90814

Поддержание государственного обвинения в суде

Конспект

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

В суде уголовное преследование осуществляется путем поддержания государственного или частного обвинения, а также путем апелляционного и кассационного обжалования приговора, если сторона обвинения, проиграв процесс на предыдущих стадиях, с ним не согласна и намерена продолжать уголовное преследование в соответствии с ранее занятой позицией.

Русский

2015-06-11

714.5 KB

37 чел.

                             ЛЕКЦИОННЫЙ  КУРС

                   «Поддержание    государственного  обвинения  в  суде».

Лекция  № 1. Понятие поддержания  государственного  обвинения  в  суде   как вид  уголовного  преследования.

           Под уголовным преследованием понимается процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (см. п. 55  ст. 5  УПК  РФ). 

           Таким  образом, уголовное преследование -  самостоятельная процессуальная функция. Ее структура и содержание включают в себя выдвижение обвинения или подозрения в совершении преступления, его обоснование доказательствами, предъявление и изменение обвинения, завершение уголовного дела составлением обвинительного заключения или обвинительного акта, утверждение этих процессуальных актов прокурором и направление уголовного дела в суд.

          В суде уголовное преследование осуществляется путем поддержания государственного или частного обвинения, а также путем апелляционного и кассационного обжалования приговора, если сторона обвинения, проиграв процесс на предыдущих стадиях, с ним не согласна и намерена продолжать уголовное преследование в соответствии с ранее занятой позицией.

          Поддержание  государственного  обвинения  в  суде поэтому является  одним  из  процессуальных  видов  уголовного  преследования,  сопоставимым по  значимости с  предварительным  следствием  по  делу.

          Следовательно, поддержание государственного обвинения в суде - это  самостоятельная  процессуальная  функция уголовного преследования,  осуществляемая государственным  обвинителем  при  поддержании  им  государственного  обвинения  в  суде  первой,  апелляционной,  кассационной и  надзорной инстанций.

          Как  известно, видами  уголовного  преследования  являются частное,  частно-публичное  и  публичное  обвинения  соответственно (ч. 1  ст. 20  УПК  РФ).

          В  зависимости  от  этого  различаются  и   функции  государственного  обвинителя  по  поддержанию  обвинения  в  процессе  рассмотрения  уголовного  дела  судом.

Юридическая сущность уголовного преследования в частном порядке состоит в том, что привлечение виновного к уголовной ответственности инициируется, уголовное дело, которое именуется делом частного обвинения, возбуждается и доказывание виновности в совершении преступления перед судом производится самим потерпевшим от этого преступления, его законным представителем или представителем, словом - частным обвинителем без участия государственных органов, а роль (функция) государства в данном случае сводится к отправлению правосудия. В российском судопроизводстве дела частного обвинения занимают незначительное место и ограничены, во-первых, делами о небольшой тяжести преступлений против здоровья, чести и достоинства личности (три состава: умышленное причинение легкого вреда здоровью при отсутствии квалифицирующих признаков, побои и клевета также при отсутствии квалифицирующих признаков,  ст.ст. 115  ч. 1;  116  ч. 1; 128.1  ч. 1  УК  РФ), а во-вторых, двумя обязательными условиями:

а) лицо, совершившее вышеуказанное преступление, известно потерпевшему;

б) последний же ни в чем не зависим от виновного - ни по работе (службе), ни в семье, ни в быту, ни в корпоративном отношении и т.д. и т.п.; он не находится также в беспомощном состоянии (одинокое малолетство или старость, болезнь, инвалидность, нищета, безграмотность) и не подвержен действию никаких других причин, лишающих его реальной возможности нести процессуальное бремя стороны в судебном состязании и эффективно защищать свои права и интересы. Словом, пострадавший намерен, способен, готов и в состоянии лично или при помощи законного представителя или (и) представителя, т.е. профессионального юриста-адвоката, изобличить своего обидчика и добиться законного возмездия по суду и возмещения причиненного преступлением вреда. В таких случаях уголовные дела частного обвинения минуют стадию предварительного расследования; все производство по ним от начала до конца осуществляется мировым судьей (см. ст. 318-323  УПК  РФ).

          Если же эти условия отсутствуют, то следователь или дознаватель (последний с согласия прокурора) обязаны принять функцию уголовного преследования на себя и осуществлять ее в полном объеме от имени государства, независимо от волеизъявления и позиции потерпевшего в  случаях  его  беспомощности  или  когда  данные  о  правонарушителе  неизвестны (ч.  4  ст. 20; ч. 3  ст. 21  УПК  РФ).

         Прокурор  по  таким  делам также поддерживает обвинение в суде правилам уголовного судопроизводства по делам публичного обвинения (см.  ч. 6  ст. 144;  ч. 4  ст. 147;  ч. 2  ст. 246;  ч. 3  ст. 318  УПК  РФ), каковыми они, по существу, и становятся, хотя в тексте закона они иногда именуются делами частного обвинения (см., например, ч. 2  ст. 246  УПК  РФ).

          Уголовные дела об изнасиловании, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (ч. 1  ст. 131  УК РФ), о насильственных действиях сексуального характера (ч. 1  ст. 132  УК  РФ), о нарушении равноправия граждан, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (ч. 1  ст. 136  УК  РФ), о нарушении тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (ч. 1  ст. 138 УК  РФ), о нарушении неприкосновенности жилища, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (ч. 1  ст. 139  УК  РФ), о необоснованном отказе в приеме на работу или необоснованном увольнении беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145  УК  РФ), о нарушении авторских и смежных прав, совершенном при отсутствии квалифицирующих признаков (ч. 1  ст. 146  УК  РФ), и о нарушении изобретательских и патентных прав, совершенном при отсутствии квалифицирующих признаков (ч.  1  ст. 147  УК  РФ),  дела  о  преступлениях,  предусмотренных  ст.ст. 159-159.6;  160; 165  УК  РФ,  если  они  совершены  в  сфере  осуществления  предпринимательской  деятельности, - именуются делами частно-публичного обвинения. Их особенность заключается в том, что эти дела (так же, как и дела частного обвинения) возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Таким образом, уголовное судопроизводство как обязательная предпосылка уголовного преследования начинается только по воле потерпевшего или его законного представителя, но осуществляется вне зависимости от таковой. Вместе с тем следователь или дознаватель вправе возбудить любое уголовное дело частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам неспособного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

Все остальные уголовные дела считаются делами публичного обвинения, а уголовное преследование виновного в преступлении носит публичный характер, т.е. осуществляется органами государства и от имени государства, причем не только и не столько в интересах потерпевшей стороны, сколько в интересах всего общества в целом. Поэтому движение уголовного дела публичного обвинения позицией сторон не связано. Расследование и судебное рассмотрение таких дел производятся по общим правилам уголовного судопроизводства, без изъятия и особенностей. По всем уголовным делам публичного обвинения обязательно производство предварительного расследования;  по  всем  таким  делам,  равно  как  и  по  делам  частно-публичного  обвинения, в суде  государственное  обвинение  поддерживает  государственный  обвинитель   (прокурор).

          В  силу  п. 6  ст. 5  УПК  РФ  государственным  обвинителем  является  поддерживающее  от  имени  государства  обвинение  в  суде  по  уголовному  делу  должностное  лицо  органов  прокуратуры.

        Согласно  п. 31  ст. 5 УПК  РФ  под  прокурором  понимается   Генеральный  прокурор  РФ  и  подчиненные  ему  прокуроры,  их  заместители  иные  должностные  лица  органов  прокуратуры.

В контексте этого  лекционного  курса (пособия) понятия "прокурор", "государственный обвинитель" и "сторона обвинения" являются синонимами, обозначающими любое должностное лицо, поддерживающее по поручению прокурора от имени государства обвинение в суде по уголовному делу.

Строго говоря, только руководители прокуратур и их заместители обладают процессуальными полномочиями прокурора и   государственного  обвинителя  как участника уголовного судопроизводства. Другие прокурорские работники (помощники  прокурора) участвуют  как  государственные  обвинители в судопроизводстве по поручению прокурора или заместителя прокурора. Как правило, эти поручения даются путем соответствующей резолюции прокурора района (города) или его заместителя, а в прокуратуре субъекта Российской Федерации - начальника отдела или управления по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам и передаются государственному обвинителю вместе с надзорным производством.

       Поддерживая государственное обвинение в  суде, прокурор  (государственный  обвинитель,  действующий  по  поручению  прокурора) осуществляет начатое им ранее уголовное преследование. Таким образом, участие в рассмотрении уголовного дела судом является государственного  обвинителя   является продолжением деятельности прокурора в стадии предварительного расследования.

Вместе с тем государственный обвинитель как участник судопроизводства является процессуально самостоятельной фигурой и не связан с позицией прокурора, направившего уголовное дело в суд.

Следует иметь в виду, что в соответствии с принципом независимости суда прокурор (государственный  обвинитель) не осуществляет надзор за исполнением судом уголовно-процессуального законодательства. На допущенные судом нарушения он может реагировать только как сторона обвинения в уголовном судопроизводстве  согласно п. 47  ст. 5  УПК  РФ.

При  этом  государственный  обвинитель использует те же средства, что и сторона защиты:  а  именно обжалование незаконных и необоснованных судебных актов в вышестоящий суд.

Не надзирает прокурор в  суде и за исполнением требований закона другими участниками судопроизводства. Вместе с тем это ни в коей мере не означает, что прокурор может не реагировать на допускаемые участниками судопроизводства нарушения. В случае нарушения ими установленной процедуры судебного разбирательства он может использовать предоставленное ему право заявлять ходатайства.  

Надзор прокурора за законностью судебных постановлений по уголовным делам осуществляется несколькими способами.

К  ним относятся:

1) поддержание государственного обвинения в суде первой инстанции;

2)   апелляционное опротестование (обжалование) незаконных и необоснованных судебных решений, не вступивших в законную силу;

3)  кассационное опротестование (обжалование) незаконных и необоснованных судебных решений в порядке кассационного судопроизводства.

4)  надзорное  опротестование (обжалование)  вступивших  в  законную  силу  судебных  постановлений.

Опротестование незаконного и необоснованного приговора, определения, постановления суда производится прокурором (государственным  обвинителем) путем подачи апелляционного, кассационного или надзорного представления.

Особняком стоит деятельность прокурора по возбуждению производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, поскольку соединяет в себе проведение досудебной проверки или расследования и направление прокурором в суд заключения о возобновлении производства по уголовному делу, в котором фактически ставится вопрос об отмене приговора, определения или постановления суда.

Кроме того, прокурор вправе участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении судом вопросов, связанных с исполнением приговора, ходатайства о снятии судимости, вносить представление об отсрочке исполнения приговора в порядке  ст. 398  УПК РФ.

Подводя  итог  изложенному,  следует  констатировать,  что

обвинение в суде поддерживается или от имени государства, или от имени частного лица. От имени государства обвинение в судебном разбирательстве по уголовному делу поддерживает государственный обвинитель, которым в соответствии с законом (п.  6  ст. 5УПК РФ) является должностное лицо органа прокуратуры, а по поручению прокурора и в случаях, когда предварительное расследование производилось в форме дознания, - также дознаватель или следователь.Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, поскольку без этого невозможно обеспечить состязательность процесса. Количество государственных обвинителей не ограничено.Государственный обвинитель в судебном разбирательстве является стороной обвинения, а не органом надзора за законностью. Поэтому он, в частности, высказывает суду лишь свое мнение по вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства любой судебной инстанции, а не дает заключения, как это имело место прежде (ч. 1  ст. 248 УПК РСФСР).         В ходе судебного разбирательства, в том числе в различных судебных инстанциях, могут принимать участие несколько государственных обвинителей (как параллельно, так и последовательно). Участие в деле хотя бы одного обвинителя обеспечивает функции обвинения. Вместе с тем государственный обвинитель не может участвовать в производстве по делу, если он является близким родственником (супругом) прокурора, непосредственно участвовавшего в расследовании данного уголовного дела. Несоблюдение Брянским областным судом п. 3  ч. 1  ст. 61 УПК РФ повлекло отмену приговора, постановленного с участием присяжных заседателей.Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отметила, что в нарушение установленного законом запрета государственное обвинение в суде по данному уголовному делу поддерживала прокурор отдела прокуратуры Брянской области Л., являющаяся супругой прокурора Фокинского района г. Брянска А., непосредственно участвовавшего в расследовании данного уголовного дела. Супруги А. и Л. являются близкими родственниками (п. 4  ст. 5 УПК РФ). Указанное обстоятельство дает основание полагать возможным проявление необъективности со стороны Л. как государственного обвинителя, управомоченного поддерживать от имени государства обвинение в суде <1>.--------------------------------<1> Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за второе полугодие 2009 года. По делам, подсудным судам областного и равного им уровня (субъектов Федерации), государственные обвинители назначаются руководством прокуратур соответствующих субъектов Федерации, а по делам с обвинительным заключением, утвержденным Генеральным прокурором РФ и его заместителями, - руководством Генеральной прокуратуры РФ (п.п.  1.5; 1.6 Приказа Генерального прокурора РФ от 3 июня 2002 г. N 28).По делам, подсудным районному суду и мировому судье, государственные обвинители назначаются руководством районных прокуратур.Участие государственного обвинителя в суде апелляционной инстанции не является обязательным по делам частного обвинения, подсудным мировому судье <1>.--------------------------------<1> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 69-Дп06-3.В случае принципиального несогласия прокурора - руководителя соответствующей прокуратуры с позицией своего подчиненного, назначенного государственным обвинителем, руководитель должен решить вопрос о замене государственного обвинителя, приняв функцию поддержания государственного обвинения по данному делу на себя либо поручив ее осуществление прокурору, утвердившему обвинительные заключение, акт (п.  1.10 Приказа Генерального прокурора РФ от 3 июня 2002 г. N 28). Государственный обвинитель является стороной в уголовном процессе, равной в своих процессуальных правах со стороной защиты. Его положение не дает каких-либо процессуальных преимуществ и привилегий. Прокурорские заключения по возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам по своему юридическому значению равносильны мнениям, соображениям, высказывать которые предоставлено право любому участнику процесса, имеющему в деле собственный интерес.Государственный обвинитель в судебном заседании осуществляет функцию уголовного преследования и обязан использовать все законные средства для реализации своих функций, добиться существующими процессуальными средствами обоснованного обвинения подсудимого, его осуждения и справедливого наказания.Однако если в ходе судебного разбирательства предъявленное обвинение не получило подтверждения, то правовая и нравственная обязанность прокурора - изменить обвинение в сторону его уменьшения исходя из полномочий суда (ст.  252 УПК РФ) или отказаться от поддержания обвинения. При этом государственный обвинитель не связан позицией потерпевшего.Изменение обвинения, отказ от него могут быть полными или частичными и обязательны для суда исходя из его полномочий (ст. 29 УПК РФ).На обязанность суда обеспечивать в состязательном процессе справедливое и беспристрастное разрешение дела и невозможность принимать на себя дополнительно выполнение процессуальной функции стороны, представляющей обвинение, обращено внимание в Постановлении Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. N 19-П по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР <1>.--------------------------------<1> При  этом Постановлением Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности положений п. п. 1 и 3 ч. 1 ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда г. Нижнего Новгорода" ч.  4  ст. 248 УПК РСФСР как допускавшая при отказе прокурора от обвинения осуществление судом несвойственной ему обязанности по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения признана не соответствующей  ст. 49  и  ч. 3  ст. 123 Конституции РФ.Поэтому после отказа прокурора от поддержания обвинения суд не должен принимать на себя дополнительно обоснование виновности лица <1>, не вправе оставлять без внимания отказ государственного обвинителя от ранее предъявленного подсудимому обвинения <2>.--------------------------------<1> Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2005 г. N 122-П05.<2> Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 июля 2005 г. N 370-П05.Также  прокурор  может  при  поддержании  обвинения  по  уголовному  делу  изменить  его.Изменение государственным обвинителем обвинения не означает ни полного, ни частичного прекращения уголовного дела.Под исключением из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание (п. 1  ч. 8  ст. 246 УПК РФ), следует понимать исключение из обвинения не отягчающих наказание обстоятельств, как это предусмотрено ст. 63 УК РФ и  п. 7  ч. 1  ст. 220 УПК РФ (они не охватываются квалификацией преступления), а признаков квалифицированного (особо квалифицированного) состава преступления, включающего предусмотренные соответствующей частью статьи УК  РФ квалифицирующие признаки (например, особой жестокости, хулиганских побуждений при обвинении в убийстве по ч. 2  ст. 105 УК РФ и т.п.).Исключение из обвинения какой-либо нормы УК  РФ  (п. 2  ч. 8  ст. 246 УПК РФ) является основанием для изменения государственным обвинителем обвинения только в том случае, если деяние подсудимого полностью охватывается составом другого преступления, которое изначально было указано (вменялось обвиняемому) в обвинительном заключении (акте). Таким изменением обвинения возможна реализация предусмотренных уголовным законом предписаний о недопустимости объективного (ст. 5 УК РФ) и двойного (ст. 6 УК РФ) вменения <1>.--------------------------------<1> Подробнее об этом см.: Толкаченко А.А. Проблемы субъективной стороны преступлений. М., 2005; Терновская О.А., Терновский Р.А. Судебные ошибки объективного и двойного вменения // Уголовный процесс. 2010. N 9. С. 40 - 47.Изменение обвинения  государственным  обвинителем в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту (ст. 252 УПК РФ).Если же исключение из обвинения статьи УК  РФ вообще не сопровождается ссылкой на другое инкриминируемое подсудимому преступление, то это означает полный отказ государственного обвинителя от обвинения и прекращение судом уголовного преследования (и дела).В таком случае суд выносит постановление о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п.п.  1 и 2    ч. 1  ст. 24  УПК  РФ  и  п.п.1  и  2  ч. 1  ст. 27  УПК  РФ. Оправдание обвиняемого в указанном случае законом не предусмотрено <1>.--------------------------------<1> Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 марта 2003 г. № 78-О03-12, от 2 декабря 2002 г. №  44-О02-172.При частичном отказе государственного обвинителя от обвинения (или изменении в сторону смягчения) возвращения уголовного дела прокурору для составления нового обвинительного заключения не требуется <1>.--------------------------------<1> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 января 2006 г. N 74-О05-52.Переквалификация государственным обвинителем деяния в соответствии с нормой  УК  РФ, предусматривающей более мягкое наказание (п. 3  ч. 8  ст. 246  УПК  РФ), также означает изменение обвинения. При этом следует учитывать общий запрет на изменение (поворот) обвинения к худшему, предусмотренный ч. 2  ст. 252 УПК РФ, в чем бы это изменение ни проявлялось.Так, если статья или часть статьи УК  РФ , которую предлагает для вменения обвинитель, хотя и предусматривает более мягкое наказание, но сопровождается существенным изменением инкриминированных фактических обстоятельств, то изменение обвинения равнозначно отказу обвинителя от обвинения, поскольку в таком случае суд вынужден будет оправдать подсудимого по этому новому обвинению, чтобы избежать нарушения права обвиняемого на защиту.Например, изменение обвинения в вымогательстве, предусмотренном п.  «б»  ч. 3  ст. 163 УК РФ (вымогательство в целях получения имущества в крупном размере), на п. «в»  ч. 2  ст. 163  УК  РФ (вымогательство с применением насилия) - это переквалификация в соответствии с нормой, предусматривающей более мягкое наказание.  Однако новое обвинение существенно отличается по квалифицирующим признакам и фактическим признакам от прежнего, оно не было предъявлено обвиняемому, поэтому осуждение его по измененному таким образом обвинению неправомерно <1>.--------------------------------<1>  Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 ноября 2008 г. N 87-О08-14.Так, разновидности более тяжкого обвинения сформулированы в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре":"Судам следует исходить из того, что более тяжким считается обвинение, когда:а) применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание;б) в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому факты (эпизоды), влекущие изменение квалификации преступления на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие фактический объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного".Существенно отличающимся обвинением от первоначального по фактическим обстоятельствам следует считать всякое иное изменение формулировки обвинения (вменение других деяний вместо ранее предъявленных, вменение преступления, отличающегося от предъявленного по объекту посягательства, форме вины и т.д.), если при этом нарушается право подсудимого на защиту.                 Таким  образом,  государственный  обвинитель  при  существенном  отличии  подтвердившегося  обвинения  от  первоначального  не  вправе  поддерживать  новое  обвинение,  а  обязан  отказаться  от  предъявленного  в  пользу  подсудимого  с  соблюдением  его  конституционного  права  на  защиту.Суд в порядке предварительного слушания вправе вынести постановление (определение) о частичном прекращении уголовного дела и направлении его для рассмотрения по подсудности, поскольку полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет прекращение уголовного дела или уголовного преследования с изменением подсудности дела в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона <1>.--------------------------------<1> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 мая 2006 г. N 9-О06-21; см. также Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 ноября 2008 г. N 18-О08-56.Отказ от обвинения может быть связан с мнением обвинителя об отсутствии события преступления или состава преступления в деянии подсудимого (п.п.  1; 2  ч. 1  ст.  24  УПК  РФ) либо о непричастности его к совершению преступления, а также с истечением сроков давности уголовного преследования, смертью подсудимого и другими законодательно определенными обстоятельствами, исключающими уголовное преследование.Частичный отказ от обвинения может иметь место, когда названные основания касаются только некоторых инкриминированных преступлений (эпизодов деятельности) подсудимого либо отдельных подсудимых, если их несколько. Отказ государственного обвинителя от обвинения влечет полное или частичное прекращение уголовного дела. Вынесение оправдательного приговора в этом случае законом не предусмотрено. Отказ от обвинения может быть заявлен в течение всего судебного заседания, вплоть до удаления суда в совещательную комнату, в том числе во время выступления в судебных прениях <1>.--------------------------------<1> БВС РФ. 2003. N 7.Полный или частичный отказ от обвинения означает отказ государства от уголовного иска к гражданину; он обязателен для суда, исключает осуждение обвиняемого и предопределяет принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечивается обвинителем <1>.--------------------------------<1> Пункт  29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1.Конституционный Суд РФ указывает следующий путь разрешения подобных коллизий: вынесение обусловленного отказом от обвинения судебного решения о реабилитации подсудимого допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений по этому поводу участников судебного заседания со стороны обвинения (потерпевшего и его представителя) и защиты. Законность, обоснованность и справедливость такого решения может быть проверена вышестоящим судом. При этом вышестоящий прокурор, если он установит, что нижестоящим прокурором (государственным обвинителем) не были обеспечены публичные интересы, вправе и обязан отменить принятое нижестоящим прокурором решение и (или) прекратить осуществляемые им действия, иначе говоря, дезавуировать отказ от обвинения и возобновить его <1>.--------------------------------<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П.До удаления суда первой инстанции в совещательную комнату для постановления приговора государственный обвинитель в любой момент судебного разбирательства путем обращения к суду с соответствующим ходатайством вправе изменить обвинение по сравнению с тем, которое сформулировано в обвинительном заключении (акте), но только в сторону смягчения данного обвинения. При удовлетворении такого ходатайства судебный процесс может быть продолжен.В случае же изменения обвинения с поворотом к худшему, т.е. когда необходимо применить уголовный закон, предусматривающий ответственность за более тяжкое преступление, когда увеличивается число инкриминируемых фактов преступной деятельности, когда требуется переквалификация деяния по статье  УК РФ, предусматривающей более строгое наказание, государственный обвинитель одновременно с ходатайством об изменении обвинения должен заявить другое - о направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования, предъявления нового обвинения и предоставления своему процессуальному сопернику - стороне защиты - права повторно защищаться от нового, более тяжкого обвинения. Поддержание обвинения одновременно является и обоснованием гражданского иска. Прокурор в полном соответствии со своей ролью публичного обвинителя от имени государства вправе предъявить в судебном заседании гражданский иск либо поддержать иск, заявленный потерпевшим (частным обвинителем), если этого требует охрана прав личности, общества и государства. При этом государственный обвинитель в целях объективности также не связан позицией потерпевшего, которая может быть субъективной, ни в отношении оснований иска, ни в отношении его размеров.В соответствии с ч.ч.  7; 8  ст.  246  УПК  РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем.Вместе с тем государственный обвинитель в соответствии с требованиями закона должен изложить суду мотивы полного или частичного отказа от обвинения, равно как и изменения обвинения в сторону смягчения, со ссылкой на предусмотренные законом основания.Суду надлежит рассмотреть указанные предложения в судебном заседании с участием сторон обвинения и защиты на основании исследования материалов дела, касающихся позиции государственного обвинителя, и итоги обсуждения отразить в протоколе судебного заседания.Судебное решение, принятое в связи с полным или частичным отказом государственного обвинителя от обвинения или изменением им обвинения в сторону смягчения, может быть обжаловано участниками судебного производства или вышестоящим прокурором в апелляционном или кассационном порядке <1>.--------------------------------<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1.Вопросы участия обвинителя в судебном разбирательстве не ограничиваются изложенными в ст. 246 УПК РФ нормами и неоднократно рассматривались Конституционным Судом РФ.Так, положения ч. 5  ст. 246  и  ч. 3  ст. 278 УПК РФ, предоставляющие государственному обвинителю право ходатайствовать о вызове в суд свидетелей и допрашивать их, а  также  ч. 3  ст. 56 УПК РФ, определяющая круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя и следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий.Если суд первой инстанции, не согласившись с отказом прокурора от части обвинения, принял на себя несвойственную функцию обвинения, то суды вышестоящих инстанций вправе внести изменения в приговор, улучшающие положение осужденного, т.е. прекратить уголовное дело полностью или в соответствующей части <1>.--------------------------------<1> Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 4 апреля 2007 г. N 534-П06. Прежде существовавшие в ч. 9  ст. 246 УПК РФ положения о том, что пересмотр определения или постановления суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения допускается лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств в соответствии с гл. 49 УПК РФ, признаны не соответствующими Конституции РФ Постановлением Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П. В соответствии с ч. 3  ст. 79  ФКЗ от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу <1>.--------------------------------<1> Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства о разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П см. Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. N 389-О.

