96107

Повседневная жизнь советской семьи в первое послевоенное десятилетие

Курсовая

Обществознание

Процесс восстановления мирной жизни после Великой Отечественной войны: основные тенденции послевоенного десятилетия. Проблемы материально-бытового обеспечения семей инвалидов Великой Отечественной войны и трудоустройства демобилизованных фронтовиков как аспект повседневной жизни. Процесс реэвакуации населения как основная тенденция послевоенного десятилетия.

Русский

2015-10-03

123.36 KB

6 чел.

 

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ                 ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ                                                      ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»     (ПетрГУ)

Исторический факультет                                                                                 Кафедра Отечественной истории

Ковальков Артём Евгеньевич

Повседневная жизнь советской семьи в первое послевоенное десятилетие

Курсовая работа студента 3 курса очного отделения

Научный руководитель:                                                                                         Кандидат исторических наук, доцент

Юсупова Людмила Николаевна                                  

/Л.Н.Юсупова/

                                                         «»2015 г.   

Петрозаводск 2015

Оглавление

Введение 2

Глава 1. Процесс восстановления мирной жизни после Великой Отечественной войны: основные тенденции послевоенного десятилетия 10

§1. Проблемы материально-бытового обеспечения семей инвалидов Великой Отечественной войны и трудоустройства демобилизованных фронтовиков как аспект повседневной жизни 10

§2. Процесс реэвакуации населения как основная тенденция послевоенного десятилетия 20

Глава 2. Условия повседневной жизни в послевоенный период 27

§1. Основные аспекты быта: питание, жилище и повседневный досуг 27

Список использованных источников и литературы 28


Введение

Актуальность темы. Тема повседневной жизни семьи, отдельного человека на исторической сцене не являлась актуальной для советских исследователей вплоть до конца ХХ в., поскольку на переднем плане была «большая история», история страны в целом. И только с разрушением советской модели государства с установкой политического плюрализма была дана  установка «сверху» о том, чтобы наряду с «большой историей» началось исследования в новом для исторической науки направлении - «исторической антропологии», «истории снизу», «истории маленького человека». И не смотря на исследования 60 – х и 80 – х годов ХХ века, это направление до сих пор является в истории самым молодым.

Незаслуженно забытая «история маленького человека» интересна в связи с богатством исторических источников – мемуаров, дневников, автобиографий и воспоминаний отдельных людей, которые содержат огромную долю субъективности, поскольку позволяют увидеть события глазами их непосредственных участников, современников.

Благодаря этим, как правило, ярким эмоциональным воспоминаниям участников тех событий, мы можем увидеть различные точки зрения на те или иные исторические процессы и потрясения. Например, последствия Великой Отечественной войны: голод 1946 – 1947 года, массовая смертность, процесс становления мирной жизни, восстановление сельского хозяйства и промышленности и т.д.

Таким образом, углубленное изучение и анализ субъективных исторических источников: мемуаров, воспоминаний, писем – является основным методом и способом изучения «истории повседневности».

Необходимо обратить внимание на значение слова «повседневность», которое означает каждодневность, будничность или вседневность. Знание повседневной жизни позволяет нам узнать устройство общества, в данном случае советского общества. Итак, многие ученые в повседневность относят следующие аспекты: взаимоотношение одного индивида с другим индивидом, индивида с обществом; уклад жизни человека, условия существования и повседневную деятельность человека, правила общения между членами семьи и нормы взаимоотношений между полами.

Все люди постоянно в мире сталкиваются с повседневными проблемами, ориентируются в них и пробуют их решать – все это не может не вызывать интерес у людей.

Начиная с 60 – х годов ХХ века историки – антропологи вели острые дискуссии, дебаты по истории «повседневности», объектом внимания которых стали человеческие судьбы, «исковерканные» событиями Второй мировой войны и Великой Отечественной войны. До сих пор продолжается сбор важных документов, мемуаров отдельных людей и другого рода источников по «истории повседневности».

Исходя из вышесказанного, можно твердо аргументировать вывод об актуальности данной темы, поскольку современные российские ученые до сих пор продолжают изучение повседневной жизни, разрабатывают теорию, методы и принципы исследования «повседневности». Таким образом, безусловно, эта тема останется актуальной еще на протяжении многих десятков лет.

Итак, цель курсовой работы - изучить и проанализировать основные аспекты повседневной жизни семьи в период первого десятилетия после Великой Отечественной войны: условия жизни, повседневный быт и деятельность, семейный уклад, правила взаимоотношений между членами семьи.

Из поставленной перед нами цели можно выделить следующие основные задачи:

1) изучить процесс восстановления мирной жизни после Великой Отечественной войны, а именно, осветить проблемы материально-бытового обеспечения семей инвалидов Великой Отечественной войны и трудоустройства демобилизованных фронтовиков

2) охарактеризовать Процесс реэвакуации населения, возвращение к мирной жизни;

3) раскрыть условия повседневной жизни в послевоенный период, а именно, такие ее аспекты быта, как питание, жилище и повседневный досуг.

4) проанализировать изученный материал и сделать соответствующие выводы по нему.

Объект исследования – советская семья, жившая в период первого послевоенного десятилетия, после 1945 года;

Предмет исследования - повседневный быт и деятельность, семейный уклад жизни, правила взаимоотношений между членами семьи, условия жизни в период первого десятилетия после Великой Отечественной войны.

Источниковедческий обзор.  В курсовой работе используются разного вида исторические источники, которые можно классифицировать следующим образом: мемуарные источники, воспоминания людей о том, как складывалась их жизнь после войны; также используются официальные документы: законодательные акты, подзаконные акты, письма и обращения правительству . Преобладающим видом источников являются воспоминания людей живших в послевоенный период, а база официальных документов в данной работе: законов, подзаконных актов, указов – предоставлена очень узко.

Например, из такого рода документов используется закон СССР от 23 июня 1945 года «О Демобилизации старших возрастов личного состава Красной Армии»2, который может нам показать, что  младший и средний командный состав действующей Армии в течение первых послевоенных людей значительно сокращается, а возвращение фронтовиков к мирной жизни ложилось на плечи нашего государства.

Также в данной курсовой работе используются воспоминания военнослужащих, демобилизованных после войны, воспоминания «детей и жертв войны»: воспоминания Болябкиной Н.Н.3, Иващенко Г.И.4 Стоит особое внимание уделить воспоминаниям «детей войны», которые имели столь свежий взгляд на события послевоенного десятилетия. Многие воспоминания свидетельствуют о том, что у многих из них было украденное детство: какие тяжести им и их родным пришлось пережить в ходе войны и в послевоенный период. Из всего этого можно сказать, что складывается особая стратегия выживания.

Говоря о ценности мемуаров, можно согласиться с историком Р.А. Медведевым, который говорил: «... наша отечественная история гораздо меньше отражена в документах, чем в умах людей». А их особая ценность  состоит в многообразии сведений об отдельных людях, их взглядах, действиях, привычках, условиях жизни, что дает возможности для реконструкции, своеобразного "воскрешения" прошлого, памяти о тех людях и событиях ими пережитых.

Имеются отдельные воспоминания фронтовиков, демобилизованных после войны или в ходе тяжелых ранений. Одним из таких участников Великой Отечественной войны был Филимошин Владимир Петрович5. Воспоминания фронтовиков было важно тем, что после возвращения к мирной жизни  многие фронтовики были связаны общими невидимыми нитями войны. Но представления о войне у каждого военнослужащего свое: у танкиста – свое, у разведчика – свое, у штабиста – свое. Но воспоминания о послевоенном периоде показывает, что многим приходилось привыкать к мирной жизни, кому – то лежал путь на работу, кто – то повышал квалификацию, а кто – то в следствии травм и ранений становился инвалидом и получал материальное пособие.

Историографический обзор. Многие ученые вложили свой вклад в разработку темы повседневности: одним из таких людей стала Наталья Пушкарева, российский историк – антрополог, написавшая множество работ в этом направлении, например «Частное и общественное: гендерный аспект»6 и «История повседневности: предмет и методы»7, а также А.В. Ильясова8, сотрудник ФИПП РГГУ, написавшая работу ««История повседневности» в современной российской историографии». Современные антропологи отмечали в своих работах, что в связи с тем, что в 80 – е годы ХХ века был сделан радикальный поворот в изучении социума, стали обращаться к «истории в лицах»: на историческую сцену стал возвращаться индивид. Многие российские  философы – идеалисты, особенно в дореволюционный период и в начальный период становления советского государства, считали, что термин «повседневное» не достоин их внимания, изучения, видя в нем что-то обыденное, не заслуживающего научного размышления, понятное и закономерное каждому человеку: но каждый ли способен в этом разобраться?

Спецификой историографического обзора является наличие литературы постсоветского периода. Так как новое направление – история повседневности - в исторической науке началось развиваться лишь в 60 – 80 – е годы ХХ века, база советской литературы была маленькой и существовали единичные работы, в данной работе она не будет предоставлена. В работе используется литература следующих исследователей:

1.Дмитрия Александровича Прицева9, аспиранта кафедры по истории России Белорусского университета «Повседневная жизнь послевоенного советского общества в 1945 – 1953 гг. в российской историографии». Данная статья является весьма обзорной, и говоря о недостатках данной работы, она не раскрывает какие либо факты и закономерности по данной теме «Повседневная жизнь…». но тем не менее название статьи оправдано, поскольку она приводит в кратком содержании работы других исследователей в области повседневности, выявляя общие черты этих работ, общую основу и фундамент. Прицев Д. А. позволяет нам понять, на сколько история повседневности разработана, как часто появляются новые работы по этой теме?  В его работе перечисляются  основные исследователи и их подходы и методы изучения, какие критерии выделяются данными учеными в изучении «повседневности», что их интересует – стереотипы, уклад жизни, социальные процессы, ценностные установки (аксиология) или среда обитания.  Если перейти к содержательной части, важно отметить то что автор делает акценты на монографической работе О.Л. Лейбовича10«В городе М. Очерки социальной повседневности советской провинции в 40—50х гг.», где затрагиваются изменения в послевоенной  повседневной жизни политической элиты. В работе В. А. Антипиной «Повседневная жизнь советских писателей. 1930—1950е годы» освещается вопрос изменения культурной среды индивида как аспект повседневной жизни людей.

