законодатель, криминализировав склонение к самоубийству, сделал важный шаг в сфере уголовно-правовой охраны жизни человека. Необходимо отметить, что рекомендация Модельного УК для Содружества Независимых Государств об установлении ответственности за склонение к самоубийству воспринята далеко не всеми государствами - участниками СНГ. Нет ответственности за склонение к самоубийству, например, в действующих новых уголовных кодексах России, Украины, Узбекистана. Представляется, это создаст проблемы в оценке склонения к самоубийству на территории государств - участников СНГ в уголовном законодательстве которых не установлена ответственность за это преступление. Так, до распада СССР в бывших союзных республиках, в уголовном законодательстве которых не предусматривалась ответственность за склонение к самоубийству, случаи подговора к самоубийству вменяемого лица в судебной практике иногда квалифицировались как убийство. Иных альтернатив в названных новых кодексах в настоящее время не предусмотрено. В связи с этим в судебной практике Республики Беларусь возможно возникновение затруднений при применении ст. 146 УК Беларуси в пространстве и по кругу лиц.

В то же время вне сферы уголовно-правового воздействия осталось оказание помощи в совершении суицидального акта, то есть содействие суициду. В уголовном законодательстве тех зарубежных государств, в которых установлена ответственность за подстрекательство к самоубийству, предусматривается также ответственность и за пособничество в самоубийстве в ст.223 Уголовного кодекса Франции 1992 года установлена ответственность даже за пропаганду или рекламу средств совершения самоубийства.

Содействие суициду менее опасное деяние, чем склонение к самоубийству. Если при склонении к самоубийству инициатива исходит от другого лица, то при «пособничестве в самоубийстве» суицид инициирует сам потерпевший. Вместе с тем содействие в самоубийстве причастно к акту суицида или его попытке. Оно обладает достаточным уровнем социальной опасности, необходимым для криминализации. В уголовно-правовой литературе обосновывалось мнение о необходимости установления ответственности за пособничество в самоубийстве. Интерес представляет вопрос о соотношении оказания помощи в суициде неизлечимо больному человеку и эвтаназии. Согласно ст. 38 Закона Республики Беларусь от 18 июня 1993 г. (в редакции от 11 января 2002 г.) о здравоохранении эвтаназия - это добровольная, согласованная с врачом смерть неизлечимо больного с помощью специальных обезболивающих средств. Не затрагивая в рамках данной статьи проблематику эвтаназий смерти, следует отметить, что по законодательству Республики Беларусь медицинским и фармацевтическим работникам запрещается применение эвтаназии. Осуществление эвтаназии влечет уголовную ответственность по ст. 139 Уголовного кодекса. В уголовном законодательстве, например, Польши, Германии, Австрии лишение жизни по согласию (требованию) потерпевшего признается привилегированным убийством. В некоторых других странах легализовано осуществление пассивной эвтаназии (намеренного прекращения мер по продлению жизни безнадежно больного человека). Достаточно подробно этот вопрос регламентирован в действующем законодательстве Голландии. Вместе с тем нарушение специального законодательства Голландии о применении эвтаназии, повлекшее лишение жизни безнадежно больного человека, признается согласно ст. 293 УК Голландии убийством.

Содеянное в таких случаях не всегда должно квалифицироваться по п. 2 ч. 2 ст. 139 УК. Дело в том, что неизлечимо больной потерпевший далеко не всегда находится в беспомощном состоянии.

Содействие в суициде неизлечимо больному человеку не охватывается понятием эвтаназии. В уголовном законодательстве некоторых государств активное содействие самоубийству неизлечимо больного лица фактически приравнивается к эвтаназии. Так, согласно ч. 4 ст. 143 УК Испании 1995 года тот, кто причиняет или активно содействует причинению смерти другому человеку по его настоятельной, серьезной и ясной просьбе, если жертва страдала от тяжелой болезни, определенно приведшей бы к смерти или причиняющей ему постоянные тяжкие страдания, наказывается на одну или две степени ниже наказания, чем это предусмотрено за содействие самоубийству иного лица. При применении эвтаназии совершается деяние, непосредственно направленное на лишение жизни другого, неизлечимо больного человека. При оказании помощи в совершении суицида намерение совершить суицид и реализация этого намерения исполняется непосредственно самоубийцей (в том числе и неизлечимо больным человеком).

В уголовном законодательстве тех зарубежных государств, в которых установлена ответственность за подстрекательство к самоубийству, предусматривается также ответственность и за пособничество в самоубийстве. В ст. 223 УК Франции 1992 года установлена ответственность даже за пропаганду или рекламу средств совершения самоубийства.