           2.  Основные  права  и  обязанности  государственного  обвинителя   

         (прокурора)  при  поддержании  государственного  обвинения  в  суде.

2.1 Права прокурора на судебных стадиях  уголовного процесса

по  поддержанию государственного  обвинения  в  суде.

Прокуроры не осуществляют надзора за деятельностью судов, они поддерживают государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. Осуществляя уголовное преследование в суде, прокурор выступает в качестве государственного обвинителя. Поэтому при осуществлении уголовного судопроизводства он наделен следующими правами:

1) получить копию постановления судьи:

а) о направлении уголовного дела по подсудности;

б) о назначении предварительного слушания;

в) о назначении судебного заседания (ч. 1  ст. 227 УПК РФ);

г) о прекращении уголовного дела на стадии подготовки к судебному заседанию (ч. 4  ст. 239 УПК РФ);

2) знакомиться с материалами дела (ч.  4  ст. 246 УПК РФ);

3) иметь время, необходимое для подготовки к участию в судебном разбирательстве (ч. 4  ст. 246 УПК РФ);

4) участвовать в судебном разбирательстве (ч. 1  ст. 246 УПК РФ);

5) поддерживать перед судом государственное обвинение (ч. 4  ст. 246 УПК РФ);

6) отказаться в порядке и по основаниям, установленным УПК РФ, от обвинения (ч.  7  ст. 246 УПК РФ), от осуществления уголовного преследования, с обязательным указанием мотивов своего решения (ч. 4  ст. 37 УПК РФ);

7) изменять обвинение в сторону смягчения в ходе предварительного слушания (ч. 5  ст. 236 УПК РФ), а также во время судебного разбирательства вплоть до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора (ч. 8  ст. 246 УПК РФ);

8) заявлять ходатайства (ст. 230 УПК РФ);

9) в начале судебного следствия по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения изложить предъявленное подсудимому обвинение (ч. 1  ст. 273 УПК РФ);

10) представлять доказательства (ч. 5  ст. 246 УПК РФ);

11) участвовать в исследовании доказательств (ч. 5  ст. 246 УПК РФ);

12) излагать суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства (ч. 5  ст. 246 УПК РФ);

13) участвовать в прениях сторон (ст. 292 УПК РФ);

14) высказывать суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания (ч. 5  ст. 246 УПК РФ);

15) знакомиться с протоколом судебного заседания (ч. 7  ст. 259 УПК РФ).

Прокурор имеет также,  предусмотренные  уголовно-процессуальным  законом  и  судебной  практикой и иные  процессуальные  права  по  поддержанию  государственного  обвинения  в  суде  в  целях  осуществления  задач  уголовного  преследования.

2.2 Обязанности прокурора на судебных стадиях  уголовного  процесса

по  поддержанию  государственного  обвинения  в  суде.

Помимо прав у прокурора на судебных стадиях уголовного судопроизводства имеются и обязанности. В частности, при рассмотрении судом уголовных дел прокурор обязан:

1) участвовать в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве уголовного дела частного обвинения, если уголовное дело было возбуждено следователем либо дознавателем с согласия прокурора (ч.  2  ст. 246 УПК РФ);

2) подчиняться законным распоряжениям председательствующего в судебном заседании;

3) отказаться от обвинения и изложить суду мотивы отказа, если в результате судебного разбирательства прокурор придет к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения (ч. 7  ст. 246 УПК РФ);

4) опровергать доводы, представленные стороной защиты, при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований УПК РФ (ч. 4  ст. 235 УПК РФ);

5) предъявить или поддержать предъявленный потерпевшим гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных или государственных интересов (ч. 6  ст. 246 УПК РФ);

6) выполнять иные, предусмотренные уголовно-процессуальным  законодательством  РФ,  обязанности.

3.  Организация  работы  краевой  (областной) и  приравненных  к  ним прокуратур  по  поддержанию  государственного  обвинения  в  суде.

Организация работы по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам отличается от места конкретной прокуратуры в системе органов прокуратуры Российской Федерации.

В прокуратурах областей и приравненных к ним прокуратурах, как правило, созданы управления по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам. Обычно такие управления включают в себя следующие отделы:

1) отдел государственных обвинителей;

2) кассационный отдел;

3) надзорный отдел.

В обязанность прокуроров и старших прокуроров отдела государственных обвинителей входит поддержание государственного обвинения в областных и приравненных к областным судах. В некоторых случаях они также участвуют в рассмотрении особо сложных уголовных дел нижестоящими судами, обычно тогда, когда в районной (городской) прокуратуре нет квалифицированного государственного обвинителя.

Вместе с тем существует и такая практика, когда находящиеся на стажировке в отделе государственных обвинителей помощники прокурора района (города) участвуют в делах, рассматриваемых областным судом. Это не только позволяет лучше оценить степень готовности сотрудника для работы в аппарате прокуратуры области, но и самим помощникам прокурора дает возможность поучаствовать в судопроизводстве, проводимом на более высоком профессиональном уровне.

Кассационный отдел обеспечивает участие прокуроров в рассмотрении дел в кассационной инстанции. Начальник отдела организовывает работу таким образом, чтобы прокуроры отдела давали заключения по всем рассматриваемым судебной коллегией делам. Для этого должен вестись учет дел, поступивших и назначенных к рассмотрению, и отдельно - учет кассационных и частных представлений нижестоящих прокуроров.

В том случае, когда прокурор, принесший кассационное представление, по каким-либо причинам не участвует в суде кассационной инстанции, на прокурора-кассатора возлагается обязанность поддержания кассационного представления нижестоящего прокурора. Если прокурор-кассатор не согласен с мнением прокурора, принесшего представление, он должен сообщить об этом нижестоящему прокурору, с тем чтобы тот обеспечил участие подчиненного ему сотрудника в рассмотрении кассационного представления.

На управления по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам прокуратуры субъекта Российской Федерации возложена и особая роль в рассмотрении жалоб граждан на вступившие в законную силу приговоры судов первой инстанции. В задачи прокуроров надзорного отдела также входит контроль за работой нижестоящих прокуратур по уголовно-судебному надзору.

Кроме того, старшие прокуроры всех отделов и специально назначенный прокурор-методист проводят анализ деятельности подчиненных прокуратур, составляют справки и обобщения, содержание которых затем доводится до сведения работников районных (городских) прокуратур. В ходе анализа выявляются не только недостатки в уголовно-судебной деятельности прокуратур районного (городского) звена, но и недостатки предварительного следствия и дознания, типичные ошибки, допускаемые судами. В задачу начальников отделов, прокуроров-методистов также входит направление в нижестоящие прокуратуры обзоров, сборников кассационных и надзорных представлений, информационных писем и методических рекомендаций. Обобщение практики в прокуратурах необходимо проводить как минимум каждое полугодие.

4. Организация работы прокуратуры района (города)

по поддержанию государственного обвинения  в  суде.

Вышестоящие прокуратуры имеют в своем составе отделы (управления) по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам, укомплектованные, как правило, наиболее квалифицированными работниками, обладающими опытом работы в прокуратурах районов (городов), а перед руководителями этих подразделений не ставится никаких иных задач, помимо уголовно-судебных, в отличие от прокуроров районов (городов), для которых обсуждаемое направление надзора не является единственным.

Кроме того, именно районные (городские) суды рассматривают подавляющее большинство уголовных дел, а прокуратуры районов (городов) испытывают наибольшую нехватку квалифицированных кадров <*>.

--------------------------------

<*> Обращаем внимание на то, что если прокурор специализированной прокуратуры не поддерживает обвинение по делу, за которым он осуществлял надзор, то он должен уведомить о направлении дела в суд территориального прокурора и передать ему надзорное производство.

Задачами прокурора района (города) по  уголовному  преследованию  в  суде  первой  инстанции являются:

1) обеспечение поддержания государственного обвинения;

2) организация работы по опротестованию незаконных и необоснованных судебных постановлений в апелляционном порядке;

3) составление плана проведения сотрудниками прокуратуры ежеквартальных обобщений по результатам проведенной за отчетный период работы.

Положения ст. Конституции  РФ, ст. 15 УПК  РФ о равноправии сторон в процессе судопроизводства, как и требования уголовно-процессуального закона, предполагают поддержание прокурором государственного обвинения по всем делам  частно-публичного  и  публичного  обвинения, рассматриваемым судом. Успешное решение этой задачи зависит, прежде всего, от правильной организации деятельности прокуратуры на данном направлении надзора.

Эффективность работы прокуратуры района (города) по надзору за рассмотрением уголовных дел в судах требует надлежащего учета дел - как направленных в суд с обвинительным заключением, так и тех, по которым уже состоялись судебные решения.

Организация делопроизводства и утверждение форм отчетности определяются прежде всего приказами Генерального прокурора Российской Федерации и распоряжениями руководителей нижестоящих прокуратур.

В  прокуратуре района  (города)  и  приравненных  к  ним  прокуратурах должны  иметься:

1. Журнал учета всех уголовных дел, направленных в суд,  в  котором  содержатся следующие сведения:

номер уголовного дела;

фамилия, имя, отчество обвиняемого или обвиняемых;

является ли обвиняемый несовершеннолетним;

квалификация содеянного, данная органами расследования;

орган, производивший расследование;

избранная мера пресечения;

дата направления дела в суд.

2. В канцелярии прокуратуры должен вестись специальный наряд, в котором содержатся документы, представляющие работу прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел.

В этом наряде помимо документов, составляемых государственным обвинителем, должны содержаться и другие материалы, в том числе судебные акты.

3. Прокурор района (города) должен организовать работу (а старший группы обвинителей - проследить за выполнением установленного порядка) так, чтобы прокуроры (государственные обвинители), участвующие в рассмотрении дела судом:

правильно оформляли надзорные производства;

своевременно составляли отчет (рапорт) о поддержании государственного обвинения;

докладывали прокурору района (города) в тех случаях, когда:

1) позиция государственного обвинителя существенно расходится с выводами следствия. Генеральный прокурор РФ требует, чтобы в таких случаях обвинитель ставил в известность прокурора, утвердившего обвинительное заключение. Несмотря на то что процессуально такое положение нигде не закреплено, думается, оно является разумным, поскольку дает возможность этому лицу представить свои доводы руководителю прокуратуры, а прокурору района (города) - осуществить свое право на поддержание государственного обвинения;

2) приговор суда существенно расходится с позицией как следствия, так и государственного обвинителя, который тем не менее по каким-то причинам не считает возможным приносить апелляционное  представление. Это также необходимо для того, чтобы прокурор (района) города мог принять решение о принесении такого представления от своего имени.

Но даже надлежаще налаженный учет вовсе не дает гарантии удовлетворительной работы прокуратуры района (города) из-за большого количества рассматриваемых судами уголовных дел. Тем более что обязанность участия прокурора в каждом судебном разбирательстве зачастую ведет к ухудшению качества поддержания государственного обвинения,  поскольку  прокуроры  чаще  всего  не  имеют  возможности  своевременно  ознакомиться  с  делом,  составить  по  нему  свою  правовую  позицию,  так  как  част о  получают  надзорное  производство  не  посредственно  перед  процессом  и  изучают  его  (и  дело)   непосредственно  в  нем.

Увеличение числа дел, рассматриваемых судами даже не очень крупных районов, привело к необходимости возложения обязанности поддержания государственного обвинения на целую группу помощников прокурора. Количество государственных обвинителей определяется прокурором района с учетом объема работы на данном участке надзора, штатов прокуратуры, а также в зависимости от количества судей (т.е. составов суда).   

                            5.  Общие  положения  поддержания

                            государственного обвинения  в  суде.

Поддержание государственного обвинения в суде первой инстанции можно подразделить на несколько этапов:

1) подготовка к участию в судебном заседании;

2) участие в предварительном слушании;

3) участие в судебном заседании  суда  первой  инстанции;

4) ознакомление с протоколом судебного заседания и судебным решением,  либо  приговором;

5)  принесение  апелляционного  представления  на  состоявшийся  по  делу  приговор   или  иное  решение суда;

6) участие  в  суде  апелляционной  инстанции;

7)  принесение  кассационного  представления  на  судебный  акт  и  участие  в  суде  кассационной  инстанции;

8)  принесение   представления на  судебный  акт в  порядке  надзора  и  участие  в  суде  надзорной  инстанции.

Вступление прокурора в уголовный процесс  в  суде начинается с момента дачи руководителем прокуратуры соответствующего поручения. По наиболее сложным, многоэпизодным делам с большим количеством подсудимых возможно создание группы обвинителей.

Прежде всего следует обратить внимание на следующие дела:

- расследованные неопытными следователями, дознавателями или теми лицами, которые раньше допускали существенные ошибки;

- в которых участвует защитник  (тем  более,  несли  несколько  защитников);

- с наиболее сложными для квалификации составами преступлений;

- с плохой доказательственной базой;

- в ходе расследования которых были допущены существенные нарушения норм уголовно-процессуального законодательства.

В случае, если при изучении материалов дела у государственного обвинителя возникают вопросы, на которые он затрудняется ответить, он  должен:

доложить дело прокурору района (города);

посоветоваться с другими государственными обвинителями;

обратиться за консультацией в уголовно-судебный отдел вышестоящей прокуратуры областного (или приравненного к нему) суда.

Все перечисленное относится и к разрешению затруднений, возникших на последующих этапах.

В более тяжелом положении находятся те государственные обвинители, число которых меньше количества судей. И в таком случае, помимо вышеперечисленных рекомендаций, они должны наиболее полно изучить дела, рассматриваемые:

судьями, не имеющими достаточного опыта;

судьями, которые в наименьшей степени участвуют в исследовании доказательств.

Помимо помощников прокурора, для которых поддержание государственного обвинения является непосредственной обязанностью, Генеральный прокурор Российской Федерации требует, чтобы в рассмотрении судами уголовных дел принимали участие и другие работники прокуратуры, в том числе прокурор района и его заместители.

По смыслу ч. 4 ст. 37  УПК РФ прокурор вправе поручить поддержание государственного обвинения лицу, производившему расследование по данному уголовному делу. Однако в настоящее время в соответствии с приказами Генерального прокурора запрещено до особого распоряжения поручать этим лицам поддержание государственного обвинения.

Даже в прошедшие времена, когда проблема допустимости доказательств не стояла так остро, как сейчас, а возможностей устранить недочеты путем проведения дополнительного расследования было несравненно больше, непонимание следователями, дознавателями, начальниками следственных отделов и управлений, заместителями прокурора и прокурорами районов (городов) требований суда представляло дополнительные трудности для поддержания государственного обвинения.

Кстати, существовавший ранее институт дополнительного расследования иногда позволял следователям и надзирающим прокурорам узнать, какую оценку дают суды собранным ими доказательствам. Поддерживая государственное обвинение, указанные работники могли  тогда убедиться, что их представления о том, что необходимо для вынесения правосудного обвинительного приговора, и мнение суда не всегда совпадают.

Ошибки государственных обвинителей в судах различных уровней имеют свои особенности.

Ошибки, которые допускают прокуроры, участвующие в рассмотрении дел областными и приравненными к ним судами, вызваны прежде всего сложностью подсудной им категории дел и связаны, как правило, с квалификацией содеянного. Под ошибкой тут следует понимать неправильную позицию участвующего в деле прокурора независимо от того, был ли вынесен отмененный или измененный впоследствии приговор в соответствии с мнением государственного обвинителя или же суд эту позицию не разделил и постановил законный и обоснованный приговор.

В любом из этих случаев можно говорить о некачественном поддержании государственного обвинения.

Недостатки поддержания обвинения в судах районного (городского) звена имеют обычно другие причины, связанные с недостаточной опытностью помощников прокурора, многие из которых имеют небольшой стаж работы в правоохранительных органах.

Как правило, производство по уголовным делам мировыми судьями не привлекает внимания прокуроров в силу того, что рассматриваемые ими дела считаются делами частного обвинения и возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и представителя.

Вместе с тем уголовное дело о преступлениях, предусмотренных  ст.ст. 115; 116; 128.1 УК  РФ, может быть возбуждено прокурором, а также следователем, дознавателем с согласия прокурора в случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния, нахождения в зависимом состоянии или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. В таких случаях прокурор направляет дело для производства предварительного расследования (дознания) и в дальнейшем поддерживает в судебном заседании государственное обвинение.

 

                                     6. Подготовка государственного

обвинителя к судебному заседанию.

Бремя доказывания обвинения уголовно-процессуальный закон возлагает на прокурора. Таким  образом, доказывание вины подсудимых   или  подсудимого - задача государственного  обвинителя  (прокурора)  в  процессе  рассмотрения  уголовного  дела  судом.

Тогда, когда предварительное следствие или дознание проведено полно и всесторонне, эта задача представляется относительно простой: достаточно проконтролировать исследование в судебном заседании собранных доказательств и указать на них в прениях; не обойти вниманием все те вопросы, которые должны быть разрешены при постановлении приговора.

Так обычно и происходит в большинстве уголовных процессов, проводимых районными (городскими) судами. Однако нередки и другие случаи, когда поддержание обвинения представляет определенные, иногда значительные, трудности даже для опытных помощников прокурора  или  самих  прокуроров  и  их  заместителей,  участвовавших  в  качестве  государственных  обвинителей  в  суде.

Для того чтобы поддерживать государственное обвинение на высоком уровне, прокурор должен:

1) ознакомиться  с  надзорным  производством  по  уголовному  делу  (в  нем  должны  находиться  обвинительное  заключение;  постановление  о  привлечении  в  качестве  обвиняемого (обвиняемых);  постановления  об  избрании  меры  пресечения,  о  ее  продлении  (в  случаях  заключения  обвиняемого  под  стражу); постановления  об  изменении  меры  пресечения  копии  протокола  о  задержании  подозреваемого  (подозреваемых)  по  делу  в  порядке  ст. ст. 91;  92  УПК  РФ).

 

2)  ознакомиться  с  материалами  уголовного  дела  в  суде.

 

Правильная организация работы помощников прокурора, осуществляющих свою деятельность на данном участке прокурорского надзора, должна обеспечить возможность хорошо подготовиться к участию в деле. Естественно, что для этого государственный обвинитель должен быть назначен для участия в рассмотрении дела заблаговременно. Однако зачастую помощник прокурора получает поручение поддержать обвинение прямо в день судебного заседания. В лучшем случае он успевает только наскоро ознакомиться с делом, а иногда и вовсе приходится довольствоваться содержимым надзорного производства. Справедливости ради надо отметить, что и сами государственные обвинители не видят в таком положении дел ничего плохого: даже имея возможность, многие из них ограничиваются чтением обвинительного заключения прямо в ходе судебного заседания.

В  свою  очередь, недостаточное знание материалов дела приводит к пассивности прокурора в судебном заседании; при этом роль государственного обвинителя сводится к минимуму: изложению предъявленного подсудимому обвинения, ответам об отсутствии ходатайств и повторению в прениях резолютивной части обвинительного заключения.

Поэтому,  во  избежание  таких  недопустимых  действий  по  подготовке  к  поддержанию  государственного  обвинения  в  суде  с момента принятия поручения поддержать государственное обвинение в суде работник прокуратуры правомочен  и  обязан осуществлять  функцию  ознакомления в суде с уголовным делом.

         Кроме  того, изучение материалов уголовного дела необходимо для того, чтобы государственный обвинитель мог, насколько это возможно, определить позицию  обвинения  в  суде.

В любом  случае прокурор должен провести минимальный объем подготовки  к  поддержанию  обвинения  в  суде, которая  включает в себя:

1) определение очередности исследования доказательств;

2) изучение, при необходимости, судебной практики по данной категории дел;

3) составление предварительного списка вопросов, которые обвинитель будет задавать участникам судопроизводства;

4) определение позиции по тем ходатайствам, которые, скорее всего, будут заявлены стороной защиты.

Но для того, чтобы выяснить перспективы дела, государственный обвинитель должен его изучить -   и  потому чтением одного обвинительного заключения обойтись невозможно. То обстоятельство, что уголовное дело уже проверялось надзирающим прокурором, не освобождает государственного обвинителя от обязанности изучить материалы дела потому  что прокурор, изучавший ранее дело, мог упустить из вида какие-либо существенные детали; позиция прокурора,  утвердившего  обвинительное  заключение  по делу может не совпадать с мнением государственного обвинителя.

Каждый государственный обвинитель, имеющий достаточный опыт работы, определяет для себя наиболее удобный порядок ознакомления с материалами дела  сам. Прокуроры же, только начинающие свою деятельность в качестве государственного обвинителя, а тем более работники, для которых участие в рассмотрении уголовных дел судом является не свойственной для них функцией (включая и руководителей прокуратур), попросту не знают, с чего начать - с обвинительного заключения или же с постановления о возбуждении уголовного дела.

Наиболее целесообразно начинать со  следующей  схемы :

1) необходимо изучить обвинительное заключение (обвинительного  судебного  акта) по  делу. Это тем более удобно, что оно имеется в надзорном производстве, и, следовательно, не придется тратить время на ознакомление в канцелярии суда.

