95549

Аспекты уголовной ответственности за разжигание национальной, расовой или религиозной вражды

Курсовая

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Уголовная ответственность за возбуждение ненависти либо вражды а равно унижение человеческого достоинства в российском уголовном праве. Уголовная ответственность за разжигание национальной расовой или религиозной вражды в зарубежном уголовном праве...

Русский

2015-09-24

91.38 KB

12 чел.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 282 УК РФ: ВОЗБУЖДЕНИЕ НЕНАВИСТИ ЛИБО ВРАЖДЫ, А РАВНО УНИЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДОСТОИНСТВА 5

1.1 Уголовная ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства в российском уголовном праве 5

1.2 Уголовная ответственность за разжигание национальной, расовой или религиозной вражды в зарубежном уголовном праве 11

ГЛАВА 2. ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 282 УК РФ: ВОЗБУЖДЕНИЕ НЕНАВИСТИ ЛИБО ВРАЖДЫ, А РАВНО УНИЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДОСТОИНСТВА 15

2.1 Объективные признаки преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ 15

2.2 Субъективные признаки преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ 20

2.3 Отграничение преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ  от смежных составов 27

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 33

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 35

ПРИЛОЖЕНИЯ 41


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. На сегодняшний день пред всем мировым сообществом в целом и отдельными государствами, в том числе и перед Россией встала проблема эффективного противодействия преступлениям, совершаемым на почве вражды или ненависти. Преступления указанной группы содержат в себе огромную опасность, поскольку всегда носят агрессивный характер, в большинстве случаев совершаются группой лиц, а то и толпой, что существенно повышает их общественную опасность, создает условия для причинения более значительного вреда, для увеличения количества пострадавших. В этих условиях возникает особая необходимость в предотвращении попыток разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды.  Такая необходимость нашла свое отражение в тексте уголовного закона нашей страны, в котором предусмотрена,  уголовная ответственность за  возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства.

По данным судебной статистики число осужденных по статье 282 УК РФ за последние годы увеличивается. Если в 2005 году было осуждено 40 лиц, в  2008 году- 134, то в 2013 – уже 1 576 [37.1]  - см. ПРИЛОЖЕНИЕ А.

При этом, как в науке уголовного права, так и на практике до сих пор ведутся споры относительно самой целесообразности данной статьи в тексте действующего Уголовного кодекса РФ, относительно объективных и субъективных признаков данного преступления.

Все это ставит вопрос о необходимости более углубленного анализа особенностей уголовной ответственности за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства.

Целью исследования является комплексное изучение аспектов уголовной ответственности за  разжигание национальной, расовой или религиозной вражды.

В соответствии с поставленной целью исследования решались следующие задачи:

- проанализировать понятие уголовной  ответственности за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства в российском уголовном праве;

- выявить особенности уголовной ответственности за разжигание национальной, расовой или религиозной вражды в зарубежном уголовном праве;

- проанализировать объективные и субъективные признаки преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, а так же проанализировать особенности отграничение его от смежных составов.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с установлением уголовной ответственности за совершение действий, возбуждающих ненависть и вражду, унижающих человеческое достоинство по различным основаниям.

Предметом исследования являются уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства, а также судебно-следственная практика по делам данной категории, научные труды ученых.

Теоретической основой исследования выступили труды следующих ученых: Д.Н. Антипова, Ф.З. Велиева, Л.Л. Мартыновой, А.В. Михеева, Б.С.  Никифорова,  Н.Г. Рахматуллиной, А.М. Сысоева, Е.А. Теняковой,  Г.З.  Хасановой, А.И. Чучаева и других.

Методологической основой работы послужили общенаучные методы познания: эмпирический, диалектический, исторический, логический и др. и   частно-научные методы познания: статистический, метод анализа судебной практик и другие.

 

ГЛАВА 1: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 282 УК РФ: ВОЗБУЖДЕНИЕ НЕНАВИСТИ ЛИБО ВРАЖДЫ, А РАВНО УНИЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДОСТОИНСТВА


1.1 Уголовная ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства в российском уголовном праве

Уголовная ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства в российском уголовном праве предусмотрена в ст. 282 УК РФ, по родовому признаку объекта преступления он относится к Разделу Х (Преступления против государственной власти), а по видовому признаку — к Главе 29 («Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства»).

В УК РСФСР 1960 года долгое время существовала норма ст. 74, в которой ответственность была предусмотрена за пропаганду или агитацию с целью возбуждения расовой или национальной вражды или розни, а равно прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой или национальной принадлежности.

Таким образом, деяние выражалось в пропаганде и (или) агитации. Пропаганда (от лат. propaganda – подлежащее распространению) означает распространение идей в обществе с целью формирования у масс населения определенного мировоззрения. Агитация (от лат. agitation – приведение в движение, побуждение к чему-либо. Аналогичные определения даются в современных источниках информации. [8, с. 373]

При этом, немаловажным фактором является то, что изначально, когда принимался УК РФ, действия, направленные на «возбуждение социальной вражды и розни», не рассматривались в качестве преступления, т.е. подобные деяния были декриминализированы. В ст. 282 предусматривались только «действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства, а равно пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расой принадлежности».

Поздняя редакция статьи 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») претерпела изменения и стала выглядеть так: «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет» [5].

В последней редакции особый акцент делается на принадлежность  «к какой-либо социальной группе».

При этом, понятия «социальная группа» уголовный закон не раскрывает, в науке данный термин так же не имеет однозначного определения и его значение возможно установить только из контекста. Так,  в лингвистическом словаре дается следующее определение: социальная группа — это «совокупность людей, имеющих общие интересы, ценности и нормы поведения, воплощающая специфические взаимосвязи индивидов между собой и обществом в целом. Каждой социальной группе присущи определенные поведенческие нормы, в том числе и речевые, обусловленные различным характером связей» [15, с. 198].

Есть и другие определения. Например, такие как «любая относительно устойчивая совокупность людей, находящихся во взаимодействии и объединенных общими интересами и целями» [21, с. 671]. В каждой социальной группе воплощаются некоторые специфические взаимосвязи индивидов между собой и обществом в целом в рамках определенного исторического контекста.

Некоторые ученые выделяют внешние отличительные признаки социальной группы:

1) статика существования социальной группы проявляется в непрерывной динамизации групповых процессов в латентной или явной форме;

2) социальная группа характеризуется определенным набором социальных норм, институционализацией ценностей, репродуцируемых групповым контекстом;

3) социальная группа имеет свою ролевую структуру с достаточно выраженными функциональными нагрузками. [34, с. 95]

Существует значительное число критериев, характеризующих специфический способ действия каждой социальной группы: их разделяют по числу входящих в них индивидов (большие, средние, малые), по индивидуальным признакам входящих в них индивидов, по характеру внутренней структуры, по статусу в обществе, по уровню сплоченности, по степени взаимодействия членов, по ее культурологическим признакам.

