94370

Пр­авовая хар­актер­истика убийства матер­ью новор­ожденного р­ебенка

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Рассмотрение исторического опыта ответственности за детоубийство в российском законодательстве и законодательстве зарубежных стран, изучение объективных и субъективных элементов преступления, предусмотренного ст. 106 Уголовного кодекса, анализ объективных и субъективных признаков преступления...

Русский

2015-09-11

115.61 KB

7 чел.

31

Федер­альное государ­ственное бюджетное обр­азовательное учр­еждение высшего пр­офессионального обр­азования

                           «Тольяттинский государ­ственный универ­ситет»

________________________ПР­АВА________________________________

_________________ «Уголовный пр­оцесс и кр­иминалистика» _______________

________________030900.62 «ЮР­ИСПР­УДЕНЦИЯ»_____________________

______________      _Уголовно-пр­авовой_____________________________

ДИПЛОМНАЯ Р­АБОТА

на тему «Пр­авовая хар­актер­истика убийства матер­ью новор­ожденного р­ебенка»

Студентка               ____К.Р­. Нагиева                        ______________________

Р­уководитель               Т.М. Клеменко_           __________________________

Допустить к защите

Заведующий кафедр­ой                д.ю.н.,      Т.М. Клеменко__________________

«        »_____________________________2015 г.

Тольятти 2015

Введение

Тема дипломной работы, убийство матерью новорожденного ребенка, выбрана мной, потому что тема продолжает быть актуальной в этом тысячелетии. Ежегодно увеличивается число преступлений, совершенных женщинами против своих новорожденных детей. Преступность женщин отличается от преступности мужчин своими количественными показателями, характер преступлений и их последствиями, способами и орудием совершения, ролью которая при этом выполняется женщинами, выбор жертвы преступного посягательства. Эти особенности связаны с обусловленными историческим местом женщин в системе общественных отношений и ее социальных ролей, биологических и психологических характеристик. Право на жизнь нашло свое законодательное закрепление в международном, глобальном и региональных государственных правовых актов и конституциях разных государств. Защита жизни ребенка не является новинкой и законодательстве России, потому что борьба с детоубийством как с социальной проблемой началась давно. Детоубийство в разные исторические эпохи мира применялось законом неоднозначно. История подтверждает, что уголовная политика в отношении исследуемого преступления был довольно двойственной. Это связано, прежде всего, с несогласиями во взглядах на социальнyю опасность детоубийства и смысл борьбы с ним средствами уголовно-правового влияния на разных периодах формирования общества. Характерное для женщин престyпление – детоубийство, причем в отличие от других видов yбийства лишение жизни новорожденного имеет немалое распространение и в сельской местности.2

Российское законодательство, прошло развитие от признания детоубийства грехом (Устав князя Ярослава, Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 г.) до преступления, от квалифицированного состава преступления (Свод законов уголовных 1832 г.) до состава престyпления с привилегированными признаками (п.1. части II ст. 1451 Уложения о наказаниях yголовных и исправительных 1845 г.). В советское время детоубийство признавалось квалифицированным составом преступлением (УК РСФСР 1922 и 1926 г.), затем рассматривалось как простое убийство (УК РСФСР 1960 г.).3 С 90-х годов прошлого века, число женщин совершающих такие преступления повышается. Число женщин совершивших преступления, увеличилось почти в 2,5 раза, и в настоящее время каждая тринадцатая женщина убийца. Убийство матерью своего новорожденного ребенка безусловно является "женским" преступлением. В последние годы, это преступление (а их ежегодно регистрируется около 600 - 650) совершает каждая двадцатая женщина-убийца.4 Преступность женщин отличается от преступности мужчин своим количественным показателем, характером преступлений и их последствиями, а также ролью, которая выполняется женщинами в совершении преступления.

В разные времена по-разному решался вопрос об ответственности женщин убивших своих новорожденных младенцев, что будет проанализировано в первом параграфе первой главы моей дипломной работы. В настоящее время, убийство матерью новорожденного ребенка считается одним из преступлений с привилегированными признаками. Основанием для отнесения данного вида убийства к привилегированным является психофизиологическое состояние женщин во время родов и после родов.

Статистические данные показывают, что в последние годы количество детоубийств увеличивается.5 Все чаще такое преступление совершают социально незащищенные женщины из низменных побуждений.

Внимание отдельных правоведов, да и всего общества к проблеме ответственности за yбийство матерью новорожденного ребенка, объясняется специфичеcкими особенноcтями субъекта данного престyпления, обстоятельствами его совершения, личностью потерпевшего, а также распроcтраненностью этого крайне негативного явлeния.

Различной трактовке в юридической литературе подвергается определение понятия "новорожденного" ребенка. Между тем это понятие является основополагающим в этом составе, поскольку жертвами этого преступления не может быть любой ребенок, а только новорожденный, и, следовательно, определение статуса потерпевшего является обязательным yсловием для  правильной квалификации дeяния. С этим понятием неразрывно связано обстоятельства, при которых убийство приобретает менее опасный характер. Это, когда оно совершено матерью: 1) в момент родов; 2) сразу после родов; 3), а также спустя некоторое время после них, всё же в условиях психотравмирующей ситуации либо в состоянии психического расстройства, не исключающего ее вменяемости. Основными вопросами в данном случае являются вопросы: "Как долго может длиться статус новорожденного ребенка?"; "Где лежит граница между убийством матерью новорожденного ребенка и детоубийства, при квалификации на общих основаниях статьи 105 Уголовного кодекса?" Юриспруденция не признает убийство матерью новорожденного ребенка, если послеродовой период более чем один месяц, если речь идет о психотравмирующей ситуации или же если убийство произошло вследствие корысти. В данных случаях следует квалифицировать по ч.2 ст.105 Уголовного кодекса РФ, как убийство лица, заведомо для находящегося в беспомощном состоянии. Это показывает проблемы, возникающие при квалификации исследуемого преступления, это будет проанализировано в третьем параграфе второй главы работы.

Перечисленные выше условия устанавливают aктуальность выбрaнной темы и ее выбор в качестве дипломной работы.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере охраны жизни новорожденного ребенка, возникающие по поводу убийства матерью новорожденного ребенка.

Предметом данного исследования являются нормы об ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка, их исторических аналогов, сложных вопросов, связанных с определением и квалификацией уголовно-наказуемого деяния.

Целью моей работы является тщательное изучение уголовного законодательства, регулирующего ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка, а также их исторические аналоги применения этих норм.

Цель данной работы привели к постановке и решению следующих задач:

- рассмотрение исторического опыта ответственности за детоубийство в российском законодательстве и законодательстве зарубежных стран

- изучение объективных и субъективных элементов преступления, предусмотренного ст. 106 Уголовного кодекса, анализ объективных и субъективных признаков преступления;

- рассмотрение спорных вопросов квалификации убийства матерью новорожденного ребенка в современной юриспруденции и предложить авторские варианты их решения.

Дипломная работа опирается на законодательный материал, изданные комментарии и на работы таких ученых как: И.А. Аверичев, Ю.М. Антонян, С.В. Бородин, М.Н. Гернет, Е.И. Грубова, А.Э. Жалинский, А.Л. Карасова, А.Н. Красиков, Л.Л. Кругликов, Е.Б. Кургузкина, О.В. Лукичев, В.А. Рачицкая, В.Д. Малков, А.В. Наумов, А.А. Пионтковский, С.В. Проценко, М. Д. Шаргородский и других.

Дипломная работа состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения и списка литературы.

Глава 1 Понятие, признаки, виды убийств совершенных женщинами родившими ребенка по Российскому и зарубежному законодательству

§1.  Понятие, признаки, история развития Российского законодательства об ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка

Жизнь человека представляет собой важнейшее, от природы ему данное благо, основополагающую социальную ценность. Преступления против жизни имеют последствия, которые не могут быть восстановлены: смерть человека является необратимой. В истории «убийство» является одним из древнейших преступлений. Детоубийство является типичным женским преступлением -, и в отличие от других видов убийства, значительный рост убийство новорожденного имеет в сельской местности. Как правило, такие деяния совершаются молодыми женщинами, не имеющими семьи, достаточного материального обеспечения, своего жилья. По выборочным данным, по сравнению с периодом 1920-х годов число детоубийств выросло втрое.

Прежде чем перейти к анализу признаков убийства матерью своего новорожденного ребенка, хочется проанализировать, общие признаки состава преступления, характеризующего убийство.

Особая общественная опасность состоит в том, что убийство посягает на одно из самых ценных благ человека — его жизнь, а причиненный от него вред не имеет равного эквивалента.6 Каждая третья-четвертая женщина, отбывающая наказание в исправительных колониях, виновна в насильственном преступлении. Это естественно, поскольку женщин лишают свободы в основном за опасные преступления.

В качестве показателей общественной опасности деяния выступают отягчающие или смягчающие наказание.

Не существует закрытого перечня показателей, их нужно выявлять и анализировать дополнительно применительно к нарушениям охраняемого блага. Лишь совокупность нормативных и не предусмотренных нормой показателей должна указывать и указывает правоприменителю как на характер, так и на степень общественной опасности.7

Показателями общественной опасности, являются:

- отражение в описании показателя степени интенсивности;

- интегральная значимость показателя в структуре общественной опасности, его пригодность к реализации функций общественной опасности.

- распределение по основным, привилегированным и квалифицированным составам;

- критерии признания их таковыми и отбора;

- способы описания и место описания (закон, практика, доктрина);

В уголовно-правовом смысле понятие убийства более узкое, т.к. для наступления уголовной ответственности за убийство необходимо наличие ряда признаков, которые бы свидетельствовали о совершении данного преступления, в то время как вне сферы действия уголовного закона под убийством часто понималось совершение других действий в отношении другого лица, а не только преступное лишение жизни другого человека.

Жизнь человека является объектом убийства. Жизнь человека состоит не только из биологических процессов, но и включает в себя общественные отношения, обеспечивающие жизнедеятельность человека и охраняющие его жизнь. Появление плода во время родов, считается началом жизни, поэтому лишение ребенка жизни в этот момент и позднее является убийством.8 Объективная сторона включает три признака: деяние, наступление последствий, причинную связь между деянием и наступившими последствиями.9

Жизнь каждого человека, независимо от возраста, физических способностей и моральных качеств, в равной мере, является предметом уголовно-правовой защиты российского уголовного права.

УК РСФСР 1960 года убийство матерью новорожденного ребенка не включал в отдельный состав преступления. Данное преступление рассматривалось как простое убийство, имеющее одно действие и один объект. Поскольку существует смягчающие обстоятельства, выделение его в отдельную статью является правильным. Анализируя статистические данные видно, что в настоящее время увеличилось число тех, кто убивает своих новорожденных детей. Администрация, исходя из имеющихся возможностей, принимает меры к тому, чтобы отдельно от других подозреваемых и обвиняемых содержались подозреваемые и обвиняемые в совершении убийства матерью новорожденного ребенка, что подчеркивает особый статус матерей-убийц.10

Для раскрытия убийства матерью своего новорожденного ребенка, необходимо определить когда же наступает начало и конец жизни.

В уголовно-правовом смысле жизнь существует тогда, когда человек уже родился, но еще не умер. Моментом начала жизни, в уголовно-правовом смысле, считается начало физиологических родов, другими словами появление плода во время родов. Такой тщательный подход к этому вопросу возникает связи с тем, что лишить жизни человека можно уже в момент его появления на свет.

Лишение жизни ребенка в момент появления на свет и позже признается убийством. Появление головки плода ребенка в процессе физиологических родов имеет важное правовое значение, поскольку именно этот момент считается многими учеными, началом жизни человека.

Начало физиологических родов следует отличать от начала самостоятельного внеутробного существования ребенка (отделение плода от утробы матери, начало дыхания и т.п.), поскольку уголовный закон предусматривает ответственность за убийство матерью своего новорожденного ребенка во время родов или сразу же после них.

Считаю, что можно согласиться с теми авторами, которые связывают, начало человеческой жизни, с начала процесса родов и появление головки плода из чрева матери.

Более спорным является вопрос о конечном моменте жизни человека, его смерти. Данный вопрос вызывает оживленную дискуссию среди ученых.

Некоторые авторы считают, что смерть человека наступает с момента когда дыхание и сердцебиение приостанавливается.11

Приверженцы другой позиции убеждены, что сердцебиение не является определенным доказательством жизни. Данные авторы связывают смерть с моментом, когда в коре головного мозга человека наступают необратимые процессы распада клеток мозга, а также органические изменения в центральной нервной системе. До появления этих изменений, смерть человека называется клинической. Неоднократно были случаи, когда после наступления клинической смерти, удавалось восстановить дыхание и сердцебиение человека, в результате человека возвращали к жизни. Наиболее распространенным является мнение, что под конечной точкой человеческой жизни следует понимать время наступления биологической смерти, когда после остановки сердца появляются необратимые процессы в коре головного мозга. Необратимым состоянием гибели организма как целого, является остановка сердечной деятельности, исчезновение пульсация в крупных артериях, прекращение дыхания, утрата функции центральной нервной системы, это и является биологической смертью человека.

Из этого мы можем сделать вывод, что под начальным моментом жизни понимается начало физиологических родов, а именно появление головки плода ребенка из чрева матери, а под конечным моментом жизни - начало необратимых органических изменений в коре головного мозга и центральной нервной системы.

Из диспозиции ст. 106 Уголовного кодекса РФ, выделяется три различных вида детоубийства: убийство матерью своего новорожденного ребенка во время или сразу после родов; убийство матерью новорожденного ребенка в психотравмирующей ситуации; убийство матерью своего новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Убийство матерью своего новорожденного ребенка является преступлением со специальным субъектом, которым является мать новорожденного ребенка. Убийство матерью новорожденного ребенка обусловлено психическим и физическим состоянием женщины в период родов или сразу же после них, ослабляющим ее способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Установление начального момента жизни человека, является основным обстоятельством. В ряде случаев в этих преступлениях где-то на заднем плане присутствует фигура мужчины, не без влияния или не без молчаливого согласия, которого совершаются эти преступления. Обычно это сожитель или любовник.

Детоубийство как общественная проблема появилась давно. Длительная история развития религиозных, нравственных и правовых обычаев предшествовала появлению уголовно-правовых норм об ответственности за детоубийство. В древности у народов, живших на территории современной Европы, детоубийство было не наказуемо, оставаясь за пределами как юридического, так и нравственного, морального внимания.12

Убийство младенца своими биологическими родителями, либо законными представителями, в частности, отдельно матерью в Древней Руси детоубийство, не признавалось преступлением и долгое время считалось грехом. Н.М. Карамзин в своем труде «История государства Российского» отмечал, что любая мать имела у языческих славян «право умертвить новорожденную дочь, когда семейство было уже слишком многочисленно, но обязалась хранить жизнь сына, рожденного служить отечеству».13 Каноническое византийское право отраженное в уставах русских князей видело в убийстве новорожденных детей скорее посягательство на христианские устои семьи и нравственности, а не на жизнь и наказывалось церковным покаянием - епитимией, причем независимо от того, был ребенок рожден в браке или нет.14 Анализируя первые акты Древней Руси формируется вывод, что за избавление матери от младенца предусматривалась ответственность еще в ранние периоды истории. Женщин, которые пытались самостоятельно регулировать число деторождений, избегали нежелательных беременностей, прерывали их, православный церковный закон требовал сурово наказывать - отлучением от причастия, постами, поклонами, покаянием перед священником. В борьбе за жизнь ребенка древнерусские церковнослужители настаивали на том, чтобы мать «блюдя дитя в чреве», не делала в церкви земных поклонов: «не велите еи кланятиется на коленях, ни рукою до земли, ни в велики пост: от того бо вережаются и изметают младенца».15

Церковный закон требовал сурово наказывать женщин, которые пытались самостоятельно регулировать число деторождений, избегали нежелательных беременностей, прерывали их, православный - отлучением от причастия, постами, поклонами, покаянием перед священником. Древнерусские церковнослужители в борьбе за жизнь ребенка настаивали на том, чтобы мать «блюдя дитя в чреве», не делала в церкви земных поклонов: «не велите еи кланятиется на коленях, ни рукою до земли, ни в велики пост: от того бо вережаются и изметают младенца».16 Развивая основанные идеи, заложенные в Уставе князя Владимира Святого, Устав князя Ярослава Мудрого, возникший приблизительно в 1051-1054 годах, расширил круг регулируемых церковных правом отношений. Негативное отношение церкви к случаям не только избавления от плода или младенца, в частности, незаконнорожденного, но и в случаях рождения внебрачного ребенка подтвердили статьи 5 и 6. За эти деяния мать помещалась в церковный дом.

ст. 6 Устава князя Ярослава была дополнена нормой относительно детоубийства. Она включала расширенный перечень видов детоубийства, совершаемого замужней женщиной. Согласно данной норме, если «женка без своего мужа или при межи детяти добудет, да погубить, или в свиньи ввержеть, или утопить», т. е. в случае зачатия женщиной ребенка от другого мужчины, не от своего супруга, или так сказать ребенок будет нагульным ее надлежало «пояти в дом церковный», т.е. отправить в церковный дом, т.е. монастырь.

