90359

Проблемы экономического сотрудничества в рамках БРИКС

Дипломная

Международные отношения

Формирование, цели и задачи БРИКС Предпосылки становления сотрудничества в формате БРИКС Этапы совместного развития стран БРИКС (2006-2013 гг.) Проблемы политического сотрудничества в рамках БРИКС Роль БРИКС в российской внешней политике Политический диалог в формате БРИКС Ядерный фактор в отношениях стран БРИКС...

Русский

2015-06-04

389 KB

6 чел.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВПО КубГУ)

Кафедра новой, новейшей истории и международных отношений

                                                                    Допустить к защите в ГАК

____________________________2014 г.

                                     Научный руководитель

кандидат исторических наук, профессор      

Ф.В. Ватульян______________________

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ

РАБОТА

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СОТРУДНИЧЕСТВА В РАМКАХ БРИКС

Работу выполнил ___________________________________________ М.А. Хушт

Факультет истории, социологии и международных отношений

Направление подготовки «Международные отношения»

Научный руководитель, к.и.н., профессор ___________________ Ф.В. Ватульян

Нормоконтролер, к.и.н., доцент _____________________________ В.А. Кумпан

Краснодар 2014

Содержание

Введение………………………………………………………...………….………...3

1. Формирование, цели и задачи БРИКС

  1.  Предпосылки становления сотрудничества в формате БРИКС….…....8
    1.  Этапы совместного развития стран БРИКС (2006-2013 гг.)……….....15

2. Проблемы политического сотрудничества в рамках БРИКС

2.1 Роль БРИКС в российской внешней политике………………...………22

2.2 Политический диалог в формате БРИКС………………..…………......28

2.3 Ядерный фактор в отношениях стран БРИКС………………………....34

3. Проблемы экономического сотрудничества в рамках БРИКС

3.1 Возможности экономического сотрудничества в рамках БРИКС……42

3.2 Сотрудничество в сфере устойчивого развития  в странах БРИКС….49

Заключение…………………………………………………………..……………...60

Список использованных источников и литературы…..……………….…………64


Введение

Актуальность темы. БРИКС – это международное объединение пяти стран – Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР. Внушительная численность населения, площадь территорий и размеры экономик отличают эти государства от других. На их долю приходится 40% населения планеты, 25% площади земной поверхности и около 20% мирового ВВП. Появление объединения БРИКС стало одним из наиболее значимых геополитических событий начала нового столетия. Изучение проблем развития сотрудничества в рамках БРИКС актуально по той причине, что данное объединение смогло за короткое время стать весомым фактором мировой политики. Становление БРИКС отражает объективную тенденцию мирового развития к формированию многополярной системы международных отношений. В такой системе все более широкое применение находят неинституциональные структуры глобального управления и сетевая дипломатия. С этой точки зрения государства БРИКС объективно имеют к настоящему времени возможности  для сотрудничества в целях формирования общих позиций по ключевым направлениям международных отношений. Члены БРИКС являются авторитетными участниками ведущих международных организаций и структур (ООН, «Группа двадцати», «Группа восьми», Движение неприсоединения) и региональных объединений.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                      

При наличии твердой политической воли руководства стран БРИКС к углублению взаимодействия и при поддержке этого курса большей частью политического класса и делового мира этих государств данное объединение может стать одним из ключевых элементов новой системы международных отношений, прежде всего – в финансово-экономической сфере. При этом возможность дальнейшего повышения роли и влияния БРИКС на международной арене не в последнюю очередь зависят от уровня развития и динамики именно двусторонних отношений между членами форума, от политико-дипломатического и экономического наполнения взаимодействия между ними.

Усложнение современной системы международных отношений в условиях очевидного кризиса геополитической, экономической и финансовой архитектуры, низкая в современной мировой политике эффективность попыток глобального управления и необходимость демократизации принятия решений по глобальным проблемам также подчеркивает актуальность работы, так как от развития сотрудничества в рамках БРИКС во многом будет зависеть решение этих проблем.

Объектом исследования является БРИКС, его место и роль в международных отношениях.

Предметом исследования являются проблемы политических и экономических отношений стран БРИКС.

Хронологические границы. Временные рамки обусловлены началом налаживания политических взаимосвязей в рамках БРИК (впоследствии превратившегося в БРИКС с присоединением ЮАР в 2011 г.) в сентябре 2006 года, когда во время 61-й сессии ООН в Нью-Йорке состоялась встреча министров иностранных дел Бразилии, России, Индии и Китая, и заканчиваются последним саммитом стран БРИКС 2013 года.

Историография проблемы. Деятельность БРИКС, генезис данного объединения, проблемы развития сотрудничества в рамках БРИКС, рост его рядов и другие аспекты не прошли мимо внимания отечественных и зарубежных исследователей. В последние годы появился ряд монографий и аналитических докладов, посвященных БРИКС, не говоря уже о статьях в периодических изданиях. В то же время необходимо отметить, что в научной литературе, как отечественной, так и зарубежной, имеет место существенный упор на экономические аспекты отношений между странами-участницами, выявление возможностей для хозяйственной взаимодополняемости между странами БРИКС, а также на прикладные исследования конъюнктуры торговых и финансовых рынков этих стран. При всей важности данной проблематики она оставляет в тени политические факторы и особенности других сфер взаимодействия.

Огромную помощь автору при исследовании проблем развития сотрудничества в рамках БРИКС оказали труды по политологии и проблемам международных отношений таких исследователей как Н.Е. Бажанова1,              Ю.П. Бойко2, А.В. Бурсов3, А.С. Капто4, В.Ф. Ли5, Е.М. Примаков6,                А.В. Торкунов7.

При исследовании стран, входящих в БРИКС, автор использовал работы Е.П. Бажанова8, Я.М. Бергера9,  А.Ю. Борзоваа10, А.А. Волоховой11,               А.Г. Задохина12, С.Г. Лузянина13, В.С. Мясникова14, Е.О. Подолько15,             Б.Д. Пядышева16,  Г.А. Рудова17, В.М. Татаринцева18.  

Неоценимую помощь автору оказали исследования, посвященные формированию, целям и задачам формата БРИКС, а также политическим и экономическим аспектам отношений стран, входящих в  БРИКС, таких     ученых  как  А.В.  Володин19,  В.М.  Давыдов20, А.И.  Денисов21, О.П.  Иванов22,

А.В. Кива23, Е.А. Козловский24, А.В. Лукин25, В.Б. Мантусов26, Б.Ф. Мартынов27, С.Л. Тихвинский28, Н.Н. Целищев29,   и др., работы которых наряду с глубокими теоретическими положениями содержат также много  фактического материала.

Помогло в работе ознакомление с трудами зарубежных исследователей, в т.ч. политологов-теоретиков, таких как З. Бжезинский30, Г. Киссинджер31,                  С. Хантингтон32, Ф. Фукуяма33, Б. Корани34, П. Сенарклен35. Значительную помощь оказали работы бразильских36, индийских37, китайских38 и южноафриканских39 исследователей БРИКС.

Цель и задачи исследования. Основная цель настоящего исследования – на основе всестороннего анализа выявить основные проблемы развития сотрудничества в рамках БРИКС. Для достижения указанной цели были поставлены и решены следующие задачи:

- рассмотреть предпосылки сотрудничества в формате БРИКС;

- проследить основные этапы совместного развития стран БРИКС;

- определить место БРИКС в российской внешней политике;

- проанализировать проблемы политического диалога в формате БРИКС;

- раскрыть роль ядерного фактора в отношениях стран БРИКС;

- выявить возможности экономического сотрудничества в рамках БРИКС;

- исследовать отношения стран БРИКС в сфере устойчивого развития.

 Теоретической и методологической основой исследования является системный подход, конкретно-исторический, политический и экономический анализ процесса изменения места стран БРИКС на геополитической карте мира, сравнительный анализ их потенциалов и позиций по международным вопросам, а также их двусторонних отношений.

Источниковедческую базу, на которую опирался автор, составили официальные документы и выступления руководителей, дипломатов и политических деятелей пяти государств, входящих в БРИКС, включая совместные40. При рассмотрении позиций БРИКС по политическим и экономических аспектам международным отношений автор использовал декларации2, принятые с 2011 г. с присоединением ЮАР к формату БРИК. При изучении роли стран БРИКС во внешней политики Российской Федерации были использованы Концепции внешней политики, принятые в новейшей истории нашей страны. Непосредственную роль самого формата БРИКС во внешней политики нашей страны автор анализировал с помощью Концепции участия России в БРИКС3, принятой президентом РФ В.В. Путиным в 2013 г.

  1.  Формирование, цели и задачи БРИКС

  1.  Предпосылки становления сотрудничества на пространстве БРИКС

БРИКС (англ. BRICS) — группа из пяти быстроразвивающихся стран: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика (Brazil, Russia, India, China, South Africa). Сокращение BRIC было впервые предложено Джимом О’Нилом, аналитиком американского инвестиционного банка Goldman Sachs, в ноябре 2001 года в аналитической записке банка. До 2011 года по отношению к организации использовалась аббревиатура БРИК. В связи с присоединением ЮАР к БРИК 18 февраля 2011 года, по заявлению индийского министра финансов с этого времени группа стала носить название BRICS.

Goldman Sachs не предполагал наличие координации экономических политик между странами БРИК. Тем более не предполагалось, что страны БРИК образуют некий экономический блок или официальную торговую ассоциацию. Однако со временем появились признаки, что «четыре страны БРИК стремятся сформировать политический клуб» или «союз», и таким образом преобразовать «свою растущую экономическую власть в большее геополитическое влияние»41.

Вопрос о реформе миропорядка существует уже давно, так как все больше проявляется его намеренное и предполагаемое неравенство между крупными экономиками и остальными странами, которые практически вынуждены подчиняться нынешнему миропорядку, чтобы получить мелкую выгоду и зачастую рисковать своими богатствами.

Появление новых держав в мире важно в установлении равновесия власти в мире, но, прежде всего, важно появление новой идеологии. С саммита к саммиту БРИКС появляются в их совместных заявлениях новые ценности и соответственно увеличение круга вопросов в рамках БРИКС.

По мнению автора, нынешний миропорядок благоприятствует интересам развитых стран в ущерб интересам развивающихся стран и наименее развитых стран. Существующая модель глобального управления, которая уже не отвечает на нужды большинства стран мира, требует изменения из-за постоянно появляющихся обстоятельств с течением времени. Естественно, страны, в пользу которых миропорядок действует, противостоят этим изменениям, и сам миропорядок обладает юридическими инструментами, служащими опорой для развитых стран устанавливать нормы им благоприятные. В этой связи профессор О.Н. Барабанов указывает на то, что сразу с момента своего создание БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) начал восприниматься как альтернатива существующему миропорядку42.

Альтернативный миропорядок БРИКС заключается в новом подходе развития, как в Китае объявляют в своей политической пропаганде, «гармоничное соразвитие». Другими словами, это означает не навязывание одной идеологии другими, а гармоничное сосуществование разных путей развития и защита равноправия между странами. Идеология их представляет собой альтернативу, поскольку страны БРИКС совместно заявляют свои точки зрения по разным вопросам, касающимся актуальных проблем мира без участия  самых развитых стран. Причем БРИКС требует равные права в установлении новых международных юридических инструментов и соответственно в реформе существующих инструментов глобального регулирования.

Способности БРИКС оказывать влияние своими экономическими возможностями и двигаться к намеченными целям могут помочь им установить новые модели международных отношений и соответственно новые юридические инструменты, подходящие их идеологии. При успешности создания новых юридических инструментов в рамках стран БРИКС, они естественно, повлияют на другие развивающиеся, и также менее развитые страны. Показателем того, что БРИКС желает создать свою сферу влияния является, возможно, создание банка развития БРИКС. Очевидно, этот банк будет иметь важное значение для самих стран БРИКС, но, тем не менее, от него ждут даже большего. Не зря БРИКС создал новые способы помощи бедным странам, и помощь стран БРИКС менее развитым странам выросла в 10 раз больше, чем помощь G743. Причем темп экономического роста стран БРИКС немного снизился.

Тем не менее, если БРИКС желают во всей полноте сыграть свою роль, это произойдет только при условии объединения этих стран, то есть при условии установления прочных взаимных отношений между входящими в БРИКС странами, а также и с другими странами под влиянием идеологии БРИКС. Естественно, все страны БРИКС являются крупными экономиками и играют важную роль, однако вместе эта роль будет намного больше и значительней. При этом важно выяснить, каким образом могут страны быть взаимодополняемы, и могут ли вообще? Этот вопрос важен, поскольку успешность объединения зависит непосредственно от установления прочных экономических отношений.

Развитие Европейского союза (далее – Евросоюз) исходило из экономического объединения. Естественно, отношения между странами БРИКС не могут сравниться с Европейским союзом, тем не менее, в Евросоюзе обусловливающим фактором установление прочных отношений является экономика. Подобное же положение и с БРИКС – крепкое объединение потребует взаимодополняемости, в первую очередь, между составляющими странами. В результате этой взаимодополняемости появится взаимная зависимость, и именно эти факторы будут обеспечивать равновесие между странами. Естественно, такие масштабные отношения сложно построить быстрыми темпами, но, тем не менее, стоит проанализировать, в чем могут эти страны быть взаимодополняемы. Важно отметить, что исходя из примера Евросоюза и других объединений, координирование политики разных стран и их взаимодополняемость создают полезную и частичную зависимость друг от друга и соответственно приверженность друг другу, что, в свою очередь, позволит увеличить доверие стран между собой и углубит их отношения.

Мэтью Халберт, специалист по энергетической безопасности, говорит о том, что именно энергетика либо построит, либо разрушит БРИКС. Дальше указывает, что Бразилия и Россия будут поставщиками, тогда как Индия и Китай будут потребителями44. Естественно это преувеличение одного важного, но не единственного аспекта, по которому возможно сотрудничество и взаимодополнение.

Если бы дело с БРИКС было лишь в торговле, то вообще не было бы никакой альтернативы нынешнему миропорядку. Тем не менее, это не так, несмотря на то, что торговля имеет важное и необходимое значение в построении прочных отношений между странами БРИКС. Дело не только в торговле и не только в энергетической области. Важно отметить, что уже в наши дни вопрос о продовольствии обретает все больше значения из-за растущего населения мира. Рост населения будет происходить все быстрее, и в  этой связи стоит проанализировать потребности и возможности стран, чтобы прогнозировать вероятные области взаимодействия между ними, так как это именно то, что будет обеспечивать идеологию БРИКС.

Экономика Бразилии направлена на внутренний рынок, несмотря на то, что страна является крупным экспортером, прежде всего продовольствия. Однако энергетика также имеет значение с бразильской стороны, так как Бразилия склона к потенциалу увеличить нефтегазовое производство. Национальное агентство нефти в 2013 г. опубликовала информацию о том, что подтвержденные запасы нефти увеличивались на 10,6%, тогда как запасы газа увеличились на 15,2%45. Ведется разведка нефтегазового рынка как внутри Бразилии, так и в других странах Латинской Америки и Африки, куда Бразилия могла бы инвестировать46. Кроме этого, площадь пахотных земель в Бразилии огромная, также Бразилия имеет высокую технологию производства и генетической инженерии. Бразилия может отвечать за значительную часть производства продовольствий в мире. В этой связи Бразилия провела модернизацию и сумела с 1996 по 2006 гг. увеличить свою производительность на 365%47. К этому еще добавим огромное количество минерального сырья и высокие технологии в сфере программного обеспечения. Кроме того, Бразилия обладает 98% мировых запасов ниобия. Бразилия также гарантирует влияние БРИКС на Южную Америку через ее географическое расположение и положение в МЕРКОСУР и УНАСУР.

