93313

Особенности современного этапа развития науки

Лекция

Логика и философия

На рубеже XIX – XX вв в науке произошли фундаментальные трансформации, коренным образом изменившими ее облик. Квантовая механика, разработанные Эйнштейном специальная и общая теория относительности окончательно подорвали доверие ньютоновской методологии.

Русский

2015-08-29

28.36 KB

3 чел.

Лекция 12. Особенности современного этапа развития науки.

  1.  Главные характеристики постнеклассической науки.
  2.  Этос науки.
  3.  Социальная ответственность ученого.

  1.  Главные характеристики постнеклассической науки.

На рубеже XIXXX вв в науке произошли фундаментальные трансформации, коренным образом изменившими ее облик. Квантовая механика, разработанные Эйнштейном специальная и общая теория относительности окончательно подорвали доверие ньютоновской методологии. Основополагающие принципы ньютоновской парадигмы – абсолютность пространства и времени, концепции детерминизма и объективности – подверглись коренной реконструкции. Результаты неклассической науки свидетельствовали, что атомы не являются предельными протяженными телами, а материя и энергия переходят друг в друга. Понятие субстанции теряет онтологическую определенность. пространственно-временной континуум позволяет избавиться от предикации абсолютности, выявляет иные физические бытия времени. На смену “универсальному” лапласовскому детерминизму приходит статистическая вероятность. Неклассические стандарты научной рациональности обусловили новую стратегию научного поиска: он должен ориентироваться не на конечное, а на наилучшее, наука должна говорить не о последнем анализе, а о следующем приближении. Таким образом, основная ценность научного познания, получает иную содержательную определенность – истина указывает на перспективу, к которому мы может и должны двигаться, нежели цель, которая может быть достигнута. В целом, говоря о современной научной парадигме, можно засвидетельствовать, что она обрела свободу от абсолютов, но вместе с тем лишилась интеллектуальных ресурсов обрести устойчивые основания. Гипотезы, изобретаемые учеными, постоянно подвергаются проверке и опровергаются. В этой перспективе научная теория всегда лишь догадка, которая в принципе погрешима. Кроме метода проб и ошибок, у человека нет иных рациональных способов установления отношений с окружающим миром. Благодаря инструментальному ресурсу, наука обрела внушительный социальный авторитет. Наука как самокорректирующая рациональная система освободилась от иллюзий универсальности и непогрешимости. Научное знание всегда вероятно, зависимо от познавательных средств, культурного контекста и ценностных предпочтений. Таким образом, если наука не дает окончательных истин, никогда также не дает совершенно ложных результатов. Неопределенность предельных оснований научного знания, несмотря на впечатляющие практические достижения, послужила пересмотру его статуса в социальности. Научно-технические достижения сами по себе не являются благами, разум хороший слуга, но плохой хозяин. Достижения науки обнаруживают отрицательные тенденции и прежде всего они дегуманизируют социальное пространство. Новые технологии задают иной масштаб социального времени, оно набирает неслыханную скорость, разрушая многовековые устои общественной жизни. Социальное время в контексте новых информационных технологий задает новые стандарты социального поведения. Мода, в качестве социального стандарта, разрушает ценностную нагруженность социального времени, оно формализует социальный контекст, сведя его непрерывному изменению.  Ценностная анонимность социального времени формирует иллюзию человекоразмерности социальной среды. Таким образом, научное знание, вырвавшись из оков теоретических конструкций, и ставший фундаментом технологического процесса, включает в орбиту своего внимания общественную жизнь в целом. Но наука не продуцирует ценности, имеющие характер моральных императивов, поэтому она должна находиться под бдительным контролем общественного мнения. Необходимость контроля необузданной экспансии науки стали социальные вызовы, спровоцированные ее свободой. Проблемы генной инженерии, использование атомного оружия террористами, приобретают реальные социальные очертания. Неразрывная связь науки с политическими, военными и коммерческими институтами делает несостоятельной ее претензии на нейтральность и объективность.

Следовательно, мы должны признать, что современный уровень развития науки, ее социальная роль в значительной мере зависит от морального облика общества. Этические проблемы охватывают все аспекты научной деятельности. Пока результаты научной деятельности не имели столь значительного влияния на жизнь общества, ценностная размерность науки находилась в латентном состоянии. Научной сообщество жило в представлении, что знание само есть безусловное благо, поэтому научная деятельность в своей основе есть этически оправданная деятельность. Исторический опыт ХХ века претензии науки на ценностную самодостаточность. Прогресс науки выявил, что как деятельность социальная она должна придерживаться определенных стандартов, выходящие за узкие рамки познавательной парадигмы.

2. Этос науки.