В первом киевском издании Номоканоне, датированном 1620 годом, специального постановления о детоубийстве не обнаружено. Истребление плода предусмотрено в ст. 72, 73, и в последней виновные названы «блудницами», в данных статьях говорится о родах на дороге и смерти оставленного без помощи новорожденного. Оставление новорожденного без помощи, подкидывание его – в ст. 70,74 приравнивает к убийцам тех, кто подкидывает детей своих на распутье у городских ворот, если никто не берет их к себе на воспитание. Подкидывание женщинами детей к церковным дверям в Уставе Иоанна Постника так же приравнивались их к убийцам, и Номоканон дает на устав ссылки.

Влияние Византийских правовых идей на развитие русского уголовного права прослеживалось до Соборного уложения, начавшись еще со времен принятия христианства, фрагментарно и только в последнем приобретает некую законченную систему. Впервые встречается преобладание формального взгляда на преступление, свойственного развитому законодательству Византии, по которому всякое преступление есть нарушение закона  в Соборном Уложении 1649 года.

Ответственностью за убийство детей по Уложению являлась смертная казнь. Если имело место убийство матерью незаконнорожденного ребенка, наказание ужесточалось. Уложение не определяет способа смертной казни. Один из немногих случаев, когда Уложение допускало для преступников такую расплату за убийство законнорожденного ребенка, в виде заключения в тюрьму на год и объявления впоследствии совершенного деяния «грехом всем людям вслух».17 Во втором случае предпочтение отдавалось охране нравственности в обществе, и суровое наказание определялось тем, что «детоубийца посягал на две заповеди: «не убий» и «не прелюбосотвори...»18. В данном случае Соборное Уложение исходило из основного своего принципа устрашения, запугивания и тирании и боролось не только с детоубийством, но и с блудом. Оба Указа предписывали создание особых домов для воспитания внебрачных детей в целях борьбы с детоубийством. Второй Указ дает мотивировку принимаемой меры и развивает ее основания, что является особенно интересным. Устройство обозначенных домов «гошпиталей», предписывается в городах и в столицах «для сохранения зазорных младенцев, которых жены и девки рождают беззаконно, и стыда ради отметывают в разные места, от чего оные младенцы безгодно помирают, а иные от тех же, кои рождают, и умерщвляются». Матери могли приносить своих внебрачных детей в эти дома. От них не только не спрашивали никаких документов, но и не спрашивали их имени - им дозволялось приносить детей тайно, с закрытыми лицами».19 Постановление Уложения царя Алексея Михайловича оставалось в силе почти двести лет лишь с изменениями относительно наказания детоубийц. Понимая несовершенство действовавшего законодательства и необходимость его изменения и новой систематизации, Петр I распорядился, чтобы во всех приказах составили выписки из статей, которые могли бы дополнить Соборное Уложение. Изменяя условия государственной и общественной жизни и борясь со злом во всех проявлениях русской жизни широкими реформами, Петр I «понял главнейшую причину, которая толкала внебрачных матерей на убийства их детей: это были их позор и страх перед осуждением общественным мнением».20

Артикул воинский 1715 г. был одним из нормативных актов, дополняющих Уложение, который был подготовлен и принят в период проведения военной реформы. Он содержал большое количество норм общеуголовного характера. Артикул отнес детоубийство законнорожденного ребенка к тяжкому квалифицированному виду убийства. В эпоху правления Петра I детоубийство каралось смертью. «Ежели кто отца своего, мать, дитя во младенчестве..., оного колесовать, а тело его на колесо положить, а за прочих мечем казнить», указывалось в Воинском артикуле. В данном случае Петр I следовал примеру новгородского митрополита Иова, который открыл в 1706 году первый воспитательный дом для зазорных младенцев.

Проекты 1754-1766 годов отвели детоубийству место среди преступлений против жизни в 29 главе: «...о таковых отцах и матерях, которые детей своих убьют, также ежели жена мужа или муж жену убьют или беззаконно прижитого младенца вытравят». Обе редакции проектов ничего не говорят о лишении внебрачного ребенка жизни его матерью посредством положительного действия. Несмотря на то, что большинство статей этого Уложения или Воинских артикулов перешло в проекты, соответствующая статья Уложения 1649 года оказалась выключенной. Проекты лишь говорят о вытравлении плода незаконно зачавшей женщины и о подкидывании или оставлении в опасных местах таких младенцев. В постановлениях обеих редакций различие весьма существенно только касаемо наказаний. Первая редакция определяет за вытравление плода самой «беззаконно беременной» наказание кнутом и пожизненную каторгу. Вторая предписывает женщин привилегированного класса, что различает сословное положение виновных «отсылать в дальние женские монастыри на два года, где их употреблять во всякие монастырские тяжкие работы»; возлагать на них обязанность посещения церковной службы («во всякие дни в церковь Божию ходить им как к вечерне, заутрени, так и к святой литургии»); по прошествии этих двух лет они должны были подлежать публичному церковному покаянию в продолжение двух месяцев. Кроме всего этого, женщины непривилегированных сословий, подлежали наказанию плетьми. Об оставлении ребенка обе редакции говорят неодинаково. Статья 4 первой редакции ничего не говорит, что ребенок должен быть «беззаконно прижит», как об этом говорит ст. 8 второй редакции. Очевидно, в обоих случаях имелись в виду внебрачные дети, так как обе редакции называют мать «беззаконной». В случае, если такой подкинутый или оставленный ребенок умирал, первая редакция проекта назначала матери отсечение головы, а вторая отсылала привилегированных, как и за истребление плода, в монастыри, но на три года с продлением публичного покаяния до 6 месяцев, а непривилегированных, по наказании плетьми, приказывала «ссылать вечно в казенную работу».21

Проект Уложения 1813 года более подробнее рассматривал и анализировал исследуемое преступное деяние. В его пятом отделении выделяется детоубийство в девяти статьях: 381-389. Как считает М.Н. Гернет, статьи проникнуты «казуистичностью и очень неудовлетворительны в отношении формулировки выраженных в них понятий». Можно предполагать, что основание привилегированности лежало в чувстве стыда или страха роженицы, хотя названные статьи не дают ясного указания, почему детоубийство отнесено к числу привилегированных преступлений.

Для привилегированных женщин высшим наказанием могло быть назначение им жительства в отдаленных губерниях, а для остальных сословий - телесное наказание кнутом и ссылка на вечное поселение. Простое убийство для привилегированных наказывалось постоянной ссылкой на поселение, для прочих, менее тяжкой работой. Убийство своих законных детей - пожизненной каторгой, вырезанием ноздрей и клеймением. Значительно меньшее наказание влекло и неосторожное лишение младенца жизни его матерью, при условии сокрытия беременности и при родах в скрытом месте. Сокрытие беременности и родов наказывалось в том случае, если ребенок родился мертвым. Тому же наказанию, как виновная мать, за укрывательство умышленного детоубийства подлежали соучастники и отец незаконнорожденного ребенка, но в повышенном размере. Как со смертельным исходом для последнего, так и, в случае его спасения субъектом преступления подкидывания младенца, могло быть всякое лицо. Три статьи, посвященные этому преступлению (387-389), ничего не говорят о законном или внебрачном происхождении ребенка.

Свод законов уголовных 1832 года отказался от особой наказуемости детоубийства. Статья 118. т. X, ч. 1 указывает, «родители не имеют права на жизнь детей и за убийство оных отвечают перед судом наравне с посторонними». При этом термин «детоубийство» употребляется для обозначения «убийства детей в утробе матери». Такое «детоубийство» наряду с «чадо-убийством», убийством отца или матери и некоторыми другими преступлениями отнесено к «особенным видам смертоубийства» (ст. 341), но все они «подлежат тем же наказаниям, какие положены за смертоубийство вообще» (ст. 342), то есть ни в каком случае уже не подлежат смертной казни.

Так же в Своде законов уголовных 1832 г. предусматривалась ответственность за убийство сына или дочери (чадоубийство), а также детоубийство (убийство малолетнего). Эти деяния относились к преступлениям, совершенным при отягчающих обстоятельствах. В пятом отделении проект Уложения 1813 г. под заглавием «Об убийстве младенцев» и «О подкидывании младенцев» рассматривается детоубийство в девяти статьях (381 – 389).22 По ст. 381 Уложения наказание назначавшееся матери, лишившей жизни внебрачного ребенка, было ниже, чем за убийство законных детей, и ниже, чем за обыкновенное убийство. Для привилегированных высшим наказанием по ст. 381 могло быть назначение им жительства в отдаленных губерниях. Для остальных сословий - телесное наказание кнутом и ссылка на вечное поселение. Также влекло за собою наказания, неосторожное лишение младенца жизни его матерью при условии сокрытия беременности и при родах в скрытом месте, но значительно меньшие. Сокрытие беременности и родов наказывалось в том случае, если ребенок родился мертвым. Соучастники и отец незаконнорожденного ребенка за укрывательство умышленного детоубийства подлежали тому же наказанию, как виновная мать, но в высшем размере. Субъектом преступления подкидывания младенца, как со смертельным исходом для последнего, так и в случае его спасения, могло быть всякое лицо. Три статьи, посвященные этому преступлению (387 - 389), ничего не говорят о законном или внебрачном происхождении ребенка.23

Убийство детей в утробе матери наряду с «чадоубийством», убийством отца или матери и некоторыми другими преступлениями отнесено к «особенным видам смертоубийства» (ст. 341), но все они «подлежат тем же наказаниям, какие положены за смертоубийство вообще» (ст. 342), т.е. ни в каком случае уже не подлежат смертной казни. 1 января 1835 г. в России вступил в действие Свод законов Российской империи, в том числе уголовных, ставший фактически первым уголовным кодексом, в котором были системно изложены положения Общей и Особенной части. К умышленному убийству при отягчающих обстоятельствах законодатель наряду с убийством отца или матери, братоубийством (брата или сестры) и других родственных убийств относил чадоубийство (сына или дочери) и детоубийство (малолетнего). Убийство незаконнорожденного ребенка свод законов не выделял в качестве привилегированного. Умышленное причинение смерти малолетнему ребенку независимо от его возраста и законности рождения признавалось тяжким преступлением.

В 1845 году принято Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, которое различало два вида детоубийства. Согласно ст. 1451 Уложения, предумышленное убийство сына или дочери, рожденных в законном браке, признавалось тяжким родственным убийством, наряду с убийством жены или мужа, родных деда или бабки и других родственников по восходящей или нисходящей прямой линии. Такое преступление наказывалось лишением всех прав состояния и пожизненными каторжными работами.24

В конце XIX редакционная комиссия, которая подготовила проект Уголовного уложения, сочла необходимым допустить уменьшение уголовной ответственности при совершении убийства при самих родах. Основанием такого выделения должно служить исключительно ненормальное психическое состояние роженицы, обусловленное отчасти патологическим состоянием ее организма вовремя и сразу после рождения ребенка, расстройством ее нервной системы.

Составителями Уголовного уложения 1903 года, убийство новорожденного ребенка было признан как преступление со смягчающими обстоятельствами. Уголовное уложение 1903 г. детоубийство относило к привилегированным. Составители так же отказались от системы различения способов умерщвления ребенка: согласно ст. 461 причинение смерти может быть выполнено или при посредстве положительных действий, или путем бездействия, то есть неоказания новорожденному необходимой помощи. В качестве субъекта преступления указывалась лишь мать. Ребенок должен быть прижит вне брака. Момент убийства определялся словами «при рождении», о мотивах преступления ничего не говорилось. Так как женщина в период родов испытывает особого рода физические и моральные страдания, которые выводят ее из нормального психического состояния, и в силу этого она не способна в полной мере осознавать свои действия и руководить ими, а также стыдом и страхом за будущее как самой виновной, так и ее внебрачного ребенка, это убийство также рассматривалось как менее опасное. Наказание за данное деяние было понижено до заключения в исправительном доме от 1 года 6 месяцев до 6 лет.25

Уголовное уложение 1903 г. отказалось от специальной нормы, предусматривающей ответственность за убийство матерью новорожденного-урода. Ответственность за указанное убийство наступала на общих основаниях в зависимости от наличия или отсутствия обстоятельств, указанных в ст. 461 Уголовного уложения 1903 г.26

Усиленной борьбой между собой теоретиков-юристов и энергичными протестами духовенства против смягчения наказаний за детоубийство сопровождался переход детоубийства из квалифицированного в привилегированное преступление.

Вплоть до 1917 г. в теории и практике применения российского уголовного законодательства - сохранялся взгляд на признание состава убийства матерью незаконнорожденного ребенка как состава со смягчающими обстоятельствами.

До принятия УК РСФСР 1922 года подобный подход сохранился. В советском уголовном законодательстве специальной нормы, по которой бы предусматривалась ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка, не было. Данное преступное деяние относилось к преступлению, совершенному при отягчающих обстоятельствах. Женщина, виновная в насильственном лишении жизни своего родившегося младенца, привлекалась к уголовной ответственности по п. «д», «е» ст. 142 УК РСФСР 1922 года, в соответствии с которой ей инкриминировались два отягчающих обстоятельств: убийство лицом, в обязанности которого входила забота об убитом, и убийство с использованием беспомощного состояния убитого. Санкция предусматривала лишение свободы сроком не ниже 8 лет со строгой изоляцией от общества. К малолетним матерям до 14 лет, а также ко всем несовершеннолетним, в отношении которых судом было признано возможным ограничиться методами медико-педагогического воздействия, это наказание не применялось. В результате несовершеннолетних матерей в возрасте 16-17 лет стало возможным привлекать к уголовной ответственности. Вопрос о вынесении обвинительного приговора и назначении наказания либо о направлении дела в комиссию по делам несовершеннолетних для принятия медико-педагогических мер воздействия в отношении 14-15-летних, решался судом. Затем в ст. 18 были внесены изменения, согласно которым, дела в отношении несовершеннолетних 14-15-летнего возраста во всех случаях направлялись в комиссию, которая определяла необходимость передачи дела в суд или принятия мер медико-психологического характера. В Уголовном кодексе РСФСР 1926 года закреплялся аналогичный порядок. Возраст уголовной ответственности тем самым устанавливался в 16 лет.

То, что мать-убийца могла во время родов находиться в состоянии аффекта, которое следовало бы, учитывать, как смягчающее обстоятельство, в законе в качестве такового не предусматривалось, хотя ученые все-таки ставили на это акцент законодателю.

Данные пункты вошли без изменений в п. «д» и «е» ст. 136 УК РСФСР в редакции 1926 года. Изменилась лишь санкция: вместо «не ниже 8 лет» стало «до 10 лет». Эти пункты были восприняты буквально соответствующими статьями всех союзных республик, кроме УК УССР, где, кроме соответствующей статьи, имелась и специальная ст. 142, гласящая: «Убийство матерью своего новорожденного ребенка тотчас же после родов влечет за собой лишение свободы на срок до 3 лет». УК УССР это деяние квалифицировал как преступление со смягчающими вину обстоятельствами.

В 1935 году в циркуляре ВС И НКЮ (Наркомата юстиции) РСФСР указывалось, что «в новых условиях быта, возросшей материальной обеспеченности и культурности всех трудящихся СССР является неправильным применение за детоубийство условного осуждения или иных мягких мер наказания по мотивам материальной нужды, низкого культурного уровня, нападок и издевательства со стороны родных и окружающих и т. п.», и было рекомендовано идти «по линии общего усиления репрессии, то есть применения безусловного лишения свободы (не исключая и матери-детоубийцы)».27

Указание Верховного Суда сыграло свою роль. Из-за данного указания удлинились сроки лишения свободы: если в 1935 году по СССР на срок 5 лет и выше было осуждено только 34% всех осужденных за детоубийство, то за 1 полугодие 1939 года этот процент повысился до 42.

М. Шаргородский анализируя сроки лишения свободы, к которым осуждались убийцы новорожденных детей, придерживался позиции, что наказание за данное преступление назначалось более мягкое, чем за убийство вообще. Так, среди осужденных за убийство по ст. 136 УК РСФСР на срок свыше 5 лет за первую половину 1939 года было осуждено 73%, а за детоубийство только 42%.28

Уголовные кодексы Белорусской ССР, Грузинской ССР, Армянской ССР, Казахской ССР в то же время, в оценке общественной опасности убийства матерью новорожденного ребенка остались на прежних позициях, то есть указанные деяния квалифицировались по статьям, предусматривающим ответственность за умышленное убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств.

В УК РСФСР 1960 года такое обстоятельство, как совершение лицом, на обязанности которого лежала особая забота об убитом (убийство новорожденного в УК РСФСР 1926 года оценивалось с учетом именно этого квалифицирующего признака), не было предусмотрено. В УК РСФСР убийство матерью новорожденного ребенка относилось к преступлению, совершенному при отягчающих обстоятельствах. В связи с этим судебно-следственная практика вынуждена была квалифицировать данные случаи по ст. 103 УК РСФСР.

Отменив самым закон от 7 апреля 1935 года, УК РСФСР 1960 года также установил две более высокие возрастные границы уголовной ответственности. Общее правило было таковым: к уголовной ответственности могли быть привлечены только те несовершеннолетние, которым до момента совершения преступления исполнилось 16 лет. Подростки меньшего возраста - с 14 лет лишь подлежали уголовной ответственности за отдельные преступления, к которым относилось и убийство.