Экономика Россия продолжает зависеть от минерального сырья  несмотря на намерение правительства диверсифицировать экономику. Страна является самым крупным экспортером нефти и газа в мире, имеет 32% мировых подтвержденных запасов нефти и 74% мировых запасов газа48. Также Россия имеет огромную площадь пахотных земель – то, что обретает все больше значения в современном мире ввиду роста населения. Основная проблема России состоит в том, чтобы возвращать в оборот финансовые ресурсы, которые она собрала от продажи нефти и газа. Необходимо разнообразить экономику, и для этого у России есть промышленный потенциал, наследство бывшего Советского Союза49. В БРИКС Россия может играть большую роль в области энергетики, а также в области продовольствия. Кроме того, в рамках G8 Россия может представить идеологию БРИКС, если последний подтвердится как жизнеспособная альтернатива.

Разнообразны сектора экономики Индии: она охватывает традиционно сельское хозяйство деревни, современное сельское хозяйство, ремесла, широкий спектр современных отраслей промышленности и множество услуг50. Несмотря на то что у страны ужасные проблемы в отношении перераспределения денежных средств и коррупции, Индия очень развита в области программного обеспечения, а также имеет огромную высококвалифицированную рабочую силу, и экспортирует и то, и другое разным странам. Специализация Индии заключается, прежде всего, в области услуг по технологиям и программному обеспечению. Индия имеет хорошие экономические отношения с Китаем, и, кажется, что страны забыли о своих прошлых конфликтах, которые смогли бы препятствовать дальнейшим отношениям. Основная проблема Индии – энергетика. Страна имеет мало запасов нефти и газа и сильно зависит от импорта. В этом смысле Россия и Бразилия могут быть желательными партнерами. Несмотря на высокое сельскохозяйственное производство Индии, рост населения не сопровождается увеличением на том же уровне производства. Нужда в продовольствиях также ожидается в Индии. Следует отметить, что сама по себе экономика уже имеет огромное значение и в отношении БРИКС, и в отношении мира вообще.

Китай имеет огромную экономику, но также имеет разные внутренние проблемы, нуждающиеся в преодолении. Китай является крупнейшим экспортером мира, и именно на основе экспорта построена экономика Китая. Китайские экономисты предлагают направить экономику на внутренний рынок. Тем не менее, сложно быстро создать средний класс чтобы уменьшать зависимость от экспорта. Китай имеет огромное население и также является крупным производителем продовольствия. Однако качество земли в Китае становится все хуже из-за применения химических средств для увеличения объемов производства. Также Китай переживает серьезные экологические проблемы. Поэтому, если Китай не решит экологический вопрос, возможно, в будущем он будет нуждаться в продовольствии. Несмотря на достаточный нефтяной потенциал, потребности в энергии Китая вряд ли сумеют удовлетворяться за счет своих собственных добыч и производства в будущем. Появления среднего класса и других факторов потребуют огромное производство энергии, – а это то, что даже сейчас Китай не может производить самостоятельно. Кроме того, Китай имеет колоссальный технологический, экономический, человеческий потенциал. Также в рамках своего «гармоничного развития» доказывает, что возможно развиваться по собственному, самобытному пути.

Экономика ЮАР развивается быстрыми темпами несмотря на то, что страна все еще переживает проблемы безработицы и бедности51. Страна имеет серьезные проблемы, связанные с энергетикой: она имеет незначительные запасы нефти и газа, но достаточно угля52. ЮАР также имеет потенциал в производстве продовольствия, но кажется, что роль ЮАР в БРИКС не находится в упомянутых факторах. В первую очередь, роль ЮАР заключается в том, что через эту страну БРИКС сможет распространить свое влияние на африканском континенте.

На основе вышеизложенного материала можно прийти к выводу, что основными предпосылками становления сотрудничества стран БРИКС является взаимодополняемость их национальных экономик, особенно в энергетической и продовольственной сферах, а также общая идеология в международных отношениях. Эти области  представляют собой идеальные возможности для взаимодействия между странами БРИКС. Однако следует отметить, что первостепенное значение имеет идеология, так как именно в ней заключается предлагаемая БРИКС альтернатива нынешнему миропорядку. Для того чтобы установить идеологию в качестве действенного способа правового регулирования, который обеспечивал бы равенство между странами, необходимо, чтобы такие правовые инструменты возникли в первую очередь среди стран БРИКС. Такие инструменты могли бы строиться исходя из взаимодополняющих отношений стран формата.

  1.  Этапы совместного развития стран БРИКС

Сотрудничество в формате БРИК началось в сентябре 2006 года в Нью-Йорке со встречи министров иностранных дел «на полях» 61-й сессии Генассамблеи ООН. В совместном коммюнике, принятом по ее итогам, были сформулированы общие подходы сторон к важнейшим вопросам международной повестки дня.

После встречи «большой восьмерки» 9 июля 2008 г была краткая встреча глав государств: президентов Бразилии - Луис Инасиу Лула да Силва и России - Д.А.Медведева; Председателя КНР - Ху Цзиньтао; Премьер-министра Индии - Манмохан Сингх) в Тояко-Ансен (Хоккайдо, Япония). На встрече была достигнута договоренность о проведении полномасштабного саммита глав государств 16 июня 2009 г в России (г. Екатеринбург)53.

Главы стран БРИК – Д.А.Медведев (РФ), Луис Инасиу Лула да Силва (Бразилия), Манмохан Сингх (Индия), Ху Цзиньтао (КНР) собрались на первый саммит 16 июня 2009 г. в г. Екатеринбурге. От имени глав государств БРИК сделал заявление Д.А.Медведев. Было принято два заявления: Совместное заявление лидеров стран БРИК; Совместное заявление стран БРИК по продовольственной программе. Следующая встреча глав государств БРИК была запланирована на 15-16 апреля 2010 г54.

Второй саммит глав государств БРИК состоялся 15-16 апреля 2010 г. в               г. Бразилиа (Бразилия). Средства массовой информации сообщили, что по итогам саммита подписано несколько международных договоров, в которых затрагивались вопросы преодоления кризиса и создании нового финансового порядка, в том числе в части права на влияние в таких организациях, как Всемирный банк и МВФ55.

В феврале 2011 г. к БРИК присоединилась ЮАР, и в связи с этим акроним был изменен на БРИКС.

На третий саммит главы государств БРИКС – Дилма Руссеф (Бразилия), Д.А.Медведев (РФ), Манмохан Сингх (Индия), Ху Цзиньтао (КНР), Джейкома Зумы (ЮАР) прибыли в Китай на о. Хайнань. Впервые саммит был проводен в формате пятерки 14-15 апреля 2011 г. БРИКС стала представлять четыре континента: латиноамериканский, азиатский, европейский и африканский. На саммите были обсуждены: глобальные экономические проблемы; ситуация в Африке и на Ближнем Востоке; взаимосвязь стран БРИКС с мировыми финансовыми системами; решение задач по взаиморасчетам в торговле в национальных валютах. Россия предложила создать международный механизм взаимопомощи при чрезвычайных ситуациях. Россия и Китай поддержали активизацию роли партнеров по БРИКС в ООН. В декларации, принятой по итогам саммита56, говорится, что атомная энергетика останется важной частью энергобаланса стран БРИКС. Лидеры БРИКС выступили за скорейшее вступление России в ВТО. Подписан договор о сотрудничестве по межбанковскому механизму БРИКС. Лидеры БРИКС назвали изменение климата одной из глобальных угроз и констатировали, что их страны будут активнее адаптировать экономики к изменению климата. 

Четвертый саммит БРИКС состоялся в Нью-Дели 28-29 марта 2012 г. В ней принимали участие главы  государств БРИКС – Дилма Руссеф (Бразилия), Д.А.Медведев (РФ), Манмохан Сингх (Индия), Ху Цзиньтао (КНР), Джейкома Зумы (ЮАР). Встреча была посвящена проблемам глобальной экономики, антикризисным мерам, а также проблеме урегулирования ситуации вокруг Сирии и Ирана. Была принята декларация57, в которой участники рассмотрели возможности создания совместного банка развития и механизмы сближения своих фондовых площадок. Идея создания нового всемирного банка развития означала, прежде всего, постепенный отказ от евро и доллара в расчетах между странами и предусматривала процесс укрепления национальных валют.

На пятый саммит главы государств БРИКС – Дилма Руссеф (Бразилия), В.В.Путин (РФ), Манмохан Сингх (Индия), Си Цзиньпин (КНР), Джейкома Зумы (ЮАР) прибыли в г. Дурбан (ЮАР). Пятый саммит БРИКС состоялся 26-27 марта 2013 г. Обсуждение проходило по общей теме «БРИКС и Африка: партнерство в целях развития, интеграции и индустриализации». Были приняты Этеквинская декларация и Этеквинский план действий58.

Было подчеркнуто, что развивающиеся страны сталкиваются с проблемами при развитии инфраструктуры, связанными с недостатком долгосрочного финансирования и прямых иностранных инвестиций, особенно в основной капитал. Это сдерживает мировой совокупный спрос. Сотрудничество в рамках БРИКС, направленное на более продуктивное использование мировых финансовых ресурсов, может способствовать решению этой проблемы. В марте 2012 г. государства БРИКС поручили своим министрам финансов изучить возможность и целесообразность создания нового Банка развития для мобилизации ресурсов, предназначенных для осуществления проектов в области инфраструктуры и устойчивого развития в странах БРИКС и других странах с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся странах, что дополнило бы реализуемые усилия многосторонних и региональных финансовых институтов, деятельность которых связана с глобальным ростом и развитием. Ознакомившись с докладом своих министров финансов, было отмечено,  что учреждение нового Банка развития возможно и целесообразно. Государства  БРИКС согласились создать Новый банк развития. Первоначальный взнос в капитал Банка должен быть существенным и достаточным для того, чтобы Банк мог эффективно финансировать инфраструктурные проекты.

Государства БРИКС призвали к реформе международных финансовых институтов с целью сделать их более представительными, отражающими увеличение веса стран БРИКС и других развивающихся стран. БРИКС по-прежнему озабочен медленным темпом реформы МВФ и осознает настоятельную необходимость осуществить, как это было согласовано, реформу системы управления и квот МВФ. Все члены МВФ были призваны предпринять все необходимые шаги для достижения соглашения по вопросу формулы расчета квот и завершить следующий общий пересмотр квот к январю 2014 г. Реформа МВФ должна усилить голос и представительность беднейших членов Организации, включая страны Африки к югу от Сахары. Для достижения этого следует беспристрастно рассмотреть все возможные варианты. БРИКС поддерживает реформу и усовершенствование международной валютной системы, которая предусматривает универсальную международную систему резервных валют, обеспечивающую стабильность и надежность, а также приветствует дискуссию о роли Специальных прав заимствования в существующей международной валютной системе.

Было отмечено продвижение работы по выбору нового Генерального директора ВТО в 2013 г. Государства БРИКС сошлись во мнении, что ВТО необходим новый лидер, демонстрирующий приверженность политике многосторонности и увеличения эффективности Организации, в том числе демонстрируя решимость поддерживать усилия, которые приведут к скорейшему завершению Дохийского раунда переговоров.

Был вновь подтвержден подход  БРИКС к Конференции  ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) как к центральному звену в системе ООН, призванному рассматривать связанные между собой вопросы торговли, инвестирования, финансов и технологий с точки зрения перспектив для развития. Полномочия и деятельность ЮНКТАД  уникальны и необходимы для решения проблем развития и роста в условиях глобальной экономики, которая становится все более взаимозависимой. Была подтверждена значимость укрепления возможностей ЮНКТАД по продвижению программ в области достижения консенсуса, политического диалога, исследований, технического сотрудничества и наращивания потенциала с тем, чтобы она была лучше подготовлена к надлежащему осуществлению своих полномочий в области развития. БРИКС подчеркнул роль учреждения Рабочей группы открытого состава по разработке Целей устойчивого развития (ЦУР) в соответствии с итоговым документом Конференции Рио+20, в котором подтверждены принципы устойчивого развития в качестве базы для выработки подходов к новым и появляющимся вызовам. Государства БРИКС полностью поддерживали скоординированный межправительственный процесс подготовки повестки дня развития ООН.

Россия, Индия, Китай и Южная Африка выразили свою признательность Бразилии за предложение провести у себя первый Саммит БРИКС второго цикла, т.е. шестой Саммит БРИКС, в 2014 году.

Во время пятого саммита БРИКС был принят Этеквинский план действий59, который предусматривал встречу министров иностранных дел БРИКС «на полях» ГА ООН, встречу Высоких представителей по вопросам национальной безопасности стран БРИКС, промежуточную встречу шерп и су-шерп, встречи министров финансов и управляющих центральных банков «на полях» встреч «Группы двадцати», встреч в рамках Всемирного банка / МВФ, а также самостоятельные встречи (по мере необходимости), встречи министров торговли БРИКС «на полях» многосторонних мероприятий, или самостоятельные встречи (по мере необходимости), встречу министров сельского хозяйства и сельскохозяйственного развития БРИКС и предшествующее ей подготовительное совещание экспертов по сельскохозяйственной продукции и вопросам продовольственной безопасности, а также встречу экспертной рабочей группы по сельскому хозяйству, встречу министров здравоохранения БРИКС и подготовительные встречи, встречу должностных лиц БРИКС, ответственных за вопросы населения «на полях» соответствующих многосторонних мероприятий, встречу министров науки и технологий БРИКС и встречу старших должностных лиц БРИКС по вопросам науки и технологий, встречу кооперативных объединений стран БРИКС, встречи представителей финансовых и налоговых органов «на полях» встреч Всемирного банка/МВФ, а также самостоятельной встречи (по мере необходимости), встречи контактной группы БРИКС по экономическим и торговым вопросам, встречу породненных городов БРИКС и Форум сотрудничества муниципальных органов власти, встречу Форума БРИКС по урбанизации, встречу ведомств, курирующих вопросы конкурентной политики встранах БРИКС, пятую встречу руководителей национальных статистических ведомств стран БРИКС, консультации между постоянными представительствами и / или посольствами стран БРИКС, соответственно, в Нью-Йорке, Вене, Риме, Париже, Вашингтоне, Найроби и Женеве (по мере необходимости), консультативную встречу старших должностных лиц стран БРИКС «на полях» соответствующих международных форумов по вопросам устойчивого развития, окружающей среды и климата.

Пятый саммит БРИКС завершил первый цикл саммитов БРИКС, и государства БРИКС подтвердили свое намерение способствовать утверждению международного права, многосторонности и центральной роли ООН. Дискуссии отразили растущую солидарность в рамках БРИКС, а также общую цель, которая состоит в содействии всеобщему миру, стабильности, развитию и сотрудничеству. Был также рассмотрен вопрос о роли БРИКС в международной системе, основанной на всеобъемлющем подходе общей солидарности и сотрудничества со всеми странами и народами.

На основе вышеизложенного материала можно прийти к выводу, что хотя БРИКС не является жестко организованным союзом или блоком, а процессы его политической институционализации идут довольно медленно, проведение саммитов БРИКС как пятистороннего механизма согласования подходов может быть успешно использовано для продвижения наших внешнеполитических и внешнеэкономических интересов, развития стратегического партнерства с входящими в него странами, создания определенного противовеса влиянию Запада в мировой политике и экономике.

  1.  Проблемы политического сотрудничества в рамках БРИКС

2.1 Роль БРИКС в российской внешней политике

По мнению российского исследователя-международника Г.Д. Толораи, для нашей страны не представляется возможности в одиночку вернуть прежнее влияние, которым обладали Российская империя, а позднее СССР. Поэтому для Москвы БРИКС – «это инструмент, с помощью которого она может укрепить свои позиции в системе глобального управления», а также потенциальная «геополитическая альтернатива XXI века»60.

Подходы стран БРИКС характеризуются линией неприятия вмешательства в национальный суверенитет и их собственную автономию, что определяется тем фактом, что ни одна из стран пятерки не готова накладывать на национальную повестку дня и политические решения ограничения, выведенные странами Запада.

Так ряд экспертов определяет БРИКС как «ястребов суверенитет», ведущий политику защиты суверенитета и невмешательства во внутренние дела государства, что недвусмысленно закреплено в Уставе ООН. Соответственно страны БРИКС выступают против политики интервенционизма и экономической и финансовой либерализации. Для России также интерес представляет демонстрация посредством работы БРИКС преимуществ «сетевой дипломатии», что помогло бы избежать внутриполитических ограничений типичных для большинства западных институтов61.