2. Равили Рахимяновны Хисамутдиновой11 «Послевоенная демобилизация и проблемы, связанные с ней». Работа является основным источником  данной работы,  поскольку раскрывает основные тенденции послевоенной жизни людей. Основная цель этой статьи  раскрытие основных пунктов «Закона о демобилизации….», показать как именно этот закон претворялся в жизнь государства, какие проблемы возникали в ходе реализации этого закона. Автор описывает негативные и позитивные стороны этого законодательного акта, подкрепляя информацию из статистических данных.

3.Н.В. Хомяковой12, кандидата исторических наук, «Социальная политика советского государства на Южном Урале после окончания Великой Отечественной Войны. 1945—1953 гг. (на примере Челябинской и Чкаловской областей)». Здесь раскрываются основные закономерности и направления социальной политики нашего государства, работа имеет основное достоинство – используется огромный массив источников разного характера по теории повседневности, приоритет отдается послевоенному десятилетию: показывая нам основную стратегию выживания. Многие архивные источники, приводимые автором, ранее не были опубликованы исследователями, поэтому для нас предоставляют огромный интерес.

4.Л. И. Снегиревой и Т. А. Сафоновой13 «Реэвакуация гражданского населения из Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны (1942–1945 годы)». Если подходить к этой статье более критически, то можно отметить что данная работа  раскрывает проблемы реэвакуации всего лишь в общих чертах, этапы которой авторы выделяют, на наш взгляд,  поверхностно, показав нам всего лишь периодизацию данного процесса.  Говоря о сильных сторонах, хотелось бы отметить, что работа позволяет раскрыть нам общую картину реэвакуации, опираясь на конкретные факты и трудности данного действия. По сути дела движение за возвращение домой имело много трудностей, поэтому лучшим достоинством исследования является раскрытие таких проблем.  Помимо этого приводятся не мало статистических данных, позволяющих нам показать в количественном отношении число людей возвращенных домой. Также Сафонова и Снегирева приводят к вниманию читателей отрывки из содержания законодательных актов и постановлений органов по организации деятельности в области эвакуации и реэвакуации, раскрывая основные особенности процесса: направления, опыт планирования, национальный состав эвакуированных.

5.И.Б. Орлова14 «Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления». Работа не несет универсальных характер, так как она дает информацию о повседневной жизни: о ее социологических и исторических аспектах - в общих чертах, не отдавая приоритет послевоенному периоду времени, но она позволяет нам понять те закономерности досуга, активного отдыха и нормах семейного взаимоотношения, которые существовали не только в послевоенный период, но и до войны. Раскрывая аномалии советского города в 20 – 30 – е гг., автор дает нам понять, как именно была обустроена жизнь советского человека, живущего в столь не лучшие времена. Данный исследователь, анализируя собственную работу, говорит о том, что повседневность в Советском Союзе была многоликой и не однозначной, аспекты представленные им в работе было трудно реконструировать, поэтому он считает наилучшим пожеланием дальнейшее обращение к источникам.

6.М. Н. Федченко15 «Повседневная жизнь советского человека (1945 – 1991 гг.)». Монография имеет целый ряд достоинств, так как она способна раскрыть основные тенденции послевоенного устройства, приводя обилие воспоминаний советских рабочих, крестьян, городского населения. Она оправдывает свое название, так как основные исторические и социологические аспекты быта, повседневности представлены подробно автором. Подходя к критической части работы, можно сказать о том, что автор активно ссылается на статистические данные, архивные записи, обладая огромной теоретической базой. Работа возникла не на пустом месте, автор использовал работы предыдущих ислледователей.

Хронологические рамки работы. Нижней границей в хронологии является 1945 год – время, когда заканчивается Великая Отечественная война, начинается мирная жизнь, меняются принципы и условия повседневной жизни, меняются основные ценностные установки в семье, процесс досуга. Верхней границей является 1953 год – смерть И. В. Сталина (Джугашвили), конец периода «позднего сталинизма», смена этого периода «оттепелью», приходом к власти Н.С. Хрущева.

Территориальные рамки работы. Данная работа не ограничивается в территориальных рамках, перечисляются следующие административные районы СССР: Белорусская ССР – Барановичи и Мальковичи, КФССР, Рязанская и Челябинская область, территория  Южного Урала – Чкаловская область: Агаповский, Чесменский, Ташлинский и Увельский районы, также приводятся и другие регионы страны в используемой литературе и воспоминаниях рядовых граждан СССР.

Практическая значимость работы. Данную курсовую работу можно использовать при написании дипломной или монографической работы, Также работу можно использовать в качестве лекций и бесед на уроках истории, при построении факультативных занятий: работы по этой теме ранее разрабатывались исследователями в области исторической антропологии и истории повседневности. Курсовая работа содержит анализ и углубленное изучение по теме повседневности, опираясь на результаты работы, можно использовать при написании других курсовых работ..

Структура работы. Курсовая работа состоит из введения, двух глав, разбитые на параграфы, заключения и списка используемых источников и литературы.

Первая глава посвящена событиям, развивающимся после Великой Отечественной войны: как меняется повседневная жизнь советских семей в условиях становления мирной жизни. Здесь нужно заострить особое внимание на том, как происходил процесс демобилизации военнослужащих, какие трудности возникали с этим явлением, а именно какое отношение складывается в стране к победителям, какую материальную и бытовую помощь оказывало им советское государство, трудно ли было трудоустроиться на работу. Второй аспект в этой главе был посвящен реэвакуации советских семей в родные места, на свое место жительство: здесь стоит обратиться к мемуарным сведениям и воспоминаниям членов семьи, как им предстояло восстанавливаться, что их ждало при возвращении домой?

Вторая глава подробно дает характеристику условиям повседневной жизни: семейному укладу, деятельности членов семьи, о быте и досуге, воспитании детей. В отдельном параграфе говорится об одежде и роли советской моды в повседневной жизни. А также особое изучение требуют нормы взаимоотношений между полами, складывании в период послевоенного десятилетия матриархата в семье, о главенствующей роли женщины в семье.                                                                                                                                                                

Глава 1. Процесс восстановления мирной жизни после Великой Отечественной войны: основные тенденции послевоенного десятилетия

§1.Проблемы материально-бытового обеспечения семей инвалидов Великой Отечественной войны и трудоустройства демобилизованных фронтовиков как аспект повседневной жизни

После окончания  войны многие солдаты и офицеры хотели вернуться домой, к своим семьям, очагу. Эта жестокая война длилась долго, что нанесло огромный урон по человеческому здоровью. Многие люди возвращались домой инвалидами, потерявшими свое драгоценное здоровье на всю жизнь: кто – то смог восстановиться, а кто – то нет: потеряв при непосредственном контакте с противником руки, ноги, здоровую психику, кто – то получил контузию. И в первую очередь такие люди становились беспомощными, прикованными к одному месту, не имеющие возможность выполнять в домашней обстановке регулярную повседневную работу, а значит фактически утрата для семьи кормильца, главы семьи, и такой человек становился обузой для своих домочадцев.

История имеет много примеров, что многие люди приходили с войны, имея подорванное здоровье, и становились инвалидами.  И давайте обратимся к одному из таких примеров воспоминания фронтовика Великой Отечественной войны Филимошина Владимира Петровича (извиняюсь за обильное цитирование):

«Вдруг впереди увидели немецкую пехоту, идущую во весь рост. Моё отделение пулеметным огнём выбило передний ряд. И вдруг наш пулемёт замолчал. Глянул – пулемётчик убит. Отодвинул тело павшего бойца, сам лёг за пулемёт и открыл огонь. Немцы залегли. Мы стали короткими перебежками двигаться вперёд. И снова впереди вражеская пехота. Я опять открыл огонь, и в этот момент был ранен в правую руку. Скомандовал солдату продолжать огонь, а сам скатился в овраг, где командир взвода наложил мне жгут и сделал перевязку».16

Из этого маленького рассказа можно подчеркнуть две ситуации: с одной стороны - фронтовик Филимошин был ранен в руку и стал, в связи с этой раной, хотя и не смертельной, инвалидом, а значит после войны, ему полагалась материальная помощь со стороны государства, с другой стороны – мы узнаем о том, что был убит некий пулеметчик, имя которого нам не известно, таким образом, семья погибшего солдата обязана была также получать некоторые льготы.

Государству приходилось заботиться о семьях инвалидов и погибших, ведь в ходе войны погибло много миллионов человек, а это были чьи-то члены семьи. Единственной проблемой и негативной тенденцией в социальном обеспечении инвалидов войны является то, что за более чем год увеличился рост смертности инвалидов, вызванное полуголодным сосуществованием.

Но так как нужны были работники на предприятии, по этой линии стали и устраивать инвалидов, хотя это было весьма трудным и сложным явлением, но, тем не менее, государству приходилось на них затрачивать бюджетные средства. Но, чтобы не являться обузой в семье, непригодных к повседневной деятельности принуждали выполнять посильную работу, выгодную советскому государству, за что человек мог получать дополнительную плату, помимо пенсий.

Существует и по нынешний период следующая ситуация: ни одно советское промышленное предприятие не хотело брать к себе на работу инвалидов, не имеющих возможность полностью себя зарекомендовать в области специальности, многих приходилось также увольнять, не оплачивая их работу. Но стоит отметить, что многие из них соглашались идти на переобучение, которое оплачивало государство.

