91231

Теория причин преступности

Реферат

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Одним из основных явлений, представляющих угрозу безопасности всякого государства, является беззаконность. В силу сказанного радикальной стратегией борьбы с преступностью было бы предупреждение ее путем постижения и устранения криминогенных факторов.

Русский

2015-07-14

530.5 KB

8 чел.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение………………………………………………………..……..……....6

1Теория преступности……………………………………………………....10

1.1Преступление и преступность как объекты криминологического анализа………………………………………..…………………….…………….…10

1.2 Преступность как социально-правовое явление. Криминологические показатели и взаимосвязи преступности……………………………….……...….19

2 Теория причин преступности……………………………………….…….28

2.1Понятие причин преступности. их уровни и общая криминологическая характеристика…………………………………………………………………..….28

2.2 Причины преступности и противоречия общественного развития……………………………………………………………………………..36

2.3 Классификация причин преступности и анализ криминогенных факторов……………………………………………………………………….……41

2.4 Проблема самодетерминации преступности…………………………..51

2.5 Взаимосвязь социального и биологического в причинах преступности…………………………………………………………….……….…61

2.6 Негативные социальные явления в причинном комплексе преступности………………………………………………………………..………71

Заключение……………………………………………………………...…....82

Список использованной литературы.............................................................88


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Одним из концептуальных направлений преобразования уголовно-правовой системы Республики Казахстан является улучшение обстоятельной и юридическо-технической сторон уголовного права. Беззаконность, невзирая на сложившуюся в последние годы тенденцию её сокращения, имеет еще довольно общеизвестный нрав, оказывает невидимое отрицательное могущество на цивилизованное становление и внутреннюю безопасность Казахстана. Ежегодно в стране остаются нераскрытыми существенное число правонарушений, в том числе примерно вся вторая кража. Многим бандитам получается долгое время скрываться от следствия и суда.  Такое расположение обуславливается отсутствием действенной профилактики правонарушений, неудовлетворительной эффективностью деятельности органов уголовного преследования.  Требуется активация профилактической составляющей деятельности органов внутренних дел, ключевыми звеньями которой, являются участковые инспекторы полиции, подразделения по делам несовершеннолетних и патрульно-постовой службы.

С первых дней создания самостоятельного, демократического правового государства, в Республике Казахстан уделялось и уделяется неустанное внимание задачам, связанным с преступностью, устранению отрицательных явлений, ей содействующих, подтверждением является принятие Доктрины правовой политики Республики Казахстан на 2010-2020 годы[1]. В Послании народу Казахстана «К свободному, результативному и неопасному обществу» Президент страны особенно подчеркнул: «Мы обязаны ясно понимать, что бывшая система безопасности, которая существовала десять лет, навечно ушла в прошлое»[2].

Беззаконность - центральная загвоздка науки «криминология». С ней связаны все другие задачи, которые либо из нее вытекают, либо привносят в нее свое специфичное оглавление. Следственно уяснение данной загвоздки дозволит несколько в  другом спектре увидеть как теоретический срез исследуемого явления, так и утилитарную важность в разработке направлений по борьбе с данным отрицательным образованием.

Следует сказать, что преступности посвящено крупное число работ. Впрочем все они, как мы предполагаем, не в полной мере отражают существо рассматриваемого проблемного вопроса. Скажем, одни ученые-криминологи исследуют данный феномен только лишь как антисоциальное явление, другие - как антисоциальное и уголовно-правовое, третьи рассматривали его только как уголовно-правовое, четвертые - как общественное и биологическое, пятые - как социальную систему, шестые - как разновидность общественной дисфункции социума и т.д.

Помимо того, беззаконность частенько исследовалась и с позиции общей общественной категории, то есть ее колляции рассматривались через призму разных исторических эр и общественно-экономических и правовых устройств государственности. Изредка интерес изыскателей фокусировался на одной какой-то стороне преступности, скажем, постижение данного явления с позиции статистической его отражаемости, правда получаемые итоги переносились на все явление. Зачастую происходила подмена явления "беззаконность" (как всеобщей категории) на явление "правонарушение" (как единичное либо особенную категорию).

Одним из основных явлений, представляющих угрозу безопасности всякого государства, является беззаконность. В силу сказанного радикальной стратегией борьбы с преступностью было бы предупреждение ее путем постижения и устранения криминогенных факторов. Такая работа начата планомерно в разных странах и получила поддержку мирового сообщества, которая отражена в ряде деклараций и управляющих тезисах ООН, принятых на IV, VI, VII, VIII съездах во 2-й половине прошлого века. Тем не менее, желаемых итогов не было: беззаконность насыщенно росла.

Поводы слабой производительности профилактической работы многочисленны. Одной из них является неудовлетворительно полное представление каждой трудности и глубины данной задачи. Следственно предупреждение преступности в организационном порядке, как водится, возлагается лишь на органы уголовной юстиции. Их вероятности по постижению, и исключительно по устранению серьезных криминогенных факторов весьма ограниченны. Беззаконность детерминируется большим числом причин: экономических, общественных, организационных, общественно-психологических и т.д., которые неподвластны правоохранительным органам. Больше того, настоящее устранение особенно важных причин преступности на современном этапе не под силу обществу в совокупности, от того что они кроются во всех социальных отношениях и связаны с социальными возражениями, которые пока остаются неразрешимыми.

Беззаконность - явление динамичное и приспособительное. Она непрерывно изменяется в новые сферы социальных отношений и человеческой деятельности. Следственно постижение причинного комплекса должно быть непрерывным и системным, а его итоги обязаны реализовываться на макро-микро ярусах в политической, экономической, демографической, организационной, воспитательной, медицинской и других сферах.

В последние годы в Республике Казахстан отслеживается не только рост преступности, но и метаморфоза ее нрава. Превалируют корыстолюбивые мотивы насильственных правонарушений, меняется их ориентация: если десять лет назад такие правонарушения совершались основным образом в сфере досуга и быта, то сейчас - в сфере экономики, предпринимательства, в банковской системе. Беззаконность в Республике Казахстан представляет собой в текущее время одну из особенно болезненных социально важных загвоздок, от того что криминологическая атмосфера в стране остается трудной. Ее обзор свидетельствует о том, что она имеет различия на территориальном ярусе, связанные с неравномерностью становления экономических, общественных, демографических, культурных, географических и других аспектов функционирования административно-региональных единиц.

Невзирая на всю трудность задачи, которая появилась в связи с возникшими возражениями по многим вопросам обстоятельной стороны явления "беззаконность", мы, со своей стороны, ставили лишь одну основную задачу - постараться, применяя познания, как дозволено полнее раскрыть криминологическую природу данного феномена.

Степень научной разработанности. Задачам борьбы с преступностью в Казахстане уделялось существенное внимание в трудах ученых Агыбаева А.Н., Ашитова З.А., Ахметова Б.Ш., Бейсенова Б.С., Бегалиева К.А., Джакишева Е.Г., Джекебаева У.С, Жадбаева С.Х., Жунусова Б.Ж., Каиржанова Е.И., Когамова М.Ч., Миндагулова А.Х., Мауленова Г.С., Нарикбаева М.С., Нуртаева Р.Т., Рахметова СМ., Рогова И.И., Рустемовой Г.Р., Скакова А.Б., Салаева Б.А., Тленчиевой Г.Д. и др.

Теоретические и прикладные проблемы представления и предупреждения преступности в разных типах регионов исследовались в работах М.М. Бабаева, А.Б. Васильева, В.И. Гладких, А.И. Долговой, P.M. Кульбаева, А.Э. Малинского, В.А. Петрова, П.К. Сухова, В.А. Уткина, В.И. Шульги и многих других авторов.

Впрочем в связи с протекающими общественно-экономическими коренными реформированиями, создающими в ряде случаев социальную напряженность и политическую малоустойчивость во многих сферах социальной жизни, надобность борьбы с преступностью остается востребованной. Новые изыскания помогут разработке особенно востребованных мер в реализации задач по борьбе с нею.

Неудовлетворительная разработанность представления преступности, задач организации борьбы с преступностью с учетом нынешней общественно-экономической и преступной обстановки предопределяет надобность изыскания данной темы.

Цель и задачи дипломной работы. Целью работы является совокупный криминологический обзор представления преступности, обусловливающих ее факторов, выработка основных направлений профилактической деятельности в этом направлении.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

- изучать теоретические аспекты представления преступности;

- исследовать состояние, конструкцию, динамику и ярус нынешней преступности в Республике Казахстан;

- разглядеть комплекс причин, оказывающих отрицательное могущество на беззаконность Республике Казахстан;

- разработать теоретические основы предупреждения преступности;

- разработать предложения и рекомендации, направленные на улучшение предупреждения преступности.

Объектом дипломной работы выступают социальные отношения в сфере криминологического представления преступности в Республике Казахстан.

Предметом дипломной работы является постижение представления преступности во связи с общностью геополитических, общественно-экономических, миграционных и иных факторов; знаки, показатели преступности и другое.

Методологическую основу и методологию дипломной работы составили: диалектический способ знания, официально-логичный, исторический, системный, сравнительный, статистический, реально-социологический и иные частные способы.

Теоретической основой дипломной работы послужили разработки в области философии, всеобщей теории права. В работе использованы фундаментальные изыскания экспертов отраслевых наук: уголовного и уголовно-исполнительного права, криминологии.

Нормативной основой дипломной работы являются Конституция Республики Казахстан, действующее уголовное, уголовно-исполнительное и иное право Республики Казахстан.

Научная новизна дипломной работы. Дипломная работа представляет собой комплексное изыскание, посвященное криминологическому обзору представления преступности,  автором собран, проанализирован довольный объем теоретических и нормативно-правовых материалов о нынешней преступности, общественно-экономических и других факторах преступности, приводятся итоги и предложения по улучшению предупредительной деятельности по борьбе с преступностью в Республике Казахстан.

Фактическая важность содержащихся в дипломной работе расположений и итогов обусловлена их теоретико-прикладным нравом, направленностью на активацию борьбы с преступностью, изыскании ряда задач общественной жизни современного социума и организации деятельности по предупреждению и  профилактики правонарушений. Содержащиеся в дипломной работе расположения, итоги и итоги, в частности криминологические колляции представления преступности, могут быть использованы в научно-исследовательской деятельности, учебном процессе преподавания курса криминологии в высших учебных заведениях, при подготовке лекций и учебных пособий по данной тематике.

Структура дипломной работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы.


1 Теория преступности

1.1 Преступление и преступность как объекты криминологического анализа.

Источником социальных потребностей, диктующих необходимость развития криминологии, выступает проблема, с которой сталкивается практически любое государство и общество. Имя этой проблемы — преступность. Однако если для общества понятие «преступность» зачастую имеет весьма стороннее значение, то для государства, призванного регулировать общественные отношения с помощью установленных им норм права, любая социальная проблема, требующая государственного решения (урегулирования), должна иметь четкие очертания. Такие четкие грани проблемы (процесса, явления) может определить только наука, глубоко изучившая данную проблему. А для любой науки главным вопросом является прежде всего вопрос терминологии, которой она оперирует для разработки и научно обоснованного решения проблемы. Поэтому понятие преступности имеет для научных криминологических исследований основное значение.

Вместе с тем не меньшее значение отводится криминологией и понятию преступления как единичного факта преступного поведения, образующего в своем множестве (совокупности) социальное явление преступности. Но в отличие от уголовного права, дающего правовое понятие преступления, для криминологии данный феномен представляет значение лишь в качестве обнаружения в нем признаков, характеризующих не просто один факт деяния, а отражающий закономерности явления преступности в целом.

Так, криминология изучает не кражу из гардероба Большого театра норковой шубы, принадлежащей гражданке Ивановой, с целью установления в данном факте признаков состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ, а кражи чужого имущества с точки зрения выяснения их распространенности в том или ином регионе (общего количества, уровня этих преступлений в расчете на определенное количество населения, динамики показателей их совершения за определенные отрезки времени, доли в общей массе совершенных преступлений, размера нанесенного ущерба и т.д.), причин и условий совершения данных преступлений, характеристик личности воров, особенностей предупреждения [3].

Уже одним этим примером можно определить наличие тесной связи между отдельными преступлениями и преступностью в целом, подчеркнуть их единую криминологическую сущность. Конечно, уголовно-правовое определение преступления как запрещенного уголовным законом под угрозой наказания общественно опасного виновного деяния (ст. 14 УК РФ) имеет большое значение для применения норм уголовного права. Но это лишь одна сторона (уголовно-правовая) познания преступления как юридического факта. Другая же, более емкая по содержанию сторона, включающая не только правовые, но и социальные аспекты, связана с выявлением того существенного общего, что лежит в основе соотношения преступления и преступности.

С точки зрения статистики можно сказать, что преступность — это сумма преступлений. Однако помимо количественной нужна еще и качественная оценка, которая связана с социальной природой преступности как явления. Необходима, следовательно, глубокая характеристика именно взаимосвязи преступления (как социального факта) и преступности (как социального явления), позволяющая выйти на уровень опять-таки более глубоких философских обобщений.

Философская оценка преступности основывается на том, что данное явление не существует независимо от реального мира, в котором живут и действуют люди, оно социально обусловлено. Преступления совершают люди. Поэтому, и (учим конкретное преступление, анализируя психологически человеческого действия, соединяет его с социологическим аспектом: переходит от индивидуальных поступков к действиям в массе, совокупности, к содержанию общественных отношений. При этом все преступления рассматриваются в единстве и выражают целостность. Их множество и превращается в массовое явление. Исследование этого явления должно охватывать все необходимые стороны действий и людей, выразившихся в преступлениях. Данное массовое явление и есть преступность.

Легко можно представить себе то или иное конкретное преступление, особенно если был его очевидцем. Но нельзя быть очевидцем преступности в целом как явления, и поэтому трудно представить себе характеристику всей массы преступлений — явления в целом. Налицо своеобразное противоречие. Оценивая отдельное преступление изолированно от преступности в целом, т.е. вне системы общественных отношений, мы можем получить об этом только абстрактное представление. Объектом внимания окажется изолированный человек и его деяние. Преступность в целом будет выглядеть лишь как механическая сумма преступлений. Оценивая же преступность в целом независимо от отдельного преступления, мы теряем возможность увидеть то основание, на котором возникают и изменяются определенные общественные отношения. Взятые в отдельности названные подходы, по существу, исключают друг друга. Преступление и преступность могут быть исследованы только во взаимосвязи, они находятся в диалектическом единстве. Однако эти понятия имеют и характерологические различия. Их рассмотрение связано с тем, что в одном случае мы говорим о деянии (поведении) отдельного человека, а в другом - о совокупности поведенческих актов множества людей. Первое в отличие от второго - это психологический уровень исследования. Второе в отличие от первого - социологический уровень. Налицо два самостоятельных, но тесно взаимосвязанных друг с другом уровня исследования[4].

Какие знания мы получаем, исследуя, с одной стороны, преступное поведение конкретного человека (преступление), а с другой - сумму, совокупность индивидуальных преступных действий (преступность), представленных в виде явления? Отвечая на данный вопрос, надо сказать, что здесь трудно жестко разделить характер знания. Ведь социальное (хотя это и иной уровень по сравнению с деятельностью отдельного индивида) вырастает на фундаменте многочисленных индивидуальных действий (индивидуальных потребностей и т.д.) - на психологическом фундаменте поведения конкретного человека. Другой основы появления социальное не имеет: всеобщее является опосредованным продуктом частного, единичного. Это всеобщее содержит знания и о «социальном» и о «психологическом». По существу, речь идет, если можно так сказать, о двух сторонах одного и того же тезиса. Следовательно, ведя речь, с одной стороны, о преступном поведении конкретного человека (о преступлении), а с другой - о сумме, совокупности индивидуальных преступных действий (о преступности), представленных в виде явления, мы получаем единое знание. Оно как раз и называется криминологическим. Здесь в известной мере снято противопоставление преступности и преступления. В данном случае нельзя ограничиваться знанием либо о том, либо о другом. Центральным становится вопрос получения знания вообще о преступлениях. Это, однако, не исключает возможности и необходимости раздельного изучения преступления (социального факта) и преступности (социального явления). Напротив, такое изучение обогащает криминологическое знание.

В то же время для криминологического знания важно понимать не только сущность взаимосвязи явления преступности и факта преступления, но и взаимосвязи преступления и правонарушения. Ведь имея признаки уголовно наказуемого деяния, преступление содержит одновременно общие свойства деяний, нарушающих нормы права. Здесь, по существу, ставится знак равенства между тремя понятиями: противоправное поведение, неправомерное поведение, правонарушение. Все они обозначают одно и то же явление: поведение, общественно вредное и потому запрещенное российскими законами, нормами российского права. Такое поведение причиняет или способно причинить вред правам и интересам граждан, коллективов, государства и общества в целом, препятствует поступательному развитию российского общества. Особенно это относится к преступному поведению. Общественная опасность данного поведения проявляется наиболее ярко. Поэтому оно и является предметом специального исследования.

Ясно, что любые запрещенные законом поступки людей являются правонарушениями, противоправными действиями. Классифицируются они (помимо всего прочего), как правило, согласно видам ответственности, установленным законодательством. Преступление является уголовным правонарушением. Это наиболее опасный и тяжкий вид правонарушения.

Поэтому в криминологических исследованиях он обычно выделяется из всей системы правонарушений, вследствие чего сам термин «правонарушение» употребляется в двух смыслах: преступления и другие противоправные действия. Оценивая преступление с криминологической точки зрения, мы говорим о преступном поведении. Оценивая же другие правонарушения, также исходя из понятий криминологии, мы ведем речь о непреступных формах противоправного (антиобщественного) поведения. Изучение лица, совершившего преступление, имеет своим результатом переключение внимания с преступления на преступника. Это связано главным образом с Поэтому в криминологических исследованиях он обычно выделяется из всей системы правонарушений, вследствие чего сам термин «правонарушение» употребляется в двух смыслах: преступления и другие противонравные действия. Оценивая преступление с криминологической точки зрения, мы говорим о преступном поведении. Оценивая же другие правонарушения, также исходя из понятий криминологии, мы ведем речь о непреступных формах противоправного (антиобщественного) поведения. Изучение лица, совершившего преступление, имеет своим результатом переключение внимания с преступления на преступника. Это связано главным образом с необходимостью криминологического изучения личности преступника и оказания профилактического воздействия на конкретного человека, отдельных лиц. За преступлением следует наказание преступника за совершенное им деяние в меру его вины. Но это уже особая проблема уголовного права[4].

Ведя речь о совокупности преступлений, мы говорим о преступности как явлении. Говоря же о совокупности правонарушений (непреступных формах противоправного поведения), можно вести речь о таком явлении, как правонарушаемость. Высказывается мнение, что такую совокупность можно назвать и противоправностью. Однако это не противоречит понятию «правонарушаемость» (они, по существу, тождественны). Строго говоря, понятие «правонарушаемость» включает в себя и преступность, точно так же, как понятие «правонарушение» включает в себя преступления. Понятие «правонарушаемость» шире понятия «преступность». Но они тесно связаны друг с другом. Их взаимосвязь особенно очевидна тогда, когда мы говорим о состоянии общественного порядка.

Что именно, когда и почему закон относит к числу преступлений? Что именно, когда и почему государство перестает считать преступным? Ставя эти вопросы, ученые отвечают на них так: «Определить в уголовном законе деяние в качестве общественно опасного, виновного и наказуемого - значит криминализовать деяние. Исключить из уголовного закона деяние, которое более не считается общественно опасным, виновным и наказуемым, - значит дек- риминализовать его». Именно поэтому учение о преступлении в теории уголовного права занимает центральное место. Эта проблема является отправной для всего уголовного права. Без понимания данного вопроса нельзя составить полного и правильного представления о всей системе уголовного права и уяснить, какой смысл вложил законодатель в конкретную правовую норму. С этим связано и решение целого ряда криминологических проблем. В итоге все сводится к одному главному вопросу: что признается преступлением, а что таковым не признается? На данный вопрос, имеющий и криминологическое значение, можно ответить только с помощью уголовного права.

Известно, что не всякое деяние, обладающее высокой степенью общественной опасности, признается преступлением. Преступление — это всегда синтез двух составляющих, общественной опасности деяния и его оценки государством. Только государство может запретить деяние под страхом уголовного наказания. Криминология, изучая общественную опасность деяний, не стоит в стороне от того, что признается преступлением, а что таковым не является. В противном случае криминология потеряла бы свою правовую базу для исследования преступности как явления, имеющего и социально-правовую сущность, а не только социальную.

Под влиянием криминологии в последние годы активно изучаются разнообразные социальные аспекты правонарушений, их сущность, природа. Конечно, правонарушения определяются таковыми законом, но этим их характеристика не исчерпывается. Для криминологии действия людей никогда не поглощаются правом. Эту науку интересует содержательная оценка действий. Давая ее, «не следует упускать из виду, что грань, отделяющая преступление от иных видов правонарушений, изменчива и условна». Именно поэтому криминология изучает не только преступность, но и различные социальные противоречия, связанные с отклоняющимся поведением людей вообще (в том числе противоправным). Это такое поведение, которое может привести к совершению преступления. Для криминологии важна в первую очередь ценностная характеристика общественных отношений как объектов не только правовой, но и социальной охраны.

Многие поступки людей, не определяемые правом, приносят социальный вред, так как их криминогенное действие достаточно ощутимо. Поэтому криминология не оценивает преступление только как один из видов правонарушения. Она связывает его с антиобщественным поведением в целом, рассматривает его как завершающий этап в генезисе такого поведения.

Понятием «преступление» охватывается весьма широкий круг поступков, причем в высшей степени разнохарактерных. При этом закон должен стремиться проводить однозначную границу между преступным и непреступным поведением. В принципе деяние не может быть «немножко преступным и немножко непреступным».

Однако, сугубо уголовно-правовой подход к оценке преступления. Данную проблему решает уголовное право.

Криминология же к этому вопросу подходи i гик преступлению обычно предшествует совершение ряда антиобщественных поступков. Оно начинается с возникновения отдельных негативных свойств, проявляющихся в менее опасных поступках, и, разминаясь, становится закономерным следствием такого поведения (что характеризует «криминальную биографию» преступника). Но криминология сама выбирает из жизни такие поступки. Этот вопрос не регулируется правом, по крайней мере уголовным. И в то же время любому поступку требуется юридическая квалификации, особенно в случаях, затрагивающих права и интересы граждан, общества, государства. Отсутствие такой квалификации во многом сказывается на характеристиках правонарушений[5].

Конечно, часто трудно дать правильную не только юридическую, но и политическую оценку действиям, лежащим на грани нарушения социальных, моральных, административных, уголовно-правовых норм. Нельзя за малозначительное деяние привлекать человека к уголовной ответственности, считать его преступником (хотя он правонарушитель), совершенно не нужно многим деяниям давать оценку как преступлениям. Это необоснованно расширяет круг деяний, считающихся преступлениями, искажает, по сути, картину преступности. Более того, такое положение влияет и на состояние предупреждения правонарушений. Возникает вопрос: что, собственно, мы предупреждаем - правонарушения вообще или преступления? Для криминологии это очень тонкий вопрос, говорящий о ее компетенции.

Понятие преступления возникает впервые тогда, когда организуется государство, когда люди устанавливают правила, нарушение которых представляет собой деяние, именуемое таковым. Преступление - это всегда такое деяние, которое государство признает опасным для своих, общественных и частных интересов граждан. Понятие преступления - оценочное понятие. Оно есть определенное качество, совокупность ряда существенных для него свойств, таких, как общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость. Это - индивидуальный, сознательный человеческий поступок, его совершают вменяемые люди, достигшие определенного возраста. Решение в механизме совершения преступления  это решение выбора между преступлением и правомерным действием. Преступлением, однако, может быть не только действие, но и бездействие. В любом из таких случаев преступление - вариант аморального поведения, выпадающего из обычных правил. Преступление всегда причиняет вред личным или общественным интересам. Этот вред может быть моральным и материальным одновременно. Всякое преступление имеет свою структуру, свои уголовно-правовые признаки, без которых не существует преступления как уголовно-правового факта.

Понятие преступления как акта человеческого поведения определяется государством и изменяется со сменой общественных отношений. Обычно преступление рассматривается в следующих аспектах[6]:

акт человеческого поведения;

преступное деяние;

общественно опасное деяние;

уголовная противоправность (нарушение уголовно-правовой нормы).

Первые два аспекта (акт человеческого поведения и деяние) изучаются, как правило, в единстве. Анализ же всех этих аспектов в целом дает представление о структуре (составе) преступления, которая включает четыре элемента.

Объективная сторона поступка - конкретные действия (или бездействие), которые были совершены лицом, включая способ действия, примененные средства, наступившие (или возможные) результаты.

Субъективная сторона поступка - мотивы, цели, степень сознания и предвидения последствий, характер волевого отношения к ним (желание, допущение и т.д.).

Объект поступка - социальная ценность, на которую он направлен, которой причинен вред.

Субъект поступка - лицо, совершившее деяние.

Все эти вместе взятые элементы (объект и объективная сторона, субъект и субъективная сторона) образуют состав преступления. Отсутствие любого из них разрушает понятие «преступление». Ответственность за деяние наступает только тогда, когда имеется состав преступления. И это предусмотрено законом. Лицо, совершившее деяние, привлекается к ответственности только на основании закона.

Нельзя регулировать поведение людей, не устанавливая и не оценивая ответственности за поступки. Признание личной ответственности было бы лишено всякого смысла, если бы оно не было порождено потребностью регулировать общественные отношения в  определенном направлении, сообразно установленным нолям. Каждый поступок всегда должен как-то оценивши и Уголовно- правовая оценка того или иного действия это результат отношения государства к факту. Именно правильность уголовно-правовой оценки действия (мни бездействия) помогает людям корректировать свое повеление с учетом общественных потребностей. Индивидуальное поведение при этом регулируется главным образом правом. Здесь преследуется цель не попустить совершения преступления[7].

Названные признаки преступления относятся в основном к правовой природе деяния. Однако это вовсе не означает противопоставления социальной природе преступления Понятно, что правовые признаки не исчерпывают всех социальных свойств преступления. С одной стороны, его социальная оценки является производной от юридической, когда речь идет о противоправности, вине, ответственности и т.д. С другой стороны, она занимает ведущее место, когда характеризуются причины и условия преступления, лич- ность, совершившая это деяние, и т.д. Оценивая же преступление в целом, необходимо иметь в виду его социально-правовую природу, взаимосвязь юридического и социологического. Эти обстоятельства предопределяют криминологический подход к изучению преступления. Важно обратить внимание на два момента.