Здесь также необходимо отметить, что в отличие от западных школ политической мысли, многие российские политологи и политики видят мировое устройство сквозь призму Устава ООН, придавая особое значение демократическому устройству глобального управления – мирового сообщества, где все страны, в независимости от их политической системы и управления, видятся как полноправные члены этого сообщества, в противоположность мировому обществу, состоящему лишь из стран, признанных Западом как демократические. Это отражено и в официальной позиции Российской Федерации в отношении деятельности международных институтов и взаимодействия между странами мира.

Еще одной общей для стран БРИКС позицией является их поддержка многополярного мира, в противоположность однополюсному. Россия впервые вышла с продвижением идеи треугольника России - Индии - Китая и многовекторной дипломатии в середине 1990-х гг. Это отражено и в официальных документах. Если в первой половине 1990-х годов российская внешняя политика изначально была сосредоточена как в теории, так и на практике на попытках полной интеграции с западными странами и институтами, то уже в Послании Президента Федеральному собранию от 1997 года виден значительный сдвиг мышления к большей диверсификации внешней политики.

Среди внешнеполитических целей наиболее важными были защита национальных интересов России без скатывания к конфронтации, но на основе укрепления стабильности и элемента кооперационности в международных отношениях и создание системы международных отношений, основанной на принципе многополярности и на том понимании, что в мире «не должно быть доминирования какого-то одного центра силы», с учетом того обстоятельства, что «мир XXI века должен меньше опираться на военную силу и гораздо больше – на силу права»62.

Ряд экспертов первую практическую манифестацию Россией продвижения концепции многополярного мира увидели в серии визитов тогдашнего министра иностранных дел РФ Е.М. Примакова в Латинскую Америку, в ходе которых был подписан целый ряд соглашений о стратегическом партнерстве с крупнейшими государствами континента63.

Позднее, в июне 2000 года, была принята новая Концепция внешней политики России, уже при следующем Президенте В.В. Путине, в рамках которой отмечалось, что Россия будет «добиваться формирования многополярной системы международных отношений, реально отражающей многоликость современного мира с разнообразием его интересов» и основываясь на «механизмах коллективного решения ключевых проблем», в приоритетом международного права и «демократизации международных отношений»64.

В следующей редакции Концепции внешней политики России от 2008 года была особо подчеркнута важность укрепления экономического потенциала «новых центров глобального роста, связанное в том числе с более равномерным распределением ресурсов развития вследствие либерализации мировых рынков»65. Таким образом, наращивание экономической мощи этих стран и регионов объективно ведет к росту политического влияния данных субъектов с дальнейшими тенденциями к формированию полицентричного миропорядка. Также в Концепции 2008 года дальнейшее развитие получает понимание того, что традиционные громоздкие военно-политические союзы уже не могут обеспечить противодействия всему спектру современных вызовов и угроз, являющихся трансграничными по своему характеру, взамен которым предлагается делать акцент на «сетевую дипломатию» и гибкие формы многосторонности.

Концепция внешней политики России от 2013 года подчеркивает, что Россия «придает большое значение обеспечению устойчивой управляемости мирового развития, что требует коллективного лидерства ведущих государств мира, которое должно быть представительным в географическом и цивилизационном отношениях и осуществляться при полном уважении центральной и координирующей роли ООН. В этих целях Россия будет наращивать взаимодействие в таких форматах, как «Группа двадцати», БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), «Группа восьми», ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), РИК (Россия, Индия и Китай), а также с использованием других структур и диалоговых площадок»66.

Далее в рамках официального видения мирового развития отмечается, что глобальная конкуренция впервые в новейшей истории приобретает цивилизационное измерение, что предполагает конкуренцию между различными ценностными ориентирами и моделями развития в рамках универсальных принципов демократии и рыночной экономики. И в том же самом документе российская сторона дает отповедь западным партнерам за неумение справиться с перспективой утраты историческим Западом своей монополии на глобализационные процессы, что ведет в числе прочего к инерции политико-психологической установки на «сдерживание» России. Также в соответствии с Концепцией вновь делается упор на то, что стратегия односторонних действий дестабилизирует международную обстановку, провоцирует напряженность и гонку вооружений, усугубляет межгосударственные противоречия, разжигает национальную и религиозную рознь, создает угрозу безопасности других государств, ведет к росту напряженности в межцивилизационных отношениях. Также обязательным атрибутом официальной позиции России является четкая приверженность определения центральной роли ООН, что наряду с многополярностью, принципами суверенитета и верховенства закона разделяются всеми странами БРИКС.

Как было отмечено ранее, по мере превращения БРИКС в зрелый и самостоятельный механизм стало ощущаться дальнейшее признание важности «клуба» на уровне политических элит. В.В. Путин, будучи президентом в 2006 году, продвигал идею более тесных связей с Бразилией, Индией и Китаем, хотя именно в бытность президентства Д.А. Медведева «клуб» получил путевку в жизнь на уровне руководителей государств. Сегодня не приходится недооценивать важность, придаваемую БРИКС со стороны российского политического истеблишмента.

В одной из статей на тот момент кандидата в президенты В.В. Путина в качестве планов на будущее было прописано, что Россия будет продолжать придавать «приоритетное значение взаимодействию с партнерами по БРИКС. Эта уникальная структура, созданная в 2006 году, нагляднее всего символизирует переход от однополярности к более справедливому мироустройству»67. Далее это видение закреплено в заявлении министра иностранных дел России Лаврова о том, что создание БРИКС стало «одним из самых значимых геополитических событий с начала нового века»68.

Данный механизм видится как новая модель глобальных отношений поверх старых барьеров, которые разделяют Восток и Запад, Север и Юг, что в свою очередь позволит БРИКС постепенно трансформироваться в многостороннее стратегическое партнерство по широкому спектру мировых экономических и политических вопросов. Россия также довольно смело подходит к видению будущего БРИКС, полагая, что идея «моста» между Севером и Югом, либо работа лишь в рамках геополитического Юга лишь значительно сузит возможности этого механизма как независимого субъекта на международной арене.

Можно выделить несколько основных направлений, которые Россия видит в качестве основных для деятельности БРИКС:

- международное торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество, реформа изжившей себя валютно-финансовой архитектуры и установление более демократичного и справедливого международного финансово-экономического порядка;

- становление многостороннего мира и методов сетевой дипломатии, в том числе посредством создания интеграционных механизмов в рамках своих регионов с комплиментарным характером (что можно рассматривать в свете усилий России по продвижению проекта Евразийского Союза);

- усиление сотрудничества стран БРИКС в рамках глобальных и региональных организаций с целью сохранения международного мира и безопасности, а также сохранение ООН как центральной организации мирового регулирования;

- координация позиций пяти стран по вопросам глобальной и региональной стабильности и безопасности, нераспространения ОМУ, урегулирования региональных конфликтов;

- продвижение центральной роли ООН в свете борьбы с терроризмом и реализации Глобальной контртеррористической стратегии ООН;

- приложение совместных усилий в координации борьбы с наркотрафиком в рамках ООН и соответствующих региональных институтов (хотя на данный момент этот вопрос скорее более актуален для сотрудничества в рамках РИК);

- сотрудничество в сфере информационной безопасности, совместного противодействия кибер-терроризму и кибер-преступности69;

- сотрудничество с партнерами по БРИКС в сфере противодействия морскому пиратству, совместных усилий по созданию международных механизмов по судебным процедурам и наказанию пиратов;

- создание и укрепление внешних связей БРИКС с ведущими развивающимися странами и международными организациями (в данном случае исключительно позитивно можно использовать опыт G8, когда в процесс взаимодействия включается максимальное количества заинтересованных игроков без расширения самого «клуба» и с сохранением возможностей оперативного принятия решений);

- сотрудничество на основе равенства, взаимодополняемости и взаимовыгоды в экономической и научно-технической областях, с учетом значительной ресурсной базы стран БРИКС, крупнейших трудовых ресурсов, емких внутренних рынком, целей экономической модернизации и высоких технологий, продовольственной и энергетической безопасности, а также ввиду улучшения качества жизни собственного населения;

- формирование новой идеологии международных отношений, принципа совместимости и равенства различных цивилизаций, культур и идеологий как идентичности нового века.

На основе вышеизложенного материала можно прийти к выводу, что Российская Федерация придает важное значение развитию связей со странами БРИКС. В условиях продолжающегося процесса глобализации возрастает роль этих связей. Правильная организация отношений России с партнерами по БРИКС может дать возможность объединять соответствующие ресурсы и потенциалы для противодействия внешним угрозам в военной сфере, международному терроризму, транснациональной преступности; в экономической сфере – использовать преимущества взаимодополняемости и разделения труда; в  гуманитарной – объединять научно-технологические ресурсы, обеспечивать культурное взаимообогащение, а также консолидировать потенциалы так называемой «мягкой силы» и укреплять информационную безопасность.

2.2 Политический диалог в формате БРИКС

Идея встреч БРИКС на уровне лидеров выросла из осознания важности координации позиций этих стран в рамках «Группы двадцати», в свою очередь, переведенной на уровень руководителей государств в ответ на глобальный финансово-экономический кризис. Как упоминалось ранее, первая специальная встреча министров иностранных дел БРИК прошла в Екатеринбурге в 2008 года, с тем, чтобы в следующем году встретиться там же, но уже на уровне лидеров. На сегодняшний день признано, что в результате сотрудничества БРИКС в рамках «двадцатки» были достигнуты значительные результаты в направлении реформирования международных финансовых институтов (МФИ), хотя стоит признать, что многие проблемы остаются злободневными и участникам «клуба» необходимо предпринять дополнительные шаги для продвижения собственной позиции. Тема изменения квот в рамках международных финансовых институтов стала причиной чрезвычайно острых дискуссий в ходе Питтсбургского саммита «двадцатки» 2009 года, и именно в ходе этой встречи тогдашний Президент Д.А. Медведев совместно с другими динамично развивающимися странами выступил с предложением об увеличении доли квот развивающихся стран на примерно 7% за счет ведущих экономик, что, по мнению российской стороны, и привело к принятию в итоговом документе соответствующего решения об увеличении на долю «не менее 5%»70.

Ряд экспертов связывал сложности с ратификацией пакета реформ для МФИ с решениями, которые были приняты странами БРИКС за последний год. Здесь имеется в виду и решение на саммите в Дели об изучениях возможностей создания Банка развития БРИКС. В том же ключе интерпретировалась и сдержанность в отношении выделения дополнительных средств во вторую линию защиты МВФ. В итоге такие средства все же были выделены, о чем и было объявлено по итогам встречи лидеров БРИКС непосредственно перед началом саммита «двадцатки» в Лос Кабосе (Мексика). КНР обещала выделить

43 миллиарда долларов США, Бразилия, Индия и Россия – по 10 миллиардов, а ЮАР – 2 миллиарда, хотя и с определенными оговорками – при условии, что эти средства будут использованы лишь тогда, когда других уже не останется, а также при учете возможностей со стороны стран БРИКС контролировать, на что и каким образом будут использованы эти суммы. Даже если отсрочка в объявлении дополнительных средств, что не признается на официальном уровне, и была способом демонстрации и давления на европейских и американских коллег с целью ратификации пакета реформ МВФ, она не привела ни к каким реальным прорывам на данном направлении. Более того, выделенные всеми странами БРИКС вместе 75 миллиардов не выглядят значительными на фоне общей объявленной мобилизованной суммы в 456 миллиардов долларов США (Япония со своей стороны предложила 60 миллиардов, Германия – 54,7 миллиардов, Франция – 41,4 миллиарда).

Россия также придает важное значение БРИКС с точки зрения сотрудничества между странами по стабилизации мировой экономики в областях энергетики и авиастроения, мирного использования космоса, улучшения системы здравоохранения через совместные проекты в телемедицине и фармацевтике, в сфере нанотехнологий и биофизики, сельского хозяйства и т.п.

Страны БРИКС также выступают в качестве мотора для разработки и продвижения идей не только в рамках «Группы двадцати», но и других международных организациях. По итогам встречи министров сельского хозяйства стран БРИК в Москве в 2010 году была создана информационная база по анализу состояния продовольственной безопасности стран БРИК. В том же году на саммите «двадцатки» глобальная продовольственная безопасность была определена как один из девяти ключевых приоритетов Сеульского Многолетнего плана действий для развития. Это, в свою очередь, способствовало проведению Международной организацией ООН по продовольствию и сельскому хозяйству (ФАО) совместно с другими международными институтами исследования о путях преодоления рисков волатильности цен на продовольствие, которое и было представлено к саммиту «Группы двадцати» в Каннах в ноябре 2011 года. Среди прочих рекомендаций было предложено создать Информационную систему по сельскохозяйственному рынку (AMIS), что и было одобрено лидерами «двадцатки». Позднее, в марте 2012 года на саммите БРИКС в Дели, на свет появился План действий для сотрудничества стран БРИКС в области сельского хозяйства на 2012-2016 годы, в котором было подчеркнуто, что созданная ранее странами БРИКС система обмена сельскохозяйственной информацией (координатором выступил Китай) должна быть связана с AMIS с тем, чтобы избежать дублирования деятельности. Тем не менее, представленная участниками БРИКС информация может распространяться только в рамках министерств сельского хозяйства пяти стран. Также в части второй Плана действий по разработке общей стратегии (координатором выступила Бразилия) было достигнуто соглашение о «создании группы БРИКС в ФАО, которая будет действовать в рамках Всемирной продовольственной программы ООН с целью координации инициатив по содействию продовольственной безопасности, проектам в сфере продовольственной безопасности и школьного питания, равно как и по разработке стимулов для покупки местного продовольствия, созданного на семейных фермах71.

Российское правительство признается, что на этапе становления и укрепления группы важно продвигать консенсусные идеи. Каждая из стран знает «красные черты» друг друга, которые нельзя переступать. Даже если только одна из пяти стран имеет отличные от других подходы к тому или иному вопросу, в отношении нее не применяется давление со стороны коллег по форуму, с тем, чтобы не ослабить группу. Одним из примеров может служить положение с китайским юанем и деликатное отношение остальных четырех стран к позиции КНР.

Еще одним примером могут служить подходы к переговорам по проблемам изменения климата, которые лишь в общих чертах на уровне наименьшего общего знаменателя обозначаются в БРИКС. Именно поэтому уже в рамках процесса РКИК ООН возник другой акроним – BASIC (все страны БРИКС без России), т.к. Россия в большей степени согласует позиции с европейскими подходами. Одним из последних признаний такой разницы в позициях были видны в речи премьер-министра Д.А. Медведева на конференции по устойчивому развитию Рио+20, где Дмитрий Анатольевич отметил, что Россия выполняет все свои обязательства по Киотскому протоколу и хотела бы, чтобы и другие страны прилагали соответствующие усилия по этому вопросу. Исходя из этого, Россия готова «стать участником глобального соглашения, в котором примут участие все страны, а не только отдельные ведущие экономики»72.

Пожалуй, единственная область, в которой становится допустимым вести переговоры в рамках БРИКС – это политическая повестка дня, что четко проявилось в случаях Ливии и Сирии. В то же время ряд других вопросов, будучи схожими на уровне заявлений, в реальности определяют имманентно различные позиции и, таким образом, выходят за рамки БРИКС. Среди таких тем логично вспомнить реформу Совета Безопасности ООН и ядерное разоружение.

