95154

Поэтика «Мертвых душ»: особенности жанра, функции автора, роль характерологической детали

Доклад

Литература и библиотековедение

Описание у Г. Напоминает какой-л справочник. Прав был Венгеров – русского быта Г не знал. Коробочке разве плохо живется? А крестьянам Собакевича? Путешественнику Радищева здесь делать нечего: Манилов – делает хуже только себе. Приказчик – Манилов – крестьяне. Плюшкин разорил собственных крестьян?

Русский

2015-09-20

30.59 KB

0 чел.

Поэтика «Мертвых душ»: особенности жанра, функции автора, роль характерологической детали.

1т. МД – композиционная схема – путешествие (особенно важно это в ½ тома), первые 5 глав – статические очерки, нанизываются на фабулу путешествия. Далее – построение усложняется. В МД представлен кумулятивный сюжет (от лат. cumulare — накоплять, нагромождать, усиливать) представляет собой «нанизывание» однородных событий и/или персонажей вплоть до катастрофы (пафос мб как трагич, так и комич).

Каждый очерк включает в себя эпизод, кот изображает определенный уклад – громадная панорама русской жизни (ср. «Путеш из П в М» А. Радишева – «передвижная камера ужасов» - молодой помещик продает своего старого слугу, кот вынес его на плечах из боя и спас ему жизнь! А он его продает как вещь! Это ужасно с любой т.з.).

Описание у Г. Напоминает какой-л справочник. Прав был Венгеров – русского быта Г не знал. Коробочке разве плохо живется? А крестьянам Собакевича? Путешественнику Радищева здесь делать нечего: Манилов – делает хуже только себе. Приказчик – Манилов – крестьяне. Плюшкин разорил собственных крестьян? Одна пара сапог на всю прислугу, зимой («бессапожная дворня»), но Плюшкина сам под предлогом проверки, приходит на кухню и наелся щей с кашей. Он даже одет хуже них. Их можно идентифицировать! По половым призн, а его нет! «Мужик?! Нет, баба?!» (Чич). Г. Никогда не выступал против кр права – «Свой своего продает» (Т.Бульб) – это о предательстве, а не о продаже! Михайловский – «если мужика секут, пусть и меня секут», для Г. Не так – русского мужика надо сечь: труд, дисциплина.

Тем не менее, панорама у Г – обличительная, но что же она обличает?! Явно, совсем не то, что обличал Радищ. И вся русская демократическая (сатирическая) традиция предшествовавшая Г. Что же Г обличает? Он прямо говорит. Пушкин слушает 1т МД – «Смеялся, смеялся, загрустил, и сказал – «Боже, как грустна наша Русь» и такова реакция была большинства читателей. В чем же дело, думает Г. Ведь не злодеи мои герои? – ПОШЛОСТЬ. Все герои без искл. Как будто затхлый погреб, тьма и пугающее отсутствие света. Все лица пошлы до едина. Не спрашивай – ответ тебе дадут другие тома.

Есть, конечно, у Г и изображение эксплуатации, угнетения, злоупотребления, от кот страд люди, мин доза – в конце – 8 и 9 гл. Повесть о капитане Копейкине должна напомнить власть имущим, что нельзя поступать с людьми несправедливо, потому что люди за это мстят.

Что же такое пошлость? – обыкновенность, заурядность, банальность (еще в словаре Пушк, Даля). Значит Г использ в новом значением.  – Пошлость = бездуховность (слова этого у Г. Нет, тк. Его еще нет в языке, но есть «мерт душа», кот не он придумал, но использ оч энергично) Пошлость – синоним «мертвая душа», бездуховность, бессмысленность сущ-я. О том, о чем гов Радищ – для Г это вторично, т.к. это есть порождение бездуховности. Логично.

Ницше говорил  о сверхчеловеке – «по ту сторону добра и зла», у Г – человек «по эту сторону добра и зла», т.е. чел кот еще не дорос до различения добра и зла! (Ср, тема взятки. В «Рев» еще есть нравственное сознание – нужно вывернуться, чтобы хоть как-то оправдать взятку, неустройство в городе, а здесь, в мире мд – выворачиваться не надо. Нет проблемы. «жалование год от года одно и тоже, а жена рожает – то Петрушу то Проскушу». И все. Даже обсуждать нечего. Очаровательная наивность. Это не катастрофизм «ПП», нет признаков апокалипсических настроений, эсхатологической атмосферы – нет. Есть ПРОЗЯБАНИЕ, ничтожность и ничтожество (тленное бренное, ущербность земного бытия – выражается в пошлости). Ассоциативно – болото: «вся тина мелочи», «какая необозримая куча» - в лир отступл.