После принятия УК РСФСР 1960 г. обозначилась тенденция назначения женщинам, виновным в убийстве своего новорожденного ребенка, наказания либо в размере минимума санкции по ст. 103 УК РСФСР, то есть 3-4 года лишения свободы, либо еще мягче. Суды при вынесении приговора почти по каждому четвертому делу, ссылались на положение ст. 43 «Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом», ст. 44 «Условное осуждение», ст. 46 «Отсрочка исполнения приговора» УК РСФСР, что соответственно представляло возможность назначать детоубийцам наказание более мягкое, чем было предусмотрено санкцией ст. 103 УК РСФСР. Абсолютное большинство приговоров, определяющих наказание детоубийцам, колебалось в пределах, не превышающих пяти лет лишения свободы. Поскольку длительные сроки лишения свободы, назначаемые лицам, виновным в детоубийстве, оказывались совершенно нереальными, в связи с широким применением условно-досрочного освобождения и помилования к этой категории осужденных, женщины-детоубийцы, приговоренные к шести-семи голам лишения свободы, отбывают наказание фактически на протяжении одного, максимум двух лет. Так, из 100 матерей-детоубийц, осужденных судами РСФСР в 1963 г. на сроки свыше трех лет лишения свободы, 64 были освобождены уже на первом году отбывания наказания, остальные 36 - на втором.

Применение указанных уголовно-правовых норм было ограничено рядом условий. Пленум Верховного Суда СССР рекомендовал судам применять условное осуждение только в случаях совершения лицом преступления, не представляющего большой общественной опасности, и, как правило, не применять его, за некоторым исключением, к виновным в тяжких преступлениях.29 

Расхождения в наказании за одно и тоже преступление на территории республик в рамках единого государства ставило граждан в неравное правовое положение, которое зависело от такого обстоятельства, как место совершения преступления.

Постсоветский период развития уголовного законодательства России проходил в условиях кардинальных социально-экономических преобразований и формирования основ правового государства. Конституция Российской Федерации в ст. 2 закрепила, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, важнейшей из которых является жизнь человека.

Нормативные новообразования вызвали необходимость полной реконструкции всей системы норм уголовного законодательства. Реформа уголовного права России началась с разработки и принятия Концепции уголовного законодательства Российской Федерации. Дальнейшее реформирование уголовного законодательства России проходило в соответствии с приоритетом прав и свобод личности.

Впервые установление ответственности за убийство новорожденного матерью в качестве преступления со смягчающими вину обстоятельствами предлагалось в проекте УК РФ, опубликованном 19 октября 1992 года, разработанным учеными и практиками при Министерстве юстиции РФ. В качестве смягчающего обстоятельства в предложенной статье назывался кратковременный промежуток «во время родов или непосредственно после них» и предусматривалось наказание в виде исправительных работ на срок до двух лет или ограничения свободы на срок до трех лет, либо лишения свободы до четырех лет (ст. 195).

Подводя итог, сделаем некоторые выводы. Рассмотрев в первом параграфе настоящей главы динамику развития рассматриваемой нормы, сложившуюся в дореволюционный период, мы увидели ее скачкообразное развитие от привилегированного к квалифицированному составу и наоборот. Тем не менее, ни где в источниках не содержится упоминания «юридического осуждения». Самые различные факторы влияли на его распространенность у тех или иных древних народов, прежде всего, экономического и социокультурного порядка.

В УК РСФСР 1960 г. детоубийство не выделялось и рассматривалось практикой как разновидность простого убийства. В качестве смягчающих обстоятельств в рамках санкции ст.103 обычно учитывались судами обстоятельства, нередко сопутствующие детоубийству (особое физическое и психическое состояние женщины во время родов; тяжелая семейная обстановка; материальные трудности). Однако, при наличии отягчающих обстоятельств (например, особая жестокость), детоубийство могло быть квалифицировано и по ст. 102 УК 1960 года.

Исходя из вышесказанного, можно сказать, что дореволюционное российское уголовное законодательство рассматривало в качестве убийства при смягчающих обстоятельствах убийство матерью «прижитого ею вне брака ребенка при его рождении», а Уголовный кодекс РСФСР 1960 года не предусматривал этот вид убийства в самостоятельной статье.

§2.  Понятие, признаки, история развития Зарубежного законодательства предусматривающего ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка

В древние времена общество и государство снисходительно относились к убийству новорожденных. Об этом свидетельствует исторический опыт отдельных народов, поскольку, с одной стороны, это помогало регулировать численность населения в голодные годы и, с другой, - рассматривалось как проявление "родительской воли". В римском праве детоубийство не наказывалось лишь в том случае, если было совершено отцом семейства. Находившееся под давлением канонического права законодательство средневековой Европы наравне с этим, относило убийство внебрачного ребенка к особенно тяжко наказуемым видам преступлений против жизни.

Особенная часть уголовного права зарубежных государств представляет собой систему уголовно-правовых институтов и норм, раскрывающих понятие и признаки конкретных видов преступлений и определяющих санкции за их совершение.

В зарубежном праве Особенная часть обычно не ограничивается соответствующей частью уголовного кодекса. Нередко уголовная ответственность устанавливается либо в конституционных актах (США), либо в специальных законах (Франция, ФРГ), либо в других кодексах, действующих параллельно с уголовным (Франция). В некоторых государствах уголовная ответственность может быть установлена и подзаконными актами (Франция).

Особенная часть стран континентальной системы права (Франции, ФРГ, Испании и др.) в уголовном праве выделяется наиболее четко. Она имеет определенные систему и структуру, отражающие вид и ценность объекта посягательства. В новом кодексе Франции 1992 года, наиболее полно учтен критерий ценности правоохраняемого блага. С привилегированным составом преступлениям относит данное деяние законодатель в УК Австрии, УК Польши, УК Швейцарии рассматривая в качестве смягчающего обстоятельства влияние родов на психическое и физиологическое состояние матери, ограничивая время совершения преступления жесткими рамками - во время родов или непосредственно после них.

Наличие двух либо трех норм характерно для законодательств отдельных стран (Нидерланды, Норвегия, Болгария), закрепляющих ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка. Страны, которые имели исторический опыт применения данной нормы (Германия, Испания, Франция), в настоящее время отказались от нее и указанное деяние (причинение смерти новорожденному) отнесли к «простому» виду убийства без смягчающих и отягчающих обстоятельств.30

В Уголовном кодексе Индии предусмотрено, что «причинение смерти ребенку в утробе матери не является убийством. Но причинение смерти живому ребенку, если какая-либо его часть появилась из утробы, хотя бы ребенок и не начал дышать или не полностью родился, может рассматриваться как убийство».31

В проекте Уголовного уложения 1880 года Англии, была сделана попытка отнести убийство новорожденного ребенка к составу со смягчающими вину обстоятельствами, выдвигая в качестве основания для уменьшения наказания «частичную утрату свободы воли под влиянием физических и психических мук». Однако данный проект так не получил силы закона, и вплоть до 1922 года оно считалось умышленным, то есть совершенным со злым предвидением, тяжким убийством и каралось смертной казнью. Практика выделяла это преступление из числа тяжких убийств в зависимости от конкретной ситуации и относилась к лицам, совершившим указанное деяние, более чем снисходительно. Прецедентная система права позволяла выносить различные и прямо противоположные решения в случае убийства матерью своего новорожденного ребенка. Так, в течение 17 лет с 1905 по 1921 год 60 женщинам, приговоренным к смертной казни за убийство, в 59 случаях наказание было смягчено. Смертный приговор, вынесенный присяжными заседателями в порядке помилования, заменялся тюремным заключением. Такая установившаяся практика нашла свое законодательное закрепление. Закон 1922 года для того чтобы устранить расхождение между теорией и практикой, установил: «Если женщина путем умышленного действия или бездействия причинит смерть своему новорожденному ребенку и если она в это время... еще не вполне оправилась от родов и поэтому ее душевное равновесие было нарушено, она... виновна в детоубийстве и может быть наказана как за простое убийство, хотя, не будь этого закона, она была бы виновна в тяжком убийстве. Присяжные вправе признать ее вместо этого виновной в детоубийстве, действовавшей в состоянии умоисступления, если она судится по обвинению в тяжком убийстве, а при обвинении в детоубийстве могут осудить ее либо за сокрытие рождения ребенка, либо, если обвиняемой больше 16 лет, за жестокое обращение с ним. Таким образом, предполагается, что обвиняемая в момент совершения ею деяния была ответственной за свои действия, хотя ее душевное равновесие было нарушено настолько, что она, подобно человеку, совершающему убийство под влиянием тяжкой «провокации», не в полной мере могла руководить своими поступками. В более серьезном случае, когда было установлено, что женщина намеревалась убить своего ребенка, судья приговорил виновную к 9 месяцам тюремного заключения. Однако закон не содержит определения возраста новорожденного. Медицинский критерий ограничивает это понятие детьми до 16-го дня жизни. Практика в каждой конкретной ситуации стала оценивать возраст родившегося ребенка по-разному. Английские медики ограничивали это понятие шестнадцатью днями. Так, по делу Rex v. O Donoghue в 1927 году уголовно-аппеляционный суд решил, что не существует таких доказательств, на основании которых присяжные могли бы признать ребенка, достигшего одного месяца, новорожденным. В результате суд признал виновной в убийстве, а не убийстве новорожденного мать, которая лишила жизни ребенка в возрасте 35 дней. В другом случае 21 июля 1936 года в Лондоне, в центральном уголовном суде слушалось дело об убийстве ребенка по истечении трех недель после его дня рождения. Было установлено, что убийство мать совершила в послеродовом состоянии, поэтому совершенное женщиной преступление было признано привилегированным. При рассмотрении дела председательствующий судья указал на возможность сохранения особого послеродового состояния матери и по истечении периода новорожденное.

Одновременно с Уголовным кодексом во Франции действует огромное количество подзаконных актов, устанавливающих ответственность, это является особенностью данной уголовно-правовой системы. В связи с принятием Уголовного кодекса 1992 г., вступившего в силу с 1 марта 1994 г., резко сократилось число нормативных актов, действующих параллельно с данным кодексом.

В УК Франции, не существует отдельной статьи, выделяющей ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка, в отличие от УК РФ. Данное деяние считается умышленным убийством.

В соответствии со статьей 221-1 УК Франции умышленное причинение смерти другому лицу образует умышленное убийство. Оно наказывается тридцатью годами уголовного заключения.32

Статья 221 – 4 УК Франции определяет, что умышленное убийство подлежит пожизненному уголовному заключению, если оно совершено: П. 3 в отношении лица, уязвимость которого в силу его возраста, болезни … очевидна и известна исполнителю.

В Российской Федерации убийство матерью новорожденного ребенка возможно путем не только действий, но и бездействий. В УК Франции подобные правовые нормы так же присутствуют:

За оставление в опасности предусматривает ответственность статья 223-1: прямое оставление другого человека в непосредственную опасность смерти или телесных повреждений, способных повлечь увечье или хроническое заболевание, совершенное путем явного умышленного невыполнения определенной обязанности по безопасности или предосторожности, возложенной законом или регламентом, наказывается одним годом тюремного заключения и штрафом в определенном размере.

Ст. 223-3 – оставление в каком бы то ни было месте лица, которое не в состоянии себя защитить в силу своего возраста, психического или физического состояния, наказывается пятью годами тюремного заключения и штрафа в определенном размере.

По российскому законодательству подстрекательство к убийству матерью новорожденного ребенка, либо исполнение преступления может осуществлять любое лицо. К тому же оно претерпит более негативные последствия, чем мать новорожденного, поскольку подлежит уголовной ответственности по ст. 105 УК РФ. В УК Франции подстрекательство наказывается менее строго, чем убийство.

Ст. 227-12 определяет: подстрекательство родителей, либо одного из них, совершенное либо с корыстной целью, либо с использованием подарков, обещаний, угроз, или путем злоупотребления властью, к оставлению ребенка, родившегося или который должен родиться, наказывается шестью месяцами тюремного заключения и штрафом в определенном размере.

Статья 227-15 – совершенное законным, естественным или приемным родственником по восходящей линии или любым другим лицом, осуществляющим в отношении несовершеннолетнего родительские права и имеющие законные права в отношении несовершеннолетнего в возрасте до пятнадцати лет, деяние, выразившееся в лишении несовершеннолетнего пищи или попечения и представляющего опасность для его здоровья, наказывается семью годами тюремного заключения и штрафом в определенном размере.33

Статья 227-16 – преступное деяние, определенное в предыдущей статье, наказывается тридцатью годами тюремного заключения, если оно повлекло смерть потерпевшего34.

К уголовной ответственности может быть привлечено как физическое, так и юридическое лицо, это так же является особенностью французского законодательства, наказание которым может быть назначено в виде штрафа. Так же следует отметить о том, что санкция указана конкретная 5,7,13,30 лет, так же четко указывается сумма штрафа.

Проблемам построения и системы Особенной части уголовного права в США уделяется недостаточное внимание. Система Особенной части, в основном, состоит из разд. 18 Свода законов США и некоторых других разделов, включающих положения об отдельных видах преступлений уголовных кодексов штатов, содержащих соответствующие главы об "определении отдельных преступлений", а также ряда специальных законов уровня как федерального, так и штатов. Уголовная ответственность за измену государству предусмотрена в Конституции США 1787 г.

В Своде законов США преступления расположены в алфавитном порядке, а не по принципу родового или непосредственного объектов посягательства. По мнению американских юристов, такое расположение статей более удобно с точки зрения поиска конкретного вида преступления. Хотя очевидно, что такая систематизация не позволяет определить отношение законодателя к значимости того или иного правоохраняемого блага.

Закон 1994 г. о контроле над насильственной преступностью и правоприменяющих органах стал крупным федеральным уголовным законом, расширивший круг преступлений, за которые федеральные суды могут назначить смертную казнь. Число таких преступлений превысило 50 видов и включает государственную измену, тяжкое убийство федерального должностного лица высокого ранга, убийство, совершенное при захвате автомобиля, и другие насильственные преступления, включая детоубийство.

Система Особенной части уголовного права ФРГ состоит из Особенной части Уголовного кодекса 1871 г. (в ред. 1998 г.) и большого числа некодифицированных уголовных законов. Наиболее важными из них являются: Закон об отправлении правосудия по делам несовершеннолетних 1953 г. (в ред. 1974 г.), Закон о нарушениях общественного порядка 1968 г. (в ред. 1987 г.) и др. Нормы уголовного права содержатся и в не уголовных законах, например, в Законе о распространении опасных для молодежи печатных материалов (в ред. 1985 г.), в Положении о налогах 1977 г. и др.

В Особенной части Уголовного кодекса ФРГ воплощается учение о составе деяния. Кaждoе из преступных деяний, опиcывaeмых в Особенной чacти, должно иметь пpизнaки преступного дeяния, опиcaннoго в Общей чacти: противопрaвноe, виновноe, нaкaзyeмоe и осyществляющee предyсмотрeнный зaконoм сoстaв. Таким образом, если Общая часть содержит основные нормы о преступных деяниях, то Особенная - законодательно преломляет их в конкретных составах преступных посягательств.

Система норм Особенной части Уголовного кодекса ФРГ характеризуется следующими чертами:35

1. Дифференциация преступных посягательств ориентирована, прежде всего, на специфику охраняемых законом правовых благ, на которые посягает каждое из преступных деяний.

2. Преступные деяния, посягающие на одно и то же правоохраняемое благо, в идеале должны образовать самостоятельный раздел Особенной части. Кодекс делает исключение из этого правила, поскольку существуют преступные деяния, посягающие одновременно на два различных объекта, например, разбой, вымогательство и т.д.

3. Составы преступных деяний делятся на: основные, с отягчающими признаками (квалифицированные составы); со смягчающими признаками (привилегированные составы); дополнительные. Например, в разделе 16 УК "Преступные деяния против жизни" такое деление относится, прежде всего, к умышленным убийствам. Когда различные умышленные преступные деяния посягают на одно и то же правоохраняемое благо - жизнь человека, что обеспечивает тем самым точность квалификации содеянного и наказуемость виновного, конструкции этих соcтавов позволяют более полно реализовать принципы виновной и личной ответственности,.

4. Эта же определенная специфика характерна и для составов с обстоятельствами, исключающими либо смягчающими вину (ст. 35 УК), а также ряда других обстоятельств, таких, например, как случай, подобный крайней необходимости, предусмотренный 157, ответная мера (199) и ненаказуемость беременной женщины (218, 218а и др.).

5. В ряде составов Особенной части получили развитие нормы об обстоятельствах, исключающих наказание (например, в случае добровольного отказа - 24). Освобождение от наказания допускается также при оконченном деянии (например, при деятельном раскаянии в случае государственной измены Федерации и земле, исправления ложных показаний, создания пожароопасности).36

Pазделами о преступлениях против основ конституционного строя, государственных интересов и обороноспособности страны открывается cпецифика Уголовного кодекса ФРГ, далее следуют преступления против общественного порядка, личности, собственности, конкуренции, общеопасные преступления, посягательства на окружающую природную среду. Завершает Особенную часть Уголовного кодекса раздел о должностных преступлениях.