Во-первых, с юридической точки зрения криминологический подход исключает необходимость выработки специального понятия преступления. Понятие, данное уголовным правом, включает в себя все правовые признаки, являющиеся для криминологии существенными.

Во-вторых, с социологической точки зрения криминологический подход предполагает анализ преступления как реального общественного явления. Понятие преступления при этом выносится за рамки, очерченные уголовным правом. Поэтому в качестве существенного и обязательного условия требуется исследование социального содержания преступления и его взаимосвязей.

Как эти два вопроса связаны с криминологией? В первом случае преступление рассматривается как уголовно-правовая проблема, а во втором - как специфически социальная. Второй аспект в криминологии превалирует. Данный аспект возникает в криминологии в связи с объяснением следующих вопросов: почему человек, включенный в систему ценностей, норм, запретов и тому подобных категорий современной ему культуры, тем не менее совершает преступление вопреки этим велениям и запретам; какие должны быть созданы условия, чтобы человек, оказавшись в конфликтной ситуации, был в состоянии найти выход, оставаясь в пределах социальных, нравственных и правовых норм? Первый вопрос рассматривается в криминологии в связи с личностью, причинами и условиями преступления, преступного поведения личности. Решение же второго имеет большое значение для предупреждения антиобщественного поведения, в том числе преступного.

Криминологическое исследование преступления предусматривает изучение и личности человека, совершившего деяние. Понятия «деяния» и «деятель» с точки зрения их социальной сущности оцениваются криминологией в единстве. Поэтому нельзя говорить, что преступление всегда опаснее правонарушителя или наоборот. Нет преступления без человека, так же как нет личности преступника без преступления. Опасность их, следовательно, с позиций криминологической науки одна и та же. В преступлении проявляется отношение между личностью и обществом. Неуважение к социальному порядку устанавливает прямую и непосредственную связь между деянием и деятелем. В этой связи противоречий нет. Они, как трактует криминология, возникают в результате неуважения к социальному порядку, проявляющегося со стороны преступника с его преступлением.

Явления и процессы, рассматриваемые на уровне общества, не тождественны процессам, соответствующим индивидуальной жизнедеятельности членов общества. Эти уровни характеризуются своими особенностями. Каждое отдельное преступление конкретно и индивидуально, поэтому термины «отдельное преступление» и «конкретное преступление» употребляются как синонимы. Но преступление, как и всякий человеческий поступок, представляет собой результат взаимодействия индивидуальных свойств личности и объективной (внешней для индивида) ситуации, в которой человек принимает конкретное поведенческое решение, как ему поступить. Такой внешней объективной ситуацией для преступления, если говорить в самом общем плане, является социальная среда, общество. Складываясь из отдельных индивидуальных преступных актов, преступность образует явление, резко отличающееся от составляющих его частей (целое всегда является чем-то большим, чем сумма его частей). Это явление объективно существует в обществе. Именно криминология ставит перед собой вопросы: «Чем же отличается преступность от отдельного преступления? Как объяснить то положение, что взятые поодиночке явления обладают одними свойствами, но если их же рассматривать в целом, свойства этого целого становятся другими, отличными от данное целое частей?

Ответ на эти вопросы выглядит следующим образом: если каждое отдельно взятое преступление могло случиться, а могло и не случиться, могло быть, а могло и не быть, иначе говоря, рассматривается как случайное явление, как социальный факт, то совокупность таких фактов не только может, но на данной ступени развития общества и должна существовать. Конкретный человек может совершить, а может и не совершить преступление. Преступность же как явление существует потому, что люди все-таки совершают преступления. Речь идет о том, что преступность в целом есть явление закономерное для конкретных условий конкретного общества. Необходимое прокладывает себе дорогу через массу случайностей. Именно такое понимание соотношения преступности и преступления лежит в основе криминологического учения.

Криминология трактует преступление как единичное образование. Преступность же - это множество, составленное из всех этих индивидуальных событий, образующих в своей массе явление. Данное явление также можно рассматривать в качестве индивидуального объекта, но уже более высокого уровня. Преступность по сравнению с преступлением допустимо представлять как индивидуальный объект высшего уровня. Индивидуальный объект низшего уровня (преступление) рассматривается как категория случайная. Конкретные преступления, из которых складывается преступность, совершаются независимо одно от другого и носят случайный характер. Индивидуальный же объект высшего уровня (преступность) - категория необходимая. Преступность характеризуется целостностью и сложностью, множественностью и разнообразием связей с другими социальными явлениями. Во всем этом и проявляется качественное различие между преступлением и преступностью. Преступление - это отдельное, а преступность - общее. Следовательно, преступность (как общее) существует лишь в конкретных преступлениях (в отдельном). Поэтому изучение преступлений есть в какой-то мере познание преступности[8].

Но это не означает, что преступление можно сравнить с преступностью. Это не два разных по величине, но похожих, а тем более одинаковых явления. Преступление никогда не бывает просто уменьшенным во много раз подобием преступности. Преступность обладает самостоятельной формой движения. При этом проявляются такие связи с другими явлениями, которые нехарактерны для отдельного преступления

1.2 Преступность как социально-правовое явление. Криминологические показатели и взаимосвязи преступности

Преступность представляет собой собирательное понятие. Она, однако, не есть абсолютно однородное явление. В реальной действительности преступность характеризуется как весьма пестрая совокупность различных актов индивидуального преступного поведения. Учитывая единство преступления и лица, его совершившего, преступность следует оценивать как совокупность не только преступлений, но и преступников. Преступность формируется в массовое 1 явление, преодолевая индивидуальные черты преступлений и преступников, одновременно вырабатывая общие, обобщенные признаки, характерные для всей совокупности. Это не просто сумма, а органическая итоговая совокупность, характерная для определенной территории и конкретного времени. Понятие «сумма» определяет лишь формально количественную сторону преступности, а понятие «совокупность» - еще и качественную.

Преступности как явлению соответствует диалектическое единство всех ее признаков и свойств: преступность как массовое явление, как социальное и как правовое явление, преступность как исторически изменчивое явление. Это единство признаков и свойств дает о преступности хотя общее, но цельное знание. Благодаря именно диалектике знания о преступности обретают единство (диалектическое единство). Наряду с этим диалектика является и необходимым условием плодотворной практической деятельности, обеспечивающей контроль над преступностью как явлением, которому соответствует единство всех его признаков и свойств.

Необходимо указать еще на одно свойство (признак) преступности: она представляет собой антинародное явление, т.е. имеет антиобщественный характер. Она направлена против интересов людей, общества и государства в целом.

Признаки и свойства преступности определяют ее понятие. Преступность есть относительно массовое, исторически изменчивое, социально-правовое, антиобщественное явление, слагающееся из совокупности действий, запрещенных уголовным законом (преступлений), совершаемых в данном государстве в тот или иной период времени[9].

К сказанному, однако, надо добавить еще и некоторые уточняющие моменты, которые дополняют характеристику преступности как социально-правового явления: преступность слагается не только из преступлений, но и лиц, их совершающих;

преступность (в отличие от преступлении) представляет собой в известном смысле абстракцию;

совокупность уголовно наказуемых деяний, совершенных в данном государстве, оценивается не только  точки зрения настоящего, но также прошлого и будущего времени; в этом смысле мы и говорим о тенденциях преступности и ее закономерностях;

для полной оценки преступности необходимо знать о се социальных последствиях.

Все указанные признаки и свойства преступности характеризуют состав преступности. Данное криминологическое понятие имеет тот же смысл, что и уголовно-правовой смысл состава преступления. То есть без этих признаков (свойств), образующих преступность, собственно, и нет преступности в ее криминологическом понимании, как нет и не может быть преступления в уголовно-правовом смысле без наличия всех четырех элементов его состава (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона) [10].

Преступность включает в себя не только преступления как таковые, но и однородные группы преступлений. Поэтому в данном явлении можно обнаружить общее (преступность в целом), особенное (однородные группы преступлений) и единичное (преступление). Принято выделять также виды и элементы преступности. Определение этих понятий имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

Преступность в целом делится на два основных вида: первичную (совокупность первичных преступлений) и рецидивную (совокупность рецидивных преступлений). Каждый из этих видов распадается на два других - преступность мужчин и преступность женщин. При дальнейшей классификации и преступность мужчин, и преступность женщин делятся, в свою очередь, еще на два вида: преступность взрослых и преступность несовершеннолетних. Дополнительно к видам преступности можно отнести: городскую преступность, сельскую преступность, преступность в конкретных регионах, организованную преступность, профессиональную преступность и др. В каждом из видов преступности могут выделяться различные группы преступлений. Это помогает конкретизировать изучение многих проблем, главным образом практических.

Криминологией выработаны основные показатели преступности, с помощью которых можно увидеть, что представляет собой это социально-правовое явление. Они подразделяются на количественные и качественные. К количественным показателям традиционно относятся: состояние, уровень, динамика преступности. К качественным - структура и характер преступности[11].

Состояние преступности - это число совершенных преступлений, а также число лиц, их совершивших, на той или иной территории за конкретный период времени. Показатели состояния выражаются только в абсолютных цифрах. Однако, говоря о преступности в целом и давая ей общую оценку, допустимо иногда пользоваться термином «общее состояние преступности». Смысл этого термина сводится к одновременной оценке всех пяти показателей преступности.

Уровень преступности иногда называют коэффициентом преступности. Уровень преступности - относительный ее показатель. Он исчисляется из количества преступлений, совершенных на той или иной территории за определенный период, в расчете на то или иное количество жителей, например на десять или сто тысяч. Показатели уровня выражаются только в относительных цифрах. Для более точного определения уровня преступности следует учитывать не все население, а лишь те возрастные группы, представители которых могут быть привлечены к ответственности за преступление в соответствии с действующим уголовным законодательством. Нередко при расчетах принимается во внимание только криминально активная часть населения, т.е. исключаются не только дети, но и постаревшая часть населения, поскольку на таких лиц приходится очень незначительная доля совершенных преступлений.

Динамика преступности характеризует преступность в движении (изменении) в пределах конкретных периодов времени. Динамика преступности - это изменение показателей состояния, уровня, структуры и характера преступности за определенные отрезки времени. Обычно динамика преступности отражает изменения количественных показателей преступности по месяцам, кварталам, полугодиям, годам, пятилетиям, десятилетиям.

Преступность рассматривается в движении и изменении. Время - непременный атрибут данного явления. Для научного изучения преступности необходимо знать, как данное явление возникло, какие основные этапы в своем развитии проходило (прошло), чем оно стало теперь и каким оно может оказаться в будущем. Поэтому состояние, уровень, структура и характер преступности, взятые вне динамики, становятся простой фотографией того явления в его статике. При этом внимание акцентируется на той стороне изучаемого явления, которая характеризует его относительную устойчивость. Динамика позволяет выяснить не просто состояние, уровень, структуру преступности, но и ее движение, связь, преемственность состояниями данного явления в различные периоды времени, превращение одного состояния в другое, выросшее, но качественно от него отличающееся. Динамика преступленийтакже органически соединить состояние преступности с позицией прошлого и настоящего, разрабатывать соответствующие прогнозы[12].

Структура преступности является важным понятием в криминологии. Поскольку преступность не простоя арифметическая сумма отдельных преступлений, то между ними существуют определенные отношения. Совокупность преступлений и отношения между ними есть структура преступности. Она определяет долю отдельных видов и категорий (групп) преступлений в общем числе всех преступлений, совершенных на той или другой территории за конкретный период. Если состояние и уровень выражают главным образом количественную сторону преступности, то структура — в основном качественную. С помощью всех названных элементов (состояние, уровень и структура) определяется количественно-качественная характеристика преступности. Познать структуру преступности - значит раскрыть важнейшую сторону сущности этого явления. Данную задачу нельзя решить без структурного объяснения. Оно сводится к двум основным проблемам: к объяснению внутренних сторон преступности, взаимосвязей (отношений) преступлений, способа их сочетания в единое целое и к определению степени общественной опасности преступности, установлению ее места в системе социальных явлений в целом. Думается, что о структуре преступности можно говорить (с известной долей условности) и относительно лиц, совершающих преступления. Этому будут соответствовать типология и классификация преступников.

Характер преступности - качественный показатель преступности, отражающий по своей форме структуру преступности и отличающийся по содержанию от таковой лишь тем, что характеризует долю особо тяжких преступлений в общей совокупности преступлений. Для вычисления показателя характера преступности в ее совокупность включаются зарегистрированные преступления, за совершение которых уголовным законом устанавливается срок лишения свободы свыше десяти лет или более строгое наказание. По сути характер преступности отражает степень ее общественной опасности[13].

Криминология рассматривает преступность как явление общественной жизни и изучает ее с этой стороны, не игнорируя правовых характеристик. Социальный и правовой аспекты - это две стороны преступности, представляющие ее нераздельное единство. Преступность - объективная социальная реальность. Она социальна потому, что слагается из поступков (преступлений), совершаемых людьми и против людей, общества, государства. Социологический подход дает возможность выяснить историческую обусловленность существования преступности, раскрыть ее социальную сущность. А социальная сущность преступности состоит в ее антиобщественном характере, в противоречии интересам граждан государства. Преступность как социально детерминированное явление зависит от характера условий социальной жизни общества. Но и условия правового режима играют здесь также ведущую роль. Поступки (преступления), совершаемые людьми против общества, имеют и правовую характеристику, они описаны в законе. Эти поступки являются нарушением норм права. Именно из этого вытекает правовая сущность преступности, это выдвигает данное явление в число правовых. При изучении преступности необходимы, следовательно, как социологические, так и правовые исследования.

Криминология рассматривает преступность как явление, как развивающийся целостный организм. Этот организм анализируется главным образом в двух аспектах: социальном и правовом. Но это не означает, что допустимо целостную характеристику преступности и ее сущности представлять в раздвоенном виде - как правовую сущность и как социальную сущность.

Сущность всегда есть внутренняя и единая характеристика явления. За явлением всегда надо уметь разглядеть сущность. Нельзя говорить, что внутренняя сущность преступности социальная, а внешняя - правовая или наоборот. У данного явления нет какой- то первой и какой-то второй сущности, внешней и внутренней. Нет также важной и неважной сущности. Сущность преступности одна - социально-правовая. Она не означает полного сведения к ней всех показателей существования данного явления. Сущность глубже, а явление - богаче, многообразнее, но они взаимосвязаны. Сущность всегда проявляется и определяет явление, а любое явление существенно не само по себе, а в связи с выражением сущности. Поэтому нельзя отрывать сущность преступности от ее  существования и считать, что первое соитии.im и торос опоминается с точки зрения права или наоборот, и  правовое и преступности слиты воедино, поскольку им сущности явления без его существования, которое и есть основное проявление сущности. И нет существования явления без сущности, которая обеспечивает и определяет существование явлении Сущность, будучи устойчивой по отношению к явлению, постоянно и «меняется (изменяется и она сама, и представление о ней). Сущность у преступности, таким образом, одна. С ее изменением или исчезновением меняется или перестает существовать данное явление. Сущность есть внутренняя определенность преступности как явления. Сущность преступности - основополагающий момент при исследовании всех иных аспектов этого социально-правового явления[14].

Сущность любого сложного объекта раскрывается на уровне его системного исследования. Однако объекты (явления, процессы), представляющие собой системы, могут изучаться и системно, и не системно. Это касается и преступности как социально-правового явления. Дело в том, что понятие «система» употребляется ныне очень широко, а слово «система» -одно из самых многообразных. Чтобы ответить на вопрос: «Что такое система?», надо прежде всего знать, чем она отличается от не системы. К примеру, преступность может быть представлена как простая сумма преступлений, суммарное множество, и как таковая преступность системой не является. Но преступность может быть представлена и как целостное единство всей совокупности преступлений, или как интегральное образование составляющих ее элементов, компонентов. Уже из этого примера мы видим, что различие суммарных и целостных множеств состоит в феномене интеграции. Именно интегральная целостность, или интегральное единство, есть базовый признак системы. Из этого же примера можно сделать вывод о том, что преступность может изучаться и как система, и как не система, т.е. системно и не системно. Преступность - социальная система. Она обладает всеми признаками системы. Отсюда - необходимость ее системного исследования[15].

Для преступности характерен комплекс взаимосвязанных компонентов. Она обладает структурой. Во взаимодействии со средой преступность может рассматриваться как компонент высшей по отношению к ней, более широкой системы (социальной системы общества). Виды преступности (условно -компоненты) обладают по отношению к ней свойствами подсистемы. Компонентами преступности могут считаться и отдельные преступления, в этом плане сама преступность как система представляет собой взаимосвязь образующих ее компонентов, их целостность. Преступность динамична, т.е. она постоянно изменяется под влиянием внешнихусловий, глобальной социальной системы. Как компонент этой глобальной системы, преступность определенным образом воспроизводит себя, непрерывно изменяясь. С изменением преступности в. целом изменяются (видоизменяются) ее компоненты. С изменением компонентов - отдельных преступлений и видов преступности - изменяется и преступность в целом. Происходят внешние и внутренние изменения преступности как явления.

Преступность - особое явление, в сущности, это система, обладающая качествами, в известной степени отличными от тех, которыми обладает каждый из ее компонентов (а иногда и качествами, вообще отсутствующими у одного или даже нескольких компонентов).

Преступность обусловлена общественными отношениями, что означает репродукцию этих отношений и взаимозависимостей, связанных с данным явлением. Такие отношения и взаимозависимости представляют собой формирующие факторы, обусловливающие систематическое и повторяющееся проявление. Преступность, следовательно, тоже выступает как закономерное явление. Важно, стало быть, учитывать взаимосвязь различных условий, в которых проявляется преступность. Необходимо в широком смысле слова видеть и вскрывать все те явления общественной жизни, которые свидетельствуют о взаимосвязи с преступностью.

Изучение преступности предполагает выявление ее взаимосвязи с характером демографических, экономических, культурных процессов, происходящих в регионе, территориальной общности, образующей своего рода социальную группу, объективной основой которой выступают различия в условиях жизни людей в Местах их постоянного поселения. Речь идет о региональном анализе преступности, о ее специфике в том или ином регионе, об особенностях самого региона.

Регионом принято считать часть территории с Однородными природными условиями и характерной направленностью развития  производительных сил на основе сочетания  природных ресурсов с материально-технической базой,  социальной инфраструктурой. Очевидно, что определение дает основания относить к регионам любую час п. территории страны, отвечающую перечисленным выше признакам, не зависимо от ее правового статуса (национально-государственное сознание, административно-территориальная единица, комплекс). Например, регионы могут делиться на крупные экономические районы, национально-государственные, административно- территориальные единицы. Возможны и иные виды деления. Соответственно этому и определяется география преступности. В связи с этим мы и говорим о региональном изучении преступности, имея и виду, например, проблемы предупреждения преступности в городах, в сельской местности и т.д.

Сравнительный региональный подход к изучению преступности позволяет фиксировать не только общие закономерности, но и специфику движения причин и условий данного явления, особенности местного его проявления. Это создает предпосылки для дифференциации мер предупреждения преступности, профилактики преступлений с учетом особенностей и перспектив развития региона. Здесь специфика региональной преступности не отрывается от особенностей самого региона. В противном случае региональный анализ теряет свой смысл. Он становится формальным.

Особое значение в практике предупреждения преступности в отдельном регионе приобретают комплексные программы (планы) предупредительной деятельности. По характеру решаемых проблем они являются (или должны являться) именно региональными, в том числе краевыми, областными, городскими. Надо иметь в виду, что такие региональные планы (программы) направлены на решение локальных задач на данной территории (как правило, в масштабе края, области, города и даже района), на обеспечение эффективного использования имеющихся сил, средств и методов, необходимых для целенаправленного предупреждения преступности[16].

Преступность, как правило, оценивается по официальным (зарегистрированным) показателям. Однако нельзя не учитывать, что уголовная статистика фиксирует далеко не все преступления. Довольно большая масса совершаемых преступлений по тем или иным причинам не попадает в орбиту уголовной регистрации. Такая часть преступности называется латентной (скрытой). Латентная преступность образуется из совокупности преступлений, по каким-либо причинам не попавших в орбиту внимания органов, которым по закону предоставлено право расследовать или рассматривать дела о совершенных преступлениях, не выявленных этими органами и не нашедших отражения в учете уголовно наказуемых деяний, т.е. незарегистрированных официальной системой уголовно-правовой регистрации.

В криминологии проблема латентной преступности давно является предметом особого исследования. В криминологической литературе выделяется несколько групп латентности преступлений: естественная латентность, пограничные ситуации и искусственная латентность.

Первая группа - преступления, о которых представителям учреждений, организаций или отдельным должностным лицам неизвестно по причине отсутствия информации о таких преступлениях. Часто это происходит в силу того, что люди просто не заявляют в официальные органы об известных им фактах преступлений.

Вторая группа - случаи, когда факт преступления обнаруживается, но по различным причинам оно не осознается как преступление лицом, его обнаружившим.

Третья группа - преступления, которые в нарушение закона не признаются таковыми теми, кто должен их регистрировать, укрываются должностными лицами[17].

Выделяются и другие группы, в какой-то мере соответствующие названным, а именно: преступления, которые не известны никому, кроме разве что самому преступнику, да и то не всегда понимающему, что им совершено именно преступление; зарегистрированные преступления, однако не повлекшие по процессуальным причинам обвинительного акта либо приговора; преступления, по делам о которых имеется вступивший в законную силу приговор, но они не учтены в статистике по тем или иным причинам.

Как мы видим, существование и размеры латентной преступности в целом и по определенным видам обусловлены различными причинами. Заметим, однако, что абсолютно полные и точные данные о преступности в принципе никогда не могут быть получены. Даже закон предусматривает случаи, когда уголовное дело возбуждается и, следовательно, преступление учитывается по заявлению потерпевшего. Наконец, определенная часть преступлений не фиксируется в правоохранительных органах из-за недобросовестного отношения их сотрудников к своим служебным обязанностям. Существуют и такие причины, как необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовного дели, необоснованное прекращение уголовных дел, необоснованное вынесение оправдательных приговоров и т.п. При изучении преступности в целом не следует преувеличивать отрицательное влияние ют, что абсолютно точные размеры преступности остаются неизвестными.

Для анализа любого явления не обязательно имен, все данные о нем. Важно найти наиболее эффективные пути познания его сущности. Математическая статистика дает такое эффективное средство, как выборочный метод, на основе которою по ограниченному числу единиц (выборочной совокупности) можно составить практически достоверную характеристику всей массы исследуемых единиц (генеральной совокупности), в рассматриваемом случае - всей преступности (с учетом латентной). Регистрируемая преступность является, на наш взгляд, той весьма представительной выборкой, на основе которой вполне допустимо проводить исследования. Это организованная выборка. Она серьезно представляет всю генеральную совокупность - фактическую преступность.

Классификация латентных преступлений может быть „самой различной. Но в любом случае скрытые преступления составляют весьма значительное число и образуют в своей совокупности латентную преступность. Данная проблема связана с решением многих вопросов как теоретического, так и практического характера. Основной же вопрос, с помощью которого решается проблема латентности преступности, - обеспечение неотвратимости уголовного наказания[18].

Наконец, криминологическая картина преступности будет неполной, если не учесть такого феномена, как последствия преступности. Они могут быть самыми различными и дают о себе знать в разных сферах жизни и деятельности общества: политической, экономической, нравственной, правовой, медицинской, трудовой, бытовой, семейной и т.д.

Понятно, что не всякий ущерб, наносимый преступностью, может быть посчитан или выражен в каком-либо числовом эквиваленте. Многие последствия ввиду их «малозначительности» не попадают в сферу учета, да и не все они в принципе могут быть учтены. Но они наносят вред обществу и в известной мере отрицательно сказываются на общественных отношениях. Общество в любом случае несет издержки в связи с преступностью. Такие издержки (последствия преступности) могут быть прямыми и косвенными: первые непосредственно связаны с преступлениями (в зависимости от объекта преступления), а вторые — опосредованно (расходы на правоохранительную деятельность, нравственный ущерб и т.д.). Как прямые, так и косвенные последствия преступности надо рассматривать как подрывающие явления. Поэтому оценка последствий преступности связана с изучением уровня безопасности общества, которая обеспечивается в известной мере эффективным контролем над преступностью.

Понятие «безопасность» включает в себя как общественный, так и индивидуальный уровень, имея в виду который надо использовать многочисленные социальные показатели и различные методы оценки, например: общественное мнение, «уровень беспокойства» членов общества, «уровень безопасности» общества и его членов. Думается, что необходимо также учитывать не только последствия самой преступности, но и недооценку данной проблемы (скажем, недооценку расходов на предупреждение преступности). Для всего этого, однако, потребуются соответствующие комплексные криминологические исследования[19].

Необходимо согласиться с тем, что понятие «последствия» является наиболее обобщающим и, следовательно, охватывает понятия «ущерб», «урон», «убытки» и т.п., обозначающие вред, наносимый объекту защиты — обществу, его членам, экономике государства и т.д. «При этом если последствия преступления - это вред, причиняемый общественным отношениям, то последствия преступности не могут быть ничем иным, как совокупным вредом, причиняемым общественным отношениям». Социальные последствия преступности - это реальный вред (ущерб, урон, убытки), причиняемый преступностью государству и обществу. Надо знать не только чем грозит преступность, но и каков действительный урон, причиняемый ею, чтобы соотнести с этим соответствующие меры (и мероприятия) предупреждения. Эти меры должны быть направлены на ограничение, минимизацию вреда, причиняемого преступностью. Они должны иметь комплексный характер.

Учитывая динамику преступности, следует принимать во внимание не только ее ближайшие, но и отдаленные последствия. Будут ли изменяться общественные отношения в связи с преступностью в будущем? Как будут изменяться эти отношения? Вот главные вопросы, решение которых связано с принятием управленческих решений, регулирующих социальные взаимосвязи.