И тут, среди всей «мусорной кучи», гигантского мусорного болота (а этим явл-ся повседневная русская жизнь) вдруг «вылетает Русь тройка и мчится вся вдохновенная Богом» (?!): «дымом дымится дорога.. кони кони.. почти не тронув копытами земли и мчит вся вдх-я богом». В дорев времена это трактовали как идея о будущем (ну а как еще соединить это убожество с этим чудом?!). распределили по разным временам, перспективам. Н это не так. Это то что англ наз-ся «презент индефенит» – настоящее постоянное, неопределенное (я пишу ручкой, а не карандашом, всегда пишу, обычно пишу).каким же образом непрерывно происходит чудо?? «Русь мчится» - явно что это движение, действие, кот проихс м-у небом и землей. «Птица-тройка». Птица для Г – это своеобраз медиатор соединяющий небесное с земным, движение Руси – мессианский смысл. Превращение града земного в град небесный. Тут уже появляется эсхатологические мотивы, мифологемы. Происходит что-то мистическое. Конечно, это все подготовлено и обеспеченно целой системой приемов, кот чит и критик может выявить.

1-5 гл система довольно последовательная – «ползуче-эмпирическая». Напоминает описательные очерки. Герой – описывает внешность, жилище, повадки, поместье состояние, - напоминает технику физиологического творчества, кот уже к тому моменту пережил расцвет во фр лит и начинал переж в рус. Запоминает приемы классификатора- зоолога (вид/род, часть/целое): «Одна из тех матушек небольших помещиц», «не в городе Богдан ни в селе Селифан» - Манилов, «таких как Ноздр всякий встречал нимало». Каждый раз описатель ссылается на свой опыт (!) Что требуют господа средней руки на станциях? Напоминает тот тип повествования – «Повесть о ссоре 2х Иванов» («сладкий пирожок всегда готовый к услугам» - МД). Точка зрения – «изнутри», кот позв воспринять изобр жизнь изнутри, такая т.з. доминирует в 1-5 гл., затем начинается перестройка всей системы повествования. Конечно проблески лир отст есть и раньше, но массивный их поток начинается с 6 главы – по 10 включительно – происходит перестройка – лир отст становятся постоянной композ единицей. К чему это приводит? 1) совмещается две различных коммуникативных ситуации. Рассказывание и Высказывание, соответственно два разных времени – Событийное и  Лирическое, соответственно, два разных типа слова -  Сообщающее, описывающее и слово Риторическое, одно как бы «льнет и прилипает» к эмпирической действительности, другое выражает идеальные смыслы и вот они совмещаются. Получается уже другая более сложная структура. И наконец в 11 главе ЛирОтст – становятся настолько частыми, что сам ход повествования  начинает выглядеть как попытка вырваться за пределы обычных параметров истины. Лир О – несут в себе истину другого порядка. Обыч повествование – строится «нанизыванием» того что видимо, наблюдаемо. А тут истина – высшая, метафизическая. В 11 гл – это уже выглядит как попытка трансгрессии уводящей от эмпирич истине, к истине принц иного порядка, доступной только прозрению, пророчеству. В 11 гл. эти прорывы через с внезапной потерей высоты: вроде уже открываются нашему сознанию иные, поднебесные горизонты… Прием, как он выходит-то к этой ист высш порядка? Он изображает движение Чич и его брички, на кот кст строится все повествование МД, и он начинает передавать ощущение скорости, ускорения. И передает нарастоящ ощ ско пока оно не превр в чувство полета, и тогда появл воодушевление (здесь в прямом см – окрыляет)). Но, вдруг повествователь одергивает себя и возвращ к этой пошлой реальности челов бытия для того чтобы, если и рвануть в высь, то чтобы была опора и не было потерянной связи с реальностью.  Все сделано оч четко, это цепь приемов: «какой русский не любит быстр езды… и сам летишь и все летит… лети лес, летит вся дорога не весть куда… только небо над головой, только тучи..» Когда возникает чувство полета, уже эмпирическая действительность тает, исчезает, новая реальность – обобщений: уже не бричка Чич, а она превратилась в Русь Тройку, абстрактную, но осязаемую – мы осязаем ее полет. Достаточно малейшего образного сдвига – появление тропа, сравнения, как тут же начинает формироваться мифологема чуда. Снач Русь как Тройка, затем сравнение прев-ращ в метафору: Русь уже не как тройка, а и есть это Тройка («дымом дымиться под тобой дорога»), затем метаф  разрастаясь превр в комплекс симв значений, а они – оборачиваются традиционной для культуры Российской мифологемы упряжки «птиц-коней», и  эта-то колесница пересекает границу м-у земным и небесным…

