95174

Творчество Шолохова. Характеристика стиля писателя.( тут нет «шапки»… а кого есть?)

Доклад

Литература и библиотековедение

Характеристика стиля писателя.: Своеобразие стиля Ш. Однако это самое общее определение не вскрывающее специфики шолоховского стиля. Слова об особой глубине повествовательной манеры рассказа выступают как качественная характеристика стиля Ш.

Русский

2015-09-20

18.63 KB

0 чел.

Творчество Шолохова. Характеристика стиля писателя.( тут нет «шапки»… а кого есть?)

По Г. А. Белой (выдержки из работы о закономерностях стилевого развития советской прозы. С. 213 – 238.):

Своеобразие стиля Ш. – об этом пишут все исследователи – обнаруживается прежде всего в сближении речи автора с народно-разговорной речью изображаемой среды. Однако – это самое общее определение, не вскрывающее специфики шолоховского стиля.

В творчестве Ш. авторское начало себя не теряет, оно себя «помнит», почему и сама повествовательная речь носит характер объективно-изобразительный.

Мера совпадения автора с отдельными Героями весьма относительна: дистанция всегда ощутима. Но и точка зрения автора не монолитна: в ней всегда присутствуют другие ракурсы, звучат другие голоса, что придает ей особую объемность.

Ш. «не столько хочет вписать в жизнь свою авторитетную оценку явлений, придать этим явлениям им самим изобретенную чеканную форму, врезать в жизнь черты своего законченного, а потому неизбежно и замкнутого миропонимания, сколько откликнуться на все ее звучания, как чуткая и верная мембрана» (Д. Горбов о Леонове).

Стереофоническое звучание «голосов» как стилевая доминанта творчества Ш. убедительно раскрыто в работах Л. Ф. Киселевой.

Слова об особой глубине повествовательной манеры рассказа выступают как качественная характеристика стиля Ш. в целом.

О «Судьбе человека»: «Если сформулировать суть внутреннего развития рассказа наиболее кратко и схематично, – пишет В. Кожинов, – можно утверждать, что автор и герой как бы сливаются в глубинном плане судьбы человека, в полном смысла движении исторического времени, материальным воплощением котрого является народ».

В. Шкловский попытался создать модель многомерности стиля Ш. «Книга Ш. – пишет он, – построена на многих кругах анализа: общим планом дана русская революция, ее перипетии. Стиль этих частей, говорящих о борьбе с белыми, похож скорее на военные сводки. Ближе и более детально дано само Войско Донское в его противоречии. Еще ближе дается хутор Татарский, истории семейств Мелеховых и Астаховых… Из этого всего выделяется крупным планом история Григория и Аксиньи. Рассказ идет все время на укрупняющихся метонимиях».

В «Донских рассказах» границы между зонами автора и героя еще очень резки – внутренняя мера и пропорции в этом единстве еще не найдены. Но главное уже обозначилось: как бы ни был увлечен автор переливами голосов своих героев, как бы ни был ярок ковер его повествования, – голос героя не только не поглощает авторскую речь, но, оставаясь себе верным, входит в нее, соединяется с нею, рождая принципиально новый тип художественного повествования.

В том и секрет начала «Тихого Дона», которое является характерным примером, – что перед нами повествование, организованное как авторская речь, в которой обе стихии – описательно-изобразительная и народно-разговорная сливаются в единый стиль….. …. Автор видит действительность не со стороны а изнутри, и эта «внутренняя точка зрения» является питательным источником художественной энергии его повествования.

Специфика стиля Ш. не столько в сближении речи автора с народно-разговорной речью изображаемой среды, как это принято считать, сколько в овладении разноречием, в своеобразии эстетической организации этого разноречия, характеризующейся одновременно целостностью и подвижностью составляющих ее элементов.

«разноречия» - как называет голоса в романе М. Бахтин – являются способом социальной характеристики предмета изображения : «чужие» языки приносят с собою в роман свою особую точку зрения на мир, свой кругозор, свои оценки.

Ориентация на воссоздание действительности через взаимодействующие между собой и автором голоса героев явилась одной из форм художественной организации мира.

Принципиальная новизна позиции Шолохова по отношению к разноголосию, объясняющая целостность стиля, рождена тем, что «творящее сознание стоит как бы на меже языков и стилей».

Изображающее авторское слово может вступить с изображенным словом в диалогические взаимоотношения и гибридные сочетания.

Специфика стиля Ш. коренится не в сосуществовании однонаправленных сил, как бы ни были они державны, но в их особом взаимодействии. Дифференциация разноречия подтверждает, что закон взаимодействия стилей является определяющим для всех уровней шолоховского повествования.