В большие группы входят совокупности людей, существующие в масштабе всего общества в целом: это социальные слои, профессиональные группы, этнические сообщества (нации, народности), возрастные группы (молодежь, пенсионеры) и т. д. Осознание принадлежности к социальной группе и соответственно ее интересов как своих происходит постепенно, по мере формирования организаций, защищающих интересы группы (например борьба рабочих за свои права и интересы через организации рабочих).

К средним группам относятся производственные объединения работников предприятий, территориальные общности (жители одной деревни, города, района и пр.).

К многообразным малым группам относятся такие группы, как семья, дружеские компании, соседские общности. Их отличает наличие межличностных отношений и личных контактов друг с другом. [32, с. 74]

Рассматривая уголовную ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства, стоит так же определить искомые понятия «ненависти», «вражды», а так же дать понятие «унижения человеческого достоинства».

Так, толковый словарь под ред. C. И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой дает определение «вражде» как «отношениям и действиям, проникнутым неприязнью, ненавистью» [16, с. 198], а Т.Ф. Ефремова («Новый толково-словообразовательный словарь русского языка») определяет ее как «недоброжелательные, неприязненные, проникнутые ненавистью отношения и действия» [14, с. 209].

Рознь в толковых словарях определяется как «1. Вражда, несогласие, ссора. 2. в знач. сказуемого. Различается с кем-чем-нибудь, не имеет сходства» [13, с. 317].

Под унижением человеческого достоинства следует понимать  поведение человека, целью или результатом которого является падение у унижаемого чувства собственного достоинства и его достоинства в глазах других людей.

Следовательно, под возбуждением ненависти либо  вражды понимается попытка создать конфликты между гражданами разных национальностей, родов, рас или конфессий (их религиозной принадлежности), которые могут сопровождаться агрессивными выпадами и другими действиями. [24, с. 127] При этом, сам перечень возможных действий в законодательстве не определен.

Вышеизложенные недостатки законодательной конструкции ст. 282 УК РФ поставили перед учеными вопрос о целесообразности существования в целом уголовной ответственности  по ст. 282 УК РФ. В связи с чем, в Государственную Думу был внесен проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», в котором предлагается исключить из Уголовного кодекса РФ  статью 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», таким образом декриминализировав ее.

Как указано в официальном отзыве Верховного Суда РФ: в пояснительной записке к законопроекту не содержится каких-либо объективных данных, свидетельствующих о необходимости исключения из Уголовного кодекса Российской Федерации статьи 282, а лишь обращается внимание на недостатки редакции диспозиции данной нормы, затрудняющие, по мнению автора проекта, ее применение» [46].

На наш, взгляд установление уголовной ответственности за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства вполне оправдано. Что подтверждается  важнейшими международными документами, которыми  руководствовался  законодатель при принятии решения об установлении рассматриваемой уголовной ответственности.

Так, к числу первых и основных международных документов универсального характера, нормативно провозгласивших равенство людей, независимо от расы, национальности, религии, социального происхождения, положения и других признаков, можно отнести принятые после окончания Второй мировой войны: «Устав Организации Объединенных Наций» от 1945 г. [2.3], «Всеобщую Декларацию прав человека» от 1948 г. [1], «Международный пакт о гражданских и политических правах» от 1966 г. [2], «Международный пакт о социально-экономических и культурных правах» от 1966 г. [2.1], «Декларацию о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений» от 1981 г. [2.2] и др

Ст. 1 Всеобщей декларации прав человека провозглашает, что «все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства». В соответствии со ст. 2 данной Декларации «каждый человек должен обладать всеми правами и свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения». [1]

Международный пакт о гражданских и политических правах в ст. 2 определяет, что «каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в настоящем Пакте, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства».

Ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах устанавливает, что «всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию должно быть запрещено законом». [2]

Кроме того, необходимость уголовной ответственности за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства подтверждается тем, что при совершении данного преступления происходит посягательство на установленные Конституцией РФ права и свободы человека и гражданина.

Таким образом, проведенное исследование выявило, что, на сегодняшний день понимание уголовной ответственности за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ)  значительно расширено по сравнению с уголовным законодательством прошлых лет за счет включения в него категории «социальной группы», кроме того при конструировании уголовно-правовой нормы  законодатель руководствовался важнейшими международными документами в данной области, что повышает гарантии реализации уголовной ответственности за рассматриваемое преступление на практике, а так же открывает возможности взаимодействия по данному вопросу с зарубежными странами.

1.2 Уголовная ответственность за разжигание национальной, расовой или религиозной вражды в зарубежном уголовном праве

Рассматривая уголовную ответственность за разжигание национальной, расовой или религиозной вражды в зарубежном уголовном праве, необходимо отметить, что в законодательстве целого ряда стран исторически сложилась система уголовной превенции преступлений, за разжигание этнической, национальной,  религиозной и  вражды. Осознание высокой общественной опасности указанных деяний постепенно привело национальных законодателей к введению уголовной ответственности, по признакам качественно отличающейся в различных странах. Как отмечает О.С. Капинус, идея уголовно-правовой борьбы с разжиганием розни между различными группами населения уходит своими корнями в ХIХ в., хотя первоначально законодатель имел в виду предотвращение скорее социальных, чем национальных и религиозных конфликтов. [10, с. 119]

Так, в Индии еще в 1898 г. Уголовный кодекс был дополнен ст. 153А, установившей ответственность за разжигание вражды или ненависти между «различными классами индийских граждан». [27, с. 107]

В целом, в зарубежном законодательстве преступления, основанные на мотивах предубеждения к лицу на основании социальных признаков, получили широкое распространение и известны под собирательным названием «преступления ненависти». В англоязычной литературе понятия «hate crime» и «bias motivated crimes» используются для обозначения уголовных правонарушений, основанных на  возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства, предусмотренных законодательством зарубежных стран.

Распространение в международном праве данный термин получил после его закрепления в 2003 г. решением № 4 Маастрихской встречи Совета Министров стран ОБСЕ, где его трактовали как собирательное название уголовно наказуемых деяний, мотивированных нетерпимостью и дискриминацией. [29, с. 103]

УК Армении также подобный состав преступления относится к главе 23 («Преступления против общественной безопасности») раздела 9, где рассматриваются «Преступления против общественной безопасности, безопасности компьютерной информации, общественного порядка, общественной нравственности и здоровья населения». В ст. 226 УК Армении предусмотрено «возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды». [33, с. 26]

В УК Республики Беларусь аналогичный состав преступления (статья 130) рассматривается в главе, предусматривающей преступления против мира и безопасности человечества. Она рассматривает «Умышленные действия, направленные на возбуждение расовой, национальной, религиозной вражды или розни, на унижение национальной чести и достоинства». [33, с. 26]

УК Республики Узбекистан также устанавливает уголовную ответственность за  возбуждение «национальной, расовой, этнической или религиозной вражды» (статья 156 «Преступления против мира и безопасности человечества»). Интересным представляется подход законодателя Республики Узбекистан в том плане, что по ч. 1 с. 156 уголовная ответственность наступает только после применения административного взыскания. [33, с. 26]

Законодательство европейских государств, предусматривают целую систему преступлений, связанных с разжиганием ненависти.