Преступлениями наносится обществу дат ко не только материальный ущерб (это особая проблема). Нередко ирга прямо выражена и в нанесении ущерба здоровью людей Порой это влияет на психику человека. Вред бывает связан и с жжением человека жизни. Последствия преступности отрицательно влияют также и на общественные интересы, политические, правовые, эстетические и т.д. Данная проблема и является особым предметом криминологического исследования.

Общество, регулируя отношения людей, обеспечивает их безопасность, охрану от преступных посягательств, способствует этим самым удовлетворению интересов народа. Именно полому общественные отношения и интересы, социальные ценности и духовные блага охраняются законом. Преступные посягательства на них - уголовно наказуемые деяния. Последствия же этих деяний - моральный и политический вред. Всестороннее и глубокое криминологическое изучение преступности не может осуществляться без учета данных обстоятельств. Научные исследования должны быть направлены на то, чтобы не только обеспечивать надежный контроль над преступностью, но и помогать устранению ее последствий.


2 Понятие причин преступности

2.1 Понятие причин преступности, их уровни и общая криминологическая характеристика

Проблема причин преступности - одна из важнейших в криминологии. В наши дни она стала несравненно более актуальной, чем когда-либо в прошлом. Это объясняется возросшей потребностью населения в защите от преступности, необходимостью выявления и устранения ее новых причин и условий, недопущения совершения преступлений.

Данная «вечная» криминологическая проблема, к сожалению не разрешенная окончательно до настоящего времени, постоянно вызывает различные толкования. Порой допускается и некоторая подмена понятий. Это приводит, с одной стороны, к самым пространным рассуждениям о причинах преступности, а с другой - к искусственному сужению рамок соответствующего научного поиска. Ясно, что такое положение не может удовлетворить ни теорию, ни практику. Поэтому, прежде чем приступить к освещению одного из наиболее сложных и по своей сути действительно центральных вопросов криминологической науки о причинах преступности, следует заметить, что система данного криминологического знания охватывает не только собственно причины в их философском понимании, переведенном на криминологический язык. Для создания систематизированного учения о причинах преступности необходимо учитывать, что они прямо связаны с действием весьма широкого спектра предопределяющих, стимулирующих либо сопутствующих причинам преступности условий, факторов, обстоятельств, ситуаций и др. Более того, для криминологии важно оценить значение самих этих терминов: «причины», «условия», «обстоятельства», «факторы», причем применительно как к преступности в целом (и отдельным ее видам), так и к конкретным преступлениям.

Надо иметь в виду, что анализ причин, условий, факторов, обстоятельств преступности, а также причин, условий, факторов и обстоятельств конкретных преступлений предполагает прежде всего поиск того единого языка, без которого дальнейшее развитие этого раздела криминологии стало бы делом совершенно безнадежным. Это важно для решения как теоретических, так и практических задач, для изучения соответствующих проблем теории и практики предупреждения преступности.

Из чего следует исходить, изучая причины преступности? Необходимо в первую очередь учитывать, что преступность представляет собой явление, уходящее корнями в прошлое. В современных условиях причины преступности как явления видоизменяются на различных этапах, приобретают иную окраску по сравнению с прошлым, имеют особенности, характерные для настоящего периода. Отсюда вытекает важность постоянного, непрерывного изучения преступности и ее причин. Необходимость такого изучения с учетом социальных взаимосвязей, внешних и внутренних противоречий преступности продиктована жизнью.

Общее определение причин преступности, оцениваемое как исходная научная позиция, сводится к тому, что под причиной понимается явление (или совокупность взаимосвязанных явлений), которое порождает, производит другое явление (явления), рассматриваемое в этих случаях как следствие (или действие). Имея в виду причины преступности (совокупность взаимосвязанных явлений), их следствием выступает преступность (преступность как явление). Но причина создает возможность определенного следствия, для наступления которого необходимы еще и условия. Сами по себе условия не могут породить, произвести следствие, но в соответствующей ситуации (обстановке, обстоятельствах) способствуют реализации действия причины. Это относится и к причинам преступности, и к ее условиям тоже. Однако при решении проблемы причин преступности надо учитывать различные типы связей: связи строения, связи функционирования, социально-генетические связи, причин- но-следственные, многие другие связи и взаимозависимости. Некоторые из них имеют общие черты, но, безусловно, обладают самостоятельными особенностями[20].

Изучая причины преступности, ученые обычно акцентируют внимание на причинно-следственных связях. Но абсолютизация их недопустима. Это может привести к изоляции отдельных явлений, к отчленению их от взаимосвязей с другими явлениями. Поэтому при изучении преступности нельзя видеть только одну связь - связь между причиной и следствием. Причина и следствие в таких случаях выступают в единстве, взаимно заменяют друг друга, порой даже не различаются. Стало быть, изучая причины преступности, надо иметь в виду и их следствия - саму преступность.

Какой по характеру является преступность? Это зависит от се причин. Здесь встает вопрос о причинных связях. Криминологией они изучаются как общие связи. Имеется в виду, что причинность- это постоянная связь между причиной и следствием, причинами преступности и самой преступностью как явлением. В криминологии причинная связь характеризуется несколькими признаками, в совокупности присущими только этому виду взаимосвязи явлений. «Будучи разновидностью закономерной связи, причинность обладает такими чертами, как всеобщность, необратимость, пространственная и временная непрерывность». Причинность в криминологии, рассматриваемая в широком смысле слова, включает следующие понятия: причина, условие, следствие (результат), связь между причиной и следствием (условием и причиной, условием и следствием), обратная связь между следствием и причинами (условиями). Как видно, речь идет об общих связях. Для криминологии анализ таких связей имеет большое теоретическое и практическое значение. Именно они и характеризуют преступность.

Однако здесь важно отметить еще одно обстоятельство. Для более глубокого изучения причин преступности с учетом указанных связей необходимо исследовать не только причины подъема (роста) данного явления, но и причины его спада (снижения). Надо соотносить друг с другом и те и другие причины. Это дает возможность достаточно полно проанализировать общие связи преступности, действительно разобраться в причинности (причина, условие, следствие, результат). Не случайно даже на индивидуальном уровне, изучая причины и условия совершения конкретного преступления, мы наряду с этим исследуем и причины того, почему преступления не совершаются. Но такой подход особенно необходим на уровне явления. В противном случае при изучении преступности как явления не представляется возможным увидеть, во-первых, корни этого явления, во-вторых, специфические особенности его причин. Это будет скольжение по поверхности явлений. В итоге причины преступности как явления окажутся описательными, не разъясняющими сути дела и вопроса о том, почему уровень преступности снижается или, напротив, повышается[21].

Приступая к познанию криминологической теории причинности, представляется необходимым прежде всего рассмотреть соотношение понятий «причины» и «условия». Как уже отмечалось, причина рассматривается в системе необходимой связи явлений, из которых одно (причина) обусловливает, порождает другое (следствие или действие). Здесь можно говорить не только о причинах преступности, но и о причинах конкретного преступления: в одном случае причина (причины) порождает следствие (преступность как явление), в другом причина (причины) порождает действие (преступление, конкретное деяние). Относительно и первого и второго случая допустимо сказать, что причинная связь - особая форма закономерных взаимосвязей, ибо в ней проявляется возникновение явления. Однако своеобразными оперативными факторами данного процесса являются как причины, так и условия, поскольку в различных общественных явлениях одно и то же условие может квалифицироваться как причина и может оставаться в качестве условия. Это важно учитывать как при изучении причин преступности в целом, так и при анализе причин конкретного преступления. Однако не следует сбрасывать со счета и то, что причины и условия не идентичные категории, хотя и не противоположные понятия, так как причина проявляется через условия в ходе их взаимного влияния. Условия, играющие роль в каком-либо явлении, не всегда квалифицируются как причины. Между причинами и условиями, таким образом, имеются схожие черты и различия.

Можно говорить о многочисленных условиях преступности, наличие которых, их взаимное влияние приводят к тому, что совокупность условий (или определенное условие), оказывая своеобразное стимулирующее воздействие, порождает преступность, становясь ее причинами. Следует иметь в виду также, что условия преступности, взятые в совокупности с ее причинами в узком смысле слова, образуют так называемую полную причину следствия — именно полную причину преступности.

Указывая на это, ученые отмечают, что иногда такую причину преступности можно именовать совокупной. Условия преступности подразделяются обычно на следующие группы:

  •  сопутствующие (они образуют общий фон событий и явлений, обстоятельства места и времени);
  •  необходимые (без таких условий событие не могло бы наступить);
  •  достаточные (это совокупность всех необходимых условий).

Когда все эти условия преступности налицо, можно говорить об их целостном комплексе. Данные понятия широко используются в криминологических исследованиях. Поэтому, подчеркнем еще раз, криминологи выделяют: полную (или совокупную) причину преступности; специфические причины преступности (первые и вторые увязываются с условиями и способствуют переходу от причин к условиям); сопутствующие условия преступности; необходимые условия преступности; достаточные условия преступности. Но такие причины и условия (как и многие другие) связаны с факторами преступности[22].

Понятие «фактор» означает лишь то, что соответствующее явление имеет определенное значение, оказывает влияние на ход или результаты какого-то процесса. Как видно, такое понятие не может разъяснить, каково значение фактора, в чем состоит его влияние. Поэтому в процессе исследования (на первом его этапе) это понятие используется обычно лишь для первоначальной, общей ориентировки в кругу явлений и процессов, взаимосвязанных между собой. Но на следующем этапе научного поиска уже раскрывается взаимодействие выявленных факторов, осуществляется переход к изучению функциональных, а затем и причинных зависимостей между ними. Это и дает возможность установить значение фактора и степень его влияния. Имея в виду именно такое понимание факторов, философы, социологи, экономисты, демографы, представители других общественных наук относят к их числу различные аспекты общественной жизни, общественного развития: социально- экономические, научно-технические, демографические и т.д.

Аналогична позиция многих юристов, в том числе и криминологов. Поэтому применительно к криминологическим исследованиям обычно выделяются такие факторы, как урбанизация, миграция, рождаемость, изменение половозрастной структуры населения, свободное время, занятость женщины в общественном производстве, образовательный и культурный уровень населения и многие другие. Можно вести речь о целом комплексе факторов. Но главное, видимо, в том, что все они рассматриваются в тесной взаимосвязи друг с другом. Изолированное изучение того или иного фактора ненаучно.

Обычно все факторы в криминологии делятся на две основные группы: криминогенные и антикриминогенные. Совокупность факторов является своеобразным фоном общественного развития, на котором происходят (под воздействием криминогенных и анти- криминогенных факторов) изменения преступности. Это как бы исходное измерение, являющееся основой криминологических исследований, обеспечивающих познание преступности на фоне происходящих изменений общественной жизни, общественного развития. Конечно, механизм воздействия факторов на преступность весьма сложен. Поэтому часто о влиянии того или иного фактора можно говорить лишь условно, ибо положительное или отрицательное влияние той или иной стороны общественной жизни (явления, процесса) зависит от конкретной комбинации факторов. Криминогенные факторы сами не порождают преступность. Воздействие таких факторов, а иногда и влияние последствий их развития выражается в том, что они объективно способствуют преступности, облегчают ее существование. Это происходит наряду с действием антикриминогенных факторов, объективно способствующих сокращению преступности.

Задачей криминологии является четкое определение системы криминогенных и антикриминогенных факторов, установление взаимосвязи их в каждой из этих основных групп, а также взаимосвязи между группами, степени влияния на преступность каждого фактора, их совокупностей. Сложность оценки факторов, влияющих на преступность, неизученность механизма их действия не могут служить основанием для отказа от анализа (хотя бы в самом общем виде) различных сторон общественной жизни с точки зрения их криминогенной либо антикриминогенной значимости.

Отлично от «причин», «условий» и «факторов» понятие «обстоятельства». Оно обычно употребляется тогда, когда необходимо ныразить то, что конкретно возникло, сложилось на данный момент вокруг того или иного человека. Поэтому данное понятие в какой- то степени отождествляется с понятием «ситуация», которое означает положение, обстановку, совокупность обстоятельств[23].

Любой поступок человека есть в конечном счете результат реагирования личности на соответствующую ситуацию. Поступок всегда индивидуален, как индивидуальны сама личность и та ситуация, которая обусловила данное поведение. Однако понятие «ситуация», как нам представляется, более широкое и менее конкретизированное, чем понятие «обстоятельства». Обстоятельства, с нашей точки зрения, напрямую связаны с конкретным человеком и его действиями. Это тот внешний фактор, который можно назвать объективным содержанием конкретного окружения человека в данный момент. Именно в этом смысле решение вопроса связано с человеком, конкретной личностью и ее окружением. Не случайно ученые, ведя речь о причинах преступлений, относящихся к самой личности, говорят о «внешних обстоятельствах», о том, что преступление может быть совершено в силу «неблагоприятного стечения обстоятельств», что совершению конкретного преступления иногда способствуют «случайные обстоятельства» и т.д.

Конечно, человек не властен над обстоятельствами, иногда они сильнее его и потому могут помешать принять правильное решение. Но в принципе человек может подняться выше сложившихся обстоятельств, при этом для данной личности исчезнут причины и условия преступления, и оно не совершится. Может случиться (и довольно часто случается) обратное. Но так или иначе на выбор варианта поведения влияют именно конкретные обстоятельства, которые, однако, оценивает сам человек. Поэтому мы используем понятие «обстоятельства» применительно только к конкретному преступлению, ведя при этом речь также о причинах и условиях. При этом вовсе не отвергается очень большая схожесть обстоятельств и ситуации. Но между ними все же имеются различия.

Особое место в криминологической теории причинности занимает вопрос об уровнях причин преступности. Задачей криминологии является изучение причин преступности в целом как явления (на уровне общего), причин отдельных видов преступности, например рецидивной преступности, преступности несовершеннолетних (на уровне особенного) и причин конкретных преступлений (на уровне отдельного, единичного). На уровне особенного могут изучаться также отдельные категории и группы преступлений (скажем, корыстные преступления, насильственные). Отдельные виды преступности (например, преступность несовершеннолетних, рецидивная преступность) при самостоятельном их рассмотрении исследуются и на уровне общего. Проблема соотношения таких философских категорий, как общее, особенное и единичное (отдельное), применительно к причинам преступности является для теории и практики криминологии одной из основных. Особую актуальность она приобретает в связи с дифференциацией мер предупреждения преступности и профилактики антиобщественного поведения[24].

Оценка рассматриваемых понятий применительно к проблеме причин преступности вытекает из соотношения философских категорий общего, особенного и единичного (отдельного). Поэтому не может возникнуть вопрос о большей или меньшей важности той или иной категории. Для криминологии в одинаковой мере важно знать причины преступности в целом, причины отдельных видов преступности и причины конкретного преступления. При этом следует учитывать, что анализ единичного лежит в основе изучения причин преступности в целом. Чтобы глубоко изучить общее, необходимо отдельные явления (факты) рассматривать изолированно, причем отдельное исследуется в связи как с общим, так и с частью общего — особенным.

Причинная зависимость существует не только между целым и частями, но и между отдельными частями или группами частей. Естественно, что в столь сложном переплетении причинных связей преступности (если говорить о криминологическом аспекте указанного философского положения) имеют место как необходимые, так и случайные причины. Необходимые причинные связи переплетаются со случайными воздействиями, проявляются через случайности. Отсюда наступление того или иного следствия, являющегося результатом перекрещивания, столкновения необходимых и случайных взаимодействий, приобретает вероятностный характер. Это относится и к области причин преступности, исследуемых с позиций частей и целого единичного, особенного и общего. Здесь также существует целый комплекс (и так называемая субординация) причин.

Исследуя причины преступности, надо знать, однако, что общее не тождественно необходимому, так же как единичное - случайному, но каждое явление (и преступность не является исключением) несет в себе элемент как случайного, так и необходимого. Поэтому, выявляя общие черты преступности как явления, наука криминология, безусловно, приближается к пониманию закономерностей. В анализе социальных явлений (и таких, в частности, как преступность), где процессы имеют массовый характер, становится особенно важно за случайными явлениями находить необходимые отношения и связи. Данное положение представляет интерес и с точки зрения криминологического исследования. Оно важно, в частности, для изучения причин преступности и условий ее существования.

Говоря об уровнях причин преступности, следует иметь в виду взаимосвязь причин преступления и причин преступности. Преступления, если каждое из них рассматривать как единичное, обладают своеобразием, благодаря которому отличаются друг от друга. Именно поэтому причины конкретного преступления воспринимаются как нечто единичное. Однако уже элементарная практика обнаруживает в преступлениях (в их причинах и условиях) повторяющиеся признаки. Следовательно, единичное обладает и общими чертами и свойствами. Эти общие черты и свойства, если говорить о причинах и условиях преступлений, присущи или только отдельным элементам общего - видам (или виду) преступности и тогда выступают как особенное, или всему целому (преступности в целом), и тогда они являются общими[25].

Следует помнить, что преступления совершаются людьми. Преступность, таким образом, складывается не просто из преступлений, представляемых вне связи с людьми, а именно из соответствующих человеческих действий. При анализе отдельных преступлений следует изучать личность преступника, а также объективные условия, связанные с преступлением. Затем нужно выяснить вопрос о том, имеют ли вскрытые таким образом факторы и взаимосвязи общий характер, т.е. проявляются ли они на уровне массового явления. При этом, однако, нужно учитывать еще два следующих обстоятельства.

Во-первых, преступность - это такое явление, которое включает в себя преступления различной тяжести, различных видов, категорий и групп. В соответствии с этим и причины, условия преступности неоднородны.

Во-вторых, изучая причины и условия преступности, следует иметь в виду, что данное явление находится во взаимной диалектической связи со многими другими явлениями, стало быть, причинная связь не может быть сведена на линейно-механический уровень, ибо в рассматриваемой области каждая причина представляет собой комплекс явлений. иногда это называют комплексом причин, или причинным комплексом.

Данные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что комплекс причин и условий преступности (как явления) имеет объективный и вместе с тем субъективный характер. Нельзя не принимать во внимание, что всякое отдельное неполно входит в общее. Это проявляется и в причинах и условиях преступности. Причины и условия конкретных преступлений (отдельное, единичное) определяют, почему было совершено то или иное преступление, и не все из них могут характеризовать причины и условия преступности в целом (общее). К причинам и условиям преступности в целом можно отнести только то, что характерно для всех или большинства преступлений. Аналогичным образом оцениваются причины и условия отдельных видов преступности (особенное). Причины и условия того или иного преступления могут быть и нетипичными, причем не только для преступности в целом, но и для отдельных ее видов. Поэтому в причинах и условиях конкретных преступлений нужно выявлять то, что является общим для всех преступлений.

Общие причины и условия преступности должны помогать более глубокому изучению причин и условий конкретного преступления. Относительно же причин и условий отдельных видов преступности надо сказать, что они являются элементами причин преступности в целом, соотносятся с ними как особенное с общим и вследствие этого в своем определении содержат признаки целого - преступности как явления. Специфические признаки причин видов преступности (например, преступности несовершеннолетних, рецидивной преступности) находят отражение в характеристиках особенного. Виды преступности также относятся к массовым явлениям. Они оцениваются как особые виды преступности и могут рассматриваться на уровне явления[26].

Посредством исследования единичных явлений и фактов, произведенных в массовом количестве, можно успешно приблизиться к уровню массового явления. Путем раскрытия единичных фактов или связей, встречающихся в большом числе или же часто повторяющихся, исследователь приходит к выводам общего характера в отношении изучаемого множества. Надо, безусловно, признать верным и то, что такие выводы служат основанием для исследования связей преступности с другими массовыми явлениями на уровне обобщения. Они (эти выводы) служат реальной научной базой для разработки мер предупреждения преступности как социально-правового явления и профилактики антиобщественного поведения.

2.2 Причины преступности и противоречия общественного развития

Особое значение для криминологии имеет изучение причин и условий преступности в связи с общественными отношениями. Действия реальных личностей, из которых складываются общественные отношения, интересуют не только философию, социологию, общую и социальную психологию, но и многие другие науки, в том числе и криминологию — науку юридическую, включенную в систему общественных наук. Мы исходим из того, что характеристики личностей, членов общества, изучаемые различными общественными науками, реально взаимосвязаны. Поэтому исследование общественных отношений осуществляется комплексом наук. Между этими науками существуют междисциплинарные связи, состав которых изменяется в зависимости от того, какие стороны человеческой личности являются в данном случае объектом специального изучения.

Выделение криминологической наукой в обособленном виде своеобразной специфической формы общественных отношений, возникающих в связи с существованием преступности, совершением людьми преступлений, необходимо в целях специального научного исследования. Однако обособленность этой формы общественных отношений условна. Причины и условия преступности, как и сама преступность, должны изучаться в системе общественных отношений в целом. Именно при этом будет обеспечен переход от соответствующих общих теоретических понятий к криминологическим. Криминологические же положения в таком случае смогут быть поняты и объяснены на уровне общего, но с учетом специфики предмета своего исследования. Через призму данного предмета криминологией и изучаются общественные отношения.

Для общего анализа взаимосвязи причин и условий преступности в связи с социальными противоречиями можно употреблять термины «негативные противоречия» или «противоречия негативного характера». Анализируя такие противоречия в связи с причинами и условиями преступности, необходимо определить место и роль данных противоречий в системе противоречий в целом. Заметим прежде всего, что такие противоречия могут возникнуть (и возникают), как и противоречия вообще, в отношениях между отдельными личностями, личностью и коллективом, обществом. Негативные противоречия являются специфическими. Они, как и противоречия вообще, не знают абсолютного разрешения, а преодолеваются лишь относительно. Однако противоречия не имеют всеобщего характера, хотя действуют (специфически) во многих областях общественной жизни. Именно поэтому в реальной жизни такие противоречия тесно переплетены с другими типами противоречий, часто действуют в таком виде в одних и тех же явлениях и процессах, но это не исключает их отграничения. Все типы социальных противоречий включают в себя отношение противоположностей друг к другу и непосредственное отношение каждой из них к противоречию в целом[27].

В силу своей специфики негативные социальные противоречия занимают определенную позицию в отношении положительных социальных противоречий: во-первых, добиваясь своего сохранения, во-вторых, противостоя последним, замедляют процесс их разрешения. При этом нередко они сами созревают и разрешаются таким образом, что порождают причины и условия различных антиобщественных проявлений, в том числе преступлений (преступности), соответствующие конфликты, приводящие, в частности, к уголовно наказуемым деяниям. Отсюда, собственно, и негативность этих противоречий. Отсюда и их связь с преступностью. Преступления можно считать выражением противоречия между ограниченностью взглядов преступника на решение индивидуальной проблемы и реально существующими, заключенными в объективной заинтересованности общества и самого преступника, возможностями разрешения противоречий приемлемым для общества путем.

Здесь уже можно говорить о криминогенном значении социальных противоречий в связи с сохранением почвы для существования и проявления индивидуалистических взглядов. Допустимо, видимо, вести речь и о криминогенных противоречиях, связанных с причинами преступности, условиями ее сохранения, причинами и условиями конкретного преступления.

Таким образом, ведя речь о криминогенных противоречиях (негативных социальных противоречиях), можно их связывать с преступностью как антиобщественным явлением и конкретным преступлением - индивидуальным преступным поведением. «Преступление возникает в рамках противоречий между рациональными и иррациональными элементами поведения, ожидаемого от человека как члена общества... как выражение противоречий между детерминизмом и индетерминизмом взаимосвязи тела, психики и социальных связей... это вид отчуждения, обособления человека от процесса социализации». Данный вопрос (о криминогенных противоречиях) встает особенно остро, когда речь идет о тяжких преступлениях. Противоречия приобретают действительно антагонистический характер, когда совершаются особо тяжкие преступления. Отсюда - особое внимание к преодолению таких противоречий. Это тесно связано с повышением эффективности мер предупреждения преступного поведения[28].

Для специфических типов противоречий характерны особенности их воспроизведения. Указывая на эти обстоятельства, ученые отмечают: чем более индивидуально противоречие, тем уже база для его воспроизведения; чем более оно общее, тем шире эта база. Негативные противоречия, имея свою собственную базу, проявляются на уровнях общего, особенного и единичного, но они принципиально отличаются от всех других противоречий по своему социальному содержанию, которое имеет именно негативную сущность.

Негативные противоречия довольно часто связаны с деформированными потребностями, обусловливающими противоправное (в том числе уголовно наказуемое) поведение. Стремление к удовлетворению таких потребностей вызывает определенный конфликт, как правило, конфликт личности с законом, в частности уголовным законом. Конфликты почти всегда связаны с противоречиями и отражают их. Но дело в том, что это за конфликты и с какими противоречиями они связаны. На примере преступлений» совершающихся в сфере семейно-бытовых отношений, особенно ярко видно, что конфликты, приводящие к уголовно наказуемым деяниям, обычно связаны с негативными противоречиями, порождаемыми недостатками именно семейно-бытового характера. Перечень таких недостатков весьма обширен и значителен.

Для криминологии важно познать противоречия, возникающие и существующие в любой сфере общественных отношений, поскольку эти противоречия в любом случае выступают прямо или косвенно источником конфликта, нередко приводящего к преступлению. Отсюда и проблема классификации причин преступности с учетом именно сфер общественных отношений.

Причины преступности подразделяются на разные группы, классификация их производится по самым различным основаниям. При этом называются общие и конкретные причины, причины первого и второго порядка (здесь выделяются в самостоятельную группу и условия), субъективные и объективные причины (объективные условия), главные и второстепенные, полные и специфические причины, непосредственные и косвенные причины, ближайшие и отдаленные, видовые и т.д. Нетрудно заметить, что такая классификация, представляемая в целом, содержит разнопорядковые критерии и понятия. Однако приведение этих критериев в систему позволяет получить, как нам представляется, более или менее стройную классификацию, которой будут соответствовать конкретные понятия. Для этого приведем несколько самостоятельных, но взаимосвязанных между собой группировок:

социальные причины объективного и субъективного характера;

социальные и биологические причины преступности;

общие причины преступности и причины конкретных преступлений;

причины отдельных видов преступности, категорий и групп преступлений;

непосредственные и косвенные причины;

причины первого, второго и третьего порядка (класса) - эта группа имеет свою уровневую характеристику, что вовсе не означает первостепенного, второстепенного и третьестепенного значения причин; все три класса, или порядка, причин относятся к числу основных;

причины, относящиеся к личности человека, совершившего преступление[29].