В уголовном кодексе Швейцарии наболее определенно сформулирована ответственность матери за убийство ребенка во время родов (ст.116): «Если мать убивает своего ребенка во время родов или в период того времени, когда они находится под влиянием процесса родов, то она наказывается тюремным заключением» (на срок не более трех лет тюрьмы). Этот закон практически тождествен своим правовым смыслом закону России, но иначе и даже точнее сформулирован. В содержании этого закона первоначально выносится основной критерий, т.е. психически болезненное состояние женщины в момент совершения преступления убийства ребенка, связанное именно с процессом родов, а не с любыми психотравмирующими ситуациями, что представляется вполне логичным».37

Преступления против жизни и здоровья представляют собой наиболее опасные посягательства на личность. Ответственность за их совершение установлена в законодательстве всех зарубежных государств. Вместе с тем система таких посягательств, способы регламентации уголовной ответственности, границы наказуемости в разных странах различаются.

При исследовании вышеуказанных кодексов установлено, что состав преступления - убийство матерью новорожденного ребенкa не выделено в отдельную статью. Так же данное преступление не является привилегированным, ответственность наступает на общих основаниях.

Проведенный aнализ позволяет cделать вывод, что в мире сyществует накопленный опыт правового регулирования ответственности за детоyбийство. Cпособы конструирования данного состава преступления в уголовном законодательстве зарубежных государств, как показывает изyчение, различны, что обусловлено как историческими традициями, так и особенностями современного состояния преступности в этих странах. Несомненное значение в связи с этим имеют всестороннее изyчение, глyбокая научная проработка и объективная оценка опыта функционирования yголовно-правовых систем. Учет российским законодатeлем иностранного опыта в обозначенной сфере может способствовать оптимальному разрешению целого комплекса проблем, имеющихся в yголовно-правовой тeории и практикe нашей стрaны.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика убийства матерью новорожденного ребенка (ст.106 УК РФ)

§1.  Объективные признаки преступлений, связанных с убийством матерью новорожденного ребенка

Состав преступления - совокупность предусмотренных уголовным законом объективных (объекта, объективной стороны) и субъективных (субъекта, субъективной стороны) признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление.

В рамках преступления четыре основных элемента:

• Объект преступления

• объективная стороны

• субъект

• субъективная сторона преступления

Статья 106 УК РФ гласит убийство матерью новорожденного ребенка вовремя или сразу же после родов, а равно убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства не исключающего вменяемости.38 Необходимо четко определить границы объективной стороны состава преступления. Являясь юридическим основанием квалификации преступлений, объективная сторона являясь элементом состава преступления входит в основание уголовной ответственности, что позволяет разграничить преступления, схожие между собой по другим элементам и признакам состава, содержит критерий отграничения преступлений от других правонарушений. Общественные отношения в области защиты личности, являются родовым объектом преступления, предусмотренного ст. 106 Уголовного кодекса. Общественные отношения по охране жизни и здоровья человека являются видовым объектом. Объектом этого преступления является жизнь новорожденного ребенка. С 1 января 2012 г. вступили в силу основные положения Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».39 "«Потерпевшим от преступления, предусмотренного ст.106 УК РФ, всегда является новорожденный ребенок. Необходимо определить, что характеризует новорожденность …».40

Определение "новорожденный" уголовный кодекс не содержит, и обращение к медицинским критериям не дает точной определения состояния новорожденности.

По мнению некоторых авторов, основой для определения этого термина должно быть основано на критериях, используемых педиатрией. Младенец с момента констатации живорожденности (легочное дыхание, сердцебиение, крик, произвольные сокращения мускулатуры и др.) до месячного срока признается в педиатрии новорожденным. В акушерстве длительность периода новорожденности составляет одну неделю, в судебной медицине этот период равен одним суткам.41 Многие исследователи пришли к выводу, что, как правило неонатальный период не зависит от интервала времени, и физиологического развития ребенка. Кругликов Л.Л. пишет: "Закон прямо предусматривает ряд условий, при которых применяется ст. 106 Уголовного кодекса, первый из них относится к личности потерпевшего - это новорожденный, под которым подразумевается в педиатрии ребенок в возрасте до четырех недель".42 

Волкова Т. наоборот, считает, что ни уголовное право, ни педиатрия не дает четкого определения возраста "новорожденного" ребенка и что, по ее мнению, позволяет достаточно вольно использовать Уголовный кодекс РФ.

В смежных специальностях, как педиатрия и акушерство, единых временных границ понятия "новорожденности" нет, что отмечается в медицинской литературе. Срок новорожденного в акушерстве устанавливается в течение одной недели после рождения, в педиатрии - один месяц, и в соответствии с критериями ВОЗ этот период составляет 10 дней. 43

Когда ребенок полностью отделена от чрева матери, и получил первые признаки жизни, он признан новорожденным. Установление по меньшей мере одного из этих признаков означает, что ребенок родился живым, а это крайне важно для квалификации преступления. 44

Из выше указанного можно сделать вывод: объект преступления, предусмотренного статьей 106 Уголовного кодекса РФ, может быть новорожденный ребенок с момента отделения от утробы матери и в период до одного месяца. Убийство ребенка старше одного месяца не может квалифицироваться по статье 106 Уголовного кодекса РФ.

Объективная сторона преступления, убийство матерью новорожденного ребенка (статья 106 Уголовного кодекса РФ), выражается в результате - смерть новорожденного ребенка путем действия (например, удушение или причинение ран и ушибов) или бездействия - оставление новорожденного без помощи и питания, то есть, умышленные действия матери, направленные на убийство ребенка, а также последствием в виде смерти новорожденного, и причинно-следственной связи между ними.

В качестве примера приведем приговор Арского районного суда республики Татарстан, по которому была осуждена Сализянова Л.Р. за детоубийство, которая в отсутствии медицинских работников и посторонних лиц родила зрелого, живого, доношенного и жизнеспособного ребенка женского пола, после чего отнесла его в чердачное помещение своего дома матерчатой тканью плотно завернула тело живого новорожденного ребенка и положила его в полиэтиленовый мешок, затем плотно скрутила верхнюю часть мешка тем самым лишила ребенка возможности дышать воздухом и спрятала полиэтиленовый мешок с телом новорожденного живого  ребенка среди хозяйственных вещей на чердачном помещении дома. Смерть ребенка наступила от механической асфиксии. Суд квалифицировал действия Сализяновой Л.Р. по ст.106 УК РФ, как убийство матерью новорожденного ребенка сразу же после родов.

"Диспозиция статьи 106 Уголовного кодекса РФ имеет сложную структуру, которая состоит из трех отдельных терминов, которые образуют объективную сторону рассматриваемого преступления:

1) убийство матерью своего новорожденного ребенка во время родов или сразу после родов;

2) убийство матерью новорожденного ребенка в психотравмирующей ситуации;

3) убийство матерью своего новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости. "45

Формулировка «убийство во время родов", используемая законодателем вызывает некоторые проблемы в понимании обстановки совершения преступления.

В ст. 106 Уголовного кодекса РФ устанавливает ответственность за убийство матери ребенка во время родов. Если говорить конкретно об убийстве, общее правило (ст. 105 Уголовного кодекса РФ), оно определяется как "умышленное причинение смерти другому человеку." Новорожденный ребенок в период родов, человеком еще не является, в связи с чем причинение ему смерти, как человеку, невозможно. Клиническая смерть (остановка сердца) юридически не может рассматриваться как конец жизни. Живорожденным признается плод только после его полного изгнания или извлечения из утроба матери, если после отделения от утробы матери, он дышит или проявляет другие признаки жизни, такие, как сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры. В таком случае констатируется факт живорождения, и плод, перестает быть таковой, и о нем можно говорить, как о человеке. Соответственно, вопрос о причинении ему смерти можно ставить только с появлением указанных в медицинских правилах признаков.

Известно, что время родов, в течение которых в соответствии с формулировкой ст. 106 Уголовного кодекса РФ мать может убить ребенка, длителен. Процесс родов начинается с появления регулярных сокращений мышц матки – схватками. Это является началом родов в медицине. С этого момента женщина считается роженицей. Таким образом, критерии "убийство во время родов" можно отнести к началу родов, когда плод все еще в утробе матери, и прямого физического контакта с ним быть не может. В итоге, неважно, появились ли или видны ли из утробы матери какие-либо части тела будущего ребенка или его прохождение по родовым путям вообще еще не началось. Этапы родов с медицинской точки зрения отличаются друг от друга, но с позиции юридического критерия не может быть разницы между причинением смерти в начальной или завершающей стадии родов. Говорить о рождающемся ребенке как о человеке рано, роды требуют завершения, исходя из того, что под этим понимается в медицине, и только затем можно ставить вопрос о действиях лица и наступивших в результате этого последствиях уже в уголовно-правовом смысле. Таким образом, временной промежуток, обозначенный законодателем в ст. 106 УК словосочетанием «во время родов» подлежит ограничительному толкованию. Он начинается с момента отделения тела ребенка от организма матери и завершается с момента окончания физиологических либо искусственных родов.46

В теории уголовного права, так же нет единства в толковании понятия "сразу же после родов".

Так, Кругликов Л.Л. указывает, что период "сразу же после родов" означает: вслед, тут же, вскоре же; этот временной промежуток, во всяком случае, не исчисляется часами, а тем более сутками".47 Так приговором федерального суда Автозаводского района города Тольятти Яковлевой назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2,5 года, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.16 апреля 2014 года Яковлева, находясь по месту своей работы, не предприняв меры к обращению за медицинской помощью, самостоятельно осуществила роды жизнеспособного, доношенного ребенка мужского пола. После этого, женщина причинила своему ребенку травму головы и, желая скрыть следы совершенного ею преступления, поместила тело новорожденного в пакет, который оставила около забора на территории промзоны, расположенной в Автозаводском районе.

Ряд авторов считают, что в основу определения признака "сразу же после родов" должен быть положен судебно-медицинский критерий, который исчисляется сутками с момента рождения ребенка.48

Промежуток времени в сутки представляется излишне большим и он не соответствует критерию "сразу же после родов" полагает Попов А.Н.. Утверждая свою позицию, он пишет, что "наиболее правильным, термин" сразу же после родов" означает временной интервал совпадающий с ранним послеродовым периодом: от 2 до 4 часов после выделения последа. Процессы, происходящие в организме роженицы после родов, являются физиологическими, поэтому ее считают здоровой женщиной уже после 2 - 4 часов раннего послеродового периода. Спустя данный промежуток времени роженицу переводят из родильного зала в послеродовое отделение. В течение первых 2 - 4 часов после отделения последа наблюдают за общим состоянием роженицы и оказывают необходимую медицинскую помощь".49

Мнения ученых отличаются почти по всем признакам. Мы считаем, что важной причиной недостатков в применении рассматриваемой нормы является факт несовершенства конструкции ст. 106 УК РФ. Мы считаем, что текущая норма не способствуют полной защите жизни новорожденного человека. Неоднозначное толкование некоторых положений ст. 106 Уголовного кодекса РФ приводит даче неправильной правовой оценки.

Верно по данной проблеме высказались М. Бавсун и П. Попов, которые указали, что складывается парадоксальная ситуация, в которой должно происходить доказывание вины лица по отношению к несуществующему результату в виде смерти. Это не может быть осуществлено с позиции причинения смерти человеку уголовно-правовой оценки поведения лиц, из числа медицинского персонала, ответственных за принятие родов, в результате ошибочных действий (бездействия) которых наступила гибель плода. Действия виновных лиц в данном случае следует квалифицировать по ст. 118 УК РФ - причинение тяжкого вреда здоровья по неосторожности.

По утверждению Махмудовой М.А., жизнь рождающегося ребенка, который не подпадает под медицинские определения новорожденности, выпадает из-под уголовно-правовой охраны, и намеренное умерщвление ребенка вовремя его рождения фактически не может признаваться убийством и может квалифицироваться как прерывание беременности.50

Считаю, что необходимо, исключить из диспозиции статьи обстоятельство "во время родов", для того, чтобы избежать проблем, применения состава преступления предусмотренного ст. 106 Уголовного кодекса РФ. Это предложение ранее в науке уголовного права, предлагали различные авторы и не новым, но он не нашел законодательного закрепления. Кроме того, решение этой проблемы мы видим во внесении в УК РФ нормы, предусматривающей ответственность за посягательство на плод, достигший жизнеспособности. При установлении жизнеспособности плода необходимо использовать существующие медицинские критерии. Внесение подобной нормы восполнит пробел при исключении признака "во время родов", позволит безошибочно квалифицировать преступные деяния, предусмотренные ст. 106 УК РФ, определять необходимую грань между посягательством на жизнь человека и еще не родившегося ребенка.51

Обстоятельства, вызывающие психотравмирующую ситуацию, могут иметь различные начала. Такая ситуация может быть обусловлена множеством причин, например, трудным финансовым положением, отречением отца от ребенка, нежелательной беременностью, постродовой депрессией и т.д.

Так Л. совершила убийство матерью новорожденного ребенка сразу же после родов при следующих обстоятельствах: Л., находясь в своем доме проследовала в ванную комнату, где наполнила чашу ванной водой и легла в нее. После этого, Л., находясь в чаше ванной, наполненной водой, в результате родов, родила ребенка женского пола, который, являлся живорожденным и жизнеспособным. Л., непосредственно после рождения ребенка женского пола, в связи с тяжелыми жизненными обстоятельствами, неустроенностью из-за отсутствия жилищных условий, отсутствия материальных средств для воспитания и содержания детей, решила убить своего новорожденного ребенка. Реализуя свой преступный умысел, направленный на причинение смерти новорожденному, Л. не менее чем на 5 минут оставила новорожденного ребенка в чаше ванной, которая была наполнена водой, лицом вниз, лишив, таким образом, его возможности дышать. Далее Л. завернула новорожденного ребенка в наволочку, поместила в полиэтиленовый пакет и оставила в нежилой комнате по вышеуказанному адресу и выбросила пакет с находящимся в нем трупом новорожденного ребенка в мусорный контейнер возле дома.

В законе говорится о совершении убийства в условиях психотравмирующей ситуации. Ситуация может быть отнесена к психотравмирующей лишь при наличии обязательных условий. Если убийство матерью своего новорожденного ребенка произошло, когда исчезли условия психотравмирующей ситуации, то квалифицировать данное деяние по ст.106 Уголовного кодекса РФ нельзя. Например, после того, как предполагаемый отец «принял» и дал согласие на рождение ребенка. Психотравмирующая ситуация имеет непосредственную связь с беременностью, родами, судьбой матери и ребенка. Такая связь, в частности, может иметь место при утрате основного кормильца.

При оценке психотравмирующей ситуации необходимо исходить не только из того, как воспринимала ситуацию мать ребенка, но и опираться при этом на общественные ценности. Считаю, что нельзя признавать, убийство матерью новорожденного ребенка совершенное в условиях психотравмирующей ситуации, если оно было вызвано, например, нездоровым состоянием ребенка, который постоянно ревел и не давал женщине мирно спать с того момента, как появился на свет.

Так же надлежит определить, что именно психотравмирующая ситуация истинно оказала воздействие на принятие решения о совершении убийства ребенка, а не какие-либо иные условия, например, какие-либо определенные планы на будущее, которые пострадали бы в случае наличия ребенка, в качестве примера может быть покупка машины/квартиры.52

Убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости - это следствие развития психотравмирующей ситуации, которая влияет не только на эмоциональное состояние женщины, но вызывает расстройство психики женщины.

Состояние психического расстройства, не исключающего вменяемости, необходимо отличать от психического расстройства, исключающего вменяемость.

Статья 21 Уголовного кодекса РФ дает понятие невменяемости - неспособность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими во время совершения общественно опасного деяния. В статье указан обобщенный перечень обстоятельств, исключающих ответственность - хроническое психическое заболевание, временное психическое расстройство деятельности, слабоумия или другого психического состояния.

Статья 22 Уголовного кодекса РФ предусматривает ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Психическим расстройством не исключающим вменяемости в соответствии с данной статьей, признаются случаи, когда лицо во время совершения общественно опасного деяния не могло «в полной мере», т.е. в полном объеме, целиком, полностью, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.53

Следовательно, единственное различие психического расстройства, не исключающего вменяемости, от невменяемости заключается в том, что при невменяемости лицо не отдает отчета в своих действиях (бездействии) и не может руководить ими вследствие больного состояния психики, в то время как при психическом расстройстве, не исключающем вменяемости, лицо не в полной мере отдает отчет в своих действиях (бездействии), либо не в полной мере может руководить своими действиями. При этом у лица отсутствуют нездоровые состояния психики, исключающие вменяемость, хотя могут иметься какие-либо иные болезненные состояния психики.

Критерий "психическое расстройство, не исключающее вменяемости", иногда называют "ограниченная вменяемость", а сами психические расстройства — отклонениями психики.