Взаимодействие в стиле у Ш. – это всегда острое столкновение «малых» стилей, как правило, столкновение контрастное.

Характерный перепад стилей – пение казачьих песен на фоне холодных, книжных размышлений Листницкого (вторая глава второй книги). Писатель не боится резких стыковок – из игры стилей он высекает новый и глубокий свет, оттеняющий и состояние героев, и движение их мысли, и жизнь, стоящую за ними.

Понятие игры, вибрации стилей,(а не простая стыковка, монтаж), более адекватны характеру взаимодействия «малых» стилей в манере Ш.

Своеобразие стиля Ш. характеризуется скорее симфонической оркестровкой этих стилей, нежели их хоровым звучанием.      

 …. Самый глубокий, но, несомненно самый эффективный, возможный только в таком концептуальном эпическом романе как «Тихий Дон», способ оценки мира: изнутри объекта, стилем.

Взаимодействующие в романе стили, бросая отсвет друг на друга, усложняют изображаемое, говорят о  нем больше, чем если бы перед нами были развернутые живописные картины.

Предназначение игры стилем: обнажать, истолковывать, открывать все новые и новые оттенки смысла в изображаемом, оттенки отношения к этому изображаемому автора, героев и читателей.

Концентрическая окружность стиля «Тихого Дона» (Шкловский). (рассказ о русской революции, описание Войска Донского, хуторская жизнь, история Григория и Аксиньи – сферические круги.) Однако эти стилевые круги не сменяют друг друга (как это следует из схемы Шкловского) и не чередуются друг с другом. Они находятся в «броуновском» движении, друг с другом взаимодействуют, вступая в новые и неожиданные сочетания.

Широко распространен прием «рассказа-обобщения», как определил его Л. Якименко,  - форма активизирующая стиль: «Висели над Доном тучи, сгущались, чернели. Орудийный гром первых боев уже несли ветры с Украины». Ее значение возрастает от тесного соседства с повествованием об исторически значимых событиях.

Одно из значительных стилевых открытий Ш.: активизация стиля за счет зрительного развертывания описания. Изображение построено так, чтобы читатель увидел происходящее как живую картину, как настоящую, «взаправдашнюю» жизнь: «Тысяча девятьсот шестнадцатый год. Октябрь. Ночь. Дождь и ветер. Полесье. Окопы над болотом, поросшим ольхой. Впереди проволочные заграждения. В окопах холодная слякоть. Меркло блестит мокрый щит наблюдателя. В землянках редкие огни». Короткие фразы – не имеют ничего общего с популярной в начале 20-х годов «рубленной прозой». У них другая функция: активизация стиля за счет динамики сменяющих друг друга кадров, где каждый сам по себе – законченный зрительный образ.

Часто писатель прибегает именно к таким формам речи, которые предполагают именно видение картины: опускаются глаголы, соединительные союзы; основой стилистической структуры становятся назывные предложения («Кабак закрыт. Военный пристав хмур и озабочен. У плетней по улицам – празднично одетые бабы…»). – Ориентация живописи на впечатления, которые она должна вызвать у читателя, породила, в сущности, новый тип «оценки формой», который до тех пор не был знаком советской прозе.

План героя выражен как бы объективно, от автора, но в то же время повествование так приближено к герою, так пропитано его, героя, настроением, состоянием, мыслями, что дистанция между автором и героем почти не ощутима.

Несобственно-прямая речь с ее пронизывающей экспрессией является, в свою очередь, сигналом о существовании еще одного сечения в шолоховском стиле, которое условно можно обозначить как плоскость отношени1 «автор – герой - слушатель».

Рельефность шолоховского повествования, глубинное, многомерное взаимодействие пространственных и временных планов, голосов, разноречий, зон автора и героев и т. п. – все это, как бы ни казалось уникальным и как бы ни было таковым в действительности, и принадлежит своему времени, и выходит за его пределы. «Тихий Дон» был начат в середине 20-х годов и не только с редкой полнотой выразил проблематику «авторитетного стиля», но и раскрыл возможности его реализации на высоком уровне. Благодаря значительности  художественных результатов, роман «Тихий Дон» не только разрешает стилевые противоречия своего времени, но и «снимает» их, т. е., синтезируя опыт предыдущего стилевого развития, отвечая на потребности времени, содержит в себе и начала новой художественности.          