Юридический анализ состава.

Доведение до самоубийства ст. 145.

Доведение до самоубийства в ст. 145 определено как доведение лица до самоубийства или покушения на него путем жестокого обращения с потерпевшим или систематического унижения его личного достоинства.

Объективная сторона рассматриваемого посягательства имеет материальную конструкцию. С внешней стороны это преступление заключается в доведении другого лица до самоубийства или покушения на него путем жестокого обращения с потерпевшим или систематического унижения его личного достоинства. В соответствии с законом уголовно наказуемыми способами доведения до самоубийства или покушения на него являются: 1) жестокое обращение с потерпевшим; 2) систематическое унижение его личного достоинства. Совершение других действий, повлекших самоубийство потерпевшего, не образует признаков состава преступления, предусмотренного ст. 145 (например, случаи отказа от заключения брака, от продолжения совместной жизни, измены и т.п.).

Жестокое обращение состоит в крайне суровом, безжалостном, беспощадном отношении к другому лицу. Такое поведение может выражаться в активных действиях либо в бездействии и проявляться, например, в нанесении побоев, телесных повреждений, лишении свободы, питания, крова и т.п.

Унижение человеческого достоинства может совершаться путем распространения о потерпевшем заведомо ложных, позорящих его измышлений, оскорбления его, глумления над ним и т.п. Состав рассматриваемого преступления будет иметь место в случае систематического унижения личного достоинства потерпевшего. Единичные случаи оскорбления, клеветы, повлекшие такие последствия, не содержат в себе признаков состава этого преступления. Под систематическими действия здесь понимается признак, указывающий на совершение лицом более двух тождественных или однородных правонарушений (п. 15 ст. 4).

Оконченным рассматриваемое преступление будет с момента самоубийства (лишения себя жизни) или покушения на него (попытка лишить себя жизни) потерпевшего. В подобной ситуации для наличия состава преступления необходимо, чтобы это лицо действительно совершило акт суицида, а не инсценировку его.

Субъективная сторона доведения до самоубийства по отношению к наступившим последствиям характеризуется неосторожностью либо косвенным умыслом. При условии доказанности наличия прямого умысла у виновного добиться наступления общественно опасных последствий он должен нести ответственность за убийство.

Для наличия состава преступления, предусмотренного ст. 145, необходимо, чтобы виновное лицо сознавало, что жестоко обращается с потерпевшим или систематически унижает его личное достоинство.

Субъектом этого преступления является лицо, достигшее на момент совершения деяния 16 лет.

В ч. 2 ст. 145 предусматривается повышенная ответственность за рассматриваемое деяние, совершенное в отношении лица, находившегося в материальной или иной зависимости от виновного. Для применения ч. 2 этой статьи необходимо установить наличие материальной или иной зависимости потерпевшего от виновного лица. Материальная зависимость потерпевшего от виновного заключается в том, что потерпевший, например, находится на иждивении виновного или получает от него другую материальную помощь. Под иной здесь понимается зависимость, обусловленная трудовыми, служебными отношениями и т.п.

Склонение к самоубийству ст. 146

Склонение к самоубийству (ст. 146) — это умышленное возбуждение у другого лица решимости совершить самоубийство, если лицо покончило жизнь самоубийством или покушалось на него.

Субъектом данного преступления является лицо, достигшее на момент совершения преступления 16 лет.

В ч. 2 ст. 146 предусматривается повышенная ответственность за склонение к самоубийству двух или более лиц либо заведомо несовершеннолетнего. Часть 2 этой статьи применяется независимо от фактического наступления последствий. Для применения этой нормы достаточно доказать, что виновный умышленно возбуждает у двух или более лиц решимость совершить самоубийство либо у одного лица, но не достигшего к моменту совершения деяния 18 лет. Склонение к самоубийству малолетнего лица при некоторых обстоятельствах (когда оно не способно осознавать характер совершаемых действий), либо невменяемого должно влечь ответственность по ст. 139.

Субъективная сторона склонения к самоубийству характеризуется умыслом или неосторожностью к последствиям (к самоубийству или покушению на него). Возбуждение у другого лица решимости совершить самоубийство совершается только умышленно. Совершая действия, виновный сознает, что возбуждает у другого лица решимость совершить самоубийство и желает этого.

