90570

Социология знания о двойственной природе общества

Курсовая

Социология, социальная работа и статистика

Социология знания как направление современной феноменологии Историческое формирование понятия «социология знания» Бергер и Т.Лукман о понятии «социология знания» Двойственный характер современного общества Общество как объективная реальность Общество как субъективная реальность...

Русский

2015-06-07

137 KB

0 чел.

Курсовая работа

по дисциплине «История социологии»

на тему  «Социология знания о двойственной природе общества»


Оглавление

Введение 3

1 Глава - Социология знания как направление современной феноменологии 5

            1.1.  Историческое формирование понятия «социология знания» 7

            1.2. П. Бергер и Т. Лукман о понятии «социология знания» 10

2 Глава - Двойственный характер современного общества 12

2.1 Общество как объективная реальность 12

2.2  Общество как субъективная реальность 18

Заключение 25

Список используемой литературы 28

Приложение 29

ВВЕДЕНИЕ

 

Социология знания представляет собой одну из самых “философичных” социологических дисциплин, поскольку ее предметом является возникновение и функционирование различных форм мышления и знания в том или ином социально-культурном контексте. К этим формам относятся религиозные и философские учения, научные теории, политические идеологии, художественные произведения и стили искусства и т д. В настоящее время социология знания исследует проблемы детерминации, форм передачи и хранения знания, социальной обусловленности типов мышления в различные периоды истории, типологии производителей знания, институциональных форм духовного творчества и т.д. Тем самым она является как бы ядром целого ряда других социологических дисциплин: социологии науки, религии, искусства, имеющих, однако, свои особенности.

Актуальность исследования обусловлена необходимостью комплексного изучения данного направления феноменологической мысли в связи с отсутствием обобщающих работ о том, как знания формируют окружающий нас мир, и как мы формируем это знание.  

В свое время в этом направлении достигли значительного успеха П. Бергер и Т. Лукман трактате по социологии знания «Социальное конструирование реальности», но понимание их работы затруднено из-за сложной терминологии и большого объема информации, из-за которой нелегко понять основную  мысль.

Целью настоящей работы является анализ работы «Социальное конструирование реальности», как одну из наиболее ярких, в социологии знания.    Для достижения цели необходимо решить ряд следующих задач:

  1.  Рассмотреть социологию знания, как течение феноменализма
  2.  Отследить возникновение и развитие социологии знания
  3.  Дать краткую характеристику понимания П. Бергером и Т. Лукманом понятия «социология знания»
  4.  Рассмотреть процессы, обуславливающие возникновение знания, как субъективного мнения
  5.  Рассмотреть процессы, при которых знание становиться объективным

СОЦИОЛОГИЯ ЗНАНИЯ КАК НАПРАВЛЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ ФЕНОМЕНОЛОГИИ

Феноменологическая социология А. Щюца исходит из посылки, что социология должна заниматься изучением не скрытых от общества процессов, а теми представлениями, которые возникают в нашем сознании при непосредственном восприятии мира. При этом наше знание о социальном мире должно основываться на очевидных для нас вещах, а не на том, какими мы хотели бы их видеть. Каждый индивид располагает уникальным биографическим опытом, составляющим запас знаний, свойственных только ему одному. А поскольку каждый из нас обладает знанием, отличным от знания любого другого человека, в процессе взаимодействия мы допускаем незнание того, чем наши знания отличаются, и действуем, исходя из здравого смысла, которым обладает каждый.

В центре внимания феноменологической социологии не общество в целом (как у структурного функционализма и структурализма), а человек в его специфическом измерении. По мнению А. Шюца, социальная реальность не есть некая объективная данность, которая находится вначале вне субъекта и только посредством социализации, воспитания и образования становится его составляющей. Она "конструируется" посредством образов и понятий, выражаемых в коммуникации.

Отсюда следует, что социальные события лишь кажутся объективными, в действительности они предстают как мнения индивидов об этих событиях. Поскольку именно мнения образуют реальный мир, постольку понятие "значение" оказывается в центре внимания феноменологии. Если в объективистски ориентированной социологии "значение" отражает некие определенные связи реального мира, то в феноменологии оно целиком выводится из сознания субъекта.

Развитие идеи субъективного "конструирования" мира привело к возникновению в феноменологии  двух самостоятельных школ:

 

Социология знания

(П. Бергер, Т. Лукман) ориентируется преимущественно на изучение процесса научного познания мира, стремится обосновать необходимость "узаконения" символических универсалий общества, ибо  «Внутренняя нестабильность человеческого существования вынуждает его к тому, чтобы человек сам обеспечивал стабильное окружение для своего поведения». [1, с. 90] Иными словами человеку необходимо создавать устойчивую жизненную среду.

Этнометодология

(Г. Гарфинкель) анализирует сугубо обыденное понимание социальных процессов и явлений. Ее основная задача – выявление рациональности обыденной жизни, которая противопоставляется научной рациональности. Цель этнометодологии (по Г. Гарфинкелю) – не объяснение или понимание действий людей в разнообразных социальных ситуациях, а детальное прослеживание последовательности интеракций и выявление тех методов (этнометодов), которые участники взаимодействия используют для придания смысла, регулярности, правильного характера всему происходящему.