Специальное место в данной системе занимают источники преступности. При этом заметим, что в целом причины преступности понимаются как комплекс общесоциальных и индивидуальных (социальных и биологических) проявлений природы и сознания людей, который (данный комплекс) противостоит системе общественных отношений и способен детерминировать (и детерминирует) преступное поведение, а в итоге и преступность в целом. Имеется в виду комплекс тех явлений и процессов, без устранения которых задача предупреждения преступности не может быть решена. Это определение, однако, является общим и потому нуждается в конкретных пояснениях.

Приступая к анализу источников преступности, следует исходить из того, что данное явление, его причины и условия сами по себе не появляются, они где-то берут свое начало, истекают из чего-то. Именно поэтому, говоря о причинах преступности, ученые указывают, что дефекты нравственного сознания, моральная запущенность являются наиболее частыми спутниками преступления и источниками, из которых преступное поведение начало свое развитие.

Причины преступности по отношению к источникам представляют собой явление вторичное - производное от источников. Источники преступности рассматриваются на уровне всеобщего. Источники такого рода служат питательной почвой для распространения самых различных негативных проявлений, связанных с отклоняющимся поведением. Поэтому и говорится, что особое значение приобретает выявление и устранение причин и условий совершения правонарушений, охватывающих также нейтрализацию источников правонарушений.

В криминологической литературе исходной позицией для рассмотрения вопросов причин преступности является обычно проблема общих причин, к числу которых относится историческая обусловленность существующих в настоящее время социальных явлений и процессов.

Для исследования причин преступности на уровне общего необходим конкретный анализ единичного. Поэтому при изучении причин преступности, уделяя первостепенное внимание тенденциям общественного развития, общим закономерностям социальной действительности, мысля категориями общего, всегда надо учитывать их подлинную связь с конкретными обстоятельствами (фактами, ситуациями). При этом необходимо принимать во внимание также своеобразие положения, складывающегося вокруг каждого конкретного преступления, обязательно учитывать особенности отдельных преступлений, т.е. конкретное соотношение единичного, особенного и общего (всеобщего) в развитии преступности и ее причин. Только такой подход к анализу конкретной действительности, ко всей совокупности относящихся к явлениям преступности фактов может обеспечить успех профилактической работы, явиться живым руководством к действию. Данный подход «позволяет глубоко и точно проследить, почему совершаются преступления, где их истоки». Появится, следовательно, реальная возможность предупреждать преступления, практически устранять их причины и условия[30].

Причины конкретных преступлений обусловлены наличием общих причин. Но криминолог, как уже отмечалось, прежде всего озабочен научным обобщением, т.е. выведением того, что объединяет эти факты, что позволяет увидеть нечто общее, закономерно проявляющееся в ряду данных фактов. Можно назвать большое число причин конкретных преступлений. «Изучение причин этого рода позволяет лучше понять, почему конкретные люди идут на совершение преступлений, что непосредственно толкает их на путь антиобщественного поведения». Однако, чрезмерно увлекшись анализом причин конкретных преступлений, также можно допустить методологическую ошибку. Нельзя забывать, что грань между общим, особенным и единичным весьма подвижна. Между общими причинами преступности и причинами конкретных преступлений нет непреодолимой стены. Это касается и тех случаев, когда изучаются отдельные виды преступности, категории и группы преступлений. Особое значение здесь, следовательно, приобретает комплексный анализ.

Анализ причин преступности на всех уровнях предполагает учет явлений объективного и субъективного характера. Такие явления обычно именуются субъективными и объективными причинами. При этом субъективные причины преступности выделяются, как правило, в отдельные группы и исследуются самостоятельно. К объективным причинам ученые относят то, что существует вне человека, а к субъективным - все то, что относится либо к самой личности, совершившей преступление (узкое толкование субъективного), либо к недостаткам деятельности (слабой или плохой работе) органов, организаций, учреждений и т.д. (широкое толкование понятия субъективного).

Переплетение в причинах преступности объективных и субъективных моментов требует различного подхода к их анализу и воздействию на них. Взаимопроникновение объективного и субъективного начал прослеживается на всех уровнях преступности с учетом всех выделенных выше классификационных групп. Это вызывает необходимость, во-первых, исследования объективных и субъективных причин преступности в единстве, в диалектической взаимосвязи и, во-вторых, изучения этих причин на основе комплексного анализа. Данные требования относятся также к рассмотрению косвенных причин преступности (когда причины не имеют прямого отношения к преступности, когда между ними нет органической связи) и непосредственных причин (когда между причинами и преступностью существует тесная, прямая связь, когда преступность является следствием именно этих причин). Хотя деление причин преступности на косвенные и непосредственные н известной степени условно, оно тем не менее способствует анализу научных вопросов. Думается, что это окажется полезным и для решения ряда практических проблем.

2.3 Классификация причин преступности и анализ криминогенных факторов

Можно определить множество различных групп причин преступности. Однако, как бы мы их ни классифицировали, в итоге все причины преступности укладываются прежде всего в две основные группы:

причины социального порядка;

причины биологического порядка;

Причины первой из этих групп распадаются на три класса (в зависимости от уровней их проявления) - первый, второй и третий. Но рассматриваются все они комплексно.

Причины преступности первого класса берут начало у источников преступности, связанных главным образом с негативными социальными противоречиями. Эти источники обычно называются издержками функционирования социальной системы, недостатками, упущениями, трудностями (временными трудностями) и Т.д. Данное обстоятельство увязывается с тем, что объективные условия влияют на субъективные формы поведения людей. В связи с этим же обращается внимание на необходимость говорить как об объективных, так и о субъективных причинах преступности первого класса. Для причин преступности этого класса характерен социологический уровень исследования.

Любые антиобщественные проявления, в том числе и преступность, паразитируют на всех недостатках нашей жизни и деятельности независимо от того, объективные они или субъективные. Речь идет о таких факторах, явлениях и процессах, которые так или иначе поддерживают существование нравственных аномалий, в том числе и преступности. Всякий отрицательный факт, каждый недостаток в системе социального управления, самые различные нарушения в деятельности социальных институтов оказываются лазейкой для проникновения вредных обществу явлений. Они могут оказываться и базой преступности. Это в конечном счете снижает жизненный тонус и подрывает здоровое душевное настроение людей. Данный процесс весьма опасен для общества. Он может стать причиной разложения отдельных категорий населения. Недостатки, упущения, промахи и т.д., ослабляя систему контроля над преступностью, одновременно с этим цементируют основу преступности. С одной стороны, рассматриваемые причины влияют на совершение преступлений, способствуют сохранению преступности. С другой стороны, сама преступность, ее последствия вызывают такие причины. Круг как бы замыкается: в итоге преступность выступает в качестве своей собственной причины, порождает самое себя, воспроизводит себя, создает и упрочняет почву, на которой произрастают преступления. Последовательное же сокращение преступности разрушает базу ее существования[31].

Причины преступности, имеющие социальный, общегосударственный характер, надо искать в социальных же явлениях, а не за пределами общества. Они рассматриваются на общесоциологическом уровне. Устранение таких причин - задача общегосударственная, а не ведомственная. Поэтому организация предупреждения преступности, порождаемой названными причинами, осуществление в этих целях профилактики антиобщественного поведения могут быть обеспечены только силами и средствами государства, общества, всех законопослушных граждан.

Причины преступности второго класса также производны от источников преступности. Общий источник причин первого и второго класса взаимно обусловливает их и «обогащает», представляя эти две группы причин в единстве. Особенности же причин преступности второго класса заключаются в том, что они рассматриваются не только на общесоциологическом, но главным образом на социально-психологическом уровне. Эти причины связаны в основном с мировоззрением (в широком смысле слова) различных категорий людей, с областью отношения человека к себе и себе подобным, к обществу и социальным ценностям. Имеется в виду система взглядов, понятий и представлений людей об окружающей их жизни, т.е. все то, что приводит людей к конкретным действиям. Данный процесс выражает глубину мировоззрения людей, определяет их духовный мир, что, как представляется, должно рассматриваться не только в целом, но и относительно отдельных категорий и групп населения.

Описанный подход ориентирован, однако, не на отдельно взятую личность, а на общие категории, характеризующее мировоззрение именно различных категорий и групп населения. При этом надо также иметь в виду и два других обстоятельства: с одной стороны, формы общения и поведения людей, их поступки, помыслы и чувства, закрепленные в их сознании (миропонимании), постоянно изменяются в связи с развитием общественных отношений; с другой стороны, при прочих равных условиях эти формы общения (поведение, поступки, помыслы и чувства), персонифицированные в типах личностей, т.е. представленные в виде общих понятий, порой остаются неизменными, усиленно сдерживаются и даже искажаются при изменяющихся общественных отношениях.

В первом случае мы имеем дело с категориями людей, для которых характерна положительная активная жизненная позиция, а во нтором — с такими категориями населения, для которых свойственно социально отклоняющееся поведение. Именно в случаях, подобных второму (и как второй), мы говорим о срывах в сознании и поведении людей, которые и являются той почвой, где произрастают причины преступности второго класса. Условно их содержание можно назвать искаженно-мировоззренческим. Люди с искаженным мировоззрением совершают преступления не столько из-за незнания того, как следует поступить в той или иной ситуации, сколько в силу своего суждения, выходящего за рамки обычного знания, суждения, затрагивающего их собственные чувства, убеждения, совесть, т.е. все то, от чего зависит саморегуляция поведения. Они, зная, как не надо поступать, поступают именно так, как не надо. Это и есть их малая правда, корни которой уходят в глубь искаженного миропонимания. Правила жизни таких людей никогда не декларируются открыто. Более того, они могут быть вербально осуждены самими этими людьми, но сохранят для них свою значимость в смысле индивидуального поведения, раз они не осуждены чувствами, мировоззрением. Все дело в том, как сам человек относится к своим поступкам.

Нигилистическое отношение к социальным ценностям, потребительское отношение к жизни, снобизм - все это бытует в среде рассматриваемых категорий лиц, а наиболее прочно - в сфере чувств каждого из них. Для этих (и им подобных) типов людей характерны такие качества, как индивидуализм и эгоизм, корысть, жадность и алчность, мстительность и завистливость, стремление к наживе и обогащению, стяжательство, местничество, равнодушие, неискренность и лживость, подхалимаж и угодничество, заискивание и лицемерие, низкое тщеславие, лодырничество, желание жить, не работая, за счет труда других, пренебрежение к интересам общества и основным нормам поведения. Этим же людям свойственны, как правило, шкурничество, семейственность, решение деловых вопросов на почве знакомства и покровительства, личной симпатии, предвзятости. Для них характерны и другие формы нигилистического отношения к общественным и государственным ценностям, иные виды моральной ущербности[32].

Причины преступности третьего класса связаны в основном с конкретной личностью, в отличие от причин первого и второго класса — с психологическим уровнем исследования. Как бы глубоко мы ни анализировали все противоречия общественного развития и связанные с ними источники и причины преступности на социальном и социально-психологическом уровнях, невозможно понять суть данной проблемы вне связи с конкретной личностью, ее психологической характеристикой. Имеется в виду изучение проблем, оказывающих влияние на формирование и поведение личности того, кто совершает преступления. Причем такого рода анализ распространяется не только на личность преступника, но и на совершенное им преступное деяние. Преступление - это проявление личности. Иначе говоря, человек оценивается не в отрыве от его поведения, а во взаимосвязи с ним.

Конечно же человек, совершивший преступление, не родился преступником, а стал таковым. Нельзя, следовательно, причины преступления усматривать исключительно и только лишь в личности самого преступника. Надо иметь в виду, что каждое конкретное преступление имеет социальные причины, и поэтому его невозможно объяснить одними только особенностями человека. В преступлении играют роль также факторы, находящиеся вне личности и не зависящие от нее, факторы, которые обнаруживаются на уровне макросреды и проявляются в экономических, социальных, культурных и других противоречиях. Хотя эти противоречия проявляются в индивидуальном явлении через сложный передаточный механизм, тем не менее они играют значительную роль в формировании конфликта между личностью и обществом, конфликта, реализуемого в преступлении. Но преступление, в какой бы форме оно ни совершалось, не есть случайное по отношению к личности явление. В своей основе оно подготовлено развитием свойств личности. И качестве таковых выступают жизненный опыт человека, наполненный социальным содержанием, а также черты духовного мири, предопределяющие в конфликтных ситуациях выбор варианта поведении[33]

Внешние причины, как правило, не действуют сами по себе, автоматически. Они преломляются через личность, обусловливая ее поведение. Люди различны, каждый из них представляет собой индивидуальность. Без понимания особенностей личности невозможно понять мотивы и причины того или иного поступка человека. Личность рассматривается здесь как социальная категория. Не исключаются при этом, однако, и отдельные биологические моменты. Здесь нельзя полностью отрывать социологию от биологии. Эти проблемы взаимосвязаны, особенно когда речь идет о поведении человека.

Конечно, анализ причин преступности как массового явления не выявляет тех существенных черт, которые могут указывать на элементы формирования индивидуального преступного поведения, влияющие на механизм поведения при совершении конкретного преступления. Между тем проявление той или иной конкретной личности в преступлении есть основополагающий элемент явления преступности, который представляет ее личностную сторону. Оставлять ее вне поля зрения означало бы игнорировать органическую часть целого. Следовательно, личностная сторона преступности не может не изучаться в связи с причинами данного явления.

Основное возражение против изучения причин преступности в связи с конкретной личностью обычно заключается не в том, что у человека отсутствуют цели, мотивы, потребности, установки и т.д. Дело в том, что если первым звеном механизма поведения являются воздействия внешней среды, вторым - определенные внутренние состояния, вызываемые этими воздействиями, а третьим - сам акт поведения (преступление), то необходимо обязательно сопоставить именно первое и третье звенья этого механизма, т.е. воздействие внешней среды и реакцию человека на такое воздействие. Здесь и появляется возможность для детерминистического объяснения преступного поведения с позиций личности преступника. В основе представления о том, что причины преступления заложены в самой личности человека, лежит указание на психическую, мыслительную деятельность как на «двигатель» поведения. Имеется в виду духовный мир человека, на рациональном, эмоциональном и волевом уровнях которого обнаруживаются такие свойства, которые при соответствующих обстоятельствах проявляются в мотивации преступления. При этом исследуется сознательное волевое поведение личности, и именно в соответствии с этим внимание сосредоточивается на исполнителе преступления и обстоятельствах совершенного деяния. Поэтому при изучении причин преступлений (причин третьего класса) на первом плане неизбежно стоит анализ личности преступника.

Конкретные обстоятельства, способствующие совершению преступления, играют одну из первых ролей в механизме поведения индивидуума. Человек зависит от конкретных обстоятельств, однако он является не пассивным, а активным их субъектом, поскольку может изменять их, стимулировать их влияние или препятствовать этому. Следовательно, между обстоятельствами и преступлением нет прямолинейной связи, так как движение обстоятельств регулируют люди. Отрицательные обстоятельства, действуя через сложный механизм сознания личности, не только не вызывают фатально преступления, но и могут вызвать положительные действия, направленные на преодоление негативных сторон, на недопущение уголовно наказуемого деяния. Личность активно, избирательно относится к создавшимся обстоятельствам, и их действие не может быть сведено к простой проекции «обстоятельства - преступление». Практика знает немало случаев, когда люди, находясь в критических обстоятельствах, избирали наиболее оптимальные, желательные им и обществу способы действий, воздерживаясь тем самым от преступления. Известны, конечно, и другие, противные этим случаи. Отсюда вытекает прикладное значение правильного «диагноза» обстоятельств, точного определения их причин, конкретного установления влияния обстоятельств на личность и, наоборот, личности на обстоятельства. Это важно не только для изучения причин, условий и обстоятельств отдельных преступлений, но и для профилактики преступного поведения.

Преступление совершается, как правило, тогда, когда в человеке проявляются не соответствующие обстоятельствам повышенные активность, нервная возбудимость, эмоциональность, ситуативное мышление. При этом человек уже не в состоянии подняться над обстоятельствами и оценить их объективно. Здесь не обстоятельства изменяются человеком, а человека формируют обстоятельства, они обусловливают его поведение, действия. Именно в таких случаях речь идет об обстоятельствах, способствующих совершению преступления. Однако высокий уровень развития личности содействует ее возвышению над обстоятельствами, которые могли бы привести к преступлению. При этом личность вполне способна найти выход из создавшихся обстоятельств, оставаясь в пределах дозволенных обществом норм поведени[34].

Причины и источники преступности всегда взаимосвязаны между собой. В оценке и тех и других необходимо помнить об этой связи и никогда не отрывать их друг от друга. Их единство вытекает из цельного характера преступности. Однако если источники рассматриваются на уровне всеобщего, то причины - на уровнях общего, особенного и единичного. Анализ же каждого из этих уровней в отдельности необходим для конкретизации соответствующих оценок. В любом случае центром понимания проблемы причинности в криминологии выступает сознание человека, точнее, соответствие этого индивидуального сознания уровню сознания общества, которое в конечном счете и оценивает поведение своих членов как общественно полезное или общественно вредное. Теоретически можно утверждать, по крайней мере для большинства криминальных фактов и субъектов преступного поведения, что их индивидуальное сознание отстает от общественного.

Каким бы несовершенным не представлялось нам то или иное общество, в основе общественной (массовой) морали, а соответственно массового общественного сознания всегда лежали, лежат и, видимо, будут лежать социально позитивные нравственные ценности, в противоречие с которыми, несомненно, вступают индивидуальные свойства сознания преступников. Отсюда реальная возможность вести речь о взаимосвязи причин и источников преступности появится тогда, когда станет ясно, у кого, как и в связи с чем проявилось отсталое сознание и как оно конкретно повлияло на преступление, в каких конкретно действиях, помыслах и чувствах оно выразилось. Может быть, удастся определить и разные степени общественной опасности отсталого сознания, его уровни, характерные для преступников в целом и их различных категорий. Данная научная проблема будет иметь широкий выход на практику: она связана с различными формами воспитания и предупреждения срывов в сознании людей. Криминологический же аспект этой проблемы напрямую связан с профилактикой антиобщественного поведения.

Для анализа взаимосвязи причин и источников преступности важно учитывать, что индивидуальное сознание формируется под воздействием общественного сознания. Однако надо иметь в виду также и то, что взаимосвязь этих видов сознания - общественного и индивидуального - осуществляется не в порядке прямой проекции одного на другое. Многое зависит от особенностей личности, ее жизненного пути, опыта и т.д. Следовательно, решая вопросы взаимосвязи причин и источников преступности, необходимо исследовать практические проблемы взаимоотношения элементов индивидуального и общественного сознания. Для соответствующего криминологического исследования особенно важно изучить, как в поведении отдельных лиц, категорий и групп населения отражается диалектика общественного развития, а в их сознании - общественное сознание. При анализе взаимосвязи причин и источников преступности это позволит правильно установить соотношение общего (и всеобщего), особенного и единичного (отдельного). Такой дифференцированный подход, в основе которого лежит признание единства изучаемых явлений, позволит также учесть то немаловажное для криминологии обстоятельство, что один и тот же человек имеет не один какой-то определенный уровень сознания, а несколько: политический, эстетический, нравственный, правовой и т.д. Например, эстетический уровень сознания у человека может быть высоким, а правовой - низким. При этом возникают различные типы противоречий: с одной стороны, между общественным и индивидуальным сознанием, а с другой - между различными уровнями внутри индивидуального сознания. Однако это уже срыв в сознании человека, оно в целом является дефектным. Причины и источники преступления, совершенного личностью с таким сознанием, тесно переплетены. Их взаимосвязь практически всегда очевидна[35].

Самостоятельную роль в причинном комплексе преступности играет и феномен социальной наследственности. Понятно, что сегодня наследственность не ограничивается рамками генетики и даже биологии в целом, она распространяется на широкий спектр систем, связанных с естественными, техническими, математическими, психологическими и социальными процессами. С тех пор как человек стал на путь социальной жизни, именно преемственность (социальное наследование) стала основным фактором общественного прогресса и важнейшим компонентом развития личностных качеств во всем многообразии их проявлений.

Разумеется, о социальном наследовании можно говорить и при изучении криминологических проблем. Встает вопрос о преемственности опыта человечества путем последовательной передачи социальной информации от поколения к поколению. Подобная преемственность, имея особую специфику, характерна и для той области, исследованиями которой занимается криминология.. Ведь наряду с положительной (полезной) информацией людям может передаваться и отрицательная (вредная). Социальные «генетические» связи разнообразны. Они относятся к самым различным сферам научного познания. Эти связи представляют интерес и с тючки зрения криминологического исследования. Такие исследования необходимы для изучения проблем социального наследования, связанных с преступностью.

Преступления коренятся исторически (генетически) в наследии прошлых эпох. Социальное наследие такого рода, следовательно, представляет реальную общественную опасность. Видимо, именно такая «генетика» обусловливает существование вредных «привычек», которые приводят к преступлениям. Именно вредная «генетическая» социальная информация выражает (и обусловливает) склонность людей сохранять неизменными формы своего повседневного поведения, ведущего к преступлениям.

Причины преступности не могут рассматриваться сами по себе, изолированно, вне связи с явлениями и процессами общественного развития. Эти явления и процессы, как уже отмечалось, криминология обычно именует факторами, а если речь идет о криминогенных факторах, то факторами преступности. Определение места и роли каждого фактора в системе мер предупреждения преступности становится сейчас одной из наиболее важных задач криминологического исследования. Но это не означает, что тот или иной отдельно взятый фактор может рассматриваться вне связи с другими факторами. Все явления и процессы общественной жизни взаимосвязаны. Следовательно, изучение указанных факторов необходимо осуществлять комплексно. Это позволит раскрыть механизм их влияния на преступность. ,

Какова же общая оценка факторов, влияющих на преступность? Мы уже говорили о том, что все факторы подразделяются на две основные группы:

криминогенные - явления и процессы, порождающие, оживляющие, укрепляющие или поддерживающие негативные взгляды, привычки, тенденции, лежащие в основе антиобщественного поведения, либо непосредственно вызывают или облегчают совершение преступления;

антикриминогенные - явления и процессы, противостоящие антиобщественному поведению, препятствующие появлению такового[36].

Следует иметь в виду, однако, что оценка того или иного явления или процесса как криминогенного или антикриминогенного фактора не всегда является неизменной, а в ряде случаев зависит от сочетания с другими явлениями и процессами. Понятия криминогенного и антикриминогенного одинаково применимы к факторам, выступающим в роли как причин, так и условий преступности. Но здесь проблема увязывается уже с последствиями факторов. Очевидно, в связи с причинами преступности речь может идти не столько о факторах, сколько об их последствиях.

Отсюда повышается актуальность криминологического исследования как положительных, так и отрицательных последствий социальных явлений и процессов, взаимосвязи и взаимодействия этих последствий во всей их полноте и противоречивости. Здесь совершенно четко надо уяснить, что нельзя ставить знак равенства между понятиями «отрицательные последствия» тех или иных явлений или процессов и «криминогенные последствия». Если последние увязываются с причинами и условиями преступности, то первые к этому не имеют прямого отношения. Сама же преступность есть результат криминогенных последствий в целом. Она может быть представлена и как наиболее яркий криминогенный фактор в системе общественного развития.

Для правильного понимания причин преступности необходимо иметь четкое представление о всей совокупности факторов, об их питательной среде, характере взаимодействия друг с другом, о механизме их влияния на преступность и противодействии этому влиянию. Организация предупреждения преступности невозможна без глубокого изучения именно совокупности факторов — как криминогенных, так и антикриминогенных. В целях повышения эффективности этой работы необходимо исходить из того, что в современных условиях совокупность факторов, воздействующих на поведение человека, значительно возрастает, а их взаимодействие становится все более сложным. Однако, несмотря на то что факторы влияют на поведение человека именно в совокупности, необходима их классификация. В зависимости же от критериев, лежащих в основе этой классификации, допустимы различные ее варианты. Многие из них имеют не только теоретическую, но и практическую значимость.

Отметим, что различные группы факторов играют неодинаковую роль в механизме детерминации преступного поведения. Однако имеют место некоторые негативные последствия положительных в целом социальных явлений и процессов. Очевидно, что у позитивного в принципе явления могут быть отрицательные последствия. Например, промышленное развитие, активное привлечение женщин к общественному производству и т.д. представляют собой, безусловно, положительные явления, служащие целям прогресса, и тем не менее они тоже имеют отрицательные последствия, хотя бы и временного характера. Позитивные явления и процессы ослабляют и нейтрализуют действие негативных, способствуют их устранению из жизни общества. Это, конечно, не снимает с повестки дня проблему раскрытия характера взаимодействия криминогенных и антикриминогенных факторов и их комплексного влияния на преступность[37].

Появляется проблема «измерения» роли и места какого-либо фактора в обществе, относительная точность которого зависит и от того, насколько полно и правильно учтены определяющие общественное развитие причинно-следственные зависимости, насколько полно представлена реальная картина того или иного явления, процесса. Здесь необходимо учитывать множество показателей, связанных с особенностями экономики, социологии, психологии, криминологии, права в целом, других отраслей знания.

Думается, что все факторы преступности целесообразно делить на четыре группы: постоянно действующие; переменные, периодически действующие; переменные, не периодически действующие; случайно действующие. При этом, кроме понятия «фактор», можно использовать и понятие «реализация фактора», которое связывается с тем, что фактор сам по себе может оставаться неизменным, но по-разному реализуется в различные периоды времени. Ведь фактор детерминирует конкретное событие не непосредственно, а через свою реализацию. Поэтому основные задачи в плане определения факторов и их реализации включают:

выявление основных криминогенных и антикриминогенных факторов, воздействующих на преступность;

качественную и количественную оценку меры влияния каждого из факторов (или их комбинации) на преступность;

установление динамики криминогенных и ан’гикриминоген- ных факторов;

определение альтернативных путей развития преступности на основе возможной динамики криминогенных и антикриминогенных факторов, изменений в их комбинациях и интенсивности действия;

выявление возможностей и направлений активного воздействия на преступность на основе выбора таких мероприятий, которые максимально благоприятствуют устранению криминогенных факторов и, следовательно, сокращению преступности[38].