Н.В. Хомякова также приводит в своей монографии примеры увольнений инвалидов, которые не могли из-за отсутствия здоровья выполнять квалифицированную работу:

«Например, в райОРСе станции Бузулук инвалид Чуриков работал сторожем на хозяйственном дворе, и когда ему предложили работу конюха, которую с ампутированной ногой выполнять не мог, он вынужден был уволиться»17.

Единственным утешением и выходом из такой сложной ситуации была материально- бытовая поддержка, дотация военнослужащих, уже после войны демобилизованных, инвалидов войны. Но можно ли так сказать?

Многие органы, содействующие трудоустройству инвалидов, брали их под защиту, устраивая их на работу, при этом не выполняя работу по своей квалификации, можно сказать, брали на подсобную работутаких людей, полностью ручаясь перед ними. И многие люди, рискуя своим последним здоровьем, имея при этом пенсию, хотя и не высокую, работали, чтобы обеспечить себя и всю семью.

Поэтому единственным законом, который бы защищал интересы солдат и офицеров, чья судьба была исковеркана войной до неузнаваемости, стал закон «О демобилизации…».

В условиях войны домашнее хозяйство приходилось вести женскому полу, особую роль в повседневной деятельности играл и детский труд, рабочих рук в семьях не хватало. В связи с этим было решено провести срочную демобилизацию: в июне 1945 года в СССР был введен закон «О демобилизации старших возрастов личного состава действующей армии».

Давайте попробуем проанализировать основные положения этого закона и разобраться с трудностями исполнения этого закона. Из статей закона явно можно проследить, что в обязанности Верховного Совета входило максимальное содействие и помощь демобилизованным солдатам: предоставить транспортные средства, питание и полное обмундирование, помимо этого военнослужащему выплачивалось жалование за каждый год его службы. Все это не могло не вызывать со стороны государственных органов определенные трудности и проблемы в обеспечении военнослужащих. На основе этого закона было решено численно сократить состав армии – около 8,5 млн. человек вернулись к мирной жизни; процесс возвращения домой занял 3 года, начиная с июля 1945 по конец 1948 года.

Процесс демобилизации личного состава был связан со следующими проблемами: 1) не было предоставлено солдатам транспорта, который мог бы перевезти их на территорию нашей страны: чтобы разрешить эту проблему, домой возвращались пешком или случайно попавшимся транспортом, коим являлись конные обозы, поэтому дорога занимала у них огромное количество времени.

Еще одной трудностью после войны стало трудоустройство военнослужащих: эти заботы брало на себя советское государство, предлагая людям определенную работу. Но прежде чем устроиться на работу, местные органы проводили разъяснительную работу с людьми. Необходимо это было для того, чтобы определить предрасположенность определенных лиц, их убеждения: повлияла ли война на сознание военнослужащих, мог ли он оказаться замаскированным иностранным шпионом, агентом иностранной разведки? Эту работу проводили в первую очередь органы НКВД: ведь случайные и ненадежные люди в любой момент могли подорвать деятельность только что восстанавливающегося государства.

Чтобы обеспечить свою семью, отцу, как главе семьи, вернувшемуся из войны, приходилось найти достойную работу, для чего ему приходилось, если не имел специальность, проходить производственное обучение; в условиях городской жизни можно было без препятствий устроиться на работу; ценились рабочие – инженеры, бригадиры, шахтеры. Если демобилизованный военнослужащий беспрепятственно проходил обучение на производстве или устраивался на работу, имея уже полученную до войны специальность, предоставляли материальное социальное обеспечение. По иному обстояла ситуация в сельской местности: в ходе ожесточенных военных действий многие деревни и колхозы были нищими, выживать приходилось за счет выдаваемой материальной помощи. Начинается активно процесс переселения из деревенской местности в городскую в поисках работы на промышленных предприятиях. Город имел также очень большое преимущество перед сельской местностью: по – первых, село не имело возможность оплачивать все потребности населения, а на предприятиях обеспечение было  намного лучше, что заключалось в дополнительном обеспечении одеждой, продуктами. Таким образом, люди имели возможность, жившие в сельской местности, ездить на дополнительные заработки в город. Этим подчеркивается высокая мобильность жителей СССР. Не все колхозы и совхозы имели возможность оплачивать расходы жителей деревень и поселков: многим людям, чтобы спастись от нищенствования, развивали колхозное и подсобные хозяйства, прокормив себя, а излишки вынуждены были продавать, если такой имелся, а деньги тратили на мануфактуру, чтобы сшить себе в домашних условиях одежду, а работники колхозов также получали за работу на хлебозаготовках трудодни, которые в условиях голодных годов, были значительно уменьшены колхозами, проводя политику строжайшей экономии. Подсобные хозяйства могли их также, кроме хлеба и зерна, обеспечить и другими продуктами животноводства.

На открытых собраниях по вопросам трудоустройства военнослужащих становится явным, что многие устраивались на работу по направлениям, кому было суждено стать шахтером и стать настоящим стахановцем, кто ехал на сельскохозяйственные работы в совхозы и колхозы, оказывая свою помощь в уборочную пору. И многие, чтобы обеспечить свои семьи, приходилось выполнять несколько норм сражу, чтобы получить достойную заработную плату и обеспечить семью.

«Демобилизованные слесарь завода «Автозапчасть» Ильин и токарь ПРЗ Востриков давали по две нормы. На предприятиях Орска, Бузулука, Бугуруслана большинство демобилизованных выполняли нормы на 150—200%. Можно привести много примеров хорошей трудовой деятельности демобилизованных на полях  Матвеевского, Бугурусланского, Илекского, Буртинского, Буранного и других районов»18.

Но многие люди отказывались в дальнейшем работать по своей специальности, потому что на предприятии не оказывали внимания рабочим, многие оставались без социального обеспечения, что не выгодно было для военнослужащих, которые с приходом с войны даже не имели ничего, кроме своей военной формы и съестного пайка.

Давайте обратим свое внимание на другой аспект повседневной жизни – социальная поддержка, которая может под собой подразумевать как восстановление жилища, пенсионное обеспечение, обеспечение топливом и одеждой, поддержка здоровья, помощь в образовании и воспитании детей.

Так же возникали у военнослужащих проблемы с восстановлением жилища, отстройкой квартир, в обеспечении семьи топливом. Горкомы и райкомы городом хотели отказать в своей помощи демобилизованным солдатам и офицерам, но ЦК партии решило провести в этой области кардинальные меры: так Чкаловской области начался процесс отстройки домов и хозяйственных построек для нужд семей военнослужащих, форсированный ремонт коммунальных квартир. Чтобы перекрыть все расходы на мероприятия, описанные выше, был выделен государством строительные ресурсы и огромная ссуда из бюджета.

Чтобы решить вопросы с топливом, совхозы и колхозы обеспечивали специальный подвоз топлива: в качестве топлива в повседневной жизни люди использовали кизяк, уголь, торф, привозимый из специальных торфяных залежей. Автомашины стали основным способом подвоза топлива, которые выделяли местные горкомы и райкомы республик.

В поддержку сельского хозяйства семьям военнослужащих местные партийные органы выделяли скот, кормовые заготовки для него, выплачивали денежное пособие и полное обеспечение сельскохозяйственными продуктами: мед, сахар, хлеб, жир и масло, картофель. По другой линии семьи обслуживались верхней одеждой, валенками, но единственный недостаток не имели стильных нарядов костюмов и другой верхней одежды, кроме военной униформы.

Для того, чтобы облегчить жизнь населения, было в 1947 – 1954 годы предпринято искусственное повышение заработной платы, это позволило бы многим советским семьям демобилизованных сэкономить много денег, в основном цены были понижены на 20% на основные продукты обеспечения. Все это было достигнуто вследствие принятия пятилетнего плана в 1946 году, ЦК партии и лично товарищ Сталин выступали на послевоенном съезде с инициативой, чтобы улучшить материальное обеспечение семьям военнослужащих и погибших солдат. Можно сделать кратко вывод, что эти задачи поставленные были в этом направлении выполнены успешно. В последний год пятилетки зарплаты многих работников были повышены в несколько раз. В данной работе можно смело привести основные показатели заработных плат, чтобы отметить важность улучшения условий жизни многих людей:

«В последнем году четвертой пятилетки наивысшую оплату труда имел промышленно-производственный персонал черной металлургии (977 руб.), электроэнергетической (778 руб.), машиностроительной и металлообрабатывающей (771 руб.) и химической (766 руб.) отраслей. Наименьшую зарплату получали работники легкой (516 руб.) и пищевой (529 руб.) индустрии»19.

Из этой цитаты можно четко сказать о том, что на промышленных предприятиях не было равенства в получении заработных плат, если сравнивать низкооплачиваемую с высокооплачиваемую работы, то существует определенная дифференциация рабочих, а значит разные уровни в жизни людей и условия существования. А многие, отягощенные условиями труда, уходили в поиске дополнительного заработка на те отрасли предприятия, где быдла нехватка специалистов, пытаясь и там зарекомендовать свои способности и работая в несколько смен.

По линии материально – бытовой поддержки со стороны государства встал вопрос с пенсионным обеспечением. С правовой точки зрения такой вид социального обеспечения должен распространяться не на всю семью, а на отдельные лица. Если выплачивать пенсионные выплаты всем гражданам, то это приведет к огромным расходам бюджета государства.

В первые годы после войны стали вырабатывать концепции и теории, по которым выплачивалось социальное пособие и пенсии: одни считали, что такую поддержку должны получать все категории и лица, которые пережили тяжелейшие предвоенные и военные годы, другие считали наоборот –защищали «уважаемые и нужные государству» социальные элементы и группы людей - военнослужащие люди, зарекомендовавшие себя на промышленных предприятиях, защита материнства и детства, нетрудоспособных, семьи, не имеющие кормильца, которые могли бы прожить достойную жизнь в старости и т.д.