Изучение обвинительного заключения (обвинительного  судебного  акта) дает возможность представить объем обвинения, обеспечение его доказательственным материалом, определить предмет и пределы доказывания по делу, оценить предложенную обвинением систему доказательств.

2)  по  прочтении  обвинительного  заключения  (обвинительного  судебного  акта)  и  в  процессе  чтения  этого  заключительного  документа  следствия  (дознания)  необходимо  проверить  содержание  доказательств  по  ссылкам  на  материалы  дела  по  каждому  из  них.

3) необходимо  исследовать  материалы  дела  о  порядке  задержания  подозреваемого,  а  именно  протокол    его  задержания  по  подозрению  в  преступлении (ст.ст.  90;  91  УПК  РФ); постановлений  суда  об  избрании  в  отношении  подозреваемого  или  обвиняемого  меры  пресечения  в  виде  заключения  под  стражу  в  порядке  ст.  108  УПК  РФ.

Это  имеет  значение для  проверки  обоснованности  задержания  и  применения меры  пресечения; для  изменения  меры  пресечения  в  порядке  ст. 110  УПК  РФ,  когда  срок  задержания  или  заключения  под  стражу,  установленный  ст.ст.  108;  109  УПК  РФ  истек  и  требуется  освобождение  подозреваемого  или  обвиняемого  из  под  стражи,  замена  этой  меры  пресечения  другой,  более  мягкой.

Также  исследование применения  меры  пресечения  в  виде  заключения  под  стражу  (ст.  108  УПК  РФ),  продление  применения  такой  меры  пресечения  имеет   значение для  зачета  срока  задержания  и  содержания  под  стражей в  срок  отбытия  наказания  в  отношении   подозреваемого  и  обвиняемого,  содержавшегося  под  стражей;  для  продления  срока  содержания  под  стражей  в  порядке  ст.  109  УПК  РФ.

4)  следует  тщательно  изучить  материалы  дела  о  личности  обвиняемого (материалы  спецпроверки  о  наличии  судимостей  для  оценки  наличия или  отсутствия  рецидива  в  действиях  обвиняемого;  характеристики  обвиняемого,  условия  жизни  его  семьи,  социальный  статус  обвиняемого, смягчающие  и  отягчающие  его  ответственность  обстоятельства,  например,  протокол  явки  с  повинной,  что  напрямую  влияют  на  срок  назначения  наказания  согласно  ст.  62  УПК  РФ  и  т.д.).

Разумеется, только после полного и всестороннего исследования обстоятельств дела в ходе судебного следствия можно с уверенностью говорить о доказанности вины подсудимого и квалификации его действий. Но уже при ознакомлении с делом государственный обвинитель  может  и должен дать предварительную оценку имеющимся материалам.

После того как государственный обвинитель проверит наличие всех необходимых материалов, нужно приступить к изучению собственно доказательств. Изучая доказательства, прокурор сразу же подразделяет их на доказательства стороны обвинения и стороны защиты - при известной условности такого деления.

Поскольку недопустимые доказательства в  силу  ст. 75  УПК  РФ не только не могут быть положены в основу обвинения, но и вообще не могут использоваться для доказывания любых обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, постольку прокурор должен обращать внимание на допустимость доказательств не только в пользу обвинения, но и в пользу защиты.

В ходе изучения дела нужно решить, какие именно доказательства имеют существенное значение для разрешения дела по существу, какие - для решения частных вопросов (например, данные, характеризующие обвиняемого, расчет гражданского иска), а какие, скорее всего, и вовсе не понадобятся.

Некоторые государственные обвинители полагают, что решение вопроса об исключении доказательств можно отложить до того момента, когда на предварительном слушании или при рассмотрении дела по существу на это обратит внимание подсудимый, его защитник или же сам суд.

Такой подход является неверным, поскольку бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, о том, что доказательство в  силу  ст. 75   УПК  РФ  получено с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства  РФ, лежит на прокуроре и прокурор должен быть готов убедительно и мотивированно оценить эти доводы, представить доказательства и данные  опровергающие  доводы  защиты  о  недопустимости  доказательств.

Проанализировав документы, государственный обвинитель должен быть готов к тому, чтобы в случае обсуждения вопроса о допустимости  доказательств высказать в ходе предварительного слушания или в судебном заседании   свою,  аргументированную точку зрения.

Нарушение норм уголовно-процессуального законодательства судом, прокурором, следователем или органом дознания в процессе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Вместе с тем иногда органами расследования допускаются такие нарушения закона, в отношении которых нельзя однозначно, вне связи с материалами дела, сделать вывод, являются они существенными или нет.

 Наибольшее количество таких случаев связано с несоблюдением процессуальных сроков, особенно исчисляемых часами и сутками, а также с неправильным оформлением процессуальных документов.

Например, согласно требованиям, предъявляемым к протоколам следственных действий, в них должны указываться время его начала и окончания с точностью до минуты. Вряд ли отсутствие в протоколе указания точного времени задержания может служить основанием для исключения добытого или закрепленного этим следственным действием доказательства из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве.

Другое дело, если есть основания полагать, что неточности в оформлении протокола допущены с целью скрыть нарушение порядка его проведения, например проведения допроса в ночное время (производство следственного действия в ночное время не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства,  ч. 3  ст. 164  УПК  РФ).

Прокурор, поддерживающий обвинение, должен уже при ознакомлении с делом оценить данную следствием квалификацию  преступления. Этот момент является очень важным, так как использование определенной версии позволит обвинителю определить линию поведения в судебном заседании, наметить перечень и порядок вопросов  участникам  судебного  разбирательства.

Опытного государственного обвинителя отличает внимательное отношение к "чистоте" квалификации  преступления.. Если при ознакомлении с материалами дела у прокурора возникают сомнения в правильности квалификации действий обвиняемого, он еще на этом этапе должен выдвинуть свою версию. В соответствии с этой версией или даже несколькими версиями, государственный обвинитель и будет оценивать имеющиеся в деле доказательства.

Неполнота предварительного расследования может препятствовать вынесению законного и обоснованного обвинительного приговора, а может и не иметь решающего значения для уголовного дела. Если в процессе ознакомления с материалами дела прокурором выявлены пробелы, он должен решить, может ли эта неполнота быть восполнена в ходе судебного следствия, и основательно подготовиться к принятию всех необходимых для восполнения мер  (ходатайств  о  вызове  и  допросе  свидетелей,  потерпевших,  экспертов,  специалистов,  истребовании  и  приобщении  документов исследования  вещественных  доказательств  и  т.д.).

Прокурор может на основании сведений, полученных им из материалов дела, также прогнозировать следующее:

1) изменение показаний подсудимым, свидетелями и потерпевшим;

2) неявку в судебное заседание кого-либо из свидетелей;

3) выдвижение обвиняемым новых защитных версий;

4) появление в деле новых доказательств со стороны защиты.

Изменение количества доказательств, влекущее уменьшение доказательственной базы, как правило, происходит вследствие исключения доказательств, добытых в ходе предварительного расследования с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства РФ.

Государственному обвинителю необходимо предположить наиболее реальные ходатайства, которые могут быть заявлены участниками судопроизводства, в том числе защитой, потерпевшим и гражданским истцом, и подготовиться высказать по поводу ходатайств свое мнение. Прежде всего это касается ходатайств, уже заявлявшихся в ходе предварительного расследования, но им отклоненных. Поэтому нужно дать оценку обоснованности решений об их отклонении. Во многих случаях ходатайства о проведении каких-либо следственных действий отклоняются следователями, дознавателями из-за нежелания производить дополнительную работу или из-за нехватки времени  и  это  должен  обязательно учесть  государственный  обвинитель  при  подготовке  к  судебному  процессу.

Изучив ходатайства обвиняемого и его адвоката, прокурор  (государственный  обвинитель) сможет определить занимаемую ими линию защиты, даже если обвиняемый отказался от дачи показаний в ходе предварительного расследования, и таким образом определить круг необходимых обвинению доказательств,  которые  должны  будут  положены государственным  обвинителем в  основу  обвинения подсудимого  в  суде.

      7. Полномочия  государственного  обвинителя  при назначении  дела  

      к  слушанию  судом  первой  инстанции.

      Тактические  о  организационные  аспекты  подготовки  прокурора

      к  предварительному  слушанию.  Полномочия  прокурора  

      в  стадии  предварительного  слушания.

Предварительное слушание - первая стадия судебного производства, в которой участвует   государственный  обвинитель  (прокурор).

Предварительное слушание проводится судом по собственной инициативе или по ходатайству стороны  процесса.

Естественно, как правило, такое ходатайство заявляет сторона защиты.

Предварительное слушание в  соответствии  с  ч. 2  ст. 229  УПК  РФ проводится в следующих случаях:

1) при наличии ходатайства стороны об исключении доказательства;

2) при наличии оснований для возвращения уголовного дела прокурору  в  случаях,  предусмотренных  ст. 237  УПК  РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом;

3) при наличии оснований для приостановления или прекращения уголовного дела;

4)  при  наличии  ходатайства  стороны  о  проведении  судебного  разбирательства  в  порядке,  предусмотренном  ч. 5  ст. 247  УПК  Р Ф  (  в  отсутствие  подсудимого );

5) для решения вопроса об особом порядке судебного разбирательства;

6) для решения вопроса о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

О том, что вероятность заявления ходатайств об исключении доказательств может быть прогнозируема, говорилось выше.

Если из материалов дела такая возможность необходимо следует, для прокурора проведение предварительного слушания не должно быть неожиданностью.

В любом случае, поскольку ходатайства об исключении доказательств могут быть заявлены  сторонами  процесса и в дальнейшем,   входе  судебного  следствия,  то целесообразно составить список наиболее ожидаемых (в  том  числе  со  стороны защиты)  ходатайств и подготовиться к опровержению.

По результатам предварительного слушания  в  соответствии  со  ст. 236  УПК  РФ судья принимает одно из следующих решений:

о направлении уголовного дела по подсудности в том случае, если в ходе предварительного слушания прокурор изменяет обвинение;

о возвращении уголовного дела прокурору  в  порядке,  предусмотренном  ст.ст. 237; 238  УПК  РФ;

о приостановлении производства по уголовному делу;

о прекращении уголовного дела;

о назначении судебного заседания;

6) об отложении судебного заседания в связи с наличием не вступившего в законную силу приговора, предусматривающего условное осуждение лица, в отношении которого в суд поступило уголовное дело, за ранее совершенное им преступление;

(п. 6 введен ФЗ от 29.03.2010 N 32-ФЗ)

7) о выделении или невозможности выделения уголовного дела в отдельное производство в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, и о назначении судебного заседания.

(п. 7 в ред. ФЗ от 23.07.2013 N 217-ФЗ).

Судья в  соответствии  со  ст. 237  УПК  РФ по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в случаях, если:

1) обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления;

(в ред. ФЗ от 04.03.2013 N 23-ФЗ);

2) копия обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4  ст. 222  или  ч. 3  ст. 226  УПК  РФ  (когда  произведено  дознание  в  сокращенной  форме  в  случаях,  когда  оно  не  должно  было  производиться,  например,  в  отношении  несовершеннолетнего;  либо  имеются  основания  для  производства  мер  м медицинского  характера,  либо  обвиняемый  не  владеет  языком  судопроизводства;  при  возражении  против  такой  формы  дознания  потерпевшего  и  т.п.;  при  применении  особого  порядка  рассмотрения  уголовного  дела (в ред. Федеральных законов от 04.07.2003 № 92-ФЗ, от 04.03.2013 № 23-ФЗ);

3) есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера ;

4) имеются предусмотренные ст.  153  УПК  РФ основания для соединения уголовных дел;

5) при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5  ст. 217  УПК  РФ;  

6)  фактические  обстоятельства,  изложенные  в  обвинительном  заключении,  либо обвинительном  акте,  либо  в  обвинительном  постановлении,  либо  в  постановлении  о  направлении  уголовного  дела  в  суд  для  применения  принудительной  меры  медицинского  характера,   свидетельствуют  о  наличии  оснований  для  квалификации  действий  обвиняемого,  либо  лица,  в  отношении  которого  ведется  производство о  применении  принудительной меры  медицинского  характера  как  более  тяжкого  преступления, либо  общественно  опасного  деяния; либо  в  ходе  предварительного слушания    или судебного  разбирательства    установлены  фактические  обстоятельства,    указывающие  на  наличие  оснований  для  квалификации  действий   указанных выше  лиц  как  более  тяжкого  преступления,  либо общественно-опасного  деяния.

При наличии обстоятельств, указанных в  ст.  226.2 (в  случаях,  когда  запрещено  дознание  в  сокращенной  форме)  и  ч. 4  ст. 226.9  УПК  (в  случае  явного самооговора   подсудимого), судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для передачи его по подследственности и производства дознания в общем порядке  (ч.  1.1   ст.  237  УПК  РФ).

Согласно  ч.  1.2  ст.  237  УПК  РФ судья по ходатайству государственного  обвинителя возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случаях, если:

1) после направления уголовного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, являющиеся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления;

2) ранее вынесенные по уголовному делу приговор, определение или постановление суда отменены в порядке, предусмотренном главой  49  УПК  РФ (по  вновь  открывшимся  обстоятельствам), а послужившие основанием для их отмены новые или вновь открывшиеся обстоятельства являются в свою очередь основанием для предъявления обвиняемому обвинения в совершении более тяжкого преступления.

(часть 1.2 введена ФЗ  от 26.04.2013 N 64-ФЗ).

Обвиняемому должна быть вручена копия обвинительного заключения с приложениями. Нарушение этого требования является препятствием для рассмотрения дела судом и влечет возвращение уголовного дела прокурору. Однако законодатель разрешает прокурору направить дело в отношении обвиняемых, которые отказались от получения копии обвинительного заключения или обвинительного акта либо не явились по вызову или иным образом уклонились от их получения, в суд для рассмотрения по существу, с указанием причин, по которым копия данного документа не была вручена обвиняемому. Верховный Суд РФ предлагает судам в каждом конкретном случае выяснять, по каким причинам не вручена копия обвинительного заключения (обвинительного акта), оформлен ли документально факт неявки по вызову и т.п.

Вместе с тем имеется достаточная судебная практика удовлетворения апелляционной   и  кассационной инстанциями представлений прокурора, в которых обжалуется возвращение уголовного дела прокурору в иных, чем предусмотрено ст.237 УПК РФ, случаях.

Зачастую из постановления судьи непонятно, какие именно препятствия исключают возможность постановления судом приговора. Иногда постановление очевидно направлено прокурору для проведения процессуальных действий, что прямо запрещено уголовно-процессуальным законом.

Поскольку прокурор во всех стадиях судебного производства следит за исполнением закона, он должен помнить, что предварительное слушание может быть проведено в отсутствие обвиняемого только по его ходатайству - никакие сообщения администрации следственного изолятора об отказе обвиняемого участвовать в предварительном слушании в расчет приниматься не могут. В случае отсутствия обвиняемого или его ходатайства прокурор должен просить отложить предварительное слушание.

Неявка других своевременно извещенных участников производства по уголовному делу не препятствует проведению предварительного слушания.

Так как в  соответствии  с  ч. 2  ст. 234 УПК  РФ  уведомление сторон о вызове в судебное заседание должно быть направлено не менее чем за трое суток до дня проведения предварительного слушания, прокурор имеет возможность к нему подготовиться. Однако подготовка к предварительному слушанию отличается от подготовки к участию в рассмотрении уголовного дела по существу.

Связано это, прежде всего, с тем, что прокурор не имеет реальной возможности ознакомиться перед предварительным слушанием с материалами уголовного дела. Поэтому при наличии достаточных оснований полагать, что сторона защиты будет ходатайствовать о проведении предварительного слушания, надзирающий прокурор еще до направления уголовного дела в суд должен ознакомиться с необходимыми материалами и поместить их копии в надзорное производство.

При ознакомлении с материалами дела или на предварительном слушании обвиняемый по делу о преступлении, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы, может заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением.

Ни лицо, производившее предварительное расследование, ни прокурор, рассматривающий уголовное дело, поступившее с обвинительным заключением или обвинительным актом, никаких процессуальных решений по заявленному ходатайству принимать не должны.

Решение о проведении предварительного слушания принимает суд.

Полномочия прокурора уже в качестве государственного обвинителя состоят в даче согласия или же в возражении против заявленного обвиняемым ходатайства. Если государственный обвинитель, а также частный обвинитель и потерпевший возражают против заявленного ходатайства, уголовное дело рассматривается в общем порядке.

В соответствии с  Приказом Генерального прокурора РФ от 3 июня 2002 г. N 28 "Об организации работы прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства" государственный обвинитель в стадии предварительного слушания обязан определить: 1) нет ли в материалах уголовного дела, приобщенных к нему ходатайствах обвиняемого и его защитника сведений об обстоятельствах, исключающих согласно ст. 61 УПК участие судьи, прокурора, следователя, дознавателя в производстве по уголовному делу; 2) имеются ли предусмотренные ст. 229УПК основания для назначения судьей предварительного слушания; 3) имеются ли основания для принятия судьей, кроме решения о назначении судебного заседания, какого-либо иного решения из числа перечисленных в 236 УПК (о направлении уголовного дела по подсудности; о возвращении дела прокурору; о прекращении уголовного дела или уголовного преследования; о приостановлении производства по уголовному делу). При наличии перечисленных оснований государственному обвинителю надлежит подготовить ходатайства: 1) об исключении доказательств; 2) о допросе лиц, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятии и приобщении к делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом; 3) об истребовании дополнительных доказательств или предметов, имеющих значение для дела, в том числе о вызове в судебное заседание новых свидетелей, экспертов, специалистов; 4) об истребовании и приобщении к делу вещественных доказательств и документов; 5) об изменении обвиняемому меры пресечения; 6) о гражданском иске и мерах по его обеспечению.

В необходимых случаях государственный обвинитель обязан:

1) сформулировать в письменном виде основания и мотивы полного или частичного отказа от обвинения;

2) подготовить формулировку нового обвинения.

В тех случаях, когда по делу имеются бесспорные основания для изменения обвинения в сторону смягчения, частичного или полного отказа от него (например, обвиняемый не достиг возраста, с которого возможна уголовная ответственность), государственный обвинитель должен помнить, что полный или частичный его отказ от обвинения, влекущий прекращение уголовного дела, равно как и изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения, должны быть мотивированы со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией прокурора, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты.

Государственный обвинитель обязан, во-первых, мотивировать свою позицию и сослаться на предусмотренные законом основания  для  изменения  обвинения; во-вторых, после изменения им обвинения либо после отказа от него должно быть заслушано мнение по этому вопросу других участников процесса,  в  том  числе защиты, и исследованы значимые для принятия судебного решения материалы дела.

В  силу    ч. 5  ст. 236  УПК  РФ  если в ходе предварительного слушания прокурор изменяет обвинение, то судья также отражает это в постановлении и в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, направляет уголовное дело по подсудности.

В случае, когда государственный обвинитель в предварительном слушании изменил обвинение на преступление, преследуемое в порядке частного обвинения, судье следует принять меры к вызову потерпевшего в судебное заседание для выяснения вопроса о том, желает ли он привлекать обвиняемого к уголовной ответственности. В зависимости от мнения потерпевшего судье надлежит принять решение о прекращении уголовного дела в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 24 УПК РФ или о направлении его по подсудности мировому судье в соответствии с частью 5 статьи 236 УПК РФ ( п. 19
Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2009 N 28 (ред. от 28.06.2012) "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству").

 Чтобы не возникли недоразумения при фиксировании позиции государственного обвинителя в протоколе судебного заседания, целесообразно ее изложить в письменном виде для последующего приобщения к протоколу  судебного  заседания по  делу.

Уместно также напомнить, что при расхождении позиции государственного обвинителя, сложившейся у него в результате ознакомления с материалами дела либо в ходе предварительного слушания, с содержанием предъявленного обвиняемому обвинения государственный обвинитель до заявления в судебном заседании об изменении либо отказе от обвинения обязан незамедлительно поставить об этом в известность прокурора, утвердившего обвинительное заключение, с тем чтобы были приняты согласованные меры, обеспечивающие законность и обоснованность обвинения.

В ходе предварительного слушания прокурор может изменить обвинение, предъявленное обвиняемому органом следствия (ч. 5 ст. 236УПК) лишь тогда, когда это не требует исследования доказательств, а допущенная ошибка очевидна и может быть исправлена без вторжения в сферу доказывания. Такая ситуация может возникнуть, например, в результате признания некоторых доказательств обвинения недопустимыми.

В самой ч. 5 ст. 236 УПК не раскрывается, каким конкретно может быть предложение прокурора об изменении обвинения, но по аналогии с ч. 8 ст. 246 УПК   РФ следует считать, что оно может выразиться:

1) в исключении из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) в исключении из обвинения ссылки на какую-либо норму УК  РФ нарушение которой вменялось обвиняемому в обвинительном заключении или обвинительном акте;  

3) в переквалификации деяния в соответствии с другой нормой УК РФ.

Изменение обвинения прокурором в стадии подготовки к судебному заседанию означает, что при рассмотрении дела по существу суд и стороны будут исходить из обвинения с учетом внесенных в него на предварительном слушании изменений, поскольку иное противоречило бы принципу состязательности сторон. Изменение прокурором обвинения может привести к тому, что изменится подсудность уголовного дела. В этом случае, как указано в ч. 5 ст. 236 УПК, судья отражает изменение обвинения в постановлении и направляет дело по подсудности.

Следует  иметь  ввиду,  что  утверждая обвинительное заключение (обвинительный акт) и направляя дело в суд, прокурор определяет объем обвинения, в пределах которого и должно производиться судебное разбирательство (ст. ст. 221, 222, 226 и 252 УПК). Изменить обвинение до разрешения дела по существу может только государственный обвинитель (ч. 5 ст. 236 УПК).

Из этого следует, что если, например, сторона защиты на предварительном слушании (когда еще только решается вопрос о подготовке к судебному заседанию) заявит ходатайство о переквалификации содеянного на более мягкий закон либо об ином изменении обвинения в сторону смягчения, то такое ходатайство не может быть удовлетворено судом, если, конечно, сам государственный обвинитель не изменил обвинение.

Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, который в ходе предварительного слушания заявляется в порядке, предусмотренном ч. 7 ст. 246 УПК, влечет за собой прекращение уголовного дела (уголовного преследования) полностью либо в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК. Прокурор - должностное лицо, уполномоченное осуществлять от имени государства уголовное преследование. Он также обязан в ходе судебного производства обеспечить законность и обоснованность обвинения (ст. 37 УПК). Одним из способов обеспечения законности и обоснованности обвинения является право прокурора отказаться от обвинения. В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК основания для отказа от обвинения у прокурора возникают тогда, когда он приходит к убеждению, что имеющиеся доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение.

В силу ч. 1 ст. 239, ч. 7 ст. 246 УПК полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, в том числе на предварительном слушании, влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью либо в соответствующей части по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК.

УПК содержит следующий перечень этих оснований: 1) отсутствие события преступления; 2) отсутствие в деянии состава преступления, в том числе: невиновное причинение вреда (ст. 28 УК); 3) добровольный отказ от совершения преступления (ст. 31 УК); 4) причинение вреда: в состоянии необходимой обороны (ст. 37 УК); при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК); в состоянии крайней необходимости (ст. 39 УК); в результате физического или психического принуждения (ст. 40 УК); при обоснованном риске (ст. 41 УК); лицом, действующим во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения (ст. 42 УК); 5) устранение новым уголовным законом преступности и наказуемости деяния (ч. 2 ст. 24 УПК); 6) в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния предусмотренного уголовным законом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, а также признание, что несовершеннолетний, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом (ч. 3 ст. 27 УПК); 7) непричастность обвиняемого к совершению преступления; 8) истечение сроков давности уголовного преследования; 9) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего; 10) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК; 11) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. п. 1, 3 - 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК (члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи, депутата законодательного органа государственной власти субъекта РФ, следователя, адвоката, прокурора), либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. 1 и п. п. 3 - 5 ч. 1 ст. 448 УПК.

