91754

Тактические особенности подготовки и проведения допроса подозреваемых (обвиняемых) в условиях конфликтных и бесконфликтных ситуаций

Доклад

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Поэтому не следует особенно на первом допросе без необходимости при постановке после свободного рассказа вопросов сразу же акцентировать внимание допрашиваемого на спорных противоречивых моментах его показаний. Поэтому для распознавания подобных случаев нужно внимательно изучать личностные особенности допрашиваемого его связи и не торопиться с исключением версии о совершении преступления другими лицами. Конфликтность подобного допроса обусловлена прежде всего позицией допрашиваемого отрицающего свою причастность к совершенному...

Русский

2015-07-21

52.42 KB

6 чел.

Тактические особенности подготовки и проведения допроса подозреваемых (обвиняемых) в условиях конфликтных и бесконфликтных ситуаций

Успешность допроса подозреваемого и обвиняемого, а отсюда и значение для дела полученных показаний зависят от умелого выбора и искусного, эффективного применения выработанных теорией и практикой тактических приемов допроса.

При допросе в условиях бесконфликтной ситуации, когда допрашиваемый подтверждает правильность возникшего в отношении его подозрения, а обвиняемый признает себя виновным, основное внимание должно быть направлено на получение полных, подробных, детализированных показаний обо всех обстоятельствах совершенного преступления. Оценивая сообщаемые сведения, следует иметь в виду, что допрашиваемый, даже признавая себя виновным, нередко сознательно, а иногда неосознанно стремится по возможности умалить свою роль в расследуемом событии, представить себя в более выгодном свете, изобразить себя жертвой неблагоприятного стечения обстоятельств. Возможно также проявление стремления скрыть или преуменьшить участие в преступлении лиц, к которым допрашиваемый испытывает чувство привязанности. Все эти моменты таят угрозу превращения бесконфликтной ситуации в конфликтную. Поэтому не следует, особенно на первом допросе, без необходимости при постановке после свободного рассказа вопросов сразу же акцентировать внимание допрашиваемого на спорных, противоречивых моментах его показаний.

Нужно еше иметь в виду, что ложные детали, надуманные объяснения и подробности, содержащиеся в показаниях подозреваемого (обвиняемого), могут свидетельствовать о самооговоре, т. е. ложном признании лица в совершении преступления. Самооговор является следствием не только неблагоприятной тактической ситуации, тех или иных процессуальных нарушений и тактических просчетов. В основе самооговора нередко лежат определенные личностные особенности, а также те нежелательные изменения, которые возникают в психике человека в результате ошибочного подозрения или обвинения его в совершении преступления. Ложному признанию благоприятствуют допросы в ночное время, а также их чрезмерная систематичность, длительность и повторяемость.

Замечено, что содержащаяся в ложном признании информация обычно не выходит за пределы того, что было известно следователю. Причем значительную часть ее занимают уверения в своем чистосердечном раскаянии и готовности содействовать в раскрытии преступления. При проверке достоверности полученных при допросе сведений необходимо обращать внимание на следующее: во-первых, насколько полно и подробно удалось выяснить все факты, относящиеся к предмету доказывания по делу; во-вторых, сообщил ли допрашиваемый такие детали и обстоятельства, которые не были известны следствию и которые безусловно должны быть известны лицу, действительно совершившему преступление; в-третьих, удалось ли подтвердить факты, сообщенные на допросе, другими доказательствами.

Наличие в показаниях перечисленных данных тем не менее еще не исключает ложного признания, поскольку допрашиваемый, оговаривая себя, может знать о подробностях преступления от лица, действительно его совершившего, или других лиц. Например, известную трудность для разоблачения представляет ложное признание, которое приносится с целью оградить от ответственности своих близких. Поэтому для распознавания подобных случаев нужно внимательно изучать личностные особенности допрашиваемого, его связи и не торопиться с исключением версии о совершении преступления другими лицами. В разоблачении самооговора большое значение имеют проверка показаний на месте, проверка алиби и тщательное, скрупулезное сопоставление полученных признательных показаний с другими добытыми по делу данными.

При анализе показаний нужно обязательно обращать внимание и на использование допрашиваемым несвойственных ему выражений, формулировок, понятий, что может свидетельствовать о формировании содержания показаний под воздействием заинтересованных лиц. Диагносцировать ложное признание помогают повторные допросы. О ложном признании могут информировать буквально дословное повторение допрашиваемым первоначальных показаний, а также обратное явление, когда подозреваемый (обвиняемый) в силу естественного процесса забывания вносит на последующих допросах в свои показания все новые и новые подробности, нередко противоречащие тем сведениям, которые были изложены им вначале.

В конфликтной ситуации общим правилом является использование возможностей свободного рассказа для установления психологического контакта с допрашиваемым, более глубокого изучения его личностных особенностей и получения как можно более полных показаний по всем обстоятельствам, интересующим следствие.