Итак, что можно было предложить людям в старости: бесплатные курортно – санаторные услуги, бесплатное лечение, бесплатные лекарство и другие здравоохранительные услуги - это было в первую очередь; а также были и образовательные услуги для защиты материнства и детства, помощь в воспитании детей.

Давайте проанализируем пенсионную систему в послевоенные годы: из этого видно, что, сравнивая с современное системой выплат, разницы особой нет, пенсионная система ставила под защиту слабые неимущие слои населения: пенсионеры, вышедшие по возрасту, инвалиды 1, 2 и 3 –й групп, семьи, потерявшие кормильца, главное условие для обеспечения – наличие трудового стажа от предприятий.

Многие семьи в период войны пережили самые тяжелые потрясения: очень сильным стал демографический спад людей, умирали с каждым днем от голода и не соблюдения гигиены, болезней и эпидемий дети, старики, особенно в условиях городской жизни, поэтому первой заботой со стороны государства стало ликвидация последствий Великой Отечественной войны: повышение генофонда здоровых людей, чтобы вырастить людей последующего поколения здоровыми, повысить демографию. Для реализации намеченных целей был поставлен вопрос о социальном материально - бытового обеспечении.

Главная особенность системы пенсионного обеспечения – это максимальная возможность привлечь людей к посильной работе, возможность отправить на обучение специальности, так как хозяйство нужно было восстанавливать.

Смею сделать поспешный вывод: с наступлением мирной жизни жизнь людей не стала легче - государство ставило цели по восстановлению народного хозяйства, промышленности, во время войны был нанесен огромный ущерб здоровью людей, многие из которых возвращались с войны инвалидами, потеряв свое ценное здоровье, государство всячески стремилось возместить этот урон здоровью, восстановить семьи погибших солдат, выплачивая им пособия по утрате кормильца, пенсии по инвалидности, это были не большие суммы, но на полуголодную жизнь хватало, многим людям, которые имели ограниченное здоровье, предлагали посильную работу. Да, стоит отметить этот факт – государство защищало нужные ему и уважаемые слои и группы людей, строило свои амбициозные планы по восстановлению промышленности, не учитывая пожелания людей, заставляло выполнять работу на производстве.

В зависимости от того, какую работу тот или иной человек выполнял, квалифицированную или неквалифицированную, зависящую от отрасли специализации, зависел рост заработной платы.

§2. Процесс реэвакуации населения как основная тенденция послевоенного десятилетия

Вопрос о реэвакуации является до сих пор слабо изученным и представлен в единичных исследованиях. Исследователи Л.И. Снегирева и Т.А. Сафонова в своей работе отмечали, что реэвакуация проходила в несколько этапов, три из них были в период Великой Отечественной войны, а последний, четвертый приходится на послевоенные действия, которое является важным для нашего исследования.

Многие меры по реэвакуации не могли быть решены без четкого планирования со стороны государства, учитывая опыт эвакуации во время войны в 1941 – 1942 годов: многие объекты промышленности и научные и партийные центры вывозились из прифронтовой зоны, спасенные предприятия нужно было возвращать, чтобы продолжать из дальнейшее укрепление и развитие, но для этого нужно было отзывать и эвакуированных людей, чтобы пополнять производство кадрами.

Из выше сказанного отметим, что наряду с военнослужащими, прибывшими с войны, возникали проблемы с трудоустройством и выплатой пособий у реэвакуированных граждан. Ведь в это тяжелое время нужны были для предприятий много работников, и работы хватало каждому: нужно было восстанавливать народное хозяйство.

Необходимо дать определение слову «реэвакуация», что означает  миграционный процесс в рамках одной страны, период возвращения населения из одного или нескольких районов страны на прежние места жительства, в условиях которой ничто не угрожает жизни и безопасности людей. Реэвакуация считается важной тенденцией в послевоенное десятилетие страны, последний этап которой начался после окончания военных действий.

В связи с этим, нужно отметить важнейшее отличие реэвакуации от эвакуации: во – первых транспорт, как во время войны, не подвергался постоянным обстрелам и бомбежкам со стороны врага, во – вторых, время на эвакуацию было ограничено, пропускаемость в сутки эшелонов была наименьшей, нежели при реэвакуации, некоторые железнодорожные пути удалось за краткий промежуток времени восстановить , наконец, опыт по эвакуации со стороны органов власти и планированию государства был накоплен – все это не могло не сказаться на процессах реэвакуации.

В основном процессы эвакуации и реэвакуации значительно мало  отличались; осуществление проходило в следующем порядке: сначала реэвакуировали, согласно  учету эвакуированных, ценности, эвакуированные предприятия и заводы, и весь состав рабочих, которые получали на месте свой расчёт за выполненную работу на производстве в эвакуации, партийное руководство и всю номенклатуру, а затем остальное гражданское население.

Нужно отметить, что реэвакуация происходила в несколько этапов, что усложняло эту процедуру: прежде, чем выехать с территории временного проживания на постоянное место жительства, нужно: во – первых, чтобы местные органы написали распоряжение об отзыве населения страны, во – вторых, гражданину приходило идти в органы НКВД по месту временного пребывания, где ему выдавали пропуск, по которому он мог выехать из данного района, а затем выделялся общественный транспорт, который мог доставить людей до пункта погрузки и все имущество, перевезенное во время эвакуации, затем органы, отвечающие за транспортные пути и Советы по эвакуации, вынуждены были согласовывать свои дальнейшие действия, чтобы перевезти людей по их места жительства. Наконец, формировались специальные эшелоны, которые должны были перевезти эвакогрузы, эваконаселение и эвакоценности. Каждый такой эшелон по распоряжению органов местного самоуправления – райкомов, обкомов и крайкомов – должен был пройти санитарную обработку и сопровождался работниками медицинского обслуживания на случай предупреждения заболеваний и эпидемий среди эвакуированных людей.

В статье «Реэвакуация гражданского населения из Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны (1942–1945 годы)» отмечается следующий факт о реэвакуации:

«При отправки до 300 человек – 1 медсестра, до 500 – 1 фельдшер, до 1000 – 1 врач и 1 медсестра, свыше 1000 – 1 врач и 2 медсестры»20.

Из выше сказанного можно выделить, что огромная ответственность ложилась на работников медицинского труда, которые были обязаны своевременно оказать необходимую первую помощь и направить, если человека нужно было госпитализировать, в лечебное учреждение.  Помимо здорового населения, приходилось реэвакуировать и детей и стариков, многие из которых требуют наблюдения со стороны врачей в связи с высокой заболеваемостью.

Смена процессов эвакуации и реэвакуации происходила поочередно в связи со сменой обстановки на фронтах и приводило к тому, что при переезде на людей влияли природно–климатические и антисанитарные условия, что не могло не вызывать у них заболевания и эпидемии, поэтому стоит строго подчеркивать роль медико – санитарного обслуживания, оказывающего при необходимости первую помощь.

Перевозка людей до постоянного места жительства осуществлялась за счет финансирования Переселенческого управления, которое подчинялось Совнаркому Советского Союза: медикаменты и услуги медиков стоили очень дорого. Благодаря организованной деятельности Переселенческого управления и исполкомов по оплате железнодорожных услуг, начальники эшелона и старшие по вагонам обеспечивали возможность быстрого передвижения состава, избегая лишних простоев для экономии времени, выплачивалось людям деньги, которые могли быть потрачены на нужды в ходе реэвакуации.

При прибытии из эвакуации людям предоставлялись льготы и социальное пособие, согласно постановлению от 23 ноября 1931 года «О компенсациях и гарантиях при переводе и направлении на работу в другие местности». Многие люди были экономически и социально защищены благодаря этому закону, облегчая процедуру устройства на работу. Из-за высокой дифференциации на рабочих предприятиях пособие выплачивалось в разных количествах, которое колебалось в пределах от 1.2 до 2.5 тысяч рублей.

Главным недостатком было то, что выплата материальных пособий и поддержка осуществлялась не всем в равной мере: наименьшую помощь осуществляли людям из сельской местности, которые жили в колхозах. Такая помощь выражалась не только в денежном варианте, но и в натуральном виде, что из себя представляло трудодни. Перевозка продуктов питания осуществлялась в ограниченном количестве, так как пункты приема не могли это принимать без ограничений.

Также возникали трудности реэвакуации с ограничением въезда в разрушенные города, потому что многие жилища были разрушены в ходе войны немцами. Было принято распоряжение впускать туда только промышленных рабочих, которые нужны были после войны для восстановления жилищно-коммунального фонда по всему району.

В ходе реэвакуации  и переучета эвакуированных, численность жителей и гостей Западной Сибири и Урала резко сократилось, что непременно нанесло ощутимый удар по промышленности и сельскому хозяйству. В первую очередь выезжали люди на прежнее место жительства крупных городов республик – это были жители Москвы и Московской области, Ленинграда, который пострадал в ходе блокады и численность которого была резко сокращена, люди туда направлялись в первую очередь не потому что нужно было восстановить промышленность, но и восстановить демографический спад в области.

Еще одним органом, ответственным за реэвакуацию являлся Отдел Совнаркома по хозяйственному устройству во главе с инспектором Л. Дмитриевым, который раньше отвечал за процесс эвакуации в ту же самую Западную Сибирь и на Урал. Целью данного органа было рассмотрение жалоб и ходатайств со стороны людей по процессу обеспечения и реэвакуации. В результате проведения таких работ с жалобами было установлено, что они были необоснованными, а местные органы власти эффективно действуют в области реэвакуации.