При отказе прокурора от обвинения по названным основаниям уголовное дело или уголовное преследование должно быть полностью (или в соответствующей части) прекращено, поскольку суд вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если ее доказывают органы и лица, осуществляющие уголовное преследование. Согласно же ст. 37 УПК в ходе судебного производства по уголовному делу осуществляет уголовное преследование и поддерживает от имени государства обвинение прокурор. Из сказанного следует, что несогласие потерпевшего с позицией государственного обвинителя не препятствует прекращению дела.

Вместе с тем надлежит иметь в виду, что прекращение уголовного преследования по основаниям, предусмотренным п. п. 3 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК, допускается только в тех случаях, когда против этого не возражает обвиняемый. В противном случае производство по делу должно продолжаться в обычном порядке, поэтому государственному обвинителю перед заявлением отказа от обвинения по названным основаниям надлежит выяснить отношение к этому обвиняемого.

Если на предварительном слушании будут выявлены другие основания прекращения уголовного дела либо уголовного преследования (не названные в ч. 7 ст. 246 УПК), а именно: 1) акт об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК); 2) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же основанию (п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК); 3) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК); 4) отказ Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица; 5) примирение с потерпевшим лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо загладило причиненный потерпевшему вред (ст. 25 УПК); 6) деятельное раскаяние лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести (ст. 28 УПК), - государственный обвинитель, по существу не отказываясь от обвинения (а это следует из сопоставления ч. 1 ст. 239, ч. 2 ст. 239 и ч. 7 ст. 246 УПК), может ходатайствовать о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования, а если такое ходатайство заявлено потерпевшим либо стороной защиты, высказывает свое мнение по этому поводу.

Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в ст. ст. 25, 28 УПК, а также п. п. 3 и 6 ч. 1 ст. 27 УПК, не допускается, если обвиняемый против этого возражает (ч. 2 ст. 27 УПК).

Как уже отмечалось ранее, назначение предварительного слушания необходимо для решения ряда важных вопросов, связанных с подготовкой уголовного дела к судебному заседанию. На этом этапе судебного производства предусмотрено разрешение ходатайств, заявленных сторонами, существо которых определяется целями и задачами предварительного слушания. Как следует из ст. ст. 234, 235 и 236 УПК, стороны  в  том  числе  и  гособвинитель, вправе заявить следующие ходатайства: 1) об исключении доказательства; 2) о вызове и допросе в качестве свидетеля любого лица, которому что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом; 3) об истребовании дополнительных доказательств или предметов; 4) о назначении судебной экспертизы; 5) об изменении меры пресечения. Помимо этого, защита вправе заявить ходатайство о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого, а обвиняемый - об ознакомлении с материалами уголовного дела.

Одно  из  самых  распространенных  оснований  для  производства  предварительного  слушания -   рассмотрение  ходатайств  об  исключении  доказательств.

Руководители прокуратуры должны обеспечить обязательное участие прокурора в предварительном слушании, поскольку бремя опровержения доводов защиты о недопустимости доказательств лежит согласно  ч. 4  ст. 235  УПК  РФ на прокуроре.

Рассмотрение ходатайств об исключении доказательств на предварительном слушании стало общим правилом. Это дает возможность сторонам до начала слушания дела исключить из перечня доказательств те из них, которые свойствами допустимости не обладают, и оценить доказательства, не принимая во внимание те из них, которые уже признаны судом непригодными. Исключение недопустимых доказательств ведет к изменению позиции по отношению к обвинению, выработке иной стратегии и тактики поддержания обвинения  и  ведения защиты.

В силу ч. 4 ст. 88 УПК суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном ст. ст. 234 и 235 УПК. В случае заявления ходатайства об исключении доказательства копия данного документа передается всем другим участникам процесса в день представления ходатайства в суд. Обязанность вручения копий возложена на суд.

В силу ч. 2 ст. 50 Конституции не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Доказательства, полученные с нарушением требований УПК, признаются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, подлежащих доказыванию (ч. 1 ст. 75 УПК  РФ). Для решения вопроса о том, является ли доказательство допустимым, важно иметь представление о критериях допустимости доказательств. В самом общем виде они изложены в ст. 75 УПК  РФ.

Согласно ч. 2 ст. 75 УПК  РФ к недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные им в суде;

2) показания потерпевшего свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК  РФ.

 AHHHhh

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" доказательства признаются полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены: 1) гарантированные Конституцией права человека и гражданина; 2) установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления; 3) если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом; 4) если собирание и закрепление доказательств осуществлено в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Так, по мотиву нарушения прав человека и гражданина доказательства признаются судами недопустимыми, когда при их собирании и закреплении органы дознания и следователи допустили, в частности, следующие нарушения:

а) вопреки требованиям ст. 48 Конституции, ч. 4 ст. 46, ч. 4 ст. 47 УПК подозреваемому, обвиняемому не было разъяснено их право на получение квалифицированной юридической помощи или право отказаться от дачи показаний;

б) потерпевшему или свидетелю не разъяснено его право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников (ст. 51 Конституции, п. 3 ч. 2 ст. 42, п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК  РФ);

в) показания получены с применением насилия, угроз либо пыток;

г) не соблюден принцип добровольности при обращении с заявлением о явке с повинной (ст. 142 УПК РФ);

д) нарушено право обвиняемого на защиту.

Нарушение установленного уголовно-процессуальным законом порядка собирания и закрепления доказательств обычно выражается в следующем: а) в материалах дела отсутствует постановление о принятии дела к производству; б) при производстве следственных действий не присутствовали понятые. Основанием для признания недопустимыми доказательствами протоколов следственных действий служит привлечение в качестве понятых сотрудников милиции.

Если судья удовлетворяет ходатайство об исключении доказательства и при этом назначает судебное заседание, то согласно ч. 4 ст. 236 УПК  РФ в постановлении, принимаемом по результатам предварительного слушания, он должен указать, какое доказательство исключается и какие материалы уголовного дела, обосновывающие исключение данного доказательства, не могут исследоваться и оглашаться в судебном заседании и использоваться в процессе доказывания. Об исключении доказательства судья также принимает отдельное постановление.

По смыслу ч. 2 ст. 256 УПК  РФ, поскольку данное постановление излагается в виде отдельного процессуального документа, оно выносится судьей в совещательной комнате. Принятие судьей решения об исключении доказательств во всех случаях должно быть мотивированным.

Если по результатам предварительного слушания судья не назначает судебное заседание, а принимает, скажем, решение о направлении уголовного дела по подсудности в связи с изменением прокурором обвинения, а этому предшествовало удовлетворение ходатайства об исключении доказательств, то он выносит постановление об исключении доказательства, а затем - о направлении уголовного дела по подсудности.

Когда противоположная сторона оспаривает обоснованность исключения того или иного доказательства, то вопрос о его допустимости становится предметом доказывания. В его ходе судья вправе допросить свидетеля, приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве, огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в деле и (или) представленные сторонами. Бремя доказывания по общему правилу лежит на стороне, заявившей ходатайство об исключении доказательства. Из данного положения имеется изъятие: при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением содержащихся в УПК требований, бремя опровержения доводов защиты лежит на прокуроре (ч. 4 ст. 235 УПК  РФ).

Таким образом, государственный обвинитель должен представить доказательства, подтверждающие законность получения оспариваемого доказательства. Если решение судьи об исключении доказательства обосновано, но есть возможность это доказательство восполнить, государственный обвинитель должен заявить суду соответствующее ходатайство.

8. Полномочия  прокурора  по  осуществлению

уголовного  преследования  в  подготовительной

части  судебного  заседания.  

Подготовительная часть судебного заседания представляет собой часть судебного разбирательства, в содержание которой включаются процессуальные действия участников процесса по созданию условий, способствующих полноте, всесторонности и объективности исследования доказательств в судебном следствии. В этой части судебного заседания ни суд, ни стороны, в т.ч. государственный обвинитель, не осуществляют каких-либо действий, направленных на разбирательство дела по существу.

Действия государственного обвинителя носят обеспечительный по отношению к судебному разбирательству характер, направлены на создание условий объективного, непредвзятого, законного и обоснованного разрешения уголовного дела по существу.

На начальной стадии подготовительной части судебного заседания прокурор, приступивший к участию в судебном разбирательстве после объявления его председательствующим участником судебного разбирательства, приобретает статус государственного обвинителя с наличием процессуальных полномочий, предусмотренных нормой ст. 246 УПК РФ.

Государственный обвинитель, вступив в судебное разбирательство в его подготовительной части, обязан реализовать свои уголовно-процессуальные полномочия обеспечительного характера по основным четырем направлениям в строгом их соответствии в установленном законом порядке:

1) своевременного и правильного открытия судебного заседания, а также проверки явки его участников в суд;

2) безусловного установления законности участия в судебном заседании всех участников процесса, включая суд, секретаря судебного заседания, переводчика, эксперта, специалиста, защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а также правомерности собственного участия в качестве государственного обвинителя;

3) безусловного разъяснения прав всем участвующим в деле лицам;

4) активного участия по обеспечению представления суду новых доказательств путем заявления и обоснования ходатайств о вызове и допросе свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов, о восстановлении режима допустимого доказательства, исключенного судом на предварительном слушании.

В подготовительной части судебного заседания государственный обвинитель располагает процессуальными средствами восполнения доказательственной базы по делу путем заявления ходатайств: 1) о приобщении к делу имеющихся у него документов и предметов; 2) об истребовании новых документов и предметов; 3) о допросе явившихся в заседание по его инициативе свидетелей и специалистов; 4) о вызове в заседание новых свидетелей, экспертов, специалистов; 5) о признании допустимыми исключенных ранее доказательств.

Для государственного обвинителя использование процессуального права на заявления  в  порядке  ст.ст. 61-72  УПК    РФ  об отводе судьи, секретаря судебного заседания, переводчика, эксперта, специалиста, защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а также на самоотвод  самого  государственного  обвинителя является эффективным средством обеспечения законности уголовного преследования подсудимого в стадии судебного разбирательства.

5) Государственный обвинитель, располагая сведениями об обстоятельствах, исключающих в соответствии с гл. 9 (ст.ст.  61- 72  УПК РФ) возможность участия тех или иных участников процесса в судебном заседании, обязан заявить отводы или самоотвод. При этом от него не требуется обязательного установления конкретных обстоятельств, характеризующих заинтересованность соответствующих участников процесса в исходе дела, и доказанности проявления этих обстоятельств.

Для государственного обвинителя достаточно наличия самого основания полагать о возможности проявления факторов, способных вызвать необъективность отношения к разрешению дела по существу. Здесь важно наличие самого факта, который потенциально может свидетельствовать о личной, прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела (дружеские или неприязненные отношения, отношения соподчиненности по службе, отношения материальной зависимости, наличие ярко выраженного чувства зависти, мести, страха, корысти и т.п.).

Подготовительная часть судебного заседания имеет процедурный характер, непродолжительна и, как правило, не составляет особых сложностей. Проведение председательствующим подготовительной части жестко регламентировано законом и состоит согласно  ст.ст.  261-272  УПК  РФ из следующих этапов:

открытие судебного заседания;

проверка явки в суд лиц, которые должны участвовать в судебном заседании;

разъяснение переводчику его прав и ответственности;

удаление свидетелей из зала судебного заседания;

установление личности подсудимого и своевременности вручения ему копии обвинительного заключения или обвинительного акта;

объявление состава суда;

сообщение о том, кто является обвинителем, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями, секретарем судебного заседания, экспертом, специалистом и переводчиком;

разъяснение сторонам их права заявлять отвод  этим,  вышеперечисленным  лицам;

разъяснение потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям прав и ответственности;

разъяснение эксперту его прав и ответственности;

заявление и разрешение ходатайств;

разрешение вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участников  уголовного  судопроизводства.

Поскольку прокурор в любой стадии судопроизводства выполняет функцию надзора за исполнением закона, он должен реагировать на невыполнение судьей процедуры при проведении подготовительной части. Каким образом это будет сделано, зависит от опыта участия государственного обвинителя в рассмотрении дел конкретным судьей. Подготовительная часть судебного заседания предусматривает активное участие государственного обвинителя в решении следующих вопросов:

1) заявления отвода составу суда либо кому-либо из судей;

2) заявления ходатайств и высказывания своего мнения по поводу заявленных другими участниками судебного разбирательства ходатайств;

3) высказывания мнения о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участников уголовного судопроизводства.

Что касается отводов, заявляемых прокурором составу суда или кому-либо из судей, то на практике такая ситуация почти не встречается.

В  то  же  время,  в  подготовительной    части  судебного  заседания  прокурор может заявить  следующие  ходатайства:

о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов;

об истребовании вещественных доказательств и документов;

об исключении доказательств, полученных с нарушением требований ст.  75 УПК  РФ.

Иногда ходатайства заявляются с целью затягивания процесса. Делается это в тех случаях, когда выигрыш стороны защиты во времени может привести к осложнению положения прокурора: в результате воздействия стороны защиты на потерпевших и свидетелей с целью изменения ими показаний, "утраты" свидетелей обвинения в результате их смерти, отъезда в длительную командировку, на лечение, за границу, уменьшения со временем эффективности проведения судом следственных действий вне зала судебного заседания и т.д. Затягивание может иметь своей целью облегчение положения подсудимого вследствие изменения обстановки (в широком значении этого понятия): ожидаемого акта амнистии или вступления в законную силу закона, улучшающего положение лица, совершившего преступление, изменения в семейном положении подсудимого или появления других обстоятельств, влияющих на ответственность и наказание подсудимого.

Заявляться ходатайства могут и с более серьезными намерениями - повлиять на принятие судом решения по существу предъявленного обвинения. Чаще всего с этой целью защита просит о назначении повторной экспертизы. Расчет, естественно, строится на том, что новое заключение эксперта если и не полностью опровергнет заключение, имеющееся в деле, то хотя бы поставит его под сомнение. Нужно отметить, что соглашаться с заявленным ходатайством прокурору стоит исключительно тогда, когда государственный  обвинитель  сам считает, что имеющегося заключения недостаточно для вынесения обоснованного обвинительного приговора. Поэтому государственный обвинитель при высказывании своего мнения должен прежде всего обратить внимание суда не просто на отсутствие оснований для проведения повторной экспертизы в  соответствии  со  ст.  207  УПК  РФ, но и на то, что, заявляя такое ходатайство, защита фактически дает преждевременную оценку имеющемуся заключению, т.е. доказательству, еще не исследованному судом  в  подготовительной  части  судебного  заседания.

О вызове же новых свидетелей защита зачастую ходатайствует не только для доказывания существенных для нее обстоятельств, но и для того, чтобы опорочить показания потерпевших и свидетелей. В таких ситуациях прокурор должен обращать внимание суда на отсутствие необходимости в показаниях данных свидетелей именно для установления обстоятельств дела. При этом прокурор должен помнить, что суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон. Поэтому он должен подготовиться к возможным осложнениям, связанным с появлением нового свидетеля  или  специалиста.

Поскольку лицо, которому суд отказал в удовлетворении ходатайства, вправе заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства, прокурор должен уже на данной стадии не только принять меры для того, чтобы убедить суд в отсутствии необходимости удовлетворения ходатайства, но и по возможности подвергнуть критике позицию защиты по существу данного вопроса. Для этого прокурор может воспользоваться следующим приемом: на предложение председательствующего высказать свое мнение он должен заявить, что не услышал заслуживающей внимания аргументации; таким образом, лицу, заявившему ходатайство, придется или согласиться с такой оценкой, или дать суду более подробные пояснения, тем самым раскрыв свои дальнейшие намерения. Там уже от прокурора зависит, как именно предложить суду такую формулировку отклонения ходатайства, которая делала бы практически невозможным удовлетворение повторного ходатайства.

Что касается высказывания мнения об исключении доказательств, полученных с нарушением   согласно  ст. 75 УПК  РФ, то при наличии бесспорных для того оснований государственный обвинитель обязан признать,  что  суд  должен удовлетворить такое ходатайство. Если же разрешение этого вопроса требует дополнительного исследования - допроса определенных лиц или истребования дополнительных материалов, следует высказаться о преждевременности удовлетворения ходатайства.

Весьма существенным вопросом является возможность рассмотрения дела в отсутствие одного из участников уголовного судопроизводства. При неявке кого-либо из участников суд выслушивает мнения сторон о возможности судебного разбирательства в его отсутствие и выносит в  соответствии  со  ст.   272  УПК  РФ  постановление:

1)об отложении судебного разбирательства;

2) о его продолжении.

В случае необходимости суд также принимает решение не только о вызове, но и о приводе не явившегося участника уголовного судопроизводства, а также применении к не явившемуся подсудимому меры пресечения или ее изменении.

Законодателем определены случаи, когда разбирательство по делу обязательно должно быть отложено. К ним  согласно  ст. 253 УПК  РФ  относятся:

неявка подсудимого, за исключением случаев, когда по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствовал о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие;

неявка защитника и переводчика при отсутствии возможности их замены;

неявка прокурора.

В случае  замены защитника в данной стадии судопроизводства разбирательство дела, как правило, также следует отложить, поскольку вновь вступившему в уголовное дело защитнику должно быть предоставлено время для ознакомления с материалами дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Если же защитник не ходатайствует об отложении разбирательства дела, представляется, что суд должен разъяснить подсудимому данную норму уголовно-процессуального закона и спросить его мнение на этот счет  (чтобы  не  допустить  нарушения   права  подсудимого  на  защиту).

Относительно возможности рассмотрения дела в отсутствие других неявившихся участников процесса, прокурор может высказать следующие мнения:

о возможности судебного разбирательства в отсутствие неявившихся лиц;

об отложении судебного разбирательства;

о начале судебного разбирательства, допросе явившихся лиц и решении вопроса о продолжении судебного разбирательства в дальнейшем.

Решение прокурора должно быть принято с учетом нескольких факторов. Прежде всего необходимо оценить важность показаний данного лица, возможность оглашения его показаний, данных в ходе предварительного расследования  в  соответствии  со  ст. 281  УПК  РФ. При наличии серьезной доказательственной базы рассмотрение дела в отсутствие не явившегося свидетеля или потерпевшего зачастую может быть предпочтительней отложения дела, если такое отложение может повлиять на действенность показаний других свидетелей.

Несмотря на достаточно формальный характер данной,  подготовительной  стадии  судебного  процесса, она во многих случаях может представлять для государственного обвинителя определенный тактический интерес. Связано это, конечно же, с заявлением ходатайств. В ходе подготовительной части прокурор имеет возможность ознакомиться с позицией защиты, выраженной как в заявленных ходатайствах, так и во мнении, высказанном по поводу ходатайств других участников процесса.

Неявка же свидетелей, особенно важных для обвинения, может свидетельствовать об определенной "внесудебной" деятельности подсудимого, его адвоката или родственников  подсудимого. Поэтому в случае необходимости прокурор должен не только просить суд о приводе не явившегося свидетеля, но и при необходимости обратиться к прокурору, надзиравшему за предварительным следствием или дознанием, в целях содействия розыску и доставлению свидетелей  и  потерпевших и принятию  мер  по  исключению  воздействия  на  участников  уголовного процесса.

9.  Участие  государственного  обвинителя  в  судебном  следствии (общие  вопросы).

Полномочия  государственного  обвинителя  при  рассмотрении  

уголовного  дела  судом  первой  инстанции.

В  общих  чертах  полномочия  государственного  обвинителя  в  ходе  судебного следствия  в  суде  первой  инстанции  установлены  в   ст. 246  УПК  РФ.

При  этом :

1. Участие в судебном разбирательстве обвинителя обязательно;

2. Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве уголовного дела частного обвинения, если уголовное дело было возбуждено следователем либо дознавателем с согласия прокурора.

3. Государственное обвинение могут поддерживать несколько прокуроров. Если в ходе судебного разбирательства обнаружится невозможность дальнейшего участия прокурора, то он может быть заменен. Вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в ходе судебного разбирательства. По ходатайству прокурора суд может повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.

4. Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

5. Прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных или государственных интересов.

Взаимосвязанные положения частей седьмой и восьмой статьи 246 и пункта 2 статьи 254, поскольку по их конституционно-правовому смыслу в системе норм предполагается, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, влекущий прекращение уголовного дела, равно как и изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения, должны быть мотивированы со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, и что законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде признаны не противоречащими Конституции РФ Постановлением Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 N 18-П.

6. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 УПК  РФ.

7. Государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса Российской Федерации, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой УК  РФ,  нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте;

3) переквалификации деяния в соответствии с нормой УК  РФ, предусматривающей более мягкое наказание.

В  силу  ст. 273  УПК  РФ  судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения.

После этого председательствующий опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным и желают ли он или его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению. Этот момент может представлять для государственного обвинителя определенный интерес в том случае, когда подсудимый существенно изменяет свою позицию, что часто случается при появлении в уголовном судопроизводстве защитника. В таком случае прокурору, возможно, придется менять ранее принятое им решение о порядке исследования доказательств.

В  соответствии  с   ч.  1;  2  ст.274  УПК  РФ  очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду.

При  этом  первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты.

Таким  образом, закон не предусматривает определенного порядка исследования доказательств - очередность определяется стороной, представляющей доказательства суду. Первой представляет доказательства сторона обвинения, что дает тактическое преимущество защите. Вообще, установление порядка исследования доказательств имеет гораздо более важное значение, чем это представляется многим государственным обвинителям, которые обычно предлагают исследовать их в так называемом "обычном порядке": сначала допросить подсудимых, затем потерпевших, свидетелей по списку обвинения, осмотреть вещественные доказательства и, наконец, огласить материалы дела. Подсудимые в таком случае, как правило, допрашиваются тоже в том порядке, в котором они представлены обвинительным заключением. Такой подход не может быть признан удачным. Прокурор должен предлагать порядок судебного следствия, наиболее целесообразный именно в данном уголовном деле.

Максимально эффективное предъявление доказательств и составляет основное содержание деятельности государственного обвинителя в ходе судебного следствия. Задача эта решается прокурором в зависимости от множества факторов, из которых можно выделить наиболее значимые, такие как:

количество подсудимых;

позиция каждого из них на предварительном следствии, в том числе наличие противоречий между подсудимыми, вероятность изменения показаний в суде не в пользу обвинения, возможность добиться от них признательных показаний;

квалификация содеянного;

количество вменяемых эпизодов;

качество доказательств вины подсудимых;

наличие и качество доказательств стороны защиты;

качество проведенного расследования;

возможность устранения недостатков предварительного расследования;

вероятность изменения количества доказательств в ходе судебного следствия.

Основными способами установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, являются, без сомнения:

1) допрос подсудимых, потерпевших, свидетелей;

2) оглашение протоколов следственных действий и иных документов, в том числе приобщенных к материалам дела в судебном заседании;

3) осмотр вещественных доказательств.

9.1  Допрос подсудимых, потерпевших, свидетелей государственным

                                    обвинителем  в суде  первой  инстанции.

В  соответствии  со  ст. 275  УПК  РФ  при согласии подсудимого дать показания первыми его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, а затем уже государственный обвинитель и участники судебного разбирательства со стороны обвинения.