ИСТОРИЧЕСКОЕ ФОРМИРОВАНИЕ ПОНЯТИЯ «СОЦИОЛОГИЯ ЗНАНИЯ»

Как самостоятельная дисциплина, изучающая соотношение общества и знания, рассматривающая процесс познания и его продукт (знание) в качестве социальных явлений, социология знания возникает в первые десятилетия 19 века. Термин «социология знания» был введен М. Шелером, а затем, во многом благодаря трудам К. Мангейма, распространился среди англоязычных социологов. На протяжении нескольких десятилетий формировался концептуальный аппарат социологии знания как особой дисциплины: в настоящее время социология знания исследует проблемы возникновения, функционирования и распространения знания в обществе, социальной детерминации знания и форм его передачи и хранения, социальной обусловленности типов мышления в различные периоды истории, типологии производителей знания, институциональных форм духовного производства и др. Но остановимся поподробнее на каждом из этапов развитии социологии знания.

Эдмунд Гуссерль, немецкий философ, основатель феноменологии как философского движения. Позже, опираясь на его идеи, или же споря с ними, появляются ответвления феноменологии, в числе которых «социология знания».

У Карла Маркса берет свое происхождение основное положение социологии знания о том, что социальное бытие определяет человеческое сознание, так же социология знания унаследовала от Маркса не только наиболее глубокую формулировку ее центральной проблемы, но также несколько ее ключевых понятий, среди которых особо следует отметить такие понятия, как “идеология” (идеи как оружие социальных интересов) и “ложное сознание” (мышление, которое отчуждено от реального социального бытия мыслящего).

Карл Мангейм вносит свой вклад в американскую социологию (как говорилось выше, работы Шеллера долгое время не были переведены на английский язык). Его работы меньше перегружены философским «багажом».  Мангеймовское понимание социологии знания было гораздо более широким и имеющим более серьезные последствия, чем шеллеровское, возможно потому, что в его работе четко обозначена конфронтация с марксизмом. Согласно Мангейму, общество детерминирует не только возникновение, но и содержание человеческих идей, за исключением математики и части естественных наук. Таким образом, социология знания становится позитивным методом изучения почти любого аспекта человеческого мышления.

Интересная попытка интеграции социологии знания с неопозитивистским подходом к социологии вообще была предпринята Теодором Гейгером, оказавшим огромное влияние на скандинавскую социологию после эмиграции из Германии. Гейгер вернулся к более узкому пониманию идеологии как социально искаженного мышления и считал возможным преодоление идеологии с помощью тщательного соблюдения канонов научной процедуры. Неопозитивистский подход к анализу идеологии в более современной немецкоязычной социологии был характерен для Эрнста Топича, который уделял особое внимание идеологическим корням различных философских позиций. Поскольку социологический анализ идеологий был важной составляющей социологии знания в формулировке Мангейма, большой интерес к ней возник в европейской и американской социологии после второй мировой войны.

Вероятно, наиболее важная попытка выйти за пределы мангеймовского понимания социологии знания была предпринята Вернером Старком, другим эмигрантом, представителем европейской школы, работавшим в Англии и Соединенных Штатах. Он пошел дальше других в том, чтобы не делать фокусом социологии знания мангеймовскую проблему идеологии. По его мнению, задача социологии знания состоит не в раскрытии или разоблачении созданных в том или ином обществе идеологий, а в систематическом изучении социальных условий знания как такового. То есть главная проблема заключается в том, чтобы социология знания превратилась из социологии заблуждения в социологию истины. Несмотря на свой особый подход, Старк, вероятно, был ближе к Шеллеру, чем к Мангейму в своем понимании взаимосвязи идей и их социального контекста.

Глубоким пониманием необходимости нового определения «социологии знания» мы обязаны Альфреду Шюцу. В своих работах Шюц — и как философ, и как социолог — обращался к изучению структуры обыденного мышления в мире повседневной жизни. Хотя сам он не разрабатывал социологию знания, но ясно видел, на чем эта дисциплина должна сосредоточить свое внимание. “Все типизации обыденного мышления сами являются интегральными элементами конкретно-исторического и социально-культурного жизненного мира (Lebenswelt), в рамках которого они считаются само собой разумеющимися и социально признанными. Наряду с другими вещами их структура определяет социальное распределение знания, его относительность и соответствие конкретному социальному окружению конкретной группы в конкретной исторической ситуации. Здесь находят свое основание проблемы релятивизма, историцизма и так называемой социологии знания”1.“Знание социально распределяется, и механизм этого распределения может быть предметом социологической дисциплины» 2. [1, c.13-36]

П.  Бергер и Т.  Лукман, написав свой трактат «Социальное конструирование реальности» сформировали современное представление о понятии «социология знания», о котором пойдет речь в следующем пункте.

П. БЕРГЕР И Т. ЛУКМАН О ПОНЯТИИ «СОЦИОЛОГИЯ ЗНАНИЯ»

Феноменологическая социология знания, сторонниками которой являются авторы книги “Социальное конструирование реальности”, ориентирована не столько на изучение специализированных форм знания, вроде науки, а на “повседневное знание”, реальность “жизненного мира”, предшествующую всем теоретическим системам. При обилии идейных источников, которые рассматриваются в начале книги, главным, безусловно, является феноменология Э.Гуссерля, переработанная А. Шюцем в феноменологическую социологию. Но детальная разработка основных категорий и тем социологии знания в феноменологической перспективе, принадлежит именно П. Бергеру и Т. Лукману. После выхода работы “Социальное конструирование реальности” это направление получает широкую известность в американской и немецкой социологии.