Возникали ли трудности в процессе реэвакуации? Непременно они возникали: главной трудностью было проведение переучета эвакуированных граждан в Западную Сибирь: это могло вызвать отток работников предприятий, которые в период эвакуации работали на заводах, фабриках, которые не хотели терять такие квалифицированные кадры и тянули в дальнейшем, не желая рассчитываться людьми за их работу на предприятиях, заводах и фабриках.

Также были трудности и проблемы, связанные с тем, что местные власти не хотели учитывать желания населения о скором возврате на прежнее место жительства, игнорируя это и создавая препятствия: главной трудностью было не предоставление транспорта, который мог бы перевезти людей с их имуществом на Родину, многим приходилось, вопреки всему, добираться домой самовольно, на свои деньги. Были сложности и с оформлением документов и пропусков, которые оформляли по несколько раз неправильно.

В итоги это привело к тому, что властям приходилось учитывать чаяния и жалобы людей, не имея возможности более задерживать, исправляя свои ошибки: своевременная подача транспорта и исправление документов, которые были ранее не правильно составлены, чтобы упорядочить свою деятельность по обеспечению и реэвакуации, разъясняя порядок для людей.

К концу великой Отечественной войны реэвакуация населения стала подходить к концу: значительная часть населения, эвакуированного в Западную Сибирь, осталась в районе Кузбасса, где во время войны было сконцентрированы основные отрасли промышленности. Этот район был стратегически важным для Советской Армии, где производилась добыча основных топливных ресурсов, обеспечивающих всю страну.

На заключительном, послевоенном этапе реэвакуации – задача органами власти по реэвакуационным мерам успешно выполненной: основная масса населения была перевезена на постоянное место жительства, на территории Западной Сибири осталось 0.5 % населения от общей массы эвакуированных.

Таким образом, делая краткий вывод, нужно отметить, что последний этап реэвакуации имел общие черты с процессами эвакуации: во – первых, полномочия по реэвакуации выполняли те же органы, которые эвакуировали людей, во – вторых, было обязательным сопровождение людей со стороны медико– санитарной службы, обеспечение всевозможными медикаментами, оказание первой необходимой помощи, действия по предупреждению эпидемий и заболеваний; в – третьих, обеспечение со стороны Транспортного управления и Отдела путей сообщения беспрепятственного прохождения эшелонов с людьми, избегая простоев и аварийных ситуаций; в – четвертых, финансирование со стороны местных властей по обеспечению людей всем необходимыми средствами для удовлетворения нужд: еда, средства гигиены; наконец, учитывался опыт планирования и проведения мероприятий по реэвакуации, учитывая жалобы и чаяния людей.

Также имелись различия в процессе реэвакуации (кратко резюмирую): во - первых, данное явление проходило в послевоенный период, время на осуществление реэвакуации уходило больше, не приходилось проводить в условиях постоянных обстрелов и бомбежек со стороны врага; во – вторых, стоит отметить, что военным событиям всегда сопутствуют периоды эпидемий и массового повала людей от нее, а в период реэвакуации этого удалось избежать, пройдя с малыми потерями людей; наконец, местные органы не хотели отпускать людей на родину, задерживая оформление документов и выплаты расчета за работу в эвакуации, стремясь их удержать на производстве немногое время, а также с уездом населения региону грозил демографический спад, «яма».

Итак, делая общий вывод по данной главе, отметим, что у людей, вернувшихся с войны и прибывших с эвакуации, возникали определенные трудности в устройстве мирной жизни: выплата пособий, низкая заработная плата, не зафиксированная в первые годы мирной жизни, разрушение жилищного фонда, приводили к важнейшим последствиям: многим людям приходилось проживать полуголодную жизнь, восстанавливать жилье, местные органы власти осуществляли помощь для «сохранения человека» спустя рукава в одних районах страны, в других регионах страны – они стремились упорядочить свою деятельность, работая эффективно по линии поддержки.

Глава 2.Условия повседневной жизни в первое послевоенное десятилетие.

§1.Основные аспекты быта: повседневное питание, жилище и одежда в семье.

Современные исследователи в области истории повседневности, такие как Е.Ю. Зубкова, И. Б. Орлов, Н.В. Хомякова, приходят к общему мнению, что в первые годы после окончания Великой Отечественной войны советское общество имело очень низкий уровень жизни, но это объясняется тем, что общество, вышедшее из жестокой войны – это люди, которые до сих пор были связаны друг с другом общими нитями войны, были более сплоченнее и добрее, помогая друг другу выжить: делили общий хлеб, соль и воду.

Советское общество уже ни один раз претерпевало некую трансформацию. Во – первых, война способствовала изменению неких ценностей, а именно: жизнь человека стала очень ценной, потому что кому – то приходилось вкладывать непосильный труд в производство, нужны были работники ударного труда, поднимая экономическую мощь, нужно было перестраиваться на военный лад – «все для фронта». Во – вторых, война способствовала изменению психологии людей: советское правительство накануне войны «внедряло в умы» людей, что как таковой войны с Германией не будет, Гитлер не посмеет напасть на Советский Союз, а Красная Армия сможет защитить свой народ, если германская сторона будет проводить провокационные действия. В случае военных действий советская сторона нанесет врагам упреждающий удар, наша сторона не понесет огромных потерь. Стоит отметить данный факт – советское правительство во главе со Сталиным грубо просчиталось: сам Верховный правитель накануне войны долго колебался, принимая важные решения, следовательно, это привело к массовой панике среди населения.

Отмечая особенности трансформации советского общества из вышесказанного, то народ очень быстро начал втягиваться в войну, но очень медленно выходил из этой войны. Многое напоминало войну: отсутствие жилья, голод, массовые эпидемии и болезни, разрушенные врагом города и сожженные деревни. На первый план каждая семья ставила следующие вопросы: как достать хлеб-соль, у кого можно попросить еды, что будет с нами, когда мы вернемся домой, сохранился ли наш дом, а если нет, тогда где искать «крышу над головой»? Главной целью многих людей стало налаживание особой стратегии, которая помогла бы, как и во время войны, выжить, сохранить последующее поколение от невзгод: дать нормальное воспитание и образование, а главное – не подорванное здоровье, уберечь от голода, отдав ребенку до последней крошки хлеба.

Война обошлась с нашим народом крайне жестоко: был разрушен жилищно – коммунальный фонд, предстояло восстанавливать города и коммунальные системы, чтобы в дальнейшем было где жить людям; был утрачен человеческий фактор – около 30 млн. человек Советский Союз потерял в годы войны, а значит это приводило к тому, что сокращается процент домохозяев, рабочих рук, образовав демографическое дно.

Рассматривая аспекты повседневной жизни, стоит отметить, что послевоенный период – это время, когда нужно было «залечивать свои раны». Ведь война привела многих людей к психологическому перенапряжению: многие люди уходили на войну совсем юными, со школьной скамьи. Здесь они чувствовали себя более свободными, совсем не зная мирной жизни и быстро привыкая к войне. Но по окончанию боевых действий, познав отлично военное искусство, они, как правило, не имели опыта работы, какой-либо специализации, а значит ничем не могли пригодиться на производстве, где требовалась квалифицированная работа. Отсюда стала возникать проблема мирной жизни, как особый феномен послевоенного общества.

Давайте попробуем обратиться к воспоминаниям фронтовиков, недавно пришедших с войны: как они раскрывают проблемы мирной жизни, как им приходилось адаптироваться к такой жизни. Особенно тяжело приходилось женщинам – фронтовикам, которые подвергались особому перенапряжению на войне, а ведь женщина в первую очередь должна отвечать за репродуктивную функцию, быть матерью своего ребенка. Но как она должна выполнять эти функции, если идет война, в результате которой она становится инвалидом?

«Я думаю, что к женщинам-инвалидам должен быть особый подход. Они все отдали, защищая Родину. Большинство из нас по состоянию своего здоровья и мечтать не может о семейной жизни, о том, чтобы стать матерью, что основное в жизни женщины. Нехорошо, если девушки, которые героически боролись на протяжении всей войны на передовой наравне с мужчинами, раскаиваются в своих замечательных поступках, жалеют о своем чрезмерном патриотизме (...)».

Но давайте вернемся непосредственно к аспектам повседневности и попытаемся раскрыть основные закономерности повседневной жизни. Первым важным вопросом является повседневное питание: какими способами, возможно, было достать продукты, как достать кусок хлеба, как отразился голод и отмена карточной системы в 1947 году?

В первые послевоенные годы – 1946 – 1947 гг. – кардинально обостряется проблема со снабжением населения продуктами питания: в первую очередь с хлебом, зерновыми культурами – пшеницей, рожью. Затянувшийся продовольственный кризис и голод был связан не с климатическими катаклизмами в южных регионах страны: засухой и не урожайностью на Украине, Молдавии и других южных окраинах, и напротив в других регионах страны – Сибири,  Казахстане и в северной части СССР, где обещался высокий урожай, также произошли климатические катаклизмы - проливные дожди.

В первую очередь это связано из–за политических соображений нашего государства: во–первых, Советский Союз обязывался поставлять зерно странам, которые пострадали в годы немецкой оккупации, а по окончанию войны вошедшие в социалистический лагерь, в первую очередь была Польша, куда регулярно шли поставки ржаного хлеба; во–вторых,  сельскохозяйственная техника в ходе войны также забиралась на военные нужны, и сокращение парка машин приводило к тому, что приходилось урожай собирать руками колхозников: в – третьих, как отмечает Е. Ю. Зубкова в своей работе, в ходе 4-ой мирной пятилетки государство увеличивало хлебозаготовки в стране, забирая зерно сверх нормы у крестьян, решили идти по пути 1920 – х годов, проводя разверстку в колхозах.