Обследования показывают, что факторов, действующих на преступность, много и что степень влияния некоторых из них велика, других - меньше, а третьих - незначительна. Установлено также и то, что с течением времени, во-первых, действующие факторы качественно изменяются, во-вторых, одни факторы исчезают и появляются другие. Обследования помогли также определить группы факторов, связанных с природой преступности как социально-правового явления. Исходя из такой природы преступности, все факторы, влияющие на нее, можно разделить на пять конкретных групп: социально-демографического характера (факторы, связанные с урбанизацией, миграцией населения, изменением половозрастной структуры населения и т.п.); экономического характера; социального и социально-психологического характера; организационно-правового характера (факторы, связанные с принятием новых законов, предусматривающих уголовную ответственность за совершение преступлений; с пробелами в уголовном и другом законодательстве; с недостаточно высокой эффективностью отдельных правовых норм, регламентирующих порядок назначения и исполнения наказания; факторы, связанные с деятельностью органов, осуществляющих контроль над преступностью; с принятием актов об амнистии; практикой помилования преступников и т.п.); другие факторы, не относящиеся к вышеназванным четырем группам. Заметим здесь же, что диапазон факторов, оказывающих влияние на преступность, весьма широк. Для их всестороннего и глубокого изучения необходимы специальные криминологические обследования[39].

2.4 Проблема самодетерминации преступности

Анализируя проблему преступности, а точнее, ее сохранения в обществе, необходимо выяснить, что стимулирует этот процесс изнутри. Нельзя не признать, что отсутствие внутренне стабилизирующих преступность факторов неизбежно привело бы ее к самоуничтожению. Поскольку же преступность развивается, а в отдельные периоды истории интенсивно прогрессирует, то это связано как раз с ее обратной реакцией на изменения внешних воздействий.

Преступности, как всякому социальному явлению, присущи и своя история, и свои внутренние механизмы развития. Она, несомненно, обладает способностью оказывать обратное воздействие на условия, ее порождающие. Более того, не секрет, что преступность умело использует в своих целях негативные социальные процессы и нередко успешно вырабатывает контрмеры позитивному социальному влиянию.

Преступники (если оставить за пределами анализа случайных и ситуативных) нередко стремятся к расширению круга преступных связей, вовлечению в него новых лиц, передаче преступного опыта, чем обеспечивают сохранение и поддержание преступных традиций и обычаев, которые в первую очередь направлены на сплочение уголовной среды. Эти обстоятельства имеют большое значение для познания преступности как системы, которой (как и всякой иной системе), безусловно, присущи элементы саморазвития.

Таким образом, преступность динамична не только в силу действия внешних для нее обстоятельств, но и благодаря внутренним источникам саморазвития. Однако, отмечая динамизм преступности, нельзя игнорировать и определенный элемент стабильности в ней. Преступность - явление крайне консервативное. Изменяясь с течением времени качественно и количественно в ту или иную сторону, она, конечно, меняет как свою форму, так и содержание. Но суть ее остается прежней. Изменение социальных условий может приводить (и приводит) лишь к изменению свойств преступности, не меняя в целом ее сущности как антиобщественного и противоправного явления. Во все времена и у всех народов преступность была социальным злом, явлением антигосударственным и антиобщественным. Она была и есть воплощение многих социальных пороков, сгусток всего низменного и омерзительного. В этом смысле она носит традиционный характер. Именно элемент традиции, присутствующий в преступности, стабилизирующий преступное поведение, способствует действию в ней как социальном явлении механизма преемственности, заключающегося в том, «что настоящая преступность наследует те или иные свойства у прошлой преступности, а будущая, в свою очередь, - у настоящей» [40].

Особым самовоспроизводящим свойством преступности наделены присущие ей специфические криминальные традиции и обычаи, культивируемые в преступной среде. Сущность*криминальных традиций и обычаев антиобщественная, преступная, что отличает их от всех иных традиционных установок. Они представляют собой противоречащие нормам общежития, передающиеся из поколения в поколение преступников формы реализации межличностных отношений, сложившихся в уголовной среде по поводу осуществления преступной деятельности и ведения соответствующего ей образа жизни.

Криминальные традиции и обычаи состоят из нескольких элементов:

регулятивных («законы» и «правила», регулирующие взаимоотношения между преступниками в связи с ведением антиобщественного образа жизни и совершением преступлений, специфические ритуалы общения и поведения в преступной среде);

атрибутивных (татуировки, жаргон, клички, мимика, жестикуляция, отражающие принадлежность той или иной личности к преступной деятельности);

эмоциональных (песни, стихи, поговорки с воровской тематикой, отражающие эмоциональную сторону антиобщественного образа жизни и совершения преступлений - так называемый преступный фольклор).

Стимулируя противоправное поведение, криминальные традиции и обычаи способствуют прогрессированию преступности. В данном случае проявляется то общее, что характерно для всех без исключения традиций и обычаев, составляющих любую систему общественных отношений, - сохранять определенный порядок и воспроизводить его в ряду новых поколений.

Как и в любой социальной сфере, традиции и обычаи в преступности выполняют названную роль своими путями. Традиция предписывает, что именно необходимо закрепить и сохранить в целях воспроизводства, обычай — как закрепить и сохранить. «Идейным содержанием, т.е. формулой, обычая всегда бывает правило поведения - детальное предписание поступка в конкретной ситуации. Идейным содержанием, формулой традиции всегда выступает норма или принцип поведения». Таким образом, традиция в преступности как принцип поведения в целом определяет ее как явление антиобщественное, противоправное, в корне противоречащее позитивным нравственным началам в общественных отношениях. Обычай же в преступности берет на себя роль закрепления этого антиобщественного принципа путем упорядочения, регламентации соответствующего антиобщественного поведения.

Традиции и обычаи в преступности играют и «воспитательную» роль. Причем с наибольшим эффектом эту функцию выполняют специфические обряды и ритуалы. Как и в любой социальной сфере, в преступности они призваны воздействовать на область человеческих эмоций, вызывать определенные чувства и настроения, чем усиливают формирование антиобщественных качеств личности.

Иногда это психологическое воздействие выходит за рамки преступности. Известно, что преступные традиции и обычаи обладают определенной способностью заражать умы людей, не имеющих никакого отношения к преступной деятельности. Это связано в известной мере с внешней привлекательностью криминальных традиций и обычаев. Вокруг них создается некий ореол удали и романтики. Некоторые атрибуты преступного образа жизни, давно ставшие его традициями, содержат в себе элементы артистизма, театральности, азарта, юмора, что нередко вызывает у отдельных людей желание подражать такому образу жизни.

Обрядовая сторона многих криминальных традиций и обычаев действует гораздо эффективнее, когда дополняется соответствующими художественными средствами. К их числу относится так называемый преступный фольклор (песни, стихи, поговорки на воровскую тематику и др.). Эмоциональный эффект преступного фольклора достаточно велик. Анализ его образцов свидетельствует о способности преступников умело и тонко играть на чувствах нетребовательных людей. Всем своим содержанием преступный фольклор направлен на порождение негативного отношения к закону, его представителям в лице правоохранительных органов, возвеличивание и приукрашивание преступного образа жизни, восхваление «подвигов» преступников, воспевание их «честности», «открытости», «жизнелюбия», «широты воровской души». Нередко такая уголовная пропаганда достигает своей цели и если не порождает стремление идти по преступному пути, то во всяком случае может вызвать у отдельных людей чувство снисходительного, лояльного отношения к преступникам. Все это в итоге может сказаться на снижении уровня ан тикриминальной социальной активности граждан.

Преступность, как любое социальное явление, также внутренне противоречива. В ней всегда существует конфликт нового со старым. Однако в отличие от антикриминальной деятельности государства и общества, целью которой является сокращение преступности, внутренний конфликт в преступности преследует цель сближения противоположностей, поскольку только в этом случае она может сохранить себя. Поэтому такое противоречие является источником самосохранения, саморазвития и самовоспроизводства преступности. Этот конфликт внутри преступности во многом стимулируют криминальные традиции и обычаи. Они как формализованное выражение антиобщественных принципов и образов преступного поведения прошлого представляют собой внутренние факторы сохранения преступности в обществе.

Возникнув на почве преступности, порожденной антагонизмами прошлого, криминальные традиции и обычаи являются ее вечными спутниками. Они способствуют сближению противоречий в преступной среде, с одной стороны, сохраняют в преступности стабильное начало, с другой -укрепляют ее для противодействия социальным воздействиям. Причем укрепление идет как путем поддержания (и удержания) стабильности, так и привлечения в свою сферу нового пополнения.

Эти направления прямо связаны с негативным субъективным фактором, существование которого является одним из негативных последствий социальных противоречий. Внутри преступности рассматриваемые традиции и обычаи выступают средством его закрепления, а вовне - формирования. Следовательно, приверженность преступников криминальным традициям и обычаям - одна из предпосылок существования негативного субъективного фактора. В результате его взаимодействия с социальными противоречиями появляется то «горючее», которое не дает угаснуть преступности [41].

Рассматривая закономерные для преступности явления в связи с изучением криминальных традиций и обычаев, следует обратить внимание и на статистические закономерности. Для криминологической науки они наиболее осязаемые показатели преступности. В статистических закономерностях преступности обычно выделяют:

общую закономерность, характеризующую количественную сторону развития преступности в целом, ее уровень, интенсивность, тенденции изменений общей численности преступлений и преступников;

частные закономерности, характеризующие качественную сторону преступности, ее структуру, направленность посягательств (удельный вес отдельных видов преступлений в их общем числе, распределение преступников по полу, возрасту, образованию и др.).

Анализируя общую статистическую закономерность, следует признать, что количественные элементы стабильного в преступности весьма относительны. Здесь традиционность в ее буквальном смысле утрачивает былое значение, чего нельзя сказать о частных закономерностях. Их устойчивость объясняется стабильностью причин и условий, способствующих совершению преступлений. Несмотря на то что изменения социального строя могут вызвать изменения внутри частных закономерностей, общий характер последних при этом не нарушается. Присутствие традиции как элемента преемственности в этом случае несомненно.

Включенность криминальных традиций и обычаев в причинный комплекс преступности реализуется не иначе как через их криминогенное влияние в составляющих ее видах и отдельных преступлениях. Преступность, как любое другое явление, содержит признаки общего, особенного и единичного. Научные изыскания в области контроля над преступностью широко представлены разработкой проблем изучения на уровне особенного однородных групп преступлений и на уровне единичного - отдельных преступлений.

В плане изучения влияния на преступность криминальных традиций и обычаев представляется целесообразным на уровне особенного выделить следующие виды преступности:

рецидивную;

групповую;

несовершеннолетних и молодежи[42].

Предусматривая влияние криминальных традиций и обычаев в перечисленных видах преступности, следует признать, что не могут оказаться в стороне от него и другие виды. Однако в основе выделенных нами видов преступности лежит тот факт, что именно в их недрах произрастают такие традиции и обычаи в целях самосохранения и самовоспроизводства, тогда как другие виды могут лишь ощущать на себе влияние последних либо быть последствиями этого влияния.

В статистических закономерностях преступности выделяется роль элементов преемственности. Наиболее показательна в этом плане рецидивная преступность, причем основной ее признак и результат преемственности  повторяемость, значение которой в преступности столь же велико, сколь и в любом другом явлении общественной жизни. В рецидивной преступности данный факт определяется не просто повторяемостью фактов совершения преступлений лицом, а повторяемостью характера преступной деятельности.

Традиционность касается прежде всего показателей структуры рецидивной преступности. Вероятность повторного совершения преступлений во многом связана с характером совершенных ранее. Первое преступление нередко формирует своеобразный «генетический код» преступной карьеры рецидивистов. Совершение однородных преступлений (специальный рецидив) обладает большей общественной опасностью, так как свидетельствует об устойчивости антиобщественной направленности рецидивиста, обеспечивает относительно большую результативность его преступной деятельности благодаря своеобразной специализации, накоплению и использованию опыта противоправного поведения. Здесь налицо традиция в преступном поведении, следование которой становится способом антиобщественного существования, перерастает в привычку, часто определяющую выбор поступка.

Но рецидивная преступность не только следствие воздействия криминальных традиций и обычаев, а одновременно их причина. Именно она является связующим звеном, обеспечивающим преемственность таких правил. Благодаря рецидивной преступности (как стабильной системе антиобщественного противоправного поведения) происходит передача криминальных традиций и обычаев во времени и распространение их в пространстве[43].

Аккумулируя криминальные традиции и обычаи, рецидивная преступность становится одновременно их генератором для первичной преступности. Естественно, что базой всякого рецидива является первичная преступность, однако и она в известной степени есть результат притягательной силы, исходящей от рецидивной преступности.

Рост рецидивной преступности всецело обусловлен ростом первичной. Разумеется, процесс этот не происходит одновременно. Рост рецидива в зависимости от первичной преступности отдален во времени. Но зависимость эта для рецидивной преступности закономерна. К тому же рецидив концентрирует не только сам себя, но и способствует концентрации первичной преступности с целью ее перерастания в рецидивную, однако уже в более общественно опасном качестве.

Наряду с рецидивной большой общественной опасностью обладает групповая преступность, представляющая собой проявление элемента организованности в противоправном поведении. Говоря о роли криминальных традиций и обычаев в преступности, необходимо подчеркнуть, что они являются продуктом именно группового поведения, а их функционирование — одно из условий сохранения групповой сплоченности и регулирования групповой преступной деятельности.

В групповом преступном поведении в последние годы наметились весьма опасные тенденции, свидетельствующие о высокой степени организованности и устойчивости преступных групп. В связи с этим изучение криминальных традиций и обычаев как норм, стабилизирующих и регулирующих преступное поведение, в частности групповое, поможет не только вскрыть характер и особенности данных тенденций, но и понять их механизм[44].

Психологи констатируют, что важнейшим параметром, характеристикой группы оказывается нормативная обусловленность протекающих в ней процессов. В связи с этим и преступные группы, деятельность которых подчинена выработанным ими нормам поведения, образуют своеобразную социальную среду. Всякое сплочение людей на основе какой-либо совместной деятельности неизменно порождает определенную систему взаимоотношений, нуждающуюся в урегулировании ради достижения совместной цели. В формальной организации такое урегулирование обеспечивается официальными документами. Когда же речь идет о неформальном образовании, каковым является преступная группа, то в ней перечисленный выше набор оснований возникновения неформальных норм приобретает с точки зрения преступной деятельности официальный, формальный характер. Весь процесс такого теневого нормотворчества в каждой преступной группе подчинен единым принципам и образцам антиобщественного поведения, которые формировались преступным миром веками, стали его традициями и обычаями. Поэтому преступная среда, на наш взгляд, не может ограничиваться рамками одной или нескольких преступных групп. Она существует реально как их качественная совокупность.

В преступных группах так же, как и в иных формах групповой деятельности, формирование основных групповых характеристик и процессов связано с выработкой и использованием групповых норм поведения. С их помощью группа предписывает определенное поведение своих членов в конкретных ситуациях. Таким образом. группа защищает свои общие интересы. С учетом указанных моментов можно предположить, что криминальные традиции и обычаи должны присутствовать на всех стадиях динамики преступных групп (формирование, функционирование). Это присутствие, однако, в различных группах может проявляться по-разному. Оно зависит от характера противоправной деятельности, для реализации которой создавалась та или иная преступная группа. Необходимо вначале дифференцировать преступные группы в зависимости от направленности посягательств, что дает возможность исследовать более детально признаки каждой из их разновидностей, вскрыть внутренний механизм образования и функционирования, криминогенную роль криминальных традиций и обычаев на каждом этапе и степень их влияния в системе социальной регуляции конкретного вида группового противоправного поведения[45].

Если рассматривать преступную группу как некий собирательный образ, следует отметить, что факт ее формирования обусловлен в основном необходимостью достижения преступных целей объединенными усилиями нескольких человек. Цель же эта предопределена множеством факторов, составляющих мотивацию преступного поведения. Для преступной группы это общность потребностей, чувств, ценностных ориентаций, привычек, которые лежат в основе мотивации группового преступного поведения. На базе этой общности зарождается стремление к совершению совместных противоправных действий, что и предопределяет образование преступной группы.

Нельзя также сбрасывать со счетов и коммуникативный фактор. Необходимо иметь в виду, что личность со сформировавшейся антиобщественной ориентацией может следовать криминальным традициям и обычаям в одиночку. Однако однообразный стиль жизни так или иначе порождает стремление к общению с себе подобными. Общение это может происходить только в группе.

Разумеется, одно лишь стремление к общению среди преступников не обусловливает образования преступной группы. Но именно в общении реализуются эмоциональные пристрастия людей, формируются общие настроения и взгляды, достигается взаимопонимание, так необходимое для осуществления общей деятельности, в данном случае преступной. Специфическая система общения в преступных группах не только порождена, но и регулируется криминальными традициями и обычаями. Они являются в преступной среде эталонами общения и поведения, инструкциями преступной деятельности.

Преступные группы, концентрируя в своих рамках общие криминальные традиции и обычаи и формируемые ими групповые нормы преступной деятельности, культивируют в целом специфическую автономную субкультуру преступного поведения. Объединяя преступников на основе общности образа жизни, она является наиболее острой формой противостояния моральному воздействию уголовного закона. Преступная субкультура становится организующим началом в преступной группе, которое ставит под контроль поступки и действия членов группы, создавая одновременно внутренние условия для усиления самоконтроля. Как элементы культуры (а именно таковыми они и являются) традиции и обычаи выступают одновременно и ее трансляторами. В этой связи трудно переоценить значение криминальных традиций и обычаев в развитии соответствующей криминальной субкультуры Сопоставляя рецидивную и групповую преступность в связи с изучением криминальных традиций и обычаев, можно констатировать, что если первая в основном способствует их закреплению и утверждению, то вторая обеспечивает главным образом их динамизм. Следовательно, статичность и динамичность криминальных традиций и обычаев поддерживают оба вида преступности. Но поскольку названные процессы один без другого не существуют, это диктует необходимость четкого взаимодействия между групповой и рецидивной преступностью, которое, в свою очередь, также обеспечивается механизмом функционирования криминальных традиций и обычаев[46].

Цель функционирования традиций и обычаев как элементов преемственности заключается в передаче новым поколениям социального опыта предшественников. Принимая этот опыт, новые поколения призваны обогатить его в процессе своей практики и передать наследникам. Логика диалектики общественного развития, обусловливаемая в известной степени механизмами преемственности, касается и негативных сторон социальной жизни. Как известно, базу преемственности в преступности составляет преступность несовершеннолетних и молодежи. Этот вид в силу присущих ему социально-психологических особенностей не только в большей степени восприимчив к воздействию криминальных традиций и обычаев, но и в определенной мере сам способствует усилению их криминогенно- сти. Последнее происходит в результате того, что у молодежи обострено стремление вырваться из рамок стереотипного социально-нормативного поведения, которое, по их мнению, сдерживает свободу проявления индивидуальных свойств личности и ограничивает сферу удовлетворения потребностей. В случае с несовершеннолетними правонарушителями эти стереотипы настолько не удовлетворяют личность, что она ищет возможность проявить присущие ей свойства именно в среде с антиобщественной направленностью. Антиобщественная микросреда, разумеется, предоставляет такую возможность. Однако она одновременно предлагает личности набор собственных правил поведения.

Попадая под влияние сложившихся в преступной среде антиобщественных традиций и обычаев, молодежь воспринимает их соблюдение как возможность противопоставления своего поведения «надоевшим» общепринятым нормам морали. Вначале в соблюдении криминальных традиций и обычаев подростки видят лишь способ утверждения себя как личности, во-первых, в криминогенной среде, во-вторых, по отношению к остальным сверстникам. Однако, попав в «тиски» криминальных*традиций и обычаев, они не замечают постепенного закрепощения своего сознания и поведения рамками традиционных установок, царящих в антиобщественной среде. Возможность проявления индивидуальных свойств, предоставленная некогда антиобщественной микросредой, перерастает в необходимость антиобщественного противоправного поведения. Каждое новое поколение преступников, усваивая от предыдущего их традиции и обычаи, приобщаясь тем самым к уголовной «романтике», начинает видеть в них свой нравственный идеал и готово идти по преступному пути, указанному предшественниками.

Изучение криминальных традиций и обычаев тесно связано с криминологической проблемой вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность. При этом криминологические аспекты вовлечения гораздо шире уголовно-правовых, поскольку неумышленное распространение среди подростков преступной «романтики» не может повлечь уголовно-правовых последствий. Однако подражание подростков авторитетному (в своей компании) лицу с криминальным прошлым само по себе может привести к преступным результатам, хотя прямого вовлечения при этом не будет.

Несмотря на то, что распространение криминального опыта в процессе общения подростков с лицами, его имеющими, часто не является целенаправленным, это в определенной мере может отражаться на характере совершенного несовершеннолетним преступления. Общая роль криминальной преемственности здесь бесспорна. В случае же целенаправленного вовлечения в преступную деятельность несовершеннолетних названные традиции и обычаи используются более чем активно, поскольку являются эффективным средством психического воздействия. Результаты исследований свидетельствуют, что в процессе подготовки несовершеннолетних к совершению преступлений многие взрослые, особенно из числа ранее судимых, рассказывали подросткам о своих былых похождениях, друзьях, с которыми ранее совершали преступления, отваге преступников, о воровских обычаях, способах совершения преступлений, сокрытия их следов, маскировке преступной деятельности и др[47].

Конечно, вовлечение в преступную деятельность предполагает не только внешнее воздействие. Оно в основном предопределено криминогенной активностью самих подростков, которая нуждается лишь в упорядочении и урегулировании. Криминальные традиции и обычаи в этом случае - «лучшее», что может удовлетворить духовные запросы несовершеннолетних правонарушителей. Поэтому подростки зачастую интенсивно дополняют предлагаемые старшим поколением преступников программы противоправного поведения, содержащиеся в криминальных традициях и обычаях, выработкой новых норм. Хотя это «нормотворчество» является не столько плодом воображения «авторов», сколько результатом заимствования образцов поведения, характерных для различных молодежных группировок.

Активизировался этот процесс в последнее время. В среде несовершеннолетних преступников происходит переоценка и переориентация криминальных традиций и обычаев прошлого. Однако подобные тенденции ни в коей мере не свидетельствуют об исчезновении последних, поскольку принципы преступного поведения остаются прежними, во всяком случае по содержанию. Образцы же его, особенно применительно к групповым формам преступности несовершеннолетних и молодежи, деформируются за счет такого феномена, как мода, играющая в кругу молодежи весьма заметную роль.

С обычаем моду роднит то, что она также представляет собой стереотипную форму массового поведения. Однако если обычай сохраняется в неизменном виде в течение длительного времени, то мода меняется, причем нередко в короткие промежутки времени. Противопоставляя обычай моде на основе принадлежности одного временным, а другой — пространственным отношениям, подчеркнем, что в преступности, особенно несовершеннолетних и молодежи, эти феномены имеют тенденцию к сближению. Мода здесь не противопоставляется обычаю, а, наоборот, дополняет его, усиливает сближение старого и нового в обшей консервативной форме преступного поведения, что значительно усиливает его общественную опасность, стимулирует новые тенденции в преступности. Вместе с тем механизм криминогенного влияния моды и обычая, на наш взгляд, представляется в известной мере схожим. Познание соотношения того и другого феноменов в преступности, в частности в преступности несовершеннолетних и молодежи, может открыть новые возможности для организации более эффективного ее предупреждения.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что криминальные традиции и обычаи, безусловно, детерминируют сохранение преступности в любом обществе как относительно массового социального явления. Во взаимодействии с другими традиционными установками они обеспечивают, с одной стороны, преемственность внешних детерминант преступности, с другой - сами являются внутренними детерминантами преступности. Тем самым криминальные традиции и обычаи оказывают самостоятельное воздействие на отдельные виды преступности (рецидивную, групповую, молодежную и др.), обеспечивают в известном смысле их взаимодействие, чем укрепляют систему преступности[48].

2.5 Взаимосвязь социального и биологического в причинах преступности

Проблема соотношения социального и биологического в причинах преступности имеет не только свое собственное теоретическое и практическое значение. От правильности ее решения зависят методологическая направленность и способы исследования многих других вопросов, отчетливо и зримо встающих в связи с обеспечением профилактики антиобщественного, в том числе преступного, поведения. Философия рассматривает социальное и биологическое в общественных процессах, так или иначе связанных с оценкой человека, с одной стороны, как качественно различные и в этом смысле противоположные явления, с другой - как находящиеся в диалектическом единстве, взаимопроникновении и взаимодействии. Нет, следовательно, никаких оснований ни для крайнего, доходящего до разрыва противопоставления, ни для отождествления социального и биологического. Для них характерно именно диалектическое единство, с позиций которого и должны осуществляться соответствующие криминологические исследования.

Исходя из такого единства биологического и социального в причинах преступности, следует полагать, что проблема причин преступности прекращается тогда, когда распадается это единство. Данную мысль можно выразить и так: если преступность утрачивает социальную природу, то наступает ее социальная смерть, ибо она может характеризоваться только с биологических позиций; если преступность теряет биологические позиции, то она становится сугубо социальной. В любом из указанных крайних случаев преступность как явление теряет свою целостность. Именно поэтому противопоставление социального и биологического в данном конкретном случае невозможно.

Надо иметь в виду, что в самом широком смысле поведение человека всегда выступает в единстве общественных и природных способностей, задатков и возможностей. Несомненно, это имеет отношение и к преступному поведению. Исходить следует из того, что объективно заданное единство биологического и социального в жизнедеятельности человека определяет не только социальную, но и биологическую направленность развития человека, формирования его личности.

Любой человек (в том числе ведущий антиобщественный образ жизни) выступает в реальной жизни как целостный индивид, который воспроизводит себя в единстве биологических, психологических и социальных характеристик. Он развивается как сознательное существо, постигая окружающую действительность, в которой природные (биологические) и общественные (социальные) свойства вещей как бы наложены друг на друга. Их чистое, оторванное друг от друга познание невозможно. Нельзя, следовательно, познать и поведение человека, изучая только социальные свойства вещей. Необходим учет и биологических свойств вещей. Это относится к любым формам поведения человека. Преступное поведение не может быть здесь исключением.