Но ведь потом, когда пройдет, исчерпает себя эстетическое переживание дальше чит может почувст себя обманутым – провели, при помощи худ приемов, тебя заставили пережить что-то абсолютно не соответст реальности. А что теперь? Но ведь не даром эти срывы происх в 11 гл. : «Держи, держи, дурак» или «Полно писателью забываться подобно юноше» - эти то срывы не случайны. Повеств все время свебя контролирует и останавливает, и вот только в концовке он не ост. Тут высота набрана и она уже не меняется – значит нашлась опора в реальности, она обретена, и теперь можно с уверенностью «пророчествовать», что «к Шиллеру заедешь в гости». Что-то нашлось – перед посл «срывом» и до финальн монолога о Руси Тройке – лежит биография Чич. И завершающий ее монолог о страстях. Чич тут оч важен. Перед тем как прозв финн монолог, перед тем как автор начнет создавать поэтич миф о Руси прямо на наших глазах – все пространство пов-я сожмется до точки. И в этой точке останется только Чичиков. Ничего кроме (упряжка, прислуга – они уже слились в единый мифологический персонаж). Взрывная  реакция, кот рождает уже иные сверхсмыслы из той  точки где остался только Чич и ничего б. (мы же забываем про Чич пока следим за переходами от  «обобщение – сравнение – метафора – символ – миф»). Но ведь исходная-то точка – Чич. – он же сидит в Руси Тройке. Он не случайно оказывается в исходной точке завершающего лирического движения. Потому что 1) на все похож (у Коробочки – ест в оч большом кол блины, а потом еще ест и в трактире -  в этот момент он похож на Собакевича; афишка – Плюшкин,  шкатулочка, где все аккуратно распред – Коробочка; а когда читает Собакевичу после губернаторского обеда письмо «Вертору Шерроти»

Чич собирает в себе черты всех действ лиц 1 тома, это еще заметил (до револ) Переверзев. Чич и его приобретательская страсть, о которой рассказ в биогр, это представляет и замещает собой что-то что характерно для всех дей лич и вообще для все рус люд. – ЗАДОР. Что же вообще движет Гог-ми персонажами (ясно, что не идея, не духовные стремл, не общ задан стимулы – хотя вроде все это есть, они говорят о морали, служ долге, но все это исключ на уровне словесности. Реального знач в их жизни это не имеет. Движет ими – задор. Все бытие Гог героев материально, телесно, вещественно. Все это окруж кот они сами создают – есть в конце конц – продолжение их тела. Напр описание комнаты Собакевича в 5 гл: «Чичиков еще раз окинул комнату и всё, что в ней ни было, -- всё было прочно, неуклюже в высочайшей степени и имело какое- то странное сходство с самим хозяином дома: в углу гостиной стояло пузатое ореховое бюро на пренелепых четырех ногах: совершенный медведь. Стол, креслы, стулья - всё было самого тяжелого и беспокойного свойства; словом, каждый предмет, каждый стул, казалось, говорил: и я тоже Собакевич! или: и я тоже очень похож на Собакевича!». Это мир отелесненный, овеществ целиком и полностью! В нем не осталось никакого местечка для душевного  (о духе, духовном в 1 т МД не говориться! Но душа есть). Говориться дл ятого – чтобы продемонстрировать ее отсутствие в этой жизни. О Собакевиче: «Казалось, в этом теле совсем не было души, или она у него была, но вовсе не там, где следует, а, как у бессмертного кощея, где-то за горами и закрыта такою толстою скорлупою, что всё, что ни ворочалось на дне ее, не производило решительно никакого потрясения на поверхности». И вот с этим связан задор. – Это увлеченность «хозяйственно-бытовой практикой», телесной, вещественной увлечнностью, кот захв чел и превр в одержим. Удивительно – практика, кот лишается всякого практич смысла! Практика – самоцель. Т.е. в бытовом уже находятся признаки высокой дух деятельности, происх замещение (ср. Шинель). Хотя дух пережив и дух деят нет в помине. Что-то вообще странное. Показательна скупость Плюшкина – собирает со своих крестьян неукоснит всевозм хоз прод в виде оброка. Но не может продать, т.к. панически боится продешевить – это уже патология. Скупость оборач расточительством, более того – разорением. Но об бессилен что-либо изменить, не он владелец своей скупости, а она им. Двойноее извращение: 1) признаки духовного остаются, но смысла дух нет; 2) практика тоже искажается – лиш всяк прак смысла, искажение помножается на искажение – и получается что-то третье, противоестеств превр в сверхъестественное – такова внутренняя логика рус задора. В рез у Плюш все гибнет и пропод, у Коробоч – все сохр, но не используется! (Салоп, платье никогда не прогорит не испорт), Ноздрев – игрок, обирает, да и сам обыгран и обобран. Рез-т нулевой, или даже в минус.