Две из пяти стран БРИКС являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, в то время как остальные три пытаются добиться того, чтобы они также стали представлены в этом органе на постоянной основе (Бразилия и Индия входят в так называемую коалицию «Группы четырех» совместно с Германией и Японией, как наиболее вероятные кандидаты на пост постоянных членов СБ ООН). В то время, как существует общий консенсус относительно необходимости реформы как таковой, цели и видение конечного результата сильно отличаются и поэтому позволяют в рамках БРИКС провозглашать лишь общие слова на уровне наименьшего общего знаменателя. Именно поэтому в итоговом заявлении саммита БРИКС в Дели нельзя найти ничего большего, чем

подтверждение «необходимости всеобъемлющей реформы ООН, включая ее Совет Безопасности, с целью придания ему большей эффективности и представительности» с тем, чтобы он мог адекватно и более успешно реагировать на современные глобальные вызовы и проблемы. Далее говорится о том, что «Китай и Россия вновь заявляют о важности, которую они придают статусу Бразилии, Индии и Южной Африки в международных делах и поддерживают их стремление играть большую роль в ООН»73.

В то же время не похоже, что в ближайшем будущем появится возможность удовлетворить эти три страны степенью продвижения реформы. Впрочем, данный вопрос не является взрывоопасным для существования БРИКС, так как препятствия на пути реформы СБ ООН не заключаются лишь в оппозиции к простому расширению Совета Китаем, или Россией, или ими обоими. Российская позиция по данному вопросу среди прочего делает акцент на повышение эффективности данного органа, а также его более представительный характер, учитывающий изменившиеся реалии современного мира, но также подчеркивает важность способности СБ ООН своевременно и должным образом реагировать на возникающие кризисы и проблемы. В то же время, с учетом того, что ни одна из моделей реформы на сегодняшний день не пользуется поддержкой подавляющего большинства, в Москве считают контрпродуктивным проталкивать любой из существующих вариантов, так как он «неизбежно поляризует Генеральную Ассамблею», а вместо этого «продолжать кропотливую работу по сближению позиций без навязывания искусственных сроков». Неприкосновенными для России остаются прерогативы нынешних постоянных членов СБ ООН, в том числе право вето74.

Несколько похожая ситуация складывается с назначениями глав международных финансовых институтов: сначала МВФ, и особенно наглядно, Всемирного банка. Тогда Бразилия и ЮАР вышли с поддержкой конкурирующих кандидатов на этот пост, не выработав единую позицию по проблеме, что было продемонстрировано и в пустых заявлениях по итогам саммита, с приветствием кандидатур от развивающихся стран, которые «должны избираться посредством открытого процесса с учетом заслуг претендентов»75.

На основании вышеизложенного материала можно прийти к выводу, что политический диалог в формате БРИКС протекает весьма успешно для всех участников форума. По многим вопросам мировой политики страны БРИКС ведут согласованную политику, что способствует приобретению участниками большего веса в международных отношениях и трансформации мировой системы глобального управления. Несмотря на то что политическое сближение стран БРИКС протекает достаточно медленно, автор полагает, что это сближение будет продолжатся еще длительное время, однако создания наднационального органа БРИКС, скорее всего, не предвидится в обозримом будущем.

2.3 Ядерный фактор в отношениях стран БРИКС

К нынешним актуальным направлениям взаимодействия в БРИКС относятся вопросы, связанные с действием в мировой политике ядерного фактора. Причем обеспечение ядерной безопасности и укрепление международного режима ядерного нераспространения, включая, прежде всего, строгое соблюдение и повышение эффективности Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)2, других договоренностей в этой области и итоговое продвижение к ядерному разоружению, можно считать одним из важных инструментов формирования отстаиваемого странами БРИКС справедливого и демократического миропорядка.

Правда, пока «ядерная тема» в БРИКС больше касается обеспечения безопасности в гражданской сфере, о чем свидетельствует, в частности, специальные пункты Деклараций саммитов БРИКС 2011-2013 гг. о строгом соблюдении стандартов строительства и эксплуатации АЭС. Нет в БРИКС и отдельной (по примеру, скажем, встреч министров финансов и т.п.) переговорной дорожки по ядерным проблемам. Однако показательно, что уже в первом официальном совместном документе (Коммюнике встречи тогда еще «четверки» глав МИД БРИК в мае 2008 г. в Екатеринбурге) говорилось о «разоружении и нераспространении». Была отмечена «взаимодополняемость» этих двух актуальных направлений.

Россия с точки зрения размеров и мощи как гражданского, так и военного ядерных потенциалов – безусловный лидер в «пятерке». Москва в качестве столицы одной из трех стран-депозитариев ДНЯО в 1968 г. (наряду с Вашингтоном и Лондоном) стала местом, где этот Договор был впервые открыт для подписания (ныне насчитывает 187 участников). С американскими партнерами продолжается непростое обсуждение проблем противоракетной обороны (ПРО). Россия – соавтор американо-российской Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма (ее участниками стали 75 государств), российско-китайской инициативы по неразмещению оружия (всех его видов) в космосе. РФ активно содействовала принятию на саммите ООН 24 сентября 2009 г. комплексной резолюции по проблемам нераспространения.

Позиция РФ в ядерной сфере сконцентрирована в следующих положениях и выдвигаемых задачах.

Во-первых, Россия неизменно выступает за укрепление основанного на ДНЯО режима ядерного нераспространения, где действует три фундаментальных составляющих: нераспространение, разоружение, мирное использование атомной энергии. Речь идет о сдерживании распространения опасных ядерных технологий при полном уважении всех прав членов ДНЯО на доступ к мирному атому под контролем Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Одновременно, как подчеркивают в Москве, должно соблюдаться непременное условие: сохранность и предотвращение утечек ядерных материалов, оборудования.

Во-вторых, Россия поддерживает конечные цели ядерного разоружения – цели создания мира, свободного от ядерного оружия, при том, однако, понимании, что полная его ликвидация возможна лишь в результате поэтапного процесса всеобщего и полного разоружения. Решение этой задачи может быть достигнуто только на основе стратегической стабильности, соблюдения принципа равной безопасности для всех государств. Такой подход определяет российскую позицию, в частности, по вопросу о сокращении нестратегического ядерного оружия (НЯО). РФ пока не готова к масштабным практическим шагам в этой области. Причины – имеющиеся сегодня конкретные вызовы безопасности (дисбаланс «не в пользу РФ» в обычных вооружениях, малое подлетное время к российской территории со стороны потенциально вероятных пусков, высокоточное оружие, в котором, к примеру, США располагают преимуществом, потенциальное размещение американской системы ПРО в Европе и т.д.).

В-третьих, РФ, присоединившаяся в 1992 г. к всеобщему мораторию на испытания ядерного оружия и неоднократно подтверждавшая затем намерение придерживаться его, если другие ядерные державы будут делать то же самое, выступает в пользу скорейшего вступления в силу ДВЗЯИ. Кроме того, Москва говорит о необходимости запуска на Конференции по разоружению в Женеве переговоров по разработке Договора о запрещении производства расщепляющихся материалов для целей ядерного оружия (ДЗПРМ). РФ призывает государства, которые пока не подписали или не ратифицировали ДВЗЯИ (и в первую очередь те, от которых зависит его вступление в силу), сделать это безотлагательно и без каких-либо предварительных условий.

Что касается КНР, то страна располагает ядерным арсеналом, который по объему на порядок уступает показателям США и РФ, хотя и находится на соизмеримом количественном и, возможно, качественном уровне с Францией и Великобританией. К основным объектам развивающейся гражданской ядерной энергетики сегодня относятся 7 АЭС с 16 энергоблоками. На состоявшемся 24 сентября 2009 г. саммите Совбеза ООН по вопросам ядерного нераспространения и ядерного разоружения Председатель КНР сформулировал «пять принципов» политики страны в данной сфере: поддержание глобального стратегического баланса и продвижение ядерного разоружения; отказ от политики ядерного сдерживания, основанной на применении ядерного оружия первыми; укрепление международного режима ядерного нераспространения; уважение права всех стран на мирное использование ядерной энергии и осуществление активного международного сотрудничества; принятие строгих мер по укреплению ядерной безопасности и уменьшению ядерных рисков. Как очевидно, данная позиция выдержана в духе соответствия основным положениям ДНЯО с их базовой «триадой» разоружения, нераспространения, и мирного атома, включая контрольную роль МАГАТЭ.

Важными компонентами ядерного нераспространения КНР считает также создание безъядерных зон, взаимодействие в рамках инициатив по борьбе с актами ядерного терроризма, по демилитаризации космоса. За рамками этих достаточно универсальных деклараций остаются актуальные особенности китайских подходов, связанные, прежде всего, с разоруженческой тематикой. Китай активно, в том числе на площадке Женевской конференции, выступает в поддержку ядерного разоружения, но непременно оговаривается, что сам будет готов к сокращениям лишь после того, как США и Россия снизят свои арсеналы до уровня, соизмеримого с китайским. Затем, по мысли Пекина, будут созданы условия для будущего всеобъемлющего и полного ядерного разоружения76. В этом контексте Китай позитивно отзывается о российско-американских переговорах по СНВ, однако не принял предложения России об установлении предельного уровня боеголовок для Франции, Великобритании и КНР при резком сокращении их числа у США и России. Не поддерживают в Пекине и идею «глобализации» Договора о РСМД. Сама КНР провела в январе 2007 г. испытание противоспутникового оружия, что вызвало неоднозначную мировую реакцию. Другой особенностью является акцент на «безоговорочное предоставление гарантий неядерным странам». Китай был первой страной, которая объявила о неприменении ядерного оружия первой, сделав это еще в 1964 г. сразу после первых испытаний. Эта позиция неизменно подтверждается и ныне. Важными компонентами ядерного нераспространения КНР считает также создание безъядерных зон, взаимодействие в рамках Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма. Примечательна также позиция КНР по ДВЗЯИ. Китай принадлежит к ограниченной группе стран (США, Израиль, Иран, Египет) подписавших, но не ратифицировавших документ. Однако при этом КНР, тем не менее, выступает за скорейшее вступление ДВЗЯИ в силу. Но опережать те же США в практических действиях КНР не спешит, строго, правда, соблюдая объявленный в 1995 г. мораторий на собственные ядерные испытания. КНР выступает против развертывания систем ПРО, но делает это избирательно. Например, к размещению системы американской ПРО в Восточной Европе Пекин относится как к вопросу двусторонних отношений РФ и США, подчеркивая свое нежелание вмешиваться. В то же время реакция на аналогичные системы США в АТР – однозначно негативна. Тем не менее, на практике Китай ведет себя достаточно сдержанно.

Переходя к Индии, отметим, что ее ядерная политика по-своему уникальна. Страна, находящаяся вне рамок основных международных договоренностей, в отличие от таких же де-факто обладателей ядерного оружия (Пакистан, Израиль), оказалась способной в известной мере вписаться в действующие международные режимы и получить ряд преференций, которые обычно доступны только участникам ДНЯО. Индия, испытавшая ядерное устройство в 1974 г. (заряд носил символическое имя «Улыбка Будды»), считает ДНЯО дискриминационным документом, критикуя положение, согласно которому «де-юре ядерными» могут рассматриваться лишь страны, произведшие взрывы до 1 января 1967 г. Тем не менее, Дели не отказывается войти в ДНЯО, но непременно в статусе официально ядерного государства. А это – не только по условиям Договора, но и в силу общего понимания его участниками, что расширение официальной «пятерки» подрывает саму идею нераспространения – практически невозможно. Ликвидировать же накопленные боезаряды (их, по разным оценкам, произведено от 60 до 80)77 и войти в ДНЯО как неядерное государство Индия, понятно, отказывается. Аналогичен подход Дели и к ядерным испытаниям: Индия не подписывала ДВЗЯО и говорит о задаче комплексного решения этой проблемы в контексте мер по разоружению. Свое позитивное влияние на индийский имидж оказали тесные отношения с Россией, другими странами, которые также заинтересованы в индийском гражданском атомном рынке. РФ, принимая во внимание надежность Дели в вопросах нераспространения, рассматривает сотрудничество в ядерной энергетике как одно из крупных направлений во всем спектре двусторонних связей. Две страны, как известно, не один год сотрудничают в сооружении в Индии АЭС по российским технологиям на площадке «Куданкулам».

Не менее примечательна ядерная политика ЮАР. Это единственная страна, создавшая единичный пока прецедент – добровольный отказ от самостоятельно созданного ядерного арсенала. В 1970 году ЮАР как страну, исповедовавшую идеи и политику апартеида, исключили из МАГАТЭ, результатом чего стал ее выход из-под контрольных мер этой организации. За последующее двадцатилетие в ЮАР, согласно различным оценкам, было создано от 6 до 9 урановых взрывных устройств, страна полнила список государств, обладающих ядерным оружием де-факто. Однако когда к началу 1990-х в ЮАР в итоге внутренних перемен наметился переход власти в руки африканского большинства, руководство страны, по-видимому, разумно опасаясь неожиданностей, приступило к ликвидации военной ядерной программы и обратилось к МАГАТЭ с просьбой прислать инспекционную группу. Прибывшие эксперты не нашли признаков военного использования, включая научно-исследовательскую инфраструктуру и ядерные боезаряды. В 1991 г. ЮАР подписала и позднее ратифицировала ДНЯО. Сегодня в стране действует АЭС с двумя энергетическими реакторами, хотя больших шагов по дальнейшему развитию этой сферы пока не предусматривается. Видение роли и целей страны на ядерном направлении хорошо отражается в точке зрения МИД ЮАР. В опубликованном по этому поводу официальном документе подчеркивается, что ЮАР является «ответственным производителем, хранителем и поставщиком продукции оборонного значения, которая в том числе имеет ядерный характер». При этом, подчеркивает Претория, «укрепляя режимы нераспространения, разоружения и контроля над вооружениями, ЮАР вносит позитивный вклад в дело мира и безопасности»78. Применительно к ЮАР существует определенная проблема. Дело в том, что по ряду сведений, во времена разработки в прошлом веке в ЮАР военной ядерной программы Претория в этой сфере сотрудничала с Тель-Авивом. Более того, на территории ЮАР Израиль, предположительно, в обмен на технологическое содействие, осуществлял, по этим же сведениям, собственные ядерные взрывы.

Что касается Бразилии, то вся ядерная деятельность в пределах национальной территории должна осуществляться только в мирных целях и при условии одобрения Национальным конгрессом. К ДНЯО Бразилия присоединилась в 1998 г. А тремя десятилетиями ранее (1967 г.) Бразилия подписала Договор Тлателолко (о безъядерной зоне в регионе), что делает Бразилию территорией, свободной от ядерного оружия. Бразилия также является активным участником МАГАТЭ и ГЯП. Новый толчок гражданская ядерная программа в Бразилии получила в середине 2000-х гг. когда официально открылся завод по обогащению ядерного топлива в Резенди, штат Рио-де-Жанейро. При инспектировании этого предприятия экспертами МАГАТЭ возникли некоторые трения, объясняемые бразильской стороной опасениями, что ее полная открытость может обернуться угрозой технического шпионажа. Но компромисс был найден. Действует и ранее открытый завод по обогащению урана в исследовательском центре Арамар в г. Иперо (штат Сан-Паулу), работают два энергоблока на единственной в стране атомной станции (АЭС имени адмирала Алваро Алберто). В целом положительно оценивая политику Бразилии в области соблюдения режима нераспространения, международные эксперты имеют в виду, что технологические возможности позволяют Бразилии произвести собственное ядерное оружие в течение трех лет, причем мощности обогатительного завода в Резенди будет достаточно для производства нескольких ядерных зарядов в год79.

Сложнее с реальным взаимодействием по теме ядерного разоружения. Здесь позиции РФ, Китая и Индии отличаются описанными особенностями: партнеры ждут от России (и США) еще многих шагов по сокращению ядерных арсеналов и лишь затем будут готовы рассматривать возможность собственного ядерного разоружения. Позиции Бразилии и ЮАР если и имеют значение, то лишь косвенное. Таким образом, говорить о возможности какого-либо подключения БРИКС, скажем, к повестке американо-российского диалога по сокращению в ракетно-ядерной сфере (будь то диалог СНВ, а тем более, по носителям малой и средней дальности, составляющих значительную часть арсеналов КНР и Индии) пока явно рано. Похожая картина проявляется во взглядах на ДВЗЯИ. Ограниченное взаимодействие здесь возможно (общая приверженность итоговой необходимости полного и всеобщего запрета испытаний). Но пути к этому в столицах БРИКС также видят несколько по-разному. Тем не менее, области взаимодействия просматриваются, причем его главной площадкой видятся структуры ООН, где есть возможность координации усилий.