Довольно часто конфликтная ситуация складывается при допросе подозреваемого. Конфликтность подобного допроса обусловлена прежде всего позицией допрашиваемого, отрицающего свою причастность к совершенному преступлению. Кроме того, поскольку допрос происходит в начале расследования, следователь обычно не располагает достаточной совокупностью доказательств для полного изобличения допрашиваемого. К тому же еще и нет полной уверенности, что подозреваемый — то самое лицо, которое виновно в преступлении. Поэтому первый допрос подозреваемого носит в определенной мере разведывательный характер и направлен на выяснение личностных особенностей допрашиваемого, его позиции, аргументов и получение той информации, которую он намерен сообщить.

При этом нужно учитывать, что подозреваемому свойственны противоречивые психические переживания. С одной стороны, он рассчитывает, что следствие не располагает достаточными доказательствами, поэтому надеется, что ему удастся уйти от ответственности. С другой стороны, факт задержания или внезапного вызова на допрос довольно часто оказывается для такого лица неожиданным, ослабляет его уверенность в том, что преступление останется нераскрытым, и способствует формированию в его сознании представления о неизбежности предстоящего разоблачения.

Противоречивость переживаний лица, совершившего преступление, их особая острота затрудняют правильную оценку ситуации и приводят к грубым просчетам и неверным решениям.

Тактика допроса подозреваемого должна быть максимально осторожной, избирательной, поскольку не исключено, что подозрение в отношении определенного лица возникло в результате неблагоприятного стечения обстоятельств, оговора, заблуждения или ошибки. Известно, что фактор задержания или ареста может сломить волю лица, не виновного в совершении преступления, и привести к самооговору. Поэтому особенно важно проверить причастность допрашиваемого к расследуемому событию и получить от него такую информацию, которая может быть известна только лицу, совершившему преступление.

О причастности допрашиваемого к расследуемому преступлению чаще всего свидетельствуют характерные умолчания(например, сокрытие факта знакомства с лицом, связь с которым допрашиваемого по делу установлена), а также нередко появляющиеся в показаниях проговорки, т. е. невольное сообщение сведений, в которых проявляется осведомленность об отдельных обстоятельствах расследуемого преступления (например, о размерах, приметах похищенного, месте преступления).

При допросе подозреваемого нередко возникает необходимость в проверке его ссылок на алиби. Тщательный и детальный допрос выявит незнание допрашиваемым подробностей и обстоятельств, относящихся к пребыванию в определенное время в том месте, на которое он ссылается, заявляя о своей непричастности к совершенному преступлению. Например, неосведомленность о порядке проведения вечера отдыха или же незнание названия и содержания пьесы, которую он якобы смотрел дома по телевизору, и т. п.

На допросе могут быть использованы и данные о поведении подозреваемого после совершенного преступления — так называемые улики поведения. Известно, что некоторые преступники до задержания проявляют повышенный интерес к ходу и результатам расследования, в частности результатам осмотра места происшествия, состоянию здоровья потерпевших и т. д. В других случаях, наоборот, окружающим может броситься в глаза нарочитая незаинтересованность такого лица в случившемся или проявление им опасения и страха перед возможностью задержания и ареста.

В процессе допроса подозреваемого можно воспользоваться и большим психологическим влиянием на допрашиваемого будущих доказательств, которые могут появиться в распоряжении следствия позднее. С этой целью целесообразна некоторая демонстративность при подготовке и проведении отдельных следственных действий, а также различных экспертиз, разъяснение их сущности и тех доказательств, которые могут быть получены в результате их проведения. Например, получение пальцевых отпечатков, назначение судебно-медицинской экспертизы, изъятие образцов слюны, крови, волос, одежды, ее осмотр, состриг ногтей, изъятие подногтевого содержимого и т. п. следует производить таким образом, чтобы допрашиваемый понял, что у следователя в самое ближайшее время будет достаточно доказательств, чтобы установить истину.

При проведении допроса важно умело сочетать предъявление доказательств и изобличение допрашиваемого во лжи сиспользованием приемов, активизирующих эмоциональные переживания лица, совершившего преступление.Поколебать позицию допрашиваемого можно путем активизации в его сознании угрызений совести, усиления нередко довольно мучительных переживаний, обусловленных пониманием противоправности совершенного деяния и его тяжких последствий, а также разъяснением обстоятельств, смягчающих уголовную ответственность.

Допрос обвиняемого производится, когда следователь располагает доказательствами, достаточными для предъявления обвинения и изобличения допрашиваемого в совершении преступления. Однако при допросе обвиняемого, как и при допросе подозреваемого, возможна ситуация, когда в системе доказательств, которыми располагает следователь, имеются пробелы. Тогда тактику допроса целесообразно строить вначале без предъявления доказательств, с постановкой вопросов, содержание которых свидетельствовало бы о знании следователем обстоятельств совершенного преступления. Такая осведомленность складывается из знания обстановки места происшествия, показаний очевидцев, свидетелей и т. п., а также сведений о некоторых характерных деталях поведения допрашиваемого до момента совершения преступления или после него.