Один из ведущих российских исследователей этики науки Б.Г. Юдин отмечает, что сегодня в науке действуют немало внутренних и внешних ограничений.2 Фактически ученые добровольно принимают эти ограничения, заботясь об этосе и практике науки. Юдин отмечает, что эти ограничения стали предметом рефлексивно-критического анализа в работе Р. Мертона “Нормативная структура науки”. Мертон “дает описание этоса науки, который понимается им как комплекс ценностей и норм, воспроизводящихся  от поколения к поколению ученых и являющихся обязательным для человека науки”. В этосе науки выделяются четыре стандарта, имеющие ценностное измерение:

  1.  первый демонстрирует приверженность науки универсализму и объективности. Единственным авторитетом в науке является аргумент, имеющий доказательную форму. Доступ к научной деятельности предполагает одно условие – наличие профессиональной компетентности, снимаются все ограничения, связанные социальным происхождением, полом, возрастом, расой и т.д. Таким образом, наука обнаруживает лучшие образцы демократического института;
  2.  второй стандарт научного этоса регламентирует открытость научного знания. Оно должно свободно распространяться и каждый желающий должен иметь воспользоваться научным знанием и выразить свое отношение к нему;
  3.  третий, устанавливает основополагающую цель наук – постижение истины. Научное познание должно быть свободно от личностных пристрастий, ненаучных мотиваций (гордыня, месть, материальная нажива и т.д.);
  4.  четвертый стандарт устанавливает границы профессиональной ответственности ученого. Ученый должен не только отстаивать свои научные убеждения, но и отказаться от них при обнаружении их теоретической несостоятельности.

Безусловно, мертоновские стандарты научной деятельности претерпели изменения. Они не могли не измениться. Заслуга Мертона заключается в том, что он в явной форме сформулировал стандарты этоса науки, представив их в качестве необходимых ограничений научной деятельности. Нормативность этоса науки задает границы ответственности ученого по отношению к научному сообществу, к которому он принадлежит.

Стандарты Мертона коррелируются с научными идеалами классической парадигмы. Постнеклассическая парадигма трансформировала идеалы научности и, соответственно, стандарты и нормы познавательной деятельности. Уже не вызывает возражения ангажированность научных исследований и неоправданность ценностно-нейтрального подхода. Ценностная размерность науки обусловлена не только историчностью рациональных структур научной деятельности, но и социальными следствиями, вытекающими из ее результатов. Отказ от фундаментализма делает нормативно-ценностную структуру науки неустойчивой, находящейся в постоянном изменении, ибо она должна обозначить свое отношение и способы решения на научные и социальные вызовы, которые всегда имеют неинтенциональный характер. Не осуществимыми представляются возможности свободного распространения научного знания. Многие отрасли научных исследований являются закрытыми, причем не обязательно сопряженные с военными  технологиями. Ряд исследовательских научных программ, носящий коммерческую ценность, также не подлежит свободному распространению.

Таким образом, эволюция науки обусловливает смену ее ценностных приоритетов. Научные ценности, принимаемые Мертоном в качестве этоса науки, утрачивают теоретическую ясность и предстают в качестве амбивалентных конструкторов. Создавшаяся ситуация только на первый взгляд вызывает чувство растерянности, а на самом деле выражает естественные условия деятельности научного сообщества. Нормативная значимость этоса науки не задается предварительными условиями, она вырабатывается в непосредственном акте коммуникации научного сообщества. В новых условиях основная тяжесть в становлении этоса науки ложиться на регулятивный ресурс речевых актов. Возникает новый горизонт научной деятельности: взаимосогласованность между различными точками зрения устанавливается посредством речевой деятельности, исключая контекст отношения между языком и миром, ибо в последнем случае различие исключается. Таким образом, этос науки получает исключительно интерсубъективное обоснование.  Значимость нормы зависит от его признания научным сообществом, акт коммуникации возмещает отсутствие ресурса обоснования. Множество точек зрения в науке в своих притязаниях имеет один масштаб измерения – дискурс. Дискурс становиться моделью совместной деятельности научного сообщества в условиях плюрализма точек зрения и отсутствия универсальных рациональных ресурсов обоснования знания. В качестве языковой деятельности дискурс продуцирует условия, делающие возможным нормативность этоса науки.

3. Социальная ответственность ученого.

Представление о том, что сама наука со своей основополагающей целью постижения истины есть безусловное благо, оказалось ошибочной. Наука автоматически не продуцирует гуманистические ценности. Ценности находятся вне науки и вырабатываются в процессе общественной практики в качестве необходимых условий социального воспроизводства. Вопрос о ценностной корреляции науки с основополагающими социальными институтами, когда первая неудержимо проникает во все сегменты повседневной жизни человека, в настоящее время приобретает особую значимость.