Голод 1946 – 1947 гг. очень негативно сказался на демографической ситуации в сельской местности: главным образом это сказалось на детской смертности, многие дети, сразу же рожденные после окончания войны, умирали от голода, не достигая двухлетнего возраста.

Многие послевоенные надежды были связаны, с тем, что будут распущены советские колхозы: набирает рост антиколхозное движение, которое ярко выражалось в «тихих саботажах». Саботаж мог проявляться в разных формах, как правило это была агитация других членов колхоза, призывающая людей к лучшей жизни, выходу из этого колхоза. В воспоминаниях А. Федорова из колхоза «Ударник» звучит следующий призыв:

«Жизнь в колхозе дошла до такого положения, что дальше идти некуда. Мы находимся на краю гибели (...) Надо выходить из колхоза. Давайте, бросайте работу — пойдемте куда-нибудь».

Причиной такого противостояния стал постановление 1942 года, которое сводилось к тому, что увеличивалась норма работ в колхозе, невыполнение которой грозило наказанием. В результате этого каждый крестьянин, умирая от голода, должен был отдавать свое зерно, т.е. отдавал огромный процент от своего заработка.. Эти факты можно подтвердить одной из выдержек из писем колхозников из Ставрополья:

«...Работаем в колхозе, как у помещика, потому что на работу гонят, а не кормят и за работу не платят. А для приманки дают в день по чайной ложке баланды, 50 гр хлеба и то не всегда, а в неделю два-три раза, чтобы дышали и не подохли...».

«...я плачу каждый день: хлеба нет, а на работу гонят. Председатель колхоза прямо издевается надо мной, кричит— иди, работай, а то выкинем из колхоза, а сами хлеба не дают. Как работать, и так уже еле ноги тяну».

Из этих выдержек также можно узнать и о том, что к крестьянам могли применяться и другие меры наказания: например, указ 1948 года,  заключавшийся в том, что за невыполнение в колхозе минимального количества трудодней в установленный срок, подлежали выселению из колхоза всей семьей в отдаленные места. Это вызвало ряд негативных реакций со стороны членов колхоза. Они выглядели следующим образом, судя по воспоминаниям людей:

«Неправильно все это, что не дают держать личное хозяйство, а кто не хочет работать в колхозе, [того] выселяют. Зачем заставлять его жить в колхозе, если он не желает? — задавался вопросом колхозник Лукинов из колхоза «Лучший путь» Новосибирской области и приводил вполне убедительные аргументы. — Ведь на принуждении далеко не уедешь, а в колхозе с голоду люди мрут, как же им не бежать из колхозов».

Из выше приведенной цитаты можно увидеть, что многие надежды людей были связаны с тем, что государство позволит держать личное хозяйство, которое могло бы способствовать повышению уровня жизни, избежать продовольственного кризиса и голода. (Это всего лишь предубеждения и догадки, а история не терпит сослагательного наклонения). Но крестьяне были уверены в том, что эти карательные меры – это второй этап «репрессий» и «раскулачивания». Повседневная деятельность в сельской местности была весьма суровой, но надежды людей были связаны с тем, что подарки «сверху» дойдут до крестьянства: жестокие меры в отношении них будут отменены.

Как отмечает М. Н. Федченко, государство применяло и другие меры ужесточения к сельскому и городскому населению, а именно: переставали выдавать карточки на хлеб и другие продукты, но, как правило, это приводило к тому, что стали появляться коммерческие магазины, где можно было приобрести продукты питания по завышенной цене, так как в обычных магазинах цены были установлены строго государством, но продукты можно было получить только по предъявлению карточек, талонов на питание. Но сложившаяся ситуация позволяла «наживаться на горе людей» - хлебные нормы для городского населения также активно урезались. Государство также проводило определенного вида экономические спекуляции, шло на то, чтобы увеличить доход государство. И это выражалось в следующем: было решено поднять пайковые цены, которые были весьма низкими по сравнению с коммерческими магазинами, до уровня цен коммерческих. Эта политика также способствовала продовольственному кризису в СССР. И вот что вспоминает в одном из своих писем житель Курганской области:

«Ты знаешь, что у нас здесь делается? Паек всем отказали, дают хлеб только партактиву, а я вот работаю, а мне хлеба нет. И знаешь, Мария, хлеба нигде не купишь, шныряют мильтошки, да и где вывернешься, уже один пуд стоит 400 рублей. Знаешь, весь народ ревет, а особенно дети, знаешь, у нас в конторе только слезы. Ты только подумай: мужей побили, а детей решили заморить с голоду».

Можно привести и другую цитату из воспоминания Е. Жаровой из города Курган, свидетельствующей о том, что пайковые цены были государством весьма завышены:

«Наступает здесь жизнь трудная, так как сначала хлеб один килограмм стоил рубль, а теперь 3 рубля 20 копеек, и раньше хлеба получали по 500 грамм, а сейчас уже по 250 грамм и на базаре цены на хлеб очень поднялись».

Но, тем не менее, голод никого не пощадил: за 2 послевоенных года стало увеличиваться количество желудочно – кишечных заболеваний не только среди детского возраста, но и взрослого и это были: дифтерия и диспепсия, дистрофия и т.д. Но статистические данные В.Ф. Зимы по уровню заболеваемости показали, что высокий процент приходился на послевоенные годы, нежели во время войны.

Напоследок остается сказать, завершая рассматривать данный аспект повседневности, что уровень питания был значительно низким, по сравнению с довоенным и военным периодом, сама структура питания также была своеобразной, как отмечает М.Н. Федченко в своем исследовании, не соответствовала стандартным нормам. Это также отражается и в воспоминании М. И. Евдокимовой:

«Кончилась война, а в наши семьи еще больше пришла нищета. Люди обессилели от работы, голода, холода. Не было сил вести борьбу со вшами, клопами, тараканами. Утюги грелись древесными углями, а дров-то и в помине не было. После зимы ходили в поле, собирали оставшуюся гнилую картошку, свеклу, лебеду, клевер, толкли картофельную ботву. Все это ели. Молоко, мясо, яйца, шерсть сдавали государству».

Но улучшение питания в среднестатистической семье стало происходить только к началу 1950- х гг., рацион стал более стабильным, приближенным к норме. Но основной пищей до сих пор среди городской и преимущественно сельской местности оставались хлеб и картофель, а уровень их потребления стал значительно выше. Такие изменения позволили придти к отмене карточной системы в 1947 году. Данный факт подтверждает Постановление Совета Министров СССР и ЦК партии № 4004, изданное 14 декабря 1947 года. Но такие изменения не могли не иметь положительные стороны, о которых рассказывает в своем воспоминании В. А. Торгашев:

«Ассортимент продовольственных товаров, которые продавались по карточкам, был крайне беден. Например, в булочных было лишь 2 сорта хлеба ржаной и пшеничный, которые продавались на развес в соответствии с нормой, указанной в отрезном талоне. Выбор других продовольственных товаров также был невелик.(…) После отмены карточной системы все это изобилие оказалось в обычных гастрономах по вполне приемлемым ценам. Например, цена на пирожные, которые ранее продавались только в коммерческих магазинах, снизилась с 30 до 3 рублей».

Но также стоит отметить, что правительство в последующие послевоенные годы, преодолев продовольственный кризис и голод, стало активно проводить политика по снижению цен на отдельные продукты, все это не могло отразиться на настроениях многих людей, но естественно положительно.

Если проводить исследования в области социологии, то можно смело утверждать, что потребительская корзина была, весьма, одинаковой, если сравнивать все группы советского населения, как правило, она не превышала 200 – 225 рублей на каждого члена семьи, но это средний показатель. Но самым важным фактом является то, что некоторые категории населения могли иметь подсобное хозяйство, приусадебные участки, где можно было выращивать картофель, зерно, а от уплаты налогов государство освобождало. И произведенные самостоятельно продукты питания также дополняли потребительскую корзину семьи.

Раскрывая аспект повседневного питания в первое послевоенное десятилетие, нельзя не отметить ситуацию, связанную с повседневным жильем, которое вызывает по сей день много вопросов: как и где найти  жилье, какие особенности повседневного жилища существовали в послевоенный период, каким образом советское государство оказывало помощь в восстановлении домов? Отвечая на данные вопросы, попробуем обратиться к работам Е. Ю. Зубковой, М. Н. Федченко, И. Б. Орлова и Н. В. Хомяковой. На основе статистических данных, данных из архива и воспоминаний людей данные исследователи делают акценты на том, какие типы жилья существовали в советском пространстве, какие потери понес жилищный фонд во время войны в той или иной области – районе страны, характеристиках внешнего и внутреннего устройства жилья, которые зависели от природно-климатических условий и т.д.

Е. Ю. Зубкова в своей работе приводит подробные статистические материалы об основных потерях жилищного фонда как в сельской, так и городской местности. Но такие потери приводили к тому, что людям было практически негде жить, сооружая из подручных материалов времен кров:

«Например, в сельских районах Смоленской области до войны было 288 555 домов, из них разрушенными оказались 130 000, в Псковской области из 107 092 домов разрушено было 76 090, в Орловской — из 240 000 домов пришло в негодность 100 590. В сентябре 1945 г., перед наступлением холодов многие крестьянские семьи, потерявшие свои дома, вынуждены были жить в землянках: в Смоленской области таких семей насчитывалось 14 930, в Псковской области — 18 594, в Орловской — 14 000».

В городской местности обстоятельства с жильем складывалось не лучше: данные 1946 года также свидетельствуют о том, что очень сильно пострадал жилищный фонд в прифронтовой зоне и в зоне оккупации: Брянская, Орловская, курганская, Новгородская области – территория Европейской части страны.