Так, УК ФРГ рассматривает действия, «которые разжигают ненависть против части населения или против национальной, расовой, религиозной группы или определяемой какими-либо признаками народности группы, призывает к совершению насилия или актов произвола против них или подвергает поруганию, злонамеренно пренебрежительно представляет или очерняет их». Также в § 166 рассмотрено «Оскорбление вероисповеданий, религиозных обществ и мировоззренческих объединений». [28, с. 42]

Для УК Франции как таковая «социальная группа» не имеет значения, также не имеет значения, относится ли лицо на самом деле к такой группе либо это только предполагается. В статье R. 625-7 прямо указывается, что «непубличное подстрекательство к дискриминации, ненависти или насилию в отношении какого-либо лица или группы лиц в силу их происхождения либо принадлежности или непринадлежности, реальной или предполагаемой, к определенной этнической группе, нации, расе или религии». [20, с 98]

При этом, группа потерпевших в разных уголовных законах определяется по разным признакам. Наиболее обширный подход у отечественного законодателя: в УК РФ указаны «группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе», в других зарубежных странах, например, УК Армении и Беларуси ограничиваются национальными, расовыми или религиозными признаками, УК Узбекистана помимо этих признаков добавляет этнические признаки и «атеистические убеждения», а УК Китая учитывает лишь национальный признак. УК Франции учитывает этнические, национальные, расовые или религиозные признаки. УК ФРГ для определения потерпевших признает любые «какие-либо признаки народности». [33, с. 26]

По санкциям и степени тяжести эти преступления наказываются более строго в Китае (до 10 лет лишения свободы), с последним может сравниться только Республика Казахстан. Ст. 164 УК РК по состоянию на 12.01.2012 г. предусматривает по ч.ч.1, 2 — до 7 лет, по ч. 3- до 12 лет лишения свободы. Далее по нарастающей идут УК Армения (предусматривается по ч.1 — до 4 лет, ч.2 — до 6 лет лишения свободы), УК ФРГ (предусматривается по ч.1 — до 5 лет, ч.2 — до 3, ч. 3 — до 5 лет лишения свободы), УК Республики Беларусь (предусматривается до 5 лет лишения свободы) и Республики Узбекистан (предусматривается по ч.1 — до 3 лет, ч.2 — до 5 лет лишения свободы).  (Более подробно см. ПРИЛОЖЕНИЕ В)

Французское уголовное законодательство не предусматривает наказания в виде лишения свободы за аналогичные преступления, т.е. даже если в суде либо во время следствии будут допущены ошибки, они не влекут за собой тяжкие социальные последствия. [34, с. 95]

Стоит отметить, государства – участники СНГ рассматривают борьбу с возбуждением ненависти или вражды как одну из важнейших задач обеспечения своей национальной безопасности и выступают за дальнейшее усиление взаимодействия на данном направлении. В связи с чем, 26 августа 2005 г. Совет глав государств СНГ принял «Решение о концепции сотрудничества государств - участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма» [3]. 

 Таким образом, зарубежный опыт показывает, что во многих государствах уже выработан навык противодействия разжиганию национальной, расовой или религиозной вражды. Данный опыт, безусловно, нуждается в пристальном изучении со стороны компетентных органов Российской Федерации, в частности, полагаем, что полезно усилить меры уголовной ответственности за аналогичное преступление, предусмотренное УК РФ, а так же усилить взаимодействие с государствами – участниками СНГ .


ГЛАВА 2. ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 282 УК РФ: ВОЗБУЖДЕНИЕ НЕНАВИСТИ ЛИБО ВРАЖДЫ, А РАВНО УНИЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДОСТОИНСТВА

2.1 Объективные признаки преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ

Объективные  признаки преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ образуют объект и объективная сторона данного преступления.  

Одним из пробелов российского законодательства можно считать отсутствие четкого соответствия между формами экстремизма, установленными в федеральном законе[6], и общественно опасными формами экстремизма, предусмотренными Уголовным кодексом России. В такой ситуации повышается значимость правильной квалификации преступлений, т.е. точного установления всех объективных и субъективных признаков криминального экстремистского деяния, в том числе признаков его объекта. [18, с. 254]

В тории уголовного права объектом  преступления признаются общественные отношения, ответственность за посягательство на которые предусмотрена нормами уголовного права. [23, с. 105]

Непосредственный объект возбуждения ненависти либо вражды и унижения человеческого достоинства обладает чертами видового объекта как преступлений против конституционного строя и безопасности государства (глава 29 УК), так и преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина (глава 19 УК). Указанное обстоятельство позволяет выделить в составе рассматриваемого преступления основной и дополнительный объекты. Некоторые признаки такого дополнительного объекта свойственны ещё целому ряду общественно опасных деяний, например, преступлениям экстремистской направленности и религиозным преступлениям. 

Первым обязательным (основным) непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, выступают общественные отношения, связанные с конституционным строем в части обеспечения запрета на действия, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду (ч. 2 ст. 29 Конституции РФ), а в частности: действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе. Вторым обязательным непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие достоинство человека либо группы лиц по указанным признакам. Данные признаки являются основаниями для объединения людей в большие социальные группы, в связи с чем преступник, совершая преступление, предусмотренное ст. 282 УК РФ, воздействует на целые расы, национальности, конфессии. [30, с. 98]

Дополнительным непосредственным объектом данного преступления можно считать общественные отношения, возникающие по поводу использования гражданами субъективного права не подвергаться оскорблениям, притеснениям, насилию и дискриминации по какому-либо социально обусловленному признаку, т.е. права свободно, не опасаясь преследований, демонстрировать свою индивидуальность или социально-групповую идентичность.

Такую специфику непосредственного объекта отмечает, например, В.М. Лебедев. [11, с. 109] Составной характер непосредственного объекта возбуждения ненависти либо вражды и унижения человеческого достоинства объясняет, почему в уголовном законодательстве зарубежных стран подобного рода деяния бывают отнесены не к государственным преступлениям (как в России или, например, в Эстонии), а преступлениям иной категории (например, к категории преступлений против прав и свобод граждан на Украине, преступлений ненависти в США, или  преступлений против мира и безопасности человечества в Казахстане). 

Преступное деяние выражается в активных действиях.  Под действиями, по смыслу нормы ст.282 УК РФ, следует понимать целенаправленный акт внешней практической деятельности, включая речевое изложение соответствующих идей, иные формы передачи информации языковыми или изобразительными средствами. Основным фактором данной деятельности является направленность на возбуждение вражды, ненависти и унижения человеческого достоинства по признакам, указанным в ст. 282 УК РФ. [22, с. 13]

Руководствуясь желанием минимизировать последствия неверного применения уголовного закона, Пленум Верховного суда РФ принял постановление от 28.06.2011. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» [39], в котором даются рекомендации, в том числе, по применению ст. 282 УК РФ.

