90676

Декларация о государственном суверенитете Казахской ССР и Конституция Республики Казахстан

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

В течение десятков лет Казахстан как и другие республики бывшего Союза статус суверенитета имел только на словах. Единственной целью борьбы за суверенитет было обеспечение полнокровного развития политической социальной и духовной жизни народа Казахстана создание достойных условий жизни гражданам республики.

Русский

2015-06-09

512 KB

2 чел.

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность дипломной работы. 2011 год знаменателен в истории суверенного Казахстана 20-летием независимости Республики Казахстан. Независимость дала исторический шанс возродить государственность, доказать способность к самостоятельному развитию. Она позволила решить республике самые сложные вопросы: закрыть Семипалатинский испытательный ядерный полигон, провести глубокие экономические реформы, ликвидировать резкий структурный дисбаланс в экономике, заставить работать на народное благо природные ресурсы страны. Независимость помогла остановить распад традиционных культурных ценностей, возродить казахский язык. Современный Казахстан – состоявшееся государство, осуществившее планомерные реформы, успешно развивающееся и уверенно смотрящее в будущее. Он является образцом наиболее успешной постсоветской государственности. Стремительно модернизирующаяся страна появилась на месте бывшей Казахской ССР, занимавшей в союзном рейтинге двенадцатое место. Глава государства Н.А.Назарбаев в своей книге «Пять лет независимости» очень точно передает суть этого периода: «Восстановление утраченной государственности после многих десятилетий истории – задача, требующая огромных интеллектуальных, организационных и моральных усилий» [1, с.15].

В течение десятков лет Казахстан, как и другие республики бывшего Союза, статус суверенитета имел только на словах. За красивыми конституционными положениями скрывался образ унитарного государства, которое, опираясь на тоталитарную централизацию, установило контроль за всеми сферами жизнедеятельности общества. Монопольное господство центра распространялось не только на основные из них – экономику, внешнюю политику и распределение финансов, но и на использование в республиках природных ресурсов, даже на организацию и ведение дел местными властями. Идея перестройки, направленной на ускоренное развитие демократических процессов, повышение национального самосознания народов, позволили стране определить стратегию и тактику движения к истинному суверенитету. Единственной целью борьбы за суверенитет было обеспечение полнокровного развития политической, социальной и духовной жизни народа Казахстана, создание достойных условий жизни гражданам республики. Принятая 25 октября 1990 г. Декларация о государственном суверенитете республики открыла новую страницу в истории Казахстана, положив началу процессу обретения реальной независимости. Декларация составила основу Конституции 1993 года и всего национального законодательства и посттоталитарного периода. Эту же роль она, безусловно, играет в Конституции 1995 года.

 Конституция Республики Казахстан 1995 г., основываясь на преемственности правовых принципов, декларированных в Конституции 1993 г., провозгласила Казахстан демократическим унитарным правовым государством. С юридической точки зрения сделан важный шаг на пути становления гражданского общества. Однако объективная реальность ставит множество вопросов, связанных как с развитием казахстанской государственности и легитимацией ее характера и формы, так и с формированием нового общественно-политического и социально-экономического пространства. Одним из них является проблема суверенитета, которая касается не только Казахстана, но и всего посттоталитарного пространства бывшего СССР [1, с.15].

Необходимость изучения данной темы и вопросов, которые возникают при ее разработке, определяется тем, что сам по себе процесс становления суверенной Республики Казахстан является сложным и трудным, требует научного осмысления исследователями в целях обоснования стратегии социально-экономической и национальной политики, направленной на укрепление нового независимого государства и стабильности общественной жизни.

Все это вместе взятое обуславливает научную актуальность выбранной темы дипломной работы. Историческая, правда, открывающаяся взору ученых в постсоветский период государственного развития суверенного Казахстана, необходимость углубления знаний новой генерации профессиональных юристов вынуждают отказаться от принятых стереотипов периодизации становления и правопреемственности нашего государства; в вопросах устройства и организации в нём власти; видения самостоятельной роли Республики Казахстан на международной арене; поиска форм евразийской интеграции суверенных государств.

Историография дипломной работы. В периодической печати и средствах массовой информации в конце 80-х-начале 90-х годах уделялось значительное внимание социально-экономическом, политическим процессам, происходившим в бывших союзных республиках, в том числе и вопросам государственного строительства в посттоталитарный период в Казахстане.

В исследовании предпосылок и предистории становления Республики Казахстан, принятие Декларации о государственном суверенитете существенные вклады внесли работы С.З.Зиманова [2, с.44], М.Т.Баймаханова [3, с.77], Г.С.Сапаргалиева [4,с.58], С.С.Сартаева [5, с.24], М.К.Козыбаева [6, с.18], С.Н.Сабикенова [7, с.31], Е.Н.Нурпеисова [8, с.29], А.К.Котова [9, с.53] и других казахстанских ученых.

Весомыми являются труды академика Зиманова С.З., посвященные проблемам теории национальной государственности и практики ее строительства в СССР, а также Декларации о государственном суверенитете казахской республики. Такие его работы, как «Теоретические вопросы советского национально-государственного строительства» [10,с.115], «Развитие союзной республики как национальной формы социалистического государства» [11,с.78], по оценке ученых, не утратили своего фундаментального методологического и теоретического значения для современного познания природа и раскрытие источников саморазвития государства Казахстан. Ряд своих работ академик С.З.Зиманов посвятил проблемам распада Союза ССР и его государственно-правовым последствиям. Так, в его работе «Союзный договор и суверенитет республики» [2, с.46], в частности, проведена идея о том, что движение за «суверенизацию» республик, за короткое время, охватившее всю страну и парализовавшее перестроечные процессы, принятие Декларацией независимости имеют глубокие корни, уходящие в историю союзных республик. В другом его труде «О концепции и структуре Конституции Казахской ССР» [12, с.66], значительное внимание уделено предистории и принятию Декларации о государственном суверенитете Казахской ССР, даны принципиальные оценки перспективе развития республики как части интегрированной цивилизации, а также об ответственности властных структур за судьбу казахской нации, самоопределившейся в государственность. Для нашего исследования имели важное значение и другие его работы.

Об историческом и конституционном значении Декларации о государственном суверенитете писал член корреспондент Национальной Академии наук Республики Казахстан Сапаргалиев Г.С., отмечая, что она «является важным источником правовой системы республики» [13, с.81]. По мнению первого вице-президента Е.М.Асанбаева «Декларация стала первым в истории Казахстана документом, который целостно, в комплексе решил все вопросы статуса республики как самостоятельного государства и закрепил его в строгой правовой форме» [14, с.95]. А в качестве, прежде всего политического документа рассматривается Декларация профессором Мухитдиновым Н.Б. в статье, опубликованной в журнале «Государство и право» [15, с.127].

В свое время по проблеме суверенитета Казахстана был проведен «круглый стол», организованный Президиумом Верховного Совета Каз ССР, Институтом государства и права АН СССР и Институтом философии и права АН КазССР в мае 1991 года. На обсуждении «круглого стола» было представлено большое количество докладов ученых Казахстана, в которых рассматривалась роль и значение Декларации о государственном суверенитете казахской республики в ее политико-правовой истории. Материалы докладов были опубликованы в печати [16, с.140].

Для нашего исследования имели важное значение коллективная монография казахстанских ученых – М.Т.Баймаханова, Л.М.Вайсберга, А.Котова – «Становление суверенитета Республики Казахстан» [17, с.155], а также работы С.Н.Сабикенова «Народный и национальный суверенитет: в чем их отличие» [18, с.202], Е.К.Нурпеисова, А.К.Котова «Конституционная эволюция Казахстана к суверенитету» [19, с.22]. В них имеются интересные обобщения и мысли, относящиеся к становлению Республики Казахстан как демократического государства.

Декларация о государственном суверенитете Казахской ССР исторична и современна. Основные государственно-правовые, социально-политические идеи, заложенные в ней, отразились в Конституции Республики.

Методологическую и теоретическую основу дипломной работы составили диалектика как метод и теория познания изучаемых явлений, историко–эволюционный подход, основывающийся на отрицании насильственных преобразований в обществе, в также специальные научные методы: логико-теоретический, исторический, сравнительный, структурно-системный. Для нас первоначальное значение имели приемы научного анализа общественных явлений и процессов, примененные крупными учеными советскими и казахстанскими. Их труды оказали большое влияние на теоретическое осмысление изучаемых историко-правовых явлений исследуемого периода.

Значимым полем теоретизации выступили нормы действующего законодательства (Конституции, кодексы) Республики Казахстана; концепции социально-экономического, государственно-правового развития РК и аналитические исследования, моделирующие перспективы устойчивого развития и социального порядка.

Теоретической основой дипломной работы составили труды Президента РК Н.А.Назарбаева «Критическое десятилетие» [20, с.17], «Выступление президента Казахстана Н.А.Назарбаева  на открытии съезда мировых религий в 2003 году в Астане», «Казахстан-2030» [21, с.5].

Объектом и предметом дипломной работы являются «Декларация о государственном суверенитете Казахской ССР», «Конституция Республики Казахстан». Так как именно конституция последовательно проводит линию на укрепление гарантий реализации и защиты, прав человека, моделирование гражданского общества, основывающееся на принципах равноправия, экономического и политического многообразия.

Научная новизна дипломной работы. Данная дипломная является научным исследованием в истории государства, в которой рассматриваются вопросы провозглашения государственной независимости Республики Казахстан, установление единого казахстанского гражданства, законодательное закрепление многообразия форм собственности, провозглашенные в Декларации о государственном суверенитете Казахской ССР, введение автономной экономической системы, основанной на самостоятельной финансово-кредитной, налоговой и таможенной политике, утверждение символов государственности и атрибутов Республики Казахстан, становления государственности Республики Казахстан.

Практическая значимость дипломной работы заключается в том, что выводы, предложения и рекомендации, сформулированные в дипломной работе, представляют определенный интерес для исследователей, практических работников и студентов. Дипломная работа может быть использована в процессе научных исследований по данной проблематике и в качестве учебно-методического и практического пособия для студентов по вопросам истории Казахстана, политологии, конституционного права.

Цель дипломной работы заключается в том, чтобы методами диалектичности, конкретности и историзма осмыслить, оценить и показать место и роль «Декларации о государственном суверенитете Казахской ССР» в политико-правовом развитии Казахстана новейшего времени, ее историческое значение в судьбе казахского народа, в становлении и возрождении суверенной национальной государственности. С принятием Декларации открылись новые реалии и перспективы государственно-независимой жизни для Республики. Она была документом конституционного значения, положившим начало построению самостоятельной и независимой государственности в Казахстане, ориентированной на демократические ценности и перспективы.

Исходя из этого, определены следующие конкретные задачи дипломной работы:

  •  воссоздать целостную и внутренне противоречивую картину предистории «Декларации о государственном суверенитете Казахской ССР» - развитие Казахстана в качестве Союзной Республики и движение за ее «суверенизацию»;
  •  рассмотреть особенности становления Казахстана как субъекта новых геополитических реалий и действующего фактора на международной арене;
  •  раскрыть социально-политические условия и идейно-духовная атмосфера, в которых проходило движение к суверенитету в Казахстане;
  •  раскрывать объективные и субъективные факторы провозглашения суверенитета в Республике, его противоречия и особенности;
  •  определить общие закономерности развития казахстанской государственности в прогрессии от естественно-природного состояния к общественно- исторической детерминированности;
  •  на основе данных социологических исследований показать структурирование и фрагментирование пространства и конкурентной основы современном Казахстане;
  •  выявить роль современного государства и общественных институтов в Казахстане как субъектов регуляции межэтнического взаимодействия;
  •  определить цели, задачи и критерии эффективности национальной политики в Казахстане с учетом реалий сегодняшнего дня, изменившегося национального менталитета и характера общественных процессов.

Структура и объем дипломной работы: структура дипломной работы обусловлена целями и характером исследования для оптимального изложения полученных результатов. Дипломная работа включает в себя введение, 2 главы, объединяющие 6 подразделов, заключение и список использованных источников.

1.Теоретико-методологические подходы к исследованию периодизации становления государственности Казахстана

1.1 Историко-теоретический экскурс в проблему властной самоорганизации кочевников и династической казахской государственности

Объект познания государствоведения и историко-правовой науки – не всегда есть объект сложившийся и, во всяком случае, не завершённый. Поэтому данные дисциплины охватывают не только существующие, сформировавшиеся реалии государственно-правовой действительности, но также непременно и процессы их становления и развития до нынешнего качественного уровня. Заметим, что сформировавшийся объект познания любой юридической науки не остаётся неизменным, без влияния объективных и новых субъективных факторов, без развития своих отдельных сторон и саморазвития в целом.

Государственность Казахстана в этом смысле – не просто формальный юридический результат её официально-политического провозглашения Декларацией о государственном суверенитете 25 октября 1990 г. и Конституционным Законом о государственной независимости 16 декабря 1991 г. в процессе и после распада СССР.

Она вбирает в себя весь путь становления на земле Казахстана социогенетической цепочки, включая исходный пункт – человеческую свободу, затем: собственность-право-государственность и конечный результат - государство Республика Казахстан, являющего собой лишь определённую развитость социального целого и служащего исходным пунктом его укрепления и саморазвития, особенно для всё более полного осуществления своих социальных функций в казахстанском обществе и мировом общении государств и народов. «Реальное целое, по-видимому, можно считать уже возникшим в тот момент, когда становящееся новое содержание проходит через все такие формы или способы развития, которые, смыкаясь на определённой ступени с исходной формой, приобретают способность начинать движение снова» [22, с.15].

Свобода как дикость или «абсолютная свобода» для индивидов становится бытием государственности и в государственности. Бытие государственности, будучи неполной совокупностью элементов политической организации, власти – суверенностью, обуславливается естественным неравенством способностей людей и одинаково безмерными их притязаниями на личную свободу, власть и собственность. Поэтому необходима централизация общественной власти для их равноправного объединения.

Следовательно, бытие государственности закономерно предстаёт в истории как становление суверенитета либо как разрушение этой государственности, преобразование и поглощение её другим, суверенным государством. Наличное бытие суверенитета реального, каков он по форме и по содержанию, - есть результат процесса становления свободы как права в виде правового государства в международном правопорядке [22, с.16].

Современное наше государство - не просто политический результат постсоветского развития Казахстана, как собственная его конечная мера. Оно есть и всегда будет как результат вместе со своим становлением в процессе многовекового этнополитогенеза коренной нации, демографических и др. государство образующих исторических процессов на земле Казахстана. Для того чтобы исследовать становление государственности Казахстана, прежде всего, следует брать во внимание проблемы территориального основания государственности и историческое время её становления [22, с.17].

Сегодняшнее становление суверенного Казахстана – отношение прошлого, настоящего и будущего его государственности в непрерывном во времени процессе этнополитогенеза. Однако эта непрерывность вовсе не означает его количественной и качественной неизменности в различные отрезки исторического времени. В зависимости от соотношения количественных и качественных изменений в вызревании элементов суверенности историческое время этнополитогенеза кочевых племён можно дифференцировать на эпохи и периоды. И те, и другие отражают становление государственности Казахстана, но не тождественны по своему значению и содержанию.

Эпоха этнополитогенеза характеризуется определённой целостностью черт параллельного и взаимообусловленного этнического и политического развития общности людей, которые образуют новое качество государственности. Период – также отрезок исторического времени, наполненный теми или иными изменениями, носящими характер количественных накоплений и трансформации отдельных черт и элементов государственности, но ещё не образующими её нового качества; однако они готовят его своим внутренним временем вызревания. Новое качество, присущее той или иной эпохе этнополитогенеза, - это вызревание хотя бы одного элемента суверенного государства: надродовой  или надплеменной общности людей; относительно устойчивого очертания территориальных владений; появление центральной верховной власти или установление административно-территориального деления; системы налогообложения; института повинностей или же возникновение института гражданства подданства с оформлением прав и обязанностей индивидов [22, с.18]. Период этнополитогенеза  содержит реальное становление или момента развития государственности со многими случайностями, зигзагами, кажущейся дисперсностью. В нем воспроизводятся эмбриональные состояния отдельных элементов и переходные, не типичные качества государственности. В рамках отдельного периода закономерности становления государства завуалированы многообразием наличного политического бытия. Эпоха вбирает узловые моменты исторических периодов, решающие социальные факты, отражая основные противоречия и ведущие тенденции этнополитогенеза. Государствоведческое видение эпохи, вероятно, упрощает сложность, не прямолинейность истории, но высвечивает закономерности становления государственности: от начальных, упрощённых состояний отдельных его элементов – до полноценного качества, зрелой целостности верховной и независимой власти, объединяющей общность людей в один социальный организм.

Предлагаемый нами подход к пониманию этнополитогенеза в Казахстане, возможно, нетрадиционален, но вполне согласуется с законами процесса научного познания и отвечает требованию объективности не партийности. «Прошлое научной мысли рисуется нам каждый раз в совершенно иной и всё новой перспективе, - говорил В.И. Вернадский – каждое научное поколение открывает в этом прошлом новые черты. Случайное и неважное в глазах учёных одного десятилетия получает в глазах другого нередко крупное и глубокое значение» [22, с.19].

Наличное бытие государственности Казахстана можно понимать по-разному. Либо это настоящее, консервирующее прошлое нации, либо это настоящее как начало будущего нации с правовым государством. Бесспорно, ключевой момент становления государства - это момент преемственности, удерживающий процесс развития в тенденциях этнополитогенеза. Однако прошлое, авторитет обычая не следует доводить до такого значения для современного государства и общества, когда бы преодолевался разум или континуитет непрерывность и тождественность существования. Преемственность в этнополитогенезе, каким бы ни было прошлое, не имеет права ставить под вопрос будущее.

Конституционное оформление в Республике Казахстан получили прогрессивное направление, что закрепляет непрерывность поступательного развития нашей государственности. Мерой дальнейшего становления государства Казахстан в постконфронтационную эпоху будет время национального возрождения и социальной модернизации страны. Это время – время стратегии переходного периода – может быть уплотнено, только будучи ежедневно наполняемо предметной деятельностью народа всей республики, по достижению относительно полной фактической экономической и военной самостоятельности государства, превращение его из сырьевого, добывающего - в индустриальное, в хозяйственной основе своей преимущественно самодостаточное государство-экспортёра [22, с.20].

Становление суверенитета Республики Казахстан де-факто рассчитано на период, измеряемый 15-20-ю годами, в три этапа, начиная с 1992 года.

Вполне возможно, что все они будут успешно пройдены казахстанским обществом. Стартовый и экономический потенциал республики, взвешенный прагматизм её лидеров позволяют утверждать это с большой долей вероятности. Однако становление государства предполагает ещё и отлаживание оптимального механизма конституционного разделения властей и выработку сообразно казахстанской специфике собственного типа развитой конструктивной демократии. Этот аспект становления государства, по-видимому, будет охватывать во времени продолжительность жизни не одного поколения казахстанцев [23, с.14].

В целом становление и развитие нашего государства неразрывны и непрерывны во времени. Накопление полноценного качества государства открывает новые возможности социального развития Казахстана, укрепляет его государственный суверенитет в мире и повышает авторитет в глазах граждан. Заметим, что процесс этот лишь тогда ценен и плодотворен, если он непрерывен и нарастающий. По существу дальнейшее становление Республики Казахстан – есть наша воля к процветанию Родины. Она уже у здравомыслящего общества и его государственных деятелей не может быть преходящей, временной. Президент республики Казахстан пишет о непрерывности такого становления нашего государства: «В связи с исчерпанием содержания и целей стратегии Казахстана с учётом его нового качества и новой роли в мировом сообществе» [23, с.15].

Будущее Казахстана бесконечно, как, впрочем, бесконечно прошлое в его истории.

Однако становление государственности в процессе этнополитогенеза на этой земле не выходит за пределы исторически обозримого, пусть и не всегда достаточно полного. Смена на исторической арене нынешнего Казахстана одних племенных объединений другими «вовсе не означает полного исчезновения первых – древние племена сохранялись на вновь возникших этнических и политических структурах часто под другими названиями и формировали новые народы, претерпевавшие свои деформации. Судьба каждого из них неотделима от судьбы соседей и сородичей.

Единство и преемственность в истории и культуре евразийских степей, возникшие в начале бронзового века, достигшие расцвета в скифское время, не исчезли, а лишь окрасились в новые этнические цвета с наступлением древнетюркской эпохи» [23, с.16].

Как и многие другие народы, предки казахов пришли к своей общей государственности в средние века нашей эры. С позиций изучения основного предмета казахстанского государствоведения – становления суверенитета Республики Казахстан – этнополитогенез казахов как исторический процесс обретения национальной государственности  представляется возможным условно, с известной для исторической периодизации долей схематизма дифференцировать на четыре эпохи, охватывающие во времени несколько тысячелетий. Деидеологизированный взгляд государствоведов позволяет ретроспективно отнести к ним следующие эпохи этнополитогенеза:

1-я - эпоха потестарной организации совместного бытия степняков – предков казахов; 2-я – эпоха династической Казахской государственности; 3-я – эпоха конституционной эволюции Казахстана к государственному суверенитету; 4-я – эпоха суверенного государственного развития республики Казахстан в мировом сообществе государств и солидарных наций [23, с.19].

Процесс образования государственности у казахов и становления суверенитета Республики Казахстан протекал в многообразных формах и внутренних периодах весьма сложно и непрямолинейно, хотя это был и есть с точки зрения национального государственного развития единый исторический процесс. Пройдя гипотетическую «стадию дикости», когда доминировали отношения «homo hominy lupus est», или то же, что состояние «абсолютной свободы», которое преодолело на Земле человечество почти во всех своих составляющих живых частях, предки казахов также самоорганизовывались в родовые и племенные общины и затем союзы племен. Особенности их социального и политического развития определялись потребностями естественного для данной географической и климатической среды обитания, кочевого способа производства и образа жизни, потребностями в пастбищах и целесообразном их распределении по районам и сезонам кочевок, в обмене продуктами труда с земледельческими сообществами, в защите от врагов и для расширения собственного жизненного пространства.