Объективна сторона этого поведения имеет материальную конструкцию. При совершении этого деяния преступным будет возбуждение у другого лица решимости совершить акт суицида, а последствиями признаются самоубийство или покушение на него потерпевшим. В соответствии со ст. 146 в качестве деяния названа своеобразная форма подстрекательства к самоубийству другого лица. Сущность поведения при таком преступлении состоит в том, что виновный воздействует на сознание и волю другого лица и возбуждает у него решимость совершить акт суицида. При этом не парализуется воля потерпевшего и он остается свободным в выборе своего последующего поведения — самоубийства.

По форме это подстрекательство может быть выражено в словах, жестах, письменных знаках, носить открытый или завуалированный характер. Способы склонения к самоубийству могут быть разными (просьба, приказ, обман, поручение, совет и т.п.). Если виновный возбуждает у другого липа решимость совершить самоубийство путем жестокого обращения с ним или систематического унижения его личного достоинства, то все содеянное квалифицируется по ст. 145 (доведение до самоубийства), а при наличии прямого умысла добиться наступления последствий — по ст. 139 (убийство). Для наличия состава преступления, предусмотренного ст. 146, необходимо установить существование причинной связи между действиями виновного, возбудившего у потерпевшего решимость совершить самоубийство, и его самоубийством или покушением на него. Оконченным рассматриваемое преступление будет считаться с момента наступления, указанных в законе последствий. Для возникновения анализируемого состава преступления необходимо, чтобы потерпевший действительно совершил акт суицида, а не инсценировку его.

Заключение.

Оказание помощи в суициде представляет значительную социальную опасность и должно влечь уголовную ответственность. Законодателю необходимо сделать следующий шаг в установлении уголовно-правовых гарантий охраны жизни человека. Целесообразно дополнить УК специальной нормой, диспозицию и гипотезу которой, учитывая сложившуюся в УК терминологию, изложить следующим образом: оказание помощи в самоубийстве, если лицо покончило жизнь самоубийством или покушалось на него (содействие самоубийству). Пределы санкции этой нормы имеет смысл ограничить видами и размерами наказаний, свойственными преступлениям, не представляющим большой общественной опасности.

Список используемой литературы:

  1.  Конституция Республики Беларусь 1996 года
  2.  Уголовный кодекс  Республики Беларусь 1999 года
  3.  Комментарий к Уголовному кодексу Республики Беларусь 1999 года, Лукашёв А.И., Саркисова Э.А.. Мн. – 2000год
  4.  Юрчук В.В. «Современный словарь по психологии». – Мн.: «Современное Слово», 1998
  5.  Уголовное право. Особенная часть/ Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. М., 2002 год.
  6.  Бородин С.В. «Квалификация преступлений против жизни» М., 1977 г.

PAGE  18


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

31544. Розробка проекту винагороди персоналу підприємства АЗОВСТАЛЬ 889 KB
  За економічного підходу людину розглядають як об\'єкт управління, причому головний інтерес представляє її функція – праця, вимірювана витратами робочого часу і заробітною платою. Організація є набором механічних відносин, що повинна діяти подібно до механізму
31545. МОСКОВСКОЕ БИЕННАЛЕ И ФЕСТИВАЛИ КАК ФОРМА АКТУАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА 1.54 MB
  Работа посвящена исследованию Биеннале и фестивалей современного искусства как особой, актуальной формы презентации, а также выявлению их значения и места в мировой художественной культуре Москвы.
31546. Обучение учащихся 6 классов основам пейзажной живописи 1.16 MB
  Пейзаж (от французского paysagе - местность, страна) - один из самых эмоциональных, самых лирических жанров изобразительного искусства, предметом которого является изображение первозданной или измененной человеком природы. Пейзажем называется также сам объект такого изображения.
31547. Эффективное ведение деловых переговоров 88 KB
  На сегодняшний день межличностные коммуникации играют огромное значение во всех сферах деятельности человека. Важность умения выразить свои мысли, донести их до собеседника и правильно воспринять информацию, которую Вам хотят передать, проявляется в любой форме общения, будь это личный разговор или рабочая встреча
31548. Социально-психологические технологии реабилитации лиц, перенесших инсульт 731 KB
  У больных перенесших инсульт наблюдаются эмоциональные, когнитивные и поведенческие нарушения стратегий совладания, а также нарушения семейных отношений, которые могут стать мишенями в процессе психотерапевтического сопровождения в ходе реабилитации постинсультных больных, их родственников.
31549. Професійна орієнтація 85.5 KB
  Адекватність вибору і рівень освоєння професії впливають на всі сторони і загальну якість життя. Тому одним з центральних і в цьому сенсі доленосних в житті кожної людини, в його професійній карєрі, є питання про пошук, виборі та оволодінні професією. Зрослі вимоги сучасного виробництва до рівня професійної підготовленості...