Рекомендации по оценке признаков объективной стороны преступления предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ, изложены в п.п. 7, 8 Постановления № 11. Согласно позиции Пленума «формой действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды следует понимать высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц» [39] (п. 7). В пункте 8 названного постановления вновь говорится о такой форме действий, каковыми являются высказывания в виде суждений и умозаключений.

Содержание таких суждений и умозаключений не раскрыто, по смыслу они должны преследовать цель возбудить ненависть либо вражду, а равно унизить достоинство человека либо группы лиц по определенным признакам, содержащимся в ст. 282 УК РФ.

В пункте 8 Пленум допускает возможность квалификации по ст. 282 УК РФ высказываний суждений и умозаключений о фактах межнациональных, межконфессиональных или иных социальных отношений при наличии соответствующих целей. Еще одной формой преступных действий названо распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный Федеральный список экстремистских материалов, если это делается в целях, указанных в ст. 282 УК РФ.

Так, на сегодняшний день статьей 13 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ, а так же пунктом 7 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации [7], на Минюст России возложены функции по ведению, опубликованию и размещению в сети Интернет федерального списка экстремистских материалов, который располагается по адресу: URL: http://minjust.ru/extremist-materials [36].

При этом, в разъяснениях Пленума ВС РФ не сказано о подстрекательском характере всех высказываний и распространяемых материалов. Однако подразумевается, что материалы, включенные в Федеральный список экстремистских материалов, потенциально могут возбудить ненависть либо вражду.

Как видим, на сегодняшний день отсутствует четкая конкретизация действий, характеризующих объективную сторону преступления, законодатель  указывает лишь на их направленность. Действия могут быть направлены на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (призывы к расправе с лицами иной национальности, депортации и т.п.); на унижение национального достоинства (оскорбления, затрагивающие национальные чувства, клевета по расовым или религиозным признакам и т.п.). Это может быть пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности.

Данные действия должны быть совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет». Публичность предполагает обращение к неопределенному, как правило, широкому кругу лиц. Если такое обращение адресовано одному или нескольким конкретным лицам, то такие действия не образуют публичности.

Преступление считается оконченным с момента совершения действий, указанных в законе, независимо от наступивших последствий. [26, с. 7]

Приведем пример из материалов судебной практики: Бабаджанов в период с 00час. 20мин. до 00час. 30мин. … 2014 года, имея умысел на публичное возбуждение ненависти, вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, находясь у себя жилище в <адрес>, при помощи своего персонального компьютера марки «HewlettPackard», имеющего выход в информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет», используя учетную запись «Р.З.», разместил на интернет-сайте «ВКонтакте» в группе ...» в теме «...», доступ к которой имеет неограниченное количество пользователей, адресованное участнику форума указанного интернет сайта и в целом лицам еврейской нации, сообщение, в котором, используя оскорбительную лексику, содержащую нецензурные слова в их адрес, одобрив репрессии нацистов в отношении лиц еврейской национальности, указал: «Если ты еврей, … правильно делали, что при немцах евреев уничтожали». В этом же тексте, обвинив евреев в распятии Христа и заявив о традиционной ненависти к ним со стороны представителей других национальностей, написал: «вас евреев из покон веков терпеть никто не мог». Затем, оправдывая действия нацистов в отношении евреев в годы Второй мировой войны, написал: «Есть такая поговорка, если выйдешь замуж или женишься на еврейке, семь поколений проклятых будут, правильно вас фашизм уничтожал». После чего указал о необходимости уничтожения лиц еврейской национальности в настоящее время по мотивам национальной ненависти, а в конце своего сообщения, советуя участнику форума убрать свое графическое представление пользователя интернет сайта, адресовал тому и в целом представителям еврейской нации оскорбительную и вульгарную номинацию, содержащую нецензурные слова, чем публично совершил действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, на унижение достоинства человека и в целом лиц еврейской национальности.

Действия Бабаджанова суд квалифицировал по ч.1 ст.282 УК РФ, как действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, совершенные публично. [42]

Таким образом, проведенное исследование выявило, что непосредственный объект возбуждения ненависти либо вражды и унижения человеческого достоинства распадается на два - основной и дополнительный. Объективная сторона рассматриваемого вида преступления выражается в форме действия, направленного на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, совершенные публично или с использованием средств массовой информации. Законодатель не конкретизирует действия, характеризующих объективную сторону преступления, а указывает лишь на их направленность.

2.2 Субъективные признаки преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ 

Субъективные признаки преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ образуют субъект и субъективная сторона данного преступления.  Причем, если объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ составляет его фактическое содержание, то субъективная сторона образует его психологическое содержание, т.е. характеризует процессы, протекающие в психике виновного.

А.И. Чучаев дает следующее определение субъективной  стороны преступления - это элемент состава преступления, дающий представление о внутренних психических процессах, происходящих в сознании и воле лица, совершающего преступление, характеризующийся конкретной формой вины, мотивом, целью и эмоциями. [12, с. 293]

Установление субъективной  стороны  преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ имеет для его квалификации не меньшее значение, чем объективной, поскольку  позволяет установить основание для привлечения к уголовной ответственности,  разграничить смежные составы преступлений, сходные по объекту и объективной стороне, исключить возможность объективного и в  целом  обеспечить точную квалификацию преступления.

Вина – форма психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию и его последствиям – составляет ядро субъективной стороны преступления и является обязательным признаком любого состава преступления, что особо подчеркнуто в п. 6. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 г. № 1 «О судебном приговоре» [40].

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, характеризуется формой вины в виде прямого умысла.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в определении от 22 апреля 2010 г. № 564-О-О, норма, предусмотренная в ст. 282 УК РФ, «устанавливает уголовную ответственность не за любые действия, а только за те, которые совершаются с прямым умыслом, направленным на возбуждение ненависти или вражды, унижение достоинства человека или группы лиц» [38].

Содержание прямого умысла в случае совершения преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, состоит в том, что лицо осознает общественную опасность совершаемых им действий в виде возбуждения ненависти либо вражды, а также унижения достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе. Оно осознает также, что эти действия совершаются публично или с использованием средств массовой информации (интеллектуальный момент), желает так действовать (волевой момент), предвидит возможность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления.