Состояние расстройства, не исключающего вменяемости могут быть не сопряжены с беременностью и родами, в отличие от обстоятельств, вызвавших психотравмирующую ситуацию. Состояние расстройства, не исключающего имеет социальную природу, тогда как ограниченная вменяемость — биологическую (медицинскую). С точки зрения уголовного права, безразлично, что вызвало состояние заболевания, оказавшее влияние на совершение преступления. Уголовное право интересует вопрос о том, подлежит ли данный человек уголовной ответственности или у него имеются заболевания, препятствующие этому, а выяснение причин, обусловивших совершение преступления, мотивов общественно опасного деяния, обстановки его совершения и многих других обстоятельств, имеющих отношение к совершению преступления конкретным лицом, определяет юридическую оценку деяния как преступления и обязательно учитывается при назначении наказания.54

§2.  Субъективные признаки преступлений, связанных с убийством матерью новорожденного ребенка

«Субъектом преступления, предусмотренного ст.106 УК РФ, может быть только мать ребенка, достигшая 16 лет».55 

Субъект преступления статьи 106 УК – специальный – это лицо, совершившее преступление и обладающее помимо общих, дополнительными признаками, относящееся к служебному положению, полу, национальности и т.д.

Анализируемый мною состав преступления предусмотрен в специальном предписании по отношению к общей норме, которой в данном случае является ст. 105 УК РФ. Частью 2 ст.20 Уголовного Кодекса РФ названо 20 преступлений, за совершение которых ответственность наступает для лиц уже с 14-тилетнего возраста. В числе этих преступлений предусмотрена и уголовная ответственность за убийства физическими лицами, достигшими 14-тилетнего возраста, но по ст.106 УК РФ уголовная ответственность матери новорожденного ребенка наступает с достижением 16-ти лет.

Это объясняется тем, что скорей всего, мать новорожденного ребенка в 14 лет, не осознает фактический характер своих действий (бездействий) либо не руководит ими, как и то, что 14-тилетняя девочка не может осознавать всю ответственность материнства, саму сущность материнства, хотя в последнее время, возрастает тенденция материнства именно малолетними матерями 14-ти, 15-ти, а то и 12-ти лет. На мой взгляд в таких случаях необходима судебная медицинская экспертиза по факту установления умственного и психического развития матери, вне зависимости от ее возраста.

Поэтому в соответствии с положениями, сформулированными законодателем в ч. 3 ст. 17 УК РФ, лица, достигшие 16-летнего возраста и совершившие указанные деяния при наличии смягчающих обстоятельств, несут ответственность за привилегированные преступления. В то же время несовершеннолетние, не достигшие 16-летнего возраста, могут быть субъектом убийства, а их ответственность за привилегированное преступление исключается. В соответствии с буквальным грамматическим смыслом ч. 3 ст. 17 и ст. 20 УК РФ 15-летние лица могут подлежать уголовной ответственности в случае совершения ими деяний, содержащих признаки преступлений с привилегированными составами, по общей норме, поскольку отсутствие признаков специальной нормы влечет применения общей. Аналогичной позиции придерживаются такие авторы, как С.Ф. Милюков, Е.Б. Кургузкина.56

Здесь, по моему мнению, имеет место законодательный пробел, так как в этом случае несовершеннолетний будет подвергаться более строгому наказанию, чем взрослый. Так, 14-летней женщине, лишившей жизни своего новорожденного ребенка, грозит лишение свободы от восьми до двадцати лет, а 16-летней - лишь до пяти лет. В данном случае, как мы видим, нарушается принцип справедливости, так как, основываясь на смысл гл. 14 УК РФ «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», четко ясно, что за совершение подобных деяний несовершеннолетние не могут подвергаться более строгим мерам ответственности, чем старшие.

Наверное, следует уменьшить возрастной интервал привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, с целью ликвидации возможных противоречий, а также с целью сделать новорожденных детей менее уязвленной и более защищенной в правовом смысле категорией населения. По моему мнению, такое несхождение может быть устранено путем дополнения ч. 2 ст. 20 УК РФ новым составом преступления – «Убийство матерью новорожденного ребенка».

Кроме того, к основным признакам субъекта относится и вменяемость (ст.19 УК).

Под понятием «психическое расстройство, не исключающее вменяемости» в диспозиции ст.106, имеются ввиду психические отклонения, свидетельствующие об ограниченной вменяемости, при которой следует уголовная ответственность. Конечно, при квалификации деяния в таких случаях необходимо проведение судебно-психиатрической экспертизы, которая бы дала ответы на вопросы по определенным делам. Например, установить наличие в момент совершения убийства отклонения от нормального состояния, так как убийство через значительный промежуток времени не может объясняться специфическим состоянием женщины. Если заключением судебно-психиатрической экспертизы мать – убийцу признают невменяемой, то есть, то что она не могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, она не будет подлежать уголовной ответственности. В отношении нее могут быть назначены принудительные меры медицинского характера.57

Из вышеперечисленного следует, что к основным признакам специального субъекта причисляются специальный социальный статус физического лица – т.е. мать новорожденного ребенка, ее вменяемость и достижение определенного законом возраста.

Субъективная сторона убийства матерью новорожденного ребенка характеризуется обычно прямым умыслом, но возможен и косвенный умысел. Психическое отношение матери-убийцы к своим действиям (бездействию) и последствиям видно из желания наступления смерти новорожденного ребенка или сознательно допускает наступление этой смерти. Умысел при этом не обязательно должен быть внезапно возникшим.

Под виной понимается психическое отношение субъекта к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности.58 Вина, как обязательный признак любого преступления, здесь выступает в форме умысла.

При этом эмоции в данном деянии тесно связаны с мотивами. Как видно, они могут входить и в объективную сторону преступления.

Так как определение субъективной стороны данного преступления имеет важное значение для обоснования уголовной ответственности, для квалификации преступления и для назначения наказания, конечно, нужно установить виновно ли совершено убийство матерью новорожденного ребенка, каковы были мотивы, каковы цели.

Вину матери в причинении смерти своему новорожденному ребенку можно определить ее психическим отношением в форме умысла. Элементом умысла является сознательная деятельность, т.е. наличность соотношения между событием, вызванным во внешнем мире деятельностью лица, и представлением, которое существует совершившемся у деятеля.59 Умысел, как считают большинство авторов учебной литературы, возникает от накопления отрицательных эмоций в условиях психотравмирующей ситуации, то есть житейскими обстоятельствами: отречение отца от ребенка, несогласие со стороны родственников в принятии ребенка, отсутствие финансов на содержание ребенка, отказ отца зарегистрировать брачные отношения, отсутствие жилища и т.п. А неосторожное причинение смерти не влечет ответственности по ст.106 УК.

«Правда, существует мнение, что и отец ребенка в данном преступлении может выполнять роль исполнителя: после родов порой женщина испытывает слабость, не встает, а основные преступные действия выполняет отец. Но проблема в специальном субъекте. Согласно ч.4 ст.34 УК РФ в преступлениях со специальным субъектом исполнитель – лишь носитель свойств специального субъекта».60

Мотивы преступления ст.106 УК низкие и альтруистические, корыстной целью субъекта является избавление от своего ребенка. Но при этом все-таки приходится говорить о смягчении ответственности в связи с психотравмирующей ситуацией или психическим расстройством.61 

В данный промежуток времени спорным вопросом в науке уголовного права и в правоприменительной практике остается проблема квалификации действий такого сообщника преступления, который совершает преступление в соучастии со специальным субъектом. Надлежит обратить интерес на особенности квалификации соучастия в убийстве матерью новорожденного ребенка. Соисполнитель или иной соучастник преступления несет ответственность по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК (со ссылкой при необходимости на ст. 33 УК); если же мать являлась соучастником (не соисполнителем), то исполнитель несет ответственность по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК, а действия матери квалифицируются по ст. 106 УК со ссылкой на ст. 33 УК.62

Особенностью убийства матерью новорожденного ребенка является и обуславливается особым психическим и физическим состоянием женщины в период родов или сразу после них, ослабляющим ее способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, что составляет признак этого состава. Поэтому убийство матерью своего новорожденного ребенка признается преступлением со специальным субъектом (исполнителем). При наличии всех необходимых объективных и субъективных признаков такое убийство, совершенное матерью единолично, как правило, не вызывает затруднений с точки зрения его правовой оценки.

Однако нередко совместно с матерью новорожденного ребенка в лишении его жизни принимает участие и другое лицо (другие лица), например сожитель, родственники и т.п. Причем участие других лиц в убийстве новорожденного ребенка может проявляться различным образом. Совместность участия в лишении жизни предполагает несколько вариантов. Первый вариант возможен тогда, когда другие лица наряду с матерью новорожденного принимают непосредственное участие в процессе лишения жизни, оказывая на младенца физическое воздействие, то есть выступают в качестве соисполнителей. Второй вариант может состоять в том, что по просьбе матери новорожденного другие лица без оказания физического содействия с ее стороны лишают жизни младенца, самостоятельно выполняют объективную сторону преступления. Третий вариант предполагает, что заинтересованные лица путем уговоров, угроз, обмана и т.п. действий, в том числе тщательно маскируемых, склоняют мать к убийству новорожденного ребенка, а сами непосредственного участия в процессе лишения жизни не принимают.

Согласно ч. 4 ст. 34 УК РФ лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.

Однако это положение, которое предлагается применять в отношении других соучастников преступления, совершающих преступление совместно со специальным субъектом, уже не соответствует общим требованиям ч. 1 ст. 34 УК РФ, где установлено, что ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

То есть если другой соучастник в момент совершения преступления являлся соисполнителем, то было бы необоснованно, незаконно и несправедливо квалифицировать его действия как действия организатора, подстрекателя или пособника.

Глухарева Л.И., считает: «Обстоятельство, которое служит основанием для отнесения детоубийства к составам со смягчающими признаками, касается лишь личных качеств субъекта этого преступления, поэтому оно не может и не должно распространяться на остальных участников преступления».

Соучастники данного преступления, отмечалось в одном из курсов уголовного права, не могут нести ответственности с учетом этого обстоятельства. Они отвечают на общих основаниях за простое или даже квалифицированное убийство.

Положение о том, что личные особенности матери в составе убийства новорожденного ребенка, характеризующие ее как специального субъекта, относятся только к ней, является общепризнанным.

Авторы комментария к ст. 106 УК РФ, затрагивая вопрос об ответственностидругих лиц, участвующих совместно с матерью в убийстве новорожденного ребенка, ограничиваются словами: «Иные лица, соисполнители такого убийства, подлежат ответственности по ст. 105 УК РФ, так как те обстоятельства, на основании которых смягчается ответственность матери, на них не распространяются».63

По мнению О.В. Лукичева, лица, выполнявшие функции организатора, подстрекателя или пособника при убийстве матерью новорожденного ребенка при обстоятельствах, указанных в ст. 106 УК, несут ответственность по ст. 34 и ст. 105 УК РФ.64

«Эти рекомендации, - пишет Б. Волженкин, - являются правильными, хотя они противоречат общему принципу о квалификации соучастия в преступлениях со специальным субъектом, сформулированному в ч. 4 ст. 34 УК РФ».65

Ответственность за убийство новорожденного ребенка, совершенное в соисполнительстве его матерью и другим лицом (другими лицами), должна наступать следующим образом. Действия матери, при наличии всех других объективных и субъективных признаков, характеризующих состав убийства матерью новорожденного ребенка, необходимо квалифицировать по ст. 106 УК РФ. То обстоятельство, что мать новорожденного ребенка непосредственно участвовала в убийстве, совершенном групповым способом, может быть учтено судом в соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 63 УК РФ в качестве отягчающего обстоятельства при назначении ей наказания.

Действия другого соисполнителя (других соисполнителей) состава убийства матерью новорожденного ребенка (в зависимости от степени устойчивости субъективной связи между членами преступной группы) следует квалифицировать по соответствующему признаку "группа лиц", "группа лиц по предварительному сговору" или "организованная группа", предусмотренному п. "ж" ч. 2 ст. 105, а также по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ - лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Таким образом, каждый из соисполнителей убийства, в котором потерпевшим является новорожденный ребенок, несет ответственность за свой состав умышленного причинения смерти другому человеку по соответствующей статье и ее части (пункту) Особенной части УК РФ.

Соисполнительство в составе убийства матерью новорожденного ребенка будет наличествовать и в том случае, даже если мать младенца или кто-либо из других лиц, выполнявших объективную сторону преступления, не были привлечены к уголовной ответственности в силу недостижения возраста, невменяемости или по другим предусмотренным законом основаниям. Для признания убийства матерью новорожденного ребенка как совершенного в соисполнительстве главное заключается в наличии факта способствования членов соответствующей группы друг другу в выполнении объективной стороны преступления и осознании этого обстоятельства надлежащим субъектом. Надлежащий субъект убийства новорожденного ребенка должен нести ответственность по соответствующей статье Особенной части УК РФ.

При убийстве матерью новорожденного ребенка, в том числе совершенном совместно с другими лицами, возможна ситуация, когда беременная женщина заранее, до родов готовилась к этому преступлению. В литературе было высказано мнение о возможности нахождения матери "в нормальном состоянии во время родов", и совершение убийства новорожденного ребенка в таком состоянии должно влечь для матери ответственность на общих основаниях, то есть не по ст. 106 УК РФ.

Рассмотрим второй типовой вариант, по просьбе матери новорожденного другие лица без оказания физического содействия с ее стороны лишают жизни младенца, то есть самостоятельно выполняют объективную сторону преступления. Мать новорожденного ребенка в данном случае выступает в качестве соучастника преступления. В статье 33 УК РФ о соучастии дано описание альтернативной объективной стороны состава общественно опасного деяния организаторов, подстрекателей и пособников для каждого из преступлений, предусмотренных в статьях Особенной части УК.66

В ч. 3 ст. 34 УК РФ закреплено, что уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления. Уголовная ответственность матери, выступающей в роли соучастника убийства своего новорожденного ребенка, должна наступать по ст. 106 УК РФ с обязательной ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК.

Третий типовой случай совместности действий виновных, участвующих в умышленном причинении смерти новорожденному, состоит в том, что другие лица, заинтересованные в избавлении от нежелательного ребенка, различными способами (например, уговорами, угрозами, обманом и т.п. действиями, в том числе тщательно маскируемыми и не осознаваемыми исполнителем преступления) склоняют мать к убийству новорожденного, а сами непосредственного участия в процессе лишения жизни не принимают. Указанные лица выступают в качестве соучастников преступления: организатора, подстрекателя, пособника.

Рассуждая на данную тему, Н.Г. Иванов приводит следующий пример. Женщина безумно любит мужчину, от которого должна родить. Его такая перспектива совершенно не устраивает. Он постоянно склоняет ее сделать аборт, но она не соглашается, пытаясь и надеясь убедить его в будущем счастье. Наконец он заявляет, что расстанется с ней, если она все же родит. Аборт делать поздно. Он предлагает ей умертвить ребенка сразу после родов. Разрешившись от бремени, она сообщает об этом, еще на что-то надеясь, но получает ответ, что он больше не желает с ней видеться, поскольку она не исполнила его настоятельное требование об умерщвлении новорожденного. Безумная любовь к мужчине преодолевает все резоны, и женщина в состоянии аффективной вспышки убивает младенца, горько после этого сожалея о содеянном. "Итак, - далее пишет Н.Г. Иванов, - если действия мужчины квалифицировать по ст. 105 УК, устанавливающей ответственность за убийство, тогда нарушается принцип вины (ст. 5 УК), согласно которому ответственность наступает только за те деяния, в отношении которых установлена вина субъекта. В данном случае вина касается убийства новорожденного ребенка. Кроме того, квалификация действий мужчины по ст. 105 УК оставляет открытым вопрос о его фактических подстрекательских действиях, которые останутся без должной правовой оценки. А это нарушение общих положений о соучастии (ст. ст. 32, 33 УК). Следует оценить его действия как соучастие в преступлении, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 106 УК в виде подстрекательства.

В контексте сказанного хотелось бы обратить внимание еще на один вопрос, который сегодня обсуждается в уголовно-правовой литературе. Это вопрос о признании субъектом убийства матерью новорожденного ребенка суррогатной матери. Одни авторы допускают возможность привлечения ее к уголовной ответственности по ст. 106 УК РФ, другие же придерживаются противоположных взглядов.

Не вдаваясь в детали этого теоретического спора, мы предлагаем разрешить его следующим образом: во-первых, исключить из названия статьи термин "мать", во-вторых, заменить его в тексте нормы на термин "женщина". И это вполне объяснимо, поскольку любая женщина, будь то биологическая мать или суррогатная, если она умышленно лишает жизни рожденного ею ребенка, является убийцей, а стало быть, и субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ. И та и другая в этом случае справедливо заслуживают снисхождения со стороны законодателя, так как во время родов испытывают моральные и физические страдания, что, собственно, и является обстоятельством, смягчающим наказание.67

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется умышленной виной. Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст.106, позволяет отграничить друг от друга составы преступления, сходные по объективным признакам и об этом более подробно излагается в следующей главе. Убийство матерью новорожденного ребенка может быть совершено как с прямым (мать осознает, что причиняет смерть новорожденному ребенку, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти и желает ее наступления), так и с косвенным умыслом (мать осознает, что причиняет смерть новорожденному, предвидит возможность наступления смерти, не желает этого, но сознательно допускает либо относится к смерти ребенка безразлично).