В идеале следует стремиться к такому порядку, когда первыми допрашиваются подсудимые:

признающие свою вину, хотя бы частично;

изобличающие соучастников;

дающие подробные показания;

защитная позиция которых менее обоснованна.

Не признающие вины подсудимые, имеющие больший авторитет среди соучастников, должны допрашиваться последними.

Допрос подсудимого государственным обвинителем имеет своей конечной целью выявить внутренние противоречия в его показаниях и зафиксировать ложные показания для последующего объяснения их несостоятельности с помощью других материалов дела.  

Мотивы отказа подсудимого от показаний, данных в ходе предварительного следствия, а также достоверность сведений о явке с повинной подлежат тщательной проверке государственным  обвинителем,  участвующим  в  процессе. Особое внимание государственного  обвинителя  должно уделяться проверке заявлений о недозволенных методах следствия и иных нарушениях законности, которые могли повлечь оговор  подсудимого.

При допросе свидетеля  соответствии  со  ст. 278  УПК  РФ  первой задает вопросы та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание.

При необходимости следует проводить дополнительные допросы свидетелей, в ходе которых выясняются упущенные при первоначальном допросе обстоятельства, и повторные, проводимые для уточнения показаний в связи с исследованием других доказательств.

При отказе от дачи показаний потерпевшего, свидетелей, являющихся супругом или близким родственником подсудимого, а также при отказе от дачи показаний самого подсудимого суд вправе сослаться в приговоре на показания, данные этими лицами ранее  на предварительном  следствии  (дознании), лишь в том случае, если при производстве дознания или предварительного следствия им были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ  и  если  показания  этих  лиц  в  суде  были  оглашены.

Суд может удовлетворить ходатайство стороны защиты о вызове свидетеля для установлении алиби подсудимого даже в том случае, если оно не заявлялось в ходе предварительного расследования. Не исключая возможности дачи таким свидетелем правдивых показаний, государственный обвинитель тем не менее должен принять все меры для выяснения возможной недобросовестности свидетеля. Для этого свидетелю должны быть обязательно заданы следующие вопросы:

Почему свидетель ранее не явился для дачи показаний?

Как он узнал о необходимости явиться в судебное заседание?

Каким образом он спустя длительное время помнит подробности, несущественные для самого свидетеля, но очень важные для подсудимого?

Почему другие обстоятельства, особенно говорящие не в пользу подсудимого, свидетель помнит гораздо хуже или вообще не помнит их и  т.д.?

Государственному  обвинителю необходимо проверить, не имеется ли в материалах дела показаний, объяснений или заявлений свидетеля или потерпевшего, отличающихся по содержанию от его показаний в судебном заседании, не упоминал ли об  этом кто-либо из допрашиваемых в  суде  лиц.

Если выяснится, что в отношении потерпевшего или  свидетеля имело место понуждение к даче заведомо ложных показаний со стороны подсудимого, его родственников или других лиц путем совершения действий, указанных в ст. 304 УК РФ  (коммерческого  подкупа  или  взятки), государственный обвинитель должен поставить вопрос о том, чтобы суд частным определением довел до сведения соответствующего прокурора о полученных данных для их проверки в целях  возбуждения   уголовного  дела.

Потерпевшие   согласно  ст. 277  УПК  РФ допрашиваются  судом  по  правилам  допроса  свидетелей  согласно  ст.  278; 278.1  УПК  РФ.

При  допросе  несовершеннолетнего  свидетеля  в  возрасте  до  14  лет  в  допросе  обязательно  участвует  педагог;  при  допросе  несовершеннолетнего  свидетеля  в  возрасте  от  14  до  18  лет  участие  педагога  является  факультативным (т.е.  в  силу  ч. 1  ст. 280  УПК  РФ  необязательным).

При  допросе  несовершеннолетних  свидетелей  в  возрасте  до  16  лет  государственному  обвинителю  необходимо  помнить,  что  у  таких  свидетелей  подписка об  ответственности  за  отказ  от  дачи  показаний  и  за  дачу  заведомо  ложных  показаний  не  берется,  в  связи  с  чем  государственному  обвинителю  в  процессе  необходимо  особо  обратить  внимание  на  допрос  таких  свидетелей,  подготовиться  к  их  допросу  с  учетом  возможного  изменения  показаний  в  целях  предотвращения  лжесвидетельства  таких  лиц.

9.2  Другие способы исследования доказательств.

Протоколы следственных действий, заключения экспертиз, данных в ходе предварительного расследования, а также документы, приобщенные к уголовному делу или представленные в судебном заседании, могут быть оглашены на основании определения или постановления суда  (ст. 285  УПК  РФ). Закон не содержит оснований, исключающих возможность непосредственного исследования доказательств, признанных допустимыми. Оглашение протоколов следственных действий, в ходе которых были получены и закреплены доказательства, имеющие значение для уголовного дела, документы, содержащие или удостоверяющие необходимые обстоятельства, в том числе данные о личности подсудимого, как правило, производится во всех случаях.

Прокурор лишь должен проследить за тем, чтобы все материалы, на которые он будет ссылаться в прениях сторон, обязательно были оглашены.

9.2.1  Оглашение показаний.

Еще одним способом исследования доказательств, часто используемым в судебном разбирательстве, является оглашение показаний подсудимых, потерпевших, свидетелей.

Ссылка в приговоре на показания этих лиц, данные при производстве дознания и предварительного расследования, допустима только при оглашении судом их показаний.

В  соответствии  со  ст. 276  УПК  РФ оглашение показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования, а также воспроизведение приложенных к протоколу допроса материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки его показаний могут иметь место по ходатайству сторон в следующих случаях:

1) при наличии существенных противоречий между показаниями, данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части второй статьи 75 настоящего Кодекса;

2) когда уголовное дело рассматривается в отсутствие подсудимого в соответствии с частями четвертой и пятой статьи 247 настоящего Кодекса;

3) отказа от дачи показаний, если соблюдены требования пункта 3 части четвертой статьи 47  УПК  РФ.

Требования части первой настоящей статьи распространяются также на случаи оглашения показаний подсудимого, данных ранее в суде.

Не допускаются демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допроса без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания.

Не могут быть оглашены показания подсудимого, данные в качестве подозреваемого, обвиняемого в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подсудимым в суде.

Статья 56  ч. 3  УПК РФ не указывает в качестве лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетелей, следователей, дознавателей, прокуроров. Однако положение, содержащееся в ч. 3 ст. 56 УПК РФ, не может служить основанием для воспроизведения в ходе судебного разбирательства содержания показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденных им в суде путем допроса в качестве свидетеля дознавателя или следователя, производившего допрос.

Показания потерпевшего и свидетеля, ранее данные при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, также могут быть оглашены в случае неявки их в судебное заседание.

Однако,  эти  показания  могут быть оглашены  только  по  основаниям,  предусмотренным  ст.  281  УПК  РФ.

К  случаям  оглашения  показаний  государственным  обвинителем   в  процессе  рассмотрения  уголовного  дела  по  существу  судом  первой  инстанции относятся  следующие.

Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и шестой ст. 276  УПК  РФ.

При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случаях:

1) смерти потерпевшего или свидетеля;

2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;

3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;

4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

По ходатайству стороны,  в  том  числе  государственного  обвинителя, суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

Заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями части второй статьи 11 УПК  РФ.

Не допускаются демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допроса без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания.

В соответствии с Федеральным законом от 28.12.2013 N 432-ФЗ с 1 января 2015 года статья 281 будет дополнена частью шестой следующего содержания:

"6. Оглашение показаний несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов осуществляются в отсутствие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля без проведения допроса. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд выносит мотивированное решение о необходимости допросить несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля повторно."


Вообще, к решению о возможности оглашения показаний потерпевшего или свидетелей нужно подходить очень осторожно. Так, суд кассационной инстанции отменил приговор нижестоящего суда в связи со следующим: судья при очевидной значимости показаний ряда свидетелей сослался на большое расстояние между местом нахождения суда и населенным пунктом, в котором проживали свидетели, а также на дороговизну железнодорожных билетов и постановил закончить судебное следствие в отсутствие этих лиц. Оглашение показаний свидетелей при отсутствии их в судебном заседании не только не дало возможности выяснить противоречия в показаниях подсудимого и указанных свидетелей, но и повлекло нарушение требования закона о непосредственности исследования доказательств. В судебной практике имелся  случай, когда суд отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об оглашении показаний свидетеля, поскольку судом предпринимались меры для его вызова, в ходе которых выяснилось, что свидетель выехал с постоянного места жительства на сезонную работу и его местонахождение неизвестно.

При нахождении же свидетелей, включенных в список, прилагаемый к обвинительному заключению, в местах лишения свободы должен быть решен вопрос об их этапировании. Оглашение их показаний судом является нарушением требований закона.

Судам надлежит обеспечивать соблюдение потерпевшими возложенных на них обязанностей являться по вызову и давать правдивые показания. В той же мере это относится и к прокурору, который должен следить за соблюдением требований закона в этой части.

По ходатайству стороны,  в  том  числе  государственного  обвинителя, суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, данных ранее при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между первоначальными показаниями и показаниями, данными в суде.

9.2.2  Производство судебной экспертизы.

Несколько особняком в ряду способов получения доказательств по делу стоит производство экспертизы, поскольку проводится экспертиза не следователем, дознавателем или прокурором, а соответствующим специалистом.

То, что экспертизы являются не только одними из самых важных, но, пожалуй, и самыми трудными для оспаривания доказательствами, представляется очевидным.

Действительно, трудно опровергнуть или даже просто отвергнуть выводы эксперта без привлечения соответствующих специалистов.

Поступающие в суд вместе с материалами уголовного дела экспертизы большей частью являются доказательствами вины подсудимого и поэтому обычно не привлекают внимания государственных обвинителей, если только подсудимый или его адвокат не ставят перед судом вопросы, требующие более внимательного ознакомления с данным документом.

Но бывают случаи, когда экспертизы представляются в качестве доказательства невиновности подсудимого. Поэтому государственный обвинитель должен иметь в виду следующее.

1. Заключение эксперта не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами.

2. Если при исследовании заключения эксперта - особенно в тех случаях, когда экспертиза произведена по ходатайству стороны защиты - возникает вероятность того, что это заключение может способствовать необоснованному оправданию подсудимого, прокурор должен проверить, нет ли оснований сомневаться в выводах экспертизы по причине некачественной, неправильной постановки вопросов.

Изучение судебной практики показывает, что наиболее распространена недопустимая постановка вопросов:

не входящих в компетенцию эксперта;

при отсутствии научной методики их разрешения;

относящихся к компетенции экспертов других специальностей;

разрешение которых является прерогативой суда;

неконкретных вопросов.

Если экспертиза поручена нескольким экспертам, давшим отдельные заключения, мотивы согласия или несогласия с ними суда должны быть приведены в судебном решении отдельно по каждому заключению. Соответственно и предлагаемая государственным обвинителем суду оценка такого заключения должна быть дана по каждому заключению.

Когда установление того или иного обстоятельства невозможно путем проведения отдельных экспертиз либо это выходит за пределы компетенции одного эксперта или комиссии экспертов, может быть назначено проведение ряда исследований, осуществляемых несколькими специалистами с помощью использования различных специальных познаний.

В заключении экспертизы должно быть указано, какие исследования провел каждый эксперт, какие факты он лично установил и к каким выводам пришел.

Экспертиза может быть назначена также и судом - по собственной инициативе или по ходатайству сторон  (ст. 283  УПК  РФ). В случае назначения экспертизы председательствующий предлагает сторонам представить в письменном виде вопросы эксперту. Поставленные вопросы должны быть оглашены, и по ним заслушаны мнения участников судебного разбирательства. Поскольку суд может отклонить те из вопросов, которые посчитает не относящимися к данному уголовному делу или к компетенции эксперта, государственный обвинитель должен хорошо подготовиться к этой стадии судебного следствия для того, чтобы самому не поставить неправильно сформулированные вопросы и иметь возможность высказать аргументированное мнение по вопросам, поставленным другими участниками процесса. Один и тот же вопрос может быть поставлен как в правильной, так и в недопустимой формулировке. Поэтому в случае затруднения прокурор может во время перерыва спросить у эксперта, на какой вопрос он может дать ответ, а какой в его компетенцию не входит, т.е. использовать практику, распространенную в ходе предварительного расследования.

В компетенцию судебного эксперта входит решение только специальных вопросов, поэтому перед экспертом не могут быть поставлены вопросы, решение которых относится к компетенции суда. Например, эксперт вправе установить причины смерти и характер телесных повреждений, но не род насильственной смерти; не входит в предмет экспертизы установление "неизгладимого обезображения  лица" - эксперт вправе лишь дать заключение о том, является ли телесное повреждение неизгладимым. Прокурор должен не только сам правильно ставить вопросы, но и заявлять возражения против некорректной постановки вопросов стороной защиты - как правило, адвокаты намеренно ставят вопросы таким образом, чтобы получить выгодный для подсудимого результат.

В определении суда должны содержаться не только вопросы, предложенные на разрешение эксперту, но и вопросы, поставленные участниками разбирательства и отклоненные судом с указанием мотивов их отклонения.

Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы на том основании, что он не видит оснований для ее проведения, выступая тем самым в качестве экспертного учреждения по вопросу, требующему специальных знаний и технических средств.

Положение ч. 2 ст. 282 УПК РФ о том, что после оглашения заключения эксперта ему могут быть заданы вопросы сторонами, носит обязательный характер: преждевременный допрос эксперта влечет отмену приговора судом апелляционной инстанции.

Председательствующий должен принять меры для исследования всех обстоятельств, необходимых для дачи экспертом заключения, и только после этого предложить сторонам представить вопросы. Суд вправе допросить эксперта лишь для разъяснения или дополнения данного им заключения. Таким образом, эксперт допрашивается только после дачи им заключения, оглашения и исследования заключения в судебном заседании.

В случаях технической сложности проведения исследований или большого количества вопросов, а также при назначении повторной экспертизы (  ст. 207  УПК  РФ) назначается комиссионная экспертиза, которая проводится несколькими экспертами одной специальности. Комиссия экспертов дает общее заключение при условии согласия с ним каждого эксперта, участвовавшего в исследовании. Эксперты, не согласные с мнением других экспертов, дают отдельные заключения  (ст. 200  УПК  РФ).

Основанием для назначения дополнительной экспертизы  согласно  ст. 207  УПК  РФ является неполнота проведенного исследования или недостаточная ясность выводов экспертизы. Недостаточно полным может быть признано заключение, основанное на исследовании только части представленных объектов или не содержащее ответы на все поставленные вопросы. Дополнительная экспертиза может быть назначена только после дачи экспертом заключения в ходе судебного следствия, если допрос эксперта не устранил вышеуказанных недостатков заключения экспертизы. Дополнительная экспертиза может быть проведена в судебном заседании, если это позволяют объем и характер исследования.

Если выводы эксперта противоречат бесспорно установленным обстоятельствам дела или в ходе судебного разбирательства выявлены новые факты, которые могут повлиять на выводы эксперта, а также существенные нарушения уголовно-процессуальных норм при проведении экспертизы, судом может быть назначена повторная экспертиза.

Она  также   в  соответствии  с  ч. 2   ст. 207  УПК  РФ  может  быть  назначена  в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Вместе с тем повторная экспертиза не является обязательной в случае несогласия с выводами экспертизы. Для решения вопроса о необходимости проведения повторной экспертизы необходимо учитывать наличие иных доказательств, подтверждающих наличие обстоятельств, являвшихся объектом исследования.

Акт судебно-медицинского освидетельствования потерпевшего и допрос врача в качестве эксперта в судебном заседании не могут заменить заключение судебно-медицинской экспертизы.

При поручении и производстве судебной экспертизы лицу, не являющемуся сотрудником государственного экспертного управления, необходимо руководствоваться Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности".

При изучении заключения экспертизы, проведенной в ходе предварительного расследования, нужно обратить внимание на соответствие ответов эксперта поставленным перед ним вопросам. Недопустима замена вопроса, указанного в постановлении о назначении экспертизы, другим, хотя и схожим, но имеющим другое значение для доказывания по делу.

Суд по собственной инициативе или по ходатайству сторон вправе также вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения. Лицо, вызванное в суд в качестве эксперта, если оно не было назначено для производства судебной экспертизы или дачи заключения в ходе предварительного расследования, может участвовать в исследовании обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы, лишь после вынесения судом постановления о назначении экспертизы.

Суд  по  ходатайству  государственного  обвинителя  или  иных сторон процесса либо по собственной инициативе назначает повторную либо дополнительную судебную экспертизу при наличии противоречий между заключениями экспертов, которые невозможно преодолеть в судебном разбирательстве путем допроса экспертов.

Государственному  обвинителю  в  процессе  необходимо  учитывать,  что  судебная  экспертиза  производится  в  порядке,  установленном  главой  27  УПК  РФ  (ч. 3  ст. 283  УПК  РФ).

9.2.3 Восполнение неполноты предварительного расследования.

Неполнота предварительного следствия или дознания, как правило, неустранима в судебном следствии, поскольку в большинстве случаев требует проведения оперативно-розыскных мероприятий или процессуальных действий в значительном объеме, а иногда собирание и исследование новых доказательств связано с применением криминалистических методов, используемых только в ходе предварительного расследования.

В частности, судами признается невосполнимой такая неполнота, устранение которой требует проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, связанных с отысканием новых доказательств или установлением других лиц, причастных к совершению преступления.

Казалось бы, вышеуказанные ограничения вообще снимают вопрос о восполнении недочетов предварительного следствия или дознания, однако у государственного обвинителя все же есть некоторые возможности для исправления сложившейся ситуации.

1. При наличии изъятых и надлежаще закрепленных, но не исследованных должным образом вещественных доказательств, при отсутствии сомнений в их допустимости, суд по ходатайству государственного обвинителя может назначить экспертизу, если эти объекты годны для исследования и не требуется изъятия дополнительных образцов.

2. Если протокол осмотра не дает полного представления о месте происшествия, например о планировке помещения, расположении построек и т.п., прокурор может ходатайствовать о вызове для допроса в качестве свидетелей понятых, лиц, обнаруживших следы преступлений, очевидцев и других лиц. При этом следует иметь в виду, что полученная информация не будет являться доказательством в тех случаях, когда источником таких доказательств может являться только лишь протокол осмотра места происшествия.

3. При наличии в материалах дела данных о лицах, которые могли бы являться свидетелями по делу, однако не были допрошены в ходе предварительного расследования, прокурор должен ходатайствовать о вызове их в суд.

Заявляя подобные ходатайства, государственному обвинителю следует иметь в виду, что исследованные в судебном заседании данные доказательства могут быть признаны недопустимыми. Вместе с тем сам факт их наличия может способствовать даче подсудимыми или недобросовестными свидетелями правдивых показаний.

9.2.4 Устранение противоречий.

Обвинительный приговор не может быть постановлен при наличии неустраненных противоречий в доказательствах. При рассмотрении дела необходимо принять надлежащие меры к выяснению причин противоречий в собранных по делу доказательствах. Для этого необходимо всесторонне, полно и объективно исследовать все доказательства, собранные в стадиях предварительного и судебного следствия. Мотивируя свое решение, суд обязан указать причины, по которым он положил в основу обвинительного приговора одни доказательства и отверг другие. Поскольку в противном случае приговор может быть отменен, прокурор должен принять меры к устранению противоречий. Основываясь на судебной практике, можно указать на основные способы устранения противоречий в ходе судебного следствия.

Следует установить:

не являются ли противоречия между доказательствами мнимыми, возникшими в результате небрежности при их собирании и закреплении;

нет ли оснований считать имеющиеся доказательства недостоверными;

не имеется ли причин для лжесвидетельства;

не было ли по делу обстоятельств, повлиявших на восприятие свидетелем или потерпевшим происшедшего;

нет ли оснований сомневаться в выводах экспертизы по причине некомпетентной, неправильной постановки вопросов;  неправильного  применения  методики  производства  экспертизы;

не следует ли признать какие-либо показания и  иные  доказательства недопустимыми.

При отказе подсудимого от ранее сделанного признания вины или существенном изменении им своих показаний  государственному  обвинителю необходимо провести анализ всех показаний подсудимого, данных в ходе предварительного следствия с участием защитника. Особенно тщательно необходимо проверить первоначальные показания подсудимого, его явку с повинной при заявлении подсудимого о применении к нему незаконных методов расследования. О наличии таких методов могут свидетельствовать следующие факты: обращение подсудимого к врачу, проведение допросов в ночное время, нахождение в местах содержания задержанных сверх установленного срока, несоответствие времени фактического задержания времени, указанному в протоколе  допроса  обвиняемого.

В ходе проверки в случае необходимости можно также исследовать данные, содержащиеся в журналах вызова арестованных, первичного осмотра и регистрации, оказания медицинской помощи в ИВС. Факт оказания медицинской помощи вскоре после окончания допроса должен вызвать особое внимание даже в том случае, если сам задержанный ранее заявлял о получении травмы в результате несчастного случая.

При признании доказательств недопустимыми государственный  обвинитель должен не только ставить вопрос об их исключении, но и проверить, не могут ли они указывать на то, что и другие доказательства, например показания свидетелей, первоначально задержанных в качестве подозреваемых, могли быть получены с нарушением закона.

Необходимо проанализировать признательные показания подсудимого. Их внутренняя противоречивость, противоречие бесспорно установленным в ходе следствия фактам, неконкретность, соответствие первоначальным версиям следствия, впоследствии измененным, могут свидетельствовать о их вынужденности. Напротив, осведомленность о не известных следствию обстоятельствах, подробность, наличие несущественных для следствия деталей говорят об их правдивости.

9.2.5 Отказ от обвинения.

Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, он должен отказаться от обвинения.

Прокурор может также изменить обвинение в сторону смягчения. Делается это путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса Российской Федерации, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой, нарушение которой вменялось ему обвинительным заключением или обвинительным актом;

3) переквалификации деяния в соответствии со статьей Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание.

В  соответствии  с  ч. 7  ст.  246  УПК  РФ  если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

.

Взаимосвязанные положения частей седьмой и восьмой статьи 246 и пункта 2 статьи 254, поскольку по их конституционно-правовому смыслу в системе норм предполагается, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, влекущий прекращение уголовного дела, равно как и изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения, должны быть мотивированы со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного соответствующей позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, и что законность, обоснованность и справедливость такого решения возможно проверить в вышестоящем суде признаны не противоречащими Конституции РФ Постановлением Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 N 18-П  (Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства о разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 N 18-П см. определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2004 N 389-О).

Государственный обвинитель вправе в любой момент, вплоть до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, отказаться от обвинения или изменить обвинение в сторону смягчения. Законодатель не ограничивает прокурора в выборе момента отказа от обвинения или изменения обвинения.

Согласно требованиям уголовно-процессуального закона полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования. Вместе с тем отказ государственного обвинителя от обвинения, равно как и изменение обвинения в сторону смягчения, должны быть мотивированы со ссылкой на предусмотренные законом основания, а вынесение судом решения, обусловленного позицией государственного обвинителя, допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела.

Отказываясь, полностью или частично, от обвинения, прокурор заявляет об этом, и его заявление заносится в протокол судебного заседания. Если же прокурор изменяет обвинение, то целесообразно представить суду новую формулировку обвинения в письменном виде.

Отказ государственного обвинителя от обвинения, а также изменение им обвинения в сторону смягчения не препятствует в суде кассационной инстанции проверке обоснованности позиции государственного обвинителя с учетом состоявшегося обсуждения сторонами и исследования материалов дела. В этом случае возможно несовпадение позиции вышестоящего прокурора с мнением государственного обвинителя.