В этой связи важно отличать деяния, совершенные с прямым и с косвенным умыслом. Согласно ч. 3 ст. 25 УК РФ, преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия, либо относилось к ним безразлично. Следовательно, для квалификации деяния по ч. 1 ст. 282 УК РФ лицо должно желать наступления последствий в виде возбуждения вражды, ненависти, унижения других лиц (даже если они в действительности не наступили). [37]

Приведем пример из материала судебной практики: В период с октября по декабрь 2012 года Корнев А.А., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в подъезде № <адрес>, имея умысел на возбуждение национальной ненависти и вражды и унижение достоинства лиц, относящихся к этнической группе евреев и религиозной группе иудеев, осознавая, что действует публично, в присутствии своих знакомых А.О., А.А., а также других посторонних лиц, в нарушение ст. 19 Конституции РФ, гарантирующей равенство прав и свобод человека, независимо от национальности, происхождения, отношения к религии, используя маркер, нанес на стене лестничной площадки между 5 и 6 этажами, то есть в общественном месте, надписи и рисунки, содержащие выражения «Убить жида!», «Убей жида!» и фашистскую свастику, оскорбляющие национальное достоинство лиц еврейской национальности и призывающие к осуществлению враждебных и насильственных действий в отношении указанных лиц. [12, с. 297]

Согласно заключению лингвистической экспертизы, нанесение указанных надписей и рисунков является действиями, направленными на унижение достоинства человека, принадлежащего как к этнической группе евреев, так и к конфессиональной группе иудеев в форме унизительного для указанных групп наименования «жиды» и сакральной для иудеев символики в контексте оскорбительной для них фашистской символики в форме прямого призыва совершить насилие против человека, содержат в себе высказывания уничижительного характера и враждебное отношение к указанным группам, объединяющим евреев по признакам отношения к религии, происхождению и национальности.

Действия Корнева А.А. суд квалифицирует по ст. 282 ч.1 УК РФ, как действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, а также направленные на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам национальности, происхождения, отношения к религии, совершенные публично. [43]

В случае отсутствия доказательств того, что лицо осознавало общественную опасность своих действий и желало наступления их последствий, исключается возможность привлечения его к уголовной ответственности по составу преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, независимо от даты включения информационных материалов в Федеральный список экстремистских материалов.

Стоит отметить, что в Постановлении Пленума ВС РФ  № 11 [39] делается  акцент на цель, с которой совершаются высказывания или осуществляется распространение экстремистских материалов. Цель, являющаяся признаком субъективной стороны преступления, подлежит доказыванию наряду с иными признаками. О цели свидетельствуют, в частности, форма и содержание высказываний, способ, избираемый для распространения информации, обстановка, сопутствующая совершению деяния. Сказанное относится и к распространению материалов экстремистского содержания.

Стоит отметить, что установление цели имеет важное значение при рассмотрении дел по обвинению в возбуждении национальной ненависти или религиозной вражды и решения вопросов признания подобных материалов, не подлежащими распространению, выявило наличие споров о признании наличия элементов информации экстремистской направленности в научных трудах исторической, экономической, антропологической, этнологической и других отраслях знания.

По нашему мнению, в таких ситуациях следует учитывать целевое предназначение этих публикаций: само по себе изложение тех или иных подлинных фактов и сообщение сведений исторического, религиозного, политического характера еще не означает направленности конкретного текста на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, а также на унижение человеческого достоинства. Определяющим в этих случаях является смысловая функция таких сообщений, то, ради чего, в подтверждение каких взглядов и идей они используются, какие представления и научные установки они пропагандируют, в чем хотят убедить читателей. [12, с. 297]

Важным, является проведение комплексной психолого-лингвистической, а в случае, если предметом исследования является информация религиозной направленности, то комплексной психолого-лингвистической религиоведческой экспертизы на предмет установления коммуникативной направленности текста, а также восприятия направленности текста читателем (слушателем). [12, с. 297]

При этом, в ходе проведения экспертизы целесообразно устанавливать, в какой форме предоставлена информация: в виде исторических фактов и событий, выводов современной науки, цитат из известных литературных источников или автобиографических сообщений. Данную информацию следует отличать от информации, возбуждающей вражду, ненависть или унижающей человеческое достоинство.

Первая не несет эмоциональной нагрузки и не направлена на формирование негативной установки, имеющей своей задачей побуждение к экстремистским действиям. Возбуждение ненависти или вражды предполагает активное распространение сведений, призывов или совершение других действий с целью формирования чувства отчуждения, недовольства, озлобленности и мести между людьми разных национальностей и религий, что может подтолкнуть к межнациональным, расовым и межрелигиозным столкновениям.

Что касается мотивов совершения рассматриваемого преступления, то они могут быть различными, и на квалификацию преступления не влияют, но могут быть достигнуты только путем реализации непосредственной цели – возбуждения ненависти или вражды, унижения человеческого достоинства. Поэтому под юрисдикцию ст. 282 УК РФ могут подпадать действия лиц, руководствующихся иными мотивами, например, корыстным. [12, с. 297]

Субъектом преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, по п. «б» ч. 2 ст. 282 – занимающее служебное положение, как должностное лицо, так и лицо без признаков должностного лица, но обладающее определенными полномочиями по службе в связи с работой в учреждении, на предприятии независимо от формы собственности, чье служебное положение позволяет им использовать его для совершения преступления.

Частью второй ст. 282 УК РФ также предусмотрено совершение исследуемого состава преступления с применением насилия (как психического, так и физического) или с угрозой его применения. Под насилием, в данном случае, понимаются все виды причинения вреда здоровью, за исключением случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, которые квалифицируются по совокупности с рассматриваемым преступлением. При этом следует отличать насильственные действия, совершенные с целью возбуждения вражды, направленные на унижение достоинства, от действий, совершенных по мотиву вражды, по причине негативного отношения к представителям той или иной расы, национальности, языка, религии. Такие действия являются отягчающими обстоятельствами соответствующей статьи о преступлениях против личности и по ст. 282 УК РФ не квалифицируются.

Также п. в ч. 2 ст. 282 УК РФ предусмотрено возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, совершенное организованной группой, то есть устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для возбуждения национальной, расовой или религиозной вражды. [31, с. 21]

Приведем пример из материалов судебной практики: 2013 г. в 11 часов 41 минуту Баишев И.А., находясь на своей работе в магазине «___», расположенном по адресу: ____, посредством персонального компьютера с системным блоком «___», подключенного к сети Интернет, имея ip-адрес №, на почве имевшейся неприязни к___ народам как национальностям, вызванной тем, что биологический отец Баишева И.А. являлся выходцем из ____ и, бросив его мать, не участвовал в его воспитании, с целью возбуждения национальной ненависти и вражды, а также унижения достоинства группы лиц по признакам национальности, умышленно, осознавая общественно-опасный характер своих противоправных действий, предвидя возможность наступления общественно-опасных последствий в виде возбуждения ненависти и вражды, унижения достоинства группы лиц по признаку национальности и желая этого, для достижения публичного восприятия окружающими, то есть доступного для понимания и характера обращения к широкому кругу лиц под псевдонимом «___» (в переводе с___ языка – «___») создал на форуме «___» (в переводе с ___ языка – «___») интернет-сайта «___» новую тему для обсуждения, направленную на возбуждение ненависти и вражды, унижение достоинства группы лиц по признакам национальности и происхождения – выходцев из ____, а также содержащую угрозу применения насилия в отношении них, выразившегося в их избиении.

Действия Баишева И.А. судом квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 282 УК РФ [45].