Что касается момента возникновения умысла, то, как отмечает, например, С. В. Бородин, в случае установления факта предварительной подготовки беременной женщины к убийству младенца было бы неправильно признавать такое убийство совершенным при смягчающих обстоятельствах, что не дает достаточных оснований для применения к матери ст. 106 УК РФ. Считаю, что в таких случаях преступление подлежит квалификации по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК РФ.

С подобной точкой зрения вряд ли можно согласиться. Не разделяют ее и многие ученые. Некоторые ученые утверждают, что момент возникновения умысла убить новорожденного ребенка на квалификацию убийства не влияет. Ответственность за убийство матерью своего новорожденного ребенка наступает и тогда, когда умысел этот возник еще до родов, а был осуществлен в период родового процесса или тотчас же после него. Да и сам С.В. Бородин отмечает, что в ст. 106 УК РФ без каких-либо ограничений говорится об убийстве матерью новорожденного ребенка «во время или сразу же после родов».68 Поэтому представляется, что предварительная подготовка беременной женщины к убийству младенца не является основанием для неприменения к ней ст. 106 УК РФ.

§3.  Спорные вопросы квалификации убийств совершенных матерью в отношении своего новорожденного ребенка

Применение рассматриваемой нормы на практике зачастую порождает сложности для правоприменителя, поскольку те общественные отношения, которые регулирует данная норма, имеют особенности, вытекающие из юридического и медицинского аспектов. Поэтому, ограничиться только лишь данной статьей для правильной квалификации данного деяния невозможно, да и будет крайне неверно поступать именно так. Незначительный временной отрезок как конститутивный признак состава преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, - понятие оценочное. Вплоть до секунд это время установить невозможно, поскольку время реакции каждого человека на раздражитель разная и зависит от типа нервной системы и некоторых других психофизиологических характеристик.69

По мнению некоторых ученых данное преступление совершается в ограниченный, небольшой промежуток времени, который подлежит установлению и доказыванию в каждом конкретном случае. Вопрос о квалификации детоубийства в российском уголовном законодательстве решается следующим образом. Действующий УК РФ выделяет это преступление в самостоятельный состав. Нет единого мнения по данному вопросу в литературе. Одни авторы приходят к выводу о том, что оснований для отнесения детоубийства к менее опасному виду убийства не имеется. Другие высказываются за выделение детоубийства в самостоятельный состав убийства при смягчающих обстоятельствах.

Детоубийство, совершенное при отсутствии хотя бы одного из предусмотренных в ст. 106 УК РФ обстоятельств должно квалифицироваться по соответствующей ст. 105 УК РФ. В России судебная практика идет по этому пути.

В то же время убийство матерью своего ребенка вследствие временного стечения тяжелых личных и семейных обстоятельств не может рассматриваться как убийство при отягчающих обстоятельствах и, в частности, совершенное из корысти. Оно подлежит квалификации по ст. 106 УК РФ.

Для квалификации детоубийства первостепенное значение имеет отграничение его от аборта. Существенное значение имеет не только это, но и другое указание о том, что детоубийство может быть совершено как непосредственно после, так и во время родов.

В связи с этим, возникает вопрос: можно ли отнести к детоубийству лишение жизни младенца до начала его дыхания или даже до появления на свет? На этот вопрос в нашем законодательстве ответа нет.

Не все криминалисты давали на данный вопрос одинаковый ответ. М. Д. Шаргородский начало жизни человека связывал с началом дыхания и с моментом отделения пуповины. В то же время он писал, что, если умышленное лишение жизни ребенка произошло во время родов, иногда возможно квалифицировать его как убийство, если часть ребенка уже вне утробы матери.70

Более последовательную позицию по этому вопросу занимал А. А. Пионтковский, полагавший, что «следует рассматривать как детоубийство не только убийство новорожденного после отделения плода от утробы матери и начала самостоятельной жизни ребенка, но и убийство, совершенное во время родов, когда рождающийся ребенок еще не начал самостоятельной внеутробной жизни (например, нанесение смертельной раны в голову рождающемуся ребенку до того момента, когда он начнет дышать)».71

Очевидно, что мать, причиняющая смерть рождающемуся ребенку, сознает, что ее действия направлены на лишение жизни человека, а не на прерывание беременности. Такое решение вопроса принципиально правильно, оно способствует усилению уголовно-правовой охраны человеческой жизни.

Уголовная ответственность матери за убийство своего новорожденного ребенка наступает по достижении ею 16-летнего возраста. Законодатель, видимо, мотивировал это тем, что мать новорожденного ребенка в 14 лет не может осознавать всю ответственность материнства, саму ее сущность.

Однако в последнее время возрастает тенденция материнства именно малолетними матерями - 14, 15, а то и 12 лет, обусловленная более быстрым половым созреванием и ранним началом половой жизни. В случае если роженица не достигла возраста 14 лет, проблем с точки зрения уголовной ответственности нет. Она не подлежит уголовной ответственности в силу недостижения необходимого для этого возраста. Но как быть, если мать, убившая своего ребенка, старше 14, но младше 16 лет?72

Данный состав преступления предусмотрен в специальном предписании по отношению к общей норме, которой в данном случае является ст. 105 УК РФ «Убийство». Поэтому в соответствии с положениями, сформулированными законодателем в ч. 3 ст. 17 УК РФ, лица, достигшие 16-летнего возраста и совершившие указанные деяния при наличии смягчающих обстоятельств, несут ответственность за привилегированные преступления. В то же время несовершеннолетние, не достигшие 16-летнего возраста, могут быть субъектом убийства, а их ответственность за привилегированное преступление исключается.73

В соответствии со смыслом ч. 3 ст. 17 и ст. 20 УК РФ, как отмечают С.Ф. Милюков и Е.Б. Кургузкина, 15-летние лица могут подлежать уголовной ответственности в случае совершения ими деяний, содержащих признаки преступлений с привилегированными составами, по общей норме, поскольку отсутствие признаков специальной нормы влечет применения общей.74

Здесь возникает законодательный пробел, так как в этом случае несовершеннолетний будет подвергаться более строгому наказанию, чем взрослый. Так, 14-летней женщине, лишившей жизни своего новорожденного ребенка, грозит лишение свободы от восьми до двадцати лет, а 16-летней - лишь до пяти лет.

В данном случае, как нам представляется, нарушается принцип справедливости, так как, опираясь на смысл гл. 14 УК РФ «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», ясно, что за совершение подобных деяний несовершеннолетние не могут подвергаться более строгим мерам ответственности, чем взрослые.

Так, А.Н. Красиков прямо указал: «Согласно Закону субъектом рассматриваемого состава преступления может быть мать-роженица, родильница, достигшая 16-летнего возраста. Совершение убийства новорожденного роженицей (родильницей), не достигшей 16-летнего возраста, не содержит состава названного преступления».75

Сложная ситуация возникает и в том случае, когда убийство своего новорожденного ребенка совершает мать, не достигшая 16-летнего возраста, в соучастии или соисполнительстве с лицом или лицами возраста 14 лет (возраст привлечения к уголовной ответственности по ст. 105 УК РФ).

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 34 УК РФ соисполнители отвечают по статье Особенной части УК РФ за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на ст. 33 УК РФ. В нашем случае это невозможно, так как субъект преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, - специальный. Им может быть только мать новорожденного ребенка. Следовательно, соисполнитель несет ответственность по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ «Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии».

Таким образом, если соисполнителем и исполнителем преступления являются лица, достигшие 14-летнего, но не достигшие 16-летнего возраста, то первый отвечает за совершение особо тяжкого преступления, а вопрос привлечения к уголовной ответственности второго - спорный, неоднозначный для квалификации и точно не урегулированный уголовным законом.

Если же участниками данного деяния являются лица, достигшие 16 лет, то исполнитель привлекается к ответственности по ст. 106 УК РФ за преступление средней тяжести, а соисполнитель за вышеуказанное особо тяжкое преступление - по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

То есть, исходя из логического толкования, степень общественной опасности деяния, совершенного соисполнителем, превышает аналогичную степень опасности действий, совершенных матерью новорожденного.

Вполне вероятно, что следует снизить возраст привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, с целью сделать новорожденных детей менее уязвленной и более защищенной в правовом смысле категорией населения и устранения возможных противоречий.76

Также возникает сложная ситуация и при квалификации убийства матерью двух или более новорожденных детей, так как в диспозиции ст. 106 УК РФ отсутствует такой квалифицирующий признак. Квалификация таких действий по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ будет неправильной хотя бы потому, что санкция ч. 2 ст. 105 УК РФ - от 8 до 20 лет лишения свободы, либо пожизненное лишение свободы, - значительно отличается от санкции ст. 106 - до пяти лет лишения свободы.

Детоубийство необходимо отграничивать от других видов убийства. Правильное решение этого вопроса, по действующему законодательству, имеет значение для оценки общественной опасности совершенного преступления, для назначения меры наказания, устранения условий, способствовавших совершению преступления, и т. п.

Если исходить из упомянутой статьи 106 УК РФ, то она ограничивает совершение данного преступления небольшим промежутком времени, который подлежит определению в каждом конкретном случае. От этого будет зависеть разграничение квалификации рассматриваемых смежных преступлений, предусматривающих возможность различной квалификации убийства ребенка.

По месту совершения убийство матерью новорожденного ребенка можно определить в основном как квартирное преступление. По данным проведенного исследования, из числа всех убийств рассматриваемой категории 68% совершены в своих квартирах, домах, районе места жительства. В основном убийство ребенка осуществляется путем нанесения ударов, отравления, удушения, утопления, сбрасывания с высоты и другими способами.77

Данные проведенного анализа уголовных дел свидетельствуют о том, что среди женщин-детоубийц число лиц, имевших неполное среднее образование, составляет 15%.

Следует заметить, что лишь небольшая доля женщин-детоубийц имеет незаконченное высшее (5%) и высшее образование (5%). Среди женщин-детоубийц нередко встречаются довольно культурные, образованные женщины, занимающие в некоторых случаях и руководящее положение, пользующиеся авторитетом и уважением на службе. Многие ученые, характеризуя женщин, совершивших детоубийство, отмечают, что они - очень своеобразные личности. Их отличает более высокий интеллектуальный уровень и социальный статус, чем у других женщин, осужденных за насильственные преступления.

В случае, если мать предприняла меры к сохранению жизни ребенка, а затем совершила убийство, его нельзя, по нашему мнению, признать совершенным непосредственно, тотчас, сразу же после родов, поэтому не следует относить к убийству матерью новорожденного ребенка.

При квалификации рассматриваемого преступления важно помнить, что кроме психически здоровых и психически больных есть еще люди промежуточного состояния, когда налицо психическое расстройство, не исключающее вменяемости.

Психотравмирующая ситуация - может быть вызвана самыми различными факторами, например: отец новорожденного ребенка отказался от него; родственники матери унижают и оскорбляют ее за рождение ребенка вне брака, у матери нет средств содержать себя и ребенка и т.п.

Если эти факторы, имеющие относительно долговременный характер, воздействуют на женщин с такой силой, что «преодолевают» материнский инстинкт и приводят к фатальному для ребенка этой женщины исходу, то вполне естественным будет предположить наличие столь же сильнодействующих и столь же некратковременных факторов, влияющих на психику судьи, который в результате аналогичного попадания в психотравмирующую ситуацию будет, возможно, серийно принимать по судебным делам решения, неадекватные обстоятельствам и материалам дел.78

Следует также отметить, что анализ санкции ст. 106 УК РФ и ч. 1 ст. 105 УК РФ позволяет утверждать, что жизнь новорожденного ребенка подлежит уголовно-правовой охране в меньшей мере, чем жизнь взрослого человека. Санкция ст. 106 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы от двух месяцев до пяти лет. Санкция же ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы от шести до пятнадцати лет.

При одинаковом виде наказания (лишение свободы), разница в максимальных сроках составляет десять лет, разница в минимальном наказании и того больше (6 лет - это 72 месяца) – то есть в 36 раз. На самом деле разрыв в наказании еще больше, так как новорожденные относятся к категории лиц, заведомо для виновного находящихся в беспомощном состоянии (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ).79

То есть все (кроме матери новорожденного) остальные субъекты преступления, в том числе и отец ребенка, будут отвечать в пределах санкции ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до двадцати лет либо пожизненного лишения свободы.

В то время как убийца-мать может вообще избежать уголовной ответственности и не понести наказания. Рассматриваемое нами привилегированное убийство, предусмотренное ст. 106 УК РФ, в соответствии с ч. 3 ст. 15 УК РФ относится к преступлениям средней тяжести.

Согласно ч. 1 ст. 75 УК РФ, лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.80

В соответствии с Федеральным законом от 24 июля 1998 г. «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» ребенку от рождения принадлежат и гарантируются государством права и свободы человека, и гражданина, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, Семейным кодексом РФ и другими нормативно-правовыми актами.81 Так же гарантии прав ребенка содержатся в Конституции РФ.82 

Как поступить матери в том случае, если в результате умышленных действий в рассматриваемый период новорожденному по ее вине причиняется, например, тяжкий вред здоровью? В данном случае действия матери содержат признаки состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ, и предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет, т.е. относятся к категории тяжких.

Учитывая психологическое состояние матери в этот момент, ее страх, отсутствие медицинского опыта, нельзя исключить ошибки с ее стороны в оценке тяжести наступивших последствий, т.е. вред здоровью средней тяжести или легкий либо вред как таковой мог отсутствовать вообще. А если умышленное причинение вреда здоровью повлечет по неосторожности смерть ребенка? В этом случае женщине грозит наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

Государство ставит мать-преступницу перед сложным выбором: либо остановиться и отвечать по всей строгости закона за причиненный вред здоровью новорожденного, либо убить новорожденного и рассчитывать на возможность освобождения от уголовной ответственности и наказания. Считаю, что именно это является главным аргументом роста убийств матерью новорожденного ребенка?

Вопрос, состоит лишь в том, чтобы определить грань, за которой квалифицированное убийство другого человека, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии превращается в умышленное лишение жизни новорожденного (как привилегированный состав).

Следует обратить внимание на особенности квалификации соучастия в убийстве матерью новорожденного ребенка.

Соисполнитель или иной соучастник преступления несет ответственность по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (со ссылкой при необходимости на ст. 33 УК РФ); если же мать являлась соучастником (не соисполнителем), то исполнитель несет ответственность по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а действия матери квалифицируются по ст. 106 УК РФ со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Важно отличать убийство новорожденного (ст. 106 УК РФ), совершенное пассивным способом, от заведомого оставления без помощи лица в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению (ст. 125 УК РФ). Различия в этом случае необходимо искать в субъективной стороне. В отличие от убийства, субъективная сторона которого подразумевает осознание возможности и (или) неизбежности наступления общественно опасных последствий и желание этого либо не желание, но сознательное допущение, при оставлении в опасности прямой умысел присутствует только по отношению к невыполнению обязанности заботы или оказанию помощи и отсутствию желания наступления вредных последствий.

При оставлении в опасности умысел направлен на то, чтобы «отделаться» от ребенка, не лишая его жизни, женщина при этом надеется, что кто-то позаботится о ребенке, оставляя его в таком месте, где его найдут с большой вероятностью. При убийстве же, один выход из ситуации - это прекращение жизни рожденного ее ребенка. При совершении преступного деяния пассивным способом у матери нет стремления «подбросить ребенка. Жертву оставляют в таком месте либо помещают в такие условия, в которых вероятность остаться живым либо быть обнаруженным минимальна.

Объекты преступлений, предусмотренных статьями 107 и 106, схожи, как и объективные стороны, субъекты (лица, достигшие 16-тилетнего возраста) и их субъективные стороны (могут быть совершены только умышленно). Но как в этом случае определить, какое деяние будет убийством новорожденного ребенка, а какое убийством в состоянии аффекта? В обоих случаях предусматривается длительная психотравмирующая ситуация, и оба деяния признаются совершенными со смягчающими обстоятельствами.

Необходимо уяснить, что убийство, совершенное в состоянии аффекта  признается совершенным со смягчающими обстоятельствами, т.к. оно спровоцировано самим потерпевшим (его действиями или бездействиями). Для квалификации убийства по ст. 107 УК РФ необходимо определить, что виновный находился в состоянии аффекта, а именно сильного душевного волнения, которое было вызвано действиями потерпевшего. Закон подчеркивает, что убийство рассматривается совершенным в состоянии аффекта, если оно последовало сразу же за действиями, вызвавшими такое состояние. Аффект, в состоянии которого совершается данное преступление, непосредственно связывается с определенным неправомерным или аморальным поведением потерпевшего: насилием, издевательством или тяжким оскорблением либо другими противоправными или аморальными действиями (бездействием), а также длительной психотравмирующей ситуацией, которая возникает в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.83 Аффект представляет собой исключительно сильное, быстро возникающее и бурно протекающее кратковременное эмоциональное состояние, существенно ограничивающее течение интеллектуальных и волевых процессов, нарушающее целостное восприятие окружающего и правильное понимание субъектом объективного значения вещей.84

В то же время, в отличие от ст. 104 УК РСФСР, ст.107 УК РФ предусматривает новую форму убийства в состоянии аффекта, если такое состояние вызвано длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. А убийство матерью своего новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ) в условиях психотравмирующей ситуации объясняется жизненными обстоятельствами: отказ отца от регистрации заключения брака, от признания новорожденного своим ребенком, отказ со стороны близких в какой-либо помощи, отсутствие жилья и т.п. И ни в коем случае данную психотравмирующую ситуацию нельзя считать возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, новорожденного ребенка.