Примерно в этот период появляются общественная власть родового старшинства и затем племенное вождество. Учреждалась эта власть на сходах и курултаях  обитателей степи и наделялась полномочиями разбирать споры между сородичами и соплеменниками, формировать и командовать подразделениями воинов. Земля и скот принадлежали целым родовым и племенным пастбищно-кочевым общинам. Этот период приблизительно VIIIII вв. до н.э. в эпохе потестарной власти и организации социумных отношений у предков казахов можно назвать догосударственным периодом их этнополитогенеза [24, с.31].

Переходной стадией к раннегосударственному периоду здесь стало образование саками и массагетами племенных союзов. Так, большинство племён, обитавших на территории нынешнего Казахстана, входило в сакский племенной союз и в савроматскую конфедерацию племён. На этой стадии укрупнение общности степняков влечет появление новых органов общественной власти и своеобразное их разделение – это племенной совет, верховный вождь и военачальник. Организованные таким образом племена превращались в значительную геостратегическую силу. Истории известны их выступления против персидских царей Дария и Ксеркса – VIV вв. до н.э., Александра Македонского и его наследников IV-III вв. до н.э. [24, с.32].

Раннегосударственный период потестарной эпохи продолжался примерно до V в. до н.э. и характеризовался утверждением на геостратегической арене новых племен, сменивших саков. В Семиречье усуни, в районах Каратау и среднего течения реки Сырдарьи–кангюи, на севере и северо-востоке нынешнего Казахстана несколько позже – кипчаки самоорганизовывались в схожие государственные образования по типу «степной военной демократии». Более сложное устройство власти имели жившие в западной части нынешнего Казахстана хунны, союз которых для лучшего управления делился на 24 родовые группы, возглавляемые родовыми вождями. Каждая из них имела своё родовое войско-ополчение. Войско всего союза у хуннов было организовано по военно-десятичной системе. Высшая власть в их государственном образовании принадлежала шаньюй «величайшему», при котором состоял царский совет, избираемый из числа членов ведущего рода и нескольких представителей родовых групп [24, с.33].

К периоду ранней государственности на территории нынешнего Казахстана с VI - по VIII вв. до н.э. можно отнести Западно-тюркский каганат с центром власти в Семиречье, занимавший обширную территорию между реками Чу и Или, между Чу и Таласом. Необходимо отметить появление в этот период в связи с ростом централизованности власти в лице кагана понятия «эль», которая означала населённую различными племенами карлуками, кангюями, усунями единую страну. Все они были подвластны «небо подобному» кагану и тем самым как бы уже объединялись в народ, живущий на определённой территории. К тому же в земледельческих районах западно-тюркского каганата были учреждены шесть округов, что представляло, на наш взгляд, важную прерогативу центральной власти по административному делению территории.

Каган созывал совет, в который входили члены его рода, племенная знать беки, наместники округов тарханы и воины из личной дружины кагана огланы. Этот период в становлении верховной власти, точнее, её вневременности в интересах стабильности сообществ степняков знаменателен утверждением института наследования верховной власти. На её содержание и для укрепления вооруженной силы  принуждения с завоёванных территорий собиралась дань. Каган также обладал военной властью, высшими жреческими функциями, разбирал споры между племенами, распоряжался маршрутами кочевок и пастбищами, назначал должностных лиц [25, с.40].

В этот период государственности на территории нынешнего Центрального Казахстана возникли такие этнополитические раннегосударственные образования, как найманский и кереитский союзы VIII- XIII вв., союзы кимаков и кипчаков VIII- XI вв., государство караханидов на юге и юго-востоке X в. По принципу устройства власти они во многом схожи с предшествующими государственными образованиями, однако здесь центральная власть в большей степени опирается на удельный принцип управления территориями расселения племенных союзов улусы; ею стала вводиться военно-ленная система. Верховный правитель даровал своим родственникам и приближенным право на получение налогов с населения, что укрепляло иерархию власти и усиливало зависимость от неё всё большего числа людей [25, с.41].

В рамках эпохи потестарной власти увеличивалась степень централизации общественной власти, усложнялась структура её субординации, всё большие массы кочевников – от несколько сот тысяч до полумиллиона и свыше человек – охватывались общим для всех порядком и обычаями, выгодным для них укладом общественной жизни. Одной из главных причин направленности процесса этнополитогенеза предков казахов в сторону становления сильной централизованной, иерархизированной власти следует назвать довольно частые вооружённые столкновения между родами и племенами кочевников из-за распределения и перераспределения пастбищ. Отсутствие единой власти превращало эти столкновения в непрерывные конфликты, затрудняло хозяйственный обмен с земледельческими общинами и препятствовало развитию общества, складыванию Казахской народности.

Эпоха потестарной власти с её догосударственными и раннегосударственными периодами подготавливала эпоху династической Казахской государственности. Однако естественный процесс складывания Казахской народности и становления собственной суверенности не единожды в истории Казахстана испытал сильное деструктивное воздействие, которое либо приостанавливало, уводило этнополитогенез в сторону от общего вектора становления государства Казахстан. Таковыми в этнополитогенезе были мощные миграционные потоки, неопределённость границ, смешение и исчезновение этнических групп и др. Начавшийся здесь процесс складывания надплеменной этнической общности сдерживался нашествием в нынешние Среднюю Азию и Казахстан орд Чингисхана начала XII в.. Хотя, с другой стороны, оно обеспечивало относительно мирное существование и безопасность людей, смягчало проникновение ислама [25, с.42].

В тот период, например, в ханство сына Джанибека хана Касыма 1511-1523 гг. под одной его властью был объединен в эль, один народ более миллиона казахов. К этому времени относятся общие для них узаконения «Касым ханнын каска жолы» «Касыма праведный путь», служившее основным законом; «Жетi жаргы» «Семь узаконений» хана Тауке, закреплявшее государственный строй и феодальное право казахов.

К этому же периоду этнополитогенеза относится интенсивное становление внешнеполитической правосубъектности казахского государства, в частности, можно привести пример самостоятельного установления по инициативе хана Тауекеля дипломатических отношений Казахского ханства с Москвой. «Официальные русско-казахские отношения, - писал В.Я. Басин, - начались, по-видимому, не позднее 90-х годов XVI в.». В первой четверти этого столетия казахи как самостоятельная народность стали известны и в Западной Европе [25, с.43].

Наследственная ханская власть периода централизованного этнополитического объединения казахов заключалась в верховном праве распоряжения всей территорией казахских улусов, распределении им пастбищ и маршрутов кочевок, водных источников, в организации их вооружённой защиты, в праве издавать общеобязательные повеления, а также казнить и миловать. Хан вёл переговоры с другими государствами, объявлял войну и мир, заключал союзы.

Казахское ханство XVIXVIII вв. было иерархизированной социально-политической структурой, вобравшей в себя традиции кочевой государственности, сочетавшей элементы монархии и феодальной республики. Ежегодно созывались курултаи народные собрания в числе аристократов – старейшин и правителей родов, султанов – для решения совместно с ханом общегосударственных дел. Влиятельные родоначальники составляли при хане совет биев – законосовещательный орган. Бии в родах олицетворяли судебную и административную власть и, в отличие от султанов – потомков чингизидов сословие «ак – суйек», составляли элиту «кара – суйек» – родовую знать [3, с.11].   

Войско казахского ханства формировалось из вооружённых отрядов ханов, султанов, биев и народного ополчения. Каждый род, жуз имели своё знамя тамгу и свой боевой клич уран, но всё войско выступало под одним небесно-голубым знаменем и ураном ханства. Общественные отношения регламентировались ханскими установлениями, адатом обычное право казахов и решениями совета биев ереже. Политическими центрами Казахского ханства на протяжении полутора столетий с конца XVI в. до первой пол. XVIII в.  были города Ташкент и Туркестан. Ханская власть того периода хоть и достигла в известной степени всеохватывающего характера, и имело однородное этническое основание, однако элемент относительности в централизацию этой власти привносили борьба за власть султанов разных улусов и практически непрекращающиеся войны с узбеками и калмыками. Эти факторы препятствовали формированию такого необходимого элемента в становлении государственной власти Казахского ханства, как организация населения по территориальному принципу. Основой государственности оставалась родовая организация населения, а цикличный характер скотоводческого хозяйства и кочевой образ жизни не обеспечивали необходимой стабильности ханской власти, а казахскому обществу – всеобщей целостности [3, с.12].

Следующий период в эпохе династической государственности казахов характеризуется рядом внутренних и внешних конкретно-исторических обстоятельств и ослаблением с начала XVIII в. верховной ханской власти и обособлением жузов, постепенной утратой в них влияния ханов, вплоть до полной утраты ими власти к началу второй пол. XIX столетия. Начальному этапу присоединения Казахстана к России были присущи властные отношения протекторатно-вассалитетные, когда ещё сохранялась относительная самостоятельность внутренней политики казахских ханов, «жалуемых» царской грамотой. Позже, когда в 20-х гг. XIX в. были юридически ликвидированы институты ханства, народных собраний и заменены «султано-бийской системой» управления с опорой на старших султанов окружных приказов, султанов управителей волостей, аульных старшин, избираемых из представителей Казахской знати, а также на суды биев с ограниченной юрисдикцией, внутриполитическая самостоятельность Казахской государственности сводилась на нет [3, с.13].

Государственные властные отношения в Казахстане после реформ 1867-1868 гг. можно назвать колониально-вассальными, так как все оставшиеся элементы Казахской государственности были нивелированы двухзвенной системой управления. Она охватывала исключительно местный уровень и включала представительные органы – аульные и волостные сходы и должностных лиц, избираемых ими, но утверждаемых уездным начальником войска и генерал-губернатором области. На основании «Временного положения об управлении в Семиреченской и Сырдарьинских областях» 11 июля 1867 г. и «Временного положения об управлении в степных областях Оренбургского и Западно-Сибирского генерал-губернаторства» 21 октября 1868 г. территория Казахстана делилась на шесть областей, которые входили в состав Оренбургского, Западно-Сибирского и Туркестанского генерал – губернаторств.

Парадоксально, но с этого исторического момента начинается процесс длительно, как бы внутренне скрытого, объективного процесса становления нового качества Казахской государственности, основанной на административно-территориальном принципе организации. Условия для постепенного, в т.ч. вынужденного оседания кочевников, развитие торговли и промышленности, ослабление междоусобиц обеспечивало вводимое по «Уставу о сибирских киргизах» 1822 г., административно-территориальное управление казахским кочевым населением по аулам, волостям и округам. Однако практика изъятия у кочевых общин земель и введение окружных приказов, которое нередко выливалось в вооруженные столкновения крупнейшие из них - восстание во главе с султаном Саржаном в 1824-1836 гг. и движение под руководством Кенесары Касымова в 1837-1847 гг.

По «Положению Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской и Тургайской областями» 25 марта 1891 г. все казахские области трёх генерал-губернаторств, кроме Сырдарьинского, были объединены в составе одного Степного генерал-губернаторства, границы которого впоследствии не могли не учитываться при определении границ Советского Казахстана [3, с.29].

В целом система власти и управления в Казахстане этого периода государственности не выходила за качественные рамки отношений протекторатно-вассального, а затем колониально-вассального типа государственности, вплоть до Октябрьского переворота 1917 г.

1.2 Конституционная эволюция Казахстана

Последующие процессы политического самоопределения наций бывшей Российской империи не подтверждают суждения о том, что раннее угнетённые нации «не имели не малейшего устремления к образованию отдельных, а тем более буржуазных государств». Вопрос в том, на каком уровне зрелости национального самосознания обнажается стремление наций к самоопределению, и какие конкретно-исторические условия предполагают возможные его формы.

Идеи национального самоопределения в Казахстане проявляются, по меньшей мере, сразу же после революции 1905-1907 гг. в России. А после Февральской буржуазно-демократической революции 1917г. в этнополитогенезе казахов наблюдался сильный импульс национального самосознания, вызвавший серьёзную попытку создания новой Казахской государственности со стороны конституционно-демократически настроенной национальной интеллигенции. Она поддерживала перемены в России и на областных, и на общекиргизских съездах выступала за всероссийское учредительное собрание, которое утвердило бы федеративное демократическое устройство России. Второй общекиргизский съезд, который состоялся в Оренбурге 5-13 декабря 1917 г. постановил образовать территориально-национальную автономию Алаш в составе ряда областей и регионов с население казахского происхождения по признакам единой культуры, истории и единого языка [26, с.19].

Вся исполнительная власть автономии передавалась «временному народному совету Алаш-Орда» из 25-ти членов. Проживающим среди казахов представителям  всех наций гарантировались культурная автономия, права меньшинств и пропорциональное представительство в учреждениях автономии Алаш. Конституция автономии Алаш должна была, по задумке М. Дулатова и других национальных лидеров А.Букейханова, Ж. и Х.Досмухамедовых, А. Байтурсынова, утверждаться Всероссийским Народным собранием. Местом пребывания Алаш-Орды был определён Семипалатинск, позже для управления западной частью автономии Алаш было образовано Западное отделение правительства Алаш-Орды.

Однако правительству Алаш-Орды по ряду исторических причин недоверие к нему временного правительства Сибири и русских генералов, вызванное подозрением в сепаратизме, и раскол в казахском обществе на «революционеров» и «контрреволюционеров» и утверждение, в конечном счёте, советской власти в Казахстане не суждено было воплотить свои замыслы, хотя мыслимая партией Алаш государственность Казахстана и степень её независимости в тот период, несомненно, представляет интерес и сегодня [27, с.9].

Так, в Программе партии Алаш, опубликованной в газете «Казак» 21 ноября 1917г. за № 251, в параграфе первом записано: «Россия должна была стать демократической федеративной республикой  демократия – народная власть, федерация – союз мелких государств. Каждое отдельное государство в федеративной республике автономно и управляется само собой на одинаковых правах. Во главе правительства стоит учредительное собрание, в промежутках – президент, избираемый учредительным собранием и государственной думой на известный срок лет. Президент управляет через совет министров, ответственен перед учредительным собранием и государственной думой. Законодательная власть сосредоточена в руках только государственной думы, которой принадлежит право контроля над правительством. Правом выборов пользуются все без различия происхождения, вероисповедания и пола. Выборы депутатов производятся прямым, равным и тайным голосованием» [28, с.44].

Правительство Алаш-Орда автономного национально-демократического государственного образования казахов Алаш просуществовало два года в условиях Гражданской войны, с декабря 1917г. по декабрь 1919 г., а формально-юридически прекратило своё существование 22 октября 1918 г. по указу временного всероссийского правительства директории в Омске.

Вместе с тем небольшой исторический промежуток  времени осуществления правительством Алаш-Орды проекта автономии Алаш явился тем необходимым этапом, который объективно содействовал дальнейшему осознанию казахским населением Центральной Азии необходимости государственной консолидации всей нации. Думаем это суждение уместно подтвердить и состоявшимся фактом исторической преемственности самой идеи национально-территориальной автономии советской властью в Казахстане А. Джангильдин, Т. Бокин, С. Мендешев, Н. Нурмаков, С. Сейфулин [28, с.45].

При всей склонности большевистских вождей в центре и на местах к единодержавности, не принимать во внимание, вызревавшее государственное самосознание народов бывших царских окраин и не считаться с политическими чаяниями коренного населения советская власть не могла. Так, первая Конституция РСФСР 1918 г. учреждала Российскую Советскую Республику «на основе свободного союза свободных наций, как федерацию советских национальных республик» (2 ст.); а её ст. 11 предоставляла областям, «отличающимся особым бытом и национальным составом», право объединения в «автономные областные союзы», которые также «входят на началах федерации» в РСФСР. Однако принципы парламентско-президентской республики, сформулированные партией Алаш, оказались несовместимы с концепцией советской власти.

Эпоху конституционной эволюции Казахстана к суверенитету, «самоопределению народов в таких отсталых восточных окраинах России, как Туркестан и Казахстан, нельзя изображать, - указывает С. З. Зиманов, - прямолинейно, как путь прямого восхождения, без раскрытия переходных форм, этапов и без показа тех трудностей, которые встречались на этом пути». Для объективного определения значения этой непростой эпохи, протекавшей в основном под эгидой советской власти и руководства компартии, имеет смысл раскрыть содержание всех периодов конституционного становления государственности Казахстана от программных идей национальной автономии до полноценного суверенитета Казахстана де-юре [28, с.46].

Сюда относится подготовленный этап автономии края Киргизским революционным комитетом после принятия  V Всероссийским съездом Советов 10 июля 1918 г. Конституции РСФСР и собственно развитие Казахской автономной советской государственности КАССР в составе Российской Советской федеративной Социалистической республики с 1920 по 1937 гг.

В этот период необходимо было создать материальную базу и общую территориальную основу национальной консолидации. Именно общность экономической жизни могла завершить сплочение казахского этноса в нацию. Но общность экономической жизни нации никогда не возникала без единого жизненного пространства. Будучи основой национальной консолидации, эти неразрывно связанные условия этнополитогенеза вместе определяют как само наличие государственности или вероятности становления суверенитета, так и степень развитости признаков и характера нации. Однако только централизация власти делает территориальную общность народности государственной территорией нации [28, с.47].

Между тем, собирание воедино казахских земель шло далеко не гладко. Несмотря на то, что Декретом СНК РСФСР от 10 июля 1919г. к ведению Киргизского революционного комитета были отнесены киргизская казахская территория Астраханской губернии и Уральская, Тургайская, Акмолинская и Семипалатинская области, передача их в состав Казахской АССР тормозилась. Акмолинская область была ликвидирована западносибирскими партийными и советскими органами, а территория её включена в состав Омской губернии. 2-я Уральская губернская партконференция в мае 1920г. приняла решение о не вхождении Уральской губернии в состав КАССР. Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 26 августа 1920 г. «Об образовании автономной Киргизской Казахской Советской Социалистической Республики» определил территорию Казахской автономии в составе Семипалатинской, Акмолинской, Тургайской, Уральской областей, Мангышлакского уезда и двух адаевских волостей Красноводского уезда Закаспийской области, некоторой части астраханской губернии, населённой казахами. Органами власти и управления республики, которые были, затем избраны Учредительным съездом советов КАССР 4 октября 1920 г., устанавливались Киргизский ЦИК во главе С. Мендешев, Кир СНК В. Радус-Зенькович и Советы на местах. Для управления конкретными сферами государственной жизни учреждались отраслевые наркоматы, устанавливалась их подчиненность органам власти и управления РСФСР [29, с.10].

Первым конституционным актом Казахской автономной республики по существу стала «Декларация прав трудящихся Киргизской Казахской АССР», принятая Учредительным съездом Советов КАССР в Оренбурге, 4 октября 1920 г. В ней говорилось, что «КАССР входит как автономная единица в свободный федеративный Союз Советских республик, объединенных в РСФСР» [29, с.11].

Однако территориальная консолидация Казахской нации с образованием КАССР не была завершена. Несмотря на то, что Семиреченская и Сырдарьинская, Семипалатинская и Акмолинская области с населением выше двух с половиной миллионов человек были отнесены Декретом об образовании КАССР к территории автономной республики, они продолжали оставаться соответственно в составе Туркестанской АССР и в ведении Сибирского революционного комитета. Фактически Казахстан в 1920 г. состоял из Уральской области, Оренбургско-Тургайской и Букеевской губерний.

Дело в том, что в соответствии с тем же Декретом от 26 августа 1920 г. включение в состав КАССР остальных казахских территорий должно было происходить по «волеизъявлению населения этих областей и по окончательной организации центральных органов Киргизской республики». Тем самым решение вопроса как бы ожидалось, должно было готовиться.

Известно, что по проекту решения ЦК РКП (б) о задачах партии в Туркестане В. И. Ленин несколько ранее 13 июня 1920 г. отмечал необходимость составления этнографической карты Туркестана «с подразделением на Узбекию, Киргизию и Туркмению», а также детального выяснения условий слияния или разделения этих частей. Но на местах, поскольку эта подготовка зависела не только от органов КАССР. Она активно не велась и даже имела сильное противодействие. Половинчатость подхода породила сложную систему двойного руководства хозяйственным и культурным строительством. Киргизского ЦИК назначал представителей в Туркестанский ЦИК, Астраханский губернским исполнительным комитетом и в Сибирским ревком для совместного решения текущих дел и согласования вопроса о воссоединении казахского населения и его территории, всё ещё находящейся в их ведении [29, с.13].

В 1921 г. СНК РСФСР передал КАССР Акмолинскую и Семипалатинскую области, а Туркестанский ЦИК принял постановление о присоединении Адаевского уезда. В этом же году 1-й съезд киргизской бедноты, состоявшийся в Джамбуле, обсудил вопрос о присоединении Сырдарьинской и Семиреченской областей Туркестана к Киргизской Казахской Автономной Республике и выразил свою волю одобрением присоединения «туркестанских киргиз к Киргизской республике».

Между тем, вопрос о фактическом присоединении этих областей к Казахстану окончательно решился позже. В октябре 1924 г. ЦИК СССР принял постановление «О размежевании советских республик в Средней Азии и о вхождении в Союз ССР Узбекской ССР и Туркменской ССР»,  которым в целях создания здесь наиболее благоприятных условий для самостоятельного политического, экономического и культурного развития народов, учитывая «самоопределения национальностей на республики», удовлетворялась, наряду с другими, воля казахского народа «о присоединении киргизской части Туркестана к КАССР» [29, с.14].

В результате национально-государственного размежевания советских республик Средней Азии в состав КАССР вошли Сырдарьинская и Семиреченская области бывшей Туркестанской АССР с населением 1 млн. 468 тыс. человек, среди которых 80% - казахи; Кара – Калпакская автономная область. КАССР  теперь олицетворяла национально-территориальное единство казахского народа, объединив в своих пределах 93,4% всех казахов страны. «Значение национально-государственного размежевания заключалось в том, что оно обеспечивало объединение единоплеменных народов и создание их самостоятельной национальной государственности».