Теория П. Бергера и Т. Лукмана относится к социологии знания. Это социология интересуется процессами, с помощью которых некая система знания становится социально признанной в качестве реальности. Социология знания изучает взаимосвязь человеческого мышления и социального контекста, в рамках которого оно возникает. Социология знания анализирует процессы, посредством которых реальность социально конструируется. Ключевые термины теории — реальность и знание. Реальность — это качество, присущее феноменам, иметь бытие, независимо от нашей воли и желания. Знание — это уверенность в том, что феномены являются реальными и обладают специфическими характеристиками. Реальность и знание социально относительны, для разных категорий людей они имеют разный смысл. Ситуационный детерминизм утверждал зависимость знания от социально-исторической ситуации его возникновения. Общее понятие идеологии — ни одно человеческое мышление не свободно от идеологизирующего влияния социального контекста. Разные социальные группы различаются по их способности преодолеть узость собственной позиции. Особенно важна здесь «свободно парящая интеллигенция», свободная от классовых интересов. Утопическое мышление подобно идеологии создает искаженный образ социальной реальности. Социология знания рассматривала эпистемологические вопросы (т. е. проблемы теории познания) и вопросы интеллектуальной истории. Бергер и Лукман рассматривают социологию знания как теорию обслуживающую эмпирические исследования – «Мы рассматриваем социологию знания как часть эмпирической социологии. Социология знания должна заниматься всем тем, что считается “знанием” в обществе».[1. c.30] Это не только теория, идеология, но и повседневное знание реальности, как фабрики значений. Социология знания изучает то, что люди знают как реальность. Для социологии главный вопрос — как субъективные значения становятся объективной фактичностью. Для правильного понимания реальности общества требуется исследование того, как эта реальность конструируется.

ДВОЙСТВЕННЫЙ ХАРАКТЕР СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

Основной тезис теории П. Бергера и Т. Лукмана, изложенный в работе 1966 года «Социальное конструирование реальности» сводится к следующему: социальная реальность является одновременно объективной и субъективной. Она отвечает требованиям объективности, поскольку независима от индивида. С другой стороны, социальную реальность можно рассматривать как субъективный мир, потому что она постоянно созидается индивидом.

Человек постоянно создает социальную реальность – и она для него является субъективным миром, в то же время для этого же человека социальная реальность, созданная до него, (например нормы, традиции и т.п.) является объективной.

ОБЩЕСТВО КАК ОБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАНИЯ

Институционализация, по Лукману и Бергеру — динамический процесс возникновения, установления и передачи социального порядка. В этом процессе они вычленяют три последовательных этапа — типизацию, объективацию и легитимацию. Так, Лукман и Бергер утверждают, что необходимым антропологическим условием типизации (т.е. возникновения институтов) является хабитуализация деятельности, высвобождающая энергию индивида для инноваций [1.c.92]. Процессы хабитуализации, «опривычивания» действия предшествуют институционализации, задают ее социальные основания.

С типизации начинается первый этап институционализации, сопровождающийся возникновением первичного социального контроля, обусловленного существованием института. Институт, согласно Лукману и Бергеру, — это «взаимная типизация опривыченных действий деятелями разного рода» [1,с.92.]. Взаимные типизации деятельности и деятелей — институты — принимаются всеми членами социальной группы, они историчны и воплощают социальный контроль. Лукман и Бергер особо подчеркивают, что зачатки институционализации содержатся в каждой социальной ситуации, продолжающейся какое-либо время. Однако историчность социального порядка, т.е. его установление и закрепление во времени, является результатом следующего этапа институционализации — объективации.

Объективация — процесс, посредством которого экстернализированные продукты человеческой деятельности приобретают характер объективности. Второй этап институционализации предполагает превращение институтов в объективную социальную реальность, называемую Лукманом и Бергером «социальным миром» [1,с.101-102.].

Объективация типизаций достигается благодаря «седиментации» и посредством общедоступной знаковой системы. В памяти поколения оседает интерсубъективное знание типизаций (седиментация), закрепляющееся в лингвистической форме (общедоступной знаковой системе). Общедоступная знаковая система — язык — придает статус анонимности таковому опыту посредством его отделения от индивидуальных биографий становится общедоступным, объективно существующим [1,с.113.].

Объективность институтов, согласно Лукману и Бергеру, порождается их воспроизведением в поколениях, их историчностью. Кроме того, она обретается институтами благодаря их статусу «анонимных фактичностей», воспринимаемых индивидом как социальный мир. Только на втором этапе институционализации и возникает «социальный мир вообще, в смысле всеобъемлющей и данной реальности, с которой индивид сталкивается наподобие реальности природного мира» [1,с.99.]. В этой связи Лукман и Бергер подчеркивают, что социальный мир, воспринимаемый индивидом в качестве объективно данного, не обретает тем не менее самостоятельного онтологического статуса, независимого от человеческой деятельности. Взаимосвязь между человеком и социальным миром имеет диалектический характер: производитель социального мира (человек) и продукт человеческой деятельности (общество) взаимодействуют.