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

81742. Лирика М.Цветаевой. Основные темы, идеи, художественное мастерство. Чтение наизусть и разбор одного стихотворения 38.65 KB
  В своем первом альбоме юная Цветаева отличалась тем-что ничего не выдумывала и никому не подражала. Но как поэт и как личность Цветаева развивалась стремительно. Зимой 1915-1916 годов Цветаева жилав Петербурге после возвращения домой она стала писать по-иному чем прежде и в этом была некоторая закономерность. Обделенная в детстве сказкой не имевшая няни Цветаева жадно наверстывала упущенное.
81743. Личность и история в романе Л. Н. Толстого « Война и мир». Кутузов и Наполеон как два нравственных полюса романа 30.19 KB
  Он утверждал что существуют история наука и история искусство и что они имеют свои четко различающиеся задачи. История-наука как полагал Т уделяет главное внимание частностям подробностям событий и ограничивается их внешним описанием в то время как история-искусство схватывает общий ход событий проникая в глубины их внутреннего смысла.
81744. Образ Петербурга в произведениях отечественной классики 19 века 32.16 KB
  Со времени образования Петром I Петербурга в 1703 году этому городу стали посвящаться многие произведения классиков русской литературы таких как Радищев но наиболее полно образ этого города был раскрыт в творчестве двух великих писателей: Александра Сергеевича Пушкина и Николая Васильевича Гоголя. Петербург в произведениях Пушкина это прежде всего торжественный парадный город олицетворение государства его силы и могущества. Восхищение городом перед которым померкла старая Москва звучит в каждой строчке вступления поэмы. Например в...
81745. Духовный облик любимых героев Л. Толстого в романе «Война и мир». Разнообразие средств психологической обрисовки героев в произведении 31.93 KB
  Выражая мнение народное писатель страстно осуждает несправедливые захватнические войны и славит героев священной освободительной войны ведя которую народ отстаивает национальную независимость своей родины. Отвергая трактовку Отечественной войны 1812 г как войны Наполеона 1 и Александра I Т. Эти утверждения о некоем фатальном законе определяющем судьбы отдельных людей и народов автор в сущности сводит на нет показывая как дубина народной войны действовавшая с простотой и целесообразностью привела к победе над наполеоновским...
81746. Образ матери и трагедия народа в поэме А. Ахматова «Реквием». Своеобразие композиции поэмы 33.67 KB
  Своеобразие композиции поэмы. Первый смысловой пласт поэмы автобиографичен. Это четвертый пласт поэмы – героиня выступает здесь как новая богородица. Окончательно стихи поэмы были скомпанованы в единое произведение лишь осенью 1962 г.
81747. Тип «гордого человека» и его воплощение в произведениях отечественной литературы 32.54 KB
  Макар Чудра упрекает людей за их рабскую психологию. Суть наказания – отторжение от людей. Но не только боль за несчастных темных людей превратила обычного человека в подвижника. Смысл деяний Данко – установление нового порядка новых законов бытия среди людей.
81748. Автор и главный герой поэмы А. Т. Твардовского «Василий Теркин». Роль фольклорных мотивов в поэме 41.54 KB
  Твардовского Василий Теркин. Вместе с тем Твардовский следовал своему намерению побольше самого себя в поэме: лирическое начало в Теркине расширилось по сравнению со Страной Муравией стало многогранным обогатило эпические традиции которые попрежнему сильно ощутимы в поэме но проявляются иначе чем прежде. Достоверность картин жизни поэт подчеркнул и тем что назвал Василия Теркина не поэмой или эпопеей а книгой про бойца. Кроме массы бойцов плотно населяющих поэму обрисованных лаконично но остро выразительно в Василии...
81749. Нравственная эволюция героя в рассказе А. П. Чехова «Ионыч». Анализ эпизода из рассказа 33.83 KB
  Чехов рассказывает печальную историю образованного дельного врача Дмитрия Ионыча Старцева превращающегося в провинциальной глуши в угрюмого нелюдима и черствого эгоиста. Старцев пытается войти в жизнь горожан найти отклик на те мысли и чувства которыми он живет но скоро опыт научил его малопомалу что пока с обывателем играешь в карты или закусываешь с ним то это мирный благодушны и даже неглупый человек но стоит только заговорить с ним о чемнибудь несъедобном например о политике или науке как он становится в тупик или заводит...
81750. Сны героев. Их художественная функция в произведениях отечественной литературы 32.96 KB
  С одной стороны жизнь в этой деревне поражает своей сонливостью безмолвием бездеятельностью. Закономерности существования определяют приметы: брови чешутся слёзы; лоб кланяться с правой стороны чешется мужчине с левой женщине; уши зачешутся значит к дождю. С другой стороны в описании Обломовки заметен акцент на великолепии окружающей природы на хлебосольстве господ поэзии быта усадьбы красоте народных праздников ласке матери. Подчеркнуты нравственные стороны рисуемой жизни: искренность доброта и незлобие: В глазах...