Отвергая механистическую трактовку соотношения социального и биологического, криминология ориентируется только на диалектическое учение, из которого следует, что реально существует человек с его биологическими, психическими и социальными свойствами, и именно их взаимосвязь следует учитывать в процессе изучения преступности и ее причин, личности преступника и профилактики антиобщественного поведения. Однако подчеркнем, что социальное в отличие от биологического человек приобретает не от рождения, а прижизненно. Но это социальное возникает и развивается не вдруг, не на пустом месте. Оно имеет определенные биологические предпосылки. Как бы ни развивалось социальное, человек всегда остается и биологическим существом. Человек - система биосоциальная.

Криминология, направляя все свои исследования в конечном счете на предупреждение преступного поведения, не может обойтись без биологии. Особенно важен для нее в этой связи анализ проблем наследственности. На помощь криминологии здесь приходит генетика - наука о наследственности и изменчивости. Важность изучения криминологами генетики определяется тем, что она имеет прямое отношение к человеку, его биологической сущности. Изучая же социальную сущность человека, нельзя обойтись и без изучения некоторых генетических проблем его поведения. Именно генетикой доказано, что вместо прежней формулы «наследственность или среда» сейчас надо употреблять формулу «наследственность и среда» [49].

Именно отсюда должны произрастать «генетические» проблемы разработки мер и программ предупреждения преступного поведения. Ранее основной аргумент критики в нашей литературе состоял в том, что этого не может быть, потому что преступность не детерминируется биологически. Действительно, преступность в целом не биологическая категория. Тем не менее со временем проблема преступности стала включать в себя науку генетику в такой же мере, в какой эта наука включала в себя преступность. В частности, науке уже известны генетически предопределенные нормы реакции человека на различные факторы социальной среды. Криминологи, видимо, не только не могут отвергать эти достижения генетики, но и должны исходить из того, что при изучении тех или иных признаков человека имеет значение оценка не только социальной среды, но и нормы реакции на эту среду. Норма же такой реакции вполне может быть обусловлена наследственностью. Отсюда важность изучения лиц, совершающих преступления, с учетом их психики, последствий наследственных заболеваний и т.д. Это и позволяет исследовать причины преступности в комплексе происходящих в жизни человека явлений и процессов, как социальных, так и биологических.

Анализируя соотношение социального и биологического в изучении причин преступности, следует обращать внимание на то, что учет биологических (генетических) проблем может во многом предопределить характер организации профилактической работы. Это также даст возможность учитывать разную предрасположенность людей к поведению в той или иной ситуации (что связано с их биологическими свойствами), делать выводы о том, как строить дифференцированную индивидуально-профилактическую деятельность.

Не всякий человек свободен от таких врожденных качеств, которые способствуют формированию антиобщественной направленности и, следовательно, совершению преступления. Однако и психофизиологическая предрасположенность того или иного лица к преступлению еще не означает фатального совершения им уголовно наказуемого деяния. Поэтому необходимо изучать биогенетические задатки личности, особенности типа ее высшей нервной деятельности, темперамент, физическую силу и многое другое, т.е. все, что в конечном счете связано с условиями ее социального существования, дабы предупреждать критические формы поведения, приводящие к преступлению.

Отметим прежде всего, что преступление (преступное поведение) нельзя объяснить какими-то вечными влечениями, инстинктами, заложенными в человеке природой, биологией, генами. Основные биологические потребности далеко не раскрывают мотивы и побуждения человека. Над врожденным «репертуаром» поведения под воздействием социальной среды надстраиваются вторичные и именно социальные влечения и потребности. Однако биологическая активность тоже входит в структуру побудительных мотивов человеческого поведения, в том числе и преступного, хотя ее роль ограничена. Нет врожденных социальных или антисоциальных программ поведения. На любом биологическом основании (исключая патологию) может быть сформирована социально-позитивная личность, равно как и социально-негативная.

Но надо иметь в виду, что накоплено немало данных о генетических и цитогенетических основах многих, в том числе психических, патологий. Сегодня уже нет особой необходимости аргументировать, что на поведение любого человека влияет генетический компонент. Однако открытыми остаются вопросы: как и в какой степени он влияет на развитие таких качеств, как нормы поведения человека в обществе, склонность воспринимать, отвергать или даже сознательно нарушать его трудовые и нравственные традиции и идеалы, на преобладание в поведении человека чувства товарищества и коллективизма или, наоборот, индивидуализма и эгоизма, приобретающего иногда едва ли не патологические проявления безмерного тщеславия, карьеризма и даже жестокости к окружающим? Генетический анализ таких проблем чрезвычайно затруднен. Причиной этого нередко бывает то, что генетический компонент очень замаскирован. И все-таки поведение, в том числе преступное, выступающее в результате как социальная патология, необходимо изучать и с генетической точки зрения.

Признавая определенную генетическую составляющую в человеке, нельзя, однако, понимать дело так, что наличие тех или иных врожденных потенций жестко и с фатальной неизбежностью определяет качество самого человека. Это тем более понятно, что нет исключительных биологических основ гуманизма или основ антисоциального поведения. Но есть генетически детерминированные свойства психики, сочетание которых, преломляясь через определенные социальные условия, способствует формированию либо человека с высоким чувством долга и совести, испытывающего отвращение не только к преступлению, но и к карьеризму и стяжательству, либо же человека, который плохо понимает, что такое долг и совесть, и легко может совершить преступление. Здесь, как видно, генетика связана с преступным поведением. Связь эта не простая, но она все же существует[50].

Справедливо мнение о том, что «люди отличаются друг от друга врожденными темпераментами или характерами, типами высшей нервной деятельности». Но надо считаться и с тем, что структура всех эмоциональных и духовных свойств человека чрезвычайно сложна и их реальное выражение является всегда результатом взаимодействия многих составляющих. Еще Жан-Жак Руссо заметил в свое время: «Что бы там ни говорили моралисты, а разум человеческий во многом обязан страстям, которые, по общему признанию, также многим ему обязаны».

Оценивая то или иное поведение личности (в нашем случае преступное), мы, несомненно, исходим из того, что человек в принципе должен быть нормальным от рождения. Правда, наличие физиологически нормального мозга - одна из материальных предпосылок личности, но еще не сама личность. Процесс возникновения личности выступает как процесс преобразования биологически заданного материала факторами социальной действительности. Однако для нормального поведения (жизни и деятельности) человеку необходим некий минимум соответствующего «генного снаряжения».

Иное дело в случае с патологией - разного рода генетическими отклонениями, связанными с наследственными заболеваниями. Здесь прямо надо сказать, что физиологический дефект вызывает и социальную недостаточность индивида. Ясно, что некоторые варианты врожденных особенностей личности в ряде случаев затрудняют социальную адаптацию лица, и если воспитательная программа учитывает такие особенности, они социально нейтрализуются. Нельзя не признать и то, что негативное поведение связано напрямую не с этими врожденными особенностями, а с недостатками стандартизированной воспитательной программы, которая их не учла. Разумеется, необходимо искать не прямые, а опосредованный связи. Их учет весьма важен для изучения преступности, ее причин и условий, личности преступника, для организации профилактики антиобщественного поведения.

Рассматривая биологические и социальные аспекты причин преступности, их взаимодействие в антиобщественном поведении, необходимо подвергнуть криминологическому анализу взаимосвязь такого поведения с особенностями нервной системы человека, его психики. Не секрет, что нервная система современного человека подвергается всевозрастающему воздействию разнообразных психоэмоциональных влияний, как здоровых, тонизирующих, так и отрицательных и даже болезнетворных, патогенетических. Очевидно, исходя только из этого, можно уже говорить о значении нервно- психической патологии для исследования генезиса асоциального поведения (в том числе антиобщественного, преступного).

Анализируя преступное (вообще антиобщественное) поведение, надо учитывать, что психика, связанная с нервной системой, может рассматриваться как связующее звено между социальным и биологическим. Данное звено определяет выход на психофизиологический аспект исследования, когда устанавливается влияние на поведение пограничных состояний, процессов социального и биологического характера (в единстве с этим выступают и биофизиологиче- ские свойства человека). В связи с этим ученые пишут о такой пограничной дисциплине, как психогенетика, которая изучает довольно широкий диапазон признаков. Но основное внимание эта дисциплина уделяет высшим психическим функциям. Связь криминологии с данной дисциплиной необходима для решения комплекса теоретических и практических проблем предупреждения преступности, ведь она дает возможность оценивать преступное поведение во взаимодействии с нервной системой и психикой человека.

Исследуя соотношение социального и биологического в детерминации преступности, необходимо помнить, «что содержательная сторона психики, т.е. все, что характеризует человека как личность, - его мировоззрение, нравственные и этические ценности, цели, стремления, интересы, интеллект и воля, не обусловлена генотипом. Напротив, есть все основания утверждать, что эти “признаки” имеют социальное происхождение и передаются от поколения к поколению только в порядке социальной преемственности по программе “социального наследования”. Они не кодируются в геноме. Другое дело динамические характеристики, т.е. формальные параметры психического (и лежащего в его основе нервного) процесса, или характеристики человека как индивида. Отражая физиологические свойства материального субстрата психики, они могут формироваться по генетической программе. Но и здесь вряд ли все можно объяснить только генотипом». Это исходная позиция, которая должна лежать в основе криминологического исследования психики человека в связи с его антиобщественным (преступным) поведением. Здесь важен конкретный анализ конкретных признаков, свойств и качеств человека и его поведения, в частности преступного поведения.

Данные психиатрии и психопатологии имеют нередко большое значение для понимания психофизиологических механизмов, лежащих в основе многих важнейших форм поведения. Хорошо известно, например, что у большинства людей положительные (и нервно-психические, и социальные) качества превалируют над отрицательными. Однако есть люди, в которых отрицательные нервно-психические и социальные качества преобладают над положительными. Подобное соотношение превращает людей в односторонние, дисгармоничные личности. Указывая на данное обстоятельство и увязывая его с проблемами антиобщественного поведения, ученые пишут: «Некоторые правонарушители в силу психической неуравновешенности и внутренней неуживчивости испытывают неудобство в условиях нормальной, спокойной жизни. Им импонируют острые ситуации, страдания людей и т.п. Они используют любой повод для создания конфликтной ситуации». Такое поведение не свободно от психических аномалий. Оно связано, как правило, с нарушением сознания, мышления, расстройством памяти, нарушением личности вообще, психики человека. А это, как показывает практика, довольно часто приводит к преступлениям.

Строго индивидуальные психические особенности человека, связанные с его биологией, играют в формировании поведения не пассивную, а активную роль. На антиобщественное поведение, например, особенно заметное влияние способны оказать различные психические и физические отклонения и недостатки, своеобразие мыслительной деятельности. Психика людей, совершающих тяжкие преступления, сопровождаемые порой явно «нечеловеческими» действиями, может быть и изначально нарушена из-за тех или иных генетических отклонений. Не исключено, что у таких людей может отсутствовать та или иная способность нормального психического восприятия, какие-то способности могут быть искаженными. Обследования даже таких лиц, которые совершили «просто» умышленные убийства, показывают, что именно среди преступников этой категории чаще всего встречаются люди с психическими отклонениями. Подавляющее большинство убийц — это лица с определенными психическими отклонениями. То же можно сказать и о сексуальных преступниках. Среди осужденных, например, совершивших убийства, тяжкие телесные повреждения и изнасилования, удельный вес лиц с психическими аномалиями составляет около 70%.

Конечно, не всегда надо искать только прямые связи психики с генетикой. Достаточно ощутимо и косвенное влияние. Ясно, что наличие психопатии, умственной отсталости и других проявлений психической неполноценности в ряде случаев может способствовать совершению преступления. Разумеется, такая психическая неполноценность может быть следствием социальных факторов. Нам не обойтись, очевидно, без исследования законов антропологического характера, связанных не только с социологией, но и с функционированием человеческого мозга, психикой человека. Без учета биолого-психических моментов нельзя достаточно полно объяснить ту психологическую исключительность, которая называется преступлением, нельзя целенаправленно и конкретно осуществлять индивидуальный подход в профилактике антиобщественного поведения.

Особое место в криминогенной детерминации занимают наследственные заболевания. Больные с наследственными заболеваниями и их семьи составляют большую группу населения. Сейчас уже ни у кого не вызывает сомнения существенная роль наследственных (врожденных) факторов в патологии человека. Этот груз наследственности значителен с различных точек зрения, прежде всего с точки зрения поведения таких лиц как членов общества. Надо иметь в виду, что болезни ограничивают проявление жизнедеятельности людей, поэтому свобода выбора в условиях врожденной патологии (очевидно, как и вообще патологии), как правило, становится урезанной и неполной. Более того, наследственные болезни нередко ведут к некоторой деформации характера и даже образа мышления и действия человека. Указывая на все это, специалисты в данной области отмечают, что любая сколько-нибудь существенная патология поражает в основном личность в целом, меняет систему ее потребностей, установок, эмоционально-волевых особенностей и т.д. Патология оказывается включенной в личность. Этим «патологическая личность» отличается от «нормальной личности». Для криминологии, как и ряда других наук, важно знать такие отличия. К их числу, например, можно отнести, говоря об особенностях «патологической личности», наследственные заболевания, связанные с различными формами антиобщественного поведения, а особенно врожденные психические аномалии, так или иначе связанные с преступным поведением.

На первый взгляд может показаться, что криминологию не должны волновать вопросы о том, врожденная или нет у правонарушителя (преступника) та или иная патология. Да, мол, такие люди есть, их совсем немало, понятно, что они порой делают нам «погоду», но надо заниматься конкретным делом - предупреждением преступлений. С одной стороны, можно понять рассуждающих таким образом практических работников. Надо признать, что их действительно волнует главным образом проблема предупреждения преступлений, в том числе со стороны лиц с наследственными заболеваниями, а это весьма затруднительно в силу самых неожиданных и по характеру и по времени действий этих людей. С другой стороны, именно для того, чтобы предупреждать преступления, совершаемые данной категорией лиц, необходимо знать истинные причины их антиобщественного поведения, оцениваемые, разумеется, в комплексе.

Разумеется, учитывая такую «генетическую» составляющую причинного комплекса преступности, можно с уверенностью утверждать, что одни только юридические средства и методы не могут оказаться достаточно полезными. На помощь практическим работникам должна прийти в первую очередь медицина, ибо речь идет о влиянии на антиобщественное поведение болезней, наследственных заболеваний. Ясно, что без медицинской профилактики (и лечения) в будущем здесь не обойтись. Уже сейчас становятся актуальными задачи сознательной охраны наследственности.

Сегодня ведется большая работа по профилактике и лечению многих наследственных болезней. Несомненно, развитие медицинской генетики, именно методов профилактики, диагностики и лечения наследственных болезней, приведет к уменьшению их числа, а также числа их последствий, в частности таких, как правонарушения, преступления. Очевидно, медицина и юридическая практика, действуя совместно при организации профилактики антиобщественного, в том числе и преступного, поведения, неизбежно будут опираться на такие новые социальные условия, которые могут дать возможность сознательного преобразования генетической программы человека. Это окажется новым направлением профилактической деятельности государства. Для одного и того же человека, страдающего наследственными болезнями и ведущего в связи с этим антиобщественный образ жизни, нельзя создавать две самостоятельные, независимые программы профилактического воздействия - «генетическую» и «социальную». Должна быть единая программа - комплексная, медико-правовая, разумеется, основанная на криминологическом анализе механизма преступного поведения. Чтобы преступника «вылечить», надо знать, каким «здоровьем» он должен обладать, каким человеком должен стать и как обязан вести себя. Именно на это ориентирована комплексная криминологическая профилактика.

Кстати, для криминологии в отличие от уголовного права важно познать закономерности всех антиобщественных деяний, формально подпадающих под признаки, содержащиеся в Особенной части Уголовного кодекса РФ, но не признаваемые преступлениями из-за невменяемости совершивших их людей. Поэтому для познания всего комплекса причин, условий, факторов преступности криминология вправе вторгаться в любую относительно изолированную от других сферу знания о человеке, в том числе психиатрическую, медицинскую. Думается, что в данном случае криминология выполняет не менее значимую роль в «лечении» людей, чем медицина. Если последняя стремится таким образом к обеспечению надежного контроля над здоровьем людей, то первая (разумеется, не без помощи медицины) - контроля над социальным здоровьем нации.

Проблема психофизиологических нагрузок приобретает сегодня особую актуальность. На человека, его состояние и поведение влияет все, даже солнечная активность. Он постоянно испытывает влияние космоса. У каждого человека свои биоритмы. Для него далеко не безразлична и экологическая обстановка. Словом, человек находится в постоянных и многообразных контактах с социально-техническими условиями, в которых живет и работает. Эти условия - условия современной жизни - не только очень быстро изменяются, но и усложняются. Биологические же качества человека остаются при этом в общем такими же, какими были сто и даже тысячу лет назад.

Таким образом, возникает проблема противоречия между консерватизмом биологического и ускоренным развитием социального, проблема приспособления личности к сложнейшим условиям общественного бытия. Усиливается психофизиологическая и психоэмоциональная насыщенность людей. В результате нередко нарушаются их физические, эмоциональные и иные биоритмы. Все это требует от людей непрерывного как биологического, так и социального напряжения. Результатом такого напряжения, которое испытывает человек, являются далеко не только общая физическая усталость, но и перегрузки нервно-психического и эмоционального характера. Это и называется психофизиологическими нагрузками. Они не могут не влиять на поведение людей, не создавать различные конфликтные ситуации. Порой последствия таких нагрузок приводят и к неправомерному поведению, преступлениям[50].

Оторвать психофизиологические нагрузки от биологических проблем, видимо, невозможно. Не случайно, оценивая нервно-психические перегрузки людей, в уголовном праве ставится вопрос о соотношении психофизиологических возможностей человека и уголовной ответственности. Криминология также не может обойти указанные проблемы. Особенно важным для нее является изучение криминогенных последствий психофизиологических нагрузок, испытываемых человеком. Имеются в виду преступления, совершаемые в результате указанных нагрузок.

Конечно, причины антиобщественного поведения нельзя связывать только с данной проблемой. Надо исходить еще и из того, что различные психофизиологические нагрузки, психоэмоциональные расстройства есть результат усложнения взаимоотношений между людьми, изменений в способах жизнедеятельности, особенно в условиях крупных и сверхкрупных городов. Поэтому при изучении причин и условий преступности необходимо в связи со сказанным  оценивать комплекс проблем, не игнорируя, однако, биологического аспекта исследования.

Криминологический аспект рассматриваемых проблем тесно связан с социологией, психологией, медициной и другими науками. Решая проблемы профилактики, данные отрасли знания должны исходить из того, что на нынешнем уровне развития общество способно предупреждать, компенсировать и изменять некоторые генетические (а тем более негенетические) аномалии, приспосабливать их к полноценной социальной жизнедеятельности. Необходимо помнить, что человек начинает регулировать свою жизнь уже на первых этапах существования. И в этом человеку помогают все, кто находится рядом. Что же касается генетически неполноценных людей, то они тем более нуждаются в такой помощи. Проблема, как видно, касается не только каких-то отдельных направлений профилактики, а в целом деятельности государства, общества. Нужна особая сфера деятельности - воспитания и лечения, тесно связанная с предупреждением различных форм отклоняющегося поведения.

Криминологи могут найти здесь свое сугубо специфическое место, если таковое вообще им будет отведено. Ведь всякое вмешательство в лечение наследственных заболеваний должно быть тщательно обосновано. В этой области крайне недопустимо невежественное участие в судьбе человека. Нужна величайшая ответственность криминологов за работу по предупреждению преступлений, совершаемых, в частности, людьми, находящимися под воздействием генетических болезней, да, видимо, и любых других заболеваний. Им понадобится знание медицины, психиатрии, генетики. Отсюда - необходимость подготовки соответствующих специалистов.

2.6. Негативные социальные явления в причинном комплексе преступности

Говоря о причинном комплексе преступности, необходимо специально сказать о таких негативных социальных явлениях, как алкоголизм и пьянство, наркомания и токсикомания, проституция, экстремизм, социальная маргинальность. Эти явления довольно часто напрямую связаны с преступностью, ее причинами и условиями. Они представляют собой проблему социальную, но имеют ярко выраженное правовое (в том числе уголовно-правовое) и криминологическое значение. Криминологи оценивают указанные негативные явления по-разному: одни именуют их причинами преступности, другие — условиями, а третьи — сопутствующими преступности явлениями.

Нельзя ссылаться именно на лежащие на поверхности причины и условия. Вопрос гораздо сложнее. Его решение связано с поиском, во-первых, глубинных причин и условий преступлений (преступности), во-вторых, причин и условий самих негативных явлений. Здесь не обойтись без решения общих социальных проблем. Ведь криминология в отличие от социологии, социальной психологии и психологии изучает не столько сами эти негативные явления, сколько преступления, совершаемые на их почве. По такому принципу и следует вычленять криминологический аспект исследования.

Несомненно, одними из самых мощных по своему криминогенному потенциалу факторов преступности (во всяком случае, для традиционной российской ее части) выступают пьянство и алкоголизм.

Пьянство — неумеренное употребление спиртных напитков (в медицине употребляются такие синонимы этого термина, как алкоголизация, бытовой наркотизм). Алкоголизм - заболевание, вызываемое систематическим употреблением спиртных напитков. Симптомами алкоголизма являются:

способность употребления больших доз спиртного (через несколько лет эта способность трансформируется в неадекватное опьянение от малых доз); сильно выраженная тяга к спиртному, утрата способности длительное время обходиться без него, утрата способности контролировать количество употребляемых спиртных напитков, физиологические нарушения в организме (дискомфорт, разбитость, озноб, мышечная гипертония) в случае прекращения употребления спиртного;

многодневные запои;

интеллектуальная и нравственно-этическая деградация.

Пьянство тесно связано с алкоголизмом, это одна из ступеней к

алкогольному заболеванию, не случайно прием спиртного медики называют алкоголизацией.

Негативные последствия пьянства многоаспектны.

различные заболевания (сердца, желудка, печени, сахарный диабет, алкогольный психоз и др.);

повышение вероятности травматизма;

увеличение виктимности (повышение вероятности стать жертвой преступления);

утрата профессионализма и мастерства, а в отдельных случаях - потеря постоянного места работы или трудоспособности вообще ухудшение материального положения (у отдельных граждан - до нищенства и бродяжничества);

ухудшения отношений с членами семьи (вплоть до утраты семьи);

нравственный кризис, утрата смысла жизни (вероятность самоубийств в этой группе выше в восемь-десять раз).

Употребление спиртных напитков нередко оказывается причиной смерти людей, о чем свидетельствуют:

передозировка (употребление смертельной дозы спиртного);

низкое качество спиртных напитков (употребление которых даже в малых дозах ведет к летальному исходу).

Употребление спиртного значительно повышает вероятность совершения корыстного, насильственного или неосторожного преступления. Риск случайного преступления возрастает многократно. Одновременно пьянство является одним из важнейших факторов рецидивной преступности. Преступная активность лиц, больных алкоголизмом, превышает преступную активность лиц, умеренно употребляющих спиртные напитки, в 100 раз.

Судьба алкоголиков достаточно драматична. По данным специальных исследований, в первый год после выхода из существовавших до известного времени лечебно-трудовых профилакториев большую их часть ожидал один из трагических вариантов:

водворение в места заключения за совершение преступлений;

гибель в результате убийств или несчастных случаев;

смерть от алкогольного отравления;

утрата способности к активной жизни из-за заболеваний, травм, ранений.

В отношении семьи негативные последствия пьянства выражаются в следующем.

утрате семейного благополучия как в материальном, так и в социально-психологическом отношении (около 20% семей распадаются по этой причине);

повышении вероятности нейрогенных заболеваний у детей (на почве нервозности, тяжелых переживаний родительских конфликтов, страха побоев или сексуальной агрессии);

повышении вероятности неблагоприятной наследственности — как в форме склонности к спиртному, так и в форме хронических психических заболеваний (по данным швейцарского психиатра  Бенцана, обследовавшего 8196 детей, страдающих идиотией, все психически больные дети были зачаты в период неумеренного употребления их родителями алкоголя);

алкоголизации детей по примеру родителей и повышении вероятности преступного поведения.

Негативные социальные последствия пьянства означают:

рост преступности и виктимности;

разрушение семьи как основы общества, деградацию социальных связей и социального контроля;

утрату здоровья нации, увеличение заболеваемости и смертности;

рост травматизма (в США, например, материальный ущерб от травм, полученных вследствие употребления спиртного, составляет более 1 млрд долл.);

снижение уровня профессионализма в стране.

Статистические исследования убедительно доказывают связь

пьянства с преступностью: «Там, где выше уровень потребления спиртных напитков, там выше преступность, опаснее ее характер, более тяжка она и по способам совершения преступлений, и по последствиям». В 2003 г. почти 300 тыс. российских граждан совершили преступления в состоянии алкогольного опьянения.

Влияние пьянства на мотивацию преступного поведения выражается по-разному в отношении различных видов преступлений. По отношению к насилию влияние пьянства проявляется прежде всего в снижении способности к самоконтролю и повышении уровня конфликтности. Если в трезвом виде человек способен справиться с определенным уровнем конфликтности и ему удается разрешить конфликт в рамках закона, то в состоянии опьянения для него главным инструментом устранения противоречий становится насилие. У некоторых лиц употребление спиртного вызывает развитие алкогольной психопатии, проявляющейся в неадекватной реакции на поведение других людей, - насилие часто применяется по незначительному поводу.

В отношении корыстных преступлений:

пьянство снижает сдерживающее воздействие совести и страха наказания;

потребность в спиртном оказывается поводом к хищениям;

пьянство и разгульный образ жизни могут рассматриваться как один из элементов криминальной субкультуры.

По отношению к неосторожным преступлениям негативная роль пьянства проявляется в снижении профессионализма, временной или постоянной утрате определенных навыков и умений, увеличении времени реакции, ухудшении или утрате возможности адекватно воспринимать ситуацию, неспособности принимать рациональное решение в экстремальных условиях. Утрата самоконтроля повышает внушаемость лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения. В этом состоянии они оказываются более подвержены подстрекательству к совершению преступлений, безответственному подражанию (групповому совершению преступлений).

К числу негативных тенденций в области алкоголизации относятся:

увеличение объема потребляемого спиртного;

рост пьянства среди женщин;

рост пьянства среди детей.

Истоки употребления алкогольных напитков уходят в глубокую древность. Использование алкоголя является элементом культуры практически всех народов мира. При этом характер его употребления в разных культурах имеет много существенных различий.

Среди факторов алкоголизации выделяют две группы: психологические и социальные.