Таким образом, Лукман и Бергер указывают на три базовые измерения социального мира. Социальный мир — это и социальная среда, созданная человеком, и объективированная им реальность социального порядка, и сам человек как социальный продукт. Первые два измерения социального мира создаются в процессах экстернализации и объективации, а третье — в процессе интернализации, посредством которой объективированный социальный мир переводится в индивидуальное сознание в ходе социализации [1,с.102.].

Говоря об институционализации нельзя не упомянуть о ролях. Роли — это типы деятелей в контексте объективированного запаса знания, общего для данной совокупности деятелей. Конструирование ролевых типологий трактуется Бергером и Лукманом   в качестве коррелята институционализации поведения [1,с.122.]. Роли интерпретируются с точки зрения их функции: ими репрезентируются институты, или институциональная обусловленность индивидуального поведения, и именно роли позволяют институтам существовать в опыте индивидов. Таким образом, роли репрезентируют институциональный тип поведения в повседневности.

Вместе с тем, благодаря типологизации ролей и их исполнению осуществляется, согласно Лукману и Бергеру, интеграция институтов в осмысленный мир. Она достигается, в частности, благодаря выделению символических ролей, представляющих институциональный порядок во всей его целостности.

ЛЕГИТИМАЦИЯ

Третий этап институционализации — легитимация социального порядка. Согласно Лукману и Бергеру, этому этапу соответствует расширение институционального порядка за пределы жизни одного поколения. Потребность в легитимации — объяснении и оправдании существующего порядка — появляется в силу того, что историческая реальность наследуется новым поколением как традиция. Первоначальный смысл институтов не доступен новому поколению в терминах памяти, в то время как поддержание социального порядка напрямую зависит от усвоения в ходе социализации смысловых содержаний деятельности. Легитимации — это когнитивные и нормативные интерпретации институционального порядка, заучиваемые в процессе социализации [1,с.103-104.].

В теории Лукмана и Бергера в качестве механизма интеграции служит легитимация — смысловая объективация второго порядка. Легитимация, таким образом, представляет собой рефлексию о существующем институциональном порядке. Она толкуется Лукманом и Бергером как смысловая интерпретация сложившегося порядка, причем интерпретация, предполагающая свою фиксацию.

Именно на третьем этапе институционализации появляется знание об обществе, предстающее как понимание социальной реальности и как ее непрерывное созидание. Понимание социальной реальности — это легитимации, а созидание этой реальности производится социальными ролями. По мысли Лукмана и Бергера, историзация и объективация институтов делают необходимой разработку процедуры легитимации и социального контроля [1,с.118.].

Именно на третьем этапе институционализации решаются две основные проблемы, возникающие в связи с необходимостью воспроизведения социального порядка: проблема логической связности институциональных значений и проблема социального контроля. Первая разрешается через создание легитимаций социального мира и в процессе их усвоения в ходе социализации. Вторая проблема решается через типизацию деятеля — роли, т.е. посредством установления нормативных образцов поведения. Таким образом, поддержание и воспроизведение социального порядка делаются возможными за счет институционализации ролей и создания легитимаций. В силу этого третий этап институциональной динамики представлен в теории общества Лукмана и Бергера анализом функций ролей и легитимаций. И здесь имеются в виду прежде всего функции интеграции и стабилизации.

Социальное распределение знания, представленное ролями, утверждается только благодаря легитимациям. Именно в них содержится разъяснения институтов, т.е. разъяснение когнитивного аспекта деятельности и типов деятелей, а также их нормативное обоснование. Потребность в легитимациях возникает, согласно Лукману и Бергеру, когда имеются сегментация институционального порядка (т.е. определенные типы индивидов совершают определенные действия) и социальное распределение знания (закрепление специфически ролевого знания за определенными типами деятелей). И, следовательно, в динамике институционализации легитимация выступает третьей обязательной составляющей.

Легитимация осуществляется в результате субъективной рефлексии, которая в силу своей связанности с социальными объективациями приводит к установлению связей между значимыми темами, укоренными в институтах. Взаимосвязь между институтами может быть установлена только рефлектирующим сознанием и объективирована только в виде легитимаций. Функциональное содержание легитимации заключается, таким образом, в придании общему запасу знания статуса знания, объективно доступного для всех и субъективно вероятного [1,с.151.].

Лукман и Бергер полагают, что сугубо аналитически можно выделить четыре уровня легитимации, которые на практике зачастую пересекаются: дотеоретические легитимации, теоретические в зачаточной форме, явные теории и символические универсумы. Первый уровень легитимации характеризуется тем, что институты функционируют как «массив знания рецептов», передаваемого по наследству. Дотеоретические легитимации составляют мотивационную динамику институционализированного поведения. Они аккумулированы в мифологиях, моральных принципах и предписаниях, в пословицах, поговорках, ценностях и верованиях. Этот уровень легитимаций является основой «самоочевидного знания», на которое опираются все последующие теории [1,с.109.].