Изменение прокурором обвинения или частичный отказ от него зачастую вызваны тем, что следователь намеренно завышает квалификацию содеянного или предъявляет обвинение в заведомо большем объеме, чем это возможно при имеющихся у следствия доказательствах, а прокурор, направляющий дело в суд, занимает такую же позицию.

Недопустимы факты отказа прокурора от обвинения на том лишь основании, что преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым законом. Если новым уголовным законом устраняются преступность и наказуемость какого-либо деяния, то в постановлении о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления констатируется невозможность дальнейшего осуществления уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого, хотя ранее выдвигавшиеся против него обвинения и не признаются необоснованными. Поэтому, чтобы права этих участников уголовного судопроизводства не были ограничены, выявление в ходе судебного разбирательства оснований для прекращения уголовного дела не освобождает суд от необходимости выяснения позиций сторон по данному делу и исследования представленных ими доводов.

Принятие решения о прекращении уголовного дела в судебной стадии в связи с примирением сторон или в связи с деятельным раскаянием является прерогативой суда. Отказ государственного обвинителя от обвинения по указанным основаниям не допускается. Мнение государственного обвинителя по поводу заявленного ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон обязательным для суда не является.

При изменении государственным обвинителем в ходе судебного заседания обвинения в сторону смягчения либо при частичном отказе от обвинения председательствующий судья должен вынести постановление о продолжении разбирательства дела в объеме обвинения, поддерживаемого прокурором.

Существенным отличием от первоначального обвинения по фактическим обстоятельствам следует считать такое обвинение, которое связано с вменением другого преступления, изменением формулировки обвинения, нарушающими право на защиту.

Всякое изменение обвинения в суде должно быть мотивировано в описательной части приговора.

В  соответствии  с  ч. 8  ст.  246  УПК  РФ государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса Российской Федерации, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте;

3) переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание.

Суд вправе изменить обвинение и квалификацию действий подсудимого по другой статье Уголовного кодекса  РФ, а равно квалифицировать отдельные эпизоды преступления по статье Уголовного кодекса  РФ, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину и не были исключены судьей из обвинительного заключения при назначении судебного заседания, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положение подсудимого и не нарушает его права на защиту.

Если подсудимому предъявлено обвинение по нескольким статьям Уголовного кодекса и суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о необходимости по некоторым из них прекратить дело, мотивированное решение об этом излагается не в приговоре, а в определении (постановлении) суда, вынесенном одновременно с приговором. В этом случае в описательной части приговора необходимо указать, что дела по обвинению подсудимого в совершении других преступлений прекращены отдельным определением (постановлением).

В соответствии с частями 7 и 8 статьи 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку уголовно-процессуальный закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем.

Вместе с тем государственный обвинитель в соответствии с требованиями закона должен изложить суду мотивы полного или частичного отказа от обвинения равно как и изменения обвинения в сторону смягчения со ссылкой на предусмотренные законом основания.

Суду надлежит рассмотреть указанные предложения в судебном заседании с участием сторон обвинения и защиты на основании исследования материалов дела, касающихся позиции государственного обвинителя, и итоги обсуждения отразить в протоколе судебного заседания.

Судебное решение, принятое в связи с полным или частичным отказом государственного обвинителя от обвинения или в связи с изменением им обвинения в сторону смягчения, может быть обжаловано участниками судебного производства или вышестоящим прокурором в апелляционном или кассационном порядке.
(п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 N 1 (ред. от 09.02.2012) "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации").

9.2.6 Судебные прения

Последняя стадия рассмотрения дела судом первой инстанции, в которой участвует государственный обвинитель, - это его речь и реплики в прениях сторон,  производство  которых  регламентировано  ст. 292  УПК  РФ.

Прения сторон зачастую воспринимаются прокурорами как формальность, не имеющая особого практического значения. Принято считать, что убедительное и аргументированное выступление в прениях - дело адвокатов.

Кстати, нужно иметь в виду следующее: если подсудимый отказался от услуг адвоката, пояснив, что свои интересы он будет защищать сам, то он не может быть удален из зала судебного заседания в соответствии с ч. 3 ст. 258 УПК РФ и участвует в судебных прениях наравне с государственным обвинителем.

Речь государственного обвинителя несет важную для осуществления уголовного преследования нагрузку - она помогает суду правильно оценить исследованные в ходе судебного следствия доказательства. В зависимости от хода судебного следствия, исключения одних доказательств и появления других возможно переосмысление доказательственной базы и соответственно этому смещение акцентов обвинения. Поэтому прокурор должен дать оценку всем имеющимся в распоряжении обвинения на момент окончания судебного следствия доказательствам с учетом возможных изменений их значимости. Необходимо указать на то, что некоторые доказательства, если ранее они не были обоснованно исключены как недопустимые, все же не могут быть положены в основу обвинения. В противном случае ссылка в приговоре на такие доказательства может поставить приговор под угрозу отмены или изменения.

Это касается и вопросов квалификации - нет никакой надобности вменять виновному слабо доказанные эпизоды в том случае, если для осуждения достаточно и того, что не вызывает сомнений.

В своей речи государственный обвинитель должен сгруппировать все доказательства по степени их значимости для постановления законного и обоснованного приговора. Доказательства, подтверждающие очевидные обстоятельства и сами по себе не вызывающие сомнений, могут быть просто перечислены, в иных случаях необходим их анализ. При этом нужно не только оценить каждое доказательство с точки зрения допустимости, относимости и достоверности, но и дать анализ каждой группы имеющихся материалов последовательно по всем подлежащим доказыванию обстоятельствам.

После предложений по квалификации преступления прокурор переходит к вопросу о мере наказания, которая, по его мнению, должна быть назначена подсудимому.

Иногда государственные обвинители неоправданно отдают судам инициативу в определении обвиняемому меры наказания, забывая о том, что наказание есть мера государственного принуждения и поскольку уголовное преследование от имени государства осуществляет прокурор, именно от него, в условиях состязательности сторон, должны исходить предложения о мере наказания.

Сущностью любого наказания является лишение гражданина прав и свобод или существенное их ограничение, поэтому прокурор, осуществляя надзор за соблюдением законов, прав и свобод граждан, должен принимать все предусмотренные законодателем меры, чтобы назначаемое наказание соответствовало правоприменительной практике и не было явно несоразмерным содеянному, т.е. не нарушало бы прав осужденного.

Какими бы формальными ни казались государственному обвинителю данные положения, он должен помнить, что нарушение судом при назначении наказания требований уголовного закона может послужить причиной изменения приговора в данной части или даже отмены его. В свою очередь прокурор, не обосновавший должным образом свои предложения, вряд ли может рассчитывать на удовлетворение своего апелляционного представления об изменении приговора в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания.

При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание  (ст.ст.  61; 62; 63  УК  РФ), а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Общественная опасность преступного деяния зависит прежде всего от объекта посягательства, т.е. тех общественных отношений, которые нарушаются или ставятся под угрозу нарушения. Классификация этих объектов, собственно, и составляет структуру Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации: соответствующие разделы и главы предусматривают преступления против определенного вида общественных отношений. Государственный обвинитель должен дать оценку общественной опасности рассматриваемого преступления, причем такой оценке нужно уделить тем больше внимания, чем общественная опасность менее выражена, например при рассмотрении уголовного дела о невыплате заработной платы или о порче земли.

Также характер общественной опасности определяется способностью деяния причинить вред объекту преступления. Степень этой способности выражена в обстоятельствах конкретного уголовного дела, и государственный обвинитель должен высказать свое мнение о том, насколько влияют на опасность деяния отдельные его элементы - форма вины подсудимого, способ и мотивы преступления, те или иные квалифицирующие признаки.

Умысел виновного влияет больше на квалификацию содеянного, чем на меру наказания; вместе с тем для характеристики общественной опасности преступления имеет значение отношение лица к возможным последствиям - к примеру, общественная опасность преступления, совершенного по легкомыслию, выше, чем опасность содеянного по небрежности.

Способ и мотив совершения преступления, если они не являются квалифицирующими признаками или обстоятельствами, смягчающими или отягчающими наказание, должны быть оценены государственным обвинителем в этой части выступления.

Последствия преступления также определяют характер общественной опасности содеянного и должны быть в должной мере проанализированы, тем более что восстановление социальной справедливости является одной из целей наказания. Оценивая вредные последствия совершенного преступления для определенного потерпевшего, надлежит учитывать его имущественное положение, реально причиненный ущерб (например, заведомо для виновного похищенные деньги предназначались для лечения). Преступление, совершенное в отношении юридического лица, может не только причинить ущерб данному предприятию, учреждению, организации, но и повлечь вредные последствия для неопределенного круга лиц: невыплату пенсий, срыв социальных программ и т.д..

Степень общественной опасности связана, прежде всего, со степенью осуществления преступного намерения, а в случае незаконченного преступления напрямую влияет на назначение наказания; срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины, а за покушение на преступление - трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса РФ.

Характеристика личности подсудимого не представляет сложности и основывается в основном на имеющихся в деле характеризующих материалах и показаниях свидетелей. Вместе с тем все эти доказательства подлежат оценке в совокупности, и ни одно из них не имеет заранее установленной силы: если обстоятельства совершения преступного деяния и показания допрошенных лиц опровергают бытовую или служебную характеристику, необходимо поставить последнюю под сомнение. Тем более что во многих случаях характеристики даются формально, либо (особенно предоставленные стороной защиты) заведомо необъективно, в пользу характеризуемого.

Говоря о назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, прокурор должен дать оценку характера и степени фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. Недопустимо просить о назначении одинакового наказания соучастникам при явном различии характера и степени их участия.

Центральным моментом для решения вопроса о том, какая мера наказания будет назначена подсудимому, является установление обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

При разговоре об обстоятельствах, смягчающих наказание, неизбежно возникает вопрос о том, в какой степени государственный обвинитель должен участвовать в их установлении и какое место отводится им в речи прокурора в условиях состязательности сторон. Ответ очевиден: любой момент рассмотрения уголовного дела заслуживает внимания настолько, насколько ошибки при его рассмотрении способны привести к отмене или изменению приговора. Поскольку несправедливость приговора является одним из оснований, по которым суды второй инстанции изменяют приговоры, как правило - вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания, постольку необходимо обращать внимание на то, чтобы при назначении меры наказания были учтены как отягчающие, так и смягчающие наказание обстоятельства. Ведь даже, казалось бы, справедливый приговор может быть изменен, если в приговоре не будет дана оценка всем обстоятельствам дела, в то время как более суровый приговор "устоит" при убедительном обосновании принятого решения.

Государственный обвинитель обязательно должен упомянуть все имеющиеся для данного подсудимого смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ. Отсутствие в приговоре ссылки на смягчающее обстоятельство может послужить причиной для изменения судом кассационной или надзорной инстанции приговора в связи с суровостью назначенного наказания. Причем чем большую меру наказания прокурор просит назначить, тем больше внимания следует уделить смягчающим обстоятельствам. Тем более что прокурор должен принять меры для опровержения возможных доводов защитника, выступающего в судебных прениях вслед за прокурором.

Перечень обстоятельств, смягчающих наказание, содержится в ст. 61 УК РФ.

Часть из этих обстоятельств бесспорно устанавливается материалами дела (несовершеннолетие виновного, беременность, наличие у виновного малолетних детей) и не нуждается в дополнительной аргументации. Хотя следует отметить, что наличие у подсудимого малолетних детей не может быть признано смягчающим обстоятельством в тех случаях, когда подсудимый лишен родительских прав или длительное время не проживает с семьей, не занимается воспитанием детей и материально их не поддерживает либо жестоко обращается с детьми или совершил в отношении их преступление. В таком случае государственный обвинитель должен указать факт наличия у виновного малолетних детей или указать причины, по которым он считает неприменимым к подсудимому данного обстоятельства в качестве смягчающего.

Наличие же других смягчающих наказание обстоятельств устанавливается судом после всестороннего исследования материалов дела. Следовательно, фактические данные об этих обстоятельствах уже были оценены прокурором при изложении своей позиции по существу поддерживаемого обвинения. Теперь государственный обвинитель должен дать им оценку как обстоятельствам, смягчающим наказание. Речь идет о следующих обстоятельствах.

1. Совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств.

Если сам факт совершения преступления небольшой тяжести впервые устанавливается материалами дела (при этом применяются положения уголовно-процессуального закона об истечении сроков давности, привлечении к уголовной ответственности или исполнения приговора, снятии судимости вследствие актов амнистии, помилования, снятии судимости на общих основаниях), то понятие совершения преступления вследствие случайного стечения обстоятельств является оценочным. К таким стечениям обстоятельств можно отнести случайное нахождение в компании лиц, совершавших преступные действия и вовлекших подсудимого в совершение этих действий, заблуждение подсудимого в степени опасности совершенного и т.д.

2. Совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания.

Принимая во внимание признание смягчающим такого обстоятельства, как совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств, необходимо установить наличие связи между определенными жизненными обстоятельствами и совершенным деянием, соотносимость преступления и жизненных обстоятельств, причины, по которым лицо оказалось в таком положении. Возьмем, к примеру, совершение кражи. Жизненные обстоятельства виновного могут быть сколь угодно тяжелыми, но если тяжелым не является его материальное положение, совершение хищения нельзя признать следствием стечения обстоятельств. То же относится к случаю, когда при отсутствии средств к существованию подсудимый похищает предметы роскоши для собственного потребления. Одно дело, если лицо в течение длительного времени не может найти работу, а другое - если не работает из-за злоупотребления алкоголем.

Решая вопрос о наличии мотива сострадания, необходимо установить, не имелось ли мотива для совершения иных причин, которые лишь прикрываются состраданием (например, получение наследства).

3. Совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости.

Даже в том случае, если суд установит наличие физического или психического принуждения либо материальной, служебной или иной зависимости, данное обстоятельство не может считаться смягчающим наказание, если подсудимый мог противостоять таким действиям, но не сделал этого по каким-то причинам.

4. Совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения.

Установление данных обстоятельств связано с невозможностью признать их обстоятельствами, исключающими преступность деяния, поэтому оценка им дается при квалификации действий подсудимого.

5. Противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившаяся поводом для преступления.

К оценке совершения преступления в связи с противоправностью или аморальностью поведения потерпевшего применимы по аналогии положения ст. 107 УК РФ. Часто встречающиеся ссылки подсудимых на то, что сильное душевное волнение у них возникло во время обоюдной ссоры, драки или из-за нецензурных оскорблений со стороны потерпевшего, не могут служить основанием для признания этого факта обстоятельством, смягчающим наказание.

Имеются еще две группы обстоятельств, которые законодатель выделил особо. К ним относятся следующие обстоятельства, связанные с действиями лица после совершения преступления.

1. Явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления (п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ).

2. Оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Исключительность указанных обстоятельств состоит в том, что при их наличии, в отсутствие отягчающих обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать двух  третей  максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса РФ (ч. 1  ст. 62  УК  РФ), а  в  случае  явки  с  повинной  при  заключении  досудебного  соглашения  о  сотрудничестве  и  при  отсутствии  отягчающих  обстоятельств  наказание  нет  может  превышать  половины  срока  наиболее  строгого  вида  наказания,  предусмотренного  за  данное  преступление.

Поэтому государственному обвинителю следует особо внимательно отнестись к установлению наличия или же отсутствия таких обстоятельств. Причем формальные признаки не всегда влекут признание обстоятельств смягчающими наказание.

Так, явка с повинной во многих случаях оформляется после задержания лица в качестве подозреваемого и касается только тех преступлений, по факту совершения которых и было возбуждено уголовное дело. Если в таком документе не содержится сведений о других совершенных этим лицом преступлениях, его нельзя считать явкой с повинной, поскольку, согласно ч. 1 ст. 140 УПК РФ, явка с повинной служит одним из поводов для возбуждения уголовного дела.

Признание подозреваемым своей вины, в том числе и с помощью оформления явки с повинной, нельзя считать и активным способствованием раскрытию преступления, если признание сделано под давлением имеющихся улик или в том случае, когда виновный заведомо знает о своем разоблачении.

По смыслу уголовного закона активное способствование раскрытию преступления выражается в том, что виновный предоставляет органам следствия информацию, до того им неизвестную: указывает на место нахождения орудий преступления, помогает в организации и проведении следственных действий, предоставляет вещественные доказательства и т.д.

Если виновный изобличает других соучастников преступления с целью уменьшить степень своей ответственности, это также нельзя рассматривать как смягчающее наказание обстоятельство.

В случае возмещения имущественного ущерба или морального вреда необходимо проверить, не требовались ли от пострадавшего каких-либо действий в пользу виновного: заявления о прекращении дела, расписки об отсутствии претензий, дачи выгодных для виновного показаний и т.д.

Несмотря на то что факт совершения преступления несовершеннолетним сам по себе, в силу требований ст. 88 УК РФ, накладывает ограничения на назначаемое наказание, государственный обвинитель должен указать на несовершеннолетний возраст подсудимого как на смягчающее наказание обстоятельство.

Прокурору следует иметь в виду, что суд вправе учесть в качестве смягчающих и другие обстоятельства. В случае отсутствия обстоятельств государственный обвинитель, предвосхищая возможные заявления защиты, должен сказать о том, что каких-либо обстоятельств, смягчающих наказание, как перечисленных в ч. 1 ст. 61 УПК РФ, так и других, не имеется.

Обстоятельства, отягчающие наказание, указаны в ст. 63 УПК РФ.

Почти все они, за исключением рецидива преступлений и наступления тяжких последствий в результате совершения преступления, связаны с обстоятельствами преступного деяния и, следовательно, установлены в ходе судебного следствия. То, что государственный обвинитель уже доказывал в своей речи наличие этих обстоятельств, не освобождает прокурора от обязанности заявить о них еще раз - как об обстоятельствах, отягчающих наказание. Несмотря на то что характер и размер вреда, причиненного преступлением, сам по себе подлежит доказыванию при производстве по уголовному делу, характер вреда как тяжкого последствия должен быть оговорен особо.

При определении наличия отягчающего наказание обстоятельства  государственному  обвинителю следует проверить, не предусмотрено ли оно соответствующей статьей уголовного закона в качестве признака преступления. В случае, когда отягчающее ответственность обстоятельство указано в диспозиции статьи Особенной части УК РФ в качестве одного из признаков преступления, оно дополнительно не должно учитываться в качестве такового при назначении наказания за это преступление.

О роли подсудимого в совершении преступления прокурор должен был говорить, характеризуя степень общественной опасности содеянного; тем не менее он должен еще раз обосновать мнение об особо активной роли в совершении преступления как обстоятельства, отягчающего наказание.

Следующее, о чем должен сказать государственный обвинитель, - это влияние наказания на исправление осужденного.

Согласно требованиям ч. 1 ст. 60 УК РФ более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить целей наказания. Поэтому прокурор, прося суд о назначении подсудимому более строгого вида наказания, обязательно должен высказать мнение о том, что достижение целей наказания возможно только в условиях изоляции от общества, отбывания исправительных работ и т.д.

Влияние наказания на условия жизни семьи виновного может иметь для него как положительные, так и отрицательные последствия. Положительными могут быть признаны такие обстоятельства, как наличие на иждивении престарелых родителей, больного супруга, детей и т.д. Отрицательно может повлиять на назначение наказания совершение противоправных действий в отношении членов семьи, поставление их в тяжелое материальное положение в связи со злоупотреблением алкоголем или наркотическими средствами.

Уголовный закон предусматривает при наличии исключительных обстоятельств назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление. Если государственный обвинитель не считает возможным применение ст. 64 УК РФ, но предполагает с учетом материалов дела, что сторона защиты попросит об этом, он должен специально указать на то, что установленные в ходе судебного заседания обстоятельства не дают оснований для назначения подсудимому более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.

Если вероятна постановка стороной защиты вопроса об условном характере наказания, государственный обвинитель, в случае другой точки зрения, должен указать в своей речи на возможность исправления подсудимого и предупреждения совершения новых преступлений только в условиях реального отбывания наказания.

Назначение наказания в виде пожизненного лишения свободы должно быть особо мотивировано. В соответствии со ст. 44 УК РФ лишение свободы на определенный срок и пожизненное лишение свободы являются отдельными, самостоятельными видами наказаний. Поэтому в описательно-мотивированной части приговора должен содержаться вывод о необходимости назначения подсудимому наказания не на длительный, т.е. определенный срок, а на пожизненное лишение свободы.

На этом заканчивается мотивировочная часть речи государственного обвинителя. Далее идет резолютивная часть, в которой он просит признать подсудимого виновным в совершении преступления, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса Российской Федерации, и назначить ему конкретный вид наказания на определенный срок или в определенном размере.

В том случае, если подсудимый совершил два или более преступления, предусмотренные различными статьями или различными частями одной статьи Уголовного кодекса, и ни за одно из этих преступлений не был осужден, наказание ему назначается по совокупности преступлений  согласно  ст. 69  УК  РФ. Для того чтобы предложение государственного обвинителя об окончательной мере наказания соответствовало требованиям закона, необходимо иметь в виду следующие обстоятельства.

Не являются совокупностью преступлений действия подсудимого, состоящие из нескольких эпизодов, охваченных единым умыслом. Например, виновный намеревается вынести из оставленной на длительный срок без присмотра квартиры все имущество, представляющее для него ценность, но похитить все за один раз не мог и вынужден был вернуться за оставшимися вещами на следующий день. Не может быть признано совокупностью и совершение подсудимым преступления с квалифицирующими признаками, предусмотренными различными частями одной статьи. В этом случае его действия должны быть квалифицированы по той части, которая имеет более суровую санкцию; при описании же фактических обстоятельств преступления указаны должны быть квалифицирующие признаки и другой части.

От обвинения в совершении преступлений, образующих совокупность, надо отличать случаи излишнего вменения преступлений. В этих случаях одни и те же действия виновного ошибочно квалифицируются несколькими статьями Уголовного кодекса, предусматривающими ответственность за совершение разных преступлений.

При назначении наказания по совокупности преступлений должна соблюдаться определенная последовательность: сначала назначается наказание за каждое из преступлений, а затем уже назначается окончательное наказание по совокупности преступлений.

Наказание за отдельное преступление назначается с соблюдением всех требований закона. При этом назначается не только основное, но и дополнительное наказание. Если дополнительное наказание не было назначено ни за одно из преступлений, оно не может быть назначено и по их совокупности.

Вместе с тем при совокупности преступлений, за каждое из которых назначается лишение свободы, режим исправительного учреждения назначается только при окончательном назначении наказания.

Если прокурор полагает возможным считать назначенное наказание условным, то указывать на это обстоятельство следует также только при решении вопроса о назначении по совокупности преступлений.

Уголовный закон предусматривает назначение окончательного наказания за совершение преступлений небольшой и средней тяжести путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения наказаний. Вместе с тем возможно и одновременное применение этих принципов (например, частично складываются наказания в виде лишения свободы, назначенные за каждое из двух преступлений, а затем полученным наказанием поглощается наказание в виде исправительных работ, назначенное за третье преступление).

Иногда встречаются случаи, когда приходится поддерживать обвинение по делу о преступлении, совершенном до вынесения виновному приговора по другому делу. В таком случае должен быть вынесен приговор по рассматриваемому делу с соблюдением правил назначения наказания по совокупности преступлений и при окончательном назначении наказания в срок отбытия наказания засчитывается наказание, отбытое по первому приговору. При этом срок наказания по совокупности преступлений не должен быть ниже срока наказания, назначенного по предыдущему приговору.