Таким образом, совершается подобное преступление только с прямым умыслом. То есть виновный осознает характер своих действий и желает их совершить. В этой связи необходимо отделять случайные эмоциональные проявления недовольства от принципиальной позиции, например, политика или представителя той организации, к которой принадлежит то или иное лицо. Ответственность за преступление наступает с 16 лет.

2.3 Отграничение преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ  от смежных составов 

Преступление, предусмотренное ст. 282 УК РФ, прежде всего, следует отграничивать от преступлений смежных с ним составов (ст. 136, 280,354 УК РФ), а так же от административного проступка  (ст. 5.60, 5.61, 5.62 КоАП РФ). При этом, отграничение преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ от смежных составов происходит по признакам, как объективной, так и субъективной стороны.

Так, например, объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 136 УК РФ выражается в дискриминации, т.е. нарушении прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, совершенное лицом с использованием своего служебного положения. Если же данные действия совершаются лицом, не занимающим служебное положение, то их следует квалифицировать по ст. 5.62 КоАП РФ. [26]

Данные нарушения могут быть выражены в ущемлении, умалении конституционных прав и свобод человека и гражданина (непредоставление возможности реализовать права, создание препятствий в реализации), отказе, как демонстративном, так и завуалированном, от предоставления правовых и иных льгот, гарантий, преимуществ. Деяние может быть выражено как в форме действия, так и бездействия. [13, с. 575]

Объективная же сторона ст. 282 УК РФ выражается только в действиях, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также унижения человеческого достоинства либо группы лиц по определенным признакам, совершенные публично или с использованием средств массовой информации (при этом признак публичности является обязательным в отличие от ст. 136).

Таким образом, содержание объективной стороны составов ст. 136 и ст. 282 УК РФ не совпадает как полностью, так и частично.

Указанные преступления также различаются по направленности действий. Деяние, предусмотренное ст. 136 УК РФ, совершается по мотивам личной неприязни к представителям иной этнической, религиозной группы и не направлено на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. Однако в случае если нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина совершается публично или с использованием средств массовой информации лицом, занимающим определенное служебное положение, в целях возбудить ненависть либо вражду по указанным признакам, а равно унизить человеческое достоинство, деяние следует квалифицировать по совокупности ст. 136 и ст. 282 УК РФ [25, с. 106].

Также необходимо отличать деяние, предусмотренное ст. 282 УК РФ, от преступления, предусмотренного ст. 280 УК РФ, – «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» и ст. 354 УК РФ – «публичные призывы к развязыванию агрессивной войны». Объективная сторона ст. 280, 354 УК РФ выражается только в форме призывов, в отличие от ст. 282 УК РФ, для которой такого ограничение нет, и действия могут быть выражены в разнообразных формах: как вербальных, так и невербальных. Основное же отличие данных преступлений состоит в содержании (цели) публичных призывов. [19, с. 143]

Так, содержание деяния, предусмотренного ст. 280 УК РФ, выражает призыв к осуществлению во вне экстремисткой деятельности, действий насильственного характера. Преступление, предусмотренное ст. 354, своей целью имеет развязывание вооруженного конфликта, организованной вооруженной борьбы между государствами.

Приведем пример преступления, предусмотренного ст. 280 УК РФ: Долматову В.А. предъявлено обвинение в том, что в период с мая 2006 года по январь 2007 года Долматов В.А. изготовил печатные издания «Воля Вольная» № 1, 2, 3, которые в соответствии со ст. 2 Федерального закона «О средствах массовой информации» отвечают всем признакам средства массовой информации, и «Манифест Левого Авангарда», проект которого также включен в печатное издание «Воля Вольная» № 2.

В печатных изданиях «Воля вольная» № 1, 2 и «Манифесте Левого Авангарда» содержатся призывы, направленные на возбуждение социальной розни, связанной с насилием, и насильственное изменение основ конституционного строя, что, согласно ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», относится к экстремистской деятельности.

В период с мая 2006 года до конца 2007 года Долматов В.А. умышленно, с целью распространения экстремистских идей, распространил указанные печатные издания «Воля вольная» № 1, 2, являющиеся средством массовой информации, и «Манифест Левого Авангарда» ФИО25., ФИО26., ФИО27 ФИО28., ФИО29 ФИО30., ФИО31 ФИО32 и другим, не установленным следствием лицам, в публичных местах, в том числе на ... в здании ..., в ....

Таким образом, Долматову В.А. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 280 УК РФ, публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием средств массовой информации. [44]

Преступление, предусмотренное ст. 282 УК РФ  вышеобозаченной цели не преследует, первичной целью выступает возбуждение ненависти, вражды в умах людей, дальнейшее развитие – неопределенно и может в конечном итоге быть как насильственным, так и ненасильственным путем выражено во вне в различных формах [35, с. 103].

Как один из способов возбуждения вражды закон рассматривает унижение достоинства человека либо группы лиц. При таком понимании уголовно-правовая защита национального достоинства отделяется от иных посягательств на честь и достоинство граждан. Так, оскорбление, т.е. унижение чести и достоинства гражданина, по любым основаниям наказуемо, только если оно выражено в неприличной форме, что предусмотрено ст. 5.61 КоАП РФ.

Приведем пример: 08.07.2013 года в 08 часов 30 минут Голубева Л.Н. находясь в кабинете *** по адресу: ***, в неприличной форме высказывала словесные оскорбления в отношении К.Ф.Р., тем самым унизив ее честь и достоинство. Диспозиция статьи 5.61 КоАП РФ состоит в оскорблении, то есть унижении чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

В данном деле правонарушение выразилось в том что, Голубева Л.Н публично, во время трудового дня, при сотрудниках предприятия, беспричинно высказывала оскорбления в неприличной форме в адрес потерпевшей К.Ф.Р. Оскорбляла её непристойными выражениями, обозначавшими женщин аморального поведения.

Высказав в адрес потерпевшей К.Ф.Р. непристойные выражения, обозначающие женщину аморального поведения, Голубева Л.Н., тем самым унизила честь и достоинство личности К.Ф.Р. , поскольку данные слова были высказаны в присутствии посторонних лиц, выражены в грубой и неприличной форме, противоречат принятым в обществе правилам поведения и требованиям общечеловеческой морали.

Учитывая вышеизложенное, мировой судья пришел к выводу, что Голубева Л.Н. совершила административное правонарушение предусмотренное ст. 5.61 ч. 1 КоАП РФ — оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. [41]

Однако, если гражданин оскорблен публично, как представитель определенной национальности и, тем самым, унижено достоинство всех членов этой этнической группы, то подобное действие является выражением национальной неприязни и возбуждения вражды, что подлежит квалификации по ст. 282 УК РФ[13, с. 575].

В то же время, рассматриваемое нами преступление имеет и ряд одинаковых элементов с правонарушениями, предусмотренными ст. 5.60 и ст.5.61 КоАП РФ. Как при возбуждении национальной, расовой или религиозной вражды, так и при клевете, оскорблении посягательство совершается путем распространения вымышленных, порочащих или унижающих честь и достоинство личности сведений, идей и мнений, подчас выраженных в неприличной форме.