В связи с рассмотрением предложенной авторами типологии легитимаций достойно внимания то, что они выстраивают определенную иерархию уровней легитимации. Так, второй уровень предполагает уже появление объяснительных схем относительно ряда объективных значений, здесь происходит закрепление когнитивной и нормативной интерпретаций действий. Третий уровень легитимаций содержит «явные теории» для объяснения институционального сектора в терминах дифференцированной системы знания. Такие легитимации создаются специальным персоналом, который передает их с помощью формализованных процедур посвящения. На этом уровне сфера легитимации достигает сравнительной автономности от легитимируемых институтов. И, наконец, четвертый уровень — символические универсумы — предполагает интеграцию всех секторов институционального порядка во всеобъемлющую систему отсчета [1,с.154.].

Разработанная Лукманом и Бергером аналитическая модель легитимаций дает возможность установить иерархию институционально зафиксированных значений в пределах конкретно взятой социокультурной модели общества. И только в этом своем операциональном смысле она и может быть, на наш взгляд, применима. Однако самим теоретикам соотнесение четырех выделенных уровней легитимации со стадиями исторического развития конкретного общества представляется «абсурдом» [1, с. 157].

ОБЩЕСТВО КАК СУБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

ИНТЕРНАЛИЗАЦИЯ РЕАЛЬНОСТИ

Субъективное формирование личности в институциональном русле осуществляется в процессе интернализации. Интернализация – восприятие и усвоение индивидом элементов окружающей реальности. Понимание им окружающей действительности в некоторой степени отличается от понимания реальности другими. Такое знание приходит к индивиду в результате взаимодействия, путем «перенимания от другого» того мира, в котором «другие уже живут» [1, с.211]. Постепенно у человека формируются соответствующая данной реальности идентичность, ожидания в отношении других, что направляет его поведение в ролевое русло. Интернализация реальности человеком начинается с первичной социализации и продолжается в течение всей жизни.

Социализация – это процесс становления и развития личности, состоящий в освоении ею социальных норм, культурных ценностей и образцов поведения, позволяющий ей жить и действовать в данном обществе. Становление личности происходит в тесном взаимодействии со значимыми другими, которые представляют собой социальную структуру, куда впервые попадает человек. Они выступают в роли ретрансляторов между миром и индивидом. Значимые другие, интерпретируя информацию, передают ее индивиду, опираясь на элементы, присущие для любого процесса социализации и состоящие в освоении языка данной общности, мотивационных и интерпретационных схем, а также аппарата легитимации.

Результатом первичной и вторичной социализации является формирование релевантной идентичности человека. В этой связи в теории Бергера и Лукмана появляется тема социально-контрольных механизмов. Авторы выделяют два вида систем социального контроля над деятельностью индивидов.

1. Система первичного контроля. Она формируется самим фактом создания социального института (до того как оформились нормы, контролирующие поведение людей в данном социальном институте). «Сказать, что часть человеческой деятельности была институционализирована, – уже значит сказать, что часть человеческой деятельности была подвергнута социальному контролю» [1, с.93].

2. Система вторичного контроля. Это собственно социальный контроль, опирающийся на санкции, поддерживающие существование социального института. При возникновении социальных институтов появляется необходимость разработки механизмов социального контроля, ведь «более вероятно, что отклоняться индивид будет от тех программ, которые установлены для него другими людьми, чем от тех, которые он сам для себя устанавливает» [1, с.104]. Механизмом социального контроля выступает легитимация, которая делает «объективно доступными и субъективно вероятными уже институционализированные объективации» [1, с.150].

Легитимация имеет несколько уровней – от простой передачи значений новому поколению до выстраивания обширных полей значений, того, что часто называют символическим универсумом – целостной системой фиксации и интерпретации реальности, своего рода матрицы всех социально объективированных и субъективно разделяемых значений. Благодаря символическому универсуму институционализация делается само собой разумеющимся явлением, сферой «нормального».

Освоение символического универсума начинается с узнавания человеком требований значимых других, на их примерах. Далее эти правила, закрепившись в сознании, переносятся в иные сферы общения с людьми. Такое абстрагирование от агентов первичной социализации П. Бергер и Т. Лукман называют формированием обобщенного другого в сознании индивида. Теперь индивид идентифицирует себя не только со значимыми другими, но и с обществом в целом. Сквозь призму полученного знания он оценивает окружающую реальность, проектирует дальнейшую жизненную траекторию. «То, что реально «извне», соответствует тому, что реально «внутри». Объективная реальность может быть легко «переведена» в субъективную реальность, и наоборот» [1, c.217]. Но тождество субъективной и объективной реальностей никогда не бывает полным, ибо их временная и пространственная структуры отличаются.

Вторичная социализация представляет собой интернализацию институциональных или институционально обоснованных подмиров. У человека уже сформировалась жизненная установка, соответствующая требованиям социальной среды. Новая интернализованная информация накладывается на знания, приобретенные ранее. Однако здесь возникает проблема согласованности обеих систем знаний, проблема намерения личности реализовать свою жизненную установку в данном ролевом поведении. Вновь встает проблема легитимации социальных конструкций. Вторичная социализация менее устойчива, и главную причину этого П. Бергер и Т. Лукман видят в том, что такая реальность не так глубоко укоренена в сознании, а потому в большей степени поддается смещению. Степень смещения зависит от успешности использования принципа «возвращения домой» в процессе перехода индивида из реальности первичной социализации в реальность социализации вторичной.

ТЕОРИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ

Идентичность, безусловно, является ключевым элементом субъективной реальности. Подобно всякой субъективной реальности, она находится в диалектической взаимосвязи с обществом. Идентичность формируется социальными процессами. Однажды выкристаллизовавшись, она поддерживается, видоизменяется или даже переформируется социальными отношениями. Социальные процессы, связанные с формированием и поддержанием идентичности, детерминируются социальной структурой. И наоборот, идентичности, созданные благодаря взаимодействию организма, индивидуального сознания и социальной структуры, реагируют на данную социальную структуру, поддерживая, модифицируя или даже ее переформируя. Общества обладают историями, в процессе которых возникают специфические идентичности; но эти истории, однако, творятся людьми, наделенными специфическими идентичностями.

Особые исторические социальные структуры порождают типы идентичности, которые опознаются в индивидуальных случаях. В этом смысле можно утверждать, что у американца иная идентичность, чем у француза, у нью-йоркца — чем у жителя Среднего Запада, у служащего другая, чем у бродяги, и т.д. [1, c.278-279]

Идентичность, таким образом, представляет собой конкретно обусловленную интерпретацию и реализацию социального запаса знаний в рамках практик воображения. Причастность к подобному запасу способствует “размещению” индивидов в социальном пространстве и соответствующему обращению с ними. Социальный запас знания включает знание моей ситуации и ее пределов, предоставляя “в мое распоряжение схемы типизации, необходимые для большинства обыденных дел повседневной жизни – не только типизаций других людей, но и типизаций любого рода событий и опыта, как социальных, так и природных” [1, c.74].

ОРГАНИЗМ И ИДЕНТИЧНОСТЬ

Теперь важно отметить, что организм продолжает воздействовать на каждую фазу человеческой деятельности по конструированию реальности и что сам организм в свою очередь находится под воздействием этой деятельности. Грубо говоря, человеческая животность трансформируется в процессе социализации, но не отменяется последним.

С внешней стороны по-прежнему можно говорить, что организм устанавливает пределы социально возможному.  Диалектика проявляется во взаимном ограничении организма и общества.

Примером общественного ограничения биологических возможностей организма является долголетие. В зависимости от социального места меняется ожидаемая длительность жизни.

Другими словами, общество детерминирует длительность и способ жизни индивидуального организма. Эта детерминация может быть институционально запрограммированной посредством операций социального контроля, например, с помощью законов. Общество может калечить и может убивать. Своей властью над жизнью и смертью оно заявляет о своем высшем контроле над индивидом.

Общество также прямо проникает в функционирование организма, в особенности в областях сексуальности и питания.

Общество детерминирует также способ, которым организм используется в деятельности; экспрессивность, походка, жесты социально структурированы. Мы не касаемся здесь возможной в связи с этим социологии тела: главное — общество задает границы организму, а организм ставит пределы обществу.

С внутренней стороны диалектика проявляется как сопротивление биологического субстрата социальному формированию. Это, конечно, яснее всего в процессе первичной социализации. Трудности начальной социализации ребенка не сводятся к проблемам обучения. Маленькое животное, так сказать, дает отпор. То, что оно обречено проиграть свои сражения, не отменяет его животного сопротивления все более проникающему влиянию социального мира. Например, ребенок сопротивляется наложению временной структуры общества на естественную темпоральность его организма. Он оказывает сопротивление питанию и сну по часам, а не по биологически данным требованиям его организма. Это сопротивление все более ломается в процессе социализации, но оно сохраняется как фрустрация во всех тех случаях, когда общество запрещает голодному есть, а сонному отправляться в постель. Социализация неизбежно включает в себя такого рода биологическую фрустрацию. Социальное существование зависит от продолжающегося господства над биологически заданным сопротивлением индивида. Это господство включает в себя легитимацию и институционализацию. Общество предлагает индивиду различные объяснения того почему он должен есть три раза в день, а не тогда, когда он голоден, и т.д. Сходные проблемы приспособления организма к социально сконструированному миру существуют и во вторичной социализации, хотя уровень биологической фрустрации тут обычно ниже.

У полностью социализированного индивида существует непрерывная внутренняя диалектическая связь идентичности с ее биологическим субстратом. Индивид продолжает воспринимать себя как организм, обособленный, а иногда и противостоящий социально выводимым объективациям себя самого. Часто эта диалектика понимается как борьба “высшего” и “низшего” Я, каковые приравниваются соответственно к его социальной идентичности и дообщественной, возможно антиобщественной, животности.

Человек биологически предопределен к конструированию мира, в котором он живет с другими. Этот мир становится для него доминирующей и определяющей реальностью. Ее границы установлены природой, но стоит этому миру возникнуть, и он оказывает на природу обратное влияние. В диалектике природы и социально сконструированного мира трансформируется сам человеческий организм. В той же диалектике человек творит реальность и тем самым творит самого себя. [1, c.290-295]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы рассмотрели двойственную природу общества с позиций социологии знания, взяв за основу работу П. Бергера и Т. Лукмана «Социальное конструирование реальности».  

Наши знания о реальности, формируют наш субъективный взгляд на объективный мир. Именно поэтому мы можем, изменяя свои знания и взгляды на действительность, изменить нашу субъективную реальность.