Если подсудимым не отбыто наказание по предыдущему приговору, то ему назначается наказание по совокупности приговоров: к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору. При этом неотбытым наказание может быть как в части основного, так и в части дополнительного наказания.

Назначение наказания по совокупности приговоров возможно также при совершении преступления в период неотбытого срока при условно-досрочном освобождении от наказания по предыдущему приговору и при отсрочке отбывания наказания, предоставленной беременной женщине и женщине, имеющей малолетних детей.

Суд в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 74 УК РФ должен отменить условное наказание по предыдущему приговору; в противном случае невозможно указание в приговоре на назначение наказания по правилам ст. 70 УК РФ. При назначении наказания по совокупности приговоров надо не забывать также учитывать акты амнистии, в соответствии с которыми подсудимый подлежит освобождению от отбывания наказания по предыдущему приговору, в связи с чем срок условно-досрочного освобождения может уже истечь.

Если новое преступление совершено после замены виновному неотбытой части наказания более мягким видом наказания в порядке ст. ст. 80 и 85 УК РФ, к вновь назначенному наказанию по второму приговору присоединяется неотбытая часть более мягкого наказания.

Если при постановлении нового приговора будет установлено, что подсудимый совершил преступления как до постановления первого приговора, так и после его постановления, должны применяться правила назначения наказания по совокупности преступлений и правила назначения наказания по совокупности приговоров.

Согласно ст. 45 УК РФ наказания подразделяются на основные и дополнительные.

Основные наказания, если они не указаны в санкции соответствующей статьи, не могут назначаться в качестве дополнительных к другим видам наказания при замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Штраф в качестве дополнительного наказания назначается только в случаях, предусмотренных статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. Вместе с тем штраф может быть назначен в качестве более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.

Лишение же права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может применяться вне зависимости от того, предусмотрено ли оно статьей Особенной части УК РФ.

Предлагая это наказание, прокурор должен обосновать невозможность сохранения за обвиняемым права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Лишение права заниматься определенной деятельностью применяется, как правило, к лицам, совершившим преступления в связи с медицинской, педагогической деятельностью, осуществлением технических и инженерных обязанностей. Однако ставить вопрос о лишении права виновного лица занимать определенные должности прокурор может также и в иных случаях обвинения лица в совершении преступлений, так или иначе связанных с исполнением им своих служебных обязанностей. При этом прокурор должен точно определить, о лишении подсудимого занятия какой именно профессиональной деятельностью он должен просить суд. Запрещение может распространяться на любую деятельность, требующую определенной профессиональной, специальной подготовки. Однако следует иметь в виду, что государственный обвинитель может просить о назначении запрета занимать только должности, обозначенные нормативными актами либо обладающие определенными идентификационными признаками, которые позволяют точно установить содержание судебного запрета.

Недопустимо обозначать запрет занимать должности так, чтобы он допускал расширительное толкование. В запрете заниматься определенной профессиональной деятельностью должно быть указано, что для осуществления этой деятельности требуется определенная профессиональная подготовка либо эта деятельность включает в себя виды работ, требующие специальной подготовки или позволяющие совершать определенные действия либо принимать решения, характер которых устанавливается нормативно-правовыми актами. Невозможно просить о наложении запрета на работу в организациях определенного типа в целом: например, в медицинских организациях, поскольку работать в такой организации можно на разных должностях - от курьера до директора.

Специальными званиями, о которых идет речь в ст. 48 УК РФ, являются звания, присваиваемые работникам органов внутренних дел, таможенной, налоговой, дипломатической и других служб. Почетными званиями являются: заслуженный или народный артист, заслуженный деятель науки Российской Федерации и другие, определенные Указом Президента РФ "Об установлении почетных званий Российской Федерации, утверждении положения о почетных званиях и описания нагрудного знака к почетным званиям Российской Федерации". Классные чины присваиваются служащим, занимающим государственные должности.

Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград не распространяется на все виды званий, имеющих квалификационный характер, т.е. подтверждающие определенный профессиональный уровень, например на ученые степени и звания, профессиональные квалификационные разряды.

Вид исправительного учреждения, в котором должен отбывать наказание подсудимый, определяется ст. 58 Уголовного кодекса Российской Федерации, и суд, связанный критериями, установленными этой статьей, не вправе назначить иной, чем предусмотрен законом, вид исправительного учреждения. Поэтому, строго говоря, указание на вид исправительного учреждения в речи государственного обвинителя не является обязательным. Вместе с тем государственный обвинитель может просить с учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного назначить лицу, совершившему преступление по неосторожности или умышленное преступление небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшему лишение свободы, отбывание наказания в исправительной колонии общего режима. Также прокурор может просить назначить мужчине, совершившему особо тяжкое преступление, в том случае, если он будет осужден к лишению свободы на срок свыше пяти лет, а также при особо опасном рецидиве преступлений отбывание части срока наказания в тюрьме.

При решении вопроса о назначении наказания несовершеннолетнему государственный обвинитель должен высказать свое мнение о возможности освобождения несовершеннолетнего, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, от уголовной ответственности или от наказания с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия, а также об освобождении от наказания несовершеннолетнего, совершившего преступление средней тяжести или тяжкое преступление, и помещении его в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних.

Если государственное обвинение поддерживает работник прокуратуры, не специализирующийся на делах о преступлениях несовершеннолетних, ему целесообразно по данным вопросам проконсультироваться с сотрудниками, осуществляющими соответствующий надзор.

Государственный обвинитель должен высказать свое мнение и по поводу необходимости применения принудительных мер медицинского характера, соединенных с исполнением наказания.

В резолютивной части своей речи государственный обвинитель должен предложить суду решить следующие вопросы.

1. Признать подсудимого виновным в совершении преступления (преступлений), предусмотренного (предусмотренных) статьей (статьями) ______________ Уголовного кодекса Российской Федерации.

2. Назначить ему наказание по статье ________________________ Уголовного кодекса Российской Федерации в виде _________________________________________________________ сроком на ________ лет, месяцев, дней (соответствующие требования приводятся по каждой статье обвинения); назначить дополнительное наказание в виде _________________________________________ сроком на _______________ лет, месяцев.

3. Окончательно определить подсудимому наказание по совокупности преступлений путем __________________________________ (поглощения менее строгого наказания более строгим; путем частичного сложения назначенных наказаний; путем полного сложения назначенных наказаний) в виде _______________________________ на срок _______ лет, месяцев, дней; присоединить дополнительное наказание в виде __________ на срок _____________ лет, месяцев.

4. Назначить подсудимому отбывание наказания в виде лишения свободы в ________________________________________________________ (колонии-поселении, воспитательной колонии, лечебном исправительном учреждении, исправительной колонии) ________________________________________ режима.

4. В срок отбывания наказания зачесть время содержания под стражей до судебного разбирательства ______ месяцев, дней.

5. Назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком на ___________________ лет с возложением следующих обязанностей: _______________________.

6. Удовлетворить заявленный гражданский иск (гражданские иски) в размере ______________ (или же признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска, передав вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства).

7. Взыскать с подсудимого в пользу _________________ (в доход государства) процессуальные издержки.

8. Взыскать с подсудимого средства, затраченные на лечение потерпевших.

Еще один вопрос, который в случае акта амнистии или истечения сроков давности уголовного преследования должен быть предложен государственным обвинителем для разрешения, - это освобождение подсудимого от наказания. Истечение сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности - наиболее часто встречающееся основание отмены судебных решений, влекущее прекращение производства по делу.

Также и в случае возбуждения уголовного дела вопреки акту амнистии, освобождающему обвиняемого от уголовной ответственности, обвинительный приговор, хотя бы и с освобождением осужденного от ответственности, подлежит отмене с прекращением производства по делу.

Согласно намерениям законодателя, наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости. Социальная справедливость должна восстанавливаться как в отношении государства и общества в целом, так и применительно к отдельному потерпевшему. Восстановление социальной справедливости осуществляется в том числе и с помощью применения материальных мер - наказания (в виде штрафа) и возмещения причиненного ущерба.

При постановлении обвинительного приговора суд обязан разрешить предъявленный по делу гражданский иск. Лишь в случае невозможности произвести подробный расчет по иску без отложения разбирательства дела и когда это не влияет на решение суда о квалификации преступления, мере наказания и по другим вопросам, возникающим при постановлении приговора, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение иска и передать вопрос о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

При постановлении приговора суд обязан привести мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказа в нем, указать размеры, в которых удовлетворяются требования истца.

В порядке уголовного судопроизводства подлежит возмещению только реальный ущерб, причиненный преступлением, т.е. прямые убытки, находящиеся в причинной связи с противоправным деянием. Вопрос о возмещении косвенных убытков, включая упущенную выгоду, решается в порядке гражданского судопроизводства.

Относительно определения размера ущерба, причиненного преступлением, следует исходить из стоимости имущества на момент рассмотрения дела. В случае изменения цен размер подлежащего взысканию материального ущерба от преступления определяется исходя из цен, действующих на день принятия решения о его возмещении. Действительный ущерб по состоянию на момент вынесения приговора должен определяться с учетом инфляционных процессов в экономике страны с учетом сводного индекса потребительских цен по данной территории.

Изменение объема возможно в сторону уменьшения в случаях неподтвержденности в какой-то части обвинения, квалификации содеянного как некорыстного преступления, установления смешанной вины, а также с учетом материального положения подсудимого и т.д.

Отказ в удовлетворении гражданского иска может быть в том случае, если в ходе судебного следствия установлено отсутствие вреда или не доказана причинная связь между действиями подсудимого и наступившим вредом.

При этом следует иметь в виду, что по делам о налоговых преступлениях наряду с материальным ущербом, заключающимся в непоступлении в бюджетный состав Российской Федерации денежных сумм в размере неуплаченного налога, может быть предъявлен гражданский иск также о взыскании с виновных штрафа и пени.

Если приговором устанавливается причинение вреда гражданину, который, однако, не был признан потерпевшим, суд, постановивший приговор, в случае поступления от этого гражданина жалобы, должен вынести определение о признании его потерпевшим и направить дело вместе с жалобой в суд кассационной инстанции.

Подлежат взысканию в доход государства с осужденных средства, затраченные на стационарное лечение граждан в случаях причинения вреда их здоровью в результате умышленных преступных действий. Заявляя о взыскании средств, затраченных на лечение потерпевшего, прокурор должен обосновать его, располагая для этого сведениями о времени нахождения в стационарном учреждении и о расходах, понесенных лечебным учреждением.

Согласно ст. 294 УПК РФ, если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, суд вправе возобновить судебное следствие.

Сказанное относится и к случаю, когда в последнем слове подсудимый, признавший себя виновным и давший в ходе судебного следствия показания об обстоятельствах совершения преступления, заявит о своей невиновности. Заявление о непричастности к преступлению является обстоятельством, которое может существенно повлиять на выводы суда, поэтому такое заявление должно быть проверено.

Последнее, о чем необходимо сказать в связи с участием прокурора в рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции, - это протокол судебного заседания. Ознакомление с протоколом судебного заседания является необходимым для государственного обвинителя независимо от того, согласен ли он с вынесенным судебным решением. Недопустима такая практика, когда прокуроры знакомятся с протоколом судебного заседания только при намерении опротестовать судебный акт. В протоколе возможны такие неточности или пробелы, которые могут поставить под сомнение законность и обоснованность постановленного приговора в случае апелляционного обжалования кем-либо из участвовавших в деле лиц. Поэтому при обнаружении существенных упущений в протоколе прокурор должен подать на него замечания.

По протоколу судебного заседания можно также проверить соблюдение судом порядка судебного заседания, обеспечение прав участников судопроизводства на заявление ходатайств, данные об извещении о времени и месте судебного разбирательства и т.д.

10. Производство о применении принудительных

мер медицинского характера

Заканчивая разговор об участии прокурора в рассмотрении судами уголовных дел, коротко упомянем о такой деятельности прокурора, как участие в производстве о применении принудительных мер медицинского характера.

Производство о применении принудительных мер медицинского характера осуществляется  в  соответствии  с  ч. 1  ст. 433  УПК  РФ в отношении лица:

1) совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости;

2) у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение;

3) совершившего преступление и страдающего психическим расстройством, не исключающим вменяемости (ч. 4  ст. 433  УПК  РФ).

Принудительные меры медицинского характера назначаются только в том случае, когда психическое расстройство лица связано с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

По уголовным делам в отношении указанных лиц обязательно производство предварительного следствия независимо от статьи уголовного закона, которой данное деяние запрещено.

В производстве о применении мер медицинского характера участие защитника является обязательным с момента вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы, если защитник уже ранее не участвовал в данном уголовном деле.

Если судом рассматривается уголовное дело в порядке производства о применении принудительных мер медицинского характера, то судебное следствие  в  соответствии  с  ч. 2  ст. 441  УПК   РФ начинается с изложения прокурором доводов о необходимости применения к лицу, которое признано невменяемым или у которого наступило психическое расстройство, принудительной меры медицинского характера.

В ходе изложения этих доводов, а также в своей речи в стадии судебных прений прокурор должен предложить суду свое мнение по следующим вопросам:

1) имело ли место деяние, запрещенное уголовным законом;

2) совершило ли деяние лицо, в отношении которого рассматривается данное уголовное дело;

3) совершено ли деяние лицом в состоянии невменяемости;

4) наступило ли у данного лица после совершения преступления психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение;

5) представляет ли психическое расстройство лица опасность для него или других лиц либо возможно ли причинение данным лицом иного существенного вреда;

6) подлежит ли применению принудительная мера медицинского характера и какая именно.

Первые два вопроса аналогичны вопросам, разрешаемым судом при постановлении приговора. Тем более что при производстве предварительного следствия также подлежат доказыванию время, место, способ и другие обстоятельства совершенного деяния, характер и размер причиненного вреда.

Трудности же - не доказывания (здесь как раз обвинение избавлено от различных защитных версий виновного), но установления истины по делу заключаются в том, что такого важного источника информации, как показания лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, не существует. Поэтому прокурор, памятуя о своих обязанностях не только по осуществлению уголовного преследования, но и по надзору за исполнением законов, должен особо тщательно подходить к оценке показаний потерпевших и свидетелей.

Как мы видим, большинство подлежащих выяснению вопросов находится в компетенции экспертов. В том случае, если психическое расстройство лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не установлено или, напротив, установлено, что заболевание лица, совершившего преступление, не является препятствием для применения к нему уголовного наказания, прокурор должен просить суд возвратить уголовное дело прокурору для составления обвинительного заключения или обвинительного акта.

Если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, прокурор может просить суд о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера.

Прокурор может предложить назначить одну из следующих мер медицинского характера:

амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением (ст. 99  УК  РФ).

                  11.  Разъяснения и  требования Генеральной  прокуратуры  РФ  по  

                      вопросам  поддержания  государственного  обвинения  в  суде.

ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРИКАЗ

от 25 декабря 2012 г. N 465

ОБ УЧАСТИИ

ПРОКУРОРОВ В СУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

В целях обеспечения надлежащего участия прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства, руководствуясь п. 1 ст. 17 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", приказываю:

1. Заместителям Генерального прокурора Российской Федерации, прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур, прокурорам городов и районов, иных территориальных, военных и специализированных прокуратур считать участие в судебных стадиях уголовного судопроизводства одной из важнейших функций прокуратуры.

Постоянно совершенствовать организационные основы этой деятельности.

Обеспечивать квалифицированное участие прокуроров в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, уголовных дел частного обвинения, если уголовное дело было возбуждено следователем либо с согласия прокурора дознавателем, а также в случае, когда мировым судьей в соответствии с ч. 8 ст. 318 УПК РФ участие в деле прокурора признано обязательным.

Исходить из того, что от активной позиции и профессионализма государственного обвинителя в значительной степени зависят законность и справедливость рассмотрения уголовного дела.

Учитывать, что отказ от уголовного преследования невиновных и их реабилитация в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и поддержание обоснованного обвинения.

2. Руководителям прокуратур регулярно поддерживать государственное обвинение, при этом прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур лично поддерживать государственное обвинение не реже одного раза в квартал, преимущественно по уголовным делам о преступлениях, представляющих повышенную общественную опасность.

3. Транспортным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур обеспечивать участие прокуроров в рассмотрении судами уголовных дел, за расследованием которых они осуществляли надзор, в том числе возбужденных в соответствии с ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК РФ.

Исходить из того, что в случае направления уголовных дел в суды, расположенные в населенных пунктах, значительно удаленных от места дислокации транспортных и иных специализированных прокуратур, и невозможности явки в судебное заседание работников транспортной или иной специализированной прокуратуры поддержание обвинения в суде первой инстанции организуют соответствующие территориальные прокуроры.

Для этого транспортному прокурору, прокурору иной специализированной прокуратуры наряду с уведомлением вышестоящего транспортного прокурора, прокурора иной специализированной прокуратуры и соответствующего прокурора субъекта Российской Федерации направлять соответствующему территориальному прокурору надзорное производство и копию обвинительного заключения с просьбой обеспечить поддержание обвинения, оперативно взаимодействовать с ним, оказывать необходимую помощь.

Государственному обвинителю в случае существенного расхождения с позицией, выраженной в обвинительном заключении (обвинительном акте), безотлагательно информировать об этом транспортного прокурора либо прокурора иной специализированной прокуратуры, который при сохраняющихся разногласиях решает вопрос о поддержании государственного обвинения лично либо подчиненным ему работником.

Территориальным прокурорам незамедлительно, с использованием современных средств связи информировать транспортного прокурора либо прокурора иной специализированной прокуратуры о решениях, принятых судом первой инстанции.

По уголовным делам с обвинительными заключениями, утвержденными транспортными прокурорами, прокурорами иных специализированных прокуратур, направленным в суд в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 31 УПК РФ, поддержание государственного обвинения обеспечивать транспортным прокурорам либо прокурорам иных специализированных прокуратур.

4. Руководителям прокуратур назначать государственных обвинителей заблаговременно, чтобы они имели реальную возможность подготовиться к судебному разбирательству.

Поручения о поддержании государственного обвинения давать подчиненным прокурорам в письменной форме.

В необходимых случаях создавать группы государственных обвинителей.

4.1. Поддержание государственного обвинения по делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, поручать прокурорам, обладающим соответствующими личностными и профессиональными качествами.

4.2. Учитывая, что в ходе предварительного слушания могут быть заявлены и разрешены ходатайства об исключении доказательств, о возвращении уголовного дела прокурору, о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, о мере пресечения, уделять должное внимание подготовке к участию прокурора на этом этапе уголовного судопроизводства.

5. Государственным обвинителям заблаговременно готовиться к судебному заседанию, беспристрастно оценивать совокупность имеющихся доказательств, продумывать тактику своих действий. В необходимых случаях ходатайствовать перед судом о предоставлении времени для подготовки и обоснования своей позиции.

5.1. Активно участвовать в исследовании представляемых доказательств.

Всемерно способствовать принятию судом законного, обоснованного и справедливого решения, соблюдению требований закона о разумном сроке уголовного судопроизводства.

5.2. При формировании своей позиции относительно наказания руководствоваться требованиями закона о его соразмерности и справедливости, учитывать характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, а также смягчающие и отягчающие вину обстоятельства.

При наличии оснований предлагать суду назначить дополнительное наказание, применить конфискацию имущества, удовлетворить исковые требования о возмещении материального ущерба и морального вреда.

5.3. В соответствии с ч. 2 ст. 73 УПК РФ в ходе судебного разбирательства уголовного дела выяснять обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений.

В установленных законом случаях предлагать суду вынести частное определение (постановление).

6. Государственным обвинителям при даче согласия на особый порядок судебного разбирательства руководствоваться предписаниями закона об условиях применения такой формы судопроизводства.

При подготовке к рассмотрению уголовных дел в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, выяснять наличие обстоятельств, свидетельствующих об активном содействии обвиняемого следствию, изобличении других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, о признании обвиняемым своей вины. Удостоверившись в наличии указанных обстоятельств, быть готовыми подтвердить их суду.

В случае, когда позиция государственного обвинителя о характере и пределах содействия обвиняемого следствию расходится с мнением, выраженным в представлении прокурора об особом порядке проведения судебного заседания в отношении обвиняемого, с которым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, государственному обвинителю незамедлительно докладывать об этом прокурору, поручившему поддерживать государственное обвинение.

7. Исходить из того, что государственный обвинитель, руководствуясь законом и совестью, может отказаться от обвинения только после всестороннего исследования доказательств.

Отказ государственного обвинителя от обвинения должен быть мотивирован и представлен суду в письменной форме.

Иметь в виду, что государственному обвинителю, изменяющему обвинение на менее тяжкое, но существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от предъявленного (по объекту посягательства, субъекту преступления, форме вины и т.д.), следует ходатайствовать о перерыве в судебном заседании для предоставления стороне защиты возможности подготовиться к новому обвинению.

8. Государственному обвинителю при существенном расхождении его позиции с позицией, выраженной в обвинительном заключении или обвинительном акте, докладывать об этом прокурору, поручившему поддерживать государственное обвинение.

Указанному прокурору в случае принципиального несогласия с позицией обвинителя, исходя из законности и обоснованности предъявленного обвинения, своевременно решать вопрос о замене обвинителя либо самому поддерживать обвинение.

Считать недопустимым любое давление на государственных обвинителей, принуждение их к отстаиванию выводов органов предварительного расследования, не подтвержденных исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами.

9. Государственному обвинителю о результатах рассмотрения уголовного дела не позднее дня, следующего за днем провозглашения судебного решения, рапортом докладывать прокурору, давшему поручение о поддержании государственного обвинения. В рапорте помимо иных сведений отражать предложенные формулировки по разрешаемым судом вопросам, перечисленным в ч. 1 ст. 299 УПК РФ.

Рапорт вместе с судебным решением приобщать к надзорному производству.

В установленный законом срок изучать протокол судебного заседания и при необходимости приносить на него замечания.

10. Организационное обеспечение и непосредственное осуществление поддержания государственного обвинения по уголовным делам, обвинительные заключения или обвинительные акты по которым утверждены Генеральным прокурором Российской Федерации либо его заместителями, возложить на Главное управление по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

10.1. В случае утверждения обвинительных заключений или обвинительных актов заместителями Генерального прокурора Российской Федерации, курирующими управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в федеральных округах, а также заместителем Генерального прокурора Российской Федерации - Главным военным прокурором поддержание государственного обвинения обеспечивать соответствующим управлениям в федеральных округах и Главной военной прокуратуре.

10.2. Подразделениям, осуществляющим надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания, одновременно с направлением уголовного дела в суд передавать соответствующим подразделениям две копии обвинительного заключения или обвинительного акта.

10.3. Исходить из того, что решение о назначении государственных обвинителей по уголовным делам, обвинительные заключения или обвинительные акты по которым утверждены Генеральным прокурором Российской Федерации либо его заместителями, принимают Генеральный прокурор Российской Федерации или его заместители в соответствии с распределением обязанностей.

При этом учитывать, что в отдельных случаях по уголовным делам, обвинительные заключения или обвинительные акты по которым утверждены Генеральным прокурором Российской Федерации либо его заместителями, государственные обвинители назначаются по письменному поручению Генерального прокурора Российской Федерации либо его заместителей прокурорами субъектов Российской Федерации или соответствующими военными прокурорами из числа подчиненных им прокуроров, которым передается один экземпляр обвинительного заключения или обвинительного акта.