Обращая внимание на жалобы и обращения людей по поводу жилищного вопроса, как на особый вид источников, отметим об актуальности этого вопроса, который существовал до конца 50 – х годов прошлого века. Причина в том, что по возвращению людей из эвакуации их дома были либо разрушены во время войны, либо заняты другими людьми, не имеющих на то законные основания. Это в свою очередь вызывало череду конфликтов и в дальнейшем угрозу «бездомности», оставшись без крова над головой: приходилось выживать в подвалах, землянках, полуземлянках и бараках малой комфортабельности.

Данные акценты вопроса о жилище из работы Е. Ю. Зубковой можно подтвердить воспоминаниями многих людей, возвращенных из эвакуации и войны. Обратимся к письму Алексея Тарасова – В. М. Молотову, который раскрывает полную картину послевоенного быта:

«(...) В декабре 1945 г. я возвратился домой по демобилизации из рядов Красной Армии (...) Семью застал в ужасном положении. Жена и трое моих детей проживали в умывальнике (8-метровой комнате с кафельным полом, с сырыми стенами и потолком). (…) Жена с детьми была эвакуирована из Москвы, четыре года скиталась с детьми среди чужих людей. Все, что у нее было, проела с детьми. Вернулась в Москву, как нищая. А здесь, в Москве из Квартиры вынесли и продали всю нашу мебель, все оставшиеся вещи. Теперь я сплю на стульях, подстилая свою шинель».

Эта выдержка из письма свидетельствует о том, что в послевоенный период не было возможности соблюдать санитарные нормы, и об этом факте свидетельствует М. Н. Федченко в своей работе. Делая ретроспективный анализ, скажем о том, что М. Н. Федченко полностью солидарен с И. Б. Орловым по поводу того, что и на протяжении послевоенных лет основным типом жилья остается «коммуналка», которая предоставлялась рабочим семьям.

Но в отличие от первого исследователя И. Б. Орлов дает более подробно характеристику внутреннего устройства коммунальных квартир, наделяя ее как символ советской повседневности, начиная от начала революции 1917 вплоть до периода «хрущевской оттепели»:

«Архитектура многолюдных коммуналок создавалась так, чтобы, по словам М. Фуко, возникала возможность «внутреннего упорядоченного и детального контроля» жильцов и “сделать видимыми находящихся внутри”. (…) Если ранее появление перегородок в комнатах и квартирах объяснялось нежеланием вступать в контакт с посторонними людьми, то в Советской России совместное проживание было признано новой моделью человеческих взаимоотношений, связанной с переориентацией быта от семейного к общественному».

 В свою очередь М. Н. Федченко акцентирует свое внимание на характеристике внешнего и внутреннего устройства жилища в сельской местности на территории Украины и Урала, сравнивая их в связи с природно–климатическими условиями данных регионов, в первом случае климат является более мягким и благоприятным, а во втором – суровый, с холодными зимами.

На территории Украины дома представляли следующую картину, но, как правило, такое жилье было очень ветхим и нуждалось в скором ремонте, сравнивая его с гоголевскими временами:

«Стены многих изб были построены из очень тонких жердей, а часто просто из плетня и обмазывались глиной. Внутри и снаружи их белили мелом. В зимнее время стены плотно обкладывались сухими сосновыми иголками. (…) В кухне стояли самодельные стол и скамья, висели самодельные полки и шкафчики для посуды. (…) Печь занимала не менее одной трети площади всей избы».

Свои особенности имел жилищный фонд на Урале, и М. Н. Федченко также приводит более подробную характеристику местного жилья, но в основном акцентирует внимание на том, что уральцы кухонную утварь и мебель держали самодельную:

«Большинство домов здесь были деревянными, рубленными из толстых бревен, между которыми для утепления помещались пакля или мох. (…) Все уральские дома имели деревянный пол, под которым помещался погребок для овощей - голбец».

Замечания автора показывают, что на территории Урала повседневное жилище является очень ветхим, построенное  несколькими веками ранее. Но имеются также много факторов, препятствующих обновлению жилого фонда. И Н.В. Хомякова и М. Н. Федченко называют следующие факторы: во – первых, не было рабочих рук, которые могли бы восстановить фонд, но позже правительство проводит ряд мер по устранению этих проблем: проведение демобилизации фронтовиков, которые были направлены на восстановление городов, поселений, использование бесплатной рабочей силы – военнопленных и советских заключенных; во – вторых, плохая инфраструктура и сообщение между населенными пунктами, в –третьих, не правильное перераспределение бюджета местных органов для закупки строительных материалов, т.е. финансирование по остаточному принципу, и наконец, Урал являлся самым перенаселенным регионом страны, в ходе эвакуации наблюдался демографический «бум», поддерживаемый искусственной прибылью населения.

Наконец, авторы исследований – в первую очередь Н.В. Хомякова – отмечают: по окончанию восстановления жилищно-коммунального фонда в Советском Союзе начинаются процессы электрификации страны, и электричество становится необходимым атрибутом повседневной жизни не только в городе, но и в сельской местности. Таким образом, советское правительство издает постановление «О развитии сельской электрификации», суть которого заключалась в том, что силами колхозных работников производилось строительство электростанций. Такой план по электрификации был принят в ходе первой послевоенной пятилетки, который был слегка превышен.

 

Список использованных источников и литературы

Монографии:

  1.  Андреевский Г. В. Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-1940-е годы / Г. В. Андреевский. - М.: Молодая гвардия, 2008. – 498 с.
  2.  Зубкова Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945—1953 / Е. Ю. Зубкова. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1999. - 229 с.
  3.  Лейбович О. Л. В городе М. Очерки социальной повседневности советской провинции / О. Л. Лейбович. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. – 296 с. - (История сталинизма).
  4.  Орлов И. Б. Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления / И. Б. Орлов. – М.: Издат. дом Гос. ун-та - Высшая школа экономики, 2010. – 317 с.
  5.  Федченко М. Н. Повседневная жизнь советского человека (1945 – 1991 гг.) / М. Н. Федченко. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2009. – 231 с.
  6.  Хомякова Н.В. Социальная политика советского государства на Южном Урале после окончания Великой Отечественной войны. 1945 -1953 гг. (на примере Челябинской и Чкаловской областей) / Н. В. Хомякова. –  Бузулук: БГТИ (филиал) ГОУ ОГУ, Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2009. – 146 с.
  7.  Частное и общественное: гендерный аспект. Материалы Четвертой международной научной конференции РАИЖИ и ИЭА РАН. Ярославль, 20 – 22 октября 2011 г. /отв. редакторы: Н.Л. Пушкарева, Н.В. Новикова, М.Г. Муравьева [и др.]  – М.: ИЭА РАН, 2011. - Т. 1. –  555 с.

Учебные пособия:

  1.  Бойцов М. А.  Послевоенное десятилетие. 1945 – 1955: уроки КЛИО /  М. А. Бойцов, И. С. Хромова. – М.: МИРОС, 1999. -  108 с.: ил.
  2.  Соколов А. К. Курс советской истории, 1941-1991: учебное пособие для студентов вузов / А. К. Соколов, В. С. Тяжельникова. – М.: Высш. шк., 1999. – 415 с.
  3.  Филиппов А. В.  Новейшая история России, 1945-2006 гг.: книга для учителя/ А. В. Филиппов. — М.: Просвещение, 2007. — 494 с.

Статьи из сборников:

  1.  Голубев А. В. Историческая справка. История Карелии: предвоенные и послевоенные десятилетия // Устная история в Карелии / сост. и науч. ред. И. Р. Такала [и др.]. – Петрозаводск, 2008. – С.  228 – 231.
  2.  Ильясова А.В. «История повседневности» в современной российской историографии / А. В. Ильясова // Будущее нашего прошлого: мат. науч. конф. Москва, 15–16 июня 2011 г. / отв. ред. А.П. Логунов [и др.]. –М.: РГГУ, 2011. – С. 159 – 169.
  3.  Поляков Ю. А. «Демографическое эхо» войны / Ю. А. Поляков, В. Б. Жиромская, Н. А. Араловец // Война и общество, 1941-1945: книга вторая / отв. ред. Г. Севастьянов. - М., 2004. – С. 232-264
  4.  Прицев Д. А. Повседневная жизнь послевоенного советского общества в 1945 - 1953 гг. в российской историографии / Д.А. Прицев // Труды исторического факультета БГУ: наук. сб. Вып. 8 / Отв. ред.  В. К. Коршук [и др.]. - Минск, 2013. - С. 193-201.
  5.  Пушкарева Н. Л. История повседневности: предмет и методы / Н. Л. Пушкарева // Социальная история. Ежегодник, 2007 / Отв. ред. И.Ю. Новиченко, А.К. Соколов, К.М. Андерсон. – М., 2008. - С.  9 – 54.
  6.  Такала И. Р. Научно исследовательский проект "Предвоенные и послевоенные десятилетия: трансформация культуры сквозь призму повседневных адаптивных практик (БССР КФССР)": первые итоги // Устная история в Карелии / сост. и науч. ред. И. Р. Такала [и др.]. – Петрозаводск: изд-во ПетрГУ, 2008. – С.  73 -86.