Процесс изменения знаний и взглядов протекает на протяжении всей нашей жизни благодаря социализации (рассматривая человека в обществе)  и ее подпроцессов.

Перспективным направлением в социологии знания является рассмотрение именно этих процессов, позволяющих нам менять окружающий мир так, как мы пожелаем.

К несчастью, над этим работает практически одна психология, другие же науки этим немаловажным аспектом жизни человека попросту пренебрегают.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания/П. Бергер, Т. Лукман; Пер. с англ. Е. Руткевич - Моск. филос. фонд. — М.: Медиум, 2010. — 323 с.
  2.  Руткевич Е.Д.  Феноменологическая социология знания/Е.Д. Руткевич - М.: Наука, 2011.  - 272 с.
  3.  Е.А.Островская. Концепции институционализации в германской теоретической социологии второй половины ХХ века//Вестник РУДН. – 2009. - №1. – с. 96-113
  4.  Мир словарей коллекция словарей и энциклопедий портал [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://mirslovarei.com/ Дата обращения: 30.05.2010

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Выкристаллизовываться - постепенно складываться, принимать определённую, устойчивую форму. Становиться ясным, чётким. Образовываться из чего-либо в виде кристаллов.

Детерминация — (лат. determinatio — ограничение, определение) причинное определение явления. Детерминизм — концепция, согласно которой физические, поведенческие и ментальные события не являются случайными, а, скорее, обусловлены действием специфических причинных факторов.

Диалектика (греч. — искусство спорить, вести рассуждение) — логическая форма и способ рефлексивного теоретического мышления, имеющего своим предметом противоречия мыслимого содержания этого мышления.

Интеграция (от лат. integrum — целое; лат. integratio — восстановление, восполнение) — в общем случае обозначает объединение, взаимопроникновение. Объединение каких-либо элементов (частей) в целое. Процесс взаимного сближения и образования взаимосвязей.

Когнити́вность (лат. cognitio, «познание, изучение, осознание») —в психологии это понятие ссылается на психические процессы личности и особенно на изучение и понимание так называемых «психических состояний» (т.е. убеждений, желаний и намерений) в терминах обработки информации.

Коррелят (от позднелат. correlatio — соотношение) -  соотносительное, коррелятивное понятие, содержание которого уясняется при сопоставлении с каким-нибудь другим понятием. В пространстве верх и низ являются коррелятами.

 Объективация  — процесс и результат локализации образов восприятия во внешнем мире — там, где расположены источники воспринимаемой информации.

Основные вопросы эпистемологии: Проблема истины, Истина и смысл, Проблема метода, Сущность познания, Формы познания (наука, религия, искусство, идеология, здравый смысл), Эмпирический и теоретический уровень познания, Принципы познания, Вера (интуиция) и знание, Структура и формы опыта, Специфика и критерии научного познания.

Релева́нтность (англ. relevant) — применительно к результатам работы поисковой системы и экспертной системы — степень соответствия запроса и найденного, то есть уместность результата. В более общем смысле, одно из наиболее близких понятию качества «релевантности» — «адекватность», то есть оценка степени соответствия, но и степени практической применимости результата, а также степени социальной применимости варианта решения задачи.

Репрезентироваться — показаться, показываться, представляться, представиться.

Рефлексия (от лат. reflexio — обращение назад) — процесс самопознания субъектом внутренних психических актов и состояний. Обращение субъекта на себя самого, свою личность (ценности, интересы, мотивы, эмоции, поступки), на свое знание или на свое собственное состояние.

Сегментация  - процесс  деления целого на составляющие части или сегменты.

Седимента́ция — направленное движение частиц в поле действия гравитации или центробежных сил вместе с жидкостью или газом.

Стабилизация (от латин. stabilise - устойчивый, постоянный). Приведение в устойчивое состояние, упрочение, придание большой стойкости.

Темпоральность (англ. временные особенности) — временная сущность явлений, порожденная динамикой их особенного движения, в отличие от тех временных характеристик, которые определяются отношением движения данного явления к историческим, астрономическим, биологическим, физическим и другим временным координатам, взаимосвязь моментов времени. В социологии, а также в психологии и культурологии понятие темпоральности широко используется для описания таких динамических объектов, как личность, социальная группа, класс, общество, ценность.

Фиксация  (лат. fixus - твердый, нерушимый, крепкий) - в психоанализе Фрейда описательное понятие, обозначающее наличие закрепленной привязанности к объектам, периодам, фазам, предшествующего опыта, закрепленным в нем способам удовлетворения, отношениям, ситуациям, воспоминаниям, образам, симптомам, стереотипам поведения и т.д., выступающей в качестве важного внутреннего фактора амбивалентности, психических конфликтов и происхождения неврозов.

Фрустрация - психологическое состояние, возникает в ситуации разочарования, неосуществления какой-либо значимой для человека цели, потребности. Проявляется в гнетущем напряжении, тревожности, чувстве безысходности. Реакцией на фрустрацию может быть уход в мир грез и фантазий, агрессивность в поведении и т. п.

Хабитуализация  — то есть «опривычивание», освоение индивидом данной социальной позиции и формирование у него установок, стереотипов, присущих данной группе.