Биогр Чич дважды назв непостижимой, его страсть концентр в себе все призн задора! Освоб от нее он не может, цель-то у него пошлая, заур, обыкн  - он хоч достатка, комфорта, цель, кот присл все в общем-то.. но в борьбе за достиж этой цели – он проявл самоотвержение, самоограничение а у него есть все для успеха – коммун спос, знание дела итд.. но цель, кот все достиг он – не может! Поч? Цель никогда не достиг, потому что она всегда – не та. Чич терпит катастр за катаст, но никогда не сдается в отл от др.  – это еще одна прим задора. То что умертвило бы др, его даже утомить не может. Но когда эти странности получ свой предел, свою критич массу, тогда вступает монолог о страстях, включается в рассказ риторич слово, с его особ статусом с его особ природой, кот и несет в себе истину иного порядка: «Но есть страсти, которых избранье не от человека. Уже родились они с ним в минуту рождения его в свет, и не дано ему сил отклониться от них. Высшими начертаньями они ведутся, и есть в них что-то вечно зовущее, не умолкающее во всю жизнь». В приобретательской страсти Чич обнаруживается грандиозный, сверхъестественный потенциал (вот только вопрос: потенц мировой гармонии или мировой катастрофы? – это как повернуть, это уже должен определить сам человек).

Финальный монолог. Вспоминается между прочим Великая сечь, пир души. Кони «несущиеся сами не зная куда» – это признаки того же задора,  окрыленного состояния, но здесь они приобретают новое качество -  это состояние освобождения. Сначала - от обычн челов состояний, а затем – от универсальных законов бытия и то, что здесь происходит – преображение материи в некую духовную энергию, кот и преодолевает границу двух миров. Сквозная Тема Задора, кот проходит через весь том – от описания странных «хобби» героев до мистической утопии, кот приобретает в концовке 1 тома черты поэтического мифа, творимого прямо у нас на глазах. Г. Стремится привести чит к мессианской идеи, не оч явно, правда. Что же будет дальше – катастрофа или гармония – ответа пока на это нет в 1 томе. Это тот предел, кот может достигнуть искусство если оно остается искусством. Но Г. не был бы Г. Если бы он не оказался за пределами иск. (об этом замысел 2 и 3 тт.).

Авторское сознание (по Ю. В. Манну Заметки о «неевклидовой геометрии» Гоголя, или «Сильные кризисы, чувствуемые целою массою»).

Литературную эпоху, в которую протекала его деятельность, отличает стремление к выработке такой повествовательной системы, при которой персонажи и события как бы существуют в своей собственной сфере, по ту сторону авторского сознания. С одной стороны, поэма настойчиво развивает план суверенного, независимого от авторской воли предмета изображения. Кажется, ни в каком другом произведении русской литературы того времени нет такого количества сигналов, поддерживающих подобное впечатление. Тут и прием нарочитого следования за героем, который диктует автору, куда ему идти и что описывать («Здесь он полный хозяин; и куда ему вздумается, туда и мы должны тащиться»; ср. у Пушкина: «...Мы лучше поспешим на бал, / Куда стремглав в ямской карете / Уж мой Онегин поскакал»); и принцип демонстрируемого совпадения времени действия и повествования («Хотя время, в продолжение которого они [Чичиков и Манилов] будут проходить сени, переднюю и столовую, несколько коротковато, но попробуем, не успеем ли как-нибудь им воспользоваться и сказать кое-что о хозяине дома») и т. д.Литературную эпоху, в которую протекала его