В отличие от проблем корпоративистской этики науки, социальная ответственность ученых предстает в более широком контексте, охватывающий весь спектр взаимоотношений науки и общества. “Мы должны уяснить себе, – пишет М. Вебер, – что всякое этически ориентированное действование может подчиняться двум фундаментально различным, непримиримо противоположным максимам: оно может быть ориентированно либо на “этику убеждения”, либо на “этику ответственности””. Только во втором случае этика становиться практической и предполагает, что индивиду “надо расплачиваться за (предвидимые) последствия своих действий”.3 Может показаться, что у ученых есть аргумент, освобождающий их от ответственности. Вполне допустимо, что ученый может не знать о практических последствиях некоторых научных открытий, но он знает, что наука внушительная социальная сила , и не всегда добрая. В современных условиях ученый стоит перед выбором свободы в научном исследовании и социальной ответственностью. Выбор сводится к социальным ценностным приоритетам. Безусловно, этика ответственности занимает определяющие место, она есть этика техногенной цивилизации. Поэтому дискуссии по поводу социальных ограничений, налагаемых на научную деятельность, должны иметь в виду, приоритет ответственности в отношении свободе. Свобода приобретает инструментальное содержание, она рассматривается не как абсолютное право, а как соглашение между ученым и обществом, причем условия этого соглашения могут пересматриваться. Таким образом, оппозиция свобода – ответственность в научной деятельности коррелируется с социальной динамикой и поэтому не имеет устойчивого характера.

Равновесие между ними устанавливается временно и предполагает постоянный поиск условий компромисса. Не имеет ясной перспективы социальная легитимация меры ответственности. Кто должен определять пределы ограничений – ученый, научное сообщество или общество в целом? На эту трудность обращает внимание Г. Стросон и заключает, что моральная ответственность невозможна. Чтобы быть морально ответственным, резонно замечает он, субъекту надо стать причиной самого себя. Поскольку это невозможно, то не возможна моральная ответственность.

Аргумент Стросона бьет в цель, против него классической концепции этики ответственности нечем возразить. Но дело в том, что на смену классической концепции ответственности пришла коммуникативная этика, в качестве этики ответственности. Ответственность приобретает реальный практический смысл: согласование интересов ученого и научного сообщества, научного сообщества и общества  в целом. В коммуникации выявляются спонтанные и неинтенциональные контексты, с различными социальными перспективами. В коммуникативной практике вырабатываются условия, позволяющие установлению консенсуса. Ответственность, таким образом, приобретает операциональные очертания. Легитимация меры ответственности переносится в практическую область в контекст коммуникативной деятельности, а конечные цели теряют основания быть представленными в терминах социально значимых ценностей.

2

3


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

27614. Назначение наказания по совокупности преступлений и совокупности приговоров. Порядок определения сроков наказания при сложении наказаний 37.5 KB
  Порядок определения сроков наказания при сложении наказаний. Назначение наказания по совокупности преступлений При совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление. Два этапа назначения наказания: 1назначение наказания за каждое преступление отдельно; 2 определение окончательного наказания по одному из принципов: – поглощение менее строгого более строгим; – полного сложения; – частичного сложения.
27616. Нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК). Нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 УК) 29.5 KB
  Нарушение неприкосновенности жилища ст. Нарушение неприкосновенности частной жизни 1. Нарушение этого права влечет ответственность в частности уголовную. Нарушение неприкосновенности жилища 1.
27618. Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспортных средств 96.5 KB
  Объективная сторона преступления состоит в одном из двух деяний: нарушение правил дорожного движения и нарушении правил эксплуатации транспортных средств. Квалифицирующий признак: деяние повлекшее по неосторожности смерть человека в соответствии с Правилами учета ДТП к числу погибших относятся и те кто скончался от полученных травм в течение 7 суток со дня ДТП. Нарушение правил обеспечивающих безопасную работу транспорта ст. Общественная опасность нарушения правил обеспечивающих безопасную работу транспорта...
27620. Наука уголовного права, ее предмет, метод и задачи. Её связь с другими отраслями научных знаний. Роль науки уголовного права в совершенствовании законодательства 35 KB
  Наука уголовного права ее предмет метод и задачи. Роль науки уголовного права в совершенствовании законодательства. Понятие уголовного права как науки. Предмет науки УП составляет уголовное законодательство и практика его применения обобщение действующего уголовного закона и проблем его совершенствования.
27622. Невиновное причинение вреда и его формы. Юридическая и фактическая ошибки. Их влияние на вину и уголовную ответственность 36.5 KB
  Юридическая ошибка это неправильное представление лица о преступности или не преступности совершенного им деяния его квалификации о виде и размере наказания предусмотренного за данные деяния. Фактическая ошибка это неправильное представление заблуждение лица относительно фактических обстоятельств содеянного его объективных признаков. Ошибка относительно объекта посягательства не меняет формы вины она определяет лишь ее содержание. Данная ошибка может состоять в неправильном представлении лица о том объекте на который оно посягает...