Национально-государственное оформление КАССР завершилось на V съезде советов Казахстана  в апреле 1925 г. учитывая, что воссоединение казахских земель влечёт необходимость местонахождения столицы республики в более удобном для управления Казахстаном географическом районе, съезд решил перенести её из Оренбурга в Ак-Мечеть (Кзыл-Орду). На V Всеказахском съезде Советов 15 апреля 1925 г. восстановлено исконное название народа – казахи [29, с.15].

Проект Конституции КАССР был принят за основу ещё IV съездом Советов Казахстана 1924 г. на основе Конституции РСФСР 1918 г. с учетом национальных, бытовых особенностей населения республики. С образованием Союза ССР с принятием конституции РСФСР 1925 г. Казахский ЦИК 18 февраля 1926 г. постановил принять окончательную редакцию проекта Конституции КАССР, который должен был утверждаться ВЦИК РСФСР, однако, впрочем. Как и принятые, во второй половине 20-х гг. конституции большинства других автономных республик, им не рассматривался. «Тем не менее, - пишет в этой связи М. Т. Баймаханов, - Конституцией КАССР руководствовались все республиканские и местные органы, она влияла на поведение граждан, лежала в основе установленного в республике правопорядка» [30, с.77].

По своим масштабам после национально-государственного размежевания республик Средней Азии КАССР являлась громадной автономией, объединившей по национально-территориальному признаку площадь почти в 2,9 миллиона кв. км с населением 6,5 миллиона человек, среди которых по переписи 1926 г. казахи составляли и относительное, и абсолютное большинство – 57,1%, русские- 19,7%, украинцы – 13,2%, белорусы – 0,4%. Из среднеазиатских народов наиболее многочисленными были узбеки – 3,3%, каракалпаки составляли 1,8%, уйгуры – 1% населения КАССР.

Особенностью правового положения автономной государственности казахского народа, видимо, следует признать ограниченность пределов властвования республики и значительную зависимость её органов от суверенитета РСФСР и компетенции её институтов. Декреты, постановления и распоряжения органов власти и управление федерацией были обязательны к исполнению на всей территории КАССР. Лишь предписания необъединенных наркоматов РСФСР считались обязательными для автономных наркоматов КАССР только в определённых случаях. Правда, не исключалось признание необходимости по местным бытовым условиям изменений и дополнений актов РСФСР или даже неприемлемости их в условиях жизни КАССР. Тогда Киргизскому ЦИКу предоставлялось право по конституции РСФСР 1925 г. входить с необходимыми представлениями в ЦИК РСФСР, что нашло также отражение в ст. 60 Конституции КАССР 1926 г. [30, с.78].

В ряде случаев высшие органы власти КАССР вносили с последующим утверждением ВЦИКом РСФСР изменения и дополнения в федеративное законодательство. Например, на сессии Казахского ЦИКа в июле 1922 г. был дополнен Уголовный кодекс РСФСР  главой о преступлениях, являющихся пережитками патриархально-феодальных отношений и родового быта. Постановлением ВЦИК РСФСР от 16 октября 1924г. эти дополнения были утверждены.

Киргизский ЦИК и СНК КАССР имели право издавать декреты и постановления по вопросам, входящим в компетенцию объединенных наркоматов, при строгом их соответствии основным началам политики РСФСР. В исключительных случаях право приостанавливать распоряжения народных комиссариатов РСФСР предоставлялось Киргизскому ЦИКу и его Президиуму с последующим сообщением Президиуму ВЦИКЕ  и СНК РСФСР, а также соответствующему наркомату РСФСР [30, с.79].

Интересы автономной республики в центре проводились через Кирпредство, учрежденное в апреле 1924 г. при президиуме ВЦИК РСФСР, после ликвидации Народного Комиссариата по делам национальностей. Утверждалось представительство КАССР решением Киргизского ЦИКа. Кирпредство, что примечательно, представляло интересы Республики не только в органах РСФСР, но и в дальнейшем в органах Союза ССР, а также выходило на прямые связи по вопросам хозяйственного и культурного строительства с представительствами союзных и других автономных республик.

Составной частью дальнейшего национально-государственного строительства в Казахстане была политика коренизации советского аппарата республики. Коренизация как социально-политическая проблема решалась в двустороннем процессе: с одной стороны это было приближение государственного аппарата к массам посредством перевода делопроизводства на их родной язык; с другой – вовлечение самих трудящихся коренной национальности в деятельность советского государственного аппарата [30, с.80].

Организовывалось обучение языку коренной национальности и других лиц некоренной национальности, чтобы они могли не только общаться с казахским населением, но также работать в советском государственном аппарате в центре и на местах. Декрет Киргизского ЦИКа от 2 февраля 1921г. «О порядке употребления казахского и русского языков в государственных учреждениях КАССР» устанавливал, что они употребляются на всей территории республики на равных началах. Декретом Киргизского ЦИКа от 22 ноября 1923 г. «О введении делопроизводства на киргизском языке» органам на местах предлагалось ввести с 1 января 1924 г. казахский язык в делопроизводство учреждений уездов и волостей, населённых преимущественно казахами. В смешанных по национальному составу уездах и губерниях ведение делопроизводства предусматривалось на русском и казахском языках [30, с.82].

В 1926 г. метод процентной коренизации был заменен функциональной, цель которого состояла в замещении работниками, владеющими казахским языком, решающих должностей в госаппарате, что позволяло бы «реальнее осуществлять советскую власть казахскими трудящимися». Руководящий состав республиканских органов к 1930г. был коренизирован на 35,5%, на местах этот показатель был выше. Кроме того, решались задачи формирования Казахской советской интеллигенции и национального рабочего класса.

Для приближения органов государственной власти и управления к аулам, селам и кишлакам в конце 20-х гг. коренизация стала проводиться одновременно с переходом на новую систему административно-территориального устройства Казахской ССР. В апреле 1928 г. Казахский ЦИК принял решение «О коренизации госаппарата в Казахстане в связи с проведением районирования», по которому в республике упразднялись губернии, уезды, волости и создавались округа и районы. Вместо существовавших 6 губерний, 2 округов, 31 уезда и 411 волостей в 1928 г. в Казахской АССР были созданы 13 округов и 193 района. В составе республики сохранялась Каракалпакская автономная область, которая делилась на 10 районов. В сентябре 1928 г. Президиум ВЦИК РСФСР утвердил районирование Казахской АССР. Район становился основным звеном административно-территориального устройства Казахстана, которое связывало вышестоящие государственные органы с местными. В 1933 г. новое административно-территориальное деление КазССР образовывали 6 областей, 123 района и один округ с центром в Гурьеве [30, с.83].

Краткая историко-правовая ретроспектива позволяет сделать вывод, что данный период оказался во всей советской истории республики если не наиболее, то весьма благотворным для политического самоопределения Казахской нации в пространстве этногенетической родины своих предков, как необходимой основы её консолидации в государственно-территориальную общность для дальнейшего становления государственного суверенитета. Юридические признаки последнего уже складывались и проявлялись в виде собственной Конституции Казахской автономии, в деятельности высших органов государственной власти и управления, в определённой возможности законодательствования на территории Казахстана. Наконец, республика осуществляла прямые внешние межгосударственные контакты внутри Союза ССР. Осуществление автономии, однако, не могло исчерпать весь процесс этнополитогенеза в столь территориально обширном, многообразном по населению и богатейшем ресурсами регионе, которым являлся Казахстан. Автономия отражала лишь переходный этап политического самоопределеления Казахской нации, а именно, на наш взгляд, оптимальную форму и степень самоуправления казахского народа, определённую его зависимость от федеральной власти, оказывающей Казахстану необходимую поддержку в его государственном развитии. Автономия казахского народа не имела целью национальную ограниченность и тем более, как показывает исторический опыт, не имела она своей задачей и политическое замыкание в рамках РСФСР. На советской основе казахская автономия, на наш взгляд, тяготела, с одной стороны, к большей государственной самостоятельности, а с другой – к сплочению на принципах равноправия и взаимопомощи со всеми другими народами [31, с.50].

Формой, способной обеспечить единство Казахской и других наций в многообразии их интересов, могла стать советская федерация как новый государственный союз, образованный непосредственно входящими в него равноправными национальными республиками Европы и Азии. Однако поиск модели и политических решений о создании такой федерации проходил в противоборстве толкований её содержания и целей различными силами в правящей партии. Дальнейшую конституционную эволюцию Казахстана можно назвать периодом Казахской советской республиканской государственности в составе Союза ССР 1937-1991 гг., когда республика приобрела повышенный статус непосредственного субъекта советской федерации и по Конституции Казахской ССР 1937 г. и 1978г. развивалась формально юридически как суверенное государство [31, с.51].

Так, в июне 1936г. Президиум Казахского ЦИК образовал конституционную комиссию под председательством первого секретаря Казахского крайкома ВКП (б) Л. И. Мирзояна. Проект Конституции Казахской ССР 9 февраля 1937г. был опубликован в республиканской печати. X Чрезвычайный Всеказахстанский съезд Советов 26 марта 1937г. Утвердил конституцию Казахской Советской Социалистической Республики, которая, как было записано, «есть социалистическое государство рабочих и крестьян».

Волеизъявлением казахского народа о самоопределении в суверенной государственности исторически, по-видимому, следует считать народное обсуждение в феврале-марте 1937г. проекта Конституции Казахской ССР и известное письмо в её поддержку трудящихся Казахстана в Москву, хотя вопрос по существу был предрешён ещё в ходе подготовки проекта Конституции СССР 1936 г. [31, с.52]. Думается, что вопреки категорической установке И. В. Сталин на VIII Чрезвычайном всесоюзном съезде Советов о непринятии дополнения к проекту Основного Закона СССР о том, что «автономные советские социалистические республики при достижении соответствующего уровня хозяйственного и культурного развития могут быть преобразованы в союзные социалистические республики», главным критерием изменения качественного состояния Казахской советской государственности было именно это положение.

С большой долей вероятности можно предположить и такую причину повышения статуса национальной государственности Казахстана, как необходимость хоть какого-то восполнения зияющих деформаций в социально-демографической ситуации. Она сложилась после спровоцированного Ф.И. Голощёкиным в 30-х гг. массового голода, в результате которого погибло свыше двух миллионов человек. Убыль коренного населения вызвана была также вынужденной его откочёвкой за пределы Казахстана. И объективно с этим не считаться было нельзя даже «вождю и учителю всех времён и народов» [31, с.53].

Стремление к консервации сложившейся структуры советской федерации оформилось в тенденцию, как нам кажется, именно тогда. Как же иначе можно оценить высказывание И.В. Сталина, рассуждавшего следующим образом: «Татарская республика, например, остаётся автономной, а казахская республика становится союзной, но это ещё не значит, что Казахская республика с точки зрения культурного и хозяйственного развития стоит выше, чем татарская республика. Дело состоит как раз наоборот».

Сталин канонизирует, не обременяя народы СССР аргументацией, три признака, наличие которых даёт основание для перевода автономных республик в разряд союзных:

  •  «Чтобы республика была окраинной, не окружённой со всех сторон территорией СССР» для того, «чтобы эта республика, ставшая Союзной, имела возможность поставить вопрос о её выходе из СССР»;
  •  «Чтобы национальность, давшая советской союзной республике своё им, представляла в республике более или менее компактное большинство»;
  •  «Чтобы республика не очень маленькой в смысле количества её населения, не меньше, а больше хотя бы миллиона для защиты государственной независимости» [31, с.54].

По классовой логике получалось, что союзная республика, чтобы выйти из состава СССР, должна быть окраинной, а окраинной она может быт, лишь гранича с империалистическими державами, иначе, раз они есть все социалистические. Но перед лицом «агрессивной природы» империалистических держав целесообразность государственной независимости политически самоопределяющейся нации становилось под сомнение.

Но главное, если исходить из вышеприведённых канонов, почему Казахская автономная республика, обладая и окраинным положением, и компактным большинством населения коренной национальности, и более чем соответствующей численностью населения для формирования армии и защиты государственной независимости не стала союзной республикой ранее, в 20-е гг.

Полагаем, что состояние социально-экономического развития, уровень национального самосознания, сложившаяся политическая культура и возможности волеизъявления нации в совокупности и образуют именно те основания, которые не могли не учитываться при создании суверенной Казахской государственности [31, с.55].

Казахская ССР, говорилось в ст. 13 Конституции республики 1937 г., добровольно объединилась с другими равноправными Советскими Социалистическими Республиками в целях осуществления взаимопомощи по линии экономической, политической и оборонной. В ней также закреплялись подходы к разграничению компетенции между Союзом ССР и Казахской ССР, которая обеспечивала за Союзом ССР права, определённые ст. 14 Конституции СССР. Вне пределов этой статьи Казахская ССР осуществляла государственную власть самостоятельно, сохраняя свои суверенные права.

Возникновение суверенной Казахской советской государственности между тем было не столь прямолинейным и гладким, как это может показаться из ряда официальных и научных источников, особенно 70-хи первой половины 80-х гг. Подспудно внешне беспрепятственному самоопределению казахского народа, «знаменующемуся» демократической и справедливой по форме Конституцией Казахской ССР 1937 г., сопутствовали, казалось бы, несовместимые с признанием его национального и затем государственного суверенитета, но тем не менее реальные тоталитарно-деспотические явления в середине 20-х гг. Они связаны с именами Ф. Голощёкина, И. Курамысова, и др. большевиков, организовавших в Казахстане ускоренную «оседлизацию» и сплошную коллективизацию, борьбу с национальным уклонизмом и иные массовые мероприятия, которые вызывали волнения. Вплоть до вооружённых восстаний во многих аулах, и обернулись трагедией голода и репрессий для коренной нации, для всех казахстанцев [32, с.19].

Чудовищные деформации практики национально-государственного строительства в республике не могли в дальнейшем не сказаться на реальном состоянии её суверенитета, всё более испытывавшего давление набирающей силу тенденции к фактическому унитаризму и в политическом, и в экономическом отношениях, в стремлении Центра удержать Казахстан в качестве сырьевого придатка более развитых регионов страны.

Весьма созвучна сегодняшним проблемам укрепления суверенитета и экономической самостоятельности Республики Казахстан точка зрения С. Садвакасова, высказанная им в 1928 г. По существу одним из первых политических деятелей Казахстана он выдвинул проблему равномерного развития промышленного производства в национальной республике. В статье «О национальностях и националах» он критиковал центральные планирующие и хозяйственные органы, партийных руководителей республики за непринятие всех мер по ликвидации наследия царизма и русской буржуазии, стремившихся превратить окраины в исключительно сырьевые районы, эксплуатируемые промышленно развитыми центральными районами. Он предлагал усиленно строить фабрики и заводы, чтобы сырьё и природные богатства можно было бы перерабатывать в Казахстане, а также производить продукты широкого потребления [32, с.20].

Понятно, что для индустриализации окраин требовались ресурсы и время, которых у советской власти всегда доставало. Поэтому последствия длительного небрежения развитием промышленности перерабатывающих отраслей и социальной инфраструктуры в Казахстане ощущается и, по сей день. Остаётся предполагать, что если бы позитивные взгляды, не отвергались, что называется, с порога, а на их носителей не навешивалась бы ярлыки «верноподданных алашордынцев в партии» как на С.Садвакасова, вероятно, диспропорции в народном хозяйстве Казахской ССР были бы не менее значительны. К концу 80-х гг. в республике добывалось 40% всей союзной добычи цинка, до 60% - свинца, 90% - жёлтого фосфора, 95% - хромовой руды, треть всей меди, значительное количество золота, серебра, нефти. В основном всё это вывозилось из республики для переработки и на экспорт. При этом 44% необходимых товаров народного потребления республика вынуждена была ввозить со стороны [32, с.21].

Политико-правовая база развития Казахской ССР как суверенного субъекта советской федерации формально имелась и, на первый взгляд, нормативно-юридически совершенствовалась и укреплялась. Принятая на основе Конституции СССР 1977 г. Конституция Казахской ССР 1978 г. действительно пошла заметно дальше в закреплении государственной самостоятельности республики. В отличие от подхода конституции Казахской ССР 1937 г. к регулированию этой проблемы идея ограниченного суверенитета союзной республики, ст. 68 Основного Закона Республики 1978 г. недвусмысленно гласила: «Казахская Советская Социалистическая Республика – суверенное советское социалистическое государство» [32, с.23].

Конституционно закреплялись также основные политико-правовые признаки суверенитета Казахстана, такие как добровольное вхождение в состав СССР и право свободного выхода из него ст. 72 Конституции СССР и ст. 69 Конституции Казахской ССР, самостоятельное утверждение и изменение Конституции Казахской ССР ст. 97 Конституции Казахской ССР; наличие собственной территории, не подлежащей изменению без согласия республики, на которой она самостоятельно осуществляет государственную власть вне пределов компетенции Союза ССР ст. 68 и 72 Конституции Казахской ССР, образование ею высших органов государственной власти и управления ст. 97 и 115 Конституции Казахской ССР и некоторые другие, включая права Казахской ССР как члена Союза ССР.

Однако в государственной жизни суверенитет республики далеко не всегда получал должную реализацию, что определялось общими процессами тенденциями советской федерации на конкретно-исторических этапах союзной государственности. Приоритетное развитие единого народнохозяйственного комплекса СССР и милитаризация экономики нуждались в административно-командной системе с единообразными централизованными структурами и законодательством. Игнорируя потребности национального развития, эта система почти на все социальные отношения распространяла ведомственный, усреднённый подход и «отраслевое мышление» - от размещения производительных сил до развития культуры, образования и языка [32, с.25]. Значительно ограничивало суверенитет Казахской ССР  и то обстоятельство, что 8% её территории находится под юрисдикцией Министерства Обороны СССР. Ограничение пространственного предела суверенитета Казахской ССР по площади превышало размеры территории любого из таких самостоятельных европейских государств как Австрия, Венгрия, Греция, Дания, Бельгия, Нидерланды, Португалия или было эквивалентно почти всей территории Великобритании. Формальное государственное самоуправление и самоопределение наций в условиях тоталитарного бюрократического централизма привело к великодержавному огосударствлению национальных отношений, фактически сузив возможности самоопределений наций как многомерного процесса развития своей самобытности, культуры и языка до свершившегося политического акта. Если обратиться к формулировке ст. 70 Конституции СССР 1977 г., то можно увидеть, что национальный принцип советской федерации конкретно не находил в ней закрепления. Формула «единое союзное многонациональное государство» внутренне была эклектична, поскольку единое в государтвенно-правовом смысле не столько степень общности субъектов союза, сколько унитарное, т.е. простое целое, не имеющее в составе национальных государств, что противоречит идее федерализма. Так, по существу, произошёл переход от концепции «ограниченного суверенитета союзных республик», закреплённой Конституцией СССР 1936 г., к доктрине «единства суверенитета Союза ССР и суверенитета союзной республики», растворяющей самостоятельность последней в неограниченной централизации и нарастающем, как следствие, государственном унитаризме, коммунистической единодержавности [32, с.29].

Следует отметить, что расширение или сужение прав союзных республик происходило в зависимости от изменений политического режима в стране, устанавливаемого правящей партией, и от внешнеполитических расчётов руководства Советского Союза. Фактически права Казахской ССР в составе Союза ССР  не образовывали даже допустимого для федерации целостного единства суверенных прав, которое бы давало Казахстану новое государственное качество – реальный суверенитет. Права союзных республик расширялись из Центра, и потому их суверенитет не был первичным, а как бы производственным «даруемым» Центром. Так, несмотря на положения Конституций СССР 1936 г. и Казахской ССР 1937 г., о том, что территория Казахской СССР не может быть изменена без её согласия, республика вплоть до февраля 1957 г., была неправомочна на деле, разрешать, вопросы собственного областного административно-территориального устройства [32, с.30].

При весьма относительном верховенстве государственной власти в Казахской ССР, которая фактически была персонифицирована в лице первых секретарей ЦК Компартии Казахстан, значительной однотипности всего советского законодательства и общественных структур, практически полностью отсутствовала международная правосубъектность республики.

Конечно, отличительные элементы в государственной самостоятельности Казахстана. В рамках рассматриваемого эволюционного периода были. Формально-юридический суверенитет республики после принятия Конституции СССР 1936 г. и Казахской ССР 1937 г. и после принятия Конституций ССр 1977 г. и Казахской ССР 1978 г. имел разное фактическое наполнение. Например, внесённые февральскими законами 1944 г. дополнения в конституцию СССР 1936 г. о правах союзных республик иметь воинские формирования и вступать в непосредственные сношения с иностранными государствами практического воплощения не нашли, т.к. преследовали единовременную, хотя и важную цель расширения влияния СССР в процессе учреждения странами антигитлеровской коалиции и в последующей деятельности – Организации Объединенных Наций в послевоенное время. Удалось войти в число стран – учредителей ООН наряду с СССР только Украинской и Белоруской союзным республикам [33, с.17].

В Конституциях СССР 1977 г. и Казахской ССР 1978 г. нормы о праве союзной республики иметь республиканские воинские формирования не вошли, хотя косвенное участие Казахстана в деятельности Министерства обороны СССР в 50-60-х гг. значительно возросло, благодаря созданию и функционированию на его территории ядерных и космического полигонов, дислокации Среднеазиатского военного округа (САВО). И это, на наш взгляд, могло бы найти отражение в конституционных правах республики в области военного строительства, а не только в её обязанности «оснащения Вооружённых сил СССР всем необходимым» [33, с.18].