деятельность, отличает стремление к выработке такой повествовательной системы, при которой персонажи и события как С одной стороны, поэма настойчиво развивает план суверенного, независимого от авторской воли предмета изображения. Кажется, ни в каком другом произведении русской литературы того времени нет такого количества сигналов, поддерживающих подобное впечатление. Тут и прием нарочитого следования за героем, который диктует автору, куда ему идти и что описывать («Здесь он полный хозяин; и куда ему вздумается, туда и мы должны тащиться»; ср. у Пушкина: «...Мы лучше поспешим на бал, / Куда стремглав в ямской карете / Уж мой Онегин поскакал»); и принцип демонстрируемого совпадения времени действия и повествования («Хотя время, в продолжение которого они [Чичиков и Манилов] будут проходить сени, переднюю и столовую, несколько коротковато, но попробуем, не успеем ли как-нибудь им воспользоваться и сказать кое-что о хозяине дома») и т. д.существуют в своей собственной сфере, по ту сторону авторского сознания.

Но с другой стороны, поэма настойчиво демонстрирует и такую позицию автора, когда он

выступает хозяином произведения, создаваемого его волей и воображением. Знаменитые

«лирические отступления» поэмы. Однако оригинальность Гоголя не в преобладании какой-либо из двух тенденций и не в их параллелизме, но в постоянном взаимодействии. В таком взаимодействии, которое происходит тонко и непритязательно, путем еле заметной перестановки планов. У Гоголя автор отделен от изображаемого мира, не принимает участия в его событиях, сюжетно не контактирует с персонажами, и в этом смысле ситуация поэмы выглядит единой и цельной. Но вот одно из своих обширных отступлений автор обрывает следующим образом: «... мы стали говорить довольно громко, позабыв, что герой наш, спавший во все время рассказа его повести, уже проснулся и легко может услышать так часто повторяемую свою фамилию». Словно автор подсел в ту самую бричку, в которой находился его герой! Стилистическая игра, не разрушая саму основу повествовательной ситуации, окутывает ее дымкой иронии.

Доп. Нарушения достоверности. Широко известны как необычайная изобразительность прозы Гоголя, так и его ошибка с «шубой на больших медведях» которую надевает Чичиков в первой главе «Мертвых дущ»' готовясь к официальным визитам: далее обнаруживается, что действие происходит летом.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

62048. Выполнение практических заданий из различных предметных областей. Исследование зависимостей 540.9 KB
  Несколько смежных ячеек образующих прямоугольный блок диапазон 6.Для копирования формул в диапазон ячеек используют автозаполнение 10.Самый быстрый и наглядный способ перемещения диапазона ячеек перетаскивание 14.
62049. Демократические выборы и политические партии 23.62 KB
  Запишем определение мажоритарной избирательной системы. Мажоритарная избирательная система Какие же плюсы это системы Запишем. Плюсы системы: Минусы системы: кто избирается в РФ по данной избирательной системе на сколько лет избирается...
62050. Способы и средства транспортировки пострадавших 17.04 KB
  Транспортировка пострадавших требует от спасателей знания приемов и навыков выполнения этой работы в зависимости от состояния пострадавшего и степени его травмирования наличия специальных средств для транспортировки...
62051. Виртуальное путешествие по Литве 20.02 KB
  Цель: Сделать урок разнообразным и интересным, познакомить с обычаями и культурой. Задачи: Образовательная: познакомить с Литвой, её географией, литературой. Воспитательная: воспитывать любовь к родной стране, интерес к её географии, литературе: сказкам и легендам.
62052. Птицы осенью 16.75 KB
  Птички улетели Стали дни короче Солнышка не видно Тёмны тёмны ночи Появление таблички Перелётные птицы– Как вы думаете о чём мы будем говорить сегодня на уроке Отвечают на вопросы Выдвигают гипотезы.
62053. Осень 18.86 KB
  Задачи: Образовательные: познакомить детей с понятием окружающий мир; расширить представление обучающихся о приметах осени; формировать у детей понятия живая и неживая природа. Но ведь природа тоже бывает разная живая и неживая.
62054. Внутрішня будова Землі. Мінерали та гірські породи 53.02 KB
  Сформувати в учнів поняття про властивості гірських порід та мінералів. Сприяти розвитку навичок дослідження обєктів природи при описі зразків гірських порід та мінералів за зовнішніми ознаками.