10.4. По уголовным делам, обвинительные заключения или обвинительные акты по которым утверждены Генеральным прокурором Российской Федерации либо его заместителями, государственное обвинение, как правило, поддерживать прокурорам управления по поддержанию государственного обвинения Главного управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной прокуратуры Российской Федерации и прокурорам Главной военной прокуратуры.

Прокурорам управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генеральной прокуратуры Российской Федерации поддерживать государственное обвинение по поручению руководства Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

10.5. В случае создания группы государственных обвинителей состав и старшего группы определять заместителю Генерального прокурора Российской Федерации или тому прокурору субъекта Российской Федерации и соответствующему военному прокурору, которым поручено организовать поддержание государственного обвинения.

10.6. Исходить из того, что отменить либо изменить решение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о поддержании государственного обвинения конкретным прокурором может только он сам или Генеральный прокурор Российской Федерации.

10.7. Возложить на начальников Главного управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной прокуратуры Российской Федерации, управлений Генеральной прокуратуры Российской Федерации в федеральных округах и управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генеральной прокуратуры Российской Федерации, а также на Главную военную прокуратуру, прокуроров субъектов Российской Федерации и приравненных к ним военных прокуроров персональную ответственность за исполнение соответствующих поручений заместителей Генерального прокурора Российской Федерации и надлежащую организацию участия прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства.

10.8. По окончании рассмотрения уголовного дела, а равно в случае возвращения судом первой и (или) апелляционной инстанций уголовного дела прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ, незамедлительно, с использованием современных средств связи информировать об этом управление по поддержанию государственного обвинения Главного управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной прокуратуры Российской Федерации или управление обеспечения участия военных прокуроров в рассмотрении дел в судах Главной военной прокуратуры.

Не позднее дня, следующего за днем оглашения судебного решения, о результатах рассмотрения дела, существе принятого судом решения, своем отношении к нему и дальнейших действиях прокурору субъекта Российской Федерации, приравненному к нему военному прокурору или прокурору иной специализированной прокуратуры с использованием современных средств связи информировать докладной запиской заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, которым дано поручение о поддержании государственного обвинения по уголовному делу.

11. Главному управлению по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной прокуратуры Российской Федерации, управлениям Генеральной прокуратуры Российской Федерации в федеральных округах, управлению по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Главной военной прокуратуре обеспечить использование данных прокурорской и судебной практики для повышения качества поддержания государственного обвинения, взаимодействовать между собой и с подразделениями Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Главной военной прокуратуры, осуществляющими надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания.

12. Государственным обвинителям, в том числе через своих руководителей, доводить до сведения заинтересованных подразделений выявленные в процессе судебного разбирательства просчеты и ошибки предварительного расследования и прокурорского надзора.

13. Государственным обвинителям, иным прокурорам, обладающим правом на апелляционное обжалование, учитывать, что апелляционные представления на незаконные, необоснованные и несправедливые судебные решения приносятся в установленные законом сроки.

При наличии обстоятельств, свидетельствующих о неправильном применении уголовного закона и (либо) существенном нарушении уголовно-процессуального закона, повлекших значительные вредные последствия, пропуск срока для обжалования по неуважительной причине расценивать как ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей.

14. Учитывать, что апелляционное представление на судебное решение вправе приносить государственный обвинитель, иной прокурор, принимавший участие в рассмотрении жалоб в судебном порядке, в том числе на решения о выдаче лица для уголовного преследования или исполнения приговора, а также при разрешении судом в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ, вопросов, связанных с исполнением приговора, и других. Правом принесения апелляционного представления обладает также вышестоящий прокурор. Считать, что вышестоящий прокурор - вышестоящий по отношению к государственному обвинителю прокурор (его заместитель), имеющий в соответствии с уголовно-процессуальным законом право принести представление.

Исходить из того, что апелляционное представление может быть отозвано до начала заседания суда апелляционной инстанции лицом, его принесшим.

Иметь в виду, что при наличии оснований вышестоящий прокурор обязан своевременно принести апелляционное представление на не вступившее в законную силу судебное решение, если это по каким-либо причинам не сделал государственный обвинитель.

15. Транспортным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур в случае несогласия с позицией соответствующего территориального прокурора в пределах установленного законом срока на апелляционное обжалование направлять прокурору субъекта Российской Федерации проект апелляционного представления и необходимые материалы.

Иметь в виду, что о результатах рассмотрения обращения о принесении представления транспортные прокуроры и прокуроры иных специализированных прокуратур должны быть извещены.

16. Уделять особое внимание качеству и полноте апелляционных представлений, которые должны соответствовать требованиям закона и быть конкретными, ясными, мотивированными, основанными на материалах дела.

В представлении указывать доказательства, которые предлагается проверить в суде апелляционной инстанции, при необходимости излагать обоснование ходатайства об исследовании новых доказательств, которые не были исследованы судом первой инстанции. В случае заявления ходатайства о вызове в судебное заседание новых свидетелей, экспертов и специалистов в представлении указывать их место жительства и (или) место нахождения. При приобщении к представлению дополнительных материалов (документов, справок и др.) в представлении отражать, в подтверждение каких обстоятельств эти документы прилагаются.

16.1. Учитывать, что дополнительное апелляционное представление подлежит рассмотрению, если оно поступило в суд второй инстанции не позднее чем за 5 суток до начала судебного заседания. В дополнительном представлении, поданном по истечении срока обжалования, не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения осужденного, лица, в отношении которого уголовное преследование прекращено, если такое требование не содержалось в первоначальном представлении.

16.2. В случае обжалования судебного решения иными участниками уголовного судопроизводства и отсутствия оснований для принесения апелляционного представления выражать в обязательном порядке свое отношение к существу жалобы посредством подачи возражений.

17. Иметь в виду, что:

в апелляционном производстве районного суда по жалобам, представлениям на решения мирового судьи участвуют государственный обвинитель или иной прокурор, принимавший участие в заседании суда первой инстанции;

в апелляционном производстве судебной коллегии по уголовным делам верховного суда республики, краевого, областного суда, приравненных к ним судов, окружного (флотского) военного суда по жалобам, представлениям на судебные решения принимают участие прокуроры структурных подразделений, обеспечивающих участие прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами, соответствующих прокуратур;

в апелляционном производстве Верховного Суда Российской Федерации участвуют прокуроры структурного подразделения, обеспечивающего участие прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами, Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Главной военной прокуратуры;

по указанию руководителей прокуратур в необходимых случаях в судебных заседаниях судов апелляционной инстанции могут участвовать и иные прокуроры, а также создаваться группы государственных обвинителей и (или) иных прокуроров.

18. Учитывать, что государственное обвинение в суде апелляционной инстанции по уголовным делам, обвинительное заключение или обвинительный акт по которым утверждены Генеральным прокурором Российской Федерации либо его заместителями, организуют, контролируют и обеспечивают управление по поддержанию государственного обвинения Главного управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной прокуратуры Российской Федерации и управление обеспечения участия военных прокуроров в рассмотрении дел в судах Главной военной прокуратуры.

18.1. По уголовным делам, рассмотренным судом первой инстанции с участием государственных обвинителей транспортных или иных специализированных прокуратур, в суде апелляционной инстанции принимать участие, как правило, прокурорам из состава структурных подразделений соответствующей прокуратуры субъекта Российской Федерации.

18.2. Исходить из того, что руководитель прокуратуры в случае необходимости может персонально поручить принять участие в заседании суда апелляционной инстанции любому подчиненному прокурору или группе прокуроров.

19. Государственным обвинителям и иным прокурорам, принимавшим участие в суде первой инстанции, своевременно представлять в вышестоящую прокуратуру для формирования материалов надзорного производства копии обжалованных в апелляционном порядке судебных решений, апелляционных представлений, возражений на жалобы иных участников процесса, обвинительного заключения и другие необходимые документы. Использовать в этих целях современные средства связи, в том числе электронную почту.

20. Участвующим в суде апелляционной инстанции государственным обвинителям и (или) иным прокурорам заблаговременно готовиться к судебному заседанию, заявлять мотивированные ходатайства о проверке доказательств, об исследовании доказательств, которые не были исследованы судом первой инстанции, а также о проверке дополнительных материалов. Всемерно способствовать вынесению судом законного, обоснованного и справедливого судебного решения.

О выявленных основаниях для отказа от обвинения своевременно ставить в известность вышестоящего прокурора.

20.1. Своевременно знакомиться с протоколом судебного заседания и при необходимости приносить на него замечания.

20.2. О результатах участия в суде апелляционной инстанции не позднее дня, следующего за днем оглашения судебного решения, докладывать своему руководителю. В течение десяти суток со дня провозглашения судебного решения составлять отчет, в котором должны быть отражены позиции сторон в прениях, результаты рассмотрения дела, а также выражено отношение к состоявшимся судебным решениям. Отчет и апелляционное судебное решение приобщать к надзорному производству.

21. Прокурорам, обладающим правом принесения кассационных и надзорных представлений, учитывать, что вступившие в законную силу приговоры, определения и постановления могут быть обжалованы в суды кассационной инстанции, а также в надзорном порядке в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня их вступления в силу.

В случае пропуска указанного срока по уважительной причине ходатайствовать о его восстановлении. Одновременно с таким ходатайством направлять в суд соответствующее кассационное или надзорное представление.

22. Иметь в виду, что основаниями для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке и в порядке надзора являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Учитывать при этом правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и практику Европейского Суда по правам человека.

При решении вопроса о принесении кассационных и надзорных представлений в целях отмены судебных решений по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого дело прекращено, руководствоваться тем, что основанием для этого являются допущенные в ходе судебного разбирательства и повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

23. Рассматривать поступившие в органы прокуратуры обращения как от лиц, имеющих процессуальное право обжалования вступившего в законную силу решения суда, так и от иных лиц.

Учитывать, что кассационные (надзорные) представления могут быть принесены и в случаях обнаружения нарушений закона, не указанных заявителем.

При рассмотрении обращения помимо судебных решений использовать имеющиеся в распоряжении прокуратуры копии иных процессуальных документов, в необходимых случаях знакомиться с материалами уголовного дела.

По результатам рассмотрения обращения при отсутствии оснований для принесения кассационного (надзорного) представления составлять аргументированное заключение, заявителю направлять мотивированный ответ.

По истечении установленного законом годичного срока обжалования вступивших в законную силу судебных решений и при отсутствии оснований для ходатайства о его восстановлении давать заявителю соответствующие разъяснения.

24. При наличии оснований для обжалования судебных решений прокурорам в пределах их компетенции приносить кассационное представление в соответствующий суд либо направлять ходатайство вышестоящему прокурору о принесении кассационного представления с приложением проекта представления.

При подготовке представлений руководствоваться требованиями закона. Прилагать к представлению, ходатайству заверенные судами копии оспариваемых судебных постановлений, при необходимости - иные документы, в том числе копии материалов уголовного дела, подтверждающих изложенную позицию.

25. Прокурорам субъектов Российской Федерации, военным прокурорам округов (флотов) при наличии оснований для принесения представления в Верховный Суд Российской Федерации своевременно направлять в Генеральную прокуратуру Российской Федерации или Главную военную прокуратуру соответствующие ходатайства.

26. Транспортным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур при наличии оснований для обжалования вступивших в законную силу судебных решений по направленным ими в суд уголовным делам направлять соответствующим прокурорам субъектов Российской Федерации проекты кассационных представлений с копиями обжалуемых судебных решений и иных процессуальных документов.

Прокурорам субъектов Российской Федерации своевременно извещать транспортных прокуроров и прокуроров иных специализированных прокуратур о результатах рассмотрения обращений о принесении представлений.

В случае отказа прокурора субъекта Российской Федерации в принесении представления транспортному прокурору и прокурорам иных специализированных прокуратур при наличии оснований обращаться в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

27. При решении вопроса о принесении кассационного (надзорного) представления выяснять, пересматривались ли соответствующие судебные решения в кассационном (надзорном) порядке по жалобам иных участников уголовного процесса.

28. Прокурорам при подготовке к участию в рассмотрении кассационного представления выяснять наличие по этому же делу кассационных жалоб других участников процесса, быть готовыми выразить свое отношение к ним.

29. В заседании президиума верховного суда республики, краевого, областного суда, приравненных к ним судов принимать участие прокурору субъекта Российской Федерации или его заместителю, в заседании президиума окружного (флотского) военного суда - военному прокурору округа (флота), приравненному к нему военному прокурору или его заместителю.

30. В рассмотрении уголовных дел судебными коллегиями Верховного Суда Российской Федерации принимать участие прокурорам Главного управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в заседании Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации - прокурорам управления обеспечения участия военных прокуроров в рассмотрении дел в судах Главной военной прокуратуры или по поручению заместителей Генерального прокурора Российской Федерации - иным прокурорам.

31. Иметь в виду, что в заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации принимают участие Генеральный прокурор Российской Федерации или его заместители.

32. Обращения, содержащие достаточные данные, свидетельствующие о наличии обстоятельств, указанных в п. 3 ч. 4 ст. 413 УПК РФ, рассматривать должностным лицам, осуществляющим надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия.

По результатам рассмотрения в предусмотренных законом случаях выносить постановление о возбуждении производства ввиду иных новых обстоятельств и направлять соответствующие материалы руководителю следственного органа для производства расследования этих обстоятельств.

Поступившие из следственного органа материалы расследования рассматривать должностным лицам, осуществляющим надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия.

При отсутствии оснований для возобновления производства по уголовному делу выносить постановление о прекращении возбужденного производства.

При наличии таких оснований составлять заключение о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, которое с материалами расследования направлять в суд, участвовать в судебном заседании.

33. При рассмотрении судом жалоб на действия (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора (ст. 125 УПК РФ) и в других судебных заседаниях в ходе досудебного производства (ст. 108, 165 УПК РФ и др.) принимать участие должностным лицам, осуществляющим надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. По указанию руководителей прокуратур в необходимых случаях в этих судебных заседаниях могут участвовать и иные прокуроры.

Транспортным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур при рассмотрении жалоб в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, а также ходатайств в порядке, предусмотренном ст. 108, 165 УПК РФ и др., обеспечивать участие прокурора в судебном заседании по делам, при расследовании которых они осуществляют надзор за соблюдением законов.

В случаях, не терпящих отлагательства, и при невозможности участия транспортного прокурора (прокурора иной специализированной прокуратуры) в судебном заседании по его ходатайству и при уведомлении об этом прокурора субъекта Российской Федерации и транспортного прокурора (на правах прокурора субъекта Российской Федерации) принимать участие работнику районной (городской) территориальной прокуратуры. При этом транспортному прокурору (прокурору иной специализированной прокуратуры) своевременно обеспечивать территориального прокурора материалами, необходимыми для участия в судебном заседании.

Прокурору, участвующему в суде, незамедлительно информировать соответствующего транспортного прокурора о состоявшемся судебном решении и в случае его незаконности и необоснованности обжаловать в установленные законом сроки.

34. Руководителям прокуратур обеспечивать обязательное участие прокуроров в судебном заседании при рассмотрении судом вопросов, связанных с передачей лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является (ст. 470 УПК РФ), а также при рассмотрении судом в порядке, предусмотренном ст. 463 УПК РФ, жалоб иностранных граждан и лиц без гражданства, обвиняемых в совершении преступления или осужденных судом иностранного государства, на решения об их выдаче.

35. В судебных заседаниях при рассмотрении судами вопросов, связанных с исполнением приговоров в отношении осужденных, отбывающих наказания в исправительных учреждениях, участвовать прокурорам по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, а в случаях их отсутствия - соответствующим прокурорам территориальных прокуратур.

Своевременно обжаловать незаконные и необоснованные судебные решения.

36. При оценке качества и эффективности участия прокурора в судебном рассмотрении дела исходить из его реального вклада в принятие судом законного, обоснованного и справедливого решения, учитывать проявленные активность, профессионализм, принципиальность и объективность в отстаивании своей позиции.

Принимать меры к тому, чтобы оценка деятельности прокуроров способствовала развитию их творческой инициативы, служила стимулом к надлежащему выполнению ими служебного и нравственного долга.

37. Обратить особое внимание на повышение профессионального уровня государственных обвинителей, в первую очередь прокуроров, не имеющих достаточного опыта участия в судебных процессах. В этих целях организовать надежную систему профессиональной учебы; постоянно совершенствовать учебно-методический процесс, привлекая к участию в проведении учебных мероприятий опытных практических работников, а там, где это возможно, - ученых-юристов; изучать и распространять положительный опыт работы; внедрять в практику хорошо зарекомендовавшие себя формы обучения, включая деловые игры; развивать и поощрять творческую активность прокуроров и стремление их к самосовершенствованию, в том числе путем определения на конкурсной основе лучших государственных обвинителей; повышать роль и ответственность руководителей прокуратур городского и районного звена за качественную подготовку государственных обвинителей к участию в судебных заседаниях.

38. Использовать средства массовой информации для освещения деятельности прокуроров, участвующих в судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Предоставлять средствам массовой информации достоверные и юридически обоснованные материалы.

39. Главным управлениям и управлениям Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в том числе в федеральных округах, прокурорам субъектов Российской Федерации и приравненным к ним прокурорам специализированных прокуратур в целях формирования единой правоприменительной практики направлять в Главное управление по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной прокуратуры Российской Федерации имеющиеся материалы о состоянии работы по участию прокуроров в судебных разбирательствах по уголовным делам, вносить предложения о совершенствовании законодательства, а также по иным вопросам, в том числе требующим разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, своевременно представлять информацию о направлении в суды уголовных дел о преступлениях, вызвавших повышенный общественный интерес, а также о ходе и результатах их судебного разбирательства.

Военным прокурорам соответствующую информацию направлять в управление обеспечения участия военных прокуроров в рассмотрении дел в судах Главной военной прокуратуры.

40. Главному управлению по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генеральной прокуратуры Российской Федерации, управлению обеспечения участия военных прокуроров в рассмотрении дел в судах Главной военной прокуратуры, прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур, отраслевым управлениям и отделам соответствующих прокуратур анализировать состояние работы по участию прокуроров в рассмотрении судами уголовных дел, практику применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, тенденции ее изменения и вырабатывать соответствующие рекомендации.

Результаты использовать для совершенствования деятельности подчиненных прокуроров, повышения качества государственного обвинения и устранения ошибок и просчетов, допускаемых при осуществлении надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и дознания, распространения положительного опыта работы.

Своевременно выявлять потребности государственных обвинителей в организационной и методической помощи и совместно с Академией Генеральной прокуратуры Российской Федерации разрабатывать необходимые пособия и рекомендации.

41. Считать утратившими силу приказы Генерального прокурора Российской Федерации от 20.11.2007 N 185 "Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства", от 03.08.2007 N 119 "Об организации взаимодействия прокуроров транспортных прокуратур и прокуроров субъектов Российской Федерации в судебных стадиях уголовного судопроизводства" и указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 01.02.2010 N 28/12 "О порядке реализации государственными обвинителями требования части 7 статьи 292 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

42. Контроль за исполнением настоящего приказа возложить на заместителей Генерального прокурора Российской Федерации по направлениям деятельности.

Приказ направить заместителям Генерального прокурора Российской Федерации, начальникам главных управлений и управлений Генеральной прокуратуры Российской Федерации, прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур, прокурорам городов и районов, иных территориальных, военных и специализированных прокуратур, ректору Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Генеральный прокурор

Российской Федерации

действительный государственный

советник юстиции

Ю.Я.ЧАЙКА


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

31219. Классификация методов сейсморазведки 30 KB
  Классификация методов сейсморазведки. Внутри нее сформировалось много различных направлений и модификаций которые в силу сложившейся в геофизической литературе терминологической практики получили название методов. Общее число методов сейсморазведки весьма велико. Однако на производстве фактически широко используется лишь ограниченное число методов.
31220. Классификация технических средств 31 KB
  Классификация технических средств К первой группе технических средств принято относить различные системы записи и предварительной обработки сейсмической информации. Технический уровень этой группы средств решающим образом определяет состояние и возможности сейсмической разведки. Эти средства используются преимущественно для проведения полевых работ. Источники упругих волн различного типа составляют третью специфическую группу технических средств сейсморазведки.
31221. Метод отраженных волн 33 KB
  Метод отраженных волн. Метод отраженных волн MOB наиболее эффективный и развитый метод сейсморазведки применяемый в наибольших объемах при поисках и детальной разведке месторождений нефти газа и ряда других полезных ископаемых на суше и на море. Упругие волны в MOB возбуждают с помощью проведения взрывов в неглубоких скважинах или действием специальных невзрывных источников на поверхности земли. На поверхности земли регистрируются отраженные волны от достаточно протяженных геологических границ на которых заметно меняется волновое...
31222. Метод преломленных волн 29.5 KB
  В методе преломленных волн МПВ обычно регистрируются и анализируются головные рефрагированные и преломленнорефрагированные волны. Главными достоинствами МПВ являются: большой диапазон доступных для исследования глубин от первых метров до 10 15 и более километров возможность определения граничной скорости в слоях малая зависимость от помех со стороны кратно отраженных и поверхностных волн. Усовершенствованная модификация МПВ корреляционный метод преломленных волн КМПВ был предложен в СССР в конце 30х годов группой геофизиков под...
31223. Метод проходящих волн (скважинная сейсморазведка) 33 KB
  Позднее в СССР была разработана аппаратура и технология проведения вертикального сейсмического профилирования ВСП СССР Е.Основой для анализа волнового поля по материалам ВСП являются сводные сейсмограммы по стволу скважины для каждого пункта взрыва. По принципу анализа зарегистрированного волнового поля выделяют две основные модификации ВСП скалярную и векторную поляризационную модификацию ПМ ВСП. По технике записи различают однокомпонентную модификацию ВСП регистрируется только вертикальная компонента поля и трехкомпонентную ПМ ВСП.
31224. Источники упругих колебаний 30 KB
  Основным типом источников сейсмических колебаний при морских работах в настоящее время являются пневматические излучатели которые чаще всего называют воздушными пушками. Поэтому для таких источников очень важно чтобы второй импульс был как можно менее интенсивным в сравнении с первым. Комплекс мер который обычно применяют для исключения влияния повторных ударов схлопывающихся воздушных пузырей является группирование источников различной емкости и выбор оптимальной глубины и буксирования. Получающийся в результате короткий импульс создает...
31225. Анализ потенциально опасных и вредных факторов, воздействующих на пользователя ЭВМ 2.48 MB
  Возможности применения компьютера в учебном процессе, весьма многообразны. Он может служить для моделирования изучаемых явлений или систем, для реализации учебных игр, применяться для выполнения вычислений, для редактирования текстов, в качестве различного рода тренажеров.
31226. ТЕХНОЛОГИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ С НАРКОЗАВИСИМЫМИ ДЕТЬМИ 1.19 MB
  Сторонники этого подхода убеждены что знания об употреблении психоактивных веществ и их последствиях будет являться эффективным толчком для формирования здорового поведения и отказа от наркотиков. Употребление наркотиков объясняется важнейшей ролью социальной среды в развитии человека которая является источником обратной связи для личности рассматривается как система поощрений и наказаний. Представители досугового альтернативного подхода считают что профилактика наркомании заключается в развитии альтернативной употреблению наркотиков...
31227. Особенности производства в арбитражном суде по отдельным категориям дел 357 KB
  Целью данной работы является проведение комплексного анализа законодательства, регламентирующего рассмотрение в арбитражном суде дел в порядке упрощенного производства, его особенностей, выявление на основе такого анализа проблем применения положений арбитражного процессуального законодательства в указанной области исследования, а также возможности его совершенствования.