Что касается права Казахской ССР «вступать в сношения с иностранными государствами, заключать с ними договоры и обмениваться дипломатическими и консульскими представительствами, участвовать в деятельности международных организаций», то оно было рецепцировано ч. 5 ст. 71 Конституции Казахской ССР 1978 г. из ст. 18-а Конституции СССР 1936 г. и ст. 16-б прежней Конституции Казахской ССР 1937 г. с небольшими дополнениями, касающимися участия в деятельности международных организаций, не без влияния хельсинского процесса по СБСЕ.

Однако практическая внешнеполитическая деятельность Казахской ССР, хотя и стала заметна по сравнению с этапом государственного развития после принятия Конституции Казахской ССР 1937 г., когда претендовать на неё было не только абсурдно, но и опасно, вместе с тем ограничивалась традиционными международными связями республики в области культуры и искусства, в меньшей степени – контактами в области науки и техники преимущественно на неправительственном уровне. На уровень межгосударственных отношений на постоянной основе Казахская ССР практически после Конституций СССР 1977г. и Казахской ССР 1978 г. так и не вышла [33, с.19].

И даже тогда, когда в сентябре 1989 г. соответствующими поправками к Конституции Казахской ССР 1978 г. в республике были ведены институт высшего должностного лица в государстве – Председателя Верховного Совета Казахской ССР с правом представлять её в международных отношениях – и затем, 24 апреля 1990 г., - институт главы государства – Президента Казахской ССР –  прежняя ситуация в основном сохранялась. На этом этапе, вероятнее всего, такое положение с суверенными правами Казахстана объясняется искренними стремлениями политического руководства республики сохранить Союз ССР как обновлённую федерацию равноправных, свободных республик. В пользу этого говорит множество фактов и один из них тот, что в конституционное законодательство Казахской ССР вплоть до октября 1990 г. не включались положения, подобные законодательству Прибалтийских и некоторых республик о возможности приостановления или ограничения действия высшим органом власти Казахской ССР нормативных актов Союза ССР. Любопытно вспомнить, что по Конституции СССР 1924 г. распоряжения общесоюзных и объединенных наркоматов в случаях их противоречия законодательству субъектов федерации могли приостанавливаться высшими органами власти союзных республик. Последние советские конституции это право в области законодательной деятельности суверенных социалистических государств не предусматривали.

Начало периоду утверждения суверенитету республики де-юре 1990-1993 гг. положила Декларация «О государственном суверенитете Казахской ССР, принятая Верховным Советом Казахской ССР 25 октября 1990 г. В ней, наряду с подтверждением намерений республики войти на равноправной договорной основе в союз суверенных республик ст.1, были впервые установлены три принципиальные для состояния суверенных прав Казахской ССР государственно-правовые нормы: О верховенстве Конституции и законов республики на территории Казахской СССР, «за исключением вопросов, добровольно делегированных ею Союзу» и о праве республики «приостанавливать на своей территории действие законов и других актов высших органов Союза, нарушающих суверенные права и конституцию республики»; об исключительной собственности Казахской ССР, составляющей основу её суверенитета, на землю и недра, воды, воздушное пространство, растительный и животный мир, др. природные ресурсы, культурные и исторические ценности народа, на весь экономический и научно-технический потенциал-«все национальное богатство, имеющееся на её территории» и также закреплялось «право Казахской ССР на свою долю в общесоюзном имуществе соответственно вкладу Республики, в том числе алмазном, валютном фондах и золотом запасе»; о праве Казахской ССР «выступать самостоятельным субъектом международных отношений, определять внешнюю политику в своих интересах». С Декларации, вобравшей основные идеи казахстанского общества о демократических, правовых, социально-экономических и культурных преобразованиях в Казахстане, началась разработка проекта новой Конституции республики [34, с.15].

Разумные центростремительные тенденции государственного развития Казахстана, наиболее последовательно сохраняемые им в сравнении с политикой в других союзных республик, после провалившегося государственного переворота с антиконституционным отстранением от власти Президента СССР в августе 1991 г. стали меняться республикой на умеренно центробежные тенденции. Всё более вызревавшее стремление Казахстана к полной государственной независимости отражало теперь не только бурный рост национального самосознания, но и необходимость оградить начатые в республике преобразования от реанимации тоталитарного Центра.

Естественной государственной реакцией на события 18-20 августа в Москве стала внеочередная сессия Верховного Совета Казахской ССР, открывавшаяся в Алма-Ате 24 августа 1991 г. На ней устами Президента республики заявлено, что «обновлённый Союз уже не может быть федерацией» и предложено заключить конфедеративный договор о «Свободном Союзе Суверенных Республик». Постановление Верховного Совета Казахской ССР на этой сессии «Об оценке текущего момента и мерах по укреплению суверенитета республики» положило начало практическому переходу предприятий и организаций союзного подчинения под юрисдикцию республики и осуществлению Казахстаном самостоятельной внешнеэкономической деятельности. Принятый 25 августа 1991г. Закон «о внесении изменений и дополнений в Конституцию Основной Закон Казахской ССР» предусмотрел Конституционный порядок отставки Президента республики в случае невозможности осуществления им своих обязанностей, что должно быть установлено решением Верховного Совета Казахской ССР [34, с.16].

Под руководством Президента Республики учреждался новый конституционный орган – Совет безопасности, на который была возложена выработка рекомендаций по охране суверенитета Казахской ССР, её территориальной целостности, по реализации политики в области обороны формированию правовой политики и координации правоохранительной деятельности. В подчинение президенту республики передавались все внутренние войска, расположенные на территории Казахстана. Этим же законом был конституирован запрет на создание и деятельность первичных организаций общественных объединений, преследующих политические цели, в органах государственной власти и управления, прокуратуры, государственной безопасности, внутренних дел, арбитража, судах и таможне Казахской ССР, который несколько раннее был установлен специальным указом Президента Республики от 22 августа 1991г. Казахстан вынужден был инициативу брать на себя, а его политическое руководство проникалось ответственность. За одновременное национальное возрождение и социальные реформы на основе утверждения государственного суверенитета без потрясений и в условиях, хотя бы относительной стабильности и межнационального согласия [34, с.20].

Полагаем, конституционную эволюцию Казахстана к суверенитету в этот период нельзя рассматривать вне общего заключительного контекста исторической судьбы Союза ССР. Максимально возможное в новых условиях – прагматичная формула союза государств на преимущественно конфедеративных началах – была поддержана V съездом народных депутатов СССР. В принятом 5 сентября 1991г. постановлении «О мерах, вытекающих из совместного заявления Президента СССР и высших руководителей союзных республик и решений внеочередной сессии Верховного Совета СССР», съезд по существу признал новые государственно-правовые реалии, выраженные республиканскими декларациями о суверенитете и актами, о независимости.

Принципами возможного союза государств были признаны независимость и территориальная целостность, соблюдение прав человека и народов, социальная справедливость и демократия. Съезд решил поддержать стремление республик к признанию их субъектами международного права и к рассмотрению вопроса об их членстве в ООН. Намечено было также заключить договор об экономическом союзе. Обеспечить правопреемственность власти и управления, гарантируя мирный упорядоченный переход к конфедерации, был вызван принятый съездом закон СССР «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период». На межреспубликанской основе образовывался Государственный Совет СССР, предусматривалось формирование высшими органами государственной власти союзных республик Верховного Совета нового созыва, подтверждался приоритет их конституций [34, с.25].

После Алма-Атинской встречи глав государств в начале октября 1991 г., на который был парафирован Договор об экономическом сообществе, удалось выйти на его подписание в Москве 18 октября того же года восемью суверенными республиками. Однако фактическое тяготение прежнего союзного руководства к новому централизованному надгосударственному образованию привело к окончательному выходу из интеграционного процесса Украины. Первоначально она воздерживалась от участия в Договоре об экономическом сообществе, а после декабрьского референдума у себя и вовсе отказалась его подписывать. И это стало, по мнению многих республиканских лидеров, второй главной причиной несостоявшегося заключения договора о Союзе Суверенных Государств, проект которого был уже опубликован в печати.  Президент Казахской ССР высказался об этом в своей статье так: «Уход Украины означал бы в тот период почти полный паралич экономических связей республик бывшей советской федерации, чего нельзя было допустить ни в коем случае. Именно этим я и могу объяснить поспешность, с которой принимались решения в Минске» [35, с.29].

Но, как нам представляется, отмеченные причины не полностью объясняют провал последней попытки политиков реконструировать Союз ССР. По меньшей мере, была ещё и третья, не менее важная, хоть и в большей степени субъективная, причина. Ею мы склоны считать непростительно затянувшуюся «ошибку» нерешительного М. С. Горбачева и неудержимого Б. Н. Ельцина, имевших первоначально, помимо личных амбиций, принципиально различные подходы к «перестройке вообще и обновлению федерации, в частности» [35, с.30].

Нерешительность первого вполне удовлетворяла консервативный центр и хорошо иллюстрируется опрометчивым невниманием к предложениям в 1988 г. Прибалтийских республик подписать на равноправной основе новый союзный договор. А также практическое игнорирование М.С. Горбачёвым, который являлся в то же время председателем конституционной комиссии, инициативного проекта Конституции Европейско-азиатского Союза суверенных Республик, разработанного А. Д. Сахаровым. Кроме того, недоумение вызывает и благодушное отбытие первого лица в распадающемся государстве на отдых после официального открытия Союзного договора к подписанию 20 августа 1991 г.

Неудержимость второго обостряла противостояние России кремлю, нередко настораживала другие республики, вспомним официальные заявления того периода по территориальному вопросу, о приоритетном правопреемстве. Таким образом, случившийся распад СССР – итог сложного переплетения ряда причин и воздействия множества факторов, причем не, только объективных. История Советского союза, просуществовавшего 69 лет, завершилась в столице Казахстана 21 декабря 1991 г. образованием содружества Независимых Государств. СССР как геополитическое пространство и субъект международного права действительно прекратил своё существование. Равноправными учредителями минской «инициативы» трёх стали ещё восемь суверенных республик. Содружество допускает создание координирующих институтов, формируемых на паритетных началах, ни надгосударственным образованием. Сохранялись объединенное командование военно-стратегическими силами и единый контроль над ядерным оружием [35, с.32].

Весьма самостоятельное в своем развитии устройство СНГ с «прозрачными границами», смешанными денежными системами и советскими паспортами граждан разных членов Содружества, но главное – наличие в нем институтов «выборочного участия» в деятельности его органов и права «частичной денонсации» участниками статей учредительных документов сделало Содружество аморфным, малоэффективным образованием. Оно действительно обеспечивало более или менее «цивилизованный развод» бывших республик СССР, нежели способствовало посттоталитарным социальным преобразованиям на обширном Евразийском пространстве. Складывавшиеся в Содружестве реалии одновременно подталкивали новые независимые государства к конституционному закреплению своей независимости и к интенсивному национально-государственному строительству [36, с.44].

Казахстан для продвижения к реальному государственному суверенитету и социальной модернизации нуждался в легитимной государственной власти, а не в партократическом благословении. 1 декабря 1991 г. были проведены непосредственные выборы Президента республики, в которых приняло участие 88, 23 % избирателей от общего списка. Голосами 98, 78% избирателей от числа принявших участие в голосовании Президентом был избран Назарбаев Нурсултан. 10 декабря того же года Верховный Совет Республики принимает весьма симптоматичный для нового курса Закон «Об изменении наименования Казахской ССР», которым она была переименована в республику Казахстан.

Особым этапом этого процесса стал конституционный закон «о государственной независимости республики Казахстан» от  16 декабря 1991 г. развивая ключевые идеи декларации о государственном суверенитете, Конституционный Закон однозначно закрепил, что республика Казахстан отныне строит свои взаимоотношения со всеми государствами на принципах международного права, как и подобает независимому государству.

Впервые было установлено единое казахстанское гражданство. Узаконивалось провозглашённое Декларацией многообразие форм собственности, закреплялся курс государства на самостоятельную экономическую систему со своей финансово-кредитной, налоговой и таможенной политикой [36, с.45].

Для защиты независимости и территориальной целостности Республики Казахстан Конституционный Закон также впервые предусматривал создание собственных вооружённых сил. Новым, по сравнению с нормами Декларации о государственном суверенитете 1990 г., и свидетельствовавшим о демократическом созревании казахстанского общества явилось и то, что высшим органом судебной защиты Конституции признавался Конституционный суд Республики Казахстан. Конституционный Закон «О государственной независимости Республики Казахстан», подтверждая право Казахской нации на самоопределение, единственным источником государственной власти в республике признал «единый народ Казахстана». Его вместе с Казахской нацией составляют граждане республики всех национальностей, объединенные с нею общностью исторической судьбы. По существу этот закон стал временной конституцией независимого Казахстана на законодательном этапе становления его суверенитета де-юре, т.к. нормы Конституции Казахской ССР 1978 г. и иных законодательных актов признавались действующими на территории республики, поскольку они не противоречили Конституционному 3акону от 16 декабря 1991 г. Само же его содержание было непосредственно положено в основу Конституции Республики Казахстан 1993 г. Обретение независимости Казахстаном и национальный характер происхождения республики выразили новые государственные символы ее суверенитета. 4 июня 1992 г. Верховный Совет утвердил их законами о государственных Гербе, Флаге и музыкальной редакции Гимна Республики Казахстан, В их главных элементах - издревне известном предкам казахов небесно-голубом цвете знамен; шаныраке, выражающем идею родного очага и согласия; в возвышенной гармонии Гимна - память, сила духа и миролюбия казахов, 3начение новых символов республики, предстающих внешними сине-золотыми формами, не только в неоспоримом подтверждении ее суверенитета, но и в официальном самообязывающем сви-детельстве государства Казахстан мировому сообществу государств и народов своей приверженности идеям национальной солидарности и прогресса на казахской земле [36, с.50].

Правда, в Организацию Объединенных Наций Республика Казахстан 2 марта 1992 г. была принята с не отвечающими ее статусу по Конституционному 3акону о государственной независимости символами. Что объясняется, по-видимому, опережающим развертыванием внешнеполитических событий на том этапе по сравнению с наступлением необходимых внутригосударственных изменений. Не Казахстан разрушал целое и покинул Союз ССР, а целое распалось, и республика осталась со многими нерешенными проблемами, которые нарастали быстрее, чем снимались в условиях прежней государственности.И, тем не менее, исторически движение республики к самостоятельности было закономерным в ее государственном развитии.

Становлением Республики Казахстан завершилась целая эпоха конституционной эволюции Казахской советской государственности к суверенитету. Этнополитогенез во всем его многообразии в этой части 3емли вынашивал в себе самом определенность целого в виде независимого государства, являющегося формой суверенитета, способом его существования в обществе и для общества.

Новую, IV эпоху - суверенного государственного развития в мировом сообществе государств и солидарных наций - открыла перед Казахстаном принятая парламентом страны после всенародного обсуждения Конституция Республики Казахстан 1993 г.

Сегодня мы находимся лишь в начале первого периода этой эпохи - периода становления суверенитета Республики Казахстан де-факто, который мыслится прежде всего как экономический прорыв Казахстана к новому индустриальному качеству и построение основ правового национального государства и гражданского общества. Ориентация страны - многополюсная, Казахстан открыт как мудрости Востока, так и рационализму 3апада. Россия бьгла и остается стратегическим партнером республики в деле мира и социальных преобразований. Масштабность и новизна экономических и политических задач, решаемых Республикой Казахстан самостоятельно, за свой страх и риск, сделают, надо полагать, первый период ее новой эпохи достаточно сложным и продолжительным.

1.3 Правопреемственность Республики Казахстан

Вопрос правопреемства Республики Казахстан встает сообразно двум основным видам ее отношений в пространстве, которые обнаруживают себя в международно-правовых и государственно-правовых сторонах. Ситуация правопреемства возникает как следствие изменений внешнего состояния суверенитета государств над определенной территорией и относительно других государств, международных организаций и в целом мирового сообщества в лице ООН.

Проблемы правопреемства государств, как показывает международная практика, не имеют одинаковых решений, хотя действуют Венские конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 г. и в отношении государственной собственности, архивов и долгов 1983 г. Подход к применению их норм всегда необходим в зависимости от фактической ситуации, приведшей к возникновению проблемы правопреемства. Во многом касается решения этих проблем и Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г., к которой в марте 1993 г. присоединился Казахстан [37, с.80].

Внешнеполитическая правопреемственность Республики Казахстан подразумевает преемство обязательств и прав по международным договорам, действовавшим на перешедшей под ее полную юрисдикцию территории Казахской ССР, и решение вопроса о присоединении к обязательствам бывшего СССР по международно-правовым договорам и соглашениям, заключенным союзными органами также и от имени Казахской ССР.

Во внутригосударственных отношениях правопреемственность Республики Казахстан предстает как проблема непрерывности ответственности по обязательствам государства-предшественника, которым являлась Казахская ССР, перед гражданами, в частности, обязанность обеспечить их права и свободы, общественный порядок и собственную территориальную неприкосновенность, предусмотренные Конституцией Казахской ССР 1978 г. и действовавшими в то время законами республики. То есть внутреннее правопреемство государства Республики Казахстан вытекает из сложившегося многими десятилетиями на территории Казахстана и конституционно закрепляемого на каждом этапе национально-государственного развития, государственно-правового отношения между Казахской ССР как государством-предшественником и гражданами Казахской ССР, которые продолжают совместно жить и работать на прежней территории [37, с.81].

Правопреемство Республики Казахстан имело место тогда, когда международные договоры и Конституция прежнего государства сохраняли свое действие, пусть и частично, в.изменившихся геополитических условиях и в новых государственно-правовых реалиях, Поэтому существование государственности на Казахской земле не прерывалось. Путь конституционной эволюции Казахстана свидетельствует об универсальном правопреемстве от государства-предшественника - Казахской ССР.

Конституция Казахской ССР 1978 г. действовала вплоть до 28 января 1993 г., при этом в нее довольно интенсивно вносились Верховным Советом разных созывов поправки «перестроечного» и «постперестроечного» периодов. Это было сделано более чем десятью законами об изменениях и дополнениях к Конституции Казахской ССР в 1989-1992 гг. С декабря 1991 г. параллелыю с ней действовал Конституционный 3акон «О государственной независимости Республики Казахстан», который, в соответствии со ст. 18, наряду с Декларацией о государственном суверенитете Казахской ССР 1990 г., послужил основой для разработки новой Конституции республики, При этом нормы Конституции и законодательства Казахской ССР признавались этим законом действующими, но постольку, поскольку они не противоречили ему [37, с.82].

Новая Конституция Республики Казахстан была принята после всенародного о6суждения и одобрения проекта казахстанцами, Верховным Советом, избранным ими еще в 1990 г. и сохранявшим свои полномочия до декабря 1993 г. Таким образом, замещение государства-предшественника - Казахокой ССР государством-преемником - Республикой Казахстан происходило постепенно, на одной и той же по размерам торритории, в ходе правопреемства при сохранении континуитета и упрочении Казахстаном политичсской самотождественности.

Преемственность можно отметить и в официальных символах государственного суверенитета Казахстана. Так, в принципиально новом его Гербе сохранен такой элемент прежного, как пятиконечная звезда, символизи-рующая единство пяти континентов и самовосприятие Казахстаном себя неотъемлемой частью мирового сообщества. Полностью сохранена Республикой Казахстан величественно-торжественная музыка государственного Гимна, написанного Н.Брусиловским, М.Тулебаевым и Л.Хамиди. Гимн был утвержден Указом Президиума Верховного Совета Казахской ССР  16 ноября 1945 г. Вот уже полвека он звучит над республикой, вдохновляя и сплачивая казахстанцев.

Непосредственпымы причинами пранопреемственности Республики Казахстап явились, изменение состояния суверенитета и окончательный переход территории Казахстана со всей сложившеся на ней социальной, экономической инфраструктурой под полную юрисдикцию республики в результате выхода эгой территории из федерации после распада п ликвидации Союза ССР. Конституции ССР 1936 и 1977 гг. и Конституции Казахской ССР 1937 и 1978 гг. устанавливали пределы суверенитета союзной республики и допускали возможность изменения ее территории по инициативе Центра по согласованию со ст. 73 Конституции СССР 1978 г. [37, с.65].

Какими это были согласования и отношения Центра,к территориальной целостности и границам союзных республик, описывает Д.А.Кунаев, когда Казахстану под нажимом Н.С.Хрущева и его окружения пришлось передать три хлопкосеющих района Южного Казахстана под юрисдикцию Узбекистана, что составляло 40,7 тыс кв. км., делались попытки перевести Казахстан на краевое управление из Центра, передать полуостров Мангышлак Туркмении; в целом проводилась «идея о будущем стирании границ между республиками». Кстати, эта идея, ко всей видимости, витала и в период подготовки и принятия Конституции СССР 1977 г., о чем свидетельствует объяснение Л.И.Брежнева в докладе о проекте Конституции СССР и итогах его всенародного обсуждения непринятия предложений ликвидировать союзные и автономные республики.

К настоящему времени усилиями казахстанских деятелей почти все земли Казахстану возвращены, и республикой официально заявлено в ситуации правопреемства об отсутствии каких-либо территориальных претензий к сопредельным государствам. В ходе государственного визита в КНР Президента Казахстана Н.А.Назарбаева в ноябре 1993 г. китайской стороной было официально заявлено об отсутствии каких-либо территорріальных претензий КНР к Республике Казахстан протяженность сопредельной границы составляет 1700 км. Россия заявляла об этом ранее, в нормах межгосударственных договоров о дружбе и сотрудничестве с Казахстаном 1990 и 1992 гг. Переход территории Казахстана под новую юрисдикцию как фактическое условие возникновения правопреемства Республики Казахстан другими словами - преодоление отчуждения республики от своей территории, возвращение Казахстана самому себе - есть отношение не смены субъекта этой территории, а эволюция становления его нового качества как субъекта верховного и единственного. И одновременно есть обретение самой этой территорией настоящего и рачительного хозяина всех природных богатств и экономического потенциала, а народом, постоянно проживаюшим на ней, - дееспособного представителя и защитника своих интересов во внутренних, межгосударственных и международных делах [37, с.66].