К психологическим факторам относят совокупность мотивов, по которым различные лица прибегают к алкоголю:

переутомление и перенапряжение, требующие разрядки;

конфликты в семье и на работе;

психические травмы и стрессы;

эмоциональная и духовная пустота, неудовлетворенность жизнью;

робость и страх.

Алкоголь обладает так называемым релаксирующим действием - употребление его на некоторое время снимает напряжение, устраняет неприятное чувство дискомфорта или тревоги. В то же время одним из основных мотивов употребления спиртного является пьянство по подражанию, без какой-либо серьезной причины.

К числу социальных факторов относятся:

идеологический и духовный вакуум;

пороки государственной политики в области регулирования производства, сбыта и потребления спиртного - невысокие цены на крепкие спиртные напитки низкого качества; интенсивная реклама спиртного и отсутствие антиалкогольной пропаганды, распространение ложных сведений о полезности употребления спиртного; расфасовка крепких спиртных напитков в банки, пластмассовые стаканы и другие упаковки, провоцирующие его употребление на улице;

пороки государственной политики в области обеспечения здорового образа жизни - недостаточное внимание развитию физкультуры и спорта; неразвитость сферы досуга; отсутствие пропаганды здорового образа жизни;

недостатки медицинской профилактики пьянства и алкоголизма;

безработица, утрата многими членами общества профессиональных перспектив, социальное отчаяние;

низкий уровень (либо полное отсутствие) антиалкогольного воспитания в школе;

разрушение системы правового воспитания и правовой пропаганды;

слабость антиалкогольной пропаганды, которая не инициируется и не обеспечивается государством; средства массовой информации, литература, кинематограф в этой работе почти не участвуют;

недостатки правового регулирования продажи и потребления спиртного, отсутствие правовых запретов на продажу спиртных напитков детям;

особенности национальной культуры - негативные традиции (завершать употреблением спиртного рабочий день, заключение сделки, «обмывать» покупку; употреблять спиртное при встрече знакомых и друзей; рассматривать спиртное как основной элемент общения между людьми в праздник; рассматривать совместное распитие спиртного как форму проявления взаимного уважения (отказ - как оскорбление);

один из клинических признаков развивающегося алкоголизма (способность выпить большое количество спиртного) в нашем общественном сознании оценивается как личное достоинство человека; отказ от употребления спиртного рассматривается как социальное отклонение, а человек, не употребляющий алкоголь, может стать изгоем в коллективе; употребление спиртного нередко является условием успешного решения служебных и коммерческих вопросов, доверительных отношений между начальником и подчиненным, а также продвижения по служебной лестнице.

В работе по профилактике пьянства и алкоголизма можно выделить несколько глобальных направлений.

Принятие идеологических, воспитательных мер (идеологическая оценка употребления спиртного, пьянства как социального зла; антиалкогольное воспитание в школе и семье, правовое, нравственное, религиозное воспитание; антиалкогольная пропаганда; постепенное изменение культуры народа, избавление от негативных традиций).

Принятие медицинских мер профилактики пьянства и лечения алкоголизма, разъяснение населению медицинских аспектов вреда пьянства и алкоголизма, привлечение к санитарно-просветительской деятельности лиц, излечившихся от алкоголизма, разработка эффективных научных методов профилактики и лечения алкоголизма.

Принятие организационных мер (развитие сферы досуга, физкультуры и спорта, внедрение в национальную культуру элементов здорового образа жизни, которые могут служить заменителями алкоголя; ограничение производства и реализации спиртного по регионам, по времени суток, по возрастам; повышение качества производимых в стране и импортируемых спиртных напитков, жесткое пресечение производства и импорта недоброкачественных алкогольных продуктов и полуфабрикатов; воздействие на культуру потребления спиртных напитков, пресечение употребления спиртного на улицах и в общественных местах, постепенное вытеснение крепких спиртных напитков малоалкогольными и безалкогольными).

Наряду с пьянством и алкоголизмом мощным фактором преступности выступает наркомания.

Термин «наркомания» происходит от греческих слов narke - оцепенение, онемение и mania - сумасшествие, безумие. Этим словом обозначается болезнь, причиной которой является привычное злоупотребление веществами, вызывающими кратковременное субъективно-положительное психическое состояние. К главным признакам наркомании относятся:

синдром психической зависимости (неодолимое влечение к приему наркотика и достижение психического комфорта лишь при наличии интоксикации наркотиком);

синдром физической зависимости, который в обиходе называют «ломкой» (неприятные болевые ощущения, длящиеся пять - семь дней: в первые сутки озноб, потливость, жар, затем - боли в мышцах, суставах, на третьи сутки возможно наступление судорожных припадков, психозов, сумеречного помрачения сознания).

Наркомания является одной из форм токсикомании (отравление и влечение к отравлению), которая в медицинском толковании этого термина включает также пристрастие к алкоголю и табаку1. В криминологии под токсикоманией чаще всего понимают болезненное стремление к нетрадиционным видам наркотических и психотропных веществ, изготовляемых, как правило, самостоятельно кустарным способом из клея, обувного крема, лакокрасочных изделий, растворителей и т.п.

Термин «наркотизм» используется в научной литературе в нескольких значениях. Одно из них - употребление различных наркосодержащих веществ (соотношение наркотизма и наркомании аналогично соотношению пьянства и алкоголизма).

Вред от употребления наркотических веществ аналогичен вреду алкоголя (не случайно медики объединяют их единым термином). Различие заключается лишь в том, что при употреблении наркотиков негативные последствия наступают во много раз быстрее, да и сами последствия более значительны.

Употребление наркотиков влечет ослабление иммунной системы и, как следствие, обострение многих заболеваний. В момент инъекции наркоманы чаще всего бывают в стрессовом состоянии (от «ломки», от предвкушения удовольствия), поэтому вопросы гигиены теряются из вида. Соответственно инфекционные заболевания поражают наркомана, как правило, через несколько месяцев. Смерть от СПИДа, гепатита или добровольный уход их жизни — наиболее типичный финал наркокурьеры.

Учитывая, что наркотические вещества достаточно дорогие, а их регулярный прием практически исключает нормальную профессиональную деятельность, единственным источником существования становится помощь близких. Однако на наркотики те, как правило, денег не дают. Наиболее типичный выход из этого тупика - совершение преступлений. Чаще всего это хищения или включение в наркобизнес в качестве распространителя «белой смерти».

Одним из криминальных аспектов наркомании является само детерминация оборота наркотиков. Если наркоман приводит к торговцу наркотиками нового человека, определенное время дозы им обоим дают бесплатно. При этом наркоман как бы заражает своей болезнью здоровых людей. Его агитация в пользу наркомании и красочное описание состояния эйфории (с умолчанием о негативных последствиях, которые он уже начал испытывать на себе) зачастую определяются лишь стремлением получить очередную дозу,в то время как неопытные молодые люди принимают все увещевания за чистую монету. По данным выборочных исследований, один наркоман склоняет к употреблению наркотиков 10-15 человек.

Наиболее распространенной ошибкой лиц, впервые прикасающихся к наркотику, является уверенность, что у него привыкания не произойдет. Иногда в качестве главного аспекта привыкания рассматривается лишь синдром физической зависимости, который дает о себе знать обычно после приема пяти - семи доз. Однако наиболее дешевые синтетические наркотики (типа «крэк») могут повлечь физическую зависимость с первого раза.

Психологическая зависимость от всех видов наркотиков формируется, как правило, после одного - трех раз. Попробовав наркотик один-два раза, человек оказывается не в силах удержаться от третьего, четвертого и так далее. Наступает физическая зависимость и трагический финал.

Связь наркотизма с преступностью проявляется в следующем.

в состоянии наркотического опьянения человек утрачивает контроль над собой, частично или полностью устраняется действие сдерживающих факторов (совесть, страх наказания);

тяга к наркотикам может подтолкнуть человека на любое преступление;

нередко наркоманы становятся активными участниками наркобизнеса;

употребление наркотиков нередко влечет включение человека в преступную среду, где он может быть втянут в совершение опасных преступлений.

Профилактика наркотизма в нашей стране выступает составной частью системы предупреждения преступности. Здесь очень важен международный опыт, поскольку для России проблема наркомании (в ее сегодняшних размерах) все-таки представляется более молодой, чем во многих странах цивилизованного мира. Конечно, использование зарубежного опыта при конструировании отечественной системы профилактики наркомании — задача непростая. Копировать те или иные социальные механизмы подчас не позволяют экономические возможности страны. Различие культур может свести к нулю эффективность тех мер, которые в других странах оказываются достаточно результативными.

В числе негативных социальных явлений, прямо связанных с преступностью, самостоятельная роль принадлежит проституции.

Состояние данного феномена в нашей стране позволяет выделить следующие виды торговли телом:

по субъектам - это проституция женская, мужская, детская.

по характеру полового поведения - проституция без сексуальных извращений и с сексуальными извращениями;

по мотивам занятия - проституция за материальное вознаграждение, по принуждению (в результате шантажа или как одна из форм рабства), как условие получения работы или продвижения по службе («служебная» проституция), как форма взятки за те или иные услуги («коррупционная» проституция), проституция в целях фабрикации компрометирующих материалов и шантажа, в политических целях и целях разведки.

Взаимосвязь проституции и преступности проявляется в том, что многие проститутки начинают заниматься хищениями денег и ценностей у клиентов, некоторые используют для этой цели алкоголь или другие средства. Представители профессиональной преступной специализации (так называемые клофелинщицы) подмешивают в напитки клиентам лекарственный препарат, вызывающий сон и даже потерю сознания. После отключения сознания клиента проститутка забирает у него все ценные вещи и документы. В отдельных случаях «отключение» клиента кончаемся смертельным исходом (неосторожное убийство).

Насилие над проститутками постепенно приобретает характер социальной нормы. Драматично, что постепенно нормой становится и восприятие женщины вообще как проститутки, что оказывается основой мотивации изнасилований и других насильственных преступлений.

Криминальный бизнес в сфере проституции тесно связан с криминальным рабством и торговлей живым товаром. Девушек и детей, пригодных для использования в этих целях, похищают и содержат в специальных притонах полутюремного типа. Нередко похищению предшествуют заманчивые предложения сняться в кино или стать артисткой варьете, бездомным женщинам и детям обещают жилище и хорошее питание. Весьма распространенной формой торговли живым товаром является вербовка молодых девушек на работу за рубеж. Будущую работу вербовщики описывают в самых радужных тонах. По приезду к месту работы девушка оказывается в притоне тюремного типа, где ее с помощью избиения или наркотиков заставляют удовлетворять половые страсти в любых формах. Нередко после нещадной эксплуатации в сексуальных притонах женщин перепродают преступным группировкам, специализирующимся на трансплантации внутренних органов. В 1996 г. в одном из карьеров Югославии было найдено несколько десятков мертвых женщин, у которых были удалены все внутренние органы. Так трагично подчас обрывается жизнь обманутой девушки. По оценкам экспертов, за период с 1991 по 1999 г. из России вывезено около полумиллиона женщин.

К числу негативных тенденций развития этого явления в современной России относятся:

увеличение масштабов проституции;

превращение проституции в криминальный бизнес организованной преступностью;

рост принудительной проституции (сексуальное рабство под угрозой побоев, шантажа или насильственной наркотизации);

рост детской проституции;

включение в проституцию мужчин;

рост проституции с сексуальными извращениями;

рост «коррупционной» и «служебной» проституции;

интернационализация проституции в нашей стране (российские женщины вывозятся за рубеж, в Россию приезжают для занятия проституцией женщины и дети из ближнего зарубежья).

Так же как и в случае с пьянством, алкоголизмом и наркоманией, профилактика проституции является неотъемлемой частью общего процесса предупреждения преступности.

Первым этапом воздействия на проституцию и преступность должно стать искоренение детской проституции и сексуального рабства. Наряду с совершенствованием социальной политики, заботой о семье, главным направлением решения этой проблемы является совершенствование деятельности правоохранительных органов, прежде всего структур, обеспечивающих контроль над организованной преступностью. Вторым этапом, который успешно реализуется во многих развитых зарубежных странах, является установление медицинского, полицейского, финансового и социального контроля над проституцией. Это создаст предпосылки для постепенного вытеснения данного явления из национальной культуры.

Одним из серьезных негативных явлений современности выступает экстремизм, нарастание которого обнаруживает себя во многих сферах жизнедеятельности людей. Экстремизм есть приверженность крайним взглядам и радикальным мерам решения тех или иных проблем (от лат. extremus — крайний).

С криминологически значимых позиций можно выделить два вида экстремизма:

рациональный;

иррациональный.

Деяния рациональных экстремистов, как правило, подлежат логическому объяснению. К видам рационального экстремизма относятся:

политический;

идеологический;

националистический;

религиозный;

экологический.

Политический экстремизм может найти свое выражение в террористических актах, революционной борьбе, гражданской или мировой войне. С ним тесно связан идеологический экстремизм, в отдельных случаях два этих типа совмещаются. Разновидностью данного типа является криминальный экстремизм, который проявляется в отчаянном отстаивании представителями преступного мира криминальной идеологии и криминального образа жизни. Криминальный экстремизм нередко проявляет себя как ответная реакция преступного мира на ужесточение борьбы с преступностью. Одним из главных факторов криминального экстремизма является профессиональная преступность с ее атрибутами: криминальной субкультурой и криминальной средой.

Крайние формы национализма проявляются в погромах, мятежах, геноциде, развязывании мировых войн. В основе национализма, как правило, лежат представления об исключительности определенной нации (например, германский национал-социализм) или об ущемлении интересов какой-то нации (антисемитизм). В отдельных случаях национализм оказывается реакцией на подавление национального самосознания и национальное унижение. Более масштабным вариантом национализма является расизм, в свое время бывший острейшей проблемой в США. Сегодня расистские движения становятся популярными и в России (так называемое движение бритоголовых - скинхедов) - беспричинные избиения людей другого цвета кожи или просто иной наружности подчас оказываются проявлением данного вида экстремизма.

Религиозный экстремизм может проявиться как в организации террористических акций, так и в развязывании агрессивной войны. Одним из направлений религиозного экстремизма является тоталитарное сектантство, которое в отдельных случаях ничем не отличается от рабства или организованной преступности, маскирующейся с помощью религиозной фразеологии (например, японская секта Аум Сенрикё, имевшая филиалы в России, готовила проведение массовых акций устрашения применением оружия массового поражения, несколько таких акций им удалось, как известно, в метро японской столицы). Психические заболевания лиц, вступивших в эти секты, оказываются, с одной стороны, следствием религиозного психического насилия, а с другой - фактором экстремистских акций.

К религиозному экстремизму тесно примыкает антирелигиозный экстремизм (крайности сходятся) - сатанизм. Трагедией России можно считать обретающее популярность сатанинское движение и развитие сатанинской церкви. Ведьмы и колдуны постепенно монополизируют рынок медицинских услуг и социальную сферу (решают проблемы семьи и брака, обеспечивают успех бизнеса и т.п.). Рост ритуальных убийств - одно из печальных следствий популярности сатанизма. Жестокость и цинизм корыстных и насильственных преступников нередко имеют сатанинские корни.

Экологический экстремизм -достаточно «перспективное» направление экстремизма, набирающее силу в развитых странах мира. Он проявляется в различных действиях. От «безобидного» повреждения одежды из натуральной кожи до разгрома исследовательских центров, где проводят эксперименты над животными, и физического устранения тех, кто причиняет вред экологии. Причиной экологического экстремизма является безразличие государства и общества к экологическим проблемам, живучесть антиэкологических традиций, безразличие людей к проблемам защиты природы. Любовь к природе и отчаяние толкают защитников окружающей среды к радикальным акциям.

Биологической и социально-психологической основой рационального экстремизма является снижение инстинкта самосохранения. Этот феномен отмечается биологами и у отдельных представителей животного мира, ведущих коллективный образ жизни. В стаде или стае всегда находятся особи, готовые пожертвовать собой ради коллективных интересов - своеобразный родительский инстинкт, который переносится со своих детей на всех представителей общины. Их мало (около 1%), но в экстремальных условиях они спасают сородичей, жертвуя собой. Наличие особей с пониженным инстинктом самосохранения и готовностью самопожертвования имеет глубокий биологический смысл - виды и подвиды, в которых имеются такие феномены, имеют больше шансов выжить в ходе естественного отбора, в ходе борьбы за существование.

Вид «гомо сапиенс» также имеет представителей со сниженным инстинктом самосохранения. В отличие от животных человек нередко жертвует жизнью не только за продолжение рода, за близких, за свой народ, за родину, но и за идеалы. Л.Н. Гумилев для обозначения этого феномена ввел в научный оборот термин «пассионарносгь». По мнению ученого, чем моложе этнос, тем выше уровень его пассионарности, тем больше среди его представителей готовых к самопожертвованию.

Экстремизм подчас заводит в тупик политику жестких и сверхжестких мер воздействия. Сущность экстремизма - в готовности (а в отдельных случаях - даже в стремлении) к самопожертвованию. Например, методология революционной борьбы российских террористов XIX в. состояла из трех элементов: террористический акт - пламенное выступление на суде - достойная смерть. Причем второму и третьему элементам придавалось значение многократно большее, чем первому. Чем жестче была политики царизма, тем эффективнее реализовывалась эта трехзвенная схема.

Воздействие на экстремизм требует твердой и последовательной государственной политики, в основе которой - сочетание жестких мер пресечения преступлений с политикой экономических и социальных реформ. Нерешительности политического руководства, непоследовательности государственной политики, политической и экономической нестабильности практически всегда сопутствуют вспышки экстремизма. Бескомпромиссность политического руководства в борьбе с экстремистами, настойчивое и решительное продвижение к достижению политических целей - главное условие успеха.

К числу мер воздействия на экстремизм могут быть отнесены следующие:

реформы в обществе, устраняющие социальную дезорганизацию, генерирующую экстремизм;

уменьшение социальной базы экстремизма (направление активности людей в социально полезное русло, раскол экстремистских движений, обострение противоречий внутри движений, поддержка альтернативных лидеров);

идеологическая работа, контрпропаганда (критика и развенчание идеологии, лежащей в основе экстремистского движения);

блокирование лидеров экстремистских организаций и движений;

пресечение преступных действий.

Уменьшение социальной базы экстремизма (числа сторонников и сочувствующих) - важнейшее направление воздействия. Очень часто наряду с политическими противоречиями истоками экстремизма оказываются бедственное экономическое положение людей, безработица. Решение этих проблем в большинстве случаев ведет к вырождению экстремизма, падению популярности экстремистских лидеров.

Блокирование лидеров экстремистов может быть проведено в различных формах. Наиболее эффективно склонение их к сотрудничеству (вариант Шамиля в кавказской войне XIX в.) либо к политическим заявлениям, дискредитирующим экстремизм (к такому заявлению, например, удалось склонить лидера экстремистского движения эсэров Б. Савинкова). Вариантами блокирования являются арест или физическое устранение.

Иррациональные экстремисты совершают внешне бессмысленные деяния, для выявления глубинных истоков которых требуется серьезный анализ.

К видам иррационального экстремизма могут быть отнесены:

молодежные движения протеста (хиппи, панки, вандалы, общины наркоманов и т.п.);

психопатический экстремизм;

спортивный экстремизм;

культурный экстремизм.

Колоссальный ущерб общественной безопасности причиняет молодежный экстремизм, выливающийся в массовые погромы и акции вандализма, массовые беспричинные драки между представителями различных кварталов одного города или разных городов, различных групп. Молодежный экстремизм оказывает деморализующее влияние на молодое поколение, способствует расцвету наркомафии и пополняет боевые структуры организованной преступности. Он легко трансформируется в политический и националистический экстремизм. Нередко его инициируют и поддерживают (организационно и финансово) политические и криминальные структуры, которые манипулируют молодыми людьми в своих целях.

Психопатический экстремизм проявляется в массовых беспричинных убийствах. В школах Америки этот вид экстремизма постепенно становится нормой. Появление этого феномена можно ожидать и в России. Впрочем, в российских Вооруженных Силах, так же как и в американских школах, это явление постепенно перестает быть исключительным. Его главными причинами являются доступность оружия и психогенные факторы социальных отношений и образа жизни.

Спортивный экстремизм охватывает экстремистские действия спортивных фанатов, акции вандализма на стадионах, избиение спортсменов и болельщиков, массовые драки между фанатами конкурирующих спортивных клубов. К спортивному экстремизму примыкает (а в определенной мере и подпитывает его) организация спортивных боев без каких-либо правил и ограничений, жестоких по форме и последствиям, а также единоборств со смертельным исходом (гладиаторские бои).

Культурный экстремизм проявляется в акциях вандализма во время концертов рок-музыки, массовых оргиях на стадионах и в концертных залах, драках между представителям различных музыкальных направлений (например, металлистов и роккеров). Культурный экстремизм имеет [рани соприкосновения с развитием эксцентричных направлений искусства.

Главными факторами рассматриваемого негативного феномена являются ложь как элемент политической культуры и идеологической работы, несправедливость как фундаментальный элемент культуры общества. Молодежь особенно остро реагирует на устоявшиеся в обществе двойные стандарты (то, к чему привыкло и с чем смирилось старшее поколение). Разочарование и обида, злость и агрессивность нередко оказываются следствием терпимости и безразличия общества по отношению к порочности основ социального бытия.

Истоки иррационального экстремизма в значительной мере раскрывает теория девиантных групп, авторами которой являются Р. Кловард . Один. В 1961 г. они опубликовали монографию «Преступность несовершеннолетних и возможности: теория молодежных криминальных групп». Американские ученые убедительно показали, что общество, прививая подросткам различные ценности, мало заботится о том, является ли их достижение реальным для большинства молодых людей. В действительности овладеть этими ценностями законными способами могут лишь немногие. Большинство вынуждено проявлять «ловкость» - нарушать нормы морали и требования закона. Когда молодые люди из идеального мира, созданного нравоучениями воспитателей, попадают в реальную жизнь, они начинают испытывать разочарование и фрустрацию. Типичная реакция на это:

создание воровских шаек, в которых посредством хищений молодые люди получают возможность жить в соответствии с господствующими в обществе стандартами потребления;

объединение в агрессивные банды, что снимает напряжение, вызванное общественной несправедливостью, совершением актов насилия и вандализма;

вступление в антисоциальные группировки, где молодые люди, употребляя наркотики, алкоголь, уходят в себя, замыкаются в тесном кругу сверстников, озабоченных теми же проблемами, и таким путем пытаются заслониться от окружающего их коварства и лицемерия.

Главными направлениями профилактики молодежного иррационального экстремизма являются:

совершенствование социальных отношений и культуры; оптимизация молодежной политики государства;

улучшение идеологической, воспитательной работы среди молодежи, устранение духовно-нравственной пустоты как символа нашего времени;

организация досуга, здорового образа жизни;

профилактика психических заболеваний, государственная забота о здоровье нации;

пресечение фактов подстрекательства к экстремистским действиям и организации экстремистских акций и движений.

Направление активности людей в социально полезное русло, переориентацию избыточной энергии людей и их готовности к самопожертвованию на решение сложных государственных задач можно считать одними из наиболее эффективных способов профилактики экстремизма. Например, во время Первой мировой войны чеченские полки Туземной дивизии были наиболее боеспособными частями российской армии.

Наряду с экстремизмом обостряется в России проблема социальной маргинальности. Нельзя не отметить, что такая маргинальность нередко выступает источником многих иных негативных процессов в обществе, не исключая и крайних форм проявления социальных конфликтов, каковыми выступают преступления.

Термин «маргинал» дословно означает «находящийся на краю» (от лат. marginalis). В социологии к маргиналам относят представителей низших социальных групп, наиболее обездоленных социальных слоев (бездомных, беспризорных, безработных и т.п.).

Маргиналы - питательная среда преступности (образно их можно назвать кандидатами в преступники). Голод и бедность, отсутствие своей собственности порождают зависть и озлобленность, подрывают нравственность и уважение к собственности чужой. Безрадостное существование, болезни и страдания - причина того, что нередко маргиналы не дорожат своей жизнью и перестают ценить жизнь чужую. Рост маргинальности и рост преступности - параллельные социальные процессы. Маргинальность может нейтрализовать эффект жестких мер воздействия на преступность. Забота об обездоленных, оптимизация социальной политики, уменьшение масштабов маргинальности - наиболее эффективный и гуманный способ воздействия на преступность.

Проблемы маргинализации современного российского общества давно тревожат ученых: «Говоря о деформациях структуры населения, рынка труда и связанных с ними противоправных проявлениях, следует выделить маргинализацию общества (маргиналы - граждане или отдельные группы населения, которые утратили официальный статус, а новый еще не приобрели или имеют противозаконный статус), связанную с ростом числа беженцев и вынужденных переселенцев, лиц без определенного места жительства, лиц с психическими и физическими отклонениями, ранее судимых, проституток, самоубийц, наркоманов, алкоголиков».

Социальное дно в нашей стране - эго десятая часть общества, 14 млн человек, т.е. тех, кто не имеет жилища, некриминального заработка, перспектив нормальной жизни: беспризорники, проститутки, нищие, бродяги. Самое драматичное, что деморализована самая перспективная часть общества: средний возраст беспризорника - 13 лет, проститутки - 28 лет, нищего - 40. Социальное дно достаточно агрессивно: 85% беспризорников и 34% бомжей имеют холодное оружие, 28% - огнестрельное. Малолетние преступники «на дне» проходят массовую и хорошо поставленную школу преступного мира. Роль наставников выполняют бомжи, 38% из которых ранее судимы.

Маргинальность чаще всего оказывается следствием того, что в силу тех или иных обстоятельств (сиротство, болезнь, стресс, физические или психические недостатки) человек оказался вытесненным из сферы распределения национальных ресурсов. Главным фактором этого являются пороки социальной организации, формирование в обществе механизмов несправедливого распределения, когда условием достатка и богатства становятся не личные способности и трудовая деятельность, а доступ к государственным средствам.