На основе вышеизложенного материала  становится очевидно, что ответ на вопрос, какими могут быть уровень и действенность сотрудничества стран БРИКС в ядерной сфере, зависит от немалого числа внутренних и внешних факторов. В любом случае к числу главных из них относятся общие особенности политики каждой из стран БРИКС в ядерной сфере, в том числе их статусные параметры применительно к «мирному» и «немирному» атому.

  1.  Проблемы экономического сотрудничества в рамках БРИКС

3.1 Возможности экономического сотрудничества в рамках БРИКС

Экономический обмен с внешним миром выступает в роли катализатора экономического развития в подавляющем большинстве стран. Поэтому участники форума БРИКС объективно заинтересованы в наращивании объемов двустороннего и многостороннего экономического сотрудничества, которое может способствовать решению стоящих перед ними ключевых социально-экономических задач: поддержанию стабильного экономического роста, обеспечению занятости, росту доходов и повышению жизненного уровня населения. В ближайшее время представляется целесообразным сконцентрировать общие усилия стран «пятерки» на реализации уже имеющихся договоренностей. Они, в частности, зафиксированы в Делийской декларации саммита БРИКС 2012 г80.

Речь должна идти, прежде всего, об открытии взаимных кредитных линий в национальных валютах, для чего потребуется подписать соответствующие двусторонние соглашения: упомянутая декларация носит рамочный характер и предполагает, что именно такими соглашениями будут регламентироваться лимиты, использование и обслуживание кредитных линий. Основную роль в становлении и совершенствовании механизмов взаимного кредитования предстоит сыграть экспортно-импортным банкам и банкам развития «пятерки».

В перспективе вероятен постепенный перехода к расчетам в национальных валютах по торговым и неторговым операциям. В дальнейшем потребуется поэтапно и с учетом реальных потребностей в обслуживании внешнеэкономических сделок вводить национальные валюты каждой из стран в число валют, торгуемых на валютных биржах стран-партнеров, как это уже сделано Китаем и Россией в отношении рубля и юаня соответственно.

Переход на национальные валюты в расчетах может позволить странам БРИКС снизить зависимость от колебаний курсов резервных валют и избавит их от необходимости накапливать только эти валюты для поддержания равновесия платежных балансов. В будущем, в зависимости от скорости этого перехода, возможно, потребуется определить возможности использования единой валюты или нового способа многосторонних расчетов.

Одним из важных финансовых проектов БРИКС может стать создание Банка развития, основной функцией которого должна быть мобилизация ресурсов для реализации проектов, связанных с расширением инфраструктуры и обеспечением устойчивого роста в странах БРИКС и развивающихся странах. Капитал нового банка может быть сформирован за счет части валютных резервов стран БРИКС: на их долю в настоящее время приходится более 40% валютных резервов всех стран мира.

Наиболее значимыми для «пятерки» инфраструктурными проектами, финансируемые единым банком развития, могли бы стать предлагаемое Южной Африкой создание африканского коридора Север-Юг, проходящего через 30 стран и призванного стать «транспортным хребтом» Африки, расширение и обустройство российских железнодорожных магистралей, связывающих Европу с Азией и служащих удобным транзитным трансконтинентальным мостом для доставки внешнеторговых грузов, налаживание регулярных перевозок по Великому шелковому пути81.

В ходе определения характера проектов общего финансирования можно было бы, на наш взгляд, обсудить возможность использования средств Банка на реализацию отдельных программ, связанных с разведкой и добычей природных

ресурсов, по запасам которых страны БРИКС занимают доминирующие позиции. На Бразилию, например, приходится 98% разведанных запасов ниобия, на Китай – 73% висмута и 62% вольфрама, на Россию – 38% ванадия.82 Китай лидирует по добыче свинца, цинка, олова, золота, производству алюмината и черновой меди, Бразилия – железной руды, Россия – никеля. РФ – крупнейший производитель углеводородов.

Предстоит также наполнить конкретным содержанием анонсированную в середине ноября 2013 г. идею создания общего антикризисного фонда «пятерки». На финансирование из средств фонда смогут претендовать государства, которые столкнутся с дефицитом платежных балансов и краткосрочной ликвидности. Предполагается, что фонд, как и капитал банка развития, будет сформирован за счет валютных резервов стран-участниц. Пока не определено, из каких валют будет формироваться фонд, окончательно не установлено, каков будет размер фонда.

Международные эксперты между тем отмечают, что создание фонда – реакция БРИКС на доминирование МВФ и Всемирного банка в сфере межгосударственного финансирования, начало деятельности фонда может подтолкнуть пока еще вялое реформирование уже существующих институтов. Важную роль в создании новых производств путем осуществления взаимных прямых инвестиций (ПИ) могли бы сыграть двусторонние совместные фонды ПИ стран БРИКС, которые бы отбирали и реализовывали инвестиционные проекты. Такая форма сотрудничества уже доказала свою эффективность, в частности, в отношениях с Китаем: создан российско-китайский инвестиционный фонд с капиталом свыше 2 млрд. долл. Предусматривается, что не менее 70% его капитала будет инвестироваться в проекты на территории России и других стран СНГ, до 30% – в китайские проекты с участием российских компаний.  В целом такие двусторонние фонды могли бы стать полезным инструментом управления взаимными инвестициями стран БРИКС. Определенную экономическую отдачу странам БРИКС может принести альянс бирж, который создан (октябрь 2011 г.) для активизации привлечения на национальные фондовые рынки международных инвесторов и повышения ликвидности площадок. В альянс вошли бразильская фондовая биржа BM&F BOVESPA, российская биржа ММВБ (находится в процессе интеграции с группой РТС), Корпорация бирж и клиринговых организаций Гонконга НКЕх (Китай) и Фондовая биржа Йоханнесбурга JSE (Южная Африка). Национальная фондовая биржа Индии (NSE) и Бомбейская фондовая биржа (Индия) намерены примкнуть к альянсу после завершения выполнения всех формальных требований к участникам альянса83.

По данным Всемирной федерации бирж (WFE), совокупная рыночная капитализация компаний, чьи акции торгуются на шести биржевых площадках БРИКС, превышает 9 трлн. долларов США, а общее количество эмитентов – 9,5 тысяч компаний. По данным Futures Industry Association, на долю данных бирж приходится 18% мирового объема торгов биржевыми производными финансовыми инструментами84. Используя преимущества альянса, инвесторы смогут получать более широкий доступ к производным инструментам на основные фондовые индексы стран БРИКС, которые будут торговаться на площадках стран альянса в местных валютах. Сотрудничество бирж будет включать в себя дальнейшее развитие совместных продуктов и разработку новых услуг.

Укрепление взаимодействия в финансовой и валютной сферах позволит дать импульс сотрудничеству в таких важных областях, как добыча и экспорт природных ресурсов, новые и высокие технологии и охрана окружающей среды, что немаловажно для каждой из стран, расширить сотрудничество на рынке капитала, включая выпуск облигаций и котировку акций предприятий на фондовых биржах, более эффективно решать вопросы прогнозирования за счет обмена информацией между банками-членами о финансово-экономической ситуации и финансировании проектов.

Еще одной сферой, в которой возможно взаимовыгодное взаимодействие стран БРИКС, может стать обмен опытом проведения экономической политики по конкретным ее направлениям. Такая форма сотрудничества широко распространена в ОЭСР, где страны-члены имеют прямой и практически неограниченный доступ к так называемой best practice – опыту регулирования рыночной экономики, накопленному ведущими странами за длительный период, в том числе и к конфиденциальной информации. Налаживание такого сотрудничества имело бы важное практическое значение. Кроме того, оно стало бы своеобразной подготовкой стран «пятерки» к членству в ОЭСР: Россия, как известно, вошла в первую «волну расширения» этой организации и ведет переговоры о своем вступлении в нее, а все остальные участники БРИКС входят во вторую «волну расширения» и, вероятно, начнут такие переговоры в ближайшее время85.

Первоочередной задачей мирового сообщества после глобального кризиса G20 признает смягчение или ликвидацию так называемых «чрезмерных глобальных дисбалансов», способствующих зарождению кризисов. Главы финансовых ведомств «группы двадцати» в феврале 2011 г., несмотря на острые разногласия, согласовали набор показателей, с помощью которых предполагается определять возникновение в отдельных странах финансовых и экономических дисбалансов. К ним отнесены уровень государственного долга и бюджетного дефицита, доля доходов населения, направляемых на сбережения, долг частного сектора, внешние дисбалансы, состоящие из торгового баланса, чистого притока инвестиций и их трансфертов. В этой связи странам БРИКС можно было бы выступить в рамках G20 с инициативой направить усилия правительств «двадцатки» на проведение ответственной экономической политики и предложить начать разработку международного соглашения о принципах осуществления такой политики, которое было бы более обязывающим, чем Маастрихтские соглашения ЕС. Работа над проектом такого соглашения могла бы вестись, скорее всего, в рамках ОЭСР, являющейся на сегодня наиболее подготовленной площадкой для координации макроэкономической политики.

Позиция «пятерки» могла бы заключаться также в том, что со стороны МВФ должны осуществляться непрерывный мониторинг и жесткий контроль за проводимой правительствами «двадцатки» экономической политикой, прежде всего тех ее аспектов, которые определяют стабильность их финансовых систем. МВФ уже ввел обязательную проверку в отношении 25 стран мира, обладающих крупнейшими финансовыми системами. Она включает в себя изучение стабильности банковской системы и финансового сектора, проведение стресс-тестов, оценку качества банков, страховых компаний, уровня надзора по сравнению с международными стандартами, готовность властей принимать меры в случае системных сбоев. Результаты таких проверок можно было бы обсуждать в ходе встреч руководителей финансовых органов G20 и в случае необходимости договариваться о совместном осуществлении мер, направленных на купирование возможных кризисных ситуаций.

Предлагаемый подход несколько отличается от выработанной Минфином позиции России на период ее предстоящего председательства в «двадцатке». Минфин считает, что одним из ощутимых результатов российского председательства могло бы стать принятие Санкт-Петербургского плана действий, который включал бы в себя обязательства членов G20 по достижению определенных показателей по уровню госдолга к ВВП и сокращению бюджетных дефицитов. Однако он оставляет без внимания другие индикаторы финансовой стабильности, о которых уже договорились руководители финансовых ведомств группы «двадцати».

Поле для выработки общего подхода БРИКС к вопросам выработки новых правил многостороннего регулирования мировой торговли не слишком обширно. Но оно все же существует. При этом следует иметь в виду, что новые «правила игры» обсуждаются и принимаются исключительно в ходе многосторонних торговых переговоров. Поэтому часть этих вопросов относится к повестке дня длящегося уже 12 лет Дохийского раунда таких переговоров, а часть – к перспективным, связанным с будущими переговорами в рамках ВТО. Повестка дня Дохийского раунда определена, направлениями переговоров обозначены четыре области: сельское хозяйство, доступ на рынки несельскохозяйственных товаров, услуги и развитие, меры содействия торговле. Включение новых дополнительных вопросов в повестку дня, на согласование которой ВТО затратила четыре года, проблематично, если вообще возможно.

Переговоры раунда находятся в тупике, несмотря на постоянные ритуальные заклинания «двадцатки» приложить все усилия к тому, чтобы их, наконец, завершить. Причины этого состоят, во-первых, в отказе ведущих развивающихся стран открыть свои рынки для западных товаров и услуг, и, во-вторых, в упорном стремлении развитых стран добиться либерализации доступа на развивающиеся рынки, их отказе отменить экспортные субсидии на сельскохозяйственные товары и существенно сократить государственную поддержку аграрного сектора, нежелание «узаконить» дифференцированный и более благоприятный режим для развивающихся стран, существовавший ранее в ГАТТ. Сложившаяся ситуация – очевидное свидетельство проявления экономического национализма, проявления того, что национальные интересы часто берут верх над глобальными. Тем не менее, непредвзятый анализ показывает, что поле для нахождения компромисса все же существует: развивающиеся страны могли бы пойти на некоторое облегчение доступа на свои рынки промышленных товаров, а развитые – на снижение уровня аграрного протекционизма, включая меры государственной поддержки. Оттолкнуться при этом можно было бы от «июльского пакета» ВТО (2008 г.), в котором очерчивались контуры возможных договоренностей раунда.

При этом собственная, индивидуальная позиция России, как представляется, может заключаться в том, что в течение семилетнего переходного периода после присоединения к ВТО наша страна будет полностью выполнять взятые на себя обязательства по либерализации доступа на рынки товаров и услуг, защите прав интеллектуальной собственности и в отношении так называемых системных вопросов. Однако вне зависимости от уровней снижения торговых барьеров, о которых договорятся страны ВТО в ходе переговоров Дохийского раунда, Россия свои собственные барьеры дополнительно снижать не намерена: отечественному бизнесу требуется время для адаптации к деятельности в тех условиях, которые год назад одобрены ВТО86.

На основе вышеизложенного материала можно прийти к выводу, что вопрос о новых направлениях дальнейшего экономического сотрудничества в рамках БРИКС может возникнуть после завершения Дохийского раунда. В принципе, эти направления уже обозначены и по ним в органах ВТО достаточно долго ведется регулярная исследовательская работа. К таким вопросам отнесены: торговля и конкурентная политика, торговля и инвестиции, торговля и экология, прозрачность правительственных закупок, а также электронная торговля.

3.2 Сотрудничество в сфере устойчивого развития  в странах БРИКС

На национальном уровне практически во всех странах БРИКС осуществляются различные попытки интеграции принципов устойчивого развития и «зеленой экономики» в национальную политику. Частично эта деятельность стимулируется международными процессами, однако во много это вызвано и осознанием важности проблемы для развития стран, для решения текущих экономических, социальных и экологических задач, а также сохранения ресурсов для будущих поколений.

Правительство Китая за последние десятилетия демонстрирует настолько сильную приверженность принципам устойчивого развития и их реализации на практике, что многие эксперты говорят о «зеленой революции в этой стране» и

превращении этой страны в мирового «зеленого» лидера.

Программа устойчивого развития Китая была принята в 2003 г87. Среди основных ее целей – непрерывное укрепление возможностей устойчивого развития; успешная реструктуризация экономики; эффективный контроль над демографической ситуацией; улучшение состояния окружающей среды; повышение эффективности использования ресурсов; переход на устойчивый путь развития, характеризующийся возрастающей эффективностью, достойным благосостоянием и здоровой окружающей средой.

В своей стратегии устойчивого развития Китай пытается увязать все три компонента устойчивого развития – экономический, социальный, экологический, а не просто ограничиться деятельностью по охране окружающей среды. Эти цели отражены в 12-ом пятилетнем плане национального экономического и социального развития (2011-15), Национальном плане устойчивого экономического развития (2011-15); Средне-и долгосрочном плане развития возобновляемой энергии (2005-2020), Средне-и долгосрочном плане развития науки и техники (2006-20), а также недавно разработанном 12-ем пятилетнем Плане развития стратегически важных отраслей промышленности.

Примечательно, что среди семи приоритетных «новых стратегических отраслей промышленности» большинство – «зеленые» отрасли промышленности: производство товаров и услуг для охраны окружающей среды, биотехнологии, альтернативная энергетика; новые материалы и производство «чистых» автомобилей.

Правительство Китая оказывает беспрецедентную помощь переходу к «зеленой экономике» в форме дотаций, субсидий, стимулирующих фондов, поддержки венчурного капитала, льготных кредитов, гарантий, щедрых налоговых льгот. При этом активно поощряется сотрудничество отечественных предприятий с коллегами из других, более развитых в технологическом отношении стран Запада и Японии88.

Примечательно, что Китай подготовил специальный доклад по оценке последствий присоединения страны к ВТО на экологическую ситуацию в стране, тем самым способствую интеграции принципов «зеленой экономики» в торговую политику. В стране осуществлялась большая программа «Торговля и окружающая среда» с участием международных экспертов.