Искусственное прерывание беременности это умерщвление плода до наступления родов, а не умерщвление рождающегося или родившего, но не начавшего дышать ребенка. Умерщвление рождающегося или родившегося ребенка, безусловно, посягает на его жизнь. Поэтому, можно сделать вывод, что разница между объектом убийства матерью новорожденного ребенка и объектом незаконного производства аборта существенная. Объектом преступления, предусмотренного ст. 123 УК РФ, являются охраняемые законом общественные отношения, на которые направлено общественно опасное деяние – незаконное производство аборта, изгнания плода из чрева матери вне зависимости от срока беременности.

Разграничение убийства матерью новорожденного и незаконного производства аборта по объективной стороне рассматривается тем, что объективная сторона незаконного проведения искусственного прерывания беременности  - это действия, направленные на искусственное прерывание беременности и совершаемые с нарушением установленных правил.85 Под «абортом» мы понимаем прекращение беременности и (одновременно с этим или позднее) изгнание из матки всего плодного яйца или его части в первые 22 недели.86

Также в объективную сторону данного преступления включают и производство аборта с нарушением установленных законом правил. А объективную сторону убийства матерью своего новорожденного ребенка составляют как действия и бездействия субъекта, при которых достигается смерть рождающегося или родившегося ребенка.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, является только мать новорожденного ребенка, другие лица могут быть признаны соучастниками, тогда как субъектом преступления ст. 123 УК РФ может быть лицо, не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля (или лицо, имеющее такое образование, но нарушающее закон), то есть другое в отношении плода лицо.

Субъективная сторона ст. 106 УК РФ представлена прямым и косвенным умыслом, а при незаконном производстве аборта субъективная сторона представлена только прямым умыслом, виновный сознает, что он производит аборт по просьбе женщины, не имея соответствующего образования и нарушая установленные законом правила производства аборта, и желает совершить эти действия.

Заключение

Таким образом, можно сделать вывод, что если ребенка убивают сразу после рождения, это почти во всех случаях считается для матери смягчающим обстоятельством, а то, что она иногда готовится к этому за много дней до родов, не всегда получает адекватную оценку. В итоге иногда выходит, что новорожденный пользуется меньшей защитой закона, чем другие люди. Преступные матери подвергаются, как правило, сравнительно мягким наказанием. Вместе с тем трудно представить себе более беззащитную жертву, чем новорожденный, и более грубое нарушение «законов» природы, чем его убийство матерью. Из истории развития законодательства о детоубийстве видно, что данный вид преступления иногда относили к преступлениям со смягчающими обстоятельствами, иногда отягчающими. На сегодняшний момент предлагается дифференцированно отнестись к данному вопросу, не с точки зрения законнорожденности ребенка, или не законнорожденности, а с точки зрения уголовной ответственности.

Некоторые положения ст. 106 УК РФ вызывают неоднозначное толкование, что приводит к даче неверной юридической оценки. По-разному осознается понятия «новорожденный», «во время или сразу же после родов», возникают проблемы квалификации при совершении данного преступления в соучастии. Именно поэтому настоящая норма подвергнута бурному обсуждению в теории уголовного права и вызывает затруднения в правоприменительной деятельности. Из проведенного анализа, можно сделать вывод, что если мать убивает ребенка сразу после рождения, это автоматически считается для матери смягчающим обстоятельством, а то, что она редко, но готовится к детоубийству за много дней до родов, не всегда получает адекватную оценку. В итоге получается, что новорожденный пользуется меньшей защитой закона, чем другие люди. Преступные матери подвергаются, как правило, сравнительно мягкому наказанию. Вместе с тем трудно представить себе более беззащитную жертву, чем новорожденный ребенок, и более страшное преступление, чем его убийство матерью. Рассматриваемый состав преступления предполагает несколько ситуаций: убийство матерью во время и сразу после родов, в условиях психотравмирующей ситуации и в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемость.

Анализ действующего уголовного законодательства позволяет сделать следующие выводы:

  1.  Целесообразно снизить возраст привлечения к уголовной ответственности за данный вид преступления до 14 лет, так как многие такие преступления обусловленные привилегированными обстоятельствами (убийство матерью новорожденного ребенка в процессе или сразу после родов; убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости; убийство новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации.) ст. 106 УК РФ совершаемые в возрасте 14-15 лет остаются безнаказанными. Необходимо, чтобы молодые матери совершившие этот вид преступления осознали всю общественную опасность данного вида преступления и не совершали его вновь.
  2.  Законодатель должен четко определить границы периода новорожденности. Желательно было бы получить разъяснение Пленума ВС РФ с изложением четких границ периодов таких понятий, как «во время родов», «после родов», «новорожденный».
  3.  Так же данный вид преступления вызывает определенные проблемы, связанные с квалификацией если иные соучастники не являются соисполнителями, а выступают в роли организаторов, подстрекателей или пособников. В этих случаях положения, предусмотренные ч. 4 ст. 34 УК РФ, неприменимы, так как обстоятельства, смягчающие ответственность и указанные в ст. 106 УК РФ, носят строго личный характер и относятся только к матери новорожденного ребенка. Поэтому убийцы в такой ситуации несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Так же существуют иные проблемные моменты: в каких случаях женщина, убивающая новорожденного ребенка, не будет отвечать по ст. 106 УК РФ; как квалифицировать умышленное умерщвление родившегося ребенка в результате естественных преждевременных родов либо в результате искусственного вызывания преждевременных родов; влияет ли на квалификацию содеянного момент возникновения умысла на убийство новорожденного; возможно ли соучастие в преступлении и в какой форме и т.д.

Законодатель не раз обращает внимание на особое психическое состояние субъекта убийства («в условиях психотравмирующей ситуации», «в состоянии психического расстройства»), поэтому можно утверждать, что учет именно особого психофизического состояния матери новорожденного положен в основу выделения данного состава убийства. И во время, и сразу же после родов женщина испытывает значительные психофизические перегрузки, которые суживают ее возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения либо руководить им.

Список использованной литер­атур­ы

  1.  Нор­мативно пр­авовоые акты

Уголовный кодекс Фр­анции / под. р­ед.  Л.В. Головко // Санкт-Петер­бур­г. Юр­идический центр­ Пр­есс, 2002.

Федер­альный закон Р­Ф от 21 ноябр­я 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охр­аны здор­овья гр­аждан в Р­оссийской Федер­ации» // Собр­ание законодательства Р­Ф. 2011. N 48. Ст. 6724.

Федер­альный закон от 24 июля 1998 г. 124-ФЗ «Об основных гар­антиях пр­ав р­ебенка в Р­оссийской Федер­ации»­ед. от 23.07.2008) // Собр­ание Законодательств Р­Ф, 1998. - 31. - ст. 3802.

Пр­иказ МВД Р­Ф от 22.11.2005 950 «Об утвер­ждении Пр­авил внутр­еннего р­аспор­ядка изолятор­ов вр­еменного содер­жания подозр­еваемых и обвиняемых ор­ганов внутр­енних дел»­ед. от 15.07.2009) // Бюллетень нор­мативных актов федер­альных ор­ганов исполнительной власти. 19 декабр­я 2005. - 51.

  1.  Научная литер­атур­а

Авер­ичев И.А. Истор­ико-пр­авовые хар­актер­истики детоубийства // Истор­ия государ­ства и пр­ава. 2007. - 22. С. 8-9

Ансель М. Методологические пр­облемы ср­авнительного пр­ава // Очер­ки ср­авнительного пр­ава. - М., 1991. 

Бер­сей Д.Д. Пр­облемы опр­еделения начала жизни пр­и убийстве матер­ью новор­ожденного р­ебенка (ст. 106 УК Р­Ф) // Уголовное пр­аво: стр­атегия р­азвития в XXI веке. Матер­иалы 4-й Междунар­одной научно-пр­актической конфер­енции, 25 - 26 сентябр­я 2007 г. М., 2007. С. 313.

Бор­один С.В. Пр­еступления пр­отив жизни. М.: Наука, 1999. С. 356

Васильчикова Н.В., Кухар­ук В.В. Кр­иминология: конспект лекций. М.: Юр­айт-Издат, 2007.- С.144

Волженкин Б. Некотор­ые пр­облемы соучастия в пр­еступлениях, совер­шаемых специальными субъектами // Уголовное пр­аво. 2000. N 3. С. 12-16.

          Волкова Т.Н  Пр­авовая защита пр­ава на жизнь новор­ожденного // Законность. 2004.N4. С.9.

Гавло В.К. Основы методики р­асследования и пр­едотвр­ащения убийства матер­ью новор­ожденного р­ебенка. - Бар­наул, 2006. 

Гер­нет М.Н. Детоубийство в р­усском пр­аве // «А се гр­ехи злые, смер­тные». Р­усская семейная и сексуальная культур­а глазами истор­иков, этногр­афов, литер­атор­ов, фольклор­истов, пр­авоведов и богословов XIX - начала XX в.: В 3 кн. Кн. 1 / Изд. подгот. Н.Л. Пушкар­ева, Л.В. Бессмер­тных. - М.: «Ладомир­», 2004. - С. 733.

Глухар­ева Л.И. Уголовная ответственность за детоубийство: моногр­афия. М.: ВЮЗИ, 1984. С. 57.

Гр­убова Е.И. Нор­мы об убийстве матер­ью новор­ожденного р­ебенка. // Р­оссийский следователь. 2008. - 12. С. 39.

Гр­убова Е.И. Р­етр­оспективный анализ дор­еволюционного р­оссийского уголовного законодательства об ответственности за убийство матер­ью новор­ожденного р­ебенка// Истор­ия государ­ства и пр­ава. 2008. - 13. С. 42.

Гр­убова Е.И. Особенности р­егламентации ответственности за убийство матер­ью новор­ожденного р­ебенка в стр­анах с р­омано-гер­манской системой пр­ава // Междунар­одное уголовное пр­аво и междунар­одная юстиция. 2008. - 3. С. 19-25.

Есаков Г.А., Р­ар­ог А.И., Чучаев А.И. Настольная книга судьи по уголовным делам / Отв. р­ед. А.И. Р­ар­ог // Велби, Пр­оспект, 2007.- С. 576 

Жалинский А.Э. Уголовное пр­аво в ожидании пер­емен: теор­етико-инстр­ументальный анализ. (2-е издание, пер­ер­аботанное и дополненное) - М.: «Пр­оспект», 2009. С. 296.

Звир­буль А.К. Р­асследование и пр­едупр­еждение детоубийств: Методическое пособие. - М., 1967. - С. 64.

Кар­асова А.Л. Р­егламентация ответственности за посягательства на жизнь новор­ожденных по уголовному пр­аву зар­убежных стр­ан: Учебное пособие. - Р­остов н/ Д: «Изд-во Р­ост. Ун-та», 2002. С. 225.

Кар­амзин Н.М. Истор­ия государ­ства Р­оссийского. М., 2002. С. 1024. 

Клеандр­ов М.И. Статус судьи: пр­авовой и смежные компоненты. / Под р­ед. М.М. Славина. - М.: «НОР­МА», 2008. С. 448.

Князев Д.С. Пр­облемы квалификации убийства матер­ью новор­ожденного р­ебенка и пути их пр­еодоления// Р­оссийский  следователь. 2010. - №16. С. 29-32.

Комментар­ий к Уголовному Кодексу Р­оссийской Федер­ации// Отв.р­ед. В.М. Лебедев.-М.: Нор­ма, 2004. 896 с. 

Комментар­ий к Уголовному кодексу Р­оссийской Федер­ации / Под общ.р­ед. Ю.И. Скур­атова и В.М. Лебедева. 3-е изд., изм. и доп. М., 2001. 864 с.

Комментар­ий к УК Р­Ф//Под р­ед. М.В. Лебедева. -М., Изд. Нор­ма, 2004, 330 с.

Кодексы и законы Р­оссийской Федер­ации. СПб.: ИГ «Весь», 2008. 992 с.

Кр­асиков А.Н. Ответственность за убийство по р­оссийскому уголовному пр­аву. - Сар­атов, 2004. - С. 157.

Кр­ивошеин П.П. Убийство матер­ью новор­ожденного р­ебенка// Уголовное  пр­аво. Научно-пр­актический жур­нал. 2005. - №3. С.38

Кр­иминология: Учебник для вузов / под р­ед. В.Д. Малкова. 2-е издание, пер­ер­аботанное и дополненное. - М.: «Юстицинфор­м», 2006. 524 с.

Кур­гузкинаЕ.Б. Пр­ичины убийства матер­ью новор­ожденного: моногр­афия.  М.: Кр­иминолог. Ассоц., 1999.  С. 74-79.

Кур­с советского уголовного пр­ава. Особенная часть / Под р­ед. А.А. Пионтковского, Меньшагин В.Д. М.: Наука, 1955. Т. 1. 800 с.

Лукичев О.В. Детоубийство: уголовно-пр­авовая и кр­иминологическая хар­актер­истика. - СПб, 2008. 179 с.

Лысак Н.В. Некотор­ые спор­ные вопр­осы квалификации убийства матер­ью новор­ожденного р­ебенка // Р­оссийский следователь. 2008. -  N 18. С. 20-22.

Лысак Н.В. Пр­облемы опр­еделения начального момента охр­аны жизни человека в уголовном пр­аве // Р­оссийский следователь. 2002. N 2. С. 38 - 42

Махмудова М.А. Пр­облемы убийств матер­ями новор­ожденных детей: р­егиональный аспект // Вопр­осы ювенальной юстиции. 2007. - 1. С. 39-40.

Махмудова М.А. Убийство матер­ью новор­ожденного р­ебенка: уголовно-пр­авовые и кр­иминологические пр­облемы: Дис. канд. юр­ид. наук. Махачкала, 2006. С. 31.

Наумов А.В. Р­оссийское уголовное пр­аво: Кур­с лекций. В двух томах. Т. 2. Особенная часть. М.: Юр­ид. лит., 2004. 832 с.

Негуляев В. Пр­облемы пр­именения ст. 106 УК Р­Ф (убийство матер­ью новор­ожденного р­ебенка) // Твор­чество студентов и будущее пр­ава: Тезисы докладов студенческой научно-пр­актической конфер­енции (Пер­мь, апр­ель 1999 г.). - Пер­мь; Изд-во Пер­м. ун-та, 2000.

Павлова Н. Убийство матер­ью новор­ожденного р­ебенка// Законность, 2001, №12, с.43-44.

Петр­ова О.Б. Статистика убийств. // Государ­ство и пр­аво. 2009. - 2. С. 16.

Пионтковский А.А., Бор­один С.В., Гаухман Л.Д. Пр­еступления пр­отив личности по УК Р­Ф. - М.: «Московский институт МВД Р­Ф», 1996. 

Попов А.Н. Убийство матер­ью новор­ожденного р­ебенка (ст. 106 УК Р­Ф). СПб: «Изд-во С.-Петер­бур­г. юр­ид. ин-та Генер­альной пр­окур­атур­ы Р­Ф», 2001. 68 с. 

Попов А.Н. Убийство матер­ью новор­ожденного р­ебенка. Уч. Пособие. Санкт Петер­бур­г, 2000. 68 с.

Попов А.Н. Пр­еступления пр­отив личности пр­и смягчающих обстоятельствах. СПб.: Изд-во "Юр­идический центр­ Пр­есс", 2001. 465 с.

Помнина, С.Н. Объективные пр­изнаки убийства матер­ью новор­ожденного р­ебенка: дискуссионные вопр­осы // Р­оссийское пр­аво. 2009.  №5.

Р­ачицкая В.А. Вопр­осы типологии убийств// Р­оссийский следователь. 2009. - 10. С. 57.

Р­оссийское законодательство X - XX вв.: В 9 т. Законодательство Др­евней Р­уси. - М.: «Юр­ид. лит.», 1984. Т. 3. 432 с.

Святенюк Н.И. Убийство матер­ью новор­ожденного р­ебенка, совер­шенное совместно с др­угими лицами // Р­оссийский следователь. 2005. - №9

Сер­дюк Л. Детоубийство: вопр­осы пр­авовой оценки// Р­оссийская юстиция, 2003, №11, с.43-45.  

Сер­гиевский Н.Д. Р­усское уголовное пр­аво: Пособие к лекциям: Часть особенная / Отв. р­ед. И.В. Лукьянова, А.И. Чучаев. - Калуга, 2008. 196 с.

Сир­ожитдинов Д.В. Психические аномалии как медицинский кр­итер­ий огр­аниченной вменяемости // Р­оссийский юр­идический жур­нал. 1995. - 4(8). - С. 82 - 89.

Скляр­ов С. Пр­облемы опр­еделения понятия вины в уголовном пр­аве Р­оссии // Уголовное пр­аво. 2003. - №2. С.51.

Сташис В.В., Бажанов М.И. Уголовно-пр­авовая охр­ана личности. Хар­ьков, 1976. 220 с.

Судебная медицина. Учебник для юр­идических вузов / Под общ. р­ед. пр­оф. В.Н. Кр­окова. М.: Нор­ма, 2006. С. 356.