Устранение социальной дезорганизации, социальная гармония — это не утопия. Многим государствам удалось достаточно далеко продвинуться в этом направлении. Главным условием оптимизации социальной политики является устранение пороков государственного механизма распределения национальных богатств. Одним из принципов успеха в воздействии на преступность является участие всех граждан в этом процессе — и не только в качестве народных дружинников. Рост политического самосознания россиян, обретение народом способности самоорганизовываться для отстаивания своих политических и экономических интересов оказываются главным условием пресечения коррупции и хищений в высших эшелонах общества, оптимизации национальных расходов, уменьшения числа маргиналов, снижения уровня преступности.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Криминологическое исследование преступления предусматривает изучение и личности человека, совершившего деяние. Понятия «деяния» и «деятель» с точки зрения их социальной сущности оцениваются криминологией в единстве. Поэтому нельзя говорить, что преступление всегда опаснее правонарушителя или наоборот. Нет преступления без человека, так же как нет личности преступника без преступления. Опасность их, следовательно, с позиций криминологической науки одна и та же. В преступлении проявляется отношение между личностью и обществом. Неуважение к социальному порядку устанавливает прямую и непосредственную связь между деянием и деятелем. В этой связи противоречий нет. Они, как трактует криминология, возникают в результате неуважения к социальному порядку, проявляющегося со стороны преступника с его преступлением.

Явления и процессы, рассматриваемые на уровне общества, не тождественны процессам, соответствующим индивидуальной жизнедеятельности членов общества. Эти уровни характеризуются своими особенностями. Каждое отдельное преступление конкретно и индивидуально, поэтому термины «отдельное преступление» и «конкретное преступление» употребляются как синонимы. Но преступление, как и всякий человеческий поступок, представляет собой результат взаимодействия индивидуальных свойств личности и объективной (внешней для индивида) ситуации, в которой человек принимает конкретное поведенческое решение, как ему поступить. Такой внешней объективной ситуацией для преступления, если говорить в самом общем плане, является социальная среда, общество. Складываясь из отдельных индивидуальных преступных актов, преступность образует явление, резко отличающееся от составляющих его частей (целое всегда является чем-то большим, чем сумма его частей). Это явление объективно существует в обществе. Именно криминология ставит перед собой вопросы: «Чем же отличается преступность от отдельного преступления? Как объяснить то положение, что взятые поодиночке явления обладают одними свойствами, но если их же рассматривать в целом, свойства этого целого становятся другими.

Ответ на эти вопросы выглядит следующим образом: если каждое отдельно взятое преступление могло случиться, а могло и не случиться, могло быть, а могло и не быть, иначе говоря, рассматривается как случайное явление, как социальный факт, то совокупность таких фактов не только может, но на данной ступени развития общества и должна существовать. Конкретный человек может совершить, а может и не совершить преступление. Преступность же как явление существует потому, что люди все-таки совершают преступления. Речь идет о том, что преступность в целом есть явление закономерное для конкретных условий конкретного общества. Необходимое прокладывает себе дорогу через массу случайностей. Именно такое понимание соотношения преступности и преступления лежит в основе криминологического учения.

Криминология трактует преступление как единичное образование. Преступность же - это множество, составленное из всех этих индивидуальных событий, образующих в своей массе явление. Данное явление также можно рассматривать в качестве индивидуального объекта, но уже более высокого уровня. Преступность по сравнению с преступлением допустимо представлять как индивидуальный объект высшего уровня. Индивидуальный объект низшего уровня (преступление) рассматривается как категория случайная. Конкретные преступления, из которых складывается преступность, совершаются независимо одно от другого и носят случайный характер. Индивидуальный же объект высшего уровня (преступность) - категория необходимая. Преступность характеризуется целостностью и сложностью, множественностью и разнообразием связей с другими социальными явлениями. Во всем этом и проявляется качественное различие между преступлением и преступностью. Преступление — это отдельное, а преступность - общее. Следовательно, преступность (как общее) существует лишь в конкретных преступлениях (в отдельном). Поэтому изучение преступлений есть в какой-то мере познание преступности.

Но это не означает, что преступление можно сравнить с преступностью. Это не два разных по величине, но похожих, а тем более одинаковых явления. Преступление никогда не бывает просто уменьшенным во много раз подобием преступности. Преступность обладает самостоятельной формой движения. При этом проявляются такие связи с другими явлениями, которые нехарактерны для отдельного преступления.

Преступность представляет собой собирательное понятие. Она, однако, не есть абсолютно однородное явление. В реальной действительности преступность характеризуется как весьма пестрая совокупность различных актов индивидуального преступного поведения. Учитывая единство преступления и лица, его совершившего, преступность следует оценивать как совокупность не только преступлений, но и преступников. Преступность формируется в массовое  явление, преодолевая индивидуальные черты преступлений и преступников, одновременно вырабатывая общие, обобщенные признаки, характерные для всей совокупности. Это не просто сумма, а органическая итоговая совокупность, характерная для определенной территории и конкретного времени. Понятие «сумма» определяет лишь формально количественную сторону преступности, а понятие «совокупность» — еще и качественную.

Преступности как явлению соответствует диалектическое единство всех ее признаков и свойств: преступность как массовое явление, как социальное и как правовое явление, преступность как исторически изменчивое явление. Это единство признаков и свойств дает о преступности хотя общее, но цельное знание. Благодаря именно диалектике знания о преступности обретают единство (диалектическое единство). Наряду с этим диалектика является и необходимым условием плодотворной практической деятельности, обеспечивающей контроль над преступностью как явлением, которому соответствует единство всех его признаков и свойств.

Необходимо указать еще на одно свойство (признак) преступности: она представляет собой антинародное явление, т.е. имеет антиобщественный характер. Она направлена против интересов людей, общества и государства в целом.

Признаки и свойства преступности определяют ее понятие. Преступность есть относительно массовое, исторически изменчивое, социально-правовое, антиобщественное явление, слагающееся из совокупности действий, запрещенных уголовным законом (преступлений), совершаемых в данном государстве в тот или иной период времени.

К сказанному, однако, надо добавить еще и некоторые уточняющие моменты, которые дополняют характеристику преступности как социально-правового явления: преступность слагается не только из преступлений, но и лиц, их совершающих;

преступность (в отличие от преступлении) представляет собой в известном смысле абстракцию;

совокупность уголовно наказуемых деяний, совершенных в данном государстве, оценивается не только < точки зрения настоящего, но также прошлого и будущего времени; в этом смысле мы и говорим о тенденциях преступности и ее закономерностях;

для полной оценки преступности необходимо знать о се социальных последствиях.

Все указанные признаки и свойства преступности характеризуют состав преступности. Данное криминологическое понятие имеет тот же смысл, что и уголовно-правовой смысл состава преступления. То есть без этих признаков (свойств), образующих преступность, собственно, и нет преступности в ее криминологическом понимании, как нет и не может быть преступления в уголовно-правовом смысле без наличия всех четырех элементов его состава (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона).

Преступность включает в себя не только преступления как таковые, но и однородные группы преступлений. Поэтому в данном явлении можно обнаружить общее (преступность в целом), особенное (однородные группы преступлений) и единичное (преступление). Принято выделять также виды и элементы преступности. Определение этих понятий имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

Преступность в целом делится на два основных вида: первичную (совокупность первичных преступлений) и рецидивную (совокупность рецидивных преступлений). Каждый из этих видов распадается на два других - преступность мужчин и преступность женщин. При дальнейшей классификации и преступность мужчин, и преступность женщин делятся, в свою очередь, еще на два вида: преступность взрослых и преступность несовершеннолетних. Дополнительно к видам преступности можно отнести: городскую преступность, сельскую преступность, преступность в конкретных регионах, организованную преступность, профессиональную преступность и др. В каждом из видов преступности могут выделяться различные группы преступлений. Это помогает конкретизировать изучение многих проблем, главным образом практических.

Криминологией выработаны основные показатели преступности, с помощью которых можно увидеть, что представляет собой это социально-правовое явление. Они подразделяются на количественные и качественные. К количественным показателям традиционно относятся: состояние, уровень, динамика преступности. К качественным - структура и характер преступности.

Состояние преступности - это число совершенных преступлений, а также число лиц, их совершивших, на той или иной территории за конкретный период времени. Показатели состояния выражаются только в абсолютных цифрах. Однако, говоря о преступности в целом и давая ей общую оценку, допустимо иногда пользоваться термином «общее состояние преступности». Смысл этого термина сводится к одновременной оценке всех пяти показателей преступности.

Уровень преступности иногда называют коэффициентом преступности. Уровень преступности - относительный ее показатель. Он исчисляется из количества преступлений, совершенных на той или иной территории за определенный период, в расчете на то или иное количество жителей, например на десять или сто тысяч. Показатели уровня выражаются только в относительных цифрах. Для более точного определения уровня преступности следует учитывать не все население, а лишь те возрастные группы, представители которых могут быть привлечены к ответственности за преступление в соответствии с действующим уголовным законодательством. Нередко при расчетах принимается во внимание только криминально активная часть населения, т.е. исключаются не только дети, но и постаревшая часть населения, поскольку на таких лиц приходится очень незначительная доля совершенных преступлений.

Динамика преступности характеризует преступность в движении (изменении) в пределах конкретных периодов времени. Динамика преступности — это изменение показателей состояния, уровня, структуры и характера преступности за определенные отрезки времени. Обычно динамика преступности отражает изменения количественных показателей преступности по месяцам, кварталам, полугодиям, годам, пятилетиям, десятилетиям.

Преступность рассматривается в движении и изменении. Время - непременный атрибут данного явления. Для научного изучения преступности необходимо знать, как данное явление возникло, какие основные этапы в своем развитии проходило (прошло), чем оно стало теперь и каким оно может оказаться в будущем. Поэтому состояние, уровень, структура и характер преступности, взятые вне динамики, становятся простой фотографией  того явления в его статике. При этом внимание акцентируется на той стороне изучаемого явления, которая характеризует его относительную устойчивость. Динамика как позволяет выяснить не просто состояние, уровень, структуру преступности, но и ее движение, связь, преемственность данного явления в различные периоды времени, превращение одного состояния в другое, выросшее, но качественно от него отличающееся. Динамика позволяет также органически соединить состояние преступности с позицией прошлого и настоящего, разрабатывать соответствующие прогнозы.

Структура преступности является важным понятием в криминологии. Поскольку преступность не простоя арифметическая сумма отдельных преступлений, то между ними существуют определенные отношения. Совокупность преступлений и отношения между ними есть структура преступности. Она определяет долю отдельных видов и категорий (групп) преступлений в общем числе всех преступлений, совершенных на той или другой территории за конкретный период. Если состояние и уровень выражают главным образом количественную сторону преступности, то структура - в основном качественную. С помощью всех названных элементов (состояние, уровень и структура) определяется количественно - качественная характеристика преступности. Познать структуру преступности - значит раскрыть важнейшую сторону сущности этого явления. Данную задачу нельзя решить без структурного объяснения. Оно сводится к двум основным проблемам: к объяснению внутренних сторон преступности, взаимосвязей (отношений) преступлений, способа их сочетания в единое целое и к определению степени общественной опасности преступности, установлению ее места в системе социальных явлений в целом. Думается, что о структуре преступности можно говорить (с известной долей условности) и относительно лиц, совершающих преступления. Этому будут соответствовать типология и классификация преступников.

Характер преступности - качественный показатель преступности, отражающий по своей форме структуру преступности и отличающийся по содержанию от таковой лишь тем, что характеризует долю особо тяжких преступлений в общей совокупности преступлений. Для вычисления показателя характера преступности в ее совокупность включаются зарегистрированные преступления, за совершение которых уголовным законом устанавливается срок лишения свободы свыше десяти лет или более строгое наказание. По сути характер преступности отражает степень ее общественной опасности.

Криминология рассматривает преступность как явление общественной жизни и изучает ее с этой стороны, не игнорируя правовых характеристик. Социальный и правовой аспекты - это две стороны преступности, представляющие ее нераздельное единство. Преступность - объективная социальная реальность. Она социальна потому, что слагается из поступков (преступлений), совершаемых людьми и против людей, общества, государства. Социологический подход дает возможность выяснить историческую обусловленность существования преступности, раскрыть ее социальную сущность. А социальная сущность преступности состоит в ее антиобщественном характере, в противоречии интересам граждан государства. Преступность как социально детерминированное явление зависит от характера условий социальной жизни общества. Но и условия правового режима играют здесь также ведущую роль. Поступки (преступления), совершаемые людьми против общества, имеют и правовую характеристику, они описаны в законе. Эти поступки являются нарушением норм права. Именно из этого вытекает правовая сущность преступности, это выдвигает данное явление в число правовых. При изучении преступности необходимы, следовательно, как социологические, так и правовые исследования.

Криминология рассматривает преступность как явление, как развивающийся целостный организм. Этот организм анализируется главным образом в двух аспектах: социальном и правовом. Но это не означает, что допустимо целостную характеристику преступности и ее сущности представлять в раздвоенном виде - как правовую сущность и как социальную сущность.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Абдирова Г. Общеметодологические основы системных исследований в современной криминалистической науке // Фемида.- 2010.- № 2. - С. 26-29.
  2.  Абдыхалык А. Ж. Детерминанты наркопреступности // Правовая реформа в Казахстане.- 2010.- № 3. - С. 81-84.
  3.  Абызов К.Р., Заречнев Д.О. Отдельные вопросы квалификации вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК РФ) // Современное право :научно-практический журнал.- 2011.- № 4. - С. 127-129.
  4.  Азизов М. М. Криминологическая характеристика преднамеренного банкротства //  :..для публикации научных работ..- 2011.- № 3. - С. 92-95.
  5.  Акимжанов Т. О некоторых аспектах современной криминологической политики в сфере предупреждения преступности // Фемида :республиканский юридический научно-практический  журнал.- 2012.- № 1. - С. 15-22.
  6.  Акимжанов Т.К. О поиске новых путей противодействия преступности в Республике Казахстан на современном этапе // Правовая реформа в Казахстане :информационно-аналитический журнал.- 2012.- № 2. - С. 10-13.
  7.  Атжанова Т. Ж. и др. Уголовное право и криминология // Картотека трудов преподавателей.- 1996
  8.  Бегалиев Б. Криминологическая характеристика лиц,совершивших дорожно-транспортные преступления // Закон и время.- 2010.- № 9. - С. 68-71.
  9.  Бегимбаев С. О некоторых аспектах соотношения организованной преступности с другими видами преступности на региональном уровне // Фемида :республиканский юридический научно-практический  журнал.- 2012.- № 1. - С. 33-39.
  10.  Богданова Л. Изучение общественного мнения о преступности и об опасности социальной жизни // Закон и время :научно-правовой журнал.- 2011.- № 9. - С. 75-78.
  11.  Богданова Л. Снижение уровня убийств : реальные тенденции или укрытие? // Уголовное право.- 2010.- № 4. - С. 116-121.
  12.  Бубербаев Н. Количественные и качественные характеристики преступности а городе Астане // Фемида.- 2010.- № 10. - С. 20-24.
  13.  Волошин П.В. Понятие оружия или предметов, используемых в качестве оружия, при совершении разбойного нападения // Проблемы права :международный правовой журнал.- 2011.- № 5. - С. 132-135.
  14.  Гашникова В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика насильственных преступлений // Фемида :республиканский юридический научно-практический  журнал.- 2011.- № 3. - С. 27-30.
  15.  Джумабеков А.М. Соотношение криминалистической и уголовно-правовой, криминологической и уголовно-процессуальной характеристик преступлений // Правовая реформа в Казахстане :информационно-аналитический журнал.- 2011.- № 4.
  16.  Джунисбеков С. Нарушения правил охраны труда: криминалистическая характеристика преступления // Правовая реформа в Казахстане.- 2008.- № 4. - С. 45-47.
  17.  Есенбекова П.Т. Криминологические проблемы противодействия преступным посягательствам на предпринимательскую деятельность // Правовая реформа в Казахстане.- 2010.- № 1. - С. 71-72.
  18.  Ескендиров А. Криминологическая характеристика групповой преступности несовершеннолетних // Фемида.- 2010.- № 4. - С. 26-27.
  19.  Ескендиров А. Личность несовершеннолетнего преступника как объект криминологического исследования // Фемида.- 2010.- № 6. - С. 35-36.
  20.  Кадырова Н.Н. Преступления против несовершеннолетних, находящихся в учреждениях социальной защиты: уголовно - правовые и криминологические аспекты // Проблемы права :международный правовой журнал.- 2012.- № 1. - С. 158-16
  21.  Казангал Т. Несовершеннолетний как субъект преступления:вопросы возраста // Закон и время.- 2010.- № 8. - С. 71-73.
  22.  Кайргалиев К. Обеспечить неотвратимость наказания // Закон и время.- 2008.- № 7. - С. 33-35.
  23.  Каплунов В. Преступления в сфере лесопользования: криминологическая характеристика // .- 2009.- № 9. - С. 33-35.
  24.  Керимов С. Криминологические стороны преступности среди военнослужащих // Юрист РК.- 2009.- № 4. - С. 70-72.
  25.  Клебанов Л. Р. Охрана культурных ценностей: уголовно-правовые и криминологические аспекты // Государство и право.- 2012.- № 4. - С. 64-73.
  26.  Крылов В.А. Некоторые аспекты виктимологической характеристики и предупреждения мошенничества // Правовая реформа в Казахстане :информационно-аналитический журнал.- 2011.- № 1. - С. 62-66.
  27.  Кунц Е.В. Понятие отклоняющегося поведения несовершеннолетних // Проблемы права :международный правовой журнал.- 2012.- № 1. - С. 147-150.
  28.  Лунеев В. В. Крниминологические проблемы глобализации // Государство и право.- 2010.- № 1. - С. 45 - 61.
  29.  Лунеев В. В. Социальные последствия, жертвы и цена преступности // Государство и право.- 2009.- № 1. - С. 36-56.
  30.  Магда С. Н. О некоторых особенностях криминологической характеристики лиц, осужденных за террористическую и экстремисткую деятельность // Правовая реформа в Казахстане.- 2009.- № 2. - С. 39-44.
  31.  Майоров А. В. О правовом статусе жертвы преступления // Проблемы права :международный правовой журнал.- 2011.- № 4. - С. 176-179.
  32.  Маммедов Р.Э. Анализ преступности различных категорий мигрантов // Правовая реформа в Казахстане.- 2010.- № 3. - С. 77-80.
  33.  Мусаев Д.У. Особенности индивидуальной виктимологической профилактики преступлений против жизни и здоровья // Правовая реформа в Казахстане :информационно-аналитический журнал.- 2012.- № 2. - С. 59-62.
  34.  Накипов Б. Возникновение и развитие криминологии // Фемида.- 2009.- № 4. - С. 11-14.
  35.  Насырова Э. Профилактика как главное направление борьбы с преступностью несовершеннолетних // Фемида :республиканский юридический научно-практический журнал.- 2013.- № 1. - С. 22-24.
  36.  Нурмуханбет Д. Причины и условия дорожно-транспортных происшествий в условиях крупного города, повлекшиш тяжкие последствия // Фемида.- 2009.- № 2. - С. 36-40.
  37.  Олейник Ю.В. Особенности групповой преступности несовершеннолетних // Проблемы права :международный правовой журнал.- 2011.- № 5. - С. 146-149.
  38.  Сопубекова Н. Т. Насильственные преступления несовершеннолетних: роль криминологического мониторинга в системе профилактики  и предупреждения // Вестник КазНУ. Серия юридическая.- 2009.- № 2. - С. 233-236.
  39.  Спиридонов М.С. Определение возрастных границ молодёжи в отечественной криминологии: сравнительный анализ // Вестник ЧелГУ Право :научный журнал.- 2010.- № 9. - С. 81-85.
  40.  Спиридонов М.С. Социально-демографические особенности личности преступника молодежного возраста // Проблемы права.- 2010.- № 3. - С. 126-132.
  41.  Тауова Г.С. Роль и место предупреждения пенитенциарной преступности в системе общего предупреждения преступности // Правовая реформа в Казахстане.- 2010.- № 1. - С. 52-55.
  42.  Телибеков Б. К вопросу о возникновении и становлении политической криминологии // Фемида.- 2009.- № 3. - С. 31-32.
  43.  Телибеков Б. А. Общие причины и условия, способствующие совершению тяжких преступлений против личности // Правовая реформа в Казахстане.- 2008.- № 4. - С. 53-54.
  44.  Титов С.Э. Криминологический взгляд на оптимизацию научного обеспечения предупреждения преступности // Проблемы права :международный правовой журнал.- 2012.- № 1. - С. 174-177.
  45.  Украинцев М.В. Криминальные проявления миграции в системе угроз криминологической безопасности // Образование. Наука. Научные кадры. :ежеквартальный научный и информационно-публицистический журнал.- 2011.- № 4. - С. 53-57
  46.  Умирбаева З.А. Криминологический портрет лица, совершающего корыстные посягательства на природу // Правовая реформа в Казахстане.- 2010.- № 3. - С. 62-63.
  47.  Умирбаева З.А. Особенности криминологической характеристики лиц, совершивших неосторожные преступления в сфере экологии // Правовая реформа в Казахстане.- 2010.- № 2. - С. 50-51.
  48.  Утанов М. О механизме преступного поведения // Закон и время.- 2009.- № 12. - С. 22 - 26.
  49.  Цой О.Р. Пенитенциарно-криминологическая характеристика осужденных суицидентов в контексте пенитенциарной суицидологии // Правовая реформа в Казахстане :информационно-аналитический журнал.- 2011.- № 1. - С. 49-51.
  50.  Цой О.Р. Статистическая информация о самоубийствах в Казахстане и за рубежом // Правовая реформа в Казахстане :информационно-аналитический журнал.- 2012.- № 2. - С. 70.

PAGE   \* MERGEFORMAT1


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

84136. Сущность познавательного процесса. Субъект и объект познания. Чувственный опыт и рациональное мышление: их основные формы и характер соотнесенности 32.99 KB
  Познание – это процесс получения знания и формирования теоретического объяснения действительности. В познавательном процессе мышление замещает реальные объекты действительности абстрактными образами и оперируя ими получает возможность теоретически воспроизводить в сознании порядок реальной действительности. Субъект познания – это познающее мышление познающий индивид или группа индивидов а объект познания – это то в составе действительности на что направлено познающее мышление познавательная деятельность субъекта. Таким образом...
84137. Проблемы истинного знания в философии. Истина, заблуждение, ложь. Критерии истинного знания. Характеристика практики и ее роль в познании 39.57 KB
  Цель любого философского познания – достижение истины. Истина – это соответствие знания тому, что есть. Следовательно, проблемы истинного знания в философии состоят в том, каким образом то или иное философское течение отвечает на вопрос – что же, в самом деле, есть? Или – что есть истинное бытие?
84138. Эмпирический и теоретический уровень научного познания. Их основные формы и методы 38.65 KB
  ЭМПИРИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ это непосредственное чувственное исследование реально существующих и доступных опыту объектов. Классификация и теоретическое обобщение сведений о полученных научных фактах: – введение понятий и обозначений; – выявление закономерностей в связях и отношениях объектов познания; – выявление общих признаков у объектов познания и сведение их в общие классы по этим признакам; – первичное формулирование исходных теоретических положений. Таким образом эмпирический уровень научного познания содержит в своем...
84139. Категории качества, количества, меры и скачка. Закон взаимного перехода количественных и качественных изменений. Эволюция и революция в развитии 32.98 KB
  Изменение качества объекта означает изменение объекта вплоть до превращения его в другой объект а исчезновение качества объекта означает его уничтожение поскольку качество неотделимо от объекта. Но поскольку внешние количественные свойства объекта берутся не откуданибудь а произрастают именно из специфики его качества то изменение внешних свойств объекта всегда говорит о том или ином соответствующем изменении и в его качестве. Следовательно изменение количественных характеристик свидетельствует об определенном изменении качества...
84140. Категории тождества, различия, противоположности и противоречия. Закон единства и борьбы противоположностей 33.64 KB
  Таким образом противоречия – это внутренний источник движения изменения развития объекта поскольку возникающие противоречия для своего разрешения порождают необходимые внутренние предпосылки объекта к соответствующему необходимому изменению. Когда объект меняется он превращается в нечто иное себе снимая обострившиеся противоречия и таким образом совершает некое необходимое развитие. Однако после момента снятия противоречий после их разрешения сразу же возникают новые противоречия поскольку у изменившегося объекта сразу же возникает...
84141. Категории отрицания и отрицания отрицания. Метафизическое и диалектическое понимание отрицания. Закон отрицания отрицания 38.35 KB
  Отрицание в логике – это акт опровержения некоего несоответствующего действительности высказывания который разворачивается в новое высказывание. В философии же отрицание – это возникновение нового отменяющего и замещающего собой старое. Применяться подобным образом в философии термин отрицание стал Гегелем который с его помощью объяснял циклический характер развития действительности: 1. В чем суть этого противоречия которое созревает в Разуме и отменяет отрицает собою нынешнее состояние Разума Рассмотрим это: суть этого внутренне...
84142. Общая характеристика философских категорий. Метафизическое и диалектическое понимание их взаимосвязи 39.51 KB
  Кроме того категории отражают наиболее важные характеристики и явления бытия которые пронизывают бытие насквозь во всём его многообразии и во всей его необъятности время пространство движение причина следствие единичное общее материя дух взаимодействие сила субстанция и т. К основным категориям относятся: бытиенебытие единичноеобщее причинаследствие случайностьнеобходимость сущностьявление возможностьдействительность материядвижение времяпространство качествоколичество сущностьявление содержаниеформа...
84143. Понятие общества. Основные идеи формационного и цивилизационного понимания общественной жизни и истории 38.69 KB
  Народ – это всё население как таковое вовлеченное в совместную жизнь в системе какоголибо общества. Особая специфика и особая сложность общества состоит в том что его главным смысловым элементом является человек в результате чего общество в отличие от природных систем взаимодействия обладает высокой степенью непредсказуемости своего развития. Благодаря этому общественное развитие – это процесс настолько сложный что его исследовательский анализ и теоретическое описание вызывают огромные трудности и сопровождаются безостановочными...
84144. Трудовая деятельность людей как основной фактор антропосоциогенеза. Общественное бытие и общественное сознание, характер их соотнесенности 32.32 KB
  Общественное бытие и общественное сознание характер их соотнесенности. Решающим для превращения человека в разумное и общественное животное стало пользование огнем и приручение животных. Таким образом благодаря труду бытие отдельного человека включено в общественное бытие. Общественное бытие – это совокупность всевозможных форм совместной деятельности людей подчиненной общественной необходимости.