Подчеркнем, что нравственное измерение занимает все более заметное место в осмыслении экологической проблемы в Китае. На 18-м съезде КПК (ноябрь 2012 г.) идеи экологической цивилизации, экологической культуры заняли одно из центральных мест.

Индия достигла больших успехов в интеграции принципов устойчивого развития в национальную политику. В начале 90-х годов принципы устойчивого развития стали включаться в процесс планирования: уже в Девятом пятилетнем плане (1997-2002) была признана взаимосвязь между окружающей средой, здоровьем и развитием, а достижение экологической устойчивости через участие общественности и обеспечение экологической устойчивости на основе широкого участия общественности было зафиксировано в качестве одной из важнейших задач. После Всемирного саммита по устойчивому развитию (2002) эта работа получила дополнительный толчок, и принципы устойчивого развития учитывались во всех последующих пятилетних планах, а также работе по осуществлению Целей развития тысячелетия. В национальном планировании увязаны между собой различные планы, программы и инициативы, относящиеся к различным компонентам устойчивого развития. Кроме того, существует ряд национальных комплексных программах (таких, например, как, Национальная схема о предоставлении гарантий занятости сельскому населению, Национальная политика в области городского транспорта, Национальная экологическая политика, Национальный план городских жилищ и поселений, Национальный план действий по изменению климата, Национальная политика по борьбе со стихийными бедствиями, Национальная миссия по сельскому благосостоянию) в которых проблемы рассматриваются с учетом тесной взаимосвязи экономических, социальных и экологических аспектов. Взаимоувязка экономической и экологической политики для перехода к «зеленой экономике» осуществляется и в области технологического обновления, сельского хозяйства, энергетики. Активная работа проводится и в области борьбы с изменением климата: в настоящее время правительство осуществляет 24 инициативы в области исследований, разработки и осуществления политики, международного сотрудничества. Важнейший документ, разработанный в этой области – Национальный план действий по изменению климата (2008), который включает в себя 8 приоритетных направлений: солнечная энергетика (где Индия является одним из мировых лидеров), энергоэффективность, устойчивые поселения, вода, экосистемы Гималаев, «зеленая Индия», устойчивое сельскоехозяйство, стратегические знания. Для перехода к «зеленой экономике» активно используется государственная поддержка, в том числе на НИОКР, субсидии и другие стимулы, в том числе такие инновационные инструменты, как схема сертификатов энергосбережения. Вводится система «зеленых» государственных закупок. Важная роль в переходе к «зеленой экономике» отводится образованию и просвещению, а также широкому участию общественности.

Необходимо отметить, что некоторые меры Китая и Индии в области «зеленой экономике» оспаривались как неправомерные в ВТО. Так, иски против этих стран в Орган США по разрешению споров подавали США (в связи с солнечными батареями). США также предъявляли претензии Китая в связи с поддержкой развития ветровой энергетики. Китай и Индия также протестовали против планов США по введению корректирующего пограничного углеродного налога, считая, что такие меры противоречат правилам ВТО и являются по существу «зеленым протекционизмом» – то есть

ограничением торговой деятельности конкурентов, прикрываясь «зелеными» лозунгами.

Вопросам устойчивого развития и «зеленой экономики» уделяется большое внимание и в Южной Африке. В 2008 году Кабинетом министров были утвержден документ «Национальные рамки устойчивого развития», который зафиксировал новую идеологию правительства, направленную на сохранение природных, социальных и экономических ресурсов. Позднее, 23 ноября 2011 года, на этой основе был одобрен более комплексный документ – национальная стратегия устойчивого развития с планом действий на 2011-2014 гг. (НСУР-1).

В НСУР-1 определено пять стратегических целей: укрепление системы комплексного планирования и осуществления решений; сохранение экосистем и эффективное использование природных ресурсов; переход к «зеленой экономике»; создание устойчивых сообществ; эффективное реагирование на изменение климата. В документе определены 113 мероприятий, для мониторинга осуществления которых определены 20 индикаторов, в том числе, связанных с Целями развития тысячелетия.

План действий включает инициативы широкого круга секторов – не только правительственных органов, но и деловых кругов, правительств, НПО, гражданского общества, научных кругов и других ключевых игроков роль в решении вопросов устойчивого развития в Южной Африке.

Для контроля над осуществлением стратегии предполагалось создать Национальный комитет по устойчивому развитию (НСУР) с участием представителей различных правительственных структур, неправительственных организаций, частного сектора, академических кругов, независимых экспертов и других заинтересованных секторов. Предполагается, что с учетом опыта НСУР-1, будет разработан НСУР-2 на период 2015-2020 г.

Решение экономических, экологических и социальных проблем занимает центральное место и в политике Бразилии. В 2002 году, в период подготовки к Всемирному саммиту по устойчивому развитию, президент страны Фернандо Хенрике Кардозо подписал Повестку дня на 21 для Бразилии, подготовленную на основе широких национальных консультаций со всеми заинтересованными секторами общества. Хотя документ не получил статус официального, он имел важное значение, так как отражал общественное согласие о необходимости взаимосвязи трех компонентов устойчивого развития и устанавливал первоочередные действия в пяти приоритетных областях:

- экономика сбережения в обществе знаний (включая модели устойчивого производства и потребления и борьбу с отходами, эко-эффективность и социальную ответственность бизнеса, возобновляемую энергетику и биотопливо);

- социальная инклюзивность для солидарного общества;

- стратегия устойчивого развития для городских и сельских территорий;

- стратегические природные ресурсы: вода, биоразнообразие, леса;

- управление и этика для перехода к устойчивому развитию.

Разработанные в бразильской Повестке дня на 21 век меры впоследствии были интегрированы в государственную политику, действия неправительственных организаций и бизнеса. Широкие дискуссии по поводу оценки осуществления Повестки дня на 21 век и дальнейших действий, которые

необходимы для ускорения перехода к устойчивому развитию и «зеленой экономике» в Бразилии проходили в период подготовки к Конференции по устойчивому развитию «Рио+20» (2012). Отмечалось, что в стране существует ряд хороших практик в области «зеленой экономике» – например, в сфере «зеленых» государственных закупок, «зеленого строительства», стимулирования инвестиций в целях устойчивого развития, сельском хозяйстве, производстве биотоплива. При этом как правительство Бразилии, так и негосударственные структуры подчеркивали, что «зеленая экономика» должна быть инклюзивной, то есть подразумевать решение социальных проблем, включение в экономику миллионов людей, а также потребление на основах принципов устойчивого развития.

В России предпринималось множество действий на разных уровнях (национальном, региональном, локальном), силами различных организаций (государственных, неправительственных, бизнеса и промышленности, ученых и экспертов, образовательных учреждений, СМИ и др.) по широкому кругу вопросов, связанных с устойчивым развитием: от борьбы с бедностью, образования, здравоохранения, повышения роли общественности до сохранения экосистем, рационального использования ресурсов, ликвидации накопленного экологического ущерба. Большая работа проводилась в области перехода к устойчивой энергетике и изменению климата. Принятие Федерального закона об энергосбережении (1996 г.) и ряд других последующих мер позволили достигнуть в 2000-2008 г. снижение энергоемкости ВВП более чем на 4% в год, что существенно выше, чем во многих странах мира. Вместе с тем, отсутствие единой государственной стратегии устойчивого развития, комплексного подхода к решению проблем приводит к невозможности коренным образом изменить курс в направлении устойчивого развития страны.

По-прежнему остро стоят проблемы «озеленения» экономики, прежде всего:

- российская экономика характеризуется нерациональной структуры экономики с преобладанием экспортно-ориентированных основанных на эксплуатации природы отраслей (прежде всего, топливно-энергетического комплекса и металлургии). Необходима диверсификация и отход от ориентации на сырьевые отрасли;

- все еще низкая эффективность использования природных ресурсов и, соответственно, высокая энергоемкость и ресурсоемкость экономики;

- низкий технологический уровень и необходимость модернизации экономики. Кроме экономического эффекта, решение этой проблемы могло бы способствовать снижению анторопогенной нагрузки на окружающую среду и снижению загрязнений, снижению количества отходов и их переработка.

С недавних пор о концепции «зеленой экономике» стали все больше говорить и в России, в том числе в выступлении высших руководителей государства. Однако в целом эта концепция все еще недостаточно хорошо понимается и лицами, принимающими решения, и обществом в целом и не отражена в основных национальных политических документах. Между тем, «зеленая экономика» предполагает серьезные глубинные изменения в экономике, а не просто отдельные шаги, направленные на улучшение состояния окружающей среды. Сейчас в России используются отдельные инструменты «зеленой экономики», однако необходим более комплексный и системный подход, позволяющий использовать потенциал концепции более эффективно в интересах решения экономических, экологических и социальных проблем страны. Сотрудничество стран БРИКС может помочь переходу к устойчивому развитию и «зеленой экономике» как России, так и других стран.

Уже в совместном заявление лидеров стран на первом саммите БРИК (2009 г., Екатеринбург) отмечается, что реализация концепции устойчивого развития должна стать основным направлением изменения парадигмы экономического развития. В этом документе отмечается важность повышения энергоэффективности и выражается готовность противодействовать изменению климата «с опорой на принципы общей, но дифференцированной ответственности с учетом необходимости сочетания мер по защите климата с шагами по решению задач социально-экономического развития наших стран». На саммите принято совместное заявление стран БРИК по глобальной продовольственной безопасности89.

Вопросы энергетики в целях устойчивого развития получили отражения и на втором Саммите БРИК в 2010 г. в Бразилии. В итоговом заявлении отражено стремление к развитию более чистых, доступных и устойчивых энергосистем,

содействовать доступу к источникам энергии, энергоэффективным технологиям и их практическому применению. Кроме того, отмечается важность диверсификации структур энергопотребления, увеличения доли возобновляемых источников энергии, чистого и эффективного использования

ископаемого и других видов топлива, в том числе и биотоплива. Лидеры БРИКС признали изменение климата в качестве серьезной угрозы и взяли обязательство действовать в целях достижения успеха переговоров в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата и Киотского протокола.90

На третьем cаммите БРИКС (Санья, 2011) было еще раз заявлено о необходимости тесного сотрудничества в сфере продовольственной безопасности, возобновляемых источников энергии, изменения климата, а также отмечена важность атомной энергетики. Лидеры высоко оценили инициативы стран БРИКС принять у себя крупные международные мероприятия 2012 г. – Конференцию ООН по устойчивому развитию в Бразилии, 17 сессию Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата / Совещание сторон Киотского протокола в Южной Африке, 11 сессию Конференции сторон Конвенции по биоразнообразию и 6 сессию Конференции сторон – участниц Картахенского протокола по биобезопасности, которая состоится в октябре 2012 года. Среди новых предложений для изучения в декларации саммита отмечалось изучение возможности сотрудничества в сфере «зеленой экономики». Дальнейшей работы по этому пункту не велось, хотя важность проблемы и ее актуальность для всех стран БРИКС требует принятия конкретных решений по этому вопросу91.

Четвертый саммит БРИКС, проходивший в Дели в марте 2012 года – в преддверии Конференции ООН по устойчивому развитию «Рио+20» – не мог оставить без внимания проблемы устойчивого развития и «зеленой экономики». Лидеры БРИКС отметили важность «Рио+20» как уникальной возможности подтвердить приверженность основам устойчивого развития, подчеркнув взаимосвязь всех ее компонентов (инклюзивный экономический рост и развитие, социальный прогресс и охрану окружающей среды) и важность принципа общей, но дифференцированной ответственности, отражающей разную ответственность стран за глобальные проблемы.

В Делийской декларации отражена позиция стран БРИКС по поводу концепции «зеленой экономики»: она должна трактоваться в более широких рамках устойчивого развития и искоренения бедности и представлять собой одно из средств реализации этих приоритетов, а не быть самоцелью. Правительства, по мнению лидеров БРИКС, должны иметь пространство для маневра в политике для того, чтобы могли самостоятельно выбирать пути для достижения устойчивого развития с учетом специфики стран. «Мы не приемлем введение барьеров любого рода на пути торговли и инвестиций под предлогом создания «зеленой экономики», – отмечается в декларации.

Традиционно не обойдены вниманием и проблемы изменения климата: страны БРИКС подтвердили решимость внесем вклад в общемировые усилия по противодействию изменению климата – оговорив при этом, что делать это следует посредством устойчивого и инклюзивного роста, а не через введение ограничений на развитие. Развитые страны, как отмечается в декларации, должны увеличить финансовую и техническую помощь и содействие в наращивании потенциала для разработки и реализации отвечающих национальной специфике мер по сокращению эмиссии парниковых газов в развивающихся странах. Лидеры договорились о сотрудничестве по проблемам урбанизации и развития городов, продовольственной безопасности, а также обмене знаниями, «ноу-хау», технологиями и передовым опытом в области энергоэффективных и экологически чистых технологиях92.

Пятый саммит БРИКС также не оставил без внимания проблему устойчивого развития. В Этеквинском плане действий БРИКС93 предлагалось провести консультативную встречу старших должностных лиц стран БРИКС «на полях» соответствующих международных форумов по вопросам устойчивого развития, окружающей среды и климата.

На основе вышеизложенного материала можно прийти к выводу, что вопросы устойчивого развития и «зеленой экономики», в том числе проблемы энергетики для устойчивого развития и борьбы с изменением климата, обсуждаются на саммитах и играют важную роль в отношениях стран БРИКС. Между тем, конкретных решений по направлениям сотрудничества в этой области пока недостаточно. Очевидно, что урегулирование проблем устойчивого развития потребует дальнейшего углубления сотрудничества стран БРИКС в данном направлении.

Заключение

 

В результате анализа собранного материала автор пришел к следующим выводам:

1. БРИКС возник под воздействием двух главных факторов: экономического – неудовлетворенности его участников существующим мировым экономическим порядком, и политического – негативного отношения к претензиям США и их союзников на право самостоятельно определять виновных как в международных, так и во внутренних конфликтах.

2. Страны, участвующие в БРИКС, пока далеки от того, чтобы ставить перед собой задачи создания таможенного союза или зоны свободной торговли как первичных форм экономической интеграции. Главное, что их объединяет – это заметная роль в мировой экономике и на мировой политической арене; они не принадлежат к тому, что можно условно назвать зоной влияния Запада (включая Японию, Южную Корею и другие страны) и неудовлетворенность современными механизмами принятия глобальных решений в рамках главных многосторонних структур таких как Группа Восьми, Группа Двадцати, Всемирный Банк,  Международный Валютный Фонд и другие. Объединение потенциалов должно, по мысли руководителей стран БРИКС, позволить им добиться большего учета их интересов.

3. Исследование функционирования БРИКС на мировой арене позволяет сделать вывод о том, что до сих пор итоги этого функционирования весьма скромны. Призывы, содержащиеся в совместных заявлениях БРИКС, не нашли воплощения в конкретных, обязательных к исполнению решениях органов ООН и других международных структур. До сих пор отсутствует определенность относительно того, как следует классифицировать БРИКС. Совершенно ясно, что это не союз, как ЕС, и не ассоциация, как АСЕАН и не военно-политический блок, как НАТО. До сих пор его трудно называть организацией, поскольку организации обычно имеют постоянный секретариат, пусть  даже малочисленный, но реальный. БРИКС пока использует виртуальную реальность, и даже официальный сайт БРИКС был создан лишь в 2013 г., а до того участники ограничивались сайтами очередного саммита. Наиболее часто БРИКС именуют группой или группировкой. Употребляются также такие термины как «форум» и «формат». Последние три термина представляются наиболее приемлемыми. Указанные сложности и весьма скромные результаты имеют свое объяснение. Изобретая десять лет назад термин БРИК (БРИКС), экономисты американского финансового института «Голдман Сакс» опирались исключительно на экономические параметры, по которым и выделили отдельную группу «быстро развивающихся новых экономик». Все остальные характеристики этих стран остались за скобками. Однако они оказывают огромное влияние на характер взаимодействия членов БРИКС и их коллективное поведение на мировой арене.