Если рассматривать деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 5.60 и ч. 2 ст. 5.61 КоАП РФ, то речь пойдет также об общих признаках публичности и использовании средств массовой информации. Однако личное оскорбление или клевета на представителя какой-либо национальности, расы или религии без цели возбуждения соответствующей вражды или ненависти или унижения национального достоинства следует квалифицировать по ст. 5.60 и ст.5.61 КоАП РФ.

Также для отграничения клеветы и оскорбления от возбуждения национальной, расовой или религиозной вражды существенное значение имеет отсутствие в сознании субъекта, наносящего оскорбление, понимания, что его действия направлены на разжигание у окружающих национальной или расовой розни или вражды, а также и отсутствие желания путем такого оскорбления посеять национальную или расовую рознь. Клевета и оскорбление, даже направленные на представителя определенной расы, религии и национальности и унижающие его национальное достоинство, в отличие от посягательства, предусмотренного ст. 282 УК РФ, не преследуют целью возбудить национальную, расовую или религиозную вражду. Объектом клеветы и оскорбления являются права человека и гражданина, а именно честь и достоинство, объектом возбуждения национальной, расовой или религиозной вражды являются основы конституционного строя Российской Федерации. [30, с. 98]

Таким образом, проведенное исследование выявило, что отграничение преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ от смежных составов происходит по признакам как объективной, так и субъективной стороны преступления, так в каждом конкретном случае необходимо, прежде всего,  установить  направленность действий лиц, совершивших преступление или административных проступок, а так же выяснить руководяще ими мотивы, непосредственные и конечные цели.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного исследования можно заключить следующее.

Институт уголовной ответственности за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства в том виде, в котором он существует сейчас оформился не так давно.

Еще в УК РСФСР 1960 года действия, направленные на «возбуждение социальной вражды и розни», не рассматривались в качестве преступления, т.е. подобные деяния были декриминализированы, не было и упоминания и о социальной группе.

Проведенный нами анализ уголовных дел, показал, что особое значение для правильной квалификации и разграничения смежных с данным видом преступления составов имеет установление признаков объективной и субъективной стороны.

При этом, стоит отметить, что  на сегодняшний день законодатель не конкретизирует действия, характеризующих объективную сторону преступления, а указывает лишь на их направленность. Действия могут быть направлены на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (призывы к расправе с лицами иной национальности, депортации и т.п.); на унижение национального достоинства (оскорбления, затрагивающие национальные чувства, клевета по расовым или религиозным признакам и т.п.). Это может быть пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности.

В разъяснениях Пленума ВС РФ  делается  особый акцент на цель, с которой совершаются высказывания или осуществляется распространение экстремистских материалов. Цель, являющаяся признаком субъективной стороны преступления, подлежит доказыванию наряду с иными признаками. О цели свидетельствуют, в частности, форма и содержание высказываний, способ, избираемый для распространения информации, обстановка, сопутствующая совершению деяния. Сказанное относится и к распространению материалов экстремистского содержания.

При этом, проблемным здесь остается вопрос о проведении комплексной психолого-лингвистической, а в случае, если предметом исследования является информация религиозной направленности, то комплексной психолого-лингвистической религиоведческой экспертизы на предмет установления коммуникативной направленности текста, а также восприятия направленности текста читателем (слушателем).  На сегодняшний день отсутствуют четко сформированные критерии по определению наличия экстремисткой направленности отдельных материалов, используемых в научных трудах исторической, экономической, антропологической, этнологической и других отраслях знания.

По нашему мнению, в таких ситуациях следует учитывать целевое предназначение этих публикаций: само по себе изложение тех или иных подлинных фактов и сообщение сведений исторического, религиозного, политического характера еще не означает направленности конкретного текста на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, а также на унижение человеческого достоинства. Определяющим в этих случаях является смысловая функция таких сообщений, то, ради чего, в подтверждение каких взглядов и идей они используются, какие представления и научные установки они пропагандируют, в чем хотят убедить читателей.

В целом, считаем, что институт уголовной ответственности за разжигание национальной, расовой или религиозной вражды необходимо сохранить, однако отдельные его положения требуют пересмотра. По этому вопросу, считаем полезным будет обратиться к опыту зарубежных стран.   

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативно-правовые акты

  1.  Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) // Российская газета. -1995. - N 67. – С. 112.
  2.  Международный Пакт о гражданских и политических правах от 16.12.1966 // Бюллетень Верховного Суда РФ. -1994. -N 12.

2.1. Международный пакт от 16.12.1966 об экономических, социальных и культурных правах // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. -N 12.

2.2. Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (Принята 25.11.1981 Резолюцией 36/55 на 73-ем пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН)

2.3. Устав Организации Объединенных Наций (Принят в г. Сан-Франциско 26.06.1945) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами, Вып. XII, - М., 1956. - с. 14. [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс – URL: http://base.consultant.ru (дата обращения: 24.10.2014)

  1.  Решение о Концепции сотрудничества государств - участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма. Решение Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 26 августа 2005 г. // Бюллетене Министерства юстиции РФ. – 2005. - N 11.
  2.  Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 22.10.2014) // Собрание законодательства РФ. – 2002.- N 1 (ч. 1). - ст. 1.
  3.  Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (ред. от 21 июля 2014 г.) // Собрание законодательства РФ. -  1996. - N 25. - ст. 2954.
  4.  О противодействии экстремистской деятельности. Федеральный закон от 25.07.2002 N 114-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ. – 2002. - N 30. - ст. 3031.
  5.  Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации. Указ Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1313 // Собрание законодательства РФ. -  2004. - N 42. - ст. 4108.

Специальная научная и учебная литература

  1.  Ветров Н.И. Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Н.И.  Ветров - М.: Олма-пресс, 2011. – 577 с. 
  2.  Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. / С.В.  Дьяков – М.: Норма, 2009. – 298 с.
  3.  Капинус О.С. Современное уголовное право в России и зарубежом: некоторые проблемы ответственности. / О.С. Капинус – М.: Право,  2008. – 431 с.
  4.  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. В.М. Лебедев – М.: Юрайт, 2013. – 976 с.
  5.  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный)/ Под ред. А.И. Чучаева – М.: КОНТРАКТ, 2013. – 692 с.
  6.  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический (постатейный)  Под ред. С.В. Дьякова, Н.Г. Кадникова –М.: Юриспруденция, 2013. – 867 с.
  7.  Новый толково-словообразовательный словарь русского языка / Под ред. Т.Ф. Ефремова – М.: Юрайт, 2000. – 954 с.
  8.  Словарь лингвистических терминов. / Под ред. Т.В. Жеребило — Назрань: Пилигрим.- 2010. – 413 с.
  9.  Толковый словарь русского языка / Под ред. C. И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой – М.: Легус, 2010. – 873 с.
  10.  Толковый словарь Ушакова. / Д.Н. Ушаков. – М., 1965. – 612 с.
  11.  Уголовное право России: Курс лекций / Под ред. Ю. В. Щиголева – М.: Риор, 2014. – 544 с.
  12.  Уголовное право. Особенная часть: Учебник.  / Под ред. И. В. Шишко. — М.: Проспект, 2012. — 724 с.
  13.  Уголовный кодекс ФРГ / Пер. с нем. А.В. Серебренникова. – М.: Легус,  2001. –  198 с.
  14.  Фролов С.С. Социология. Учебник / С.С. Фролов - М.: Проспект,  2014. – 703 с.