«Государство является официальным представителем народа, - говорилось в ст. 59 Конституции Республики Казахстан, - и через свои органы и институты выражает и реализует его волю». Республика Казахстан, другие республики бывшего Союза ССР, ставшие суверенными, не случайно называются в развитых странах «новыми независимыми государст-вами». Новое независимое государство есть государство, обладавшее формально-юридическим суверенитетом, но территория которого перед ситуацией правопреемственности была зависимой территорией, за отношения которой с другими такими же республиками и за его интересы на международной арене отвечало государство-предшественник в лице СССР [37, с.68].

Итак, Республика Казахстаи является новым государством на территории бывшей Казахской ССР. Понятно, возникает вопрос: какой-либо предмет или явление становятся новыми, когда происходит изменение сущности или тех признаков, которые омределяли этот предмет, само его бытие, Мы же в отношении Республики Казахстан и Казахской ССР утверждаем, что внутренний континуитет ее сохранился и непрерывен. По нашему мнению, благодаря утвердившимся в постсоветский период государственному суверенитету и полноценной международно-правовой правосубъектности, Совершенно новое качество государственности Казахстану добавило то, чего у него пе было, но становилось на тех же самых по сути субстанциях этого государства - на целостной территории, единой коренной нации и одном казахстанском народе, которые не исчезают, а существуют непрерывно, претерпевая социальные и политические изменения. Преодолены монопартийный характер государственной власти и идеологизация экономики Казахстана.

Соответственно новым государством можно назвать Казахстан и потому, что наше государство есть результат развития государственности прошлой и одновременно начало государства будущего - социально эффективного, правового националыюго государства. Произошло своего рода отрицание отрицания» на государственном уровне, главное в котором - момент преемственности этнико-политического и социально-демографического оснований – сохранялся. «Приобретение суверенитета государством, обладавшим ограниченным международным правом и дееспособностью, означает такое существенное его качественное изменение, которое делает его, с точки зрения международного права, другим, новым, делает его полноправным субъектом этого права. Нынешняя правосубъектность Республики Казахстан имеет три результирующих вектора [37, с.69].

В результате полного правопреемства как прямого исследования прав и обязанностей Казахской ССР при сохранении континуитета, ее государственного территориального пространства, проживающего на нем народонаселения, естественных ресурсов и всех средств производства [37, с.70].

Примечательно, что и в атрибутике государства наблюдался континуитет даже тогда, когда Казахстан принимался 2 марта 1992 г. в члены ООН, а затем еще долгое время действовали на его территории паспорта граждан СССР, в которые по их волеизъявлению органами внутренних дел проставлялся специальный штемпель о гражданстве Республики Казахстан. Причем все лица до 1 марта 1994 г., не заявившие письменно о своем нежелании состоять в гражданстве Республики Казахстан, постоянно проживая в ней на 1 марта 1992 г., автоматически признавались гражданами Казахстана.

В этом случае - полного правопреемства - права и обязанности Казахской ССР по отношению к выделившейся в результате этнополитогенеза территории, к сложившейся на момент правопреемства совокупности граждан, имеющемуся экономическому потенциалу стали для Республики Казахстан собственными правами и обязанностями.

В результате частичного правопреемства прав и обязанностей бывшего СССР как его части. 3десь принятие Республикой Казахстан правомочий от распавшегося государства, составной частью которого была Казахская ССР, возможно в отношении тех международных договоров, которые охватывали своим действием территорию Казахстана, притом путем официального подтверждения Республикой Казахстан своих обязательств по этим договорам. Например, одним из первых в этом аспекте правопреемства состоялось подписание Республикой Казахстан как стороной, на территории которой размещено ядерное оружие, международного договора об ограничении стратегических наступательных вооружений, заключенного ранее СССР. Республика Казахстан признала свою часть внешнего государственного долга в размере 3,9% по долгам бывшего СССР, который на 1 декабря 1991 г. равнялся 67,2 млрд, долл. [38, с.15].

В сентябре 1993 г. в целях дальнейшего урегулирования вопросов правопреемства в отношении внешнего долга и активов бывшего СССР Республика Казахстан и Российская Федерация на правительственном уровне подписали соглашение о принятии Россией на себя обязательств по выплате доли государственного долга Казахстана во внешнем долге СССР в обмен на передачу Республикой Казахстан своей доли в активах бывшего СССР за рубежом Российской Федерации.

В результате принятия на себя новых международных обязательств и правомочий путем присоединения к действующим международным пактам, конвенциям и соглашениям, которые не были подписаны или ратифицированы Советским Союзом. В 1992-1993 гг. Республика Казахстан присоединилась к международным конвенциям по химическому оружию, об охране прав детей, к пактам по правам человека.

Кроме того, правосубъектность Республики Казахстан естественным образом складывается теперь из внешне-политической свободы государства заключать двусторонние и многосторонние договоры и внутреннего верховенства устанавливать всеобщий и общеобязательный правопорядок.

При решении вопроса о соотношении государственного права суверенного Казахстана с международным, необходимо исходить из того, что однозначно и на все случаи международного общения утверждать о примате норм международного права представляется противоречащим основополагающему принципу заключения и использования Республикой Казахстан международных договоров в первую очередь в соответствии с Конституцией Республики Казахстан. Т.е. на основании, во исполнение и не в противоречии с ее нормами. Они, как известно, составляют костяк внутреннего правопорядка суверенного государства. Кроме того, международные договоры республики такой важности, как о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, о территориальном разграничении Казахстана с другими государствами, а также любые другие, устанавливающие иные права, чем те, которые содержатся в законодательных актах республики, подлежат обязательной ратификации.

Самостоятельное осуществление Республикой Казахстан внешнеполитической правосубъектности позволило ей стать активным субъектом внешнеэкономической деятельности, осуществляющей суверенные публично- вещные прерогативы, непосредственно вступая в гражданско-правовые отношения с другими государствами и иностранными хозяйствующими субъектами.

Интенсивные межгосударственные экономические связи ставят государство Казахстан перед необходимостью официального выражения своего отношения к международно-правовой проблеме государственного иммунитета [38, с.16].

Иммунитет государства состоит в том, что в силу суверенного равенства государств одно государство не может быть привлечено к суду другим государством в качестве ответчика, кроме случаев прямо выраженного на это согласия. Следовательно, имущество государства не может быть предметом обеспечения иска и объектом принудительного исполнения к взысканию судебного или арбитражного решения другого государства.

3акрепив принцип иммунитета государства во внутреннем законодательстве, Республика Казахстан засвидетельствует не только его признание за другими государствами, настойчиво приглашаемыми к сотрудничеству, но и гарантирует ей собственное суверенное право государственного иммунитета.

Республика Казахстан, будучи лидером движения по взаимодействию и мерам доверия в Азии и одним из ведущих государств Центрально-Азиатского региона, могла бы этим выгодно отличаться не только среди сопредельных стран, но и не последней войти в десятку государств мира, которые приняли специальное законодатедьство о государственном иммунитете. Его приняли всего семь государств в период с 1976 по 1985 гг.: США - 3акон об иммунитетах иностранных суверенов в 197б г.; Англия - 3акон об иммунитете государств в 1978 г. Аналогичные акты приняли Сингапур в 1979 г., ЮАР,  Пакистан, Канада в 1981 г. и Австралия в 1985 г. Нормы и практика их действия, по-видимому, будут положены в основу международной конвенции о государственном иммунитете [38, с.17].

3акон Республики Казахстан о государственном иммунитете мог бы выразить его официальное признание и определить его понимание нашим государством, установить начала взаимности иммунитета государств от юрисдикции судов, предусмотреть нормы о возможных адекватных мерах республики в отношении собственности иностранных государств. Необходимость разработки и принятия закона о государственном иммунитете непосредственно связана с утверждением территориального верховенства Республики Казахстан.

Территориальная правопреемственность Республики Казахстан в пространственных пределах формально-юридического суверенитета Казахской ССР в составе Союза ССР логически и исторически, в рамках объективных геополитических и стратегических устремлений Казахстана к удержанию собственной целостности и экономическому благополучию, не могла не повлечь преемственносги гражданского равноправия. В принципе, оно становилось все болес традиционным после смены царского колониального рсжима и с окончанием восстановительного периода после Гражданской войны в Казахс:тане, для всех здесь проживающих дееспособных лиц  для граждан Казахской ССР, одновременно являющихся гражданами Союза ССР.

Прежде всего об этом свидетельствует сам подход к решению данного вопроса на основе т.н. «нулевого варианта», согласно которому в ст. 3 3акона «О гражданстве Республики Казахстап» 1991 года гражданами страны были признаны все постоянно проживающие в Казахстане лица, на день вступления в силу этого закона. Одновременно было установлено правовое положение граждан Республики Казахстан, которые «равны перед законом независимо от оснований приобретения гражданства, происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, политических и иных убеждений, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств» [39, с.35].

По действующему законодательству никто не может быть лишен гражданства или права его изменить. Также гражданин Республики Казахстан не может быть изгнан из пределов государства Казахстан. Следует добавить, что к государственному сплочению казахстанского общества на принципе общего и равного для всех права обязывали сама тенденция становления суверенитета Республики Казахстан, признание ею универсального характера прав и свобод человека и признание ее мировым сообществом в лице ООН и специальными нотами о государственном признании со стороны ведущих государств мира, а также установление дипломатических отношений с болыпинством стран.

В июле 1992 г. Республика Казахстан в лице главы государства подписала 3аключительный акт Хельсинского процесса и как новое государство - участник СБСЕ -обязалась уважать права человека. В июне 1993 г. Республика Казахстан приняла участие во Всемирной конференции ООН по правам человека в Вене, на которой в лице министра иностранных дел подтвердила приверженность Казахстана к утверждению универсального характера прав человека и созыву Азиатского форума по правам человека. При этом отмечалась необходимость учитывать экономические, социальные и культурные особенности каждой из стран мирового сообщества.

2. Государственный суверенитет Республики Казахстан как исторический акт международного значения

2.1 Разделение единой государственной власти на ветви и необходимость президентской формы правления в Казахстане

Впервые закрепила в качестве одной из основ конституционного строя страны принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную Конституция Республики Казахстан 1993 г.

Такой подход стал закономерным восприятием цивилизованных принципов современного конституционализма в стране, избавившейся от тоталитарной организации государственной власти на монопартийной основе и классовой идеологии. С другой стороны, проведение в государственной жизни Республики Казахстан принципа разделения властей есть объективно обусловленный способ регулирования социальных отношений в демократическом обществе,

Функции любого государства в той или иной степени должны быть направлены на регулирование материальной  экономической, организационной политической, информационной коммуникативной и также гуманистической и этнокультурной сфер жизнедеятельности общества. Для этого общество нуждается в соответствующем многообразном, гибком и эффективном воздей-ствии суверенной воли государства. Прежде всего, эта государственная воля должна быть нормативно сформулирована и обнародована через информационно-коммуникативные каналы общества. 3атем возникает потребность обеспечить практическое выполнение норм, выражающих индивидуальную свободу и общественную необходимость. Деятельность эта не обходится без приложения выработанных общих правил к конкретной жизненной ситуации и контроля за их соблюдением, без юридической квалификации фактов и правоприменения [39, с.36].

Эти объективные пути воздействия государства на многообразную социальную действительность в целях ее упорядочения обусловливают необходимость разделения государственной власти. Это разделение воплощается в разнообразных ветвях одного древа государственной власти, адекватно функционирующей природе властного упорядочения социального многообразия.

Разделение властей в Республике Казахстан означает не сущностное расчленение единой государственной власти в казахстанском обществе,  а функциональное ее разделение, не отрывающее частей от целого, но которое позволяет новому независимому государству быть единством политически многообразным и юридически гибким.

Разделение государственной власти в Республике Казахстан не есть в то же время простое разграничение компетенции государственных органов. Ветви власти государства верховны, каждая самостоятельна в своей сфере функций государства. Но каждая из них не полновластна; взаимодействуя, они не должны вмешиваться в дела и подменять друг друга. И только взаимодополняя деятельность и сдерживая возможный произвол друг друга, ветви власти уравновешивают отношения индивидуальной свободы и общественной необходимости, служат их гармоничному развитию в целом. Целостность общества в многообразии - смысл бытия государства.

Такое общество формируется как сложный политико-правовой феномен в результате скоординированной деятельңости всех ветвей власти по согласованию интересов различных слоев общества, стремящихся к их удов-летворению, на основе возможного консенсуса и общих интересов, предопределенных естественным для людей желанием жить в условиях ненасилия и благополучия. Наличествующие несовпадения и вероятные расхождения социальных и индивидуальных интересов, будучи удовлетворяемы постепенно или частично, выдвигаются или отходят на второй план перед необходимостью достижения общего интереса, который определяет такое соотношение конкретных интересов и состояний их удовлетворенности, от которых напрямую зависят выживаемость и дальнейшая жизнеспособность как отдельного социального слоя, так и всего общественного организма [39, с.37].

Взаимодействие ветвей власти в конституционном механизме должно быть таково, чтобы совокупная компетенция самостоятельных ветвей власти охватывала все правомочия, необходимые для осуществления фуңкций государства в казахстанском обществе. А разные государственные органы, входящие в разные ветви власти независимо от уровня в своей подсистеме и относительно органов другой властной структуры, не могли бы предписывать одновременно, одному и тому же субъекту, при одних и тех же обстоятельствах взаимоисключающие нормы действий. Единство воли и действия самого государства тогда смогут быть ненарушимы. Там, где они расходятся, внутреннее единство государственной власти разрушается, и в обществе возникает кризисная ситуация «двоевластия».

Каждая из ветвей государственной власти выступает в своей деятельности от лица народа или именем государства Республики Казахстан. В своей деятельности они призваны проводить единую политическую линию в общих государственных интересах и руководствоваться при этом одинаково обязательной для любой из них Конституцией Республики Казахстан. Конкретные внутренние и внешние направления деятельности государства своей практической взаимозависимостью также обусловливают единство государственной власти [39, с.38].

В отличие от объективной единораздельности государственной власти в Республике Казахстан на законодательную, исполнительную и судебную ветви для реального осуществления функций государства, разграничение компетенции государственных органов имеет юридическую природу обособления и уточнения вертикальных родственных связей с одной и той же задачей и общими методами деятельности, соподчиненных органов или как внутреннее функциональное упорядочение данного органа. Но там, где налицо крупные и объективно разнородные сферы социальной жизнедеятельности, требуются самостоятельные системно-целостные властные структуры по регулированию этих сфер социально единым государством.

3десь происходит не разграничение «компетенции» государства, которая по своей природе всеохватна и всеобща, а органичное подразделение на ветви власти. Каждая из этих ветвей в жизни государства предстает носителем его суверенитета, который тем самым распредмечивается и материализуется сообразно своему социальному предназначению. Единство государства как независимой и верховной государственной власти «нисколько не нарушается тем, что носителями ее являются несколько органов, как не нарушается единство воли и действия отдельного человека тем, что у него существует несколько органов, проявляющих его волю».

Существующие в конституционном взаимодействии и функциональном дополнении друг друга ветви государственной власти образуют живой суверенитет Республики Казахстан. Делегирование верховных правомочий от одной ветви власти к другой есть отношение внутри единого государства. Его нужно регламентировать, включая временный характер такой передачи, возможность  истребования ветвью  власти делегированных полномочий и запрет на «вторичное» делегирование их другому органу. Единораздельность на ветви государственной власти придает государству правовой характер, сообщает ему смысл социальной справедливости и подчиняет органы властных структур закону, определяющему их компетенцию и ответственность. Разделение государственной власти на ветви, система «сдержек и противовесов», на основе которой эти ветви должны функционировать, препятствует также отчуждению государственной власти в целом от общества и граждан [40, с.19].

В мировом сообществе государств Республика Казахстан должна быть единолика. Личность Казахстана воплощена в главе государства - верховном главнокомандующем Вооруженными силами республики - Президенте Казахстана. Только он, олицетворяя государство, вправе заключать двусторонние и многосторонние межгосударственные договоры Республики Казахстан без специальных полномочий. Впоследствии наиболее важные из них и устанавливающие иные правила, нежели содержащиеся во внутригосударственном законодательстве, ратифицируются парламентом страны, олицетворяющим казахстанский народ, свидетельствуя тем самым единство суверенной воли Республики Казахстан.

В последнее время часто говорилось о сильной государственной власти, и в особенности исполнительной ее ветви, единую подсистему которой, согласно ст. 75 Конституции Республики Казахстан 1993 г., возглавлял Президент страны.В его деятельности функционально совмещались и стратегически согласовывались нормотворческая и исполнительная функции государства. Однако Конституция Республики Казахстан 1993 г. задействовала далеко не все возможные государственно-правовые институты, известные системе «сдержек и противовесов» ветвей власти в государстве, особенно по разрешению вероятных кризисных ситуаций между ними. Не вошли в нее нормы, устанавливающие основания и процедуры роспуска Верховного Совета Республики Казахстан Президентом страны и отрешения от должности Президента Республики Казахстан Верховным Советом страны, хотя предложения об этих институтах прорабатывались и вносились в период работы над проектом этого Основного 3акона.

В принципе на высшем уровне каждая ветвь власти не может не быть сильной, в смысле не быть хозяином своих правомочий, ибо будет слабым государство, неустойчиво территориальное верховенство его власти. «В условиях создания правового государства все три власти должны быть сильными и в состоянии выполнять свои функции». Но «связующим звеном законодательной и исполнительной власти может быть только Президент. И это закономерность [40, с.20].

Другое дело - ставить и решать вопрос о сильной государственной власти в контексте структуры законодательной и исполнительной ее ветвей, под углом зрения существования или отсутствия объективной необходимости иметь каждой из них свои органы на местах «снизу доверху» в новых политических и социальных реалиях. Иными словами это - вопрос о потребности образовывать единые подсистемы местных властей, подчиненные по автономным вертикалям.

Ответ целесообразно искать в той форме правления государства, которая эволюционным путем сложилась за годы его независимости, и в которой действительно нуждается современный Казахстан на путях к цивилизованному обществу с социально ориентированной рыночной экономикой.

Казахстанский опыт суверенного развития и уроки всего происходящего с государственностью Российской Федерации в 90-х гг. доказывают ту непреложную тенденцию посткоммунистических реалий, что на смену тоталитарным режимам должна прийти демократическая государственность с сильной президентской вертикалью властных структур в рамках не менее сильной новой Конституции. И это не мешает законодательной и судебной ветвям власти быть столь же сильными и влиятельными, насколько таковыми они должны быть каждая в своем деле согласно этой Конституции.

Общая площадь территории Республики Казахстан составляет около трех миллионов кв. км. , что по размерам государственной территории больше, чем все вместе взятые без Российской Федерации бывшие 13 союзных республик, или пять территорий Франции, или 10 территорий таких государств, как Англия. Также на одном из первых мест находится Республика Казахстан среди всех них по запасам природных ресурсов. Однако плотность ее населения - примерно 6 человек на км2 - в среднем на несколько порядков ниже, чем в этих странах [40, с.21].

На территории Республики Казахстан проживают и строят завтрашний день своей страны представители 120 национальностей. Коренная нация - казахи - составляют около половины 43,2% всего 15-миллионного населения Республики Казахстан и относительное большинство в нем казахстанцев русского происхождения 3б,4%, украинского 5,2%, немецкого 4,1%, узбекского 2,2%, татарского 2% и уйгурского, корейского, азербайджанского происхождения порядка 0,6-1 %. Но расселены по территории страны они неравномерно. Особой демографической дисперсностью отличается в Казахстане коренная нация. Поэтому сложность в этих условиях государственного регулирования многообразных социальных интересов, необходимость создания прочных гарантий гражданского и национального равноправия в стране, а также сохранения ее исторически сложившейся территориальной целостности диктуют казахстанскому обществу потребность во всенародно избираемом главе государства и унитарном устройстве общего жизненного пространства [40, с.22].

Только унитарная целостность как внутреннее организационное единство и политическая неделимость территории Казахстана впредь может быть условием социальной стабильности и гармонизации межнациональных отношений, обеспечения равных прав и экстерриториальность защиты национального достоинства всех граждан. Унитарная целостность государства Казахстан во главе с Президентом способна обращать факторы его полиэтничности и широты пространства в источник поступательного развития страны.

В пользу этого говорят и общие закономерности «здоровой жизни государств и народов», выявленные наукой государствоведения. Они определяются в первую очередь такими объективными факторами, как территория государства, ее размеры и плотность населения. Чем болыше размеры государства, писал И.А.Ильин, «тем необходимее сильная власть и тем труднее проводить корпоративный строй»,  т.е. принцип самоуправления групп. И чем меныпе плотность населения, тем необходимее начало государства по «принципу властной опеки» [40, с.23].

Государство Казахстан, как видим, подпадает по этим основным параметрам под указанные закономерности и оптимальным образом должно строиться как президентская республика.

По объему суверенных прав и качеству обладания ими Президенту Республики Казахстан конституционно и в силу свободного мандата принадлежит их основное число и наибольшая из возможных в демократическом государстве самостоятельность и функциональная неподконтрольность их осуществления. Поэтому мы и называем его «Я» суверенитета Республики Казахстан. Далее, близко стоящий и тесно взаимодействующий с главой государства Парламент страны имеет степень самостоятельности осуществления важной части суверенных прав государства в конституционном объеме несколько меньшем. Взять, к примеру, характер его внешнеполитической правосубьектности. В собственном смысле межгосударственной ее уже назвать нельзя. Без участия Президента республики эта деятельность может быть только межпарламентской [40, с.24].

Поскольку действует и соблюдается Конституция Республики Казахстан, постольку длится воля казахстанского народа, как проявляющийся в действии его политический и социальный интерес Благодаря функционированию органа конституционного контроля в государстве не прекращается волеизъявление народа по завершению выборов Президента страны и Парламента Республики или после проведенного референдума.