Экстериоризация (фр. exteriorisation — обнаружение, проявление, от лат. exterior — наружный, внешний), — означает переход действия из внутреннего во внешний план. Термин происходит от латинского «exterior» — наружный, внешний и означает процесс порождения внешних действий, высказываний и т. д. на основе преобразования ряда внутренних структур, сложившихся на основе интериоризации внешней социальной деятельности человека. Противоположное действие — интериоризация.

Эпистемоло́гия (от др.-греч. «знание» и «слово, учение») — теория познания, раздел философии. Рассматривает строго научное познание.

1 Alfred Schuf: Collected Papers Vol I (The Hague Nijhoft, 1962) p. 149.

2 Ibid. Vol 11(1964) p. 121.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

32070. Большие социальные группы и методы их исследования 61 KB
  Большие социальные группы и методы их исследования. Большие соц группы – общности людей отличаются от МГ наличием слабых постоянных контактов между всеми их представителями но объединенные не меньше и потому оказывают существенное влияние на общественную жизнь. Классификация: 2 больших класса: 1 случайно стихийно возникшие достаточно кратковременно существующие общности толпа масса – неорганизованные; публика аудитория митинг полуорганизованные; 2 именно социальные группы т. группы сложившиеся в ходе исторического развития...
32071. Проблема малой группы в социальной психологии 59 KB
  Проблема малой группы в социальной психологии Проблема определения малой группы Само понятие группа возникло в середине 19 века когда начали изучаться отношения между людьми психология масс народов толпы а изучение малой группы началось с начала 20го века. Как минимум существует 4 группы определений малой группы: 1. – любое количество лиц находящихся во взаимодействии друг с другом в виде одной непосредственной встречи или ряда встреч во время которых каждый член группы получает некоторое восприятие каждого другого члена группы....
32072. Становление малой группы как психологической общности 63.5 KB
  Становление малой группы как психологической общности Детерминанты возникновения малой группы факторы общественноэкономического характера требования производства специфика Дти запросы общества социальные факторы: престижность профессии безработица ради выживания чел может браться за самую непрестижную работу престижность группы не зависит от престижности профессии материальный фактор успешность группы. Психологические факторы для неофициальных неформальных групп: потребности человека в безопасности в самоуважении в...
32073. Управление малой группой 59.5 KB
  Социальная власть занимался Левин Шоу Коллинс Равен – актуальное часто потенциальное влияние оказываемое одним членом группы на другого а также контроль над другими людьми. По материалам эмпирических исследований наиболее влиятельный субъект воспринимается членами группы как своеобразный коммуникативный центр группы поэтому Равен добавил ещё один тип власти – информационную прямая и косвенная формы способна очень длительно воздействовать. Лидеры используют власть как средство в достижении целей группы или организации. Лидер...
32074. Межличностная совместимость и групповая сплочённость 51 KB
  предполагает оптимальную согласованность определенных индивидуальнопсихологических характеристик членов группы характерологических мотивационнопотребностных ролевых и др. Поведенческая – личностные свойства членов группы образуют типичные поведенческие модели модели могут быть совместимые и несовместимые очень мало исследований В них рассматриваются только отдельные личностные качества преимущественно авторитарность и доминантность. Структурный – выявление оптимальных сочетаний психологических характеристик членов группы...
32075. Изучение межгрупповых отношений в социальной психологии 39.5 KB
  предложена общая деятельность по уборке лагеря в ходе которой были выявлены стихийно сложившиеся дружеские группы; 2. подростков разделили на две группы так чтобы разрушить естественно сложившиеся дружеские отношения измерили враждебность между группами – не выявилась; 3. группы были вновь объединены и занялись общей деятельностью ремонтировали водопровод. Затем произвольно разделили людей на две группы: в одну попали те кто зафиксировал больше точек на первой в другую – на второй картине.
32076. Прикладные аспекты в социальной психологии 45.5 KB
  Чтобы проанализировать основные линии возможного приложения сп знаний нужно знать специфику прикладного исследования. Прикладные исследования в различных областях науки обладают рядом общих черт. Специфика прикладного исследования в социальной психологии. : различные области народного хозяйства и культуры финансируют сп исследования и создают благоприятные возможности для развития науки; СП не готова ответить на некоторые вопросы поставленные практикой мало теории но в условиях острой общественной потребности она дает эти ответы...
32077. Межличностные конфликты в малой группе. Петровская 68.5 KB
  Структура конфликта. стороны участники конфликта отдельные индивиды социальные группы и организации государства; участники конфликта характеризуются в первую очередь мотивами целями ценностями установками и пр. условия протекания конфликта социальнопсихологическая среда разл группы с их специфической структурой динамикой нормами ценностями и т. возможные действия участников конфликта участники конфликта в действиях передают противостоящей стороне свои намерения оценки и демонстрируют свои возможности.
32078. Психология рекламы и маркетинга 58.5 KB
  Пси рекламы и маркетинга. Основные аспекты работы социального психолога в сфере рекламы и маркетинга. технологии воздействия 12 шагов МакГрайра технологическая модель воздействия – от узнавания продукта до согласия купит и до любви к нему Виды рекламы. Реклама в местах продажи вывески магазинов упаковка с фирменным логотипом Виды рекламы: 1.