Статьи из журнала:

  1.  Днепровская А. А. Представления о семье и браке в первое послевоенное десятилетие (по материалам специальных женских изданий «Работница», «Крестьянка», «Советская женщина») / А. А. Днепровская // Омский научный вестник. – 2012.  - №2. – С. 36 – 40.
  2.  Евсеева Е.Н. СССР в 1945 - 1953 гг.: экономика, власть и общество / Е.Евсеева // Новый исторический вестник. - 2002. -№6. - С.13-28.
  3.  Малова Е.Ю. Повседневность: сущность и предмет изучения в гуманитарных науках // Современные наукоемкие технологии. – 2007. – № 7. –С.68-71.   
  4.  Пушкарева  Н.Л. Предмет и методы изучения «истории повседневности»/ Н. Л. Пушкарева // Этнографическое образование. - 2004. - №5. – С. 3 – 19.
  5.  Снегирева Л. И. Реэвакуация гражданского населения из  Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны (1942–1945 годы) / Л, И. Снегирева, Т. А. Сафонова // Вестник ТГПУ. – 2004. - № 4. – С. 22- 30.
  6.  ХисамутдиноваР.Р. Послевоенная демобилизация и проблемы, связанные с ней / Р. Р. Хисамутдинова // Вестник Оренбургского государственного педагогического университета. -  2006. -  № 4. -  С. 58-64.
  7.  Хомякова Н. В. Государственнаясоциальнаяполитика на Южном Урале после окончания Великой Отечественнойвойны(1945—1953 гг.) / Н. В. Хомякова // Вестник Оренбургского государственного педагогического университета.  – 2008. - № 1. – С. 66 – 72.
  8.  Фатеев А. В. Образование и воспитание в первое послевоенное десятилетие / А. В. Фатеев // Преподавание истории в школе. –2007. - №1. – С. 31 – 38.

Электронные ресурсы:

  1.  Послевоенные 40-80-е годы XX века. Воспоминания [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.musobl.divo.ru/veteran-2/veter12.html. – (Дата обращения: 06.02.2015).
  2.  Иващенко Г. Н.  Воспоминания о военных и первых послевоенных годах [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.liveinternet.ru/users/dejavu57/post302766212/. – (Дата обращения: 06.02.2015).
  3.  Воспоминания «детей войны» [Электронный ресурс]. –Режим доступа: http://timos.ucoz.ru/publ/vospominanija_quotdetej_vojnyquot/boljabkina_n_n/boljabkina_n_n/29-1-0-40. – (Дата обращения: 06.02.2015).
  4.  Воспоминания участников Великой Отечественной войны [Электронный ресурс]. –Режим доступа:http://tinao.mos.ru/towards-the-70th/activities-in-the-settlement-mikhaylovo-yartsevskoe/memoirs-of-participants-of-the-great-patriotic-war.php. – (Дата обращения: 06.02.2015).
  5.  Цыпин Владимир. Воспоминания о 321 –ой Ленинградской школе [Электронный ресурс]. –Режим доступа: http://www.proza.ru/2010/12/24/1024. – (Дата обращения: 06.02.2015).
  6.  СССР. Законы. О демобилизации старших возрастов личного состава Действующей Армии: закон от 23. 06. 1945.[Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_4545.htm. – (Дата обращения: 06.02.2015).
  7.  Торгашёв В. А. Вспоминая СССР [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://nstarikov.ru/blog/23233?print=pdf. – (Дата обращения: 06.02.2015).
  8.  Старые дачи: Комарово: Воспоминания[Электронный ресурс]. - Режим доступа:http://terijoki.spb.ru/old_dachi/komarovo_memories.php. – (Дата обращения: 06.02.2015).
  9.  Русская мода ХХ века: 1930-1950 годы [Электронный ресурс]. –Режим доступа:http://amnesia.pavelbers.com/Russkaja%20moda%2020%20veka2.htm. – (Дата обращения: 06.02.2015).

2СССР. Законы. О демобилизации старших возрастов личного состава Действующей Армии: закон от 23. 06. 1945. [Электронный ресурс].URL:http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_4545.htm.(Дата обращения: 06.02.2015).

3Воспоминания «детей войны» [Электронный ресурс]. – URL:http://timos.ucoz.ru/publ/vospominanija_quotdetej_vojnyquot/boljabkina_n_n/boljabkina_n_n/29-1-0-40.(Дата обращения: 06.02.2015).

4Иващенко Г. Н.  Воспоминания о военных и первых послевоенных годах [Электронный ресурс]. URL: http://www.liveinternet.ru/users/dejavu57/post302766212/.(Дата обращения: 06.02.2015).

5Воспоминания участников Великой Отечественной войны [Электронный ресурс]. URL:http://tinao.mos.ru/towards-the-70th/activities-in-the-settlement-mikhaylovo-yartsevskoe/memoirs-of-participants-of-the-great-patriotic-war.php.(Дата обращения: 06.02.2015).

6Частное и общественное: гендерный аспект. Материалы Четвертой международной научной конференции РАИЖИ и ИЭА РАН. Ярославль, 20 – 22 октября 2011 г. /отв. редакторы: Н.Л. Пушкарева, Н.В. Новикова, М.Г. Муравьева [и др.]. М.: ИЭА РАН, 2011.  Т. 1. 555 с.

7Пушкарева Н. Л. История повседневности: предмет и методы// Социальная история. Ежегодник, 2007. М., 2008. С. 9 – 54.

8Ильясова А.В. «История повседневности» в современной российской историографии // Будущее нашего прошлого: мат. науч. конф. Москва, 15–16 июня 2011 г. М.: РГГУ, 2011. С. 159 – 169.

9Прицев Д. А. Повседневная жизнь послевоенного советского общества в 1945 - 1953 гг. в российской историографии // Труды исторического факультета БГУ: наук.сб. Вып. 8 ]. Минск, 2013.  С. 193-201.

10Лейбович О. Л. В городе М. Очерки социальной повседневности советской провинции. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. 296 с.

11Хисамутдинова Р.Р. Послевоенная демобилизация и проблемы, связанные с ней // Вестник Оренбургского государственного педагогического университета.2006.  № 4. С. 58-64.

12Хомякова Н.В. Социальная политика советского государства на Южном Урале после окончания Великой Отечественной войны. 1945 -1953 гг. (на примере Челябинской и Чкаловской областей).  Бузулук: БГТИ (филиал) ГОУ ОГУ, Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2009. 146 с.

13Снегирева Л. И. Реэвакуация гражданского населения из  Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны (1942–1945 годы) // Вестник ТГПУ.2004. № 4. С. 22- 30.

14Орлов И. Б. Советская повседневность: исторический и социологический аспекты становления. М.: Издат. дом Гос. ун-та - Высшая школа экономики, 2010. 317 с.

15Федченко М. Н. Повседневная жизнь советского человека (1945 – 1991 гг.). – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2009. 231 с.

16Воспоминания участников Великой Отечественной войны [Электронный ресурс]. URL:http://tinao.mos.ru/towards-the-70th/activities-in-the-settlement-mikhaylovo-yartsevskoe/memoirs-of-participants-of-the-great-patriotic-war.php.(Дата обращения: 06.02.2015).

17Хомякова Н.В. Социальная политика советского государства на Южном Урале после окончания Великой Отечественной войны. 1945 -1953 гг. (на примере Челябинской и Чкаловской областей.  Бузулук: БГТИ (филиал) ГОУ ОГУ, Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2009. C.92.

18Хисамутдинова Р.Р. Послевоенная демобилизация и проблемы, связанные с ней // Вестник Оренбургского государственного педагогического университета. 2006.  № 4. С. 61.

19Хомякова Н.В. Указ.соч.  C. 87.

20Снегирева Л. И., Сафонова Т. А. Реэвакуация гражданского населения из  Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны (1942–1945 годы) // Вестник ТГПУ. 2004. № 4.  С. 23.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

79830. МАЛЫЕ ФОРМЫ ОРГАНИЗАЦИИ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 84.5 KB
  Обычно создание венчурной фирмы предполагает наличие трех условий: идеи нововведения предпринимателя готового на основе этой идеи образовать новую фирму и капитала. Поэтому в инновационной деятельности здесь принимают участие не только инновационные фирмы но и компании рискового капитала. В отличие от промышленного и банковского капитала рисковый капитал отличается рядом особенностей. Вкладчики капитала заранее соглашаются на возможность потери средств при неудаче финансовой фирмы в обмен на высокую норму прибыли в случае ее успеха.
79831. Анализ эффективности инвестиционных проектов 224.5 KB
  В условиях рыночных отношений в основе определения эффективности инвестиционного проекта должны лежать другие критерии и методы. С позиций финансового анализа реализация инвестиционного проекта может быть представлена как два взаимосвязанных процесса: процесс инвестиций в создание производственного объекта или накопление капитала и процесс получения доходов от вложенных средств. В случае производственных инвестиций интенсивность результирующего потока платежей формируется как разность между интенсивностью расходами в единицу времени...
79833. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ИННОВАЦИИ КАК СРЕДСТВА ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ 86 KB
  В ней речь шла о новых комбинациях изменений в развитии выходящих за рамки процесса обновления производства в замкнутом кругу обновления выше уровня простого воспроизводства. Ученый выделил пять типичных факторов обуславливающих новые комбинации в развитии производства и рынка. Использование новой техники новых технологических процессов или нового рыночного обеспечения производства. Изменения в организации производства и его материально-техническом обеспечении.
79835. КЛАССИФИКАЦИОННЫЕ ПОДХОДЫ К ГРУППИРОВКЕ И ОРГАНИЗАЦИИ ИННОВАЦИЙ 64 KB
  ИН структуры предприятия Целевые качественные или количественные изменения в выборе и использовании материалов сырья информации оборудования информации работников и других ресурсов Целевые изменения в производственных обслуживающих и вспомогательных процессах как по качеству так и по количеству а так же по организации и способу ее обеспечения. То есть изменения отдельных элементов и их взаимных связей в структуре предприятия как системе Целевые качественны или количественные изменения в результатах производственно хозяйственной...
79836. Анализ использования основных производственных фондов и производственных мощностей 218.5 KB
  Цели и задачи анализа использования основных производственных фондов При анализе использования основных производственных фондов решаются следующие задачи: изучение структуры состава и движения основных производственных фондов; их распределение по местам использования и назначения; оценка технического состояния фондов степени их обновления и технического совершенства; изучение эффективности использования основных производственных фондов; определение технического состояния машин и оборудования; оценка уровня использования производственной...