Таганцев Н.С. Р­усское Уголовное пр­аво. М., Наука. 1994.

Уголовное пр­аво. Общая часть /Отв. р­ед. Б.В. Здр­авомыслов. Изд. 2-ое, пер­ер­аб. и доп. М. : Юр­исть, 1999. 480 с.

Уголовное пр­аво. Особенная часть / Под. р­ед . В.Н. Кудр­явцева, А.В. Наумова. –2-е изд., пер­ер­аб. и доп.  М.: Юр­исть,  2000. 492 с. 

Уголовное пр­аво. Особенная часть / Под р­ед. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М.: НОР­МА, 2008. 516 с.

Уголовное пр­аво Р­оссии. Особенная часть. Учебник / Под р­ед. А.И. Р­ар­ога. М.: «Тр­иада Лтд», 2006.— 671 с.

Уголовное пр­аво Р­оссии. Общая часть: Учебник 3-е издание, пер­ер­аботанное и дополненное / Под р­ед. Ф.Р­. Сундур­ова, И.А. Тар­ханова. М.: Статут, 2009. 500 с.

Уголовное пр­аво Р­оссии. Особенная часть: Учебник для вузов / Отв. р­ед. пр­оф. Л.Л. Кр­угликов. М.: Издательство БЕК, 2006. 567 с.

Уголовное пр­аво Р­оссии. Общая часть: Учебник 3-е издание, пер­ер­аботанное и дополненное / Под р­ед. Ф.Р­. Сундур­ова, И.А. Тар­ханова. М.: Статут, 2009. 921 с. 

Уголовное пр­аво Р­оссийской Федер­ации: Особенная часть: Учебник / Под р­ед. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Р­ар­ога, А.И. Чучаева. М.: Инфр­а-М, Контр­акт, 2006. 739 с.

Уголовное пр­аво Р­оссии. Части общая и особенная: учеб. Под р­ед. А.В. Бр­иллиантова.- М.: Пр­оспект, 2009. 1232 с.

Уголовное пр­аво. Особенная часть: Учебник / Под р­ед. Н.И. Ветр­ова и Ю.И. Ляпунова. - М.: «Новый юр­ист», 2008. 710 с. 

Уголовное пр­аво. Особенная часть / Под р­ед. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М.: НОР­МА, 2000. 786 с.

Хр­естоматия по истор­ии государ­ства и пр­ава СССР­. Дооктябр­ьский пер­иод / Под р­ед. Титова Ю.И., М 1990. 479 с.

Шар­гор­одский М. Д. Пр­еступления пр­отив жизни и здор­овья. - М., 1992. 507 с.

2 Васильчикова Н.В., Кухарук В.В. Криминология: конспект лекций. – М.: Юрайт-Издат, 2007. С.102.

3 Уголовное право. Особенная часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М.: НОРМА, 2008. С. 42.

4 Криминология: Учебник для вузов / под ред. В.Д. Малкова. 2-е издание, переработанное и дополненное. - М.: «Юстицинформ», 2006. – С. 218.

5 Петрова О.Б. Статистика убийств. // Государство и право. – 2009. - № 2. – С. 16.

6 Рачицкая В.А. Вопросы типологии убийств// Российский следователь. – 2009. - № 10. – С. 57.

7 Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. (2-е издание, переработанное и дополненное) - М.: «Проспект», 2009. – С. 118.

8 Красиков А.Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. - Саратов, 2004. - С. 124.

9 Уголовное право России: конспект лекций / Составит. Николаев С.В. – М.: Эксмо, 2007. – С.80.

10 Приказ МВД РФ от 22.11.2005 № 950 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел» (ред. от 15.07.2009) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 19 декабря 2005. - № 51.

11 Гавло В.К. Основы методики расследования и предотвращения убийства матерью новорожденного ребенка. - Барнаул, 2006. – С. 102.

12 Ансель М. Методологические проблемы сравнительного права // Очерки сравнительного права. - М., 1991. - С. 38.

13 Карамзин Н.М. История государства Российского. М., 2002. – С. 125.

14 Грубова Е.И. Ретроспективный анализ дореволюционного российского уголовного законодательства об ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка// История государства и права. – 2008. - № 13. – С. 42.

15 Сергиевский Н.Д. Русское уголовное право: Пособие к лекциям: Часть особенная / Отв. ред. И.В. Лукьянова, А.И. Чучаев. - Калуга, 2008. - С. 83.

16 Сергиевский Н.Д. Русское уголовное право: Пособие к лекциям: Часть особенная / Отв. ред. И.В. Лукьянова, А.И. Чучаев. - Калуга, 2008. - С. 83.

17  Гернет М.Н. Детоубийство в русском праве // «А се грехи злые, смертные». Русская семейная и сексуальная культура глазами историков, этнографов, литераторов, фольклористов, правоведов и богословов XIX - начала XX в.: В 3 кн. Кн. 1 / Изд. подгот. Н.Л. Пушкарева, Л.В. Бессмертных. - М.: «Ладомир», 2004. - С. 733.

18  Российское законодательство X - XX вв.: В 9 т. Законодательство Древней Руси. - М.: «Юрид. лит.», 1984. Т. 3. - С. 150.

19 Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под ред. Ю.И. Титова, О.М. Чистякова. - М., 1990. - С. 247 - 248.

20 Аверичев И.А. Историко-правовые характеристики детоубийства // История государства и права. - 2007. -  N 22. - С. 11-19

21 Аверичев И.А. Историко-правовые характеристики детоубийства // История государства и права. - 2007. -  N 22. - С. 11-19

22 Российское законодательство X - XX вв.: В 9 т. Законодательство Древней Руси. - М.: «Юрид. лит.», 1984. Т. 3. - С. 152.

23 Грубова Е.И.  Особенности регламентации ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка в странах с романо-германской системой права // Международное уголовное право и международная юстиция. – 2008. - № 3. – С. 43.

24 Уголовное право России. Общая часть: Учебник 3-е издание, переработанное и дополненное / Под ред. Ф.Р. Сундурова, И.А. Тарханова. М.: Статут, 2009. – С. 129.

25 Российское законодательство X - XX вв.: В 9 т. Законодательство Древней Руси. - М.: «Юрид. лит.», 1984. Т. 3. - С. 157.

26 Аверичев И.А. Историко-правовые характеристики детоубийства // История государства и права. – 2007. - № 22. – С. 55.

27 Титов Ю.И. Хрестоматия по истории государства и права  СССР. Дооктябрьский период.  М 1990

28 Аверичев И.А. Историко-правовые характеристики детоубийства // История государства и права. - 2007. -  N 22. - С. 11-19

29 Хрестоматия по истории государства и права  СССР. Дооктябрьский период / Под ред. Титова Ю.И. , М 1990г. С. 247-248.

30 Грубова Е.И. Особенности регламентации ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка в странах с романо-германской системой права // Международное уголовное право и международная юстиция. – 2008. - № 3. – С. 19-25.

31 Карасова А.Л. Регламентация ответственности за посягательства на жизнь новорожденных по уголовному праву зарубежных стран: Учебное пособие. - Ростов н/ Д: «Изд-во Рост. Ун-та», 2002. – С. 16.

32 Уголовный кодекс Франции / под. ред.  Л.В. Головко // Санкт-Петербург. – Юридический центр Пресс, 2002.

33 Уголовный кодекс Франции / под. ред.  Л.В. Головко // Санкт-Петербург. – Юридический центр Пресс, 2002.

34 Уголовный кодекс Франции / под. ред.  Л.В. Головко // Санкт-Петербург. – Юридический центр Пресс, 2002.

35 Уголовное право России. Общая часть: Учебник 3-е издание, переработанное и дополненное / Под ред. Ф.Р. Сундурова, И.А. Тарханова. М.: Статут, 2009. – 921с.

36 Уголовное право России. Общая часть: Учебник 3-е издание, переработанное и дополненное / Под ред. Ф.Р. Сундурова, И.А. Тарханова. М.: Статут, 2009. – 921с.

37 Сердюк Л. Детоубийство: вопросы правовой оценки// Российская юстиция, 2003, №11, с.43-45.  

38 Кодексы и законы Российской Федерации. – СПб.: ИГ «Весь», 2008. – С. 844

39 Федеральный закон РФ от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2011. N 48. Ст. 6724.

40 Комментарий к УК РФ//Под ред. М.В. Лебедева. -М., Изд. Норма, 2004, С.269.

41 Помнина, С.Н. Объективные признаки убийства матерью новорожденного ребенка: дискуссионные вопросы // Российское право. 2009.  №5.

42 Уголовное право России. Особенная часть: Учебник для вузов / Отв. ред. проф. Л.Л. Кругликов. М.: Издательство БЕК, 2006. С. 41.

43  Судебная медицина. Учебник для юридических вузов / Под общ. ред. проф. В.Н. Крокова. М.: Норма, 2006. С. 356.

44  Лысак Н.В. Проблемы определения начального момента охраны жизни человека в уголовном праве // Российский следователь. 2002. N 2. С. 38 - 42

45 Кривошеин П.П. Убийство матерью новорожденного ребенка// Уголовное  право. Научно-практический журнал. – 2005. - №3. - с.38.

46 Берсей Д.Д. Проблемы определения начала жизни при убийстве матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ) // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. Материалы 4-й Международной научно-практической конференции, 25 - 26 сентября 2007 г. М., 2007. С. 313.

47 Уголовное право России. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. Л.Л. Кругликова. М.: Издательство "БЕК", 2006. С. 42.

48 Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций. В двух томах. Т. 2. Особенная часть. М.: Юрид. лит., 2004. С. 68

49 Попов А.Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2001. С. 34.

50 Махмудова М.А. Убийство матерью новорожденного ребенка: уголовно-правовые и криминологические проблемы: Дис. канд. юрид. наук. Махачкала, 2006. С. 31.

51 Князев Д.С. Проблемы квалификации убийства матерью новорожденного ребенка и пути их преодоления// Российский  следователь. – 2010. - №16. – С. 29-32.

52 Попов А.Н.  Убийство матерью новорожденного ребенка. Уч. Пособие. Санкт Петербург, 2000г. С.40-41.

53 Кодексы и законы Российской Федерации. – СПб.: ИГ «Весь», 2008. – С. 831.

54 Попов А.Н. Убийство матерью новорожденного ребенка. Уч. Пособие. Санкт Петербург, 2000г. С. 42-45

55 Уголовное право РФ. Особенная часть// Под ред. Кудрявцева В.Н., Наумова А.В. –М.: Юристь, 2000, с.48.

56 Кургузкина Е.Б. Причины убийства матерью новорожденного: монография.  М.: Криминолог. Ассоц., 1999.  С. 74-79.

57  Уголовное право России. Части общая и особенная: учеб. Под ред. А.В. Бриллиантова.- М.: Проспект, 2009. С. 396.

58 Скляров С. Проблемы определения понятия вины в уголовном праве России // Уголовное право. – 2003. - №2. –С.51.

59 Таганцев Н.С. Русское Уголовное право. М., 1994, С. 229.

60 Павлова Н. Убийство матерью новорожденного ребенка// Законность, 2001, №12, с.43-44.

61 Комментарий к УК РФ//Под ред. М.В. Лебедева. -М., Изд. Норма, 2004, с.270.

62 Есаков Г.А., Рарог А.И., Чучаев А.И. Настольная книга судьи по уголовным делам / Отв. ред. А.И. Рарог // Велби, Проспект, 2007.- 365с.

63 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ.ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. 3-е изд., изм. и доп. М., 2001. С. 239.

64 Лукичев О.В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика детоубийств: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1997. С. 18.

65 Волженкин Б. Некоторые проблемы соучастия в преступлениях, совершаемых специальными субъектами // Уголовное право. 2000. N 3. С. 14.

66 Святенюк Н.И. Убийство матерью новорожденного ребенка, совершенное совместно с другими лицами // Российский следователь. – 2005. - №9

67 Лысак Н.В. Некоторые спорные вопросы квалификации убийства матерью новорожденного ребенка // Российский следователь. – 2008. -  N 18. – С. 20-22.

68Бородин С.В. Преступления против жизни. М.: Наука, 1999. С.  176.

69 Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. - М.: «Новый юрист», 2008. - С. 71.

70 Шаргородский М. Д. Преступления против жизни и здоровья. - М., 1992. - С. 88.

71 Пионтковский А.А., Бородин С.В., Гаухман Л.Д. Преступления против личности по УК РФ. - М.: «Московский институт МВД РФ», 1996. - С.22

72 Грубова Е.И. Нормы об убийстве матерью новорожденного ребенка. // Российский следователь. – 2008. - № 12. – С. 39.

73 Попов А.Н. Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ). – СПб: «Изд-во С.-Петербург. юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ», 2001. – С. 26.

74 Кургузкина Е.Б. Причины убийства матерью новорожденного // Криминальная ситуация на рубеже веков в России. – С. 39.

75 Красиков А.Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. - Саратов, 2004. - С. 157.

76 Лукичев О.В. Детоубийство: уголовно-правовая и криминологическая характеристика. - СПб, 2008. – С. 61.

77 Махмудова М.А. Проблемы убийств матерями новорожденных детей: региональный аспект // Вопросы ювенальной юстиции. – 2007. - № 1. – С. 39-40.

78 Клеандров М.И. Статус судьи: правовой и смежные компоненты. / Под ред. М.М. Славина. - М.: «НОРМА», 2008. – С. 111.

79 Негуляев В. Проблемы применения ст. 106 УК РФ (убийство матерью новорожденного ребенка) // Творчество студентов и будущее права: Тезисы докладов студенческой научно-практической конференции (Пермь, апрель 1999 г.). - Пермь; Изд-во Перм. ун-та, 2000. – С. 102.

80 Кодексы и законы Российской Федерации. – СПб.: ИГ «Весь», 2008. – С. 839.

81 Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (ред. от 23.07.2008) // Собрание Законодательств РФ, 1998. - № 31. - ст. 3802.

82 Конституция РФ. - М.: 2005г. – 40 с.

83 Уголовное право России. Части общая и Особенная.: Курс лекций. / А.И. Рарог, Г.А. Есаков. А.И. Чучаев, В.П. Степалин; под ред. А.И. Рарога – М.: Проспект, 2007. – С. 214

84 Уголовное право. Особенная часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М.: НОРМА, 2000. С. 42.

85 Незаконное производство аборта: уголовно-правовой и криминологический аспекты. Дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Лозанович Л.А. - Ставрополь, 2004. - 189 c.

86 Юсупова А.Н. Аборты в России / Под ред. В.Ю. Альбицкого. М., 2004.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

23137. Соціологія як наука 246.5 KB
  Предмет соціології: Соціологія наука про системне розуміння суспільства. Спільності вихідний елемент суспільства і предмет соціології. Роль модель поводження відповідно до прав і обов'язків що відповідає соціальним нормам культурі даного суспільства. Модель поводження відбиває культуру суспільства: традиції звичаї соціальні норми правила цінності передані від покоління до покоління.
23138. Социология как наука 37 KB
  Предмет социологии: Социология наука о системном понимании общества. Общности исходный элемент общества и предмет социологии. Роль модель поведения в соответствии с правами и обязанностями соответствующая социальным нормам культуре данного общества. Модель поведения отражает культуру общества: традиции обычаи социальные нормы правила ценности передаваемые от поколения к поколению.
23139. Программа прикладного исследования 35.5 KB
  Программа прикладного исследования. Общая структура прикладного социологического исследования Социологическое исследование это инструмент изучения социальных явлений в их конкретном состоянии с помощью количественных и качественных методов. Содержание и функции программы Программа это изложение основных задач исследования и предпосылок их решения. Он начинается с целеориентации исследования а.
23140. ОЛЕНА ТЕЛІГА (1907—1942) 46.5 KB
  Олена Іванівна Шовгенева народилася 21 липня 1907р. Олена навчалась у гімназії Дучинської. Олена закінчила історикофілологічний факультет Високого педагогічного інституту ім.
23141. Олена Теліга 22 KB
  Олена Теліга належала до кола поетіввісниківців що об'єднувались довкола редагованого критиком та публіцистом Д. Теліга не встигла видати жодної прижиттєвої збірки.
23142. Олена Теліга (1907 — 1942) 36 KB
  Теліга розвивала кращі традиції української літератури передовсім Лесі Українки що не раз зазначала емігрантська критика. Маланюк Олена Теліга О. Теліга у статті Прапори духа пафос якої спрямовувався проти зловживання плакатністю та сірим позитивізмом що не мають нічого спільного з лірикою.
23143. КОСТЕНКО ЛІНА 32.5 KB
  За роман у віршах Маруся Чурай Ліні Костенко присуджено Державну премію імені Т. Костенко . Своєрідним феноменом є жінкипоетеси: Леся Українка Олена Теліга Ліна Костенко. Ліна Костенко.
23144. Мова. Поняття літературної мови та мовної норми 105.5 KB
  Розмовний стиль. Художній стиль. Науковий стиль. Публіцистичний стиль.
23145. Провідні мотиви лірики І. Драча 25 KB
  Драча І. Драча характеризується перш за все нетрадиційністю поетичної форми та стилю. Драча неповторною і самобутньою. Драча.