Источники в периодических изданиях

  1.  Агапов П.В. Преступления экстремистской направленности: вопросы толкования и практики / П.В.  Агапов // Законность. - 2011. - N 10. – 199 с.
  2.  Антипов Д.Н. К вопросу об объекте преступления, предусмотренного статьей 282 Уголовного кодекса Российской Федерации / Д.Н. Антипов // Пробелы в российском законодательстве. – 2008. - № 2. – 398 с.
  3.  Велиев Ф.З. Мотив ненависти или вражды в уголовном законодательстве России / Ф.З. Велиев // Актуальные проблемы российского права. - 2013. - N 10. – 389 с.
  4.  Мартынова Л.Л. Вопросы квалификации деяний, связанных с возбуждением ненависти либо вражды  / Л.Л. Мартынова // ЭЖ-Юрист. – 2011. - № 3. – 195 с.
  5.  Михеев А.В. Особенности доказывания публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности в сети Интернет / А.В. Михеев // Российский следователь. - 2014. - N 9. – 276 с.
  6.  Никифоров Б.С. Уголовное законодательство Республики Индии./ Б.С.  Никифоров– М.: ГИЮЛ, 2006. – 178 с.
  7.  Рахматуллина Н.Г. Ответственность за разжигание расовой, национальной, религиозной вражды по уголовному праву зарубежных стран / Н.Г. Рахматуллина // Причины, условия и факторы организованной преступности и ее коррупционная составляющая: Материалы X межрегиональной научной конференции 10-20 февраля 2012 г. - Пятигорск: РИА-КМВ, 2012. – 412с.
  8.  Сысоев А.М. «Преступления ненависти» в законодательстве США: характеристика и тенденции / А.М. Сысоев // Вестник ВИПЭ ФСИН России. – 2014. - № 2. – 291 с.
  9.  Тенякова  Е.А. Особенности квалификации возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ) / Е.А. Тенякова  // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2012. -№ 3. – 312 с.
  10.  Хасанова Г.З. Рассмотрение уголовных дел экстремистской направленности (на примере судов Республики Башкортостан) / Г.З.  Хасанова // Российский судья. - 2014. -  N 1. – 344 с.
  11.  Хлебушкин А. Установление признаков социальной группы при квалификации преступлений экстремистской направленности: теория и судебная практика / А. Хлебушкина  // Уголовное право. - 2013.-  N 6.-  105 с.
  12.  Шаракшанэ С.  Уголовная ответственность за преступления экстремистской направленности по законодательству стран СНГ / С. Шаракшанэ // Религия и право. – 2012. – № 11. – 199 с.
  13.  Шорманбаева А. Актуальные вопросы уголовно-правовой ответственности за разжигание социальной розни / А. Шорманбаева // Право и СМИ Центральной Азии. – 2012. - № 12. – 210 с.

Диссертационные исследования и авторефераты

  1.  Бабиченко К.Н. Дискриминация и преступления на почве ненависти: квалификация и предупреждение: Дис. ... канд. юрид. наук / К.Н. Бабиченко - СПб., 2005. – С. 164.

Электронные ресурсы локального и удаленного доступа

  1.  Федеральный список экстремистских материалов [Электронный ресурс] // Министерство юстиции Российской Федерации URL: http://minjust.ru/extremist-materials(дата обращения: 24.10.2014)
  2.  Правовая оценка действий граждан относительно наличия в них признаков экстремистской деятельности. Научное заключение   [Электронный ресурс] // Федеральное научно-исследовательское учреждение Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. URL: http://www.izak.ru (дата обращения: 24.10.2014)

37.1  Статистика преступности по категориям [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики – URL: http://www.gks.ru  (дата обращения: 20.11.2014)

Судебная практика

  1.  Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Замураева Романа Владимировича на нарушение о конституционных прав положением части первой статьи 282 Уголовного кодекса Российской Федерации. Определение Конституционного Суда РФ от 22.04.2010 N 564-О-О [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс – URL: http://base.consultant.ru (дата обращения: 24.10.2014)
  2.  О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 N 11 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2011. - N 8.
  3.  О судебном приговоре. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 (ред. от 16.04.2013) // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1996. - N 7.
  4.  Обобщение практики рассмотрения административных дел по правонарушениям, предусмотренным ст. 5.61 КоАП РФ за 2013 год на судебном участке в административно-территориальных границах Ясненского района и ЗАТО п.Комаровский // Архив мирового судьи в административно -территориальных границах  Ясненского района и ЗАТО п.Комаровский Оренбургской области
  5.  Дело № 1-28/2014 от    24 апреля 2014 г [Электронный ресурс] // Архив Костомукшского городского суда Республики Карелия - РосПравосудие – URL: https://rospravosudie.com (дата обращения: 05.11.2014)
  6.  Дело 1-55/СК№ 5181 от 22 января 2013 г. [Электронный ресурс] // Архив Свердловского районного суда г. Костромы - РосПравосудие – URL: https://rospravosudie.com (дата обращения: 05.11.2014)
  7.  Дело № 1 – 1/ 2011 от 17 января 2011 г. [Электронный ресурс] // Архив Центрального районного суда города Прокопьевска  - РосПравосудие – URL: https://rospravosudie.com (дата обращения: 05.11.2014)
  8.  Дело № 1-316/2014 от 4 апреля 2014 г. [Электронный ресурс] // Архив Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) - РосПравосудие – URL: https://rospravosudie.com (дата обращения: 05.11.2014)

Другие использованные материалы

  1.  Официальный отзыв Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 2/общ-333 На проект Федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс] // СПС Консультант Плюс – URL: http://base.consultant.ru (дата обращения: 24.10.2014)


ПРИЛОЖЕНИЕ А

Статистика числа осужденных по статье 282 УК РФ


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

60667. Знакомый и незнакомый Я. Воспитательный час 43.5 KB
  Мотивация Мы продолжаем цикл На пути к успеху Тема сегодняшнего часа раздумий Знакомый и незнакомый Я Работа в группах: Интересна ли эта тема для вас Чего вы ожидаете от нашего общения Какую цель перед собой вы ставите...
60668. Приёмы пришивания пуговиц. Шитьё игольницы 93 KB
  Задачи: учить работать с иглой и пуговицами; учить пришивать пуговицы; обучить выполнению шва назад иголку; развивать образное мышление речь творческий подход к делу; воспитывать интерес к созданию работы...