4. У БРИКС существует вполне реальная перспектива сохранения, развития и успешного функционирования в качестве форума для обсуждения вопросов межгосударственных отношений и решения глобальных проблем (стихийные бедствия, загрязнения окружающей среды, международный терроризм и другие виды трансграничной преступности, коррупция и т.п.). Изученный фактический материал и экспертные мнения позволяют сделать вывод о том, что в обозримой перспективе БРИКС не станет ни экономическим объединением с претензиями на интервенцию, ни, тем более, политическим союзом. Это обстоятельство также не способствует быстрой институционализации БРИКС, желательность которой отнюдь не безусловна. Присоединение к БРИКС новых участников нельзя полностью исключать, но это будет продолжительный и постепенный процесс. На вопрос о расширении БРИКС будут оказывать мощное воздействие как степень привлекательности членства в нем, которая будет определяться реальными, а не декларативными успехами, так и уровень консенсуса в данной области между нынешними участниками.

5. Продвижение сотрудничества в БРИКС в ядерной сфере (в основном касающихся темы нераспространения) представляется полезным и возможным, видится фактором укрепления позиций РФ и дела международной безопасности в целом. Причем расширение и углубление «ядерного диалога» реально и без какой-либо «специальной дорожки» – на встречах глав внешнеполитических ведомств и переговорах Высоких представителей по вопросам безопасности.

6. Мировой экономический и финансовый кризис, начавшийся в 2008 г., показал хрупкость современного экономического мироустройства и мировой финансовой архитектуры. Несмотря на произошедшие за последние два десятилетия изменения, например, в распределении финансовых квот и, соответственно, голосов в Международном валютном фонде, а также другие перемены, западные державы и их лидер США оказывают решающее влияние на процессы принятия глобальных решений. Несправедливость данного положения подчеркивается, в частности, руководством так называемых развивающихся стран фактически с тех пор, когда большинством так называемых развивающихся стран фактически с тех пор, когда большинство из них обрело независимость. Прошло почти четыре десятилетия сл времени принятия Генеральной Ассамблеей ООН «Декларации об установлении нового мирового экономического порядка», однако ситуация остается неудовлетворительной.

7. Сравнительный анализ только экономических параметров членов БРИКС показал, что между ними существуют заметные различия как количественного, так и качественного характера. Так, ВВП Китая превышает суммарные ВВП остальных четырех участников. Территория России также превосходит суммарные территории остальных четырех участников. По такому параметру как численность населения даже суммарное население России, Бразилии и ЮАР с трудом сопоставимо со взятыми отдельно китайским и индийским миллиардом. При этом в отличие от Китая – влиятельного государства в Восточной Азии, России – на постсоветском пространстве, Бразилии и Индии, обладающим таким же статусом, соответственно, в Южной Америке и Южной Азии, ЮАР не является наиболее населенной или крупной по территории африканской страной, лидируя лишь в южной части континента. Существуют сильные различия и в структуре экономики. С одной стороны, эти различия подразумевают возможность экономической взаимодополняемости. Однако такая взаимодополняемость отчетливо выражена лишь в паре «Китай – Россия», конкретнее – «китайские промышленные товары – российские энергоносители и сырье», а также в схожей паре «ЮАР – Китай». Причем такого рода взаимодополняемость вызывает ассоциации с «неэквивалентным обменом», «сырьевым придатком» и другими обвинениями полувековой давности в адрес неоколониализма. С другой стороны, Индия отнюдь не заинтересована в экспансии промышленного экспорта из Китая, поскольку структура ее промышленности близка к китайской. При этом сырьем и энергоресурсами она также бедна, в силу чего между двумя странами уже идет соперничество за месторождения в соседних государствах и за пределами субрегиона. К тому же российские энергоносители привлекательны и для Индии, однако географический фактор служит сильнейшим препятствием взаимосбалансированному  товарообмену. Бразилия, добившаяся значительных успехов в промышленном развитии и одновременно богатая ресурсами, не приветсвтует то, что интерес китайских компаний сфокусирован почти полностью на природных ресурсах, а в сфере промпроизводства имеет место конкуренция бразильских и китайских производителей как внутри страны, так и вовне, как, например, в Африке.

Список использованных источников и литературы

Источники

  1.  Декларация, принятая по итогам саммита БРИКС в г. Санья, от 14 апреля 2011 года. URL: http://президент.рф/ref_notes/907 (Дата обращения: 10.04.2014).
  2.  Делийская декларация БРИКС от 29 марта 2012 года. URL: http://события.президент.рф/справки/118 (Дата обращения: 14.04.2014).
  3.  Договор о нераспространении ядерного оружия. URL: http://www.un.org.ru/doc/con/npt/shtml (Дата обращения: 14.04.2014).
  4.  Концепция внешней политики Российской Федерации от 2000 года. URL: http://www.mid.ru/doc1202135 (Дата обращения: 20.01.2014)
  5.  Концепция внешней политики Российской Федерации от 2008 года. URL: http://www.mid.ru/doc155465 (Дата обращения: 20.01.2014).
  6.  Концепция внешней политики Российской Федерации от 2013 года.  URL: http://www.mid.ru/doc235556 (Дата обращения: 20.01.2014).
  7.  Концепция участия России в БРИКС 2013 года. URL: http://www.mid.ru/doc120р (Дата обращения: 20.01.2014).
  8.  О позиции России на 66 сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Министерство иностранных дел России, 2011 год. URL: http://www.mid.ru/bdomp/nsdmo.nsf (Дата обращения: 23.02.2014).
  9.  Послание Президента РФ Б.Н. Ельцина Федеральному собранию «Порядок во власти – порядок в стране», от 6 марта, 1997 года, URL:  http://www.intelros.ru/2007/02/05/poslani (Дата обращения: 20.01.2014).
  10.  Речь премьер-министра Российской Федерации Д. Медведева на третьей сессии пленарного заседания Конференции ООН по устойчивому развитию «Рио+20», 21 июня, 2012 года. URL: http://government.ru/docs/194 (Дата обращения: 29.01.2014).
  11.  Совместное заявление глав государств и правительств стран – участниц Второго саммита БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) от 15 апреля 2010 г. URL: http://archive.kremlin.ru/4567 (Дата обращения: 3.04.2014).
  12.  Совместное заявление лидеров стран БРИК. 16 июня 2009 года, Екатеринбург. URL: http://archive.kremlin.ru/text/docs/2009/06/2172. (Дата обращения: 3.04.2014).
  13.  Совместное коммюнике 11-й встречи министров иностранных дел Российской Федерации, Республики Индии и Китайской Народной Республики. URL:   // http://www.mid.ru/bdomp/nsrasia.nsf/3a (Дата обращения: 22.01.2014).
  14.  Этеквинская декларация и Этеквинский план действий БРИКС. URL: http://www.mid.ru/brics/doc44245 (Дата обращения: 14.02.2014).
  15.  BRICS: Action Plan 2012-2016 for Agricultural Cooperation of BRICS Countries, March 2012, http://www.bricsindia.in/actionPlan.html (Дата обращения: 22.01.2014).
  16.  Program of Action for Sustainable Development in China in the Early 21st Century. – 2007- URL: http://en.ndrc.gov.cn  (Дата обращения: 5.03.2014).

Литература

  1.  Алексеев А. БРИК новой волны // Ведомости. 14.09.2010.  № 172. С.14.
  2.  Бажанов Е.П. Китай: от Срединной империи до сверхдержавы  XXI века. М., 2007.
  3.  Бажанова Н.Е. Многополюсный мир. М., 2010.
  4.  Барабанов О.Н. Новые ценности БРИКС как альтернативная модель глобального регулирования. // Вестник Международных Организаций.  2012. № 2. С. 68.
  5.  Бергер Я.М. Экономическая стратегия Китая. М., 2009.
  6.  Бойко Ю.П. Основы нациогосударственного строительства. М., 2009.
  7.  Борзова А.Ю. Роль Бразилии в интеграционных процессах в Латинской Америке. М., 2010.
  8.  Бурсов А.В., Петренко Е.Л., Сироткин В.Г., Смирнов Г.Н. Политология. М., 2006.
  9.  Володин А.Г. Россия-Индия-Китай в свободной геометрии мировой политики. // Апология РАН, 2010. С.9-17.
  10.  Волохова А.А. Основы китайской дипломатии. М., 2007.
  11.  Давыдов В., Мосейкин Ю. БРИК: Предпосылки сближения и перспективы взаимодействия. М., 2010.
  12.  Денисов А.И. Россия и Китай: четыре века взаимодействия. М., 2013.
  13.  Димитров О. Страны БРИК и экономика. // Российская бизнес-газета. 24.04.2013. № 15. С. 10-12.
  14.  Задохин А.Г. Россия в Евразии и мировой политике. М., 2004.
  15.  Капто В.С. На изломе века: записки политика и дипломата. М., 2006.
  16.  Кива А.В. Страны БРИК в мечтах и реальности  // Международная жизнь. 2009. №5. С.9-14.
  17.  Климовец О. В. Экономические интересы России в международном партнерстве БРИКС. Ставрополь, 2013.
  18.  Козловский Е. А. Союз государств БРИКС. М., 2012.
  19.  Ли В.Ф. Теория международного прогнозирования. М., 2002.
  20.  Лузянин С.Г. Восточная политика Владимира Путина. Возвращение России на Большой Восток (2004-2008 гг.). М., 2007.
  21.  Лукин А.В. Эволюция образа Китая в России и российско-китайские отношения. М., 2007.
  22.  Льюис Д. Китай: обеспечить экономический рост с учетом принципов устойчивого развития. // Мосты: между торговлей и устойчивым развитием.  2013.  № 1. С. 20-22.
  23.  Мантусов В.Б. Место и роль БРИКС в современном мире. М., 2013.
  24.  Мартынов Б. Многополярный или многоцивилизационный мир? // Международные процессы. 2009. № 3(21). С 18-21. URL:  http://www.intertrends.ru/twenty-first/014.htm (Дата обращения: 20.01.2014).
  25.  Мартынов Б. Бразилия в формате БРИКС // Свободная мысль, 2012. №12. С.12-20.
  26.  Мясников В.С. Квадратура китайского круга. Избранные статьи. М., 2006.
  27.  Олейников А.В. Фондовые рынки развивающихся стран. // Инвестиционный банкинг. 26.03.2014. С. 5-7.
  28.  Подолько Е.О. Эволюция внешнеэкономических концепций Китайской Народной Республики. М., 2006.
  29.  Примаков Е.М. Мир после 11 сентября. М., 2002.
  30.  Путин В.В. Россия и меняющийся мир. Московские новости, 27 февраля, 2012 года. URL:  http://mn.ru/politics/20120227/312306749.html  (Дата обращения: 20.01.2014).
  31.  Пядышев Б.Д. Пекин выбирает «ось удобства». // Международная жизнь. 2009. №9. С. 9-14.
  32.  Рудов Г.А. Я сердцем русский, духом евразиец. М., 2002.
  33.  Савельева А.В. Трансформация мирового рынка продовольствия на современном этапе. М.,2012. С. 114-119.
  34.  Смыслова Д. Реформирование Международного валютного фонда: проблемы и решения. Финансы и управления. Информационно-аналитические материалы. // Деньги и кредит. 2012. №1. C. 33-44.
  35.  Современные международные отношения / Под. ред. А.В. Торкунова.   М., 2013.
  36.  Татаринцев В.М. Африка: настоящее и будущее. М., 2012.
  37.  Тихвинский С.Л. Восприятие в Китае образа России. М., 2008.
  38.  Толорая Г.Д. Россия и БРИКС: стратегия взаимодействия. Стратегия России. 2013. №8.  URL:  http://sr.fondedin.ru/new/fullnewsstart_from= (Дата обращения: 20.01.2014).
  39.  Целищев Н.Н. Содружество, устремленное в будущее: БРИК. М., 2010.
  40.  Bastos S., Gomes J. Los relations des pays del BRICS. Brasilia, 2014.
  41.  Beltarrat, M. La securite nucleal en Inde. // Le monde diplomatique. 2013. №5. P. 12-18.
  42.  Brzezinski Z. The Grand Chessboard - American Primacy and Its Geostrategic Imperatives. New York, 1999.
  43.  Christopher A. How «cybersafe» are the BRICS? // Journal of Legal, Ethical and Regulatory Issues. 2012. April. Р.45-50.
  44.  Davydov V. The role of Brazil, Russia, India & China (BRIC) in the reconstruction of the international order. // Megatrend Review, vol. 5(1), 2008. P. 85-97.
  45.  Dimanche J. Le deuxieme sommet de BRIK. // Le monde diplomatique, 2009. №5. Р. 8-10.
  46.  Dimanche J. Les relations entre les BRIK. // Le monde diplomatieque, 2010. № 9. Р. 11-13.
  47.  Fu X., Yundan G. China in BRICS. Beijing, 2013.
  48.  Fukuyama F. The end of history and the last man. New York, 1992.
  49.  Gerard B. La cooperation en BRIK. // Le monde diplomatique, 2008. №7. Р. 16-23.
  50.  Hulbert М. It's energy that will make or break the BRICS. // European Energy Review. 2013. №3. P.14-18.
  51.  Huntington S. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs. 1993. №3. Р.19-28.
  52.  Kissinger A. Diplomacy. New York, 2005.
  53.  Korany B. Analyse des relations internationales. Montréal, 1987.
  54.  Landu L., Manuel T. Role of BRICS in international affairs. Cape Town, 2013.
  55.  Lavrov S. BRICS: a new-generation forum with a global reach. // Foreign Affairs. 2013. №2. Р.20-24.
  56.  Leblanc J. Chine et sa politique nucleal // Le monde diplomatique. 2013. №4. P.23-24.
  57.  Maurois I. BRICS et commerce international. // Le monde diplomatique, 2014. №1. Р. 11-14.
  58.  Ivanov O. Russia-India arms deal not aimed at China. // Globas Times. 2013. №7. Р. 23-31.
  59.  Raychaudhuri A., De P. India and BRICS. Delhi, 2013.
  60.  Roberts С. Polity Forum: Challengers or Stakeholders? BRICs and the Liberal World Order. // Polity, 2010. № 1. Р.10.
  61.  Senarclens P. La politique internationales. Paris, 1992.

1 Бажанова Н.Е. Многополюсный мир. М., 2010.

2 Бойко Ю.П. Основы нациогосударственного строительства. М., 2009.

3 Бурсов А.В., Петренко Е.Л., Сироткин В.Г., Смирнов Г.Н. Политология. М., 2006.

4 Капто В.С. На изломе века: записки политика и дипломата. М., 2006.

5 Ли В.Ф. Теория международного прогнозирования. М., 2002.

6 Примаков Е.М. Мир после 11 сентября. М., 2002.

7 Современные международные отношения / Под. ред. А.В. Торкунова. М., 2013.

8 Бажанов Е.П. Китай: от Срединной империи до сверхдержавы  XXI века. М., 2007.

9 Бергер Я.М. Экономическая стратегия Китая. М., 2009.

10 Борзова А.Ю. Роль Бразилии в интеграционных процессах в Латинской Америке. М., 2010.

11 Волохова А.А. Основы китайской дипломатии. (Эволюция пяти принципов мирного сосуществования в 1949-2006 годах). М., 2007.

12 Задохин А.Г. Россия в Евразии и мировой политике. М., 2004.

13 Лузянин С.Г. Восточная политика Владимира Путина. Возвращение России на Большой Восток (2004-2008 гг.). М., 2007.

14 Мясников В.С. Квадратура китайского круга. Избранные статьи. М., 2006.

15 Подолько Е.О. Эволюция внешнеэкономических концепций Китайской Народной Республики. М., 2006.

16 Пядышев Б.Д. Пекин выбирает «ось удобства». // Международная жизнь. 2009. №9. С.9-14.

17 Рудов Г.А. Я сердцем русский, духом евразиец. М., 2002.

18 Татаринцев В.М. Африка: настоящее и будущее. М., 2012.