В процессе допроса можно использовать и большую впечатляющую силу отдельных улик, предъявляя их таким образом, чтобы у допрашиваемого сложилось убеждение в неотвратимости предстоящего разоблачения.

По делам о групповых преступлениях нужно учитывать характер взаимоотношений между участниками группы и умело использовать их нередко противоречивые интересы. Противоречия в показаниях таких лиц, разный объем сведений, сообщенный ими по поводу одних и тех же обстоятельств, как правило, нарушают согласованность их позиций, порождают взаимное недоверие и стремление выгородить себя или преуменьшить свою роль в преступлении за счет других. В подобной ситуации рекомендуется пробудить у допрашиваемого переживания, связанные с возможностью опоздать с чистосердечным признанием.

Наличие у следователя достаточной совокупности уличающих доказательств еще не означает, что с их помощью можно во всех случаях получить от допрашиваемого правдивые показания. Эффективность собранного доказательственного материала во многом зависит от того, как тактически правильно следователь распорядится им при проведении допросов.

Неумелое использование доказательств, поспешность с их предъявлением позволят допрашиваемому выдвинуть ложные объяснения, снижающие их уличающую силу.

Во многих случаях предпочтительнее тактика предъявления не разрозненных, а логически между собой связанных доказательств для того, чтобы от вопроса к вопросу, от доказательства к доказательству нарастала их изобличающая сила. Постепенное предъявление определенной совокупности взаимосвязанных доказательств, как правило, психологически разоружает допрашиваемого, показывает ему несостоятельность избранной позиции и убеждает его в необходимости дать правдивые показания.

С учетом личности допрашиваемого и других обстоятельств на допросе может быть предъявлена вся совокупность уличающих доказательств, чтобы сразу же показать бессмысленность дальнейшего отрицания вины. В некоторых ситуациях изобличение допрашиваемого можно начать с предъявления одного или двух наиболее впечатляющих доказательств. Затем при необходимости используются и другие доказательства.

При проведении допроса обвиняемых должны быть учтены следующие основные тактические правила предъявления доказательств:

  1.  необходимо обеспечить экономное, разумное использование доказательств. Не следует торопиться с их предъявлением. Вначале надо максимально использовать стадию свободного рассказа, дать допрашиваемому возможность выдать некоторую информацию самому. Эта информация складывается за счет его проговорок, умолчаний, различных противоречий как в самих показаниях, так и за счет противоречий с уже установленными фактами;
  2.  во всех ситуациях допроса путем постановки вопросов следователю желательно сначала проявить свою осведомленность по поводу тех или иных обстоятельств, а затем использовать соответствующие доказательства;
  3.  чтобы допрашиваемый не сумел опорочить доказательства по общему правилу, за исключением случаев, когда при допросе используется элемент внезапности, предъявлять доказательства не следует до тех пор, пока обвиняемый или подозреваемый не допрошен по всем обстоятельствам, связанным с этим доказательством. Причем выяснять эти обстоятельства необходимо осторожно, чтобы допрашиваемый не понял, в связи с чем они интересуют следствие. Полученные показания целесообразно зафиксировать в протоколе допроса и только после того, как допрашиваемый подтвердит своей подписью правильность их записи, приступить к предъявлению соответствующих доказательств. Такая тактика позволяет предотвратить возможные ложные объяснения допрашиваемого относительно обстоятельств, при которых могло появиться уличающее его доказательство. Например, если обвиняемый утверждает, что никогда не был на месте происшествия, то после предъявления заключения трасологической экспертизы ему труднее будет придумать правдоподобное объяснение относительно обнаруженных там его следов;
  4.  следователю необходимо заранее оценить каждое из имеющихся доказательств, выявить наиболее эффективную логическую связь между ними и попытаться предусмотреть тс доводы и аргументы, которые допрашиваемый может заявить при использовании доказательств на допросе;
  5.  перед предъявлением доказательств на допросе нужно предусмотреть такое их сочетание, которое было бы неожиданным для допрашиваемого и ограничивало бы тем самым его возможности для ложного истолкования обстоятельств, связанных с этими доказательствами. Существенное значение приобретает и выбор наиболее удобного момента для предъявления доказательств. Поэтому чрезвычайно важно временно оставлять допрашиваемого в неведении относительно имеющихся у следователя доказательств, имея затем возможность использовать фактор их внезапного предъявления;
  6.  нужно всегда учитывать эмоциональную силу отдельных доказательств, умело использовать их особое психологическое воздействие;
  7.  в распоряжении следователя должен оставаться достаточный резерв доказательств на тот случай, если первая попытка получить правдивые показания окажется безрезультатной;
  8.  в процессе допроса не следует показывать особую заинтересованность следователя в правдивых признательных показаниях допрашиваемого. Следователь поступит тактически верно, если путем использования различных тактических приемов постепенно подведет допрашиваемого к мысли о необходимости правдиво рассказать о случившемся.