Создание внутренне непротиворечивой системы законодательства в соответствии и во исполнение Основного 3акона Республики Казахстан - суверенная обязанность единой государственной власти перед казахстанским обществом. Деятельность органа конституционного контроля - это своего рода критический взор государства, обращенный к самому себе и на себя именем и смыслом Конституции Республики Казахстан, за буквой и духом которой стоит учредительная власть - народ Казахстана. В этой связи представляется вполне логичным наделение Конституцией 1995 г. органа конституционного контроля в государстве правом давать официальное толкование нормам и положениям Основного Закона [41, с.6].

Деятельность судов по применению норм уголовного, административного, гражданского и хозяйственного законодательства в наибольшей мере опосредуется положительным правом. Приговоры, определения и постановления общих судов пока не создают права судебного прецедента. 3амена в ходе судебной реформы кассационного порядка рассмотрения дел апелляционным изменит, надо полагать, качество обладания судами суверенным правом Республики Казахстан поддерживать своим правосудием установленный правопорядок и увеличит тем самым потенциал справедливости государства.

Государство Казахстан, как и любое другое государство, есть возможное, экономически и культурно обусловленное наличие свободы его граждан, находящих эту свободу в правопорядке. Отсюда и степень демократизма, его институциональные проявления в обществе на том или ином этапе развития - величина переменная. Однако, имея в основе своей правозаконность, конститу-ционализм, демократия как единство власти и народа в одном территориальном пространстве не исчезает, но постоянно нуждается в динамическом равновесии функциональных полей государства. Без государства нет демократии. В настоящее время только оно способно решать в масштабах казахстанского общества задачу совмещения политической свободы и экономической необходимости ускорения широкомасштабных социальных реформ [41, с.7].

Смысл разделения ветвей власти государства Казахстан, которая едина, поскольку имеет один источник происхождения - казахстанский народ как совокупность избирателей и налогоплательщиков, учреждающих это государство и своим трудом содержащих его - не в количественном «дележе» властных полномочий «поровну» и «раз и навсегда». История демократии не выработала такой единой меры их соотношения для всех стран и народов, Да и выработать не может, потому что условия их бытия и развития весьма особенны и изменчивы. Сюда же следует отнести внешний фактор бытующей политической непредсказуемости ситуации в отдельных сопредельных им государствах. Понятны поэтому различия в объемах правомочий и их сферах, закрепляемых Конституциями разных государств за ветвями законодательной, исполнительной и судебной властей, за  главами этих государств.

Цель этого разделения для Казахстана заключается в том, как уже отмечалось выше, чтобы совокупная компетенция самостоятельных, но не полновластных в отношении друг друга ветвей власти охватывала всю социальную роль нашего государства в конкретно-исторический переходный период развития казахстанского общества. Полновластно быть может только государство, потому что только оно суверенно. Поэтому «принцип разделения властей» предполагает целесообразные перемещения центра тяжести властных полномочий и динамическое равновесие сфер их применения с акцентом на адекватңой времени форме правления в едином государстве Казахстан. Обеспечить это равновесие – историческое призвание первого всенародно избранного 1 декабря 1991 г. Президента Республики Казахстан. Весьма примечательно в этой связи аналитическое заключение авторитетного лидера конструктивной оппозиции в Казахстане Олжаса Сулейменова. «Исторически предопределенный статус казахстанской государственности, -пишет он, - не воспринимает в готовом виде образцы государственного строя западного толка, не приемлет и классических восточных форм правлений. Идет поисковое становление симбиоза двух начал - эмпирически и сознательно вырабатывается некая переходная модель. Нечто вроде авторитарной демократии или демократического авторитаризма» [41, с.8].

С последними определениями Олжаса Сулейменова можно соглашаться либо спорить. Но необходимую тенденцию государственного строительства в постсоветском Казахстане его суждение, полагаем, отражает достаточно объективно. С точки зрения науки конституционного права и политической практики в нашей стране мы бы лишь уточнили этот вопрос дифференцированно, через критерии «форма правления» и «политический ре-жим». По форме правления современный Казахстан предстает президентской республикой. Политический режим мы бы назвали либерально-демократическим с элементами просвещенного авторитаризма. Выводы нейтральных аналитиков, на наш взгляд, близки к нашим. Так, в связи с реальной политической ситуацией в Казахстане и динамикой социальных реформ эксперты Оксфордского аналитического центра дали заключение о том, что для Казахстана на весь переходный период «единственно приемлемой формой государственного устройства является президентская республика» [41, с.9].

Осознание в казахстанском обществе в связи с собственными социально-политическими и экономическими потребностями развития целесообразных форм государственного устройства нашло выражение в Резолюции І-й сессии Ассамблеи народов Казахстана «О всенародном референдуме». В ней, руководствуясь высшими интересами укрепления стабильности казахстанского общества и межнационального согласия в нем, объективной необходимостью обеспечения преемственности курса реформ и в условиях после признания в марте 1995 г., нелигитимности Верховного Совета Республики Казахстан тринадцатого созыва Конституционным судом, Ассамблея народов Казахстана «настоятельно рекомендовала Президенту провести в ближайшее время всена-родный референдум о продлении его полномочий до декабря 2000 года» [41, с.10].

Идея была активно поддержана большинством политических партий Казахстана, включая оппозиционные, профсоюзами страны, религиозными объединениями, национально-культурными центрами и гражданами республики. 29 апреля 1995 г. в Республике Казахстан на основе принятого законодательства состоялся всенародный референдум. 3а продление до 1 декабря 2000 г. полномочий Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева проголосовало 95,46% или 7 932 834 от числа пиринявших участие в голосовании граждан 91,21% или  8 309 637 человек [42, с.77].

Решение, принятое на референдуме, носит императивный характер, оно окончательно и не нуждается в чьем-либо утверждении, потому что мандат на единую государственную власть может дать только ее учредитель -казахстанский народ. Президент Республики Казахстан Н.А.Назарбаев становится, таким образом, Президентом всех казахстанцев. Но, чтобы олицетворять и, главное, осуществлять государственное единство казахстанского народа, Президенту необходимо быть политической фигурой, равноудаленной и статусно возвышающейся над законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти государства Казахстан. И в то же время он должен обладать конституционными правомочиями координировать и для этого полнее участвовать и в законодательной, и в исполнительной деятельности присущими главе государства способами, а также служить гарантом независимости правосудия в стране, ее военно-политической безонасности вовне.

Сущность Казахстана в его народе и его земле. И государство Казахстан должно совершенствоваться каждый раз ввиду той исторической необходимости и той пользы, которую оно может принести казахстанцам и международному сообществу.

Деятельность исполнительной ветви власти направлена на осуществление не только изданных Президентом Республики указов, постановлений и распоряжений, но также им подписанных и выражающих общее согласие исполнительной и законодательной ветвей власти, общеказахстанских законов. Причем сила ветвей власти, вместе взятых, а через них и целостность государства обусловливается именно всеобязательностью и верховенством этих законов, а не локальными решениями «под себя», издаваемыми порой местными исполнительными и представительными органами законность - юридическое выражение целостности государства. Последние, считаем, будут только усиливать единство государственной власти, если созданные по горизонтали на началах выборности, разумной количественной компактности и профессионализма, они войдут в структуру исполнительной власти как представительные органы местного самоуправления с определенными сдерживающими и контролирующими правомочиями в отношении глав администраций акимов [42, с.78].

Если главной особенностью системы правления в государстве Казахстан по новой Конституции назвать значительное усиление института президентства, то это будет верно. Однако это будет весьма не полно, потому что одновременно, благодаря новому статусу Президента Республики Казахстан как бы «над ветвями власти» и конституционному возвышению его координирующей и динамизирующей роли в механизме их взаимодействия, значительно усиливаются, прежде всего, потенциал казахстанского парламентаризма и, конечно, самостоятельность исполнительной вертикали, а также полнее гарантируется независимость судебной власти.

2.2 Особенности президентской республики по Конституции 1995 года

30 августа 1995 г. народ Казахстана принял на референдуме новую Конституцию Республики. Высшей юридической силой народного волеизъявления была закреплена исторически необходимая система правления страной. По форме правления государство Казахстан остается президентской республикой, о чем записано в ст.2 ч.1. Конституции 1995 г. Однако по многообразию и гибкости элементов этого правления, апробированных конституционной практикой развитых демократий, казахстанская форма президентского правления обретает благодаря новому Основному 3акону логически завершенный вид особой системы разделения и функционирования единой государственной власти в обществе [43, с.22].

Институт президентства теперь не «вмонтирован» в исполнительную ветвь власти, как было по Конституции 1993 г., но призван олицетворять и осуществлять государственное единство казахстанского народа. Так, согласно ст. 40 раздела III Конституции Республики Казахстан 1995 г., Президент, являясь главой государства, его высшим должностным лицом, которое определяет основные направления внутренней и внешней политики нашего государства и представляет Казахстан внутри страны и в международных отношениях, служит, во-первых, символом и гарантом единства народа и государственной власти и, во-вторых, обеспечивает согласованное функционирование всех ветвей государственной власти, а также ответственность ее органов перед народом Казахстана. В соответствии с этой, по существу конституционно закрепленной концепцией казахстанской модели президентской республики, выстраиваются все остальные элементы системы правления, образуя слаженный механизм «сдержек и противовесов». Прежняя Конституция 1993 г., хотя и провозглашала его, но не обеспечивала, т.к. изначально базировалась на идее «жесткого разделения властей», несовместимой с условиями переходного периода [43, с.24].

Парламентаризм в Казахстане как идея и практика представительного осуществления законодательной власти от имени народа есть и будет. Но легитимным представителем казахстанского народа является не только конституционно избираемый и формируемый двухпалатный парламент в составе мажилиса и сената, действующих на постоянной основе см. ст.ст, 50-51 Конституции 1995 г.. На этой основе есть и должен быть Президент казахстанцев, потому что наша демократия как единство власти и народа предполагает не только персонофикацию государственнои власти, но также одновременное возрастание решающей роли граждан в политике, развитие в Казахстане форм прямого волеизъявления народа. Это, в свою очередь, делает главу государства Казахстан представителем и олицетворением единства народа Казахстана, ведь за него голосует вся страна как один избирательный округ. Парламент объективно представляет многообразие народа Казахстана, поскольку избирается и формируется по разным территориальным округам, как прямо, так и косвенно, разными субъектами политического процесса. Такие особенности происхождения властных полномочий Президента и парламента правомерно нашли отражение в основополагающих конституционный строй Республики Казахстан нормах [43, с.25]. Так, неограниченное право выступать от имени народа и государства принадлежит Президенту всех казахстанцев. Парламент же имеет право выступать от имени народа «в пределах его конституционных полномочий». При этом Конституция 1995 г. преемствует существо положения прежней Конституции о том, что никто не может присваивать власть в Республике Казахстан, усиливая его указанием на преследование таких действий по закону.

Полнота представительства народа Казахстана, единого в своем многообразий, непрерывность и своевременность формирования и выражения его воли и интересов в законодателвстве с необходимостью предполагают не только представительный орган в нашем государстве - парламент и также - Главу этого государства - Президента, но еще и одновременную, точнее сказать, параллельную законодательную деятельность как парламента, так и главы государства. Конечно, в соответствующих правовых объемах и сферах общественных отношений, не дублируя, но восполняя законодательные функции друг друга.

Конституция Республики Казахстан 1995 г. исключает «конкурирующее» законодательствование двух, представляющих единство Президента и многообразие парламента казахстанского народа, демократических институтов. 3а парламентом в соответствии с ч.3 ст.61 раздела IV Конституции закреплено право издавать законы, которые регулируют важнеишие общественные отношения и устанавливают основополагающие принципы и нормы, касающиеся: правосубъектности физических и юридических лиц, гражданских прав и свобод, обязательств и ответственности физических и юридических лиц;

режима собственности и иных вещных прав; основ организации и деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, государственной и воинской службы;налогообложения, установления сборов и других обязательных платежей; республиканского бюджета; вопросов судоустройства и судопроизводства; образования, здравоохранения и социального обеспечения; приватизации предприятий и их имущества; охраны окружающей среды; административно-территориального устройства республики; обеспечения обороны и безопасности государства [43, с.26]. Как видим, Конституция 1995 г, впервые четко установила исчерпывающий, но довольно широкий круг наиболее важных общественных отношений в качестве объекта регулирования законами Республики Казахстан. Однако следует особо заметить, что издаваться они могут не только парламентом. В определенных новой Конституцией случаях, помимо промульгирования законов, т.е, их подписания и обнародования, Президент Республики Казахстан вправе издавать законы и указы, имеющие силу законов. Рассмотрим, какие это случаи. Конституция 1995 г. устанавливает два. Во-первых, когда двумя третями голосов от общего числа депутатов каждой из палат по инициативе Президента парламент на совместном заседании палат делегирует ему законодательные полномочия на срок, не превышающий одного года. Во-вторых, при неисполнении парламентом требований Президента о приоритетном или срочном рассмотрении какого-либо законопроекта, Президент вправе издать указ, имеющий силу закона, который действует до принятия парламентом нового закона.

В остальной своей практике Президент Республики Казахстан издает на основе и во исполнение Конституции и законов указы и распоряжения, имеющие обязательную силу на всей территории республики. Нормативно-правовые акты Президента Республики Казахстан, наряду с нормами Конституции 1995 г. и соответствующих ей законов образуют действующее право в Республике Казахстан.

Установление Конституцией 1995 г. новой системы президентской формы правления в Казахстане позволяет существенно повысить роль и ответственность исполнительной власти. Отныне правительство самостоятельно осуществляет исполнительную власть Республики Казахстан. Теперь правительство само, а не Президент, как было по Конституции 1993 г. возглавляет систему исиолнительных органов и осуществляет руководство их деятельностью [43, с.28].

В отличие от прежней Конституции, нынешняя в ст. 66 детально очерчивает компетенцию правительства Республики Казахстан. Оно: разрабатывает основные направления социально-экономической политики государства, укрепления его обороноспособности, безопасности, обеспечения общественного порядка и организует их осуществление; разрабатывает и представляет парламенту республиканский бюджет и отчет о его исполнении, обеспечивает исполнение бюджета; вносит в мажилис проекты законов и обеспечивает исполнение законов; организует управление государственной собственностью; вырабатывает меры по проведению внешней политики республики; руководит деятельностью министерств, государственных комитетов, иных центральных и местных исполнительных органов; отменяет или приостанавливает полностью или в части действие их актов; назначает на должность и освобождает от должности руководителей центральных исполнительных органов, не входящих в состав правительства; назначает на пятилетний срок на должность четырех членов счетного комитета по контролю за исполнением государственного бюджета [44, с.12].

Правительство вынолняет также иные функции, возложенные на него Конституцией, законами и актами Президента Республики Казахстан. При этом место решений правительства в иерархии источников действующего в республике права определено ч.3, ст.69 Конституции 1995 г.: «Постановления Правительства и распоряжения Премьер-Министра не должны противоречить Конституции, законодательным актам, указам и распоряжениям Президента Республики». Не менее важно отметить и то, что правительство во всей своей деятельности ответственно перед Президентом, а также подотчетно парламенту. Это обусловлено порядком легитимации правительства республики как органа государства Казахстан [44, с.13].

Образует правительство, согласно ст. 65 Основного 3акона, Президент республики по предложениям о его структуре и составе премьер-министра, который назначается на должность также Президентом, но с согласия парламента на совместном заседании палат. Освобождение от должности премьер-министра или члена правительства производится Президентом республики самостоятельно [45].

Что касается местных исполнительных органов, то поскольку они, как указывает Конституция 1995 г., входят в единую систему исполнительных органов Республики Казахстан, которую, как отмечалось выше, возглавляет правительство страны, теперь акимы областей, городов республиканского значения и столицы назначаются на должность Президентом республики по представлению премьер-министра. Однако освобождать акимов от должностей Президент вправе по своему усмотрению.

Подотчетность правительства парламенту республики заключается в том, что на совместном заседании его палат заслушивается доклад премьер-министра о программе правительства, которая может быть одобрена или отклонена. Повторное отклонение программы большинством в две трети голосов от общего числа депутатов каждой из палат означает выражение вотума недоверия правительству. Кроме того, каждая из палат парламента самостоятельно, т.е. без участия другой палаты, вправе по инициативе не менее одной трети от общего числа депутатов палаты заслушивать отчеты членов правительства по вопросам их деятельности и большинством в две трети голосов от общего числа депутатов мажилиса или сената принимать обращение к Президенту республики об освобождении от должности члена правительства в случае неисполнения им законов республики [44, с.14].

Положение Президента по Конституции Республики Казахстан 1995 г. как бы «над ветвями власти» таково что позволяет ему быть арбитром в отношениях между правительством и парламентом, упреждать или разрешать государственные коллизии и кризисы.Так, в случае выражения парламентом вотума недоверия правительству, оно заявляет Президенту республики об отставке, вопрос о принятии или отклонении которой он решает в десятидневный срок. При отклонении отставки правительства, заявленной в связи с выражением последнему вотума недоверия парламентом, Президент Республики вправе распустить парламент. Кроме того, Президент республики вправе по своей инициативе принять решение о прекращении полномочий правительства или освобождении от должности любого его члена. Освобождение от должности премьер-министра означает прекращение полномочий всего правительства. В этой норме находит выражение принцип коллегиальной ответственности правительства, закрепленный теперь в ст.68 ч.1 Конституции Республики Казахстан 1995 г.

С другой стороны, Президент может распустить парламент в случаях, которые были уточнены в ходе всенародного обсуждения проекта новой Конституции, а именно: политического кризиса в результате непреодолимых разногласий между палатами парламента или парламентом и другими ветвями государственной власти; двукратного отказа парламента дать согласие на назначение премьер-министра; выражения парламентом вотума недоверия правительству (см.ч.1, ст.63) [45].

Между тем Конституция однозначно оговаривает условия, когда парламент не может быть распущен Президентом. Это - в период чрезвычайного или военного положения; в последние шесть месяцев полномочий Президента республики; в течение одного года после предыдущего роспуска.

Нетрудно заметить, что Конституция Республики Казахстан 1995 г. устанавливает весьма тесное взаимодействие ветвей власти. При этом их разделение гарантируется не только четким разграничением правомочий и недопустимостью вмешательства в компетенцию друг друга, но также и специальными конституционными гарантиями.

К ним можно отнести, во-первых, недопустимость «совмещенного мандата»: члены правительства не вправе быть депутатами представительного органа; занимать иные оплачиваемые должности; осуществлять предпринимательскую деятельность, на них не распространяется правило «должностного иммунитета»; депутаты парламента также не, вправе занимать иные оплачиваемые должности и заниматься предпринимательской деятельностью, что в противном случае влечет прекращение депутатских полномочии; для них установлен институт «депутатской неприкосновенности» [46, с.9].

Во-вторых, предоставление права законодательной инициативы только двум субъектам: депутатам парламента и правительству республики.

В-третьих, отнесение права давать официальное толкование норм Конституции Республики Казахстан к полномочиям специального органа государства по контролю конституционной законности - Конституционного совета, а не как было прежде: сам законодатель - Верховный Совет Республики Казахстан - мог официально толковать принимаемые и изменяемые им же законы, включая Основной 3акон страны.

В-четвертых, что исключительно важно еще и для стабильности новой Конституции, теперь изменения и дополнения в нее могут быть внесены, как правило, республиканским референдумом, проводимым по решению Президента, которое он принимает по собственной инициативе или по предложению парламента или правительства; либо опять же по инициативе Президента изменения и дополнения в Конституцию Республики Казахстан 1995 г. может принять парламент, но если Президент решит передать их проект на его рассмотрение в совместном заседании палат. И, наконец, в пятых, упрочение гарантий независимости судебной власти путем установления особого конституционного порядка избрания высших судей сенатом и назначения всех других судей Президентом республики; финансирования судов непосредственно за счет средств государственного бюджета; несовместимости должности судьи с депутатским мандатом, занятием иной оплачиваемой должности или предпринимательской деятельностью; путем закрепления в Конституции республики института «судейского иммунитета». Вместе с тем организационное и функциональное разделение ветвей власти по Конституции Республики Казахстан 1995 г., не допуская слияния, как в советский период, законодательной и исполнительной властей и управляемости судов, в то же время не настолько «жесткое», чтобы нарушать единство государственной власти в стране [47, с.102].

Наряду с осуществлением уже упоминавшихся конституционных правомочий, Президент Республики Казахстан обращается с ежегодным посланием к народу Казахстана о положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики республики; назначает выборы в парламент, созывает его первую сессию и внеочередные совместные заседания палат парламента; принимает присягу его депутатов народу Казахстана; с согласия парламента назначает на должности председателя Национального банка, Генерального прокурора и председателя Комитета национальной безопасности и сам освобождает их от должности; ведет переговоры и подписывает международные договоры республики; является Верховным главнокомандующим Вооруженными силами республики; решает вопросы гражданства республики; осуществляет помилование граждан и многие другие высочайшие прерогативы главы государства Казахстан в соответствии с Конституцией и законами республики см.ст.44 раздела III «Президент» и нормы других разделов Конституции 1995 г. [47, с.103].

Вместе с тем впервые в истории казахстанского конституционализма устанавливается демократический институт «импичмента» или отрешения главы государства от должности. Поскольку логикой государственной жизни предполагается свобода политической воли главы государства и выбор его народом: из наидостойнейших казахстанцев, ответственность Президента Республики Казахстан наступает за действия, совершенные им при исполнении своих обязанностей в случае государственной измены. Решение о выдвижении такого обвинения в адрес главы государства и его расследовании принимается большинством от общего числа депутатов мажилиса по инициативе не менее чем одной трети его депутатов.