19 Володин А.Г. Россия-Индия-Китай в свободной геометрии мировой политики. // Апология РАН, 2010. С.9-17.

20 Давыдов В.М., Мосейкин Ю. БРИК: Предпосылки сближения и перспективы взаимодействия. Сборник докладов конференции, М., 2010.

21 Денисов А.И. Россия и Китай: четыре века взаимодействия. Под ред. А.В. Лукина. М., 2013.

22 Ivanov О. Russia-India arms deal not aimed at China. // Globas Times. 2013. №7. Р. 23-31.

23 Кива А.В. Страны БРИК в мечтах и реальности // Международная жизнь. 2009. №5. С.9-14.

24 Козловский Е.А. Союз государств БРИКС. М., 2012.

25 Лукин А.В. Эволюция образа Китая в России и российско-китайские отношения. М., 2007.

26 Мантусов В.Б. Место и роль БРИКС в современном мире. М., 2013.

27 Мартынов Б.Ф. Бразилия в формате БРИКС // Свободная мысль, 2012. №12. С.12-20.

28 Тихвинский С.Л. Восприятие в Китае образа России. М., 2008.

29 Целищев Н.Н. Содружество, устремленное в будущее: БРИК. М., 2010.

30 Brzezinski Z. The Grand Chessboard - American Primacy and Its Geostrategic Imperatives. New York, 1999.

31 Kissinger A. Diplomacy. New York, 2005.

32 Huntington S. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs. 1993. №3. Р.19-28.

33 Fukuyama F. The end of history and the last man. New-York, 1992.

34 Korany B. Analyse des relations internationales. Montréal, 1987.

35 Senarclens P. La politique internationales. Paris, 1992.

36 Bastos S., Gomes J. Los relationes des pays del BRICS. Brasilia, 2014

37 Raychaudhuri A., De P. India and BRICS. Delhi, 2013.

38 Fu X., Yundan G. China in BRICS. Beijing, 2013.

39 Landu L., Manuel T. Role of BRICS in international affairs. Cape Town, 2013.

40 Декларация, принятая по итогам саммита БРИКС в г. Санья, от 14 апреля 2011 года. URL: http://президент.рф/ref_notes/907 (Дата обращения: 10.04.2014);


Делийская декларация БРИКС от 29 марта 2012 года. URL: http://события.президент.рф/справки/1189 (Дата обращения: 14.04.2014);


Этеквинская декларация и Этеквинский план действий БРИКС. URL: http://www.mid.ru/brics/doc44245 (Дата обращения: 14.02.2014);


Совместное заявление лидеров стран БРИК. 16 июня 2009 года, Екатеринбург. URL: http://archive.kremlin.ru/text/docs/2009/06/2172.shtml (Дата обращения: 3.04.2014);


Совместное заявление глав государств и правительств стран – участниц Второго саммита БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай) от 15 апреля 2010 г. URL: http://archive.kremlin.ru/text/docs/2009/06/2172.shtml (Дата обращения: 3.04.2014);


Совместное коммюнике 11-й встречи министров иностранных дел Российской Федерации, Республики Индии и Китайской Народной Республики. URL:   // http://www.mid.ru/bdomp/nsrasia.nsf/3a (Дата обращения: 22.01.2014).


2  Концепция внешней политики Российской Федерации от 2000 года. URL: http://www.mid.ru/doc1202135 (Дата обращения: 20.01.2014);


Концепция внешней политики Российской Федерации от 2008 года. URL: http://www.mid.ru/doc155465 (Дата обращения: 20.01.2014);


Концепция внешней политики Российской Федерации от 2013 года.  URL: http://www.mid.ru/doc235556 (Дата обращения: 20.01.2014).


3 Концепция участия России в БРИКС 2013 года. URL: http://www.mid.ru/doc120р (Дата обращения: 20.01.2014).

41 Алексеев А. БРИК новой волны // Ведомости. 14.09.2010.  № 172 (2870). С.14.

42 Барабанов, О.Н. Новые ценности БРИКС как альтернативная модель глобального регулирования. // Вестник Международных Организаций.  2012.  № 2. С. 68-74.

43 Барабанов, О.Н. Новые ценности БРИКС как альтернативная модель глобального регулирования. // Вестник Международных Организаций.  2012. № 2. С. 68.

44 Hulbert M. It's energy that will make or break the BRICS. // European Energy Review. 2013. №3. Р. 14- 18.

45 ANP corrige dados sobre reservas aprovadas de petróleo e gás natural. Portal Brasil. 17 Fevereiro 2014. URL: http://www.brasil.gov.br/corrigedados-sobre-reserv(Дата обращения: 23.03. 2014).

46 Козловский Е.А., Комаров М.А., Макрушин Р.Н. Возможности сотрудничества БРИКС в области топливо-энергетического комплекса. // Вестник международных организаций. 2013. № 2. С. 75-85.

47 Савельева А.В. Трансформация мирового рынка продовольствия на современном этапе. М., 2012. С. 114-119.

48 Козловский Е.А., Комаров М.А., Макрушин Р.Н. Указ. соч. С. 75-85.

49 Davydov V. The role of Brazil, Russia, India & China (BRIC) in the reconstruction of the international order. // Megatrend Review, 2008. №2. P. 85-97.

50 India. The World Factbook. 4 October 2013. URL: https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/in.html (Дата обращения: 23.02.2014).

51 South Africa. The World Factbook. 4 October. 2013. URL: https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/sf.html  (Дата обращения: 23.02.2014).

52 Козловский Е.А., Комаров М.А., Макрушин Р.Н. Указ. соч. С. 75-85.

53 Gerard B. La cooperation en BRIK. // Le monde diplomatique, 2008. №7. Р. 16-23.

54 Dimanche J. Le deuxieme sommet de BRIK. // Le monde diplomatique, 2009. №5. Р. 8-10.

55 Dimanche J. Les relations entre les BRIK. // Le monde diplomatieque, 2010. № 9. Р. 11-13.

56 Декларация, принятая по итогам саммита БРИКС. Санья, о. Хайнань, Китай, 14 апреля 2011 года. URL:http://президент.рф/ref_notes/907 (Дата обращения: 10.04.2014).

57 Делийская декларация БРИКС: 29 марта 2012 года. URL: http://события.президент.рф/справки/1189 (Дата обращения: 14.04.2014).

58 Этеквинская декларация и Этеквинский план действий БРИКС. URL: http://www.mid.ru/brics/doc44245 (Дата обращения: 14.02.2014).

59 Этеквинская декларация и Этеквинский план действий БРИКС. URL: http://www.mid.ru/brics/doc44245 (Дата обращения: 14.02.2014).

60 Толорая Г.Д. Россия и БРИКС: стратегия взаимодействия. Стратегия России. 2013. №8.  URL:  http://sr.fondedin.ru/new/fullnewsstart_from=&ucat=14& (Дата обращения: 20.01.2014).

61 Roberts С. Polity Forum: Challengers or Stakeholders? BRICs and the Liberal World Order. // Polity 2010. № 1. Р.10.

62 Послание Президента РФ Б.Н. Ельцина Федеральному собранию «Порядок во власти – порядок в стране», от 6 марта, 1997 года, URL:  http://www.intelros.ru/doc/poslanie_prezidenta (Дата обращения: 20.01.2014).

63 Мартынов Б. Многополярный или многоцивилизационный мир? // Международные процессы. 2009. № 3(21). С 18-21. URL:  http://www.intertrends.ru/twenty-first/014.htm (Дата обращения: 20.01.2014).

64 Концепция внешней политики Российской Федерации от 2000 года. URL: http://www.mid.ru/doc126679 (Дата обращения: 20.01.2014).

65 Концепция внешней политики Российской Федерации от 2008 года. URL: http://www.mid.ru/doc155465 (Дата обращения: 20.01.2014).

66 Концепция внешней политики Российской Федерации от 2013 года. URL: http://www.mid.ru/doc239878 (Дата обращения: 20.01.2014).

67 Путин В.В. Россия и меняющийся мир. Московские новости, 27 февраля, 2012 года. URL:  http://mn.ru/politics/20120227/312306749.html  (Дата обращения: 20.01.2014).

68 Lavrov S. BRICS: a new-generation forum with a global reach. // Foreign Affairs. 2013. № 2. P.20-24/

69 Christopher A. How «cybersafe» are the BRICS? // Journal of Legal, Ethical and Regulatory Issues. 2012. №4. Р.9-16.

70 Смыслова Д. Реформирование Международного валютного фонда: проблемы и решения. Финансы и управления. Информационно-аналитические материалы. //  Деньги и кредит. 2012. №1. C. 33-44.

71 BRICS: Action Plan 2012-2016 for Agricultural Cooperation of BRICS Countries, March 2012, http://www.bricsindia.in/actionPlan.html (Дата обращения: 22.01.2014).

72 Речь премьер-министра Российской Федерации Д. Медведева на третьей сессии пленарного заседания Конференции ООН по устойчивому развитию «Рио+20», 21 июня, 2012 года. URL: http://government.ru/docs/194 (Дата обращения: 29.01.2014).

73 Делийская декларация БРИКС от 29 марта 2012 года. URL: http://события.президент.рф/справки/1189 (Дата обращения: 14.04.2014);

74 О позиции России на 66 сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Министерство иностранных дел России, 2011 год. URL: http://www.mid.ru/bdomp/nsdmo.nsf (Дата обращения: 23.02.2014).

75 Делийская декларация БРИКС от 29 марта 2012 года. URL: http://события.президент.рф/справки/1189 (Дата обращения: 14.04.2014).


2 Договор о нераспространении ядерного оружия. URL: http://www.un.org.ru/doc/con/npt/shtml (Дата обращения: 14.04.2014).

76 Leblanc J. Chine et sa politique nucleal // Le monde diplomatique. 2013. №4. P.23-24.

77 Beltarrat M. La securite nucleal en Inde. // Le monde diplomatique. 2013. №5. P. 12-18.

78 Landau L., Manuel T. Role of BRICS in international affairs. Cape Town, 2013.

79 Bastos S., Gomes J. Los relations des pays del BRICS. Brasilia, 2014.

80 Делийская декларация БРИКС от 29 марта 2012 года. URL: http://события.президент.рф/справки/1189 (Дата обращения: 14.04.2014).

81 Димитров О. Страны БРИК и экономика. // Российская Бизнес-газета. 24.04.2013. № 15.     С. 10-12.


82   Димитров О. Страны БРИК и экономика. // Российская Бизнес-газета. 24.04.2013. № 15.   С. 10-12.

83 Олейников А.В. Фондовые рынки развивающихся стран. // Инвестиционный банкинг. 26.03.2014. С. 5-7.

84 Maurois I. BRICS et commerce international. // Le monde diplomatique, 2014. №1. Р. 11-14.

85 Климовец О. В. Экономические интересы России в международном партнерстве БРИКС. Ставрополь, 2013.

86 Климовец О. В. Экономические интересы России в международном партнерстве БРИКС. Ставрополь, 2013.

87 Program of Action for Sustainable Development in China in the Early 21st Century. – 2007- URL: http://en.ndrc.gov.cn/newsrelease/t20070205_115702.htm  (Дата обращения: 5.03.2014).

88 Льюис Д. Китай: обеспечить экономический рост с учетом принципов устойчивого развития. // Мосты: между торговлей и устойчивым развитием.  2013.  № 1. С. 20-22.

89 Совместное заявление лидеров стран БРИК. 16 июня 2009 года, Екатеринбург. URL: http://archive.kremlin.ru/text/docs/2009/06/217932.shtml (Дата обращения: 3.04.2014).

90 Совместное заявление глав государств и правительств стран – участниц Второго саммита БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай). 15 апреля 2010 г. URL: http://президент.рф/справки/524 (Дата обращения: 10.04.2014).

91 Декларация, принятая по итогам саммита БРИКС. Санья, о. Хайнань, Китай, 14 апреля 2011 года. URL:http://президент.рф/ref_notes/907 (Дата обращения: 10.04.2014).

92 Делийская декларация БРИКС: 29 марта 2012 года. URL: http://события.президент.рф/справки/1189 (Дата обращения: 14.04.2014).

93 Этеквинская декларация и Этеквинский план действий БРИКС. URL: http://www.mid.ru/brics/doc44245 (Дата обращения: 14.02.2014).


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

33423. Невербальное общение и его роль в формирования имиджа управленца 19.73 KB
  Оно может либо дополнять и усиливать словесное общение либо ему противоречить и ослаблять. Невербальное общение – не так сильно структурировано как вербальное.
33424. Основы имиджелогии. Структура имиджа и его составляющие 26.48 KB
  Структура имиджа и его составляющие. В ряде определений получила отражение знаковая информационно –символическая природа имиджа. Но данный аспект в технологии имиджа на мой взгляд не главное. В этом определении ощутим акцент на таком прагматическом результате построения имиджа как передача информации о субъекте в виде его имиджа адресату в качестве которого выступает социальная группа.
33425. Финансовый менеджмент 22.96 KB
  Эффективное управление финансовой деятельностью предприятия обеспечивается реализацией принципов основными из которых являются: интегрированность с общей системой управления предприятием; комплексный характер формирования управленческих решений; высокий динамизм управления; многовариантность подходов к разработке отдельных управленческих решений; ориентированность на стратегические цели развития предприятия. Главной целью финансового менеджмента является обеспечение максимизации благосостояния собственников предприятия в текущем и...
33426. Управление денежными активами или остатком денежных средств и их эквивалентов 21.97 KB
  Размер остатка денежных активов которым оперирует предприятие в процессе хозяйственной деятельности определяет уровень его абсолютной платежеспособности влияет на размер капитала инвестируемого в оборотные активы а также характеризует в определенной мере его инвестиционные возможности. Операционный или трансакционный остаток денежных активов формируется с целью обеспечения текущих платежей связанных с операционной деятельностью предприятия: по закупке сырья материалов и полуфабрикатов; оплате труда; уплате налогов; оплате услуг...
33427. Управление затратами и себестоимостью продукции 23.55 KB
  Проведение общего анализа издержек предприятия: Анализ учетной политики предприятия; Формирование классификатора потребляемых ресурсов; АВС–анализ структуры затрат по видам ресурсов; Классификация затрат (переменные/постоянные, прямые/косвенные); Факторный анализ тенденций изменений структуры затрат
33428. Управление денежными средствами 25.91 KB
  Устанавливается минимальная величина денежных средств которую целесообразно иметь на р с исходя из средней потребности денег для оплаты банковских счетов и других требований; 2. определяются расходы по хранению средств на р с 4. рассчитывается верхняя граница денежных средств исходя из того что при ее достижении часть ДС необходимо будет конвертировать в ценные бумаги.
33429. Управление рисками 23.62 KB
  Выявление всех потенциальных рисков и анализ возможных потерь. Оценка и ранжирование потенциальных рисков. Выбор методов и определение путей снижения рисков. Пока риск не определен невозможно предпринять какиелибо меры по его минимизации поэтому первой стадией в управлении риском является идентификация вероятных рисков.
33430. Финансовое прогнозирование 22.04 KB
  К основной цели финансового прогнозирования осуществляемого для научного обоснования показателей финансовых планов и способствующего выработке концепции развития финансов на прогнозируемый период можно отнести оценку предполагаемого объема финансовых ресурсов и определение предпочтительных вариантов финансового обеспечения деятельности субъектов хозяйствования органов государственной власти и местного самоуправления.Задачами финансового прогнозирования являются: 1 увязка материальновещественных и финансовостоимостных пропорций на макро...
33431. Финансовый план 24.12 KB
  Финансовый план баланс доходов и расходов предприятия состоит из четырех разделов: доходы и поступления средств расходы и отчисления кредитные взаимоотношения взаимоотношения с бюджетом. Доходы и поступления средств 1. Планируемые внереализационных доходы в том числе: доходы от долевого участия в уставном капитале других предприятий; доходы полученные от ценных бумаг; доходы от хранения денежных средств на депозитных счетах в банках и других финансовокредитных учреждениях; доходы от сдачи имущества в аренду.