Расследование обвинения организуется сенатом и его результаты большинством голосов от общего числа сенаторов передаются на рассмотрение совместного заседания палат парламента. Окончателыное решение принимает парламент на совместном заседании палат большинством не менее трех четвертей от общего числа голосов депутатов каждой из палат при наличии заключения Верховного суда обоснованности обвинения и заключения Конституционного совета о соблюдении конституционных процедур.

При этом Основной 3акон в ч.3, ст.47 устанавливает запрет на возбуждение вопроса об отрешении Президента Республики от должности в период рассмотрения им вопроса о досрочном прекращении полномочий парламента [45].

Но не только в порядке импичмента Президент республики может быть освобожден от должности. При устойчивой неспособности осуществлять свои обязанности по болезни он может быть досрочно освобожден от должности решением парламента на совместном заседании палат принятым большинством не менее трех четвертей от общего числа депутатов каждой из палат на основании заключения специальной комиссии и заключения Конституционного совета о соблюдении конституционных процедур.

Предусматривает Конституция и то, к какому должностному лицу в государстве Казахстан переходит исполнение обязанностей его главы в случае досрочного освобождения или отрешения от должности Президента республики, а также в случае его кончины. Так, согласно ч. І, ст. 48 Конституции 1995 г. исполнение обязанностей Президента временно переходит к председателю сената, а при невозможности им принять на себя обязанности главы государства они переходят к премьер-министру республики. 3атем в двухмесячный срок с момента досрочного прекращения полномочий Президента должны быть проведены внеочередные выборы главы государства [45].

На этот период новая Конституция закрепляет необходимые обществу демократические гарантии.Исполняющий обязанности Президента республики не имеет права распускать парламент; прекращать полномочия правительства; назначать республиканский референдум; также вносить предложения об изменениях и дополнениях в Конституцию Ресиублики Казахстан.

Ни при каких условиях не могут быть изменены установленные Конституцией 1995 г. унитарность и территориальная целостность нашего государства, республиканская форма правления в Казахстане.

2.3 Становление внешней политики Республики Казахстан

Республика Казахстан, став в результате дезинтеграции СССР самостоятельным субъектом международных отношений, оказалась перед настоятельной необходимостью в кратчайшие исторические сроки определить свое место в системе геополитических координат, сформулировать свои национально-государственные интересы, выстроить адекватную этим интересам систему внешнеполитических приоритетов, заложить основы своей внешнеполитической стратегии [48, с.13].

16 декабря 1991 г. Верховный Совет Республики принял Закон о государственной независимости Казахстана, статья 13 которого гласила, что «Республика Казахстан является субъектом международного права, обменивается дипломатическими и консульскими представительствами, может входить в международные организации, системы коллективной безопасности и участвовать в их деятельности». Статья 14 закрепляла за Казахстаном право самостоятельно решать вопросы внешнеэкономической деятельности. Статья 15 указывала на то, что Республика Казахстан принимает меры по охране своей независимости и укреплению национальной государственности, а статья 16 закрепила за Казахстаном право на создание собственных вооруженных сил.

В этой связи встал закономерный вопрос о реакции международного сообщества на провозглашение независимости Казахстана. Актуализировался вопрос о дипломатическом признании Республики Казахстан, без чего трудно было говорить о подлинной независимости. Важно было установить дипломатические отношения с другими государствами мира, наладить диалог с универсальными и региональными международными организациями, включить Казахстан в мирохозяйственные связи, добиться соблюдения его законных экономических интересов, создать благоприятные международные условия для внутренних преобразований [49, с.40]. Ситуация усугублялась тем обстоятельством, что у молодого государства не было традиций внешнеполитической деятельности. Многие атрибуты, характерные для суверенного государства, в Казахстане в тот момент либо отсутствовали, либо находились в зачаточном состоянии. Министерство иностранных дел Казахстана выполняло далеко не дипломатические функции. У страны не было ни одного дипломатического представительства за рубежом. Казахстан испытывал острую потребность в элементарных наработках по внешнеполитическим вопросам. Наконец, наблюдался острый дефицит квалифицированных дипломатических кадров. В момент обретения независимости Казахстан не имел ни одного международного договора, и в этих условиях необходимо было заново создавать всю договорную базу межгосударственных отношений, без которых не могли быть установлены столь необходимые независимому Казахстану деловые контакты с другими государствами. Поэтому необходимо было заново создавать всю договорную базу межгосударственных отношений.

Многие государства и международные организации не имели достоверной информации о независимом Казахстане и вынуждены были пользоваться устаревшими сведениями относительно его возможностей, его народа и экономического потенциала. Важно было радикально исправить ситуацию, преодолеть негативное отношение к стране, сделать Казахстан узнаваемым на международной арене, создать позитивный имидж страны в мировом сообществе [49, с.41]. Перед руководством страны стояла задача обеспечения реальной безопасности молодого государства, находившегося в сложном геополитическом окружении. Напомним, что к тому времени уже полыхал гражданский конфликт в Таджикистане, имели место столкновения узбеков и кыргызов в г. Ош, происходили столкновения на кыргызско-таджикской границе, разгоралась война в Грузии, продолжалась война между Азербайджаном и Арменией. К этому добавлялись нерешенные пограничные вопросы между центрально-азиатскими странами и Китаем.

В этих сложнейших условиях все бремя тяжелой ответственности за международную политику независимого Казахстана взял на себя Первый Президент РК. По признанию многих зарубежных и отечественных экспертов, именно это обстоятельство позволило избежать многих издержек в процессе утверждения Казахстана в мировом политическом пространстве. Личные контакты, установленные Н. А. Назарбаевым на самом высоком уровне, помогли решить важные задачи становления казахстанской внешней политики [50, с.11].

1 декабря 1991 г. сразу же после первых всенародных президентских выборов Н. А. Назарбаев впервые очертил контуры казахстанской внешней политики, определив ее многосторонний характер. Глава государства подчеркнул, что Казахстан не будет замыкаться только на Азиатском континенте, у страны должен быть разумный баланс между Европой и Азией. Республика Казахстан будет развивать экономические связи со всеми государствами мира. Основополагающие принципы внешнеполитического курса независимого Казахстана были четко сформулированы Президентом Н. А. Назарбаевым в его работе «Стратегия становления и развития Казахстана как суверенного государства» (1992 г.), в которой была провозглашена миролюбивая направленность политики Республики Казахстан на международной арене: «Осознавая свою ответственность и понимая, что любой военный конфликт может привести к катастрофическим последствиям: признаем сохранение мира в качестве приоритетной цели государственной политики Казахстана; отвергаем войну или угрозу военной силой как средство достижения политических, экономических и других целей; стремимся к обретению статуса безъядерного государства и присоединения к договору о нераспространении ядерного оружия;

поддерживаем принцип неприменения первыми оружия массового поражения и выступаем за принятие данного обязательства всеми государствами мирового сообщества; придерживаемся принципов нерушимости сложившихся границ, невмешательства во внутренние дела других государств» [51, с.30]. В данной работе было указано и на важную роль внешнеполитической деятельности в обеспечении национальной безопасности: «Специфика геополитического положения и этнодемографического состава, уровень развития экономики и военного строительства Казахстана делают доминирующими в обеспечении его безопасности не военные, а политические средства с опорой, прежде всего на собственные силы и разумную, взвешенную дипломатию». Глава государства акцентировал также внимание на необходимости учета геоэкономических факторов: «Отсутствие прямого выхода к открытому морю, удаленность от коммуникативных средств затрудняют участие республики в международных экономических связях. Поэтому исключительное значение имеет поддержание взаимовыгодных дружественных отношений на принципах полного доверия с сопредельными государствами, прежде всего с Россией и Китаем, являющимися для нас воротами к мировым коммуникациям. Вместе с тем мы, естественно, выступаем за развитие широких связей со всеми другими странами на основе международной справедливости и партнерства». В этом уникальном документе, несущем на себе отпечаток первых лет независимости, уже фактически заложена сущность принципа многовекторной политики суверенного Казахстана, означающего развитие дружественных и предсказуемых взаимоотношений со всеми государствами, играющими существенную роль в мировых делах и представляющими для страны практический интерес. При этом прагматический интерес напрямую увязан не только с принципом равноправия, но и с принципом справедливости, без которого нет подлинного международного права [51, с.31]. Основной груз налаживания диалога с ведущими государствами мира взвалил на себя Президент РК. За короткое время он сумел установить доверительные отношения со всеми грандами мировой политики - Ж. Шираком, Цзян Цзэминем, Дж. Бушем-старшим, У. Клинтоном, М. Тэтчер и др. В течение 1991-1993 гг. Н. А. Назарбаев вел интенсивную международную деятельность и совершил целый ряд важных официальных и рабочих визитов, сыгравших исключительную роль в процессе утверждения Казахстана в качестве суверенного государства. Так, в 1992-1993 гг. он посетил Австрию, Индию, Пакистан, Россию, США, Бельгию, Египет, Туркменистан, Таиланд, Китай, Монголию. В свою очередь в Казахстане с визитами побывали лидеры Турецкой Республики, Армении, Украины, Австрии, Индии, Грузии, Узбекистана, Болгарии, Франции. За этот же период Казахстан открыл свои посольства в России, Германии, Иране, Азербайджане, Армении, Беларуси, Грузии, Кыргызстане, Молдове, Туркменистане, Узбекистане, Украине, Венгрии, Бельгии, Египте [52, с.14].

Как отмечают его ближайшие соратники, Н. А. Назарбаев тщательно и кропотливо готовился к международным встречам, скрупулезно изучал аналитические и информационно-справочные материалы, детально знакомился с текстами договоров и соглашений. Особое внимание он уделял изучению личности своих собеседников, к каждому находил индивидуальный подход. Фирменным стилем Первого Президента стала непринужденность, убедительность и редкое для державных политиков личное обаяние, яркая харизма, умение настроиться на общую психологическую тональность с собеседниками [52, с.15].

С первых дней независимости Казахстан придавал важное значение сотрудничеству с международными финансовыми организациями. 26 июня 1992 г. Верховный Совет РК принял Закон о членстве Казахстана в МВФ, МБРР, МФК, МАР, а 30 июня 1992 г. Казахстан стал членом Всемирной таможенной организации. Многостороннее сотрудничество и эффективное участие в данных международных организациях стало логическим продолжением курса на открытость нашего общества, обеспечение его экономической и национальной безопасности. Вступление Республики Казахстан в международные финансовые институты трактовалось руководством страны не только как возможность получения кредитов, но и как способ повышения авторитета Казахстана в глазах мирового сообщества. Кроме того, активное взаимодействие Казахстана с данными организациями означало конец замкнутости экономики Казахстана. При этом внимание акцентировалось на равноправном характере взаимоотношений между РК и международными финансовыми организациями: «Мы осознаем глубинный смысл помощи международных финансовых органов. Нас не берут ни в кабалу, ни на иждивение - нам помогают встать на ноги».

Важным вектором внешней политики Казахстана в 1991-1993 гг. было постсоветское пространство. Как известно, во многом именно благодаря настойчивости Н. А. Назарбаева 21 декабря 1991 г. в Алматы главами 11 независимых государств, ранее входивших в СССР, была подписана Алматинская декларация о создании СНГ [53, с.111].

Следует отметить, что Казахстан изначально был сторонником превращения Содружества в полнокровное и дееспособное объединение. При активном содействии РК в 1993 г. был принят ряд важных документов, в том числе Устав СНГ. В мае того же года в ходе Московской встречи были созданы Координационно-консультативный комитет и Исполнительный секретариат СНГ, на необходимости которых Н. А. Назарбаев настаивал с первых дней образования Содружества. 15 мая 1992 г. Казахстан и пять других стран СНГ (Россия, Армения, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан) подписали Договор о коллективной безопасности.

Кроме того, руководство страны понимало, что для того чтобы не отстать от динамически меняющегося внешнего мироустройства и обрести достойное место в мировом сообществе, Казахстану как молодому суверенному государству, расположенному на огромном евразийском пространстве, необходимо принимать самое активное участие в решении дел как регионального, так и глобального масштаба [16].

Еще в 1992 г. в своей работе «Стратегия становления и развития Казахстана как суверенного государства» Первый Президент РК четко заявил, что Казахстан стремится к созданию системы коллективной безопасности всего мирового сообщества. Н. А. Назарбаев подчеркнул, что с этой целью РК будет добиваться: урегулирования конфликтных ситуаций исключительно мирным путем, посредством переговоров в рамках международного права; свертывания гонки вооружений на Земле и недопущение ее в космосе; поэтапного сокращения всеми государствами международного сообщества своих вооруженных сил до уровня, минимально достаточного для обороны; сокращения производства и испытаний всех видов оружия массового поражения, и в первую очередь ядерных, с перспективой их полной ликвидации;

запрещения использования существующих и создания новых технологий для производства оружия массового поражения; недопущения экспорта (передачи) материалов и технологий, способствующих созданию и распространению оружия массового поражения; уничтожения химического оружия; взаимной открытости в военной деятельности и осуществления мер в области укрепления доверия и безопасности [54, с.17].

В этом контексте особое значение имела инициатива Н.А.Назарбаева о созыве Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Уже с октября 1992 г. началась практическая работа в данном направлении. В ходе первого этапа был сформирован костяк совещания, состоящий из 15 государств, 9 наблюдателей и 4 международных организаций, включая ООН и ОБСЕ.

Таким образом, 1991-1993 гг. стали периодом активного становления внешней политики республики Казахстан. За небольшой исторический срок РК определила основные принципы, векторы и приоритеты своей внешней политики, установила дипломатические отношения со многими странами мира, наладила диалог с влиятельными и авторитетными международными организациями, выступила с рядом ценных инициатив в сфере создания системы коллективной безопасности. При этом ведущая роль в определении внешнеполитического курса и его реализации принадлежала Первому Президенту Республики Казахстан - Н.А.Назарбаеву.

Однако складывающийся правопорядок в мировом сообществе государств и народов, куда уверенно входит и Республика Казахстан в качестве полноправного члена ООН и СБСЕ, с декабря 1994 г. - ОБСЕ, т.к. совещание переросло в Организацию по Безопасности и Сотрудничеству в Европе, и как активный участник системы коллективной безопасности стран СНГ, и как инициатор процесса создания региональной и межгосударственной организации по взаимодействию и мерам доверия в Азии, побуждает ее считаться с мировыми тенденциями и проецировать государственные интересы на геополитические реалии региона.

Необходимость официального представительства многообразия народов в целостном мире, непосредственной защиты прав и свобод граждан, развитие их самобытной культуры и языка, национального самосознания, естественное стремление наций выделиться своими достижениями делают суверенитет современного государства непреходящей политической и экономической ценностью народов. Способность Республики Казахстан добровольно воспринимать и выполнять нормы международного права как свое внутригосударственное законодательство и в то же время не делать этого в ущерб основным интересам и особенностям казахстанского общества - есть качество совместимости ее государственного суверенитета.

Степень совместимости суверенитета с международным правом, как и суверенитетов разных государств на основе норм последнего друг с другом - величина переменная, определяемая собственным отношением государства к тем или иным международно-правовым нормам и принципам. В отличие от Конституции Республики Казахстан 1993 г., обходившей этот вопрос, Конституция 1995 г. в ст. 8 раздела «Общие положения» закрепляет: «Республика Казахстан уважает принципы и нормы международного права, проводит политику сотрудничества и добрососедских отношений между государствами, их равенства и невмешательства во внутренние дела друг друга, мирного разрешения международных споров, отказывается от применения первой вооруженной силы» [45].

Чем меньше эта величина подвержена резким колебаниям, тем устойчивее позиции суверенного государства в мировом сообществе. В целом совместимость суверенитета определяется столь же реальной взаимозависимостью государств в подитической, экономической и гума-нитарной сферах жизни, сколько и осознанием нужды друг в друге народами каждого из этих суверенных государств, полезности, взаимовыгодности цивилизованного сотрудничества между ними, нежели бесконечного сведения исторических счетов. Уважение суверенного равенства государств - минимальный императив совместимости суверенитетов во взаимозависимом и целостном мире. Согласно Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отпошений и сотрудничества между государствами, в соответствии с Уставом ООН, понятие суверенного равенства означает, что: государства юридически равны; каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету; каждое государство обязано уважать правосубъектность других государств; территориальная целостность и политическая независимость государства неприкосновенны; каждое государство имеет право свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы; каждое государство должно выполнять полностью и добросовестно свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами.

Самоограничение государством Казахстан пределов своего властного вмешательства в личную жизнь граждан и сферу гражданского общества признанием прав человека и Конституцией именем народа или самообязывание республики присоединением к международным конвенциям и заключением двусторонних и многосторонних договоров было бы неверно толковать как ограниченный суверенитет. Но он есть суверенитет совместимый в силу осуществления государством Казахстан своей внутригосударственной и внешнеполитической правосубъектности в новом качестве самостоятельного и равноправного с большими и малыми государствами члена мирового сообщества.

Свобода Республики Казахстан выразилась здесь в ее демократическом выборе и международно-правовой ответственности за него. При этом осуществление ею суверенного права на объединение с другими государствами и международными организациями в различные союзы и ассоциации гарантируется сохранением за Казахстаном такого же суверенного права на выход республики из них. Если в этой связи обратиться к заключенному Республикой Казахстан с другими странами СНГ 24 сентября 1993 г.

Договору о создании Экономического Союза, то в ст. 33 прямо закреплено право любой из договаривающихся сторон «заявить о выходе из настоящего Договора, уведомив об этом другие Договаривающиеся стороны не менее чем за 12 месяцев» [55, с.25].

Конечно, в подобных договорах Казахстана можно усмотреть некоторую утрату своей самостоятельности. Однако это следует рассматривать не как ограничение суверенных прав республики, а как трансферт, временное перемещение отдельной компетенции государства Казахстан в тех или иных областях, в которых оно пока затрудняется по объективным причинам фактически осуществить это суверенное право либо само заинтересовано в межгосударственной координации. Но добровольно передается, к примеру, структурам СНГ или Экономического Союза не оно само, а специальная, заранее оговоренная компетенция как согласие на общую оборонную политику, свободную торговлю, таможенный союз, общий рынок товаров, услуг, капиталов и рабочей силы стран СНГ в интересах содержательного наполнения этого суверенноого права, которое в Республике Казахстан реально сохраняется юридической и практической возможностью одностороннего выхода по своей суверенной воле из экономического союза. К тому же Республика Казахстан на равных участвует в деятельности исполнительных и координационных институтов СНГ, а решения Совета глав государств и Совета глав правительств по вопросам функционирования Экономического Союза принимаются с общего согласия - консенсусом. Эти же принцииы заложены в основу Договора о создании единого экономического пространства Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана [55, с.26].

Тесный экономический союз Республики Казахстан со странами СНГ не противоречит геополитическим интересам государства, однако его практическое воплощение не должно никем увязываться с какими-либо территориальными претензиями к нему и подрывать единство государственной власти, усекая ее пространственные пределы. С какой бы стороны ни исходили эти притязания, это, в первуго очередь, станет нарушением суверенного равенства Республики Казахстан любому другому государству и, собственно, нарушением одного из основополагающих принципов Договора о создании Экономического Союза. Что в конечном счете чревато серьезной геополитической дестабилизацией в Евразийском регионе, опасной для всего мира.

В связи с реализацией Республикой Казахстан суверенного права на объединение с другими государствами и определение своего правового статуса в этих объединениях сообразно собственным политическим СНГ и экономическим ЭС государственным интересам, нельзя не обратить внимания на выдвинутую партией Народный Конгрес Казахстана идею конфедерации Республики Казахстан и Российской Федерации. На первый взгляд, идея эта привлекательна и отвечает геополитическим реалиям, в которых находятся государства.

Оборонный и внешнеполитический союз двух государств уже заключен как двусторонним договором, причем весьма тесный, так и в рамках системы коллективной безопасности стран-участниц Содружества Независимых Государств. Конечно, союзы эти на практике далеки от совершенства и нуждаются в постоянных обоюдных усилиях государств в отлаживании действенных механизмов своего взаимодействия. Но требует ли это создания общих надгосударственных структур, совершенно разных по своему государственному устройству унитарно-целостного Казахстана и сверхсложной федерированной России. При доброй их воле все вопросы могли бы решаться межгосударственными комиссиями, действующими на постоянной организационной основе при координирующем участии в них глав государств. Ориентиром могли бы стать межгосударственные отношения США и Канады

Что касается внешней политики, то государственные интересы Казахстана и России, действительно, часто совпадают или параллельны, но далеко не равны по собственным объемам и международной ответственности. Различны ожидания у Казахстана и России от мировой экономики в силу значительных отличий в структуре внутренних экономических связей и форм собственности, а также разницы в темпах и глубине социальных реформ, различий в состоянии денежных систем [55, с.27]. Тесная межгосударственная координация внешнеполитической деятельности, безусловно, нужна как Республике Казахстан, так и Российской Федерации. Но так ли нуждается Казахстан в слиянии своего голоса на международной арене в одном исполнителе в то время, как самостоятельность исполнителей вовсе не исключает созвучия и гармонии, зато повышает ответственность суверенного государства за судьбы своих граждан и ресурсы национальной территории. Продолжающийся кризис во всех сферах общественной жизни стран СНГ и нарастание в них социально-экономической напряженности вынуждают глав государств искать новые пути евразийской интеграции этих стран. Весьма заметной инициативой в этом направлении стал проект Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева «О формировании Евразийского Союза Государств». В нем ЕАС определяется как союз равноправных независимых государств, направленный на реализацию национально-государственных интересов каждой страны-участницы и имеющегося у них совокупного интеграционного потенциала. Цель союза - укрепление стабильности и безопасности стран, обеспечение успешной социально-экономической модернизации в постсоветском пространстве.

В качестве основы сближения суверенных государств проект называет экономические интересы.

Предусматривая демократические принципы объединения и исключение ассоциированного членства, проект ЕАС предполагал создание системы наднациональных органов, включая высший орган политического руководства - Совет глав государств и глав правительств ЕАС, - и высший консультативно-совещательный орган - Парламент ЕАС, а также постоянно действующий контрольный орган - Межгосударственный исполнительный комитет ЕАС и ряд наднациональных координирующих экономических структур.

Проект вызвал широкую дискуссию в печати стран СНГ и на высшем уровне. В Алматы состоялась научно-практическая конференция по обсуждению возможности создания Евразийского союза. Однако главы многих постсоветских государств проявили скептицизм в отношении тех положений проекта, которые предусматривают формирование общих надгосударственных органов руководства, усмотрев в этом опасность возрождения прежнего СССР. Тем не менее, проект ЕАС Президента Казахстана подвел черту под рассуждения «нужен ли тесный союз государств» и перевел их в плоскость вопроса практической политики. 0бъективная тенденция Евразийского интеграционизма набирает силу [56, с.29].

Стержневым элементом на пути естественного развития интеграционных процессов на этом пространстве стало углубление двусторонних казахстанско-российских взаимовыгодных отношений. 20 января 1995 г. в Москве был подписан большой пакет документов между двумя странами.

Ключевыми среди них являются Декларация о расширении и углублении казахстанско-российского сотрудничества; Договор между Республикой Казахстан и Российской Федерацией о правовом статусе граждан Республики Казахстан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, и граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Республики Казахстан; Соглашение между Республикой Казахстан и Российской Федерацией об упрощенном порядке приобретения гражданства гражданами Республики Казахстан, прибывающими для постоянного проживания в Российскую Федерацию, и граждан Российской Федерации, прибывающими для постоянного проживания в Республику Казахстан. Эти документы были подписаны главами двух государств.

14 казахстанско-российских документов были подписаны на правительственном уровне, а также руководителями ряда министерств и ведомств. Среди этих документов особое значение для сближения двух государств имеют Соглашение о платежном союзе, положившее начало фактическому созданию единого таможенного пространства Казахстана и России, которое даст своооду перемещения грузов через национальные территории, отмену пошлин и налогов; блок договоренностей по вопросам военного сотрудничества, которыми в рамках общего военно-стратегического пространства Казахстана и России, обеспечивается теперь их взаимная не только военная, но и ядерная безопасность. Предусматриваются формирование, начиная с 1995 г., 0бъединенных Вооруженных Сил и объединенного командования пограничных войск для совместной охраны внешних границ [56, с.30].

Кроме того, руководствуясь теперь принципом использования вооруженными силами одной страны объектов и сооружений, размещенных на территории другой страны в интересах взаимной безопасности, Республика Казахстан передает в аренду российским Вооруженным силам четыре крупных полигона на своей территории, которыми в свое время пользовалась Советская Армия.

Подтверждена линия двух государств на тесное взаимодействие в области внешней политики,-согласование позиций по основным международным и региональным проблемам, на координацию действий Казахстана и России в ООН и ОБСЕ и по становлению СНГ как авторитетной международной региональной организации.

Вместе с тем интеграционные шаги, предпринимаемые Казахстаном, Россией и другими странами СНГ, будучи нацелены на удовлетворение коренных интересов их народов, не умаляют значения суверенного равенства государств. Ведь за суверенным равенством государств стоит равноправие наций, права человека и гражданина, безопасность и благополучие народа каждой из стран. Поэтому принцип суверенного равенства государств не только закреплен в отношениях между Казахстаном и Россией Декларацией о расширении и углублении казахстанско-российского сотрудничества, но и находит свое отражение и развитие в других ключевых интеграционных документах двух стран.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Интересы государства исходят от жизненных потребностей народа и впрямую зависят от них. И он не  «охранник», а активный участник экономической, социальной и политической жизни республики. Таким образом, глобальная задача государства – создание условий, обеспечивающих как можно больше индивидуальной и общественной безопасности. В конечном счете, этого требуют целостность и единство экономического, политического и правового пространства Казахстана. В данном контексте, государство как рациональный участник политического процесса, выступает гарантом единства и целостности политического организма.

Таким образом, главным и решающим условием достижения успехов в экономике и политико-правовой системе является обеспечение внутриполитического компромисса во имя единой общенациональной идеи, заключающейся, прежде всего в укреплении национальной государственности.

Известно, что широко распространена точка зрения, согласно которой идея национальной государственности в XX веке постепенно утратило свою актуальность и уступило место интеграционному вектору мирового развития. Однако национальное государство необходимо, по крайней мере, как фактор, стимулирующий ту же интеграционную парадигму. В действительности, все более или менее значимые философские, социальные и политические теории XIXXX вв. по существу являются результатами поиска национальной, по крайне мере, национально-государственной идентичности. Отсюда глобализация проблемы, вышедшей из своих первоначальных границ и приведшей к теориям эпохи модерна типа «столкновения цивилизаций». Однако, нация- это, прежде всего культурная и государственная идентичность. То есть национальное государство отнюдь не означает этнически однородное  государственное образование. Оно реальное политическое и юридическое равноправие, свобода и ответственность граждан в рамках определенного государственно-правового образования.

Свобода, суверенитет, демократия, прежде всего, есть ответственность. Ответственность за независимость страны, ответственность за обеспечение каждому достойного существования, ответственность за нелегкую судьбу всего того хорошего, что было создано нашими далекими и близкими предшественниками.

После обретения независимости Казахстан предпринял активные усилия, чтобы в полной мере воспользоваться возможностями, которые он получил в качестве самостоятельного субъекта международного права. Наше государство приступило к разработке внешнеполитических мероприятий, прежде всего в отношении «ближнего зарубежья», т.е. государств-участников СНГ. Естественно, что приоритетное внимание уделялось взаимоотношениям с Россией. При этом Казахстан отнюдь не собирался писать свою историю с чистого листа. И свой суверенитет наша страна не связывала с непременным развалом Советского Союза. Такая позиция определялась отчасти политическим прагматизмом казахстанского Президента, который всегда был противником любых «разрушений до основания», отчасти - историческим опытом Казахстана, который начал формироваться как современное государство в рамках СССР. События далеких лет, в основе которых лежит ряд причин - исторических, политических и социальных - обусловили превращение Казахстана в полиэтническое государство. Миграционные процессы, усилившиеся в период освоения целины и всесоюзных комсомольских строек, привели к тому, что для многих русских, украинцев, белорусов и других народов Казахстан стал второй родиной. Гак сложилась уникальная многонациональная общность народов на казахской земле. Суверенитет страны, провозглашенный в декабре 1991 года, опирался на волеизъявление граждан Казахстана всех национальностей.

В Казахстане проявляют себя особым образом все социальные отношения, так как, имея общую основу, которая свойственна большинству государств СНГ, они окрашены интенсивным этническим взаимодействием, более сложным и многоуровневым, чем в любой другой республике СНГ. Уникальность ситуации заключается в том, что при непростых условиях в стране не произошло ни одного  значимого межнационального или этнического конфликта. Национальный мир и согласие – это главное достижение республики за годы независимости.

Особенности географического расположения предоставляют Казахстану определенные геополитические преимущества, но также и создают серьезные трудности с точки зрения геоэкономики. Наша страна, расположенная на обширной территории между двумя крупными державами, получает дополнительные возможности осуществления активной политики, сочетающей высокую степень маневренности и гибкости с настойчивостью в обеспечении своих долгосрочных интересов. В то же время ее уязвимым местом является отсутствие прямого выхода к мировым коммуникациям. Необходимость поиска путей для экспорта казахстанской продукции на мировой рынок служит, в свою очередь, дополнительным стимулом к активизации внешнеполитической деятельности. Несмотря на всю важность обеспечения эффективного экспорта сырья, прежде всего углеводородного, как источника валютных поступлений, природные ресурсы нельзя рассматривать в качестве средства долговременного обеспечения экономического роста. Чтобы стать равноправным участником международного разделения труда, Казахстан должен использовать получаемую от экспорта сырья валюту для диверсификации своей экономики, ее структурного преобразования и перехода к выпуску высокотехнологичной продукции. Растущая интеграция в мировую экономику дает Казахстану больший доступ к финансовым ресурсам, новым технологиям и рынкам, позволяет ускорить развитие. Но при этом повышение открытости казахстанской экономики должно сочетаться с мерами государственного регулирования, способствующими развитию экспортоориентированных отраслей промышленности. Острая конкуренция на рынке капиталов требует дальнейшего улучшения инвестиционного климата в Казахстане. Это создаст важные предпосылки для вовлечения в экономику страны крупных транснациональных корпораций.

Для обеспечения своих долгосрочных интересов Казахстан заинтересован в сохранении широкого поля для политического маневра. Отличительными особенностями казахстанской дипломатии должны быть твердость в отстаивании национально-государственных интересов в сочетании с гибкостью и маневренностью в достижении поставленной цели, а также многовекторность и сбалансированность. Под многовекторностью понимается не единовременное приложение дипломатических усилий по всему вееру приоритетных направлений, что чревато распылением сил без достижения сколько-нибудь существенного результата на каждом из них. Многовекторность предполагает отсутствие жесткой зависимости внешнеполитического курса от поведения того или иного партнера, от непредсказуемости развития ситуации в том или ином регионе, от изменения конъюнктуры мирового рынка. В практическом плане многовекторность означает взаимовыгодное сотрудничество со странами, являющимися нашими непосредственными соседями, государствами СНГ, а также с ведущими странами Запада, Азии, Ближнего Востока.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1.   Н.А.Назарбаев. Пять лет независимости. Алматы, 1996. – 335 с.
  2.   Зиманов С.З.Союзный договор и суверенитет республики. Алматы,2003.-390 с.
  3.   Баймаханов М.Т.Становление суверенитета Республики Казахстан, Государственно-правовые проблемы, Алматы.: Ин-т государства и права. НАН РК. 2010. – 420 с.
  4.   Сапаргалиев Г.С.Новая Конституция Республики Казахстан-правовая основа укрепления демократии в республике.//Демократизация общества-магистральный путь развития Казахстана.Алматы,2005. - 355 с.
  5.   Сартаев С.С. Образование и становление Казахской советской государственности, Алма-Ата.: Казгосиздат, 1960.-380 с.
  6.   Козыбаев М.К.Казахстанская трагедия.//Вопросы истории.№7.2001.-114 с.
  7.   Сабикенов С.Т.Теория государственного суверенитета. Как она воплощается в проекте Конституции Республики Казахстан.//Казахстанская правда, 2010, 25 сентября.
  8.   Нурпеисов Е.К. Государство Казахстан: от ханской власти к президентской республике.Алматы,2005.-367 с.
  9.   Котов А.К. Восхождение к национальному. Алма-Ата.: Рауан, 2002.-389 с.
  10.   Зиманов С.З. Тееретические вопросы советского национального государственного строительства. Алматы, 2005.-400 с.
  11.   Зиманов С.З.Развитие союзной республики как национальной формы социалистического государства.Алматы, 2006.-290 с.
  12.   Зиманов С.З. О концепции и структуре конституции КазССР. Алматы.2004.-290 с.
  13.   Сапаргалиев Г.С.Конституционное право Республики Казахстан.Алматы, 2010.- 250 с.
  14.   Асанбаев Е.Н. Декларация о государственном суверенитете Республики Казахстан – как исторический акт. Алматы, 1991.- 260 с.
  15.   Мухитдинов Н.Б.Государство и право.Алматы, 2009.-450 с.
  16.   Суверенный Казахстан в гуманитарном измерении: культура, политика, экономика: Материалы международной научно-теоретической конференции. Алматы,2010.- 560 с.
  17.   М.Т.Баймаханов, Л.М.Вайсберг, А.Котов. Становление суверенитета Республики Казахстан. Алматы, 2009.-450 с.
  18.   Сабикенов С.Н. «Народный и национальный суверенитет: в чем их отличие. Алматы, 2009.- 365 с.
  19.   Нурпеисов Е.К., Котов А.К. Конституционная эволюция Казахстана к суверенизациии. Алматы, 2008.- 270 с.
  20.   Н.Назарбаев. Критическое десятилетие. Алматы, 2003.- 456 с.
  21.   Назарбаев Н.А. Эпицентр мира.Астана,2001.-294 с.
  22.  Назарбаев Н.А.Казахстан - 2030: Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев. Послание Президента страны народу Казахстана. Алматы, 1998.
  23.   Козыбаев М. Историография Казахстана: уроки истории.Алма-Ата. 1990.- 458 с.
  24.   Агдарбеков Т.А. Проблемы национально-государственного строительства в Казахстане, Алма-Ата.: Наука, 1990.-277 с.
  25.   Баймаханов М.Т. Союзная республика-форма национальной государственности. Алма-Ата. 2010.- 240 с.
  26.   Асфендиаров С.Д. История Казахстана с древнейших времен. Алма-Ата.: Казак университеті. 1993.-550 с.
  27.   Назарбаев Н.А. Стратегия становления и развития Казахстана как суверенного государства. Алма-Ата,1992.
  28.   Конституционный Закон «О государственной незаивисмости Республики Казахстан». //Казахстанская правда. 18 декабря 1991 года.
  29.   Назарбаев Н.А.Общественное согласие –основа демократического развития Казахстана.//Казахстанская правда.1996. 30 апреля.
  30.   Садвакасов С.О. О национальностях и националах.//Бурбаев М.С.Общественая мысль Казахстана.Алматы,2001.- 180 с.
  31.   Шевцов В.С. Национальный суверенитет: Проблемы теории и метологии. М., 1987.-290 с.
  32.   Шон Д. Конституционная ответственность.//Государство и право, 1995, № 7.-135 с.
  33.   3иманов С.3. 0бщественный строй казахов первой половины XIX века. Алма-Ата.: Академиздат, 1958.-450 с.
  34.   3иманов С.3. Политический строй Казахстана конца XVIII и первой половипы XIX веков, Алма-Ата.: Академиздат. 2000.-380 с.
  35.   3иманов С.3. Ленин и советская национальная государственность в Казахстане, Алма-Ата.: Наука. 1970.-260 с.
  36.   История государства и права Казахской ССР. Т. 1. /Под ред. С.С.Сартаева. Алма-Ата.: Мектеп, 1982.-450 с.
  37.   Конституционные основы статуса союзной республики. /Под ред, М.Т.Баймаханова, Алма-Ата.: Наука, 1985.- 270 с.
  38.   Куницин Г.И.Самоопределение наций - история вопроса и современность. //Вопросы философии.1989. № 5.-144 с.
  39.   История государства и права Казахской ССР. Часть 1. –Алма-Ата.1982.355 с.
  40.   Ашимбаев М.С. К вопросу о факторах и особенностях политического развития Казахстана. //Саясат. -2001.№3.-160 с.
  41.   Татимов М.Б. Влияние демографических и миграционных процессов на внутриполитическую стабильность Республики Казахстана.// Современный Казахстан: экономика, политика, общество. - Алматы,1997.- 340 с.
  42.   Кляшторный С.Г., Султанов Г.И. Казахстан: летопись трех тысячелетий.Алма-Ата.:Рауан.1992.- 425 с.
  43.   Зиманов С.З. Конституция и Парламент Республики Казахстан.- Алматы:1996.-280 с.
  44.   Назарбаев Н.А. О формировании Евразийского Союза Государств. Проект.// Азия.Международная газета, 1994, № 23.-146 с.
  45.   Тишков В.А. О нации и национализме. //Свободная мысль.-1996. №3.-180 с.
  46.   Конституция Республики Казахстан, принятая на республиканском референдуме 30 августа 1995 года (с изменениями и дополнениями, внесенными Законом РК от 7 октября 1998 года № 284-1, от 30.05.2007г.).
  47.   Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М. Этносоциология: пройденное и новые горизонты. // Социс. -2010. №4.-187 с.
  48.   Сыроежкин К.Л.Государственность и этничность: проблемы и приоритеты переходных обществ.// Казахстан на пути к устойчивому развитию. – Алматы: Гылым.-2010.-356 с.
  49.   Сейдуманов С.Т.Этнополитические процессы в СНГ и Казахстане.// Проблемы социальной стабильности в полиэтническом обществе: Сборник материалов международной научно-практической конференции.- Алматы, 2010.-450 с.
  50.   Назарбаев Н. Еуразия жүрегінде. Алматы: Атамұра, 2005.-290 с.
  51.   Котов К.Ф. Коренизация советского государственного аппарата Казахстана (1920-1936 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1951.- 220 с.
  52.   Жиренчин К.А. Правовое положение Казахстана в составе Российской исперии XVIII века.//Юридические науки.В.4Алма-Ата.:Изд-во КазГУ.1974.-400 с.
  53.   Дулатбеков Н.О. Дополнительные материалы по курсу «Основы государства и права». -Караганда:КарГУ.1995.- 290 с.
  54.   Дулатбеков Н.О. Амандыкова С.К. Турлаев А.В. Основы государства и права современного Казахстана. Астана ,2009.-350 с.
  55.   Современный Казахстан: экономика, политика и общество.2 том. Алматы: Институт развития Казахстана,2009.-500 с.
  56.   Турлаев А.В. Гарантии прав личности в Республики Казахстан.// теория и практика формирования правового государства в Республике Казахстан. Сборник научных трудов.- Караганда: Издательство КарГУ,2009.-450 с.

PAGE  44


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

37760. ОТРАВЛЯЮЩИЕ ВЕЩЕСТВА РАЗДРАЖАЮЩЕГО ДЕЙСТВИЯ. КЛИННИКА, ДИАГНОСТИКА, ЛЕЧЕНИЕ 70.5 KB
  Уже в первой мировой войне почти все воюющие страны применяет различные ОВ, избирательно действующие на окончания чувствительных нервов в верхних дыхательных путях с последующей реакцией организма в виде слезотечения, кашля, рвоты, затрудненного, дыхания и т.д
37761. Исследование разветвленной линейной электрической цепи постоянного тока 109.5 KB
  Цель работы Экспериментальная проверка законов Кирхгофа и основных свойств линейных цепей постоянного тока. Экспериментальная часть Схема установки R1 = 100 Ом R2 = 50 Ом R3 = 25 Ом Е1 = 75 В E2 = 10 В Проверка законов Кирхгофа Измерено Вычислено I1 I2 I3 Ik 009 016 0065 0005 I1 I2 I3 = 0.065 А Вывод: Экспериментально были проверены законы Кирхгофа. Выставив необходимые значения сопротивлений и проведя необходимые измерения и...
37762. Измерение вязкости жидкости по методу падающего шарика 45.5 KB
  Измерение температуры жидкости t= 0C Расчет искомой величины. Расчет плотности материала шариков 2. Расчет вязкости жидкости Расчет границы погрешностей. Расчет границы абсолютной погрешности результата измерения плотности материала шариков Расчет границы относительной погрешности результата измерения вязкости жидкости Расчет границы абсолютной погрешности результата измерений плотности Окончательный результат: вязкость жидкости при температуре t= 0C.
37763. Методы противодействия радиоэлектронным закладным устройствам, предназначенным для снятия конфиденциальной информации 48.88 KB
  Цели и учебные вопросы Цели лабораторной работы: ознакомление с возможностями комплекса Крона НМ и программного обеспечения Филин Ультра; получение практических навыков: по проведению радиомониторинга в контролируемой зоне по обнаружению поиску и блокированию радиозакладных устройств Учебные вопросы: классификация поисковых устройств для проведения радиомониторинга см. Место: лаборатория Технические средства обеспечения безопасности Используемые технические средства: автоматизированный комплекс обнаружения электронных...
37764. Безпека SMTP і спам 760.04 KB
  У результаті цього спам став практично нерозв'язною проблемою так як було неможливо визначити хто насправді є відправником повідомлення фактично можна відправити лист від імені будьякої людини. DT CRLF Вказує на початок повідомлення. Для завершення повідомлення вказується CRLF . Повідомлення доставляються клієнтові за протоколом POP а надсилаються як і раніше за допомогою SMTP.
37765. Робота з діалоговими компонентами 2.09 MB
  Виконавши лабораторну роботу, я освоїв роботу програм з такими діалоговими компонентами як OpenDialog та SaveDialog для зв’язку з файлами (їх створення, збереження або відкриття вже існуючих), PrinterSetupDialog для налагодження підключених принтерів для друку, FindDialog та ReplaceDialog для пошуку та заміни тексту. Також закріпив навички роботи з компонентами середовища Delphi TMemo та TMainMenu, зрозумів основні принципи створення текстового редактора.
37766. Безопасность жизнедеятельности. Чрезвычайные ситуации мирного и военного времени, организация защиты населения 262.51 KB
  Безопасность жизнедеятельности — это область научных знаний, изучающая общие опасности, угрожающие каждому человеку, и разрабатывающая соответствующие способы защиты от них в любых условиях обитания человека.
37767. Протокол для передачі файлів FTP 189.19 KB
  Для переходу в інший каталог використовую команду CWD: CWD incoming. Для того щоб створити в цій директорії вводжу команду STOR: STOR myfile. Переходжу в інший каталог за допомогою команди CWD: cwd incoming та вводжу команду PWD яка відображає вмістиме каталогу з яким встановлений зв’язок:. Вводжу команду LS що відображає файли і підкаталоги в даному каталозі.
37768. Розробка складних додатків з використанням графіки 1.16 MB
  ps unit Unit1; {mode objfpc}{H} interfce uses Clsses SysUtils FileUtil LResources Forms Controls Grphics Dilogs Menus StdCtrls ExtCtrls Spin; type { TForm1 } TForm1 = clssTForm Button1: TButton; Button2: TButton; Button3: TButton; ColorDilog1: TColorDilog; MinMenu1: TMinMenu; MenuItem1: TMenuItem; MenuItem2: TMenuItem; MenuItem3: TMenuItem; MenuItem4: TMenuItem; MenuItem5: TMenuItem; MenuItem6: TMenuItem; MenuItem7: TMenuItem; MenuItem8: TMenuItem; MenuItem9:...